Понятие об уровнях здоровья: Repository of Kharkiv National Medical University: Invalid Identifier

Содержание

Международная классификация функционирования, инвалидности и здоровья

Международная классификация функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья известная как МКФ, и является классификацией доменов здоровья и доменов, связанных со здоровьем. Эти домены описаны с позиций организма, индивида и общества посредством двух основных перечней: 1) функции и структуры организма, 2) домены социальной активности и участия в общественной жизни. Учитывая то, что функциональное здоровье индивида зависит от внешних условий, МКФ содержит перечень факторов окружающей среды, которые взаимодействуют со всеми этими категориями.

МКФ является стандартом ВОЗ в области измерения состояния здоровья и инвалидности как на уровне индивида, так и на уровне населения. МКФ была официально одобрена всеми странами-членами ВОЗ на пятьдесят четвертой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения 22 мая 2001 года (резолюция WHA 54,21). В отличие от своей предшественницы, МКФ была одобрен для применения в странах-членах ВОЗ в качестве международного стандарта для описания и измерения степени нарушений здоровья.

МКФ предлагает рассматривать понятия «здоровье» и «инвалидность» в новом свете: каждый человек может испытать ухудшение состояния здоровья, что подразумевает некоторую степень ограничения его возможностей. Согласно МКФ, ограничение возможностей или трудоспособности не является явлением, характерным лишь для небольшой группы населения. Таким образом, ограничение возможностей или трудоспособности признается в качестве универсального человеческого опыта. Смещая фокус от причины заболевания к его последствиям, МКФ позволяет производить оценку различных уровней здоровья по универсальной шкале здоровья и инвалидности.

Более того, МКФ учитывает социальные аспекты инвалидности и не рассматривает инвалидность лишь в качестве «медицинской» или «биологической» дисфункции. Включая контекстуальные факторы, среди которых фактор окружающей среды, МКФ позволяет учитывать воздействие окружающей среды на жизнедеятельность человека.

Подробнее:

Статья 30. Профилактика заболеваний и формирование здорового образа жизни / КонсультантПлюс

Статья 30. Профилактика заболеваний и формирование здорового образа жизни

1. Профилактика инфекционных заболеваний осуществляется органами государственной власти, органами местного самоуправления, работодателями, медицинскими организациями, общественными объединениями путем разработки и реализации системы правовых, экономических и социальных мер, направленных на предупреждение возникновения, распространения и раннее выявление таких заболеваний, в том числе в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, программы иммунопрофилактики инфекционных болезней в соответствии с национальным календарем профилактических прививок и календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям.

2. Профилактика неинфекционных заболеваний осуществляется на популяционном, групповом и индивидуальном уровнях органами государственной власти, органами местного самоуправления, работодателями, медицинскими организациями, образовательными организациями и физкультурно-спортивными организациями, общественными объединениями путем разработки и реализации системы правовых, экономических и социальных мер, направленных на предупреждение возникновения, распространения и раннее выявление таких заболеваний, а также на снижение риска их развития, предупреждение и устранение отрицательного воздействия на здоровье факторов внутренней и внешней среды, формирование здорового образа жизни.

3. Формирование здорового образа жизни у граждан начиная с детского возраста обеспечивается путем проведения мероприятий, направленных на информирование граждан о факторах риска для их здоровья, формирование мотивации к ведению здорового образа жизни и создание условий для ведения здорового образа жизни, в том числе для занятий физической культурой и спортом.

4. Порядок организации и осуществления профилактики неинфекционных заболеваний и проведения мероприятий по формированию здорового образа жизни в медицинских организациях устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

(часть 4 введена Федеральным законом от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Открыть полный текст документа

Здоровый образ жизни

Здоровый образ жизни — образ жизни отдельного человека с целью профилактики болезней и укрепления здоровья. ЗОЖ — это концепция жизнедеятельности человека, направленная на улучшение и сохранение здоровья с помощью соответствующего питания, физической подготовки, морального настроя и отказа от вредных привычек.

Здоровый образ жизни является предпосылкой для развития разных сторон жизнедеятельности человека, достижения им активного долголетия и полноценного выполнения социальных функций.

Актуальность здорового образа жизни вызвана возрастанием и изменением характера нагрузок на организм человека в связи с усложнением общественной жизни, увеличением рисков техногенного, экологического, психологического, политического и военного характера, провоцирующих негативные сдвиги в состоянии здоровья.

Существуют и иные точки зрения на здоровый образ жизни: «здоровый образ жизни — это система разумного поведения человека (умеренность во всём, оптимальный двигательный режим, закаливание, правильное питание, рациональный режим жизни и отказ от вредных привычек) на фундаменте нравственно—религиозных и национальных традиций, которая обеспечивает человеку физическое, душевное, духовное и социальное благополучие в реальной окружающей среде и активное долголетие в рамках попущенной Господом земной жизни».

Здоровый образ жизни — это активное участие в трудовой, общественной, семейно-бытовой, досуговой формах жизнедеятельности человека.

В узко биологическом смысле речь идет о физиологических адаптационных возможностях человека к воздействиям внешней среды и изменениям состояний внутренней среды. Авторы, пишущие на эту тему, включают в ЗОЖ разные составляющие, но большинство из них считают базовыми:

  • воспитание с раннего детства здоровых привычек и навыков;
  • окружающая среда: безопасная и благоприятная для обитания, знания о влиянии окружающих предметов на здоровье;
  • отказ от вредных привычек: самоотравления легальными наркотиками (алкоядом, табакоядом) и нелегальными.
  • питание: умеренное, соответствующее физиологическим особенностям конкретного человека, информированность о качестве употребляемых продуктов;
  • движения: физически активная жизнь, включая специальные физические упражнения (например, гимнастика), с учётом возрастных и физиологических особенностей;
  • гигиена организма: соблюдение правил личной и общественной гигиены, владение навыками первой помощи;
  • закаливание;

На физиологическое состояние человека большое влияние оказывает его психоэмоциональное состояние, которое зависит, в свою очередь, от его умственных установок. Поэтому некоторые авторы также выделяют дополнительно следующие аспекты ЗОЖ:

  • эмоциональное самочувствие: психогигиена, умение справляться с собственными эмоциями, сложными ситуациями;
  • интеллектуальное самочувствие: способность человека узнавать и использовать новую информацию для оптимальных действий в новых обстоятельствах;
  • духовное самочувствие: способность устанавливать действительно значимые, конструктивные жизненные цели и стремиться к ним, оптимизм.

Формирование здорового образа жизни, способствующего укреплению здоровья человека, осуществляется на трёх уровнях:

  • социальном: пропаганда в СМИ, информационно-просветительская работа;
  • инфраструктурном: конкретные условия в основных сферах жизнедеятельности (наличие свободного времени, материальных средств), профилактические (спортивные) учреждения, экологический контроль;
  • личностном: система ценностных ориентаций человека, стандартизация бытового уклада.

Существует 10 советов, разработанных международной группой врачей, диетологов и психологов, которые составляют основу здорового образа жизни. Следуя им, можно продлить и сделать более приятной нашу жизнь.

1 совет: разгадывая кроссворды, изучая иностранные языки, производя подсчеты в уме, мы тренируем головной мозг. Таким образом, замедляется процесс возрастной деградации умственных способностей; активизируется работа сердца, системы кровообращения и обмен веществ.

2 совет: работа – важный элемент здорового образа жизни. Найдите подходящую для себя работу, которая будет вам в радость. Как утверждают ученые, это поможет выглядеть моложе.

3 совет: не ешьте слишком много. Вместо привычных 2.500 калорий обходитесь 1.500. Это способствует поддержанию активности клеток, их разгрузке. Также не следует впадать в крайность и есть слишком мало.

4 совет: меню должно соответствовать возрасту. Печень и орехи помогут 30-летним женщинам замедлить появление первых морщинок. Содержащийся в почках и сыре селен, полезен мужчинам после 40 лет, он способствует разряжению стресса. После 50 лет необходим магний, который держит в форме сердце и полезный для костей кальций, а рыба поможет защитить сердце и кровеносные сосуды.

5 совет: имейте на все свое мнение. Осознанная жизнь поможет как можно реже впадать в депрессию и быть подавленным.

6 совет: дольше сохранить молодость помогут любовь и нежность, поэтому найдите себе пару. Укреплению иммунной системы способствует гормон счастья (эндорфин), который вырабатывается в организм, когда человек влюблен.

7 совет: спать лучше в прохладной комнате (при температуре 17-18 градусов), это способствует сохранению молодости. Дело в том, что и от температуры окружающей среды зависят обмен веществ в организме и проявление возрастных особенностей.

8 совет: чаще двигайтесь. Учеными доказано, что даже восемь минут занятий спортом в день продлевают жизнь.

9 совет: периодически балуйте себя. Несмотря на рекомендации, касательно здорового образа жизни, иногда позволяйте себе вкусненькое.

10 совет: не всегда подавляйте в себе гнев. Различным заболеваниям, даже злокачественным опухолям, более подвержены люди, которые постоянно ругают самого себя, вместо того, чтобы рассказать, что их огорчает, а иногда и поспорить.
Оптимальный труд и достаточный отдых также влияют на наше здоровье. Активная деятельность, не только физическая, но и умственная, хорошо действуют на нервную систему, укрепляет сердце, сосуды и организм в целом. Существует определённый закон труда, который известен многим. Людям занятым физическим трудом, необходим отдых, который не будет связан с физической активностью, и лучше, если во время отдыха будут проведены умственные нагрузки. Людям, работа которых связана с умственной деятельностью, полезно во время отдыха занимать себя физической работой.

Такое понятие как распорядок дня всё реже встречается в жизни современного человека, но этот фактор тоже имеет немаловажную роль в сохранении здоровья. Ритм жизни человека обязательно должен предусматривать время для труда, отдыха, сна, и еды. Человек, который не соблюдает режим дня, со временем становится раздражительным, у него накапливается переутомление, такие люди чаще подвержены стрессу и заболеваниям. К сожалению, современному человеку сложно поддерживать хороший распорядок дня, приходится жертвовать временем, отведённым на сон, принимать пищу только тогда когда на это есть время, и т. д.

Правильный распорядок дня поможет не только сохранить здоровье, но и лучше организует Ваше время.
Также наше здоровье зависит от хорошего сна. Достаточный сон необходим для нормальной деятельности нервной системы. Потребность во сне у разных людей может быть разная, но в среднем рекомендуется спать не менее 8 ч. Регулярное недосыпание ведёт к снижению работоспособности и сильной утомляемости. Для того чтобы Вас не мучила бессонница необходимо за 1 ч. до сна прекратить физическую или умственную работу. Последний приём пищи должен быть не позднее, чем за 2 ч. до сна. Спать лучше в хорошо проветриваемой комнате, а также желательно ложиться спать в одно и тоже время.

Физическая нагрузка является одним из важнейших средств укрепления здоровья. Даже небольшая каждодневная 20-минутная гимнастика приносит огромную пользу. Гимнастика, атлетика, подвижные игры очень полезны для сердечно-сосудистой системы, лёгких, укрепления опорно-двигательного аппарата. Занятия бегом оказывают положительное влияние на нервную и эндокринную системы. Ходьба помогает избавиться от лишнего веса. Подсчитано, что за 1 час быстрой ходьбы сгорает до 35 граммов жировой ткани.

Не стоит забывать о здоровом образе жизни и людям старшего возраста. Даже пожилому человеку необходимы физические нагрузки оптимальные для его возраста. При недостаточной физической активности у пожилых людей развивается ожирение, болезни обмена веществ, возрастает риск сахарного диабета, нарушается деятельность желудочно-кишечного тракта. Стоит помнить о том, что физические нагрузки в таком возрасте должны быть дозированными и соответствовать возрасту.

Статьи

Актуальность. В статье обсуждается актуализация понятия «региональной идентичности» для психологической науки. Во многом впервые происходит сравнение категориальной структуры представлений о страАктуальность. В свете изменений, происходящих в системе образования России, перехода к компетентностной парадигме, особое значение имеет изучение ресурсов и потенциалов как составляющих образовательного капитала. Этот вопрос еще недостаточно исследован в эмпирической плоскости.

Цель. Изучить индивидуально-интеллектуальные интеграции в 3-х периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем — как раздельно, так и совместно) при исследовании выборки студентов гуманитарных специальностей.

Метод. В основу исследования положены представления о кросс-теоретическом синтезе теории интегральной индивидуальности В. С. Мерлина (1986) и структурно-динамической теории интеллекта Д.В. Ушакова (2011). В исследовании приняли участие 252 студента вузов г. Перми, из них 190 девушки и 62 юноши в возрасте от 17 до 22 лет. Гипотезы тестировались методом структурного моделирования. Были построены четыре модели индивидуально-интеллектуальных интеграций по критерию времени. В 3 моделях изучались индивидуально-интеллектуальные интеграции по отдельности в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем. В 4-ю, медиаторную модель индивидуально-интеллектуальных интеграций настоящее, будущее, будущее как обновленное настоящее включались совместно.

Результаты. Обнаружено, что индивидуально-интеллектуальные интеграции возникают в каждом периоде времени по отдельности. В настоящем их можно трактовать предпосылками ресурсов, в будущем — предпосылками реализованных потенциалов, в будущем как обновленном настоящем — предпосылками обновленных ресурсов. Взятые совместно во всех периодах времени, индивидуально-интеллектуальные интеграции также были установлены. Они позволили расширить представление о «спирали развития» в дополнение к предыдущей трактовке (Дорфман, Калугин, 2020 а) и рассматривать ее по схеме «настоящее — будущее — реализованное будущее (обновленное настоящее)».

Выводы. Результаты исследования свидетельствуют о том, что индивидуально-интеллектуальные интеграции, представленные в трех периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем), как раздельно, так и совместно, могут рассматриваться предпосылками ресурсов и потенциалов.

Благодарности: Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-29-07046.не и о собственном регионе.

Цель. Сравнение образа России и образов собственных регионов у молодежи, проживающей в различных субъектах страны.

Методика. Методика семантического шкалирования с дальнейшей факторизацией полученных данных. В исследовании приняло участие 318 респондентов из 8 различных макрорегионов страны.

Результаты. Была получена 6-факторная структура представлений образа России и образа собственного региона. Данные структуры имеют свои существенные различия, как по самой структуре факторов, так и по степени важности иерархии факторов. Региональная идентичность молодёжи в определённой степени обуславливает модальность принятия гражданской идентичности.

Выводы. По результатам исследования можно утверждать следующее, что для тех представителей молодёжи, у которых складывался положительный образ собственного региона, формировался и положительный образ страны в целом.

Благодарности. Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 19-313-90069.

Особая благодарность за помощь в организации сбора данных Звездиной Анастасии, начальнику отдела Центра молодежных проектов АНО ДПО «Корпоративный университет РЖД».

Ключевые слова: интегральная индивидуальность; интеллект; индивидуально-интеллектуальная интеграция; ресурсы; потенциалы; структурное моделирование

Концепции и определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей в ландшафтах знаний цифрового общества

Croat Med J. 2017 Dec; 58(6): 431–435.

Анна Лидия Сваластог

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Дончо Донев

2 Университет им. Святых Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македония

Nina Jahren Kristoffersen

1 Университетский колледж Østfold, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Srećko Gajović

3 Институт медицины, Университет Загреба, Хорватия , Загреб, Хорватия
прав. miih@civojag.okcers

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

2 Университет им. Св. Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македонии

3 Медицинский факультет Загребского университета, Хорватский институт исследований мозга, Загреб, Хорватия
rh.miih@civojag.okcers Copyright © 2017 Хорватский медицинский журнал. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Ландшафты знаний ( http://knowledge-landscapes.hiim.hr/) представляют собой многомерные среды, с которыми люди сталкиваются при поиске знаний, в частности знаний, связанных со здоровьем (1,2). В цифровом обществе знания хорошо распространяются виртуально и онлайн. Значительная часть ландшафтов знаний также находится в цифровой среде. И здоровье, и знания сегодня необходимо понимать как часть цифрового общества. Важно оценить влияние, которое цифровое общество оказывает на ландшафты знаний и на здоровье. Это особенно актуально в связи с 90-летием Загребской школы общественного здравоохранения имени Андрея Штампара и работой ее основателя Андрии Штампара, с постоянным стремлением школы быть на переднем крае понимания общественного здравоохранения в современном обществе (3). ).Следовательно, в этой статье рассматриваются концепции здоровья в связи с современной цифровой средой.

Необходимо прояснить, как знания, относящиеся к здоровью и благополучию, распространяются в цифровом обществе и как поиск этих знаний, т. е. навигация по ландшафтам знаний, влияет на повседневную жизнь и здоровье. Мы представляем различные определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей. Обычный подход к объяснению определений здоровья состоит в том, чтобы дать исторический и хронологический обзор, показывающий развитие идей с течением времени, чтобы лучше понять текущее положение. В отличие от этого, в онлайн-среде переизбыток информации и безграничные возможности подачи контента приводят к сосуществованию различных взглядов. Мы утверждаем, что сегодня нам нужен исторический обзор, чтобы определить и понять это множество взглядов и точек зрения, сосуществующих в цифровой среде. Это сосуществование, являющееся продуктом цифрового общества, можно назвать «цифровым анахронизмом».

Исторический обзор взглядов и представлений о здоровье – от представлений о равновесии к представлениям о здоровье как экономической категории болезнь, была основой восприятия здоровья в Древней Греции.Подобные концепции существовали в древней индийской и китайской медицине (4,5). В V веке до нашей эры Пиндар определял здоровье как «гармоничное функционирование органов», подчеркивая физическое измерение здоровья, физического тела и общей функциональности, сопровождающееся ощущением комфорта и отсутствием боли. Даже сегодня его определение имеет важное значение как предпосылка общего состояния здоровья и хорошего самочувствия.

Платон (429-347 до н.э.) в своих «Диалогах» указывал, что совершенное человеческое общество может быть достигнуто путем гармонизации интересов личности и общества, и что идеал древнегреческой философии «здоровый дух в здоровом теле» можно было бы достичь, если бы люди установили внутреннюю гармонию и гармонию с физическим и социальным окружением.По учению Аристотеля, человек по самой своей природе существо общественное; он стремится жить в сообществах с обязанностью уважать моральные стандарты и этические правила. Аристотель подчеркивал необходимость регулирования отношений в обществе для достижения гармоничного функционирования и сохранения здоровья его членов. Демокрит связывал здоровье с поведением, блуждая, почему люди молили Бога о здоровье, которое по существу было в их собственном контроле. Гиппократ объяснял здоровье в связи с факторами окружающей среды и образом жизни.Гиппократ был создателем концепции «позитивного здоровья», которое зависело от первичной конституции человека (сегодня мы считаем ее генетикой), диеты и физических упражнений. Он считал, что правильная диета и физические упражнения необходимы для здоровья, а смена времен года оказывает глубокое влияние на разум и тело, приводя к различным типам преобладающих заболеваний зимой (заболевания дыхательных путей) и летом (заболевания пищеварительного тракта). 4,5). Можно многое сказать о давнем философском споре о теле и душе, а в современном обществе о теле и разуме, как об активной дихотомии (Платон и эллинизм) или как об интегрированном единстве (обычно ссылка на Аристотеля), что важно для знать о в текущей онлайн-среде.

В средние века на восприятие здоровья сильно влияли религия и церковь. После распада Римской империи от церкви осталась единственная важная инфраструктура, обеспечивающая заботу о людях и собирающая знания о лекарственных средствах, например о травах, выращиваемых в монастырских садах (6). «Забытое» знание древности было заново открыто в эпоху Возрождения и переформулировано вплоть до настоящего времени. В период промышленной революции здоровье стало экономической категорией, которая должна была обеспечивать хорошее состояние и работоспособность и сокращать количество потерянных рабочих дней из-за болезни. Соответственно, ценность здоровья заключалась в том, чтобы обеспечивать экономическую прибыль. Здоровье было переплетено с дарвинистскими представлениями о силе и способности быть сильнейшими, где смысл жизни был связан с физическим выживанием. Другой аспект здоровья рассматривал способность человека приспосабливаться к влияниям окружающей среды в той степени, в какой человек может терпеть и сопротивляться. Когда адаптация окончена, болезнь возникает как естественное следствие. Этот подход сначала отражал только биологические механизмы адаптации, а затем добавлял влияние окружающей среды, которую необходимо было регулировать и модифицировать (4,5).

Современные концепции здоровья – от индивидуальных к общественным рискам и обратно к индивидууму

Все современные концепции здоровья признают здоровье чем-то большим, чем отсутствие болезней, подразумевая максимальную способность личности к самореализации и самореализации. Это должно уравновешивать внутренние силы и возможности человека с чувством удовольствия или неудовлетворенности в его отношениях с окружающей средой (7). Социальная медицина и подход общественного здравоохранения к здоровью выступают за то, что мы должны наблюдать не только за здоровьем отдельных людей, но также за здоровьем групп и сообщества в результате взаимодействия людей с социальной средой.

Целостная концепция здоровья заключается в выражении целостности. Здоровье — это относительное состояние, при котором человек способен хорошо функционировать физически, умственно, социально и духовно, чтобы выражать весь спектр своих уникальных возможностей в среде, в которой он живет. И здоровье, и болезнь являются динамическими процессами, и каждый человек находится на градуированной шкале или в непрерывном спектре (континууме), начиная от хорошего самочувствия и оптимального функционирования во всех аспектах своей жизни, с одной стороны, до болезни, завершающейся смертью, с другой (3). ,8).

Теория салютогенеза использует другой взгляд на то, что создает здоровье и какие факторы поддерживают здоровье, в отличие от традиционного подхода патогенеза к изучению факторов, вызывающих заболевание (9). Чтобы найти «истоки здоровья», нужно искать факторы, поддерживающие здоровье и благополучие человека (10).

Определения здоровья Всемирной организации здравоохранения

Обеспечение социального обеспечения и содействие, поощрение и обеспечение индивидуальной автономии и достоинства являются ключевыми задачами в настоящее время и в обществе.Современное понимание здоровья стало официальным, когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) во время своего создания в 1948 году включила определение здоровья в свой Устав. Определение было предложено доктором Андрией Штампар, видным ученым из Хорватии в области социальной медицины и общественного здравоохранения и одним из основателей ВОЗ. Это общепринятое определение гласит, что «здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или физических дефектов» (11).В этом определении впервые утверждалось, что, помимо физического и психического здоровья, социальное благополучие является неотъемлемым компонентом общего здоровья, поскольку здоровье тесно связано с социальной средой, условиями жизни и труда.

Уважая это определение как глобальную концепцию, многие исследователи и теоретики впоследствии выступали за принятие рабочих, практических и оперативных определений здоровья. В 1977 г. с принятием Глобальной стратегии ВОЗ «Здоровье для всех к 2000 г.» косвенно была принята прагматическая концепция здоровья – способность вести социально и экономически продуктивную жизнь, что являлось существенной целью этой Стратегии. (12).

Определение здоровья в операционных и рабочих терминах было жизненно важным для разработки политики и программ по поддержанию и улучшению здоровья, и ему удалось значительно превзойти широко укоренившееся представление о том, что здоровье просто означает отсутствие болезни. В Оттавской хартии 1-й Международной конференции по укреплению здоровья, состоявшейся в Оттаве, Канада, в 1986 г., говорится, что здоровье создается в контексте повседневной жизни и окружающей среды, где люди живут, любят, работают и развлекаются. Таким образом, было введено активное и интерактивное понимание здоровья. Целью укрепления здоровья является сочетание подхода к воздействию на социальные детерминанты с решимостью и стремлением мотивировать и поощрять отдельных лиц и сообщества за их активный подход к здоровью и приверженность здоровому образу жизни (13-16).

В течение последних нескольких десятилетий определение здоровья ВОЗ все чаще корректировалось и дополнялось четвертым измерением – духовным здоровьем. Вообще говоря, духовное здоровье включает в себя чувство наполненности и удовлетворенности собственной жизнью, систему ценностей, уверенность в себе и чувство собственного достоинства, самосознание и присутствие, миролюбие и спокойствие с динамическим эмоциональным балансом, как внутренним, так и по отношению к окружающей среде, нравственность и правдивость, самоотверженность, положительные эмоции, сострадание и готовность помогать и поддерживать других, ответственность и вклад в общее благо, успешное решение повседневных жизненных проблем и требований, а также социальных стрессов (17).

Как здоровье воспринимается в современной цифровой среде – взгляд неспециалиста

Цифровое общество, в котором информационные технологии привели к фундаментальным социальным сдвигам, является носителем определенных характеристик. Он получил новые организационные принципы (отношения и арены) для государственных институтов и частных агентов, а также изменил отношения между публичным и частным (18). В цифровом обществе информационные технологии стали чем-то большим, чем просто инструмент для связи, хранения и обмена информацией.Поэтому ее не следует сводить к еще одной истории, которую мы добавляем к прежним историям общества. Вместо этого общество изменилось как таковое, и его нужно описывать в его собственных терминах.

Чтобы действовать как гражданин в цифровом обществе, необходимо обладать определенными навыками в отношении того, как получить знания и как получить к ним доступ, интерпретировать и использовать их в онлайн-среде. В цифровом обществе знания организованы в динамических предварительных онлайн-инфраструктурах и доступны пользователям через различные поисковые инструменты и механизмы и их рабочие алгоритмы. Это означает, что цифровое общество структурирует, изменяет и производит знания сложным образом, и людям сегодня нужны навыки, чтобы критически воспринимать эти постоянно меняющиеся ландшафты и безопасно ориентироваться в них (1,2,19,20). Мы концептуализировали эту многомерную технологическую среду, открытую для индивидуального доступа, как ландшафты знаний (1). Как гражданин, человек должен знать, как ориентироваться в этих ландшафтах знаний, чтобы получать информацию, связанную со здоровьем, и иметь возможность выбирать стратегии и услуги для своей собственной жизни и жизни других людей, о которых он заботится.

Широкий спектр производителей вносит свой вклад в содержание, которое можно найти в Интернете, что позволяет им выражать свои собственные мысли и видения, в частности, в отношении здоровья. Важный вопрос заключается в том, отражаются ли предписанные обществом ценности и теоретические положения также в эмпирическом понимании и восприятии здоровья непрофессионалами. Медицинские работники и политики также должны знать, что сами люди считают наиболее важными проблемами в отношении здоровья, в частности, что такое здоровье и какие факторы в жизни людей составляют здоровье. Эти знания необходимы для встречи с людьми в различных медицинских учреждениях и для решения проблем со здоровьем в цифровой сфере.

В течение некоторого времени накапливались исследования индивидуальных представлений о здоровье и болезни, и становится очевидным, что они имеют серьезные последствия для поведения человека в отношении здоровья (21). Установлено, что пол и возраст влияют на восприятие людьми здоровья в той же степени, что и их фон и факторы окружающей среды. В целом точку зрения непрофессионалов на здоровье и болезнь следует рассматривать не как конструкты на противоположных концах единого континуума, а скорее как две отдельные, но перекрывающиеся конструкты (22).Переживание здоровья более неосязаемо и неуловимо, чем переживание болезни, что делает первое гораздо более сложным для изучения (23). Здоровье можно считать само собой разумеющимся и не привлекать внимание людей до тех пор, пока оно не будет подвергнуто сомнению в ситуациях, характеризующихся в основном реальными или угрожающими изменениями, болезнями или утратой.

Zahra et al (24) изучали восприятие непрофессионалами здоровья и факторов, влияющих на здоровье, в 29 странах. Люди, принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимали детерминанты здоровья.Самый высокий процент людей согласились с тем, что окружающая среда является определяющим фактором здоровья, что согласуется с научным мнением об увеличении бремени болезней, вызванных факторами окружающей среды. Fugelli & Ingstad (25, 26) провели многоцентровое этнографическое исследование, чтобы изучить восприятие здоровья непрофессионалами в различных контекстах, средах и местах. Они опросили людей в их собственных домах, в пяти разных местах Норвегии, в сельской местности, малых и больших городах, людей из разных социально-экономических и культурных слоев, живущих на побережье, внутри страны, в рыбацких, сельскохозяйственных и промышленных сообществах.Они определили шесть основных элементов в представлении людей о здоровье в их реальных ситуациях: благополучие, функционирование, характер, чувство юмора, преодоление трудностей и наличие энергии.

Мирской взгляд на здоровье характеризуется тремя качествами: целостностью, прагматизмом и индивидуализмом. Целостность связана со здоровьем как целостным феноменом. Здоровье — это аспект, переплетенный со всеми другими аспектами жизни, повседневной жизнью, трудовой жизнью, семейной жизнью и общественной жизнью.Здоровье рассматривается как ресурс и тотальное, личное, зависящее от ситуации явление. Недостаточно отсутствия болезни – необходимо учитывать жизненную ситуацию в целом. Функционирование семьи и благополучие детей являются важной частью ощущения здоровья как целостности. Умение жить в соответствии со своими личными ценностями также является важным вопросом. Прагматизм отражает здоровье как относительное явление . Здоровье переживается и оценивается в соответствии с тем, что люди считают разумными ожидать, учитывая их возраст, состояние здоровья и социальное положение.Таким образом, здоровье не обязательно означает отсутствие болезней или потерю функциональных способностей. Другие положительные ценности в жизни могут компенсировать разного рода потери. Большинство людей реалистичны в своих жизненных ожиданиях. Наконец, индивидуализм относится к здоровью как к высоколичностному феномену . Восприятие здоровья зависит от того, кто вы как человек. Быть частью общества и чувствовать себя рядом с другими людьми кажется важным для всех. Кроме того, ценности индивидуальны, и, поскольку каждый человек уникален, стратегии улучшения здоровья должны быть индивидуализированы.

Определения здоровья на стыке технологий, медицины и людей в цифровом обществе

Цифровое общество позволяет сосуществовать и динамично развиваться различным точкам зрения в различных формах онлайн-среды. Впоследствии разные взгляды на здоровье одновременно присутствуют в сети, конкурируя за внимание посетителей, пользователей и создателей цифрового контента. Некоторые из этих идей, хотя и кажутся новыми и привлекательными, часто представляют собой обновленные исторические концепции. Более того, каждое вмешательство, связанное с общественным здравоохранением, должно учитывать его онлайн-контекст. Важно уметь выявлять и распознавать индивидуальное понимание здоровья, особенно когда эта концепция здоровья противоречит рекомендациям по заболеваниям, требующим медицинского вмешательства.

Множество определений здоровья отражает разнообразие контекстов, в которых разрабатывается понятие здоровья. Концепт «домашний контекст» — это контекст, в котором возникает концепт. Он имеет смысл преимущественно внутри, но не обязательно вне своего домашнего контекста.Концептуализация – это словесный акт, направленный на выявление и оформление границ и содержания явлений. Концептуализация локализует и атрибутирует идентичность, содержание или значение. Определения здоровья, очевидно, отражают социально и культурно сконструированные и ориентировочные категории. Отношения между человеком и обществом подразумеваются в большинстве концепций здоровья. В частности, в цифровой среде критический анализ концепций здравоохранения помогает нам лучше понять политику и политику в области здравоохранения и их последствия. Поскольку они часто представляют социальные силы, а не феноменологические различия, их соответственно принимают, критикуют или даже отвергают.

Современное общество представляет собой сложное, высокозатратное, высокотехнологичное общество, в котором гражданам постоянно необходимо учиться и обновлять свои знания и навыки, чтобы иметь возможность управлять своей жизнью. Поскольку цифровое общество построено на программном обеспечении, которое постоянно обновляется или заменяется новым, навигация стала новым «навыком охоты и собирательства». Чтобы ценить концепции и концептуализации, знания стали ключевым качеством в цифровом обществе.Понятия здоровья — особенно понятия, которые мы используем для объяснения, лечения, исцеления или борьбы с болезнью — это слова, которые мы также используем в качестве инструментов поиска. Особенностью цифрового общества является то, что прошлые и настоящие категории и понимания доступны одновременно, что подрывает традиционную западную систему школьного образования, в которой накопление прошлых знаний понимается и признается как предшествующее настоящему, обновленному знанию. Мы называем эту синкретичность, сосуществование разных взглядов без иерархии и приоритета «цифровым анахронизмом».Следовательно, общественная информация и общественное вмешательство в отношении здоровья должны учитывать это разнообразие подходов в Интернете и, таким образом, сами быть явными, а также аргументировать, почему и как выбран конкретный подход к здоровью. Определения здоровья, представленные здесь, также понимаются как навигационных инструментов , которые должны применяться в онлайн-среде. Знание о них может помочь навигатору понять и интерпретировать информацию, тексты или документы, которые встречаются в онлайн-столкновениях с проблемами, связанными со здоровьем.

Ссылки

1. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Мартинелли Л., Гайович С. Искажение, путаница и тупики: может ли общественный диалог в рамках ландшафтов знаний способствовать лучшему общению и пониманию инновационных знаний? Croat Med J. 2014; 55:54–60. doi: 10.3325/cmj.2014.55.54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Гайович С, Сваластог А.Л. При передаче знаний, связанных со здоровьем, остерегайтесь черных дыр географии ландшафтов знаний.Croat Med J. 2016;57:504–9. doi: 10.3325/cmj.2016.57.504. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Донев Д. Здоровье человека – определение, понятие и содержание. Как возникает заболевание и естественное течение болезни. Современная концепция и определение здравоохранения [на македонском языке]. В: Никодиевич Б, редактор. Современная диагностика и терапия в медицине. Скопье: медицинский факультет; 2000. с. 5-19. [Google Академия]5. Грмек М.Д., Будак А. Введение в медицину [на хорватском языке]. Загреб: Накладной завод «Глобус»; 1996.п. 247. [Google Академия]7. Раттер М. Психологическая устойчивость и защитные механизмы. Am J Ортопсихиатрия. 1987; 57: 316–31. doi: 10.1111/j.1939-0025.1987.tb03541.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Антоновский А. Салютогенная модель как теория укрепления здоровья. Health Promot Int. 1996; 11:11–8. doi: 10. 1093/heapro/11.1.11. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Всемирная организация здравоохранения. Глобальные конференции по укреплению здоровья – хартии, декларации и другие документы: Оттава, 1986 г., Аделаида, 1988 г., Сундсвалл, 1991 г., Джакарта, 1997 г., Мексика, 2000 г. и Бангкок, 2005 г.Доступно по адресу: http://www.who.int/healthpromotion/conferences/en. Доступ: 27 декабря 2017 г. 14. Тульчинский Т, Варавикова ЕА. Новое общественное здравоохранение. 3-е изд. Сан-Диего: Elsevier Academic Press; 2014. с. 884. [Google Академия] 15. Ноак Х. Концепции здоровья и укрепления здоровья. Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ. 1994. [Google Scholar]16. Павлекович Г., Донев Д., Залетель Крагель Л. Концепция и принципы укрепления здоровья. В: Донев Д., Павлекович Г., Залетель Крагель Л., редакторы. Укрепление здоровья и профилактика заболеваний.Форум Пакта о стабильности для сотрудничества в области общественного здравоохранения в ЮВЕ. Место: издательство Hans Jacobs Publishing Co; 2007. с. 3-14. [Google Академия] 17. Донев Д. К четвертому измерению здоровья – здоровью духовному. Вокс Медичи. 2014;23:318–21. [на македонском] [Google Scholar]18. Паризер Э. Пузырь фильтров: что скрывает от вас Интернет. Лондон: Пингвин Великобритания; 2011. [Google Академия]19. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Гайович С. Навигация по ландшафтам знаний: о здоровье, науке, коммуникации, СМИ и обществе.Croat Med J. 2015;56:321–3. doi: 10.3325/cmj.2015.56.321. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Альгайер Дж., Сваластог А.Л. Коммуникационные аспекты вспышки болезни, вызванной вирусом Эбола, в Западной Африке: нужно ли нам противодействовать одной, двум или нескольким эпидемиям? Croat Med J. 2015; 56:496. doi: 10.3325/cmj.2015.56.496. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]21. Дауни CA, Чанг EC. Оценка повседневных представлений о здоровье: непрофессиональные представления об инвентаризации здоровья, студенческая версия.Психическое здоровье. 2013;28:818–32. doi: 10.1080/08870446.2012.762099. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Миллштейн С.Г., Ирвин К.Э., мл. Понятия здоровья и болезни: разные конструкции вариаций на тему? Психология здоровья. 1987; 6: 515–24. doi: 10.1037/0278-6133.6.6.515. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Лоутон Дж. Лей опыт здоровья и болезни: прошлые исследования и планы на будущее. Социальное здоровье Illn. 2003; 25:23–40. doi: 10.1111/1467-9566.00338. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24.Захра А., Ли Э.В., Сан Л.И., Пак Дж.Х. Восприятие неспециалистами детерминант здоровья и факторов, влияющих на него: сводный анализ из 29 стран. Иран J Общественное здравоохранение. 2015;44:1620–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]25. Fugelli P, Ingstad B. Helse по-норски. Бог еще гладкий народный сер дет. [На норвежском]. Осло: Gyldendal Akademisk; 2009. [Google Scholar]26. Fugelli P, Ingstad B. Helse – slik folk ser det. Журнал Норвежской медицинской ассоциации. 2001; 121:3600–4. [на норвежском] [PubMed] [Google Scholar]

Концепции и определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей в ландшафтах знаний цифрового общества

Croat Med J. 2017 декабрь; 58(6): 431–435.

Анна Лидия Сваластог

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Дончо Донев

2 Университет им. Святых Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македония

Nina Jahren Kristoffersen

1 Университетский колледж Østfold, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Srećko Gajović

3 Институт медицины, Университет Загреба, Хорватия , Загреб, Хорватия
прав.miih@civojag.okcers

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

2 Университет им. Св. Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македонии

3 Медицинский факультет Загребского университета, Хорватский институт исследований мозга, Загреб, Хорватия
rh. miih@civojag.okcers Copyright © 2017 Хорватский медицинский журнал. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Ландшафты знаний ( http://knowledge-landscapes.hiim.hr/) представляют собой многомерные среды, с которыми люди сталкиваются при поиске знаний, в частности знаний, связанных со здоровьем (1,2).В цифровом обществе знания хорошо распространяются виртуально и онлайн. Значительная часть ландшафтов знаний также находится в цифровой среде. И здоровье, и знания сегодня необходимо понимать как часть цифрового общества. Важно оценить влияние, которое цифровое общество оказывает на ландшафты знаний и на здоровье. Это особенно актуально в связи с 90-летием Загребской школы общественного здравоохранения имени Андрея Штампара и работой ее основателя Андрии Штампара, с постоянным стремлением школы быть на переднем крае понимания общественного здравоохранения в современном обществе (3). ).Следовательно, в этой статье рассматриваются концепции здоровья в связи с современной цифровой средой.

Необходимо прояснить, как знания, относящиеся к здоровью и благополучию, распространяются в цифровом обществе и как поиск этих знаний, т. е. навигация по ландшафтам знаний, влияет на повседневную жизнь и здоровье. Мы представляем различные определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей. Обычный подход к объяснению определений здоровья состоит в том, чтобы дать исторический и хронологический обзор, показывающий развитие идей с течением времени, чтобы лучше понять текущее положение.В отличие от этого, в онлайн-среде переизбыток информации и безграничные возможности подачи контента приводят к сосуществованию различных взглядов. Мы утверждаем, что сегодня нам нужен исторический обзор, чтобы определить и понять это множество взглядов и точек зрения, сосуществующих в цифровой среде. Это сосуществование, являющееся продуктом цифрового общества, можно назвать «цифровым анахронизмом».

Исторический обзор взглядов и представлений о здоровье – от представлений о равновесии к представлениям о здоровье как экономической категории болезнь, была основой восприятия здоровья в Древней Греции.Подобные концепции существовали в древней индийской и китайской медицине (4,5). В V веке до нашей эры Пиндар определял здоровье как «гармоничное функционирование органов», подчеркивая физическое измерение здоровья, физического тела и общей функциональности, сопровождающееся ощущением комфорта и отсутствием боли. Даже сегодня его определение имеет важное значение как предпосылка общего состояния здоровья и хорошего самочувствия. Платон (429-347 до н.э.) в своих «Диалогах» указывал, что совершенное человеческое общество может быть достигнуто путем гармонизации интересов личности и общества, и что идеал древнегреческой философии «здоровый дух в здоровом теле» можно было бы достичь, если бы люди установили внутреннюю гармонию и гармонию с физическим и социальным окружением.По учению Аристотеля, человек по самой своей природе существо общественное; он стремится жить в сообществах с обязанностью уважать моральные стандарты и этические правила.

Аристотель подчеркивал необходимость регулирования отношений в обществе для достижения гармоничного функционирования и сохранения здоровья его членов. Демокрит связывал здоровье с поведением, блуждая, почему люди молили Бога о здоровье, которое по существу было в их собственном контроле. Гиппократ объяснял здоровье в связи с факторами окружающей среды и образом жизни.Гиппократ был создателем концепции «позитивного здоровья», которое зависело от первичной конституции человека (сегодня мы считаем ее генетикой), диеты и физических упражнений. Он считал, что правильная диета и физические упражнения необходимы для здоровья, а смена времен года оказывает глубокое влияние на разум и тело, приводя к различным типам преобладающих заболеваний зимой (заболевания дыхательных путей) и летом (заболевания пищеварительного тракта). 4,5). Можно многое сказать о давнем философском споре о теле и душе, а в современном обществе о теле и разуме, как об активной дихотомии (Платон и эллинизм) или как об интегрированном единстве (обычно ссылка на Аристотеля), что важно для знать о в текущей онлайн-среде.

В средние века на восприятие здоровья сильно влияли религия и церковь. После распада Римской империи от церкви осталась единственная важная инфраструктура, обеспечивающая заботу о людях и собирающая знания о лекарственных средствах, например о травах, выращиваемых в монастырских садах (6). «Забытое» знание древности было заново открыто в эпоху Возрождения и переформулировано вплоть до настоящего времени. В период промышленной революции здоровье стало экономической категорией, которая должна была обеспечивать хорошее состояние и работоспособность и сокращать количество потерянных рабочих дней из-за болезни.Соответственно, ценность здоровья заключалась в том, чтобы обеспечивать экономическую прибыль. Здоровье было переплетено с дарвинистскими представлениями о силе и способности быть сильнейшими, где смысл жизни был связан с физическим выживанием. Другой аспект здоровья рассматривал способность человека приспосабливаться к влияниям окружающей среды в той степени, в какой человек может терпеть и сопротивляться. Когда адаптация окончена, болезнь возникает как естественное следствие. Этот подход сначала отражал только биологические механизмы адаптации, а затем добавлял влияние окружающей среды, которую необходимо было регулировать и модифицировать (4,5).

Современные концепции здоровья – от индивидуальных к общественным рискам и обратно к индивидууму

Все современные концепции здоровья признают здоровье чем-то большим, чем отсутствие болезней, подразумевая максимальную способность личности к самореализации и самореализации. Это должно уравновешивать внутренние силы и возможности человека с чувством удовольствия или неудовлетворенности в его отношениях с окружающей средой (7). Социальная медицина и подход общественного здравоохранения к здоровью выступают за то, что мы должны наблюдать не только за здоровьем отдельных людей, но также за здоровьем групп и сообщества в результате взаимодействия людей с социальной средой.

Целостная концепция здоровья заключается в выражении целостности. Здоровье — это относительное состояние, при котором человек способен хорошо функционировать физически, умственно, социально и духовно, чтобы выражать весь спектр своих уникальных возможностей в среде, в которой он живет. И здоровье, и болезнь являются динамическими процессами, и каждый человек находится на градуированной шкале или в непрерывном спектре (континууме), начиная от хорошего самочувствия и оптимального функционирования во всех аспектах своей жизни, с одной стороны, до болезни, завершающейся смертью, с другой (3). ,8).

Теория салютогенеза использует другой взгляд на то, что создает здоровье и какие факторы поддерживают здоровье, в отличие от традиционного подхода патогенеза к изучению факторов, вызывающих заболевание (9). Чтобы найти «истоки здоровья», нужно искать факторы, поддерживающие здоровье и благополучие человека (10).

Определения здоровья Всемирной организации здравоохранения

Обеспечение социального обеспечения и содействие, поощрение и обеспечение индивидуальной автономии и достоинства являются ключевыми задачами в настоящее время и в обществе. Современное понимание здоровья стало официальным, когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) во время своего создания в 1948 году включила определение здоровья в свой Устав. Определение было предложено доктором Андрией Штампар, видным ученым из Хорватии в области социальной медицины и общественного здравоохранения и одним из основателей ВОЗ. Это общепринятое определение гласит, что «здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или физических дефектов» (11).В этом определении впервые утверждалось, что, помимо физического и психического здоровья, социальное благополучие является неотъемлемым компонентом общего здоровья, поскольку здоровье тесно связано с социальной средой, условиями жизни и труда.

Уважая это определение как глобальную концепцию, многие исследователи и теоретики впоследствии выступали за принятие рабочих, практических и оперативных определений здоровья. В 1977 г. с принятием Глобальной стратегии ВОЗ «Здоровье для всех к 2000 г. » косвенно была принята прагматическая концепция здоровья – способность вести социально и экономически продуктивную жизнь, что являлось существенной целью этой Стратегии. (12).

Определение здоровья в операционных и рабочих терминах было жизненно важным для разработки политики и программ по поддержанию и улучшению здоровья, и ему удалось значительно превзойти широко укоренившееся представление о том, что здоровье просто означает отсутствие болезни. В Оттавской хартии 1-й Международной конференции по укреплению здоровья, состоявшейся в Оттаве, Канада, в 1986 г., говорится, что здоровье создается в контексте повседневной жизни и окружающей среды, где люди живут, любят, работают и развлекаются. Таким образом, было введено активное и интерактивное понимание здоровья.Целью укрепления здоровья является сочетание подхода к воздействию на социальные детерминанты с решимостью и стремлением мотивировать и поощрять отдельных лиц и сообщества за их активный подход к здоровью и приверженность здоровому образу жизни (13-16).

В течение последних нескольких десятилетий определение здоровья ВОЗ все чаще корректировалось и дополнялось четвертым измерением – духовным здоровьем. Вообще говоря, духовное здоровье включает в себя чувство наполненности и удовлетворенности собственной жизнью, систему ценностей, уверенность в себе и чувство собственного достоинства, самосознание и присутствие, миролюбие и спокойствие с динамическим эмоциональным балансом, как внутренним, так и по отношению к окружающей среде, нравственность и правдивость, самоотверженность, положительные эмоции, сострадание и готовность помогать и поддерживать других, ответственность и вклад в общее благо, успешное решение повседневных жизненных проблем и требований, а также социальных стрессов (17).

Как здоровье воспринимается в современной цифровой среде – взгляд неспециалиста

Цифровое общество, в котором информационные технологии привели к фундаментальным социальным сдвигам, является носителем определенных характеристик. Он получил новые организационные принципы (отношения и арены) для государственных институтов и частных агентов, а также изменил отношения между публичным и частным (18). В цифровом обществе информационные технологии стали чем-то большим, чем просто инструмент для связи, хранения и обмена информацией.Поэтому ее не следует сводить к еще одной истории, которую мы добавляем к прежним историям общества. Вместо этого общество изменилось как таковое, и его нужно описывать в его собственных терминах.

Чтобы действовать как гражданин в цифровом обществе, необходимо обладать определенными навыками в отношении того, как получить знания и как получить к ним доступ, интерпретировать и использовать их в онлайн-среде. В цифровом обществе знания организованы в динамических предварительных онлайн-инфраструктурах и доступны пользователям через различные поисковые инструменты и механизмы и их рабочие алгоритмы.Это означает, что цифровое общество структурирует, изменяет и производит знания сложным образом, и людям сегодня нужны навыки, чтобы критически воспринимать эти постоянно меняющиеся ландшафты и безопасно ориентироваться в них (1,2,19,20). Мы концептуализировали эту многомерную технологическую среду, открытую для индивидуального доступа, как ландшафты знаний (1). Как гражданин, человек должен знать, как ориентироваться в этих ландшафтах знаний, чтобы получать информацию, связанную со здоровьем, и иметь возможность выбирать стратегии и услуги для своей собственной жизни и жизни других людей, о которых он заботится.

Широкий спектр производителей вносит свой вклад в содержание, которое можно найти в Интернете, что позволяет им выражать свои собственные мысли и видения, в частности, в отношении здоровья. Важный вопрос заключается в том, отражаются ли предписанные обществом ценности и теоретические положения также в эмпирическом понимании и восприятии здоровья непрофессионалами. Медицинские работники и политики также должны знать, что сами люди считают наиболее важными проблемами в отношении здоровья, в частности, что такое здоровье и какие факторы в жизни людей составляют здоровье.Эти знания необходимы для встречи с людьми в различных медицинских учреждениях и для решения проблем со здоровьем в цифровой сфере.

В течение некоторого времени накапливались исследования индивидуальных представлений о здоровье и болезни, и становится очевидным, что они имеют серьезные последствия для поведения человека в отношении здоровья (21). Установлено, что пол и возраст влияют на восприятие людьми здоровья в той же степени, что и их фон и факторы окружающей среды. В целом точку зрения непрофессионалов на здоровье и болезнь следует рассматривать не как конструкты на противоположных концах единого континуума, а скорее как две отдельные, но перекрывающиеся конструкты (22).Переживание здоровья более неосязаемо и неуловимо, чем переживание болезни, что делает первое гораздо более сложным для изучения (23). Здоровье можно считать само собой разумеющимся и не привлекать внимание людей до тех пор, пока оно не будет подвергнуто сомнению в ситуациях, характеризующихся в основном реальными или угрожающими изменениями, болезнями или утратой.

Zahra et al (24) изучали восприятие непрофессионалами здоровья и факторов, влияющих на здоровье, в 29 странах. Люди, принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимали детерминанты здоровья.Самый высокий процент людей согласились с тем, что окружающая среда является определяющим фактором здоровья, что согласуется с научным мнением об увеличении бремени болезней, вызванных факторами окружающей среды. Fugelli & Ingstad (25, 26) провели многоцентровое этнографическое исследование, чтобы изучить восприятие здоровья непрофессионалами в различных контекстах, средах и местах. Они опросили людей в их собственных домах, в пяти разных местах Норвегии, в сельской местности, малых и больших городах, людей из разных социально-экономических и культурных слоев, живущих на побережье, внутри страны, в рыбацких, сельскохозяйственных и промышленных сообществах.Они определили шесть основных элементов в представлении людей о здоровье в их реальных ситуациях: благополучие, функционирование, характер, чувство юмора, преодоление трудностей и наличие энергии.

Мирской взгляд на здоровье характеризуется тремя качествами: целостностью, прагматизмом и индивидуализмом. Целостность связана со здоровьем как целостным феноменом. Здоровье — это аспект, переплетенный со всеми другими аспектами жизни, повседневной жизнью, трудовой жизнью, семейной жизнью и общественной жизнью.Здоровье рассматривается как ресурс и тотальное, личное, зависящее от ситуации явление. Недостаточно отсутствия болезни – необходимо учитывать жизненную ситуацию в целом. Функционирование семьи и благополучие детей являются важной частью ощущения здоровья как целостности. Умение жить в соответствии со своими личными ценностями также является важным вопросом. Прагматизм отражает здоровье как относительное явление . Здоровье переживается и оценивается в соответствии с тем, что люди считают разумными ожидать, учитывая их возраст, состояние здоровья и социальное положение.Таким образом, здоровье не обязательно означает отсутствие болезней или потерю функциональных способностей. Другие положительные ценности в жизни могут компенсировать разного рода потери. Большинство людей реалистичны в своих жизненных ожиданиях. Наконец, индивидуализм относится к здоровью как к высоколичностному феномену . Восприятие здоровья зависит от того, кто вы как человек. Быть частью общества и чувствовать себя рядом с другими людьми кажется важным для всех. Кроме того, ценности индивидуальны, и, поскольку каждый человек уникален, стратегии улучшения здоровья должны быть индивидуализированы.

Определения здоровья на стыке технологий, медицины и людей в цифровом обществе

Цифровое общество позволяет сосуществовать и динамично развиваться различным точкам зрения в различных формах онлайн-среды. Впоследствии разные взгляды на здоровье одновременно присутствуют в сети, конкурируя за внимание посетителей, пользователей и создателей цифрового контента. Некоторые из этих идей, хотя и кажутся новыми и привлекательными, часто представляют собой обновленные исторические концепции.Более того, каждое вмешательство, связанное с общественным здравоохранением, должно учитывать его онлайн-контекст. Важно уметь выявлять и распознавать индивидуальное понимание здоровья, особенно когда эта концепция здоровья противоречит рекомендациям по заболеваниям, требующим медицинского вмешательства.

Множество определений здоровья отражает разнообразие контекстов, в которых разрабатывается понятие здоровья. Концепт «домашний контекст» — это контекст, в котором возникает концепт. Он имеет смысл преимущественно внутри, но не обязательно вне своего домашнего контекста.Концептуализация – это словесный акт, направленный на выявление и оформление границ и содержания явлений. Концептуализация локализует и атрибутирует идентичность, содержание или значение. Определения здоровья, очевидно, отражают социально и культурно сконструированные и ориентировочные категории. Отношения между человеком и обществом подразумеваются в большинстве концепций здоровья. В частности, в цифровой среде критический анализ концепций здравоохранения помогает нам лучше понять политику и политику в области здравоохранения и их последствия. Поскольку они часто представляют социальные силы, а не феноменологические различия, их соответственно принимают, критикуют или даже отвергают.

Современное общество представляет собой сложное, высокозатратное, высокотехнологичное общество, в котором гражданам постоянно необходимо учиться и обновлять свои знания и навыки, чтобы иметь возможность управлять своей жизнью. Поскольку цифровое общество построено на программном обеспечении, которое постоянно обновляется или заменяется новым, навигация стала новым «навыком охоты и собирательства». Чтобы ценить концепции и концептуализации, знания стали ключевым качеством в цифровом обществе.Понятия здоровья — особенно понятия, которые мы используем для объяснения, лечения, исцеления или борьбы с болезнью — это слова, которые мы также используем в качестве инструментов поиска. Особенностью цифрового общества является то, что прошлые и настоящие категории и понимания доступны одновременно, что подрывает традиционную западную систему школьного образования, в которой накопление прошлых знаний понимается и признается как предшествующее настоящему, обновленному знанию. Мы называем эту синкретичность, сосуществование разных взглядов без иерархии и приоритета «цифровым анахронизмом».Следовательно, общественная информация и общественное вмешательство в отношении здоровья должны учитывать это разнообразие подходов в Интернете и, таким образом, сами быть явными, а также аргументировать, почему и как выбран конкретный подход к здоровью. Определения здоровья, представленные здесь, также понимаются как навигационных инструментов , которые должны применяться в онлайн-среде. Знание о них может помочь навигатору понять и интерпретировать информацию, тексты или документы, которые встречаются в онлайн-столкновениях с проблемами, связанными со здоровьем.

Ссылки

1. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Мартинелли Л., Гайович С. Искажение, путаница и тупики: может ли общественный диалог в рамках ландшафтов знаний способствовать лучшему общению и пониманию инновационных знаний? Croat Med J. 2014; 55:54–60. doi: 10.3325/cmj.2014.55.54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Гайович С, Сваластог А.Л. При передаче знаний, связанных со здоровьем, остерегайтесь черных дыр географии ландшафтов знаний.Croat Med J. 2016;57:504–9. doi: 10.3325/cmj.2016.57.504. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Донев Д. Здоровье человека – определение, понятие и содержание. Как возникает заболевание и естественное течение болезни. Современная концепция и определение здравоохранения [на македонском языке]. В: Никодиевич Б, редактор. Современная диагностика и терапия в медицине. Скопье: медицинский факультет; 2000. с. 5-19. [Google Академия]5. Грмек М.Д., Будак А. Введение в медицину [на хорватском языке]. Загреб: Накладной завод «Глобус»; 1996.п. 247. [Google Академия]7. Раттер М. Психологическая устойчивость и защитные механизмы. Am J Ортопсихиатрия. 1987; 57: 316–31. doi: 10.1111/j.1939-0025.1987.tb03541.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Антоновский А. Салютогенная модель как теория укрепления здоровья. Health Promot Int. 1996; 11:11–8. doi: 10. 1093/heapro/11.1.11. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Всемирная организация здравоохранения. Глобальные конференции по укреплению здоровья – хартии, декларации и другие документы: Оттава, 1986 г., Аделаида, 1988 г., Сундсвалл, 1991 г., Джакарта, 1997 г., Мексика, 2000 г. и Бангкок, 2005 г.Доступно по адресу: http://www.who.int/healthpromotion/conferences/en. Доступ: 27 декабря 2017 г. 14. Тульчинский Т, Варавикова ЕА. Новое общественное здравоохранение. 3-е изд. Сан-Диего: Elsevier Academic Press; 2014. с. 884. [Google Академия] 15. Ноак Х. Концепции здоровья и укрепления здоровья. Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ. 1994. [Google Scholar]16. Павлекович Г., Донев Д., Залетель Крагель Л. Концепция и принципы укрепления здоровья. В: Донев Д., Павлекович Г., Залетель Крагель Л., редакторы. Укрепление здоровья и профилактика заболеваний.Форум Пакта о стабильности для сотрудничества в области общественного здравоохранения в ЮВЕ. Место: издательство Hans Jacobs Publishing Co; 2007. с. 3-14. [Google Академия] 17. Донев Д. К четвертому измерению здоровья – здоровью духовному. Вокс Медичи. 2014;23:318–21. [на македонском] [Google Scholar]18. Паризер Э. Пузырь фильтров: что скрывает от вас Интернет. Лондон: Пингвин Великобритания; 2011. [Google Академия]19. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Гайович С. Навигация по ландшафтам знаний: о здоровье, науке, коммуникации, СМИ и обществе.Croat Med J. 2015;56:321–3. doi: 10.3325/cmj.2015.56.321. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Альгайер Дж., Сваластог А.Л. Коммуникационные аспекты вспышки болезни, вызванной вирусом Эбола, в Западной Африке: нужно ли нам противодействовать одной, двум или нескольким эпидемиям? Croat Med J. 2015; 56:496. doi: 10.3325/cmj.2015.56.496. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]21. Дауни CA, Чанг EC. Оценка повседневных представлений о здоровье: непрофессиональные представления об инвентаризации здоровья, студенческая версия.Психическое здоровье. 2013;28:818–32. doi: 10.1080/08870446.2012.762099. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Миллштейн С.Г., Ирвин К.Э., мл. Понятия здоровья и болезни: разные конструкции вариаций на тему? Психология здоровья. 1987; 6: 515–24. doi: 10.1037/0278-6133.6.6.515. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Лоутон Дж. Лей опыт здоровья и болезни: прошлые исследования и планы на будущее. Социальное здоровье Illn. 2003; 25:23–40. doi: 10.1111/1467-9566.00338. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24.Захра А., Ли Э.В., Сан Л.И., Пак Дж.Х. Восприятие неспециалистами детерминант здоровья и факторов, влияющих на него: сводный анализ из 29 стран. Иран J Общественное здравоохранение. 2015;44:1620–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]25. Fugelli P, Ingstad B. Helse по-норски. Бог еще гладкий народный сер дет. [На норвежском]. Осло: Gyldendal Akademisk; 2009. [Google Scholar]26. Fugelli P, Ingstad B. Helse – slik folk ser det. Журнал Норвежской медицинской ассоциации. 2001; 121:3600–4. [на норвежском] [PubMed] [Google Scholar]

Концепции и определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей в ландшафтах знаний цифрового общества

Croat Med J. 2017 декабрь; 58(6): 431–435.

Анна Лидия Сваластог

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Дончо Донев

2 Университет им. Святых Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македония

Nina Jahren Kristoffersen

1 Университетский колледж Østfold, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

Srećko Gajović

3 Институт медицины, Университет Загреба, Хорватия , Загреб, Хорватия
прав.miih@civojag.okcers

1 Университетский колледж Остфолд, факультет здравоохранения и социальных исследований, Фредрикстад, Норвегия

2 Университет им. Св. Кирилла и Мефодия, медицинский факультет, Институт социальной медицины, Скопье, Республика Македонии

3 Медицинский факультет Загребского университета, Хорватский институт исследований мозга, Загреб, Хорватия
rh. miih@civojag.okcers Copyright © 2017 Хорватский медицинский журнал. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Ландшафты знаний ( http://knowledge-landscapes.hiim.hr/) представляют собой многомерные среды, с которыми люди сталкиваются при поиске знаний, в частности знаний, связанных со здоровьем (1,2).В цифровом обществе знания хорошо распространяются виртуально и онлайн. Значительная часть ландшафтов знаний также находится в цифровой среде. И здоровье, и знания сегодня необходимо понимать как часть цифрового общества. Важно оценить влияние, которое цифровое общество оказывает на ландшафты знаний и на здоровье. Это особенно актуально в связи с 90-летием Загребской школы общественного здравоохранения имени Андрея Штампара и работой ее основателя Андрии Штампара, с постоянным стремлением школы быть на переднем крае понимания общественного здравоохранения в современном обществе (3). ).Следовательно, в этой статье рассматриваются концепции здоровья в связи с современной цифровой средой.

Необходимо прояснить, как знания, относящиеся к здоровью и благополучию, распространяются в цифровом обществе и как поиск этих знаний, т. е. навигация по ландшафтам знаний, влияет на повседневную жизнь и здоровье. Мы представляем различные определения здоровья и связанных со здоровьем ценностей. Обычный подход к объяснению определений здоровья состоит в том, чтобы дать исторический и хронологический обзор, показывающий развитие идей с течением времени, чтобы лучше понять текущее положение.В отличие от этого, в онлайн-среде переизбыток информации и безграничные возможности подачи контента приводят к сосуществованию различных взглядов. Мы утверждаем, что сегодня нам нужен исторический обзор, чтобы определить и понять это множество взглядов и точек зрения, сосуществующих в цифровой среде. Это сосуществование, являющееся продуктом цифрового общества, можно назвать «цифровым анахронизмом».

Исторический обзор взглядов и представлений о здоровье – от представлений о равновесии к представлениям о здоровье как экономической категории болезнь, была основой восприятия здоровья в Древней Греции.Подобные концепции существовали в древней индийской и китайской медицине (4,5). В V веке до нашей эры Пиндар определял здоровье как «гармоничное функционирование органов», подчеркивая физическое измерение здоровья, физического тела и общей функциональности, сопровождающееся ощущением комфорта и отсутствием боли. Даже сегодня его определение имеет важное значение как предпосылка общего состояния здоровья и хорошего самочувствия. Платон (429-347 до н.э.) в своих «Диалогах» указывал, что совершенное человеческое общество может быть достигнуто путем гармонизации интересов личности и общества, и что идеал древнегреческой философии «здоровый дух в здоровом теле» можно было бы достичь, если бы люди установили внутреннюю гармонию и гармонию с физическим и социальным окружением.По учению Аристотеля, человек по самой своей природе существо общественное; он стремится жить в сообществах с обязанностью уважать моральные стандарты и этические правила.

Аристотель подчеркивал необходимость регулирования отношений в обществе для достижения гармоничного функционирования и сохранения здоровья его членов. Демокрит связывал здоровье с поведением, блуждая, почему люди молили Бога о здоровье, которое по существу было в их собственном контроле. Гиппократ объяснял здоровье в связи с факторами окружающей среды и образом жизни.Гиппократ был создателем концепции «позитивного здоровья», которое зависело от первичной конституции человека (сегодня мы считаем ее генетикой), диеты и физических упражнений. Он считал, что правильная диета и физические упражнения необходимы для здоровья, а смена времен года оказывает глубокое влияние на разум и тело, приводя к различным типам преобладающих заболеваний зимой (заболевания дыхательных путей) и летом (заболевания пищеварительного тракта). 4,5). Можно многое сказать о давнем философском споре о теле и душе, а в современном обществе о теле и разуме, как об активной дихотомии (Платон и эллинизм) или как об интегрированном единстве (обычно ссылка на Аристотеля), что важно для знать о в текущей онлайн-среде.

В средние века на восприятие здоровья сильно влияли религия и церковь. После распада Римской империи от церкви осталась единственная важная инфраструктура, обеспечивающая заботу о людях и собирающая знания о лекарственных средствах, например о травах, выращиваемых в монастырских садах (6). «Забытое» знание древности было заново открыто в эпоху Возрождения и переформулировано вплоть до настоящего времени. В период промышленной революции здоровье стало экономической категорией, которая должна была обеспечивать хорошее состояние и работоспособность и сокращать количество потерянных рабочих дней из-за болезни.Соответственно, ценность здоровья заключалась в том, чтобы обеспечивать экономическую прибыль. Здоровье было переплетено с дарвинистскими представлениями о силе и способности быть сильнейшими, где смысл жизни был связан с физическим выживанием. Другой аспект здоровья рассматривал способность человека приспосабливаться к влияниям окружающей среды в той степени, в какой человек может терпеть и сопротивляться. Когда адаптация окончена, болезнь возникает как естественное следствие. Этот подход сначала отражал только биологические механизмы адаптации, а затем добавлял влияние окружающей среды, которую необходимо было регулировать и модифицировать (4,5).

Современные концепции здоровья – от индивидуальных к общественным рискам и обратно к индивидууму

Все современные концепции здоровья признают здоровье чем-то большим, чем отсутствие болезней, подразумевая максимальную способность личности к самореализации и самореализации. Это должно уравновешивать внутренние силы и возможности человека с чувством удовольствия или неудовлетворенности в его отношениях с окружающей средой (7). Социальная медицина и подход общественного здравоохранения к здоровью выступают за то, что мы должны наблюдать не только за здоровьем отдельных людей, но также за здоровьем групп и сообщества в результате взаимодействия людей с социальной средой.

Целостная концепция здоровья заключается в выражении целостности. Здоровье — это относительное состояние, при котором человек способен хорошо функционировать физически, умственно, социально и духовно, чтобы выражать весь спектр своих уникальных возможностей в среде, в которой он живет. И здоровье, и болезнь являются динамическими процессами, и каждый человек находится на градуированной шкале или в непрерывном спектре (континууме), начиная от хорошего самочувствия и оптимального функционирования во всех аспектах своей жизни, с одной стороны, до болезни, завершающейся смертью, с другой (3). ,8).

Теория салютогенеза использует другой взгляд на то, что создает здоровье и какие факторы поддерживают здоровье, в отличие от традиционного подхода патогенеза к изучению факторов, вызывающих заболевание (9). Чтобы найти «истоки здоровья», нужно искать факторы, поддерживающие здоровье и благополучие человека (10).

Определения здоровья Всемирной организации здравоохранения

Обеспечение социального обеспечения и содействие, поощрение и обеспечение индивидуальной автономии и достоинства являются ключевыми задачами в настоящее время и в обществе. Современное понимание здоровья стало официальным, когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) во время своего создания в 1948 году включила определение здоровья в свой Устав. Определение было предложено доктором Андрией Штампар, видным ученым из Хорватии в области социальной медицины и общественного здравоохранения и одним из основателей ВОЗ. Это общепринятое определение гласит, что «здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или физических дефектов» (11).В этом определении впервые утверждалось, что, помимо физического и психического здоровья, социальное благополучие является неотъемлемым компонентом общего здоровья, поскольку здоровье тесно связано с социальной средой, условиями жизни и труда.

Уважая это определение как глобальную концепцию, многие исследователи и теоретики впоследствии выступали за принятие рабочих, практических и оперативных определений здоровья. В 1977 г. с принятием Глобальной стратегии ВОЗ «Здоровье для всех к 2000 г. » косвенно была принята прагматическая концепция здоровья – способность вести социально и экономически продуктивную жизнь, что являлось существенной целью этой Стратегии. (12).

Определение здоровья в операционных и рабочих терминах было жизненно важным для разработки политики и программ по поддержанию и улучшению здоровья, и ему удалось значительно превзойти широко укоренившееся представление о том, что здоровье просто означает отсутствие болезни. В Оттавской хартии 1-й Международной конференции по укреплению здоровья, состоявшейся в Оттаве, Канада, в 1986 г., говорится, что здоровье создается в контексте повседневной жизни и окружающей среды, где люди живут, любят, работают и развлекаются. Таким образом, было введено активное и интерактивное понимание здоровья.Целью укрепления здоровья является сочетание подхода к воздействию на социальные детерминанты с решимостью и стремлением мотивировать и поощрять отдельных лиц и сообщества за их активный подход к здоровью и приверженность здоровому образу жизни (13-16).

В течение последних нескольких десятилетий определение здоровья ВОЗ все чаще корректировалось и дополнялось четвертым измерением – духовным здоровьем. Вообще говоря, духовное здоровье включает в себя чувство наполненности и удовлетворенности собственной жизнью, систему ценностей, уверенность в себе и чувство собственного достоинства, самосознание и присутствие, миролюбие и спокойствие с динамическим эмоциональным балансом, как внутренним, так и по отношению к окружающей среде, нравственность и правдивость, самоотверженность, положительные эмоции, сострадание и готовность помогать и поддерживать других, ответственность и вклад в общее благо, успешное решение повседневных жизненных проблем и требований, а также социальных стрессов (17).

Как здоровье воспринимается в современной цифровой среде – взгляд неспециалиста

Цифровое общество, в котором информационные технологии привели к фундаментальным социальным сдвигам, является носителем определенных характеристик. Он получил новые организационные принципы (отношения и арены) для государственных институтов и частных агентов, а также изменил отношения между публичным и частным (18). В цифровом обществе информационные технологии стали чем-то большим, чем просто инструмент для связи, хранения и обмена информацией.Поэтому ее не следует сводить к еще одной истории, которую мы добавляем к прежним историям общества. Вместо этого общество изменилось как таковое, и его нужно описывать в его собственных терминах.

Чтобы действовать как гражданин в цифровом обществе, необходимо обладать определенными навыками в отношении того, как получить знания и как получить к ним доступ, интерпретировать и использовать их в онлайн-среде. В цифровом обществе знания организованы в динамических предварительных онлайн-инфраструктурах и доступны пользователям через различные поисковые инструменты и механизмы и их рабочие алгоритмы.Это означает, что цифровое общество структурирует, изменяет и производит знания сложным образом, и людям сегодня нужны навыки, чтобы критически воспринимать эти постоянно меняющиеся ландшафты и безопасно ориентироваться в них (1,2,19,20). Мы концептуализировали эту многомерную технологическую среду, открытую для индивидуального доступа, как ландшафты знаний (1). Как гражданин, человек должен знать, как ориентироваться в этих ландшафтах знаний, чтобы получать информацию, связанную со здоровьем, и иметь возможность выбирать стратегии и услуги для своей собственной жизни и жизни других людей, о которых он заботится.

Широкий спектр производителей вносит свой вклад в содержание, которое можно найти в Интернете, что позволяет им выражать свои собственные мысли и видения, в частности, в отношении здоровья. Важный вопрос заключается в том, отражаются ли предписанные обществом ценности и теоретические положения также в эмпирическом понимании и восприятии здоровья непрофессионалами. Медицинские работники и политики также должны знать, что сами люди считают наиболее важными проблемами в отношении здоровья, в частности, что такое здоровье и какие факторы в жизни людей составляют здоровье.Эти знания необходимы для встречи с людьми в различных медицинских учреждениях и для решения проблем со здоровьем в цифровой сфере.

В течение некоторого времени накапливались исследования индивидуальных представлений о здоровье и болезни, и становится очевидным, что они имеют серьезные последствия для поведения человека в отношении здоровья (21). Установлено, что пол и возраст влияют на восприятие людьми здоровья в той же степени, что и их фон и факторы окружающей среды. В целом точку зрения непрофессионалов на здоровье и болезнь следует рассматривать не как конструкты на противоположных концах единого континуума, а скорее как две отдельные, но перекрывающиеся конструкты (22).Переживание здоровья более неосязаемо и неуловимо, чем переживание болезни, что делает первое гораздо более сложным для изучения (23). Здоровье можно считать само собой разумеющимся и не привлекать внимание людей до тех пор, пока оно не будет подвергнуто сомнению в ситуациях, характеризующихся в основном реальными или угрожающими изменениями, болезнями или утратой.

Zahra et al (24) изучали восприятие непрофессионалами здоровья и факторов, влияющих на здоровье, в 29 странах. Люди, принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимали детерминанты здоровья.Самый высокий процент людей согласились с тем, что окружающая среда является определяющим фактором здоровья, что согласуется с научным мнением об увеличении бремени болезней, вызванных факторами окружающей среды. Fugelli & Ingstad (25, 26) провели многоцентровое этнографическое исследование, чтобы изучить восприятие здоровья непрофессионалами в различных контекстах, средах и местах. Они опросили людей в их собственных домах, в пяти разных местах Норвегии, в сельской местности, малых и больших городах, людей из разных социально-экономических и культурных слоев, живущих на побережье, внутри страны, в рыбацких, сельскохозяйственных и промышленных сообществах.Они определили шесть основных элементов в представлении людей о здоровье в их реальных ситуациях: благополучие, функционирование, характер, чувство юмора, преодоление трудностей и наличие энергии.

Мирской взгляд на здоровье характеризуется тремя качествами: целостностью, прагматизмом и индивидуализмом. Целостность связана со здоровьем как целостным феноменом. Здоровье — это аспект, переплетенный со всеми другими аспектами жизни, повседневной жизнью, трудовой жизнью, семейной жизнью и общественной жизнью.Здоровье рассматривается как ресурс и тотальное, личное, зависящее от ситуации явление. Недостаточно отсутствия болезни – необходимо учитывать жизненную ситуацию в целом. Функционирование семьи и благополучие детей являются важной частью ощущения здоровья как целостности. Умение жить в соответствии со своими личными ценностями также является важным вопросом. Прагматизм отражает здоровье как относительное явление . Здоровье переживается и оценивается в соответствии с тем, что люди считают разумными ожидать, учитывая их возраст, состояние здоровья и социальное положение.Таким образом, здоровье не обязательно означает отсутствие болезней или потерю функциональных способностей. Другие положительные ценности в жизни могут компенсировать разного рода потери. Большинство людей реалистичны в своих жизненных ожиданиях. Наконец, индивидуализм относится к здоровью как к высоколичностному феномену . Восприятие здоровья зависит от того, кто вы как человек. Быть частью общества и чувствовать себя рядом с другими людьми кажется важным для всех. Кроме того, ценности индивидуальны, и, поскольку каждый человек уникален, стратегии улучшения здоровья должны быть индивидуализированы.

Определения здоровья на стыке технологий, медицины и людей в цифровом обществе

Цифровое общество позволяет сосуществовать и динамично развиваться различным точкам зрения в различных формах онлайн-среды. Впоследствии разные взгляды на здоровье одновременно присутствуют в сети, конкурируя за внимание посетителей, пользователей и создателей цифрового контента. Некоторые из этих идей, хотя и кажутся новыми и привлекательными, часто представляют собой обновленные исторические концепции.Более того, каждое вмешательство, связанное с общественным здравоохранением, должно учитывать его онлайн-контекст. Важно уметь выявлять и распознавать индивидуальное понимание здоровья, особенно когда эта концепция здоровья противоречит рекомендациям по заболеваниям, требующим медицинского вмешательства.

Множество определений здоровья отражает разнообразие контекстов, в которых разрабатывается понятие здоровья. Концепт «домашний контекст» — это контекст, в котором возникает концепт. Он имеет смысл преимущественно внутри, но не обязательно вне своего домашнего контекста.Концептуализация – это словесный акт, направленный на выявление и оформление границ и содержания явлений. Концептуализация локализует и атрибутирует идентичность, содержание или значение. Определения здоровья, очевидно, отражают социально и культурно сконструированные и ориентировочные категории. Отношения между человеком и обществом подразумеваются в большинстве концепций здоровья. В частности, в цифровой среде критический анализ концепций здравоохранения помогает нам лучше понять политику и политику в области здравоохранения и их последствия. Поскольку они часто представляют социальные силы, а не феноменологические различия, их соответственно принимают, критикуют или даже отвергают.

Современное общество представляет собой сложное, высокозатратное, высокотехнологичное общество, в котором гражданам постоянно необходимо учиться и обновлять свои знания и навыки, чтобы иметь возможность управлять своей жизнью. Поскольку цифровое общество построено на программном обеспечении, которое постоянно обновляется или заменяется новым, навигация стала новым «навыком охоты и собирательства». Чтобы ценить концепции и концептуализации, знания стали ключевым качеством в цифровом обществе.Понятия здоровья — особенно понятия, которые мы используем для объяснения, лечения, исцеления или борьбы с болезнью — это слова, которые мы также используем в качестве инструментов поиска. Особенностью цифрового общества является то, что прошлые и настоящие категории и понимания доступны одновременно, что подрывает традиционную западную систему школьного образования, в которой накопление прошлых знаний понимается и признается как предшествующее настоящему, обновленному знанию. Мы называем эту синкретичность, сосуществование разных взглядов без иерархии и приоритета «цифровым анахронизмом».Следовательно, общественная информация и общественное вмешательство в отношении здоровья должны учитывать это разнообразие подходов в Интернете и, таким образом, сами быть явными, а также аргументировать, почему и как выбран конкретный подход к здоровью. Определения здоровья, представленные здесь, также понимаются как навигационных инструментов , которые должны применяться в онлайн-среде. Знание о них может помочь навигатору понять и интерпретировать информацию, тексты или документы, которые встречаются в онлайн-столкновениях с проблемами, связанными со здоровьем.

Ссылки

1. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Мартинелли Л., Гайович С. Искажение, путаница и тупики: может ли общественный диалог в рамках ландшафтов знаний способствовать лучшему общению и пониманию инновационных знаний? Croat Med J. 2014; 55:54–60. doi: 10.3325/cmj.2014.55.54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Гайович С, Сваластог А.Л. При передаче знаний, связанных со здоровьем, остерегайтесь черных дыр географии ландшафтов знаний.Croat Med J. 2016;57:504–9. doi: 10.3325/cmj.2016.57.504. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Донев Д. Здоровье человека – определение, понятие и содержание. Как возникает заболевание и естественное течение болезни. Современная концепция и определение здравоохранения [на македонском языке]. В: Никодиевич Б, редактор. Современная диагностика и терапия в медицине. Скопье: медицинский факультет; 2000. с. 5-19. [Google Академия]5. Грмек М.Д., Будак А. Введение в медицину [на хорватском языке]. Загреб: Накладной завод «Глобус»; 1996.п. 247. [Google Академия]7. Раттер М. Психологическая устойчивость и защитные механизмы. Am J Ортопсихиатрия. 1987; 57: 316–31. doi: 10.1111/j.1939-0025.1987.tb03541.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Антоновский А. Салютогенная модель как теория укрепления здоровья. Health Promot Int. 1996; 11:11–8. doi: 10. 1093/heapro/11.1.11. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Всемирная организация здравоохранения. Глобальные конференции по укреплению здоровья – хартии, декларации и другие документы: Оттава, 1986 г., Аделаида, 1988 г., Сундсвалл, 1991 г., Джакарта, 1997 г., Мексика, 2000 г. и Бангкок, 2005 г.Доступно по адресу: http://www.who.int/healthpromotion/conferences/en. Доступ: 27 декабря 2017 г. 14. Тульчинский Т, Варавикова ЕА. Новое общественное здравоохранение. 3-е изд. Сан-Диего: Elsevier Academic Press; 2014. с. 884. [Google Академия] 15. Ноак Х. Концепции здоровья и укрепления здоровья. Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ. 1994. [Google Scholar]16. Павлекович Г., Донев Д., Залетель Крагель Л. Концепция и принципы укрепления здоровья. В: Донев Д., Павлекович Г., Залетель Крагель Л., редакторы. Укрепление здоровья и профилактика заболеваний.Форум Пакта о стабильности для сотрудничества в области общественного здравоохранения в ЮВЕ. Место: издательство Hans Jacobs Publishing Co; 2007. с. 3-14. [Google Академия] 17. Донев Д. К четвертому измерению здоровья – здоровью духовному. Вокс Медичи. 2014;23:318–21. [на македонском] [Google Scholar]18. Паризер Э. Пузырь фильтров: что скрывает от вас Интернет. Лондон: Пингвин Великобритания; 2011. [Google Академия]19. Сваластог А.Л., Аллгайер Дж., Гайович С. Навигация по ландшафтам знаний: о здоровье, науке, коммуникации, СМИ и обществе.Croat Med J. 2015;56:321–3. doi: 10.3325/cmj.2015.56.321. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Альгайер Дж., Сваластог А.Л. Коммуникационные аспекты вспышки болезни, вызванной вирусом Эбола, в Западной Африке: нужно ли нам противодействовать одной, двум или нескольким эпидемиям? Croat Med J. 2015; 56:496. doi: 10.3325/cmj.2015.56.496. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]21. Дауни CA, Чанг EC. Оценка повседневных представлений о здоровье: непрофессиональные представления об инвентаризации здоровья, студенческая версия.Психическое здоровье. 2013;28:818–32. doi: 10.1080/08870446.2012.762099. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Миллштейн С.Г., Ирвин К.Э., мл. Понятия здоровья и болезни: разные конструкции вариаций на тему? Психология здоровья. 1987; 6: 515–24. doi: 10.1037/0278-6133.6.6.515. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Лоутон Дж. Лей опыт здоровья и болезни: прошлые исследования и планы на будущее. Социальное здоровье Illn. 2003; 25:23–40. doi: 10.1111/1467-9566.00338. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24.Захра А., Ли Э.В., Сан Л.И., Пак Дж.Х. Восприятие неспециалистами детерминант здоровья и факторов, влияющих на него: сводный анализ из 29 стран. Иран J Общественное здравоохранение. 2015;44:1620–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]25. Fugelli P, Ingstad B. Helse по-норски. Бог еще гладкий народный сер дет. [На норвежском]. Осло: Gyldendal Akademisk; 2009. [Google Scholar]26. Fugelli P, Ingstad B. Helse – slik folk ser det. Журнал Норвежской медицинской ассоциации. 2001; 121:3600–4. [на норвежском] [PubMed] [Google Scholar]

HRQOL Concepts | ЦКЗ

Почему важно качество жизни?

Качество жизни важно для всех. Хотя Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяла здоровье очень широко еще полвека назад, здоровье в Соединенных Штатах традиционно измерялось узко и с точки зрения дефицита, часто с использованием показателей заболеваемости или смертности. Но здоровье рассматривается сообществом общественного здравоохранения как многомерная конструкция 1 , включающая физическую, психическую и социальную сферы.

Поскольку достижения в области медицины и общественного здравоохранения привели к излечению и лучшему лечению существующих болезней и отсрочке смертности, было логично, что те, кто измеряет результаты в отношении здоровья, начнут оценивать здоровье населения не только на основе спасения жизней, но и с точки зрения улучшения качества жизни.

 В начало страницы

Что такое качество жизни?

Качество жизни (КЖ) — это широкое многомерное понятие, которое обычно включает субъективные оценки как положительных, так и отрицательных аспектов жизни. 2 Сложность измерения заключается в том, что, хотя термин «качество жизни» имеет значение почти для всех и каждой академической дисциплины, отдельные лица и группы могут определять его по-разному. Хотя здоровье является одной из важных областей общего качества жизни, существуют и другие области, например, работа, жилье, школа, соседство.Аспекты культуры, ценностей и духовности также являются ключевыми областями общего качества жизни, что усложняет его измерение. Тем не менее, исследователи разработали полезные методы, которые помогли концептуализировать и измерить эти многочисленные области и то, как они соотносятся друг с другом.

 В начало страницы

Что такое качество жизни, связанное со здоровьем?

Концепция качества жизни, связанного со здоровьем (HRQOL), и его детерминанты развивались с 1980-х годов, чтобы охватить те аспекты общего качества жизни, которые, как можно четко показать, влияют на здоровье — физическое или психическое. 3-6

  • На индивидуальном уровне HRQOL включает восприятие физического и психического здоровья (например, уровень энергии, настроение) и их корреляты, включая риски и состояния здоровья, функциональное состояние, социальную поддержку и социально-экономический статус.
  • На уровне сообщества HRQOL включает ресурсы, условия, политику и практику на уровне сообщества, которые влияют на восприятие населения здоровья и функциональное состояние.
  •  На основе обобщения научной литературы и рекомендаций своих партнеров в области общественного здравоохранения CDC определил КЖСЗ как «восприятие физического и психического здоровья человека или группы с течением времени. 3

Структура HRQOL позволяет агентствам здравоохранения на законных основаниях обращаться к более широким областям государственной политики в отношении здоровья вокруг общей темы в сотрудничестве с более широким кругом партнеров в области здравоохранения, включая агентства социальных услуг, специалистов по планированию сообщества и бизнес-группы. 7

Вопросы

HRQOL стали важным компонентом надзора за общественным здравоохранением и обычно считаются достоверными индикаторами неудовлетворенных потребностей и результатов вмешательства. Самооценка состояния здоровья также является более мощным предиктором смертности и заболеваемости, чем многие объективные показатели здоровья. 9-10 Показатели HRQOL позволяют научно продемонстрировать влияние здоровья на качество жизни, выходя далеко за рамки старой парадигмы, которая ограничивалась тем, что можно увидеть под микроскопом.

 В начало страницы

Почему важно отслеживать КЖСЗ?

Сосредоточение внимания на HRQOL как на результате может преодолеть границы между дисциплинами и между социальными, психическими и медицинскими услугами. Несколько недавних изменений в федеральной политике подчеркивают необходимость измерения качества жизни, связанного со здоровьем, в дополнение к традиционным показателям заболеваемости и смертности общественного здравоохранения. Healthy People 2000, 2010 и 2020 определили улучшение качества жизни как центральную цель общественного здравоохранения.

  • HRQOL связано как с хроническими заболеваниями (сахарный диабет, рак молочной железы, артрит и гипертония), о которых они сообщают, так и с их факторами риска (индекс массы тела, отсутствие физической активности и курение). 3
  • Измерение качества жизни, связанного со здоровьем, может помочь определить бремя предотвратимых заболеваний, травм и инвалидности, а также может дать ценную новую информацию о взаимосвязях между качеством жизни, связанным со здоровьем, и факторами риска.
  • Измерение HRQOL поможет отслеживать прогресс в достижении национальных целей в области здравоохранения.

Анализ данных эпиднадзора за HRQOL может выявить подгруппы с относительно плохим восприятием здоровья и помочь направить вмешательства для улучшения их положения и предотвращения более серьезных последствий. Интерпретация и публикация этих данных может помочь определить потребности в политике и законодательстве в области здравоохранения, помочь распределить ресурсы на основе неудовлетворенных потребностей, направить разработку стратегических планов и контролировать эффективность широких вмешательств на уровне сообщества.

 В начало страницы

Как можно измерить КЖСЗ?

В начале 1990-х годов Отдел Центра по контролю и профилактике заболеваний взрослых и местного населения, Программа профилактики инвалидности, Программа женского здоровья, Исследовательская лаборатория Национального центра статистики здравоохранения по разработке вопросников и Управление программы эпидемиологии работали над разработкой и утверждением компактного набора мер, можно использовать для измерения HRQOL. 8 Это меры Healthy Days, интегрированный набор широких вопросов о недавнем предполагаемом состоянии здоровья и ограничении активности.На основе обобщения научной литературы и рекомендаций своих партнеров в области общественного здравоохранения CDC определил HRQOL как «восприятие физического и психического здоровья человека или группы с течением времени». 3

Узнайте больше о том, как CDC измеряет HRQOL, на странице «Методы и показатели».

 В начало страницы

Ресурсы

 

 В начало страницы

Ссылки

  1. Преамбула к Уставу Всемирной организации здравоохранения, принятому на Международной конференции здравоохранения, Нью-Йорк, 19–22 июня 1946 г. ; подписано 22 июля 1946 года представителями 61 государства (Официальные отчеты Всемирной организации здравоохранения, № 2, с.100) и вступил в силу 7 апреля 1948 г.
  2. Группа WHOQOL. Оценка качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL). Развитие и психометрические свойства. Soc Sci Med 1998;46:1569-1585.
  3. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Измерение здоровых дней: оценка населением качества жизни, связанного со здоровьем. Центры по контролю и профилактике заболеваний , Атланта, Джорджия, 2000 г.
  4. Gandek B, Sinclair SJ, Kosinski M, Ware JE Jr. Психометрическая оценка медицинского обследования SF-36 в управляемом медицинском обслуживании Medicare. Health Care Financ Rev 2004;25(4):5-25.
  5. МакХорни, Калифорния. Методы оценки состояния здоровья взрослых: прошлые достижения и будущие направления. Ежегодный выпуск Общественного здравоохранения 1999 г .; 20:309-35.
  6. Селим А.Дж., Роджерс В. , Флейшман Дж.А., Цянь С.Х., Финке Б.Г., Ротендлер Дж.А., Казис Л.Е. Обновленный стандарт населения США для обследования здоровья ветеранов RAND из 12 пунктов (VR-12). Качество жизни Res . 2009;18(1):43-52.
  7. Kindig DA, Booske BC, Remington PL.Мобилизация действий в интересах общественного здоровья (MATCH): показатели, стимулы и партнерские отношения для здоровья населения. Предыдущий Хронический Dis 2010;7(4). http://www.cdc.gov/pcd/issues/2010/jul/10_0019.htm.
  8. Hennessy CH, Moriarty DG, Zack MM, Scherr PA, Brackbill R. Измерение качества жизни, связанного со здоровьем, для наблюдения за общественным здравоохранением. Представитель общественного здравоохранения 1994;109(5):665–672.
  9. Доминик К.Л., Ахерн FM, Золотой чемпион, Хеллер Д.А. Отношение качества жизни, связанного со здоровьем, к обращению за медицинской помощью и смертности среди пожилых людей. Aging Clin Exp Res 2002;14(6):499–508.
  10. ДеСальво К. Б., Блозер Н., Рейнольдс К., Хе Дж., Мантнер П.Дж. Прогноз смертности с помощью одного общего вопроса с самооценкой здоровья. Метаанализ. Gen Intern Med 2006;21(3):267-75.

 Наверх страницы

Социальные детерминанты здоровья 101 для здравоохранения: пять плюс пять

Санне Маньян

9 октября 2017 г. | Документ для обсуждения

 

Введение

Социальные детерминанты здоровья (SDoH) — относительно новый термин в здравоохранении.По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), SDoH — это «условия, в которых люди рождаются, растут, живут, работают и стареют. Эти обстоятельства формируются распределением денег, власти и ресурсов на глобальном, национальном и местном уровнях» [1]. Социальные детерминанты здоровья также определяют доступность и качество медицинской помощи, иногда называемые медико-социальными детерминантами здоровья (см. , рис. 1 , модель факторов, влияющих на здоровье, в рейтинге здоровья округов). Будущие возможности могут существовать в генетике и биологических детерминантах; однако неизвестно, будет ли их изменение столь же осуществимым, как и изменение социальных детерминант здоровья.

Несмотря на то, что SDoH легко находит отклик у клиницистов, учитывая их интуитивное понимание того, что на результаты в отношении здоровья влияют состояния пациентов вне стен клиники, клиницисты могут высказывать некоторые опасения по поводу участия в SDoH. Во-первых, они осознают, что это не входит в их компетенцию или текущую ответственность. Во-вторых, некоторые обеспокоены тем, что у систем здравоохранения уже достаточно проблем, и они не должны играть роль в усилиях по смягчению или улучшению SDoH. В-третьих, они выражают озабоченность по поводу ограниченных данных об эффективности вмешательств здравоохранения в отношении SDoH [2].Однако существует мнение, что здравоохранение должно найти свою роль в здоровье населения [3], и некоторые поставщики услуг считают, что имеется достаточно научных данных для поддержки интеграции SDoH в здравоохранение, и проводят мероприятия, основанные на фактических данных, с партнерами из сообщества [4, 5].

Чтобы мы не думали, что SDoH — это следующая панацея в здравоохранении, давайте рассмотрим, что мы знаем и что нам нужно узнать о SDoH для реализации национальной стратегии качества лучшего медицинского обслуживания, здоровых людей/здоровых сообществ и доступного медицинского обслуживания [6].

Пять вещей, которые мы знаем о (социальных) детерминантах здоровья в здравоохранении

1. Медицинская помощь как детерминанта здоровья недостаточна для обеспечения лучших результатов в отношении здоровья.

По оценкам, на медицинскую помощь приходится лишь 10–20 процентов поддающихся изменению факторов, способствующих улучшению здоровья населения [7]. Остальные 80-90% иногда широко называют SDoH: поведение, связанное со здоровьем, социально-экономические факторы и факторы окружающей среды.Хотя мы как страна тратим более высокий процент нашего валового внутреннего продукта на расходы на медицинское обслуживание, чем другие развитые страны, сравнивать расходы на SDoH сложнее. Мы знаем, что многие развитые страны пропорционально тратят на социальные услуги больше, чем США [8]. Хотя социальные услуги не соответствуют непосредственно SDoH, это сравнение дает представление о пропорциональных расходах в нашей стране.

Следствие: несмотря на наши значительные расходы, наши результаты являются одними из самых низких для развитых стран, включая значительное неравенство [9].Что касается здравоохранения, надежда состоит в том, что воздействие на более важные социальные детерминанты улучшит результаты в отношении здоровья, уменьшит несправедливость и снизит затраты. Чему мы можем научиться из усилий медицинских и немедицинских систем других стран, направленных на достижение лучших результатов в отношении здоровья?

 

Рисунок 1 | Рейтинги здоровья округов и дорожные карты | Источник: перепечатано с разрешения County Health Rankings & Roadmaps, http://www.countyhealthrankings.org/our-approach (по состоянию на 18 июля 2017 г. ).

 

 

2. На SDoH влияют политики и программы, и они связаны с улучшением состояния здоровья.

SDoH сильно зависят от политик, систем и сред (PSE). Диаграмма, используемая в рейтингах и дорожных картах состояния здоровья округа (, рис. 1, ), показывает взаимодействие между результатами в отношении здоровья, SDoH, политиками и программами. Например, табак является ведущей детерминантой многих последствий для здоровья (например, смертности, качества жизни), и на сокращение употребления табака в большей степени влияют цены на сигареты и отсутствие табачного дыма в обществе, чем наличие клиник по отказу от курения или линии.

Вывод: Партнерства на уровне сообществ, которые объединяют медицинские вмешательства и изменения в системе PSE, обеспечивают более комплексный подход к изменению поведения. Например, предписания по ходьбе для пациентов могут быть дополнены изменениями в сообществе, чтобы увеличить доступность безопасных мест для прогулок. Такие партнерские отношения также могут развеять опасения медицинских работников по поводу того, что они несут ответственность за проблемы, выходящие за рамки их клинической сферы, и партнерские отношения могут предоставить опыт, союзников и ресурсы для решения сложных вопросов, таких как употребление табака, физическая активность, употребление алкоголя, жилье и т. д. .

 

3. Новые модели оплаты вызывают интерес к SDoH.

Новые модели оплаты на основе ценности, такие как альтернативные модели оплаты, модели подотчетной помощи, такие как организации подотчетной помощи (ACO) и медицинские дома, ориентированные на пациента, и общие сбережения Medicare переходят к оплате за результаты, а не за измерения процесса, а также контрольные показатели для «общей стоимости обслуживания». Поскольку лучшие результаты в SDoH связаны с лучшими результатами для здоровья, будут ли модели оплаты развиваться, чтобы совместно вознаграждать организации здравоохранения и сообщества за такие результаты, как снижение распространенности табакокурения, ожирения и/или диабета или улучшение показателей выпускников средней школы?

Следствие: Рабочая группа по модели оплаты на основе населения Сети обучения и действий в области здравоохранения (LAN) недавно рекомендовала, чтобы меры «Большая (гер) точка» шире использовались в новых моделях оплаты. Например, показатели кардиологической помощи в идеале являются показателями результатов (например, 30-дневная смертность, качество жизни или самочувствие, связанное со здоровьем), а не отдельными показателями процесса (например, аспирина по прибытии (https://www.cms). .gov/Medicare/Quality-Initiatives-Patient-Assessment-Instruments/HospitalQualityInits/downloads/HospitalOverviewOfSpecs200512.pdf) ) [10]. Тем не менее, процессные меры по-прежнему важны для улучшения качества и для некоторых программ оплаты. Были предложены новые сводные показатели здоровья и благополучия населения для использования планами здравоохранения и подотчетными организациями по оказанию помощи [11,12], и разрабатываются схемы поощрения результатов в отношении здоровья.

 

4. Появляются платформы для интеграции SDoH.

Были предложены структуры данных для интеграции SDoH в систему первичной медико-санитарной помощи и захвата доменов SDoH в электронных медицинских картах (EHR). Одна структура включает данные сообщества и индивидуальные данные для использования в первичной медико-санитарной помощи, признавая, что все еще остаются вопросы о влиянии на результаты [13]. Однако эта структура не включает в себя то, как данные могут быть использованы с общественными партнерствами для увеличения эффекта от сбора данных.

Инструменты скрининга были разработаны, например, для инициативы ответственного медицинского сообщества [14] и одного для педиатрического отделения неотложной помощи с населением с низким доходом [15]. Появляются модели того, как отслеживать данные скрининга, например, «модели лечения от клиники к сообществу» для детей, живущих в семьях с неблагополучной продовольственной безопасностью [16].

Для EHR Институт медицины (IOM) рекомендовал охватить домены социального и поведенческого здоровья [17]. Были обсуждены стимулы, обучение и барьеры конфиденциальности для возможности включения SDoH в EHR [18].Интересно, что электронный скрининг давал более высокие показатели самораскрытия некоторых чувствительных детерминант (насилие и злоупотребление психоактивными веществами), чем личный скрининг [15]. Совсем недавно была оценена осуществимость, надежность и обоснованность доменов, рекомендованных IOM (за исключением дохода), и были рекомендованы клинические испытания [19, 20].

Вывод: Интеграция SDoH в систему здравоохранения не должна возлагаться в первую очередь на врачей первичной медико-санитарной помощи. Несмотря на то, что передовые клиницисты могут видеть закономерности ключевых детерминант для населения, лидеры в организациях здравоохранения должны продвигать эту работу путем согласования со стратегическими направлениями, поддержки советом директоров общественных партнерств, принятия культуры, которая ценит SDoH в дополнение к качественному и доступному медицинскому обслуживанию. , измерение/оценка, уточнение ролей, создание новых наборов навыков и перераспределение ресурсов [21], т.е.д., построение системного подхода к интеграции. Эти лидерские действия позволяют клиницистам, работающим на переднем крае, быть естественными поборниками SDoH в организации и сообществе, не неся ответственности за все необходимые компоненты системного подхода.

 

5. Проводятся эксперименты на местном и федеральном уровне.

Государственные инновационные модели исследуют связи между здравоохранением, социальными службами и некоторыми SDoH [22]. ACO реагируют на немедицинские потребности пациентов, такие как транспорт, жилье и питание, предполагая, что результаты и стоимость улучшатся [4].Одно рандомизированное педиатрическое вмешательство с использованием услуг личной навигации в двух больницах социальной защиты для удовлетворения социальных потребностей семей продемонстрировало снижение количества сообщений семей о социальных потребностях и улучшение общего состояния здоровья детей [23], и авторы рекомендуют больше экспериментов. для определения инвестиций в интервенции. Центры услуг Medicare и Medicaid (CMS) запустили подотчетные медицинские сообщества (ACH) — первую модель инновационного центра для проверки соответствия потребностям населения (т.т. е., бенефициары CMS) с ресурсами сообщества [24,25]. Благодаря надежному плану оценки пятилетняя модель ACH тестирует два направления: направление помощи — предоставление помощи в навигации по общественным службам и направление согласования — поощрение согласования партнеров для обеспечения доступности и оперативности услуг. Эти эксперименты предоставят больше доказательств эффективности в достижении лучших результатов, лучшего опыта и снижения затрат.

Пять вещей, которые нам нужно знать о социальных детерминантах здоровья в здравоохранении

1.Как мы расставляем приоритеты SDoH для отдельных пациентов и сообществ?

Приоритизация требует оценки готовности к проверенным или тестируемым вмешательствам и окупаемости инвестиций. Какие пациенты получат наибольшую пользу от решения их SDoH, а какие SDoH? Какие пациенты наиболее готовы к этим вмешательствам? Какие меры сократят расходы на душу населения? С точки зрения сообщества, какие SDoH вызывают наибольшую озабоченность у заинтересованных сторон сообщества и какие SDoH окажут наибольшее влияние на здоровье и благополучие всего населения, справедливость в отношении здоровья и расходы на здравоохранение?

 

 

2. Как мы можем вмешаться, не превращая SDoH в медициной?

Существует опасность того, что медицинский подход к этим немедицинским факторам приведет к большему количеству медицинских услуг по сравнению с более экономически эффективными вмешательствами на уровне сообщества. Например, социальный работник осматривает пациента с шизофренией раз в неделю в северной Миннесоте, но говорит: «Этому пациенту нужен друг». Как избежать «воссоздания колеса» внутри здравоохранения и увеличения затрат? Как мы прислушиваемся к сообществам, определяем и разграничиваем роль здравоохранения и надлежащим образом сотрудничаем с существующими ресурсами сообщества и увеличиваем потенциал? Как профессионалы в области здравоохранения, мы нуждаемся в огромных дозах смирения и открытости, чтобы по-настоящему решать проблемы SDoH и формировать общественные партнерства или присоединяться к ним.Недавняя инфографика иллюстрирует зарождающийся путь сотрудничества сообщества — от «моментов ага» до обратной связи и корректировки курса до нового диалога с сообществом [34].

Следствие: мы часто говорим о SDoH, но каковы «социальные детерминанты благополучия»? Благополучие — это «чувство удовлетворенности жизнью человека», как это было введено Эвансом и Стоддартом в их классической статье о детерминантах здоровья, в которой они постулируют, что благополучие является конечной целью политики в области здравоохранения [35].Продвижение «социальных детерминант благополучия» по сравнению со здоровьем не имеет автоматической связи с больницами, клиниками, визитами, тестами, процедурами и лекарствами, которые имеет термин «здоровье». Эту концепцию продвигают Коттке, Штифель и Пронк, которые предлагают нам привлекать других и избегать медикализации, сосредоточив внимание на «благополучии во всех стратегиях», а не на здоровье во всех политиках [36,37] .

 

3. Какие (новые) данные необходимы?

Третий вопрос: какие данные SDoH следует собирать — с какой целью и кем? Недавно HealthDoers, сеть, финансируемая Фондом Роберта Вуда Джонсона и Сетью регионального улучшения здравоохранения, провела одноранговое мероприятие (P2P), посвященное пересечению клинических, многоотраслевых данных и данных SDoH. Ниал Бреннан, бывший директор по данным в CMS, спросил, как обстоят дела с данными SDoH, по четырем ключевым вопросам, которые, по его словам, он всегда задает при сборе новых данных [27]:

  1. «Сколько будет стоить собрать? Стоит ли выжимать сок?
  2. «Насколько хороши данные? Он стандартизирован?
  3. «Насколько полны данные? Получаем ли мы его за 5%, 10%, 50%, 100% людей?
  4. «На каком уровне детализации должны быть данные?»

Эти вопросы возвращают нас к вопросам расстановки приоритетов, индекса возможностей и эффективного вмешательства.

С таким большим количеством неизвестных об использовании SDoH в клинической помощи крайне важно иметь данные для измерения и оценки вмешательств. Мониторинг непреднамеренных последствий хорошо продуманных и/или благонамеренных программ и политик важен, особенно для обеспечения того, чтобы неравенство не усугублялось.

 

 

4. Как мы строим межсекторальные партнерства?

Какие партнерские отношения следует создать для решения SDoH для отдельных лиц и сообществ? Какие секторы необходимо задействовать для достижения желаемых результатов? Каковы роли людей и организаций в этих различных партнерствах? Построение этих многоотраслевых партнерств требует доверия не только для обмена данными, но и для обмена ресурсами и деньгами. Какие факторы наиболее важны для укрепления доверия между организациями здравоохранения и партнерами в сообществе, где часто существует разница в силе? На недавнем семинаре Национальной академии наук, инженерии и медицины (NASEM) исследуется инфраструктура успешных многосекторальных партнерств, включая примеры сотрудничества в секторе здравоохранения и сообществах [38]. Например, руководитель Bellin Health определил пять «областей трансформации»: (1) понимание системы, (2) социальные изменения, (3) критические обсуждения, (4) совместное творчество и (5) распространение и масштабирование.

Следствие: Какой уровень интеграции (например, в непрерывности оказания помощи, ответственности за качество и затраты для населения, принадлежность к больницам и т. д.) между организациями здравоохранения и обслуживающими организациями необходим или не требуется для успешного решения SDoH с сообществом партнеры? Зависит ли это от рассматриваемой SDoH? Fraze и коллеги [4] описывают типологию ACO в отношении интеграции немедицинских потребностей пациентов с медицинской помощью — от нескоординированных до полностью интегрированных — при этом большинство ACO относятся к некоординированному квадранту («ни службы, ни организации не были интегрированы»). Что еще более важно, какие конкретные системные компоненты (например, глобальные бюджеты, лидерство в совете директоров, культура повышения качества, системы данных, менеджеры по уходу или медицинские работники сообщества, опыт работы с общественными партнерствами) необходимы для создания эффективных вмешательств?

 

5. Что еще?

Последний вопрос: «Что еще?» Например, дискуссии о здоровье населения и его измерении часто сосредотачиваются на основных причинах смерти, а не на благополучии или «основных причинах жизни», таких как цель, связь, действие, благословение и надежда [39].Кроме того, ментальные модели здравоохранения часто строятся с точки зрения дефицита, обращаясь к тому, что не так с человеком и / или сообществом. Как нам сосредоточиться на активах, начиная с того, что правильно для пациентов, семей и/или сообществ, чтобы мы могли развивать сильные стороны? Использование сильных сторон и работа с многосекторальным сотрудничеством — это два способа свести к минимуму любые непредвиденные последствия скрининга SDoH в клинических условиях [40].

 

 

Заключение

В этом документе сформулированы пять вещей, которые мы знаем, и пять вещей, которые организациям здравоохранения необходимо усвоить для решения SDoH в рамках национальной стратегии качества [6].Критики правы, когда задаются вопросом, как мы решаем еще одну проблему в области здравоохранения. Тем не менее, организации могут определять (и ограничивать) свои роли [41], а также присоединяться к сообществам или формировать новые партнерства для определения приоритетов, разработки и реализации проверенных и/или проверяемых вмешательств. Учитывая неспособность нашей нынешней системы здравоохранения обеспечить лучшее здоровье и благополучие по доступной цене, изучение возможностей других детерминант здоровья кажется мудрым, если не обязательным.

 


Присоединяйтесь к разговору!

Твитнуть это! 5 вещей, которые мы знаем, и 5 вещей, которым должны научиться организации здравоохранения, чтобы решить проблему #SDoH: http://bit. ly/2xjnk0s #PopHealthRT

Твитнуть это! Изучение возможностей решения проблемы #SDoH в медицинских учреждениях является обязательным для пациентов. Что нам известно: http://bit.ly/2xjnk0s #PopHealthRT

Твитнуть это! Появляются рамки для интеграции #SDoH в первичную медико-санитарную помощь. Чему нам нужно научиться, чтобы воплотить это в жизнь: http://bit.ly/2xjnk0s

 

Загрузите это изображение и поделитесь им в социальных сетях!

 

Каталожные номера

  1. ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения).2012. Каковы социальные детерминанты здоровья? Доступно по адресу: http://www.who.int/social_determinants/sdh_definition/en/ (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  2. Solberg, L. I. 2016. Теория и практика: должна ли практика первичной медико-санитарной помощи учитывать социальные детерминанты здоровья сейчас? № Анналы семейной медицины 14:102-103. https://doi.org/10.1370/afm.1918
  3. Эгглстон, Э. М. и Дж. А. Финкельштейн. 2014. Определение роли здравоохранения в здоровье населения. JAMA 311(8):797-798.https://doi.org/10.1001/jama.2014.163
  4. Фрейз, Т., В. А. Льюис, Х. П. Родрикес и Э. С. Фишер. 2016. Жилье, транспорт и питание: как ACO стремятся улучшить здоровье населения, удовлетворяя немедицинские потребности пациентов. Отдел здравоохранения (Миллвуд) 35(11):2109-2115. https://doi.org/10.1377/hlthaff.2016.0727
  5. Бачу, А., и Дж. М. Шарфштейн. 2016. Сообщения о состоянии здоровья населения из клиники в сообщество. JAMA 315(24):2663-2664. https://doi.org/10.1001/jama.2016.4932
  6. Агентство медицинских исследований и качества (AHRQ). 2017. О Национальной стратегии качества. Последнее рассмотрение содержания: март 2017 г. Агентство медицинских исследований и качества, Роквилл, Мэриленд. Доступно по адресу: http://www.ahrq.gov/workingforquality/about/index. html (по состоянию на 11 июня 2017 г.).
  7. Худ, К. М., К. П. Геннузо, Г. Р. Суэйн и Б. Б. Кэтлин. 2016. Рейтинги здоровья округов: взаимосвязь между определяющими факторами и последствиями для здоровья. Американский журнал профилактической медицины 50(2):129-135.https://doi.org/10.1016/j.amepre.2015.08.024
  8. Брэдли, Э. Х., Б. Р. Элкинс, Дж. Херрин и Б. Эльбель. 2011. Расходы на здравоохранение и социальные услуги: связь с последствиями для здоровья. Качество и безопасность BMJ в здравоохранении 20(10):826-831. https://doi.org/10.1136/bmjqs.2010.048363
  9. Шнайдер, Э. К., Д. О. Сарнак, Д. Сквайрс, А. Шах и М. М. Доти. 2017. Зеркало, зеркало 2017: Международное сравнение отражает недостатки и возможности для улучшения здравоохранения в США. The Commonwealth Fund, июль 2017 г. Доступно по адресу: http://www.commonwealthfund.org/publications/fund-reports/2017/jul/mirror-mirror-international-comparisons-2017 (по состоянию на 29 июля 2017 г. ).
  10. Сеть обучения и действий в области оплаты медицинских услуг (LAN). 2016. Рабочая группа по оплате населения. Ускорение и согласование моделей оплаты на основе населения: измерение эффективности. Доступно по адресу: http://hcp-lan.org/workproducts/pm-whitepaper-final.pdf (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  11. Коттке, Т.Э., Дж. М. Галлахер, С. Раури, Дж. О. Тиллема, Н. П. Пронк и С. М. Кнудсон. 2016. Новые сводные показатели здоровья и благополучия населения для реализации планами здравоохранения и подотчетными организациями по уходу. Профилактика хронических заболеваний 13:160224. Доступно по адресу: https://www.cdc.gov/pcd/issues/2016/16_0224.htm (по состоянию на 11 июня 2017 г.).
  12. Коттке, Т. Е., Дж. М. Галлахер, С. Раури, Дж. О. Тиллема, Н. П. Пронк и С. М. Кнудсон. 2016. Новые сводные показатели здоровья и благополучия населения для реализации планами здравоохранения и подотчетными организациями по оказанию медицинской помощи. Перспективы ДН. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201607b
  13. DeVoe, J. E., A. W. Bazemore, E. K. Cottrell, S. Likumahuwa-Ackman, J. Grandmont, N. Spach и R. Gold. 2016. Перспективы первичной медико-санитарной помощи: концептуальная основа и путь интеграции социальных детерминант здоровья в практику первичной медико-санитарной помощи. Анналы семейной медицины 14(2):104-108. https://doi.org/10.1370/afm.1903
  14. Бийу, А., К. Верландер, С. Энтони и Д. Элли. 2017. Стандартизированный скрининг социальных потребностей, связанных со здоровьем, в клинических условиях: инструмент скрининга подотчетных медицинских сообществ. Перспективы ДН. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201705b
  15. Готлиб Л., Д. Хесслер, Д. Лонг, А. Амайя и Н. Адлер. 2014. Рандомизированное исследование скрининга социальных детерминант здоровья: исследование iScreen. Педиатрия 134(6):e1611-e1618.Доступно по адресу: www.pediatrics.org/cgi/doi/10.1542/peds.2014-1439.
  16. Барнидж, Э., С. Стенмарк и Х. Селигман. 2017. Модели «клиника-сообщество» для решения проблемы отсутствия продовольственной безопасности. Журнал педиатрии Американской медицинской ассоциации 171(6):507-508. https://doi.org/10.1001/jamapediatrics.2017.0067
  17. Медицинский институт. 2014.  Регистрация социальных и поведенческих доменов и показателей в электронных медицинских картах: этап 2 . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство национальных академий.https://doi.org/10.17226/18951
  18. Готлиб, Л. М., К. Дж. Тироцци, Р. Манчанда, А. Р. Бернс и М. Т. Сандел. 2015. Перемещение электронных медицинских карт вверх по течению: включение социальных детерминант здоровья. Американский журнал профилактической медицины 48(2):215-218. https://doi.org/10.1016/j.amepre.2014.07.009
  19. Джузе, Н. Б., Т. Ю. Кунсе, С. В. Куснур, А. А. Пратер, Л. М. Готтлиб, Л. Хуанг, С. Э. Филлипс, Ю. Шир, Н. Э. Адлер и В. В. Стед. 2017. Институт медицины измеряет социальные и поведенческие детерминанты здоровья: технико-экономическое обоснование. Американский журнал профилактической медицины 52(2):199-206. https://doi.org/10.1016/j.amepre.2016.07.033
  20. Prather, A. A., L. M. Gottlieb, N. B. Giuse, T. Y. Koonce, S. V. Kusnoor, W. W. Stead и N. E. Adler. 2017. Социальные и поведенческие показатели Национальной медицинской академии: ассоциации с самооценкой здоровья. American Journal of Preventive Medicine 21 марта. pii: S0749-3797(17)30157-5. https://doi.org/10.1016/j.amepre.2017.02.010.
  21. Институт усовершенствования клинических систем (ICSI).2015. Выходя за пределы клинических стен: извлеченные уроки: лидеры берутся за трансформацию здравоохранения и медико-санитарной помощи. Доступно по ссылке: https://www.icsi.org/_asset/pvr9ot/lessonslearned.pdf (по состоянию на 8 июня 2017 г. ).
  22. Хестер, Дж. А., Дж. Ауэрбах, Д. И. Чанг, С. Маньян и Дж. Монро. 2015. Новые возможности для здоровья населения: второй раунд государственных инновационных моделей. Перспективы ДН. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201504и
  23. Готлиб, Л. М., Д. Хесслер, Д. Лонг, Э. Лавес, А. Р. Бернс, А. Амайя, П. Суини, К. Шудель и Н. Э. Адлер. 2016. Влияние скрининга социальных потребностей и личного обслуживания на здоровье ребенка: рандомизированное клиническое исследование. Журнал педиатрии Американской медицинской ассоциации 170(11):e162521. https://doi.org/10.1001/jamapediatrics.2016.2521
  24. Alley, D. E., C. N. Asomugha, P. H. Conway, D. M. Sanghavi. 2016. Подотчетные медицинские сообщества — удовлетворение социальных потребностей через программы Medicare и Medicaid. Медицинский журнал Новой Англии 374(1):8-11. https://doi.org/10.1056/NEJMp1512532
  25. Центры услуг Medicare и Medicaid (CMS). 2017. Доступно по адресу: https://innovation.cms.gov/initiatives/ahcm/ (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  26. Ли, В. С., К. Кавамото, Р. Хесс, К. Парк, Дж. Янг, К. Хантер, С. Джонсон, С. Гулбрансен, К. Э. Пелт, Д. Дж. Хортон, К. К. Грейвс, Т. Х. Грин, Ю. Анзай и Р. К. Пендлтон. 2016. Внедрение программы результатов, ориентированной на ценность, для выявления высокой изменчивости клинических затрат и результатов и связи со снижением затрат и улучшением качества. JAMA 316(10):1061-1072. https://doi.org/10.1001/jama.2016.12226
  27. Сеть HealthDoers. Одноранговая сводка сети HealthDoers: Пересечение клинических данных, заявлений и социальных детерминант здоровья: интеграция многосекторальных данных для создания здоровья из здравоохранения. 2017 г. Доступно по адресу: http://www.nrhi.org/uploads/hdpeer-to-peer-event_jan17_summary_final.pdf; https://vimeo.com/201783081 (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  28. Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Практическое руководство по работе с системами здравоохранения в области лечения табакокурения. Атланта, Джорджия: Министерство здравоохранения и социальных служб США, Центры по контролю и профилактике заболеваний, Национальный центр по профилактике хронических заболеваний и укреплению здоровья, Управление по вопросам курения и здоровья. Доступно по адресу: https://www.cdc.gov/tobacco/quit_smoking/cessation/pdfs/practical_guide.pdf (по состоянию на 11 июня 2017 г.).
  29. Национальное объединение по исследованию детского ожирения (NCCO). 2015. Оценка вовлечения клиницистов в решение проблемы детского ожирения: последствия и рекомендации для данной области. Доступно по адресу: http://nccor.org/downloads/NCCOR-Community-Engagement-Workshop-Summary.pdf (по состоянию на 11 июня 2017 г.).
  30. Лаример, М. Э., Д. К. Мэлоун, М. Д. Гарнер, Д. К. Аткинс, Б. Берлингэм, Х. С. Лончак, К. Танзер, Дж. Гинзлер, С. Л. Клифазефи, У. Г. Хобсон и Г. А. Марлат. 2009 г. Использование и затраты на здравоохранение и общественные услуги до и после предоставления жилья хронически бездомным лицам с тяжелыми алкогольными проблемами. JAMA 301(13):1349-1357. https://doi.org/10.1001/jama.2009.414
  31. Сандберг, С. Ф., К. Эриксон, Р. Оуэн, К. Д. Викери, С. Т. Симоцу, М. Линцер, Н. А. Гарретт, К. А. Джонсруд, Д. М. Содерлунд, и Дж. ДеКубеллис. 2014. Hennepin Health: подотчетная организация по оказанию социальной помощи расширенному населению Medicaid. Вопросы здравоохранения (Миллвуд) 33 (11): 1975–1984. https://doi.org/10.1377/hlthaff.2014.0648
  32. Taylor, L. A., A. X. Tan, C. E. Coyle, C. Ndumele, E. Rogan, M. Canavan, L. A. Curry и E. H. Bradley.2016. Использование социальных детерминант здоровья: что работает? PLoS One 11(8):e0160217. Режим доступа: http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0160217 (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  33. Бикердайк Л., А. Бут, П. М. Уилсон, К. Фарли и К. Райт. 2017. Социальные предписания: меньше риторики и больше реальности. Систематический обзор доказательств. BMJ Open 2017;7:e013384. https://doi. org/10.1136/bmjopen-2016-013384
  34. Институт усовершенствования клинических систем (ICSI).2015. Выходя за пределы клинических стен: новаторские уроки: развивающийся путь здравоохранения для сотрудничества с общественностью. Доступно по адресу: https://www.icsi.org/_asset/w7vd0v/pathinfographicweb.pdf (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  35. Эванс, Р. Г. и Г. Л. Стоддарт. 1990. Производим здоровье, потребляем медицинские услуги. Социальные науки и медицина 31(12):1347-1363. https://doi.org/10.1016/0277-9536(90)

    -3

  36. Коттке, Т. Э., М. Штифель и Н. П. Пронк. 2016. «Благополучие во всех стратегиях»: Содействие межсекторальному сотрудничеству для улучшения жизни людей. Профилактика хронических заболеваний 13:160155. Доступно по адресу: https://www.cdc.gov/pcd/issues/2016/16_0155.htm (по состоянию на 8 июня 2017 г.).
  37. Коттке, Т. Е., М. Штифель и Н. П. Пронк. 2016. «Благополучие во всех направлениях политики»: содействие межсекторальному сотрудничеству для улучшения жизни людей. Перспективы ДН. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201604c
  38. Национальные академии наук, инженерии и медицины.2018 г.  Изучение справедливости в многосекторальных партнерствах в области общественного здравоохранения: материалы семинара . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство национальных академий. https://doi.org/10.17226/24786
  39. Гундерсен Г. и Л. Прей. 2009. Основные причины жизни: пять основных принципов, которые помогут изменить образ жизни . Abingdon Press, Нэшвилл, Теннесси.
  40. Гарг А., Р. Бойнтон-Джарретт и П. Х. Дворкин. 2016. Предотвращение непредвиденных последствий скрининга социальных детерминант здоровья. JAMA 316(8):813-814. Доступно по адресу: https://fhop.ucsf.edu/sites/fhop.ucsf.edu/files/custom_download/Unintended%20consequences%20of%20screening%20for%20social%20determinants.pdf (по состоянию на 31 августа 2020 г.).
  41. Ишем, Г. Дж., Д. Дж. Циммерман, Д. А. Киндиг и Г. В. Хорнсет. 2013. HealthPartners использует бизнес-модель сообщества, чтобы сосредоточить внимание на неклинических факторах результатов в отношении здоровья. Отдел здравоохранения (Миллвуд) 32(8):1446-1452. https://doi.org/10.1377/hlthaff.2011.0567

Здоровье как теоретическая концепция JSTOR

Абстрактный

В этой статье утверждается, что медицинская концепция здоровья как отсутствия болезни является свободным от ценностей теоретическим понятием. Его основными элементами являются биологическая функция и статистическая нормальность, в отличие от различных других идей, известных в литературе по здоровью. Помимо универсальных экологических повреждений, болезни представляют собой внутренние состояния, угнетающие функциональную способность ниже видового уровня.Тогда здоровье как свобода от болезней является статистической нормальностью функций, т. е. способностью выполнять все типичные физиологические функции по крайней мере с типичной эффективностью. Эта концепция здоровья столь же бесценна, как и утверждения о биологической функции. Мнение о том, что здоровье по существу нагружено ценностями, которого придерживается большинство авторов, занимающихся этой темой, по-видимому, имеет один из двух источников: предположение о том, что суждения о здоровье должны быть практическими суждениями о лечении пациентов, или приверженность «позитивному» здоровью помимо отсутствие болезней.Я предполагаю, что предположение ошибочно, а обязательство, возможно, неправильно описано.

Информация о журнале

Текущие выпуски теперь доступны на веб-сайте Chicago Journals. Прочтите последний выпуск. С момента своего основания в 1934 году «Философия науки» вместе с спонсирующим ее обществом, Ассоциацией философии науки, были посвящены продвижению исследований и свободному обсуждению различных точек зрения в области философии науки. Журнал содержит очерки, дискуссионные статьи и рецензии на книги.

Информация об издателе

С момента своего основания в 1890 году в качестве одного из трех основных подразделений Чикагского университета издательство University of Chicago Press взяло на себя обязательство распространять научные знания самого высокого уровня и публиковать серьезные работы, которые способствуют образованию, содействуют общественному пониманию. и обогатить культурную жизнь. Сегодня Отдел журналов издает более 70 журналов и периодических изданий в твердом переплете по широкому кругу академических дисциплин, включая социальные науки, гуманитарные науки, образование, биологические и медицинские науки, а также физические науки.

Грамотность в вопросах здоровья как цель общественного здравоохранения: задача современного санитарного просвещения и коммуникационных стратегий в 21 веке | Международная организация по укреплению здоровья

Аннотация

Грамотность в вопросах здоровья является относительно новой концепцией укрепления здоровья. Это составной термин, описывающий ряд результатов медико-санитарного просвещения и коммуникативной деятельности. С этой точки зрения санитарное просвещение направлено на повышение грамотности в вопросах здоровья.В этой статье выявляются недостатки прошлых образовательных программ, направленных на воздействие на социальные и экономические детерминанты здоровья, и прослеживается последующее снижение роли санитарного просвещения в современном укреплении здоровья. Эти предполагаемые недостатки могли привести к существенной недооценке потенциальной роли санитарного просвещения в воздействии на социальные детерминанты здоровья. Представлена ​​«модель последствий для здоровья». Эта модель подчеркивает грамотность в вопросах здоровья как ключевой результат санитарного просвещения. Изучение концепции медицинской грамотности позволяет выявить различия между функциональной медицинской грамотностью, интерактивной медицинской грамотностью и критической медицинской грамотностью.Согласно этому анализу, повышение грамотности в вопросах здоровья означало больше, чем просто передачу информации и развитие навыков, позволяющих читать брошюры и успешно назначать встречи. Утверждается, что за счет улучшения доступа людей к информации о здоровье и их способности эффективно ее использовать повышение грамотности в вопросах здоровья имеет решающее значение для расширения возможностей. Затем рассматриваются последствия для содержания и методов современного санитарного просвещения и коммуникации. Особое внимание уделяется более личным формам общения и просветительской деятельности на уровне общины, а также политическому содержанию санитарного просвещения, направленного на то, чтобы лучше вооружить людей для преодоления структурных барьеров на пути к здоровью.

ВВЕДЕНИЕ

Грамотность в вопросах здоровья является относительно новой концепцией укрепления здоровья. В этой статье он используется как составной термин для описания ряда результатов санитарного просвещения и коммуникативной деятельности. С этой точки зрения санитарное просвещение направлено на повышение грамотности в вопросах здоровья. В этой статье исследуется место санитарного просвещения в современном укреплении здоровья, а затем более подробно рассматривается определение и полезность концепции грамотности в вопросах здоровья.При этом в данной статье предпринимается попытка привлечь внимание к роли санитарного просвещения и коммуникации в укреплении здоровья и профилактике заболеваний, а также пропагандируется усовершенствование современных стратегий санитарного просвещения.

ЗДОРОВЬЕ ОБРАЗОВАНИЕ И СОВРЕМЕННОЕ УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ

Образование было важным компонентом деятельности по укреплению здоровья и предотвращению болезней на протяжении всего столетия. Кампании по укреплению здоровья матери и ребенка, предотвращению инфекционных заболеваний и пропаганде иммунизации и других профилактических медицинских услуг имеют долгую историю.В развивающихся странах санитарное просвещение, направленное на достижение этих целей, остается основным инструментом укрепления здоровья и профилактики заболеваний.

В развитых странах в 1960-х и 1970-х годах этот ранний опыт проведения кампаний по охране здоровья был направлен на профилактику неинфекционных заболеваний путем пропаганды здорового образа жизни. Многие из этих ранних кампаний характеризовались упором на передачу информации и основывались на относительно упрощенном понимании взаимосвязи между коммуникацией и изменением поведения.Со временем стало очевидно, что кампании, которые были сосредоточены только на передаче информации и не учитывали социальные и экономические обстоятельства людей, не приносили ожидаемых результатов с точки зрения их воздействия на поведение в отношении здоровья. Многие программы санитарного просвещения, появившиеся в 1970-е годы, оказались эффективными только среди наиболее образованных и экономически обеспеченных членов общества. Предполагалось, что эти группы имели более высокий уровень образования и грамотности, личных навыков и экономических возможностей для получения сообщений о здоровье, передаваемых через традиционные средства массовой информации, и реагирования на них.

Санитарное просвещение как средство профилактики заболеваний было значительно усилено разработкой нового поколения более сложных, основанных на теории вмешательств в 1980-х годах. Эти программы были сосредоточены на социальном контексте поведенческих решений и были направлены на то, чтобы помочь людям развить личные и социальные навыки, необходимые для выбора положительного поведения в отношении здоровья. Этот тип программы впервые появился в школьных программах санитарного просвещения, направленных на предотвращение злоупотребления психоактивными веществами подростками, и впоследствии был применен в других условиях (Glanz et al . , 1997).

В этот период было разработано несколько теорий изменения поведения, которыми руководствовались образовательные программы. Примеры включают теорию запланированного поведения Азжена и Фишбейна и теорию социального обучения Бандуры (Айзен и Фишбейн, 1980; Бандура, 1986). Эти теории помогли выявить и объяснить сложные взаимосвязи между знаниями, убеждениями и воспринимаемыми социальными нормами, а также обеспечить практическое руководство по содержанию образовательных программ, способствующих изменению поведения в заданном наборе обстоятельств.

В тот же период социальный маркетинг превратился в метод воздействия на социальные нормы и поведение населения (Andreasen, 1995). Социальный маркетинг поощрял творческие подходы к анализу проблем и разработке программ, особенно в отношении передачи информации. Как следствие, программы санитарного просвещения стали более изощренными, охватываемыми и актуальными для более широкого круга групп населения.

Несмотря на этот прогресс, вмешательства, которые опирались в первую очередь на коммуникацию и просвещение, в основном не дали существенных и устойчивых результатов с точки зрения изменения поведения и мало повлияли на сокращение разрыва в состоянии здоровья между различными социальными и экономическими группами. в обществе.

ВЛИЯНИЕ НА СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ЗДОРОВЬЯ

В 19 веке действия общественного здравоохранения были вызваны необходимостью устранения разрушительных последствий условий жизни и труда, навязанных населению во время промышленной революции. Таким образом, первоначально деятельность общественного здравоохранения была сосредоточена на социальных и экологических детерминантах здоровья населения. Однако к концу 20 века акцент в действиях общественного здравоохранения сместился в сторону изменения индивидуального рискованного поведения.

Однако недавний эпидемиологический анализ здоровья, болезней и инвалидности среди населения большинства развитых стран подтверждает роль социальных, экономических и экологических факторов в определении повышенного риска заболеваний и неблагоприятных исходов болезней (Townsend et al. ., 1988). ; Harris и др. , 1999). На состояние здоровья влияют индивидуальные характеристики и поведенческие модели (образ жизни), но оно по-прежнему в значительной степени определяется различными социальными, экономическими и экологическими обстоятельствами отдельных лиц и групп населения. Взаимосвязь между этими социальными факторами и здоровьем, хотя и легко поддается наблюдению, менее понятна, и действовать в соответствии с ней гораздо труднее. Следовательно, в недавнем прошлом им уделялось гораздо меньше внимания в качестве основы для вмешательства в области общественного здравоохранения, чем индивидуальному поведению.

По мере того, как влияние экономической, социальной и экологической политики, принятой в развитых странах в конце 20-го века, на здоровье населения начинает проявляться и лучше пониматься, среди практикующих врачей общественного здравоохранения возобновился интерес к действиям, направленным на влияние на эти детерминанты здоровья.Этот возобновившийся интерес нашел отражение в Оттавской хартии укрепления здоровья (Всемирная организация здравоохранения, 1986 г.) и совсем недавно был подтвержден в Джакартской декларации (Всемирная организация здравоохранения, 1997 г.). Благодаря Хартии укрепление здоровья стало пониматься как деятельность общественного здравоохранения, направленная на улучшение контроля людей над всеми поддающимися изменению детерминантами здоровья. Сюда входит не только личное поведение, но и государственная политика, а также условия жизни и труда, которые косвенно влияют на поведение и оказывают независимое влияние на здоровье.

Этот более сложный подход к действиям в области общественного здравоохранения подкрепляется накопленными данными о неадекватности чрезмерно упрощенных вмешательств прошлого. Возьмем конкретный пример: попытки донести до людей преимущества отказа от курения в отсутствие более широкого набора мер по укреплению и поддержанию этого выбора в пользу здорового образа жизни обречены на провал. Требуется более комплексный подход, который явно признает влияние социальных и экологических факторов на выбор образа жизни и устраняет такие влияния наряду с усилиями по общению с людьми.Таким образом, в настоящее время во всем мире применяются более комплексные подходы к борьбе против табака. Наряду с усилиями по информированию о рисках для здоровья, связанных с употреблением табака, они также включают стратегии по снижению спроса за счет ограничений на рекламу и повышения цен, сокращению предложения за счет ограничений на доступ (особенно для несовершеннолетних) и отражению социальной неприемлемости посредством экологических запретов. Этот более комплексный подход касается не только индивидуального поведения, но и некоторых основных социальных и экологических детерминант этого поведения.

В настоящее время из опыта решения конкретных проблем общественного здравоохранения, связанных с борьбой против табака, профилактикой травматизма и предупреждением незаконного употребления наркотиков, а также более общей задачи достижения большей справедливости в отношении здоровья стало ясно, что одного лишь образования, как правило, недостаточно для достижения основные цели общественного здравоохранения.

В результате неудач образовательных программ в прошлом роль санитарного просвещения как инструмента «нового общественного здравоохранения», продвигаемого Оттавской хартией, была несколько преуменьшена.Медико-санитарное просвещение часто рассматривалось в довольно ограниченном смысле как способствующее только улучшению индивидуальных знаний и представлений о факторах риска заболеваний и играющее лишь ограниченную роль в поощрении изменения поведения в отношении этих факторов риска. Это могло иметь непреднамеренные последствия недооценки роли санитарного просвещения и неспособности должным образом использовать потенциал санитарного просвещения как инструмента поддержки всего спектра современных вмешательств в области общественного здравоохранения.Указанные выше недостатки отражают как чрезмерно упрощенный анализ детерминант здоровья, так и использование неадекватных показателей результатов.

МЕДИЦИНСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ КАК РЕЗУЛЬТАТ УКРЕПЛЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ

В недавнем прошлом значительное внимание уделялось анализу детерминант здоровья и определению результатов, связанных с деятельностью по укреплению здоровья. Это привело к разработке иерархий «результатов» медицинских вмешательств, которые иллюстрируют и объясняют связи между действиями по укреплению здоровья, детерминантами здоровья и последующими результатами для здоровья.На рис. 1 представлена ​​сводная модель результатов укрепления здоровья (Nutbeam, 1996).

В этих моделях обычно проводится различие между различными уровнями результатов. На конечной стадии вмешательства находятся «медицинские и социальные результаты», обычно выражаемые в виде смертности, заболеваемости, инвалидности, дисфункции, качества жизни и функциональной независимости.

Промежуточные результаты представляют собой детерминанты этих медицинских и социальных результатов. Личное поведение, т.е. курение или физическая активность могут повышать или снижать риск ухудшения здоровья, и их можно обобщить как «здоровый образ жизни».«Здоровая среда» состоит из экологических, экономических и социальных условий, которые могут как непосредственно влиять на здоровье, так и способствовать здоровому образу жизни, т.е. путем более или менее легкого курения (как описано выше) или перехода на здоровую диету. Доступ к медицинским услугам, их надлежащее предоставление и надлежащее использование признаются важными факторами, определяющими состояние здоровья, и в этой модели представлены как «эффективные медицинские услуги».

Результаты укрепления здоровья представляют собой те личные, социальные и структурные факторы, которые можно модифицировать для изменения детерминант здоровья (т. е. промежуточные показатели здоровья). Эти результаты также представляют собой самую непосредственную цель запланированных мероприятий по укреплению здоровья. На этом уровне модели «грамотность в вопросах здоровья» относится к личным, когнитивным и социальным навыкам, которые определяют способность людей получать доступ, понимать и использовать информацию для укрепления и поддержания хорошего здоровья. К ним относятся такие результаты, как улучшение знаний и понимания детерминант здоровья, изменение отношения и мотивации в отношении поведения в отношении здоровья, а также повышение самоэффективности в отношении определенных задач.Как правило, это результаты, связанные с мероприятиями по санитарному просвещению.

В модели также различаются два других типа результатов укрепления здоровья . «Социальное действие и влияние» описывает результаты усилий по активизации действий и контроля социальных групп над детерминантами здоровья, иллюстрируемыми усилиями по эффективной работе по укреплению здоровья маргинализированных групп . «Здоровая государственная политика и организационная практика» являются результатом усилий по преодолению структурных барьеров на пути к здоровью — как правило, результатом политической пропаганды и лоббирования, которые могут привести к изменениям в законодательстве.Успех во внедрении законодательства по борьбе против табака во многих странах представляет собой современный пример результата эффективной адвокации общественного здравоохранения.

Действия по укреплению здоровья в модели включают санитарное просвещение, усилия по мобилизации коллективной энергии, ресурсов и навыков людей для улучшения здоровья и пропаганду здоровья. Типичная программа укрепления здоровья может состоять из вмешательств, нацеленных на все три фактора, указанные выше в качестве результатов укрепления здоровья.Например, программа по пропаганде здорового питания может состоять из усилий по просвещению людей об основных группах продуктов питания, развития практических навыков приготовления и выбора продуктов питания, а также различных действий по улучшению доступа к более здоровому выбору продуктов питания посредством вмешательства со стороны предложения. Они могут включать, например. усилия по улучшению выбора продуктов питания, доступных в школьных столовых и столовых на рабочих местах, а также взаимодействие с розничными торговцами продуктами питания для улучшения предложения и продвижения более здоровых продуктов питания.

Различные стратегии вмешательства также означают, что широкий спектр потенциальных показателей результатов укрепления здоровья можно рассматривать как свидетельство успеха в краткосрочной перспективе.Некоторые из них перечислены в модели на Рисунке 1.

На Рисунке 1 также показан мост между вмешательством (описанным как действия по укреплению здоровья) и целью вмешательства (модификация детерминант здоровья). Эти результаты укрепления здоровья являются связующим звеном между тем, что мы делаем, и тем, чего мы пытаемся достичь в мероприятиях по укреплению здоровья.

Использование этой модели помещает санитарное просвещение и коммуникацию в более широкий контекст укрепления здоровья и подчеркивает грамотность в вопросах здоровья как ключевой результат санитарного просвещения. В этом контексте то, как мы определяем и измеряем грамотность в вопросах здоровья, определяется и влияет на содержание и методы санитарного просвещения.

ЧТО ТАКОЕ МЕДИЦИНСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ?

Термин «грамотность в вопросах здоровья» используется в медицинской литературе не менее 30 лет (Специальный комитет по грамотности в вопросах здоровья, 1999 г.). В Соединенных Штатах, в частности, этот термин используется для описания и объяснения взаимосвязи между уровнем грамотности пациентов и их способностью соблюдать предписанные терапевтические режимы (Специальный комитет по грамотности в вопросах здоровья, 1999).Этот подход предполагает, что «адекватная функциональная грамотность в вопросах здоровья означает способность применять навыки грамотности к материалам, связанным со здоровьем, таким как рецепты, визитки, этикетки с лекарствами и инструкции по уходу на дому» (Parker et al ., 1995). Исследования, основанные на этом определении, показали, например. что низкая функциональная грамотность в вопросах здоровья представляет собой серьезное препятствие для обучения пациентов с хроническими заболеваниями (Williams et al. ., 1998) и может привести к значительным затратам для отрасли здравоохранения из-за неадекватного или ненадлежащего использования лекарств (Национальная академия по проблемам старения). Общество-Центр стратегий здравоохранения, 1998).

Однако это фундаментальное, но несколько узкое определение грамотности в вопросах здоровья упускает большую часть более глубокого значения и цели грамотности для людей. В области изучения грамотности ведутся споры о различных «типах» грамотности и их практическом применении в повседневной жизни. Один из подходов к классификации просто определяет типы грамотности не как меру достижений в чтении и письме, а скорее как то, что грамотность позволяет нам делать (Freebody and Luke, 1990).

  • Базовая/функциональная грамотность — достаточные базовые навыки чтения и письма, чтобы иметь возможность эффективно действовать в повседневных ситуациях, что в целом совместимо с узким определением «грамотности в вопросах здоровья», упомянутым выше.

  • Коммуникативная/интерактивная грамотность — более развитые когнитивные навыки и навыки грамотности, которые вместе с социальными навыками могут использоваться для активного участия в повседневной деятельности, для извлечения информации и извлечения смысла из различных форм общения, а также для применения новых информации к изменяющимся обстоятельствам.

  • Критическая грамотность — более продвинутые когнитивные навыки, которые вместе с социальными навыками могут применяться для критического анализа информации и использования этой информации для усиления контроля над жизненными событиями и ситуациями.

Такая классификация указывает на то, что различные уровни грамотности постепенно обеспечивают большую автономию и расширение личных возможностей. Переход между уровнями зависит не только от когнитивного развития, но и от воздействия различной информации/сообщений (содержание и метод общения).На это, в свою очередь, влияют различные личные реакции на такое общение, которые опосредованы личными и социальными навыками и самоэффективностью в отношении определенных вопросов.

В отличие от определения функциональной грамотности в вопросах здоровья, приведенного выше, ВОЗ дает более широкое определение грамотности в вопросах здоровья следующим образом (Nutbeam, 1998).

Грамотность в вопросах здоровья представляет собой когнитивные и социальные навыки, которые определяют мотивацию и способность людей получать доступ к информации, понимать и использовать ее таким образом, чтобы укреплять и поддерживать хорошее здоровье.

Грамотность в вопросах здоровья означает больше, чем умение читать брошюры и успешно назначать встречи. Улучшая доступ людей к медицинской информации и их способность эффективно ее использовать, грамотность в вопросах здоровья имеет решающее значение для расширения прав и возможностей.

Это определение отражает элементы двух других типов грамотности, описанных выше, — интерактивной и критической грамотности. Это также значительно расширяет сферу содержания санитарного просвещения и коммуникации, указывает на то, что грамотность в вопросах здоровья может иметь как личные, так и социальные преимущества, и имеет глубокое значение для методов образования и коммуникации.

С точки зрения «содержания» усилия по улучшению знаний людей, понимания и способности действовать должны быть направлены не только на изменение личного образа жизни или способов использования людьми медицинских услуг. Санитарное просвещение могло бы также повысить осведомленность о социальных, экономических и экологических детерминантах здоровья и быть направлено на поощрение индивидуальных и коллективных действий, которые могут привести к изменению этих детерминант.

С точки зрения «пользы для здоровья» такое определение подразумевает, что грамотность в вопросах здоровья является не только личным ресурсом, который ведет к личной пользе, т.е.г. более здоровый образ жизни и эффективное использование доступных медицинских услуг. Это также подразумевает, что достижение более высокого уровня грамотности в вопросах здоровья среди большей части населения будет иметь социальные преимущества, способствуя, например, обеспечивая эффективную общественную деятельность в интересах здоровья и способствуя развитию социального капитала.

С точки зрения «метода обучения» и коммуникации такое определение ставит задачу общаться таким образом, чтобы способствовать взаимодействию, участию и критическому анализу.Это очень похоже на стиль обучения «критическому сознанию», отстаиваемый и популяризируемый бразильским педагогом Пауло Фрейре (Freire, 1970).

Грамотность в вопросах здоровья явно зависит от уровня базовой грамотности и связанного с ним когнитивного развития. Лица с неразвитыми навыками чтения и письма будут не только менее подвержены традиционному санитарному просвещению, но и менее развиты навыки действий в соответствии с полученной информацией. По этим причинам стратегии повышения грамотности в вопросах здоровья останутся неразрывно связанными с более общими стратегиями повышения грамотности.Но помимо этой фундаментальной связи между грамотностью и грамотностью в вопросах здоровья большая часть богатства грамотности в вопросах здоровья, подразумеваемого определением ВОЗ, упускается из описанных выше подходов к повышению функциональной грамотности в вопросах здоровья.

Однако, подчеркнув эту фундаментальную взаимосвязь, важно признать, что высокий уровень грамотности (оцениваемый с точки зрения способности читать и писать) не является гарантией того, что человек будет желательным образом реагировать на санитарное просвещение и коммуникативные мероприятия.Напротив, Фрейре и те, кто построил свои образовательные программы на основе его методов (Wallerstein and Bernstein, 1988), показали, что работа над повышением «критического сознания» у тех, у кого мало или совсем нет навыков чтения и письма, может привести к деятельности и достичь результатов, которые тесно связаны с определением критической грамотности, описанным выше.

МОДЕЛЬ МЕДИЦИНСКОЙ ГРАМОТНОСТИ

Несмотря на прочную связь между грамотностью и грамотностью в вопросах здоровья, важно учитывать проблемы программ санитарного просвещения и коммуникации, которые присущи приведенному выше определению.В таблице 1 обобщены некоторые последствия для действий по укреплению здоровья. Он описывает четыре различных измерения, а именно: образовательную цель; содержание той или иной формы деятельности; ожидаемый результат; и действия, которые могут быть предприняты работниками здравоохранения.

Уровень 1, «функциональная грамотность в вопросах здоровья» отражает результаты традиционного санитарного просвещения, основанного на передаче фактической информации о рисках для здоровья и о том, как пользоваться системой здравоохранения. Такие действия имеют ограниченные цели, направленные на улучшение знаний о рисках для здоровья и медицинских услугах, а также на соблюдение предписанных действий.Как правило, такая деятельность приносит пользу отдельным лицам, но может быть направлена ​​и на пользу всего населения (например, путем поощрения участия в программах иммунизации и скрининга). Как правило, такие подходы не предполагают интерактивного общения, а также не способствуют развитию навыков и самостоятельности. Примеры этой формы действий включают выпуск информационных буклетов и традиционное обучение пациентов.

Уровень 2, «интерактивная грамотность в вопросах здоровья», отражает результаты подхода к санитарному просвещению, который развивался в течение последних 20 лет.Это направлено на развитие личных навыков в благоприятной среде. Этот подход к образованию направлен на улучшение личной способности действовать независимо от знаний, в частности, на повышение мотивации и уверенности в себе, чтобы действовать в соответствии с полученным советом. Опять же, большая часть этой деятельности принесет пользу отдельным лицам, а не всему населению. Примеры такой формы действий можно найти во многих современных школьных программах санитарного просвещения, направленных на развитие личных и социальных навыков и поведенческих результатов.

Уровень 3, «критическая грамотность в вопросах здоровья», отражает результаты развития когнитивных функций и навыков, которые ориентированы на поддержку эффективных социальных и политических действий, а также индивидуальных действий. В рамках этой парадигмы санитарное просвещение может включать передачу информации и развитие навыков, позволяющих исследовать политическую осуществимость и организационные возможности различных форм действий, направленных на воздействие на социальные, экономические и экологические детерминанты здоровья. Этот тип медицинской грамотности может быть более явно связан с пользой для населения, наряду с пользой для отдельного человека.Санитарное просвещение в этом случае будет направлено на улучшение индивидуальной и общественной способности воздействовать на эти социальные и экономические детерминанты здоровья.

Связь этой интерпретации термина «грамотность в вопросах здоровья» с моделью результатов на Рисунке 1 иллюстрирует как горизонтальные, так и вертикальные отношения между образованием, грамотностью в вопросах здоровья и другими результатами укрепления здоровья. Например, в вертикальной плоскости повышение грамотности в вопросах здоровья может способствовать выбору здорового образа жизни и способствовать эффективному использованию медицинских услуг, включая соблюдение режимов лечения.С другой стороны, образовательные программы, направленные на достижение критической грамотности в вопросах здоровья, улучшат способность к социальным действиям, которые, в свою очередь, могут быть направлены на изменение государственной политики и организационных практик, связанных со здоровьем. Примеры такой формы действий можно найти во многих программах развития сообщества. Таким образом санитарное просвещение может быть направлено на достижение изменений в социальных, экономических и экологических детерминантах здоровья, которые могут принести пользу здоровью всего населения, наряду с более типичными программами, направленными на индивидуальный образ жизни и использование системы здравоохранения.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ — НОВОЕ МАСЛО В СТАРЫЕ ФОНАРИ

Грамотность в вопросах здоровья – это концепция одновременно новая и старая. По сути, это включает в себя некоторую переформулировку устоявшихся представлений о взаимосвязи между образованием и расширением прав и возможностей. Образование в интересах здоровья, направленное на интерактивную и критическую грамотность в вопросах здоровья, не является чем-то новым и уже много лет составляет часть программ социальной мобилизации. Существует множество современных примеров использования образования в качестве мощного инструмента социальной мобилизации групп, находящихся в неблагоприятном положении, как в развитых, так и в развивающихся странах.Действительно, в развитых странах было бы полезно проследить корни современного санитарного просвещения в программах развития сообщества и извлечь уроки из их текущего применения в проектах развития здравоохранения в развивающихся странах.

К сожалению, потенциал образования как инструмента социальных изменений и политических действий несколько утерян в современном укреплении здоровья. Пристальное внимание к влиянию решений государственной политики на здоровье и необходимость создания благоприятных условий для здоровья могли иметь непреднамеренные последствия, приводящие к структурным вмешательствам «от имени» людей — укреплению здоровья, которое делается «на» или «для людьми, а не «с помощью» или «с» людьми.В свою очередь, санитарное просвещение было ограничено межличностным общением и кампаниями в СМИ, направленными на индивидуальные поведенческие результаты и использование медицинских услуг.

Если целью является достижение грамотности в вопросах здоровья, как это определено ВОЗ, необходимо заново открыть для себя важность санитарного просвещения, а также значительно расширить содержание и используемые методы. Это представляет собой реальную проблему для современного санитарного просвещения и информационных/образовательных/коммуникационных программ, широко поддерживаемых агентствами по развитию и донорами, многие из которых направлены только на достижение функциональной грамотности в вопросах здоровья, как описано выше.

Для достижения цели повышения грамотности в вопросах здоровья также потребуются более открытые союзы между секторами здравоохранения и образования для достижения цели повышения уровня грамотности населения. Это применимо к местному, национальному и международному уровням, подчеркивая, например, необходимость улучшения сотрудничества между ВОЗ и ЮНЕСКО на международном уровне и более четкого понимания между учреждениями на самом местном уровне (St Leger and Nutbeam, 2000).

Повышение грамотности населения в вопросах здоровья включает в себя нечто большее, чем просто передачу медицинской информации, хотя это остается фундаментальной задачей.Помощь людям в развитии уверенности в своих действиях на основе этих знаний и способности работать с другими и поддерживать их лучше всего достигается с помощью более личных форм общения и просветительской работы на уровне сообщества. Если мы хотим достичь конечной цели, которая отражена в этом определении грамотности в вопросах здоровья — стремлении содействовать большей независимости и расширению прав и возможностей отдельных лиц и сообществ, с которыми мы работаем, — нам необходимо признать и понять политические аспекты образования, направленного на преодоление структурные барьеры на пути к здоровью.

Таблица 1:

Уровни грамотности в вопросах здоровья

. . Результат . .
Уровень грамотности в вопросах здоровья и цель обучения . Содержание . Индивидуальное пособие . Общественная/социальная помощь . Образцы образовательной деятельности .
Функциональная грамотность в вопросах здоровья: передача информации Передача фактической информации о рисках для здоровья и использовании услуг здравоохранения Улучшение знаний о рисках и услугах здравоохранения, соблюдение предписанных действий иммунизация) Передача информации по существующим каналам, случайным межличностным контактам и доступным средствам массовой информации
Интерактивная грамотность в вопросах здоровья: развитие личных навыков Как указано выше, и возможности развития навыков в благоприятной среде Улучшение способности действовать независимо от знаний, улучшенная мотивация и уверенность в себе  Улучшенная способность влиять на социальные нормы, взаимодействовать с социальными группами Адаптировать коммуникацию по вопросам здоровья к конкретным потребностям; содействие общественным группам самопомощи и социальной поддержки; комбинировать различные каналы коммуникации 
Критическая грамотность в вопросах здоровья: расширение прав и возможностей личности и сообщества  То же, что и выше, и предоставление информации о социальных и экономических детерминантах здоровья, а также возможности достижения политики и/или  Повышение индивидуальной устойчивости к социальным и экономическим бедствия  Улучшение способности воздействовать на социальные и экономические детерминанты здоровья, расширение прав и возможностей сообщества  Предоставление технических рекомендаций для поддержки действий сообщества, информационно-пропагандистская коммуникация с лидерами сообщества и политиками; способствовать развитию сообщества 
. . Результат . .
Уровень грамотности в вопросах здоровья и цель обучения . Содержание . Индивидуальное пособие . Общественная/социальная помощь . Образцы образовательной деятельности .
Функциональная грамотность в вопросах здоровья: передача информации Передача фактической информации о рисках для здоровья и использовании услуг здравоохранения Улучшение знаний о рисках и услугах здравоохранения, соблюдение предписанных действий иммунизация) Передача информации по существующим каналам, случайным межличностным контактам и доступным средствам массовой информации
Интерактивная грамотность в вопросах здоровья: развитие личных навыков Как указано выше, и возможности развития навыков в благоприятной среде Улучшение способности действовать независимо от знаний, улучшенная мотивация и уверенность в себе  Улучшенная способность влиять на социальные нормы, взаимодействовать с социальными группами Адаптировать коммуникацию по вопросам здоровья к конкретным потребностям; содействие общественным группам самопомощи и социальной поддержки; комбинировать различные каналы коммуникации 
Критическая грамотность в вопросах здоровья: расширение прав и возможностей личности и сообщества  То же, что и выше, и предоставление информации о социальных и экономических детерминантах здоровья, а также возможности достижения политики и/или  Повышение индивидуальной устойчивости к социальным и экономическим бедствия  Улучшение способности воздействовать на социальные и экономические детерминанты здоровья, расширение прав и возможностей сообщества  Предоставление технических рекомендаций для поддержки действий сообщества, информационно-пропагандистская коммуникация с лидерами сообщества и политиками; способствовать развитию сообщества 
Таблица 1:

Уровни медицинской грамотности

. . Результат . .
Уровень грамотности в вопросах здоровья и цель обучения . Содержание . Индивидуальное пособие . Общественная/социальная помощь . Образцы образовательной деятельности .
Функциональная грамотность в вопросах здоровья: передача информации Передача фактической информации о рисках для здоровья и использовании услуг здравоохранения Улучшение знаний о рисках и услугах здравоохранения, соблюдение предписанных действий иммунизация) Передача информации по существующим каналам, случайным межличностным контактам и доступным средствам массовой информации
Интерактивная грамотность в вопросах здоровья: развитие личных навыков Как указано выше, и возможности развития навыков в благоприятной среде Улучшение способности действовать независимо от знаний, улучшенная мотивация и уверенность в себе  Улучшенная способность влиять на социальные нормы, взаимодействовать с социальными группами Адаптировать коммуникацию по вопросам здоровья к конкретным потребностям; содействие общественным группам самопомощи и социальной поддержки; комбинировать различные каналы коммуникации 
Критическая грамотность в вопросах здоровья: расширение прав и возможностей личности и сообщества  То же, что и выше, и предоставление информации о социальных и экономических детерминантах здоровья, а также возможности достижения политики и/или  Повышение индивидуальной устойчивости к социальным и экономическим бедствия  Улучшение способности воздействовать на социальные и экономические детерминанты здоровья, расширение прав и возможностей сообщества  Предоставление технических рекомендаций для поддержки действий сообщества, информационно-пропагандистская коммуникация с лидерами сообщества и политиками; способствовать развитию сообщества 
. . Результат . .
Уровень грамотности в вопросах здоровья и цель обучения . Содержание . Индивидуальное пособие . Общественная/социальная помощь . Образцы образовательной деятельности .
Функциональная грамотность в вопросах здоровья: передача информации Передача фактической информации о рисках для здоровья и использовании услуг здравоохранения Улучшение знаний о рисках и услугах здравоохранения, соблюдение предписанных действий иммунизация) Передача информации по существующим каналам, случайным межличностным контактам и доступным средствам массовой информации
Интерактивная грамотность в вопросах здоровья: развитие личных навыков Как указано выше, и возможности развития навыков в благоприятной среде Улучшение способности действовать независимо от знаний, улучшенная мотивация и уверенность в себе  Улучшенная способность влиять на социальные нормы, взаимодействовать с социальными группами Адаптировать коммуникацию по вопросам здоровья к конкретным потребностям; содействие общественным группам самопомощи и социальной поддержки; комбинировать различные каналы коммуникации 
Критическая грамотность в вопросах здоровья: расширение прав и возможностей личности и сообщества  То же, что и выше, и предоставление информации о социальных и экономических детерминантах здоровья, а также возможности достижения политики и/или  Повышение индивидуальной устойчивости к социальным и экономическим бедствия  Улучшение способности воздействовать на социальные и экономические детерминанты здоровья, расширение прав и возможностей сообщества  Предоставление технических рекомендаций для поддержки действий сообщества, информационно-пропагандистская коммуникация с лидерами сообщества и политиками; способствовать развитию сообщества 

Рис.1:

Модель результатов укрепления здоровья.

Рис. 1:

Модель результатов укрепления здоровья.

ССЫЛКИ

Специальный комитет по грамотности в вопросах здоровья Американского совета по научным вопросам, Американская медицинская ассоциация (

1999

) Грамотность в вопросах здоровья: отчет Совета по научным вопросам.

Журнал Американской медицинской ассоциации

,

281

,

552

–557.

Айзен И. и Фишбейн М. (1980) Понимание отношений и прогнозирование социального поведения. Прентис-Холл, Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси.

Андреасен, А. Р. (1995) Маркетинг социальных изменений: изменение поведения для укрепления здоровья , Социальное развитие , и окружающая среда. Джосси-Басс, Сан-Франциско, Калифорния.

Бандура, А. (1986) Социальные основы мысли и действия: теория социального познания. Прентис-Холл, Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси.

Фрибоди, П. и Люк, А. (

1990

) Программы «Грамотности»: дебаты и требования в культурном контексте.

Проспект

,

5

,

7

–16.

Фрейре, П. (1970) Педагогика угнетенных. Континуум/Сибоди, Нью-Йорк.

Гланц, К., Льюис, Ф. М. и Ример, Б. К. (1997) Поведение в отношении здоровья и санитарное просвещение: теория , Исследования и практика. Джосси-Басс, Сан-Франциско, Калифорния.

Харрис, Э., Sainsbury, P. and Nutbeam, D. (eds) (1999) Перспективы неравенства в отношении здоровья. Австралийский центр укрепления здоровья, Сидней.

Национальная академия стареющего общества/Центр стратегий здравоохранения (1998 г.) Низкий уровень грамотности в вопросах здоровья увеличивает ежегодные расходы на здравоохранение на 73 миллиарда долларов. Информационный бюллетень Центра стратегий здравоохранения, Вашингтон, округ Колумбия.

Nutbeam, D. (

1996

) Результаты в отношении здоровья и укрепление здоровья: определение успеха в укреплении здоровья.

Health Promotion Journal of Australia

,

6

,

58

–60.

Nutbeam, D. (

1998

) Глоссарий по укреплению здоровья.

Health Promotion International

,

13

,

349

–364.

Parker, R.M., Baker, D.W., Williams, M.V. и Nurss, J.R. (

1995

) Тест на функциональную грамотность в вопросах здоровья у взрослых: новый инструмент для измерения навыков грамотности пациентов.

Journal of General Internal Medicine

,

10

,

537

–541.

St Leger, L. and Nutbeam, D. (

2000

) Поиск точек соприкосновения между учреждениями здравоохранения и образования для улучшения школьного здоровья: сопоставление целей, задач, стратегий и ресурсов.

Журнал школьного здоровья

,

70.2

,

45

–50.

Таунсенд, П., Дэвидсон, Н. и Уайтхед, М. (1988) Неравенство в отношении здоровья (Доклад Блэка и разрыв в состоянии здоровья ). Пеликан, Лондон.

Валлерстайн, Н. и Бернстайн, Э. (

1988

) Расширение возможностей образования: идеи Фрейре, адаптированные к санитарному просвещению.

Санитарное просвещение Ежеквартально

,

15

,

379

–394.

Уильямс, М.В., Бейкер, Д.В., Паркер, Р.М. и Нурсс, Дж.Р. (

1998

) Связь функциональной медицинской грамотности со знанием пациентом своего хронического заболевания: исследование пациентов с гипертонией и диабетом.

Архив внутренних болезней

,

158

,

166

–172.

Всемирная организация здравоохранения (1986 г.) Оттавская хартия укрепления здоровья .Всемирная организация здравоохранения, Женева.

Всемирная организация здравоохранения (1997 г.) Джакартская декларация об укреплении здоровья в 21 веке. Всемирная организация здравоохранения, Женева.

© Издательство Оксфордского университета, 2000 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.