Протонная помпа в желудке что это: Влияние длительного применения ингибиторов протонной помпы на частоту предраковых изменений в желудке

Содержание

Влияние длительного применения ингибиторов протонной помпы на частоту предраковых изменений в желудке

Вопрос обзора

Увеличивает ли длительное применение ингибиторов протонной помпы (ИПП) риск развития предраковых изменений в желудке (изменений в слизистой желудка, которые еще не являются раком, но могут стать злокачественными с течением времени)?

Актуальность

ИПП являются наиболее эффективными лекарствами, используемыми для снижения секреции кислоты желудка (так называемые антациды), и их широко назначают во всем мире. Хотя, в целом, они являются безопасными, их эффективность и безопасность при длительном применении остаются неясными. Было предположено, что длительное применение ИПП может способствовать развитию предраковых изменений в желудке, что может впоследствии увеличить риск возникновения рака желудка. Таким образом, необходимо рассмотреть вопросы безопасности длительного лечения ИПП.

Характеристика исследований

Мы провели поиск в базах данных в августе 2013 года для выявления рандомизированных контролируемых испытаний (клинических испытаний, где люди рандомизированы в одну из двух или более групп лечения), проведенных у взрослых (в возрасте 18 лет и старше), у которых на момент начала испытания не было рака желудка.

Лечение должно было включать в себя применение ИПП в течение шести месяцев или более, и это лечение должны были сравнивать с отсутствием лечения, хирургическим/эндоскопическим лечением (когда трубку проводят по пищеводу вниз в желудок) или с любым другим лечением антацидами.

Мы нашли семь рандомизированных контролируемых испытаний с участием 1789 пациентов. Некоторые испытания только частично сообщали о предраковых изменениях желудка, и у значительной части участников были недостающие данные [некоторые данные отсутствовали].

Основные результаты

Мы пришли к выводу, что не было четких доказательств в поддержку предположения, что длительное применение ИПП может способствовать развитию предраковых изменений. Однако, был потенциально повышенный риск развития утолщения слизистой желудка (гиперплазия) среди участников с длительным применением ИПП, которое рассматривается в качестве возможного пред-состояния карциноида желудка (относительно доброкачественной (не-раковой) опухоли, которая развивается в слизистой желудка).

Качество доказательств

Имеющиеся на настоящий момент данные были низкого или очень низкого качества из-за дизайна исследований и большой части недостающих данных. Поэтому мы предлагаем, чтобы дальнейшие хорошо спланированные клинические испытания были проведены для обеспечения лучшего понимания относительно этого вопроса.

Ученые объяснили связь между лекарствами от изжоги и слабоумием

RHiNO NEAL / Flickr

Американские ученые объяснили взаимосвязь между приемом ингибиторов протонной помпы (ИПП) и повышенным риском деменции, инфаркта миокарда и почечной недостаточности. Оказалось, что эти препараты вызывают преждевременное старение эндотелия сосудов, нарушая их функцию. Результаты исследования опубликованы в журнале Circulation Research.

ИИП (омепразол, рабепразол, пантопразол и другие) широко применяются для лечения язвенной болезни желудка, гастро-эзофагеальной рефлюксной болезни (хронической изжоги) и других состояний с повышенной кислотностью желудочного сока. Эти препараты проникают в обкладочные клетки желудка и необратимо ингибируют в них протонный насос (протон-калиевую АТФазу), снижая синтез соляной кислоты. Во многих странах они отпускаются без рецепта как средство от изжоги и боли в желудке. В ряде исследований обнаружилась корреляция их приема с повышенной заболеваемостью деменцией (приобретенным слабоумием), инфарктом и почечной недостаточностью, но причинно-следственная связь выявлена не была, и никаких регуляторных мер по этому поводу не предпринимали.

Сотрудники Хьюстонского методистского исследовательского института, Института Скриппса и Бэлоровского колледжа медицины вырастили клетки эндотелия капилляров человека на питательной среде с добавлением ИПП эзомепразола в терапевтической концентрации. Выяснилось, что при длительном действии препарата нарушается действие протонного насоса лизосом — клеточных органелл, которые переваривают отслужившие структуры, очищая от них клетку. Это приводит к снижению кислотности содержимого лизосом и, как следствие, уменьшению активности их ферментов катепсина-В и фосфатазы.

Из-за нарушенной функции лизосом в эндотелиальных клетках накапливаются белковые агрегаты, мешающие клеткам нормально выполнять свои функции. В частности, в эндотелии синтезируется больше супероксид-аниона (активной формы кислорода, повреждающей биологические макромолекулы) и меньше оксида азота, необходимого для расширения сосудов. Также эзомепразол уменьшал пролиферацию эндотелиальных клеток, действуя на ингибитор клеточного цикла p21, и нарушал формирование из них капилляров на гелевой подложке.

Кроме того, препарат изменял уровень экспрессии десятков генов, общим итогом чего было ускоренное клеточное старение. В число этих генов входили шесть составных частей комплекса шелтерина (TRF1, TRF2, POT1, RAP1, TIN2 и TPP1), который поддерживает структуру и функции теломер. Под действием лекарства теломеры клеток укорачивались, что ограничивало их способность к пролиферации.

Поскольку от состояния и функционирования эндотелия зависит кровоснабжение органов и тканей, его преждевременное старение под действием эзомепразола является вероятной причиной повышенного риска поражения наиболее чувствительных органов — мозга, сердца и почек. На основании полученных данных исследователи порекомендовали фарминдустрии и надзорным органам пересмотреть специфичность действия и безопасность использования ИПП.

Олег Лищук

смена лидера, стандарта или мировоззрения?

Авторы: С.М. Ткач

Статья в формате PDF

Большинство имеет определенное мировоззрение, которое определено меньшинством.
Станислав Ежи Лец

Сейчас сложно поверить, что относительно недавно, в начале ХХ столетия, лечение язвенной и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) заключалось в назначении щелочных продуктов питания – молока, яиц, пюре. Несколько позже первую скрипку в терапии этих заболеваний стала играть питьевая сода – она облегчала состояние больных, но, к сожалению, не предотвращала развитие осложнений. В середине ХХ столетия появились холиноблокаторы, и на сцену вышел атропин, частично ингибировавший продукцию соляной кислоты посредством блокады мускариновых рецепторов париетальных клеток. Незначительная эффективность, многочисленные побочные эффекты не позволили атропину длительное время удерживать лидирующие позиции в лечении кислотозависимых заболеваний (КЗЗ), и ему на смену пришли блокаторы Н

2-рецепторов.

Настало время ранитидина и фамотидина – они внесли существенные изменения в устоявшиеся принципы лечения КЗЗ: механизм их действия заключался в блокировании гистаминовых рецепторов в париетальных клетках, что сопровождалось достижением непродолжительного контроля над синтезом соляной кислоты.

Несмотря на более высокую эффективность по сравнению с М-холиноблокаторами, применение Н2-блокаторов редко приводило к полному восстановлению и заживлению дефектов слизистой по причине неспособности этих препаратов длительно блокировать секрецию соляной кислоты и долго удерживать целевое рН.

И вот, наконец, на небосклоне появилась новая путеводная звезда – омепразол, представитель ранее неизвестной группы лекарственных средств, а именно: ингибиторов протонной помпы (ИПП). Эффект, произведенный появлением омепразола, часто сравнивают с масштабной терапевтической революцией: высокая афинность к протонной помпе париетальных клеток желудка и более благоприятный по сравнению с предшественниками профиль побочных действий перевернули ранее господствовавшие представления о лечении КЗЗ. .

Годы широкомасштабного клинического применения, множество сравнительных клинических исследований убедительно подтвердили превосходство первого представителя класса ИПП над Н2-блокаторами. Такая убедительная победа омепразола в лечении язвенной болезни и ГЭРБ создали предпосылки для синтеза других ИПП. И вскоре семейство ИПП пополнилось новыми членами – лансопразол, пантопразол, рабепразол, эзомепразол присоединились к своему родоначальнику в борьбе с КЗЗ. Количество назначений ИПП быстро возросло: только в течение 8 лет (с 2000 по 2008 год) частота применения ИПП увеличилась на 200,8%, тогда как число назначений Н2-блокаторов значительно сократилось. Вот так постепенно, с появлением новых препаратов и современных знаний менялись мировоззрение, стандарты и подходы к лечению КЗЗ.

Немного фармакологии

ИПП, попадая в ­организм в неактивном виде, пролекарства активируются ­исключительно в ­суперкислой среде (при рН 1,0-2,0), которая создается исключительно в протоках париетальных клеток желудка. Краткость, необратимость и избирательность действия ИПП позволяют быстро и надежно вывести из строя активированные протонные насосы. Возобновление синтеза соляной кислоты возможно только через определенный промежуток времени, необходимый для синтеза новых белковых молекул, входящих в состав протонной помпы.

ИПП – очень недолго живущие препараты (период полувыведения – 0,5-2 ч) – способны обеспечить чрезвычайно длительный кислотосупрессивный эффект при однократном приеме в течение суток. В настоящее время ИПП продолжают прочно удерживать пальму первенства среди всех существующих классов антисекреторных лекарственных средств: они способны удерживать рН в желудке ≥4,0 на протяжении 18 ч в течение суток. После приема стандартной дозы ИПП синтез соляной кислоты полностью возобновляется только спустя 72-96 ч, а биодоступность препаратов возрастает с приемом каждой ­последующей дозы.

Короткий период полувыведения ИПП обуславливает низкую токсичность препаратов этой группы, даже у пожилых больных или пациентов с почечной/печеночной недостаточностью. Только в случаях выраженной печеночной недостаточности может понадобиться уменьшение дозы этих препаратов.

В отличие от ИПП, Н2-блокаторы начинают действовать значительно быстрее, однако прием этих препаратов сопровождается развитием тахифилаксии, а выраженность их антисекреторного действия начинает снижаться уже спустя первые 12-24 ч после приема данных лекарственных средств.

В настоящее время Н2-блокаторы используются достаточно редко и назначаются для лечения крайне ограниченного круга заболеваний (легкая неэрозивная ГЭРБ, легкое течение функциональной диспепсии, гиперчувствительность к ИПП), тогда как спектр применения ИПП гораздо шире (табл. 1).

В руководстве Европейского общества кардиологов (European Society of Cardiology, ESC) по лечению острого ­коронарного синдрома у пациентов без персистирующего повышения ­сегмента ST, увидевшего свет в 2016 г., приводится еще одно показание для ­назначения ИПП (табл. 2).

Упорное соревнование, жаркие споры и неожиданный парадокс

Ситуацию равенства и братства в семействе ИПП нарушило желание учеников превзойти учителя: кто-то казался сильнее, кто-то – быстрее, а кто-то – длительнее. Однако выраженность кислотосупрессивного действия оказалась сопоставимой с таковой остальных ИПП, а длительность поддержания внутрижелудочного рН ≈4 омепразола (11,8 ч), хотя и уступала эзомепразолу (14 ч) и рабепразолу (12 ч), но превосходила лансопразол (11,5 ч) и пантопразол (10,1 ч) (Miner et al. , 2003). Доказано, что использование омепразола у больных, принимающих ДАТТ с включением низких доз АСК, предотвращает повреждение слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ и уменьшает риск кровотечений (Дорофеев А. Э., 2017).

Изучение механизмов действия омепразола позволило установить, что, помимо значительного снижения секреции соляной кислоты, под влиянием омепразола достоверно увеличивается экспрессия гена Bcl‑2 и синтез протеина Ki‑67 у больных с НПВП-ассоциированными язвами, осложненными кровотечением. Именно благодаря этим свойствам ограничивается активность апоптоза и стимулируется пролиферация эпителия ­желудочно-кишечного тракта, ускоряется репарация эрозивно-язвенных поражений, вызванных приемом НПВП (Rantanen T. et. al., 2014).

Однако самые жаркие споры о превосходстве одного ИПП над другими разгорелись на почве безопасности их применения в отдельной группе больных – у пациентов, получающих ДАТТ ацетилсалициловой кислотой и ингибитором P2Y12 (клопидогрель). В ходе наблюдательных исследований, изучавших возможные взаимодействия при одновременном приеме ИПП и клопидогреля, были получены неоднозначные результаты: некоторые свидетельствовали об ухудшении сердечно-сосудистых исходов, другие не подтверждали наличие подобной связи. Тщательный анализ вероятных неблагоприятных последствий сочетанного применения ИПП и ингибитора P2Y12 показал, что возможная причина их возникновения кроется в особенностях метаболизма указанных медикаментов.

Оказалось, что метаболизм этих препаратов происходит в печени с участием преимущественно трех изоферементов системы цито­хрома Р450: CYP2С19, CYP2С9, CYP3А4. Высказано предположение, что ИПП, вступая во взаимодействие с перечисленными ферментами, тем самым ингибируют превращение клопидогреля в его активный метаболит, снижая эффективность последнего и косвенно усиливая агрегацию тромбоцитов.

На первый взгляд все оказалось достаточно просто: клопидогрель метаболизируется посредством CYP2С19, следовательно, при необходимости одновременного приема клопидогреля и ИПП необходимо использовать такой кислотосупрессивный препарат, который бы не воздействовал на указанный изофермент.

Управление по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств США (FDA, 2009) поспешило опубликовать предостережение о нежелательности применения клопидогреля и ИПП, особенно омепразола и эзомепразола (наиболее изученных представителей этого класса лекарственных средств в то время), и рекомендовало к применению менее изученный препарат – пантопразол, который, предположительно, не влиял на CYP2С19.

Последовавшее за этой публикацией активное клиническое применение пантопразола, а также тщательное изучение свойств других ИПП заставило экспертов усомниться в правильности сделанных умозаключений. Оказалось, что метаболизм клопидогреля осуществляется не только за счет CYP2С19, но и при помощи CYP2С9, CYP3А4, а разные представители группы ИПП оказывают различное воздействие на метаболизм системы цитохрома Р450. Поэтому влияние ИПП на метаболизм клопидогреля и последующие сердечно-сосудистые исходы могут существенно отличаться. 

Три сокрушительных удара по устоявшемуся стереотипу

Вскоре появились результаты клинических исследований и метаанализов. Первый сокрушительный удар, поколебавший устоявшийся стереотип в ­отношении способности омепразола ­увеличивать сердечно-сосудистый риск у больных, получающих ДАТТ, нанесло исследование COGENT (Clopidogrel and the Optimization of Gastrointestinal Events Trial, 2010).

Это международное рандомизированное двойное слепое контролируемое с помощью двух плацебо параллельное групповое исследование (n=3873) эффективности и безопасности фиксированной комбинации клопидогреля (75 мг) и омепразола (20 мг) по сравнению с монотерапией клопидогрелем предоставило неожиданные результаты (все пациенты в этом исследовании дополнительно принимали ацетилсалициловую кислоту).

На протяжении всего периода наблюдения, длительность которого составляла 180 дней, поражение желудочно-кишечного тракта (явное / скрытое кровотечение, симптоматические гастродуоденальные язвы / эрозии, обструкция, перфорация) зафиксировано у 51 пациента, при этом они достоверно реже возникали у больных, получавших омепразол (1,1%), по сравнению с участниками, принимавшими плацебо (2,9%; отношение рисков для омепразола 0,3; 95% ДИ 0,03-0,56; р=0,001).

При этом частота возникновения нефатального инфаркта миокарда, инсульта, ­реваскуляризации, летального исхода по кардиоваскулярным причинам достоверно не отличалась в группах омепразола (4,9%) и плацебо (5,7%; ОР 0,99; 95% ДИ 0,68-1,44; р=0,96). ­Опубликовав полученные данные (табл. 3, рис. 1), авторы ­исследования ­резюмировали, что не зафиксировано значимых ­кардиоваскулярных взаимодействий между клопидогрелем и омепразолом, но эти результаты не позволяют в полной мере исключить клинически значимые различия в кардиоваскулярных событиях, обусловленных применением ИПП (табл. 3).

Сформулированные выводы были восприняты медицинской ­общественностью с большой настороженностью – всего лишь год перед этим FDA настоятельно рекомендовало применение пантопразола. Еще одним объяснением данному факту может стать досрочное завершение исследования: в соответствии с планами авторов проекта в этом трайле должны были принять 5 тыс. больных, но ­медленный набор пациентов и небольшое число кардиоваскулярных событий явились поводом для прекращения финансирования и закрытия исследования COGENT. Однако спустя 6 лет результаты исследования COGENT были проанализированы и перепроверены другой группой ученых, не принимавших непосредственного участия в его проведении.

М. Vaduganathan и соавт. (2016) полностью подтвердили выводы, сформулированные D. Bhatt и соавт.: у пациентов, перенесших чрескожное коронарное вмешательство (n=2676), омепразол значительно уменьшал вероятность развития гастроинтестинальных событий без значимого повышения риска кардиоваскулярных событий по сравнению с плацебо (5,4 vs 6,3%, соответственно; ОР 1,0; 95% ДИ 0,67-1,50; р=1,00). Аналогично в когорте больных острым коронарным синдромом (n=1573) омепразол предупреждал появление значимых гастроинтестинальных событий, не провоцируя возрастание вероятности появления кардиоваскулярных событий по сравнению с плацебо (5,6 vs 4,5% соответственно; ОР 1,4; 95% ДИ 0,77-2,53; р=0,27).

Вторым, не менее серьезным ударом по кардиологическому образу пантопразола стала публикация в авторитетном журнале Американской кардиологической ассоциации систематического обзора, подготовленная под руководством М. Sherwood (2015).

Метаанализ 6 отобранных исследований выявил повышение риска возникновения нежелательных кардиоваскулярных событий у пациентов, принимавших пантопразол (ОР 1,38; 95% ДИ 1,12-1,70), лансопразол (ОР 1,29; 95% ДИ 1,09-1,52) или эзомепразол (ОР 1,27; 95% ДИ 1,02-1,58) по сравнению с больными, не получающими ИПП. Ученые особо подчеркнули тот факт, что упомянутая связь не была значимой для омепразола (ОР 1,16; 95% ДИ 0,93-1,44), т.  е. омепразол может использоваться при проведении ДАТТ, т.  к. не оказывает негативного влияния на cердечно-сосудистый риск (рис. 2).

Комментируя полученные данные, М. Sherwood и соавт. высказали предположение, что анализ показателей относительно безопасности приема ИПП при проведении ДАТТ следует проводить для каждого представителя этой группы в отдельности, не обобщая все данные в одну группу и не рассматривая вопрос с позиции «польза / вред всех ИПП».

Чрезвычайно интересны результаты обсервационного исследования, выполненного под руководством А. Guérin (2016). Исследователи постарались установить, как повлияла рекомендация FDA по предпочтительному назначению пантопразола при проведении ДАТТ.

Ученые ­констатировали два важных факта: публикация рекомендации FDA привела к уменьшению общего количества пациентов, которым была назначена комбинация клопидогреля – ИПП; однако, несмотря на снижение доли больных, получавших комбинацию клопидогрела и ИПП, омепразол оставался наиболее часто используемым препаратом, назначаемым совместно с клопидогрелем.

Третий удар нанесли Т. Shamliyan и соавт. (2017), авторы широкомасштабной работы, в основу которой легли ­результаты 17 систематических обзоров и метаанализов, 16 рандомизированных контролированных исследований и 16 обсервационных исследований.

Команда ученых анализировала особенности сочетанного приема ИПП с 10 различными классами лекарственных средств. Изучив полученные данные, Т. Shamliyan и соавт. резюмировали: «В отношении конкретных ИПП одновременный прием пантопразола или эзомепразола, но не омепразола и лансопразола, ассоциирован с повышением риска общей летальности, нефатального инфаркта миокарда и инсульта».

Цирроз печени и ИПП – все совсем не просто

Еще одним камнем преткновения в проблеме безопасного применения ИПП стал цирроз печени. Больным циррозом печени, вне зависимости от этиологической причины заболевания, свойственен высокий риск развития портальной гипертензивной гастропатии, появления вариксов в пищеводе и желудке, а также возникновения ­кровотечения из ­варикозно-расширенных вен. Для лечения и профилактики указанных осложнений используются ИПП.

Однако оказалось, что эта простая на первый взгляд рекомендация влечет за собой ряд серьезных проблем: применение ИПП у больных циррозом печени ассоциируется с резким возрастанием риска возникновения инфекционных осложнений и печеночной энцефалопатии. Незамедлительно последовала реакция медицинской общественности: одни ученые рекомендовали значительно ограничить показания к назначению ИПП в данной категории больных, другие высказали более радикальное мнение: считать цирроз печени противопоказанием к назначению этих лекарственных средств.

Сгустившиеся тучи над ИПП развеяла статья R. Weersink и соавт., опубликованная в апреле 2018 г. в авторитетном журнале British Journal of Clinical Pharmacology. Эта группа ученых последовала рекомендациям М. Sherwood и проанализировала безопасность применения ИПП, не объединяя все препараты в одну группу. Основываясь на результатах анализа 69 исследований, авторы ­метаанализа доказали, что применение только трех ИПП не ассоциировано с появлением «дополнительных известных рисков».

В данную категорию вошли омепразол, эзомепразол и рабепразол. R. Weersink и соавт. установили, что безопасность приема ­перечисленных ИПП зависит от степени тяжести цирроза, определенной по шкале Чайлд-Пью: больным циррозом печени, состояние которых соответствует классу А и В, можно назначать омепразол и рабепразол, но желательно уменьшить максимальную суточную дозу перечисленных лекарственных средств.

Пациентам, находящимся в крайне тяжелом состоянии (класс С), следует рекомендовать только эзомепразол в максимальной суточной дозе 20 мг. Пантопразол и лансопразол признаны «небезопасными препаратами», т.  к. их прием ассоциирован с 4-8-кратным увеличением риска различных осложнений. 

Заключение, или Продолжение следует?

В настоящее время вопрос безопасности одновременного применения ИПП и клопидогреля в составе ДАТТ продолжает оставаться открытым. По мнению ряда ведущих международных экспертов, следует ожидать обновления рекомендаций различных кардиологических обществ по выбору ИПП при проведении ДАТТ.

Ремарка. Омез®

Среди множества генерических омепразолов, представленных на отечественном рынке, наибольшей известностью пользуется препарат Омез®, представляемый фирмой «Dr. Reddy’s Laboratories Limited». За спиной у Омеза – клинический опыт его активного применения во многих странах мира, равный нескольким десятилетиям. За это время Омез® успел доказать свою терапевтическую ­эквивалентность оригинальному ­омепразолу.

Небрендированный омепразол производства «Др. Реддис ­Лабораторис» занял достойное место в известной Orange Book, публикуемой FDA. Применение Омеза обсуждалось международной экспертной группой Gastrosphere 1.0 и 2.0 для профилактики и лечения НПВП-индуцированных поражений верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Омез® в дозе 10-20 мг может использоваться для проведения безопасной кислотосупрессивной терапии у больных циррозом печени класса А-В по шкале Чайлд-Пью.

Выводы

На основании вышеизложенного можно утверждать, что в настоящее время омепразол является одним из наиболее изученных препаратов в своем классе. Важно также отметить, что омепразол является одним из наиболее часто назначаемых ИПП и как ИПП входит в стандарты лечения КЗЗ в США и странах Европы. На украинском фармацевтическом рынке среди генерических омепразолов наибольшую популярность получил препарат Омез®.

Литература

1.    Miner PJr, Katz PO, Chen Y, et al. Gastric acid control with esomeprazole, lansoprazole, omeprazole, pantoprazole, and rabeprazole: A five-way crossover study. Am J Gastroenterol 2003;98:2616-20. DOI: 10.1111/j.1572-0241.2003.08783.x.
2.    Food and Drug Administration. Follow-Up to the January 26, 2009, Early Communication about an Ongoing Safety Review of Clopidogrel Bisulfate (marketed as Plavix) and Omeprazole (marketed as Prilosec and Prilosec OTC) [Internet]. U. S. Food and Drug Administration; 2009 [cited 1 Jan 2015]. Available: http://www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/PostmarketDrugSafetyInformationforPatientsand
Providers/DrugSafetyInformationforHeathcareProfessionals/ucm190784.htm.
3.    Holmes DR, Dehmer GJ, Kaul S, Leifer D, O’Gara PT, Stein CM. ACCF/AHA clopidogrel clinical alert: approaches to the FDA “boxed warning”: a report of the American College of Cardiology Foundation Task Force on clinical expert consensus documents and the American Heart Association endorsed by the Society for Cardiova. J Am Coll Cardiol. 2010; 56: 321-41. doi: 10.1016/j.jacc.2010.05.013 PMID:20633831.
4.    Bhatt DL, Cryer BL, Contant CF, Cohen M, Lanas A, Schnitzer TJ, et al. Clopidogrel with or without omeprazole in coronary artery disease. N Engl J Med. 2010; 363: 1909-17. doi: 10.1056/NEJMoa1007964 PMID: 20925534.
5.    Vaduganathan M. Efficacy and Safety of Proton-Pump Inhibitors in High-Risk Cardiovascular Subsets of the COGENT Trial. Am J Med. 2016 Sep;129(9):1002-5. doi: 10.1016/j.amjmed.2016.03.042. Epub 2016 Apr 30.
6.    Roffi М. 2015 ESC Guidelines for the management of acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation. Task Force for the Management of Acute Coronary Syndromes in Patients Presenting without Persistent ST-Segment Elevation of the European Society of Cardiology (ESC). European Heart Journal (2016) 37, 267-315. doi:10.1093/eurheartj/ehv320.
7.    Guérin A, Mody R, Carter V, Ayas C, Patel H, Lasch K, et al. (2016) Changes in Practice Patterns of Clopidogrel in Combination with Proton Pump Inhibitors after an FDA Safety Communication. PLoS ONE11(1): e0145504. doi:10.1371/journal. pone.0145504.
8.    Shamliyan TA. Patient-centered Outcomes with Concomitant Use of Proton Pump Inhibitors and Other Drugs. Clin Ther. 2017 Feb;39(2):404-427.e36. doi: 10.1016/j.clinthera.2017.01.011. Epub 2017 Feb 9.
9.    Российские стандарты по лечению инфаркта миокарда (2015).
10. Matthew W. Sherwood. Individual Proton Pump Inhibitors and Outcomes in Patients With Coronary Artery Disease on Dual Antiplatelet Therapy: A Systematic Review. J Am Heart Assoc. 2015; 
4: e002245 doi: 10.1161/JAHA.115.002245.
11. Weersink RA. Safe use of proton pump inhibitors in patients with cirrhosis. Br J Clin Pharmacol. 2018 Apr 24. doi: 10.1111/bcp.13615.

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 13-14 (434-435), липень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Терапія та сімейна медицина

29.05.2021 Кардіологія Терапія та сімейна медицина Що нового в останніх настановах із лікування хронічної серцевої недостатності?

Серцева недостатність (СН) супроводжує будь-яке структурне захворювання серця та може з’являтися при токсичних впливах чи екстракардіальній патології, де серце є органом-мішенню [1]. Зважаючи на швидке збільшення поширеності, СН залишається однією з основних причин захворюваності, інвалідизації та смертності в усьому світі, суттєво погіршує якість життя та потребує значних медико-соціальних ресурсів [2]....

29.05.2021 Кардіологія Терапія та сімейна медицина Нове в терапії підвищення частоти серцевих скорочень

10 квітня відбулася онлайн-конференція «Консиліум фахівців при коморбідних станах», організована WebCardioAcademy, в якій узяла участь старший науковий співробітник відділу аритмій серця ДУ «ННЦ «Інститут кардіології ім. М. Д. Стражеска» НАМН України» (м. Київ), кандидат медичних наук Таїсія В’ячеславівна Гетьман із доповіддю «Як приборкати колібрі в грудях пацієнта», що була присвячена проблемі тахікардії. Після виступу Таїсія В’ячеславівна погодилася відповісти на запитання нашого кореспондента щодо сучасних підходів до ведення підвищеної частоти серцевих скорочень (ЧСС)....

29.05.2021 Терапія та сімейна медицина Додаткові терапевтичні можливості кардіопротекції при COVID-19

Пандемія коронавірусної хвороби (COVID‑19), з якою людство зіткнулося вперше, стала нечуваним викликом для системи охорони здоров’я в усьому світі. Незважаючи на те що провідними клінічними проявами COVID‑19 є симптоми ураження органів дихання, до патологічного процесу при цьому захворюванні залучаються й інші органи та системи, що за тяжкого перебігу може зумовлювати розвиток поліорганної недостатності з фатальними наслідками. Зокрема, разом із респіраторною системою «мішенями» при COVID‑19 часто стають серце та судини....

29.05.2021 Терапія та сімейна медицина «Я в депресії чи це постковідна втома?»

16-17 квітня відбулася ІІІ Науково-практична конференція з міжнародною участю «Психосоматична медицина: наука та практика», в якій узяв участь директор із медичної частини навчально-наукового медичного комплексу «Університетська клініка» Харківського національного медичного університету, керівник Центру психосоматики та психологічної реабілітації, доктор медичних наук, професор Володимир Іванович Коростій із доповіддю «Я в депресії чи це постковідна втома?»....

что это и для чего нужно

 

Эта группа лекарственных препаратов подавляет продукцию соляной кислоты – главного повреждающего агента слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

В отличие от М-холиноблокаторов и Н2-блокаторов, влияющих лишь на один из множества возможных механизмов секреции соляной кислоты, ингибиторы протонной помпы блокируют заключительную стадию образования соляной кислоты. Воздействуя на уровне париетальных клеток желудка, ИПП препятствуют выходу ионов водорода в полость желудка, тем самым уменьшают кислотность желудочного сока.

Группа ИПП включает препараты нескольких поколений: омепразол, лансопразол, пантопразол, эзомепразол, рабепразол. Одним из наиболее изученных лекарственных средств является рабепразол. Он имеет многолетний опыт успешного клинического применения и широко используется в лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), рефлюкс-эзофагита и других состояний, характеризующихся патологической гиперсекрецией. Рабепразол помогает быстро купировать изжогу и другие симптомы заболевания, улучшая состояние больных. Антисекреторное действие рабепразола начинается уже в течение первого часа после приема, достигает максимума через 2–4 часа и длится около суток. При этом прием пищи или антацидных препаратов существенным образом не влияет на биодоступность рабепразола. Также рабепразол используется при лечении пациентов с хроническим гастритом или язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки (в том числе в стадии обострения).

Препараты рабепразола сегодня выпускают многие фармацевтические компании – как зарубежные, так и отечественные, например, Рабепразол СЗ, изготовленный российской компанией ЗАО «Северная звезда». Он производится в соответствии с мировыми стандартами качества, отвечает всем требованиям, предъявляемым к ЛС, и при этом стоит гораздо меньше оригинального препарата. Благодаря этому эффективное лечение кислотозависимых заболеваний становится более доступным российским потребителям.

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ

 

 

Риск развития злокачественных новообразований у больных, получающих ингибиторы протонной помпы

Новости онкологии

27.01.2016

Риск развития злокачественных новообразований у больных, получающих ингибиторы протонной помпы

Канцерогенные свойства ингибиторов протонной помпы (ИПП) активно изучались на лабораторных животных. Риск развития онкологических заболеваний у людей, длительное время принимающих ИПП, до сих пор вызывает сомнение. Помимо этого, дискутабельным остается вопрос, насколько канцерогенные свойства между отдельными препаратами данной группы различаются между собой. У грызунов введение ИПП продемонстрировало выраженный канцерогенный эффект и вызвало развитие ряда опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В отдельных исследованиях было показано, что по сравнению с препаратами, оказывающими краткосрочный эффект, только ИПП пролонгированного действия увеличивали риск развития онкологических заболеваний у лабораторных животных. Подобные различия объяснялись длительным временем экспозиции ИПП пролонгированного действия в организме животного [1-3].

Один из возможных механизмов повышенного риска развития онкологических заболеваний у больных, принимающих ИПП, ассоциирован с гормоном гастрином. Связываясь со специфическими гастриновыми рецепторами в желудке, он увеличивает секрецию соляной кислоты и стимулирует рост клеток. При снижении секреции соляной кислоты пониженная pH среды желудка стимулирует ее продукцию, что в конечном итоге приводит к увеличению ее секреции [4]. При приеме ИПП, угнетающих секрецию соляной кислоты, секреция гастрина резко повышается. Возникающая при этом гипергастринемия может вызвать феномен «кислотного рикошета», что часто происходит при резкой отмене препаратов. При этом секреция кислоты может повыситься даже выше уровня, который был до лечения. Более того, в ряде исследований было показано, что гипергастринемия потенциально может увеличивать риск развития онкологических заболеваний. В частности, есть работы, демонстрирующие взаимосвязь между гипергастринемией и риском развития рака желудка у лабораторных животных [1, 2, 5-10]. Насколько полученные результаты имеют отношение к людям, до сих пор остается неизвестным. Как бы то ни было, в ряде исследований не было доказано наличие четкой взаимосвязи между применением ИПП и риском развития онкологических заболеваний. Например, по результатам одной из работ, проведенных в США, у больных, принимающих ИПП, был выявлен повышенный риск развития колоректального рака (OR=1,7; 95% CI 0,8-4,0), в то время как в других исследованиях подобной взаимосвязи продемонстрировано не было [11-14]. Информация по риску развития рака поджелудочной железы или рака печени у больных, принимающих ИПП, представлена также крайне противоречиво [15, 16]. В ряде исследований было показано, что риск развития онкологических заболеваний зависит от конкретного вида ИПП [17-19].

В связи с неоднозначностью представленной на сегодняшний день информации Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) было инициировано исследование, целью которого было сравнение риска развития злокачественных новообразований у больных, длительное время принимающих ИПП пролонгированного действия (пантопразол), с ИПП короткого действия [20].

В исследовании приняли участие больные, записанные в один из регистров США (Kaiser Permanente Northern California, KPNC). На сегодняшний день в данном регистре представлена информация о 3,3 млн. человек, получавших какие-либо лекарственные препараты. Зафиксирована информация не только о фармакологической группе, к которой принадлежит препарат, но также о назначаемой дозе, числе выданных таблеток, инструкции по применению, количеству дней приема. Помимо этого представлена более детальная информация о пациенте (пол, возраст…) и показания к назначению препарата.

В исследование включались пациенты, получавшие пантопразол или другие виды ИПП (омепразол, лансопразол, рабепразол, эзомепразол) в течение не менее 240 дней с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2003 г. Максимальный срок приема препаратов должен был быть 1 год (365 дней).

Главным критерием оценки была частота развития рака желудка. Помимо этого оценивались частота развития рака толстой кишки, рака печени, рака тонкой кишки и рака поджелудочной железы. Информация о развитии того или иного злокачественного новообразования бралась из регистра. При оценке риска развития анализировались пол, возраст, кумулятивная доза и продолжительность экспозиции ИПП, а также развитие различных сопутствующих заболеваний в процессе терапии (полипы и язвы желудка, атрофический гастрит, пищевод Барретта, вирусные гепатиты B и C, сахарный диабет, полипы толстой кишки). Среди других факторов риска учитывались наличие онкологических заболеваний у членов семьи, курение, а также проводимая терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori.

В общей сложности в исследовании приняли участие 61684 больных. Из них 34178 пациентов находились на терапии пантопразолом и 27686 больных получали другие ИПП. Сравниваемые группы были сопоставимы между собой по возрасту, полу и времени наблюдения. Медиана длительности терапии также была сопоставима между сравниваемыми группами.

По результатам данного исследования как больные, получавшие пантопразол, так и больные, получавшие другие ИПП, имели одинаковый риск развития рака желудка (HR 0,84; 95% CI 0,44-1,49). Более того, риск не зависел от возраста и пола пациентов (HR 0,81; 95% CI 0,44-1,49). Аналогичной зависимости не было выявлено при оценке факторов риска (терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori, кумулятивная доза ИПП, продолжительность терапии ИПП; HR 0,68; 95% CI 0,24-1,93).

При оценке риска развития колоректального рака, рака поджелудочной железы, рака печени и рака тонкой кишки оказалось, что в группе больных, получавших пантопразол, он был незначительно выше по сравнению с контрольной группой (HR 1,30; 95% CI 1,02-1,67). Однако при проведении подобного анализа, исходя из возраста и пола пациента, а также наличия других факторов риска, подобной зависимости выявлено не было (HR 0,95; 95% CI 0,65-1,40).

Риск развития каких-либо других злокачественных новообразований помимо опухолей ЖКТ был сопоставим между сравниваемыми группами (HR 1,06; 95% CI 0,93-1,21) и не зависел ни от вида ИПП, ни от наличия факторов риска.

Авторы исследования сделали вывод о том, что в сравнении с ИПП короткого действия ИПП пролонгированного действия пантопразол не увеличивает риск развития рака желудка и других злокачественных новообразований.

Литература:

  1. Betton GR, Dormer CS, Wells T, et al. Gastric ECL-cell hyperplasia and carcinoids in rodents following chronic administration of h3-antagonists SK&F 93479 and oxmetidine and omeprazole. Toxicol Pathol 1988; 16: 288-98.
  2. Berlin RG. Omeprazole. Gastrin and gastric endocrine cell data from clinical studies. Dig Dis Sci 1991; 36: 129-36.
  3. Freston JW. Omeprazole, hypergastrinemia, and gastric carcinoid tumors. Ann Intern Med 1994; 121: 232-3.
  4. Waldum HL, Sandvik AK, Brenna E, et al. Gastrin-histamine sequence in the regulation of gastric acid secretion. Gut 1991; 32: 698-701.
  5. Waldum HL, Sandvik AK, Idle JR. Gastrin is the most important factor in ECL tumorigenesis. Gastroenterology 1998; 114: 1113-5.
  6. Qvigstad G, Falkmer S, Westre B, et al. Clinical and histopathological tumour progression in ECL cell carcinoids ("ECLomas"). APMIS 1999; 107: 1085-92.
  7. Kidd M, Tang LH, Modlin IM, et al. Gastrin-mediated alterations in gastric epithelial apoptosis and proliferation in a mastomys rodent model of gastric neoplasia. Digestion 2000; 62: 143-51.
  8. Ho AC, Horton KM, Fishman EK. Gastric carcinoid tumors as a consequence of chronic hypergastrinemia: spiral CT findings. Clin Imaging 2000; 24: 200-3.
  9. Henwood M, Clarke PA, Smith AM, et al. Expression of gastrin in developing gastric adenocarcinoma. Br J Surg 2001; 88: 564-8.
  10. Dockray GJ, Varro A, Dimaline R, et al. The gastrins: their production and biological activities. Annu Rev Physiol 2001; 63: 119-39.
  11. van Soest EM, van Rossum LG, Dieleman JP, et al. Proton pump inhibitors and the risk of colorectal cancer. Am J Gastroenterol 2008; 103: 966-73.
  12. Chubak J, Boudreau DM, Rulyak SJ, et al. Colorectal cancer risk in relation to use of acid suppressive medications. Pharmacoepidemiol Drug Saf 2009; 18: 540-4.
  13. Robertson DJ, Larsson H, Friis S, et al. Proton pump inhibitor use and risk of colorectal cancer: a population-based, case-control study. Gastroenterology 2007; 133: 755-60.
  14. Yang YX, Hennessy S, Propert K, et al. Chronic proton pump inhibitor therapy and the risk of colorectal cancer. Gastroenterology 2007; 133: 748-54.
  15. Bosetti C, Lucenteforte E, Bracci PM, et al. Ulcer, gastric surgery and pancreatic cancer risk: an analysis from the International Pancreatic Cancer Case-Control Consortium (PanC4). Ann Oncol 2013; 24: 2903-10.
  16. Bradley MC, Murray LJ, Cantwell MM, et al. Proton pump inhibitors and histamine-2-receptor antagonists and pancreatic cancer risk: a nested case-control study. Br J Cancer 2012; 106: 233-9.
  17. Mackenzie IS, Coughtrie MW, MacDonald TM, et al. Antiplatelet drug interactions. J Intern Med 2010; 268: 516-29.
  18. Wedemeyer RS, Blume H. Pharmacokinetic drug interaction profiles of proton pump inhibitors: an update. Drug Saf 2014; 37: 201-11.
  19. Arbel Y, Birati EY, Finkelstein A, et al. Platelet inhibitory effect of clopidogrel in patients treated with omeprazole, pantoprazole, and famotidine: a prospective, randomized, crossover study. П.Л. Щербаков

    Центральный НИИ гастроэнтерологии, Москва

    Хронические заболевания верхних отделов желудочно-кишечного тракта сопровождаются нарушением процесса кислотообразования. Для регуляции кислотообразования используются три группы препаратов: антацидные препараты, блокаторы Н2-рецепторов гистамина и ингибиторы протонной помпы. Наиболее эффективной является группа ингибиторов протонной помпы и ее яркий представитель — омепразол. Омепразол обладает хорошей переносимостью и успешно используется для лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, гастропатии, обусловленной приемом нестероидных противовоспалительных препаратов, хеликобактериоза.

    Ключевые слова: язвенная болезнь желудка, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, ингибиторы протонной помпы, омепразол.

    Хронические заболевания верхних отделов пищеварительного тракта в большинстве случаев тесно связаны с продукцией соляной кислоты в желудке и/или с нарушением механизма кислотообразования. В то же время изменение продукции соляной кислоты в желудке может служить пусковым моментом развития различных патологий органов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Еще в 1910 г. К. Шварц выдвинул постулат: “Нет кислоты — нет язвы” [1]. Нарушение механизма кислотообразования ведет не только к возникновению язв, но и к развитию воспалительных процессов в пищеводе и желудке. По результатам анализа данных более 52000 эндоскопических исследований на долю изолированной язвенной болезни двенадцатиперстной кишки приходилось 8% всех поражений органов пищеварения, на долю изолированного гастрита — 29,4%, изолированного дуоденита — 16,2%, изолированных поражений пищевода — 1,1%. Сочетанные поражения верхних отделов органов пищеварения встречались у 45,3% пациентов. Следует отметить, что изменения кислотообразую-

    Контактная информация: Щербаков Петр Леонидович, [email protected]

    щей функции желудка отсутствовали только у 26,7% пациентов [2].

    Врачи ведут борьбу с повышенным кис-лотообразованием с давних времен. Пациентам с сильными болями в эпигастральной области назначали различные препараты, нейтрализующие кислоту: соли и щелочи (в том числе молоко, белую глину, сажу, пищевую соду). Однако эффект от применения этих средств был, как правило, непродолжительным, а после их отмены состояние пациентов нередко ухудшалось: усиливались изжога и отрыжка, развивался синдром “рикошета”.

    Процесс кислотообразования сложен и многообразен. В нем участвуют центральная и вегетативная нервная система, железы внутренней секреции, рецепторы слизистой оболочки ЖКТ, реагирующие на механическое и химическое раздражение [3]. Вся сложная система выработки и регуляции выделения соляной кислоты замыкается на париетальной клетке слизистой оболочки, в которой происходит образование кислоты с последующим ее выделением в просвет желудка.

    В настоящее время существуют три основные группы препаратов, направленных на регуляцию кислотообразования: анта-

    --------------------Лечебное дело 4.2012

    Рекомендации по ведению больных

    цидные препараты, которые нейтрализуют кислоту, находящуюся в просвете желудка; блокаторы Н2-рецепторов гистамина, которые блокируют гистаминовые рецепторы париетальной клетки, останавливая процессы образования кислоты еще на “докле-точном” уровне; ингибиторы протонной помпы (ИПП), останавливающие механизм активного переноса ионов водорода из внутриклеточного пространства в выводные протоки желез желудка.

    Антацидные препараты не контролируют выработку кислоты, поэтому они не могут использоваться как основное средство лечения кислотозависимых заболеваний (КЗЗ). Кроме того, длительный прием ан-тацидных препаратов может приводить к нарушению стула, изменению минерального баланса, развитию алкалоза. Применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина ограничено воздействием всего лишь на один тип рецепторов, тогда как при стимуляции других рецепторов гастрином или ацетилхолином может вновь возникнуть гиперсекреция кислоты [4]. Кроме того, терапевтическая эффективность блокаторов Н2-рецепторов гистамина обеспечивается высоким уровнем препарата в крови, поэтому иногда требуется его многократный прием [5]. Длительное применение этой группы препаратов может приводить к развитию толерантности, а резкая отмена — к возникновению синдрома “рикошета”. Толерантность может появиться уже через 2 дня после начала лечения [6]. В связи с изложенным блокаторы Н2-рецепторов гистамина в последнее время уже не используются в качестве основного средства для лечения КЗЗ органов пищеварения.

    В результате изучения молекулярных механизмов образования соляной кислоты желудочного сока было выявлено его ключевое звено — активная секреция протонов, реализуемая специальным мембранным комплексом — протонной помпой. В то время как образование протонов в ходе внутриклеточных реакций контролируется различными регуляторными факторами (ацетилхолином, гистамином, гастрином,

    Лечебное дело 4.2012------------------

    простагландинами, гастроинтестинальными тканевыми факторами и др.), работа протонной помпы практически не связана с физиологическими регуляторными механизмами. Препараты, блокирующие образование соляной кислоты на уровне калий-натриевого насоса в мембране париетальных клеток, носят название ИПП. Опытный образец этой группы препаратов был синтезирован в 1974 г. В 1975 г. появился первый промышленный образец — тимо-празол, а в 1979 г. был синтезирован оме-празол.

    Ингибиторы протонной помпы относятся к химическому классу замещенных производных бензимидазола и оказывают антисекреторное действие за счет ингибирования Н+/К+-АТФазы париетальных клеток слизистой оболочки желудка. В канальцах желез желудка ИПП, будучи слабыми основаниями, взаимодействуют с ионом водорода, трансформируются в сульфонамидные производные, которые образуют ковалентные связи с БН-группа-ми цистеина Н+/К+-АТФазы на поверхности апикальной мембраны париетальных клеток, обращенной в просвет желез желудка, и блокируют конечную стадию образования соляной кислоты. Такая связь является необратимой, поэтому длительность действия ИПП зависит от скорости синтеза новых молекул протонной помпы, а также от длительности циркуляции препарата в крови [7].

    В настоящее время в семейство ИПП входит несколько препаратов: омепразол, лансопразол, рабепразол и пантопразол. Кроме того, в этой группе выделяют дополнительные моноизомерные составляющие — например, эзомепразол, являющийся левовращающим изомером омепразола. Все соединения этой группы быстро активируются в сильнокислой среде (рН <3,0). Ингибиторы протонной помпы снижают базальную и стимулированную желудочную секрецию независимо от природы раздражителя и имеют самую высокую клиническую эффективность среди кислотоподавляющих средств.

    Ингибиторы протонной помпы

    У препаратов этой группы отмечаются некоторые различия в метаболизме, фармакокинетике и показателях антисекретор-ной активности, но в целом к ним не развивается толерантность, после их отмены не наблюдается синдром “рикошета”, а также отсутствуют выраженные побочные эффекты. Благодаря этому в 1988 г. на Всемирном гастроэнтерологическом конгрессе в Риме ИПП были признаны основной группой кислотоконтролирующих лекарственных веществ [8]. Однако применение ИПП не избавляло пациента от язвенной болезни. Через некоторое время после репарации язвенного дефекта и отмены препаратов болезнь проявлялась с новой силой. Рецидивирование заболевания, как правило, усугубляло общее состояние пациента. Для кардинального решения проблемы довольно часто применялось хирургическое лечение, особенно в случае осложненного течения заболевания.

    По данным многочисленных исследований, одну из ключевых позиций в развитии воспалительного процесса слизистой оболочки пищеварительной системы помимо избыточной продукции соляной кислоты играет инфекционный фактор. В 1983 г. был выделен новый микроорганизм, обитающий на поверхности слизистой оболочки желудка в агрессивной кислой среде и получивший название Helicobacter pylori (H. pylori) [9]. Проведенные в дальнейшем исследования позволили признать этот микроорганизм как основную причину развития воспалительного процесса слизистой оболочки, в том числе язвенной болезни. На основании полученных данных в 1988 г. D.Y. Graham дополнил постулат К. Шварца: “Нет кислоты — нет язвы, нет H. pylori — нет язвы” [1].

    Основной целью при лечении заболеваний, ассоциированных с H. pylori, является эрадикация микроорганизма с поверхности слизистой оболочки. При исчезновении H. pylori происходит репарация язвенного дефекта и восстановление структуры слизистой оболочки [10]. Для достижения эра-дикации в настоящее время используется

    комбинированная терапия, включающая несколько групп препаратов, направленных как на снижение кислотообразующей функции желудка, так и на уничтожение H. pylori на поверхности слизистой оболочки.

    Для снижения кислотообразования в схемах эрадикационной терапии в настоящее время широко используются ИПП. Они не обладают антихеликобактерной активностью — их действие направлено на изменение рН желудка. Под воздействием ИПП продукция соляной кислоты снижается, что приводит к защелачиванию среды в антральном отделе желудка. При этом вегетативные формы H. pylori, защищая себя от воздействия кислоты аммиачной оболочкой, в щелочных условиях погибают под воздействием образованного ими аммиака. Те бактерии, которые сохранялись в фундальном отделе в виде кокков, при увеличении рН в желудке переходят в вегетативную форму и становятся доступными воздействию антибиотиков или других лекарственных веществ (препараты висмута). Таким образом, ИПП не оказывают прямого влияния на H. pylori, но создают условия для воздействия на них антибиотиков [8]. Например, при использовании сочетания омепразола с макролидами (кларитроми-цином) отмечается повышение биодоступности обеих групп препаратов, что увеличивает степень воздействия макролидов на H. pylori. Именно поэтому наиболее эффективными являются схемы лечения, включающие ИПП и кларитромицин [11-13].

    Агрессивное воздействие избыточного количества кислоты, вырабатываемой в желудке, иногда не ограничивается только слизистой оболочкой самого желудка. При наличии некоторых предрасполагающих факторов, таких как врожденный короткий пищевод, грыжа пищеводного отверстия диафрагмы, нарушение моторной активности желудка (возникновение антипе-ристальтической волны), повышенное внутрибрюшное давление (метеоризм, беременность), гастроэзофагеальный про-------------------Лечебное дело 4.2012

    Рекомендации по ведению больных

    лапс, кислое желудочное содержимое может забрасываться в пищевод, вызывая раздражение и приводя к воспалительному процессу. При кратковременном воздействии этих факторов или незначительных изменениях слизистой оболочки бывает достаточно использования антацидных препаратов. Однако если агрессивные факторы действуют продолжительное время, может развиться гастроэзофагеальная реф-люксная болезнь (ГЭРБ), которая нередко сопровождается появлением эрозий и язв.

    Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь может развиться и после успешно проведенной антихеликобактерной терапии. Согласно данным исследований, H. pylori, находясь на поверхности слизистой оболочки, стимулирует перистальтическую активность желудка. В первое время после эрадикационной терапии перистальтика снижается, однако количество вырабатываемой кислоты после отмены кислотоподавляющих препаратов остается таким же. Относительное повышение количества кислоты в просвете желудка может явиться причиной ее заброса в пищевод с последующим развитием рефлюкс-эзофагита.

    Ингибиторы протонной помпы с успехом применяются для лечения ГЭРБ у взрослых. Омепразол обладает высокой липофильно-стью, легко проникает в париетальные клетки слизистой оболочки желудка, где накапливается и активируется в кислой среде, быстро и достаточно полно всасывается из ЖКТ, однако биодоступность составляет не более 50-55% (эффект первого прохождения через печень). Максимальная концентрация в плазме достигается через 0,5—3,5 ч; связывание с белками плазмы 95%. Период полувыведения составляет 0,5-1 ч (при нормальной функции печени) или 3 ч (при хронических заболеваниях печени). Оме-празол подвергается биотрансформации в печени, экскретируется почками в виде метаболитов (72—80%) и через кишечник (18—23%). После однократного приема 20 мг угнетение желудочной секреции наступает в течение 1-го часа, достигает максимума через 2 ч и продолжается около 24 ч.

    Лечебное дело 4.2012-------------------

    Выраженность эффекта зависит от дозы. Способность париетальных клеток продуцировать соляную кислоту восстанавливается в течение 3—5 дней после окончания терапии. После повторного применения повышается абсорбция препарата и усиливается его антисекреторный эффект [7]. Применение омепразола не сопровождается развитием толерантности; после его отмены синдром “рикошета” не развивается.

    Использование омепразола вместе с прокинетиками (цизаприд) позволяет не только избавиться от воспаления слизистой оболочки, но и восстановить нормальную перистальтическую деятельность верхних отделов пищеварительного тракта [14—16]. Двойной механизм действия особенно важен при лечении функциональной патологии. Функциональная диспепсия, моторные нарушения при хроническом гастрите, поддерживающая терапия после основного курса лечения ГЭРБ — вот лишь некоторые состояния, при которых совместное применение ИПП и прокинетиков является эффективным. На сегодняшний день существует комбинированный препарат Омез Д, содержащий в своем составе ИПП (омепразол) и прокинетик (домпери-дон), по 10 мг каждого компонента. Данный препарат используется для лечения диспепсии при различных КЗЗ с сопутствующим дисмоторным компонентом. Также применение Омеза Д рекомендовано при неэффективности монотерапии КЗЗ бло-каторами Н2-рецепторов гистамина и ИПП. Эффективность Омеза Д при диспепсических жалобах подтверждена в клинических исследованиях [17]. Низкодозо-вая курсовая терапия препаратом Омез Д минимизирует возможность возникновения побочных эффектов. Комбинированное лечение позволяет уменьшить количество употребляемых препаратов, что положительно сказывается на приверженности к терапии, а это немаловажно, учитывая высокое значение психоэмоциональных факторов в этиологии функциональных расстройств верхних отделов ЖКТ.

    Ингибиторы протонной помпы

    Пролонгированный антисекреторный эффект омепразола дал возможность зарегистрировать показание “терапия по требованию” при поддерживающем лечении ГЭРБ. Это позволяет врачам выписывать омепразол пациентам, которые нуждаются в однократном приеме препарата с целью купирования симптомов заболевания только в том случае, когда это нужно. Результаты клинических исследований свидетельствуют о том, что через 6 мес лечения до 90% взрослых пациентов с ГЭРБ могли эффективно контролировать симптомы своего заболевания, принимая омепразол только по мере надобности, в среднем 1 раз в три дня. Такой подход к долгосрочному контролю симптомов ГЭРБ эффективен, удобен для пациентов и представляется привлекательным в плане соотношения цена-эффективность [7].

    Для контроля симптомов и лечения осложнений ГЭРБ (рефлюкс-эзофагит, пищевод Барретта) наиболее эффективны ИПП (омепразол 20 мг, лансопразол 30 мг, пантопразол 40 мг, рабепразол 20 мг или эзомепразол 20 мг), назначаемые 1-2 раза в сутки за 20-30 мин до приема пищи. Длительность основного курса терапии составляет не менее 6-8 нед. У пожилых пациентов с эрозивным рефлюкс-эзофагитом, а также при наличии внепищеводных синдромов продолжительность курса увеличивается до 12 нед. При длительном лечении ГЭРБ все ИПП имеют сходную эффективность. Особенности метаболизма в системе цитохрома Р450 обеспечивают наименьший профиль лекарственных взаимодействий пантопразола, что делает его наиболее безопасным при необходимости приема препаратов для лечения синхронно протекающих заболеваний (клопидогрел, дигок-син, нифедипин, фенитоин, теофиллин, R-варфарин и др.).

    До недавнего времени считалось, что для ИПП характерен длительный латентный период, и это не позволяло использовать их для быстрого купирования симптомов. Для быстрого облегчения изжоги использовали антациды и препараты альги-

    новой кислоты (альгинаты). В начале курса терапии ГЭРБ рекомендовали комбинации ИПП с альгинатами или антацидами до достижения стойкого контроля симптомов (изжоги и регургитации) [18]. Однако после появления на рынке ИПП с ускоренным антисекреторным действием ситуация изменилась. При использовании таких ИПП уровень кислотности в желудке снижается уже в первые минуты после приема, тогда как обычный омепразол в первые полчаса не влияет на этот показатель — его антисекреторное действие развивается в течение 1—2 ч. Это позволяет применять ИПП с ускоренным антисекреторным действием “по требованию”, т.е. для быстрого купирования симптомов: при изжоге достаточно принять однократно 20 мг препарата [19]. В настоящее время в России зарегистрирован только один ИПП с ускоренным антисекреторным действием — это Омез Инста [20].

    Кроме лечения КЗЗ и облегчения состояния пациентов при развившейся изжоге ИПП нашли свое место и в лечении панкреатита. В клинической картине панкреатита, как правило, ведущим симптомом являются тупые, иногда интенсивные боли в эпигастральной области, в правом и левом подреберье, а также опоясывающие боли. Чаще всего у пациентов отмечаются постоянные умеренные боли с рецидивирующими болевыми кризами [21]. В некоторых случаях эти боли принимают постоянный изнуряющий характер. В промежутках между кризами боли могут быть различной интенсивности и даже полностью стихать при соблюдении диеты. Появление или усиление болей чаще всего связано с приемом обильной, жирной или жареной пищи.

    Объяснение данному факту дает важный физиологический принцип обратной связи, сформулированный Green в эксперименте в 1977 г. и неоднократно подтвержденный в клинической практике [22]. Согласно этому принципу, при поступлении пищи в желудок, а в последующем в просвет двенадцатиперстной кишки происходит резкое повышение продукции панкреа-

    Лечебное дело 4.2012

    Рекомендации по ведению больных

    тических ферментов и увеличение объема панкреатического сока посредством стимуляции выработки холецистокинина и секретина. В результате наблюдается повышение внутрипротокового давления и усиление болевого синдрома.

    На протяжении длительного времени как детские, так и взрослые гастроэнтерологи занимались поиском эффективных схем лечения различных видов панкреатита. Основной задачей лечения как острой, так и хронической панкреатической недостаточности является обеспечение “функционального покоя” поджелудочной железы [21, 22]. Поскольку мощным физиологическим стимулятором панкреатической секреции является соляная кислота, то одним из механизмов, опосредованно обеспечивающих “функциональный покой” поджелудочной железы, служит снижение активности желудочной секреции. Еще один механизм обеспечения “функционального покоя” - это экзогенное введение ферментов, участвующих в процессе пищеварения [23, 24]. Особенностью поступающих извне ферментов является их активация лишь при определенном рН желудочного сока, который несколько ниже исходного уровня. Поэтому использование препаратов, снижающих секрецию желудочного сока, позволяет не только уменьшить выработку панкреатического секрета, но и создать условия для работы экзогенных ферментов.

    Метод введения ИПП может быть пер-оральным или внутривенным. Внутривенный способ введения чаще используется в ургентной хирургии, при желудочно-кишечном кровотечении, что позволяет быстро подавить продукцию кислоты и снизить вероятность рецидива кровотечения. Одна-

    ко достоверных различий в эффективности между разными ИПП и путями введения препаратов в первые 72 ч после успешной остановки кровотечения не обнаружено. рН был достоверно выше на фоне лечения ИПП, чем в группе без лечения [25].

    В последние годы активно обсуждаются гипотезы относительно нежелательных явлений при длительном применении ИПП. Терапия омепразолом продолжительностью до 7 лет не сопровождалась каким-либо неопластическим или диспластическим процессом в эндокринных или неэндокринных клетках желудка. Особого внимания заслуживают вопросы безопасности ИПП, связанные с их мощным антисекреторным эффектом [26]. Результаты исследований, свидетельствующие о наличии связи применения ИПП с остеопорозом и переломами костей, противоречивы в оценке риска: эти явления связаны не с препаратом, а с низкой кислотностью желудка [27-32].

    Все ИПП разрушаются в кислой среде, поэтому их эффективность может снижаться при прохождении через желудок. Для защиты действующего вещества оболочку капсул ИПП делают кислотоустойчивой. Учитывая, что омепразол характеризуется низкой частотой развития побочных эффектов по сравнению с другими ИПП, препарат можно успешно использовать для лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, ГЭРБ, гастропатии, обусловленной приемом нестероидных противовоспалительных препаратов, хели-кобактериоза [33].

    Со списком литературы вы можете ознакомиться на нашем сайте www.atmosphere-ph.ru

    Proton Pump Inhibitors: Practical Approaches P.L. Scherbakov

    Chronic diseases of the upper digestive tract are accompanied by excess production of stomach acid. Three groups of drugs are used to regulate stomach acid production: antacids, h3-blockers, and proton pump inhibitors. Proton pump inhibitors, such as omeprazole, are the most effective drugs. Omeprazole is well tolerated and successfully used for the treatment of gastric and duodenal ulcers, gastroesophageal reflux disease, NSAID gastropathy, and helicobacteriosis.

    Key words: gastric ulcer, duodenal ulcer, gastroesophageal reflux disease, proton pump inhibitors, omeprazole.

    Лечебное дело 4.2012--------------------------------------------------------------------------------------------

    Ингибиторы протонной помпы: длительный прием небезопасен

    Ингибиторы протонной помпы (ИПП) применяются при лечении гастроэнтерологических заболеваний, таких как гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рефлюкс-эзофагит. Они подавляют избыточную секрецию соляной кислоты в желудке, избавляя от множества неприятных симптомов. Например, боли и дискомфорта в эпигастральной области, изжоги, метеоризма, ощущения тяжести после еды, нарушений стула. В инструкциях к таким лекарствам обычно сказано, что их не стоит принимать больше 14 дней. Но многие пренебрегают этой рекомендацией и пользуются ИПП месяцами. Почему этого делать не стоит?

    Длительный прием ИПП (омепразол, дексланзопразол, лансопразол и пр.) связан с серьезными побочными эффектами. За последние 5 лет Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) выпустило множество предупреждающих документов, касающихся недопустимости пролонгированного использования таких препаратов. Например, если принимать ИПП в течение года и более, возрастает риск перелома шейки бедра, запястья и позвоночника. Долгосрочное использование ИПП также связано со снижением уровня магния в крови, что, в свою очередь, может вызывать судороги, мышечные спазмы и аритмию. Это требует особого внимания пациентов, которые принимают антиаритмические препараты и диуретики, которые также могут снижать уровень магния.

     

    Применение ингибиторов протонной помпы в течение любого периода времени связано с уязвимостью к кишечным инфекциям в принципе и повышенным риском развития Clostridium difficile ассоциированной инфекции, которая может вызывать, как диарею, так и тяжелое воспаление кишечника (токсический мегаколон) и сепсис.

    Желудочная кислота играет важную роль в расщеплении пищи и усвоении питательных веществ, а также убивает бактерии и микробы. Ученые считают, что длительное использование кислотоподавляющих препаратов — таких как ингибиторы протонной помпы — может нарушать эти процессы, повышать у людей восприимчивость к инфекциям и приводить к дефициту питательных веществ.

    В некоторых исследованиях также сообщается, что ИПП повышают риск развития внутрибольничной пневмонии. Однако у пациентов, принимающих другой тип препаратов, снижающих кислотный рефлюкс (блокаторы h3 гистаминовых рецепторов, Пепсидил, Зантак), такой картины не наблюдается.

    При долгосрочном использовании ИПП может развиваться анемия, поскольку снижается усвоение других (помимо магния) питательных веществ, — кальция, железа и витамина B12. ИПП также могут неправильно взаимодействовать с другими лекарствами, ослабляя, например, эффективность препаратов, направленных на профилактику атеротромбоза у пациентов, перенесших инфаркт или инсульт.

    Некоторым пациентам, страдающим такими серьезными заболеваниями, как пищевод Барретта (тяжелое осложнение гастроэзофагеальной рефлюксной болезни), приходится принимать кислотоподавляющие препараты длительно. Большинство людей с рефлюксом не должны так поступать.

    Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

    VK     Instagram      FB

    Подписывайтесь на Telegram!

    Proton Pump - обзор

    5.6.3 Как перенос электронов влияет на протонную накачку?

    Хотя мы можем моделировать гипотетические протонные насосы в гидрофобной области, нам все еще предстоит объяснить, как значительное количество свободной энергии, необходимое для накачки этих протонов против протонодвижущей силы, передается из гидрофильной области. Присутствие беспрецедентной горизонтальной спирали HL в NuoL первоначально привело к предположению, что спираль может двигаться «горизонтально», как поршень, чтобы управлять конформационными изменениями и перемещением протонов с помощью субъединиц NuoLMN . Однако последующее осознание того, что NuoH может иметь сходство с NuoLMN, и признание того, что 16-я спираль NuoL (последняя «вертикальная» спираль на Рисунке 5.10, вставка) все еще находится на некотором расстоянии (~ 30 Å) от центра N2 или сайт связывания UQ ставит эту гипотезу под сомнение. Альтернативная роль расположенной на N-стороне длинной спирали HL в сочетании с серией β-шпилек, соединяющих спирали на противоположной P-стороне мембраны, - это роль опорного каркаса (фактически, статора для закрепления концов мембраны). спирали, при этом позволяя движение в средних областях).Согласно этой точке зрения, конформационные изменения, особенно связанные с изгибами π-выпуклости в средней части мембраны субъединиц NuoHJKLMN, передаются латерально (представьте себе серию толчков локтем между людьми, стоящими рядом) от NuoH к NuoN на NuoM и, наконец, на NuoL (рисунок 5.10). Хотя этот механизм все еще так же спекулятивен, как, вероятно, неправильный поршневой механизм, этот механизм будет включать конформационные изменения, инициированные окислительно-восстановительным изменением в N2 и сайте связывания UQ, передаваемыми на относительно близкий NuoH, откуда они могут латерально передаваться на NuoN, NuoM, и, наконец, NuoL.Природа хинонового сайта предполагает, что энергия, выделяемая при образовании дианионной формы убихинола, может электростатически взаимодействовать с линейной последовательностью четырех карбоксилатов, обеспечиваемых NuoH и NuoA (раздел 5.6.2). Энергия, обеспечиваемая этим взаимодействием, вероятно усиленная движением цистеина в Fe-S N2, передаваемым по спиралям на NouD и NuoB, может управлять конформационными изменениями, чтобы перекачивать протон через два полуканала, обеспечиваемых NuoHJK.

    Хотя это обеспечивает правдоподобный механизм накачки первого протона, как эти события могут также управлять дополнительной накачкой протонов NuoLMN? Структура показывает, что существует непрерывная гидрофильная ось, состоящая из взаимодействующих заряженных и полярных остатков с окружающими молекулами воды, проходящая через центр всей длины мембранного домена (Рисунок 5.10). В этой модели согласованные конформационные изменения, инициированные событиями в кластере Fe – S N2 и в хиноновой камере, когда два электрона последовательно прибывают из N2, будут передаваться вдоль всей гидрофильной оси гидрофобного домена, создавая конформационные изменения, управляющие протонной накачкой на все четыре области накачки. Смысл этого механизма состоит в том, что мутации, предотвращающие конформационные изменения в первом пути транслокации протонов, обеспечиваемом NuoHJK, должны предотвращать перекачку протонов по трем другим каналам.Наблюдения, полученные в результате исследований мутагенеза, подтверждают это мнение. Напротив, структура не позволяет легко предположить, как любые конформационные изменения в N2 и сайте UQ могут передаваться непосредственно на спираль HL для «поршневого эффекта», который первоначально был предложен для длинной спирали HL.

    Хотя общая биоэнергетика позволяет использовать зазор окислительно-восстановительного потенциала от N3 через N2 до UQ для перекачки 4H + / 2e - против Δ p примерно 180 мВ (Раздел 3.6.1), термодинамические следствия этого механизма еще предстоит полностью изучить. E m, 7 для пары UQ / UQ 2- в сайте UQ в окисленной конформации комплекса (рис. 5.10b), вероятно, будет аналогичным таковому для N2. Если электростатическое отталкивание действительно обеспечивает движущую силу для создания уменьшенной конформации (рис. 5.10c), то энергия будет обеспечиваться за счет большого положительного сдвига потенциала средней точки UQ / UQ 2− по мере изменения конформации.Другими словами, E m, 7 для пары UQ / UQ 2- становится более положительным по мере изменения конформации, обеспечивая тем самым необходимое изменение энергии. Обратите внимание, что важно, чтобы два протона N-фазы, необходимые для протонирования UQ 2- и производства UQH 2 , не имели доступа к камере UQ, пока это конформационное изменение не произошло. Кроме того, необходимо установить, что по существу вся эта окислительно-восстановительная энергия может передаваться вдоль гидрофильной оси для приведения в действие четырех параллельных протонных насосов с необходимыми циклическими изменениями p K протонируемых групп, ответственных за связывание протонов из N -фазу и с выходом протонов в P-фазу (Раздел 5.5). Обратите внимание, что комплекс I работает близко к равновесию и может реверсировать (обратный перенос электронов; раздел 4.7), а это означает, что высокий Δ p , генерируемый окислением сукцината или обращением АТФ-синтазы, должен иметь возможность полностью изменить последовательность, понижая окислительно-восстановительный потенциал связанного UQ 2− достаточно для переноса электронов к центру N2.

    ИПП (ингибиторы протонной помпы) Побочные эффекты, список названий и побочные эффекты

    Изжога против кислотного рефлюкса (различия и сходства)

    Изжога и кислотный рефлюкс - это не одно и то же.Изжога на самом деле симптом кислотного рефлюкса. Изжога получила свое название, потому что она похожа на ощущение жжения в области сердца. Еще один симптом, возникающий при изжоге горький или кислый привкус во рту, обычно когда вы едите или полощите. Изжога поражает более 60 миллионов человек в США не реже одного раза в месяц. Кислотный рефлюкс, или ГЭРБ, возникает, когда желудочная кислота возвращается в пищевод, который его раздражает. Изжога - лишь один из симптомов кислотного рефлюкса.Другие симптомы кислотного рефлюкса включают: Отрыжка Тошнота после еды Чувство сытости во время или после еды Вздутие живота Расстройство желудка Отрыжка Хрипы Рефлюкс-ларингит Стеснение в горле Проблемы с глотанием Несварение У некоторых людей рвота Причины кислотного рефлюкса и изжоги включают: Ожирение Сутулость (плохая осанка) Лекарства, такие как блокаторы кальциевых каналов, теофиллин, нитраты и антигистаминные препараты Еда и напитки, такие как кофеин, цитрусовые и овощи, алкоголь, и шоколад Беременность Сахарный диабет Повышение кислотности желудка Есть тяжелую еду Еда перед сном Лечение изжоги и кислотного рефлюкса заключается в устранении основной причины, например, ГЭРБ, с лекарствами, отпускаемыми без рецепта (OTC), лекарствами, отпускаемыми по рецепту, природные средства и изменения образа жизни, такие как здоровое, менее жирное, острая диета, отказ от больших приемов пищи, отказ от еды перед сном и регулярное употребление пищи упражнения для улучшения ваша поза.Иногда сердечный приступ может имитировать изжогу и кислотный рефлюкс, потому что они кажутся очень похожими. Если у вас есть симптомы грудной клетки боль, стеснение в груди, изжога, кислотный рефлюкс, боль в челюсти, зубе или голове; одышка, тошнота, рвота, потливость, дискомфорт в верхней средней части боли в животе, руке или верхней части спины, или общее чувство недомогания, немедленно в ближайшее отделение неотложной помощи, потому что это симптомы сердечного приступа. СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Американский колледж гастроэнтерологии."Кислотный рефлюкс." 2017. familydoctor.org. "Изжога." Обновлено: март 2014 г. Национальная медицинская библиотека; PubMed Health. «Изжога и ГЭРБ: варианты лечения ГЭРБ». Обновлено: 18 ноября 2015 г.

    Что такое ингибиторы протонной помпы и как они работают?

    Ингибиторы протонной помпы (ИПП) используются при лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).Вам может быть поставлен диагноз ГЭРБ, если вы испытываете кислотный рефлюкс более двух раз в неделю. Ингибиторы протонной помпы могут помочь уменьшить симптомы ГЭРБ и предотвратить возникновение осложнений.

    Что такое ГЭРБ?

    Гастроэзофагеальный рефлюкс возникает, когда нижний сфинктер пищевода не закрывается должным образом или открывается в неподходящее время, позволяя содержимому желудка подниматься в пищевод. Этот рефлюкс может быть очень болезненным, потому что желудочная кислота вызывает ощущение жжения в мягкой оболочке пищевода, которое вы можете ощущать как изжогу, кислотное несварение или жжение в задней части глотки.Другие симптомы ГЭРБ включают сухой кашель, проблемы с глотанием или симптомы, похожие на астму.

    Почему ИЦП рекомендуются при ГЭРБ?

    Ингибиторы протонной помпы снижают выработку желудочного сока. Это означает, что когда содержимое желудка попадает в пищевод, нежная слизистая оболочка пищевода вызывает меньшее раздражение. В результате у вас будет меньше изжоги и жжения в горле.

    Повторный гастроэзофагеальный рефлюкс может вызвать повреждение пищевода, что приведет к воспалению, язвам или кровотечению.Ингибиторы протонной помпы помогают предотвратить эти осложнения ГЭРБ за счет снижения кислотности содержимого желудка. Если у вас уже есть повреждение пищевода из-за ГЭРБ, ваш врач может порекомендовать вам принять ингибиторы протонной помпы, чтобы дать пищеводу шанс на заживление.

    Как работают ИЦП?

    Желудочная кислота вырабатывается клетками стенки желудка. ИПП блокируют это производство, связываясь с ферментами в этих клетках, чтобы они не высвобождали ионы водорода (протоны) в желудок.Механизм, который производит желудочную кислоту, известен как желудочный протонный насос, поэтому ИПП называют ингибиторами протонного насоса.

    После прекращения приема ингибиторов протонной помпы выработка кислоты вернется к нормальному уровню, поскольку деактивированные ферменты постоянно заменяются новыми. Гастроэнтеролог может посоветовать вам долгосрочные варианты лечения симптомов ГЭРБ, которые могут включать постоянный прием ИПП, изменение диеты или образа жизни или операцию по укреплению клапана, удерживающего содержимое желудка внутри желудка.

    Как принимать ИПП при ГЭРБ

    Если ваш гастроэнтеролог прописывает ИПП для облегчения ГЭРБ, он или она посоветуют вам, как их принимать. Вы должны внимательно следовать этим инструкциям. ИПП наиболее эффективны при приеме перед едой. Если вы принимаете только одну таблетку в день, вам обычно рекомендуется принимать ее за 30 минут до первого приема пищи. Если эта дозировка не облегчит ваши симптомы, врач может посоветовать вам принять еще одну таблетку перед ужином.

    Некоторые препараты ингибиторов протонной помпы отпускаются без рецепта. Однако вам следует поговорить со своим врачом, прежде чем начинать новый режим приема лекарств. В команду врачей Gastroenterology Associates входит самая опытная и самая большая команда сертифицированных гастроэнтерологов в регионе.

    Специализация и сертификат совета в области гастроэнтерологии означает, что здоровье вашего пищеварительного тракта контролируется наиболее подходящим врачом, а ГЭРБ или кислотный рефлюкс обязательно должен лечить опытный гастроэнтеролог.Позвоните в Gastroenterology Associates, чтобы назначить встречу и оценку симптомов кислотного рефлюкса для надлежащего лечения, возможно, с помощью ИПП.

    Кристаллические структуры желудочного протонного насоса

  20. 1.

    Ganser, A. L. & Forte, J. G. K + -стимулированная АТФаза в очищенных микросомах кислородных клеток лягушки-быка. Biochim. Биошис. Acta 307 , 169–180 (1973).

    CAS Статья Google Scholar

  21. 2.

    Sachs, G. et al. H, K-АТФаза желудка как мишень для лекарств: прошлое, настоящее и будущее. J. Clin. Гастроэнтерол. 41 , S226 – S242 (2007).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  22. 3.

    Сакс, Г., Мейер-Росберг, К., Скотт, Д. Р., Мельчерс, К. Кислота, протоны и Helicobacter pylori . Yale J. Biol. Med. 69 , 301–316 (1996).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  23. 4.

    Otake, K. et al. Характеристики нового калий-конкурентного блокатора кислоты фонопразана фумарата (ТАК-438). Adv. Ther. 33 , 1140–1157 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  24. 5.

    Камински, Дж. Дж., Валлмарк, Б., Брайнинг, К. и Андерссон, Б.М. Противоязвенные средства. 5. Ингибирование желудочной H + / K + -АТФазы замещенными имидазо [1,2-a] пиридинами и родственными аналогами и его значение в моделировании высокоаффинного сайта связывания иона калия фермента протонной помпы желудка. J. Med. Chem. 34 , 533–541 (1991).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  25. 6.

    Шин, Дж. М. и Сакс, Г. Фармакология ингибиторов протонной помпы. Curr. Гастроэнтерол. Реп. 10 , 528–534 (2008).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  26. 7.

    Rabon, E.C. & Reuben, M.A. Механизм и структура желудочной H, K-АТФазы. Annu. Rev. Physiol. 52 , 321–344 (1990).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  27. 8.

    Rabon, E.C., McFall, T. L. & Sachs, G. Желудочная [H, K] АТФаза: H + / стехиометрия АТФ. J. Biol. Chem. 257 , 6296–6299 (1982).

    CAS PubMed Google Scholar

  28. 9.

    Morth, J. P. et al. Кристаллическая структура натрий-калиевого насоса. Природа 450 , 1043–1049 (2007).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  29. 10.

    Тоошима, К., Накасако, М., Номура, Х. и Огава, Х. Кристаллическая структура кальциевого насоса саркоплазматической сети с разрешением 2,6 Å. Природа 405 , 647–655 (2000).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  30. 11.

    Волосин, Дж. М. Исследования ионного транспорта с везикулами, богатыми H + -K + -АТФазой: значение для секреции HCl и физиологии париетальных клеток. Am. J. Physiol. Гастроинтест. Liver Physiol. 248 , G595 – G607 (1985).

    CAS Статья Google Scholar

  31. 12.

    Дуккипати, А., Парк, Х. Х., Вагрей, Д., Фишер, С. и Гарсиа, К. С. Система BacMam для высокого уровня экспрессии рекомбинантных растворимых и мембранных гликопротеинов для структурных исследований. Protein Expr. Purif. 62 , 160–170 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  32. 13.

    Goehring, A. et al. Скрининг и крупномасштабная экспрессия мембранных белков в клетках млекопитающих для структурных исследований. Nat. Протоколы 9 , 2574–2585 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  33. 14.

    Бублиц, М., Поулсен, Х., Морт, Дж. П. и Ниссен, П. Вход и выход из катионных насосов: пересмотр структуры АТФазы Р-типа. Curr. Opin. Struct. Биол. 20 , 431–439 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  34. 15.

    Abe, K., Tani, K. & Fujiyoshi, Y. Систематическое сравнение молекулярных конформаций H + , K + -АТФазы показывает важный вклад линкера A-M2 в просвет просвета. стробирование. J. Biol. Chem. 289 , 30590–30601 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  35. 16.

    Olesen, C. et al. Структурная основа транспорта кальция кальциевым насосом. Природа 450 , 1036–1042 (2007).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  36. 17.

    Лаурсен, М., Ятиме, Л., Ниссен, П., Федосова, Н.У. Кристаллическая структура высокоаффинного комплекса Na + K + -АТФаза – уабаин с Mg 2+ связаны в сайте связывания катионов. Proc. Natl Acad. Sci. США 110 , 10958–10963 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  37. 18.

    Toyoshima, C., Norimatsu, Y., Iwasawa, S., Tsuda, T. & Ogawa, H. Как процессинг аспартилфосфата связан с закрытием просвета ионного пути в кальциевом насосе. Proc. Natl Acad. Sci. США 104 , 19831–19836 (2007).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  38. 19.

    Abe, K., Tani, K., Nishizawa, T. & Fujiyoshi, Y. Межсубъединичное взаимодействие желудочной H + , K + -АТФазы предотвращает обратную реакцию транспортного цикла. EMBO J. 28 , 1637–1643 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  39. 20.

    Abe, K., Tani, K., Friedrich, T. & Fujiyoshi, Y. Крио-ЭМ-структура желудочной H + , K + -АТФазы с одним занятым сайтом связывания катионов. Proc. Natl Acad. Sci. США 109 , 18401–18406 (2012).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  40. 21.

    Abe, K., Tani, K. & Fujiyoshi, Y. Конформационная перестройка H + , K + -АТФазы желудка, индуцированная кислотным супрессивным средством. Nat. Commun. 2 , 155 (2011).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  41. 22.

    Scott, DR, Munson, KB, Marcus, EA, Lambrecht, NWG & Sachs, G. Селективность связывания фонопразана (TAK-438) с желудочным H + , K + -ATPase . Алимент. Pharmacol. Ther. 42 , 1315–1326 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  42. 23.

    Данко, С., Ямасаки, К., Дайхо, Т. и Сузуки, Х. Различная природа связанных с фторидом бериллия, связанного с фторидом алюминия и связанного с фторидом магния стабильных аналогов нечувствительного к АДФ промежуточного фосфоэнзима саркоплазматического ретикулума Ca 2+ -АТФаза: изменения каталитических и транспортных центров во время гидролиза фосфофермента. J. Biol. Chem. 279 , 14991–14998 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  43. 24.

    Danko, S., Yamasaki, K., Daiho, T. & Suzuki, H. Нарушение мембраны ADP-нечувствительного фосфофермента Ca 2+ -ATPase модифицирует сбор трансмембранной спирали M2 с цитоплазматическими доменами и просветление просвета. Sci. Реп. 7 , 41172 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  44. 25.

    Йоргенсен, П. Л., Хоканссон, К. О. и Карлиш, С.J. D. Структура и механизм Na, K-АТФазы: функциональные сайты и их взаимодействия. Annu. Rev. Physiol. 65 , 817–849 (2003).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  45. 26.

    Koenderink, J. B., Swarts, H. G. P., Willems, P. H. G. M., Krieger, E. & De Pont, J. J. H. H. M. Конформационно-специфический межспиральный солевой мостик в сайте связывания K + желудочной H, K-АТФазы. J. Biol. Chem. 279 , 16417–16424 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  46. 27.

    Munson, K., Garcia, R. & Sachs, G. Сайты связывания ингибиторов и ионов на H, K-АТФазе желудка. Биохимия 44 , 5267–5284 (2005).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  47. 28.

    Бурнай, М., Crambert, G., Kharoubi-Hess, S., Geering, K. & Horisberger, J. D. Электрогенность Na, K- и H, активность K-АТФазы и присутствие положительно заряженной аминокислоты в пятом трансмембранном сегменте. J. Biol. Chem. 278 , 19237–19244 (2003).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  48. 29.

    Dürr, KL, Seuffert, I. & Friedrich, T. Замедление перехода E1P – E2P и транспорта ионов путем мутации потенциально образующих солевой мостик остатков Lys-791 и Glu-820 в желудочном H + / К + -ATPase. J. Biol. Chem. 285 , 39366–39379 (2010).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  49. 30.

    Силеки, А. Р., Федоров, А. А., Бодху, А., Андреева, Н. С. и Джеймс, М. Н. Г. Молекулярные и кристаллические структуры моноклинного пепсина свиньи, очищенного с разрешением 1,8 Å. J. Mol. Биол. 214 , 143–170 (1990).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  50. 31.

    Клемент, Г. Э., Руни, Дж., Закхейм, Д. и Истман, Дж. Зависимость от pH катализируемого дефосфорилированным пепсином гидролиза метилового эфира N-ацетил-1-фенилаланил-1-тирозина. J. Am. Chem. Soc. 92 , 186–189 (1970).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  51. 32.

    Asano, S., Furumoto, R., Tega, Y., Matsuda, S. & Takeguchi, N. Мутационный анализ предполагаемого сайта связывания K + на четвертом трансмембранном сегменте желудочного сока. H + , K + -ATPase. J. Biochem. 127 , 993–1000 (2000).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  52. 33.

    Palmgren, M. G., Buch-Pedersen, M. J. & Møller, A. L. Механизм перекачки протонов плазматической мембраной растений H + -АТФаза: роль остатков в трансмембранных сегментах 5 и 6. Ann. NY Acad. Sci. 986 , 188–197 (2003).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  53. 34.

    Педерсен, Б. П., Бух-Педерсен, М. Дж., Морт, Дж. П., Палмгрен, М. Г. и Ниссен, П. Кристаллическая структура протонного насоса плазматической мембраны. Природа 450 , 1111–1114 (2007).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  54. 35.

    Фохт, Д., Кролл, Т. И., Педерсен, Б. П. и Ниссен, П. Усовершенствованная модель кристаллической структуры протонного насоса, полученная с помощью гибкой подгонки интерактивной молекулярной динамики, расширяет механистическую модель транслокации протонов в АТФазах P-типа. Фронт. Physiol. 8 , 202 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  55. 36.

    Йоргенсен, П. Л. и Амат, Ф. Регулирование и функция лизин-замещенных Na, K насосов в солевой адаптации Artemia franciscana . J. Membr. Биол. 221 , 39–49 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  56. 37.

    Gourdon, P. et al. HiLiDe - систематический подход к кристаллизации мембранных белков в липидах и детергентах. Cryst. Рост Des. 11 , 2098–2106 (2011).

    CAS Статья Google Scholar

  57. 38.

    Strong, M. et al. К структурной геномике комплексов: кристаллическая структура белкового комплекса PE / PPE из Mycobacterium tuberculosis . Proc. Natl Acad. Sci. США 103 , 8060–8065 (2006).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  58. 39.

    Эмсли, П. и Коутан, К. Кут: инструменты построения моделей для молекулярной графики. Acta Crystallogr. D 60 , 2126–2132 (2004).

    Артикул PubMed Google Scholar

  59. 40.

    Adams, P. D. et al. PHENIX: комплексная система на основе Python для решения макромолекулярных структур. Acta Crystallogr. D 66 , 213–221 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  60. 41.

    Kawate, T. & Gouaux, E. Эксклюзионная хроматография с детектированием флуоресценции для прекристаллизационного скрининга интегральных мембранных белков. Конструкция 14 , 673–681 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  61. 42.

    Abe, K. et al. Крио-ЭМ структура желудочной H + , K + -АТФазы со связанным BYK99, высокоаффинным членом K + -конкурентных ингибиторов имидазо [1,2-a] пиридина. Sci. Реп. 7 , 6632 (2017).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  62. 43.

    Kanai, R., Ogawa, H., Vilsen, B., Cornelius, F. & Toyoshima, C. Кристаллическая структура Na + -связанного Na +, K + - АТФаза, предшествующая состоянию E1P. Природа 502 , 201–206 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  63. Ингибиторы протонной помпы - что такое ИПП и как работают ИПП?

    Ингибиторы протонной помпы (ИПП) являются одними из наиболее часто используемых лекарств в мире. Около 15 миллионов человек в США используют ИЦП каждый год.

    Люди принимают препараты ИПП для лечения желудочно-кишечных симптомов, таких как частая изжога.Но исследования показывают, что до 70 процентов людей, принимающих ИПП, не получают от них никакой пользы.

    Некоторые люди могут попробовать альтернативы ИПП, такие как изменение образа жизни или блокаторы h3.

    Для тех, кто принимает препараты ИПП в течение длительного времени, побочные эффекты могут быть серьезными или даже смертельными. Побочные эффекты ингибиторов протонной помпы включают проблемы с почками, переломы костей и сердечные приступы.

    Тысячи людей подали иски против PPI. Они утверждают, что ИПП вызывают почечную недостаточность и другие травмы.

    Информация о судебном иске

    Узнайте больше о существующих судебных процессах, связанных с ингибиторами протонной помпы (ИПП).

    Посмотреть судебные иски

    Что такое ингибитор протонной помпы и как он работает?

    Ингибиторы протонной помпы - сильнодействующие кислотоснижающие препараты.Препараты ИПП нацелены на протонную помпу в желудке. Эти крошечные насосы вызывают химическую реакцию, в результате которой образуется желудочная кислота. PPI ограничивают количество кислоты, производимой насосами.

    PPI отключают насосы в желудке, которые производят избыток кислоты.

    Организм поглощает ингибиторы протонной помпы в кровоток. Оттуда они посылают сигналы кислотообразующим клеткам слизистой оболочки желудка.Они говорят клеткам уменьшить количество производимой ими кислоты.

    Список фирменных наименований PPI по сравнению с генериками, доступными в США

    В США существует восемь торговых марок ингибиторов протонной помпы.

    Все препараты ИПП отпускаются по рецепту. Нексиум, Прилосек и Превацид также выпускаются в безрецептурных (OTC) версиях.

    марок PPI, за исключением Dexilant и Vimovo, можно найти в универсальных формах.Доступны детские версии для Prilosec, Nexium, Prevacid, Zegrid и AcipHex.

    Факт

    Нексиум - самый продаваемый ИПП и один из самых продаваемых лекарств в истории. AstraZeneca сообщила, что объем продаж Nexium в период с 1992 по 2017 год составил 72,5 миллиарда долларов.

    Список ингибиторов протонной помпы: доступные рецептурные, безрецептурные и непатентованные ИПП

    • Омепразол (Prilosec, Prilosec OTC, Zegerid)
    • Эзомепразол (Нексиум, Нексиум 24HR)
    • Лансопразол (Превацид, Превацид 24Ч)
    • Декслансопразол (Дексилант)
    • Пантопразол (Протоникс)
    • Рабепразол (AcipHex)
    • Эзомепразол / Напроксен (Вимово)

    Для лечения чего используются ИПП?

    Ингибиторы протонной помпы, отпускаемые по рецепту, лечат серьезные состояния, связанные с кислотностью желудочного сока.Безрецептурные ИПП лечат частую изжогу.

    Рецептурные ИПП для лечения
    Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ)
    Хроническое расстройство пищеварения, вызванное попаданием желудочной кислоты обратно в пищевод

    Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори)
    Тип бактерий, обычно обнаруживаемых в желудке

    Синтр. Золлингера-Эллисона
    Редкое заболевание, при котором желудок вырабатывает слишком много кислоты

    Эрозивный эзофагит (ЭЭ)
    Состояние, характеризующееся воспалением слизистой оболочки пищевода

    Язва желудка и двенадцатиперстной кишки
    Сырье или язва на слизистой оболочке желудка или кишечника

    Ингибиторы протонной помпы OTC

    ИЦП, отпускаемые без рецепта, включают Nexium 24HR и Prilosec OTC.Эти ИПП лечат частую изжогу.

    Частая изжога - это изжога, которая случается два или более раз в неделю. ИПП не обеспечивают немедленного облегчения изжоги. Им может потребоваться несколько дней, чтобы начать работу.

    Людям не следует принимать безрецептурные ингибиторы протонной помпы более двух недель за раз. Им следует подождать не менее четырех месяцев, прежде чем принимать их снова.

    PPI Off-Label использует

    Прием ингибиторов протонной помпы, отпускаемых без рецепта, дольше, чем указано на их этикетке, является применением не по назначению.FDA не одобрило это. Но он признает, что врачи могут рекомендовать принимать безрецептурные ингибиторы протонной помпы более 14 дней.

    «FDA признает, что потребители сами по себе или по рекомендации медицинского работника могут принимать эти продукты в течение периодов времени, превышающих указания на этикетке, отпускаемой без рецепта. Это считается использованием не по назначению (не одобрено) ».

    Назначение ИПП младенцам - еще одно применение не по назначению.ИПП не одобрены для детей младше 1 месяца.

    Исследования показали, что такая практика может быть неэффективной. Это также связано с повышенным риском астмы и аллергии. Другие исследования связывают ИПП с переломами костей у детей.

    Информация о дозировке ингибиторов протонной помпы

    Дозировка зависит от каждого ИПП и состояния, для лечения которого он используется.Врач посоветует пациенту необходимую дозу и частоту приема препарата ИПП. Дозировка может начинаться с 15 мг в день. Врачи назначили дозы до 240 мг в сутки.

    Когда мне следует принимать ИЦП?

    Пациенты должны спросить своего врача, когда принимать ИПП. Обычно врачи рекомендуют пациентам принимать ИПП натощак - примерно за 30 минут до еды. Часто это будет первым делом с утра. Некоторые пациенты принимают вторую дозу перед ужином, когда врач сочтет это необходимым.

    PPI Побочные эффекты

    Побочные эффекты ингибитора протонной помпы варьируются от незначительных до опасных для жизни. Наиболее частые побочные эффекты включают запор, головную боль, диарею и рвоту. Некоторые из наиболее серьезных побочных эффектов ИПП связаны с целым рядом проблем с почками. К ним относятся почечная недостаточность, также называемая терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН).

    Взаимодействия PPI

    Ингибиторы протонной помпы могут вызывать лекарственные взаимодействия с 290 другими лекарствами.Некоторые из них могут быть незначительными. Но некоторые взаимодействия ИПП могут быть серьезными или даже опасными для жизни.

    Люди должны сообщить своему врачу обо всех других лекарствах, которые они принимают, перед применением ИПП. Им следует спросить своего врача, следует ли им вообще принимать препараты ИПП.

    В чем разница между препаратами ИПП?

    Исследования обычно показывают, что в большинстве случаев все ИЦП примерно одинаковы.Но их стоимость может сильно различаться.

    Некоторые ИПП могут быть более эффективными при лечении определенных состояний, чем другие. А некоторые могут представлять больший риск определенных побочных эффектов.

    В исследовании 2010 года рассматривались исследования, сравнивающие несколько ИЦП.

    Чем Nexium сравнивается с другими ИЦП?

    Нексиум (эзомепразол) столь же эффективен, как и другие ИПП при большинстве методов лечения. Исследования показали, что он может быть лучше других ИПП при лечении эзофагита на сроке от четырех до восьми недель. Это относилось только к умеренным и тяжелым случаям.

    Чем отличаются Prilosec и Aciphex с другими ИЦП?

    Исследование показало, что Прилосек (омепразол) и Ацифекс (рабепразол) эффективнее других препаратов ИПП в борьбе с ГЭРБ. Прилосек и Ацифекс в высоких дозах работали лучше, чем другие ИПП. Другое исследование показало, что пожилые пациенты с эзофагитом лучше реагировали на Прилосек и Ацифекс, чем на другие ИПП.

    Чем Protonix отличается от других ИЦП?

    Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что пользователи Protonix сталкиваются с более высоким риском инсульта, чем пользователи других ИПП.Исследователи обнаружили, что общее использование ИПП увеличивает риск инсульта на 21 процент. Но риск для пользователей Protonix был самым высоким - 94 процента.

    Чем отличается Vimovo от других ИЦП?

    Vimovo уникален тем, что сочетает в себе ИПП с обезболивающим. Он содержит активные ингредиенты как нексиума (эзомепразол), так и алеве (напроксен). Это также самый дорогой ингибитор протонной помпы в США. По данным CNN, месячный запас рецептурного лекарства стоил более 3000 долларов в начале 2018 года.Месячная поставка внебиржевых версий Nexium и Aleve стоит около 36 долларов в месяц.

    Перед принятием решения о медицинском обслуживании проконсультируйтесь с врачом.

    Поделиться этой страницей:

    https: // www.drugwatch.com/proton-pump-inhibitors/Copy Link

    • Обзор ингибиторов протонной помпы
    • Бренды

    Какие лекарства из класса ингибиторов протонной помпы используются при лечении синдрома Сандифера?

    Автор

    Пегин Эслами, доктор медицины Адъюнкт-профессор педиатрии, отделение педиатрической неотложной медицины, Детская больница Питтсбурга

    Пегин Эслами, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Американский колледж врачей неотложной помощи, Международная педиатрия Simulation Society

    Раскрытие информации: раскрывать нечего.

    Соавтор (ы)

    Радж Д Шет, доктор медицины Заведующий отделением детской неврологии детской клиники Немур; Профессор неврологии Медицинской школы Аликс клиники Мэйо; Профессор педиатрии Медицинского колледжа Университета Флориды

    Радж Д. Шет, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Американская академия педиатрии, Американское общество эпилепсии, Американская неврологическая ассоциация, Общество детской неврологии

    Раскрытие информации : Рецензент AAN, совет директоров ACNS, консультант по инфантильным спазмам для: AAN; ACNS; Макилродт.

    Специальная редакционная коллегия

    Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: нечего раскрывать.

    Дэвид А. Пикколи, доктор медицины Заведующий отделением детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания Детской больницы Филадельфии; Профессор Медицинского факультета Пенсильванского университета

    Дэвид А. Пикколи, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации по изучению заболеваний печени, Американской гастроэнтерологической ассоциации, Североамериканского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания

    Раскрытие информации : Нечего раскрывать.

    Главный редактор

    Кармен Каффари, доктор медицины Доцент кафедры педиатрии, отделение гастроэнтерологии и питания, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса

    Кармен Каффари, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа гастроэнтерологии, Американской гастроэнтерологической ассоциации, Североамериканское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания, Королевский колледж врачей и хирургов Канады

    Раскрытие информации: Получены гонорары от лабораторий Прометея за выступления и обучение; Получал гонорары от Abbott Nutritionals за выступления и преподавание.для: Abbott Nutritional, Abbvie, спикеры.

    Дополнительные участники

    Хорхе Х. Варгас, доктор медицины Профессор педиатрии и клинический профессор детской гастроэнтерологии, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, Медицинская школа Дэвида Геффена; Врач-консультант, Департамент педиатрии, Калифорнийский университет в системе здравоохранения Лос-Анджелеса

    Хорхе Варгас, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского фонда печени, Латиноамериканского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания, Американского общества желудочно-кишечного тракта. Эндоскопия, Американское общество парентерального и энтерального питания, Североамериканское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания

    Раскрытие: Ничего не раскрывать.

    Ингибиторы протонной помпы - AMBOSS

    Последнее обновление: 25 марта 2021 г.

    Резюме

    Ингибиторы протонной помпы (ИПП) - это группа препаратов, используемых в основном для подавления секреции желудочной кислоты. Они в значительной степени заменили блокаторы H 2 , такие как ранитидин, в лечении состояний, вызванных чрезмерной кислотностью желудочно-кишечного тракта (например, диспепсия, ГЭРБ, пищевод Барретта, пептические язвы). ИПП действуют путем полного и необратимого ингибирования ферментной системы H + / K + АТФазы (желудочного протонного насоса) в париетальных клетках желудка, что приводит к снижению продукции кислоты и увеличению рН желудочного сока.ИПП доступны в пероральной и внутривенной формах, из которых чаще всего вводят пероральную форму. Внутривенные ИПП предназначены для лечения тяжелых заболеваний, поскольку в редких случаях они могут вызывать необратимые нарушения зрения. Другие побочные эффекты преимущественно со стороны желудочно-кишечного тракта, включая такие симптомы, как тошнота и боль в животе, обычно уменьшаются в процессе лечения. Существенные лекарственные взаимодействия возникают, особенно с антикоагулянтами (варфарин, клопидогрель), и их следует учитывать перед назначением ИПП.

    Обзор

    • Обычно используемые PPI
      • Омепразол
      • Эзомепразол
      • Пантопразол
      • Лансопразол, декслансопразол
      • Рабепразол
    • Администрация
      • 1 таблетка в день утром натощак (см. «Эффекты» ниже).
      • Продолжительность
        • 1–12 недель в зависимости от основного состояния
        • При осложненном заболевании следует избегать длительного приема препарата (см. «Побочные эффекты» ниже).

    Индивидуальные ИПП различаются по pKa, биодоступности, пиковым уровням в плазме и путям выведения.Однако, поскольку эти различия еще не доказали свою клиническую значимость, ИПП часто используются как взаимозаменяемые.
    Ссылки: [1] [2] [3]

    Фармакодинамика

    Ссылки: [1]

    Побочные эффекты

    • Желудочно-кишечный
    • Неврологический
    • Другое

    Ссылки: [1] [5]

    Мы перечисляем наиболее важные побочные эффекты.Выбор не исчерпывающий.

    Показания

    Каталожные номера: [1]

    Взаимодействия

    Хотя есть подозрения о взаимодействии нескольких лекарственных средств, доказано, что взаимодействия с омепразолом и эзомепразолом имеют клиническое значение, в основном при CYP2C19-опосредованных взаимодействиях:

    Ссылки: [9]

    Список литературы

    1. Кацунг Б., Тревор А. Базовая и клиническая фармакология . McGraw-Hill Education ; 2014 г.
    2. Маккарти DM.Побочные эффекты препаратов ингибиторов протонной помпы: подсказки и выводы. Курр Опин Гастроэнтерол . 2010; 26 год (6): с.624-631. DOI: 10.1097 / mog.0b013e32833ea9d9. | Открыть в режиме чтения QxMD
    3. Гомм В., Фонхольт К., Томе Ф. и др. Ассоциация ингибиторов протонной помпы с риском деменции: анализ данных фармакоэпидемиологических заявлений. JAMA Neurol . 2016; 73 (4): с.410-416. DOI: 10.1001 / jamaneurol.2015.4791. | Открыть в режиме чтения QxMD
    4. Fohl AL, Regal RE.Пневмония, связанная с ингибиторами протонной помпы: в конце концов, не глоток свежего воздуха ?. Ворлд Дж Гастроинтест Фармакол Тер . 2011; 2 (3): с.17-26. DOI: 10.4292 / wjgpt.v2.i3.17. | Открыть в режиме чтения QxMD
    5. Де Ягер С.П., Вевер ПК, Гемен Э.Ф. и др. Терапия ингибиторами протонной помпы предрасполагает к внебольничной пневмонии, вызванной Streptococcus pneumoniae. Алимент Фармакол Тер . 2012; 36 (10): с.941-949. DOI: 10.1111 / apt.12069.| Открыть в режиме чтения QxMD
    6. Джулиано К., Вильгельм С.М., Кале-прадхан ПБ. Связаны ли ингибиторы протонной помпы с развитием внебольничной пневмонии? Метаанализ. Эксперт Рев Клин Фармакол . 2012; 5 (3): с.337-344. DOI: 10.1586 / ecp.12.20. | Открыть в режиме чтения QxMD
    7. Baker DE. Ингибиторы протонной помпы для внутривенного введения. Рев. Гастроэнтерол Дисорд . 2006; 6 (1): стр.22-34.
    8. Пан Ш., Грэм Д.Клиническое руководство по использованию внутривенных ингибиторов протонной помпы при рефлюксе и язвенной болезни. Терапевт Гастроэнтерол . 2010; 3 (1): с.11-22. DOI: 10.1177 / 1756283X09352095. | Открыть в режиме чтения QxMD
    9. Ведемейер RS, Блюм Х. Профили фармакокинетического взаимодействия ингибиторов протонной помпы с лекарственными средствами: обновленная информация. Наркотики . 2014; 37 (4): с.201-211. DOI: 10.1007 / s40264-014-0144-0. | Открыть в режиме чтения QxMD
    10. Герольд Г. Медицина внутренних болезней . Герольд Дж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *