Психоэмоциональное воздействие на человека: Эмоциональное заражение: как передаются переживания и негатив

Содержание

Эмоциональное заражение: как передаются переживания и негатив

Нам кажется, что мы можем контролировать свои эмоции, но действительно ли это так?

Эмоциональное заражение — это явление, в котором настроение одного человека передается другим людям. Психологическое состояние может распространяться как на конкретных личностей, так и на целую группу. Заражение эмоциями происходит только во время контакта людей — личного или виртуального.

Существует множество точек зрения о причинах передачи эмоционального состояния между людьми. Одну из таких высказал психолог Элейн Хэтфилд. По его мнению, заражение эмоциями происходит через автоматическое копирование мимики, голоса, жестов и позы человека. Через неосознанное повторение чужих движений мы постепенно перенимаем те же чувства, что и наш собеседник.

Элейн Хэтфилд считает, что эмоциональное заражение делится на две стадии:

Стадия 1. Мы заимствуем настроение у собеседника. Например, если человек обращается к нам с улыбкой, то мы автоматически улыбаемся ему в ответ.

Стадия 2. Наши эмоции зависят от невербальных средств общения. Рассерженное выражение лица меняет хорошее настроение на плохое.

Также исследование эмоционального заражения проводили психологи Джон Касиопо и Ричард Рапсон. Они считают, что на сознательную оценку людей влияет в большей степени мнение окружающих. Следовательно, на интенсивность эмоционального заражения будут воздействовать следующие факторы: индивидуальная характеристика личности, насколько человек подвержен влиянию, прочные ли отношения в группе.

Резюмируем: Эти два противоположных мнения сводятся к спору о природном и социальном в человеке. Хэтфилд утверждает, что эмоциональное заражение происходит невольно и бессознательно, на уровне сенсорной связи. Касиопо и Рапсон убеждены, что это, наоборот, процесс осмысленный и необходимый для социального сравнения человека с обществом.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Эмоциональное заражение — это хорошо или плохо?

Эмоциональное заражение не является чем-то отрицательным или положительным само по себе. Это часть нашей психики, так как человек является социальным существом. Но результат эмоционального заражения зависит от ситуации. К примеру, если лидер в компании хочет замотивировать и вдохновить сотрудников на работу, то это положительное влияние. Если же человек с помощью эмоций хочет манипулировать другими, то это негативное воздействие на окружающих.

Мы попросили доктора психологии, создателя компании SKILLFOLIO.ru и автора курса про эмоциональный интеллект платформы «Россия — страна возможностей» Викторию Шиманскую рассказать о природе эмоционального заражения.

«Понимание, распознавание эмоций других людей и сопереживание являются одним из ключевых факторов эволюционного развития человека. Эмоциональный интеллект связан с зеркальными нейронами и рядом других систем головного мозга. Он необходим для того, чтобы продуктивно действовать в команде, а это один из важных аспектов выживания, также эффективно проходить обучение. 

Почему этот эволюционный механизм сопереживания на самом деле становится разрушительным и превращается в эмоциональное заражение? Тревога и переживания других людей, агрессия и сложные эмоции, которые пришли для того, чтобы дать сигнал о необходимости что-то менять, приводят к паникам, скандалам и к другим неприятным последствиям. Дело в том, что лимбическая система срабатывает быстрее, чем разум успевает обработать информацию, и, соответственно, быстрее передает сигнал телу.

Эмпатия провоцирует несколько составляющих зон головного мозга, в том числе связанных с внутренним эгоистическим переживанием, как бы странно это не звучало. При этом важно осознать факт сопереживания другому человеку, понять, какие эмоции он испытывает и определить причину возникновения эмоционального переживания. Если причина определена правильно, то человек может через эмпатию и комплексные навыки эмоционального интеллекта помочь другому справиться с переживанием и непростой ситуацией. А если фактор развития эмоционального интеллекта не достаточен, то есть переживания остаются на уровне реакции лимбической системы, то сопереживание становится деструктивным действием и переходит в эмоциональное заражение».

Негативные эмоции быстрее передаются другим людям, чем положительные. Но этот факт никак не влияет на людей, обладающих развитым эмоциональным интеллектом. Если вы хотите научиться управлять своими чувствами, противостоять чужому влиянию, правильно реагировать на обратную связь, то посмотрите бесплатный онлайн-тренинг «Тропик эмпатии» Виктории Шиманской. Регистрация на сайте займет меньше 2 минут!

Устройство воздействия на психоэмоциональное состояние человека

Изобретиние относится к области медицины и медицинской технике, а именно к психотерапии, в частности к устройствам, вызывающим изменение в состоянии сознания, и может быть использовано для восстановления работоспособности, повышения нервно-психической устойчивости в стрессовых условиях, снятия физической усталости и психологического утомления в условиях служебной деятельности, а также для закрепления позитивного психоэмоционального состояния человека.

В настоящее время известно довольно много устройств и методов для психоэмоционального воздействия на состояние сознания, включая средства для лечебного воздействия и средства снятия психического напряжения. Как правило, психоэмоциональное воздействие достигается в комнате комфорта средствами музыкального и визуального воздействия либо совокупностью звукового и светового воздействия.

Общим признаком известных современных устройств для психоэмоционального воздействия является наличие технических и программных средств, используемых в совокупности.

Из предшествующего уровня техники известна комната для психоэмоционального воздействия (патент RU 86884, опубл. 20.09.2009), которая содержит светодинамические установки: воздушно-пузырьковые панели большого размера, которые объединены в одну композицию, панно «Звездное небо», в котором создан эффект глубины космоса. Комната оснащена приборами и установками естественного воздействия, установками ароматерапии, ионизации и очистки воздуха, музыкального сопровождения, оксигенотерапии. Также применяются массажные, релаксационные кресла и теплые матрацы. Методика оздоровления включает одновременное комплексное световое, изобразительное и шумовое воздействие на пациента, охватывающее полный угол его зрения как по боковым сторонам, так и сверху.

Известно также устройство для комплексного воздействия на человека (патент RU 107697, опубл. 27.08.2011), включающее в себя воздействующие модули, один из которых выполнен в виде низкопрофильной ванны, которая заполнена полезным для оздоровительного процесса природным или искусственным материалом и снабжена системой подогрева, а другой воздействующий модуль выполнен в виде расположенного над ванной источника света с изменяемой спектральной характеристикой, кроме того, в него включены дополнительные модули воздействия на организм и систему сенсорного восприятия человека. Все воздействующие модули выполнены с возможностью дистанционного управления их функциональными режимами и соединены своими управляющими входами, через соответствующие буферные устройства, с программируемым цифровым устройством управления. Методика оздоровления включает в себя длящуюся во времени определенную совокупность физических воздействий на тело человека и на его систему сенсорного восприятия.

Недостатками вышеописанных устройств является недостаточная эффективность, связанная с тем, что, осуществляя воздействие на психоэмоциональное состояние, не учитывается возможность нежелательных побочных эффектов от воздействия вредных излучений многочисленных устройств и приборов, расположенных в помещении, и вредных излучений техногенного характера окружающей среды.

Известно, что человек как биологическая система находится под воздействием большого количества излучений, не воспринимаемых известными органами чувств, часть из которых являются особо опасными для здоровья человека.

Известно также устройство и способ релаксации, способствующие снижению физического и психологического стресса и для ускорения восстановления пациента (патенты US 5681259, опубл. 28.10.1997, US 6254527, опубл. 03.07.2001, US 6641522, опубл. 04.11.2003), содержащее размещенные в комнате (кабине) несущую конструкцию со свободно подвешенным занавесом и прикрепленной гибкой панелью с изображением живописного природного пейзажа, средства аудиовоздействия, устройство ароматерапии, релаксационную кушетку. Устройство реализует воздействие на психоэмоциональное состояния, путем визуального предъявления пациенту изображения живописного природного пейзажа и одновременно транслируемых звуков природы.

Недостатком этого технического решения является низкая эффективность, обусловленная тем, что в комнате не используется комплекс средств, обеспечивающих максимальную возможность приближения субъективных ощущений пациента к ощущениям и эффектам, создаваемым природной средой. Кроме того, не предусмотрена возможность ослабления воздействия вредных излучений техногенного характера.

Наиболее близким к заявляемому техническому решению является известный способ психоэмоциональной релаксации (патент RU 2454251 C1, опубл. 27.06.2012), осуществляемый в акустически изолированном, снабженном вентиляцией помещении (кабине), которое содержит размещенные в нем средства аудиовизуального воздействия, программируемое устройство управления и деревянное релаксационное кресло.

В данном способе, технический результат достигается за счет аудиовизуального воздействия на человека, путем демонстрации на экране монитора слайд-фильмов изображений природных пейзажей. Звуки природы воспроизводятся со своей естественной громкостью и соответствуют по своему содержанию изображениям природных пейзажей.

Недостатком известного способа является то, что в нем реализуется лишь малая часть воздействующих факторов. Используемые изображения видов природы не обеспечивают эффекта восприятия единой объемной картины окружающего пространства. Кроме того, не применяются воздействующие факторы, присущие природной среде, такие как запахи, движение воздуха и т.п. Только совокупность всех ощущений способна обеспечить высокую эффективность психоэмоционального воздействия.

Таким образом, известный способ не обеспечивает весь комплекс ощущений и оздоровительных воздействий, создаваемых природной средой. Также, как и в вышеописанных аналогах, не учитывается возможность нежелательных побочных эффектов от воздействия вредных излучений техногенного характера.

Задача, на решение которой направлено заявленное техническое решение, заключается в создании устройства, реализующего безопасное и высокоэффективное воздействие на психоэмоциональное состояние человека, за счет дополнительного экранирования помещения и комплексного использования устройств и программного обеспечения для создания иммерсивной среды виртуальной реальности, позволяющей достичь максимального приближения субъективных ощущений человека и объективно достигаемых эффектов к ощущениям и эффектам, создаваемым природной средой, путем совместного конструктивного выполнения.

Данная задача достигается за счет того, что устройство для психоэмоционального воздействия на состояние человека состоит из двух частей конструктивно взаимосвязанных между собой, причем верхняя часть выполнена в виде многослойной сферы, содержащей внешнюю оболочку из композитного материала, средний слой из металлических пластин, расположенный между двумя слоями звукоизолирующего материала, и оболочку из немагнитного материала, в совокупности обеспечивающих звукоизоляцию и ослабление влияния вредных излучений, а также включает помещение, расположенное во внутреннем объеме сферы. Помещение содержит площадку с вращающейся платформой, на которой установлено кресло для пациента, соединенную с бесшумным приводом, включающим электродвигатель, обеспечивающий медленное вращение платформы. Нижняя часть устройства содержит корпус из немагнитного материала цилиндрической формы, соединенного с основанием, на котором установлены два экранированных модуля, причем один из них содержит: устройство воспроизведения объемного звука, устройство генерации панорамных объемных видеоизображений, соединенное со сферическим визуализирующим экраном, состоящим из гибких дисплеев на органических светодиодах, расположенных на поверхности внутри помещения, устройство обратной связи, к которому подключены датчики для контроля за состоянием пациента и управляющий модуль для интерактивного взаимодействия, встроенные в кресло, устройство для управления вращением, цифровой блок управления, сопряженный с панелью управления, содержащей сенсорный дисплей выбора режима работы аудиовизуальных программ. Второй модуль содержит генератор природной среды и генератор запахов, выходы которых соединены с вентиляционной системой. При этом все устройства подключены по соответствующим каналам коммуникации через проводной интерфейс к блоку управления.

Кроме того, для улучшения восприятия объемных видеоизображений на применяемых гибких дисплеях на органических светодиодах [1] дополнительно может быть использована технологическая возможность [2], обеспечивающая восприятие видеоизображений без применения специальных очков.

Кресло пациента содержит дополнительный управляющий модуль, позволяющий вносить изменения в работу программы и обеспечивающий возможность интерактивного взаимодействие с виртуальной средой в пределах, определенных аудиовизуальной программой. Например, изменение ракурса изображения, перспективы, скорости движения объекта.

Техническим результатом, обеспечиваемым приведенной совокупностью признаков, является повышение эффективности воздействия на психоэмоциональное состояние человека за счет использования совокупности различных устройств воздействия и применения дополнительного экранирования помещения, обеспечивающего ослабление влияния вредных излучений, обеспечение возможности максимального приближения субъективных ощущений и объективно достигаемых эффектов к ощущениям и эффектам, создаваемым природной средой.

Сущность заявляемого технического решения поясняется чертежами.

На фиг. 1 — вид устройства в разрезе.

На фиг. 2 — функциональная схема.

Устройство для воздействия на психоэмоциональное состояние человека состоит из двух частей, конструктивно соединенных между собой, причем верхняя часть выполнена в виде сферы, содержащей внешнюю оболочку 1 из композитного материала, средний защитный слой 2 из листовой стали, расположенный между двумя слоями звукоизолирующего материала 3, и оболочку из немагнитного материала 4, а также включает помещение 5, расположенное во внутреннем объеме сферы. Помещение содержит площадку 6 с установленным на вращающейся платформе 7 креслом для пациента 8, соединенную с бесшумным приводом 9, включающим электродвигатель, обеспечивающий медленное вращение платформы. Нижняя часть устройства содержит корпус 10 из немагнитного материала цилиндрической формы, соединенного с основанием 11, на котором установлен экранированный модуль 12, включающий устройство воспроизведения объемного звука 13, соединенное с системой громкоговорителей 14, встроенных в площадку и обеспечивающих пространственный звук, устройство 15, выполненное как компьютерная система генерации панорамных объемных видеоизображений и соединенное с визуализирующим экраном 16, устройство обратной связи 17, к которому подключены датчики 18 для контроля за состоянием пациента, а также устройство управления 19 для интерактивного взаимодействия, устройство для управления вращением 20, цифровой блок управления 21, сопряженный с панелью управления 22, содержащей сенсорный дисплей выбора режима работы. В нижней части устройства также расположен экранированный модуль 23, включающий генератор природной среды 24, и генератор запахов 25, выходы которых соединены с вентиляционной системой 26. При этом все устройства подключены по соответствующим каналам коммуникации через проводной интерфейс к блоку управления.

Блок управления может представлять собой цифровое электронное коммутационное устройство, сопряженное с компьютером (на чертеже не показано).

Генератор природной среды может быть оснащен кондиционером, системой фильтрации и очистки воздуха, бесшумной вентиляцией, ионизатором (на чертеже не показано).

Устройство управления может представлять собой цветной сенсорный дисплей с дополнительной функцией проецирования голографической клавиатуры.

Устройство для воздействия на психоэмоциональное состояние человека работает следующим образом. В помещении создаются условия изоляции от физической среды, где пациент воспринимает только стимулы иммерсивной среды виртуальной реальности, замещающей сенсорную информацию реального мира синтезированными воздействиями, обеспечивая ощущение присутствия в субъективно воспринимаемом пространстве. Среда виртуальной реальности, обеспечивающая высокое чувство погружения во время сеанса воздействия, создает возможность максимального приближения субъективных ощущений пациента к ощущениям и эффектам, обеспечиваемым природной средой, что является необходимым условием для достижения оздоровительного эффекта. Выбрав до входа в помещение 5, на расположенной снаружи устройства панели управления 22, содержащей сенсорный дисплей, в отображаемом меню одну из имеющихся аудиовизуальных программ, пациент проходит внутрь помещения и располагается в мягком кресле 8. Вокруг пациента на визуализирующем экране 16 демонстрируется заранее выбранное объемное панорамное видеоизображение живописного природного пейзажа с медленной сменой плана. Одновременно звук, соответствующий видеоизображению, воспроизводится акустической системой 14, которая обеспечивает объемное пространственное звучание. Громкость звуков природы при воспроизведении видеоизображений остается естественной. Эффект погружения и присутствия в субъективно воспринимаемой реальности достигается тем, что при воспроизведении видеоизображения природного пейзажа образуется единая объемная картина окружающего пространства, достигается полное замкнутое сферическое панорамное изображение. При этом демонстрируемое объемное панорамное видеоизображение сопровождается медленным вращением пациента в кресле, что расширяет субъективное восприятие в созданном сферическом окружающем пространстве. Видеоизображения содержат команды управления электродинамическими устройствами, записанные в служебной дорожке, которые могут использоваться для программирования компьютера, для выполнения последовательности операций, в соответствии с назначением аудиовизуальной программы. Например, если демонстрируется видеоизображение лесных пейзажей, то акустическая система воспроизводит щебетание птиц, шелест листвы, журчание ручья, шум ветра, при этом генератор природной среды 24 и генератор запаха 25 создают запах леса и дуновение ветра; если демонстрируется видеоизображение морских пейзажей, то воспроизводится шум прибоя, крики чаек, а также одновременно генерируется запах моря; при демонстрации видеоизображения горных пейзажей воспроизводится шум ветра и генерируется запах горного воздуха и т.д. Последовательность демонстрируемого видеоизображения в одном сеансе состоит из одного типа природного пейзажа и одного времени года. Например, возможны сеансы «Путешествие по альпийским лугам», «Горные пейзажи», «Морские пейзажи», «Прогулка по лесу» и т.д. Демонстрируемые перед пациентом природные пейзажи являются объемными панорамными видеоизображениями, снятыми заранее (например, путем съемки реальных природных живописных пейзажей широкоугольными видеокамерами, обеспечивающими захват изображения в горизонтальной плоскости на 360° и в вертикальной на 180°) и обработанные на вычислительных средствах с использованием известных программных средства для создания трехмерной графики. Общее время сеанса в соответствии с заданным видеосюжетом 15-20 минут. Сеанс воздействия на психоэмоциональное состояние человека осуществляется в автоматическом режиме. Во время сеанса имеется возможность вносить изменения в работу программы с помощью устройства обратной связи.

Таким образом, в процессе использования изобретения обеспечивается достижение требуемого технического результата, поскольку сеанс воздействия производит постепенную модификацию психоэмоционального состояния, что способствует оздоровлению пациентов с расстройствами нервной системы и при их психоэмоциональных перенапряжениях, возникающих как при отрицательных, так и положительных нагрузках.

Источники информации

1. Вопросы и ответы о технологии OLED // Международный журнал по вопросам освещения. Luminous. Выпуск №2 — 2008. — С. 38.

2. Патенты RU 2447467, RU 2397520, RU 2394260, RU 2379726.

3. Ю.П. Зинченко, Г.Я. Меньшикова, Ю.М. Баяковский, А.М. Черноризов, А.Е. Войскунский. Технологии виртуальной реальности: методологические аспекты, достижения и перспективы // Национальный психологический журнал №1-3 за 2010 год.

4. Авербух Н.В., Щербинин А.А. Феномен присутствия и его влияние на эффективность решения интеллектуальных задач в средах виртуальной реальности // Психология. Журнал Высшей школы экономики. — Т. 8, №4. — 2011. -С. 102-119.

5. Авербух Н.В. Психологические аспекты феномена присутствия в виртуальной среде // Вопросы психологии. Выпуск №5. Сентябрь-октябрь 2010 г. — С. 105-113.

6. Алюшин А.Л. Эндофизика и временные шкалы виртуального восприятия / А.Л. Алюшин, Е. Н. Князева // Вопросы философии. — 2007. — №2. — С. 80-96.

7. Гроф С. Психология будущего. Уроки современных исследований сознания. Издательство Института трансперсональной психологии. М., 2001.

8. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека Л., Наука, 1988.

9. Макконен К.Ф. Разработка структуры биоуправляемых модулей реабилитационного тренинга в рамках сетевой интегрированной информационной системы автономных биотехнологических систем для модификации функционального состояния пациента. Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. наук. Воронеж – 2009.

10. Блейксли Т. Волшебство природы в трехмерном изображении, США, DVD-диск, вып. 2003.




Психоэмоциональное состояние — Поликлиника №1

Любой грамотный врач вам сообщит, что нужно владеть своим психоэмоциональным состоянием, если не получается сделать это самостоятельно – могут назначаться даже медикаментозные препараты. Почему это так важно? При стрессе выделяется гормон кортизол. Он оказывает влияние на работу всех систем организма. Из-за этого нарушается работа сердечно-сосудистой и нервной системы, что может привести к ухудшению самочувствия, проблемах со сном, неполадках в работе ЖКТ.

Люди, которые умеют справляться со стрессами и обходить конфликтные ситуации, как правило, ведут полноценную жизнь. У них достаточно сил на работу, друзей и увлечения. Психически уравновешенные люди заводят счастливые семьи, рожают здоровых детей и воспитывают их такими же психологически уравновешенными.

ВЛИЯНИЕ СТРЕССА НА ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА

Ученые доказали, что организм людей, постоянно подвергающихся воздействию стресса, изнашивается на 40% быстрее, чем у тех людей, которые живут в спокойствии. Частые стрессовые ситуации вызывают следующие симптомы:

  • Покраснение кожного покрова, различные высыпания;
  • Ощущение усталости и разбитости даже после полноценного сна;
  • Снижение или увеличение массы тела;
  • Постоянное чувство тревоги;
  • Тремор (дрожь) конечностей;
  • Расстройство стула.

Если ничего не предпринимать, велик шанс развития таких патологических процессов:

  • Панические атаки;
  • Депрессия;
  • Сбои в работе сердца;
  • Язва желудка;
  • Гипертония;
  • Анорексия;
  • Также стресс может вызвать снижение полового влечения как у женщин, так и у мужчин.

СОН КАК ОСНОВА ХОРОШЕГО САМОЧУВСТВИЯ

Полноценный отдых и здоровый сон – первое правило стабильной психики. Выспавшийся человек более устойчив к стрессу. Нормой принято считать 7-8 часов сна (и не менее 9 часов – если человек тяжело тренируется или его работа проходит «на ногах»).

Если сна недостаточно, устойчивость нервной системы снижается. Вы наверняка наблюдали, как капризничают маленькие дети, если устали и хотят спать. Похожее состояние наблюдается и у взрослых, которые регулярно не досыпают – им становится сложно контролировать свои эмоции, они ощущают раздражение и агрессию.

Чтобы повысить качество сна, обязательно создайте в спальне комфортную обстановку для сна – затемните комнату, проветрите её перед сном, постарайтесь сделать так, чтобы в комнате было тихо. Соблюдайте режим сна – постарайтесь ложиться спать и проспаться примерно в одно и то же время каждый день и не сильно выбиваться из этого графика даже в выходные. Если эти меры не помогают – обратитесь к неврологу или сомнологу. Врач поможет улучшить ваш сон и качество ночного отдыха.

МЕДИТАЦИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЗДОРОВЬЕ

Медитация – отличный способ справится с депрессией и стрессом без медикаментозных препаратов.

Влияние медитации на организм – это:

  • Улучшение работы головного мозга. Научно доказано, что курс медитации способствует восстановлению клеток головного мозга;
  • Снижение риска развития заболеваний сердца;
  • Устранение чувства тревоги;
  • Выработка устойчивости психики к стрессу;
  • Повышение иммунитета и усиление защитных сил организма.

Ученые из Вашингтона провели интересное исследование. 15 коллег с одного предприятия добровольно в нем поучаствовали. Перед курсом реабилитации каждый из добровольцев прошел тест на стрессоустойчивость. Выяснилось, что 14 из 15 работников живут в постоянном стрессе и не могут эффективно справляться с нервирующими ситуациями.

Работники прошли восьминедельный курс медитации под контролем специалиста – и повторный тест показал, что работники стали намного спокойнее и научились контролировать эмоции. Хороший результат также демонстрирует психотерапия – она помогает решать проблемы и бороться с тревожностью.

КАК НАУЧИТЬСЯ КОНТРОЛИРОВАТЬ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ?

Как сохранить здоровье и повысить стрессоустойчивость?

  • Не беритесь сразу за несколько дел. Доводите каждое начатое задание до конца, не отвлекаясь на посторонние факторы. Если работа не позволяет заниматься только одним делом – составьте расписание очередности задач и в выделенное на задачу время занимайтесь только ей.
  • Если вы нервничаете из-за какой-то ситуации – спросите себя, можете ли вы что-то сделать. Если нет – то вам нужно смириться с тем, что эта ситуация и ее результат – вне зоны вашего контроля и постараться отвлечься на что-то другое. Если же можете – не нужно переживать, просто делайте.
  • Постарайтесь выработать независимую самооценку. Конечно, слушать негативную оценку и ругань неприятно – но, если подумать, эта оценка вас никак не касается. Это просто мнение другого человека, которое можно учитывать, если человек для вас важен, но не стоит воспринимать как объективную реальность. Оценивайте себя сами.
  • Ставьте перед собой реалистичные задачи. Не самые простые, но достижимые. Определяя срок выполнения задачи, закладывайте 15-20% времени на форс-мажорные ситуации и человеческий фактор, тогда проволочки не будут выбивать вас из колеи.
  • Легкая физическая активность способствует стабилизации психоэмоционального состояния – ничто так не успокаивает, как легкая пробежка или плавание.
  • Ложитесь спать не позднее 23 часов, старайтесь спать не менее 8 часов.
  • Организуйте свое рабочее место таким образом, чтобы там было приятно находиться и легко было найти все необходимое.
  • Питайтесь правильной пищей. Для стабильности психоэмоционального состояния очень важно питаться сбалансированно. Особенно важны витамины группы B.
  • Хотя бы один раз в неделю делайте то, что приятно вам. Встречайтесь с друзьями, танцуйте, ешьте вкусную еду, играйте в компьютерные или настольные игры.

Если ничего не помогает, и вы чувствуете, что вам тяжело самостоятельно справиться со стрессом – обратитесь к специалисту, возможно, у вас депрессия. В этом случае вам требуется квалифицированное лечение.

Влияние природных факторов на эмоциональное состояние человека

В процессе эволюции животного мира появилась особая форма проявления отражательной функции мозга — эмоции (от лат. emoveo — возбуждаю, волную). Они отражают личную значимость внешних и внутренних стимулов, ситуаций, событий для человека, то есть то, что его волнует, и выражаются в форме переживаний.

Эмоции делят также на положительные и отрицательные, то есть приятные и неприятные.

Настроение — это слабо выраженное устойчивое эмоциональное состояние, причина которого человеку может быть не ясна. Оно постоянно присутствует у человека в качестве эмоционального тона, повышая или понижая его активность в общении или работе.

Собственно эмоции — это более кратковременное, но достаточно сильно выраженное переживание человеком радости, горя, страха. 

В жизни личности большое значение имеют эмоциональные состояния. Они е только зависят от характера протекающей психической деятельности, но и сами оказывают огромное влияние на нее. Хорошее настроение, например, активизирует познавательную и волевую деятельность человека. Эмоциональное состояние может зависеть от выполняемой деятельности, совершенного поступка, от самочувствия, от прослушанного романса и так далее.

 Средовая психология рассматривает человека в единстве со средой, как продукт среды, и позволяет по-новому увидеть психические процессы и организацию обмена информацией между человеком и средой. С позиции средовой психологии человек находится в постоянном поле взаимодействия с окружающей средой, что вызывает у него, благодаря наличию генерализованных реакций организма, определенный эмоциональный фон. К неблагоприятным условиям жизни человека следует отнести среду, которая является слишком шаблонной и ригидной, или, напротив, слишком изменчивой и непредсказуемой вплоть до хаотичности. Развитие находится под угрозой и там, где человеку не достает опыта аффективного участия других лиц, или он связан, напротив, сетью эмоциональных отношений так, что не может создать понятие собственного автономного «я». 

Организм это такое целое, которое включено в более широкое целое, из которого оно происходит; наш человеческий организм есть дитя природы и обязательно удерживает в себе и интенсивно использует физические закономерности природы, т. е. организм существует только в природной среде, в процессе систематического обмена продуктами с природной средой и существует глубинная, фундаментальная связь нашего органического существования с природой. А функция психики и состоит, собственно, в отображении, удержании, воспроизведении и развитии этого единства всех существенных сил природы.

Тот факт, что наше тело и его психика включены во всеобщую связность мировых процессов и как-то удерживают в себе природу вообще как целое, предполагает существенное непосредственное влияние этого целого на нашу психику, влияние природных пульсаций и ритмов на наш организм и наши психические состояния.

Несомненно влияние на психобиологическую организацию климата в совокупности с целостностью природных условий. В условиях теплого климата существует некий специфический психический комплекс, психическая структура, которые можно обозначить как «душевную легкость», люди в условиях теплого климата более экспрессивны, подвижны, «свободны», динамичны. Напротив, в условиях холодного климата преобладает строгость, организованность, ритмичность жизни и соответствующие такой жизни свойства психики. А умеренный климат определяет нечто вроде средней психической организации (уравновешенность, сдержанность и пр. ).

б) Частям света, географическим условиям среды обитания соответствуют расовые биопсихические особенности, которые формируются в процессе приспособления организма к среде. И поскольку здесь среда общая для всех индивидов, проживающих в данной части света, то и психобиологические особенности, образующиеся в процессе приспособления к среде, являются общими для всех индивидов данной группы.

в) Природные условия определяют также и первичные условия производственной деятельности людей, определяют характер, способы, ритм производственной деятельности, вообще общий характер движений, психодинамику, ритм всего поведения и реагирования. Так, степной житель привык просматривать пространство одним взором, другое дело житель гор, у него ориентировка строится уже по-другому.

Таким образом, психика и ее состояния имитируют внешние условия в процессе приспособления к ним, и через воспроизводство таких имитаций они удерживаются в самой психике и становятся ее моментом.

Природные ритмы оказывают свое влияние на психику человека. Например, смена времен года отражается в психических состояниях человека («весеннее настроение» и «осеннее настроение»). Так же и времени суток соответствуют определенные склонности. Утру более соответствует рассеянность, дню сосредоточенность, активность, вечеру соответствует выхождение из деятельности, склонность к размышлению, рефлексии, а ночи покой, сон, вхождение вглубь себя, в собственное самочувствие и одновременно отдых. Сюда можно добавить еще метеорологические изменения и их ритмику; у людей в таких состояниях болят раны, обостряются заболевания (так что они могут играть роль барометра). Гегель говорит по этому поводу, что душа чувствует состояния природы, ибо она сама природа.

Таким образом, речь идет о природной психике, которая находится в существенной гармонии с природными состояниями. Развитие психики в этом смысле не должно идти вразрез с природными процессами, не должно противоречить закономерностям природы. Необходимо систематическое исследование природных условий и их влияния на психику, а затем, с опорой на систему таких знаний, организация оптимального функционирования и развития психики, использование максимально возможного количества психических ресурсов.

Влияние различных факторов окружающей среды на эмоциональное состояние человека

Одним из основных факторов окружающей среды, оказывающих влияние на эмоциональное состояние человека, является природный ландшафт. Человек всегда стремится в лес, в горы, на берег моря, реки или озера. Здесь он чувствует прилив сил, бодрости. Недаром говорят, что лучше всего отдыхать на лоне природы. Санатории, дома отдыха строятся в самых красивых уголках. Это не случайность. Оказывается, что окружающий ландшафт может оказывать различное воздействие на психоэмоциональное состояние.

Созерцание красот природы стимулирует жизненный тонус и успокаивает нервную систему, положительно влияет на физическое и эмоциональное состояние человека. После пребывания в городе, человек, оказавшись на лугу, в лесу, в парке, всегда чувствует облегчение. Тот, кто был взволнован, успокаивается, кто чувствовал упадок сил, ощущает бодрость и свежесть. Оказалось, что такое влияние на человека оказывает не только голубое небо, свежий воздух, но и рельеф местности, разнообразие растительности, то есть ландшафт в целом.

Природное окружение несет определенную информацию о его состоянии — через форму, цвет, звук. Информация, усваиваясь, оказывает существенное влияние на организм и поведение человека. Так, эстетически привлекательная форма природного окружения возбуждает определенное отношение к нему, что сопровождается сильными положительными эффектами: радостью, удовольствием, любовью, наслаждением. Эти переживания включаются в жизненные процессы личности, создавая ощущение бодрости, желания и потребность действовать.

Тяга к природным ландшафтам особенно сильна у жителей города. Еще в средние века было замечено, что продолжительность жизни горожан меньше, чем у сельских жителей. Отсутствие зелени, узкие улочки, маленькие дворы-колодцы, куда практически не проникал солнечный свет, создавали неблагоприятные условия для жизни человека. С развитием промышленного производства в городе и его окрестностях появилось огромное количество отходов, загрязняющих окружающую среду.

Влияние музыки на психоэмоциональное состояние человека

Музыка – феноменальное явление. Её взаимоотношения с человеком удивительны. Мелодичные звуки вершат чудеса – в человеке пробуждается, преобразуется душа, меняются состояние, настроение… По прошествии какого-то времени зал наполняется некой единой атмосферой, поскольку музыка роднит, объединяет людей. Музыка властвует над нашими эмоциями. А эмоции, оказывается, даже побеждают физическую боль.

Узбекский учёный Мирзакарим Норбеков установил: здоровье зависит от эмоционального центра человеческого организма. Он подчёркивает: “Хаос не в мире, он внутри нас”. И именно музыка побеждает этот хаос, гармонизирует эмоциональную сферу человека.

 

«Музыка, ее первый звук, родилась одновременно с творением мира», – так утверждали древние мудрецы. Все древнейшие учения земных цивилизаций содержат в себе подобные утверждения и опыт воздействия музыки на животных, растения и человека.

Пифагор учился музыке в Египте и сделал музыку предметом науки в Италии. Получив сокровенные знания о божественной теории музыки, Пифагор основал науку о гармонии сфер, утвердив музыку как точную науку. Известно, что пифагорейцы пользовались специальными мелодиями против ярости и гнева. Они проводили занятия математикой под музыку, так как заметили, что она благотворно влияет на интеллект.

Аристотель также утверждал, что с помощью музыки можно определенным образом влиять на формирование человека, и что музыка способна оказывать известное воздействие на этическую сторону души.

Великий врачеватель древности Авиценна называл мелодию «нелекарственным» способом лечения наряду с диетой, запахами и смехом.

В III в. до н.э. в Парфянском царстве был выстроен специальный музыкально-медицинский центр. Здесь музыкой лечили от тоски и душевных переживаний.

Древние трактаты утверждают: Вселенная звучит, но привычный человеческий слух не улавливает небесных звучаний. Их воспроизводит музыка – отражение космической гармонии. Человек, как часть Вселенной, настраиваясь посредством прекрасных мелодий на гармонические звучания Космоса, обретает духовные силы и физическое здоровье.

Особого расцвета музыкальная стимуляция трудовых процессов и различных физических упражнений достигает в античной Греции. В понимании древних греков музыка была составной частью философии, поэтому интерес к ней проявляли почти все греческие философы. Идеал воспитания древние греки видели в так называемой калокагатии, под которой понималась неразрывная совокупность прекрасных физических, моральных и духовных качеств. Согласно этому принципу от каждого свободного гражданина требовалась необходимая психофизическая соразмерность, т.е. сильное, тренированное тело и одновременно определенное духовное развитие и моральная чистота. И музыке как одухотворяющему, связующему началу в этом социальном процессе отводилась весьма важная роль.

Музыка воспитывала, помогала и облегчала жизнь греку во многих житейских ситуациях, она была одним из основных предметов его занятий в палестре, активизировала его деятельность в спортивных тренировках и состязаниях, услаждала его душу на отдыхе и в пиршествах с друзьями. В своем трактате “Политика” Аристотель констатирует: “Важнейшими предметами обучения являются для греков грамматика (чтение и письмо), гимнастика” музыка и иногда рисование… Предки наши поместили музыку в число общеобразовательных предметов потому, что сама природа стремится доставить нам возможность не только правильно направлять свою деятельность, но и прекрасно пользоваться нашим досугом”.

Как видите, в отличие от нас для древних греков музыка являлась, прежде всего, активным стимулятором выполняемой под нее деятельности и только потом средством приятного отдыха и праздного развлечения.

В связи с этим сведения о прикладном использовании музыки в самых разных видах деятельности человека сообщаются также в произведениях Платона, Аристотеля, Пиндара, Страбона, Лукиана, Архилоха, Аристофана, Эсхила, Гесиода, Вергилия, Плутарха и других всемирно известных античных авторов.

Эти представления, весьма разумно интегрировавшие гуманитарные достижения своего времени, стали на несколько последующих столетий основополагающими ориентирами для всего античного общества.

С 1969 года в Швеции существует музыкально-терапевтическое общество. Благодаря сотрудникам этой организации стало известно всему миру, что звуки колокола, содержащие резонансное ультразвуковое излучение, за считанные секунды убивают тифозные палочки, возбудителей желтухи и вирусы гриппа. Но еще академик Б.В. Асафьев рассматривал колокольный звон и его типы как особую сферу народной музыки.

Западные учёные, проведя многочисленные исследования и эксперименты, пришли к убеждению: некоторые мелодии действительно обладают сильным терапевтическим эффектом. Духовная, религиозная музыка восстанавливает душевное равновесие, дарит чувство покоя. Если сравнивать музыку с лекарствами, то религиозная музыка – анальгетик в мире звуков, то есть она облегчает боль. Пение весёлых песен помогает при сердечных недугах, способствует долголетию. Но самый большой эффект на человека оказывают мелодии Моцарта. Этот музыкальный феномен, до конца ещё не объяснённый, так и назвали – “эффект Моцарта”. Медики установили, что струнные инструменты наиболее эффективны при болезнях сердца. Кларнет улучшает работу кровеносных сосудов, флейта оказывает положительное воздействие на лёгкие и бронхи, а труба эффективна при радикулитах и невритах.

Начиная с XIX века, наука накопила немало жизненно важных сведений о воздействии музыки на человека, полученных в результате экспериментальных исследований. Научно доказано, что музыка может укреплять иммунную систему, приводит к снижению заболеваемости, улучшает обмен веществ и, как следствие, активнее идут восстановительные процессы. В начале XX века было экспериментально доказано, что музыкальнее звуки заставляют вибрировать каждую клетку нашего организма, электромагнитные волны воздействуют на изменение кровяного давления, частоту сердечных сокращений, ритм и глубину дыхания. Не случайно в современной медицине всё большее распространение получает наряду с фитотерапией и арттерапией музыкотерапия. Речь идёт о восстановлении здоровья человека при помощи занятий музыкой.

В московском центре “Эйдос” музыкальная терапия используется для лечения сахарного диабета, так как было установлено, что между уровнем сахара в крови и психическим состоянием существует прямая связь. Таким образом, изменяя и регулируя своё психическое состояние, человек может изменять уровень сахара в крови. В этом большую помощь оказывают звуки природных шумов: прибоя, пения птиц, рокота океанических волн, раскатов грома, шума дождя. Исследования центра под руководством М.Лазарева показали, что музыкальные вибрации оказывают благотворное влияние на весь организм, особенно на костную структуру, щитовидную железу, массируют внутренние органы, достигая глубоко лежащих тканей, стимулируя в них кровообращение. Музыка повышает способность организма к высвобождению эндорфинов – мозговых биохимических веществ, помогающих справляться с болью и стрессом.

Особенно интенсивно изучается влияние музыки в последние десятилетия. Эксперименты ведутся в нескольких направлениях, таких как:

  • влияние отдельных музыкальных инструментов на живые организмы;
  • влияние музыки великих гениев человечества, индивидуальное воздействие отдельных произведений композиторов;
  • воздействие на организм человека традиционной народной музыки.

Следует подчеркнуть, что в России музыкотерапию Минздрав признал официальным методом лечения в 2003 году. Факт остаётся фактом: музыкотерапия в мире становится признанной наукой. Более того, в целом ряде западных вузов сегодня готовят профессиональных докторов, врачующих музыкой. Россия так же взяла на вооружение этот опыт. При Музыкальной академии имени Гнесиных создано отделение музыкальной реабилитации. Отделение музыкотерапии и реабилитации успешно работает и в Российской академии медицинских наук. Педагогам – музыкантам необходимо идти в ногу с актуальными тенденциями в науке. Музыкальная терапия вместе с арттерапией, то есть терапией средствами изобразительного искусства, может стать эффективным методом лечения школьных неврозов, которые сегодня всё больше поражают учащихся, как в процессе получения образования, так и в современной жизни вообще.

Музыка существует в нашей жизни как живое знание и представление человека о самом себе, как средство самопознания и самовыражения. Восприятие и понимание музыки заключается в ощущении её связками, мышцами, движением, дыханием. Используя классическую музыку в целях музыкальной терапии, не следует забывать, что среди произведений современной лёгкой музыки, в том числе среди джаза и рока, можно найти немало таких, которые могут быть использованы в терапевтических целях.

Музыка как, пожалуй, никакое другое искусство, может влиять на настроение, создавать его. Все музыкальные произведения можно условно разделить на активизирующие, тонизирующие и расслабляющие, успокаивающие. Восприятие музыки тесно связано с умственными процессами, то есть требует внимания, наблюдательности, сообразительности. Музыка, воспринимаемая слуховым рецептором, воздействует на общее состояние всего организма, вызывает реакции, связаннее с изменением кровообращения, дыхания.

В.М.Бехтерев, подчеркивая эту особенность, доказал, что если установить механизмы влияния музыки на организм, то можно вызвать или ослабить возбуждение.

Наблюдая за поведением детей на уроках, мне хотелось проанализировать воздействие отдельных музыкальных произведений на психоэмоциональное состояние школьников. Но перед этим я просмотрела расписание уроков в различных классах, предшествующих моему предмету, и выяснила, что ими являются такие предметы, как русский язык, литература, чувашский язык, иностранный язык, математика, история и даже физкультура. Представляете, как трудно мобилизовать детей после такого урока? Возбужденные они приходят в класс и им необходимо настроиться на совершенно другой урок – урок искусства, где царит соразмеренность и спокойствие.

Мои наблюдения и анализ результатов показывают, что музыка, зачастую сопровождаемая просмотром репродукций произведений изобразительного искусства, прослушивание записей “звучащей” природы положительно влияют на психоэмоциональное состояние. Здесь учитель выступает в роли терапевта, которому нужно поставить правильный диагноз.

Ребятам 5 класса была предложена работа, где они должны были написать о своих чувствах, которые вызывает у них прослушиваемое музыкальное произведение Э.Грига “Утро”. Ниже приведена таблица, где мы можем увидеть – какие предметы предшествовали предмету “Музыка”.

Класс Предмет до музыки
5 “А” Литература
5 “Б” История
5 “В” Физическая культура

Работы ребят из 5 “А” класса были более романтичны, глубоки и изобразительны по своему содержанию, так как предыдущий урок настроил их на положительные эмоции. Чуть суховаты были работы следующего класса, который до этого побывал на истории, где царят четкость и лаконичность. 5 “В” класс потряс меня разнообразием своих работ. Некоторые учащиеся не смогли сразу переключиться с одного вида деятельности (физические упражнения) на эмоциональное восприятие музыки. Поэтому в связи с вышесказанным делаем вывод о том, что нельзя после уроков физической культуры в расписании ставить урок музыки. Но для опытного учителя это, конечно, не помеха. Ведь не зря мы сказали выше, что учитель терапевт, который ставит правильный диагноз и назначает правильное лечение. Но большинство ребят справились с заданием, ведь перед началом восприятия музыкального произведения мне пришлось чуть по-другому построить свою тактику ведения урока, нежели в других классах.

С ребятами пятых же классов была проведена ещё одна экспериментальная работа, целью которой было: выявить настроение детей посредством арттерапии и музыкотерапии. Ребята выражали свои чувства, которые они ощущали, слушая музыкальное произведение Н. А.Римского-Корсакова “Окиан – море синее”. По тематике работы получились разнообразными. Ребята рисовали посредством красок море, природу, портрет человека или сказочного героя.

Класс

Кол-во человек в классе

Море

Природа

Портрет

Другое

5 “А”

25

10

11

2

2

5 “Б”

28

10

12

2

4

5 “В”

28

11

10

3

4

По результатам наблюдения делаю вывод: все работы учащихся имели эмоциональную направленность, которую они выразили в своих рисунках.

С ребятами 6 класса была проведена творческая работа по произведению Понкелли “Вальс часов” из оперы “Джоконда”, где посредством красок учащиеся должны были выразить своё отношение к музыкальному отрывку. Прослушав его, ребята выбрали определённые цвета красок и попытались передать настроение в красках. Работы получились очень интересные.

Класс

Кол-во человек в классе

Светлые тона

Тёмные тона

7 “А”

33

27

6

7 “Б”

28

25

3

Выбрав тёмные цвета, возможно, у ребят было плохое настроение или какие-либо неприятности, а ребята, выбравшие светлые тона, поразили меня разнообразием “услышанных” образов.

Класс

Кол-во человек в классе

Животные

Люди

Природа

Необычное

Разное

7 “А”

33

5

7

11

7

3

7 “Б”

28

3

8

13

2

2

Так как музыка обладает сильным эмоциональным воздействием на психоэмоциональную сферу человека, то она может служить немедицинским лекарством от различных эмоциональных расстройств. Школьники в течение всего дня подвержены различным эмоциональным воздействиям: перевозбуждение, неспокойствие, эмоциональное расстройство. Поэтому на уроках в качестве прослушиваемого произведения можно использовать различные музыкальные произведения, способствующие регулированию эмоционального состояния школьников. Список некоторых произведений я предлагаю вашему вниманию (см. Приложение). Эти произведения я выбрала из музыкального центра “Эйдос”, который занимается проблемой воздействия музыки на психоэмоциональное состояние человека.

Всем известно, что музыка оказывает лечебное воздействие, но не всякая и не на всех. Например, под воздействием классической музыки улучшается рост растений, даже удой молока у коров. Она благотворно влияет на плод у беременных женщин. Ведь классика – это отобранное веками лучшее, что есть в человеческой культуре. То же можно сказать и о народной музыке, только её “история” уходит корнями в глубокую древность.

А вот что касается некоторых современных направлений в музыке, они воздействуют на психику человека явно негативно. Например, Dark Wave, возникшее совсем недавно ответвление готического стиля, пробуждает в человеческой душе первобытные страхи. Известны современные музыкальные направления, вызывающие у слушателей сильную агрессию. Если на концерте солист в состоянии экстаза, например, порезал себя стеклом, то некоторые считают это высшим проявлением “искусства” энной группы. Классика же, как и здоровая пища, противостоит вышеупомянутым музыкальным наркотикам.

Библиографический список

  1. Балашова С.С., Шенталинская Т.С. Музыкальный фольклор и школа // Спутник учителя музыки / Сост. ЧелышеваТ.В. М.: Просвещение, 1993.
  2. Едунов СМ., Праслова ГА. Программы по музыке в контексте ведущих тенденций развития отечественного музыкального образования: история и современность. СПб.: СПб ГУМП, 2001.
  3. Жавинина О., Зац Л. Музыкальное воспитание: поиски и находки // Искусство в школе. 2003. № 5.
  4. Кезина Л. А про надомников забыли… // Учительская газета. 2004. 20 апреля.
  5. Кириллова А.В. Региональный аспект художественно-эстетического образования: проблемы и находки. Мурманск: НИЦ “Пазори”, 2004.
  6. Киселева П. В тональности до-мажор // Учительская газета. 2004. 2 марта.
  7. Маркус Л.И., Никологородская О А. Излечивает гнев и заполняет время // Сделай сам. 1990. № 3.
  8. Молчанова Т.К., Виноградова Н.К. Составление образовательных программ. М.: Перспектива, 2004.
  9. Назарова Л Д. Фольклорная арттерапия. СПб.: Речь, 2002.
  10. Науменко Г.М. Фольклорная азбука // Молодежная эстрада. 1999. № 4.
  11. Овчинникова Т. Музыка для здоровья. СПб.: Союз художников, 2004.
  12. Седунова Л.М. О современных тенденциях развития общего музыкального образования // Музыка в школе. 2004.
  13. Смирнов В. А. Музыкальная валеология в системе школьного образования // Ребенок и Север: проблемы сохранения здоровья и создания эффективной образовательной среды: Сборник докладов и тезисов выступлений, 25-27 марта 2003 г., МОИПКРО. Мурманск: НИЦ “Пазори”, 2004.
  14. Тютюнникова Т.Д. Уроки музыки: Система обучения К. Орфа. М.: Астрель, 2000.
  15. Шанских Г. Музыка как средство коррекционной работы // Искусство в школе. 2003. № 5.
  16. Яковенко Т.Е. Музыка и здоровье человека: Фестиваль педагогических идей “Открытый урок”. М.: Первое сентября, Чистые пруды, 2004.

Влияние цвета на эмоциональное состояние человека, восприятие цвета в светодизайне

Цвет – один из наиболее сильных инструментов воздействия на психофизическое состояние человека. Цвет непосредственно влияет на наши эмоции. Человеческий глаз различает около полутора миллионов цветовых оттенков. Но даже один и тот же цвет, в зависимости от продолжительности воздействия и интенсивности, может вызывать положительные или отрицательные эмоции.

Цвета бывают возбуждающие и успокаивающие. К возбуждающим относятся тёплые цвета: жёлтый, оранжевый, красный и производные от них. Эти цвета ассоциируются у человека с пламенем костра, их называют «выступающими», поскольку объекты этих цветов кажутся расположенными ближе к наблюдателю.

Красный цвет вселяет жизненные силы, уверенность, но в то же время может угнетать. При долгом воздействии красный цвет вызывает возбуждение, переходящее в агрессивность.

розовый наоборот – расслабляет, веселит.

Оранжевый – цвет радости, он улучшает аппетит. Жёлтый – самый светлый в спектре, бодрит, поднимает настроение.

К успокаивающим относятся цвета холодные: зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Они ассоциируются с холодным дневным светом, с небом и поэтому воспринимаются отдалёнными от человека, их называют «отступающими».

Зелёный ассоциируется с природной зеленью, уравновешивает и успокаивает человека.

Голубой – цвет воды и неба, восстанавливает эмоциональное равновесие, помогает сосредоточиться, синий – вызывает задумчивость и тоску, фиолетовый угнетает, печалит. Продолжительное воздействие синего и фиолетового цветов может вызвать депрессию.

Чёрный цвет, конечно же, тоже депрессивен, но здесь решающее значение имеют культурные традиции. Так, у нас чёрный считается цветом траура, а в Японии – наоборот, цветом праздника и радости.

Белый – самый эмоционально нейтральный свет.

Серый – тоже нейтрален, но довольно строг – он уместен в официальной обстановке. Серый цвет помогает сосредоточиться, настроиться на деловой лад.

Полезные статьи от компании «Световые Технологии»

Большинство людей проводят свой рабочий день в условиях искусственного освещения. При этом в течение дня человек может испытывать как всплески активности, так и усталость. Это происходит потому, что наши биологические часы и свет неразрывно связаны. Стоит отметить, что сегодня разработаны технологии биоосвещения, позволяющие управлять биоритмами человека для повышения его работоспособности и улучшения самочувствия.

Влияние освещения на организм человека

«Плохой свет делает человека несчастным». Эта мысль немецкого дизайнера Инго Маурера неоднократно находила подтверждение в исследованиях, проводимых учеными. Влияние освещения на здоровье человека нельзя недооценить: некачественный свет негативно воздействует на зрительный аппарат, вызывает переутомление, дискомфорт, мигрени, бессонницу, снижает работоспособность.
Свет имеет еще одно важнейшее свойство – воздействовать на наши биоритмы. Известно, что при естественном освещении активность человека выше, нежели при искусственном свете. В солнечную погоду люди отмечают более высокую работоспособность, чем в пасмурный день. Зимой, когда световой день короче, мы менее продуктивны, чем летом.  Воздействие света на человека вызывает реакцию особого светочувствительного фотопигмента в глазу, что, в свою очередь, может оказывать влияние на наши циркадные циклы.


Что такое циркадные циклы? Циркадным циклом называют суточное изменение биологических процессов, протекающих в организме человека. Такой цикл включает в себя периоды сна и бодрствования, активности и расслабленности, продуктивности и усталости. Изменение биологических ритмов обусловлено действием гормонов: мелатонин отвечает за сон, кортизол – за активность, допамин – за настроение и т.д. В течение суток уровень этих гормонов изменяется, что приводит к естественной смене биоритмов. Здоровый циркадный цикл обеспечивает хорошее самочувствие, бодрость, умственную и физическую активность, полноценный сон.


Проявления циркадных ритмов Суточный циркадный ритм выражается в смене фаз активности восстановления всех органов и систем человека – сердца, мозга, нервной системы, обмена веществ. Наиболее ярко смену ритмов демонстрируют периоды сна и бодрствования. Другие проявления циркадных ритмов менее заметны, но они находят отражение в поведении человека, в состоянии его здоровья, в периодах активности и усталости. Так, установлено, что работоспособность имеет несколько пиков в течение дня, в 10, 15 и 17 часов, а в 22-23 часа организм испытывает физиологический спад и перестраивается на режим покоя.


Влияние дневного света на циркадные циклы Циркадные циклы неразрывно связаны с освещением. Вечером, при снижении интенсивности естественного света, повышается активность гормона мелатонина, отвечающего за расслабление организма. Уровень активности снижается, человек испытывает усталость и сонливость. С рассветом воздействие света возрастает, а уровень мелатонина уменьшается, и организм постепенно переходит в фазу активности. Ее спад, снижение настроения, ощущение сонливости и вялости, ухудшение состояния здоровья в осенне-зимний период объясняются поздними рассветами и недостатком солнечного света, так как именно эти факторы провоцируют повышение уровня мелатонина и снижение выработки «гормона бодрости» кортизола. Таким образом, интенсивность дневного света и биоритмы организма человека находятся в прямой зависимости. Этот факт позволяет говорить о возможности гармонизировать циркадные циклы с помощью освещения.


Управление биоритмами с помощью освещения в офисе Большую часть дня человек вынужден работать в условиях искусственного освещения. Во многих офисах и на производстве даже летом бывает мало солнечного света. В зимний период, когда световой день короток, рабочее время практически всегда начинается до восхода солнца и завершается после заката. При таких условиях искусственный свет постоянно подавляет выработку организмом мелатонина. Человек не испытывает сонливости, но и периоды активности у него проходят менее продуктивно: снижается концентрация внимания, ухудшается настроение. Влияние стандартного искусственного освещения на условия деятельности человека нарушает естественное течение биоритмов и негативно сказывается на здоровье и работоспособности.
Работу гормонов, обуславливающих циркадные ритмы, можно регулировать безопасным образом за счет качественного освещения. Эту задачу успешно решают системы биологически и эмоционально эффективного света. Они призваны улучшать физическое и эмоциональное состояние и здоровье человека и помогать ему более эффективно решать рабочие задачи.
Компания «Световые Технологии» разработала  инновационные решения по освещению рабочих пространств. Речь идет об управлении цветовой температурой осветительных приборов: она настраивается исходя из конкретной рабочей ситуации – «переговоры», «отдых» и др. Известно, что нейтральный цвет создает комфортные условия для решения стандартных задач. Холодная температура света повышает уровень активности, способствует концентрации и поэтому может применяться в случаях, когда от сотрудников требуется полная самоотдача: на важных совещаниях или креативных штурмах. Теплый цвет освещения необходим для периодов отдыха, когда организм человека может восстановить свои силы. Система биологически и эмоционально эффективного освещения позволяет обеспечить продуманное и безопасное влияние  света на здоровье. Такой свет учитывает циркадные ритмы человека, помогает грамотно их корректировать и эффективно тратить энергию в ходе рабочего дня.
Биологически и эмоционально эффективное освещение (Human Centric Lighting) имеет большие перспективы использования в различных отраслях. Учитывая климатические особенности нашей страны с характерным дефицитом солнца в некоторые периоды, именно установка такого освещения позволит компенсировать недостаток естественного света. Положительные результаты по влиянию освещения на здоровье человека могут быть получены в условиях офисов, промышленных производств благодаря повышению работоспособности сотрудников. Human Centric Lighting будет эффективно в реабилитационных учреждениях, где пациенты долгое время могут находиться в замкнутых пространствах и испытывать нехватку дневного света.
Узнать больше о биологически и эмоционально эффективном освещении можно по ссылке.

Эмоциональные, поведенческие и психологические последствия пандемии COVID-19

Резюме

Появление SARS-CoV-2 в декабре 2019 года вызвало ужас во многих частях мира. Из-за его быстрого распространения Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию в марте 2020 года. Стремясь сдержать распространение вируса, лидеры многих стран сдержали общественное движение, стремясь сгладить кривую заражения с помощью социального дистанцирования. Этот обзор был направлен на анализ того, как изменилось поведение человека за этот период.Мы также рассмотрели ключевые компоненты эмоциональной реакции на пандемию, то, как внутренние и внешние факторы, такие как личностные качества, пол, средства массовой информации, экономика и реакция правительства, влияют на общественное восприятие пандемии и психологические последствия пандемии. текущий сценарий. Кроме того, мы подробно изучили группы с повышенным риском бремени психического здоровья, обусловленного этими обстоятельствами. К ним относятся медицинские работники, пожилые люди, дети, студенты колледжей, чернокожие, латинские и ЛГБТК + сообщества, экономически неблагополучные группы, бездомные, заключенные, сельское население и психиатрические пациенты. Мы также обсудили несколько мер, которые могли бы свести к минимуму эмоциональное воздействие этого сценария. Крайне важно, чтобы органы здравоохранения, правительство и население совместно помогали уязвимым группам и продвигали стратегии эмоциональной и психологической поддержки. При этом крайне важно обеспечить население достоверной информацией о пандемии COVID-19.

Ключевые слова: SARS-CoV-2, COVID-19, поведение, психологические изменения, социальная изоляция, ограничительные меры, психическое здоровье , Китай (Лу и др., 2020). Затем было обнаружено, что инфекция была вызвана вирусом, названным SARS-CoV-2. Впоследствии заболевание, вызванное этим вирусом, было названо коронавирусной болезнью 2019 года (COVID-19). Данные Руководства Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) показывают, что к 14 января 2020 г., через 1 день после первого зарегистрированного случая за пределами Китая, был подтвержден только 41 случай (Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ], 2020b). В настоящее время статистические данные, взятые из информационной панели ВОЗ по коронавирусным заболеваниям (COVID-19) к 5 сентября, сообщают о 26.5 миллионов подтвержденных случаев во всем мире, более 871 тысячи случаев смерти (Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ], 2020c).

Ограничительные меры были приняты в нескольких странах в попытке замедлить распространение SARS-CoV-2. Например, в Китае (Wang C. et al., 2020), Италии (Briscese et al., 2020) и Соединенном Королевстве (Великобритания) (Holmes et al., 2020) были введены строгие правила «блокировки», в то время как другие страны, включая Соединенные Штаты Америки (США) (Имперский колледж Лондона, 2020 г.) и Бразилию (Simões e Silva et al., 2020), дали рекомендации «оставаться дома». Во многих местах были остановлены транспортные средства, закрыты общественные места, и продолжали функционировать только основные службы; хотя и с ограничениями и профилактическими мерами.

Однако, поскольку мировые власти, похоже, сосредоточили внимание на инфекционном аспекте пандемии, наблюдается рост психических расстройств (Brooks et al. , 2020; Holmes et al., 2020). Действительно, во время этого продолжающегося кризиса в области здравоохранения людей, страдающих эмоциональными, поведенческими и психическими расстройствами, как правило, больше, чем тех, кто пострадал от COVID-19.На самом деле страх заразиться COVID-19 кажется не таким сильным, как опасения по поводу психологических и социальных последствий пандемии, как сообщается в опросе Соединенного Королевства (Психическое здоровье Covid-19, 2020). Определенные группы, по-видимому, подвергаются более высокому риску такого воздействия на психическое здоровье, в том числе передовые медицинские работники, пожилые люди, дети, студенты колледжей, сообщество ЛГБТК+, бездомные и лица, находящиеся в уязвимом положении, сельские жители, иностранцы и психиатрические пациенты (Холмс). и другие., 2020; Хан и др., 2020 г.; Салерно и др., 2020 г.; Вуд и др., 2020). Действительно, эмоциональный стресс, связанный с текущим сценарием, потенциально может усугубить предыдущие психические состояния или может ускорить их симптоматику (Yao et al. , 2020). Важным аспектом этого контекста является то, что из-за физического дистанцирования многие плановые встречи были отменены, а системы поддержки психического здоровья были приостановлены, хотя удаленная помощь быстро расширяется (Holmes et al., 2020).

Целью этого обзора является обсуждение влияния COVID-19 на психическое здоровье населения мира в целом, а также его причин и последствий.Были включены темы, имеющие большую актуальность в научной литературе, большинство из которых касаются не только медицинских работников и органов власти, но и всего населения. Кроме того, обсуждались некоторые меры, которые необходимо принять для минимизации эмоционального бремени пандемии.

Методы

Данные были получены независимо шестью авторами, которые провели всесторонний и несистематический поиск в базах данных PubMed, Cochrane, Scopus, SciELO и Google Scholar.Стратегии поиска включали такие термины, как: «COVID-19», «SARS-CoV-2», «тревога», «депрессия», «психиатрические расстройства», «социальная изоляция», «изменения поведения», «психиатрические больные», «психические расстройства». здоровье», «самоубийство», «СМИ», «расизм», «медицинские работники», «пожилые люди», «домашнее насилие», «сон», «ЛГБТ-сообщество», «бездомные», «иностранцы», «сельское сообщество, «Неофициальные поселения». Обыски проводились с 14 по 26 мая. Впоследствии эта статья была обновлена ​​в период с 26 мая по 5 сентября.При поиске особое внимание уделялось недавним статьям, опубликованным сериям случаев, заявлениям о консенсусе, руководствам, метаанализам, систематическим обзорам и проспективным когортным исследованиям, критически рассмотренным и отобранным авторами. Также были проведены исследования в общедоступных информативных официальных веб-сайтах и ​​в ссылках, содержащихся в ранее собранных данных.

Ограничительные меры в связи с пандемией

Терминология карантина, социальной изоляции и социального дистанцирования

В контексте пандемии COVID-19 использовались термины «социальное дистанцирование», «социальная изоляция» и «карантин». в основном как синонимы в средствах массовой информации, в общении с общественностью и даже в научных статьях (Brooks et al. , 2020). Однако между этими обозначениями есть большие различия, даже несмотря на то, что не всегда существует соглашение о терминологии. «Карантин» относится к экстремальным ограничениям передвижения лиц, подвергшихся воздействию или потенциальному заражению вирусом, с целью сведения к минимуму распространения возбудителя. Более того, термин «карантин» следует использовать в контексте групп или на уровне сообщества (Dsouza et al., 2020; Sánchez-Villena and de La Fuente-Figuerola, 2020). «Социальная изоляция» относится к ограничению социального передвижения инфицированных этим заболеванием (Dsouza et al., 2020; Санчес-Вильена и де Ла Фуэнте-Фигуэрола, 2020 г.). Между тем, «социальное дистанцирование» — это профилактическая мера, рекомендованная населению в целом, чтобы сгладить кривую инфекционного заболевания. В этом сценарии людям рекомендуется оставаться дома и как можно меньше пользоваться услугами, а также избегать скоплений людей, соблюдать рекомендуемое расстояние в один метр друг от друга и принимать меры предосторожности во избежание заражения (Covid-19, 2020). . Тем не менее, использование и понимание этих терминов не должно быть столь негибким.Фактически, термин «социальная изоляция» также использовался для обозначения источника субъективного чувства одиночества, которое может сопровождать меры социального дистанцирования, особенно для тех, кто уже подвергается повышенному риску страданий от одиночества. Тем не менее, термин «социальная разобщенность» используется в этом обзоре, чтобы охватить эту структуру.

Источник психологического воздействия, связанного с ограничительными мерами

Нельзя отрицать, что ограничительные меры, введенные для сдерживания пандемии COVID-19, оказывают серьезное влияние на психическое здоровье населения.Тем не менее, пока неясно, что способствует таким негативным последствиям. Возможно, что эти последствия напрямую связаны с ограничительными стратегиями и снижением социальной мобильности (Bavel et al., 2020; Brooks et al., 2020; Pfefferbaum and North, 2020; Wang G. et al., 2020). Однако эмоциональные и психологические последствия пандемии также могут быть вторичными по отношению к внутренним изменениям, которые ограничительные меры вызывают в привычках образа жизни и социально-экономическом сценарии (Brooks et al. , 2020; Zhu et al., 2020).

Ключевые компоненты эмоциональной и поведенческой реакции на пандемию COVID-19

Эмоциональная и поведенческая реакция на пандемию COVID-19 является многофакторной. Она опирается не только на внешние компоненты, но и на личностные и врожденные. Тем не менее, реакция на нынешние обстоятельства, по-видимому, преобладает среди населения в целом. Наблюдалось значительное усиление чувства функциональных нарушений, скуки, стигматизации, беспокойства, фобии, разочарования и гнева (Ahmadi and Ramezani, 2020; Brooks et al., 2020; Пфеффербаум и Норт, 2020 г .; Рестубог и др., 2020 г.; Шер, 2020а; Тойфель и др., 2020). В этой теме необходимо тщательно обсудить некоторые выбранные факторы, поскольку они имеют решающее значение для воздействия пандемии на психическое здоровье.

Страх и неуверенность

В отличие от других вирусных вспышек 21-го века, таких как SARS и MERS, которые в основном распространялись в больничной среде (Bai et al., 2004; Cauchemez et al. , 2016), COVID-19 уникален таким образом, что он распространился далеко за пределы медицинских центров.Поскольку все население находится в опасности, необходимые ограничительные меры создали беспрецедентный сценарий, в котором преобладают страх и неуверенность. Несмотря на то, что страх является важным адаптивным механизмом, который люди и другие виды разработали, чтобы справляться с угрозами в окружающей среде, он может поддерживать только тех, кто чувствует себя способным справиться с угрозами, представляемыми конкретно им. У тех, кто считает себя неспособным справиться с такими рисками, страх может вызвать защитные реакции (Bavel et al., 2020). Таким образом, в ситуации, когда страх связан не только со смертью, но и с последствиями во множестве различных сфер, включая организацию семьи, закрытие школ, социальную изоляцию и экономические последствия, жизненно важно уделять пристальное внимание психическому здоровью. здоровье людей (Ornell et al., 2020). Фактически, предыдущие исследования показали, что страх положительно связан с депрессией, тревогой, предполагаемой инфекционностью и отвращением к микробам (Ahorsu et al. , 2020). Кроме того, еще одним пагубным последствием страха является стигматизация и дискриминация инфицированных или имеющих симптомы COVID-19 (Ahorsu et al., 2020).

Хотя страх имеет несколько разрушительных последствий, одним из самых пагубных является самоубийство. Во время пандемии COVID-19 поступали многочисленные сообщения о суицидальном поведении из-за проблем, связанных со страхом, например страха быть инфицированным (Dsouza et al., 2020; Mamun and Ullah, 2020), страха заразить других (Mamun и Griffiths, 2020), боязнь оказаться в карантине (Dsouza et al., 2020) и боязнь воздействия на психическое здоровье (Sher, 2020b). Конкретной иллюстрацией этого является 40-летняя женщина из Бангладеш, которая покончила с собой в больничной ванной после того, как ей отказали в медицинской помощи из-за страха персонала перед инфекцией SARS-CoV-2 (Mamun et al., 2020а).

Наконец, следует отметить, что адаптация к новой жизни социального дистанцирования может различаться в зависимости от возрастных групп, пола и других переменных, окружающих людей. Поэтому, учитывая важность страха в контексте пандемии, были разработаны шкалы, учитывающие это чувство, которые могут быть полезны для понимания и управления этим эмоциональным компонентом (Ahorsu et al., 2020; Sakib et al., 2020).

Стрессоры

На фоне пандемии стрессоры также необходимо учитывать при оценке эмоционального и нейропсихологического воздействия.К ним в основном относятся обстоятельства, связанные с COVID-19, такие как потенциальное заражение вирусом и потеря близких, а также вторичные невзгоды из-за экономических трудностей, отсутствия еды, психосоциальных последствий, нарушения планов на будущее и основных физических и психологических состояний. (Ислам и др., 2020; Пфеффербаум и Норт, 2020).

Экономические факторы

Продолжающаяся пандемия, вызванная COVID-19, вызвала явный экономический кризис во многих областях работы и бизнеса, включая производство, розничную торговлю, путешествия и торговлю (Restubog et al., 2020). Безработица растет, и даже самым стабильным и бывшим профессионалам угрожает их работа. По оценкам Международной организации труда, к концу второго квартала 2020 года число новых безработных составит 25 миллионов человек (Restubog et al., 2020). Кроме того, опросы американских рабочих до и после предыдущих экономических спадов показывают, что безработица — не единственный возможный пагубный результат, поскольку сокращение заработной платы, сокращение рабочего времени, повышенный спрос на работу и сложные условия труда, возможно, являются частью плана действий в чрезвычайных ситуациях на случай этой пандемии. (Рестубог и др., 2020). Финансовые потери тесно связаны с психологическим стрессом и считаются фактором риска психических расстройств с долгосрочными последствиями. Разрушение или даже банкротство бизнеса, невыплаченные долги, стресс из-за потери работы, бедность, неспособность оказать поддержку семье и отсутствие продовольственной безопасности — это лишь несколько примеров, иллюстрирующих чрезвычайно суровый сценарий в отношении финансовых последствий, вторичных по отношению к этой пандемии (Bhuiyan et al. и др., 2020 г.; Дсуза и др., 2020 г.; Мамун и Улла, 2020 г.).Действительно, нехватка основных предметов снабжения, в том числе воды, еды, одежды и жилья, кажется особенно пагубным источником разочарования, беспокойства и гнева (Brooks et al., 2020).

Кроме того, настораживает тот факт, что экономические последствия представляют собой один из основных факторов риска суицидального поведения (Conejero et al., 2020; Vandoros et al., 2019). Во время пандемии в нескольких странах были зарегистрированы случаи самоубийств из-за финансового спада, особенно в странах, переживающих более серьезные кризисы, чем в развитых странах, таких как Индия (Dsouza et al., 2020; Griffiths and Mamun, 2020), Бангладеш (Bhuiyan et al., 2020; Griffiths and Mamun, 2020) и Пакистане (Mamun and Ullah, 2020). Используя данные, доступные в пресс-релизе Международной организации труда в марте 2020 года, исследование подсчитало, что в лучшем случае рост уровня безработицы спровоцирует увеличение примерно на 2135 самоубийств в год во всем мире (Kawohl and Nordt, 2020). Таким образом, ожидается, что число людей, которые могут обратиться за помощью в службы охраны психического здоровья, значительно возрастет в контексте пандемии COVID-19 (Kawohl and Nordt, 2020).

Насилие в семье

На самом деле, поскольку рекомендации «оставаться дома» остаются в силе, важно помнить, что дом не всегда является безопасным местом для всех. Он также может быть местом искажения власти и злоупотреблений, что подтверждается исследованиями, которые показывают, что вынужденная близость, наряду с экономическим стрессом и нестабильностью, связанной со стихийными бедствиями, являются факторами риска агрессии и домашнего насилия (Bavel et al., 2020; Usher и др., 2020). Кроме того, меры дистанцирования также означают для тех, кто живет в местах насилия, ограниченный доступ к общественной и семейной поддержке, а также меньше возможностей обратиться за помощью (Usher et al., 2020). Страх перед COVID-19 и угрозы заражения могут даже использоваться в качестве механизма принуждения для поддержания насилия. Как следствие, например, лица, пострадавшие от домашнего насилия, могут быть менее склонны обращаться в больницу из-за боязни заражения. В конечном счете, социальное дистанцирование, хотя и необходимое для сдерживания COVID-19, может усугубить насилие и сделать его менее заметным (Usher et al., 2020).

Действительно, в Соединенном Королевстве организация по борьбе с домашним насилием сообщила, что число звонков на ее линию помощи по вопросам домашнего насилия увеличилось на 25% в течение 7 дней после объявления правительством о более жестких мерах по социальному дистанцированию и изоляции (Bradbury-Jones and Isham, 2020). ).В Австралии некоторые полицейские управления сообщили о 5-процентном увеличении количества звонков, связанных с домашним насилием, в то время как Google сообщил о 75-процентном росте количества поисковых запросов в Интернете о поддержке жертв домашнего насилия (Usher et al., 2020). Кроме того, после введения мер социального дистанцирования количество жалоб на насилие в семье увеличилось на 32–36% во Франции и на 21–35% в США (Usher et al. , 2020). Эта закономерность аналогична тому, что уже наблюдалось при предыдущих эпидемиях (Usher et al., 2020).

Изменения в повседневных привычках

Анализ качества сна во время пандемии SARS-CoV-2 также показал рост нарушений сна, критического состояния, связанного с тревогой, депрессией и суицидальным поведением (Sher, 2020a). Кроме того, ухудшение качества сна способствует вспыльчивости и, как следствие, усложняет семейное сожительство (Islam et al., 2020).

Еще одно интересное исследование было связано с мониторингом новостей: исследование показало, что более высокие средние значения времени (≥ 3 ч), потраченного на сосредоточение внимания на вспышке вируса, положительно коррелируют с развитием симптомов тревоги (Huang and Zhao, 2020), но также и с ценности социальной ответственности и соблюдение рекомендаций по социальному дистанцированию среди подростков в США (Oosterhoff et al., 2020). Наоборот, меньшая вовлеченность в поведение по предотвращению риска наблюдалась у лиц, которые, по-видимому, были склонны к «предубеждению оптимизма», веря в то, что у них меньше шансов заболеть болезнью, чем у других. Этот принцип наблюдается и при других заболеваниях, включая рак легких (Soofi et al., 2020).

Кроме того, итальянское исследование, проведенное в апреле 2020 года, оценило изменения в привычках питания и образа жизни 3533 человек в возрасте от 12 до 86 лет. Было замечено, что у 34,4% респондеров в этот период повысился аппетит, тогда как у 17.У 8% снизился аппетит. В результате почти половина участников исследования ощутили прибавку в весе во время пандемии. Кроме того, было замечено, что, хотя не было различий в физической активности в группе людей, которые не занимались спортом до блокировки COVID-19, частота тренировок увеличилась среди тех, кто был физически активным. Около 3% курильщиков бросили курить в этот период, вероятно, из-за опасений по поводу повышенного риска дыхательной недостаточности и смертности от COVID-19 (Di Renzo et al., 2020).

Индивидуальная реакция на стресс

Во время психологического стресса на эмоциональную реактивность сильно влияют индивидуальные различия и контекст, опосредованный стрессом. Исследование среди итальянского населения в целом было направлено на изучение гендерных и личностных черт, которые в большей степени связаны с психологическим воздействием во время пандемии COVID-19 (Moccia et al., 2020). Результаты показали, что люди с тревожным, циклотимическим и/или депрессивным темпераментом, по прогнозам, будут страдать от большего эмоционального воздействия, вторичного по отношению к текущему сценарию.Между тем, мужской пол, а также безопасный и избегающий взрослый стиль привязанности защищали от риска более высокого психологического бремени (Moccia et al., 2020).

Кроме того, в рамках другого направления исследования в Китае было предложено понять дифференциальный психологический стресс среди различных групп населения, затронутых пандемией. Было замечено, что у людей, перенесших инфекцию SARS-CoV-2, значительно увеличилась распространенность депрессивного настроения, соматических симптомов и тревожного поведения (Zhang W.Р. и др., 2020). Было обнаружено, что посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) затрагивает 96,2% госпитализированных пациентов с COVID-19, тогда как депрессия также была выше у пациентов с COVID-19 (Vindegaard and Benros, 2020). Кроме того, наличие инфицированного друга или члена семьи связано с более высоким уровнем тревожности (Duan L. et al., 2020).

Психологические расстройства, вторичные по отношению к пандемии COVID-19

Пандемия COVID-19 может усилить психологические расстройства или спровоцировать другие, например, тревогу, депрессию, посттравматическое стрессовое расстройство, злоупотребление алкоголем, обсессивно-компульсивное поведение, панику и паранойю (Dubey et al. ., 2020; Ислам и др., 2020). Общенациональный опрос в Китае, в котором приняли участие более 52 тысяч человек, показал, что почти 35% респондентов испытывают психологический стресс из-за SARS-CoV-2 (Qiu et al., 2020). В этом исследовании женщины оказались более уязвимыми к стрессу, чем мужчины, хотя этот результат не соответствует литературным данным (Huang and Zhao, 2020). Поэтому некоторые из наиболее цитируемых психологических последствий пандемии будут рассмотрены дополнительно.

Тревога и депрессия

Тревога, одна из основных оцениваемых тем, значительно возросла в обществе во время этой пандемии (Huang and Zhao, 2020; Li et al. , 2020; Цю и др., 2020 г.; Тойфель и др., 2020). Исследовательская группа в Китае проанализировала онлайн-сообщения примерно 18 000 китайских пользователей социальных сетей до и после объявления COVID-19 в Китае 20 января 2020 года и обнаружила увеличение количества слов, отражающих негативные эмоции, включая тревогу, депрессию и гнев. Ли и др., 2020). Стоит упомянуть об одном особом виде беспокойства: тревоге о здоровье. Он характеризуется в основном катастрофическими неправильными интерпретациями телесных ощущений, дисфункциональными представлениями о здоровье и болезни и неадекватным поведением совладания.Это состояние может привести к пагубным последствиям, включая чрезмерное мытье рук, социальную изоляцию, панические покупки и перерасход ресурсов, таких как дезинфицирующие средства для рук, лекарства и защитные маски (Asmundson and Taylor, 2020b). На самом деле, особенно при подозрении на COVID-19, развитие обсессивно-компульсивных симптомов может быть следствием беспокойства, связанного с состоянием их здоровья (Dubey et al. , 2020). Такая же тенденция к росту наблюдается и в отношении депрессивных симптомов (Bavel et al., 2020; Пфеффербаум и Норт, 2020 г .; Рестубог и др., 2020 г.; Шер, 2020а). Интересно, что группы с более низким уровнем образования, по-видимому, более подвержены этим проявлениям в условиях эпидемии, особенно из-за ненадежного доступа к информации и опасений по поводу ее академического образования (Pfefferbaum and North, 2020).

Посттравматическое стрессовое расстройство

Другим тревожным состоянием, рост которого можно ожидать, является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) (Brooks et al., 2020; Dutheil et al., 2020; Gunnell et al., 2020), аналогично или хуже того, что происходило во время предыдущих эпидемий, таких как грипп h2N1 и лихорадка Эбола (Xu et al., 2011; Cénat et al., 2020). Неблагоприятные последствия этого заболевания проявляются не сразу, и психиатрическая поддержка должна быть готова справиться с этой проблемой в течение нескольких месяцев. Посттравматическое стрессовое расстройство чаще возникает после длительных периодов социальной изоляции и связано с повышенным риском самоубийства в 2–5 раз (Thibodeau et al. , 2013; Brooks et al., 2020). Пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством также менее склонны обращаться за помощью к властям, возможно, из-за малой доступной информации по этому вопросу, страха стигматизации, убеждения, что симптомы могут исчезнуть со временем, и опасений по поводу стоимости психиатрической помощи (Dutheil et al., 2020).

Алкогольная зависимость

Во время карантина в некоторых странах также была запрещена продажа алкоголя. Аргументы в пользу сохранения ограничительных условий включали нарушение способности лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, осуществлять профилактические меры, влияние употребления алкоголя на насилие в семье, его влияние на иммунную систему и, наконец, высокую стоимость острого употребления алкоголя в экстренных случаях. услуги (Nadkarni et al., 2020). Тем не менее, как следствие, большее количество случаев абстинентного синдрома возникало у пациентов, страдающих зависимостью (Narasimha et al., 2020). В психиатрической службе неотложной помощи в Бангалоре, Индия, после изоляции в день возникало в два раза больше случаев тяжелого абстинентного синдрома (судороги, белая горячка и галлюцинации) (Narasimha et al. , 2020). Кроме того, в Индии сообщалось о росте черного сбыта алкоголя, потребления неупотребляемого алкоголя и даже самоубийств среди наркозависимых (Nadkarni et al., 2020). На самом деле было высказано предположение, что употребление алкоголя является важным фактором риска декомпенсации психических расстройств и, в конечном счете, может способствовать совершению самоубийства людьми, особенно слабыми и более уязвимыми (Conejero et al., 2020).

Еще одно сложное последствие таких мер касается тех, кто выздоравливает или хочет вылечиться от злоупотребления алкоголем. Поскольку автономия имеет решающее значение для поддержания поведенческих изменений, которые приводят к прекращению употребления алкоголя, и поскольку в этот период пациенты имеют ограниченный доступ к таким услугам, как Анонимные алкоголики, запрет на продажу алкоголя может нанести ущерб выздоровлению (Nadkarni et al., 2020). ). Кроме того, социальное дистанцирование, тревога и негативное мышление, которые усугубились в ситуации с пандемией, могут спровоцировать рецидив (Nadkarni et al. , 2020). Фактически, в других странах, где продажа алкоголя не была запрещена, например, в Соединенном Королевстве, потребление алкоголя во время изоляции значительно увеличилось (Nadkarni et al., 2020). Поэтому важно, чтобы страны, запрещающие продажу алкоголя, внимательно относились к его последствиям для тех, кто страдает от зависимости.

Уязвимость психического здоровья

Некоторые группы более уязвимы к более сильным эмоциональным, поведенческим и психологическим последствиям пандемии COVID-19.Наиболее цитируемые из них будут рассмотрены в этом обсуждении. Тем не менее, к другим группам повышенного риска последствий пандемии для психического здоровья относятся лица с ранее существовавшими заболеваниями, лица, проживающие в домах престарелых, лица, обеспечивающие уход на дому, пациенты с COVID-19 и члены их семей (Dubey et al., 2020; Khan и др., 2020).

Медицинские работники

Одной из основных групп в этой категории являются медицинские работники во время пандемии, в частности работники, работающие на переднем крае. В тревожном контексте этой чрезвычайной ситуации в области здравоохранения эти специалисты сталкиваются с различными обстоятельствами и несчастьями, которые включают страх быть инфицированными и заразить других, более высокую рабочую нагрузку, значительное давление, боль потери пациентов и коллег, непредсказуемый характер вируса, неадекватное тестирование, ограниченные возможности лечения и нарушение обычного распорядка дня, а также недостаточное количество средств индивидуальной защиты и других предметов медицинского назначения, особенно в развивающихся странах (Chew et al., 2020; Ланцет, 2020; Мамун и др., 2020c; Пфеффербаум и Норт, 2020 г.). Данные свидетельствуют о том, что такие состояния могут сделать их более уязвимыми не только к физическим симптомам, включая головную боль и боль в горле (Chew et al., 2020), но и к нагрузке на психическое здоровье с повышением уровня тревоги, депрессии, стресса, раздражительности. , бессонница, гнев и разочарование (Brooks et al., 2020; El-Hage et al. , 2020; Pfefferbaum and North, 2020; Zhang J. et al., 2020). Наличие органического заболевания рассматривалось как независимый фактор риска этих исходов в предыдущих исследованиях (Zhang J.и др., 2020). Например, исследование, проведенное в Китае, показало, что у половины передовых медицинских работников были симптомы депрессии и тревоги, у 70% — психологический стресс, а многие также сообщали о бессоннице (Mesa Vieira et al., 2020). Предыдущие эпидемии имели аналогичную картину, поскольку 29% медицинских работников могли испытывать эмоциональный стресс после эпидемии атипичной пневмонии в 2003 г. (Holmes et al., 2020). Эта группа также подвержена риску развития посттравматического стрессового расстройства (Dutheil et al., 2020).

Более того, поскольку пандемия COVID-19 в настоящее время находится в центре новостного вещания, общественность получает доступ к научным данным практически одновременно с тем, что они становятся доступными для медицинского сообщества.Таким образом, посреди страха и беспокойства на медицинских работников оказывается большое давление, чтобы они постоянно были в курсе новых исследований, а также назначали своим пациентам экспериментальные методы лечения, несмотря на недостаточные доказательства высокого качества (Gonzalez). — Падилья и Тортолеро-Бланко, 2020 г.).

Степень уязвимости психического здоровья, по-видимому, различается среди различных групп медицинского персонала. Сообщалось, что молодые женщины подвергаются более высокому риску неблагоприятных психологических последствий, чем мужчины (El-Hage et al., 2020; Лай и др., 2020). Более того, медсестры также чаще страдают, чем врачи (El-Hage et al., 2020; Lai et al., 2020; Tsamakis et al., 2020). Интересно, что одно исследование показало, что медсестры, не работающие на передовой, были более склонны к эмоциональному воздействию, чем группа, работающая на передовой, что, по-видимому, связано с их большим опытом работы и психологической подготовкой (Ghaffari et al., 2020). Хотя результаты других исследований свидетельствуют об обратном (Lai et al., 2020), они обращают внимание на важность психологической подготовки и помощи медицинским работникам во время вспышки COVID-19.

Пожилые люди

Как часть важной группы риска по COVID-19, пожилые люди в настоящее время получают инструкции оставаться дома и самоизолироваться (Armitage and Nellums, 2020). Тем не менее было продемонстрировано, что пожилые люди подвергаются более высокому риску тревоги и депрессии, когда они оказываются в ситуациях социальной изоляции (Armitage and Nellums, 2020; Conejero et al., 2020). Для тех, у кого нет близких родственников или друзей, и для тех, кто общается только вне дома, это могут быть особенно рассветные времена.Многие люди в этой группе полагаются исключительно на общественные центры, места отправления культа, волонтерскую работу и социальную помощь, деятельность которых была серьезно ограничена вспышкой COVID-19 (Armitage and Nellums, 2020). Кроме того, многие пожилые люди имеют меньший доступ и/или грамотность в социальных сетях, что не позволяет им поддерживать виртуальную связь с другими (Mesa Vieira et al., 2020). Поэтому психологическое и эмоциональное воздействие огромно. Социальная разобщенность вызывает и усугубляет одиночество, пренебрежение, депрессию и тревогу, которые могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Banerjee, 2020; Bavel et al. , 2020). Более того, контекст этой пандемии может усилить суицидальное поведение среди пожилых людей. Например, после эпидемии атипичной пневмонии в 2003 г. уровень самоубийств среди пожилых людей увеличился на 30% (Holmes et al., 2020). Также предполагалось, что одиночество у пожилых людей сопровождается биологическими изменениями, которые делают эту группу более уязвимой для совершения самоубийства, что включает повышение маркеров воспаления и увеличение мононуклеарных клеток периферической крови (Conejero et al., 2020). Кроме того, также предполагалось, что социальная разобщенность может усугубить нейродегенеративные расстройства, такие как болезнь Альцгеймера (Conejero et al., 2020; Plagg et al., 2020).

Еще одной темой для обсуждения, которая еще больше проясняет эмоциональное воздействие пандемии на пожилых людей, является феномен «эйджизма». На ранних этапах вспышки COVID-19 это заболевание преимущественно изображалось как болезнь, поражающая почти исключительно пожилых людей (Ayalon, 2020). В настоящее время этот стереотип оказался ошибочным, поскольку возраст сам по себе не является надежным критерием для прогнозирования воздействия инфекции SARS-CoV-2 на здоровье (Ayalon, 2020). Несмотря на научные доказательства такого утверждения, социальная маргинализация и сегрегация пожилых людей сохраняются во всем населении (Ayalon, 2020; Colenda et al., 2020). Действительно, в некоторых странах постепенное ослабление рекомендаций по социальному дистанцированию, похоже, не распространяется на пожилых людей, которым постоянно рекомендуют самоизолироваться (Ayalon, 2020).Более того, существует общее убеждение, что безопасностью этой группы следует пожертвовать во благо общества, особенно в ущерб экономике (Ayalon, 2020; Colenda et al., 2020). В этом сценарии обострение межпоколенческой напряженности можно наблюдать в контенте социальных сетей. Например, оскорбительный хэштег #boomerremover появился в более чем 4000 постах в Твиттере за 10 дней после объявления ВОЗ о пандемии в марте (Jimenez-Sotomayor et al. , 2020).В этих рамках происходит деструктивное увеличение нагрузки на психическое здоровье пожилых людей, с которой необходимо срочно бороться.

Дети

Дети, особенно младшего возраста, также находятся в уязвимом положении во время пандемии. Это происходит потому, что дома они страдают от ограниченных социальных связей, имеющих решающее значение для идентичности и благополучия в молодом возрасте, сниженной физической активности, одиночества и скуки (Fegert et al., 2020; Jiao et al., 2020; Loades et al. ., 2020), что может привести к долгосрочным последствиям.Действительно, психическое и физическое здоровье, а также продуктивность во взрослой жизни глубоко уходят корнями в детские годы (Loades et al., 2020; Wang G. et al., 2020). Данные о предыдущих эпидемиях показывают, что дети, подвергавшиеся мерам изоляции, в пять раз чаще обращались за услугами по охране психического здоровья и чаще испытывали посттравматическое стрессовое расстройство (Loades et al., 2020). Также было продемонстрировано, что дети, которые не ходят в школу (т. et al., 2020), что может быть исключительно вредным в более длительные периоды времени, такие как пока неизвестная продолжительность этой пандемии. Кроме того, экономический спад, ограничительные меры и общий стресс в семье могут сопровождаться ростом домашнего насилия и жестокого обращения с детьми, ситуаций, влияющих на психическое здоровье детей (Fegert et al., 2020). Подростки с психическими расстройствами в анамнезе требуют особого внимания, поскольку нарушение школьного распорядка может ухудшить состояние их психического здоровья (Khan et al., 2020). Более того, текущие события еще больше подтолкнули к расширению удаленной работы, тогда как школы и детские сады были вынуждены приостановить свою деятельность. В этих условиях семья и рабочая среда объединились, и в обеих сферах наблюдается снижение производительности по мере усиления стресса (Психическое здоровье Covid-19, 2020).

После принятия мер по дистанцированию социальные сети стали важным ресурсом для поддержания социального взаимодействия. Несмотря на то, что его использование может частично смягчить воздействие изоляции на психическое здоровье, важно проанализировать его негативное влияние на детей и подростков (Deslandes and Coutinho, 2020; Ni et al., 2020). Во-первых, неизбирательное потребление информации о пандемии может вызвать стресс, тревогу, панику и депрессию. Этот эффект еще более выражен у молодых людей, которые не умеют фильтровать информацию (Deslandes and Coutinho, 2020). Во-вторых, чрезмерное использование Интернета может вызвать зависимость, ставя под угрозу формирование более здорового режима во время пандемии, который также включает учебу, отдых и физические упражнения (Deslandes and Coutinho, 2020).В-третьих, цифровые социальные сети в значительной степени основаны на виртуальном построении самооценки и видимости, что, особенно для самых молодых, может опосредовать самооценку через стремление к социальному одобрению. В то же время социальные сети могут быть местом насилия. Как следствие, его чрезмерное использование может способствовать актам членовредительства через виртуальные вызовы, в которых у участника есть задания, связанные с членовредительством и даже самоубийством, которые следует заснять на видео и выложить. Количество поисковых запросов в Интернете по термину «вызовы в Интернете» увеличилось после введения ограничительных мер (Deslandes and Coutinho, 2020).В конечном счете, повышенное использование Интернета связано с поведенческими проблемами, такими как пренебрежение личной жизнью, расстройства отношений, дисфункция настроения и нарушения сна, а также повышенный уровень тревоги и депрессии во время пандемии (Duan L. et al., 2020).

Студенты колледжей

Поскольку университеты были временно закрыты во время этой чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, студенты колледжей также уязвимы к серьезным изменениям в их повседневной жизни и, как следствие, к психологическому воздействию пандемии (Khan et al., 2020). На самом деле, влияние пандемии на выпускной уже в значительной степени связано с повышением уровня депрессии (Duan L. et al., 2020). Факторы, которые могут усугубить эту ситуацию, включают жизнь вдали от семьи, нестабильность доходов семьи и недостаточный доступ к технологиям для посещения онлайн-уроков (Cao et al. , 2020; Khan et al., 2020). На самом деле, влияние онлайн-классов на психическое здоровье — тема, заслуживающая дальнейшего изучения, поскольку она может привести к перегрузке (Dubey et al., 2020). В качестве крайнего примера сообщалось о договоре о самоубийстве, связанном с онлайн-классами, между студентом частного университета и его матерью. Точно так же были зарегистрированы самоубийства из-за депрессии после переноса экзамена и из-за невозможности доступа к онлайн-занятиям (Mamun et al., 2020b).

ЛГБТК+ сообщество

ЛГБТК+ люди в целом имеют худшее психическое здоровье и благополучие по сравнению с не-ЛГБТК+ сверстниками, особенно у цветных людей (Fish et al., 2020; Salerno et al., 2020). Как следствие, во время пандемии COVID-19 они сталкиваются с особыми стрессорами, которые могут вызвать пагубные психологические последствия (Fish et al., 2020; Phillips et al., 2020; Salerno et al., 2020).

Например, для молодежи из числа ЛГБТК+ меры социального дистанцирования могут привести к заключению в неблагоприятных домах, увеличивая их подверженность дискриминации, насилию и отвержению со стороны семьи (Fish et al. , 2020). Предыдущие исследования показали, что одна треть молодежи ЛГБТК+ подвергается отвержению со стороны семьи и что эти люди в шесть раз более склонны к депрессии и в восемь раз более склонны к суициду (Salerno et al., 2020). В то же время молодежь ЛГБТК+ во время пандемии имеет меньший доступ к основным социальным связям, альянсам на основе идентичности и школьным службам охраны психического здоровья (Fish et al., 2020; Salerno et al., 2020). В результате эта группа более уязвима для беспокойства, депрессии, суицидального поведения, посттравматического стрессового расстройства, злоупотребления психоактивными веществами и членовредительства (Fish et al., 2020; Salerno et al., 2020). По этой причине онлайн-сообщества стали важным ресурсом поддержки для этой группы (Fish et al., 2020).

Более того, пожилые представители ЛГБТК+ в два раза чаще живут одни, в четыре раза реже имеют детей и более склонны к изоляции от своей семьи (Salerno et al., 2020). Таким образом, меры социального дистанцирования могут усугубить одиночество и предыдущие психические расстройства (Salerno et al. , 2020). Наконец, уровень бедности, отсутствия медицинской страховки и безработицы выше среди представителей ЛГБТК+, что усугубляет влияние пандемии на их психическое здоровье (Phillips et al., 2020; Салерно и др., 2020).

Сообщества чернокожих и латиноамериканцев

Структурный расизм навязывает неравный доступ к здравоохранению и средствам защиты среди различных расовых и этнических групп населения. Например, многие цветные люди не имеют надлежащего жилья, что является основной социальной детерминантой здоровья. Кроме того, почти треть чернокожих африканцев и четверть чернокожих карибцев в Соединенном Королевстве работают в сфере основных услуг без возможности работать из дома (Farquharson and Thornton, 2020; Liu and Modir, 2020).Кроме того, во многих преимущественно чернокожих и латиноамериканских сообществах не хватает больниц с хорошими ресурсами (Liu and Modir, 2020). В результате пандемия COVID-19 оказывает повышенное воздействие на цветных людей, что может привести к усилению страха перед инфекцией и ухудшению состояния психического здоровья (Farquharson and Thornton, 2020; Liu and Modir, 2020). Фактически, у чернокожих американцев самый высокий уровень смертности от COVID-19 среди расовых групп в Соединенных Штатах, и ранние данные показали, что 33% всех смертей приходится на чернокожих, хотя эта группа составляет 13% населения Соединенных Штатов (Лю и Модир, 2020).

Кроме того, в ходе пандемии стигматизация расовых меньшинств усугубляется, вызывая неприятие, социальную изоляцию и физическое насилие (Farquharson and Thornton, 2020). Например, ранняя рекомендация носить маски для лица в общественных местах привела для чернокожего сообщества к усилению расового профилирования и насилия со стороны полиции (Liu and Modir, 2020). Таким образом, нарратив о вспышке COVID-19 «мы все вместе» оказался неточным, а цветные сообщества являются уязвимой группой для последствий пандемии для психического здоровья (Farquharson and Thornton, 2020; Liu and Модир, 2020).

Иностранцы

Постоянная угроза SARS-CoV-2 усугубила этнические предрассудки и нетерпимость по отношению к стигматизированным группам, особенно к китайцам (Asmundson and Taylor, 2020a; Bavel et al. , 2020). Это не беспрецедентно в истории: евреи были связаны с Черной смертью, считалось, что ВИЧ был распространен сообществом ЛГБТК+, а население Западной Африки подверглось дискриминации во время вспышки Эболы (Coates, 2020). В условиях этой пандемии новизна вируса и неопределенность, связанная с его потенциальными последствиями, в нескольких сферах общества, вероятно, вызвали страх и тревогу, поддерживающие ксенофобское поведение (Asmundson and Taylor, 2020a).Поступали сообщения о дискриминации в социальном и политическом контексте: китайские рестораны были вынуждены закрыться из-за сокращения числа посетителей (Asmundson and Taylor, 2020a), китайцам было запрещено входить в некоторые заведения, и даже президент США сослался на COVID-19. 19 как «китайский вирус» (Devakumar et al., 2020). Кроме того, у иммигрантов сократился доступ к медицинским услугам, адекватному жилью и чистой воде, особенно если они не имеют документов (Liu and Modir, 2020; Mesa Vieira et al., 2020). Чтобы справиться с такой реальностью, необходимы междисциплинарные меры для правильного информирования населения о рисках для здоровья населения, уведомления о дискриминационных актах и ​​поддержки тех, кто пострадал от вредных заблуждений (Rzymski and Nowicki, 2020).

Лица, находящиеся в экономической уязвимости

Как и в случае со стихийными бедствиями, люди, находящиеся в неблагоприятном экономическом положении, более восприимчивы к угрозе и с большей вероятностью пострадают от нее (Bavel et al., 2020). Например, исследование показало, что группы с более низким доходом, возможно, выполняли меньше физических упражнений в этот период из-за меньшего доступа к Интернету и технологическим инструментам.Это свидетельствует о том, что, помимо экономического ухудшения, эти люди также более уязвимы к физическим и психологическим последствиям социальной изоляции (Peçanha et al., 2020). Кроме того, существует корреляция между социально-экономической депривацией и способностью принимать превентивные меры, усиливая неравенство рисков (Atchison et al., 2020).

Люди, живущие в неформальных поселениях, испытывают особые стрессовые факторы, ухудшающие их психическое здоровье. Например, нехватка места, насилие и перенаселенность приводят к снижению способности соблюдать меры социального дистанцирования и, как следствие, к повышенному страху перед заражением (Corburn et al. , 2020). Кроме того, основные потребности, такие как доступ к воде, сбор мусора, канализация и адекватное жилье, могут быть недоступны. Более того, большинство людей, живущих в трущобах, являются неформальными работниками и, следовательно, более уязвимы к экономическим последствиям пандемии (Corburn et al., 2020). Наконец, во время пандемии усилились расизм, ксенофобия и стигматизация бедных, что еще больше ухудшило психическое здоровье этих групп населения (Corburn et al., 2020).

Бездомные

Бездомные составляют еще одну уязвимую группу для заражения COVID-19 и психологического воздействия пандемии (Hsu et al., 2020; Khan et al., 2020; Mesa Vieira et al., 2020). Во-первых, эта группа сталкивается с трудностями при принятии мер профилактики COVID-19, таких как мытье рук и самоизоляция. И наоборот, они более склонны к рискованному поведению, такому как злоупотребление психоактивными веществами и совместное использование игл (Wood et al., 2020). Во-вторых, у многих людей повышена распространенность сопутствующих заболеваний и хронических заболеваний по сравнению с людьми того же возраста, включая психические расстройства, такие как биполярное расстройство и шизофрения (Khan et al. , 2020; Меса Виейра и др., 2020 г.; Вуд и др., 2020). В-третьих, они сталкиваются с повышенными препятствиями для получения лечения от ранее существовавших заболеваний, особенно с учетом ограниченного доступа к телемедицинским услугам (Wood et al., 2020).

Заключенные

Уязвимость заключенных в условиях пандемии COVID-19, похоже, недостаточно изучена научным сообществом (Hewson et al., 2020). Тем не менее, эта группа людей включает многочисленные факторы риска ухудшения психического здоровья, вторичные по отношению к текущим обстоятельствам.Это усиленное эмоциональное воздействие является результатом нескольких аспектов. Частота ранее существовавших психологических расстройств, заболеваний нервной системы, злоупотребления психоактивными веществами, самоубийств и членовредительства в этой группе уже выше, чем у остальной части населения (Hewson et al., 2020; Kothari et al., 2020). Более того, в результате пандемии COVID-19 эти люди страдали от снижения социального взаимодействия с другими заключенными и посторонними посетителями, приостановки суда присяжных и отсрочки судебных слушаний, а также рекреационной и профессиональной тюремной деятельности (Fovet et al. , 2020; Хьюсон и др., 2020 г.; Тоццо и др., 2020). Эта группа также более уязвима для заражения SARS-CoV-2, поскольку тюрьмы, как правило, переполнены, имеют плохо проветриваемые помещения и плохо соблюдают правила гигиены (Tozzo et al., 2020). В свете этого сценария заключенные чаще страдают от гнева, депрессии, беспокойства, раздражительности, фрустрации, паранойи, страха заражения, психоза, обострения основного психического заболевания и суицидального поведения (Fovet et al., 2020; Hewson et al. ., 2020; Тоццо и др., 2020).

Сельские общины

Люди, живущие в сельских общинах, испытывают больше одиночества, отсутствия принадлежности и ощущают бремя, чем те, кто живет в городских центрах. Поэтому они подвержены повышенному риску неудовлетворительного психического здоровья и даже самоубийства (Monteith et al., 2020). Во время пандемии COVID-19 меры социального дистанцирования, часто не сопровождаемые виртуальными подключениями из-за ограниченного доступа к Интернету, могут усугубить симптомы психического здоровья и увеличить суицидальное поведение среди этой группы населения (Monteith et al. , 2020). Кроме того, насилие со стороны интимного партнера имеет тенденцию быть более интенсивным в сельских общинах, тогда как доступ к психиатрической помощи, как правило, ограничен. Все эти обстоятельства могут усугубиться во время пандемии и привести к ухудшению показателей психического здоровья и повышению уровня самоубийств (Monteith et al., 2020).

Психиатрические пациенты

У психиатрических пациентов пандемия COVID-19 может вызвать еще более тяжелые последствия для психического здоровья. Как обсуждалось ранее, неуверенность, страх и социальное дистанцирование могут усугубить ранее существовавшие психические заболевания и ускорить их симптоматику (Holmes et al., 2020; Виндегаард и Бенрос, 2020 г.; Яо и др., 2020). В дополнение к их более высокой уязвимости ко многим стрессовым факторам (Yao et al., 2020) они сталкиваются с ухудшением медицинского наблюдения из-за приостановки некоторых плановых назначений и перенаправления медицинских работников на борьбу с пандемией (Holmes et al. , 2020). Кроме того, они, как правило, имеют более тяжелые формы COVID-19 из-за сопутствующих заболеваний, иммуносупрессии (Fontenelle and Miguel, 2020; Yao et al., 2020) и, возможно, худшего доступа к медицинской помощи из-за дискриминации (Yao et al., 2020).

Депрессия и тревога

При использовании нескольких шкал для оценки психологического воздействия пандемии COVID-19 в Китае на 76 пациентов с психическими расстройствами (с большим депрессивным расстройством, тревожными расстройствами и пациентами со смешанным тревожным и депрессивным расстройством) и 109 здоровых людей контрольной группы, группа имела наихудшие результаты почти по всем параметрам, связанным с депрессией, тревогой, стрессом и бессонницей (Hao et al., 2020). Что касается других психиатрических симптомов, упомянутых в ходе опроса, то в группе пациентов было больше беспокойства о своем физическом здоровье, гнев и импульсивность от умеренной до сильной, а также больше суицидальных мыслей (Hao et al., 2020). Однако важно отметить, что контрольная группа оценивалась одновременно с группой пациентов. Контрольную группу составили лица без психических расстройств, обследованные до пандемии COVID-19. По этой причине результаты исследования могут быть оспорены.

Кроме того, пациенты с генерализованной тревожностью имеют повышенную тревожность по поводу здоровья. В результате они более склонны смешивать нормальные чувства с симптомами COVID-19, вызывая еще большую тревогу и дистресс (Dubey et al., 2020).

Обсессивно-компульсивное расстройство

Многие пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР) уже чрезмерно обеспокоены тем, что могут заболеть или заразить других. Во время этой чрезвычайной ситуации в области здравоохранения эти чувства могут усилиться (Fontenelle and Miguel, 2020). Кроме того, некоторые признаки и симптомы ОКР очень похожи на важные меры профилактики COVID-19, такие как навязчивое мытье рук и избегание физического контакта (Fontenelle and Miguel, 2020). Следовательно, это совпадение может вызвать у врачей трудности с диагностикой и лечением новых случаев ОКР.Наконец, стрессоры, связанные с пандемией, могут увеличить число новых пациентов с ОКР, особенно среди тех, кто «в группе риска» по COVID-19 (Fontenelle and Miguel, 2020).

Шизофрения

У психически больных чрезмерное внимание к средствам массовой информации или социальным сетям может спровоцировать острую фазу заболевания или изменить его проявления (Fischer et al., 2020). Например, у 43-летнего немецкого пациента с шизофренией были бред и галлюцинации, связанные с пандемией (Fischer et al., 2020). Он считал, что заразился этой болезнью через видео WhatsApp от пациентов с COVID-19 в Китае, и у него начались акустические галлюцинации, тревога и депрессивный юмор. Поэтому уравновешенная коммуникация, основанная на научных фактах, необходима для минимизации этого возможного ущерба (Fischer et al., 2020).

Кроме того, пациенты с шизофренией реже вакцинировались, придерживались социального дистанцирования, мыли руки и использовали маски во время пандемии гриппа (Maguire et al. , 2019).Эта реальность также верна для пациентов с другими психическими расстройствами, такими как зависимость (Narasimha et al., 2020). Поэтому они являются уязвимой группой для заражения COVID-19, особенно если их психическое здоровье хуже, чем обычно (Yao et al., 2020).

Госпитализированные пациенты

Стресс, пережитый во время пандемии COVID-19, вероятно, даже выше у психиатрических пациентов, госпитализированных по поводу тяжелого заболевания. В Китае этим пациентам приходилось оставаться в закрытых палатах без посещений родственников или электронного оборудования (Li and Zhang, 2020).Эти условия усугубили их дистресс и психическую симптоматику (Li and Zhang, 2020). Кроме того, пациенты в этих учреждениях, как правило, проводят групповые мероприятия, делят столовую и ванную комнату, тесно взаимодействуют и применяют меньше профилактических мер из-за своего психического состояния (Bojdani et al., 2020; Xiang et al., 2020). Следовательно, они более уязвимы для передачи SARS-CoV-2 (Bojdani et al. , 2020; Xiang et al., 2020).

Внешнее влияние

Культура

Как многомерная психосоциальная конструкция, формирующая мировосприятие, культура способна влиять на несколько аспектов повседневной жизни.В условиях пандемии культурные компоненты влияют на то, как население будет воспринимать, например, соблюдение гигиенического этикета приветствия, распознавание симптомов здоровья и боязнь стигматизации (Bruns et al., 2020; Furlong and Finnie, 2020). . По этой причине может быть сложно побудить людей соблюдать некоторые необходимые меры предосторожности, такие как воздержание от культурных мероприятий (например, богослужений) и соблюдение ограничительных мер, особенно если эти стратегии расходятся с обычными социальными нормами. (Бранс и др., 2020; Ферлонг и Финни, 2020 г.). Например, в Азии, где началась вспышка COVID-19, в обществе высоко ценится дисциплина, а также наказания за отклонения. Таким образом, чувство общности может иметь жизненно важное значение для мотивации людей к соблюдению и уважению введенных мер. Напротив, страны, которые ценят свободу и личное самовыражение, включая Соединенные Штаты, Италию и Бразилию, могут проявлять больше трудностей при отказе от личных желаний ради общего блага (Bavel et al., 2020). В результате последствия этой пандемии для психического здоровья в значительной степени зависят от уровня культурного воздействия в обществе (Furlong and Finnie, 2020).

Средства массовой информации и доступ к информации

Пандемия COVID-19, ставшая беспрецедентной проблемой здравоохранения во всем мире, привлекла огромное внимание средств массовой информации. Тем не менее, предложение информации о заболевании значительно превысило спрос со стороны населения (Liu and Liu, 2020). Это явление имеет два основных последствия в отношении воздействия на психическое здоровье.

Во-первых, манера, с помощью которой средства массовой информации изображают текущую ситуацию для сообщества, может причинить большой вред с точки зрения психологических последствий. Это можно легко перевести как аналогию с заместительной травматизацией — процессом, от которого страдает медицинский персонал, когда он слушает рассказы жертв о травмирующих событиях, которые они пережили (Liu and Liu, 2020). Точно так же негативное ознакомление людей с безжалостными подробностями, касающимися пандемии COVID-19, может вызвать серьезные психологические расстройства в обществе.В это время в переписке с общественностью преобладали пессимистические сообщения, в том числе ежедневные обновления о количестве инфицированных и количестве смертей, экономическом воздействии и неуверенности в будущем. Следовательно, это усиливает негативные эмоции в обществе и делает людей более восприимчивыми к панике. Иллюстрацией этого вопроса является демонстрация изображений пустых полок и паникующих покупателей в первые месяцы пандемии. Несмотря на то, что это могло быть использовано в качестве критики, оно побуждало зрителей заботиться о себе и воспитывать индивидуальность и конкурентоспособность (Bavel et al., 2020).

Во-вторых, поскольку информация распространяется с неконтролируемой скоростью, практически невозможно контролировать точность и достоверность большинства циркулирующих новостей. Как выразился генеральный директор ВОЗ, помимо борьбы с вирусом SARS-CoV-2, в настоящее время мир столкнулся с «инфодемией» (Dubey et al. , 2020; Zarocostas, 2020). Он характеризуется не только массовым распространением фальшивых и неточных новостей (Irwin, 2020), но также теориями заговора и дезинформацией, из-за чего общественность испытывает трудности, связанные с необходимостью различать научные доказательства и недостоверную информацию (Depoux et al., 2020). Последствия этого явления многочисленны и пагубны, особенно для психического здоровья населения, учитывая, что оно является потенциальным источником тревоги, фобии, паники, депрессии, одержимости, раздражительности и паранойи, связанной с COVID-19 (Dubey et al. , 2020).

Социальная сеть

В этой теме социальные сети имеют двоякий эффект. С одной стороны, это один из основных источников дезинформации и недостоверной информации. Кроме того, на людей может оказывать неблагоприятное влияние то, что они видят в социальных сетях, что может изменить восприятие риска, поощрять нездоровое поведение и убеждать в несоблюдении профилактических мер (Gao et al. , 2020). С другой стороны, поскольку текущая ситуация требует физического дистанцирования, удаленное общение стало незаменимым ресурсом для установления социальных связей (Bergman et al., 2020), а также для поиска вдохновения в отношении здоровых привычек и поведения (Brooks et al., 2020; Гао и др., 2020). Фактически, особенно в сценарии этого беспрецедентного кризиса, предполагается, что социальные сети играют фундаментальную роль в социальной поддержке, снятии напряжения и эмоциональном катарсисе (Liu and Liu, 2020).

Правительство

В разгар беспорядков, вызванных пандемией, правительство каждой страны может направлять население и принимать необходимые меры для минимизации распространения вируса. Некоторые стратегии заключались в закрытии школ, ограничении коммерческой деятельности, просьбах о том, чтобы люди работали из дома, и ограничении свободы использования общественных мест (Briscese et al., 2020). Такое руководство имеет серьезные последствия: опросы показывают, что доверие к правительству возросло со дня введения ограничительных мер (Teufel et al. , 2020) и что в ответ на указания властей произошли положительные изменения в поведении (Atchison et al., 2020). Действительно, было продемонстрировано, что вмешательство правительства в профилактику заболеваний и борьбу с ними значительно повысило вероятность принятия защитных мер (Duan T. et al., 2020). Более того, исследование показало, что в Соединенном Королевстве включение альтруизма в правительственные сообщения о здоровье, возможно, оказало положительное влияние на благополучие по сравнению с принудительными приказами оставаться дома (Holmes et al., 2020).

Тем не менее, что касается стратегии правительства по смягчению эмоционального и поведенческого воздействия пандемии, результаты могут быть не такими оптимистичными. Во время кризисов в области здравоохранения власти, по-видимому, уделяют особое внимание эпидемиологическим и биомедицинским данным (Atlani-Duault et al., 2020). Действительно, китайское исследование изучало общение правительства с общественностью через социальные сети и выявило в целом неадекватную реакцию на проблемы общественности. Большинство постов состояло из отчетов об эпидемической ситуации, вопросов, связанных с заболеванием, руководств и рекомендаций по профилактике.Хотя это чрезвычайно актуальные темы, казалось, что инструментальной и эмоциональной поддержки сообщества недостаточно (Liao et al., 2020).

Кроме того, интересным явлением является процесс «героизации» (Atlani-Duault et al., 2020; Liao et al., 2020). Это можно проиллюстрировать тем фактом, что в любой катастрофе, по-видимому, существует социальная потребность в возложении вины, в которой определенные группы или отдельные лица могут считаться героическими фигурами (Liao et al., 2020). Поэтому, чтобы сбалансировать сложную географию надежды и вины (Atlani-Duault et al., 2020), правительство должно знать об этом явлении, чтобы модулировать эмоциональную реакцию общества на пандемию, а также противодействовать фейковым новостям и дезинформации (Atlani-Duault et al., 2020).

Еще одним важным компонентом, который необходимо изучить во влиянии правительства на население, является установление сроков до конца или ослабление ограничительных мер. В то время как отсутствие конечного срока для защитных мер может увеличить воспринимаемую серьезность ситуации, что, в свою очередь, может привести к соблюдению таких мер, также возможно, что отсутствие крайнего срока может усилить тревогу и другие психологические осложнения в течение жизни. неопределенность будущего (Бриссезе и др., 2020). Может иметь место и обратное: крайний срок может также создать впечатление, что чрезвычайная ситуация ограничена во времени и не особенно серьезна. В дополнение к этому, крайние сроки могут вызвать у населения ожидания, которые, если они не будут выполнены, могут снизить принятие людьми необходимых процедур, доверие к властям и соблюдение социального дистанцирования, результат, который называется «усталостью от социальной изоляции» (Briscese et al. ., 2020).

Меры, принятые для сведения к минимуму поведенческих и психологических состояний перед лицом пандемии COVID-19

В свете всех пагубных последствий нынешней пандемии COVID-19 крайне важно, чтобы правительство, органы здравоохранения и население высказались в поддержку профилактические и поддерживающие меры не только для передачи болезни, но и для эмоционального, поведенческого и психологического воздействия. В этом контексте важно привлечь специалистов в области психического здоровья к более широкому управлению пандемией (Sani et al., 2020). Их знания и опыт имеют решающее значение для наблюдения за ситуацией и координации мер поддержки, чтобы предотвратить еще больший рост психологических расстройств, включая панику, ОКР, зависимость и посттравматическое стрессовое расстройство (Fiorillo and Gorwood, 2020; Sani et al., 2020). Наконец, учитывая, что плохое психическое здоровье связано с более низким соблюдением мер профилактики SARS-CoV-2, улучшение самочувствия может даже снизить уровень заражения (Adhanom Ghebreyesus, 2020).

Услуги телепсихологии

Как уже упоминалось, худшее медицинское наблюдение является одной из наиболее важных характеристик для понимания воздействия пандемии COVID-19 на психическое здоровье психически больных пациентов. Таким образом, спрос на услуги телепсихологии заметно вырос во время пандемии, и руководители, соответственно, пытались не отставать от этого аномально высокого спроса (Perrin et al. , 2020). Фактически, психологи выполняли 7,07% своей работы с помощью телекоммуникационных технологий до пандемии COVID-19, тогда как во время пандемии это число увеличилось до 85.53%, при этом 67,32% специалистов в области психического здоровья выполняют свою работу исключительно с помощью телепсихологии (Pierce et al., 2020). Правительство Соединенных Штатов предприняло некоторые действия для расширения роли телепсихологии, например, разрешив возможность выписывать некоторые лекарства на приеме через Интернет, а также расширив программы Medicare и Medicaid, чтобы охватить телепсихологию и телемедицинские консультации (Perrin et al. , 2020; Пирс и др., 2020). Кроме того, доступно онлайн-обучение с опытными инструкторами, а также инструменты и ресурсы, подготовленные психологическими организациями, чтобы проинструктировать профессионалов в связи с этим новым спросом (Pierce et al., 2020). Эти возможности для обучения чрезвычайно важны, поскольку отсутствие самоэффективности является одной из основных причин, объясняющих малое использование телепсихологии до пандемии (Pierce et al. , 2020).

Что касается эффективности, интернет-терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), оказалась не менее эффективной, чем очная КПТ, при тревожных расстройствах здоровья, хотя в предыдущих исследованиях она приводила к снижению затрат на лечение (Axelsson et al. , 2020). Поэтому, несмотря на то, что доказательная база все еще ограничена, эти терапевтические методы могут играть важную роль в решении проблем психического здоровья во время пандемии COVID-19 (Bilder et al., 2020; Фегерт и др., 2020). Тем не менее, использование телепсихологии в более сложных случаях с тяжелой симптоматикой, таких как антисоциальное расстройство личности, проблемы с поведением и биполярное расстройство, во время пандемии увеличилось меньше, что указывает на трудности с лечением состояний через Интернет или недостаточную специализированную подготовку для психологов. Та же картина наблюдалась при тестировании и оценке, что могло свидетельствовать о недостаточности тестов, адаптированных для телепсихологии (Pierce et al. , 2020).Кроме того, технологические проблемы являются одними из основных препятствий на пути внедрения телездравоохранения. Например, пожилые люди могут быть незнакомы с платформами, в то время как люди из более низкого социально-экономического положения или жители сельской местности могут столкнуться с нехваткой технологических устройств или подключения к Интернету (Bilder et al., 2020; Monteith et al., 2020). .

Наконец, специалисты в области психического здоровья должны быть готовы учитывать некоторые особенности групп меньшинств, таких как ЛГБТК+, чернокожие и латиноамериканские сообщества, с учетом культурных особенностей (Liu and Modir, 2020; Phillips et al., 2020). Что касается чернокожего сообщества, психологи могут использовать расовую социализацию, чтобы повысить осведомленность о реальности расизма и продвигать механизмы преодоления (Liu and Modir, 2020).

Горячие линии

Было рекомендовано, чтобы люди, находящиеся на карантине, имели доступ к горячим линиям с обученными медицинскими работниками, чтобы получить рекомендации относительно возможных симптомов или сомнений. Такие каналы связи успокаивали бы и утешали попавших в беду людей, создавая ощущение, что они не забыты.Онлайн-группы поддержки для людей, находящихся на домашнем карантине, также могут помочь снизить уровень страха и беспокойства (Brooks et al., 2020).

Люди с суицидальными наклонностями или психическими заболеваниями в прошлом нуждаются в особой поддержке. Некоторые из них будут искать помощь, и в этом случае необходимо увеличить волонтерскую команду и подготовить отдельных лиц для решения ситуации, в том числе через ресурсы через Интернет или по телефону. Для тех, кто не будет искать помощи, важно быть внимательным к их признакам, таким как социальная разобщенность и потоки юмора (Gunnell et al., 2020). Мониторинг психического состояния населения имеет решающее значение для разработки новых вмешательств и улучшения общего самочувствия (Holmes et al., 2020).

Мониторинг цифровых технологий и помощь

Глобальная проблема дезинформации и паники в социальных сетях является важнейшей темой, которую необходимо решить во время этой пандемии. Чтобы избежать вводящих в заблуждение сообщений средств массовой информации, основные новостные агентства должны назначать специалистов для модерации информации, которая передается общественности, в интересах проверки ее соответствия текущим руководящим принципам и научным данным (Gunnell et al., 2020). Кроме того, новостные передачи должны использовать простой язык при общении с общественностью, что означает отказ от сложных и научных терминов. Также рекомендуется, чтобы они давали практические и конкретные советы вместо расплывчатых или сложных указаний (Lakhani et al., 2020; Mesa Vieira et al., 2020). Это облегчает понимание информации, а также способствует социальной интеграции наиболее уязвимых групп (Mesa Vieira et al., 2020).

Кроме того, существует серьезная потребность в онлайн-платформах, которые уточняют имеющиеся данные о COVID-19, а также демистифицируют распространяемые фейковые и неточные новости (Depoux et al., 2020). Иллюстрацией этой стратегии является информационная панель «Разрушители мифов» на веб-сайте ВОЗ, которая преследует именно эту цель (Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ], 2020a). Кроме того, использование социальных сетей должно проводиться с ответственностью. Пользователи должны избегать обмена информацией, которая либо не поддерживается надежным источником, либо может вызвать панику или тревогу. Медицинская консультация должна предоставляться только в том случае, если она подкреплена доказательствами (González-Padilla and Tortolero-Blanco, 2020).

Более того, поскольку Интернет стал незаменимым инструментом для развития социальных связей и выполнения многочисленных действий, онлайн-доступ, а также надежное соединение являются обязательными и должны быть обеспечены, в частности, для уязвимых групп (Bavel et al., 2020). Например, для развития принадлежности можно проводить вебинары, встречи и виртуальные внеклассные мероприятия для чернокожих, латинских и ЛГБТК+-сообществ (Liu and Modir, 2020; Salerno et al., 2020). Кроме того, особое внимание следует уделить лицам с ограниченной грамотностью в отношении использования цифровых технологий.

Финансовая поддержка

Что касается финансового стресса, испытанного во время пандемии COVID-19, правительство каждой страны должно предложить финансовую поддержку уязвимому населению в этом контексте, включая самозанятых и людей с низким доходом.Также крайне важно подготовить экономический план во время и после карантина, чтобы уменьшить стресс от неопределенности будущего (Gunnell et al., 2020). Кроме того, в целях облегчения экономического бремени, с которым особенно сталкиваются многочисленные группы населения, государство должно субсидировать медицинские расходы пациентов с подтвержденным диагнозом и подозрением на COVID-19. Эта стратегия может также гарантировать, что люди будут обращаться за медицинской помощью, и, следовательно, способствовать справедливости в отношении здоровья и борьбе с болезнями среди наиболее уязвимых групп (Wang and Tang, 2020).

Личные стратегии улучшения психического здоровья

В свете этого сложного сценария есть способы, с помощью которых люди могут лично попытаться улучшить свое благополучие. Несомненно, поддерживать интерес и мотивацию сложно тем, кто страдает психическими расстройствами или тем, кто испытывает финансовые трудности (Психическое здоровье Covid-19, 2020). Тем не менее, исследования показали, что питательное адаптивное мышление в отношении стресса может оказывать положительное влияние на то, как люди справляются со своими эмоциями.Это также может уменьшить неблагоприятные физические симптомы и улучшить физиологическое функционирование в условиях острого стресса (Bavel et al., 2020). Фактически, стресс и потеря удовлетворенности жизнью были связаны с более высоким уровнем воспаления, что увеличивает вероятность заражения этим заболеванием (Mesa Vieira et al., 2020).

Кроме того, исследование с участием работающих студентов показало, что существует несколько стратегий регуляции эмоций, которые могут быть полезны в этот период. Они включают в себя поиск и установление социальных связей, таких как друзья или семья, или даже волонтерство, поскольку уменьшение чувства одиночества и усиление принадлежности имеют решающее значение для предотвращения самоубийств (Holmes et al., 2020). Также предлагалось сохранять приверженность другим вещам (например, хобби, музыке, чтению, кино, телевидению и благоустройству дома) и заниматься приятными делами для улучшения настроения (Restubog et al., 2020). Как сложные и многокомпонентные виды деятельности, декоративно-прикладное искусство тесно связано с уменьшением риска развития психических расстройств (Conejero et al., 2020). Предполагается, что они модулируют несколько нейротрансмиттеров, а также уровни кортизола и стимулируют нейропластичность.Следовательно, они предлагают возможность эмоционального выражения и регулирования (Conejero et al., 2020).

Поскольку вспышка COVID-19 серьезно ограничила передвижение людей, деятельность на свежем воздухе была ограничена, что, однако, не означает, что необходимо также ограничивать физическую активность. Физические упражнения тесно связаны с положительным воздействием на психическое и физическое здоровье (Jiménez-Pavón et al., 2020; Lyons et al., 2020). Таким образом, занятия спортом дома являются доступной и простой альтернативой, которая включает в себя не только ходьбу и бег, но и несколько бесплатных онлайн-занятий по различным спортивным модальностям (Chen et al., 2020; Хименес-Павон и др., 2020 г.; Психическое здоровье Covid-19, 2020).

Несколько других стратегий могут способствовать улучшению состояния психического здоровья в текущей ситуации. Они включают посредничество, веру, молитвы, игру и прослушивание музыки, приготовление пищи и выпечку, уход за домашним животным или садоводство (Lades et al., 2020; Lyons et al., 2020; Психическое здоровье Covid-19, 2020). Также подчеркивалась важность соблюдения распорядка или ежедневного плана (Lyons et al., 2020; Психическое здоровье Covid-19, 2020).Управление получением информации, сведение к минимуму мониторинга новостей для снижения уровня беспокойства (Holmes et al., 2020; Mesa Vieira et al., 2020) или простое следование официальным рекомендациям по обеспечению безопасности и соблюдению социального дистанцирования также фундаментальные стратегии снижения реакции на стресс (Психическое здоровье Covid-19, 2020). Кроме того, сон оказывает значительное влияние на психическое здоровье и реакцию на стресс, и население должно постоянно информироваться о его важности, особенно во время пандемии COVID-19 (Holmes et al., 2020).

Особые меры для некоторых уязвимых групп

Медицинские работники

Учитывая эмоциональный и психиатрический риск, которому подвергаются медицинские работники, необходимо также принимать меры для защиты и поддержки этой группы. Руководители медицинских учреждений должны предлагать упреждающие меры, чтобы помочь своим работникам справиться с этой ситуацией, усиливая команды по мере необходимости, честно говоря о ситуации и более тщательно контролируя своих сотрудников (Greenberg et al., 2020). Меры поддержки, такие как встречи с психологами и психиатрами, горячая линия психологической помощи, группы поддержки и материалы для чтения, иллюстрирующие механизмы преодоления стрессовых факторов, также должны предоставляться без стигматизации (Santarone et al., 2020; Зака и др., 2020). Поскольку многие специалисты боятся вернуться домой и заразить свою семью, важно информировать их о мерах безопасности, которые могут свести к минимуму вероятность заражения (Mamun et al., 2020c). Больницы также могут предоставить место, где работники могут отдохнуть и, если возможно, записывать свои больничные будни, чтобы поделиться ими со своей семьей (Zaka et al., 2020). Кроме того, члены семей медицинских работников должны иметь специальный доступ к тестированию и лечению, если это необходимо (Dutheil et al., 2020; Мамун и др., 2020c).

Кроме того, адекватная рабочая среда необходима для уменьшения воздействия пандемии на психическое здоровье медицинских работников. В этом отношении должны быть достаточная доступность СИЗ и подробные правила их использования, ограниченное количество часов в каждой смене, распространение медицинской информации через несколько платформ и языков, обучение навыкам решения психологических проблем пациентов, отсрочка плановых приемов и операций. и, если возможно, сбор резервных сил, состоящих из способных пенсионеров и студентов колледжей, готовящихся к выпуску на время большего количества пациентов (Dutheil et al., 2020; Сантароне и др., 2020 г.; Зака и др., 2020). Особое внимание следует уделить профилактическим стратегиям посттравматического стрессового расстройства и связанного с ним риска самоубийства в ближайшие месяцы (Dutheil et al., 2020).

Наконец, важно признать, что устранение психологического воздействия пандемии на медицинских работников также важно для контроля самого COVID-19, поскольку нарушение психического здоровья влияет на их внимание, понимание и принятие решений (Zaka et al., 2020).

Пожилые люди

Принимая во внимание особенно пагубные последствия социальной разобщенности среди пожилых людей, необходимо тщательно и постоянно взвешивать пользу и вред такого ограничения (Plagg et al., 2020). В учреждениях и домах престарелых этой группе должно быть разрешено посещение здоровых родственников и друзей при соблюдении надлежащих гигиенических мер. По возможности эти родственники и друзья могут быть проверены на наличие инфекции SARS-CoV-2 (Mesa Vieira et al., 2020; Plagg et al., 2020).

Кроме того, следует поощрять семью к более частому контакту с этими людьми, а также волонтерские организации и общественные проекты должны оказывать аналогичную поддержку этой группе (Armitage and Nellums, 2020).Действительно, программа работы с телефонными звонками, продвигаемая Северо-Западным университетом в Чикаго, «Пожилые люди преодолевают социальную изоляцию», была разработана с целью свести к минимуму социальную отчужденность пожилых людей и обеспечить активное взаимодействие с сообществом (Office et al., 2020). Пожилых людей также необходимо стимулировать к выходу из комнаты или даже к занятиям на свежем воздухе, когда это возможно (Plagg et al., 2020). Также следует предоставлять когнитивно-поведенческие упражнения и терапию онлайн (Armitage and Nellums, 2020).

Наконец, сообщество следует поощрять к отказу от эйджистского контента и признанию огромной ценности и вклада пожилых людей в общество (Jimenez-Sotomayor et al., 2020). Кроме того, следует стимулировать контакты между поколениями, поскольку они способствуют улучшению психического здоровья обеих вовлеченных сторон (Jimenez-Sotomayor et al., 2020; Office et al., 2020).

Дети

Было рекомендовано, чтобы дети поддерживали здоровый распорядок дня с адекватным циклом сна и физической активностью, а видео можно использовать для поощрения их к упражнениям и играм (Deslandes and Coutinho, 2020; Wang G.и др., 2020). Чтобы предотвратить одиночество, семьи могут воспользоваться возможностью установить более тесные связи со своими детьми, дав им чувство принадлежности к семье (Loades et al., 2020). Кроме того, следует использовать социальные сети, чтобы обеспечить взаимодействие со своими сверстниками (Loades et al., 2020). Тем не менее предлагается, чтобы родители следили и контролировали время, проводимое за экраном, и контент, визуализируемый в Интернете (Deslandes and Coutinho, 2020). Родители всегда должны говорить с детьми о текущих обстоятельствах прямо и ясно, чтобы свести к минимуму негативные переживания и помочь детям лучше понять пандемию и информацию, полученную из Интернета (Deslandes and Coutinho, 2020; Dubey et al., 2020; Ван С. и др., 2020). Интересно, что усилия, которые уже были предприняты, — это создание книги My Hero is You (Сборник рассказов для детей о Covid-19, 2020 г.) Организацией Объединенных Наций совместно с другими агентствами. Эта книга была разработана, чтобы помочь детям в возрасте от 6 до 11 лет справиться со стрессом и тревогой, вызванными пандемией. Кроме того, онлайн-услуги, предоставляемые психологами, могут быть полезны, особенно в связи с бытовыми конфликтами, домогательствами, жестоким обращением и другими видами насилия (Wang C.и др., 2020).

Насилие в семье

Насилие в семье — сложная проблема с сильными культурными компонентами (Gunnell et al., 2020). Следовательно, для защиты жертв требуется сочетание нескольких мер (Gulati and Kelly, 2020).

Для улучшения отчетности о домашнем насилии важно обеспечить постоянную доступность горячих линий и цифровых систем отчетности (Sacco et al., 2020; Sharma and Borah, 2020). Однако, поскольку жертвы могут быть изолированы со своими преступниками, должны быть приняты другие альтернативы.Например, семья, друзья и соседи играют важную роль в выявлении фактов домашнего насилия, и рекламные кампании должны побуждать сообщество сообщать о таких случаях (Marques et al., 2020; Sacco et al., 2020; Sharma and Borah, 2020; Usher et al. др., 2020). Позитивное сообщение, сосредоточенное на решениях, более эффективно в этих обстоятельствах (Sharma and Borah, 2020). Кроме того, в аптеках, супермаркетах или даже с бесплатными телефонными номерами можно внедрить кодовые системы для сообщения о злоупотреблениях (Sacco et al., 2020; Usher и др., 2020). Наконец, медицинские работники должны быть осведомлены о признаках домашнего насилия и сопутствующих факторах риска, таких как злоупотребление психоактивными веществами членами семьи (Gulati and Kelly, 2020).

После сообщения скорость реагирования имеет решающее значение, особенно с учетом того, что во время пандемии жертвы и их преступники, вероятно, находятся в одном помещении (Sharma and Borah, 2020). Соответственно, домашнее насилие должно быть включено в ответ политиков на пандемию, гарантируя финансовое финансирование, человеческие ресурсы и меры защиты для жертв (Marques et al., 2020; Шарма и Бора, 2020 г.). Кроме того, следует информировать население о скорости задержания, поскольку это увеличивает шансы потерпевшего и очевидцев сообщить о преступлении (Sharma and Borah, 2020). Наконец, решающее значение имеет поощрение инициатив по оказанию социальной поддержки, защите интересов и психологической и физической помощи жертвам (Gulati and Kelly, 2020; Marques et al., 2020).

Некоторые жертвы не сообщают о домашнем насилии по нескольким причинам, таким как страх, экономическая зависимость и защита преступника.В этих случаях помощь друзей и семьи, а также группы поддержки особенно важны для уменьшения воздействия жестокого обращения на психическое здоровье (Sharma and Borah, 2020).

Неформальные поселения и бездомные

Для тех, кто живет в неформальных поселениях и для бездомных, важно, чтобы полиция избегала принудительных указаний сверху и чтобы были созданы комитеты для улучшения связи между населением и правительством. Наряду с финансовой поддержкой этому населению должны быть предоставлены продовольственная помощь и адекватное водоснабжение, санитария и гигиена (Corburn et al., 2020; Дубей и др., 2020). В этом контексте неправительственные организации, такие как общественные организации и религиозные группы, также чрезвычайно важны (Corburn et al., 2020; Dubey et al., 2020). Кроме того, приюты могут быть созданы в спортивных сооружениях, закрытых университетах и ​​военных землях для укрытия бездомных или для уменьшения плотности поселений (Corburn et al., 2020). Также крайне важно, чтобы психологи и психиатры были доступны для тех, кто нуждается в особой поддержке (Dubey et al., 2020). В конечном счете, все люди нуждаются в защите своих основных прав, чтобы уменьшить воздействие пандемии на психическое здоровье.

Заключенные

В свете повышенного риска ухудшения психического здоровья из-за пандемии заключенные должны получать особое внимание и поддержку. Руководство тюрьмы должно изучить возможность разработки стратегий, способствующих благополучию заключенных. Было рекомендовано, чтобы заключенные получали телемедицинскую поддержку, замещающую развлекательные мероприятия, например, головоломки, раскрашивание и игру в карты, а также другие методы общения, такие как написание писем и получение расширенного доступа к стационарным телефонам и социальным сетям (Fovet et al. др., 2020; Хьюсон и др., 2020 г.; Котари и др., 2020). Их также необходимо поощрять к физическим упражнениям, даже если они проводятся внутри камеры (Fovet et al., 2020; Hewson et al., 2020). Хотя доступ к гигиеническим мерам может быть затруднен, заключенных следует постоянно информировать о мерах предосторожности по социальному дистанцированию и предоставлять им точную информацию о пандемии, чтобы уменьшить тревогу и улучшить соблюдение ограничительных мер (Hewson et al., 2020; Tozzo). и др., 2020).

Долгосрочные последствия COVID-19: ваше психическое здоровье

Пандемия COVID-19 повлияла на нашу жизнь более чем на полтора года, отменив планы, подорвав средства к существованию и вызвав чувство горя, стресса и беспокойства. А эксперты по психическому здоровью Cedars-Sinai говорят, что пандемия может повлиять на наше психическое здоровье в будущем.

«Исторически мы знаем, что пандемии и другие кризисы в области общественного здравоохранения, как и стихийные бедствия, имеют долгосрочные последствия», — сказал Итай Данович, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии и поведенческих нейронаук.

Данович сказал, что прошлые травмирующие переживания, такие как крупные стихийные бедствия и предыдущие кризисы в области общественного здравоохранения, были связаны с повышенным уровнем употребления психоактивных веществ, посттравматическим стрессом и депрессией. Исследователи Cedars-Sinai пытаются выяснить в режиме реального времени, возникают ли те же проблемы сейчас, и что медицинские работники могут с этим сделать.

«Мы хотим знать, как COVID-19 влияет на психическое здоровье людей, и как или через какой механизм COVID-19 влияет на психическое здоровье», — сказал Данович.«Мы также хотим понять роль психосоциальных различий в этих результатах для здоровья».

Команда Дановича изучает, как COVID-19 влияет на людей с психическими заболеваниями, добавляя специальные меры к существующим исследованиям для пациентов с депрессией, хронической болью и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.

Хотя для начала сбора данных потребовалось время, «национальные опросы начинают показывать то, что мы ожидали, а именно увеличение уровня распространенности стресса и депрессии», — сказал Данович.«Мы также наблюдаем снижение числа случаев начала лечения пациентов с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и снижение прошлогоднего снижения смертности от передозировок».

Проблемы, подобные этим, несоразмерно затрагивают людей с ограниченным доступом к медицинскому обслуживанию, например, тех, у кого нет медицинской страховки, и тех, кто живет в многоквартирных домах, где ограниченное личное пространство и пропускная способность Интернета затрудняют посещение даже виртуальных мероприятий и собраний.

«Часто те люди, которые с самого начала были наиболее лишены гражданских прав, больше всех страдают от новых стрессоров», — сказал он.«Мы наблюдаем в реальном времени пример того, как социальные неравенства превращаются в новые неравенства в отношении здоровья».

Сюзанна Сильверстайн, магистр искусств, ATR, директор-основатель Центра психологических травм и программы Share and Care в Cedars-Sinai и эксперт по психологическим травмам, говорит, что семьи с детьми школьного возраста несут дополнительное бремя адаптации к онлайн- или гибридное обучение. Сильверштейн говорит, что ее особенно беспокоят долгосрочные последствия для семей, справляющихся с нестабильностью, и для тех, у кого есть дети с поведенческими проблемами или другими особыми потребностями.

«Сейчас все борются, но для этих семей потеря структуры и рутины может быть особенно пугающей», — сказал Сильверштейн.

Она и ее команда обычно тесно сотрудничают со школами Лос-Анджелеса, предоставляя профессиональные консультации учащимся из групп риска, которые испытывают эмоциональные проблемы из-за травмирующих ситуаций и стрессоров.

В начале пандемии консультанты Share and Care изо всех сил пытались адаптировать свои программы и услуги к среде дистанционного обучения, создавая информационные листки и видеоролики на YouTube для семей на такие темы, как проявление сострадания, выражение благодарности и поддержание организованности.

Сильверштейн рекомендует семьям составлять распорядок дня, чтобы дети были заняты, и находить новые способы совместного времяпрепровождения дома, такие как охота за мусором и виртуальные танцевальные вечеринки с друзьями и семьей.

Точно так же Данович подчеркивал необходимость установить и поддерживать последовательный распорядок дня.

«Убедитесь, что вы занимаетесь спортом, хорошо высыпаетесь и правильно питаетесь», — сказал он. «Убедитесь, что вы не проводите слишком много времени у экранов, не перегружены информацией, с которой ничего не можете поделать, а получаете информацию из надежных источников.»

Данович говорит, что для того, чтобы поддерживать хорошее психическое здоровье в долгосрочной перспективе, люди должны находить способы общаться с близкими и, что важно, находить способы быть полезными.

«Ощущение цели имеет огромное значение. Это позволяет людям справляться со многими невзгодами, — сказал он. — Но если вы обнаружите, что испытываете постоянную тревогу или чувствуете себя настолько подавленным, что не можете функционировать, попросите о помощи. Обратитесь к своему врачу и получите некоторую поддержку». другой по-новому.

«Другая сторона этой медали в том, что подобные события могут быть связаны с посттравматическим ростом», — сказал Данович. «Люди развивают устойчивость. Они учатся справляться с проблемами психического здоровья и находят ресурсы, внутренние и внешние, о существовании которых они не подозревали».

Узнайте больше в блоге Cedars-Sinai: Хороший сон во время стресса

Психоэмоциональное воздействие деменции

Окружающим также придется справляться со своими эмоциональными реакциями.Важно, чтобы и человек с деменцией, и окружающие его люди чувствовали себя способными и поощрялись к выражению своих чувств.

Некоторые люди испытывают положительную реакцию, когда им ставят диагноз «деменция». Они могут испытать облегчение, когда узнают, что не так, или будут рады возможности планировать заранее. Некоторые могут использовать этот опыт, чтобы переоценить свою ситуацию и сосредоточиться на деятельности и отношениях, которые делают их счастливыми.

Поддержка эмоциональных реакций человека: советы лицам, осуществляющим уход
  • Попытайтесь понять, что чувствует человек с деменцией.
  • Не игнорируйте заботы человека — выслушайте его и покажите, что вы рядом.
  • Постарайтесь насладиться моментом и постарайтесь не тратить слишком много времени на размышления о том, что может или не может быть в будущем.
  • Чувство юмора может помочь, если время подходит.

Эмоции и чувства

Люди с деменцией часто испытывают изменения в своих эмоциональных реакциях. Они могут меньше контролировать свои чувства и то, как они их выражают.Например, кто-то может быть раздражительным, склонным к быстрой смене настроения или чрезмерно реагировать на вещи. Они также могут казаться необычайно незаинтересованными в вещах или отчужденными.

Лицам, осуществляющим уход, часто трудно справиться с этими изменениями. Может помочь, если лица, осуществляющие уход, будут помнить, что они частично вызваны повреждением головного мозга человека. Кто-то может отреагировать на ситуацию более эмоционально, чем можно было бы ожидать (например, заплакать или взволноваться), потому что некоторые из его фактических воспоминаний или способность ясно мыслить о ситуации снизились.Важно смотреть дальше слов или поведения, которые вы видите, на чувства, которые человек пытается выразить. Сильные эмоции также могут быть вызваны неудовлетворенными потребностями. Лица, осуществляющие уход, должны попытаться выяснить, каковы эти потребности, и по возможности удовлетворить их.

Уверенность и самооценка

Деменция может вызывать у людей чувство незащищенности и потерю уверенности в себе и своих способностях. Они могут чувствовать, что больше не контролируют ситуацию, и могут не доверять своим собственным суждениям. Они также могут испытывать последствия стигматизации и социального «понижения в должности» — неодинаковое отношение со стороны людей — в результате своего диагноза.Все это может негативно сказаться на самооценке человека.

Деменция также может оказывать косвенное влияние на чью-то самооценку, затрагивая другие сферы жизни человека. Могут пострадать проблемы со здоровьем, финансовые обстоятельства, статус занятости и, что немаловажно, отношения с окружающими.

Однако некоторые люди формируют новые отношения в результате своего диагноза посредством таких действий, как посещение занятий или групп поддержки. Высокая самооценка позволяет некоторым людям лучше справляться с хроническими заболеваниями.

Поддержка человека с деменцией для поддержания самооценки: советы лицам, осуществляющим уход
  • Хвалите человека и подбадривайте его, отмечайте успехи и фокусируйтесь на положительных моментах.
  • Избегайте резкой критики или принижающих комментариев.
  • Обеспечьте людям время для занятий, которые им нравятся и которые дают им цель.
  • Если человек ошибся, постарайтесь оказать ему максимальную поддержку.
  • Помогайте людям поддерживать существующие социальные отношения и формировать новые.Этого можно добиться, организовав совместную деятельность с друзьями и семьей, присоединившись к кружкам по интересам и поощряя общение.

Психическое здоровье и пандемия Covid-19

Неопределенные прогнозы, надвигающаяся острая нехватка ресурсов для тестирования и лечения, а также для защиты лиц, принимающих ответные меры, и поставщиков медицинских услуг от инфекции, введение непривычных мер общественного здравоохранения, ущемляющих личные свободы, масштабные и растущие финансовые потери и противоречивые сообщения властей являются одними из основных факторов стресса, которые, несомненно, будут способствовать широко распространенному эмоциональному стрессу и повышенному риску психических заболеваний, связанных с Covid-19.Поставщики медицинских услуг играют важную роль в устранении этих эмоциональных последствий в рамках ответных мер на пандемию.

Чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения могут повлиять на здоровье, безопасность и благополучие как отдельных лиц (вызывая, например, незащищенность, спутанность сознания, эмоциональную изоляцию и стигматизацию), так и сообществ (из-за экономических потерь, закрытия работы и школ, нехватки ресурсов) для медицинского реагирования и недостаточного распределения предметов первой необходимости). Эти последствия могут выражаться в ряде эмоциональных реакций (таких как дистресс или психические расстройства), нездоровом поведении (например, чрезмерном употреблении психоактивных веществ) и несоблюдении директив общественного здравоохранения (таких как домашний арест и вакцинация) у людей, которые заражаются этим заболеванием и в общей популяции.Обширные исследования в области психического здоровья при стихийных бедствиях установили, что эмоциональное расстройство распространено среди пострадавшего населения повсеместно — это открытие, несомненно, будет повторено в группах населения, пострадавших от пандемии Covid-19.

После стихийных бедствий большинство людей устойчивы и не поддаются психопатологии. Действительно, некоторые люди находят в себе новые силы. Тем не менее, при «обычных» стихийных бедствиях, техногенных авариях и преднамеренных актах массового уничтожения основной проблемой является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), возникающее в результате воздействия травмы.Медицинские состояния, вызванные естественными причинами, такие как опасная для жизни вирусная инфекция, не соответствуют текущим критериям травмы, необходимым для диагностики посттравматического стрессового расстройства, 1 , но могут возникнуть другие психопатологические состояния, такие как депрессивные и тревожные расстройства.

Некоторые группы могут быть более уязвимы, чем другие, к психосоциальным последствиям пандемий. В частности, люди, заразившиеся этим заболеванием, лица с повышенным риском его развития (включая пожилых людей, людей с ослабленной иммунной функцией и тех, кто живет или получает уход в местах скопления людей), а также люди с уже существующими медицинскими, психиатрическими проблемами или проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ. с повышенным риском неблагоприятных психосоциальных последствий.Медицинские работники также особенно уязвимы к эмоциональному стрессу во время нынешней пандемии, учитывая риск заражения вирусом, опасения по поводу заражения и ухода за своими близкими, нехватку средств индивидуальной защиты (СИЗ), более продолжительный рабочий день и участие в эмоционально и этически чреватые решения о распределении ресурсов. Усилия по профилактике, такие как скрининг проблем психического здоровья, психологическое просвещение и психосоциальная поддержка, должны быть сосредоточены на этих и других группах риска неблагоприятных психосоциальных последствий.

Помимо стрессов, присущих самой болезни, директивы о массовом домашнем заключении (включая приказы оставаться дома, карантин и изоляцию) являются новыми для американцев и вызывают обеспокоенность по поводу того, как люди будут реагировать индивидуально и коллективно. Недавний обзор психологических последствий в выборке людей, находящихся на карантине, и медицинских работников может быть поучительным; он выявил многочисленные эмоциональные последствия, включая стресс, депрессию, раздражительность, бессонницу, страх, замешательство, гнев, разочарование, скуку и стигматизацию, связанные с карантином, некоторые из которых сохранились после отмены карантина.Конкретные факторы стресса включали большую продолжительность заключения, отсутствие необходимых запасов, трудности с получением медицинской помощи и лекарств и, как следствие, финансовые потери. 2 В условиях нынешней пандемии домашний арест значительной части населения на неопределенный срок, различия в приказах о пребывании дома, издаваемых различными юрисдикциями, и противоречивые сообщения от правительства и органов здравоохранения, скорее всего, усилят страдания. Исследование, проведенное в сообществах, пострадавших от тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) в начале 2000-х годов, показало, что, хотя члены сообщества, пострадавшие лица и медицинские работники были заинтересованы в соблюдении карантина, чтобы снизить риск заражения других и защитить здоровье сообщества. , эмоциональный стресс побудил некоторых задуматься о нарушении их приказов. 3

Возможности отслеживать психосоциальные потребности и оказывать поддержку во время непосредственных встреч с пациентами в клинической практике сильно ограничены в этот кризис из-за широкомасштабного домашнего заключения. Психосоциальные услуги, которые все чаще предоставляются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, предлагаются посредством телемедицины. В контексте Covid-19 психосоциальная оценка и мониторинг должны включать вопросы о стрессорах, связанных с Covid-19 (таких как контакт с зараженными источниками, инфицированные члены семьи, потеря близких и физическое дистанцирование), вторичных невзгодах (экономические потери, например), психосоциальные эффекты (такие как депрессия, тревога, психосоматические озабоченности, бессонница, повышенное употребление психоактивных веществ и насилие в семье) и индикаторы уязвимости (такие как ранее существовавшие физические или психологические состояния).Некоторым пациентам потребуется направление для официальной оценки психического здоровья и лечения, в то время как другим могут быть полезны поддерживающие вмешательства, направленные на улучшение самочувствия и улучшение преодоления (например, психообразование или когнитивно-поведенческие методы). В свете расширяющегося экономического кризиса и многочисленных неопределенностей, связанных с этой пандемией, могут возникнуть суицидальные мысли, что потребует немедленной консультации со специалистом в области психического здоровья или направления на возможную неотложную психиатрическую госпитализацию.

На более мягком конце психосоциального спектра многие переживания пациентов, членов семьи и окружающих можно соответствующим образом нормализовать, предоставив информацию об обычных реакциях на этот вид стресса и указав, что люди могут и действительно справляются даже среди ужасных обстоятельств. Медицинские работники могут предлагать способы управления стрессом и преодоления стресса (например, структурирование деятельности и соблюдение режима), связывать пациентов с социальными службами и службами охраны психического здоровья, а также консультировать пациентов при необходимости обращаться за профессиональной психологической помощью.Поскольку сообщения СМИ могут вызывать эмоциональную тревогу, контакты с новостями, связанными с пандемией, следует отслеживать и ограничивать. Поскольку родители обычно недооценивают страдания своих детей, следует поощрять открытое обсуждение реакций и опасений детей.

Что касается самих медицинских работников, новая природа SARS-CoV-2, неадекватное тестирование, ограниченные возможности лечения, нехватка СИЗ и других медицинских принадлежностей, увеличенная рабочая нагрузка и другие возникающие проблемы являются источниками стресса и могут привести к перегрузке. системы.Самопомощь для поставщиков услуг, в том числе поставщиков психиатрической помощи, включает в себя информирование о болезни и рисках, мониторинг собственных реакций на стресс и обращение за соответствующей помощью в решении личных и профессиональных обязанностей и проблем, включая профессиональное вмешательство в области психического здоровья, если оно показано. Системам здравоохранения необходимо будет справляться с нагрузкой на отдельных поставщиков услуг и на общие операции путем мониторинга реакции и производительности, изменения назначений и расписаний, изменения ожиданий и создания механизмов для оказания психосоциальной поддержки по мере необходимости.

Учитывая, что большинство случаев Covid-19 будут выявлять и лечить в медицинских учреждениях работники, практически не имеющие подготовки в области психического здоровья, крайне важно, чтобы оценка и вмешательство в связи с психосоциальными проблемами проводились в этих учреждениях. В идеале, интеграция соображений психического здоровья в лечение Covid-19 должна решаться на организационном уровне посредством государственного и местного планирования; механизмы выявления, направления и лечения тяжелых психосоциальных последствий; и обеспечение возможности консультирования со специалистами. 4

Обучение и подготовка по психосоциальным вопросам должны быть предоставлены руководителям системы здравоохранения, лицам, оказывающим первую помощь, и медицинским работникам. Сообщества в области психического здоровья и управления чрезвычайными ситуациями должны работать вместе для выявления, разработки и распространения основанных на фактических данных ресурсов, связанных с психическим здоровьем при стихийных бедствиях, сортировкой и направлением к специалистам в области психического здоровья, потребностями особых групп населения, а также уведомлением о смерти и уходом за близкими. Усилия по информированию о рисках должны предвосхищать сложности возникающих вопросов, таких как директивы по профилактике, доступность и приемлемость вакцин, а также необходимые научно обоснованные вмешательства, имеющие отношение к пандемиям, и должны решать ряд психосоциальных проблем.Специалисты в области психического здоровья могут помочь составить сообщения, которые будут доставлены доверенными лидерами. 4

Пандемия Covid-19 имеет тревожные последствия для индивидуального и коллективного здоровья, эмоционального и социального функционирования. В дополнение к оказанию медицинской помощи уже загруженные поставщики медицинских услуг играют важную роль в мониторинге психосоциальных потребностей и оказании психосоциальной поддержки своим пациентам, поставщикам медицинских услуг и населению — действия, которые должны быть интегрированы в общую медико-санитарную помощь при пандемии.

Психологические последствия чрезвычайных ситуаций | АМНХ

Психологические последствия чрезвычайных ситуаций варьируются от человека к человеку и от ситуации к ситуации. Трудно предсказать, как люди отреагируют, но, вообще говоря, чрезвычайная ситуация делится на шесть отдельных этапов, каждый из которых имеет свой собственный набор эмоциональных уровней. Эта статья предназначена для обзора того, что вы можете ожидать от себя, коллеги или тех, кто непосредственно пострадал от чрезвычайной ситуации.Поймите, что никто не будет вести себя нормально после чрезвычайной ситуации, в том числе и вы.

Лица, пострадавшие от чрезвычайных ситуаций, делятся на три группы:

  1. Первичные потерпевшие или выжившие — лица, непосредственно пострадавшие от нанесенного ущерба и убытков.
  2. Аварийно-спасательные службы — пожарные, парамедики, полиция, Красный Крест и другие местные аварийно-спасательные службы. Мы говорим конкретно о спасателях внутри зоны бедствия, а не о тех, кто прибывает извне.
  3. Замещающие наблюдатели — друзья, родственники и другие лица, которые участвуют заочно, потому что знают кого-то или видят трагедию по телевидению или слышат о ней по радио. Эта группа может быть довольно большой.

Важно понимать, как члены этих трех групп будут реагировать на сценарий чрезвычайной ситуации, признавая при этом, что обсуждаемые стадии не являются необратимыми психическими расстройствами, а являются естественной реакцией человека на предстоящие им события.

Существует шесть стадий, связанных с чрезвычайной ситуацией или катастрофическим событием.Эти этапы могут длиться от нескольких часов до нескольких дней в зависимости от размера и масштаба чрезвычайной ситуации.

  1. Стадия предупреждения — Многие стихийные бедствия можно предсказать. Некоторые извержения вулканов, сильные снежные или ледяные бури, наводнения объявляются на месяцы вперед. Однако иногда стадия предупреждения становится более неизбежной, когда тучи темнеют, а ветер усиливается. Принятие мер помогает, так как подготовка или прохождение какой-либо формы экстренного обучения снимает синдром паники и дает людям что-то делать, чтобы чувствовать себя под контролем.
  2. Стадия удара -Когда начинается буря, земля начинает трястись, начинается пожар — это начало стадии удара.
  3. Стадия действия — На этой стадии эмоции практически отсутствуют, поскольку тревога и эмоции подавляются и превращаются в действие, известное как «режим движения».
  4. Этап медового месяца . На этом этапе люди чувствуют прогресс в восстановлении после события, и все возродили любовь к службам экстренного реагирования.СМИ любят освещать такие истории, демонстрируя, как сообщество сплачивается и помогает друг другу.
  5. Стадия инвентаризации — Здесь реальность начинает осознаваться, и люди осознают, с чем они столкнулись, и анализируют свои потери:
    • Потеря друга или коллеги
    • Крупные финансовые потери или потеря работы
    • Коллекции с эмоциональными вложениями повреждены
    • Нематериальные потери, такие как потеря контроля, потеря убеждений, потеря власти
    На личном уровне люди могут испытывать ночные кошмары, раздражительность, поведенческие проблемы и семейные конфликты.Признайте, что люди могут по-разному реагировать на давление.
  6.  Этап восстановления — Этап восстановления делится на две фазы:
    • Фаза 1 — физическое и финансовое восстановление, чтобы вернуться к тому состоянию, в котором вы были до возникновения чрезвычайной ситуации.
    • Фаза 2 — духовное восстановление, которое может занять больше времени.

Постарайтесь, чтобы на этом этапе отдельные лица или агентства не были несправедливо обвинены.

Знание того, как разворачиваются стрессовые события и как обычно реагируют люди, является частью подготовки.Убедитесь, что люди заботятся о себе, а также о других, делая перерывы, отдыхая и хорошо питаясь.

Дополнительные ресурсы о психологических последствиях чрезвычайных ситуаций

Прочтите статью, на которой основана эта страница: «Психическое здоровье во время стихийных бедствий» Чарльза Г. Кука, советника по общественному здравоохранению, Отделение экстренной помощи и помощи при стихийных бедствиях, Центр для служб охраны психического здоровья. 1998 Postprints Консерваторы AIC в частной практике.

Последствия COVID-19 и физического дистанцирования для психического здоровья: необходимость профилактики и раннего вмешательства | Инфекционные болезни | JAMA Внутренняя медицина

С тех пор как в декабре 2019 года был диагностирован первый случай новой коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19), она охватила весь мир и побудила к глобальным действиям.Это привело к беспрецедентным усилиям по внедрению практики физического дистанцирования (называемого в большинстве случаев «социальным дистанцированием») в странах по всему миру, что привело к изменениям в национальных поведенческих моделях и прекращению обычного повседневного функционирования.

Хотя эти шаги могут иметь решающее значение для смягчения последствий распространения этого заболевания, они, несомненно, будут иметь последствия для психического здоровья и благополучия как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Эти последствия имеют достаточно важное значение, поэтому необходимы немедленные усилия, направленные на профилактику и прямое вмешательство, для устранения воздействия вспышки на психическое здоровье на уровне отдельных лиц и населения.

Скудная литература о последствиях эпидемий для психического здоровья больше относится к последствиям самой болезни (например, матери детей с врожденным синдромом Зика), чем к социальному дистанцированию. Однако крупномасштабные бедствия, будь то травматические (например, нападения на Всемирный торговый центр или массовые расстрелы), природные (например, ураганы) или экологические (например, разлив нефти Deepwater Horizon), почти всегда сопровождаются усилением депрессии, посттравматических стрессовое расстройство (ПТСР), расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, широкий спектр других психических и поведенческих расстройств, насилие в семье и жестокое обращение с детьми. 1 Например, 5% населения, пострадавшего от урагана «Айк» в 2008 г., соответствовали критериям большого депрессивного расстройства в течение месяца после урагана; У 1 из 10 взрослых в Нью-Йорке появились признаки расстройства в течение месяца после терактов 11 сентября. 2 ,3 И почти 25% жителей Нью-Йорка сообщили о повышенном употреблении алкоголя после нападений. 4 Местные жители, пострадавшие от разлива нефти на платформе Deepwater Horizon, демонстрировали признаки клинически значимой депрессии и беспокойства. 5 Эпидемия атипичной пневмонии также ассоциировалась с увеличением посттравматического стрессового расстройства, стресса и психологического дистресса у пациентов и врачей. 6 Воздействие таких событий на психическое здоровье может проявиться сразу же после них, а затем сохраняться в течение длительного периода времени.

В контексте пандемии COVID-19 представляется вероятным значительное увеличение тревожности и депрессии, употребления психоактивных веществ, одиночества и насилия в семье; а с закрытыми школами существует вполне реальная возможность эпидемии жестокого обращения с детьми.Эта озабоченность настолько серьезна, что Великобритания выпустила руководство по оказанию первой психологической помощи от Mental Health UK. 7 Хотя в литературе нет ясности в отношении науки о профилактике на уровне населения, это приводит нас к выводу, что 3 шага, предпринятые сейчас, могут помочь нам заранее подготовиться к неизбежному увеличению психических заболеваний и связанных с ними последствий, которые являются последствиями эта пандемия.

Во-первых, необходимо предусмотреть неизбежность одиночества и его последствий, поскольку население физически и социально изолировано, и разработать способы вмешательства.Использование цифровых технологий может сократить социальную дистанцию ​​даже при наличии мер физического дистанцирования. 8 Обычные места, где собираются люди, будь то места отправления культа, спортивные залы или студии йоги, могут проводить онлайн-мероприятия по расписанию, аналогичному тому, что было до социального дистанцирования. Некоторые рабочие места создают виртуальное рабочее пространство, где люди могут работать и общаться по видеосвязи, поэтому они не одиноки. Работодатели должны обеспечить ежедневную информационно-разъяснительную работу с каждым сотрудником в течение рабочей недели через супервайзера или систему напарников просто для поддержания социального контакта.

Многие наблюдатели отмечают, что информационно-пропагандистская деятельность с использованием голоса и/или видео превосходит электронную почту и обмен текстовыми сообщениями. Следует приложить дополнительные усилия для обеспечения связи с людьми, которые обычно маргинализированы и изолированы, в том числе с пожилыми людьми, иммигрантами без документов, бездомными и людьми с психическими заболеваниями. Социальные сети также можно использовать для поощрения групп к установлению контактов и направлению людей к надежным ресурсам для поддержки психического здоровья. Эти платформы также могут улучшить функции регистрации, чтобы обеспечить регулярный контакт с людьми, а также позволить людям делиться с другими информацией о своем благополучии и потребностях в ресурсах.Даже при всех этих мерах все равно останутся одинокие и изолированные слои населения. Это говорит о необходимости дистанционных подходов для работы с людьми и выявления одиночества и связанных с ним состояний психического здоровья, чтобы можно было обеспечить социальную поддержку.

Особое значение здесь имеет разработка и внедрение распорядка дня, особенно для детей, не посещающих школу, с обеспечением их доступа к регулярной запланированной работе. Онлайн-заменители повседневных дел, как упоминалось выше, могут быть чрезвычайно полезными, но не все дети имеют доступ к технологиям, обеспечивающим удаленное подключение.Необходимы подходы для обеспечения структуры, непрерывности обучения и социализации, чтобы смягчить эффект краткосрочного и долгосрочного укрытия на месте.

Во-вторых, крайне важно, чтобы у нас были механизмы наблюдения, отчетности и вмешательства, особенно когда речь идет о домашнем насилии и жестоком обращении с детьми. Лица, подвергающиеся риску жестокого обращения, могут иметь ограниченные возможности сообщить о них или обратиться за помощью, когда требования приюта на месте требуют длительного совместного проживания дома и ограничивают поездки за пределы дома.Системам необходимо будет сбалансировать потребность в социальном дистанцировании с наличием безопасных мест для людей, подвергающихся риску, а системам социальных служб необходимо будет творчески подходить к своим подходам к отслеживанию сообщений о проблемах.

В-третьих, пришло время укрепить нашу систему охраны психического здоровья в рамках подготовки к неизбежным вызовам, вызванным пандемией COVID-19. Поэтапная помощь, практика предоставления наиболее эффективного, наименее ресурсоемкого лечения нуждающимся пациентам, а затем переход к более ресурсоемкому лечению в зависимости от потребностей пациентов, является полезным подходом. 9 Для этого потребуется, чтобы системы были хорошо спроектированы и хорошо подготовлены для оказания этой помощи пациентам, от скрининга до переизбытка психических заболеваний, которые неизбежно возникнут в результате этой пандемии. Расширение масштабов лечения в разгар кризиса потребует творческого мышления. Сообщества и организации могут рассмотреть возможность обучения нетрадиционных групп оказанию первой психологической помощи, помогая научить непрофессионалов общаться друг с другом и оказывать поддержку. Даже небольшие признаки того, что кому-то не все равно, могут иметь значение на ранних стадиях социальной изоляции.Телемедицинские посещения психиатрических служб, групповые посещения и оказание помощи с помощью технологических платформ станут важными компонентами пошаговой помощи как для экстренного управления кризисом, так и для более рутинного общения и поддержки. Medicare уже расширила охват услуг телепсихиатрической помощи, включив в нее консультации по психическому здоровью и виртуальные встречи с психологами и социальными работниками. 10 И системам здравоохранения, как государственному, так и частному секторам, необходимо будет разработать механизмы пополнения и доставки основных лекарственных средств, включая психиатрические препараты.

Этот трудный момент времени, тем не менее, дает нам возможность углубить наше понимание того, как оказывать ориентированную на профилактику, на уровне населения и даже на национальном уровне первую психологическую помощь и помощь в области психического здоровья, а также выйти из этой пандемии с новыми способами действий. так. Всемирная пандемия COVID-19 и усилия по ее сдерживанию представляют собой уникальную угрозу, и мы должны распознать пандемию психических и поведенческих заболеваний, которая вскоре последует за ней, и предпринять шаги, необходимые для ее смягчения.

Автор, ответственный за переписку: Сандро Галеа, доктор медицинских наук, офис декана, Школа общественного здравоохранения Бостонского университета, 715 Albany St, Talbot 301, Boston, MA 02118 (sgalea@bu.edu).

Опубликовано в Интернете: 10 апреля 2020 г. doi:10.1001/jamainternmed.2020.1562

Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

2. Трейси М, Норрис ФХ, Галеа С.Различия в детерминантах посттравматического стрессового расстройства и депрессии после массового травматического события.  Подавить тревогу . 2011;28(8):666-675. doi: 10.1002 / da.20838 PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Влахов Д, Галеа С, Ахерн Дж., Резник Х, Килпатрик Д. Устойчивый рост потребления сигарет, алкоголя и марихуаны среди жителей Манхэттена после 11 сентября 2001 г.   Am J Public Health . 2004;94(2):253-254.doi: 10.2105 / AJPH.94.2.253 PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Grattan Л.М., Робертс С, Махан ВТ младший, Маклафлин ПК, Отвелл WS, Моррис Дж. Г. младший. Ранние психологические последствия разлива нефти Deepwater Horizon для жителей Флориды и Алабамы.  Перспектива охраны окружающей среды . 2011;119(6):838-843. doi: 10.1289 / ehp.1002915 PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Коэн GH, Тамракар С, Лоу С, и другие.Сравнение смоделированного лечения и экономической эффективности поэтапного вмешательства по выявлению случаев заболевания с обычным лечением посттравматического стрессового расстройства после стихийного бедствия.  JAMA Психиатрия . 2017;74(12):1251-1258. doi: 10.1001 / jamapsychiatry.2017.3037 PubMedGoogle ScholarCrossref

Психологическое влияние эпидемии/пандемии на психическое здоровье медицинских работников: экспресс-обзор | BMC Public Health

На рисунке 1 показан процесс проверки и проверки соответствия требованиям, а также указано количество статей, включенных и исключенных на каждом этапе, включая причины исключения из этапа полнотекстовой проверки.Как видно на рис. 1, из 1308 найденных статей 50 были включены в этот обзор. Характеристики исследований, которые соответствовали нашим критериям включения, представлены в Таблице 1. В рукописи, как и в Таблице 1, долгосрочные эффекты — это те, о которых сообщалось в исследовании и которые измерялись через 6 месяцев или дольше после вспышки.

Рис. 1

Блок-схема Prisma выбора исследований

Таблица 1. Характеристики принятых исследований

Из включенных статей были определены два систематических обзора, которые непосредственно способствовали решению вопросов исследования.В одном из них были рассмотрены данные о влиянии прошлых вспышек на психическое здоровье медицинских работников [5], а в другом были рассмотрены данные об организационных и социальных предикторах воздействия прошлых вспышек на психическое здоровье медицинских работников [6]. Таким образом, краткое изложение этих систематических обзоров является центральной частью этого краткого обзора. Из 50 статей, принятых для этого экспресс-обзора, 21 была включена в обзор Vyas et al. [5] и 16 были включены в обзор Brooks et al. [6], в обоих случаях их было десять (см. табл. 1).Помимо систематических обзоров, данные, извлеченные из первичных исследований, включаются в этот экспресс-обзор, если они более поздние, чем даты поиска систематических обзоров, отчеты об исходах психического здоровья, не охваченные первым систематическим обзором, или исследованные предикторы исходов психического здоровья. не вошедшие во второй систематический обзор.

Психологическое влияние эпидемии/пандемии на психическое здоровье медицинских работников

Систематический обзор и метаанализ [5] (включая исследования с 2000 по 2014 г.) показали влияние эпидемии/пандемии на психическое здоровье медицинские работники.Этот обзор включал исследования с использованием как диагностических инструментов, так и показателей самоотчетов с клиническими пороговыми значениями для оценки результатов психического здоровья. Поэтому процент распространенности лучше всего интерпретировать как «вероятный» процент случаев. Величина эффекта (стандартизированная средняя разница) отражает разницу между группой медицинских работников, подвергшихся воздействию, и контрольной группой. Таким образом, там, где сообщается о положительном эффекте, группа, подвергшаяся воздействию, демонстрировала более высокие баллы симптомов, чем контрольная группа. В этом обзоре 90 575 психологического дистресса 90 553 оценивались в 13 исследованиях, при этом средний показатель среди подвергшихся воздействию медицинских работников составлял примерно 40% (диапазон: 11–75%). Бессонница оценивалась в четырех исследованиях, при этом средний показатель среди подвергшихся воздействию медицинских работников составлял примерно 39% (диапазон: 30–52%). Злоупотребление алкоголем и наркотиками оценивались в пяти исследованиях со средней частотой примерно 13% (диапазон: 6–21%). Симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) оценивались в 19 исследованиях со средней частотой примерно 21% (диапазон: 10–33%), из которых 40% сообщили о стойко выраженных симптомах ПТСР через 3 года после воздействия. Результаты метаанализа показали, что эффекты были небольшими (SMD = 0.12, 95% ДИ = − 0,23–0,47), но не значимо. Депрессия симптомов были измерены в восьми исследованиях со средней частотой примерно 46% (диапазон: 23–74%), из которых до 9% сообщили о тяжелых уровнях. 11% были клинически диагностированы через 1  месяц после вспышки заболевания. Результаты метаанализа показали, что эффекты были умеренными (SMD = 0,40, 95% ДИ = 0,24–0,51) и значительными. Тревога симптома были оценены в четырнадцати исследованиях. Средняя скорость составила примерно 45% (диапазон: 19–77%).Результаты метаанализа показали, что эффекты были небольшими (SMD = 0,08, 95% ДИ = − 0,09 до 0,25) и незначительными.

Были рассмотрены другие исходы психического здоровья, которые не были включены в исследование Vyas et al. [5] или более поздние работы (2015–2020 гг.), содержащие больше данных о тех же результатах. Таблица 2 содержит все данные, относящиеся к упомянутым отношениям. симптомов выгорания оценивались в пяти исследованиях [14, 17, 29, 32, 37]. Следует отметить, что выборка З. Марьяновича, Э. Р. Грингласса и С. Коффи [29] совпадает с выборкой Л. Фиксенбаума, З. Марьяновича, Э. Р. Грингласса и С. Коффи [14].Было показано, что симптомы выгорания во время вспышки коррелируют с воздействием [14], они были значительно выше у медицинских работников, подвергшихся вспышке, чем у не подвергавшихся воздействию медицинских работников [17, 37], и были предсказаны воздействием (по сравнению с отсутствием воздействия) [29]. ]. Разница между подвергшимися и не подвергшимися воздействию группами была значительной в течение года после вспышки [32] и также влияла на работоспособность медработников. Действительно, подвергшиеся воздействию медицинские работники с большей вероятностью, чем не подвергавшиеся воздействию медицинские работники, работали по сокращенному графику и чаще отсутствовали на больничных [32], а также демонстрировали избегающее поведение по отношению к пациентам [29].Таким образом, в этих пяти исследованиях накапливаются данные о влиянии эпидемии/пандемии на симптомы эмоционального выгорания во время вспышки с некоторыми свидетельствами долгосрочных последствий и пагубного поведения пациентов, связанного с уходом, во время и после вспышки.

Таблица 2 Таблица результатов принятых исследований, на которые имеются ссылки в рукописи, которые предоставляют доказательства влияния пандемий/эпидемий на психическое здоровье медицинских работников, выходящие за рамки систематического обзора KJ Vyas, EM Delaney, JA Webb-Murphy and SL Johnston [5]

Два исследования [14, 29] изучали состояния гнева в рамках одной и той же выборки.L Fiksenbaum, Z Marjanovic, ER Greenglass и S Coffey [14] показали, что уход за инфицированными пациентами коррелировал с повышенным уровнем государственного гнева у медицинских работников во время вспышки. З. Марьянович, Э. Р. Грингласс и С. Коффи [29] обнаружили, что воздействие (по сравнению с отсутствием воздействия) не предсказывало состояние гнева, но последнее коррелировало с избегающим поведением по отношению к пациентам во время вспышки. Поскольку результаты относятся к той же выборке, доказательств влияния на состояние гнева недостаточно.

Пять исследований [13, 20, 33, 35, 48] изучали уровни воспринимаемого стресса .Два исследования показали, что во время вспышки воспринимаемый уровень стресса у подвергшихся воздействию медицинских работников был выше нормативного значения [13, 33], тогда как два исследования показали, что воспринимаемый стресс не отличался между подвергшимися и не подвергшимися воздействию медицинских работников [20, 33]. Однако через год после вспышки воспринимаемый стресс был выше среди подвергшихся воздействию по сравнению с не подвергшимися воздействию медицинских работников и со временем увеличивался [33]. Кроме того, через год после вспышки воспринимаемый стресс был выше среди медицинских работников по сравнению с немедицинскими работниками и со временем увеличивался только для медицинских работников [20].Имеющиеся данные также указывают на то, что во время пандемии воспринимаемый стресс был посредником между социальной поддержкой и качеством сна [48], а также между выносливостью (устойчивостью) и стигматизацией, соответственно, и психическим здоровьем [35].

В двух исследованиях [38, 46] изучались стратегии выживания во время эпидемии/пандемии. Один из них показал, что во время вспышки медицинские работники с психиатрическими симптомами или симптомами посттравматического стрессового расстройства использовали неадекватные стратегии выживания по сравнению с лицами без симптомов [38]. Следует отметить, что не было никакой разницы между подвергавшимися и не подвергавшимися воздействию медицинских работников по психиатрическим симптомам или симптомам посттравматического стрессового расстройства [38].Кроме того, без принятия мер, предшествовавших вспышке, неясно, был ли затронут весь персонал в равной степени, и, таким образом, нет доказательств воздействия вспышки. Однако размер не подвергавшейся воздействию выборки был вдвое больше, чем у подвергшейся воздействию группы, что вызывает вопросы о мощности этого теста. Второе исследование показало, что во время вспышки разные группы медицинских работников использовали разные стратегии выживания (см. табл. 2) [55]. Авторы заявили, что образец подвергся воздействию инфекции; тем не менее, без группы сравнения или меры «до вспышки» неясно, повлияла ли вспышка на использование стратегий выживания.Эти два исследования предполагают, что во время вспышки медицинские работники могут использовать неадекватные стратегии выживания, однако неясно, увеличилось ли использование этих стратегий из-за вспышки.

Одно исследование [28], изучающее долгосрочные последствия вспышки на симптомы посттравматического стрессового расстройства , показало, что у инфицированных медицинских работников частота хронического посттравматического стрессового расстройства (через 30  месяцев после атипичной пневмонии) значительно выше, чем у инфицированных лиц, не являющихся медиками.

Еще одно небольшое исследование показало, что 2% медицинских работников, у которых до вспышки не было психиатрического анамнеза, имели новых психических расстройств по оси 1 DSM-IV в течение 1 года после вспышки [19].Дальнейшие исследования не выявили различий в симптомах генерализованного тревожного расстройства , оцененных во время вспышки между персоналом внутренних болезней, персоналом, лечащим пациентов с лихорадкой Эбола, и персоналом исследовательской лаборатории [22]. Другое исследование показало, что симптомы китайских медицинских работников, такие как навязчивая идея , депрессия, враждебность, параноидальные мысли и психотизм , не изменились с 1 недели после прибытия в зараженную зону в Сьерра-Леоне до 1 недели после отъезда. Возможно, это можно объяснить тем фактом, что эти медицинские работники не находились в своей стране и, следовательно, не были подвержены таким же опасениям по поводу возвращения домой и заражения семей, как местный персонал [16].Кроме того, при рассмотрении симптомов обсессивно-компульсивного расстройства следует отметить, что многие из поведенческих признаков, считающихся симптомами, могут быть «нормальными» во время эпидемии/пандемии, например, частое мытье рук.

В заключение, медицинские работники, работавшие с пациентами во время вспышки COVID-19, могут подвергаться повышенному риску возникновения проблем с психическим здоровьем, в частности, психологических расстройств, бессонницы, злоупотребления алкоголем/наркотиками и симптомов посттравматического стрессового расстройства, депрессии, тревоги, эмоционального выгорания. , гнев, более высокий воспринимаемый стресс и более вероятно, что они будут использовать неадекватные стратегии выживания.

Предикторы психологического воздействия эпидемии/пандемии на психическое здоровье медицинских работников

Следующий раздел этого краткого обзора посвящен обобщению фактических данных о защитных факторах или факторах риска с целью разработки рекомендаций по профилактике и вмешательству. Один систематический обзор, обобщающий социальные и профессиональные факторы, влияющие на психическое здоровье медицинских работников, охватывал литературу до 2015 г. и включал 22 исследования [6], все из которых изучали эпидемию атипичной пневмонии.С. К. Брукс, Р. Данн, Р. Амлот, Г. Дж. Рубин и Н. Гринберг [6] определили шесть организационных и четыре социальных фактора, оказывающих влияние на результаты психического здоровья. Для этого быстрого обзора среди принятых нами статей не было выявлено дополнительных доказательств социальных и организационных факторов, опубликованных после 2015 года. Ниже приводится краткое описание организационных и социальных факторов, обнаруженных Brooks et al. [6] и соответствующие данные можно найти в [6]. Другие предикторы, помимо организационных и социальных факторов, также могут влиять на воздействие эпидемий/пандемий на психическое здоровье.Таким образом, доказательства дополнительных защитных факторов и факторов риска были извлечены из других первичных исследований, принятых для этого быстрого обзора. Было идентифицировано тринадцать документов. Другие предикторы были классифицированы как психологических факторов или личностных факторов .

Организационные предикторы [6]

Профессиональная роль влияла на психическое здоровье медицинских работников, при этом те, кто находился в непосредственном контакте с инфицированными пациентами, имели самые плохие психологические результаты. У медсестер результаты были хуже, чем у врачей. Специализированная подготовка и подготовка показали себя как защитный фактор от стресса и беспокойства. Однако там, где обучение считалось неадекватным, медицинские работники с большей вероятностью испытывали симптомы выгорания и посттравматического стрессового расстройства, и их симптомы часто сохранялись в течение длительного времени. Среда высокого риска (т. е. высокий риск контакта с инфицированными пациентами) была связана с более выраженными симптомами тревоги, стресса, посттравматического стрессового расстройства, употребления алкоголя, эмоционального выгорания и проблем со сном. Нахождение в карантине было связано с более выраженными симптомами острого стрессового расстройства, посттравматического стрессового расстройства и употребления алкоголя.Чем дольше карантин, тем больше отрицательное влияние было обнаружено на симптомы гнева и избегающее поведение.

Стресс на работе, , в частности, когда была поставлена ​​под угрозу способность выполнять свою работу, отсутствие контроля над своей работой и принудительное направление на работу с инфицированными пациентами негативно влияли на результаты психического здоровья. Например, те, кому приходилось принудительно ухаживать за инфицированными пациентами, сообщали о более высоком уровне симптомов тревоги и депрессии, чем добровольцы. Восприятие угрозы безопасности и риска был определен как защитный фактор и фактор риска для психического здоровья.Чувство доверия к оборудованию и процедурам инфекционного контроля предсказывало меньшее эмоциональное истощение и состояние гнева. Вера в меры предосторожности на рабочем месте уменьшила опасения. Однако высокое восприятие личного риска предсказывало симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Социальные предикторы [6]

В условиях эпидемии/пандемии организационная поддержка и поддержка семьи/друзей могут действовать как защитные факторы, когда они находятся на адекватном уровне. Однако низкий уровень или неадекватная организационная поддержка, включая психологическую поддержку и неадекватную страховку/компенсацию, были факторами риска для психического здоровья. Социальное отторжение или изоляция ассоциировались с более плохими последствиями для психического здоровья. Медицинские работники, испытавшие влияние на жизнь (например, сокращение контактов с семьей) из-за вспышки, показали более серьезные проблемы с психическим здоровьем.

Персональные предикторы

Было обнаружено, что некоторые личностные характеристики повышают риск возникновения проблем с психическим здоровьем у медицинских работников во время эпидемии/пандемии . Те, кто был одиноким , в 1,4 раза чаще имели легкие психические расстройства в соответствии с клиническим порогом (95% ДИ  = 1.02–2.0, p  = .048) во время вспышки. Однако не проводилось проверки того, различается ли это между экспонированными и неэкспонированными HCP [8]. Одиночество также оказалось прогностическим фактором более выраженных депрессивных симптомов ( AOR  = 4,35, 95% ДИ  = 1,65–11,42; p  = 0,0029) среди персонала больницы во время вспышки, хотя этот тест не разделял подверженных воздействию от необлученных HCP [25]. Одиночество также упоминалось в систематическом обзоре [5] как прогностический фактор более выраженных симптомов психологического дистресса, более выраженных депрессивных симптомов и стойких симптомов посттравматического стрессового расстройства.Однако в одном исследовании К. Сима, П. Н. Чонга, Ю. Х. Чана и В. С. Сун [38] наличие брака предсказывало наличие симптомов посттравматического стрессового расстройства ( OR  = 11,43, ДИ  = 1,41 до 100, p  = .02). В другом исследовании более выраженные симптомы ПТСР были обнаружены среди тех, кто жил в общежитии или вдали от своей семьи ( M  = 37,2, SD  = 20,2), чем у тех, кто жил с семьей ( M  = 3 3 SD 9057,6). = 19,5,5; p  < 005) [12].Во время вспышки больше медсестер, которые ощущали стресс (50,7%), дополнительно сообщали о среднем или плохом физическом здоровье , чем те, кто не сообщал о стрессе (18,4%, p  = ,001) [9]. Меньший опыт работы в сфере здравоохранения предсказал более высокие симптомы психологического дистресса у подверженных воздействию медицинских работников ( β  = −0,26, t  = − 3,28, p  = 001) [32]. Будучи медицинским работником в возрасте 90 575 лет, 90 553 человека [38] предсказали наличие симптомов посттравматического стрессового расстройства во время вспышки (90 575 ИЛИ 90 553  = ).94, ДИ  = 0,89 до 0,98, p  = 0,007). KJ Vyas, EM Delaney, JA Webb-Murphy и SL Johnston [5] в своем систематическом обзоре также определили более молодой возраст как прогностический фактор симптомов тревоги, депрессии и посттравматического стрессового расстройства и определили 90 575 меньше опыта обращения за медицинской помощью 90 553 как предиктор симптомов психологического расстройства. дистресс и посттравматическое стрессовое расстройство. KJ Vyas, EM Delaney, JA Webb-Murphy и SL Johnston [5] также сообщили, что медицинские работники с 90 575 более низким доходом домохозяйства 90 553 сообщали о более высоких симптомах посттравматического стрессового расстройства во время вспышки.Наконец, наличие стигмы (социальное неприятие, предубеждение или дискриминация из-за своей работы) в качестве медицинских работников во время вспышки предсказывало сопутствующие симптомы психического здоровья ( β  = − 0,306, t  = − 7,2376, ). . Было обнаружено, что эта связь опосредована воспринимаемым стрессом (косвенный эффект = − 0,061, Boot SE = 0,020) [35].

Психологические предикторы

Устойчивость (жизнестойкость) является потенциальным защитным фактором и, как было установлено, оказывает как прямое, так и косвенное влияние на психическое здоровье во время вспышки [35].Более высокая оценка устойчивости напрямую предсказывала лучшее психическое здоровье у подвергшихся воздействию медицинских работников ( β  = 0,49, t  = 4,87, p  < 0,001). Косвенно выносливость была связана со снижением восприятия стресса, а это, в свою очередь, было связано с улучшением психического здоровья (косвенный эффект = 0,251, Boot SE = 0,638) [35]. Неадекватное совладание было фактором риска с долгосрочными прогностическими эффектами, обнаруженными в отношении симптомов эмоционального выгорания ( β  = 0,29, t  = 3,34, p  = 0.001), ПТСД ( β = 0,31, т = 3,78, р <0,001) и психологическое бедствие ( β = 0,37, т = 4,39, р <0,001) [32]. Усталость (физические и психические) прогнозируемые симптомы бедных психических ( B = — 0,30, SE = 0,12, P = 0,012) и физические ( B = — 0,53, SE = 0,1175, p  < .001) здоровья во время вспышки наряду с кажущимся отсутствием знаний об инфекции [22].Кроме того, наличие негативных эмоциональных переживаний во время вспышки предсказывало повышенную вероятность посттравматического стрессового расстройства среди медицинских работников (β = 0,17, p  < 0,01). В этом исследовании авторы заявляют, что негативный эмоциональный опыт влиял на симптомы посттравматического стрессового расстройства у лиц, не являющихся медицинскими работниками, в большей степени, чем у медицинских работников, в то время как предполагаемый риск (инфекции) влиял на медицинских работников больше, чем на лиц, не являющихся медицинскими работниками. Однако каким образом осуществлялась статистическая разница в величине коэффициента, было неясно [39]. психиатрических расстройств до вспышки (18%) имели большее количество медицинских работников, у которых впервые возникло психическое расстройство в долгосрочной перспективе после вспышки, чем у тех, у кого не было нового начала (2%; p  = ).03) [19].

Доказательства психологических и личностных факторов, выявленных в этом обзоре, взяты из одного или двух исследований, предполагающих скорее предварительные, чем убедительные доказательства. Также пока неясно, какой из этих факторов является наиболее важным. Эти предварительные данные указывают на то, что необходимо выявить тех, кто подвергается риску, кому могут быть полезны программы профилактики/вмешательства, и какие меры профилактики/вмешательства могут быть направлены на то, чтобы повлиять на психическое здоровье медицинских работников.

Что можно сделать, чтобы предотвратить или уменьшить влияние эпидемии/пандемии на психическое здоровье медицинских работников?

Программы вмешательства

Были включены пять исследований [49, 50, 51, 52, 53], в которых изучалось влияние профилактических программ или вмешательств на исходы психического здоровья у медицинских работников (см. Таблицу 1 для более подробной информации о содержании вмешательства и Дизайн исследования).Что касается профилактических программ , программа профилактики атипичной пневмонии решала организационные вопросы, уход за пациентами и психологические вопросы до того, как медицинские работники увидели первых инфицированных пациентов, и привела к улучшению симптомов тревоги и депрессии, а также к улучшению качества сна [49]. В другом исследовании два сеанса компьютерного моделирования реальных событий, связанных с уходом за инфицированными пациентами, привели к снижению симптомов тревожности [50]. Пилотное рандомизированное контролируемое исследование (РКИ) с различной продолжительностью (1.75 ч, 3 ч и 4,5 ч) компьютерного обучения устойчивости (интерактивные рефлексивные упражнения) до вспышки заболевания привели к улучшению стратегий выживания (решение проблем и поиск поддержки), при этом средняя продолжительность была оптимальной [51].

Что касается программ раннего вмешательства в период острых последствий вспышки, однодневный тренинг по оказанию первой психологической помощи не привел к улучшению профессионального качества жизни (усталость от эмоционального выгорания и сострадания) [52]. Однако поэтапное вмешательство, введенное ближе к концу вспышки, привело к уменьшению симптомов посттравматического стрессового расстройства, депрессии, тревоги, гнева, а также воспринимаемого стресса и проблем в отношениях, а также к улучшению сна [53].Эта программа раннего вмешательства состояла, во-первых, из двухчасового семинара по оказанию первой психологической помощи, после которого оценивалось улучшение симптомов психического здоровья. Если людям требовалось больше, предлагался двухчасовой семинар по психообразованию, и снова оценивалось улучшение их симптомов. Если требовалась дополнительная помощь, предлагались шесть еженедельных сеансов краткой групповой программы когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Следует отметить: специалисты по психическому здоровью обучали медицинских работников применять этот поэтапный подход для своих сверстников.

Рекомендации

Обратите внимание, что следующие рекомендации основаны на доказательствах факторов риска и защитных факторов, а также на интервенционных исследованиях, выявленных в этом обзоре. Стоит отметить, что те, которые основаны на факторах риска и защитных факторах, еще не проверены на эффективность.

До вспышки болезни

Программа профилактики инфекционных заболеваний должна осуществляться отдельными службами здравоохранения, но координироваться на международном уровне.Важными элементами программы являются обучение медицинских работников, планирование и распределение персонала, предоставление достаточного количества средств защиты и создание группы специалистов по психическому здоровью [49]. Это может также включать компьютеризированное симуляционное обучение уходу за пациентами во время вспышки [50] и компьютерное обучение устойчивости, состоящее из интерактивных рефлексивных упражнений [51].

Во время вспышки болезни

Учитывая вероятное увеличение проблем с психическим здоровьем среди медицинских работников, следует проводить широкомасштабный скрининг для выявления тех, кто нуждается в поддержке, поскольку повышенный стресс и нагрузка, а также стигматизация, с которыми сталкиваются медицинские работники, могут затруднить их активное обращение за помощью. [35].Основываясь на данных о факторах риска, в особой психологической поддержке могут нуждаться следующие группы: медицинские работники, имеющие непосредственный контакт с инфицированными пациентами [6], те, кто вынужденно направляется на работу с инфицированными пациентами [6], лица с меньшей медицинской работой опыт [5, 32], лица, которые одиноки или в настоящее время не живут с семьей [12, 25], лица более молодого возраста [5, 32] и лица с более низким доходом домохозяйства [5]. При сравнении различных групп СОЗ следует отдавать предпочтение тем, кто провел время на карантине [6, 25].

Широкая образовательная кампания, предупреждающая медицинских работников о возможности возникновения проблем с психическим здоровьем, может также помочь тем, кто в ней нуждается, обратиться за помощью, а также бороться с потенциальной стигматизацией, часто связанной с проблемами психического здоровья [35]. Рекомендуется оценка широкого спектра исходов психического здоровья и психологического стресса, связанного со вспышкой заболевания [6], особенно симптомов бессонницы, злоупотребления алкоголем/наркотиками, посттравматического стрессового расстройства, депрессии, тревоги, выгорания, гнева и воспринимаемого стресса [5, 32]. , 33].Для тех, кто сообщает о проблемах с психическим здоровьем, может быть полезным трехэтапное поэтапное вмешательство, состоящее из семинара по оказанию первой психологической помощи, семинара по психообразованию и краткой групповой программы КПТ [53]. Чтобы расширить доступ, это вмешательство может выполняться общими медицинскими работниками (равными), обученными специалистами в области психического здоровья [53].

Что касается организационных факторов, менеджеры должны усилить организационную поддержку и способствовать взаимной поддержке [6].Медицинских работников следует поощрять к добровольной работе с инфицированными пациентами [6], а не задействовать их. Руководители должны регулярно предоставлять обновленную информацию об эпидемии/пандемии и о том, как медицинские работники могут наилучшим образом защитить себя [6]. Должна быть обеспечена адекватная специализированная подготовка [6, 32], при этом личный инфекционный контроль является приоритетом [6, 9].

После вспышки болезни

Предполагаемый риск

медицинских работников должен быть проверен в течение нескольких месяцев после вспышки заболевания, поскольку это является фактором риска психических и профессиональных проблем в течение 1 года после вспышки [32].

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *