Сонливость при: Постоянная сонливость – причины и лечение

Содержание

Гетерогенность дневной сонливости при болезни Паркинсона

Актуальность и распространенность

Дж. Паркинсон в «Эссе о дрожательном параличе» писал: «Сон у больных сильно нарушен. Дрожание конечностей сохраняется во время сна и усиливается до тех пор, пока не приведет к пробуждению пациента… и наконец, у пациентов наблюдается постоянная сонливость и даже небольшая спутанность сознания» [1]. По современным данным, нарушения сна и бодрствования являются вторым по распространенности немоторным симптомом болезни Паркинсона (БП) и наблюдаются у 60-90% пациентов [2-4]. Спектр расстройств сна и бодрствования при БП разнообразен: нарушения циркадных ритмов, изменение структуры и фрагментация сна, инсомния, перманентная дневная сонливость и императивные засыпания (англ.: sleep attacks), расстройство поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз (РПБДГ), апноэ сна, синдром беспокойных ног и периодические движения конечностей во сне. Дневная сонливость (ДС) в структуре нарушений сна и бодрствования у больных

БП занимает третье место после РПБДГ и инсомнии и встречается у 30-55% больных в зависимости от длительности и стадии заболевания [4-11]. Значимость Д.С. определяется не только широкой распространенностью, но и существенным влиянием на качество жизни, серьезными ограничениями, накладываемыми на пациентов, зачастую лишающими их возможности продолжать работать и вести активную социальную жизнь.

ДС — побочный эффект дофаминергической терапии?

Впервые ДС привлекла к себе внимание ученых после того, как в 90-е годы XX века появились сообщения о возникновении императивных засыпаний у больных БП, принимающих агонисты дофаминовых рецепторов (АДР) [12-15]. Одно из первых сообщений принадлежало S. Frucht и соавт. [16], которые описали 8 пациентов, принимавших прамипексол и ропинирол, с впервые возникшими императивными засыпаниями без предшествующей Д.С. Засыпания происходили во время управления автомобилем, приводя к возникновению дорожно-транспортных происшествий. Императивные засыпания прекратились после отмены препаратов.

Известно, что ДС развивается при приеме прамипексола здоровыми и пациентами с синдромом беспокойных ног [17, 18], при этом она наиболее выражена в период с 15:30 до 17:30 [19, 20]. В исследованиях ротиготина и ропинирола ДС в основных группах возникала в 2 раза чаще в сравнении с группой плацебо, но без развития императивных засыпаний [21-23]. Лечение леводопой приводит к развитию ДС в 13-36% случаев [24, 25], но монотерапия АДР или добавление агониста к леводопе повышает риск развития ДС и императивных засыпаний в 2 раза [26, 27].

Итак, если первые сообщения о развитии ДС и императивных засыпаний рассматривались как идиосинкразическая реакция на прием неэрголиновых агонистов D2-, D3-рецепторов прамипексола и ропинирола [16], то последующие исследования показали, что ДС длительное время оставалась недиагностированным класс-эффектом дофаминергических препаратов. Таким образом, ДС может развиваться при приеме любых дофаминомиметиков, но этот побочный эффект наиболее выражен как у эрголиновых (бромокриптин, перголид), так и неэрголиновых (прамипексол, ропинирол) [26] АДР. Вероятность развития ДС определяется не только типом препаратов, но и их суммарной дозой [28, 29] и длительностью терапии [30].

Гетерогенная группа дофаминовых рецепторов широко представлена в центральной нервной системе (ЦНС). Стимуляция D1-рецепторов приводит к увеличению времени бодрствования, D3-рецепторов — оказывает снотворный эффект, а дозозависимая стимуляция D2-рецепторов обеспечивает как стимулирующий, так и снотворный эффекты [32]. В ряде исследований показано, что в период титрования дозы АДР отмечается удлинение сна и сокращение числа ночных пробуждений, а при увеличении дозы возможно развитие инсомнии [32-34]. Но данные большинства исследований указывают на то, что более высокие дозы АДР ассоциированы с развитием ДС [10, 35]. Так, в исследовании с использованием полисомнографии было показано, что риск развития ДС увеличивается в 4 раза при приеме более высоких доз АДР [35]. Объяснение противоречий экспериментальных и клинических данных вызывает затруднения. Возможно, более сложное устройство дофаминергической системы человека и ее комплексное повреждение у больных БП не позволяют воспроизвести эффекты АДР на животных моделях. Учитывая, что ДС встречается у значительного числа пациентов с впервые диагностированной БП, не получающих дофаминергических препаратов, можно предположить существование других факторов ее развития, вероятно, лишь «демаскированных» действием лекарственных средств [9].

ДС — следствие нарушений ночного сна?

Расстройства инициации и поддержания сна, характеризующиеся трудностью засыпания, частыми ночными и ранними утренними пробуждениями, — распространенные нарушения ночного сна при БП и встречаются в 3 раза чаще в сравнении с контролем (38,9% против 12%) [36]. Значительно снижают качество сна такие флюктуации моторных симптомов, как ночная акинезия и дистония, крампи, акатизия [37]. Частые ночные пробуждения могут быть связаны и с никтурией, которая встречается у 80% пациентов [38]. Развитие нарушений сна у больных БП обусловлено как самим заболеванием, так и дофаминергической терапией, а также нередко сопутствующим синдромом беспокойных ног и аффективными нарушениями [39]. При проведении полисомнографии выявляется фрагментация сна с частыми активациями и пробуждениями, снижение представленности III и IV фаз и фазы сна с быстрыми движениями глаз (ФСБДС) [40, 41].

Логично предположить, что ДС может возникать из-за нарушений ночного сна. Тем не менее согласно электрофизиологическим исследованиям сон у больных с ДС может быть более продолжительным и глубоким, чем без нее [42], т. е. такие пациенты спят больше и ночью, и днем.

Нарушение циркадных ритмов также может стать причиной развития ДС, инсомнии и ранних утренних пробуждений. У больных БП наблюдаются резкое уплощение кривой суточной секреции мелатонина и смещение ночного пика его выделения, усиливающиеся с течением заболевания [43] и на фоне дофаминергической терапии [44]. Клинически эти нарушения могут проявляться синдромом задержки фазы сна с развитием инсомнии и ДС в утреннее время [45, 46]. Также возможно смещение циркадных ритмов в другую сторону и развитие ранней фазы сна, для которой характерны ранние утренние пробуждения и повышенная сонливость во второй половине дня [47]. Более грубое повреждение механизма ауторегуляции циркадных ритмов может сопровождаться полным разобщением циклов сна и бодрствования, когда они могут сменяться независимо от времени суток, что часто наблюдается у пациентов с деменцией [48].

Результаты ранних исследований сна у больных о БП показали большую распространенность синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС) в сравнении с контролем (20 и 4% соответственно) [49, 50]. Дальнейшие исследования с большим числом пациентов и результаты метаанализов показали, что истинная распространенность СОАС при БП не выше, чем в популяции [51-54]. Более того, в некоторых исследованиях СОАС встречался чаще в контроле, что можно связать с более низким индексом массы тела (ИМТ) у пациентов с БП [55].

N. Diederich и соавт. [56] показали, что при проведении кардиореспираторного мониторинга у пациентов с БП, несмотря на более высокий индекс апноэ-гипопноэ (ИАГ), уровни минимальной и средней оксигенации были выше в сравнении с контролем [56]. Авторы предположили, что эти изменения могут быть связаны с возникающей в ночное время гипокинезией мышц верхних дыхательных путей, имитирующей обструктивное апноэ. Кардиореспираторный мониторинг в дневное время у больных БП также выявляет нерегулярные колебания дыхательного потока, что поддерживает выдвинутую гипотезу [57].

Только СОАС средней степени тяжести у больных с высоким ИМТ становится клинически значимым, но все равно протекает не так тяжело, как у пациентов, не страдающих БП, а выраженность ДС не коррелирует с ИАГ [7]. Таким образом, у больных БП можно предположить наличие абортивного СОАС или доброкачественное увеличение ИАГ — «апноэ без апноэ». Учитывая это, назначение СиПАП-терапии (англ.: Constant Positive Airway Pressure, CPАР) больным БП будет обоснованным только при наличии типичного респираторного профиля СОАС, снижении оксигенации крови и высоком ИМТ [56].

ДС как первичное расстройство

ДС может развиваться у больных с ранними стадиями заболевания, не получающих лечения [58], она также может являться одним из ранних симптомов БП [59-61]. Согласно данным 40-летнего популяционного исследования Honolulu Asia Aging Study, в котором приняли участие более 8000 мужчин из Юго-Восточной Азии, ДС наряду с гипосмией, запорами и нарушениями регуляторных когнитивных функций является предиктором развития БП и других синуклеинопатий [62].

Частота ДС увеличивается с течением заболевания. Результаты проспективного 5-летнего исследования с участием 153 пациентов с недавно диагностированной БП, не получавших терапию к началу исследования, и группы контроля показали, что на момент постановки диагноза ДС выявляется у 11,8% пациентов (4,7% в контроле) [63]. Спустя 5 лет ДС выявлялась у 23,4% пациентов с БП и 8% в группе контроля. В исследовании М. Gjerstad и соавт. [64] приняли участие 232 пациента, период наблюдения составил 8 лет, повторная оценка состояния пациентов проводилась каждые 4 года. Частота Д.С. на момент включения в исследование составила 5,6%, спустя 4 года — 22,5%), а через 8 лет — 40,8%. Практически у всех пациентов ДС была постоянным симптомом и сохранялась на протяжении всего периода исследования.

ДС в начале заболевания возникает преимущественно в утренние и послеобеденные часы, но со временем наблюдается в течение всего дня [65]. Основными факторами риска развития ДС являются мужской пол [64, 66], низкий уровень повседневной активности и высокие дозы дофаминергических препаратов [67]. ДС является маркером более грубого нейродегенеративного процесса, что подтверждается данными нейровизуализации [68]. У больных с ДС когнитивные нарушения встречаются чаще, чем без нее. ДС ассоциирована как с глобальным когнитивным снижением, так и с нарушением отдельных функций: внимания, памяти, регуляторных функций [69, 70].

Патогенез первичной ДС при БП

Механизмы развития первичной ДС при БП недостаточно изучены. Основная роль в ее возникновении отводится дегенеративному процессу, затрагивающему центры, обеспечивающие поддержание бодрствования. Согласно теории Н. Вгааk [71] нейродегенеративный процесс при БП проходит 6 этапов. На первом этапе α-синуклеин и тельца Леви обнаруживаются в ольфакторных отделах и продолговатом мозге, в том числе в ядрах блуждающего нерва, что клинически может проявляться гипосмией и запорами. Далее нейродегенеративный процесс распространяется рострально по стволу головного мозга до покрышки моста, вовлекая восходящую активирующую ретикулярную формацию. На этом этапе тельца Леви выявляются в педункулопонтинных и латеродорсальном ядрах покрышки, голубоватом пятне, дорсальном ядре шва. Только на третьей стадии в процесс нейродегенерации вовлекаются нейроны черной субстанции. Начиная с этого момента, развиваются моторные симптомы БП.

Поддержание состояния бодрствования осуществляется путем сочетанной деятельности нескольких центров, в том числе медиального парабрахиального ядра дорсальной покрышки мозга (глутаматергические нейроны), педункулопонтинного ядра (холинергические нейроны), вентральной покрышки (дофаминергические нейроны), дорсальных и медиальных ядер шва (серотонинергические нейроны), голубоватого пятна (норадренергические нейроны) [72]. Эти ядра участвуют в активации таламуса, гипоталамуса, базальной области переднего мозга и мотонейронов спинного мозга и тормозят главный «центр сна», локализованный в вентролатеральной преоптической области. Основные роли в иерархии «центров бодрствования» отведены орексинергической и гистаминергической системам, работа которых приводит к включению вышеперечисленных центров и активации коры.

При наиболее ярком заболевании, протекающем с синдромом гиперсомнии, — нарколепсии, орексинергическая система оказывается практически полностью разрушенной, что подтверждается данными патологоанатомических исследований и снижением содержания орексина в цереброспинальной жидкости (ЦСЖ). В начале XXI века было высказано предположение, что гиперсомния при БП и нарколепсии, возможно, имеет сходные патогенетические механизмы. Действительно, эпизоды императивных засыпаний при БП похожи на те, что встречаются при нарколепсии без катаплексии, однако предпринятые попытки найти снижение содержания орексина в ЦСЖ не увенчались успехом [73-75]. Высказывались предположения, что содержание орексина снижается только после гибели 70% нейронов [76] и более точно определить его можно в ЦСЖ, полученной непосредственно из желудочков мозга [77]. Действительно, исследование вентрикулярной ЦСЖ у 19 пациентов с БП и 5 пациентов без БП, направленное на глубокую стимуляцию мозга, подтвердило резкое снижение содержания орексина у первых, при этом у 9 больных его концентрация была на уровне ниже чувствительности метода определения (<40 пг/мл). Отмечена положительная корреляция между содержанием орексина и тяжестью моторных симптомов по шкале UPDRS (р=0,03), что указывает на более распространенный нейродегенеративный процесс у больных с низким содержанием орексина [78].

Повреждение орексинергической системы при БП было подтверждено в 2007 г. патологоанатомическими исследованиями двух независимых групп ученых. Исследования R. Fronczek и соавт. [77] показали, что число орексинергических нейронов в гипоталамусе больных БП снижено почти в 2 раза в сравнении с контролем (р=0,016), а содержание орексина в префронтальной коре и вентрикулярной ЦСЖ соответственно на 40% (р=0,042) и 25% (p=0,012) ниже. Другая группа ученых [79] исследовала гипоталамус 11 больных на разных стадиях БП и 5 здоровых. У больных БП выявлялось значительное снижение содержания орексинергических нейронов. Было обнаружено, что степень потери нейронов коррелирует со стадией заболевания, так, у больных с I стадией по Хену и Яру количество орексинергических нейронов снижалось на 23%, тогда как на V стадии — на 62%. Помимо дегенерации орексинергических нейронов было выявлено, что при БП снижается число нейронов, продуцирующих меланин-концентрирующий гормон (МКГ), который участвует в поддержании глубокого сна и ФСБДГ [80]. Поражение орексинергических нейронов при БП ассоциировано с развитием гиперсомнического синдрома, типичного для нарколепсии, но сопутствующая дегенерация МКГ-нейронов, возможно, приводит к снижению представленности ФСБДГ, несколько смягчая гиперсомнию при БП в сравнении с нарколептической и не давая возможности развиться приступам катаплексии [79]. Повреждение орексинергической системы, аналогичное тому, что наблюдается у больных нарколепсией, может объяснить существование так называемого нарколептического фенотипа ДС при БП.

Наряду с дегенерацией орексинергической системы важную роль в развитии ДС играет дефицит дофамина [81]. Дофамин — один из основных нейромедиаторов, обеспечивающих поддержание бодрствования [82]. Дофаминергические нейроны проецируются на различные структуры, участвующие в регуляции сна и бодрствования, включая дорсальное ядро шва, голубоватое пятно, ядра гипоталамуса, базальные отделы переднего мозга и таламус. Во время бодрствования отмечаются повышенная электрическая активность этих зон и усиление выброса дофамина [83].

Опыты на моделях БП показывают, что в большинстве случаев у них развиваются не только моторные проявления, но и нарушения сна и бодрствования. Введение мышам 1-метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридина снижает время бодрствования [84], нарушает сон и циркадные ритмы [85]. Деструкция дофаминергических нейронов вентральной покрышки, черной субстанции и околоводопроводного серого вещества у крыс приводит к снижению бодрствования и увеличению ФСБДГ [86]. Эти данные подтверждаются клиническими исследованиями: при проведении позитронной эмиссионной томографии у больных БП выявляется связь дофаминергической дисфункции стриатума, оцениваемой по степени снижения поглощения радиоактивного аналога дофамина, с изменениями параметров ФСБДГ по данным полисомнографии [87]. Определенный вклад в развитие ДС вносит нарушение циркадных ритмов [88]. Так, у пациентов с БП отмечается уплощение кривой секреции мелатонина и смещение ее пика [43].

ДС как маска ортостатической и постпрандиальной гипотензии

Распространенность вегетативных нарушений у пациентов с БП варьирует от 14 до 80% в зависимости от стадии заболевания [89]. При ортостатической и постпрандиальной гипотензии помимо наиболее частых жалоб на рассеянность внимания, нечеткость зрения, головокружение, обмороки и предобморочные состояния пациенты также могут предъявлять жалобы на ДС [90].

Распространенность ортостатической гипотензии при БП достаточно велика — от 9,6 до 64,9%, в среднем около 30% [91, 92]. Прием АДР также может сопровождаться развитием ортостатической гипотензии (8,8% у прамипексола в сравнении с плацебо — 4,5%) [93]. В небольшом клиническом исследовании ропинирола было показано, что прием препарата в суточной дозе 6 мг приводит к снижению выброса норадреналина при переходе из горизонтального в вертикальное положение, но снижение артериального давления (АД) при ортостатической пробе не достигало нижней границы нормы [94].

Учитывая, что нарушение регуляции АД является характерным симптомом БП и долгое время может оставаться незамеченным, желательно проведение ортостатической пробы у больных с жалобами на перманентную Д.С. Ортостатическая проба может быть проведена в амбулаторных условиях или самим пациентом дома. Снижение систолического АД на 20 мм рт.ст., а диастолического — более чем на 10 мм рт.ст. характеризует пробу как положительную [95].

Постпрандиальная гипотензия (ППГ) выявляется при снижении систолического АД на 20 мм рт.ст. и более после приема пищи и характеризуется теми же клиническими проявлениями, что и ортостатическая гипотензия, но механизмы развития ППГ отличаются и все еще мало изучены [96]. Максимальное снижение АД наблюдается в интервале от 35 мин до 1 ч после приема пищи [97], но может возникать и отсроченная ППГ спустя 2 ч [98]. Возможно сочетание ортостатической и ППГ с более частыми и тяжелыми эпизодами падения АД [99]. Многие больные сообщают, что выраженная ДС возникает после приема пищи. Контроль А.Д. до и после приема пищи — весьма простой метод диагностики, позволяющий исключить ППГ в сомнительных случаях.

ДС и синдром хронической усталости

ДС и синдром хронической усталости (СХУ) — симптомы БП, которые часто могут сочетаться. Так, в исследовании P. Valko и соавт. [100] сочетание ДС и усталости, оцениваемых по шкалам ESS и FSS, выявлялось у 35% больных, а изолированные ДС и СХУ — у 13 и 24% соответственно. Как Д.С., так и СХУ могут являться первичными проявлениями заболевания или иметь вторичный генез в связи с нарушениями сна, депрессией и коморбидными состояниями [101].

Патогенез первичного СХУ значительно отличается от такового при Д.С. Предполагается, что его развитие связано с повреждением гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, процессами воспаления, дисфункцией базальных ганглиев и стриато-таламокортикальных путей [102]. Поэтому, часто сочетаясь, ДС и СХУ по-разному коррелируют с выраженностью моторных симптомов, тяжестью и длительностью БП [100]. Возможно, недостаточно специфичные методы диагностики СХУ и субъективность оценки больным своего состояния в некоторых случаях могут приводить к ошибочной трактовке существующих нарушений [103].

ДС и аффективные нарушения

БП часто сопровождается развитием тревоги и депрессии, которые в свою очередь ведут к нарушениям сна и бодрствования [104], но вопрос их взаимоотношений с ДС требует обсуждения [105]. N. Wee и соавт. (2016) провели проспективное полуторагодовое исследование с оценкой тяжести тревоги и депрессии у 89 пациентов с БП [106]. Согласно полученным данным, ДС коррелировала с выраженностью тревоги, но не депрессии, что соответствует результатам более ранних исследований [107, 108]. Возможное объяснение коморбидности тревоги и ДС лежит в их общем механизме развития вследствие дегенерации дофаминергических нейронов [109]. Альтернативная концепция — нарушение сна с затруднением засыпания и частыми ночными пробуждениями вследствие тревоги также может объяснить возникновение ДС [110].

Вероятно, роль депрессии в возникновении ДС определяется в первую очередь развитием опосредованных ею нарушений сна, и, во-вторых, аггравацией пациентом своего состояния. В некоторых случаях ДС может развиваться в рамках депрессивного синдрома без инсомнии. Тем не менее результаты множественного теста латенции сна не подтверждают наличие гиперсомнии у таких больных [111].

Интерес представляют данные о существовании обратной корреляции тяжести депрессии и ДС [112]. Так, пациенты с более высоким уровнем депрессии имели меньшие значения по шкале ESS. Ранее проводившиеся сравнительные исследования депрессии у больных с БП и сопоставимой по возрасту группы контроля показали, что для депрессии при БП менее характерна ангедония, но у них чаще встречается снижение концентрации внимания [113]. Пациенты с БП могут не знать или забывать об эпизодах засыпания [114]. У больных с сопутствующей депрессией это может быть выражено в большей степени, поэтому результаты их тестирования могут быть значительно искажены, и необходима более внимательная оценка состояния больного для выявления ДС [112].

Диагностика ДС

Пациенты с БП не всегда активно предъявляют жалобы на ДС, поэтому для ее выявления необходим направленный расспрос, при этом достаточно будет задать пациенту несколько вопросов. Учитывая, что эпизоды засыпаний часто сопровождаются амнезией (у 38% пациентов) [114], беседа с родственником или ухаживающим лицом может дать больше информации.

Для диагностики и оценки результатов лечения ДС может применяться Эшвортская шкала сонливости (ESS) [115]. Она позволяет выявить синдром гиперсомнии при различных заболеваниях, в том числе рекомендована для использования у больных с БП [116]. ESS представляет собой опросник, в котором пациенту предлагается оценить вероятность засыпания в 8 монотонных ситуациях по шкале от 0 до 3, где 0 — «никогда не засыпаю», а 3 — «высокая вероятность уснуть». Значения в 10 баллов и более позволяют заподозрить дневную сонливость.

Золотым стандартом диагностики дневной сонливости является множественный тест латенции сна (МТЛС) [117], который проводится после ночного сна длительностью не менее 6 ч, что требует проведения полисомнографии накануне исследования. Задачей полисомнографии также является исключение других причин гиперсомнии: апноэ сна, периодических движений конечностей во сне и др. [118]. При проведении МТЛС пациенту дается пять 20-минутных попыток уснуть в затененной комнате с интервалами в 2 ч. При проведении теста оценивается средний период наступления сна и раннее начало ФСБДГ. Тест считается положительным при средней латенции сна менее 8 мин. Раннее начало ФСБДГ в двух попытках и более является признаком нарколепсии, но может встречаться и при БП.

Реже использовавшийся в клинической практике тест поддержания бодрствования используется, как правило, в научных целях и может эффективно применяться для оценки результатов лечения [119].

Актиграфия — доступный объективный метод, позволяющий выявить эпизоды засыпаний в дневное время, РПБДГ, периодические движения конечностей во сне, нарушения циркадных ритмов, определить общую продолжительность сна [120]. Актиграфия не требует пребывания пациента в клинике, возможно проводить запись в течение нескольких дней или недель, что повышает вероятность выявления эпизодов засыпаний. Хотя актиграфия может использоваться как объективный метод диагностики ДС, она не позволяет определить ее причины, например апноэ сна.

При выявлении синдрома гиперсомнии у пациента с БП в первую очередь необходимо принять меры по снижению угрозы для его жизни и здоровья, предостеречь от управления автомобилем и выполнения работ с движущимися механизмами. Следует учитывать, что под жалобой на повышенную сонливость может скрываться СХУ, ортостатическая и ППГ, тревожно-депрессивное расстройство. При выявлении аффективных нарушений рекомендовано провести пробную терапию антидепрессантами. При нарушениях засыпания и поддержания сна могут быть использованы антидепрессанты с седативным эффектом. Если синдром гиперсомнии развивается без нарушений ночного сна, целесообразно использование антидепрессантов со стимулирующим эффектом, например сертралина или эсциталопрама. Необходимо исключить, а в в случае необходимости провести коррекцию апноэ сна, синдрома беспокойных ног и периодических движений конечностей во сне. При подозрении на эти расстройства сна могут потребоваться консультация сомнолога и проведение полисомнографии.

При выявлении таких неспецифических расстройств ночного сна, как инсомния, фрагментация сна, ночная акинезия, акатизия, первый шаг к их коррекции — обучение пациента гигиене сна и коррекция дофаминергической терапии. Для уменьшения моторных флюктуаций в ночное время следует увеличить вечернюю дозу леводопы или назначить пролонгированный препарат, либо назначить АДР непосредственно перед сном. Если, несмотря на предпринятые меры, в течение ночи возникает акинезия, пациент может дополнительно принять при пробуждении дозу леводопы, лучше в растворенном виде. При нарушении засыпания и акатизии, напротив, стоит уменьшить вечернюю дозу леводопы и перенести прием амантадина и селегилина на первую половину дня [39, 121]. Необходимо максимально снизить дозу или отменить препараты, обладающие седативным эффектом. Если пациент принимает АДР, рекомендуется снизить его дозу или заменить на другой препарат из этой же или другой группы. Целесообразно пересмотреть суммарную дозу дофаминергических средств и, при возможности, снизить ее.

В «Рекомендациях по лечению болезни Паркинсона» Европейской федерации неврологических сообществ и Европейской секции Общества расстройств движений помимо коррекции ночного сна и дофаминергической терапии при ДС рекомендовано применение модафинила (класс доказательности 2) и метилфенидата (класс доказательности 3) [122]. Модафинил — стимулирующий препарат, механизм действия которого, вероятно, связан с ингибированием переносчика дофамина [123]. Изначально предложенный для лечении нарколепсии в настоящее время в США он рекомендован как дополнительное средство для лечения гиперсомнии при СОАС [47] и БП в дозах 100-200 мг/сут [41]. Метаанализ 3 исследований применения модафинила показал уменьшение ДС, оцениваемой по шкале ESS в среднем на 2,24 балла (от 0,57 до 3,9; р<0,05) [124].

Неоднозначные результаты были получены при исследовании кофеина. Хотя его прием в дозе 200 мг/сут в течение 3 нед, затем 400 мг/сут в течение следующих 3 нед сопровождался снижением значений по ESS, оно было небольшим — всего на 1,71 пункта [125]. Но было отмечено положительное влияние кофеина на моторные симптомы: средняя оценка по части III UPDRS снизилась на 3,2 балла, а общая оценка — на 4,7 балла. В группе кофеина частота побочных эффектов была не выше, чем в группе плацебо.

Другое направление коррекции ДС — это усиление циркадных ритмов: использование препарата мелатонина, физические упражнения и фототерапия [126]. Эффективность мелатонина при БП подтверждена в ходе плацебо-контролируемых двойных слепых исследований [127]. Прием мелатонина сопровождается снижением времени засыпания и улучшением качества сна, уменьшением числа эпизодов РПБДГ и ДС [128]. Мелатонин, действуя как хронобиотик, может смещать циркадный ритм в зависимости от времени приема препарата [47].

Известно, что физические упражнения могут улучшать ночной сон, но исследования влияния физической нагрузки на нарушения сна и бодрствования при БП малочисленны [129, 130]. Физическая нагрузка, как и мелатонин, обладает хронобиологическим эффектом, поэтому для уменьшения ДС и улучшения ночного сна должна применяться в первой половине дня в одно и то же время [47].

Наряду с вышеупомянутыми методами фототерапия также позволяет корректировать циркадный ритм. Показана ее эффективность в лечении инсомнии и депрессии [131, 132]. Исследования фототерапии у пациентов с БП немногочисленны и проводились на небольших группах больных [133-135]. В большинстве исследований применение фототерапии сопровождалось уменьшением проявлений инсомнии и депрессии при БП. В сравнении с контролем выявлено статистически значимое снижение значений по частям I, II и IV шкалы UPDRS, но доказательств уменьшения ДС не получено [133].

Глубокая стимуляция головного мозга показала высокую эффективность в коррекции моторных флюктуаций, но отсутствуют рекомендации для ее использования в лечении нарушений сна и бодрствования [47]. Однако есть данные нескольких исследований об улучшении качества ночного сна после перенесенной операции [136, 137]. Так, показано, что стимуляция субталамического ядра приводит к увеличению общего времени сна, продолжительности III и IV стадий сна, снижению числа пробуждений, однако не было отмечено влияния стимуляции на ДС, индекс периодических движений конечностей во сне, СОАС и РПБДГ [137]. В исследовании L. Chahine и соавт. (2010) спустя 6 мес после операции помимо улучшения ночного сна наблюдалось статистически значимое снижение ДС, оцениваемое по шкале ESS на 4,8 балла (р<0,001). Авторы объясняют это снижением дозы дофаминергических препаратов и улучшением ночного сна [138].

Принципиально иные результаты были получены при имплантации электродов в зоны, участвующие в регуляции процессов сна и бодрствования. Так, при стимуляции педункулопонтинного ядра было отмечено как значительное улучшение качества ночного сна, так и снижение ДС, а в сравнении с пациентами, у которых проводилась стимуляция субталамического ядра, уменьшение ДС по шкале ESS у первых было больше на 56% (р<0,05) [139]. Последующие исследования показали, что различные параметры стимуляции педункулопонтинного ядра ведут к противоположным эффектам, усиливая или уменьшая ДС [140].

Перспективное направление лечения синдрома гиперсомнии — использование антагонистов гистаминовых H3-рецепторов. H3-рецепторы — пресинаптические рецепторы, блокирование которых ведет к повышению выброса гистамина, за счет чего активируются структуры, отвечающие за поддержание бодрствования. В настоящее время все препараты этой группы проходят доклинические и клинические испытания [141].

Неожиданно свою эффективность в лечении гиперсомнии при нарколепсии, а затем при БП показал пероральный препарат оксибутират натрия. В исследовании W. Ondo и соавт. [142] оксибутират натрия назначали непосредственно перед сном и через 4 ч после засыпания (в связи с коротким периодом полувыведения). По данным полисомнографии отмечено увеличение III и IV фаз сна, снижение числа пробуждений и представленности ФСБДГ, что сопровождалось снижением значений по шкале ESS на 6,4 балла (р<0,001) и шкале PSQI на 4,5 балла (р<0,001). Механизм действия оксибутирата натрия на ДС не изучен, но, вероятно, имеет место эффект рикошета: подавление секреции дофамина и норадреналина ночью приводит к резкому ее усилению на следующий день [143].

ДС — один из распространенных симптомов БП, который является таким же доклиническим маркером, как и гипосмия, запоры, депрессия и РПБДГ. Хотя Д.С. может встречаться и на ранних стадиях БП, ее частота увеличивается с течением заболевания. Похоже, что ДС является признаком более грубого нейродегенеративного процесса, и, соответственно, более тяжелого течения Б.П. Известно, что при ДС когнитивные расстройства развиваются раньше, чем без нее, но ее связь с выраженностью моторных симптомов в проведенных исследованиях не удалось показать.

ДС может быть представлена в виде двух форм или их сочетания — перманентной сонливости и императивных засыпаний, возникающих с или без предшествующей сонливости. Вклад этого расстройства в социальную дезадаптацию больного не вызывает сомнений. Причины возникновения ДС весьма разнообразны, что должно быть учтено при ведении больного с этим расстройством. Лечение Д.С. — серьезная проблема, так как существующий арсенал средств, способных помочь таким больным, ограничен. Учитывая вышесказанное, изучение проблем патогенеза, влияния ДС на течение БП и разработка методов ее коррекции являются актуальными и требуют проведения дальнейших исследований.

Обструктивное апноэ сна, сонливость и риски вождения: позиция Европейского респираторного общества

Синдром обструктивного апноэ сна (СОАС) – клиническое нарушение, для которого характерны частые остановки дыхания во сне.
По различным данным СОАС той или иной выраженности имеет до 50% взрослых мужчин. А 10% взрослого мужского населения испытывает дневные симптомы СОАС, в том числе повышенную дневную сонливость.
Сонливость является одним из ведущих факторов риска дорожно-транспортных происшествий (ДТП), в связи с чем в 2014 г. Европейский союз ввел в действие директиву, согласно которой пациенты с СОАС и индексом апноэ/гипопноэ >15 не должны садиться за руль до тех пор, пока не получат эффективное лечение и подтверждение возможности вождения от врача. Однако учитывая некоторую неопределенность относительно оценки сонливости при СОАС соблюдение подобной рекомендации врачам представляется несколько сложным.
В связи с чем Европейское респираторное общество проанализировало доступные на сегодняшний день данные о связи СОАС и ДТП и сформулировало более четкие рекомендации по обследованию и допуску пациентов с СОАС к вождению автомобиля.

            Предложены два алгоритма:

1.      Алгоритм для водителей в зависимости от наличия предшествующих ДТП. Так, для водителей без ДТП в прежние годы рекомендована клиническая оценка, скрининг на СОАС, а также оценка по шкале сонливости Эпворта. Для людей, которые были участниками связанного с сонливостью ДТП, в дополнение рекомендована оценка достаточности сна, приема различных лекарств и наличия других заболеваний, связанных с дневной сонливостью.

2.      Алгоритм для водителей в зависимости от наличия подозрения или известного СОАС. В первом случае, помимо клинического обследования, рекомендована оценка по шкале сонливости Эпворта, а также полисомнография, тогда как во втором – клиническая оценка, в том числе динамика индекса массы тела, оценка по шкале сонливости Эпворта, а также определение приверженности к лечению.

В целом подчеркивается, что на сегодняшний день отсутствуют методы, позволяющие с высокой точностью определить риск связанных со сном ДТП у пациентов, имеющих СОАС.

Источник:
Bonsignore Mret al. Eur Respir J. 2021;57(2):2001272.


Первые признаки гайморита и синусита

Первые признаки гайморита (синусита)

Гайморит является одним из самых неприятных заболеваний органов верхних дыхательных путей, и его диагностика является важным способом предотвратить переход острой формы гайморита (если она диагностирована) в хроническую. Гайморит может возникнуть на фоне гриппа, скарлатины, патологических процессов, которые протекают в полости рта, различных инфекций дыхательных путей.

Первые признаки заболевания

Первыми признаками заболевания являются:

  • напряжение в области пораженной гайморовой пазухи;
  • зубная боль в области той же пазухи, которая усиливается при жевании;
  • также появляются сильные боли в области скулы, виска и лба, часто захватывающие часть лица или даже всю его поверхность. 

Зубная боль возникает в результате воспаления тройничного нерва или при сдавлении отеком. Болевые ощущения в области носа и около носа постепенно усиливаются, наиболее выражены вечером. Со временем конкретная локализация пропадает и наблюдается общая головная боль.

Головная боль – это один из основных признаков гайморита. Она может ощущаться как боль позади глаз, боль в подглазничной области при давлении на нее. Она заметно снижается в положении лежа, так как гной выходит из пораженной гайморовой пазухи, в результате чего давление снижается.

Дополнительные признаки

Нарушение дыхания в результате заложенности носа и насморк также являются одними из симптомов заболевания. Часто наблюдается выделения слизистого или гнойного характера (с характерным желтым цветом). Отмечается заложенность обеих половин носа.

При остром гайморите повышается температура до 38 градусов и выше, что связано с инфекционным процессом. При хронической форме, как правило, температура до такого уровня не поднимается. Общая слабость (недоедание, мышечная слабость, усталость, сонливость) также сопровождает воспаление гайморовых пазух.

Острый гайморит протекает в течение, обычно, двух-трех недель и в благоприятном случае все заканчивается полным выздоровлением. Однако стоит помнить, что при появлении первых симптомов все же стоит обратиться к врачу для того, чтобы ускорить лечение и предотвратить переход заболевания в хроническую форму.

как проявляется, как лечить и диагностировать?

Цветной бульвар

Москва, Самотечная, 5

круглосуточно

Преображенская площадь

Москва, Б. Черкизовская, 5

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Выходной:

1 января 2020

Бульвар Дмитрия Донского

Москва, Грина, 28 корпус 1

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Мичуринский проспект

Москва, Большая Очаковская, 3

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Отравление каплями для носа (нафтизиновое отравление)

Рейтинг статьи

4.40 (Проголосовало: 5)

Как часто мы не задумываясь прибегаем к самолечению, особенно если лечить приходится банальный насморк. Что казалось бы проще: в любой аптеке большое разнообразие сосудосуживающих капель, которые после закапывания в нос вызывают сужение сосудов и как следствие снятие отека и уменьшение слизеобразования. И вот она, вожделенная свобода носового дыхания на несколько часов.

Мало кто задумывается при этом, что сосудосуживающие капли не оказывают лечебного воздействия, а лишь убирают симптомы на непродолжительное время. После окончания действия лекарства, отек вновь появляется, поэтому лечить насморк любого происхождения только сосудосуживающими каплями не имеет смысла. Это лишь вспомогательная терапия,которая помогает облегчить носовое дыхание на период лечения.

Что такое нафтизин и чем он опасен?

Нафтизин — это сосудосуживающие капли короткого действия, легко проникающие как в стенку сосудов полости носа, так и в общий кровоток, оказывая сосудосуживающее действие в целом на все сосуды, в связи с чем противопоказан при выраженной гипертонической болезни.

Сейчас на фармацевтическом рынке множество сосудосуживающих капель, отличающихся по составу: есть препараты как короткого, так и длительного действия, но к сожалению все они могут при передозировке вызывать симптомы нафтизинового отравления.

Еще меньше мы задумываемся о том,что капли могут быть опасны для жизни, особенно при применении их у детей. Передозировка капель, превышение дозы препарата в 3-4 раза может вызвать такое серьезное осложнение, как нафтизиновое отравление. Как правило это происходит при несоблюдении возрастной концентрации раствора, либо при сложности визуального количества попавших в нос капель, а также просто при их бесконтрольном применении, когда ребенок это делает сам или капли находятся в пределах его досягаемости.

Признаки легкой или начальной стадии нафтизинового отравления:

  • повышенное возбуждение
  • учащенное сердцебиение
  • головокружение
  • боль в животе

Если препарат продолжает накапливаться в организме или передозировка была более значительной, то симптомы усугубляются: сердечный ритм значительно замедляется, артериальное давление падает, появляется выраженная вялость, слабость, сонливость. При этом ребенок спит, но сон этот неестественно глубокий, падает тонус в руках и ногах (если их поднять , то они, падают как «плети») спутанность сознания, снижение температуры тела, кожные покровы становятся бледными, холодными и влажными, дыхание поверхностное.

Что делать, если на фоне применения сосудосуживающих капель появились эти симптомы?

В первую очередь вызвать скорую помощь. До приезда врача: прекратить прием препарата, укрыть пациента одеялом, напоить теплым питьем, измерить температуру, артериальное давление и постараться сохранить сознание, не давать уснуть. Учитывая серьезность последствий применением сосудосуживающих капель не занимайтесь, особенно если болен ребенок, обязательно обратитесь за консультацией к врачу-оториноларингологу для назначения лечения и наблюдения в динамике. Помните, что большинство сосудосуживающих капель можно капать от 2-3 до 5-7 дней,это маленький срок, который необходимо использовать для лечения процесса воспаления.

В ЛОР клинике номер 1, с целью минимизировать количество назначений медикаментозной терапии, Вам помогут снять отек и воспаление уникальными высокоэффективными физиотерапевтическими методиками, такими как: УЗОЛ—терапия носоглотки, фотохромотерапия носа, лазеротерапия носа, что позволит в кратчайшие сроки не только снять отек, но и причину воспаления.

Эриус инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Aerius таб., покр. пленочной оболочкой, 5 мг: 7 или 10 шт. (4466)

Наиболее часто встречающиеся побочные эффекты (≥1/100 до <1/10), частота которых была несколько выше, чем при приеме плацебо: повышенная повышенная утомляемость (1.2%), сухость во рту (0.8%) и головная боль (0.6%).

У детей в возрасте 12-17 лет, по результатам клинических исследований, наиболее часто встречающимся побочным эффектом являлась головная боль (5.9%), частота которой была не выше, чем при приеме плацебо (6.9%).

Информация о побочных эффектах представлена по результатам клинических исследований и наблюдений пострегистрационного периода.

По данным ВОЗ побочные эффекты классифицированы в соответствии с их частотой развития следующим образом: очень часто (≥1/10), часто (от ≥1/100 до <1/10), нечасто (от ≥1/1000 до <1/100), редко (от ≥1/10 000 до <1/1000), очень редко (<1/10 000), частота неизвестна (по имеющимся данным установить частоту возникновения не представлялось возможным).

Со стороны психики: очень редко — галлюцинации; частота неизвестна — аномальное поведение, агрессия.

Со стороны нервной системы: часто — головная боль; очень редко — головокружение, сонливость, бессонница, психомоторная гиперактивность, судороги.

Со стороны печени и желчевыводящих путей: очень редко — повышение активности ферментов печени, повышение концентрации билирубина, гепатит; частота неизвестна — желтуха.

Со стороны пищеварительной системы: часто — сухость во рту; очень редко — боль в животе, тошнота, рвота, диспепсия, диарея, повышение аппетита.

Со стороны сердечно-сосудистой системы: очень редко — тахикардия, сердцебиение; частота неизвестна — удлинение интервала QT.

Со стороны костно-мышечной системы: очень редко — миалгия.

Со стороны кожи и подкожных тканей: частота неизвестна — фотосенсибилизация.

Общие расстройства: часто — повышенная утомляемость; очень редко — анафилаксия, ангионевротический отек, одышка, зуд, сыпь, в т.ч. крапивница; частота неизвестна — астения.

Лабораторные и инструментальные данные: повышение массы тела.

Пострегистрационный период

Дети: частота неизвестна — удлинение интервала QT, аритмия, брадикардия, аномальное поведение, агрессия.

Если любые из указанных выше побочных эффектов усугубляются, или пациент заметил любые другие побочные эффекты, следует сообщить об этом врачу.

В чем разница между усталостью и сонливостью?

Сон важен для работы вашего мозга, а также для вашего тела.

Медицинские исследования показывают, что потеря сна пагубно сказывается на нашем здоровье — от увеличения веса до ослабления иммунной системы. Он может влиять на память, увеличивать риск несчастных случаев, диабета, вероятность рака и оказывает глубокое влияние на сердечно-сосудистую систему. 1 . Даже одноразовое недосыпание может вызвать сонливость, когнитивные нарушения и увеличить вероятность возникновения опасной ситуации.

Экономия дневного света увеличивает недосыпание, сонливость и риски для здоровья

Мужчина ведет машину со спящей женщиной. Вечернее ночное время С введением летнего времени (DST) весной и потерей одного часа сна риск сердечного приступа на следующий день увеличивается на 24%. Осенью, когда мы получаем час сна, на следующий день происходит уменьшение сердечных приступов на 21%. 3 . Тот же профиль проявляется в автомобильных и дорожно-транспортных происшествиях, при этом количество ДТП со смертельным исходом увеличивается на 6 процентов в неделю после перехода на летнее время 4 .Изменение времени усиливает недосыпание, что часто приводит к симптомам смены часовых поясов. Чувство сонливости особенно опасно для людей за рулем автомобиля и эквивалентно риску вождения в нетрезвом виде.

Сонливость и усталость

Термины усталость и сонливость часто используются как синонимы, однако именно «сонливость» считается более опасным состоянием. Сонливость — результат нарушения сна. Это отдельное состояние между сном и бодрствованием, когда у нас возникают когнитивные нарушения и мы не так внимательны, как обычно.

Мы все проходим через состояние сонливости по пути ко сну. Возможно, это не опасное состояние, если вы сидите и смотрите телевизор, но, безусловно, это высокий риск, если вы ведете машину. Время нашего мышления и реакции замедляется, и эти изменения неизбежно повышают риск в дороге.

Проще говоря, по мере того, как водитель сокращает сон, он становится сонливым и ухудшается его способность быстро принимать решения, оценивать опасность и обращать внимание на дорогу. Вождение в сонливом состоянии представляет значительный риск со смертельным исходом или серьезными автокатастрофами и составляет примерно 20% дорожно-транспортных происшествий 5 .

  • Сонливость усиливается бездействием. Отдых может заставить человека заснуть.

Усталость — совсем другое состояние, она определяется умственным и / или физическим истощением. Выполнение задачи в течение многих часов без отдыха может вызвать у вас усталость, но не обязательно сонливость, и утомляемость постепенно усиливается с увеличением продолжительности и интенсивности задачи. Например, мы устаем после долгого рабочего дня в саду или после длительных физических упражнений.

  • Физическая усталость снижается за счет бездействия, а обычный отдых снижает утомляемость человека и помогает восстановить силы.

Следовательно, с точки зрения безопасности сонливость может быть намного опаснее усталости. Чувство усталости можно сравнить с чувством усталости, истощения или упадка сил, но часто не приводит к сну.

Система управления утомляемостью (сонливостью) Технология

Optalert обнаруживает первые признаки сонливости и может использоваться для дополнения и улучшения существующих систем управления утомляемостью (сонливостью) или политик в области охраны труда и техники безопасности (OHS).Предотвратить несчастные случаи, связанные с сонливостью, можно с помощью раннего предупреждения.

Технология

Optalert уникальна тем, что обнаруживает сонливость с самых ранних стадий до появления у человека признаков когнитивных нарушений. Технология Optalert — это научно подтвержденная система раннего предупреждения о сонливости, которая объективно измеряет сонливость с помощью запатентованной шкалы сонливости Джонса (JDS TM ). Эта шкала может определить уровень бдительности человека и вероятность того, что он перейдет в опасное состояние сонливости.

Старые методы, такие как Perclos, обнаруживают длинное закрытие век, которое находится на стадии микросна. На этом этапе у человека слишком долго были закрыты веки, и ему часто бывает слишком поздно реагировать на опасную ситуацию. Технология движения век Optalert — это система следующего поколения, которая объективно измеряет сонливость по научной шкале JDS. Используемый алгоритм был разработан и запатентован Optalert и использует множество параметров для обнаружения самых ранних признаков сонливости.

Optalert работает с компаниями каждый день, чтобы помочь справиться с проблемами сонливости, которые особенно опасны при круглосуточной работе. Хотя для снижения рисков может быть реализовано множество стратегий, водители часто не осознают, насколько они на самом деле подвержены риску. Сонливость может поразить даже тогда, когда вы этого не ожидаете. Это относится и к работе, и в дороге, и в других ситуациях, когда ваша безопасность и безопасность окружающих находятся под угрозой. Чтобы узнать больше о технологии мониторинга сонливости Optalert, посетите: www.optalert.com

Артикул:

  1. https://www.healthline.com/health/sleep-deprivation/effects-on-body#1
  2. https://www.timeanddate.com/time/dst/daylight-saving-health.html
  3. https://www.heart.org/en/news/2018/10/26/can-daylight-saving-time-hurt-the-heart-prepare-now-for-spring
  4. https://www.healthline.com/health-news/daylight-saving-can-make-driving-less-safe
  5. https://academic.oup.com/sleep/article/41/2/zsx195/4770267

Что делать, если лекарства вызывают сонливость

Это может быть так же просто, как изменение дозы, отказ от алкоголя или прием препарата в другое время дня.


Изображение: iStock

Одним из наиболее частых побочных эффектов некоторых лекарств является сонливость. «Многие люди сообщают об усталости или утомлении как о побочном эффекте своих лекарств. Однако есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы свести к минимуму чувство дневной сонливости», — говорит Лаура Карр, фармацевт из Массачусетской больницы общего профиля, расположенной в Гарварде.

Типичные нарушители

Общие виновники, вызывающие сонливость, включают антидепрессанты; антигистаминные препараты, содержащиеся в снотворных или лекарствах от аллергии; противорвотные средства, которые используются для контроля тошноты и рвоты; нейролептики и противосудорожные препараты, которые можно использовать для лечения припадков или депрессии; препараты для лечения высокого кровяного давления, включая альфа-адреноблокаторы и бета-адреноблокаторы; бензодиазепины и другие седативные средства, которые обычно используются при тревоге или бессоннице; препараты от болезни Паркинсона; миорелаксанты; и опиоиды и другие обезболивающие, отпускаемые по рецепту.Многие лекарства, отпускаемые без рецепта, также могут вызывать сонливость, например, средства от бессонницы, аллергии, тошноты, рвоты или диареи.

Риск сонливости?

Чувство сонливости в течение дня может отрицательно сказаться на качестве вашей жизни, возможно, ухудшить вашу производительность на работе или помешать вам участвовать в дневных занятиях. Сонливость также может увеличить риск падения, что может привести к травмам и инвалидности, а также повлиять на вашу способность безопасно управлять автомобилем.

Если вы принимаете несколько лекарств, вызывающих сонливость, побочные эффекты могут накапливаться и усугубляться.

Что вы умеете

Если вы начинаете прием нового препарата, который может вызвать сонливость, доктор Карр рекомендует избегать действий, требующих бдительности, например, вождения автомобиля, до тех пор, пока вы не узнаете, как это лекарство влияет на вас.

В некоторых случаях ваша сонливость будет уменьшаться со временем, когда ваше тело приспосабливается. Если ваше лекарство вызывает чрезмерную сонливость или влияет на вашу способность управлять автомобилем или работать, позвоните своему врачу. «Устранение сонливости может быть просто вопросом корректировки дозы или смены лекарства, вызывающего сонливость», — говорит д-р.Карр.

Она также советует вам сохранять здоровый сон, чтобы хорошо выспаться ночью; ограничить безрецептурные препараты, побочным эффектом которых является сонливость; ограничьте потребление других веществ, которые могут вызвать усталость, например, алкоголя; и поговорите со своим фармацевтом, чтобы узнать, можно ли принимать лекарство на ночь, когда вы уже готовитесь ко сну.

В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента. Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей.На этом сайте нет контента, независимо от даты, никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

Ассоциация гигиены сна и сонливости с нежелательными явлениями вождения у резидентов скорой медицинской помощи

Вступление: Предыдущие исследования показывают, что врачи, проходящие обучение, подвержены риску сонливого вождения при выполнении своих клинических обязанностей, что может подвергнуть их опасности столкнуться с неблагоприятными событиями вождения.В этом исследовании изучается взаимосвязь между сонливостью, общей гигиеной сна, уровнем подготовки и нежелательными явлениями вождения после ночной смены у жителей скорой медицинской помощи (EM).

Методы: В течение 2018-2019 учебного года 50 резидентов EM из 1-4 курсов аспирантуры заполнили самостоятельные опросы относительно их сонливости до и после поездки домой после ночной смены, любых неблагоприятных событий вождения, которые произошли во время их поездки домой, и их общего состояния. гигиена сна.

Полученные результаты: Пятьдесят из возможных 57 жителей заполнили опрос, ответивший на 87,7%. Сонливость была значимо связана с нежелательными явлениями вождения (бета = 0,31; P <0,001). Жители с высоким уровнем сонливости сообщали о значительно большем количестве неблагоприятных событий при вождении. Жители сообщили о значительно более высоком уровне сонливости после завершения поездки домой (среднее значение = 7.04, стандартное отклонение [SD] = 1,41) по сравнению с уровнями сонливости перед поездкой домой (среднее значение = 5,58, SD = 1,81). Уровень обучения в ординатуре был значительно связан с нежелательными явлениями вождения (бета = -0,59, P <0,01). Старшие жители сообщили о значительно меньшем количестве нежелательных явлений при вождении по сравнению с младшими резидентами.

Заключение: Врачи скорой помощи, прошедшие обучение, рискуют попасть в дорожно-транспортные происшествия, связанные с сонливым вождением, после ночных рабочих смен.Стажеры всех уровней недооценивали свою истинную степень сонливости перед тем, как отправиться домой, в то время как младшие резиденты подвергались более высокому риску неблагоприятных событий вождения.

Антидепрессантов: советы по борьбе с побочными эффектами

Антидепрессанты: советы, как справиться с побочными эффектами

Большинство побочных эффектов антидепрессантов не опасны, но могут быть надоедливыми. Вот что надо делать.

Персонал клиники Мэйо

Введение

Антидепрессанты могут вызывать неприятные побочные эффекты.Вначале могут быть обычными признаки и симптомы, такие как тошнота, увеличение веса или проблемы со сном. Для многих людей они улучшаются в течение нескольких недель после начала приема антидепрессантов. Однако в некоторых случаях антидепрессанты вызывают непрекращающиеся побочные эффекты.

Поговорите со своим врачом или психиатром о любых побочных эффектах, которые у вас есть. Для некоторых антидепрессантов мониторинг уровня в крови может помочь определить диапазон эффективности и степень корректировки дозировки, чтобы уменьшить побочные эффекты.В редких случаях антидепрессанты могут вызывать серьезные побочные эффекты, которые необходимо немедленно лечить.

Если побочные эффекты кажутся невыносимыми, у вас может возникнуть соблазн прекратить прием антидепрессанта или самостоятельно снизить дозу. Не делай этого. Ваши симптомы могут вернуться, и внезапное прекращение приема антидепрессанта может вызвать симптомы, похожие на абстинентность. Поговорите со своим врачом, чтобы помочь определить лучшие варианты для ваших конкретных потребностей.

Тошнота

Тошнота обычно начинается рано после начала приема антидепрессантов.Он может исчезнуть после того, как ваше тело привыкнет к лекарствам.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Принимайте антидепрессант во время еды, если не указано иное.
  • Ешьте меньше и чаще.
  • Пососите леденцы без сахара.
  • Пейте много жидкости, например прохладной воды. Попробуйте использовать антацид или субсалицилат висмута (пепто-бисмол).
  • Поговорите со своим врачом об изменении дозировки или о форме медленного высвобождения лекарства.

Повышение аппетита, прибавка в весе

Вы можете набрать вес из-за задержки жидкости или отсутствия физической активности, или из-за того, что у вас улучшится аппетит, когда симптомы депрессии уменьшатся. Некоторые антидепрессанты вызывают увеличение веса с большей вероятностью, чем другие. Если вас беспокоит увеличение веса, спросите своего врача, является ли это вероятным побочным эффектом назначенного антидепрессанта, и обсудите способы решения этой проблемы.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Уменьшите потребление сладостей и сладких напитков.
  • Выбирайте низкокалорийные и питательные продукты, такие как овощи и фрукты, и избегайте насыщенных и трансжиров.
  • Ведите дневник питания — отслеживание того, что вы едите, поможет вам контролировать свой вес.
  • Обратитесь за советом к зарегистрированному диетологу.
  • Регулярно занимайтесь спортом или занимайтесь спортом большую часть дней недели.
  • Поговорите со своим врачом о смене лекарства, но узнайте все «за» и «против».

Утомляемость, сонливость

Усталость и сонливость — обычное явление, особенно в первые недели лечения антидепрессантами.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Немного вздремните днем.
  • Займитесь физической активностью, например ходьбой.
  • Избегайте вождения или работы с опасными механизмами, пока не пройдет усталость.
  • Принимайте антидепрессант перед сном, если это разрешено вашим врачом.
  • Поговорите со своим врачом, чтобы узнать, поможет ли корректировка дозы.

Бессонница

Некоторые антидепрессанты могут вызывать бессонницу, затрудняя засыпание или сон, поэтому вы можете устать в течение дня.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Примите антидепрессант утром, если это разрешит врач.
  • Избегайте еды и напитков с кофеином, особенно в конце дня.
  • Регулярно выполняйте физические упражнения или упражнения — но делайте это за несколько часов до сна, чтобы они не мешали вашему сну.
  • Если бессонница является постоянной проблемой, спросите своего врача о приеме седативных препаратов перед сном или спросите, может ли помочь прием низкой дозы седативного антидепрессанта, такого как тразодон или миртазапин (Ремерон) перед сном.

Сухость во рту

Сухость во рту — частый побочный эффект многих антидепрессантов.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Регулярно пейте воду или рассасывайте кусочки льда.
  • Жуйте жевательную резинку без сахара или рассосите леденцы без сахара.
  • Избегайте табака, алкоголя и напитков с кофеином, потому что они могут сделать ваш рот более сухим.
  • Дышите через нос, а не через рот.
  • Чистите зубы два раза в день, пользуйтесь зубной нитью ежедневно и регулярно посещайте стоматолога.Сухость во рту увеличивает риск образования кариеса.
  • Поговорите со своим врачом или стоматологом о лекарствах от сухости во рту, отпускаемых без рецепта или по рецепту.
  • Если сухость во рту по-прежнему вызывает сильное беспокойство, несмотря на все вышеперечисленные усилия, спросите своего врача о плюсах и минусах снижения дозировки антидепрессанта.

Запор

Запор часто ассоциируется с трициклическими антидепрессантами, поскольку они нарушают нормальное функционирование пищеварительного тракта и других систем органов.Другие антидепрессанты также иногда вызывают запор.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Пейте много воды.
  • Ешьте продукты с высоким содержанием клетчатки, такие как свежие фрукты и овощи, отруби и цельнозерновые продукты.
  • Регулярно выполняйте физические упражнения.
  • Принимайте пищевые добавки с клетчаткой (Citrucel, Metamucil, другие).
  • Обратитесь к врачу за советом относительно смягчителей стула, если другие меры не работают.

Головокружение

Головокружение чаще возникает при приеме трициклических антидепрессантов и ингибиторов моноаминоксидазы (ИМАО), чем при приеме других антидепрессантов.Эти лекарства могут вызвать низкое кровяное давление, что приводит к головокружению.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Медленно поднимитесь из положения сидя в положение стоя.
  • Используйте поручни, трости или другие прочные предметы для поддержки.
  • Избегайте вождения или работы с механизмами.
  • Избегайте кофеина, табака и алкоголя.
  • Пейте много жидкости.
  • Принимайте антидепрессант перед сном, если это разрешено вашим врачом.

Возбуждение, беспокойство, беспокойство

Возбуждение, беспокойство или беспокойство могут быть результатом стимулирующего действия некоторых антидепрессантов.Хотя наличие большего количества энергии может быть полезным, это может означать, что вы не можете расслабиться или сидеть спокойно, даже если захотите.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Регулярно выполняйте физические упражнения, например бег трусцой, езду на велосипеде или аэробику, или какой-либо вид физической активности, например ходьбу. Сначала поговорите со своим врачом о том, какие упражнения или физическая активность вам подойдут.
  • Практикуйте упражнения на глубокое дыхание, расслабление мышц или йогу.
  • Проконсультируйтесь с врачом по поводу временного приема расслабляющих или седативных препаратов или перехода на менее стимулирующий антидепрессант.

Будьте внимательны к скачкам или импульсивным мыслям вместе с высокой энергией. Если они развиваются, немедленно поговорите со своим врачом, потому что они могут быть признаками биполярного расстройства или другого серьезного расстройства.

Сексуальные побочные эффекты

Многие антидепрессанты вызывают побочные эффекты сексуального характера. Они могут включать снижение полового влечения и трудности с достижением оргазма. Некоторые антидепрессанты могут вызывать проблемы с достижением или сохранением эрекции (эректильная дисфункция). Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) с большей вероятностью вызывают побочные эффекты сексуального характера, чем другие антидепрессанты.

Рассмотрим следующие стратегии:

  • Подумайте о лекарстве, которое требует приема только раз в день, и запланируйте сексуальную активность перед приемом этой дозы.
  • Поговорите со своим врачом о переходе на антидепрессант, который может иметь меньше этих эффектов, например бупропион (Wellbutrin, SR, Wellbutrin XL, другие), или о корректировке вашего лекарства, чтобы уменьшить побочные эффекты сексуального характера.
  • Поговорите со своим партнером о побочных эффектах сексуального характера и о том, как они меняют ваши потребности.Может быть полезно изменить свой сексуальный распорядок. Например, вам может потребоваться более длительный период прелюдии перед половым актом.
  • Поговорите со своим врачом о вариантах лекарств, таких как силденафил (Виагра), которые могут временно ослабить сексуальные побочные эффекты или лечить эректильную дисфункцию и любые связанные с этим риски. Избегайте безрецептурных травяных добавок, которые обещают повышенное сексуальное желание и функцию — они не регулируются Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), и некоторые из них могут быть опасны для вашего здоровья.

Воздействие на сердце

В зависимости от здоровья вашего сердца и типа принимаемого вами антидепрессанта вам может потребоваться электрокардиограмма (ЭКГ) до или периодически во время лечения. ЭКГ используется для контроля так называемого интервала QT, чтобы убедиться, что он не удлиняется. Удлиненный интервал QT — это нарушение сердечного ритма, которое может увеличить риск серьезных нарушений сердечного ритма (аритмий).

Некоторые антидепрессанты не следует использовать, если у вас уже есть проблемы с сердцем или если вы принимаете MAOI .Поговорите со своим врачом о здоровье вашего сердца и любых сердечных или других лекарствах, которые вы принимаете.

Генетические вариации

Некоторые исследования показывают, что вариации генов могут играть роль в эффективности и риске побочных эффектов конкретных антидепрессантов. Таким образом, ваши гены могут, по крайней мере частично, определять, подойдет ли вам тот или иной антидепрессант и будут ли у вас определенные побочные эффекты.

В некоторых местах уже проводится ограниченное генетическое тестирование, чтобы помочь определить выбор антидепрессанта, но тестирование не является обычным делом и не всегда покрывается страховкой.

Проводятся дополнительные исследования, чтобы определить, какой антидепрессант может быть лучшим выбором на основе генетической структуры. Однако генетическое тестирование является частью, а не заменой тщательного психиатрического обследования и клинических решений.

Получите самые свежие советы по здоровью от клиники Мэйо. в ваш почтовый ящик.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе новостей достижения, советы по здоровью и актуальные темы здоровья, например, COVID-19, плюс советы экспертов по поддержанию здоровья.

Узнайте больше о нашем использовании данных

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какие Информация выгодно, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другими информация, которая у нас есть о вас. Если вы пациент клиники Мэйо, это может включать в себя защищенную медицинскую информацию (PHI). Если мы объединим эту информацию с вашей PHI, мы будем рассматривать всю эту информацию как PHI, и будет использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о конфиденциальности. практики.Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте. в любое время, нажав ссылку «Отказаться от подписки» в электронном письме.

Подписывайся!

Спасибо за подписку

Наша электронная рассылка Housecall будет держать вас в курсе на последней информации о здоровье.

Сожалеем! Наша система не работает. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Что-то пошло не так на нашей стороне, попробуйте еще раз.

Пожалуйста, попробуйте еще раз

12 сентября 2019 г. Показать ссылки
  1. Simon G, et al. Униполярная большая депрессия у взрослых: выбор начального лечения. https://www.uptodate.com/contents/search. Проверено 23 августа 2019 г.
  2. Tarleton EK, et al. Учебник для диетологов: Управление побочными эффектами антидепрессантов. Клиническое питание ESPEN. 2016; DOI: 10.1016 / j.clnesp.2016.05.004
  3. Лекарства для психического здоровья.Национальный институт психического здоровья. http://www.nimh.nih.gov/health/publications/mental-health-medications/index.shtml. Проверено 23 августа 2019 г.
  4. Morgan AJ, et al. Стратегии самопомощи при подпороговой тревоге: исследование консенсуса Delphi для поиска сообщений, подходящих для популяризации. Журнал аффективных расстройств. 2018; DOI: 10.1016 / j.jad.2016.07.024.
  5. Nassan M, et al. Фармакокинетические фармакогенетические рекомендации по назначению антидепрессантов: шаблон для точной психиатрической медицины.Труды клиники Мэйо. 2016; DOI: 10.1016 / j.mayocp.2016.02.023.
  6. LeBlanc A, et al. Совместное принятие решений по антидепрессантам в первичной медико-санитарной помощи: кластерное рандомизированное исследование. JAMA Internal Medicine. 2015; DOI: 10.1001 / jamainternmed.2015.5214.
  7. Hirsch M, et al. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина: фармакология, способ применения и побочные эффекты. https://www.uptodate.com/contents/search. Проверено 23 августа 2019 г.
  8. Celexa (информация о назначении). Allergan USA, Inc.; 2017. https://www.accessdata.fda.gov/drugsatfda_docs/label/2017/020822s047lbl.pdf#page=33. По состоянию на 27 августа 2019 г.
  9. Сухость во рту. Национальный институт стоматологических и черепно-лицевых исследований. https://www.nidcr.nih.gov/health-info/dry-mouth. По состоянию на 26 августа 2019 г.
  10. Kahl KG, et al. Влияние психофармакологического лечения антидепрессантами на сосудистую систему. Сосудистая фармакология. 2017; DOI: 10.1016 / j.vph.2017.07.004.
  11. Wang S-M и др. Устранение побочных эффектов современных антидепрессантов: всесторонний обзор.Медицинский журнал Чоннам. 2018; DOI: 10,4068 / cmj.2018.54.2.101.
  12. Постуральная гипотензия: что это такое и как с ней бороться. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/steadi/patient.html. По состоянию на 26 августа 2019 г.
  13. Запор. Руководство Merck Professional Version. https://www.merckmanuals.com/professional/gastrointestinal-disorders/symptoms-of-gi-disorders/constipation. По состоянию на 26 августа 2019 г.
  14. Испорченные средства для повышения сексуальной активности. U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. https://www.fda.gov/drugs/medication-health-fraud/tainted-sexual-enhancement-products. По состоянию на 27 августа 2019 г.
  15. Подходите к пациенту с нарушением сна или бодрствования. Руководство Merck Professional Version. https://www.merckmanuals.com/professional/neurologic-disorders/sleep-and-wakefulness-disorders/approach-to-the-patient-with-a-sleep-or-wakefulness-disorder. По состоянию на 26 августа 2019 г.
  16. AskMayoExpert. Хроническая усталость. Клиника Майо; 2018.
  17. Francois D, et al. Вызванные антидепрессантами побочные эффекты сексуального характера: частота, оценка, клинические последствия и лечение. Психиатрические анналы. 2017; DOI: 10.3928 / 00485713-20170201-01.
  18. Похудение: начало работы. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/healthyweight/losing_weight/getting_started.html. По состоянию на 26 августа 2019 г.
  19. Сообщение FDA о безопасности лекарств: Пересмотренные рекомендации для Celexa (циталопрам гидробромид), связанные с потенциальным риском нарушения сердечного ритма при приеме высоких доз.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. https://www.fda.gov/drugs/drug-safety-and-availability/fda-drug-safety-communication-revised-recommendations-celexa-citalopram-hydrobromide-related#professionals. По состоянию на 27 августа 2019 г.
  20. Пищевые добавки: что вам нужно знать. Управление диетических добавок NIH. https://ods.od.nih.gov/HealthInformation/DS_WhatYouNeedToKnow.aspx. По состоянию на 27 августа 2019 г.
  21. Hall-Flavin DK (заключение эксперта). Клиника Майо. 28 августа 2019 г.
Узнать больше Подробно

Продукты и услуги

  1. Информационный бюллетень: Письмо о здоровье клиники Мэйо — цифровое издание
  2. Книга: Книга здоровья семьи клиники Мэйо, 5-е издание

.

Сонливость и меры безопасности во время вождения после продолжительной смены у врачей-стажеров | СОН

» data-legacy-id=»s6″> Введение

В Соединенных Штатах врачам-терапевтам и хирургам-стажерам после их первого года резидентуры разрешается работать до 28 часов непрерывно, и их обычно составляют рабочие смены с увеличенной продолжительностью (EDWS) продолжительностью 24 часа или более два раза в неделю [1 ]. С 2011 г. такие марафонские смены не разрешены для студентов-первокурсников («интернов»), но Совет по аккредитации последипломного медицинского образования (ACGME) предлагает вновь ввести их в 2017 г. [2].

Хотя эти EDWS представляют значительный риск для безопасности пациентов из-за повышенного внимания [3], риска ошибок при выполнении клинических задач [4] и более высоких показателей серьезных медицинских ошибок [5, 6], они также негативно влияют на здоровье. безопасность самих врачей-стажеров [7]. Хотя медицинский риск может включать повышенную частоту депрессии [8] или травм от укола иглой [9], наиболее документированным риском для практикующих врачей является риск автомобильной аварии [10–13].

Хорошо задокументировано, что эти EDWS негативно влияют на безопасность врачей-стажеров, повышая риск дорожно-транспортных происшествий по дороге домой [10–13].Например, врачи-стажеры, работающие по расписанию по вызову, демонстрируют дефицит моделируемой задачи вождения, сравнимый с производительностью при 0,04% 0,05% концентрации алкоголя в крови [14] из-за сочетания чрезмерного времени бодрствования, ночной работы и хронического дефицита сна. . Примечательно, что вероятность того, что врач-стажер окажется вовлеченным в автомобильную аварию или близкую к аварии после EDWS, увеличивается на 2,3 и 5,9, соответственно, по сравнению с непродолжительной сменой [10]. Эти дорожно-транспортные происшествия (близкие) не могут быть напрямую связаны с засыпанием (хотя предыдущие исследования показывают, что 49% стажеров-врачей признались, что засыпали во время вождения [11], по сравнению с 11% 31% водителей немедицинского профиля [см. исх.15]). Вместо этого, на основании лабораторных данных, другие причинные факторы для сонных аварий могут включать повышенную отвлекаемость [16, 17], снижение бдительности [18] и неправильное принятие решений [19]. Несмотря на то, что среди врачей-стажеров широко распространено вождение в сонливом состоянии, мало что известно о влиянии EDWS на безопасность во время вождения.

Снижение риска ДТП для врачей-резидентов (и всех участников дорожного движения) требует многогранного подхода. Во-первых, понимание причинных факторов дорожно-транспортных происшествий, вызывающих сонливость, имеет важное значение для разработки стратегий вмешательства, направленных на снижение риска аварий.Во-вторых, что, возможно, наиболее важно, водители должны иметь возможность определять, когда они достигли уровня сонливости, связанного с повышенным риском неблагоприятных последствий вождения. Хотя в настоящее время широко признано, что водители обычно осознают, что достигли уровня сонливости, опасного для вождения [20–24], они часто продолжают управлять автомобилем [25]. В идеале водители должны активно оценивать безопасность вождения перед тем, как отправиться в путь. Насколько нам известно, ни одно исследование не изучало самооценку сонливости в начале влечения и полезность этого подхода для прогнозирования риска неблагоприятных событий при последующем влечении.

Таким образом, цель нашего исследования заключалась в том, чтобы, во-первых, охарактеризовать неблагоприятные последствия вождения и изучить распространенность объективной сонливости и самооценки у врачей-стажеров, которые едут в больницу и обратно, а во-вторых, изучить степень, в которой предварительная самооценка сонливости точно предсказывает неблагоприятные последствия вождения.

» data-legacy-id=»s7″> Методы

N 16 — Мужчины n (%) 6 (37,5%) 80- 6 (37,5%) 80- Среднее значение ± SD 29,2 ± 2,0 24,6–33,4 года Год проживания n (%) Первый 3%) Второй 4 (25%) Третий 1 (6,3%) Четвертый ) Клинические дисциплины n (%) Внутренняя медицина 12 (75%) 9046 .5%. 2 ) Среднее ± SD 24,2 ± 3,0 18,3–30,8 Индекс массы тела> 30 n (%) 1 (6,25%) — Диагностированное заболевание / расстройство n (%) a 6 (37.5%) — Оценка сонливости по Эпворту Среднее ± SD 10,8 ± 4,8 3–18 Потребность в сне Среднее ± SD 1,0487 6–10 ч События засыпания в прошлом месяце, когда Телефон Среднее ± SD (%) b 1,4 ± 1,8 (62,5%) 0–6 Соответствие Среднее ± СО (%) b 0.07 ± 0,25 (12,5%) 0–1 Трафик Среднее ± SD (%) b 0,33 ± 0,49 (37,5%) 0–1 Вождение Среднее значение ± стандартное отклонение (%) b 0,87 ± 1,77 (31,25%) 0–5 Стаж вождения (лет) Среднее значение ± стандартное отклонение 11,6 ± 2,3 6-14 y миль в неделю Среднее ± SD 105.8 ± 56,0 50–250 миль Время в пути Среднее ± SD 26,7 ± 10,3 15,8–56,8 мин Продолжительность обучения в ординатуре (мес.) 4 Среднее время 18,6 ± 19,5 5–80 мес. Продолжительность увеличенной рабочей смены Среднее ± SD ( dh ) 28,3 ± 1,85 Дневная смена SD ( г.ч ) 9,62 ± 2,6 Продолжительность сна / 24-часовой период Предварительное исследование (с дневным сном c ) Среднее значение ± SD ( д.ч. ) 9,11 ± 0,8 Предварительное исследование (без дневного сна) Среднее значение ± SD ( dh ) 7,9 ± 0,86 Сдвиг перед днем ​​(с дневным сном) SD SD .h ) 8,43 ± 2,17 Преддневная смена (без дневного сна) Среднее ± SD ( dh ) 6,67 ± 0,79 90-46 ) Среднее значение ± SD ( dh ) 6,97 ± 1,33 Предварительно увеличенный сдвиг (без дремоты) Среднее значение ± SD ( dh ) 7.45 ± 1,42 Во время продолжительной смены (с дремотой) Среднее ± SD ( dh ) 1,88 ± 1,99 Во время продолжительной смены (без дремоты) SD ( dh ) 2,32 ± 1,96 9046 .5%. 2 ) 1,0487 6–10 ч SD SD .h ) 90-46 ) SD ( dh )
Переменная . . . . Диапазон .
N 16
Мужчины n (%) 6 (37,5%) 80- 6 (37,5%) 80- Среднее значение ± SD 29,2 ± 2,0 24,6–33,4 года
Год проживания n (%)
Первый 3%)
Второй 4 (25%)
Третий 1 (6,3%)
Четвертый )
Клинические дисциплины n (%)
Внутренняя медицина 12 (75%)
Среднее ± SD 24,2 ± 3,0 18,3–30,8
Индекс массы тела> 30 n (%) 1 (6,25%)
Диагностированное заболевание / расстройство n (%) a 6 (37.5%)
Оценка сонливости по Эпворту Среднее ± SD 10,8 ± 4,8 3–18
Потребность в сне Среднее ± SD
События засыпания в прошлом месяце, когда Телефон Среднее ± SD (%) b 1,4 ± 1,8 (62,5%) 0–6
Соответствие Среднее ± СО (%) b 0.07 ± 0,25 (12,5%) 0–1
Трафик Среднее ± SD (%) b 0,33 ± 0,49 (37,5%) 0–1
Вождение Среднее значение ± стандартное отклонение (%) b 0,87 ± 1,77 (31,25%) 0–5
Стаж вождения (лет) Среднее значение ± стандартное отклонение 11,6 ± 2,3 6-14 y
миль в неделю Среднее ± SD 105.8 ± 56,0 50–250 миль
Время в пути Среднее ± SD 26,7 ± 10,3 15,8–56,8 мин
Продолжительность обучения в ординатуре (мес.) 4 Среднее время 18,6 ± 19,5 5–80 мес.
Продолжительность увеличенной рабочей смены Среднее ± SD ( dh ) 28,3 ± 1,85
Дневная смена SD ( г.ч ) 9,62 ± 2,6
Продолжительность сна / 24-часовой период
Предварительное исследование (с дневным сном c ) Среднее значение ± SD ( д.ч. ) 9,11 ± 0,8
Предварительное исследование (без дневного сна) Среднее значение ± SD ( dh ) 7,9 ± 0,86
Сдвиг перед днем ​​(с дневным сном) 8,43 ± 2,17
Преддневная смена (без дневного сна) Среднее ± SD ( dh ) 6,67 ± 0,79
Среднее значение ± SD ( dh ) 6,97 ± 1,33
Предварительно увеличенный сдвиг (без дремоты) Среднее значение ± SD ( dh ) 7.45 ± 1,42
Во время продолжительной смены (с дремотой) Среднее ± SD ( dh ) 1,88 ± 1,99
Во время продолжительной смены (без дремоты) 2,32 ± 1,96
Таблица 1.

Демографические данные и параметры работы / сна у врачей-стажеров

9046 .5%. 2 ) 1,0487 6–10 ч SD SD .h ) 90-46 ) SD ( dh )
Переменная . . . . Диапазон .
N 16
Мужчины n (%) 6 (37,5%) 80- 6 (37,5%) 80- Среднее значение ± SD 29,2 ± 2,0 24,6–33,4 года
Год проживания n (%)
Первый 3%)
Второй 4 (25%)
Третий 1 (6,3%)
Четвертый )
Клинические дисциплины n (%)
Внутренняя медицина 12 (75%)
Среднее ± SD 24,2 ± 3,0 18,3–30,8
Индекс массы тела> 30 n (%) 1 (6,25%)
Диагностированное заболевание / расстройство n (%) a 6 (37.5%)
Оценка сонливости по Эпворту Среднее ± SD 10,8 ± 4,8 3–18
Потребность в сне Среднее ± SD
События засыпания в прошлом месяце, когда Телефон Среднее ± SD (%) b 1,4 ± 1,8 (62,5%) 0–6
Соответствие Среднее ± СО (%) b 0.07 ± 0,25 (12,5%) 0–1
Трафик Среднее ± SD (%) b 0,33 ± 0,49 (37,5%) 0–1
Вождение Среднее значение ± стандартное отклонение (%) b 0,87 ± 1,77 (31,25%) 0–5
Стаж вождения (лет) Среднее значение ± стандартное отклонение 11,6 ± 2,3 6-14 y
миль в неделю Среднее ± SD 105.8 ± 56,0 50–250 миль
Время в пути Среднее ± SD 26,7 ± 10,3 15,8–56,8 мин
Продолжительность обучения в ординатуре (мес.) 4 Среднее время 18,6 ± 19,5 5–80 мес.
Продолжительность увеличенной рабочей смены Среднее ± SD ( dh ) 28,3 ± 1,85
Дневная смена SD ( г.ч ) 9,62 ± 2,6
Продолжительность сна / 24-часовой период
Предварительное исследование (с дневным сном c ) Среднее значение ± SD ( д.ч. ) 9,11 ± 0,8
Предварительное исследование (без дневного сна) Среднее значение ± SD ( dh ) 7,9 ± 0,86
Сдвиг перед днем ​​(с дневным сном) 8,43 ± 2,17
Преддневная смена (без дневного сна) Среднее ± SD ( dh ) 6,67 ± 0,79
Среднее значение ± SD ( dh ) 6,97 ± 1,33
Предварительно увеличенный сдвиг (без дремоты) Среднее значение ± SD ( dh ) 7.45 ± 1,42
Во время продолжительной смены (с дремотой) Среднее ± SD ( dh ) 1,88 ± 1,99
Во время продолжительной смены (без дремоты) 2,32 ± 1,96
9046 .5%. 2 ) 1,0487 6–10 ч SD SD .h ) 90-46 ) SD ( dh )
Переменная . . . . Диапазон .
N 16
Мужчины n (%) 6 (37,5%) 80- 6 (37,5%) 80- Среднее значение ± SD 29,2 ± 2,0 24,6–33,4 года
Год проживания n (%)
Первый 3%)
Второй 4 (25%)
Третий 1 (6,3%)
Четвертый )
Клинические дисциплины n (%)
Внутренняя медицина 12 (75%)
Среднее ± SD 24,2 ± 3,0 18,3–30,8
Индекс массы тела> 30 n (%) 1 (6,25%)
Диагностированное заболевание / расстройство n (%) a 6 (37.5%)
Оценка сонливости по Эпворту Среднее ± SD 10,8 ± 4,8 3–18
Потребность в сне Среднее ± SD
События засыпания в прошлом месяце, когда Телефон Среднее ± SD (%) b 1,4 ± 1,8 (62,5%) 0–6
Соответствие Среднее ± СО (%) b 0.07 ± 0,25 (12,5%) 0–1
Трафик Среднее ± SD (%) b 0,33 ± 0,49 (37,5%) 0–1
Вождение Среднее значение ± стандартное отклонение (%) b 0,87 ± 1,77 (31,25%) 0–5
Стаж вождения (лет) Среднее значение ± стандартное отклонение 11,6 ± 2,3 6-14 y
миль в неделю Среднее ± SD 105.8 ± 56,0 50–250 миль
Время в пути Среднее ± SD 26,7 ± 10,3 15,8–56,8 мин
Продолжительность обучения в ординатуре (мес.) 4 Среднее время 18,6 ± 19,5 5–80 мес.
Продолжительность увеличенной рабочей смены Среднее ± SD ( dh ) 28,3 ± 1,85
Дневная смена SD ( г.ч ) 9,62 ± 2,6
Продолжительность сна / 24-часовой период
Предварительное исследование (с дневным сном c ) Среднее значение ± SD ( д.ч. ) 9,11 ± 0,8
Предварительное исследование (без дневного сна) Среднее значение ± SD ( dh ) 7,9 ± 0,86
Сдвиг перед днем ​​(с дневным сном) 8,43 ± 2,17
Преддневная смена (без дневного сна) Среднее ± SD ( dh ) 6,67 ± 0,79
Среднее значение ± SD ( dh ) 6,97 ± 1,33
Предварительно увеличенный сдвиг (без дремоты) Среднее значение ± SD ( dh ) 7.45 ± 1,42
Во время расширенной смены (с дремотой) Среднее ± SD ( dh ) 1,88 ± 1,99
Во время продолжительной смены (без дремоты) 2,32 ± 1,96

Рисунок 1.

Схема участия врачей. Из тех, кто прошел проверку на соответствие нашим требованиям к смене и вождению, 75% не соответствовали критериям участия в исследовании в основном из-за того, что они не водили машину и / или не жили слишком близко к больнице (55%).Из прошедших скрининг 25% согласились принять участие, в результате 23% завершили исследование.

Рисунок 1.

Схема участия врачей. Из тех, кто прошел проверку на соответствие нашим требованиям к смене и вождению, 75% не соответствовали критериям участия в исследовании в основном из-за того, что они не водили машину и / или не жили слишком близко к больнице (55%). Из прошедших скрининг 25% согласились принять участие, в результате 23% завершили исследование.

Дизайн

Мы наблюдали за стажерами по дороге на работу и с работы в течение шести последовательных EDWS и всех промежуточных не-EDWS.Используя план с повторными измерениями, мы сравнили сонливость, объективную сонливость и самооценку результатов вождения при вождении и от EDWS и без EDWS.

График смен

В Соединенных Штатах врач-стажер (после второго года резидентуры) может быть назначен для работы в EDWS в течение 24–28 последовательных часов (24 + 4) в течение 80–88-часовой рабочей недели, в среднем за 4 недели [26 ]. В наше исследование были включены врачи-стажеры, работающие в EDWS каждую третью (Q3), четвертую (Q4) или пятую (Q5) смену.В перерывах между людьми было запланировано работать в «бессменную» смену (с ~ 06:00 до ~ 03: 00–05: 00) или иметь выходной. Исследование закончилось после шести EDWS, которые длились от 3 до 5 недель.

Методы

Во время базовой оценки мы получили информацию о демографических характеристиках участников, графике смен, опыте вождения и уровнях дневной сонливости с использованием шкалы сонливости Эпворта [27]. За 1 неделю до исследования участники работали в режиме безвызывной ротации без ночных дежурств или EDWS ( n = 11) или находились в запланированной неделе отпуска ( n = 5).Это обеспечивало адекватную возможность отдыха перед участием в исследовании. Во время этой предварительной фазы исследования часы работы и отдыха, а также результаты сна отслеживались с помощью актиграфии (Motionlogger, Ambulatory Monitoring, Inc., Ардсли, Нью-Йорк) и ежедневных журналов сна и работы.

В ходе основного исследования мы получили данные, касающиеся сна, рабочего времени и результатов вождения в течение шести последовательных EDWS и всех промежуточных дневных смен (согласно нашим предыдущим исследованиям [3, 5, 28]), используя подтвержденный дневной сон [3 ], а также рабочие журналы и журналы поездок, заполняемые после каждой поездки в больницу и обратно (дополнительный материал 1).Дневники сна содержали 14 вопросов о времени сна, продолжительности, нарушениях, употреблении алкоголя или лекарств. Участники также указали даты начала и окончания и время любой смены, отработанной за последние 24 часа. Журнал вождения содержал 18 пунктов, включая информацию о типе и продолжительности поездки, частоте и информацию о близких к авариях или фактических авариях, неблагоприятных событиях вождения, мерах противодействия сонливости и другую информацию, относящуюся к вождению (например, плотность движения, погода и потребление кофеина / алкоголя).Участники выбрали столько событий вождения и / или контрмер, сколько применимо. Дневник доступен в дополнительных материалах. Из журнала вождения, события вождения, о которых сообщают сами люди, были классифицированы в соответствии с критериями, адаптированными из работы Reason [21, 29]: (1) связанные со сном (т.е. «засыпание на светофоре»), (2) невнимательность. (т. е. «отвлечение»), (iii) опасное (т. е. «резкое сворачивание») и (iv) нарушение (т. е. «проезд через стоп-сигнал»).

Объективные измерения сонливости (оценка сонливости по Джонсу; JDS) регистрировали во время вождения с помощью окулографии с инфракрасным отражением (система измерения сонливости Optalert ™, Sleep Diagnostics Pty Ltd., Мельбурн, Австралия [30, 31]). Этот подход собирает информацию о непроизвольных морганиях глаз, например о соотношении амплитуды и скорости, длительном закрытии глаз и продолжительности моргания. Затем окулярные параметры объединяются с помощью запатентованного алгоритма для получения JDS, который по сравнению с другими окулярными параметрами, из которых получается составной JDS, является более чувствительным маркером сонливости [32] и ранее был связан с характеристиками вождения в реальных условиях. на дороге [21]. Участники заполняли электронную Каролинскую шкалу сонливости с отметками времени (KSS) [33] в начале и в конце каждой поездки.

Анализ данных

Мы классифицировали все данные либо на «дневную смену» — для смен, начинающихся в 06: 00–07: 00 и продолжительностью <16 часов, - либо на «EDWS» - для смен продолжительностью ≥ 24 часов (далее именуемой EDWS). . Поездка до больницы называется «поездкой до смены», а поездка домой - «поездкой после смены».

Мы усреднили данные в пределах одного человека для каждого привода до и после смены для дневных смен и расширенных смен отдельно и сравнили с использованием двухстороннего дисперсионного анализа с повторными измерениями (смена * коммутируют).Чтобы изучить вероятность сообщения о каждой из четырех категорий событий вождения ((1) связанные со сном, (2) невнимательность, (3) опасные события и (4) нарушения) во время поездок до переключения передач по сравнению с поездками после переключения передач, мы использовали критерий ци. квадратный тест относительного риска с использованием сравнения внутри субъекта для дневной смены и EDWS отдельно. Мы получили оценки KSS с устройств PDA (Personal Digital Assistants), которые регистрировались в начале и в конце каждой поездки. Если на КПК отсутствовали данные KSS, они заменялись оценками, записанными в журнале вождения в начале и в конце каждой поездки.Всего 56 (13%) баллов KSS были получены из журналов вождения. Взяв все данные, журнал вождения и полученные с помощью КПК оценки KSS были очень похожи (KSS начало движения, r = 0,84, p <0,001; конец движения KSS, r = 0,86, p <. 001). Чтобы изучить влияние смены, мы усреднили KSS внутри субъекта, а затем внутри смены (дневные смены и расширенные рабочие смены) для пред- и постсменных приводов и сравнили, используя двухсторонний (2 × 2) дисперсионный анализ (смена * коммутируют).

Для объективной сонливости мы сначала удалили все поездки без 10 последовательных точек данных (минут) из анализа из-за снижения надежности вывода.Затем мы визуально проверили все данные на предмет артефактов. Каждый EDWS был объединен с предыдущей или последующей дневной сменой в пределах каждого индивидуума для сравнения и удален любой участник без подходящего дня и EDWS ( n = 8 оставшихся). Затем мы использовали двухсторонний (2 * 2) дисперсионный анализ (сдвиг * коммутируют), чтобы изучить влияние сдвига на результаты сонливости, вызванной глазом.

Чтобы проверить результаты самооценки, мы исследовали связь между самооценкой сонливости и объективными маркерами сонливости с использованием корреляций Пирсона.Чтобы оценить прогностическую способность KSS перед вождением, мы выполнили бинарную логистическую регрессию, где KSS был прогностической переменной (непрерывной), а самооценка неблагоприятного вождения — переменной результата. Этот анализ проводился отдельно для каждой категории событий. Качество подгонки определялось с помощью комплексных тестов коэффициентов модели. Кроме того, чтобы оценить прогностическую способность KSS для последующих неблагоприятных событий, мы построили кривые характеристики приемник-оператор (ROC) и провели анализ площади под кривой (AUC).Вероятность до теста была оценена эмпирически на основании данных, которые составили p = 0,41 для всех событий, p = 0,23 для событий, связанных со сном, и p = 0,17 для событий невнимательности. Все коэффициенты затрат были установлены на уровне 1,0. Эти значения использовались для определения оптимальных точек отсечки.

Результаты

Получено данных

Четырнадцать врачей-стажеров завершили полное исследование (шесть EDWS), а два врача завершили только четыре EDWS (исследование закончилось досрочно из-за отпуска по болезни [ n = 1] и плохих погодных условий [ n = 1]).Мы получили данные из 438 поездок: 218 (49,8%) по дороге в больницу и 220 (50,2%) по дороге домой после рабочей смены, 241 (55,0%) в дневные смены и 197 (45,0%) для EDWS. Из 438 приводов, отслеживаемых с помощью журналов вождения, 289 также отслеживались с помощью объективной системы обнаружения сонливости (67%). Хотя индивидуальные причины потери окулографических данных участниками не были указаны, они включали отказ технологии записи, потерю заряда батареи или отсутствие записи диска участниками.После визуальной проверки качества данных только 182/289 (63%) были признаны достаточно качественными для анализа. Хотя большинство приводов были отклонены из-за множественных артефактов сигнала, отдельные причины отклонения включали двухфазный сигнал ( n = 54), ограничение сигнала ( n = 14), нечеткие мигания ( n = 95). ), шум в сигнале ( n = 42), инвертированный сигнал ( n = 10) и слабый сигнал ( n = 93).Затем мы пропустили еще 20 дисков из-за несоответствия критериям мониторинга, по крайней мере, 10 минут подряд (6,9%). Окончательное количество влечений, содержащих объективные данные о сонливости, составило 162 (56%) и было равномерно распределено в течение дня и EDWS (87 / 46,3% против 75 / 53,7% соответственно; z = 0,858, p = 0,39) и приводы до и после переключения (73 / 45,1% против 89 / 54,9% соответственно; z = 1,109, p = 0,27).

Расписание сна и работы

Данные о спящем режиме и расписании работы можно увидеть в таблице 1.Для EDWS доля людей со средним баллом KSS 6 или более (некоторые признаки сонливости) по дороге домой составила 75% по сравнению с 12% по пути на работу. Доля людей со средним баллом 7+ (умеренно-сильная сонливость) составила 44% по дороге домой по сравнению с 12% по дороге на работу. По самооценке сонливость повысилась на 46% по дороге домой после EDWS ( p <0,0001), по сравнению с только 1,26% после дневной смены. Аналогичным образом, объективные показатели сонливости также были повышены по дороге домой, но только после EDWS ( p =.012). Здесь JDS увеличился на 48%, когда ехал домой после EDWS, по сравнению с 25% -ным снижением после дневной смены. Самостоятельные оценки сонливости Predrive и последующие уровни объективной сонливости сильно коррелировали ( r = 0,81, p = 0,003) (рис. 2).

Рисунок 2.

Сонливость и объективная сонливость, о которых сообщают сами пациенты, во время движения в больницу и обратно в дневное время в сравнении с EDWS: оценки сонливости по самооценке [(A) Дневная смена: 3.От 98 ± 0,42 до 4,03 ± 0,40; EDWS: от 4,08 ± 0,41 до 5,97 ± 0,40] и объективные окулярные измерения сонливости [(B) от 1,05 ± 0,23 до 0,79 ± 0,15; EDWS: от 0,97 ± 0,12 до 1,43 ± 0,31] были повышены при езде домой после EDWS. Сонливость, о которой сообщали пациенты перед вождением, была положительной, что ассоциировалось с последующими объективными измерениями сонливости (C).

Рис. 2.

Сонливость и объективная сонливость, о которых сообщают сами пациенты во время движения в больницу и обратно в дневное время, в сравнении с EDWS: оценки сонливости по самооценке [(A) Дневная смена: 3.От 98 ± 0,42 до 4,03 ± 0,40; EDWS: от 4,08 ± 0,41 до 5,97 ± 0,40] и объективные окулярные измерения сонливости [(B) от 1,05 ± 0,23 до 0,79 ± 0,15; EDWS: от 0,97 ± 0,12 до 1,43 ± 0,31] были повышены при езде домой после EDWS. Сонливость, о которой сообщали пациенты перед вождением, была положительной, что ассоциировалось с последующими объективными измерениями сонливости (C).

Среднее количество нежелательных явлений, о которых сообщают сами люди, по дороге домой из EDWS увеличилось в три раза по сравнению с поездкой на работу (1.1 ± 0,78 против 0,37 ± 0,49 событий на поездку, p <0,005 соответственно), что намного больше, чем увеличение, связанное с вождением до и после дневной смены (0,35 ± 0,53 против 0,59 ± 0,63 событий на поездку, соответственно; рисунок 3). По сравнению с поездкой на работу, вероятность (отношение шансов [OR], 95% доверительный интервал [CI]) сообщения о нежелательном явлении во время вождения с помощью EDWS составила 3,90 (1,73–8,80, p = 0,001) для сна. связанные события, 3,58 (1,72–7,47, p <0,0001) для событий невнимательности, 3.32 (1,16–9,53, p = 0,02) для опасных событий и 5,39 (1,15–25,29, p = 0,018) для событий нарушения. Для сравнения, после дневной смены не было повышенных шансов самостоятельно сообщить о нежелательном явлении ( p > 0,1) (Таблица 2).

Таблица 2.

Отношение шансов пост-переключения привода, содержащего конкретное событие вождения, по сравнению с предшифтом привода: дневные смены и EDWS

68832 9034 534 534 534%
. . Дневная смена . Увеличенная рабочая смена .
Прешифт а . Постшифт b . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п . Прешифт c . Постшифт d . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п .
Связанные со сном Отдых для глаз 31 (25,8%) 31 (25,6%) 0,00 0,99 0,56–1,76 ,97 9 (9,2%) 28 (28,3%) 11,78 3,9 1,73–8.8 .001
Стоп-сигнал в спящем режиме
Невнимательность Фиксация 11 (9,2%) 16 (13,2%) 1,00 1,51 0,6 12 (12,2%) 34 (33,3%) 12,43 3,58 1,72–7,47 <0,0001
Недостаточная осведомленность
Отвлеченный Опасно Резко заторможено 9 (7.5%) 13 (10,7%) 0,76 1,49 0,61–3,62 0,38 5 (5,1%) 15 (15,2%) 5,45 3,32 .02
Ударная полоса
Сильный поворот
Вблизи промах
Нарушение Крики 1 925 (0,8%) 5.13 0,59–44,58 .10 2 (2,0%) 10 (10,1%) 5,59e 5,39 1,15–25,29 0,018
Прохождение через стоп-сигнал
. . Дневная смена . Увеличенная рабочая смена .
Прешифт а . Постшифт b . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п . Прешифт c . Постшифт d . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п .
Связанные со сном Отдых для глаз 31 (25,8%) 31 (25,6%) 0,00 0,99 0,56–1,76 ,97 9 (9,2%) 28 (28,3%) 11,78 3,9 1,73–8,8 0,001
Стоп-сигнал в спящем режиме
Невнимательность Фиксация 11 (9,2688%)2%) 1,00 1,51 0,67–3,41 .32 12 (12,2%) 34 (33,3%) 12,43 3,58 1,72–7,47
Недостаточная осведомленность
Отвлеченность
Пропуск поворота
Опасно Резкое торможение 9 (7,5%) 13 (10,7%) 0,7661–3,62 ,38 5 (5,1%) 15 (15,2%) 5,45 3,32 1,16–9,53 .02
Громкоговоритель
Нарушение
Нарушение Крики 1 (0,8%) 5 (4,1%) 2.7e 5,13 0,59–44,58 ,10 2 (2,0%) 10 (10.1%) 5,59e 5,39 1,15–25,29 0,018
Проезд через стоп-сигнал
Таблица 2.

Отношение шансов для постшифта привода, содержащего конкретное событие вождения, по сравнению с Drive Preshift: дневные смены и EDWS

. . Дневная смена . Увеличенная рабочая смена .
Прешифт а . Постшифт b . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п . Прешифт c . Постшифт d . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п .
Связанные со сном Отдых для глаз 31 (25,8%) 31 (25,6%) 0,00 0,99 0,56–1,76 ,97 9 (9,2%) 28 (28,3%) 11,78 3,9 1,73–8,8 0,001
Стоп-сигнал в спящем режиме
Невнимательность Фиксация 11 (9,2688%)2%) 1,00 1,51 0,67–3,41 .32 12 (12,2%) 34 (33,3%) 12,43 3,58 1,72–7,47
Недостаточная осведомленность
Отвлеченность
Пропуск поворота
Опасно Резкое торможение 9 (7,5%) 13 (10,7%) 0,7661–3,62 ,38 5 (5,1%) 15 (15,2%) 5,45 3,32 1,16–9,53 .02
Громкоговоритель
Нарушение
Нарушение Крики 1 (0,8%) 5 (4,1%) 2.7e 5,13 0,59–44,58 ,10 2 (2,0%) 10 (10.1%) 5,59e 5,39 1,15–25,29 0,018
Проезд через стоп-сигнал
%) 9257% 2,7e
. . Дневная смена . Увеличенная рабочая смена .
Прешифт а . Постшифт b . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п . Прешифт c . Постшифт d . χ 2 . ИЛИ . 95% ДИ . п .
Связано со сном Отдых для глаз 31 (25.8%) 31 (25,6%) 0,00 0,99 0,56–1,76 ,97 9 (9,2%) 28 (28,3%) 11,78 3,9 1,73–8,8 .001
Стоп-сигнал в спящем режиме
Невнимательность Фиксация 11 (9,2%) 16 (13,2%) 1,00 1,51 328 0,648 12 (12,2%) 34 (33.3%) 12,43 3,58 1,72–7,47 <.0001
Недостаточная осведомленность
Отвлеченный
Пропущенный поворот
13 (10,7%) 0,76 1,49 0,61–3,62 0,38 5 (5,1%) 15 (15,2%) 5,45 3,32 1.16–9,53 .02
Ударная полоса
Сильно повернул
Вблизи промах
Нарушение Нарушение Крик 1 (0,8%) 5,13 0,59–44,58 .10 2 (2,0%) 10 (10,1%) 5,59e 5,39 1,15–25,29 0,018
Проход через стоп-сигнал

Рисунок 3.

Неблагоприятные события вождения при движении в больницу и обратно в дневную смену по сравнению с EDWS. По сравнению с до смены, больше нежелательных явлений было зарегистрировано после смены для EDWS (0,37 ± 0,49 и 1,1 ± 0,78). Это было менее очевидно для дневной смены (0,35 ± 0,53 и 0,59 ± 0,63), несмотря на сопоставимое время суток. См. (A) и (B) данные на групповом и индивидуальном уровнях соответственно. Важно отметить, что увеличение KSS было связано с увеличением среднего количества нежелательных явлений при вождении в зависимости от дозы, на групповом (C) и индивидуальном уровне (D).

Рис. 3.

Неблагоприятные события вождения при движении в больницу и обратно в дневные смены по сравнению с EDWS. По сравнению с до смены, больше нежелательных явлений было зарегистрировано после смены для EDWS (0,37 ± 0,49 и 1,1 ± 0,78). Это было менее очевидно для дневной смены (0,35 ± 0,53 и 0,59 ± 0,63), несмотря на сопоставимое время суток. См. (A) и (B) данные на групповом и индивидуальном уровнях соответственно. Важно отметить, что увеличение KSS было связано с увеличением среднего количества нежелательных явлений при вождении в зависимости от дозы, на групповом (C) и индивидуальном уровне (D).

Несмотря на то, что ДТП не произошло, сообщалось о 10 почти аварийных ситуациях (2,3% от общего числа поездок) от 6/16 врачей-стажеров (38%): одно во время дневной смены, одно при поездке на работу в EDWS и восемь по дороге домой. после EDWS (8,2% поездок от EDWS). Описательную оценку этих событий, близких к аварии, можно увидеть в таблице 3.

Таблица 3. Описательные данные

для событий, близких к аварии

Смена . До или после смены . Текущее время . Количество сна за предыдущие 24 часа . Время после пробуждения (ч) . Описание .
День Постшифт 17:25 6 10 «Другой автомобиль проехал на красный свет»
Расширенный Preshift 06:25 1 «Машина быстро двигалась по левой полосе, пыталась сменить полосу, но почти остановилась сзади»
Расширенный Постшифт 14:30 2 9 «Я влез в пробку и задремал. и чуть не врезался в другую машину »
Расширенный Постшифт 12:50 0 30 « С закрытыми глазами на автостраде, свернул на 1/4 в соседнюю полосу, если бы это было более загруженное время. день, вероятно, ударил бы кого-нибудь »
Extended Postshift 12:25 0.5 36 «Помимо 30 минут, я не спал 36 часов… Ясный день, кто-то проехал на красный свет в Бостоне, и мне пришлось нажать на тормоза, чтобы избежать»
Extended a Postshift 13:45 0 30 «Было четыре промаха, связанных с кивком во время вождения»
Расширенный Постшифт 12:45 8 7 «Езда на мокрой дороге, но потом еще машина перешла на полосу движения без сигнализации «Я успел сбавить скорость»
Shift . До или после смены . Текущее время . Количество сна за предыдущие 24 часа . Время после пробуждения (ч) . Описание .
День Постшифт 17:25 6 10 «Другой автомобиль проехал на красный свет»
Расширенный Preshift 06:25 1 «Машина быстро двигалась по левой полосе, пыталась сменить полосу, но почти остановилась сзади»
Расширенный Постшифт 14:30 2 9 «Я влез в пробку и задремал. и чуть не врезался в другую машину »
Расширенный Постшифт 12:50 0 30 « С закрытыми глазами на автостраде, свернул на 1/4 в соседнюю полосу, если бы это было более загруженное время. день, вероятно, ударил бы кого-нибудь »
Extended Postshift 12:25 0.5 36 «Помимо 30 минут, я не спал 36 часов… Ясный день, кто-то проехал на красный свет в Бостоне, и мне пришлось нажать на тормоза, чтобы избежать»
Extended a Postshift 13:45 0 30 «Было четыре промаха, связанных с кивком во время вождения»
Расширенный Постшифт 12:45 8 7 «Езда на мокрой дороге, но потом еще машина перешла на полосу движения без сигнализации. «Я успел сбавить скорость»
Таблица 3.

Описательные данные для событий, близких к аварии

Смена . До или после смены . Текущее время . Количество сна за предыдущие 24 часа . Время после пробуждения (ч) . Описание .
День Постшифт 17:25 6 10 «Другой автомобиль проехал на красный свет»
Расширенный Preshift 06:25 1 «Машина быстро двигалась по левой полосе, пыталась сменить полосу, но почти остановилась сзади»
Расширенный Постшифт 14:30 2 9 «Я влез в пробку и задремал. и чуть не врезался в другую машину »
Расширенный Постшифт 12:50 0 30 « С закрытыми глазами на автостраде, свернул на 1/4 в соседнюю полосу, если бы это было более загруженное время. день, вероятно, ударил бы кого-нибудь »
Extended Postshift 12:25 0.5 36 «Помимо 30 минут, я не спал 36 часов… Ясный день, кто-то проехал на красный свет в Бостоне, и мне пришлось нажать на тормоза, чтобы избежать»
Extended a Postshift 13:45 0 30 «Было четыре промаха, связанных с кивком во время вождения»
Расширенный Постшифт 12:45 8 7 «Езда на мокрой дороге, но потом еще машина перешла на полосу движения без сигнализации «Я успел сбавить скорость»
Shift . До или после смены . Текущее время . Количество сна за предыдущие 24 часа . Время после пробуждения (ч) . Описание .
День Постшифт 17:25 6 10 «Другой автомобиль проехал на красный свет»
Расширенный Preshift 06:25 1 «Машина быстро двигалась по левой полосе, пыталась сменить полосу, но почти остановилась сзади»
Расширенный Постшифт 14:30 2 9 «Я влез в пробку и задремал. и чуть не врезался в другую машину »
Расширенный Постшифт 12:50 0 30 « С закрытыми глазами на автостраде, свернул на 1/4 в соседнюю полосу, если бы это было более загруженное время. день, вероятно, ударил бы кого-нибудь »
Extended Postshift 12:25 0.5 36 «Помимо 30 минут, я не спал 36 часов… Ясный день, кто-то проехал на красный свет в Бостоне, и мне пришлось нажать на тормоза, чтобы избежать»
Extended a Postshift 13:45 0 30 «Было четыре промаха, связанных с кивком во время вождения»
Расширенный Постшифт 12:45 8 7 «Езда на мокрой дороге, но потом еще автомобиль перешел на полосу движения, не предупредив, что я смог вовремя замедлить движение »

Predrive KSS был значимым предиктором последующих событий вождения в зависимости от дозы (рис. 3).Для каждого увеличения KSS перед поездкой на один пункт вероятность сообщения о нежелательном явлении, связанном со сном, во время последующего вождения увеличивалась в 2,39 раза (95% ДИ: 1,98–2,89, p <0,0001). Вероятность сообщения о невнимании или опасном событии также увеличивалась на каждое повышение KSS на одну точку [1,33 (1,13–1,56) и 1,20 (1,06–1,36), соответственно] (Таблица 4). Кривые «приемник-оператор» продемонстрировали, что рейтинг KSS перед поездкой ≥6 («некоторые признаки сонливости») имел 91% чувствительность и 69% специфичность для прогнозирования неблагоприятного события вождения, связанного со сном (AUC = 0.86; p <0,001).

Таблица 4. Двоичная логистическая регрессия

, исследующая прогностическую способность Predrive KSS в отношении последующих неблагоприятных событий вождения

. Степень соответствия . Параметры двоичной логистической регрессии .
χ 2 . Sig. . B ( S.E. ) . Вальд . df . Опыт (B) . Sig. . верхний .
Связано со сном 145,5 <0,0001 0,87 (0,10) 82,06 1 2,39 <0,0001 .003 0,18 (0,06) 8,53 1 1,20 0,003 1,06–1,36
Опасные 12,87 (0,0488) 1 7 1,33 .001 1,13–1,56
Нарушение 0,01 .92 -0,01 (0,11) 0,01 1 0,99.025 0,80–1,23
9048
. Степень соответствия . Параметры двоичной логистической регрессии .
χ 2 . Sig. . B ( S.E. ) . Вальд . df . Опыт (B) . Sig. . верхний .
Связанные со сном 145,5 <.0001 0,87 (0,10) 82,06 1 2,39 <0,0001 .003 0,18 (0,06) 8,53 1 1,20 .003 1,06–1.36
Опасные 12,87 <0,0001 0,28 (0,08) 11,57 1 1,33 0,001 −0,01 (0,11) 0,01 1 0,99 0,025 0,80–1,23
Таблица 4.

Двоичная логистическая регрессия, анализирующая способность прогнозирования побочных событий Predrive3 904 на последующих . Степень соответствия . Параметры двоичной логистической регрессии . χ 2 . Sig. . B ( S.E. ) . Вальд . df . Опыт (B) . Sig. . верхний . Связанные со сном 145.5 <.0001 0,87 (0,10) 82,06 1 2,39 <.0001 1,98–2,89 Невнимание 8,8 8,8 8,53 1 1,20 .003 1,06–1,36 Опасно 12,87 <0,0001 0,28 (0,08) 11,533 .001 1,13–1,56 Нарушение 0,01 .92 -0,01 (0,11) 0,01 1 0,99 .

.0001 .01 (0,11)
. Степень соответствия . Параметры двоичной логистической регрессии .
χ 2 . Sig. . B ( S.E. ) . Вальд . df . Опыт (B) . Sig. . верхний .
Связанные со сном 145,5 <.0001 0,87 (0,10) 82,06 1 2,39 <.0001 1.98–2,89
Невнимательность 8,8 0,003 0,18 (0,06) 8,53 1 1,20 0,003 1,06–1,36 0,28 (0,08) 11,57 1 1,33 .001 1,13–1,56
Нарушение 0,01 .92 − 0,01 1 0,99 0,025 0,80–1,23

Обсуждение

Мы изучили объективные и субъективные оценки сонливости у американских врачей-стажеров при движении в больницу и обратно после дневных смен (<12 часов) и EDWS (> 24 часов). В нашем исследовании поездка домой после работы с EDWS была связана с примерно 40% увеличением самооценки сонливости в начале пути домой, повышенным уровнем объективно измеряемой сонливости во время вождения и большим количеством неблагоприятных событий вождения.Сонливость в начале вождения, о которой сообщал сам человек, была связана с объективной сонливостью во время вождения, а также с количеством и типом неблагоприятных событий вождения.

В настоящее время врачам-резидентам и лечащим врачам разрешается работать> 24-часовой смены [1], что отрицательно сказывается на безопасности врача во время вождения [10]. Половина врачей-стажеров признаются, что засыпали во время вождения [11], по сравнению с 11–31% типичных водителей, не работающих с EDWS [15]; это согласуется с нашим наблюдением почти в четыре раза больше шансов сообщить о нежелательном вождении, связанном со сном, по дороге домой после EDWS.Недостаток сна также проявляется в других формах поведения, таких как повышенная отвлекаемость [16, 17], агрессия и раздражительность [34] и неправильное принятие решений [19]. В соответствии с этим более широким спектром симптомов сонного вождения, врачи-стажеры, едущие домой после EDWS в текущем исследовании, имели в 3–5 раз больше шансов сообщить о невнимательном, опасном или нарушении правил вождения. Хотя невнимательность заключалась в том, что водители сообщали о том, что они зациклились, пропустили поворот, отвлеклись и не осознавали, наши выводы о повышенном невнимании в основном были вызваны отвлечением и недостаточной осведомленностью.Эти данные согласуются с нашим предыдущим исследованием моделирования вождения, которое показало, что водители больше отвлекались, когда были сонными. Важно отметить, что такое невнимательное поведение было связано с повышенной вероятностью съезда автомобиля с полосы движения [17].

Три четверти врачей-стажеров сообщили о KSS на уровне 6+ («некоторые признаки сонливости»), тогда как 44% сообщили о KSS на уровне 7+ (умеренная-сильная сонливость) перед тем, как ехать домой после EDWS. Учитывая, что уровни сонливости, о которых сообщили интерны и ординаторы в нашем исследовании, были аналогичны уровням сонливости, о которых сообщалось в других исследованиях сопоставимых демографических данных [35] и дизайна [23], нет никаких доказательств того, что наша выборка представляет необычную популяцию.Наши данные выявили сильную дозозависимую связь между KSS перед поездкой и частотой нежелательных явлений, связанных со сном, о которых сообщалось во время последующей поездки домой после EDWS. Эти данные свидетельствуют о том, что самооценка своей сонливости стажерами врачей перед вождением может быть мощным и надежным предупреждающим индикатором нарушения управления автомобилем. Это согласуется с нашим предыдущим исследованием, оценивающим ухудшение управления автомобилем после ночной смены; хотя работники ночной смены сообщили о среднем значении KSS, равном 6 в начале поездки, поездка была связана с увеличением KSS, использованием маневров экстренного торможения (на 38% поездок после ночной смены, PNSD), неспособностью должным образом контролировать транспортное средство (44% PNSD) и возможность заснуть за рулем [23].Таким образом, оценка KSS, равная 6 или более, должна рассматриваться как предупреждающий индикатор высокого риска сонливого вождения и должна побуждать людей пользоваться альтернативным транспортом или применять соответствующие контрмеры, такие как сон в больнице перед поездкой домой (с достаточным временем после пробуждения. для рассеивания инерции сна [36]) или кофеина [37]. Хотя в текущем исследовании врачам был доступен альтернативный транспорт через схемы такси, финансируемые больницами, только двое участников сообщили о том, что во время исследования брали такси, предполагая следующее: (1) несмотря на то, что они осознавали сонливость, не было связывают это с риском неблагоприятных последствий для безопасности во время вождения, аналогично ухудшению оценки риска под воздействием алкоголя [38] или (2) неадекватным обучением или поощрением / поощрением пользоваться услугой.

Несмотря на то, что врачи-стажеры сообщают о повышенном уровне сонливости после EDWS, они продолжают управлять автомобилем с неблагоприятными последствиями для безопасности себя и других участников дорожного движения. Существует много споров о полезности самооценки сонливости в снижении риска дорожно-транспортных происшествий. Предыдущие исследования, показывающие несоответствие между самооценочными и объективными показателями сонливости, были сосредоточены либо на лицах в лабораторных сценариях, не связанных с вождением (например, ссылка 39), либо на изучении уровней сонливости непосредственно перед событием вождения (при самоанализе в сонливость, вероятно, будет низкой) [40].Лабораторные исследования на симуляторах последовательно утверждали, что сонливость, о которой сообщают сами люди, связана либо с объективными показателями сонливости [22, 41–44], либо с ухудшением навыков вождения [22, 44]. Хотя исследования на симуляторах вождения предоставили много доказательств соответствия между самооценкой и объективными показателями, реальные дорожные исследования предоставляют наиболее экологические достоверные доказательства для оценки связи между самооценкой сонливости и объективными физиологическими (например, медленным закрытием глаз) и поведенческий (напр.g., неблагоприятное вождение) индексы сонливости. Эти исследования неизменно демонстрируют, что водители осознают усиление сонливости во время вождения, которое происходит параллельно с увеличением неблагоприятных исходов [20, 21, 23, 45, 46]. Что касается нашего исследования, то оценки, составленные самими людьми до вождения. ранее был связан с последующими событиями вождения. Например, у лиц с ограниченным сном, ведущих машину ночью по французской автомагистрали, повышенная сонливость перед поездкой была связана с увеличением количества пересечений полосы движения при последующей поездке [46], наше исследование работников ночной смены показало, что KSS перед поездкой составляет 6 at было связано с неблагоприятными исходами вождения (требуемые маневры при экстренном торможении, неспособность адекватно контролировать автомобиль и засыпание за рулем) [23], а наше исследование австралийских медсестер, возвращающихся домой после ночной смены, показало более высокий сообщалось, что KSS перед поездкой был связан с повышенным риском события, связанного со сном (например,g., засыпая на светофоре) во время последующей езды [21].

Несмотря на это понимание, водители часто начинают или продолжают движение [25], возможно, из-за желания добраться до места назначения или из-за невозможности найти подходящее и безопасное место для остановки и отдыха, если поездка уже началась. В идеале водители должны оценить свою сонливость до начала поездки. Наше исследование информативно, поскольку оно исследует рейтинги сонливости до начала движения и, таким образом, дает возможность для уклонения от действий.Поэтому привычное размышление о сонливости перед вождением автомобиля может дать возможность принять меры и в конечном итоге снизить риск аварии.

Наше исследование имеет ряд ограничений. Во-первых, поскольку участники не были выбраны, случайные предшествующие опасения по поводу сонливости и рабочего времени могли побудить людей стать волонтерами. Хотя данные нашего исследования были собраны с 2009–2011 гг., Когда ACGME работала над своей рекомендацией по отмене EDWS для жителей PGY-1, выяснение отношения к сменам и сонливости, возможно, помогло нам понять, сильно ли люди думают о рабочих часах и вождении. и понять, были ли эти чувства мотивированы нашими участниками на участие.Однако следует отметить, что из тех, кто выразил заинтересованность в участии (например, в телефонном интервью), 42% не водили машину, а 12% не работали в ночное время или работали в течение продолжительных рабочих смен, что свидетельствует о сильном отношении к «марафонским сменам» или сонливости. вождение не было основным фактором при выборе волонтера. Кроме того, как описано выше, оценки сонливости по самооценке были очень похожи на результаты недавнего независимого исследования 124 интернов и ординаторов, предполагая, что в наших выборках не преобладали стажеры с уровнем сонливости выше нормы [35].Во-вторых, характер самоотчета о неблагоприятных исходах вождения может не отражать фактические неблагоприятные события из-за предвзятости отчета. Однако маловероятно, что это повлияло бы на объективную окулографию инфракрасного отражения, которая коррелировала с самооцененными данными. Более того, хотя результаты самооценки могут восприниматься как ненадежные, предыдущие исследования показали, что самооценка показателей эффективности водителя связана с фактическими характеристиками водителя, оцененными с помощью объективных методов (т.е., скорость) или обученного оценщика [47] и, что важно, риска аварии [48]. В-третьих, размер нашей выборки был небольшим и не позволял обнаруживать аварии или события, близкие к аварии. Скорее, это исследование было разработано для изучения связи между сонливостью и нежелательными явлениями вождения. В-четвертых, мы потеряли большой объем данных с устройства инфракрасной окулографии из-за отсутствия или снижения качества данных. Учитывая характер исследования, а также рабочие обязательства и приоритеты врачей-исследователей, не удивительно, что может произойти потеря данных.Поскольку исследование проводилось в населенных пунктах, которые требуют большего движения и мониторинга, чем те, которые связаны с движением по шоссе (т. Е. Длинные участки прямой дороги, в основном состоящие из взгляда вперед), сигналы могут быть потеряны из-за чрезмерных движений головы, влияющих на глаз сигнал. Важность очистки данных при использовании этих типов устройств в полевых условиях высока. Наконец, наши «контрольные» влечения, вероятно, связаны с высоким уровнем сонливости, что отражает более низкие отношения шансов для неблагоприятных событий вождения.Например, отношение шансов неблагоприятных событий при вождении автомобиля по дороге домой было ниже в нашем исследовании по сравнению с теми, о которых сообщалось в исследовании австралийских медсестер, работающих в ночную смену [21]. Вероятно, это связано с (1) предсменными движениями в нашем исследовании (которые служат сравнительной базой для отношения шансов) произошли во время неблагоприятной циркадной фазы (~ 06:00 утра), в то время как австралийские медсестры ездили на работу во время поддержания бодрствования. зона (~ 19:00), и (2) врачи-резиденты в нашем исследовании, вероятно, имели более высокие уровни хронического ограничения сна из-за повторяющихся смен, что впоследствии влияет на исходы, связанные со сном [28], в то время как австралийские медсестры работали по максимуму. трех ночных смен.

Хотя EDWS изначально были разработаны для жителей, работающих, спящих и проживающих в больнице [34], современные стажеры, добирающиеся до больницы и обратно, подвергают себя и других повышенному риску вождения в сонном состоянии. Более высокий уровень сонливости перед поездкой, объективное подтверждение сонливости во время вождения и высокая частота нежелательных явлений, о которых сообщают сами люди, измеренные во время поездки домой из EDWS, предполагают, что те, кто работает в эти смены, могут сознательно подвергать себя и других участников дорожного движения ненужному риску сонное вождение.Наши данные подтверждают, что эти риски предсказуемы — водители смогли распознать свой собственный повышенный уровень сонливости перед поездкой домой, и эти оценки предсказали риск последующего неблагоприятного события вождения с относительно высокой чувствительностью и специфичностью. Это имеет серьезные последствия для юридической ответственности водителя за неблагоприятные последствия вождения [49]. Поэтому важно, чтобы крупномасштабные исследования в реальных дорожных условиях исследовали этот более широкий вопрос у врачей и других групп сменных рабочих.Наши данные актуальны, поскольку ACGME недавно восстановил EWDS для врачей-резидентов 1-го года обучения (PGY-1) [2]. Хотя EDWS разрешены, наши данные показывают, что врачи-стажеры и все другие участники дорожного движения, управляющие автомобилем в течение этого периода, которые считаются подверженными риску сонливости, должны сознательно оценивать свой уровень сонливости перед каждой поездкой и, если они подозревают, что у них есть нарушения, искать альтернативный транспорт и не подвергать себя и других значительному риску сонливого вождения, которого можно избежать.

Этическое разрешение

Исследование было одобрено Комитетом по исследованиям на людях компании Partners Healthcare, и все участники предоставили письменное информированное согласие и получили вознаграждение за свое участие.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы доступны по адресу SLEEP онлайн.

Финансирование

Это исследование было поддержано президентом и стипендиатами Гарвардского колледжа, присужденным CA, а оборудование было профинансировано Программой исследовательского приборостроения оборонного университета (DURIP) FA9550-07-1-0242 Управления научных исследований ВВС. .Авторы несут полную ответственность за содержание и не отражают официальную точку зрения финансирующих органов.

Авторские взносы

Все авторы внесли существенный вклад в представленную работу и одобрили окончательную версию рукописи. CA, CAC и SWL разработали исследование; CA провела исследование, проанализировала и интерпретировала данные и написала рукопись; SF помогал в анализе и интерпретации данных; JMR обеспечила технологический надзор за измерениями и выдачей данных Optalert TM ; SWR, CAC и SWL способствовали анализу данных, интерпретации данных и редактировали рукопись.Все авторы одобрили окончательную рукопись.

Заявление о раскрытии информации

CA не имеет конфликтов интересов, связанных с результатами, представленными в этом бумажном отчете. В интересах полного раскрытия информации она получила исследовательскую премию / премию от Санофи-Авентис; контракт на поддержку исследований с VicRoads, Rio Tinto Coal Australia и Tontine / Pacific Brands; и оплата лекций в Медицинской школе Брауна / больнице Род-Айленда, Ausmed, Healthmed и TEVA. Кроме того, через свое учреждение она работала консультантом Союза железнодорожников, автобусов и трамваев, Комиссии по несчастным случаям на транспорте (TAC) и Национального транспортного комитета (NTC).Она также выступала в качестве свидетеля-эксперта и / или консультанта по вопросам усталости и сонливости за рулем. CA является тематическим руководителем в Центре совместных исследований по бдительности, безопасности и производительности. С.Ф. является руководителем проекта в Центре совместных исследований бдительности, безопасности и производительности. JMR сообщает, что через свое учреждение он работал консультантом в компаниях Takeda Pharmaceuticals North America и Cephalon и получал консультационные услуги от Vanda Pharmaceuticals. SMWR сообщает, что через свое учреждение он работал консультантом в компаниях Vanda Pharmaceuticals, Philips Respironics, EdanSafe, Австралийском профсоюзе рабочих, Национальной комиссии по транспорту, Комиссии по несчастным случаям на транспорте и Департаменту образования и сообществ Нового Южного Уэльса; через свое учреждение получил гранты на исследования и / или неограниченные образовательные гранты от Vanda Pharmaceuticals, Shell, Teva Pharmaceuticals, Rio Tinto, Seeing Machines, Takeda Pharmaceuticals North America, Philips Lighting, Philips Respironics, Cephalon и ResMed Foundation; и возмещение командировочных расходов на конференцию от Vanda Pharmaceuticals.Его учреждение получило в дар оборудование или другую поддержку от компаний Optalert ™, Compumedics и Tyco Healthcare. Он был свидетелем-экспертом и / или консультантом в сменных рабочих организациях. SMWR также является руководителем программы в Центре совместных исследований по бдительности, безопасности и производительности. CAC получала консультационные услуги или работала в качестве оплачиваемого члена научно-консультативных советов Bose Corporation, Boston Celtics, Columbia River Bar Pilots, Института цифровых медиа и развития детей, Фонда семьи Кларман, Quest Diagnostics, Inc., Vanda Pharmaceuticals и V-Watch / PPRS. Он также получил образовательную / исследовательскую поддержку от Cephalon Inc., Мэри Энн и Стэнли Снайдер через Объединенные еврейские благотворительные организации, Optum, Philips Respironics, Inc., ResMed Foundation, San Francisco Bar Pilots, Schneider Inc. и Sysco. Он получал гонорары за лекции от Американской академии медицины сна (AADSM), CurtCo Media Labs LLC, Глобального совета по здоровью мозга / AARP, Гавайского фонда здоровья и благополучия сна, Национального фонда сна, Мичиганского университета, Вашингтонского университета и Zurich Insurance. Компания, ООООбразовательная программа по вопросам сна и здоровья Отделения медицины сна Гарвардской медицинской школы (которым руководит CAC) получила образовательный грант от компаний Cephalon, Inc., Jazz Pharmaceuticals, Takeda Pharmaceuticals, Teva Pharmaceuticals Industries Ltd., Sanofi-Aventis, Inc., Sepracor, Inc., и Wake Up Narcolepsy. CAC является профессором, предоставленным Гарвардскому университету компанией Cephalon, Inc., и имеет ряд патентов на процессы в области сна / циркадных ритмов (например,g., световая перезагрузка циркадного водителя ритма человека). С 1985 года он работал экспертом по различным юридическим и техническим делам, связанным со сном и / или циркадными ритмами, в том числе с участием следующих коммерческих организаций: Bombardier, Inc., Continental Airlines, FedEx, Greyhound и United Parcel Service (UPS). . CAC владеет или владеет долей участия в Somnus Therapeutics, Inc. и Vanda Pharmaceuticals. Он получил гонорары от McGraw Hill и Koninklijke Philips Electronics, N.V. за устройства Actiwatch-2 и Actiwatch-Spectrum.Интересы CAC были изучены и управлялись Brigham and Women’s Hospital and Partners HealthCare в соответствии с их политикой в ​​отношении конфликта интересов. SWL не имеет конфликтов интересов, связанных с исследованиями или результатами, представленными в этой статье. В интересах полного раскрытия информации коммерческие интересы за последние 3 года (2014–2017 гг.) Перечислены ниже. SWL получила консультационные услуги от Atlanta Falcons, Atlanta Hawks, Carbon Limiting Technologies Ltd. от имени PhotoStar LED, Perceptive Advisors, Serrado Capital и SlingshOT Insights и имеет текущие контракты на консультационные услуги с Akili Interactive, Consumer Sleep Solutions, Delos Living LLC, Headwaters Inc., Hintsa Performance AG, Light Cognitive, Mental Workout, Pegasus Capital Advisors LP, PlanLED, OpTerra Energy Services, Inc. и Wyle Integrated Science and Engineering. SWL получила неограниченное количество подарков оборудования от Biological Illuminations LLC, Bionetics Corporation и F.LUX Software LLC; имеет долю в iSLEEP, Pty; авансовый платеж автора и / или гонорары от Oxford University Press; гонорары плюс проезд, проживание и / или питание для приглашенных семинаров, презентаций на конференциях или обучения от BHP Billiton, Estee Lauder, Lightfair, Informa Exhibitions (USGBC), Teague; и только проезд, проживание и / или питание (без гонораров) для приглашенных семинаров, презентаций на конференциях или обучения от FASEB, Hintsa Performance AG, Lightfair и USGBC.SWL завершила гранты на исследования, инициированные исследователями, от Biological Illumination LLC и Vanda Pharmaceuticals, Inc., а также получила грант, инициированный исследователями от F. Lux Software LLC; заключенные соглашения об оказании услуг с компаниями Rio Tinto Iron Ore и Vanda Pharmaceuticals Inc .; и завершила три спонсируемых спонсором контракта на клинические исследования с Vanda Pharmaceuticals, Inc. SWL имеет патент на процесс «Системы и методы для определения и / или контроля качества сна», который закреплен за Brigham and Women’s Hospital в соответствии с политикой больницы.SWL также выступала в качестве оплачиваемого эксперта от имени нескольких государственных органов по арбитражам, связанным со сном, светом, циркадными ритмами и / или рабочим временем для города Брантфорд, Канада, и судебным разбирательствам, связанным со светом, сном и здоровьем. SWL также является руководителем программы CRC по предупреждению, безопасности и производительности в Австралии.

Банкноты

Выполненная работа: Отделение медицины и неврологии, Отделение сна и циркадных расстройств, Бригамская и женская больница и Отделение медицины, Отделение медицины сна, Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс

Благодарности

Мы благодарим врачей-резидентов, принявших участие в исследовании, и больницы-участники в столичном районе Бостона.Мы также благодарим Комитет стажеров и резидентов за помощь в рекламе исследования среди участников. Мы также благодарим Роберта Килпатрика за помощь в проведении пилотных испытаний оборудования Optalert TM . Мы также благодарим Джейсона Салливана и Кейт Кроули за помощь в хранении и передаче данных.

Список литературы

1.

Nasca

TJ

,

Day

SH

,

Amis

ES

Jr;

Рабочая группа ACGME

.

Новые рекомендации по дежурству от рабочей группы ACGME

.

N Engl J Med

.

2010

;

363

(

2

):

e3

.3.

Lockley

SW

,

Cronin

JW

,

Evans

EE

et al. ;

Гарвардская группа по рабочим часам, охране труда и технике безопасности

.

Влияние сокращения еженедельной продолжительности рабочего дня стажеров на нарушение сна и внимания

.

N Engl J Med

.

2004

;

351

(

18

):

1829

1837

.4.

Филибер

I

.

Недосыпание и работоспособность у резидентов и нефизиков: метааналитическое исследование

.

Сон

.

2005

;

28

(

11

):

1392

1402

. 5.

Landrigan

CP

,

Rothschild

JM

,

Cronin

JW

et al.

Влияние сокращения рабочего времени интернов на серьезные врачебные ошибки в отделениях интенсивной терапии

.

N Engl J Med

.

2004

;

351

(

18

):

1838

1848

.6.

Болдуин

DC

Jr,

Daugherty

SR

,

Tsai

R

,

Scotti

MJ

Jr.

Национальный опрос жителей самооценки работы

за пределами специализации.

Акад. Мед.

.

2003

;

78

(

11

):

1154

1163

.7.

Veasey

S

,

Rosen

R

,

Barzansky

B

,

Rosen

I

,

Owens

J

.

Потеря сна и утомляемость в ординатуре: переоценка

.

JAMA

.

2002

;

288

(

9

):

1116

1124

.8.

Goebert

D

,

Thompson

D

,

Takeshita

J

et al.

Депрессивные симптомы у студентов-медиков и ординаторов: мультишкольное исследование

.

Акад. Мед.

.

2009

;

84

(

2

):

236

241

.9.

Ayas

NT

,

Barger

LK

,

Cade

BE

et al.

Увеличенная продолжительность работы и риск возникновения чрескожных травм у интернов

.

JAMA

.

2006

;

296

(

9

):

1055

1062

.10.

Barger

LK

,

Cade

BE

,

Ayas

NT

et al. ;

Гарвардская группа по рабочим часам, здоровью и безопасности

.

Увеличенные рабочие смены и риск дорожно-транспортных происшествий среди стажеров

.

N Engl J Med

.

2005

;

352

(

2

):

125

134

.11.

Маркус

CL

,

Лафлин

GM

.

Влияние недосыпания на безопасность движения домашнего персонала

.

Сон

.

1996

;

19

(

10

):

763

766

. 12.

Wendt

JR

,

Йен

LJ

.

Обитель при лунном свете: сбитая с толку ракета

.

JAMA

.

1988

;

259

(

1

):

43

44

.13.

Steele

MT

,

Ma

OJ

,

Watson

WA

,

Thomas

HA

Jr,

Muelleman

RL

.

Профессиональный риск дорожно-транспортных происшествий для жителей скорой медицинской помощи

.

Acad Emerg Med

.

1999

;

6

(

10

):

1050

1053

. 14.

Arnedt

JT

,

Owens

J

,

Crouch

M

,

Stahl

J

,

Carskadon

MA

.

Нейроповеденческие характеристики жителей после тяжелого ночного звонка по сравнению с употреблением алкоголя

.

JAMA

.

2005

;

294

(

9

):

1025

1033

.15.

MacLean

AW

,

Davies

DR

,

Thiele

K

.

Опасности и профилактика вождения в сонном состоянии

.

Sleep Med Ред.

.

2003

;

7

(

6

):

507

521

.16.

Андерсон

C

,

Хорн

JA

.

Сонливость усиливает отвлечение во время монотонной задачи

.

Сон

.

2006

;

29

(

4

):

573

576

. 17.

Андерсон

C

,

Хорн

JA

.

Сонливость за рулем также ухудшает отвлечение водителя

.

Сон Мед

.

2013

;

14

(

5

):

466

468

.18.

Durmer

JS

,

Dinges

DF

.

Нейрокогнитивные последствия недосыпания

.

Семин Нейрол

.

2005

;

25

(

1

):

117

129

,19.

Харрисон

Y

,

Хорн

JA

.

Влияние лишения сна на принятие решений: обзор

.

J Exp Psychol Appl

.

2000

;

6

(

3

):

236

249

.20.

Akerstedt

T

,

Hallvig

D

,

Anund

A

,

Fors

C

,

Schwarz

J

,

Kecklund 9.

Приходится останавливаться за рулем ночью из-за опасной сонливости — осознанность, физиология и поведение

.

J Sleep Res

.

2013

;

22

(

4

):

380

388

. 21.

Ftouni

S

,

Sletten

TL

,

Howard

M

et al.

Объективные и субъективные показатели сонливости и их ассоциации с дорожными событиями вождения у сменных рабочих

.

J Sleep Res

.

2013

;

22

(

1

):

58

69

. 22.

Howard

ME

,

Jackson

ML

,

Berlowitz

D

et al.

Специфические симптомы сонливости являются индикаторами нарушения работоспособности во время недосыпания

.

Accid Anal Назад

.

2014

;

62

:

1

8

. 23.

Lee

ML

,

Howard

ME

,

Horrey

WJ

et al.

Высокий риск аварийного вождения после работы в ночную смену

.

Proc Natl Acad Sci U S A

.

2016

;

113

(

1

):

176

181

. 24.

Watling

CN

,

Armstrong

KA

,

Smith

SS

,

Wilson

A

.

Опыт на дороге и осознание сонливости у выборки австралийских водителей шоссе: исследование сонливости придорожных водителей

.

Traffic Inj Назад

.

2016

;

17

(

1

):

24

30

. 25.

Nabi

H

,

Guéguen

A

,

Chiron

M

,

Lafont

S

,

Zins

M

,

Lagarde

.

Осведомленность о вождении в сонном состоянии и дорожно-транспортных происшествиях: проспективное исследование в когорте ГАЗЕЛЬ

.

BMJ

.

2006

;

333

(

7558

):

75

. 26.

Ulmer

C

,

Wolman

D

,

Johns

M.

Комитет по оптимизации часов и графиков работы выпускников медицинских курсов (ординаторов) для повышения безопасности пациентов в Институте медицины. Часы работы жильцов: улучшение сна, наблюдение и безопасность

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

The National Academies Press

;

2008

.27.

Johns

МВт

.

Новый метод измерения дневной сонливости: шкала сонливости Эпворта

.

Сон

.

1991

;

14

(

6

):

540

545

. 28.

Anderson

C

,

Sullivan

JP

,

Flynn-Evans

EE

,

Cade

BE

,

Cheisler 9000 SW

CA

,

Lockley

Ухудшение нейроповеденческих характеристик у врачей-ординаторов во время многократного воздействия длительных рабочих смен

.

Сон

.

2012

;

35

(

8

):

1137

1146

. 29.

Reason

J

,

Manstead

A

,

Stradling

S

,

Baxter

J

,

Campbell

K

.

Ошибки и нарушения на дорогах: реальное различие

?

Эргономика

.

1990

;

33

(

10-11

):

1315

1332

.30.

Johns

MW

,

Chapman

R

,

Crowley

K

,

Tucker

A

.

Новый метод оценки риска сонливости во время вождения

.

Сомнология

.

2008

;

12

(1):

66

74

. 31.

Johns

MW

,

Tucker

A

,

Chapman

R

,

Crowley

K

,

Майкл

N

.

Мониторинг движений глаз и век с помощью окулографии с инфракрасным отражением для измерения сонливости у водителей

.

Сомнология

.

2007

;

11

(4):

234

42

. 32.

Anderson

C

,

Chang

AM

,

Sullivan

JP

,

Ronda

JM

,

Cheisler

CA

.

Оценка сонливости по глазным параметрам, определенным окулографией с инфракрасным отражением

.

Дж. Клин Сон Мед

.

2013

;

9

(

9

):

907

20, 920A

. 33.

Akerstedt

T

,

Gillberg

M

.

Субъективная и объективная сонливость у активного человека

.

Инт Дж. Neurosci

.

1990

;

52

(

1-2

):

29

37

. 34.

Kamphuis

J

,

Meerlo

P

,

Koolhaas

JM

,

Lancel

M

.

Плохой сон как потенциальный причинный фактор агрессии и насилия

.

Сон Мед

.

2012

;

13

(

4

):

327

334

0,35.

Basner

M

,

Dinges

DF

,

Shea

JA

et al.

Сон и бдительность у врачей-интернов и ординаторов. Наблюдательное исследование роли расширенных смен

.

Сон

.

2017

;

40

(

4

): zsx027.36.

Achermann

P

,

Werth

E

,

Dijk

DJ

,

Borbely

AA

.

Динамика инерции сна после эпизодов ночного и дневного сна

.

Arch Ital Biol

.

1995

;

134

(

1

):

109

119

.37.

Хорн

JA

,

Рейнер

LA

.

Противодействие сонливости водителя: эффекты дневного сна, кофеина и плацебо

.

Психофизиология

.

1996

;

33

(

3

):

306

309

0,38.

Mongrain

S

,

Постоянный

L

.

Нарушение познания, принятия рисков и самовосприятия из-за алкоголя

.

Навыки восприятия

.

1989

;

69

(

1

):

199

210

.39.

Van Dongen

HP

,

Maislin

G

,

Mullington

JM

,

Dinges

DF

.

Кумулятивная стоимость дополнительного бодрствования: доза-реакция на нейроповеденческие функции и физиологию сна в результате хронического ограничения сна и полного лишения сна

.

Сон

.

2003

;

26

(

2

):

117

126

.40.

Каплан

KA

,

Itoi

A

,

Dement

WC

.

Осведомленность о сонливости и способность прогнозировать наступление сна: могут ли водители не заснуть за рулем

?

Сон Мед

.

2007

;

9

(

1

):

71

79

.41.

Загрязнение

AJ

,

Anund

A

,

Fors

C

,

Ahlström

C

,

Akerstedt

T

nd

Keckluck

Глазные симптомы, связанные со сном, и их потенциал для определения сонливости водителя

.

J Sleep Res

.

2014

;

23

(

5

):

568

575

.42.

Alvaro

PK

,

Jackson

ML

,

Berlowitz

DJ

,

Swann

P

,

Howard

ME

.

Эпизоды длительного закрытия век при недосыпании у профессиональных водителей

.

Дж. Клин Сон Мед

.

2016

;

12

(

8

):

1099

1103

.43.

Джексон

ML

,

Кеннеди

GA

,

Кларк

C

et al.

Утилита автоматизированных измерений окулярных метрик для определения сонливости водителя во время длительного бодрствования

.

Accid Anal Назад

.

2016

;

87

:

127

133

. 44.

Хорн

JA

,

Балк

SD

.

Сознание сонливости за рулем

.

Психофизиология

.

2004

;

41

(

1

):

161

165

.45.

Sagaspe

P

,

Taillard

J

,

Akerstedt

T

et al.

Длительное вождение ухудшает ходовые качества в ночное время

.

PLoS One

.

2008

;

3

(

10

):

e3493

.46.

Филип

P

,

Sagaspe

P

,

Moore

N

et al.

Усталость, ограничение сна и ходовые качества

.

Accid Anal Назад

.

2005

;

37

(

3

):

473

478

. 47.

Запад

R

,

Французский

D

,

Kemp

R

,

Elander

J

.

Прямое наблюдение за вождением, самостоятельные отчеты о поведении водителя и участие в дорожно-транспортных происшествиях

.

Эргономика

.

1993

;

36

(

5

):

557

567

.48.

Parker

D

,

Reason

JT

,

Manstead

ASR

,

Stradling

SG

.

Ошибки вождения, нарушения правил вождения и участие в ДТП

.

Эргономика

.

1995

;

38

(

5

):

1036

1048

.49.

Cheisler

CA

.

Лекция Гордона Уилсона: рабочее время, сон и безопасность пациентов в ординатуре

.

Trans Am Clin Climatol Assoc

.

2006

;

117

:

159

188

.

© Общество исследования сна, 2017 г. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества исследования сна. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте [email protected]

Электроэнцефалографическое исследование сонливости при моделировании вождения с депривацией сна

https://doi.org/10.1016/j.ergon.2004.09.006Получить права и контент

Реферат

Сонливость водителей — одна из основных причин автомобильных аварий или почти пропущенных аварий. Это было доказано многими исследованиями, которые установили связь между сонливостью водителя и дорожно-транспортными происшествиями. Целью этого исследования было проанализировать изменения ЭЭГ у истощенных испытуемых при выполнении имитационного задания на вождение. После ночного недосыпания восьми испытуемым была введена доза кофеина для уменьшения сонливости. В течение примерно 50 минут непрерывного вождения движения автомобилей и поведения испытуемых записывались на видеокамеры, а также записывались 8 каналов ЭЭГ.На основе предварительно обработанных сигналов ЭЭГ рассчитывались три основных индекса, три индекса отношения и два индекса всплеска. Показатели EEG α , β , β / α и ( α + θ ) / β показали существенные различия между периодами вождения. При сравнении типа дороги показатели прямого участка дорожного движения ЭЭГ α , β , β / α и ( α + θ ) / β существенно отличались от те из криволинейного участка.В этом исследовании также анализировались изменения ЭЭГ до и после автомобильной аварии, и было показано, что β и ( α + θ ) / β были связаны с уровнем умственной активности. При анализе импульсной активности, импульсная активность θ , которая не была значимой при анализе средней мощности, значительно различалась между сеансами вождения.

Соответствие отрасли

Сонливость водителя — основная причина серьезных дорожно-транспортных происшествий. В этом исследовании рассматривается изменение во времени на ЭЭГ недосыпающих водителей — важный аспект анализа сонливости водителей.

Результат этого исследования может быть использован для оценки общего уровня бдительности водителей.

Ключевые слова

EEG

Усталость водителя

Сонливость

Симулятор вождения

Alpha burst

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2004 Elsevier B.V. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Что такое сонливость? | Здоровье34

Описание

Сонливость — это состояние сонливости.Подразумевается, что это ненормально, если

  • Постоянно,
  • Возникает в неподходящее время или
  • Чрезмерно по своей природе.

Чаще всего сонливость становится проблемой, потому что мешает нормальной дневной деятельности.

Симптомы и последствия

Недостаток или нарушение сна может привести к чрезмерной дневной сонливости с такими серьезными последствиями, как:

  • Качество жизни может ухудшиться по мере того, как пациенты сокращают увлекательные занятия.Дневной сон становится необходимым и может быть неприятным. На работе снижается продуктивность.
  • Психические изменения: нарушается кратковременная память, сокращается продолжительность концентрации внимания, падает уровень энергии и либидо, пациент становится раздражительным и плохо рассуждает.
  • Пациенты становятся более подверженными несчастным случаям.
  • Часто возникают проблемы с дыханием, например, апноэ во сне.
  • Иммунная функция снижена.
  • Есть изменения аппетита: у недосыпающих пациентов повышенный аппетит к продуктам с высокой плотностью килоджоулей и высоким содержанием углеводов.

Причины

Наиболее частыми причинами сонливости являются

1. Побочные эффекты лекарств
Лекарства, используемые при различных заболеваниях, содержат ингредиенты, которые тем или иным образом влияют на работу мозга. Седативный эффект — известный и частый побочный эффект, о котором часто предупреждают на этикетке препарата. Некоторые распространенные лекарства, вызывающие сонливость:

  • Лекарства от простуды,
  • Лекарства от кашля,
  • Антидепрессанты и успокаивающие средства,
  • Лекарства от Паркинсона,
  • Лекарства от болезни Альцгеймера,
  • Некоторые обезболивающие и
  • Сон таблетки — они предназначены для того, чтобы вызвать сонливость по ночам, но многие из них имеют эффект «похмелья» на следующий день.

2. Плохое количество или качество сна
Многие факторы могут вызывать эту проблему, например, болезнь, тревожное состояние, потребности в работе или выбор образа жизни. Это редко бывает постоянным состоянием, и им можно управлять.
Апноэ во сне — вероятно, самая частая причина отключения дневной сонливости, связана с ожирением и состоит из эпизодов, в которых пациент на несколько мгновений перестает дышать во время сна. Таким образом, сон нарушается, и за ним следует чрезмерная дневная сонливость.

3. Основные заболевания

  • Гипотиреоз и гипонатриемия (низкое содержание натрия в крови) являются двумя наиболее известными причинами.
  • Очень низкий или очень высокий уровень сахара в крови у плохо леченных диабетиков может вызвать сонливость, даже кому, и может потребовать неотложной медицинской помощи.
  • Органная недостаточность — тяжелая печеночная недостаточность может вызвать сонливость из-за воздействия на мозг накопленных токсинов.
  • Ожирение связано с сонливостью и другими нарушениями сна.

4. Нарколепсия
Это признанное нарушение сна, которым страдают от 25 до 50 на каждые 100 000 человек. Если одинаково поражает мужчин и женщин, часто начинается в подростковом возрасте, сначала может ухудшиться, а затем сохраняться на всю жизнь. Случаи почти всегда спорадические, а не семейные. Некоторые случаи являются вторичными по отношению к опухолям или инсульту: у этих пациентов будут также другие неврологические признаки, что делает диагноз очевидным.

Нормальные элементы циклов сна и бодрствования сбиваются, так что пациенты могут спать днем, но не могут спать ночью.У них также часто бывают гипнагогические галлюцинации, паралич сна, а у некоторых — катаплексия: это особые симптомы, которые позволяют отличить нарколепсию от обычных нарушений сна. Нарколептикам не хватает орексина, вещества, влияющего на работу мозга.

Диагноз

Жалобу пациента легко понять, но, возможно, потребуется измерить ее степень. Для этого могут быть выполнены специальные тесты, такие как полисомнография и тест множественной задержки сна (MSL). Это делается в лаборатории центра сна.

При обследовании будут выявлены основные медицинские проблемы и расстройства, и будут проведены соответствующие тесты для подтверждения диагноза, например, тесты на глюкозу при диабете, тесты функции щитовидной железы или МРТ головы при подозрении на опухоль.

Лечение

  • Во многих случаях проблема возникает из-за того, что лекарства используются для лечения другого заболевания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *