Таблетка от старости: Наносвод: Таблетка от старости — фантастика? Нет! Часть 1(22)

Содержание

Наносвод: Таблетка от старости — фантастика? Нет! Часть 1(22)

«Наносвод» — подкаст, созданный, чтобы давать простые ответы на сложные вопросы об инновационных технологиях и людях, которые их делают.
17 сентября 2020

На протяжении всей своей истории человек думает о том, как продлить жизнь и что нужно для этого сделать. Мы прошли путь от сомнительных поисков философского камня до вполне реальных результатов в области технологий продления молодости. Порог в 200 лет и больше сегодня уже не кажется чем-то фантастическим. Как это получилось и что нас ждет дальше — в новой серии выпусков подкаста «Наносвод» с Анатолием Чубайсом и Максимом Скулачевым, генеральным директором компании «Митотех».

Елена Тофанюк: Всем добрый день. Это «Наносвод», я — Елена Тофанюк, и со мной, как обычно, Председатель Правления РОСНАНО Анатолий Чубайс. Анатолий Борисович, здравствуйте.

Анатолий Чубайс: Здравствуйте. Добрый день.

Елена Тофанюк: Сегодня мы поговорим про борьбу со старением. Ну и соответственно, наш гость — генеральный директор компании «Митотех», Максим Скулачёв. Максим, здравствуйте.

Максим Скулачёв: Здравствуйте.

Елена Тофанюк: Борьба со старением — это вечная мечта о философском камне или сложная, но все-таки реализуемая технологическая задача? Максим, вопрос к Вам.

Максим Скулачёв: Однозначно второе. Я считаю, что это очень сложная, но решаемая задача. Если бы мы говорили лет 20–25 назад, то я и мой отец, с которым мы вместе работаем, были бы, наверное, в меньшинстве. Мнения ученых-геронтологов о его гипотезе борьбы со старением, которую мы разрабатываем сейчас, разделяются. Наверное, 30% за нас, 70% — против. Это уже довольно серьезная поддержка.

Елена Тофанюк: Большой прогресс.

Максим Скулачёв: Да. Мы считаем, что нет никаких теоретических причин не продлить радикально жизнь человеку. Это просто очень сложно сделать. Надо суметь разработать технологии. Но это уже совершенно другой вопрос.

Елена Тофанюк: Анатолий Борисович, Вы как думаете, это мечта или это технология?

Анатолий Чубайс:

Для чего существует РОСНАНО? Для того, чтобы сказку сделать былью, чтобы мечта реализовалась. Если видим, что у проекта есть хоть небольшие шансы оказаться не мечтой, а реальностью, мы должны рисковать. Это и произошло в данном случае. Уже почти 10 лет, как мы вместе. За это время действительно в целом в геронтологии ситуация изменилась. Если раньше, как правило, крутили пальцем у виска, говорили, что «ребята спятили», то сейчас существует целый ряд школ. И это не только школа уважаемого академика Владимира Петровича Скулачёва, но и иные, альтернативные школы. В целом антиэйдж сегодня — сверхпопулярная в биотехе тема. На этом сверхинтересном, сверхпопулярном фронте у России должна быть своя база, своя интеллектуальная основа, на которой мы и пытаемся выстроить бизнес. Вот поэтому мы вошли в этот проект и продолжаем его поддерживать.

Елена Тофанюк: Я слышала, что поколение людей, которым сейчас 30–40 лет, будет последним поколением, которое не доживет до бессмертия.

Анатолий Чубайс: Возможно, уже родился человек, который проживет до двухсот. Максим, я правильно сказал?

Максим Скулачёв: У Вас более осторожное заявление. Все-таки бессмертие — это слишком круто. Но я абсолютно уверен, что уже родился человек, который на себе почувствует реальные антиэйдж-технологии. По идее, его жизнь будет радикально продлена. Насчет двухсот лет — мы по-другому ставим вопрос. Хотим мы так долго быть пожилыми? Но то, что у этого человека будет удвоена молодость — абсолютно реально.

Елена Тофанюк: Хорошо. Что такое ионы Скулачёва? Они на слуху. Звучит немножко как Фуфломицин. Расскажите.

Максим Скулачёв: Капли Зеленина или Датского короля… Этот термин не мы придумали, а американский биохимик Дэвид Грин в 1974 году. Ионы Скулачёва — это вещества, которые совмещают в себе две несовместимые функции. Они одновременно заряжены, но при этом умеют проникать через биологические мембраны. Обычно ионам это категорически запрещено. Так устроена, собственно, жизнь. Эти ионы и раньше существовали. Просто мой отец и его команда нашли им биологическое применение. С их помощью они доказали, что в живой клетке есть электричество. Есть органелла с очень большим зарядом, называется митохондрия. Это наши энергетические станции. Никто не знал в 60-х-70-х годах XX века, как митохондрии работают. И некий сумасшедший в хорошем смысле слова британский биохимик предположил, что там внутри есть электричество, на это завязал всю энергетику клетки. И доказал существование электричества при помощи ионов Скулачёва. Проникающие заряженные частицы были добавлены к митохондриям, и они начали активно накапливаться в этих органеллах. Так была доказана гипотеза. Это большое открытие второй половины XX века отмечено Нобелевской премией и Государственной премией СССР. В XXI веке мы используем эти ионы в качестве способа адресной доставки лекарств. Мы пришили к ионам Скулачёва очень мощный антиоксидант, получилось новое вещество, которое крайне эффективно и очень точно, с точностью до нанометра (поэтому это нанотехнологии) оказывается в нужном месте. Если говорить коротко, то ионы Скулачёва — это вещества, адресно накапливающиеся в митохондриях, и борющиеся там со свободными радикалами.

Анатолий Чубайс: Елена, а можно я тоже вопрос задам? Надеюсь, Максим мне растолкует. Я понимаю, что ионы способны проникать через клеточную мембрану, способны попадать в энергетическую базу митохондрии и даже способны туда что-то доставлять, каким-то образом подавляя кислород. Кислород, если я правильно понимаю, в митохондрии. Это же основа, собственно, энергетики. Откуда берется энергетика, от соединения с кислородом, да? А зачем же мы его подавляем, объясните, пожалуйста.

Максим Скулачёв: Все абсолютно верно. Митохондрии — это настоящие тепловые электростанции. Там, грубо говоря, углеводы сжигаются в кислороде. Но это горение идет медленно. Высвобождается энергия, которая запасается клетками в виде специального соединения, АТФ. Если мы ограничим туда приток кислорода, мы задохнемся и умрем. Вопрос поставлен правильно. Но мы боремся не с кислородом, а с его активными формами. Это другие вещества. Мы вдыхаем кислород, он доставляется по назначению, а он нужен только в митохондриях, больше нигде практически. Дальше 99.9% кислорода идет на энергетику. А 0,1% кислорода почему-то превращается в супероксид радикал. По ядовитости и активности это соединение как хлорка. И мы его производим в каждой клетке, которая умеет дышать. Вещество, которое мы разработали, не имеет никакого отношения к кислороду, с ним не реагирует и его в упор не видит. Но оно нейтрализует этот свободный радикал.

Анатолий Чубайс: Видите, Елена, я благодаря «Наносводу» наконец-то понял, во что мы вложили средства и что такое реальная работа ионов Скулачёва.

Елена Тофанюк: Я вот ничего не поняла. Максим, Вы исследование опубликовали?

Максим Скулачёв: Да. По нашему главному лидирующему веществу, оно называется SkQ-1, митохондриальный антиоксидант, можно найти в международной базе данных около 250 статей. Это и наши работы, и работы коллег, которым мы давали вещество. В последнее время я читаю американские и китайские работы про то, что есть такой SkQ-1, мы его синтезировали у себя в лаборатории, и вот смотрите, как он работает. Это совершенно независимые вещи. Мы их, естественно, отслеживаем на предмет коммерции, потому что если бы они решили этим торговать, то нарушили бы наши патенты — либо китайские, либо американские. Нет, это чистое исследование. Они, скорее, нам помогают. Поэтому это изученное и хорошо описанное вещество.

Елена Тофанюк: На людях?

Максим Скулачёв: Зачем уж так сразу? Из этих 250 статей, наверно, 5–10, я точно даже не могу сказать, — это результат клинических исследований уже на людях. У нас в проекте стояла неслабая задача, что можно синтезировать такого класса вещества, и они должны в итоге тормозить старение. Но по дороге из этих веществ, раз они борются со старением, наверно, можно сделать лекарственные препараты против патологий, болезней, нарушений регенераций и тому подобное. У нас большая часть исследований проведена на животных, на клетках, потому что это была научная работа. Но конечная цель, как не устает нам напоминать Владимир Петрович Скулачёв, да и Анатолий Борисович тоже, это — лечить людей. И нам нужно выяснить, работает ли эта штука на человеке. Проверить можно, только сделав лекарственные препараты и проведя клинические исследования. Поэтому очень важная часть нашего проекта — клинические исследования лекарств, которые мы придумали. И уже произошел десяток клинических исследований в разных лекарственных формах. Они опубликованы в западных и российских журналах. Сейчас мы готовимся к следующей, самой главной публикации.

Елена Тофанюк: Анатолий Борисович, почему РОСНАНО обратило внимание на этот проект?

Анатолий Чубайс: Мы, как правило, очень осторожно относимся к проектам, которые способны перевернуть земной шар. Я в свое время считал, что у нас есть несколько таких проектов, и как раз к такому типу относится и проект, который предложил нам академик Скулачёв. Для меня очень важно, что при всей глобальности замысла, просто всемирно исторической, вместе с тем в рамках этого проекта удалось совместить то, что почти никогда не удается. Максим сказал правильно, «по дороге». По дороге к выработке глобального лекарства удалось создать промежуточный продукт, который имеет вполне внятное рыночное применение и который уже сейчас продается, помогает людям лечить сухость глаз. Это очень важно. Тем самым компания, если переходить от научной сферы к бизнесу, становится окупаемой, она не требует непрерывного доливания новых, новых, новых и новых денег, она способна стоять сама на ногах и параллельно с этим продолжать исследования.

Сейчас у компании ведутся в Америке важнейшие клинические испытания. На пути к переворачиванию земного шара удалось встать на ноги. И это главное, за что мы уважаем и ценим коллег. Потому что сейчас чаще всего, когда замахиваются на всемирные цели, говорят: «Дайте миллион, будет все прекрасно», через год приходят: «А добавьте еще 10 миллионов, будет прекрасно», через год приходят: «Еще 100 миллионов добавьте, и будет совсем прекрасно». И эта история улетает в никуда. Вот этого тяжелого сценария в проекте с ионами Скулачёва удалось избежать.

Елена Тофанюк: Есть уже какие-то разработки, которые позволяют лечить некоторые болезни? Я читала про катаракту…

Максим Скулачёв: Да. Совершенно верно. Первичный инвестиционный период нашего проекта закончился почти пять лет назад, а мы двигаемся дальше. Самые интересные вещи сделаны как раз за эти последние годы. На деньги, которые мы заработали на рынке и на некой торговой технологии, которую продали фарм-компаниям. И это, безусловно, важнейшая часть нашего проекта. Но не единственная. У нас по-прежнему остается цель перевернуть весь мир. От этого никто не отказывается. Наоборот, мы все ближе и ближе подбираемся к этому моменту. По плану, который мы представили инвесторам, в том числе РОСНАНО, 10 лет назад, мы должны были из наших веществ сделать какое-то лекарство, по большому счету, даже не важно, какое именно. Это преследует две цели. Во-первых, получить оценку рынка, это очень важно, в частности, для потенциальных источников финансирования. И это не просто разговоры о прекрасном, как Анатолий Борисович хорошо проиллюстрировал, а показатель того, что мы умеем делать дело. Это очень важно. И второе. В фармацевтике все вещества делятся на две неравные части. Одни, это меньшая часть, работают на человеке. Вторые прекрасно работают на мышах, хомяках, червях, но когда доходит до клинических исследований, ничего не получается. Потому что человек — очень странное животное. Мы живем очень долго, и у нас есть куча физиологических особенностей, отличающих нас от лабораторных мышей.

Анатолий Чубайс: То есть человечество мешает Максиму нормально испытывать его лекарства.

Елена Тофанюк: Делать мышей вечными…

Максим Скулачёв: Проблемы крыс и мышей решены. Мы их лечим от всех болезней практически. И там все гораздо проще. Но главное, они живут всего два года. И продлить их жизнь до трех лет, в полтора раза, наше вещество в принципе может. Это задача уже решенная. Но вот…

Анатолий Чубайс: А эти гады, которые могут сто лет прожить, это очень сложно и непрогнозируемо…

Максим Скулачёв: И вот как в этих условиях работать? Ужас. Поэтому нам очень важно было и с научной точки зрения прорваться в клинические исследования, и подтвердить, что это вещество работает и на живых человеческих тканях и клетках. Открытие получилось случайно. Выяснилось, что крысы, извините, возвращаюсь опять к более удобному объекту, которые ели SkQ, не слепли с возрастом от болезней глаз. У них практически все болезни можно отследить, и вот повреждение роговицы от нарушения слезопродукции, катаракта, дистрофия сетчатки — это все у них либо не развивалось, либо развивалось гораздо позже. Стало ясно, что у вещества прекрасная проникающая способность. Возникла идея: а почему бы не начать его капать в глаза человеку и пытаться замедлить развитие этих в основном неизлечимых заболеваний. Здесь любой эффект очень значим для медицины. Так родилась идея глазных капель с SkQ. И мы запустили целый набор клинических исследований с этими каплями, перебирая несколько болезней. Катаракта, которую Вы упомянули, синдром сухого глаза, очень гадкое заболевание, одно из немногих глазных болезней, которые ощущаются пациентами. Сейчас синдром сухого глаза здорово молодеет, потому что мы все пользуемся компьютерами, гаджетами, это все фиксирование глаза, редкое моргание… От этой болезни есть много препаратов. Можно просто капать искусственную слезу 10 раз в день, 50, будет легче. Но препаратов, которые лечат, практически нет. Мы попытались его сделать, и у нас получилось. Речь идет и о других более тяжелых заболеваниях, глаукоме, макулодистрофии, дегенерации сетчатки. Митохондрии и окислительный стресс, то, о чем я рассказал вначале, участвуют в патогенезе этих заболеваний. И они все возрастозависимые. Наши глазные капли «Визомитин» по клиническим исследованиям в России зарегистрированы по двум показаниям. Первое — катаракта. Они замедляют развитие заболевания, случаи излечения бывают тоже, но редко. Второе — синдром сухого глаза, где виден хороший лечебный эффект, лучше, чем у какого бы то ни было препарата в мире. Это мы пытаемся разыграть сейчас в США, где активно конкурируем с другими разработчиками, которые намереваются сделать препарат для лечения этой болезни. Так вот, наши глазные капли очень неплохо были приняты рынком, пациентами, врачами. Они позволяют нам сейчас даже ковидные времена пережить. На эту выручку мы двигаем проект вперед. Плюс это то самое доказательство того, что SkQ работает на глазах не только крыс и мышей, но и человека. А он не придумывался как офтальмологический препарат, это препарат для целого набора болезней. И это резко повышает шансы, что он сработает системно для лечения других заболеваний.

Елена Тофанюк: Ваши препараты уже можно купить в аптеках?

Максим Скулачёв: Да, они уже несколько лет продаются в аптеках. Более того, в прошлом году они стали безрецептурными. Есть правило: если новая молекула выходит в медицинский оборот, первые пять лет лекарство обязательно по рецепту. Нужно собирать информацию обо всех побочных эффектах, докладывать в Минздрав. Потом можно подать заявку, что смотрите, все нормально, можно без рецепта продавать. В прошлом году нам как раз рецептурность сняли, за что Минздраву большое спасибо.

Елена Тофанюк: Насколько радикальными вообще должны быть технологии продления жизни? Я сейчас от катаракты и сухого глаза сразу перехожу к бессмертию…

Максим Скулачёв: Не люблю я слово «бессмертие». Нам бы хотя бы на 20% продлить молодость, это вот было бы обалденное достижение, Нобелевские премии и тому подобное. Но, тем не менее, бессмертие — это цель.

Таблетка от старости

Уже сегодня есть люди, имеющие доступ к самым современным средствам продления жизни

Сюжет фантастов о том, что на планете появляется привилегированное сословие долгожителей, скоро может стать реальностью. Последние результаты исследований ученых, в том числе и российских, показывают, что наука вплотную занялась продлением жизни. Но далеко не всем удастся этой возможностью воспользоваться...

Как считать возраст

По оценкам ученых, разница между биологическим и истинным возрастом человека может составлять до 20 лет. В России, как утверждает директор НИИ геронтологии академик РАМН Владимир Шабалин, чаще встречается "более продвинутый биологический возраст по отношению к хронологическому". То есть у нас в большинстве своем люди фактически старше своих лет. Определяется этот возраст по-разному. Например, пациента подробно исследуют, затем несколько десятков функциональных показателей суммируются и определяется коэффициент. Однако многие ученые пытаются найти некий универсальный показатель, своеобразный "маркер старения". Им может служить гормон мелатонин. В НИИ медицинской приматологии в Адлере, бывшем Сухумском питомнике, где еще в советские годы занимались активными исследованиями по продлению жизни, получены уникальные результаты на приматах. Оказалось, что уровень мелатонина, особенно в ночные часы, с годами падает. По этому показателю группа украинских хронобиологов (есть уже такая специальность!) определила биологический возраст у людей. Однако, возможно, оценивать надо не возраст, а темпы старения. На эту мысль навели результаты только что завершившегося уникального исследования, в котором участвовали несколько тысяч водителей-дальнобойщиков. Оказалось, что это самая быстро стареющая профессия.

Программа или ошибка природы?

Если биологический возраст можно измерить, то его можно и изменить. Да и сам факт, что у людей-одногодок он в принципе может различаться, говорит о том, что возраст - не догма. И это уже доказано в многочисленных экспериментах. Спор сейчас идет о другом: почему стареет организм. На этот, казалось бы, естественный вопрос есть два ответа, которые разделяют ученых на оптимистов и пессимистов. Самым, пожалуй, радикальным оптимистом сегодня считается директор Института физико-химической биологии имени МГУ академик Владимир Скулачев, который руководит крупным проектом борьбы со старостью на клеточном уровне. "Пессимистическая точка зрения, которую разделяет большинство геронтологов мира, состоит в том, что старение - это неизбежное накопление ошибок в живом организме, - объясняет он. - Как любой механизм, организм в конце концов должен изработаться, заржаветь и сломаться. С этой точки зрения геронтология - ущербная наука, поскольку описывает постепенное угасание без шансов радикально увеличить продолжительность жизни. Но есть и другая гипотеза: старение - запрограммированный этап нашего развития, программа, заложенная в генах. Оно не выгодно индивиду, а значит, должно быть забраковано естественным отбором. И если это так, то открывается замечательная возможность эту программу "сломать", отодвинуть рубежи старения и быть хозяином своей судьбы, решая - жить или умереть".

Это говорит не писатель-фантаст, а серьезный ученый, который пользуется авторитетом в мире. Статья Владимира Скулачева и его американских соавторов "Запрограммированное альтруистическое старение" была недавно опубликована в крупнейшем научном журнале Nature - правда, встретила противодействие: им пришлось выдержать жесткую борьбу с рецензентами, которая продолжалась около семи месяцев. И это не только теория. Как уже говорилось, Скулачев руководит крупным проектом, цель которого - создание средства, способного воздействовать на программу старения, заложенную в живых организмах. Финансирует его один из крупных российских олигархов Олег Дерипаска. Скулачев, всю жизнь проработавший в МГУ, признается, что никогда не получал столь щедрого финансирования и таких идеальных условий для работы. "Нам удалось привлечь 18 разных институтов, в принципе я могу приглашать любых специалистов, и мы можем позволить себе достойно оплачивать их труд", - говорит он.

Отменить программу старения ученые пытаются при помощи синтетических молекул, которые будут препятствовать накоплению активных форм кислорода в клетках. Проект продолжается всего два года, а результаты получены фантастические. Выяснилось, что мыши, получившие синтезированное учеными вещество (в питьевой воде растворяется ничтожное его количество, миллионные доли миллиграмма), живут на 25% дольше своих собратьев. Разработанное биологами средство эффективно и в борьбе с сугубо старческими болезнями, например, дистрофией сетчатки. В Ветеринарной академии в Москве с его помощью лечили старых слепых собак, кошек, лошадей. На сегодня из 13 собак, хрусталик которых не реагировал на свет, прозрело 9. Зрение вернулось к 3 из 4 кошек. Наконец, лошадь, которая 8 месяцев (!) назад полностью ослепла, вновь начала видеть.

А всего 12 старческих болезней удалось либо замедлить, либо остановить, либо обратить вспять. Скулачев убежден, что лекарство для животных можно будет купить в аптеках уже в будущем году, тогда же начнутся клинические испытания на людях. И все же, выступая на днях в узком кругу ученых и журналистов в научном кафе, посвященном этой теме, он предупредил: "Я бы не хотел обещать, что уже "на днях" будет создана "таблетка от старости". Решил рассказать об этом, чтобы переломить пессимистические настроения людей по поводу неизбежности старения".

Но далеко не все с ним согласны. Директор Института биорегуляции и геронтологии Владимир Хавинсон считает, что можно говорить не об отмене программы старения, а об увеличении продолжительности жизни человека до так называемого видового предела - 120 лет. Он много лет занимается разработкой препаратов, продлевающих жизнь, так называемых геропротекторов (два из них продаются в аптеках). Созданы они на основе пептидов - коротких белков. Один - из тимуса телят (центральный орган иммунитета), другой - из эпифиза (маленькая железа в мозге, которая управляет всей эндокринной системой). "Старение - снижение синтеза белка в организме, и вводя пептиды, выделенные из этих жизненно важных органов, мы восстанавливаем функции системы. Но исправляем мы не механизм, а следствия", - поясняет Хавинсон.

Однако исправляют они их, судя по результатам, представленным в научных публикациях, весьма успешно. Проведено 15 экспериментов на животных и по крайней мере два - на людях. Один в течение шести лет проводился в Петербурге, в интернате для пожилых людей, в нем участвовали две группы 80-летних испытуемых (по 25 человек). У тех, кто получал препараты, продолжительность жизни возросла в 2 раза. 12-летний подобный эксперимент, в котором участвовали 700 человек в возрасте 70 лет, проводился на Украине. Кстати, сам Хавинсон, по его словам, принимает свои препараты, начиная с 44 лет - по современным геронтологическим меркам, это тот этап, когда "молодой возраст" переходит в средний. А кабинет геронтолога увешан фотографиями знаменитостей, побывавших в его институте. Вообще, Россия, по мнению ученого, благодаря научным традициям лидирует в этой области. В советское время геронтологи имели редкую возможность экспериментировать на приматах в Сухуми и добились поразительного эффекта омоложения.

Тем не менее на Западе о наших работах практически не знают. "Такие результаты достойны самого высокого признания, - заявил американский молекулярный биолог Евгений Нудлер, который в данный момент руководит совместной российско-американской лабораторией "Геронлаб", созданной на средства фонда "Династия". - Но хотелось бы, чтобы они были воспроизведены независимой лабораторией. Сегодня в мире не зарегистрировано ни одного синтезированного вещества, которое достоверно продлевает жизнь лабораторным животным, не говоря уже о людях. Результаты нашей лаборатории гораздо скромнее. Мы работаем с червями - ниматодами, которые живут пару недель, на них легко изучать механизмы старения".

Потенциально нестареющие существа

Причина в том, что многие исследования, в том числе и на людях, не попадают в открытую научную печать. Проект Владимира Скулачева, например, является инвестиционным, а значит, что до оформления заявки на патент ученые не могут обнародовать результаты. На данный момент они подали три заявки. Инвесторы, безусловно, намереваются в будущем извлекать прибыль из этих разработок, и, следовательно, эксперименты по продлению жизни будут вестись закрыто, а средства от старения будут доступны далеко не всем. Остается лишь один вопрос - зачем это нужно. И здесь тоже ученые расходятся во мнении. Одни считают, что разработка средств продления жизни - насилие над природой, которое спровоцирует демографический взрыв. Другие - что, напротив, эволюция делает ставку на развитие интеллекта, который в полной мере проявляет себя уже в преклонном возрасте.

Таблетка "вечной молодости" появится в российских аптеках

Таблетку "вечной молодости" создали ученые из Новосибирска и Томска. Они разработали препарат, который стимулирует работу стволовых клеток и омолаживает организм. Уже в этом году специалисты планируют начать клинические испытания лекарства. Когда оно может появиться в аптеках?

Сенсация в научном мире: новосибирские ученые вместе с коллегами из Томска заявили об изобретении уникального препарата, который вполне может претендовать на название "таблетка вечной молодости". Он способен замедлить старение и увеличить продолжительность жизни. Ученые готовы доказать, что клеточные технологии могут вмешаться в процесс старения.

О действии стволовых клеток известно давно: они превращаются в клетки любого органа. Но чем старше человек – тем меньше их запас. Они теряют активные свойства — и человек стареет. Новый препарат, уже получивший название G5, кардинально меняет ситуацию. Он увеличивает "выброс" стволовых клеток почти на 40 процентов. "Те стволовые клетки, которые ранее не работали в организме человека, начинают "выходить и заниматься своим делом", — объясняет механизм действия учредитель фармацевтического научно-производственного холдинга Андрей Бекарев.

Опыты на животных показали удивительные результаты. Исследовались две группы мышей. Одной давали препарат, другой — нет. В 18 месяцев мыши не были похожи друг на друга. Одни – в 2 раза меньше других, больные, полысевшие. Другие прожили до 30 месяцев без намека на старость. По мнению ученых, новый препарат будет эффективен в лечении тяжелых заболеваний печени, легких, болезней нервной системы. "Мы показали, что этот препарат способен восстанавливать у человека память, — говорит Александр Дыгай, директор томского НИИ фармакологии. – Это можно назвать "омоложением".

Сибирские ученые говорят, что они – основоположники нового направления регенеративной медицины. G5 замедляет процесс старения и увеличивает продолжительность жизни.

Результат всей работы, собственно препарат, можно увидеть на участке, где происходит наполнение капсул. Когда эти капсулы можно будет купить в аптеке, пока трудно сказать. К ноябрю заканчиваются доклинические исследования. Дальше начнутся клинические, с участием добровольцев. На это может уйти полтора-два года. По крайней мере, уже сейчас ясно: "таблетка от старости" — никакой не миф. 

Дело не в морщинах

Заниматься проблемой старения становится модно. Еще десяток лет назад поиски «таблетки от старости» ограничивались теоретическими наработками и экспериментами на животных, а сейчас некоторые из кандидатов в «таблетки» подкрадываются к второй-третьей фазам клинических испытаний. С начала десятилетия число таких испытаний выросло вдвое, а бюджет стартапов для разработки новых методов борьбы со старостью увеличился в восемь раз. Но по мере того, как мы подбираемся к врагу, его очертания размываются все больше и больше. Удивительно, но чем дольше мы изучаем старость, тем хуже можем определить, что это такое.


Пограничные трудности

Какую статью по геронтологии сегодня ни открой, она начинается словами «старение — это. ..». Такое начало может показаться странным: зачем объяснять, казалось бы, очевидные вещи?

Однако если приглядеться внимательнее, то окажется, что среди множества подобных определений довольно мало совпадающих. Поэтому авторы статей перестраховываются и с самого начала подробно объясняют, что именно они собираются изучить, измерить или победить.

Дело в том, что интуитивное определение старения, которым пользуется в быту каждый из нас, совершенно неприменимо в эксперименте.

Представим, что мы решили найти лекарство «от старости». Логично предположить, что искомое лекарство должно способствовать тому, чтобы молодые люди не старели, то есть не превращались в стариков. Следовательно, необходимо составить протокол для лаборанта, который будет отслеживать, появились среди испытуемых старики или нет.

Допустим, мы собрали приблизительный фоторобот старика, как мы его видим: этот человек, скорее всего, плохо ходит и часто болеет, седой и сгорбленный, с морщинами и без зубов, многое забывает и не способен размножаться.

Но даже если мы тщательно поработали и прописали количество морщин, которые должны возникнуть у испытуемого, и зубов, которые он должен потерять, чтобы его причислили к старикам, у нашего лаборанта неизбежно возникнут трудности. Как быть с теми, кто лишился зубов, но сохранил идеальную осанку? А с теми, кто поседел или облысел в 30 лет?

Проблема, ожидающая нашего незадачливого лаборанта, вызвана вовсе не тем, что он или мы недостаточно хорошо поработали над определением старости. Есть еще два важных обстоятельства, делающих появление такого критерия маловероятным.

Во-первых, старение, как и развитие, продолжением которого оно является, — процесс постепенный. Никакое изменение в нем не совершается одномоментно: зубы выпадают по очереди, физическая сила снижается постепенно.

Даже способность размножаться, которую, казалось бы, можно измерить по принципу «есть/нет», не пропадает в одночасье. Поэтому нет и четкой границы между старостью и молодостью.

Во-вторых, старики — очень разнородная группа. Какой бы параметр мы ни взялись измерять, будь то сила хвата руки, концентрация каких-нибудь веществ в крови или набор микробов в кишечнике, разброс по нему среди пожилых членов популяции будет не меньше, а то и больше, чем у молодых.

С возрастом разброс в значениях физиологических параметров только растет, как видно на примере концентрации гормонов щитовидной железы в крови пожилых людей и долгожителей.

Ostan et al. / The journals of gerontology: series A, 2018

И в этом есть своя логика: подержанные автомобили одной модели похожи друг на друга меньше, чем свежая партия с конвейера. За долгую жизнь организм человека успевает столько раз сломать и починить отдельные детали, что накапливает уникальный набор молекулярных и тканевых «шрамов», от которых зависит, насколько сильно со временем сдают те или иные его органы.

Именно поэтому среднее значение, или «норма», которую мы могли бы высчитать для стариков, едва ли будет показательным и позволит нам достоверно отличить их от молодых.


Старик и рулетка

У парадокса незадачливого лаборанта есть очевидное решение: давайте измерять не абсолютное состояние человека — постарел или не постарел — а скорость, с которой он движется из одного состояния в другое, то есть темпы старения.

Даже если мы не знаем, где провести границу, мы можем измерить среднестатистическую скорость, с которой копятся возрастные изменения, и попытаться ее снизить — желательно, до нуля.

Но тут возникает другая проблема: не очень ясно, за какими именно изменениями необходимо следить. Среди множества клеток и молекул в организме, на которых так или иначе сказывается течение времени, нужно выделить какой-то один параметр, который и будет служить показателем старости.

Такие параметры называют маркерами биологического возраста — считается, что они, в противовес хронологическому (паспортному) возрасту, более точно отражают степень старения организма.

Однако выделить единый маркер, позволяющий судить о состоянии организма в целом, — задача не из легких. В 2004 году исследователи старения выдвинули список критериев, которым такой маркер должен соответствовать.

Несмотря на то, что все они выглядят абсолютно оправданными, придумать удовлетворяющий им параметр практически невозможно. Попробуйте сами. Итак, идеальный маркер биологического возраста должен:

1. Быть легко измеряемым. Кроме того, эти измерения, очевидно, не должны наносить ущерб здоровью испытуемого. Поэтому определять возраст с помощью вскрытия или даже биопсии внутренних органов не получится, а вот анализ крови или соскоба слизистых вполне годится.

2. Предсказывать вероятность смерти. После того как мы придумали маркер, его нужно как-то верифицировать, то есть убедиться, что в нем есть смысл. Можно, конечно, посмотреть, насколько хорошо его предсказания соотносятся с хронологическим возрастом. Однако этого недостаточно, ведь сама идея биологического возраста состоит в том, что хронологический не вполне отражает настоящую скорость старения. Значит, нужна какая-то независимая проверка.

Сейчас в качестве независимого критерия используют риск смерти от естественных причин (то есть болезней и патологических состояний, а не войн и катастроф). Это одно из современных определений старения: растущий риск смерти.

Несмотря на то, что к этому определению есть немало вопросов (мы о них недавно рассказывали), измерить риск смерти довольно просто — достаточно просто подсчитать, какой процент людей определенного возраста доживает до следующего года.

Таким образом, маркер биологического возраста должен в какой-то степени соответствовать вероятности смерти. Поэтому, например, использовать в качестве него число морщин на лице (а такого рода идеи уже возникали) — не лучшая идея: у людей, которые много работают на солнце, кожа сморщивается быстрее, но почти никто от этого не умирает.

3. Иметь отношение к биологическим причинам старения. В этом еще одна проблема с оценкой возраста по морщинам: поскольку это внешнее проявление, оно может быть вызвано множеством причин — подобно тому, как количество зубов зависит не только от возраста, но еще и от типа питания, привычки чистить зубы и драчливости.

Но биологические причины старения лежат глубоко — во всех смыслах этого слова, — и как только мы решаемся подсчитать, например, число мутаций в клетках или число состарившихся клеток в тканях, наши измерения становятся куда более травматичными для испытуемого и начинают противоречить пункту 1 этого списка.

4. Работать на модельных организмах, а не только на человеке. Поскольку отправной точкой для разработки маркеров биологического возраста служит поиск «таблетки от старости», то полезно сразу задуматься о том, как она будет проходить клинические испытания.

Прежде чем такую таблетку выпустят для людей, она должна будет показать свою эффективность на лабораторных животных — и неплохо бы проверять ее действие по одним и тем же критериям, то есть по одному и тому же маркеру биологического возраста.

Единого маркера, который сегодня удовлетворял бы всем этим запросам, не существует. Те из них, что легко измерить, вроде внешних признаков, редко связаны с глубинными причинами старения. А они, в свою очередь, требуют дорогостоящих и нередко травматичных методов измерения. Наконец, даже те, что проходят по первым трем критериям, нередко проваливаются по четвертому.

Например, эпигенетические часы — набор меток на ДНК, определяющих степень ее скручивания. Их научились легко измерять, забирая клетки из кожи или крови (правда, не всегда они отражают степень старения других тканей организма).

Они вроде бы действительно связаны со степенью старения и позволяют предсказывать риск умереть. Но при этом эпигенетический возраст человека не связан однозначно с возрастом лабораторных животных: для каждого вида приходится рассчитывать собственную шкалу перевода эпигенетических лет в человеческие, и не всегда она линейная — недавно выяснилось, например, что для собак она логарифмическая и неравномерная.

Эпигенетический возраст человека и собаки связаны нелинейно: в начале жизни собаки стареют ускоренно относительно людей, а потом, наоборот, замедленно.

Wang et al. / bioRxiv, 2019

Наконец, главная беда с маркерами заключается в том, что мы до сих пор не знаем, какая из известных причин старения наиболее важна, и даже подозреваем, что такой ключевой причины не существует. Это значит, что каждый параметр, который мы придумаем, будет измерять какую-то свою причину, игнорируя остальные.

Например, эпигенетические часы дают представление о работоспособности клеток, но ничего не говорят ни о количестве мутаций в их ДНК, ни о состоянии их белков, ни тем более о количестве гормонов и питательных веществ в крови.

Неудивительно, что между собой маркеры тоже согласуются плохо. Один лучше работает для детей, другой — для взрослых, один хорошо предсказывает риск умереть, а другой — риск развития возрастных патологий. Такая специализация позволяет решать конкретные задачи, но не продвигает нас ближе к пониманию того, что такое старение и как его измерять.


Обходной маневр

Итак, мы хотим искать таблетку от старости, но не знаем ни что это такое, ни как его измерить. Чтобы найти выход из этого положения, геронтологи решили посмотреть на проблему с другой стороны.

Допустим, мы никак не можем определиться с тем, что такое старение, но точно знаем, от чего люди обычно умирают. И это не старость сама по себе, а конкретный набор возрастных болезней: сердечная недостаточность, атеросклероз, рак, болезни Альцгеймера и Паркинсона, остеопороз, диабет, хроническая обструктивная болезнь легких и так далее. А их уже гораздо проще диагностировать и отслеживать.

Так появилась парадигма geroscience, которая предлагает рассматривать старение — по крайней мере, на уровне клинических испытаний — как совокупность возрастных болезней и тем самым рисующая более четкий контур нашего врага.

У этой идеи есть конкретное научное обоснование. Сегодня есть несколько официально признанных механических причин старения: воспаление, истощение клеточных запасов, молекулярные повреждения, эпигенетические изменения, сдвиг метаболизма, агрегация белков и реакция организма на стресс. Все они так или иначе замешаны в развитии любой возрастной болезни.

Например, возникновение опухолей усиливается под действием стресса, реагирует на обмен веществ в организме, а также вызывает воспаление в ткани и повреждения внутри клеток, как опухолевых, так и здоровых. Скажем, диабет развивается на фоне нарушений метаболизма и часто сопровождается воспалением и накоплением белковых клубков.

Кроме того, все известные причины старения не существуют в организме поодиночке, а усиливают друг друга. В результате воспаления изменяется обмен веществ, стресс приводит к агрегации белков, а эпигенетические изменения лишают стволовые клетки возможности размножаться.

Таким образом, иерархия причин старения и смерти оказывается не вертикальной, а сетевой: причин возникает сразу множество, а дальше они складываются в ту или иную возрастную болезнь (и часто не одну).

Все механические причины старения связаны друг с другом, образуя не вертикальную иерархию, а сеть.

Kennedy et al. / Cell, 2014

Выход из этой ситуации сегодня представляется таким: давайте искать лекарство от возрастных болезней по отдельности, потому что наличие или отсутствие каждой из них — это признак, который легко измерить. Затем эти лекарства можно проверять на эффективность и против других возрастных заболеваний.

И если какие-то методы или препараты окажутся верным средством от нескольких недугов сразу, это будет означать, что они устраняют сразу несколько причин смерти, то есть борются со старостью в целом.

Если геронтологи действительно соберутся придерживаться этой методики, то едва ли нам стоит ждать громких результатов испытаний «таблеток от старости». Все они будут «замаскированы» под препараты от разных возрастных болезней, а их способность продлить жизнь будет зависеть от того, по скольким мишеням одновременно они смогут попасть.

Вслед за этим можно представим себе, что и само понятие «таблетки от старости» и «борьбы со старением» (а заодно модное слово «антиэйджинг») исчезнут из научного дискурса: ведь если мы приравниваем старость к набору конкретных болезней, существует ли она как самостоятельное явление?

Полина Лосева

Таблетка от старости

Петр Федичев полагает, что уже через 5—10 лет лекарство от старости станет привычным медицинским препаратом

Для здорового 30-летнего человека вероятность получить тяжелое возрастозависимое заболевание очень мала. Поэтому сегодня наука бьется над проблемой, как стабилизировать скорость старения на уровне, свойственном человеку в расцвете его жизненных сил.

Живая вода, молодильные яблоки или эликсиры бессмертия — эти волшебные атрибуты встречаются в сказках почти всех народов мира. Люди всегда хотели жить до 100 лет и при этом как можно дольше оставаться молодыми и здоровыми. Возможно ли сделать нашу жизнь не только долгой, но и здоровой на всем ее протяжении? Где именно наука ищет ключ к решению этой проблемы и как скоро может появиться «таблетка от старости», «Профилю» рассказал один из ведущих российских биофизиков, профессор университета в Инсбруке и научный руководитель исследовательской компании Quantum Петр Федичев.

ПРОФИЛЬ: Спрошу сразу — может ли человек жить вечно?

Федичев: С точки зрения ученого говорить о бессмертии трудно, как и о любом другом бесконечном процессе. Если говорить о фактах, то в начале этого века выяснилось, что на Земле существуют живые организмы, которые стареют совершенно иначе, чем мы. У человека процесс старения происходит не просто быстро, а очень быстро. Количество болезней и других нарушений, которые возникают у нас с возрастом, увеличивается в геометрической прогрессии. Поэтому 50-летних людей достаточно много, 70-летних уже намного меньше, а 90-летних очень мало. Но существуют животные, у которых по мере старения количество болезней, связанных с возрастом, не увеличивается. Они не бессмертны, но, в отличие от других биологических видов, с возрастом у них не увеличивается вероятность заболеть раком, диабетом или артритом.

ПРОФИЛЬ: Кто же эти счастливчики?

Федичев: Это, например, сомалийский крот, некоторые виды летучих мышей и круглых червей, некоторые попугаи, морские черепахи... Возможно, и какие-то другие виды, которые еще не исследованы в этом направлении. Дело в том, что идея альтернативного механизма старения настолько нова, что большинство открытий в этой области впереди. Если в 2008 году был известен только один такой вид, то сегодня найдено уже 15 видов животных, стареющих не так, как другие. Поэтому сегодня задача ученых состоит не в том, как достичь бессмертия, а в том, как замедлить старение, чтобы количество возрастных заболеваний не нарастало как снежный ком.

ПРОФИЛЬ: Что это даст в годовом выражении?

Федичев: Очень много. Возьмем, например, здорового 30-летнего человека. Для него вероятность получить тяжелое возрастозависимое заболевание настолько мала, что, сохранись она на всю оставшуюся жизнь, эта жизнь продлилась бы несколько столетий. Дело за малым — стабилизировать ту скорость старения, которая свойственна человеку в расцвете его жизненных сил. Скорее всего, это будет реализовано через создание препаратов, которые позволят нам стареть с постоянной скоростью.

ПРОФИЛЬ: А какая связь существует между возрастом и так называемыми старческими болезнями?

Федичев: Надо сказать, что старение напрямую связано с возрастозависимыми заболеваниями, является их следствием, если хотите. К старости собирается целый букет, включая такие тяжелые недуги как рак, диабет, артриты, нейродегенерация. Именно они в значительной степени сокращают наш век. Выходит, надо создать препарат, который будет бороться с этим букетом.

ПРОФИЛЬ: То есть можно создать эдакий эликсир долголетия?

Федичев: Пока трудно сказать, когда это станет возможно, но многие к этому стремятся. Все больше людей в научном сообществе пытаются реализовать эту программу на практике. Глобальная задача науки — продлить жизнь на 10—15% и более. Собственно, современная медицина этим и занимается. Применяя в биологии методы математики и физики, мы ищем способ максимально быстро находить вещество-ингибитор для любого белка-мишени. В организме такое вещество встречается с конкретным белком и блокирует его функции. Это нужно, чтобы сломать механизм заболевания, прервать его развитие на ранней стадии. Предположим, есть некий ген, из него получается белок, который запускает в организме какую-то патологическую реакцию либо производит структурный элемент вируса. Но если найти вещество-ингибитор, которое будет встраиваться в этот белок и блокировать его функции, то развитие болезни остановится. На этом принципе основано действие всех современных лекарств. Наша задача, используя компьютерные технологии и лабораторные исследования, смоделировать и синтезировать молекулы, которые будут максимально быстро взаимодействовать с нужными белками. Такие молекулы имеют все шансы стать новыми эффективными лекарствами. Лекарствами от всех болезней.

ПРОФИЛЬ: И есть реальные подвижки в этом направлении?

Федичев: В 2008 году крупная британская фармкомпания GlaxoSmithKline (GSK) за большие деньги приобрела компанию Sirtris Pharma, которая занимается разработкой синтетических аналогов ресвератрола — природного соединения, содержащегося в кожуре и косточках винограда, а также в вине. Его наличием объясняют «французский парадокс» — низкий уровень сердечно-сосудистых заболеваний населения южной Франции при местной диете, богатой насыщенными жирами. Ранее было установлено, что ресвератрол влияет на один из белков, управляющий продолжительностью жизни клетки, а GSK утверждает, что ей удалось синтезировать аналоги, которые эффективнее и работают в нескольких моделях возрастозависимых заболеваний. Этот препарат сейчас испытывают одновременно против таких разных заболеваний как диабет, рак и псориаз. Они сейчас прокладывают путь, которым будут следовать многие фармкомпании.

ПРОФИЛЬ: В случае успеха диабетики и раковые больные получат надежду на выздоровление?

Федичев: В каком-то смысле да. Хотя максимального эффекта следует ожидать от превентивной терапии. Сейчас эти препараты испытывают на острых состояниях, потому как современная медицина привыкла иметь дело именно с ними. К тому же провести клинические испытания по сценарию превентивной терапии весьма непросто. Поэтому сейчас препарат испытывается против конкретных состояний, например диабета второго типа, но в перспективе он будет прописываться задолго до заболевания. Как витамины или биодобавки для людей, у которых обнаружена генетическая или иная предрасположенность к определенным заболеваниям. Согласитесь, куда проще остановить воспалительный процесс в суставе на начальном этапе, чем бороться с тяжелой формой артрита, когда начинают истираться кости.

ПРОФИЛЬ: Какова может быть цена такого препарата?

Федичев: Едва ли она будет очень высокой. Дело в том, что количество возрастозависимых заболеваний огромно, и практически все люди в той или иной мере им подвержены. Рынок таких препаратов будет практически безграничен. При этом цена разработки и производства будет такой же, как в случае с любым другим современным лекарством. В сумме мы получаем массовый продукт по разумной цене. Думаю, она будет эквивалентна цене хороших витаминов. При наихудшем сценарии временного патентования в течение 10—15 лет этот препарат будет дороже многих, а затем поступит на рынок в виде дженериков. Но такой сценарий маловероятен. Это как с ядерным оружием. Сначала результат получила одна страна, затем другая, третья. Даже страны-изгои, с которыми никто не хочет делиться технологиями, и те строят свои ракеты и реакторы. Поиском таких препаратов занимаются десятки фармкомпаний. Если сегодня получится у одной, которая выставит препарат за сумасшедшие деньги, то через год-два ее успех повторит вторая, потом третья и т.д. Все захотят продавать свою продукцию, а на такое количество дорогущих таблеток богатых людей не хватит. Очень быстро это станет рядовой технологией, доступной широкому потребителю.

ПРОФИЛЬ: Но вернемся к медленно стареющим организмам. Современная наука понимает механизм этого явления?

Федичев: Сегодня ведется большая работа по изучению геномов нормально и медленно стареющих животных, чтобы выяснить механизмы замедленного старения. Очень много исследований проводится на разных живых организмах, начиная с дрожжей и червей и заканчивая мышами. Пока с помощью экспериментальных препаратов удалось увеличить продолжительность жизни круглых червей в 10 раз! Это обнадеживающий результат, учитывая, что у нас с червями 60—70% идентичных генов. У них тоже есть кровеносная и нервная системы, они болеют раком и диабетом, у них встречается нейродегенерация. Короче говоря, природа изобрела старость гораздо раньше, чем появился человек. Но она же дала нам подсказку, как эту старость отодвинуть. Мышь и сомалийский крот имеют примерно одинаковый вес и размер. Но мышь живет несколько лет, а сомалийский крот — несколько десятков лет. А продолжительность жизни некоторых морских черепах измеряется столетиями. В организмах этих животных, скорее всего, и скрыта разгадка секрета долголетия.

ПРОФИЛЬ: Как скоро результаты научных экспериментов будут трансформированы в конкретные технологии?

Федичев: Едва ли будет правильно говорить о каких-то сроках. Но путь, по которому следует идти, уже определен. При помощи генетических модификаций удалось продлить жизнь мышам в 2—2,5 раза. Теперь задача фармакологии сымитировать эффект этих генетических модификаций с помощью терапии. Активно изучаются геномы нестареющих животных, чтобы понять, как работают эти геномы. Каждый год публикуется несколько серьезных научных работ на эту тему. Большие ресурсы тратятся на то, чтобы понять, почему эти животные стареют так медленно. В науке и в бизнесе кардинально изменилось отношение к этой теме. Еще пять лет назад невозможно было сказать, что ты занимаешься вопросами радикального продления жизни, чтобы тебя не заподозрили в шарлатанстве. А сегодня множество научных групп из серьезных университетов занимаются этой проблемой.

ПРОФИЛЬ: Как помочь организму дожить до появления волшебной пилюли? Говорят, режим питания может сильно повлиять на продолжительность жизни.

Федичев: Однозначно может, но не радикально. Можно выиграть 30—40%. Но не известно ни одной диеты, которая позволила бы человеку прожить в два раза больше. Главное условие — ограничение калорий. Если в течение нескольких лет постоянно есть жирную пищу, с большой вероятностью разовьется диабет. Любая диета, предусматривающая ограничение калорий, снижает риск возникновения многих заболеваний и ведет к продлению жизни. Однако у нас есть примеры долгожителей, которые не придерживались никаких диет и при этом употребляли алкоголь и табак. Так что трудно сказать, что тут важней — генетический фактор или образ жизни. Первобытные люди, например, ели органическую пищу, пили природную воду, получали регулярные физические нагрузки и дышали свежайшим воздухом. Но при этом они жили не более сорока лет.

ПРОФИЛЬ: Не сильно-то мы продвинулись с тех пор…

Федичев: А с чего бы? Заметно выросла лишь средняя продолжительность жизни. Максимальная продолжительность — что в Древней Греции, что теперь — примерно одинаковая. Что тогда, что теперь здоровые люди доживают до глубокой старости. Но зато сегодня мы уже не умираем в 30 лет от инфекционных заболеваний, как это было в древности. Но это заслуга медицины. Генетически современный человек ничем не отличается от своего предка, жившего сотни тысяч лет назад. Так что нам не приходится надеяться, что в ближайшие годы в нашем геноме произойдут заметные изменения и мы будем жить в два раза дольше. На сегодня основная задача биологов — выявить механизм возникновения возрастозависимых заболеваний. Как только это произойдет, мы создадим терапию, способную влиять на эти механизмы и предотвращать заболевания.

ПРОФИЛЬ: И как скоро можно ждать первых результатов?

Федичев: Будем надеяться, что скоро. В США ежегодно порядка 10 препаратов тестируется на увеличение продолжительности жизни мышей. Есть целые организации, например Институт Бака в Калифорнии, который занимается только этой проблематикой. На эти исследования выделяются большие гранты. Ежегодно проходят десятки научных конференций. И, судя по публикациям и выступлениям наших коллег, прорыва можно ожидать уже в скором времени. Возможно, сначала это будет доступно только богатым, но лет через 5—10 такие препараты станут доступны всем. Думаю, уже лет через 10—15 мы увидим заметное увеличение продолжительности жизни на фоне снижения уровня возрастозависимых заболеваний.

ПРОФИЛЬ: То есть те, кому сейчас 15—20 лет, смогут заметно продлить себе жизнь?

Федичев: Да, но не только они. Хотя проблемы со здоровьем действительно начинают накапливаться примерно с 30 лет, последние эксперименты показывают, что даже старые стволовые клетки можно омолодить, воздействуя на них химически. Это значит, что нарушения, полученные в результате возрастозависимых заболеваний, перестанут быть необратимыми. А значит, и для тех, кому далеко за тридцать, еще не все потеряно.

 

Источник: profile.ru

Остановись, старенье! – Огонек № 16 (5512) от 07.05.2018

Ведущие ученые из 17 стран приехали в Россию, чтобы решить проблему старения. Именно теперь, по их мнению, накоплен критический объем информации, которая поможет найти лекарство, всерьез продлевающее жизнь человека

Лекарство от старости будет найдено в течение следующих десяти лет. Правда, лечить им, скорее всего, будут сначала домашних животных. А мужчинам, принимающим новые препараты, придется превратиться в женщин — по крайней мере, на уровне работы генов...

Это лишь некоторые из тезисов, перечисленных учеными на прошедшей в конце апреля в Казани конференции "Способы достижения активного долголетия". Сюда на четыре дня со всего мира съехались самые известные ученые, занятые проблемой продления жизни. Генетики и геронтологи, биологи и фармакологи, генные инженеры и иммунологи — всего около пятисот ученых — говорили о том, что для прорыва в деле остановки старения нужно объединить усилия специалистов всех направлений. Организовали конференцию биотехнологическая компания "Инитиум Фарм", Агентство инвестиционного развития Республики Татарстан и Институт биологии Коми НЦ УрО РАН.

— Когда я начал заниматься проблемой старения, у каждого биолога был свой взгляд на этот процесс и все делали что-то свое,— рассказал "Огоньку" Михал Язвинский из Университета Тулейн (США).— Затем произошел прорыв в генетике: в ходе опытов на животных мы увидели, что изменение активности конкретных генов может радикально продлевать жизнь. С тех пор нашли много способов продления жизни — в том числе при помощи фармпрепаратов. И теперь нам нужна целостная интегрированная система старения, которая бы показала, как изменения на одном уровне организма отзываются на другом.

Ученые признают: что такое старение и что считать его началом, в полной мере они не знают. Является ли старение причиной возрастных заболеваний типа рака или болезни Альцгеймера или, наоборот, различные заболевания, "накладываясь" друг на друга, в итоге порождают старость — постепенное угасание функций организма?

— Это очень важный вопрос, на который мы пока не можем ответить,— говорит профессор Ян Вайг из Медицинского колледжа имени Альберта Эйнштейна (США). — Известно, что потенциал человеческого организма намного больше того, что мы видим. Думаю, в течение десяти лет нам удастся разработать механизмы для вмешательства и остановки старения. Перед нами стоит задача продлить жизнь человека до 115, 120 или 200 лет. И это не вопрос пессимизма или оптимизма — это вопрос накопления научного знания.

Все как у китов

"Понять, что же такое старение и где начало этого процесса, важно, потому что только так мы поймем, что же является основной мишенью для возможного лекарства",— объяснил "Огоньку" профессор Гарвардской медицинской школы (США) Вадим Гладышев.

Профессор Гладышев много лет занимался сравнительными исследованиями биологии долголетия млекопитающих. Именно в его лаборатории впервые изучили геном загадочно долго живущего зверька голого землекопа, гигантских долгожителей гренландских китов и крохотной летучей мыши Брандта (совместный проект с Институтом биологии Коми НЦ УрО РАН) — она живет в разы дольше сородичей, примерно 40 лет. Кстати, в прошлом году профессор Гладышев получил мегагрант правительства РФ для создания лаборатории по изучению старения и у нас в МГУ.

Изучение долгоживущих животных на самых разных уровнях — модный тренд современной науки. Ученые пытаются понять, почему разные существа, в особенности млекопитающие, у которых когда-то был общий предок, в ходе эволюции приобрели столь различную продолжительность жизни. Ответ, в принципе, есть: потому что одни и те же гены у разных существ работают по-разному. При этом у долгоживущих млекопитающих профиль активности генов сходный, притом что, скажем, в почках, печени, мозге он различается.

Скорее всего, это означает, что "универсальной" таблетки от старости не будет — разные механизмы долголетия придется активизировать в разных тканях и органах.

Работы Вадима Гладышева и члена-корреспондента РАН Алексея Москалева (он был сопредседателем конференции) доказали, что ключ к долголетию у самых разных существ один: они научились выживать в условиях кислородной недостаточности (гипоксии). Этой наукой прекрасно владеет и подземный голый землекоп, и надолго уходящие под воду киты, и летучие мыши Брандта, которые замедляют дыхание во сне. Понять, как организм "научился" существовать в таких условиях, особенно важно для людей, потому как гипоксия вызывает у человека ускоренное старение: без достаточного количества кислорода страдают все органы и ткани, в первую очередь мозг. А чем старше человек, тем хуже у него снабжается кровью мозг и тем разрушительнее это проявляется на всех уровнях организма.

Поэтому ученые призывают беречь сосуды, которые снабжают мозг кислородом. Лучше всего этому способствует регулярное плавание, оливковое масло, зелень и ягоды в рационе — такая диета содержит незаменимые здесь витамин К и полифенолы.

Итальянский рецепт

Интересно, что многие варианты генов, которые принято называть генами долгожителей, позволяют хорошо переносить разного рода стрессы. Об этом на конференции рассказал один из самых цитируемых геронтологов мира, исследователь долгожителей Клаудио Франчески. Он расшифровал геномы нескольких тысяч итальянцев, которые перешагнули 90-летний рубеж. Причем исследовал не только непосредственно ДНК долгожителей, но и геном бактерий, обитающих в их кишечнике (геном человека, к слову,— это порядка 25 тыс. генов, а геном микробов — более 10 млн). В итоге оказалось, что, с точки зрения генов, долгожители — эдакие голые землекопы и гренландские киты среди нас. Они имеют все те же гены, что и другие люди, но некоторые гены у них работают иначе, объясняет исследователь генетики 100-летних профессор Юсин Су из Медицинского колледжа имени Эйнштейна. По ее словам, особые варианты генов защищают "везунчиков" от разных неблагоприятных воздействий среды. Мало того, такие люди могут предаваться вредным излишествам, например, курить до глубокой старости, поскольку они генетически предопределены преодолевать неблагоприятные факторы среды лучше других.

В свою очередь, Гил Ацмон (Университет Хайфы, Израиль) установил, что долголетие имеет выраженную наследственную компоненту. Так, принято считать, что обычно гены влияют на продолжительность жизни на 25%, а образ жизни — на 75%. Но даже самый правильный образ жизни позволяет прожить в среднем примерно 85 лет. Долгожители же частенько правильным образом жизни не отличаются, но живут более 90, 100, а то и 110 лет. Поэтому вклад наследственности в их долголетие — до 50%.

Что же делать всем, кому не достался геном долгожителя? Начать надо с того, что не паниковать. Доказано: если человек снизит калорийность питания на 20-30 процентов, перейдет на здоровую диету — например, на средиземноморскую с обилием рыбы, зелени, овощей и оливкового масла, ограничит алкоголь, бросит курить, будет регулярно (но без фанатизма) заниматься спортом и высыпаться, то, скорее всего, он проживет 80-90 лет. Но современный запрос общества не в этом: человек хочет лежать на диване, есть жареную свинину с картошкой и при этом жить 100 лет благодаря волшебной таблетке. Вот это — настоящий вызов медицине. И она пытается дать на него ответ.

"Вирус" старости

Уже существуют несколько классов препаратов, которые претендуют на звание лекарства от старости. Класс зависит от того, что, c точки зрения исследователя, "запускает" старение, или каскад угасающих функций. Например, одна из теорий гласит, что старость — это почти вирус и лечить его нужно противовирусными препаратами.

Речь идет о так называемых мобильных генетических элементах — это особые прыгающие гены, которые действительно спонтанно "прыгают" по всему геному, произвольно встраиваясь в любое место ДНК. Теперь ученые изучают их в контексте молекулярных механизмов старения. Оказалось, что они могут подобно вирусам размножаться внутри генома стареющей клетки, вызывая поломки хромосом, незапланированное отключение одних и включение других генов. Примечательно, что в ходе эволюции размножение в геноме именно этой эгоистической ДНК сыграло в свое время ключевую роль в появлении млекопитающих, приматов и даже человека как вида. Но сегодня активация этих "кочевых" генов ведет не только к клеточному старению, но и к онкологическим процессам. Ученые разрабатывают препараты, которые в будущем станут замедлять старение при помощи противоретровирусных препаратов — наподобие тех, что сегодня применяют для подавления ВИЧ или генной терапии.

Другая теория (ее разрабатывает профессор Франчески) гласит, что старение развивается на фоне хронического воспаления. С возрастом иммунитет работает хуже и не может до конца подавлять воспалительные процессы. И именно из-за этого развивается большинство возрастных заболеваний, в том числе атеросклероз, сердечно-сосудистые, диабет II типа, онкология и новый бич ХХI века — болезнь Альцгеймера.

Именно старение мозга все больше привлекает исследователей, которые уверены: подавление воспалений — ключ к ясному уму на протяжении долгих лет.

Дело в том, что мозг по большей части состоит из неделящихся клеток. И при этом он потребляет большую часть кислорода и глюкозы в организме. В итоге в мозге накапливаются своеобразные "отходы" производства в виде непереработанных частей клеток. Поэтому для профилактики старения мозга важно, чтобы в нем исправно проходили процессы постепенного самопереваривания мусорных клеток. Этому способствуют, например, периодические короткие голодания и некоторые вещества, в том числе спермидин, которого много в ростках брокколи, бобовых и злаков. В клинических исследованиях он показал себя как геропротектор (вещество, останавливающее старение, которое улучшает память).

По словам профессора Москалева, нейровоспаление — одна из причин не только болезней Альцгеймера и Паркинсона, но и старческой депрессии. Поэтому важно применять для профилактики особую противовоспалительную диету. По сути, она ближе к вегетарианской и включает много овощей, цельных злаков, бобовых и фруктов. С возрастом в мембранах клеток мозга уменьшается количество омега-3-жирных кислот, которые обладают противовоспалительным действием, и их надо восполнять, употребляя жирные сорта рыбы и льняное масло. Также на работе мозга не очень хорошо сказываются галактоза (ее в большом количестве содержит цельное молоко и мороженое) и фруктоза (сладкие фрукты, подсластители в магазинной еде).

Значит ли это, что лечить старость нужно противовоспалительными препаратами? По сути, да (сами геронтологи зачастую короткими курсами принимают аспирин и ибупрофен), но еще надежнее заниматься профилактикой воспаления — скажем, поддержанием здорового фона в кишечнике. Полезная микрофлора создает для нас витамины, аминокислоты, биоактивные вещества, но взамен "требует" достаточного количества пребиотиков (пищевых волокон) — это вещества, которые мы не перевариваем, но зато их потребляет кишечная микрофлора.

— Способ питания — это не просто диета и количество потребляемых калорий,— рассказывает Клаудио Франчески.— Меняя его, мы изменяем микробиоту-- сообщество бактерий в кишечнике — и тем самым буквально переключаем свой организм на другую стратегию старения. Сегодня понятно, что кишечник — важнейшая система организма, связанная в числе прочего с циркадными ритмами, с процессами сна и бодрствования. А если у человека происходит разбалансировка этой системы, у него начинается процесс ускоренного старения. Поэтому важно не только что мы едим, но и когда мы едим. Если мы хотим продлить себе жизнь, нужно стараться употреблять качественные полезные продукты примерно в одно и то же время.

Некоторые исследователи считают, что в будущем у человека еще в детстве будут брать микробиоту и помещать ее, допустим, в жидкий азот. С возрастом каждый сможет брать образцы своего идеального сообщества бактерий и таким образом омолаживать организм.

Клетки-зомби

Сегодня известно порядка 200 различных молекулярных соединений, которые доказанно замедляют старение — и с каждым годом число их растет. Из последних открытий — фукоксантин — бурый пигмент из некоторых видов водорослей, который исследуют российские ученые из лаборатории Алексея Москалева. Это вещество увеличивает продолжительность жизни нескольким видам лабораторных животных, повышает стрессоустойчивость и качество жизни. Ученые из Национального университета Сингапура под руководством профессора Яна Грубера собрали самые перспективные геропротекторы и применили их в разных сочетаниях на животных. В итоге — впервые без всякого генетического вмешательства, исключительно с помощью препаратов — жизнь подопытных животных увеличилась на 200%! Если перевести эту пропорцию на человека, получим примерно 150 лет жизни.

Самые большие надежды медики давно возлагают на рапамицин — вещество, обнаруженное на острове Пасхи.

Его открыли бразильские исследователи как продукт деятельности особых бактерий. Сначала он использовался как препарат, который не позволяет отторгаться пересаженным органам. Но затем ученые заметили его свойство продлевать жизнь. Оказалось, он тормозит древнюю биологическую реакцию, которая есть практически у всех высших форм жизни. Рапамицин как бы сообщает организму, что есть нечего и переводит его на путь максимального сохранения достигнутого в ущерб дальнейшему развитию. У мышей он продлевает жизнь на десятки процентов, однако имеет побочные эффекты, включая иммунодефицит (их, впрочем, можно избежать, прибегая к периодическому, а не постоянному приему препарата).

На конференции Мэтт Кеберлейн из Университета Вашингтона рассказал: впервые удалось показать, что эффекты рапамицина намного шире замедления старения клеток. Так, он изменяет состав микрофлоры и подавляет развитие пародонтоза, который часто развивается с возрастом и через воспаление способствует развитию сердечно-сосудистых заболеваний.

Правда, клинических испытаний рапамицина как лекарства от старости на людях провести пока нельзя. Зато профессор Кеберлейн запустил проект по борьбе со старением у собак (Dog Aging Project), куда сегодня любой хозяин может включить своего питомца. Как полагает исследователь, рапамицин может увеличить продолжительность жизни собак на 25%, или на 2,5 года, если считать, что в среднем собаки живут около десяти лет. В первом этапе клинических испытаний, где определяется безопасность вещества, участвовали псы средних и крупных пород в возрасте семи-восьми лет. Сейчас ученый набирает добровольцев для клинических испытаний второго этапа, который может показать эффективность препарата. Вообще, по мнению ученых, именно домашние питомцы станут первыми крупными млекопитающими, которые будут получать терапию от старения.

Что касается людей, то им стоит больше рассчитывать на принципиально новый класс лекарств, который появился совсем недавно. "Огоньку" о нем рассказал главный автор работы Джеймс Кирклэнд из Клиники Майо (США).

— Открытие так называемых сенесцентных, или стареющих клеток можно считать одним из важнейших достижений науки последних лет,— говорит профессор Кирклэнд.— Это особые клетки, которые перестали выполнять свои функции, но при этом не умерли (в околонаучной литературе их назвали зомби-клетки.— "О"). Они разрушают окружающие ткани, вызывают воспалительные и аутоиммунные реакции.

Команда профессора Кирклэнда занята поиском веществ, прицельно убивающих эти клетки, чтобы замедлить старение на уровне ткани. Уже выявлены десятки таких соединений: вскоре нас ждут клинические исследования их эффективности. Но на людях пока ни один из них как препарат от старости не испытан.

— Это совершенно новый тип препарата, поэтому сложно сказать, как он будет действовать на человека,— говорит профессор Кирклэнд.— Пока говорить об этом рано.

Серебряное цунами

Уже сегодня ученые могут продлить жизнь мыши 15 разными способами. Какие из этих методик можно перенести на человека? Достоверно — ни одной: любые препараты от старости на людях испытывать запрещено. Пока ученые могут лечить с помощью этих наработок лишь старческие заболевания.

Проблема в том, что старение так и не признано ВОЗ болезнью. В итоге крупные инвесторы не готовы вкладывать средства в разработку лекарств, которые

не смогут найти себе место на рынке. Кроме того, по словам ученых, непонятно, как клинически исследовать такие препараты: если человек их принимает, то у него не должно наступить заболевание. Но как ты докажешь, что оно не наступило именно благодаря таблетке? На животных, которые живут пару лет, это легко проверить, оценивая смертность. Но с людьми такие масштабные эпигенетические исследования провести фактически невозможно. Результат: во всем мире исследование старения финансируется, по сути, по остаточному принципу. Бизнес не вкладывает в исследовательские проекты, а грантовые фонды и государство до сих пор не рассматривают старение как проблему, несмотря на грозящие миру "серебряное цунами" — глобальное постарение и нетрудоспособность населения — и крах пенсионной системы.

Известно, что знаменитый геронтолог Нир Барзилай уже несколько лет не может найти деньги на клинические испытания на стареющих людях препарата метформина. Ему не хватает половины суммы — $30 млн. Метформин — это лекарство для лечения диабета, и открыли его, кстати, в России. Почти единственный из перспективных геропротекторов, который используется в медицине уже 50 лет и фактически не показал особых побочных эффектов. Ученый хочет доказать, что он также избавляет от симптомов старости, но денег под это ему не дают. Проблема в том, что препарат слишком дешев и на него нельзя получить патент, то есть с точки зрения прибыли это абсолютный провал.

Такое поведение фармгигантов заставляет активистов от науки и малого бизнеса проводить свои мини-исследования, набирая добровольцев для испытания лекарств на себе. Один из таких "биохакеров", знаменитый бизнесмен Михаил Батин, финансирующий научные исследования в области старения, призывает изменить менталитет бизнес-элиты, убедив ее оплачивать подобные клинические исследования в рамках благотворительности. В своем блоге он пишет: "Ты можешь до умру ездить к жуликам в Монако на омоложение или колоть гидралат плаценты по 8000 евро, но это ничего особенного не дает. Разобраться, что тебе самому нужно, можно только сопоставив данные сотен и тысяч людей. Оплати исследования для всех и получишь лекарство для себя". Батин прогнозирует: вал клинических испытаний на людях придется на конец десятилетия, и это даст серьезный прорыв.

Пощупать старость

Скорее всего, лекарства от старости пойдут на рынок другим путем. Ученые активно ищут в организме человека так называемые биомаркеры старения — вещества, уровень которых связан с процессами старения. Затем смотрят, как на них влияет потенциальное лекарство от старости, и если показатели приходят в норму (то есть в более "молодое" состояние), значит, лекарство действует. Поиском таких маркеров занята масса ученых в мире.

— Думаю, основная задача, которую нам предстоит решать, связана с биомаркерами и с определением точного биологического возраста человека,— говорит "Огоньку" Клаудио Франчески.— Победа над старением вообще будет связана с персонализированным подходом. Ведь стареем мы все по-разному — на уровне организма, органов и даже клеток.

Интересно, но совершенно разные методы продления жизни нередко приводят к схожим последствием — меняют работу одних и тех же генов, сигнальных путей. При этом многие вмешательства ведут к тому, что, с точки зрения работы генома, мужские особи начинают напоминать женские. А вот у женских особей обратного эффекта нет. Почему так происходит — предстоит выяснить.

— Чтобы остановить старение, надо собрать огромный массив информации,— продолжает профессор Франчески.— Где и как человек родился, какие вакцины использовал, чем болел и как лечился в течение жизни, все возможные результаты анализов и исследований, а затем с помощью искусственного интеллекта определять, каким образом ваш организм, скорее всего, будет стареть и что вы сможете предпринять, чтобы это остановить.

Подобные сервисы, хотя и очень несовершенные, уже существуют в США и в Европе, а вот в России их нет — нет даже сервисов, предоставляющих объективные данные о том же биологическом возрасте. Иными словами, за рубежом уже можно определить свой точный эпигенетический возраст — то, насколько ваш геном подвергся изменениям в течение жизни. Можно узнать свой гликановый возраст — этот параметр показывает, как ведут себя у вас в организме сложные углеводы (гликаны), что напрямую связывается с возрастом клеток. Можно узнать свой возраст и по теломерам — концевым участкам хромосом, по которым можно вычислить предполагаемую продолжительность жизни.

Все, что можно у нас,— это собрать информацию самостоятельно и проанализировать ее при помощи разработанного компанией Insilico онлайн-инструмента young.ai. Технология искусственного интеллекта анализирует порядка 40 параметров крови, сопоставляет их с возрастом, этнической принадлежностью и т. д., после чего определяет биологический возраст и предполагаемую продолжительность жизни. Пока работает бесплатная бета-версия системы.

Когда человеку в принципе стоит задуматься о старении? Ученые считают: старение начинается уже на самых ранних стадиях развития, а после 12 лет нарастает ускоренно, удваиваясь каждые восемь лет. Поэтому чем раньше начинать профилактику, тем эффективнее результат.

В некотором смысле, признают ученые, действие известных геропротекторов роднит их с диетой, физической активностью и режимом дня, которые также системно влияют на физиологию и эпигенетику организма. Отсюда вывод: пока не разработана прицельная генная и клеточная терапия старения, наши главные инструменты в борьбе против него — здоровая еда и образ жизни.

Елена Кудрявцева, Москва--Казань


Мера старости

Справка

Уже сегодня лаборатории предлагают желающим сдать анализы и узнать, насколько ты стар. Для этого нужно определить значение биомаркеров старения — показателей крови, которые ученые напрямую связывают с продолжительностью жизни

Интерлейкин 6 (ИЛ-6) — маркер воспаления. Важно отслеживать его значение, так как зачастую онкологическим заболеваниям предшествует многолетнее хроническое воспаление в организме, которое легко выявить, если следить за ИЛ-6.

Витамин B12 необходим для нормального образования и созревания эритроцитов, развития и жизни нервных клеток и синтеза ДНК. Защищает длину теломер, напрямую влияя на продолжительность жизни клеток. Дефицит B12 сокращает жизнь и вызывает необратимое поражение головного мозга.

Витамин D отвечает за хорошее всасывание в кишечнике кальция, магния, фосфатов и цинка. Дефицит витамина D повышает вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), остеопороза и атеросклероза. В пожилом возрасте при дефиците витамина D в разы учащаются раковые опухоли и сокращается продолжительность жизни.

Ферритин — белок, который отвечает за накопление железа в организме. Его концентрация резко возрастает при инфекциях, воспалительных реакциях и онкологии. Высокие значения ферритина у женщин повышают вероятность всех видов рака.

Гликированный гемоглобин — биохимический показатель, отражающий среднее содержание сахара в крови за длительный период (до трех месяцев). Важен для диагностики диабета и контроля его лечения. Считается маркером старения, показывает вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний.

С-реактивный белок. Этот элемент крови быстрее других реагирует на повреждение тканей организма. Наличие С-реактивного белка — признак воспалительного процесса. Высокие уровни С-реактивного белка повышают риски внезапной смерти.

Мочевая кислота выводит избыток азота из организма. Повышенное содержание этой кислоты в крови может увеличить риск развития подагры, почечной недостаточности и ряда других рисков. Избыток мочевой кислоты --?это яд для организма. Важно знать, что ее концентрацию увеличивает, в частности, алкоголь и обильное употребление фруктозы.

Креатинин — конечный продукт обмена белков. Креатинин образуется в печени, затем выделяется в кровь, участвует в энергетическом обмене мышечной и других тканей. Из организма выводится почками вместе с мочой, поэтому является важным показателем деятельности почек. Высокий уровень? креатинина — ?показатель обильной мясной диеты, почечной недостаточности, обезвоживания и поражения мышц.

Аланинаминотрансфераза (АЛТ) — внутриклеточный фермент, участвующий в обмене аминокислот. При разрушении клеток, в результате поражения какого-либо органа, АЛТ попадает в кровь. Это важный диагностический показатель: его повышенный уровень говорит о серьезных побочных эффектах при лечении различными препаратами.

Гомоцистеин. Повышенный уровень этой аминокислоты — ?один из факторов, вызывающих опасные болезни сердца, мозга и старение в целом. Низкий уровень гомоцистеина помогает сохранить хорошую память, высокую умственную и физическую работоспособность, тормозит скорость старения организма.

Еда долгожителей

Досье

Пока "таблетка от старости" не появилась в аптеках, мы можем принимать геропротекторы сами: многие из них содержатся в продуктах питания, которые можно купить в супермаркете. Вот список веществ, которые, как выяснили ученые в ходе опытов в лабораториях, доказано замедляют старение. А также продуктов, которые их содержат

Полиамины — вещества, замедляющее старение и деградацию мозга. Содержатся в зрелых сырах, грибах и грейпфруте

Кверцетин — устраняет стареющие клетки из организма и тем самым продлевает период здоровой жизни. Находится в цитрусовых, яблоках, луке, петрушке, шалфее, чае и красном вине

Галовая кислота — антиоксидант, который борется со свободными радикалами — основным источником поломок ДНК. Содержится в винограде

Куркумин — продлевает жизнь, усиливая самоуничтожение "вредных", в том числе раковых, клеток. Находится в куркуме, имбире

Сульфорафан — активизирует гены, связанные с защитными механизмами организма от рака и свободных радикалов. Содержится в сырой брокколи и руколе

Омега 3 останавливает преждевременное старение, обладает способностью подавлять воспалительные реакции в организме. Содержится в жирной рыбе, оливковом масле и льняном семени

Природные энтеросорбенты — собирают со стенок кишечника холестерин и канцерогены, тем самым задерживая раковые опухоли, инсульт, инфаркт и старение человека. Содержатся в чечевице, киноа, овсяной крупе

Кофеиновая кислота — продлевает жизнь не хуже самых известных геропротекторов типа рапамицина. Содержится в кофе, ягодах, вине

Кинетин — мощнейший антиоксидант, стимулирует образование коллагена и роста стволовых клеток. Содержится в прорастающих семена, молодых ростках овса, кокосовом молоке

Мирицетин — обладает антиоксидантной активностью, способствует укреплению костной ткани и общему продлению жизни. Содержится в клюкве, смородине, брюкве, чернике

Таблетка от старости - Образ жизни - Новости Санкт-Петербурга

Ученые не обещают нам жизни до 300 лет. Но говорят о том, что скоро можно будет бороться со старческим одряхлением, и наши дети или внуки уже имеют шанс получить дополнительные 30-40 лет молодости.

За последний век продолжительность человеческой жизни резко возросла, особенно в европейских странах. Все больше людей доживают до ста лет, но всю вторую половину этой долгой жизни они страдают от различных проявлений старости: портится зрение, память, становятся хрупкими кости, стареет кожа. И сейчас основная научная борьба идет не за увеличение продолжительности жизни, а за максимально долгое сохранение молодости, здоровья и жизненной активности.

Старость как программа

В научных кругах до сих пор нет согласия в вопросе, от чего мы стареем. Есть две концепции: согласно одной - есть некие гены старения, которые включаются в определенный момент, и начинает работать программа старения организма. И если найти эти гены и «отключить» программу, процесс старения можно победить.

Вторая концепция говорит о том, то в организме просто со временем накапливаются ошибки, хромосомные оберрации, перестают делиться клетки. В этом случае старение стоит рассматривать как процесс стохастический, с которым едва ли можно что-то сделать. Истина же где-то посередине между этими концепциями.

В пользу теории о генетической программе старения говорит ряд научных фактов. Один из них – существование страшного генетического заболевания, прогерии – преждевременного старения организма. Основными формами ее является детская прогерия (синдром Гетчинсона (Хатчинсона)-Гилфорда) и прогерия взрослых (синдром Вернера). Детская прогерия обычно проявляется на 2-3 году жизни: замедляется рост ребенка, кожа истончается и становится морщинистой, сквозь нее просвечивают вены, появляются пигментные пятна. Проявляются известные недуги старости – атеросклероз, ухудшение зрения, становятся ломкими кости, зубы, ногти и волосы. Такие больные редко доживают до совершеннолетия. Причина детской прогерии ученым известна: это мутации гена LMNA, кодирующего белки, из которых выстроен один из слоев оболочки клеточного ядра.

«Это моногенная болезнь, - поясняет Ирина Спивак, старший научный сотрудник института цитологии РАН, - Для того, что бы старение началось, внепланово должен выключиться всего лишь один ген. Что и приводит к драматическому эффекту. Программа развития организма нарушается и включается программа старения».

Далеко не все гены, обуславливающие старение, учеными найдены: «Безусловно, есть гены, которые активно влияют на процессы старения. И, следовательно, есть программы старения. Но я не думаю, что такая программа - она одна, их много», - говорит Ирина Спивак.

Кнопка самоликвидации

У некоторых живых организмов есть программа самоликвидации. Например, у маленького червячка Caenorhabditis elegans есть гены, отвечающие за смерть этого червячка. «Есть целый каскад генов, которые в определенный момент включаются, и червячок – тюк и умер. А если один ген выключить, то он проживет вдвое или втрое дольше», - рассказывает Ирина Спивак. У человека такого «механизма самоубийства», общей программы смерти нет. Но уничтожение каждой отдельной клетки генетически предусмотрено.

«У каждой клетки есть механизм самоубийства, - говорит Николай Янковский, академик, директор Московского института генетики и селекции имени Вавилова, - Если в процессе деления клетки генетический материал перестал соответствовать исходному, срабатывает система, которая должна эти изменения устранить. Если исправить ситуацию невозможно, клетка запускает «команду на самоубийство». И вредные измененные клетки исчезают. Но запуск программы «умри», не для одной клетки, а для целого организма, у человека такой генетический механизм не известен».

Если в прошлые века люди чаще всего умирали от инфекций (особенно в детстве), и от проблем, которые теперь решаются хирургически, то сейчас на «первое место по летальному исходу» выходят иные заболевания. Хотя самой страшной болезнью с конца 20 века считается СПИД, не он является основной причиной смертности:

«От чего умирают европейцы? Оказывается, больше всего, от сердечно-сосудистых заболеваний и от рака», - рассказывает доктор биологических наук, руководителем биомедицинского центра в Петербурге, Андрей Козлов.

Организм человека имеет конечный резерв прочности. «Мы умираем, потому что у нас отказывает та или иная система, - говорит Николай Янковский, - Почти любая болезнь, она фатальна. Она такова, что от нее помрет каждый человек, вопрос в том – когда? И если только он не помрет от чего-то другого. Расчетное время смерти от рака молочной железы для всех женщин - это 120 лет, но мало кто до этого возраста доживает. Они умирают раньше, от чего-то другого».

Теломерная теория старения

Одна из наиболее известных теорий старения - теломерная. Клетки организма стареют, повреждаются, но постоянно заменяются новыми клетками, получившимися в результате деления. Когда процесс деления клеток замедляется или прекращается, поврежденные клетки не заменяются, и начинается старение тканей, и, соответственно, всего организма. Почему клетки перестают делиться?

В процессе деления клеток участвуют теломеры – конечные фрагменты хромосом. При каждом делении клетки теломеры немного укорачиваются, пока не сходит на нет. То есть, у каждой клетки есть предел – конечное количество делений, которое она может совершить.

«Клетка может делиться только до тех пор, пока вот эти теломеры укорачиваются, когда они доходят до какого-то предела, процесс деления останавливается. Это называется реплекативным старением клетки, - поясняет Ирина Спивак, - Каждый наш орган - сердце, печень, почки, состоит из определенного количества клеток, которые нужны для полноценного выполнения его функции. С возрастом, из-за такой остановки деления, происходит сокращение количества клеток. И уже ту же самую работу, функцию органа, должно выполнять меньшее количество «игроков». Естественно, качество выполнения органом своей функции снижается».

Как можно с таким старением бороться? Первое, что приходит в голову – стволовые клетки, которые могут заменить собой недостающие клетки какого-либо органа. Но у стволовых клеток есть свои опасности и ограничения применения: из стволовых клеток взрослого организма может получиться только ограниченное количество типов тканей. А эмбриональные стволовые клетки непредсказуемы и онкогенны – из них не всегда может вырасти то, что нужно. Сейчас ученые изучают так называемые «индуцированные» стволовые клетки, которые более универсальны, чем стволовые клетки взрослого организма, и одновременно не онкогенны. Но до практического внедрения еще далеко.

Еще один вариант – воздействие на клетки с тем, чтобы продлить их способность к делению: «Есть белки, которые могут дольше позволять теломерам укорачиваться и, соответственно, клеткам дольше делиться», - рассказывает Ирина Спивак. Работа в этом направлении ведется, но «таблетки от старости», которую можно было бы съесть и расслабиться, пока нет.

Однако, если оценивать укорачивание теломер как основной фактор старения, то у всех нас есть неплохие перспективы: «Прожить 200 лет – это, конечно, слишком смело. Но вот 150, я считаю, вполне реальный возраст, исходя из теломерной теории старения», - уверена Ирина Спивак.

Опасный кислород

Еще одна теория старения гласит, что главной причиной всех возрастных изменений, являются активные формы кислорода, возникающие при генерации митохондриями АТФ. В процессе этой генерации АТФ может возникать «утечка» активных форм кислорода внутрь митохондрий. И чем больше кислорода «утекает», тем короче жизнь: «Исследования показали, что количество вот этих форм кислорода, которые поступают внутрь митохондрий, обратно пропорционально продолжительности жизни того или иного животного, - говорит Ирина Спивак, - потому что накопление внутри митохондрий активных форм кислорода приводит к ее разбуханию, гибели, и, соответственно, к гибели клетки».

Препараты, которые призваны бороться с этой причиной возрастных изменений организма – различные антиоксиданты. Академик Владимир Скулачев разработал антиоксидант, эффективность которого клинически доказана. Препарат уже применяется в ветеринарии и позволяет бороться с некоторыми возрастными изменениями у животных, в том числе, лечить катаракту и дегенерацию клетчатки. Этот препарат, конечно, не является лекарством от старости «в целом», но уже применяется на практике. То есть, некоторые болезни старости медицина уже может победить.

Голодная мышь - здоровая мышь

Единственный уже проверенный наукой и медициной способ продлить молодость и здоровую жизнь – существенно меньше есть.

«Доказано, что ограничение калорийности питания, процентов на 30, особенно в первые годы и месяцы жизни, приводит к увеличению продолжительности жизни», - поясняет Ирина Спивак, - Если животному не хватает пищи, оно перестает вести активный образ жизни, размножаться, и его организм переключается на «программу как пожить подольше», чтобы дожить до лучших времен и там уже произвести потомство. И эта программа, единожды включившись, продолжает работать всю жизнь. То есть, дальше уже можно нормально питаться».

Опыты по ограничению в питании успешно проводились на животных, а вот эксперименты на человеке затруднены из-за того, что продолжительность жизни подопытного сопоставима с продолжительностью жизни исследователя. Ученые пытались составить статистику по людям, изучая бывших узников концлагерей и блокадников – тех, кто в определенный период жизни точно мало ел. Но данная выборка была признана нерепрезентативной. В тех тяжелых условиях выжили лишь сильнейшие и наиболее здоровые, поэтому трудно сделать вывод о причинах их более долгой жизни: то ли от того, что мало ели, то ли от того, что просто организм сильный.

Опыты же на мышах и обезьянах достоверно показали, что животные, которых в детстве недокармливали, живут дольше и имеют меньше проявлений старческого одряхления, в общем, умирают бодрыми и веселыми, говорит Ирина Спивак: «Были успешные эксперименты на мышах. Контрольные мыши к 2 годам были такие кифозные, с опухолями и проплешинами. А мыши, которых меньше кормили, старческих признаков одряхления не имели и радостно прыгали в клетке. Уже более 30 лет идет эксперимент на обезьянах. В контрольной группе животных более, чем у 50% уже есть возрастные заболевания. А у животных, которые ограничивались в питании, возрастные заболевания есть менее, чем у 20%».

Сейчас в этом направлении ведутся и более частные, детальные исследования, рассказывает Ирина Спивак: «Доказано, что можно не снижать калорийность питания в целом, а уменьшить количество только одной аминокислоты – убрать из пищевого рациона метионин. Если ее исключить, то это послужит сигналом об уменьшении калорийности питания, и эффект будет таким же – мыши живут дольше и лучше себя чувствуют».

Но убрать эту аминокислоту из пищевого рациона крайне сложно – она входит в состав большинства белков. Мышей в лабораторных условиях кормили не обычной пищей, а специально подобранным набором аминокислот. Человеку так питаться – и технически сложно, и явно невкусно.

Проблемы от головы

Конечно, есть общеизвестные способы сохранить молодость и прожить долгую здоровую жизнь – не волшебные таблетки от старости, а правильный образ жизни. Не злоупотреблять алкоголем, не курить, хорошенько высыпаться. Советы очень правильные, но далеко не всем удается им следовать.
Тем не менее, и мозг, и мышцы дряхлеют не только от возраста, но и от отсутствия тренировки. Например, та же память может служить человеку исправно до старости.

«Есть специфическое возрастное заболевание, которое поражает, в том числе, и память – болезнь Альцгеймера, - говорит Татьяна Краснощекова, доктор биологических наук, профессор биофака СПбГУ, - Но просто так, с возрастом, память хуже не становится. А то, что люди говорят: «Я в университете мог к экзамену за день подготовиться, а теперь ничего запомнить не могу» - это не возрастное изменение памяти, это просто лень и отсутствие тренировки. Люди, которые тренируют память постоянно, например, изучают языки, не страдают от того, что у них снижается способность к запоминанию».

Хотя наука не может этого рационально объяснить, даже ученые верят, что в процесс старения не последнюю роль играет сила духа и воля человека: «У меня есть глубокое убеждение, что программы старения у такого совершенно исключительного биологического вида, как человек, не могут быть не связанны с его высшей нервной деятельностью, с сознанием. То есть, мне кажется, что для того, чтобы программа старения успешно запустилась, человек должен сам себе сказать – я старый, какой я сейчас старый, я больше этого не могу», - говорит Ирина Спивак.

Итог

Конкурирующие теории старения, каждая имеет свою доказательную базу и экспериментальные подтверждения. Вероятно, истина лежит где-то посередине: старение вызывается комплексом причин, среди которых и накопление ошибок, и укорачивание теломер, и воздействие активных форм кислорода, и генетические программы. И даже если ученые смогут найти и отключить, скажем, генетическую программу старения, все равно останется лимит длины теломер.
Однако, наука не стоит на месте, и, возможно, через несколько десятилетий увеличение пенсионного возраста станет отличной идеей для бодрых и полных жизненных сил 90-летних.

Мария Евневич

Это та таблетка против старения, которую мы все ждали?

Может ли таблетка сделать вас моложе?

Одно из немногих исследований лекарств, когда-либо проводившихся в попытке решить этот вопрос, было сообщено Novartis в канун Рождества 2014 года. Компания пыталась выяснить, увеличивает ли их ответ на лечение людей старше 65 лет введение низких доз препарата, называемого эверолимусом, вакцины против гриппа.

Да, примерно на 20 процентов. Тем не менее, за тестом стоял более серьезный вопрос о том, может ли какое-либо лекарство замедлить или обратить вспять симптомы старости.Исследование Novartis, посвященное эверолимусу, в котором изучалась возможность заставить иммунную систему пожилых людей действовать моложе, было названо «первым испытанием старения человека».

На прошлой неделе бостонская компания PureTech Health заявила, что лицензирует две молекулы лекарств и право использовать их против болезней, связанных со старением, от Novartis и делает исследование основой новой компании resTORbio. Компания заявляет, что будет дополнительно проверять, могут ли такие лекарства омолаживать старые иммунные клетки.

Испытанный препарат Новартис является производным рапамицина, соединения, которое впервые было обнаружено у бактерии, обитающей на острове Пасхи, или Рапа-Нуи, и названо в ее честь.Благодаря своему широкому воздействию на иммунную систему рапамицин уже использовался в трансплантологии в качестве иммунодепрессанта, и его версия продается компанией Novartis в качестве противоопухолевого препарата Афинитор.

Что еще более интересно в рапамицине, так это его репутация как наиболее надежного способа отсрочить смерть, по крайней мере, у лабораторных животных. Он также продлевает жизнь мух, червей и грызунов. Если скармливать это соединение мышам, они живут в среднем на 25 процентов дольше.

«Это не делает их бессмертными, но это довольно неплохо», - говорит Дэвид Харрисон из лаборатории Джексона, который участвует в Программе интервенционного тестирования, усилие Национального института старения, в котором препараты, обещающие долголетие, проходят независимую проверку. у мышей в течение многих лет.«Это самое интересное из всех, что мы когда-либо предпринимали», - говорит Харрисон. «Это также работает в любом возрасте, и это делает его интересным». В Сиэтле проводится исследование, чтобы выяснить, продлевает ли рапамицин жизнь домашних собак.

Чего у нас пока нет, так это официальных исследований того, может ли рапамицин или любое другое лекарство увеличивать продолжительность жизни людей. По многим причинам компании не проявляли особого интереса к потенциальным средствам против старения. С научной точки зрения, таблетки долголетия остаются необычной идеей, областью чудаков и шарлатанов.Клинически сложно доказать, что лекарство продлевает жизнь, так как это займет слишком много времени. С точки зрения регулирования нет четкого пути вперед, поскольку старение обычно не считается заболеванием, которое можно лечить.

Но в последнее время венчурные капиталисты, которые раньше бегали от таких идей, начали инвестировать. Компании, заинтересованные в антивозрастной медицине, включают Human Longevity J. Craig Venter, Insilico Medicine, Mount Tam Biotechnologies и московскую биоинформатическую компанию Gero. В прошлом году Unity Biotechnologies, новая биотехнологическая компания, планирующая использовать лекарства для уничтожения старых клеток, собрала 127 миллионов долларов.Это последовало за отделением Google в 2013 году антивозрастной компании Calico, которой нужно потратить 1,5 миллиарда долларов.

Исследователи из Novartis протестировали эверолимус на сотнях пожилых пациентов в Австралии и Новой Зеландии, которым собирались сделать прививку от гриппа. Команда обнаружила, что иммунная система пациентов реагировала более энергично - можно сказать, больше как у более молодых людей.

Брайан Кеннеди, изучающий старение в Институте Бака, говорит, что исследование Novartis было «революционным», потому что в нем был найден способ уменьшить влияние препарата на эффекты старения.«Ни у кого нет смелости проводить исследования долголетия», - сказал он в интервью в прошлом году. «Или вы можете сделать то, что сделала Novartis, а именно выбрать свойство старения и посмотреть, сможете ли вы его замедлить».

Novartis сообщает, что скоро сообщит о дополнительных результатах своих исследований на пожилых людях. Но компания также решила, что исследование не соответствует ее приоритетам. «Мы прекратим его разработку при расстройствах, связанных со старением», - говорит Джеффри Локвуд, представитель Novartis. «Это выходит за рамки нашей текущей стратегии.

Вместо этого Novartis решила продать программу PureTech в обмен на долю в новой компании. По его словам, первоначально PureTech выделяет 15 миллионов долларов на финансирование resTORbio.

Генеральный директор стартапа Чен Шор не сказал, в каком именно направлении он планирует двигаться, кроме того, что компания будет строить свои планы на данных Novartis. «Мы говорим об очень прагматичном подходе и будем отдавать приоритет показаниям, когда мы надеемся, что данные могут получить одобрение при использовании этих соединений, если вы сможете изменить снижение функции иммунной системы», - говорит Шор.

Стартап будет пытаться использовать препараты Novartis для обращения вспять того, что он называет «иммуносарением», или пагубных изменений иммунной системы, которые происходят с возрастом. Частично это может включать попытки восстановить определенные типы Т-лимфоцитов, которые истощаются и теряют бдительность в отношении рака и инфекций. «Они стареют и сварливы, но остаются без дела и выделяют провоспалительные цитокины, что имеет последствия для здоровья», - говорит Джозеф Болен, главный научный сотрудник PureTech.

Рапамицин действует на так называемый комплекс mTOR, набор генов, которые играют основную роль в регуляции метаболизма клеток.Когда mTOR заблокирован, он может подтолкнуть клетки к режиму выживания, продлевающего жизнь. То же самое можно сказать и о других уловках, включая кормление животных очень низкокалорийной диетой. «Но это один из механизмов, на который действует лекарство, а не, скажем, ограничение калорий», - говорит Болен. «Я думаю, что это практический способ модуляции. Биология говорит вам, что то, что наблюдалось у многих других видов, похоже, будет сохраняться и у людей ».

Шесть основных проблем с приверженностью к лечению у пожилых людей

В зависимости от того, как принимаются лекарства, они могут иметь решающее значение для хорошего здоровья или вызывать серьезные проблемы со здоровьем.Когда пропускаются дозы или принимается слишком много лекарств, результаты могут быть смертельными.

Несоблюдение режима приема лекарств широко распространено среди пожилых людей. По данным Министерства здравоохранения и социальных служб:

  • Пятьдесят пять процентов пожилых людей не соблюдают предписания о рецептурных лекарствах, что означает, что они не принимают лекарства в соответствии с инструкциями врача.
  • Около 200 000 пожилых людей ежегодно госпитализируются из-за побочных реакций на лекарства.

Есть много причин, по которым пожилые люди не принимают лекарства в соответствии с предписаниями. Вот шесть распространенных причин ошибок при приеме лекарств и советы о том, как члены семьи могут помочь их предотвратить.

Проблемы со зрением

Для пожилых людей, у которых есть проблемы со зрением, неспособность читать мелкий шрифт на этикетках бутылок с таблетками или различать таблетки может привести к потенциально опасному злоупотреблению лекарствами.

Решения

Спросите фармацевта вашего любимого о доступных этикетках с рецептурными лекарствами.Многие аптеки предлагают этикетки с крупным шрифтом и даже этикетки с инструкциями по Брайлю. Другой вариант для пожилых людей со значительной потерей зрения, которые принимают несколько разных лекарств, - это использование говорящей системы приема лекарств. Эти системы включают в себя специальные этикетки с микрочипами и «считыватель», который может сканировать отдельные флаконы с таблетками и озвучивать важную информацию, такую ​​как название лекарства, дозировка, инструкции, номер рецепта, дата пополнения, информация о аптеке, предупреждения и информационные буклеты для пациентов, вслух, чтобы терпение.Эти более сложные рецептурные этикетки обычно доступны в более крупных аптеках с доставкой по почте.

Потеря памяти

Пожилые люди, страдающие болезнью Альцгеймера и другими родственными формами деменции, склонны ко многим проблемам с приемом лекарств. Пациент с деменцией может просто забыть принять лекарство, из-за чего он пропускает прием. У них также могут быть проблемы с запоминанием того, принимали ли они уже лекарство, и они начинают принимать несколько доз, рискуя передозировкой.

Решения

В зависимости от прогрессирования слабоумия близкого человека на ранних стадиях может быть достаточно коробки для таблеток, чтобы помочь ему организовать и отслеживать прием лекарств.Доступно множество типов продуктов, в том числе компьютеризированные коробки для таблеток, которые звонят по указанному номеру, если таблетки не были приняты вовремя, коробки для таблеток с тревогой и автоматические диспенсеры.

Пожилые люди с более выраженной деменцией часто теряют способность безопасно принимать собственные лекарства. По этой причине должен присутствовать кто-то, чтобы напоминать о лекарствах и следить за тем, чтобы старейшина принимала лекарства в соответствии с инструкциями. Профессиональные сиделки на дому могут предоставить эту и многие другие услуги, которые помогают продлить независимость пациентов с деменцией.

Прочтите: Услуги на дому, которые могут помочь пожилым людям продолжать вести самостоятельную жизнь

Ограниченный доход

Пожилые люди после выхода на пенсию часто живут на фиксированный доход. К сожалению, это означает, что многие не могут позволить себе все необходимые лекарства. Пожилые люди с низким доходом могут прибегать к разделению таблеток, принимая меньшую, чем предписанную дозу, или обходясь без лекарств в течение длительного времени.

Решения

К счастью, существуют стратегии предоставления лекарств в рамках бюджета.Один из важных советов - по возможности использовать рецептурные непатентованные лекарства. Дженерики содержат те же активные ингредиенты, что и их фирменные аналоги, но обычно намного дешевле. Спросите у врача или фармацевта вашего любимого, есть ли альтернатива дженерику.

Изучите программы финансовой помощи для рецептурных лекарств. Аптека вашего близкого может предложить программу скидок, или фармацевт может быть осведомлен о программах скидок производителя и программах государственной помощи по рецептам, которые могут помочь значительно снизить затраты на лекарства.

К сожалению, только программа Original Medicare (части A и B) покрывает только ограниченное количество рецептурных лекарств для амбулаторных больных на определенных условиях. Дополнительный план Medicare по рецепту на лекарства (часть D) может помочь минимизировать расходы на лекарства, но получатели помощи должны платить ежемесячные взносы за это дополнительное покрытие. Однако пожилые люди с ограниченным доходом и ресурсами могут иметь право на получение дополнительной помощи от Medicare для оплаты своих страховых взносов по Части D, франшиз и совместного страхования.

Прочтите: Пытаетесь платить за лекарства? Рассмотрите программу дополнительной помощи Medicare


Просмотрите наши бесплатные
Руководства по уходу за пожилыми людьми

Проблемы с глотанием

У некоторых пожилых людей возникают проблемы с глотанием таблеток или капсул лекарств из-за проблем со здоровьем.Это состояние называется дисфагией. Пожилые люди, испытывающие трудности с глотанием, могут попытаться жевать, раздавить, разбить или смешать свои таблетки или капсулы с едой или напитками. Это может быть опасно, потому что некоторые лекарства представляют собой формулы длительного действия, которые будут высвобождаться слишком быстро, если их сломать или раздавить. Другие лекарства либо не подействуют должным образом, либо могут вызвать заболевание.

Растворы

Важное практическое правило - никогда не жевать, измельчать, разбивать или смешивать лекарства в жидкости, если только врач или фармацевт вашего близкого не говорит, что это приемлемо.Если у пожилого человека возникают проблемы с глотанием лекарств, спросите врача или фармацевта, выпускаются ли их лекарства в виде небольших таблеток, которые легче глотать, или есть ли жидкий раствор.

Потеря слуха

Глухой или слабослышащий пожилой человек может плохо слышать и понимать инструкции, которые дает врач или фармацевт о том, как принимать лекарства.

Решения

Поговорите со стареющим любимым человеком о том, чтобы его не смущала потеря слуха.Если они не слышат, что говорит врач или фармацевт, посоветуйте старшим попросить их повторить сказанное. Убедитесь, что они используют соответствующие слуховые аппараты, например слуховые аппараты, во время приема к врачу и при покупке лекарств в аптеке. Если им по-прежнему трудно понимать устные инструкции или они отказываются носить слуховые аппараты, то, возможно, будет разумно попросить родственника или профессионального опекуна сопровождать их на приемы, чтобы получать обновления плана ухода и четкие инструкции.

Социальная изоляция

Многие пожилые люди живут самостоятельно в сообществе. Несколько исследований показали, что одинокие люди чаще не соблюдают режим приема лекарств.

Решения

Поговорите со своим близким о найме компаньона или профессионального помощника по уходу. Сиделки на дому могут помочь пожилым людям придерживаться правильного режима приема лекарств, а также обеспечить ценную социализацию, которой не хватает многим пожилым людям. Без регулярного общения с другими людьми пожилые люди могут легко почувствовать себя одинокими, впасть в депрессию и даже выпасть из старого распорядка, например, графика приема лекарств.

Появляются антивозрастные препараты - объясняет эксперт

К 2050 году на Земле будет жить почти десять миллиардов человек, и два миллиарда из них будут старше 60 лет. Старение является основным фактором риска множественных хронических и опасных для жизни состояний, таких как диабет или сердечно-сосудистые заболевания. Эта обременительная заболеваемость является наиболее тревожным аспектом старости, ставя под угрозу индивидуальную независимость и напрягая коллективные системы здравоохранения.

Чтобы помочь пожилым людям процветать, мы должны понять биологию старения на тканевом, клеточном и молекулярном уровнях, а затем превратить это понимание в новые профилактические лекарства.Действительно, недавно было высказано предположение, что не за горами «таблетка против старения», которая позволит людям дожить до 150 лет и очень дешево регенерировать органы к 2020 году. Но насколько мы должны быть взволнованы такими заявлениями? Давайте посмотрим на доказательства.

Еще со времен древних греков люди спорили о связи между старением и болезнями. Сегодня кажется вероятным, что практически все возрастные заболевания связаны с процессом старения. Однако не все возрастные изменения вредны.По сути, у нас есть набор механизмов поддержания здоровья, которые поддерживают нас в хорошем состоянии в начале нашей жизни - проблемы возникают по мере того, как они начинают выходить из строя с возрастом. Таблетка против старения усилит один или несколько из этих механизмов и сохранит здоровье людей.

Основные подходы

Теперь мы понимаем некоторые из этих основных механизмов. Например, стареющие клетки, дисфункциональные клетки, которые накапливаются с возрастом, обычно образуются и удаляются с течением времени. Это механизм поддержания здоровья, который разработан, чтобы избавить нас от рака.Однако, когда удалить эти клетки не удается, они вызывают повреждение тканей, что приводит к старению и ухудшению здоровья. Удаление их в лабораторных условиях приносит массу преимуществ.

Распад и синтез белков также важны для старения. Частично деградированные белки могут накапливаться со временем, нарушая клеточную функцию. Было показано, что лечение препаратом рапамицин стимулирует нормальные механизмы оборота белка - продлевает продолжительность жизни у мышей и улучшает иммунную функцию у людей.

С возрастом наши органы и ткани теряют массу и накапливаются продукты жизнедеятельности. Когда мы молоды, периодическое пополнение запасов клеток в органах и тканях «резервной армией» организма из незафиксированных стволовых клеток (клеток, которые могут стать специализированными клетками) помогает нам оставаться здоровыми, что в некоторой степени похоже на использование ваших сбережений при работе вашего текущего счета. низкий. Таким образом, терапия стволовыми клетками может помочь противостоять старению.

В то время как доставка стволовых клеток, выращенных вне организма, остается трудной, есть свидетельства того, что активация класса белков, известных как сиртуины, может улучшить поддержание стволовых клеток.Например, лечение соединением никотинамид рибозид усиливает активность сиртуина и восстанавливает функцию мышечных стволовых клеток у мышей, предлагая путь к лечению.

Есть механизмы, которые могут сохранить наше здоровье даже в преклонном возрасте. Люпко Смоковски / Shutterstock

Множество различных молекул, некоторые из которых содержатся в пище, также способны останавливать механизмы, которые ставят под угрозу способность пожилых людей противостоять острому физиологическому стрессу.

Помимо этих механизмов, ученые начинают проливать свет на то, как механизмы, координирующие функции мозга и органов, нарушаются старением и как это может быть отложено в будущем.Но сегодня мы уже знаем достаточно, по крайней мере, о некоторых процессах поддержания здоровья, чтобы изобрести средства их оживления.

Таблетки на горизонте?

Утверждения, сделанные в статье о недавних исследованиях, вселяющих надежды на противовозрастные таблетки к 2020 году, не являются полностью ложными, но они также не совсем точны. Примером может служить преувеличение, касающееся никотинамид рибозида, который может восстанавливать активность мышечных стволовых клеток. Это, безусловно, представляет значительный научный интерес и хорошо работает на мышах.Но ему не хватает значимых данных о людях, кроме демонстрации того, что уровни можно безопасно повысить с помощью добавок. На самом деле никто не показал, что эти добавки продлевают жизнь людей или восстанавливают их органы.

Хваленые 150 лет жизни тоже немного скользкие. Это на 25% больше, чем самая длинная продолжительность жизни человека за всю историю, и хотя степень увеличения продолжительности жизни вполне вероятна для некоторых экспериментальных животных, таких как мыши с удаленными стареющими клетками, начиная с максимальной продолжительности жизни человека 120 и добавляя 25%, цифры завышают. произвести "вау!" эффект.Даже если вы согласитесь с тем, что такое же перцентильное расширение, наблюдаемое у мышей одним методом, будет сохраняться и у людей, использующих другой, что сомнительно, большинство из нас не доживет до 150 лет (в Великобритании менее тысячи человек в возрасте старше 105 лет). .

По иронии судьбы, в подобных рассказах упускается по-настоящему захватывающая новость о том, что фармацевтические компании все более серьезно относятся к идее разработки лекарств, улучшающих продолжительность жизни. Это заметный сдвиг в подходе, но пропасть между намерением и достижением остается большой.Фактически, человечество имеет в своей аптечке всего около 1500 «молекулярных сущностей» (лекарств).

Это связано с тем, что разработка лекарств - дорогостоящий и трудоемкий процесс. Десять лет работы и 2,5 миллиарда долларов США - это справедливая оценка стоимости от начала до конца. Что еще хуже, при разработке лекарства от старения исследователи сталкиваются с дополнительной проблемой: как узнать, сработало ли оно? «Типичное» клиническое испытание длится год или два. Никто не в состоянии увидеть, добавит ли предполагаемое чудо-лекарство пять или десять лет к вашей продолжительности жизни, и на ком бы вы его все равно испытали?

К счастью, было предложено элегантное решение этой проблемы.Метформин (или ТАМЭ) для борьбы со старением, разработанный в консультации с FDA, представляет собой новый протокол клинических испытаний. TAME основан на наблюдении, что время, когда у человека развиваются начальные возрастные нарушения, такие как остеопороз, диабет или сердечно-сосудистые заболевания, сильно различается у разных людей (в среднем 65 для сердечного приступа). Но время от первого до второго нарушения - например, диабета и последующего развития сердечно-сосудистых проблем - намного короче и занимает от двух до четырех лет.

Это означает, что лекарство, улучшающее механизмы поддержания здоровья, продлит период между первым и вторым событием, что позволяет определить, сработало ли оно в короткие сроки. В принципе, это позволило бы компаниям прописывать лекарства от старения.

Так что отнеситесь скептически к заявлениям о том, что вы могли бы дожить до 150 лет, приняв определенную добавку прямо сейчас - вы не сможете принять таблетки против старения завтра. Но, что интересно, фундаментальные научные знания, трансляционные стратегии и многие технологии для их доставки доступны сегодня.

Таблетка против старения | Ассоциация выпускников

Меньшее питание может способствовать более медленному старению организма. Вместо того, чтобы пропагандировать голод, исследователи CU тестируют пищевую добавку, которая имитирует те же эффекты ограничения калорийности.


В 1935 году в северной части штата Нью-Йорк малоизвестный исследователь животноводства по имени Клайв Маккей заглянул в клетку для крыс в своей лаборатории и обнаружил неожиданное окно в Фонтан молодости.

В то время считалось, что чем больше животных кормили, тем лучше они жили.Но Маккей заметил кое-что другое: спустя долгое время после того, как у сытых крыс начали проявляться признаки старения, у тех, кто сидел на богатой питательными веществами, но сверхнизкокалорийной диете, сохранялся шелковистый блеск шерсти, они оставались бодрыми и подвижными, и им не хватало возраста. связанные с проблемами здоровья их более прожорливых сверстников. В конце концов, мыши с ограничением калорийности также жили примерно на 300 дней дольше - почти треть жизни в крысиных годах.

Перенесемся в 2020 год, и исследования во всем, от плодовых мушек и червей до обезьян и людей, подтвердили, что резкое ограничение калорий (на 20-40 процентов) при сохранении необходимых питательных веществ может предотвратить возрастные заболевания и, в некоторых случаях, продлить срок жизни.Проблема: люди любят поесть, поэтому почти никто не хочет этого есть. И это может быть опасно.

«С точки зрения общественного здравоохранения ограничение калорийности не является практической стратегией», - сказал профессор Дуг Силс, директор Лаборатории интегративной физиологии старения CU Boulder.

Итак, в последние годы Силс и его стажеры-исследователи пошли другим путем к этому неуловимому фонтану молодости, тестируя новое питательное соединение, которое стимулирует те же физиологические пути, что и ограничение калорий.Это соединение, форма витамина B, называемая никотинамид рибозид (NR), является одним из нескольких так называемых CR-миметиков, исследуемых в лабораториях по всей стране, в том, что исследователи называют захватывающим ренессансом в стремлении замедлить биологическое старение и увеличить продолжительность жизни. как продолжительность жизни, так и «продолжительность здоровья» - период жизни, в течение которого мы остаемся здоровыми с хорошей физической и когнитивной функцией.

Дуг Силс

Уже в небольшом, первом в своем роде исследовании команда Силса обнаружила, что NR может улучшить кровяное давление и снизить жесткость артерий (фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний и когнитивных нарушений) у пожилых людей.

Теперь, благодаря пятилетнему гранту в 2,5 миллиона долларов от Национального института старения, они проводят исследование с участием еще около 100 взрослых, чтобы оценить влияние соединения на сердце, мозг и тело.

Тем временем Силс и его коллега из CU Anschutz, профессор Мишель Чончоль, также изучают эффекты НР у пациентов с хронической болезнью почек (серьезное заболевание старения, которое набирает обороты). В Университете Делавэра доцент Кристофер Мартенс, который начал свое изучение CR-миметиков в качестве постдокторского исследователя в лаборатории Силса, тестирует NR у пожилых пациентов с легкими когнитивными нарушениями.

Дэниел Крейгхед

И несколько исследователей, в том числе в лаборатории Силса, рассматривают формы прерывистого голодания как еще один потенциальный подход к имитации CR и замедлению старения.

«Мы лучше понимаем, как процесс старения работает на клеточном уровне и как на него влияет ограничение калорий, и придумываем методы лечения, которые имитируют это», - сказал Мартенс. «Это захватывающее время для исследований старения».

Связь CR-Здоровое старение

Чтобы лучше понять, почему меньшее употребление пищи может привести к более медленному старению организма, достаточно вспомнить времена охотников-собирателей, когда люди были вынуждены долгое время обходиться без еды.Ученые считают, что организм эволюционировал, чтобы ощущать этот дефицит и соответствующим образом реагировать, когда клетки включают множество молекулярных путей, включая активацию антиоксидантных и противовоспалительных соединений, для сохранения энергии и защиты клеток, делая их более устойчивыми к стрессу.

«В целом, когда мы переходим от обычной диеты, которую мы едим сейчас, на диету с ограничением калорий, наши клетки, как правило, активируют защитные ферменты, которые защищают нас, чтобы мы могли дожить до следующего дня, когда еда станет более доступной», - сказал Мартенс. .

В то время как крупные исследования на людях, проверяющие эту концепцию в долгосрочной перспективе, трудно найти, по уважительной причине, несколько анекдотов из истории подтверждают теорию, отметил он.

Например, когда продовольственные пайки выдавались в Дании во время Первой мировой войны и в Норвегии во время Второй мировой войны, уровень смертности и распространенность сердечно-сосудистых заболеваний снизились.

И когда восемь человек, живущих в автономной среде недалеко от Тусона, штат Аризона, под названием Биосфера 2, были вынуждены сократить потребление пищи на два года из-за плохих урожаев, их кровяное давление, уровень глюкозы в крови и уровень холестерина в сыворотке снизились, согласно к исследованию 2002 года.

Исследования также показали, что люди не соблюдают низкокалорийную диету.

Три способа замедлить старение

В Лаборатории интегративной физиологии старения КС ученые проводят испытания на людях, изучающие эти маловероятные пути сохранения молодости:

Силовая тренировка для дыхательных мышц

Пятиминутная ежедневная тренировка под названием «Тренировка силы вдоха» (IMST) снизила артериальное давление, улучшила функцию крупных артерий и улучшила когнитивные и физические способности, согласно предварительным исследованиям.Он включает в себя энергичный вдох через переносное устройство, называемое тренажером для инспираторных мышц, которое обеспечивает сопротивление.

Джакузи машина времени

Предварительные исследования показывают, что сидение в теплой воде (около 103 градусов) в течение 60 минут четыре-пять раз в неделю в течение восьми недель может иметь значительную пользу для сердечно-сосудистой системы для здоровых людей двадцати с небольшим лет. В настоящее время проводятся дополнительные исследования для определения безопасности и эффективности у пожилых людей, но предварительные результаты весьма обнадеживают.

Здоровые кишечные клопы, здоровая сердечно-сосудистая система

CU. Исследования на животных в Боулдере показали, что возрастные изменения в микробиоме кишечника (микроорганизмы, живущие внутри нас) могут отрицательно влиять на здоровье сосудов. Новое исследование кампуса изучает, как различные диеты влияют на микробиом кишечника и замедляют или ускоряют риск возрастных сердечно-сосудистых заболеваний.

В одном недавнем исследовании CALERIE 143 человека попросили сократить потребление калорий на 25 процентов в течение двух лет.Им удалось сократить его только примерно на 11 процентов, и, хотя они действительно увидели некоторые преимущества для сердечно-сосудистой системы, они также потеряли костную и мышечную массу и, в некоторых случаях, свое половое влечение.

Миметики ограничения калорийности, включая добавки, могли бы обойти эти недостатки.

«Существует ряд различных добавок, нацеленных на те же самые пути, участвующие в ограничении калорийности, но мы считаем, что NR является одним из самых многообещающих», - сказал Дэниел Крейгхед, исследователь интегративной физиологии, возглавляющий исследование CU Boulder NR.

Как это работает

NR является ключевым строительным блоком для соединения, называемого никотинамидадениндинуклеотидом (NAD +), которое играет важную роль, помогая жизненно важным клеточным ферментам, называемым сиртуинами, выполнять свою работу.

Примечательно, что NAD + снижается с возрастом, но ограничение калорийности побуждает организм сохранять его.

Идея: вместо того, чтобы морить себя голодом, чтобы запустить этот защитный процесс, пожилые люди могут принимать так называемые прекурсоры NAD +, такие как NR.

Пока исследования многообещающие.

В ходе 12-недельного пилотного исследования, опубликованного в журнале Nature Communications в 2018 году, команда Силса изучила 24 стройных и здоровых мужчин и женщин в возрасте от 55 до 79 лет и обнаружила, что 1000 мг NR в день повышают уровень NAD +. на 60 процентов.

Они также обнаружили, что у участников с повышенным артериальным давлением или ранней стадией артериальной гипертензии систолическое артериальное давление было примерно на 10 пунктов ниже после приема добавок.

Падение такого масштаба может привести к снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний на 25 процентов, отметили авторы.

«Я определенно не назвал бы это чудодейственной таблеткой против старения, но она выглядит как очень многообещающее нутрицевтическое средство, которое безопасно и активирует некоторые из тех же биологических путей, что и ограничение калорий», - сказал Крейгхед.

В новом исследовании 100 человек будут разделены на две группы, половина из которых будет принимать 1000 мг НР в день в течение трех месяцев, а половина - плацебо. Попутно исследователи будут измерять состояние их сосудов, приток крови к мозгу, а также изменения в когнитивных способностях и физической форме на этом пути.

«В случае подтверждения, это может быть то, что люди могут использовать для улучшения своего сердечно-сосудистого здоровья и более здоровых лет жизни», - сказал Крейгхед.

Кормление с ограничением по времени

Помимо пищевых добавок, команда Силса также изучает вопрос о том, может ли «ограниченное по времени кормление» (прием пищи только в течение восьмичасового окна дня) также запустить некоторые из тех же механизмов клеточной защиты, что и постоянная диета.

В исследовании, которое будет опубликовано в журнале исследований старения GeroScience , они обнаружили, что шесть недель ограниченного по времени кормления улучшают контроль уровня глюкозы в крови и повышают способность к упражнениям на выносливость у здоровых взрослых в возрасте 55-79 лет.И в отличие от диет с ограничением калорий, 85 процентов участников смогли придерживаться восьмичасового окна приема пищи.

Силс и его коллеги-исследователи подчеркивают, что наука молода, и еще слишком рано рекомендовать добавки или голодание с какой-либо уверенностью стареющим взрослым.

Но участники их исследования говорят, что они настроены осторожно оптимистично.

С 3 декабря 74-летний Ян Макфадьен глотал две синие капсулы утром и две ночью, не зная, принимает ли он NR или таблетку плацебо.Он говорит, что пока не чувствует разницы, но счастлив вносить свой вклад в науку.

«Все мы знаем, что молодежь неизбежно начинает ускользать. Так что вы можете сделать все возможное, чтобы его сохранить », - сказал он.

А если наука придумает таблетку, которая работает?

"Я бы взял это точно".

Иллюстрация Пола Блоу

A.G.E. Таблетки - Sisel International, Inc.

Суперпитательные вещества в таблетках AGE повышают энергию и жизнеспособность молодости.

Когда мы были очень молоды, наши тела быстро росли с обилием высокоактивных стволовых клеток. Стволовые клетки - это главные клетки нашего тела, которые способны трансформироваться в клетки любого типа, которые нам нужны. По мере роста наши стволовые клетки делились и умножались на триллионы клеток, составляющих взрослое тело, и заменяли клетки в нашем теле быстрее, чем они изнашивались и выбрасывались.

В детстве у нас была вся энергия, необходимая для работы в течение всего дня.Эта энергия получается из метаболизма глюкозных сахаров для создания электрической энергии. Когда наши тела расщепляют глюкозу путем окисления, чтобы высвободить энергию, которая питает клетки нашего тела, остался бляшечный осадок. Этот остаток, известный как A.G.E. (Конечные продукты с улучшенным гликированием) - со временем накапливаются, образуя ингибирующее покрытие на белках, снижая оптимальную производительность стволовых клеток.

По мере того, как стволовые клетки восстанавливают новые клетки и поддерживают себя, образуется липофусцин.Липофусцин - это метаболические отходы, клеточный осадок, который накапливается в течение нашей жизни, засоряет клетки и значительно подавляет биологические функции. Нашим клеткам трудно производить необходимую им энергию, когда этот густой ил препятствует потоку и функционированию.

Но что, если бы нам помогли убрать беспорядок и выбросить большую часть накопленного мусора, оставшегося после гликирования и липофусцина? Тогда стволовые клетки в нашем организме снова смогут нормально функционировать. Ученые предполагают, что это может позволить нашему телу снова вырабатывать энергию на том же уровне, что и в период расцвета сил, как если бы нам снова было 20 лет.

Это то, что отличает AGE Pill ™ от других антивозрастных продуктов в области потенциальной регенерации молодости. AGE Pill ™ предоставляет стволовым клеткам три класса передовых специализированных суперпитательных веществ, обеспечивая интенсивную поддержку:

1. Удаление отложений гликированных бляшек, которые ингибируют межклеточные белки.

2. Уменьшение / удаление токсинов и клеточного осадка в результате биологической активности, создающей липофусцин.

3. Значительное увеличение количества биологического водорода, обеспечивающего АТФ, для значительного увеличения электрической энергии клетки.Теоретически этот процесс может увеличить электрическую энергию в стволовых клетках в три или четыре раза, так что вы можете «почувствовать себя так, как будто вам снова 20!».

Аденозинтрифосфат (АТФ) и биологический водород считаются ключевыми в поддержке высвобождения огромных запасов электрической энергии в ваше тело. Ваша усиленная, повышенная энергия может помочь вашим клеткам восстанавливаться, омолаживаться и работать на более оптимальном уровне, потенциально уменьшая разрушительные последствия для нашего тела, которые происходят в течение нашей жизни.

Наша мощная и уникальная синергетическая смесь потенциально увеличивает эффективность A.G.E. Питательный состав таблеток обеспечивает интенсивную поддержку для удаления накопления гликирования, снижения токсинов и увеличения АТФ, помогая вам выглядеть и чувствовать себя так, как будто вам снова за 20.

Помогите бороться с функциональными проблемами на клеточном уровне, возникающими в результате старения, за счет увеличения АТФ, обеспечивающего биологический водород для усиления клеточной электрической энергии, и очистки клеточных отходов, позволяя клетке работать на потенциально оптимальном уровне молодости.

Почувствуйте себя моложе и бодрее. Будь снова собой!

Нажмите, чтобы загрузить брошюру

Ученые могут быть ближе, чем вы думаете, к таблетке против старения. Но остерегайтесь ажиотажа.

Известный генетик из Гарвардского университета Дэвид Синклер недавно сделал поразительное заявление: научные данные показывают, что его биологический возраст снизился более чем на два десятилетия.

В чем секрет 49-летнего мужчины? Он говорит, что его ежедневный режим включает в себя прием молекулы, которую его собственное исследование показало, улучшило здоровье и увеличило продолжительность жизни мышей.Синклер теперь хвастается в Интернете, что у него объем легких, холестерин и артериальное давление «молодого взрослого» и «частота сердечных сокращений спортсмена».

Несмотря на его энтузиазм, опубликованные научные исследования еще не продемонстрировали, что молекула работает на людях, как на мышах. Синклер, однако, имеет значительную финансовую заинтересованность в том, чтобы его утверждения оказались верными, и проявил свое научное мастерство в коммерциализации возможных продуктов для продления жизни, таких как молекулы, известные как «ускорители НАД»."

Его финансовые интересы включают то, что он внесен в список изобретателей по патенту, лицензированному Elysium Health, компании по производству добавок, которая продает бустер NAD в таблетках по цене 60 долларов за бутылку. Он также является инвестором InsideTracker, компании, которая, по его словам, измерила его возраст.

Отличить шумиху от реальности в области долголетия стало труднее, чем когда-либо, поскольку уважаемые ученые, такие как Синклер, и выдающиеся институты, такие как Гарвард, присоединяются к многообещающим, но бездоказательным мерам, а иногда продвигают их и извлекают из них выгоду.

Разжигая ажиотаж, инвесторы вкладывают миллиарды долларов в эту сферу, даже несмотря на то, что многие продукты, уже представленные на рынке, подлежат меньшему количеству нормативных требований и, следовательно, более низкому порогу доказательства.

ДЛЯ ВАШЕГО ЗДОРОВЬЯ: Посетите страницу Times Health, чтобы узнать о новостях и тенденциях, которые влияют на вас и вашу семью.

«Если вы говорите, что вы потрясающий ученый и у вас есть средство от старения, это привлекает много внимания», - сказал Джеффри Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, который подверг критике эту шумиху.«Есть финансовый стимул и побуждение к завышенным обещаниям до того, как будут начаты все исследования».

Компания Elysium, основанная в 2014 году известным ученым Массачусетского технологического института с целью коммерциализации молекулы никотинамид рибозида, типа бустера НАД, подчеркивает свое «эксклюзивное» лицензионное соглашение с Гарвардом и клиникой Майо и роль Синклера как изобретателя. Согласно пресс-релизу компании, соглашение направлено на добавку, замедляющую «старение и возрастные заболевания».

Еще больше усиливая научный авторитет своего бренда, на сайте перечислены восемь нобелевских лауреатов и 19 других выдающихся ученых, которые входят в его научный консультативный совет.Компания также рекламирует исследовательские партнерства с Гарвардским и британским университетами Кембриджа и Оксфорда.

Некоторые ученые и учреждения обеспокоены такими связями. Кембриджский институт терапии Милнера объявил в 2017 году, что получит финансирование от Elysium, что укрепит исследовательское «партнерство». Но, услышав жалобы от преподавателей на то, что институт ассоциирует себя с бездоказательным дополнением, он тихо решил не возобновлять финансирование или членство компании в своем «инновационном» совете.

«Продажа пищевых добавок с недоказанной клинической пользой - обычное дело, - сказал Стивен О'Рахилли, директор Кембриджских лабораторий метаболических исследований, который аплодировал своему университету за пересмотр схемы. «Что необычно в этом случае, так это степень, в которой учреждения и отдельные лица из высших уровней академии были привлечены для обеспечения научного доверия к продукту, польза которого для здоровья человека не доказана».

Обещание

Поколение назад ученые часто игнорировали или опровергали утверждения о таблетке «фонтан молодости».

«Примерно до начала 1990-х годов было довольно смешно, что можно разработать таблетку, замедляющую старение», - сказал Ричард Миллер, биогеронтолог из Мичиганского университета, возглавляющий одну из трех лабораторий, финансируемых Национальным институтом здравоохранения. испытать такие перспективные вещества на мышах. «Это было чем-то вроде научной фантастики. Недавние исследования показали, что пессимизм ошибочен».

Мыши, которым вводят такие молекулы, как рапамицин, живут на 20 процентов дольше. Другие вещества, такие как 17-альфа-эстрадиол и лекарство от диабета Акарбоза, оказались столь же эффективными - в исследованиях на мышах.Мыши не только живут дольше, но и, в зависимости от вещества, избегают рака, сердечных заболеваний и когнитивных проблем.

Но метаболизм человека отличается от метаболизма грызунов. А наше существование не похоже на жизнь мыши в клетке. Эксперты говорят, что то, что теоретически возможно в будущем, остается недоказанным на людях и не готово к продаже.

История изобилует примерами лекарств, которые работали на мышах, но не на людях. Например, несколько лекарств были эффективны в борьбе с болезнью, подобной болезни Альцгеймера, у мышей, но не помогли у людей.

«Ничего из этого не готово для прайм-тайма. Суть в том, что я не пробую ничего из этого», - сказал Фелипе Сьерра, директор отдела биологии старения в Национальном институте старения при NIH. «Почему бы и нет? Потому что я не мышь».

Шумиха

Опасения по поводу того, могут ли исследования на животных превратиться в терапию для людей, не остановили ученых от участия в гонке на рынок, запуска стартапов или поиска инвесторов. Некоторые истинно верующие, в том числе исследователи и инвесторы, сами принимают эти вещества, продвигая их как новую важную вещь в старении.

«Хотя шумиха поощряет инвестиции в стоящие исследования, ученым следует избегать рекламы конкретных (веществ)», - сказал С. Джей Ольшанский, профессор, специализирующийся на старении в Школе общественного здравоохранения Иллинойского университета в Чикаго.

Тем не менее, некоторые научные данные преувеличены, чтобы помочь коммерциализировать их до того, как клинические испытания на людях продемонстрируют как безопасность, так и эффективность, сказал он.

«Это отличный концерт, если вы можете убедить людей присылать деньги и использовать их для выплаты непомерных зарплат и делать это в течение 20 лет и предъявлять претензии на 10», - сказал Ольшанский.«Вы прожили светскую жизнь и получили инвесторов, разжигая ажиотаж и говоря, что выгоды придут раньше, чем они есть на самом деле».

Многообещающие результаты исследований на животных вызвали большой энтузиазм.

Исследования Синклера и других помогли вызвать интерес к ресвератролу, ингредиенту красного вина, благодаря его потенциальным антивозрастным свойствам. В 2004 году Синклер стал соучредителем компании Sirtris, чтобы проверить потенциальные преимущества ресвератрола, и заявил в интервью журналу Science , что это «настолько близко к чудесной молекуле, насколько вы можете найти».«GlaxoSmithKline купила компанию в 2008 году за 720 миллионов долларов. К тому времени, когда Glaxo остановила исследования в 2010 году из-за неутешительных результатов с возможными побочными эффектами, Синклер уже получил 8 миллионов долларов от продажи, согласно документам Комиссии по ценным бумагам и биржам. Он также имел согласно The Wall Street Journal .

В разгар ажиотажа Синклер принял оплачиваемую должность в Shaklee, которая продавала продукт, сделанный из ресвератрола.Но он ушел в отставку после того, как The Wall Street Journal выдвинул на первый план положительные комментарии, которые он сделал о продукте, который компания разместила в Интернете. Он сказал, что никогда не давал Шакли разрешения использовать свои заявления в маркетинговых целях.

Синклер практикует то, что проповедует - или продвигает. В своей биографии в LinkedIn и в интервью СМИ он описывает, как теперь он регулярно принимает ресвератрол; лекарство от диабета метформин, обещающее замедлить старение; и никотинамидмононуклеотид, вещество, известное как NMN, которое его собственное исследование показало омоложенным мышам.

Об этом исследовании он сказал в видео, подготовленном Гарвардом, что оно «закладывает основу для новых лекарств, которые смогут восстановить кровоток в органах, потерявших его в результате сердечного приступа, инсульта или даже у пациентов. с деменцией ".

В интервью KHN Синклер сказал, что не рекомендует другим принимать эти вещества.

«Я не утверждаю, что я на самом деле моложе. Я просто сообщаю людям факты», - сказал он, добавив, что делится результатами анализов крови InsideTracker, которые рассчитывают биологический возраст на основе биомаркеров в крови.«Они сказали, что мне 58, а потом один или два анализа крови сказали, что мне 31,4».

InsideTracker продает потребителям онлайн-пакет для отслеживания возраста примерно на сумму до 600 долларов. На веб-сайте компании подчеркивается, что Синклер поддерживает компанию в качестве члена ее научно-консультативного совета. Он также рекламирует исследование, в котором описаны преимущества такого отслеживания, в соавторстве с которым Синклер.

Синклер участвует в качестве учредителя, инвестора, акционера, консультанта или члена совета директоров 28 компаний в соответствии со списком его финансовых интересов.По крайней мере 18 человек так или иначе вовлечены в борьбу со старением, включая изучение или коммерциализацию бустеров НАД. Интересы варьируются от стартапов по исследованию долголетия, нацеленных на людей и даже домашних животных, до разработки продукта для французской компании по уходу за кожей и консультирования инвестиционного фонда долголетия. Он также изобретатель, названный в патенте, выданном Elysium Гарвардом и клиникой Мэйо, и одна из его компаний, MetroBiotech, подала патент на никотинамидмононуклеотид, который, по его словам, он забирает сам.

Синклер и Гарвард отказались сообщить подробности о том, сколько денег он или университет получает за счет этих раскрытых внешних финансовых интересов. Синклер оценил в 2017 году интервью с Australia's Financial Review , что он собирает 3 миллиона долларов в год для финансирования своей лаборатории в Гарварде.

Liberty Biosecurity, компания, соучредителем которой он является, оценила в онлайн-биографии Синклера, что он участвовал в предприятиях, которые «привлекли более миллиарда долларов инвестиций.«Когда KHN попросили его подробно описать характеристику, он сказал, что это неточно, без подробностей, и позже комментарии исчезли с веб-сайта.

Синклер сослался на соглашения о конфиденциальности, чтобы не раскрывать его заработок, но добавил, что« большая часть этого дохода была получена. был реинвестирован в компании, разрабатывающие прорывные лекарства, использовался для помощи моей лаборатории или передан некоммерческим организациям ». Он сказал, что не знает, сколько он может заработать на патенте Elysium, сказав, что Гарвард вел переговоры по соглашению.

Гарвард отказался публиковать заявления Синклера о конфликте интересов, которые, согласно политике университета, должны подавать преподаватели медицинского вуза, чтобы «защитить себя от любых предубеждений со стороны преподавателей, которые могут повысить риск причинения вреда участникам исследования на людях или получателям полученных продуктов. из таких исследований ".

«Мы можем гордиться нашим сотрудничеством только в том случае, если мы можем уверенно заявить, что такие отношения улучшают, а не умаляют целесообразность и надежность нашей работы», - говорится в политике.

Elysium рекламирует связи Гарварда и Синклера с его компанией. Он был соучредителем Массачусетского технологического института профессором Леонардом Гуаренте, бывшим научным консультантом Синклера и инвестором Sirtris Синклера.

Повторяя свои более ранние заявления о ресвератроле, Синклер цитируется на веб-сайте Elysium как описывающий ускорители НАД как «одну из самых важных молекул для жизни».

Дополнить лазейку?

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов не относит старение к категории болезней, что означает, что потенциальные лекарства, направленные на долголетие, обычно не могут проходить традиционные клинические испытания, направленные на проверку их воздействия на старение человека.Кроме того, FDA не требует, чтобы добавки проходили те же испытания на безопасность или эффективность, что и фармацевтические препараты.

Заголовок баннера на веб-сайте Elysium гласил, что «результаты клинических испытаний доказывают безопасность и эффективность» его добавки Basis, которая содержит молекулы никотинамид-рибозида и птеростильбена. Но исследования компании не продемонстрировали, что добавка эффективна против старения у людей, как это может быть у мышей. Это просто показало, что таблетка увеличивает уровень этого вещества в клетках крови.

«Elysium продает таблетки людям в Интернете, утверждая, что они« клинически доказаны », - сказал О'Рахилли. «До сих пор, однако, преимущества и риски этого изменения химии у людей неизвестны».

«Многие вмешательства, которые кажутся разумными на основе исследований на животных, оказываются неожиданными для человека», - добавил он, сославшись на крупное клиническое испытание бета-каротина, которое показало, что он увеличивает, а не снижает риск рака легких у курильщиков. .

Собственное исследование Elysium задокументировало «небольшое, но значительное увеличение холестерина», но потребовались дополнительные исследования, чтобы определить, были ли изменения «реальными или случайными.«

Одно независимое исследование показало, что компонент НАД может влиять на рост некоторых видов рака, но исследователи, участвовавшие в исследовании, предупредили, что об этом еще рано говорить.

Гуаренте, соучредитель и главный ученый Elysium, сказал KHN, что он не беспокоится о каких-либо побочных эффектах от Basis, и он подчеркнул, что его компания стремится проводить серьезные исследования.Он сказал, что его компания отслеживает отчеты о безопасности клиентов и советует клиентам с проблемами здоровья проконсультироваться со своими врачами, прежде чем использовать его.

Если вещество соответствует определению добавки FDA и рекламируется таким образом, то агентство не может предпринять никаких действий, если оно не докажет опасность, сказала Альта Чаро, бывший советник администрации Обамы по политике в области биоэтики. Перед поступлением в продажу фармацевтические препараты должны продемонстрировать безопасность и эффективность.

«Многое из того, что здесь происходит, является действительно очень аккуратной формулировкой того, для чего, как вы говорите, предназначена эта вещь», - сказал Чаро, профессор права в Университете Висконсина. «Если они продают его как лекарство от болезни, то у них возникают проблемы с FDA.Если они продают его как омолаживающее средство, то FDA будет сковано, пока опасность для населения не будет доказана. "

" Это рецепт для некоторых действительно досадных проблем в будущем ", - добавил Чаро." Нам может повезти. и может оказаться, что многое из этого окажется бесполезным. Но насколько нам известно, это будет опасно ».

Дебаты о рисках и преимуществах веществ, действие которых на человека еще не доказано, вызвали дебаты о том, исследуют ли исследовательские институты финансовые интересы и участие их факультет - или само учреждение - достаточно близко.Еще неизвестно, побудит ли решение Кембриджа не возобновлять свое партнерство других к переосмыслению таких связей.

Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, ранее слышал жалобы и изучал отношения между учеными и Elysium после того, как ушел с поста декана. Он сказал, что обнаружил, что многие члены совета директоров, разрешившие размещать свои имена и фотографии на веб-сайте компании, мало знают о научных основах использования добавки компании.

Флиер вспоминает, что один ученый не имел реальной роли в консультировании компании и никогда не присутствовал на собрании компании. Несмотря на это, Elysium платил ему за его роль в совете директоров, сказал Флиер.

Кэролайн Перри, директор по связям с общественностью Гарвардского управления технологического развития, сказала, что такие соглашения, как принятие Гарвардским университетом средств на исследования от Elysium, соответствуют политике университета и «защищают традиционную академическую независимость исследователей».

Гарвард «заключает соглашения об исследованиях с корпоративными партнерами, которые выражают приверженность развитию науки, поддерживая исследования, проводимые преподавателями Гарварда», - добавил Перри.

Как и Гарвард, клиника Мэйо отказалась раскрыть подробности о том, сколько денег она получит от лицензионного соглашения Elysium. Мэйо и Гарвард провели «серьезные переговоры и продолжили переговоры», прежде чем заключить соглашение, сообщила пресс-секретарь Мэйо.

«Компания представила убедительные доказательства своей приверженности разработке продуктов, подтвержденных научными данными», - сказала пресс-секретарь Дуска Анастасиевич.

Гуаренте из Элизиума отказался сообщить, сколько он или Элизиум зарабатывали на продаже добавки «Базис».Массачусетский технологический институт не публиковал его заявления о конфликте интересов.

Тем временем частные инвестиционные фонды продолжают вкладывать средства в исследования долголетия, несмотря на вопросы о том, действуют ли вещества на людей.

Одним из ключевых инвесторов Elysium является Morningside Group, частная инвестиционная компания, управляемая главным донором Гарварда Джеральдом Чаном, который также пожертвовал 350 миллионов долларов Гарвардской школе общественного здравоохранения.

Миллиардер и соучредитель WeWork Адам Нойманн инвестировал в Sinclair's Life Biosciences.

Инвестиционная компания, возглавляемая инженером и врачом Питером Диамандисом, выделила группе исследователей из Гарварда 5,5 миллионов долларов для их стартапов после того, как их исследования были публично оспорены несколькими другими учеными.

В своем объявлении о начальном капитале компания Elevian заявила, что ее целью является разработка «новых лекарств», которые повышают уровень активности гормона GDF11, «чтобы потенциально предотвращать и лечить возрастные заболевания».

Он описал исследования его основателей, в том числе Эми Вейджерс из Гарварда и Ричарда Ли, как демонстрацию того, что «восполнение единственного циркулирующего фактора, GDF11, у старых животных отражает влияние молодой крови, восстанавливая сердце, мозг, мышцы и другие ткани. .

Другие уважаемые лаборатории в этой области либо не смогли воспроизвести ключевые элементы своих наблюдений, либо опровергнуть их.

Генеральный директор Elevian Марк Аллен сказал, что первые научные данные о GDF11 обнадеживают, но «открытие и разработка лекарств - это время- интенсивный, рискованный, регулируемый процесс, требующий многолетних исследований, доклинических исследований (на животных) и клинических испытаний на людях для успешного вывода новых лекарств на рынок ».

Флиер обеспокоен тем, что исследования в области долголетия могут быть скомпрометированы, хотя он признает важность и обещание науки.Он сказал, что обеспокоен тем, что союзы между миллиардерами и учеными могут привести к меньшему скептицизму.

«Восприимчивый миллиардер встречает очень хорошего продавца-ученого, который смотрит ему в глаза и говорит:« Нет никаких причин, по которым у нас не может быть терапии, которая позволит вам жить 400 или 600 лет », - сказал Флиер. «Миллиардер оглянется и увидит кого-нибудь из Массачусетского технологического института или Гарварда и скажет:« Покажи мне, на что ты способен »».

Несмотря на опасения по поводу ажиотажа, ученые надеются найти путь вперед, полагаясь на неопровержимые доказательства.Консенсус: таблетка не за горами. Это просто вопрос времени - и серьезных исследований.

«Если вы хотите зарабатывать деньги, найм торгового представителя, который продвигает что-то, что не было протестировано, - действительно отличная стратегия», - сказал Миллер, который тестирует вещества на мышах. «Если вместо этого вы хотите найти наркотики, которые работают у людей, вы выбираете совершенно другой подход. Он не связан с коммерческими предложениями. Он включает в себя долгий, трудоемкий и утомительный процесс фактического исследования».

__________

Старший корреспондент KHN Джей Хэнкок внес свой вклад в этот отчет.Kaiser Health News - это некоммерческая служба новостей, освещающая вопросы здоровья. Это редакционно независимая программа Фонда семьи Кайзера, которая не связана с Kaiser Permanente.

Безопасный, скучный и чрезвычайно дешевый препарат, который может вылечить старение | Автор: Лисса Харрис.

Забудьте о чудесных лекарствах из биотехнологии Кремниевой долины. Ведущие геронтологи делают историческую ставку на метформин.

Искусство: Скотт Гелбер

Старость - это, как мы знаем, перчатка хронических болезней, которые почти никто не проходит без каких-либо серьезных неприятностей.Большинство людей, достигших верхней границы средней продолжительности жизни человека, в какой-то момент начинают накапливать болезни. Для самых смертоносных болезней пожилых людей - болезней сердца и рака - зависимость между возрастом и болезнью является логарифмической. По мере того как мы становимся старше, наш риск заболеть хроническим заболеванием не просто увеличивается - он увеличивается.

Майкл Кантор хотел бы избежать этой участи. Он не фанатик - не из тех, кто будет преследовать биохакерские субреддиты за советами по самооценке или принимать десятки недоказанных антивозрастных средств на случай, если кто-то купит ему немного.Кантор - патентный юрист, имеющий видную практику в Западном Хартфорде, штат Коннектикут, где его жена является мэром. «Я даже не люблю аспирин, - говорит он. «Я очень нервничаю, когда буду делать что-нибудь в отношении любых других видов наркотиков». Но все же, если бы был разумный способ предотвратить смерть - он бы хотел его попробовать.

Десять лет назад во время велосипедной поездки в Бордо Кантор встретил человека по имени Нир Барзилай, и они стали друзьями. Бывший военный медик Израиля, а ныне директор Института исследований старения Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, Барзилай стал путешествующим по всему миру проповедником так называемой «геронаучной гипотезы»: идеи о том, что если вы употребляете наркотики, то воздействовать на лежащие в основе биологические механизмы, которые вызывают старение, вы также можете отсрочить или даже полностью предотвратить каскад болезней, который сопровождает конец типичной человеческой жизни.

В течение последних нескольких лет в области геронтологии предпринимались усилия по утверждению FDA препарата против старения, во главе которого стоял Барзилай. Рассматриваемый препарат - не новая чудо-таблетка, а лекарство от диабета под названием метформин: обычная, обычно мелово-белая таблетка, которая стоит несколько пенни за штуку.

Кантор был уже знаком с метформином, но не в качестве средства против старения; ему прописали его в местной клинике похудания. Несколько лет назад, заинтригованный работой своего друга о старении, он поднял тему долголетия.

Метформин, по мнению Барзилай и его команды, будет первым лекарством, официально одобренным для лечения старения.

«Однажды вечером за ужином я сказал Ниру:« Знаешь, я ухожу из клиники для похудания, а это значит, что они перестанут прописывать метформин. Но я думаю, что хотел бы остаться на этом », - говорит Кантор. Барзилай сам выписал рецепт, и теперь Кантор принимает метформин не по назначению в надежде, что это подарит ему несколько дополнительных лет жизни или, по крайней мере, здоровья.

«Я купился на эту идею - это не просто идея, это факт - что на самом деле вы не умираете от старости», - говорит Кантор. «Большинство людей умирают от возрастных болезней».

Хотя способность метформина продлевать возраст не доказана, Кантор не возражает против того, чтобы стать подопытным кроликом. Он думает, что препарат слегка улучшает его здоровье. «Мой опыт только положительный, - говорит он. "Это изменило мой метаболизм".

В мире исследований по борьбе со старением существует множество захватывающих зелий на фармацевтическом рынке с предполагаемым потенциалом продления средней продолжительности жизни человека на несколько лет и более.Есть сенолитики, которые действуют как снайперы, уничтожая старые клетки, которые перестали делиться и начали секретировать деструктивные воспалительные цитокины. Рапамицин, иммунодепрессант, полученный из бактерии острова Пасхи, у лабораторных мышей, живущих на 25 процентов дольше, чем у их сверстников без лечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *