Процесс гликации: Гликирование белков — причина старения, борьба с процессом гликации

Содержание

Гликостарение. Причины и методы борьбы

Гликация — это спонтанная химическая неферментативная реакция, которая связывает молекулы сахара с белками и липидами по всему телу, включая кожу. В результате образуются конечные продукты гликирования, или AGE (Advanced glycation end-products). Когда это происходит, белки и липиды, участвующие в процессе гликирования, повреждаются и, следовательно, не могут выполнять свои нормальные функции должным образом.

Связываясь со своими рецепторами, AGE также могут запускать каскад сигнальных путей, что приводит к замедлению клеточного деления, усилению клеточного старения и гибели, снижению синтеза внеклеточного матрикса, увеличению образования свободных радикалов и провоспалительных медиаторов и т.д. Все эти процессы потенциально способствуют старению кожи.

Когда молекулы сахара связываются с белками коллагена и эластина, эти важные белки перестают в полной мере поддерживать структуру кожи, теряют свои свойства,  становятся слабыми и менее эластичным.

Что проявляется на поверхности кожи в виде морщин, дряблости и потери сияния.

В некоторой степени гликирование – это факт жизни. Это происходит прямо сейчас со всеми нами. Его даже можно измерить: поперечные связи, образованные между сахарами и белками, излучают флуоресценцию, которую ученые могут зафиксировать с помощью камер Visia для анализа цвета лица.  Если вы сделаете флуоресцентный снимок детей, их лица будут очень темными, но с каждым десятилетием возрастные характеристики и, следовательно, яркость будут накапливаться все больше и больше». Это означает, что к тому времени, когда мы достигнем  70+, можно ожидать, что наши лица Visia будут напоминать яркие инопланетные головы.

Когда вы молоды, тело имеет больше ресурсов для защиты от повреждений. При достижении определенного возраста (внешние признаки гликирования проявляются примерно в возрасте 30 или 35 лет),  эти побочные продукты сахара начинают накапливаться, и в то же самое время, ваш порог повреждения становится ниже.

С годами  мы имеем максимальную концентрацию накопленных солнечных лучей, окислительного стресса, гормональных изменений. Поэтому важно начать заботится о коже уже сейчас.

 

Стратегии по уменьшению гликации

1. Знайте  врага в лицо.

  • Поступают с пищей: 10%-30 потребляемых AGEs, всасывается в кровоток
  • Образовываться непосредственно в нашем теле: инсулинорезистеноснь, нарушение углеводного обмена в целом).

Важно бороться с образованием AGE во всех направлениях независимо от того, образованы ли они в организме или из пищевых источников, AGE оказывают одинаковое пагубное воздействие.

2. Контролируйте уровень сахара в крови.

AGEs могут образовываться непосредственно в нашем теле. Повышенный уровень глюкозы в крови этому способствует.

3. Учитесь распознавать AGE на своей тарелке и ограничивайте/исключайте их количество в своем рационе:

красивые подрумяненные булочки, корочка на мясе, рыбе, птице, креветках; картофель фри, топленое молоко, вареная сгущенка, румяная корочка на тосте, полуфабрикаты, красивый хрустящий бекон, кола, темное пиво, чипсы, крем брюле, продолжите список… 

4. Меняйте методы приготовления пищи, чтобы получить минимум AGE.

  • Готовьте на пару, варите на медленном огне, тушите, томите, припускайте и т.д. Чем выше температура готовки, тем больше AGE (жарка, гриль, открытый огонь, выпекание, фритюр).
  • Закрывайте крышку, когда готовите. При контакте с воздухом образуется больше AGE.
  • Включайте в свою диету больше овощей и фруктов (с последними помним о дозе – не ведро, а несколько штук). Антиоксиданты в данных продуктах помогают уменьшить вред свободных радикалов.
  • Не нагревайте сахар, особенно вместе с белками. Да это даст красивую хрустящую корочку, но и увеличит AGE.

5. Много сахара + белки = формирование AGE1.

  • Норма сахара в день 6-9г – считайте.
  • Фруктоза, в т.ч добавленная, в реакциях AGE активнее глюкозы.
  • Выбирайте продукты с низким гликемическим индексом и гликемической нагрузкой.
  • Сахар в готовке прямой путь к образованию AGE.
  • Чем меньше перекусов, тем меньше скачков глюкозы
  • Активность гликозилирования возрастает при воздействии УФ на кожные покровы. Если вы едете отдыхать, то забудьте о сладком! И о загаре кстати тоже.
  • Кокосовый сахар, сироп топинамбура, мед – это тот же сахар только вид сбоку. Разновидности сахара далее

Для тех из вас, кто говорит: «Я не ем много сладкого!», но ваш рацион состоит в основном из углеводов, таких как хлеб, макаронные изделия и крупы.  В организме эти углеводы расщепляются на простые сахара

6. Повышайте способность организма перерабатывать и использовать сахар, чтобы он не оставался без дела и не наносил вред крови – занимайтесь спортом.

Чем больше вы тренируетесь, тем больше сахара способно сжечь ваше тело. Это означает, что будет меньше сахара, который может привести к гликированию. Также есть этому научное подтверждение2.

7.

Следите за своим весом.

Избыточный вес связан с высоким уровнем сахара в крови, воспалением = увеличением «производства» AGEs самим организмом.

8. Защищайте кожу от солнца.

Накопление AGE увеличивается с возрастом и усиливается под воздействием ультрафиолета3.  Поэтому не увлекайтесь солнечными ваннами, защищайтесь от солнца и не употребляйте сахар, если все-таки загораете.

9. Делайте разгрузочные дни для стимуляции процессов аутофагии.

10. Ученые обнаружили, что ряд пищевых компонентов в рационе играют очень важную роль в контроле гликирования.

Эти соединения включают:

  • Карнозин – мощный поглотитель свободных радикалов и антигликирующий агент, который ингибирует образование AGE и его сшитых белков, помогая поддерживать их нормальное функционирование.
    Карнозин обладает мощными свойствами предотвращения гликирования липидов и оказывает глубокое влияние на основные пути передачи сигналов AGE, что делает его очень многообещающим кандидатом в лекарство от старения4,5,6,7,8
  • Бета-аланин – это аминокислота, которая является предшественником карнозина. В то время как карнозин воздействует на быстро образующиеся соединения гликирования, бета-аланин действует на продукты гликирования, образующиеся медленнее.
  • Бенфотиамин (жирорастворимая форма витамина B1) может предотвратить гликирование, а  также может помочь предотвратить повреждение, вызванное гликированием9,10,11
  • Пиридоксаль-5′-фосфат (активная форма витамина B6) – помогает предотвратить гликирование, а также его вредные эффекты.  Так же ингибирует гликирование жиров. Это важная защитная функция, поскольку гликирование липидов представляет собой серьезную угрозу для функции клеточных мембран, которая является основным фактором многих возрастных состояний
    12,13,14,15,16
    .  

 

Гликация, несомненно, является одним из самых мощных стимуляторов процесса старения. Несмотря на то, что, возможно, мы не сможем полностью остановить это, используя диету, упражнения и некоторые добавки, есть шанс значительно подавить и даже обратить вспять некоторые повреждения, нанесенные уже существующими продуктами AGE.

 

Также не стоит забывать, что прием добавок без изменения образа жизни не даст никаких результатов.

     
 

Если у Вас остались или появились вопросы, не стесняйтесь и задавайте их под последним постом в Instagram,

а также подписывайтесь на Telegram-канал.

Всем красивой кожи
 
     

 

* Источник изображения

что это такое и как его предотвратить?

Гликация – такой сложный и непонятный термин, который все больше входит в наш обиход: попадается на глаза в пугающих проспектах о преждевременном старении возле кабинетов врачей, особенно косметологов, в глянцевых женских журналах, в постах самых известных бьюти-блогеров. Рассказываем, что это за процесс и как с ним бороться, а еще лучше не допустить.


К чему приводит «сладкая» жизнь?

По-другому гликацию называют синдромом «сахарного лица», ведь именно сахар в данном случае крадет нашу красоту и разрушает здоровье. Помните, как все мы в детстве любили сладости, как ждали от родителей «конфетного» поощрения? И сейчас многие из нас периодически балуют себя вкусняшками, что неудивительно. Сладости – это быстрые источники нейромедиаторов хорошего настроения дофамина и эндорфина. Мозг получает свою «порцию удовольствия» и успокаивается, но через какое-то время он запросит ее вновь. Не зря сахар относят к легальным наркотикам XXI века! Подсесть на «сахарную иглу» довольно просто и быстро, но расплатой за такое удовольствие будут ваша красота, здоровье и молодость.

  • Будет меняться ваша фигура
    Постепенно при злоупотреблении углеводами у вас возникнет ожирение.

  • Разовьются метаболические нарушения и возрастет риск злокачественной патологии
    Избыточное поступление глюкозы рано или поздно приведет к сахарному диабету и повысит риск развития онкологических заболеваний.

  • Вы можете столкнуться с психическими отклонениями
    Сахар влияет на нашу эмоциональную лабильность.

  • Организм «переключится на режим» преждевременного старения

Сахара соединяются с белками: молекулы глюкозы «сшивают» между собой волокна коллагена. Они становятся более ригидными и жесткими. В местах накопления молекул гликации постоянно поддерживается воспаление и избыток свободных радикалов. С возрастом, к сожалению, процесс гликации только ускоряется. Если вы контролируете потребление сахаров и не допускаете их избытка, то организм будет справляться с проблемой самостоятельно и нивелировать последствия. Но если вы регулярно потребляете большое количество «быстрых» углеводов, являетесь любителем зажаренных блюд, в состав которых входят конечные продукты гликирования, не контролируете свой режим, отказываете себе в полноценном сне, пребываете в состоянии хронического стресса, то разрушающее действие гликации неминуемо.



Наша подборка антигликантов


Специально для вас мы подобрали препараты, которые будут способствовать предотвращению гликации.

Кукурузный декстрин

Это мягкие растворимые пищевые волокна, которые, попадая в желудок, создают длительное ощущение сытости и способствуют подавлению голода. Вас будет реже тянуть к постоянным перекусам и потреблению сахара, избыток которого усиливает гликацию. А если вы все же не удержитесь и позволите себе съесть что-то лишнее, например, любимый сладенький десерт, то тогда проявится другой «талант» кукурузного декстрина: он будет способствовать замедлению всасывания избытков глюкозы в кишечнике.     

«Эвалар» выпускает препарат Турбослим Активные волокна, который на 100% состоит из высококачественного кукурузного декстрина французской марки Nutriose. Вы можете добавлять его в любые блюда или напитки, при этом их текстура и вкус не изменятся. Препарат отлично сочетается с любой диетой, в том числе безуглеводной. А поскольку в его состав входят исключительно растительные волокна, он прекрасно подойдет вегетарианцам.

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.


Куркумин

Оказывается, специи зарекомендовали себя как мощные ингибиторы гликации. Особого внимания заслуживает куркума, а точнее, биологически активный компонент куркумин. Он обладает антиоксидантными, противовоспалительными свойствами и препятствует образования конечных продуктов гликации (КПГ или AGE-продукты).1 

К сожалению, куркумин в составе специи плохо всасывается в кишечнике и обладает низкой биодоступностью. Полностью раскрыть природную силу ценного биологически активного вещества помогут препараты, которые содержат куркумин в легкоусваиваемой мицеллярной форме или в комплексе с пиперином. Это активное вещество черного перца повышает биодоступность куркумина в несколько раз.1 В ассортименте компании «Эвалар» есть такие препараты. Вы можете выбрать мицеллярный Куркумин Эвалар или Куркумин с пиперином Эвалар.

1 Соловьева Н.Л., Сокуренко М.С., Зырянов О.А. Биодоступность куркумина и методы ее повышения (обзор) // Разработка и регистрация лекарственных средств. Секция: Лекарственные средства из природного сырья. 2018. № 3 (24). С. 46–53. 

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.

  

Джимнема и галега

Процессу гликации поможет противостоять комплексный препарат на основе полезных растений джимнемы и галеги. Джимнема – это тропическая вечнозеленая лиана, из сырья которой получают экстракт, обладающий способностью стимулировать выработку инсулина и повышать чувствительность клеток к нему, что, в свою очередь, способствует поддержанию в норме уровня глюкозы. А галега лекарственная содержит алкалоид галегин. Он интересен тем, что действует подобно бигуанидам, например, метформину – синтетическому средству, которое применяется в лечении сахарного диабета. Важной мишенью метформина в организме становится особый фермент, обеспечивающий регуляцию энергетического метаболизма клеток. Активизация этого фермента, в частности, способствует утилизации глюкозы и повышению активности инсулина.2

«Эвалар» выпускает целую линию препаратов Олиджим, способствующих поддержанию в норме уровня сахара в крови, в том числе таблетки Олиджим инулин + джимнемы экстракт и ароматный Чай при диабете Олиджим, который содержит джимнемы и галегу в комплексе с другими растительными компонентами. Также в состав линии входит комплекс Олиджим витамины при диабете из 11 витаминов, 8 минералов и таурина.

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.

Альфа-липоевая кислота и карнозин

Это сильные ингибиторы процесса гликации. Альфа-липоевая кислота снижает скорость гликирования белков в организме3, а также, как и куркумин, ингибирует формирование конечных продуктов этого процесса4, помогает поддерживать в норме уровень глюкозы в крови и бороться с оксидативным стрессом. Как борец с гликацией альфа-липоевая кислота проявляет свойства и в составе косметики, способствуя к тому же восстановлению поврежденных коллагеновых волокон и борьбе с оксидативным стрессом.

Карнозин – мощный геропротектор со свойствами антигликанта и антиоксиданта. Исследования показали, что прием биологически активных добавок с карнозином способствует улучшению внешнего вида кожи, уменьшению выраженности мелких морщинок.1

В ассортименте «Эвалар» вы найдете препарат Альфа-липоевая кислота 100 мг. Он содержит легкоусваиваемую1 альфа-липоевую кислоту в мицеллярной форме. А Карнозин от «Эвалар» – это первый на аптечном рынке России монопрепарат с L-карнозином2 в высокой3 суточной дозировке 500 мг.

В производстве используется высококачественное сырье из Германии.

1 Подтверждено СоГР № KZ.16.01.98.003.Е.001389.01.17 от 16.01.2017 г.

2 Подтверждено данными государственного реестра БАД.

3 Прием 2 капсул в день удовлетворяет рекомендуемый уровень суточного потребления (адекватного уровня) в карнозине на 500%, но не превышает верхний допустимый уровень. 

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.  

Оставайтесь красивыми и молодыми как можно дольше! 

1 Вавилова А.А., Губанова Е.И., Гладько В.В. Гликационный стресс и фотостарение кожи // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2017. №20 (4). С. 243 – П 248.

2 Мартынчик И. А., Трумпе Т.Е., Е.В. Ферубко Е.В. Анализ механизма действия галеги лекарственной (Galega officinalis L.) // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2019. №9. С. 12–15.

3 Электронный ресурс: http://www.mif-ua.com/archive/article/1838 (дата обращения: 11.11.2021 г.).

4 Журавльова Л.В. Лопіна Н.А. Применение альфа-липоевой кислоты у пациентов очень высокого кардиоваскулярного риска с сопутствующим сахарным диабетом 2 типа.    Науково-практичний журнал «Ендокринологія». — Київ, Медкнига. 2013. Т. 18. №3. С. 70–80.

 

«Сладкая угроза» молодости: что такое гликация: 5f_media — LiveJournal

Пристрастие к сладкому сулит не только прибавку в весе, но и отражается на молодости кожи

Связь между гликацией и процессами старения была доказана еще в конце 80-х годов прошлого века.

В чем суть

Оказалось, что сахар, поступающий в организм, начинает активно соединяться с белком клеток (коллагеном), отвечающим за эластичность, упругость и гладкость кожи.

Связанный глюкозой коллаген становится жестким, «карамелизированным», а кожа приобретает склонность к провисанию и формированию морщин.

По сути процесс гликации — это отвердевание соединительной ткани под воздействием сахара.

Чем гликация грозит коже

Уплотнение волокон коллагена приводит к углублению имеющихся морщин и стимулирует появление новых.

Поскольку коллаген — «долгожитель», с увеличением возраста человека общее количество коллагена в организме падает, а процент уплотненного коллагена возрастает.

Падение уровня жидкости в подкожном слое.

Здесь гликация влечет за собой еще одну проблему молодости кожи — снижение уровня влаги.

Конечные продукты гликации влияют на цвет и прозрачность верхнего слоя эпидермиса.

Кожа тускнеет и приобретает нездоровый желто-бурый оттенок.

Гликация является одной из причин пигментации, поскольку вызывает гиперактивность меланоцитов — клеток, отвечающих за выработку пигмента меланина.

Скачки уровня сахара в крови часто вызывают воспаления.

Наверняка, вы замечали, что налегая на сладкое, рискуете заработать высыпания на лице. Именно поэтому для поддержания здорового состояния кожи предусмотрена диета с низким содержанием сахара.

«Сахарные вспышки» опасны тем, что, как и любые другие воспалительные процессы, активируют иммунную систему.

Если воспаления носят постоянный характер, иммунные клетки вынужденно находятся в состоянии защиты, принося больше вреда, чем пользы. Подобный ответ организма, в свою очередь, негативно сказывается на текстуре и оттенке кожи.

Ухудшают состояние организма и продукты повышенного гликозирования, которые образуются в процессе гликации. Они приводят к окислению и интоксикации клеток.

С годами эти вещества накапливаются, вызывая поначалу сбои в обменных процессах и кислородное голодание, а следом — клеточное разрушение и общую интоксикацию организма.

Процесс взаимодействия сахаров с белками в возрасте до 30-35 лет развивается в дерме незначительно. Но после запуска, совместно с процессами естественного старения организма, стремительно растет.

Что можно сделать

Питание

Специалисты рекомендуют блюда с минимальным количеством сахара. В рационе должны присутствовать полезные жиры, качественные белки, получаемые из рыбы и птицы, а также углеводы, которыми богаты овощи, фрукты, чечевица, бобы.

Не забывайте, что глюкоза образуется в организме не только при поедании десертов, но и при усвоении цельных злаков, овощей и фруктов. Они усваиваются в разы медленнее, а значит, организму не придется бороться с резким скачком глюкозы.

Готовить еду лучше на слабом огне, а от обжаривания и запекания по возможности отказаться.

Что касается напитков — проверяйте этикетки на наличие скрытых сахаров, таких как солод, ячмень, мальтоза и концентрат фруктового сока.

Хорошим подспорьем здоровью кожи станет ежедневное употребление чистой воды и жидкостей, содержащих антиоксиданты.

Пищевые добавки

Одна из разновидностей витамина В1 — бенфотиамин — улучшает кровоток, снижает темпы гликации и уровень окислительного стресса в клетках.

Другая добавка — карнозин — связывается с молекулами белка и выступает в роли щита, предохраняя белок от воздействия сахаров.

Карнозин также способствует выработке ферментов, необходимых для устранения поврежденных клеток.

Антигликационная косметика

Снижает темпы гликации в коже, помогает восстановить поврежденный коллаген и начать выработку новых волокон белка.

Косметологи настаивают, что начать ее использование стоит с 35 лет. Именно в этот период процессы гликации в организме ускоряются, а количество сахара в клетках возрастает в несколько раз.

Антигликационные средства омоложения кожи содержат антиоксиданты и дегликолизирующие компоненты.

Одним из них является сиртуин. Это белковое соединение получают путем сложных химических реакций из рисовых зерен.

Регулярное использование косметических продуктов, в составе которых находится вещество амелиокс, позволяет устранить мимические морщины, выровнять оттенок кожи и придать лицу свежий вид.

Имейте в виду, что средства с таким эффектом омоложения не могут стоить дешево. В получении дегликационных ингредиентов задействованы сложные технологические процессы, что сказывается на итоговой стоимости косметики.

Как сахар сказывается на состоянии твоей кожи — Красота изнутри — Красота и здоровье — Beauty Edit

КАК САХАР ДЕЛАЕТ ТЕБЯ СТАРШЕ
Избыток сахара начинает сказывать в возрасте 35 лет, когда синтез коллагена в твоей коже снижается. С научной точки зрения это выглядит следующим образом: глюкоза «склеивает» волокна коллагена и эластана, в результате чего клетки кожи грубеют и ослабевают. Этот процесс называется гликацией (погугли). Внешне это проявляется в виде морщин, потери упругости и потускнения кожи – классический набор признаков старения. 

Но сахар не только способствует разрушению коллагена. Он также сказывается на типе коллагена, который вырабатывают клетки твоей кожи. Крепкие устойчивые волокна превращаются в ослабленные и хрупкие, подверженные вредным влияниям окружающей среды, включая солнечное излучение – злейший враг твоей кожи!

БЕЗ ПАНИКИ
Просто знай: если уровень глюкозы в твоей крови находится в пределах нормы, то гликация для тебя – нормальный процесс, которому со временем подвержены все без исключения. Ненормально есть богатую сахаром пищу, в результате чего процесс гликации усугубляется.

ВРЕДНЫЙ САХАР
Самый очевидный источник сахара – конечно же, сладкие напитки, кондитерские изделия и выпечка, а также кофе и чай, если ты привыкла пить их сладкими. Но если ты действительно хочешь продлить молодость кожи, тебе придется сократить также и потребление простых углеводов, таких как белый хлеб и паста. Кроме того, смотри на состав продуктов и ищи скрытые источники сахара, например, кукурузный сироп, который увеличивает интенсивность гликации в 10 раз.

ПОЛЕЗНЫЙ САХАР
Рекомендованный уровень потребления сахара – не более 6 чайных ложек в день (примерно 100 кКал). Естественные разновидности сахара, такие как фруктоза и лактоза, могут быть полезны для организма. Они есть во фруктах и овощах, а также в молочных продуктах, наравне с полезной клетчаткой, витаминами и антиоксидантами, необходимыми твоему организму.

ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ ПРЯМО СЕЙЧАС?
Эффективнее всего сохранить молодость кожи тебе поможет здоровое питание, при котором ты будешь контролировать потребление калорий и избегать пищи, богатой сахаром.

Дополни свой рацион продуктами, богатыми антиоксидантами. Пей зеленый чай, ешь чернику, голубику и грецкие орехи, а также красный перец. Антиоксиданты борются со свободными радикалами и не дают им воздействовать на волокна эластана и коллагена.

Современные средства по уходу также способны нейтрализовать вредное воздействие сахара на твою кожу, но не так эффективно, как здоровое питание. Кремы и сыворотки, стимулирующие выработку коллагена, борются с процессом гликации и буквально выталкивают морщины изнутри – нам особенно нравятся средства линейки Ecollagen. Ну а если твоя кожа уже начала терять упругость, тебе подойдут средства для комплексного ухода с эффектом лифтинга, такие, как NovAge Ultimate Lift. И, конечно, не забывай каждый день пользоваться солнцезащитными средствами, предохраняющими твою кожу от вредного солнечного излучения.

Теории старения кожи / Студия красоты Teana Labs

Старение кожи остается одной из самых актуальных тем в косметологии. Над ней неустанно трудятся молекулярные биологи, генетики и биохимики. Самые первые теории старения в основном описывали внешние проявления: морщины, пигментацию, а также те процессы,   которые при этом происходят в коже на клеточном уровне. Современные — пытаются найти и объяснить механизмы, которые запускают и регулируют процесс старения.  

ТЕОРИЯ АПОПТОЗА

Апоптоз — это физиологическое явление самоубийства клетки. С его помощью выбраковываются поврежденные и лишние клетки, которым посылается сигнал самоуничтожения. И со временем это приводит к старению организма в целом.

Интересный факт: предраковым клеткам и клеткам, зараженным вирусом, также посылается сигнал к апоптозу, но, как мы знаем, это зачастую не срабатывает.

ТЕОРИЯ НАКОПЛЕНИЯ МУТАЦИЙ

В клетке имеются мощные механизмы для восстановления ДНК при ее повреждении.

Со временем восстановление ДНК становится менее эффективным. Это приводит к накоплению дефектных структур в организме, что и приводит к старению в целом.

Интересный факт: накопление мутаций является причиной уменьшения сопротивляемости организма, например, к инфекциям.

ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОГО ДЕЛЕНИЯ И УТРАТЫ ТЕЛОМЕРОВ

Все органы и системы организма, как известно, состоят из клеток. Клетки постоянно делятся, и на смену старым изношенным — приходят новые молодые. Это позволяет организму самовосстанавливаться. В 1961 году было установлено, что все клетки, кроме стволовых и половых, могут делиться только определенное количество раз. Регулируется количество деления так называемыми теломерами, которые находятся в ДНК. Соответственно длина ДНК при каждом делении уменьшается на один теломер. В определенный момент клетка теряет способность делиться. Только в стволовых и половых клетках присутствует специальный фермент — теломераза, который восстанавливает количество теломеров.

Интересные факты:

  • С помощью введения теломеразы в клетку удалось увеличить ее жизнь в два раза.
  • При введении теломеразы в фибробласты (клетки, синтезирующие белки) количество делений увеличилось в три раза, без признаков патологии в каждой последующей клетке. Опыты поводились в пробирке.

ТЕОРИЯ НАКОПЛЕНИЯ БЕЛКОВ И ИНТОКСИКАЦИИ ОРГАНИЗМА

К сожалению, не все ненужные и даже вредные вещества выводятся из организма. Это касается и белков. В определенном возрасте и при некоторых состояниях организма количество продуктов распада белков и их фрагментов становится чрезмерным. Это приводит к белковой интоксикации, при которой происходит повреждение здоровых белковых структур (мышц, волокон коллагена, эластина и т. д.)

Интересные факты:

  • В коже существуют специальные клетки аутофаги, которые очищают ее от ненужных веществ и разрушенных клеток.
  • В настоящее время синтезированы специальные сигнальные молекулы, которые активизируют аутофаги.

ТЕОРИЯ СВОБОДНЫХ РАДИКАЛОВ

Свободные радикалы — это неустойчивые молекулы или атомы АФК (активных форм кислорода). Они вступают в реакцию с другими молекулами, повреждая их. Они могут также воздействовать на белки, липиды, клеточные мембраны, ДНК и т.д. Подавляющее количество свободных радикалов нейтрализуются ферментами. Но с возрастом антиоксидантная защита ослабевает, что и приводит к накоплению поврежденных структур, которые не могут дальше выполнять свои функции.

Интересные факты:

  • За 70 лет жизни организм производит около тонны радикалов. Только от 2 до 5% вдыхаемого кислорода превращаются в токсические радикалы.
  • Есть одно положительное действие свободных радикалов в организме. Они уничтожают опасные для организма клетки.

ТЕОРИЯ ГЛИКАЦИИ

Сахара, а именно глюкоза, в избытке может вступать в химическую реакцию с белками. Это называется процессом гликации. Функции белков при этом нарушаются. Кроме того, глюкоза может “сшивать” белковые структуры между собой, что приводит к потере эластичности тканей, в том числе и к морщинам.

Интересные факты:

  • В организме есть механизмы, борющиеся с гликацией, но они очень энергозатратные.
  • Уже существуют препараты, уменьшающие интенсивность процесса гликации.

Как видно, при всем многообразии теорий старения ни одна из них полностью не может объяснить механизмы запуска и регулирования процессов старения. Поэтому вопросы остаются, а исследования продолжаются.

Напиток против процессов гликации организма Axxzia AG Theory AG Drink (30 шт)

Напиток красоты  Axxzia AG Theory AG Drink заботится о вашей внешности и здоровье изнутри. Всего одна порция напитка в день поможет сделать вклад в защиту вашего организма от процесса глико-старения.

Чем опасна гликация для нашего организма? Процесс гликации -соединения белков с сахаром, затрагивает не только кожу, но и все без исключения системы, органы, ткани и клетки в организме.

Белок коллагена, отягощенный глюкозой, теряет гибкость и становится жестким, кожа приобретает склонность к дряблости и образованию морщин.

Конечные продукты разрушительного процесса ухудшают прозрачность верхнего слоя эпидермиса, приводят к тусклой и безжизненной коже.

Напиток Axxzia AG Theory AG Drink противостоит процессам гликации, поддерживает выработку коллагена организмом, за счет научно скомбинированных концентратов растительного происхождения — фирменная разработка лаборатории AXXZIA.   Рекомендуется применять от 30 лет.

Активные вещества:

  • Пептид коллагена морского происхождения
  •  экстракты пурпурной хризантемы и мангостина (противостоят окислительным процессам)
  • экстракты боярышника и плодов амлы (улучшают усвоение коллагена)
  • экстракт фенхеля (улучшает тон кожи, насыщает витаминами подкожный слой, улучшая тонус)
  • экстракт листьев шелковицы (витамин Е и минералы)

Имеет кисло-сладкий фруктовый вкус.

Каждая порция напитка упакована в индивидуальную мягкую капсулу, которую удобно брать с собой.

Способ употребления: выпивать по одной

Объем: 30 капсул по 20 мл

Срок годности: 2022.07

Состав: Collagen peptide (from fish),Erythitol,Purple chrysanthemum flower extract,Mangosteen extract, European hawthorn,Fennel extract,Amla fruit extract,Mulberry leaf extract,Acidifier,Fragrance, sweetner (Sucralose,Acesulfame K)

лекарство от старости клиники Kiraclinic

Старение – планомерный физиологический процесс, течение которого, порой, ускоряет не только внешняя среда, но и сам человек. Наибольший стимул для увядания организма даёт неправильное питание. Тем, кому удаётся питаться рационально, природа даёт шанс продлить физическую и внешнюю молодость.

Некоторые продукты, точнее, чрезмерное их употребление, истощают наш организм, тем самым, приближают старость. Хотите продлить молодость, учитесь есть правильно.

Кофе

Некоторые люди готовы придерживаться диеты, но взамен литрами поглощают кофе. Этот напиток обладает бодрящим действием, но только первые две чашки. Увеличение нормы приводит к обратному эффекту – с мочой из организма выводятся питательные вещества, которые дают нам энергию, увлажняют кожу. Обезвоживание дермального слоя приводит к появлению большого числа морщин и микротрещин на кожных покровах.

Если учесть, что в большинстве своём кофе, который мы употребляем ежедневно содержит минимальное количество натуральных кофейных зёрен, то говорить о его полезных свойствах вообще сложно.

Помимо нарушений сна, беспокойства у кофеманов портится цвет кожи и зубов, вместо бодрости они ощущают чувство усталости.

Углеводы

Любому современному человеку известно, что сахар – вкусный, но опасный продукт. Несомненно – он даёт яркие эмоции, но только лишь потому, что калории воздействуют на поджелудочную железу, меняя механизм её действия. Первый симптом – нарушение метаболизма, именно поэтому сладкоежки страдают от лишнего веса. Постоянная повышенная нагрузка на кровеносные сосуды из-за высокого давления вызывает коллапс в кровоснабжении – кожа, недополучающая ферменты коллагена и эластина, быстро увядает, нарушение обмена веществ провоцирует воспалительные процессы, снижение иммунитета, активизацию патогенных бактерий.

Но и это ещё не всё. Сахар, точнее, глюкоза – один из компонентов, участвующих в гликации белков. Подобным термином называют механизм старения, который затрагивает не только внешнюю оболочку – кожу, но и все органы человека на генном уровне. В результате биохимической реакции, которую принято называть реакцией Майяра, между сахаром (углеводами), аминокислотами (белками), жирами и ДНК в организме накапливается конечный продукт гликирования (в переводе на английский – Advanced Glycosylation End-products). Если питание сбалансировано, то с появлением AGE организм справляется самостоятельно, если же концентрация простых углеводов повышается, повреждённые гены дают о себе знать быстрым старением.

Важно знать, что продукты гликирования из организма не выводятся, то есть «вылечить» нарушенный ДНК нельзя. Зная о том, что AGE приводит к притуплению когнитивных способностей (памяти, внимания, интеллекта), заставляет склеиваться молекулы эластина и коллагена, чем вызывает раннее появление морщин, слабость костей и суставных связок, вы вряд ли захотите перекусить поджаристой выпечкой или съесть тарелку макарон.

Помните, что хлеб, картофель, рис – простые углеводы, избыток которых провоцирует нарушения в генной структуре коллагена. Именно этот компонент соединительной ткани обеспечивает прочность и эластичность связок, стенок сосудов, отвечает за тонус, упругость и увлажнение дермального слоя.

Осознанно увеличивать концентрацию продуктов гликирования – себе дороже, так как восстановить повреждённую структуру коллагена невозможно.

50-80 гр сахара в день не несут никакой угрозы организму, людям, занимающимся тяжёлым физическим трудом, спортом можно увеличить норму до 100 гр. Чтобы снизить риск «передозировки» сахара, ешьте фрукты, ягоды, мёд и чёрный шоколад, и не забывайте контролировать ежедневный объём углеводов.

Соль

Человеку достаточно употреблять 15 граммов соли в день, чтобы удовлетворить суточную потребность организма. Её избыток в пище пагубно влияет на работу почек, приводит к вымыванию кальция из костей. Любителей солёненького видно, что называется, по лицу – отёчность, больная, морщинистая кожа, мешки под глазами становятся их неизменными спутниками. Добавить к этому букет заболеваний почек, гипертонию – на такую атаку в первую очередь реагирует кожа, теряя эластичность и упругость, ногти, волосы, становясь слабыми и ломкими.

Чтобы поддерживать нормальный водно-солевой баланс в организме и при этом не питаться пресной пищей, некоторые блюда можно и подсолить: учитывая содержание соли в хлебе, овощах, твороге и рыбе, пол чайной ложки (5 г) «на всё про всё» – и не более. Ешьте больше свежей зелени, в качестве приправы к рыбным блюдам используйте лимонный сок – такие кулинарные приёмы придают пикантность даже традиционным продуктам.

Мясо и рыба

Эти продукты, богатые белком и кальцием, ввиду нашего климата и условий жизни, полностью исключать из рациона ни в коем случае нельзя, но употреблять их в пищу нужно с умом. Хорошо поджаренная корочка на шашлыке или стейке – излюбленный деликатес, в особенности для мужчин. Рыбка, прожаренная до состояния сухарика, ничего кроме канцерогенов не содержит, так как все питательные вещества в буквальном смысле сгорели в огне. Самое печальное, что с виду аппетитные мясные и рыбные блюда в процессе жарки «обогащаются» полициклическими ароматическими углеводородами (ПАУ), которые влияют на клетки нашего организма на уровне ДНК и способствуют их деформации. Что такое нетипичные клетки? Это онкология. Ежедневно питаясь фаст-фудом, предпочитая жареную рыбу тушёной или варёной, вы рискуете угодить в больницу с неутешительным диагнозом.

Если вам сложно отказаться от жареного, как минимум, не ешьте обугленную корочку. Лучше всего – перестаньте есть мясо, приготовленное на открытом огне.

Транс-жиры

Эти вещества в огромном количестве содержатся в маргарине, кулинарных и мясных изделиях, производимых для общепита – колбасах, мороженом, выпечке. Чрезмерное увлечение «магазинной» едой – прямой путь к сердечно-сосудистым заболеваниям. Транс-жиры способствуют закупорке сосудов и пор, нарушению кровообращения – это не может не сказаться на тонусе и внешнем виде кожи.

Считается, что эти вещества вызывают устойчивую привязанность к еде. Чтобы не заболеть пищевой наркоманией, питайтесь едой домашнего приготовления. Не увлекайтесь упакованными мясопродуктами и консервами. В натуральных продуктах содержатся десятки полезных пищевых компонентов, которые важны для поддержания здоровья и молодости.

Алкоголь

Спиртное – главный враг печени, которая отвечает за освобождение нашего организма от токсинов. Злоупотребление алкогольными напитками приводит к перегрузке, печень перестаёт справляться со своими функциями, и токсины начинают заражать кровь. В таком состоянии все органы ощущают нехватку кислорода: нарушается работа мозга, затормаживаются процессы клеточного обмена. Проблемы с печенью тут же отражаются на лице – кожа приобретает желтоватый оттенок, проявляются пигментные пятна, повышается сухость, дряблость.

Алкогольная зависимость в сочетании с курением приводит к общей деградации организма, поэтому любители спиртного выглядят значительно старше своего возраста.

Откажитесь от вредных привычек, ищите адреналин в активном отдыхе и спорте.

Можно ли остановить старение

Старение неизбежно, но то, насколько быстро будет идти этот процесс, зависит от нас самих. Скорректируйте свой образ жизни и питания – так вы продлите молодость тела и духа. Что включить в рацион для сохранения здоровья и красоты? Как в современных условиях организовать правильное питание ? Об этом и о многом другом совсем скоро.


Роль гликирования в патогенезе старения и его предотвращении с помощью растительных продуктов и физических упражнений

J Exerc Nutrition Biochem. 2017 30 сентября; 21 (3): 55–61.

Чан-Сик Ким

1. Отдел исследований конвергенции корейской медицины, Корейский институт восточной медицины, Тэджон, Республика Корея,

Сок Парк

2. Департамент спортивного лидерства, Университет Квангун, Сеул, Республика Корея,

Чонхён Ким

3. Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, Чонджу, Республика Корея,

1. Отдел исследований конвергенции корейской медицины, Корейский институт восточной медицины, Тэджон, Республика Корея,

2. Департамент спортивного лидерства, Университет Квангун, Сеул, Республика Корея,

3. Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, Чонджу, Республика Корея,

* Чонхён Ким Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, 567 Пэкче-даэро, Чонджу, Чолла-Пукто, 54896, Южная Корея. Тел .: + 82-63-270-4032, Факс: + 82-63-270-4025, Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 26 июня 2017 г .; Пересмотрено 8 августа 2017 г .; Принято 9 августа 2017 г.

Авторские права © Корейское общество диетического питания, 2017 г. © Чан-Сик Ким и др., 2017 г .; Лицензиат Journal of Exercise Nutrition and Biochemistry. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/2.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что исходная работа должным образом цитируется.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

[Назначение]

Конечные продукты улучшенного гликирования (AGE) представляют собой неферментативные модификации белков или липидов после воздействия сахаров. В этом обзоре представлены процесс гликирования и AGE, а также обсуждается вредное влияние AGE на процесс старения.

[Методы]

Рассмотрены результаты исследований на людях и животных, изучающих механизмы и эффекты AGE. Кроме того, дается обзор публикаций, посвященных средствам ослабления стресса гликирования с помощью ингибиторов AGE или физических упражнений.

[Результаты]

Возрастные группы образуются в условиях гипергликемии и / или естественного процесса старения. Многочисленные публикации продемонстрировали ускорение процесса старения под действием AGE. Экзогенные AGE в диетических продуктах также вызывают дисфункцию органов и старение тканей. Различные травяные добавки или регулярные физические упражнения благотворно влияют на гликемический контроль и окислительный стресс с последующим снижением накопления AGE во время старения.

[Заключение]

Подавление образования и накопления AGE в тканях может привести к увеличению продолжительности жизни.

Ключевые слова: Конечные продукты гликирования, старение, гликирование, растительные продукты, физические упражнения

ВВЕДЕНИЕ

Старение определяется как прогрессирующая потеря эффективности биохимических и физиологических процессов, которая происходит вплоть до смерти 1 . Для объяснения процесса старения был предложен ряд теорий. Одна из теорий состоит в том, что аномальное накопление биологических отходов в организме вызывает старение органа или тканей 2, 3 .

Гликирование — это спонтанная неферментативная реакция свободных восстанавливающих сахаров со свободными аминогруппами белков, ДНК и липидов, которая образует продукты Амадори. Продукты Amadori подвергаются множеству необратимых реакций дегидратации и перегруппировки, которые приводят к образованию конечных продуктов гликирования (AGE). Этот процесс был впервые представлен Луи-Камилем Майяром в 1912 г. 4 . Процесс гликирования приводит к потере функции белка и нарушению эластичности тканей, таких как кровеносные сосуды, кожа и сухожилия 5-7 .Реакция гликирования сильно ускоряется при гипергликемии и окислительном стрессе тканей 8 . Это означает, что он участвует в патогенезе диабетических осложнений и старения 9 . Поскольку не существует ферментов для удаления гликированных продуктов из человеческого тела, процесс гликирования хорошо согласуется с теорией о том, что накопление метаболических отходов способствует старению.

Окислительный стресс играет очень важную роль в механизме образования и накопления AGE, и был задействован как ключевой фактор в прогрессировании различных заболеваний, включая хронические заболевания, такие как диабет, болезнь Альцгеймера и старение 10-12 .Окислительный стресс, а точнее окислительное повреждение белков, все чаще считается центральным механистическим фактором в этом контексте, поскольку он связан с модификациями активности биологических соединений и клеточных процессов, которые могут быть связаны с патологической средой. Окислительный стресс подпитывается образованием избыточных активных форм кислорода (АФК) в результате автоокисления глюкозы, а также неферментативным ковалентным присоединением молекул глюкозы к циркулирующим белкам, что приводит к образованию AGE 13 .

Натуральные фитохимические вещества и продукты относительно безопасны для потребления человеком по сравнению с синтетическими соединениями, относительно недороги и доступны в формах для приема внутрь. Поиск ингибитора образования AGE выявил несколько природных продуктов, которые препятствуют процессу гликирования. Ряд лекарственных трав, диетических растений и фитосоединений ингибируют гликирование белков как in vitro, так и in vivo 14 . Эти натуральные продукты с высокой антиоксидантной способностью могут быть многообещающими агентами для предотвращения гликирования и образования AGE.Их активность против AGE может быть одним из механизмов их благотворного воздействия на здоровье человека 15 .

Многочисленные предыдущие отчеты указывают на то, что постепенное снижение системной антиоксидантной способности является причиной биологического старения 16 . Другие данные подтверждают широко распространенное мнение о том, что физические упражнения улучшают системную антиоксидантную активность 17 . Физические упражнения могут снизить окислительный стресс у животных моделей грызунов 18, 19 . Умеренные физические упражнения вызывают экспрессию антиоксидантных ферментов, что приводит к снижению окислительного стресса 20 . Кроме того, регулярные физические упражнения снижают уровни AGE в почечных тканях крыс Zucker с ожирением 21 и благотворно влияют на гликемический контроль у пациентов с диабетом 22 . Следовательно, физические упражнения могут быть мощным оружием против AGE образования и связанных с AGE процессов старения.

В этом обзоре мы обсуждаем влияние AGE на процесс старения. Мы также рассматриваем потенциальную ингибирующую активность растительных продуктов и физических упражнений при возрастной дисфункции органов, вызванной гликированием и / или AGE, а также подчиненными механизмами.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГЛИКАЦИИ и ВОЗРАСТОВ

Возрастные группы первоначально были идентифицированы в процессе приготовления пищи в результате неферментативной реакции между сахарами и белками в пищевых продуктах; эта реакция называется реакцией Майяра 4 . Процесс гликирования инициируется химической реакцией между реакционноспособной карбонильной группой сахара или альдегида с нуклеофильной свободной аминогруппой белка, что приводит к быстрому образованию нестабильного основания Шиффа. Затем этот аддукт подвергается перегруппировке с образованием обратимого и более стабильного продукта Амадори.Эти промежуточные продукты подвергаются дальнейшему необратимому окислению, дегидратации, полимеризации и реакциям поперечного сшивания, что приводит к образованию AGE в течение от нескольких дней до недель (). Некоторые важные соединения AGE показаны на.

Процесс гликирования, ведущий к образованию конечных продуктов гликирования (AGE). Иллюстрация из Bohlender et al., 2005.

Примеры биологически значимых конечных продуктов гликирования (AGE). Иллюстрация из Садовской-Бартоз и Бартош, 2016.

РОЛЬ ВОЗРАСТА В СТАРЕНИИ

Накопление гликозилированных макромолекул, включая белки, является признаком старения как у людей, так и у экспериментальных животных. Накопление AGE было показано у Drosophila melanogaster и Caenorhabditis elegans. Содержание AGE у молодых (10-дневных) мух D. melanogaster на 44% ниже, чем у стареющих (75-дневных) мух 23 . C. elegans, выращенные в условиях высокого содержания глюкозы (40 мМ), имеют более короткую продолжительность жизни и повышенное содержание AGE 24 .показывает имеющиеся доказательства накопления AGE при старении и при различных патологиях.

Таблица 1.

Накопление AGE в тканях при старении.

Инкрементный диск
Ткань ВОЗРАСТ Комментарий Ссылка
Сердце CML Возрастает с возрастом 68 Pentos9 69
Коллаген легкого Пентосидин Увеличение с возрастом 70
Сухожилие надколенника Пентосидин Возрастание 6214 71
Стекловидное тело Пентозидин Накопление с возрастом 72
Ооциты Пентозидин Увеличиваются с возрастом 0 73 Пентозидин 73 se с возрастом 74
Хрящ Pentosidine CEL, CML Увеличение с возрастом 75

Гликация — один из эндогенных механизмов старения, который происходит и самопроизвольно со временем, но при диабете, почечной недостаточности и воспалении 25 . AGE накапливаются в тканях и органах при многих возрастных дегенеративных заболеваниях. Эти токсические аддукты (гликотоксины) участвуют в дисфункции клеток, особенно у пациентов с диабетом и пожилых организмов. Образование и накопление AGE у пациентов с диабетом приводит к сосудистым изменениям, ведущим к диабетической васкулопатии.

Существует три основных механизма, с помощью которых AGE вызывают повреждение внеклеточного матрикса (ECM) и клеток, тем самым способствуя старению и возрастным заболеваниям: (1) накопление AGE в ECM (таких как коллаген и эластичные волокна) и перекрестное связывание между AGE и ECM, вызывающее снижение эластичности соединительной ткани, (2) гликозилированные модификации внутриклеточных белков, вызывающие потерю исходной клеточной функции, и (3) взаимодействие AGE с их клеточным рецептором (RAGE), приводящее к последующая активация воспалительных сигнальных путей, генерация АФК и апоптоз 26 .

Гликация внеклеточных белков вызывает перекрестное сшивание коллагеновых и эластических волокон. Как следствие, эластичность ECM изменяется, особенно влияя на функции сосудов. Существует явная корреляция между концентрацией N- (карбоксиметил) -лизина (CML) в сыворотке крови и жесткостью сосудов у пожилых людей 27 . Изменение баланса между синтезом и деградацией ЕСМ с помощью гликозилированных модификаций может ускорить старение кожи и повысить ее жесткость 28 .Кроме того, сшивание между AGE и коллагеном ухудшает механические свойства коллагена. В частности, поперечное сшивание AGE с коллагеном сосудистой стенки изменяет его структуру и функцию, облегчая образование бляшек и гиперплазию базальной мембраны 29 .

Гликация также влияет на внутриклеточные белки. Внутриклеточная AGE-модификация сигнальных молекул может нарушать клеточные функции и экспрессию генов 30 . Например, активность нескольких антиоксидантных ферментов, включая каталазу, глутатионпероксидазу и глутатионредуктазу, снижается за счет гликозилированных модификаций. Изменение активности этих ферментов увеличивает клеточный окислительный стресс 31, 32 . Кроме того, гликированные белки обычно удаляются посредством убиквитин-зависимого протеолиза, опосредованного 20S протеасомами. AGE-модификации могут нарушать эту протеолитическую деградацию, способствуя дальнейшему увеличению клеточного содержания гликозилированных белков 33 .

RAGE — это наиболее охарактеризованная молекула клеточной поверхности, распознающая AGE. Взаимодействие между AGE и его рецептором изменяет функции клеток и органов в основном через воспалительные молекулы, что приводит к старению.RAGE регулирует ряд жизненно важных клеточных процессов, таких как воспаление, апоптоз, передача сигналов АФК, пролиферация, аутофагия и старение 34, 35 .

ДИЕТИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ

Реакции эндогенного гликации происходят спонтанно с небольшой долей сахаров, всасываемых в кишечнике 36 . Однако пища является важным источником экзогенных AGE. Роль пищевых AGE и их взаимодействие с RAGE во время старения была недавно продемонстрирована 37 .Реакция Майяра часто используется для улучшения цвета, вкуса, аромата и текстуры продуктов. Однако значительное образование AGE происходит, когда сахар готовится с белками 38 .

В модели мышей кормление AGE-диетой в течение 16 недель способствовало увеличению сывороточных уровней AGE на 53%. 39 . Урибарри и др. сообщили, что у пациентов с почечной недостаточностью уровень ХМЛ в крови увеличился на 29% у тех, кто придерживался диеты, богатой AGE, в то время как снижение CML на 34% было обнаружено в группе, получавшей диету с низким AGE 40 .В модели на мышах 9-месячное диетическое воздействие ХМЛ ускоряло эндотелиальную дисфункцию и старение артерий. Эти результаты предполагают, что диета, ограничивающая AGE, может быть эффективным способом снизить нагрузку AGE на человеческий организм.

ИНГИБИТОРЫ ВОЗРАСТА

Существует значительный интерес к терапевтическому потенциалу агентов, которые могут ингибировать образование AGE или разрушать AGE-опосредованные поперечные связи 41, 42 . В качестве ингибиторов AGE было предложено несколько синтетических или натуральных агентов.

Аминогуанидин был впервые представлен как ингибитор AGE 43 . Ингибиторы AGE, включая аминогуанидин и пиридоксамин, предотвращают накопление AGE, взаимодействуя с высокореактивными карбонильными частицами и действуя как ловушки карбонила 44, 45 . В предыдущих сообщениях аминогуанидин предотвращал диабетические почечные, ретинальные и нервные осложнения за счет ингибирования образования AGE 46 . Однако из-за опасений по поводу безопасности, возникающих из-за его побочных эффектов, включая прооксидантную активность 47 и ингибирование NO-синтазы 48 , аминогуанидин нельзя использовать клинически 49 .

Недавно несколько исследователей предположили, что новый агент может разрушать предварительно сформированные поперечные связи белков, производных от AGE. Первый идентифицированный разрушитель AGE, бромид N-фенацилтиазолия, был представлен в 1996 году. Поскольку бромид N-фенацилтиазолия нестабилен in vitro, он не был клинически успешным. Еще одно соединение, алагебриум 50 , было разработано в качестве разжижителя AGE. Алагебриум может обратить вспять накопление AGE in vivo 51 . Однако клинические исследования этих соединений были прекращены, и ни один из известных разрушителей AGE не используется в клинической практике.

Растительные продукты считаются относительно безопасными для употребления человеком по сравнению с синтетическими лекарствами. Таким образом, поиск средств против старения с использованием растительных продуктов увеличивается 52 . Многие растительные продукты обладают мощной антигликационной активностью, и эта активность аналогична или даже сильнее, чем у аминогуанидина. Например, некоторые полифенолы могут ингибировать процесс гликирования in vitro. Флавоноиды — это основной класс полифенолов. Сообщалось о свойствах против гликирования различных флавоноидов, таких как кемпферол, генистеин, кверцитрин и кверцетин 53-56 . Недавно мы продемонстрировали сильное свойство эпикатехина разрушать AGE in vitro и in vivo. Это соединение разрушало предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин in vitro и уменьшало накопление AGE в тканях сетчатки крыс, которым вводили экзогенный AGE 42 . В структуре AGE боковые цепи, присоединенные к атомам углерода пиррольного кольца, подвержены нуклеофильной атаке 57 . Поскольку C6 и C8 на A-кольце эпикатехина являются нуклеофильными 58 , эпикатехин может атаковать и разрушать поперечные связи AGE.

ВЛИЯНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ на ВОЗРАСТ

Многие предыдущие отчеты показали способность физической активности улучшать гликемический контроль с последующим снижением накопления AGE у пациентов с диабетом и во время старения 36, 59 . В модели на крысах 12 недель умеренных физических упражнений снизили содержание CML и RAGE в сосудах аорты 60 . Другое исследование показало, что у крыс, которые выполняли упражнения на беговой дорожке от позднего среднего возраста до 35 месяцев, уровень AGE в сердечных тканях был ниже по сравнению с контрольными животными того же возраста 61 . У людей, тренировавшихся на протяжении всей жизни, содержание поперечных связей AGE в сухожилие надколенника на 21% ниже, чем у нетренированных субъектов того же возраста 62 . Недавно мы также показали положительный эффект регулярных упражнений на накопление AGE в почках. В частности, регулярные упражнения значительно предотвращали отложение AGE в почках у стареющих крыс, вызванных D-галактозой. Мы также показали, что упражнения на беговой дорожке снижают накопление ХМЛ и обладают ретинопротекторным действием у мышей естественного возраста 63 .

Регулярная физическая активность положительно влияет на физическую работоспособность, гипертонию, окислительный стресс и липидный обмен 64, 65 . В частности, физические упражнения эффективно подавляют образование АФК и улучшают активность антиоксидантных ферментов 66 . Повышенная потребность в энергии, вызванная физическими упражнениями, может уменьшить количество реактивных промежуточных продуктов, доступных для гликирования 21 . Поскольку реакция гликирования белка запускается и ускоряется АФК, ингибирование образования AGE регулярными упражнениями может быть основным механизмом антиоксидантной активности, связанной с упражнениями.Кроме того, образование AGE можно замедлить или ослабить за счет эффективного гликемического контроля 67 . Следовательно, можно предположить, что регулярные физические упражнения также могут улучшить гликемический контроль, что ослабляет образование и накопление AGE в тканях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом обзоре мы даем представление об антигликационной активности растительных продуктов и физических упражнений. Существуют обширные научные данные, подтверждающие накопление AGE со старением и возрастными заболеваниями.Таким образом, мы предполагаем, что ингибирование процесса гликирования и удаление существующих продуктов гликирования может продлить срок службы. В этом смысле диетические травяные добавки или физиологические упражнения могут иметь явные преимущества в снижении нагрузки AGE на наш организм.

Благодарности

Этот документ частично основан на прошлых исследованиях, частично финансируемых Корейским институтом планирования и оценки технологий в области продовольствия, сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыболовства (IPET), финансируемым Министерством сельского хозяйства, продовольствия и сельских районов (316023-05-2-CG000 и 116081-03-2-CG000) и Корейский институт восточной медицины (K17810).

Список литературы

1. Харман Д. Процесс старения. Proc Natl Acad Sci U S A . 1981; 78: 7124–8.
[Харман Д. Процесс старения. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1981; 78: 7124-8.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Гладышев В.Н. О причинах старения и контроле продолжительности жизни: неоднородность ведет к неизбежному накоплению повреждений, вызывающих старение; контроль состава повреждений и скорости накопления определяет продолжительность жизни. Биологические исследования . 2012; 34: 925–9.
[Гладышев В.Н.О причинах старения и контроле продолжительности жизни: неоднородность ведет к неизбежному накоплению повреждений, вызывающих старение; контроль состава повреждений и скорости накопления определяет продолжительность жизни. Биологические исследования. 2012; 34: 925-9.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Гладышев В.Н. Причина старения: неслучайное повреждение, вызванное несовершенством, определяет процесс старения и контроль продолжительности жизни. Тенденции Генет . 2013; 29: 506–12. DOI: 10.1016 / j.tig.2013.05.004.
[Гладышев В.Н. Причина старения: неслучайное повреждение, вызванное несовершенством, определяет процесс старения и контроль продолжительности жизни.Тенденции Genet. 2013; 29: 506-12.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Майяр Л. Action des Acides Amines sur les Sucres; Методика образования меланоидинов. C R Acad Sci . 1912; 154: 66–8.
[Майяр Л. Action des Acides Amines sur les Sucres; Методика образования меланоидинов. C R Acad Sci. 1912; 154: 66-8.] [Google Scholar] 5. Продам DR, Monnier VM. Молекулярные основы артериальной жесткости: роль гликирования — мини-обзор. Геронтология .2012; 58: 227–37. DOI: 10,1159 / 000334668.
[Продать DR, Monnier VM. Молекулярные основы артериальной жесткости: роль гликирования — мини-обзор. Геронтология. 2012; 58: 227-37.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Semba RD, Nicklett EJ, Ferrucci L. Способствует ли накопление конечных продуктов гликирования фенотипу старения? Дж. Геронтол А Биол Науки и Медицины . 2010; 65: 963–75.
[Semba RD, Nicklett EJ, Ferrucci L. Способствует ли накопление конечных продуктов гликирования фенотипу старения? J Gerontol A Biol Sci Med Sci.2010; 65: 963-75.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Нгуен HP, Катта Р. Сахарный провал: гликозилирование и роль диеты в старении кожи. Skin Therapy Lett . 2015; 20: 1–5.
[Nguyen HP, Katta R. Sugar Sag: Glycation and the Role of Diet in Aging Skin. Skin Therapy Lett. 2015; 20: 1-5.] [PubMed] [Google Scholar] 8. Ахмед Н., Торналли П.Дж. Количественный скрининг белковых биомаркеров раннего гликирования, продвинутого гликирования, окисления и нитрозирования в клеточных и внеклеточных белках с помощью тандемной масс-спектрометрии с мониторингом множественных реакций. Biochem Soc Trans . 2003; 31: 1417–22. DOI: 10.1042 / bst0311417.
[Ахмед Н., Торналли П.Дж. Количественный скрининг белковых биомаркеров раннего гликирования, продвинутого гликирования, окисления и нитрозирования в клеточных и внеклеточных белках с помощью тандемной масс-спектрометрии с мониторингом множественных реакций. Biochem Soc Trans. 2003; 31: 1417-22.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Суджи Г., Сиваками С. Глюкоза, гликирование и старение. Биогеронтология . 2004; 5: 365–73. DOI: 10.1007 / s10522-004-3189-0.
[Суджи Г., Сиваками С. Глюкоза, гликирование и старение. Биогеронтология. 2004; 5: 365-73.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Браунли М. Продвинутое гликозилирование белков при диабете и старении. Анну Рев Мед . 1995; 46: 223–34.
[Brownlee M. Расширенное гликозилирование белков при диабете и старении. Annu Rev Med. 1995; 46: 223-34.] [PubMed] [Google Scholar] 11. Baynes JW. Роль оксидантного стресса в развитии осложнений диабета. Диабет . 1991; 40: 405–12. DOI: 10.2337 / диабет. 40.4.405.
[Baynes JW. Роль оксидантного стресса в развитии осложнений диабета. Сахарный диабет. 1991; 40: 405-12.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Ян С.Д., Ян С.Ф., Чен Х, Фу Дж., Чен М., Куппусами П. и др. Неферментативно гликированный тау при болезни Альцгеймера вызывает окислительный стресс нейронов, приводящий к экспрессии генов цитокинов и высвобождению амилоидного бета-пептида. Нат Мед . 1995; 1: 693–9.
[Ян С.Д., Ян С.Ф., Чен Х, Фу Дж., Чен М., Куппусами П. и др.Неферментативно гликированный тау при болезни Альцгеймера вызывает окислительный стресс нейронов, приводящий к экспрессии генов цитокинов и высвобождению амилоидного бета-пептида. Nat Med. 1995; 1: 693-9.] [PubMed] [Google Scholar] 13. Джакко Ф, Браунли М. Окислительный стресс и диабетические осложнения. Circ Res . 2010; 107: 1058–70. DOI: 10.1161 / circresaha.110.223545.
[Джакко Ф, Браунли М. Окислительный стресс и диабетические осложнения. Circ Res. 2010; 107: 1058-70.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14.Peng X, Ma J, Chen F, Wang M. Природные ингибиторы против образования конечных продуктов гликирования. Продовольственная функция . 2011; 2: 289–301. DOI: 10.1039 / c1fo10034c.
[Peng X, Ma J, Chen F, Wang M. Природные ингибиторы против образования конечных продуктов гликирования. Food Funct. 2011; 2: 289-301.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Садовска-Бартош И., Бартош Г. Влияние ингибиторов гликирования на старение и возрастные заболевания. Механическое старение .2016; 160: 1–18. DOI: 10.1016 / j.mad.2016.09.006.
[Sadowska-Bartosz I, Bartosz G. Влияние ингибиторов гликирования на старение и возрастные заболевания. Mech Aging Dev. 2016; 160: 1-18.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ким Дж. У., Но Дж. К., Икено Ю., Ю. Б. П., Чой Дж. С., Йокодзава Т. и др. Возрастные изменения окислительно-восстановительного статуса сыворотки крови крыс. Arch Gerontol Geriatr . 2002; 34: 9–17. DOI: 10.1016 / s0167-4943 (01) 00178-9.
[Kim JW, No JK, Ikeno Y, Yu BP, Choi JS, Yokozawa T., et al. Возрастные изменения окислительно-восстановительного статуса сыворотки крови крыс.Arch Gerontol Geriatr. 2002; 34: 9-17.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Radak Z, Chung HY, Naito H, Takahashi R, Jung KJ, Kim HJ и др. Возрастное увеличение окислительного стресса и активация ядерного фактора kappaB в печени крыс ослабляются регулярными упражнениями. FASEB J . 2004; 18: 749–50.
[Radak Z, Chung HY, Naito H, Takahashi R, Jung KJ, Kim HJ, et al. Возрастное увеличение окислительного стресса и активация ядерного фактора kappaB в печени крыс ослабляются регулярными упражнениями.FASEB J. 2004; 18: 749-50.] [PubMed] [Google Scholar] 18. Асгар М., Джордж Л., Лохандвала М.Ф. Физические упражнения уменьшают окислительный стресс и воспаление, а также восстанавливают функцию почечных рецепторов дофамина D1 у старых крыс. Am J Physiol Renal Physiol . 2007; 293: F914–9. DOI: 10.1152 / ajprenal.00272.2007.
[Асгар М., Джордж Л., Локхандвала М.Ф. Физические упражнения уменьшают окислительный стресс и воспаление, а также восстанавливают функцию почечных рецепторов дофамина D1 у старых крыс. Am J Physiol Renal Physiol. 2007; 293: F914-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Наварро А., Гомес С., Лопес-Сеперо Дж. М., Боверис А. Благоприятные эффекты умеренных физических упражнений на старение мышей: выживаемость, поведение, окислительный стресс и перенос электронов в митохондриях. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol . 2004; 286: R505–11. DOI: 10.1152 / ajpregu.00208.2003.
[Наварро А., Гомес С., Лопес-Сеперо Дж. М., Боверис А. Благоприятное влияние умеренных физических упражнений на старение мышей: выживаемость, поведение, окислительный стресс и перенос электронов в митохондриях.Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2004; 286: R505-11.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Гомес-Кабрера М.С., Доменек Э. , Вина Дж. Умеренные упражнения — это антиоксидант: активация антиоксидантных генов тренировкой. Свободный Радик Биол Мед . 2008; 44: 126–31. DOI: 10.1016 / j.freeradbiomed.2007.02.001.
[Гомес-Кабрера М.К., Доменек Э., Вина Дж. Умеренные упражнения — антиоксидант: активация антиоксидантных генов тренировкой. Free Radic Biol Med. 2008; 44: 126-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21.Бур П., Селек П., Бехуляк М., Гранчич П., Кебис А., Кукан М. и др. Регулярные умеренные упражнения снижают повышенное гликирование и улучшают раннюю диабетическую нефропатию у тучных крыс Zucker. Метаболизм . 2009; 58: 1669–77. DOI: 10.1016 / j.metabol.2009.05.025.
[Boor P, Celec P, Behuliak M, Grancic P, Kebis A, Kukan M, et al. Регулярные умеренные упражнения снижают повышенное гликирование и улучшают раннюю диабетическую нефропатию у тучных крыс Zucker. Обмен веществ. 2009; 58: 1669-77.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22.Бул Н.Г., Хаддад Э., Кенни Г.П., Уэллс Г. А., Сигал Р.Дж. Влияние физических упражнений на гликемический контроль и массу тела при сахарном диабете 2 типа: метаанализ контролируемых клинических испытаний. ЯМА . 2001; 286: 1218–27.
[Буль Н.Г., Хаддад Э., Кенни Г.П., Уэллс Г.А., Сигал Р.Дж. Влияние физических упражнений на гликемический контроль и массу тела при сахарном диабете 2 типа: метаанализ контролируемых клинических испытаний. ДЖАМА. 2001; 286: 1218-27.] [PubMed] [Google Scholar] 23. Oudes AJ, Herr CM, Olsen Y, Fleming JE.Возрастное накопление конечных продуктов гликирования у взрослых особей Drosophila melanogaster. Механическое старение . 1998. 100: 221–229. DOI: 10.1016 / s0047-6374 (97) 00146-2.
[Oudes AJ, Herr CM, Olsen Y, Fleming JE. Возрастное накопление конечных продуктов гликирования у взрослых особей Drosophila melanogaster. Mech Aging Dev. 1998; 100: 221-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Schlotterer A, Kukudov G, Bozorgmehr F, Hutter H, Du X, Oikonomou D, et al. C. elegans как модель для исследования сокращения продолжительности жизни, опосредованного высоким содержанием глюкозы. Диабет . 2009. 58: 2450–6. DOI: 10.2337 / db09-0567.
[Schlotterer A, Kukudov G, Bozorgmehr F, Hutter H, Du X, Oikonomou D, et al. C. elegans как модель для исследования сокращения продолжительности жизни, опосредованного высоким содержанием глюкозы. Сахарный диабет. 2009; 58: 2450-6.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Отт С., Якобс К., Хаук Э., Наваррете Сантос А., Грюн Т., Симм А. Роль конечных продуктов гликирования в передаче сигналов в клетках. Редокс Биол . 2014; 2: 411–29. DOI: 10.1016 / j.редокс.2013.12.016.
[Отт С., Якобс К., Хаук Э., Наваррете Сантос А., Грун Т., Симм А. Роль конечных продуктов продвинутого гликирования в передаче сигналов в клетках. Редокс Биол. 2014; 2: 411-29.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Schalkwijk CG, Miyata T. Раннее и продвинутое неферментативное гликирование при диабетических сосудистых осложнениях: поиск терапии. Аминокислоты . 2012; 42: 1193–204. DOI: 10.1007 / s00726-010-0779-9.
[Schalkwijk CG, Miyata T. Раннее и продвинутое неферментативное гликирование при диабетических сосудистых осложнениях: поиск терапевтических средств.Аминокислоты. 2012; 42: 1193-204.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Далал М., Сан К., Каппола А.Р., Ферруччи Л., Красто С., Фрид Л.П. и др. Связь сывороточного фактора роста фибробластов 23 с сердечно-сосудистыми заболеваниями у пожилых женщин, проживающих в сообществе. Eur J Endocrinol . 2011; 165: 797–803. DOI: 10.1530 / eje-11-0577.
[Dalal M, Sun K, Cappola AR, Ferrucci L, Crasto C, Fried LP, et al. Связь сывороточного фактора роста фибробластов 23 с сердечно-сосудистыми заболеваниями у пожилых женщин, проживающих в сообществе.Eur J Endocrinol. 2011; 165: 797-803.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Пейджон Х., Цукки Х., Руссе Ф., Монье В.М., Асселинеу Д. Старение кожи путем гликирования: уроки реконструированной модели кожи. Clin Chem Lab Med . 2014; 52: 169–74. DOI: 10.1515 / cclm-2013-0091.
[Пейджон Х., Зукки Х., Руссе Ф., Монье В.М., Асселинеу Д. Старение кожи за счет гликирования: уроки реконструированной модели кожи. Clin Chem Lab Med. 2014; 52: 169-74.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29.Ульрих П., Керами А. Гликирование белков, диабет и старение. Недавнее исследование Prog Horm Res . 2001; 56: 1–21. DOI: 10.1210 / rp.56.1.1.
[Ульрих П., Керами А. Гликирование белков, диабет и старение. Недавние Prog Horm Res. 2001; 56: 1-21.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Яо Д., Тагучи Т., Мацумура Т., Пестелл Р., Эдельштейн Д., Джардино И. и др. Высокий уровень глюкозы увеличивает транскрипцию ангиопоэтина-2 в эндотелиальных клетках микрососудов за счет модификации mSin3A метилглиоксалем. Дж. Биол. Хим. .2007. 282: 31038–45. DOI: 10.1074 / jbc.m704703200.
[Яо Д., Тагучи Т., Мацумура Т., Пестелл Р., Эдельштейн Д., Джардино И. и др. Высокий уровень глюкозы увеличивает транскрипцию ангиопоэтина-2 в эндотелиальных клетках микрососудов за счет модификации mSin3A метилглиоксалем. J Biol Chem. 2007; 282: 31038-45.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Wu L, Juurlink BH. Повышенный метилглиоксаль и окислительный стресс в гладкомышечных клетках сосудов крыс с гипертонией. Гипертония . 2002; 39: 809–14. DOI: 10.1161 / hy0302.105207.
[Wu L, Juurlink BH. Повышенный метилглиоксаль и окислительный стресс в гладкомышечных клетках сосудов крыс с гипертонией. Гипертония. 2002; 39: 809-14.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Бакала Х., Ладус Р., Бараибар М.А., Фриге Б. Дифференциальная экспрессия и гликативное повреждение влияют на специфические митохондриальные белки при старении в печени крысы. Biochim Biophys Acta . 2013; 1832: 2057–67. DOI: 10.1016 / j.bbadis.2013.07.015.
[Бакала Х, Ладус Р., Бараибар Массачусетс, Фриге Б.Дифференциальная экспрессия и гликативное повреждение влияют на специфические митохондриальные белки при старении в печени крыс. Biochim Biophys Acta. 2013; 1832: 2057-67.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Риг С., Грюн Т. Окисление белков при старении: играет ли оно роль в прогрессировании старения? Антиоксидный окислительно-восстановительный сигнал . 2015; 23: 239–55. DOI: 10.1089 / ars.2014.6062.
[Риг С., Грюн Т. Окисление белков при старении: играет ли оно роль в прогрессировании старения? Антиоксидный окислительно-восстановительный сигнал. 2015; 23: 239-55.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34.Boulanger E, Wautier MP, Wautier JL, Boval B, Panis Y, Wernert N, et al. AGE связываются с мезотелиальными клетками посредством RAGE и стимулируют экспрессию VCAM-1. Почки Инт . 2002; 61: 148–56. DOI: 10.1046 / j.1523-1755.2002.00115.x.
[Boulanger E, Wautier MP, Wautier JL, Boval B, Panis Y, Wernert N, et al. AGE связываются с мезотелиальными клетками посредством RAGE и стимулируют экспрессию VCAM-1. Kidney Int. 2002; 61: 148-56.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Roca F, Grossin N, Chassagne P, Puisieux F, Boulanger E.Гликация: ангиогенный парадокс при старении и возрастных расстройствах и заболеваниях. Aging Res Rev. . 2014; 15: 146–60. DOI: 10.1016 / j.arr.2014.03.009.
[Roca F, Grossin N, Chassagne P, Puisieux F, Boulanger E. Гликация: ангиогенный парадокс при старении и возрастных расстройствах и заболеваниях. Aging Res Rev.2014; 15: 146-60.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Omsland TK, Bangstad HJ, Berg TJ, Kolset SO. Конечные продукты гликозилирования и гипергликемия. Тидсскр Нор Лаэгефорен .2006; 126: 155–8.
[Omsland TK, Bangstad HJ, Berg TJ, Kolset SO. Конечные продукты продвинутого гликирования и гипергликемия. Tidsskr Nor Laegeforen. 2006; 126: 155-8.] [PubMed] [Google Scholar] 37. Grossin N, Auger F, Niquet-Leridon C, Durieux N, Montaigne D, Schmidt AM и др. Пищевой белок, обогащенный ХМЛ, вызывает функциональное старение артерий у мышей RAGE-зависимым образом. Мол Нутр Пищевой Рес . 2015; 59: 927–38. DOI: 10.1002 / mnfr.201400643.
[Grossin N, Auger F., Niquet-Leridon C., Durieux N, Montaigne D, Schmidt AM, et al.Пищевой белок, обогащенный ХМЛ, вызывает функциональное старение артерий у мышей RAGE-зависимым образом. Mol Nutr Food Res. 2015; 59: 927-38.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Stopper H, Schinzel R, Sebekova K, Heidland A. Генотоксичность конечных продуктов продвинутого гликирования в клетках млекопитающих. Cancer Lett . 2003; 190: 151–156. DOI: 10.1016 / s0304-3835 (02) 00626-2.
[Stopper H, Schinzel R, Sebekova K, Heidland A. Генотоксичность конечных продуктов продвинутого гликирования в клетках млекопитающих. Cancer Lett.2003; 190: 151-6.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Пеппа М., Брем Х., Эрлих П., Чжан Дж. Г., Цай В., Ли Зи и др. Неблагоприятные эффекты пищевых гликотоксинов на заживление ран у мышей с генетическим диабетом. Диабет . 2003. 52: 2805–13. DOI: 10.2337 / диабет.52.11.2805.
[Peppa M, Brem H, Ehrlich P, Zhang JG, Cai W., Li Z, et al. Неблагоприятные эффекты пищевых гликотоксинов на заживление ран у мышей с генетическим диабетом. Сахарный диабет. 2003; 52: 2805-13.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40.Урибарри Дж., Пеппа М. , Цай В., Голдберг Т., Лу М., Хе С. и др. Ограничение пищевых гликотоксинов снижает чрезмерное количество конечных продуктов гликирования у пациентов с почечной недостаточностью. Дж. Ам Соц Нефрол . 2003. 14: 728–31. DOI: 10.1097 / 01.asn.0000051593.41395.b9.
[Урибарри Дж., Пеппа М., Цай В., Голдберг Т., Лу М., Хе С. и др. Ограничение пищевых гликотоксинов снижает чрезмерное количество конечных продуктов гликирования у пациентов с почечной недостаточностью. J Am Soc Nephrol. 2003; 14: 728-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41.Huebschmann AG, Regensteiner JG, Vlassara H, Reusch JE. Конечные продукты диабета и продвинутого гликоксидации. Уход за диабетом . 2006; 29: 1420–32. DOI: 10.2337 / dc05-2096.
[Huebschmann AG, Regensteiner JG, Vlassara H, Reusch JE. Конечные продукты диабета и продвинутого гликоксидации. Уход за диабетом. 2006; 29: 1420-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Ким Дж., Ким К. С., Мун МК, Ким Дж. С.. Эпикатехин разрушает предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин и обращает вспять накопление в сетчатке конечных продуктов гликирования. Eur J Pharmacol . 2015; 748: 108–14. DOI: 10.1016 / j.ejphar.2014.12.010.
[Ким Дж., Ким С.С., Мун М.К., Ким Дж. С.. Эпикатехин разрушает предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин и обращает вспять накопление в сетчатке конечных продуктов гликирования. Eur J Pharmacol. 2015; 748: 108-14.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Браунли М., Влассара Х., Куни А., Ульрих П., Керами А. Аминогуанидин предотвращает индуцированное диабетом перекрестное связывание белков артериальной стенки. Наука . 1986; 232: 1629–32. DOI: 10.1126 / science.3487117.
[Браунли М., Влассара Н., Куни А., Ульрих П., Керами А. Аминогуанидин предотвращает индуцированное диабетом перекрестное связывание белков стенок артерий. Наука. 1986; 232: 1629-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Ло Т.В., Селвуд Т., Торнали П.Дж. Реакция метилглиоксаля с аминогуанидином в физиологических условиях и предотвращение связывания метилглиоксаля с белками плазмы. Биохим Фармакол . 1994; 48: 1865–70. DOI: 10.1016 / 0006-2952 (94)

-3.
[Lo TW, Selwood T., Thornalley PJ.Реакция метилглиоксаля с аминогуанидином в физиологических условиях и предотвращение связывания метилглиоксаля с белками плазмы. Biochem Pharmacol. 1994; 48: 1865-70.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Торнали П.Дж., Юрек-Георгий А, Аргиров О.К. Кинетика и механизм реакции аминогуанидина с альфа-оксоальдегидами глиоксалем, метилглиоксалем и 3-дезоксиглюкозоном в физиологических условиях. Биохим Фармакол . 2000. 60: 55–65.
[Thornalley PJ, Юрек-Георгий А, Аргиров О.К.Кинетика и механизм реакции аминогуанидина с альфа-оксоальдегидами глиоксалем, метилглиоксалем и 3-дезоксиглюкозоном в физиологических условиях. Biochem Pharmacol. 2000; 60: 55-65.] [PubMed] [Google Scholar] 46. Thornalley PJ. Использование аминогуанидина (пимагедина) для предотвращения образования конечных продуктов гликирования. Арч Биохим Биофиз . 2003; 419: 31–40. DOI: 10.1016 / j.abb.2003.08. 013.
[Thornalley PJ. Использование аминогуанидина (пимагедина) для предотвращения образования конечных продуктов гликирования.Arch Biochem Biophys. 2003; 419: 31-40.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Суджи Г., Сиваками С. Повреждение ДНК производством свободных радикалов аминогуанидином. Энн Н. Ю. Акад. Наук . 2006; 1067: 191–9. DOI: 10.1196 / annals.1354.023.
[Суджи Г., Сиваками С. Повреждение ДНК в результате продукции свободных радикалов аминогуанидином. Ann N Y Acad Sci. 2006; 1067: 191-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Тилтон Р.Г., Чанг К., Хасан К.С., Смит С.Р., Петраш Дж.М., Миско Т.П. и др. Профилактика диабетической сосудистой дисфункции с помощью гуанидинов.Ингибирование синтазы оксида азота по сравнению с образованием конечного продукта гликирования. Диабет . 1993; 42: 221–32. DOI: 10.2337 / diab.42.2.221.
[Tilton RG, Chang K, Hasan KS, Smith SR, Petrash JM, Misko TP, et al. Профилактика диабетической сосудистой дисфункции с помощью гуанидинов. Ингибирование синтазы оксида азота по сравнению с образованием конечного продукта гликирования. Сахарный диабет. 1993; 42: 221-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Тургут Ф., Болтон В.К. Новые потенциальные терапевтические средства при диабетической болезни почек. Am J Kidney Dis . 2010; 55: 928–40. DOI: 10.1053 / j.ajkd.2009.11.021.
[Тургут Ф, Болтон В.К. Новые потенциальные терапевтические средства при диабетической болезни почек. Am J Kidney Dis. 2010; 55: 928-40.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Wolffenbuttel BH, Boulanger CM, Crijns FR, Huijberts MS, Poitevin P, Swennen GN, et al. Разрушители конечных продуктов гликирования восстанавливают свойства крупных артерий при экспериментальном диабете. Proc Natl Acad Sci U S A . 1998. 95: 4630–4. DOI: 10.1073 / пнас.95.8.4630.
[Wolffenbuttel BH, Boulanger CM, Crijns FR, Huijberts MS, Poitevin P, Swennen GN, et al. Разрушители конечных продуктов гликирования восстанавливают свойства крупных артерий при экспериментальном диабете. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1998; 95: 4630-4.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Сугияма С., Мията Т., Уэда Й., Танака Х., Маеда К., Кавашима С. и др. Уровни пентозидина в плазме у пациентов с диабетом: конечный продукт продвинутого гликирования. Дж. Ам Соц Нефрол .1998. 9: 1681–8.
[Sugiyama S, Miyata T., Ueda Y, Tanaka H, ​​Maeda K, Kawashima S, et al. Уровни пентозидина в плазме у пациентов с диабетом: конечный продукт продвинутого гликирования. J Am Soc Nephrol. 1998; 9: 1681-8.] [PubMed] [Google Scholar] 52. Ли Х.С., Юнг Ш., Юн Б.С., Ли К.В. Выделение хебуловой кислоты из Terminalia chebula Retz. и его антиоксидантное действие на изолированные гепатоциты крысы. Arch Toxicol . 2007; 81: 211–8. DOI: 10.1007 / s00204-006-0139-4.
[Ли ХС, Юнг Ш, Юн Б.С., Ли К.В.Выделение хебуловой кислоты из Terminalia chebula Retz. и его антиоксидантное действие на изолированные гепатоциты крысы. Arch Toxicol. 2007; 81: 211-8.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Lv L, Shao X, Chen H, Ho CT, Sang S. Genistein ингибирует образование конечных продуктов гликирования, улавливая метилглиоксаль. Chem Res Toxicol . 2011; 24: 579–86. DOI: 10.1021 / tx100457h.
[Lv L, Shao X, Chen H, Ho CT, Sang S. Genistein ингибирует образование конечных продуктов гликирования, улавливая метилглиоксаль.Chem Res Toxicol. 2011; 24: 579-86.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Bournival J, Francoeur MA, Renaud J, Martinoli MG. Кверцетин и сезамин защищают нейрональные клетки PC12 от окисления, вызванного высоким содержанием глюкозы, нитрозативного стресса и апоптоза. Омоложение . 2012; 15: 322–33. DOI: 10.1089 / rej.2011.1242.
[Bournival J, Francoeur MA, Renaud J, Martinoli MG. Кверцетин и сезамин защищают нейрональные клетки PC12 от окисления, вызванного высоким содержанием глюкозы, нитрозативного стресса и апоптоза.Rejuvenation Res. 2012; 15: 322-33.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Садовска-Бартош И., Галиняк С., Бартош Г. Кинетика гликоксидации бычьего сывороточного альбумина метилглиоксалем и глиоксалем и его предотвращение различными соединениями. Молекулы . 2014; 19: 4880–96. DOI: 10,3390 / молекулы1
80.
[Sadowska-Bartosz I, Galiniak S, Bartosz G. Кинетика гликоксидации бычьего сывороточного альбумина метилглиоксалем и глиоксалем и его предотвращение различными соединениями. Молекулы. 2014; 19: 4880-96.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Xie Y, Chen X. Структуры, необходимые полифенолам для ингибирования образования конечных продуктов гликирования. Curr Drug Metab . 2013; 14: 414–31. DOI: 10,2174 / 13811314040005.
[Xie Y, Chen X. Структуры, необходимые полифенолам для ингибирования образования конечных продуктов гликирования. Curr Drug Metab. 2013; 14: 414-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Баба С., Осакабе Н., Нацумэ М., Муто Ю., Такидзава Т., Терао Дж. Сравнение in vivo биодоступности (+) — катехина, (-) — эпикатехина и их смеси у перорально вводимых крыс. J Nutr . 2001; 131: 2885–91.
[Баба С., Осакабе Н., Нацуме М., Муто Й., Такидзава Т., Терао Дж. Сравнение in vivo биодоступности (+) — катехина, (-) — эпикатехина и их смеси у перорально вводимых крыс. J Nutr. 2001; 131: 2885-91.] [PubMed] [Google Scholar] 58. Ван Л., Тиан В., Увайс З., Ли Дж., Ли Х, Гуан Р. и др. Прерыватель AGE ALT-711 плюс инсулин может восстанавливать эректильную функцию у крыс с диабетом 1 типа, вызванным стрептозоцином. Дж. Секс Мед . 2014; 11: 1452–62. DOI: 10.1111 / jsm.12533.
[Wang L, Tian W., Uwais Z, Li G, Li H, Guan R, et al. Прерыватель AGE ALT-711 плюс инсулин может восстанавливать эректильную функцию у крыс с диабетом 1 типа, вызванным стрептозоцином. J Sex Med. 2014; 11: 1452-62.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59. Пантелеева И.Г., Рогозкин В.А. Влияние физической нагрузки на гликирование сывороточных белков у крыс с индуцированным диабетом. Росс Физиол Ж Им И М Сеченова . 2001; 87: 1202–7.
[Пантелеева И. Г., Рогозкин В.А. Влияние физической нагрузки на гликирование сывороточных белков у крыс с индуцированным диабетом.Росс Физиол Ж Им И М Сеченова. 2001; 87: 1202-7.] [PubMed] [Google Scholar] 60. Гу Q, Ван Б., Чжан XF, Ма Ю.П., Лю Дж.Д., Ван XZ. Вклад рецептора для конечных продуктов гликирования в защитные эффекты сосудистой сети при тренировках у старых крыс. Eur J Pharmacol . 2014; 741: 186–94. DOI: 10.1016 / j.ejphar.2014.08.017.
[Гу Q, Ван Б., Чжан XF, Ма Ю. П., Лю Дж. Д., Ван XZ. Вклад рецептора для конечных продуктов гликирования в защитные эффекты сосудистой сети при тренировках у старых крыс.Eur J Pharmacol. 2014; 741: 186-94.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Райт KJ, Томас MM, Betik AC, Belke D, Hepple RT. Физические упражнения, начатые в позднем среднем возрасте, ослабляют сердечный фиброз и накопление конечного продукта гликирования у стареющих крыс. Опыт Геронтол . 2014; 50: 9–18. DOI: 10.1016 / j.exger.2013.11.006.
[Райт К.Дж., Томас М. М., Бетик А.С., Белке Д., Хеппл RT. Физические упражнения, начатые в позднем среднем возрасте, ослабляют сердечный фиброз и накопление конечного продукта гликирования у стареющих крыс.Exp Gerontol. 2014; 50: 9-18.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Куппе С., Свенссон Р. Б., Гроссет Дж. Ф., Кованен В., Нильсен Р. Х., Олсен М. Р. и др. Длительный бег на выносливость связан со снижением гликирования и механической нагрузки в соединительной ткани. Возраст (Дордр) 2014; 36: 9665.
[Couppe C, Svensson RB, Grosset JF, Kovanen V, Nielsen RH, Olsen MR, et al. Длительный бег на выносливость связан со снижением гликирования и механической нагрузки в соединительной ткани. Возраст (Дордр).2014; 36: 9665.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Ким С.С., Пак С., Чун И, Сонг В., Ким Х.Дж., Ким Дж. Упражнения на беговой дорожке снижают окислительный стресс сетчатки у мышей естественного возраста: иммуногистохимическое исследование. Int J Mol Sci . 2015; 16: 21008–20. DOI: 10.3390 / ijms1608.
[Ким С.С., Пак С., Чун И., Сонг В., Ким Х. Дж., Ким Дж. Беговая дорожка снижает окислительный стресс сетчатки у мышей естественного возраста: иммуногистохимическое исследование. Int J Mol Sci. 2015; 16: 21008-20.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64.Пехтер У., Маарус Дж., Месикепп С., Вераксит А., Отс М. Регулярные низкоинтенсивные водные упражнения улучшают кардиореспираторную функциональную способность и снижают протеинурию у пациентов с хронической почечной недостаточностью. Циферблат нефрола . 2003; 18: 624–5. DOI: 10.1093 / ndt / 18.3.624.
[Печтер У., Маарос Дж., Месикепп С., Веракситс А., Отс М. Регулярные водные упражнения низкой интенсивности улучшают функциональную способность сердечно-дыхательной системы и снижают протеинурию у пациентов с хронической почечной недостаточностью. Пересадка нефрола Dial.2003; 18: 624-5.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Мойнуддин I, Leehey DJ. Сравнение аэробных упражнений и тренировок с отягощениями у пациентов с хроническим заболеванием почек и без него. Adv Хроническая почечная дисфункция . 2008; 15: 83–96. DOI: 10.1053 / j.ackd.2007.10.004.
[Moinuddin I, Leehey DJ. Сравнение аэробных упражнений и тренировок с отягощениями у пациентов с хроническим заболеванием почек и без него. Adv Chronic Kidney Dis. 2008; 15: 83-96.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66.Коэльо Б.Л., Роча Л.Г., Скарабелот К.С., Шеффер Д.Л., Ронсани М.М., Сильвейра П.С. и др. Физические нагрузки предотвращают обострение параметров оксидативного стресса при хронической болезни почек. Дж Рен Нутрь . 2010; 20: 169–75. DOI: 10.1053 / j.jrn.2009.10.007.
[Coelho BL, Rocha LG, Scarabelot KS, Scheffer DL, Ronsani MM, Silveira PC, et al. Физические нагрузки предотвращают обострение параметров оксидативного стресса при хронической болезни почек. J Ren Nutr. 2010; 20: 169-75.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67.Тюрк З., Мисур И., Тюрк Н., Бенко Б. Коллаген ткани крысы, модифицированный улучшенным гликированием: корреляция с продолжительностью диабета и гликемическим контролем. Clin Chem Lab Med . 1999; 37: 813–20. DOI: 10.1515 / cclm.1999.122.
[Тюрк З., Мисур И., Тюрк Н., Бенко Б. Коллаген ткани крысы, модифицированный улучшенным гликированием: корреляция с продолжительностью диабета и гликемическим контролем. Clin Chem Lab Med. 1999; 37: 813-20.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Hu S, He W, Liu Z, Xu H, Ma G. Накопление продукта гликоксидации N (эпсилон) -карбоксиметиллизина в сердечных тканях с возрастом, сахарным диабетом и ишемической болезнью сердца. Тохоку Дж. Экспер. Мед. . 2013; 230: 25–32.
[Hu S, He W, Liu Z, Xu H, Ma G. Накопление продукта гликоксидации N (эпсилон) -карбоксиметиллизина в сердечных тканях с возрастом, сахарным диабетом и ишемической болезнью сердца. Tohoku J Exp Med. 2013; 230: 25-32.] [PubMed] [Google Scholar] 69. Альбон Дж., Карватовски В.С., Эйвери Н., Исти Д.Л., Дуанс В.С. Изменения коллагенового матрикса стареющей lamina cribrosa человека. Br J Офтальмол . 1995; 79: 368–75. DOI: 10. 1136 / bjo.79.4.368.
[Албон Дж., Карватовски В.С., Эйвери Н., Исти Д.Л., Дуэнс В.С. Изменения коллагенового матрикса стареющей lamina cribrosa человека. Br J Ophthalmol. 1995; 79: 368-75.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Беллмант М.Дж., Портеро М., Памплона Р., Коссо Л., Одетти П., Прат Дж. Доказательства реакции Майяра в коллагене легких крысы и ее взаимосвязи с растворимостью и возрастом. Biochim Biophys Acta . 1995; 1272: 53–60. DOI: 10.1016 / 0925-4439 (95) 00069-g.
[Беллмант М.Дж., Портеро М., Памплона Р., Коссо Л., Одетти П., Прат Дж.Доказательства реакции Майяра в коллагене легких крысы и ее взаимосвязи с растворимостью и возрастом. Biochim Biophys Acta. 1995; 1272: 53-60.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 71. Новотны К., Грюн Т. Деградация окисленного и гликоксидированного коллагена: роль перекрестного связывания коллагена. Арч Биохим Биофиз . 2014; 542: 56–64. DOI: 10.1016 / j.abb.2013.12.007.
[Новотны К. , Грюн Т. Деградация окисленного и гликоксидированного коллагена: роль перекрестного связывания коллагена. Arch Biochem Biophys.2014; 542: 56-64.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 72. van Deemter M, Ponsioen TL, Bank RA, Snabel JM, van der Worp RJ, Hooymans JM, et al. Пентозидин накапливается в стареющем стекловидном теле: гендерный эффект. Exp Eye Res . 2009; 88: 1043–50. DOI: 10.1016 / j.exer.2009.01.004.
[van Deemter M, Ponsioen TL, Bank RA, Snabel JM, van der Worp RJ, Hooymans JM, et al. Пентозидин накапливается в стареющем стекловидном теле: гендерный эффект. Exp Eye Res. 2009; 88: 1043-50.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73.Мацумин М., Шибата Н., Иситани К., Кобаяши М., Охта Х. Накопление пентозидина в человеческих ооцитах и ​​их корреляция с возрастным апоптозом. Acta Histochem Cytochem . 2008. 41: 97–104. DOI: 10.1267 / ahc.08014.
[Мацумин М., Сибата Н., Иситани К., Кобаяши М., Охта Х. Накопление пентозидина в человеческих ооцитах и ​​их корреляция с возрастным апоптозом. Acta Histochem Cytochem. 2008; 41: 97-104.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Sivan SS, Tsitron E, Wachtel E, Roughley P, Sakkee N, van der Ham F и др.Возрастное накопление пентозидина в аггрекане и коллагене нормальных и дегенерированных межпозвонковых дисков человека. Biochem J . 2006. 399: 29–35. DOI: 10,1042 / bj20060579.
[Sivan SS, Tsitron E, Wachtel E, Roughley P, Sakkee N, van der Ham F, et al. Возрастное накопление пентозидина в аггрекане и коллагене нормальных и дегенерированных межпозвонковых дисков человека. Биохим Дж. 2006; 399: 29-35.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75. Verzijl N, DeGroot J, Oldehinkel E, Bank RA, Thorpe SR, Baynes JW и др.Возрастное накопление продуктов реакции Майяра в коллагене суставного хряща человека. Biochem J . 2000; 350, Пт 2: 381–7. DOI: 10.1042 / 0264-6021: 3500381.
[Verzijl N, DeGroot J, Oldehinkel E, Bank RA, Thorpe SR, Baynes JW, et al. Возрастное накопление продуктов реакции Майяра в коллагене суставного хряща человека. Biochem J. 2000; 350 Pt 2: 381-7.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Роль гликирования в патогенезе старения и его предотвращении с помощью растительных продуктов и физических упражнений

J Exerc Nutrition Biochem.2017 30 сентября; 21 (3): 55–61.

Чан-Сик Ким

1. Отдел исследований конвергенции корейской медицины, Корейский институт восточной медицины, Тэджон, Республика Корея,

Сок Парк

2. Департамент спортивного лидерства, Университет Квангун, Сеул, Республика Корея,

Чонхён Ким

3. Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, Чонджу, Республика Корея,

1. Отдел исследований конвергенции корейской медицины, Корейский институт восточной медицины, Тэджон, Республика Корея,

2. Департамент спортивного лидерства, Университет Квангун, Сеул, Республика Корея,

3. Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, Чонджу, Республика Корея,

* Чонхён Ким Кафедра патологии полости рта, Школа стоматологии, Национальный университет Чонбук, 567 Пэкче-даэро, Чонджу, Чолла-Пукто, 54896, Южная Корея.Тел .: + 82-63-270-4032, Факс: + 82-63-270-4025, Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 26 июня 2017 г .; Пересмотрено 8 августа 2017 г .; Принято 9 августа 2017 г.

Авторские права © Корейское общество диетического питания, 2017 г. © Чан-Сик Ким и др., 2017 г .; Лицензиат Journal of Exercise Nutrition and Biochemistry. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/2.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что исходная работа должным образом цитируется.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

[Назначение]

Конечные продукты улучшенного гликирования (AGE) представляют собой неферментативные модификации белков или липидов после воздействия сахаров. В этом обзоре представлены процесс гликирования и AGE, а также обсуждается вредное влияние AGE на процесс старения.

[Методы]

Рассмотрены результаты исследований на людях и животных, изучающих механизмы и эффекты AGE. Кроме того, дается обзор публикаций, посвященных средствам ослабления стресса гликирования с помощью ингибиторов AGE или физических упражнений.

[Результаты]

Возрастные группы образуются в условиях гипергликемии и / или естественного процесса старения. Многочисленные публикации продемонстрировали ускорение процесса старения под действием AGE. Экзогенные AGE в диетических продуктах также вызывают дисфункцию органов и старение тканей. Различные травяные добавки или регулярные физические упражнения благотворно влияют на гликемический контроль и окислительный стресс с последующим снижением накопления AGE во время старения.

[Заключение]

Подавление образования и накопления AGE в тканях может привести к увеличению продолжительности жизни.

Ключевые слова: Конечные продукты гликирования, старение, гликирование, растительные продукты, физические упражнения

ВВЕДЕНИЕ

Старение определяется как прогрессирующая потеря эффективности биохимических и физиологических процессов, которая происходит вплоть до смерти 1 . Для объяснения процесса старения был предложен ряд теорий. Одна из теорий состоит в том, что аномальное накопление биологических отходов в организме вызывает старение органа или тканей 2, 3 .

Гликирование — это спонтанная неферментативная реакция свободных восстанавливающих сахаров со свободными аминогруппами белков, ДНК и липидов, которая образует продукты Амадори. Продукты Amadori подвергаются множеству необратимых реакций дегидратации и перегруппировки, которые приводят к образованию конечных продуктов гликирования (AGE). Этот процесс был впервые представлен Луи-Камилем Майяром в 1912 г. 4 . Процесс гликирования приводит к потере функции белка и нарушению эластичности тканей, таких как кровеносные сосуды, кожа и сухожилия 5-7 .Реакция гликирования сильно ускоряется при гипергликемии и окислительном стрессе тканей 8 . Это означает, что он участвует в патогенезе диабетических осложнений и старения 9 . Поскольку не существует ферментов для удаления гликированных продуктов из человеческого тела, процесс гликирования хорошо согласуется с теорией о том, что накопление метаболических отходов способствует старению.

Окислительный стресс играет очень важную роль в механизме образования и накопления AGE, и был задействован как ключевой фактор в прогрессировании различных заболеваний, включая хронические заболевания, такие как диабет, болезнь Альцгеймера и старение 10-12 .Окислительный стресс, а точнее окислительное повреждение белков, все чаще считается центральным механистическим фактором в этом контексте, поскольку он связан с модификациями активности биологических соединений и клеточных процессов, которые могут быть связаны с патологической средой. Окислительный стресс подпитывается образованием избыточных активных форм кислорода (АФК) в результате автоокисления глюкозы, а также неферментативным ковалентным присоединением молекул глюкозы к циркулирующим белкам, что приводит к образованию AGE 13 .

Натуральные фитохимические вещества и продукты относительно безопасны для потребления человеком по сравнению с синтетическими соединениями, относительно недороги и доступны в формах для приема внутрь. Поиск ингибитора образования AGE выявил несколько природных продуктов, которые препятствуют процессу гликирования. Ряд лекарственных трав, диетических растений и фитосоединений ингибируют гликирование белков как in vitro, так и in vivo 14 . Эти натуральные продукты с высокой антиоксидантной способностью могут быть многообещающими агентами для предотвращения гликирования и образования AGE.Их активность против AGE может быть одним из механизмов их благотворного воздействия на здоровье человека 15 .

Многочисленные предыдущие отчеты указывают на то, что постепенное снижение системной антиоксидантной способности является причиной биологического старения 16 . Другие данные подтверждают широко распространенное мнение о том, что физические упражнения улучшают системную антиоксидантную активность 17 . Физические упражнения могут снизить окислительный стресс у животных моделей грызунов 18, 19 . Умеренные физические упражнения вызывают экспрессию антиоксидантных ферментов, что приводит к снижению окислительного стресса 20 .Кроме того, регулярные физические упражнения снижают уровни AGE в почечных тканях крыс Zucker с ожирением 21 и благотворно влияют на гликемический контроль у пациентов с диабетом 22 . Следовательно, физические упражнения могут быть мощным оружием против AGE образования и связанных с AGE процессов старения.

В этом обзоре мы обсуждаем влияние AGE на процесс старения. Мы также рассматриваем потенциальную ингибирующую активность растительных продуктов и физических упражнений при возрастной дисфункции органов, вызванной гликированием и / или AGE, а также подчиненными механизмами.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГЛИКАЦИИ и ВОЗРАСТОВ

Возрастные группы первоначально были идентифицированы в процессе приготовления пищи в результате неферментативной реакции между сахарами и белками в пищевых продуктах; эта реакция называется реакцией Майяра 4 . Процесс гликирования инициируется химической реакцией между реакционноспособной карбонильной группой сахара или альдегида с нуклеофильной свободной аминогруппой белка, что приводит к быстрому образованию нестабильного основания Шиффа. Затем этот аддукт подвергается перегруппировке с образованием обратимого и более стабильного продукта Амадори.Эти промежуточные продукты подвергаются дальнейшему необратимому окислению, дегидратации, полимеризации и реакциям поперечного сшивания, что приводит к образованию AGE в течение от нескольких дней до недель (). Некоторые важные соединения AGE показаны на.

Процесс гликирования, ведущий к образованию конечных продуктов гликирования (AGE). Иллюстрация из Bohlender et al. , 2005.

Примеры биологически значимых конечных продуктов гликирования (AGE). Иллюстрация из Садовской-Бартоз и Бартош, 2016.

РОЛЬ ВОЗРАСТА В СТАРЕНИИ

Накопление гликозилированных макромолекул, включая белки, является признаком старения как у людей, так и у экспериментальных животных. Накопление AGE было показано у Drosophila melanogaster и Caenorhabditis elegans. Содержание AGE у молодых (10-дневных) мух D. melanogaster на 44% ниже, чем у стареющих (75-дневных) мух 23 . C. elegans, выращенные в условиях высокого содержания глюкозы (40 мМ), имеют более короткую продолжительность жизни и повышенное содержание AGE 24 .показывает имеющиеся доказательства накопления AGE при старении и при различных патологиях.

Таблица 1.

Накопление AGE в тканях при старении.

Инкрементный диск
Ткань ВОЗРАСТ Комментарий Ссылка
Сердце CML Возрастает с возрастом 68 Pentos9 69
Коллаген легкого Пентосидин Увеличение с возрастом 70
Сухожилие надколенника Пентосидин Возрастание 6214 71
Стекловидное тело Пентозидин Накопление с возрастом 72
Ооциты Пентозидин Увеличиваются с возрастом 0 73 Пентозидин 73 se с возрастом 74
Хрящ Pentosidine CEL, CML Увеличение с возрастом 75

Гликация — один из эндогенных механизмов старения, который происходит и самопроизвольно со временем, но при диабете, почечной недостаточности и воспалении 25 . AGE накапливаются в тканях и органах при многих возрастных дегенеративных заболеваниях. Эти токсические аддукты (гликотоксины) участвуют в дисфункции клеток, особенно у пациентов с диабетом и пожилых организмов. Образование и накопление AGE у пациентов с диабетом приводит к сосудистым изменениям, ведущим к диабетической васкулопатии.

Существует три основных механизма, с помощью которых AGE вызывают повреждение внеклеточного матрикса (ECM) и клеток, тем самым способствуя старению и возрастным заболеваниям: (1) накопление AGE в ECM (таких как коллаген и эластичные волокна) и перекрестное связывание между AGE и ECM, вызывающее снижение эластичности соединительной ткани, (2) гликозилированные модификации внутриклеточных белков, вызывающие потерю исходной клеточной функции, и (3) взаимодействие AGE с их клеточным рецептором (RAGE), приводящее к последующая активация воспалительных сигнальных путей, генерация АФК и апоптоз 26 .

Гликация внеклеточных белков вызывает перекрестное сшивание коллагеновых и эластических волокон. Как следствие, эластичность ECM изменяется, особенно влияя на функции сосудов. Существует явная корреляция между концентрацией N- (карбоксиметил) -лизина (CML) в сыворотке крови и жесткостью сосудов у пожилых людей 27 . Изменение баланса между синтезом и деградацией ЕСМ с помощью гликозилированных модификаций может ускорить старение кожи и повысить ее жесткость 28 .Кроме того, сшивание между AGE и коллагеном ухудшает механические свойства коллагена. В частности, поперечное сшивание AGE с коллагеном сосудистой стенки изменяет его структуру и функцию, облегчая образование бляшек и гиперплазию базальной мембраны 29 .

Гликация также влияет на внутриклеточные белки. Внутриклеточная AGE-модификация сигнальных молекул может нарушать клеточные функции и экспрессию генов 30 . Например, активность нескольких антиоксидантных ферментов, включая каталазу, глутатионпероксидазу и глутатионредуктазу, снижается за счет гликозилированных модификаций. Изменение активности этих ферментов увеличивает клеточный окислительный стресс 31, 32 . Кроме того, гликированные белки обычно удаляются посредством убиквитин-зависимого протеолиза, опосредованного 20S протеасомами. AGE-модификации могут нарушать эту протеолитическую деградацию, способствуя дальнейшему увеличению клеточного содержания гликозилированных белков 33 .

RAGE — это наиболее охарактеризованная молекула клеточной поверхности, распознающая AGE. Взаимодействие между AGE и его рецептором изменяет функции клеток и органов в основном через воспалительные молекулы, что приводит к старению.RAGE регулирует ряд жизненно важных клеточных процессов, таких как воспаление, апоптоз, передача сигналов АФК, пролиферация, аутофагия и старение 34, 35 .

ДИЕТИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ

Реакции эндогенного гликации происходят спонтанно с небольшой долей сахаров, всасываемых в кишечнике 36 . Однако пища является важным источником экзогенных AGE. Роль пищевых AGE и их взаимодействие с RAGE во время старения была недавно продемонстрирована 37 .Реакция Майяра часто используется для улучшения цвета, вкуса, аромата и текстуры продуктов. Однако значительное образование AGE происходит, когда сахар готовится с белками 38 .

В модели мышей кормление AGE-диетой в течение 16 недель способствовало увеличению сывороточных уровней AGE на 53%. 39 . Урибарри и др. сообщили, что у пациентов с почечной недостаточностью уровень ХМЛ в крови увеличился на 29% у тех, кто придерживался диеты, богатой AGE, в то время как снижение CML на 34% было обнаружено в группе, получавшей диету с низким AGE 40 .В модели на мышах 9-месячное диетическое воздействие ХМЛ ускоряло эндотелиальную дисфункцию и старение артерий. Эти результаты предполагают, что диета, ограничивающая AGE, может быть эффективным способом снизить нагрузку AGE на человеческий организм.

ИНГИБИТОРЫ ВОЗРАСТА

Существует значительный интерес к терапевтическому потенциалу агентов, которые могут ингибировать образование AGE или разрушать AGE-опосредованные поперечные связи 41, 42 . В качестве ингибиторов AGE было предложено несколько синтетических или натуральных агентов.

Аминогуанидин был впервые представлен как ингибитор AGE 43 . Ингибиторы AGE, включая аминогуанидин и пиридоксамин, предотвращают накопление AGE, взаимодействуя с высокореактивными карбонильными частицами и действуя как ловушки карбонила 44, 45 . В предыдущих сообщениях аминогуанидин предотвращал диабетические почечные, ретинальные и нервные осложнения за счет ингибирования образования AGE 46 . Однако из-за опасений по поводу безопасности, возникающих из-за его побочных эффектов, включая прооксидантную активность 47 и ингибирование NO-синтазы 48 , аминогуанидин нельзя использовать клинически 49 .

Недавно несколько исследователей предположили, что новый агент может разрушать предварительно сформированные поперечные связи белков, производных от AGE. Первый идентифицированный разрушитель AGE, бромид N-фенацилтиазолия, был представлен в 1996 году. Поскольку бромид N-фенацилтиазолия нестабилен in vitro, он не был клинически успешным. Еще одно соединение, алагебриум 50 , было разработано в качестве разжижителя AGE. Алагебриум может обратить вспять накопление AGE in vivo 51 . Однако клинические исследования этих соединений были прекращены, и ни один из известных разрушителей AGE не используется в клинической практике.

Растительные продукты считаются относительно безопасными для употребления человеком по сравнению с синтетическими лекарствами. Таким образом, поиск средств против старения с использованием растительных продуктов увеличивается 52 . Многие растительные продукты обладают мощной антигликационной активностью, и эта активность аналогична или даже сильнее, чем у аминогуанидина. Например, некоторые полифенолы могут ингибировать процесс гликирования in vitro. Флавоноиды — это основной класс полифенолов. Сообщалось о свойствах против гликирования различных флавоноидов, таких как кемпферол, генистеин, кверцитрин и кверцетин 53-56 . Недавно мы продемонстрировали сильное свойство эпикатехина разрушать AGE in vitro и in vivo. Это соединение разрушало предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин in vitro и уменьшало накопление AGE в тканях сетчатки крыс, которым вводили экзогенный AGE 42 . В структуре AGE боковые цепи, присоединенные к атомам углерода пиррольного кольца, подвержены нуклеофильной атаке 57 . Поскольку C6 и C8 на A-кольце эпикатехина являются нуклеофильными 58 , эпикатехин может атаковать и разрушать поперечные связи AGE.

ВЛИЯНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ на ВОЗРАСТ

Многие предыдущие отчеты показали способность физической активности улучшать гликемический контроль с последующим снижением накопления AGE у пациентов с диабетом и во время старения 36, 59 . В модели на крысах 12 недель умеренных физических упражнений снизили содержание CML и RAGE в сосудах аорты 60 . Другое исследование показало, что у крыс, которые выполняли упражнения на беговой дорожке от позднего среднего возраста до 35 месяцев, уровень AGE в сердечных тканях был ниже по сравнению с контрольными животными того же возраста 61 . У людей, тренировавшихся на протяжении всей жизни, содержание поперечных связей AGE в сухожилие надколенника на 21% ниже, чем у нетренированных субъектов того же возраста 62 . Недавно мы также показали положительный эффект регулярных упражнений на накопление AGE в почках. В частности, регулярные упражнения значительно предотвращали отложение AGE в почках у стареющих крыс, вызванных D-галактозой. Мы также показали, что упражнения на беговой дорожке снижают накопление ХМЛ и обладают ретинопротекторным действием у мышей естественного возраста 63 .

Регулярная физическая активность положительно влияет на физическую работоспособность, гипертонию, окислительный стресс и липидный обмен 64, 65 . В частности, физические упражнения эффективно подавляют образование АФК и улучшают активность антиоксидантных ферментов 66 . Повышенная потребность в энергии, вызванная физическими упражнениями, может уменьшить количество реактивных промежуточных продуктов, доступных для гликирования 21 . Поскольку реакция гликирования белка запускается и ускоряется АФК, ингибирование образования AGE регулярными упражнениями может быть основным механизмом антиоксидантной активности, связанной с упражнениями.Кроме того, образование AGE можно замедлить или ослабить за счет эффективного гликемического контроля 67 . Следовательно, можно предположить, что регулярные физические упражнения также могут улучшить гликемический контроль, что ослабляет образование и накопление AGE в тканях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом обзоре мы даем представление об антигликационной активности растительных продуктов и физических упражнений. Существуют обширные научные данные, подтверждающие накопление AGE со старением и возрастными заболеваниями.Таким образом, мы предполагаем, что ингибирование процесса гликирования и удаление существующих продуктов гликирования может продлить срок службы. В этом смысле диетические травяные добавки или физиологические упражнения могут иметь явные преимущества в снижении нагрузки AGE на наш организм.

Благодарности

Этот документ частично основан на прошлых исследованиях, частично финансируемых Корейским институтом планирования и оценки технологий в области продовольствия, сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыболовства (IPET), финансируемым Министерством сельского хозяйства, продовольствия и сельских районов (316023-05-2-CG000 и 116081-03-2-CG000) и Корейский институт восточной медицины (K17810).

Список литературы

1. Харман Д. Процесс старения. Proc Natl Acad Sci U S A . 1981; 78: 7124–8.
[Харман Д. Процесс старения. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1981; 78: 7124-8.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Гладышев В.Н. О причинах старения и контроле продолжительности жизни: неоднородность ведет к неизбежному накоплению повреждений, вызывающих старение; контроль состава повреждений и скорости накопления определяет продолжительность жизни. Биологические исследования . 2012; 34: 925–9.
[Гладышев В.Н.О причинах старения и контроле продолжительности жизни: неоднородность ведет к неизбежному накоплению повреждений, вызывающих старение; контроль состава повреждений и скорости накопления определяет продолжительность жизни. Биологические исследования. 2012; 34: 925-9.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Гладышев В.Н. Причина старения: неслучайное повреждение, вызванное несовершенством, определяет процесс старения и контроль продолжительности жизни. Тенденции Генет . 2013; 29: 506–12. DOI: 10.1016 / j.tig.2013.05.004.
[Гладышев В.Н. Причина старения: неслучайное повреждение, вызванное несовершенством, определяет процесс старения и контроль продолжительности жизни.Тенденции Genet. 2013; 29: 506-12.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Майяр Л. Action des Acides Amines sur les Sucres; Методика образования меланоидинов. C R Acad Sci . 1912; 154: 66–8.
[Майяр Л. Action des Acides Amines sur les Sucres; Методика образования меланоидинов. C R Acad Sci. 1912; 154: 66-8.] [Google Scholar] 5. Продам DR, Monnier VM. Молекулярные основы артериальной жесткости: роль гликирования — мини-обзор. Геронтология .2012; 58: 227–37. DOI: 10,1159 / 000334668.
[Продать DR, Monnier VM. Молекулярные основы артериальной жесткости: роль гликирования — мини-обзор. Геронтология. 2012; 58: 227-37.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Semba RD, Nicklett EJ, Ferrucci L. Способствует ли накопление конечных продуктов гликирования фенотипу старения? Дж. Геронтол А Биол Науки и Медицины . 2010; 65: 963–75.
[Semba RD, Nicklett EJ, Ferrucci L. Способствует ли накопление конечных продуктов гликирования фенотипу старения? J Gerontol A Biol Sci Med Sci.2010; 65: 963-75.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Нгуен HP, Катта Р. Сахарный провал: гликозилирование и роль диеты в старении кожи. Skin Therapy Lett . 2015; 20: 1–5.
[Nguyen HP, Katta R. Sugar Sag: Glycation and the Role of Diet in Aging Skin. Skin Therapy Lett. 2015; 20: 1-5.] [PubMed] [Google Scholar] 8. Ахмед Н., Торналли П.Дж. Количественный скрининг белковых биомаркеров раннего гликирования, продвинутого гликирования, окисления и нитрозирования в клеточных и внеклеточных белках с помощью тандемной масс-спектрометрии с мониторингом множественных реакций. Biochem Soc Trans . 2003; 31: 1417–22. DOI: 10.1042 / bst0311417.
[Ахмед Н., Торналли П.Дж. Количественный скрининг белковых биомаркеров раннего гликирования, продвинутого гликирования, окисления и нитрозирования в клеточных и внеклеточных белках с помощью тандемной масс-спектрометрии с мониторингом множественных реакций. Biochem Soc Trans. 2003; 31: 1417-22.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Суджи Г., Сиваками С. Глюкоза, гликирование и старение. Биогеронтология . 2004; 5: 365–73. DOI: 10.1007 / s10522-004-3189-0.
[Суджи Г., Сиваками С. Глюкоза, гликирование и старение. Биогеронтология. 2004; 5: 365-73.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Браунли М. Продвинутое гликозилирование белков при диабете и старении. Анну Рев Мед . 1995; 46: 223–34.
[Brownlee M. Расширенное гликозилирование белков при диабете и старении. Annu Rev Med. 1995; 46: 223-34.] [PubMed] [Google Scholar] 11. Baynes JW. Роль оксидантного стресса в развитии осложнений диабета. Диабет . 1991; 40: 405–12. DOI: 10.2337 / диабет. 40.4.405.
[Baynes JW. Роль оксидантного стресса в развитии осложнений диабета. Сахарный диабет. 1991; 40: 405-12.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Ян С.Д., Ян С.Ф., Чен Х, Фу Дж., Чен М., Куппусами П. и др. Неферментативно гликированный тау при болезни Альцгеймера вызывает окислительный стресс нейронов, приводящий к экспрессии генов цитокинов и высвобождению амилоидного бета-пептида. Нат Мед . 1995; 1: 693–9.
[Ян С.Д., Ян С.Ф., Чен Х, Фу Дж., Чен М., Куппусами П. и др.Неферментативно гликированный тау при болезни Альцгеймера вызывает окислительный стресс нейронов, приводящий к экспрессии генов цитокинов и высвобождению амилоидного бета-пептида. Nat Med. 1995; 1: 693-9.] [PubMed] [Google Scholar] 13. Джакко Ф, Браунли М. Окислительный стресс и диабетические осложнения. Circ Res . 2010; 107: 1058–70. DOI: 10.1161 / circresaha.110.223545.
[Джакко Ф, Браунли М. Окислительный стресс и диабетические осложнения. Circ Res. 2010; 107: 1058-70.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14.Peng X, Ma J, Chen F, Wang M. Природные ингибиторы против образования конечных продуктов гликирования. Продовольственная функция . 2011; 2: 289–301. DOI: 10.1039 / c1fo10034c.
[Peng X, Ma J, Chen F, Wang M. Природные ингибиторы против образования конечных продуктов гликирования. Food Funct. 2011; 2: 289-301.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Садовска-Бартош И., Бартош Г. Влияние ингибиторов гликирования на старение и возрастные заболевания. Механическое старение .2016; 160: 1–18. DOI: 10.1016 / j.mad.2016.09.006.
[Sadowska-Bartosz I, Bartosz G. Влияние ингибиторов гликирования на старение и возрастные заболевания. Mech Aging Dev. 2016; 160: 1-18.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Ким Дж. У., Но Дж. К., Икено Ю., Ю. Б. П., Чой Дж. С., Йокодзава Т. и др. Возрастные изменения окислительно-восстановительного статуса сыворотки крови крыс. Arch Gerontol Geriatr . 2002; 34: 9–17. DOI: 10.1016 / s0167-4943 (01) 00178-9.
[Kim JW, No JK, Ikeno Y, Yu BP, Choi JS, Yokozawa T., et al. Возрастные изменения окислительно-восстановительного статуса сыворотки крови крыс.Arch Gerontol Geriatr. 2002; 34: 9-17.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Radak Z, Chung HY, Naito H, Takahashi R, Jung KJ, Kim HJ и др. Возрастное увеличение окислительного стресса и активация ядерного фактора kappaB в печени крыс ослабляются регулярными упражнениями. FASEB J . 2004; 18: 749–50.
[Radak Z, Chung HY, Naito H, Takahashi R, Jung KJ, Kim HJ, et al. Возрастное увеличение окислительного стресса и активация ядерного фактора kappaB в печени крыс ослабляются регулярными упражнениями.FASEB J. 2004; 18: 749-50.] [PubMed] [Google Scholar] 18. Асгар М., Джордж Л., Лохандвала М.Ф. Физические упражнения уменьшают окислительный стресс и воспаление, а также восстанавливают функцию почечных рецепторов дофамина D1 у старых крыс. Am J Physiol Renal Physiol . 2007; 293: F914–9. DOI: 10.1152 / ajprenal.00272.2007.
[Асгар М., Джордж Л., Локхандвала М.Ф. Физические упражнения уменьшают окислительный стресс и воспаление, а также восстанавливают функцию почечных рецепторов дофамина D1 у старых крыс. Am J Physiol Renal Physiol. 2007; 293: F914-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Наварро А., Гомес С., Лопес-Сеперо Дж. М., Боверис А. Благоприятные эффекты умеренных физических упражнений на старение мышей: выживаемость, поведение, окислительный стресс и перенос электронов в митохондриях. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol . 2004; 286: R505–11. DOI: 10.1152 / ajpregu.00208.2003.
[Наварро А., Гомес С., Лопес-Сеперо Дж. М., Боверис А. Благоприятное влияние умеренных физических упражнений на старение мышей: выживаемость, поведение, окислительный стресс и перенос электронов в митохондриях.Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2004; 286: R505-11.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Гомес-Кабрера М.С., Доменек Э. , Вина Дж. Умеренные упражнения — это антиоксидант: активация антиоксидантных генов тренировкой. Свободный Радик Биол Мед . 2008; 44: 126–31. DOI: 10.1016 / j.freeradbiomed.2007.02.001.
[Гомес-Кабрера М.К., Доменек Э., Вина Дж. Умеренные упражнения — антиоксидант: активация антиоксидантных генов тренировкой. Free Radic Biol Med. 2008; 44: 126-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21.Бур П., Селек П., Бехуляк М., Гранчич П., Кебис А., Кукан М. и др. Регулярные умеренные упражнения снижают повышенное гликирование и улучшают раннюю диабетическую нефропатию у тучных крыс Zucker. Метаболизм . 2009; 58: 1669–77. DOI: 10.1016 / j.metabol.2009.05.025.
[Boor P, Celec P, Behuliak M, Grancic P, Kebis A, Kukan M, et al. Регулярные умеренные упражнения снижают повышенное гликирование и улучшают раннюю диабетическую нефропатию у тучных крыс Zucker. Обмен веществ. 2009; 58: 1669-77.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22.Бул Н.Г., Хаддад Э., Кенни Г.П., Уэллс Г. А., Сигал Р.Дж. Влияние физических упражнений на гликемический контроль и массу тела при сахарном диабете 2 типа: метаанализ контролируемых клинических испытаний. ЯМА . 2001; 286: 1218–27.
[Буль Н.Г., Хаддад Э., Кенни Г.П., Уэллс Г.А., Сигал Р.Дж. Влияние физических упражнений на гликемический контроль и массу тела при сахарном диабете 2 типа: метаанализ контролируемых клинических испытаний. ДЖАМА. 2001; 286: 1218-27.] [PubMed] [Google Scholar] 23. Oudes AJ, Herr CM, Olsen Y, Fleming JE.Возрастное накопление конечных продуктов гликирования у взрослых особей Drosophila melanogaster. Механическое старение . 1998. 100: 221–229. DOI: 10.1016 / s0047-6374 (97) 00146-2.
[Oudes AJ, Herr CM, Olsen Y, Fleming JE. Возрастное накопление конечных продуктов гликирования у взрослых особей Drosophila melanogaster. Mech Aging Dev. 1998; 100: 221-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Schlotterer A, Kukudov G, Bozorgmehr F, Hutter H, Du X, Oikonomou D, et al. C. elegans как модель для исследования сокращения продолжительности жизни, опосредованного высоким содержанием глюкозы. Диабет . 2009. 58: 2450–6. DOI: 10.2337 / db09-0567.
[Schlotterer A, Kukudov G, Bozorgmehr F, Hutter H, Du X, Oikonomou D, et al. C. elegans как модель для исследования сокращения продолжительности жизни, опосредованного высоким содержанием глюкозы. Сахарный диабет. 2009; 58: 2450-6.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Отт С., Якобс К., Хаук Э., Наваррете Сантос А., Грюн Т., Симм А. Роль конечных продуктов гликирования в передаче сигналов в клетках. Редокс Биол . 2014; 2: 411–29. DOI: 10.1016 / j.редокс.2013.12.016.
[Отт С., Якобс К., Хаук Э., Наваррете Сантос А., Грун Т., Симм А. Роль конечных продуктов продвинутого гликирования в передаче сигналов в клетках. Редокс Биол. 2014; 2: 411-29.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Schalkwijk CG, Miyata T. Раннее и продвинутое неферментативное гликирование при диабетических сосудистых осложнениях: поиск терапии. Аминокислоты . 2012; 42: 1193–204. DOI: 10.1007 / s00726-010-0779-9.
[Schalkwijk CG, Miyata T. Раннее и продвинутое неферментативное гликирование при диабетических сосудистых осложнениях: поиск терапевтических средств.Аминокислоты. 2012; 42: 1193-204.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Далал М., Сан К., Каппола А.Р., Ферруччи Л., Красто С., Фрид Л.П. и др. Связь сывороточного фактора роста фибробластов 23 с сердечно-сосудистыми заболеваниями у пожилых женщин, проживающих в сообществе. Eur J Endocrinol . 2011; 165: 797–803. DOI: 10.1530 / eje-11-0577.
[Dalal M, Sun K, Cappola AR, Ferrucci L, Crasto C, Fried LP, et al. Связь сывороточного фактора роста фибробластов 23 с сердечно-сосудистыми заболеваниями у пожилых женщин, проживающих в сообществе.Eur J Endocrinol. 2011; 165: 797-803.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Пейджон Х., Цукки Х., Руссе Ф., Монье В.М., Асселинеу Д. Старение кожи путем гликирования: уроки реконструированной модели кожи. Clin Chem Lab Med . 2014; 52: 169–74. DOI: 10.1515 / cclm-2013-0091.
[Пейджон Х., Зукки Х., Руссе Ф., Монье В.М., Асселинеу Д. Старение кожи за счет гликирования: уроки реконструированной модели кожи. Clin Chem Lab Med. 2014; 52: 169-74.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29.Ульрих П., Керами А. Гликирование белков, диабет и старение. Недавнее исследование Prog Horm Res . 2001; 56: 1–21. DOI: 10.1210 / rp.56.1.1.
[Ульрих П., Керами А. Гликирование белков, диабет и старение. Недавние Prog Horm Res. 2001; 56: 1-21.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Яо Д., Тагучи Т., Мацумура Т., Пестелл Р., Эдельштейн Д., Джардино И. и др. Высокий уровень глюкозы увеличивает транскрипцию ангиопоэтина-2 в эндотелиальных клетках микрососудов за счет модификации mSin3A метилглиоксалем. Дж. Биол. Хим. .2007. 282: 31038–45. DOI: 10.1074 / jbc.m704703200.
[Яо Д., Тагучи Т., Мацумура Т., Пестелл Р., Эдельштейн Д., Джардино И. и др. Высокий уровень глюкозы увеличивает транскрипцию ангиопоэтина-2 в эндотелиальных клетках микрососудов за счет модификации mSin3A метилглиоксалем. J Biol Chem. 2007; 282: 31038-45.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Wu L, Juurlink BH. Повышенный метилглиоксаль и окислительный стресс в гладкомышечных клетках сосудов крыс с гипертонией. Гипертония . 2002; 39: 809–14. DOI: 10.1161 / hy0302.105207.
[Wu L, Juurlink BH. Повышенный метилглиоксаль и окислительный стресс в гладкомышечных клетках сосудов крыс с гипертонией. Гипертония. 2002; 39: 809-14.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Бакала Х., Ладус Р., Бараибар М.А., Фриге Б. Дифференциальная экспрессия и гликативное повреждение влияют на специфические митохондриальные белки при старении в печени крысы. Biochim Biophys Acta . 2013; 1832: 2057–67. DOI: 10.1016 / j.bbadis.2013.07.015.
[Бакала Х, Ладус Р., Бараибар Массачусетс, Фриге Б.Дифференциальная экспрессия и гликативное повреждение влияют на специфические митохондриальные белки при старении в печени крыс. Biochim Biophys Acta. 2013; 1832: 2057-67.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Риг С., Грюн Т. Окисление белков при старении: играет ли оно роль в прогрессировании старения? Антиоксидный окислительно-восстановительный сигнал . 2015; 23: 239–55. DOI: 10.1089 / ars.2014.6062.
[Риг С., Грюн Т. Окисление белков при старении: играет ли оно роль в прогрессировании старения? Антиоксидный окислительно-восстановительный сигнал. 2015; 23: 239-55.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34.Boulanger E, Wautier MP, Wautier JL, Boval B, Panis Y, Wernert N, et al. AGE связываются с мезотелиальными клетками посредством RAGE и стимулируют экспрессию VCAM-1. Почки Инт . 2002; 61: 148–56. DOI: 10.1046 / j.1523-1755.2002.00115.x.
[Boulanger E, Wautier MP, Wautier JL, Boval B, Panis Y, Wernert N, et al. AGE связываются с мезотелиальными клетками посредством RAGE и стимулируют экспрессию VCAM-1. Kidney Int. 2002; 61: 148-56.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Roca F, Grossin N, Chassagne P, Puisieux F, Boulanger E.Гликация: ангиогенный парадокс при старении и возрастных расстройствах и заболеваниях. Aging Res Rev. . 2014; 15: 146–60. DOI: 10.1016 / j.arr.2014.03.009.
[Roca F, Grossin N, Chassagne P, Puisieux F, Boulanger E. Гликация: ангиогенный парадокс при старении и возрастных расстройствах и заболеваниях. Aging Res Rev.2014; 15: 146-60.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Omsland TK, Bangstad HJ, Berg TJ, Kolset SO. Конечные продукты гликозилирования и гипергликемия. Тидсскр Нор Лаэгефорен .2006; 126: 155–8.
[Omsland TK, Bangstad HJ, Berg TJ, Kolset SO. Конечные продукты продвинутого гликирования и гипергликемия. Tidsskr Nor Laegeforen. 2006; 126: 155-8.] [PubMed] [Google Scholar] 37. Grossin N, Auger F, Niquet-Leridon C, Durieux N, Montaigne D, Schmidt AM и др. Пищевой белок, обогащенный ХМЛ, вызывает функциональное старение артерий у мышей RAGE-зависимым образом. Мол Нутр Пищевой Рес . 2015; 59: 927–38. DOI: 10.1002 / mnfr.201400643.
[Grossin N, Auger F., Niquet-Leridon C., Durieux N, Montaigne D, Schmidt AM, et al.Пищевой белок, обогащенный ХМЛ, вызывает функциональное старение артерий у мышей RAGE-зависимым образом. Mol Nutr Food Res. 2015; 59: 927-38.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Stopper H, Schinzel R, Sebekova K, Heidland A. Генотоксичность конечных продуктов продвинутого гликирования в клетках млекопитающих. Cancer Lett . 2003; 190: 151–156. DOI: 10.1016 / s0304-3835 (02) 00626-2.
[Stopper H, Schinzel R, Sebekova K, Heidland A. Генотоксичность конечных продуктов продвинутого гликирования в клетках млекопитающих. Cancer Lett.2003; 190: 151-6.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Пеппа М., Брем Х., Эрлих П., Чжан Дж. Г., Цай В., Ли Зи и др. Неблагоприятные эффекты пищевых гликотоксинов на заживление ран у мышей с генетическим диабетом. Диабет . 2003. 52: 2805–13. DOI: 10.2337 / диабет.52.11.2805.
[Peppa M, Brem H, Ehrlich P, Zhang JG, Cai W., Li Z, et al. Неблагоприятные эффекты пищевых гликотоксинов на заживление ран у мышей с генетическим диабетом. Сахарный диабет. 2003; 52: 2805-13.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40.Урибарри Дж., Пеппа М. , Цай В., Голдберг Т., Лу М., Хе С. и др. Ограничение пищевых гликотоксинов снижает чрезмерное количество конечных продуктов гликирования у пациентов с почечной недостаточностью. Дж. Ам Соц Нефрол . 2003. 14: 728–31. DOI: 10.1097 / 01.asn.0000051593.41395.b9.
[Урибарри Дж., Пеппа М., Цай В., Голдберг Т., Лу М., Хе С. и др. Ограничение пищевых гликотоксинов снижает чрезмерное количество конечных продуктов гликирования у пациентов с почечной недостаточностью. J Am Soc Nephrol. 2003; 14: 728-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41.Huebschmann AG, Regensteiner JG, Vlassara H, Reusch JE. Конечные продукты диабета и продвинутого гликоксидации. Уход за диабетом . 2006; 29: 1420–32. DOI: 10.2337 / dc05-2096.
[Huebschmann AG, Regensteiner JG, Vlassara H, Reusch JE. Конечные продукты диабета и продвинутого гликоксидации. Уход за диабетом. 2006; 29: 1420-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Ким Дж., Ким К. С., Мун МК, Ким Дж. С.. Эпикатехин разрушает предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин и обращает вспять накопление в сетчатке конечных продуктов гликирования. Eur J Pharmacol . 2015; 748: 108–14. DOI: 10.1016 / j.ejphar.2014.12.010.
[Ким Дж., Ким С.С., Мун М.К., Ким Дж. С.. Эпикатехин разрушает предварительно сформированный гликированный сывороточный альбумин и обращает вспять накопление в сетчатке конечных продуктов гликирования. Eur J Pharmacol. 2015; 748: 108-14.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Браунли М., Влассара Х., Куни А., Ульрих П., Керами А. Аминогуанидин предотвращает индуцированное диабетом перекрестное связывание белков артериальной стенки. Наука . 1986; 232: 1629–32. DOI: 10.1126 / science.3487117.
[Браунли М., Влассара Н., Куни А., Ульрих П., Керами А. Аминогуанидин предотвращает индуцированное диабетом перекрестное связывание белков стенок артерий. Наука. 1986; 232: 1629-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Ло Т.В., Селвуд Т., Торнали П.Дж. Реакция метилглиоксаля с аминогуанидином в физиологических условиях и предотвращение связывания метилглиоксаля с белками плазмы. Биохим Фармакол . 1994; 48: 1865–70. DOI: 10.1016 / 0006-2952 (94)

-3.
[Lo TW, Selwood T., Thornalley PJ.Реакция метилглиоксаля с аминогуанидином в физиологических условиях и предотвращение связывания метилглиоксаля с белками плазмы. Biochem Pharmacol. 1994; 48: 1865-70.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Торнали П.Дж., Юрек-Георгий А, Аргиров О.К. Кинетика и механизм реакции аминогуанидина с альфа-оксоальдегидами глиоксалем, метилглиоксалем и 3-дезоксиглюкозоном в физиологических условиях. Биохим Фармакол . 2000. 60: 55–65.
[Thornalley PJ, Юрек-Георгий А, Аргиров О.К.Кинетика и механизм реакции аминогуанидина с альфа-оксоальдегидами глиоксалем, метилглиоксалем и 3-дезоксиглюкозоном в физиологических условиях. Biochem Pharmacol. 2000; 60: 55-65.] [PubMed] [Google Scholar] 46. Thornalley PJ. Использование аминогуанидина (пимагедина) для предотвращения образования конечных продуктов гликирования. Арч Биохим Биофиз . 2003; 419: 31–40. DOI: 10.1016 / j.abb.2003.08. 013.
[Thornalley PJ. Использование аминогуанидина (пимагедина) для предотвращения образования конечных продуктов гликирования.Arch Biochem Biophys. 2003; 419: 31-40.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Суджи Г., Сиваками С. Повреждение ДНК производством свободных радикалов аминогуанидином. Энн Н. Ю. Акад. Наук . 2006; 1067: 191–9. DOI: 10.1196 / annals.1354.023.
[Суджи Г., Сиваками С. Повреждение ДНК в результате продукции свободных радикалов аминогуанидином. Ann N Y Acad Sci. 2006; 1067: 191-9.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Тилтон Р.Г., Чанг К., Хасан К.С., Смит С.Р., Петраш Дж.М., Миско Т.П. и др. Профилактика диабетической сосудистой дисфункции с помощью гуанидинов.Ингибирование синтазы оксида азота по сравнению с образованием конечного продукта гликирования. Диабет . 1993; 42: 221–32. DOI: 10.2337 / diab.42.2.221.
[Tilton RG, Chang K, Hasan KS, Smith SR, Petrash JM, Misko TP, et al. Профилактика диабетической сосудистой дисфункции с помощью гуанидинов. Ингибирование синтазы оксида азота по сравнению с образованием конечного продукта гликирования. Сахарный диабет. 1993; 42: 221-32.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Тургут Ф., Болтон В.К. Новые потенциальные терапевтические средства при диабетической болезни почек. Am J Kidney Dis . 2010; 55: 928–40. DOI: 10.1053 / j.ajkd.2009.11.021.
[Тургут Ф, Болтон В.К. Новые потенциальные терапевтические средства при диабетической болезни почек. Am J Kidney Dis. 2010; 55: 928-40.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Wolffenbuttel BH, Boulanger CM, Crijns FR, Huijberts MS, Poitevin P, Swennen GN, et al. Разрушители конечных продуктов гликирования восстанавливают свойства крупных артерий при экспериментальном диабете. Proc Natl Acad Sci U S A . 1998. 95: 4630–4. DOI: 10.1073 / пнас.95.8.4630.
[Wolffenbuttel BH, Boulanger CM, Crijns FR, Huijberts MS, Poitevin P, Swennen GN, et al. Разрушители конечных продуктов гликирования восстанавливают свойства крупных артерий при экспериментальном диабете. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1998; 95: 4630-4.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Сугияма С., Мията Т., Уэда Й., Танака Х., Маеда К., Кавашима С. и др. Уровни пентозидина в плазме у пациентов с диабетом: конечный продукт продвинутого гликирования. Дж. Ам Соц Нефрол .1998. 9: 1681–8.
[Sugiyama S, Miyata T., Ueda Y, Tanaka H, ​​Maeda K, Kawashima S, et al. Уровни пентозидина в плазме у пациентов с диабетом: конечный продукт продвинутого гликирования. J Am Soc Nephrol. 1998; 9: 1681-8.] [PubMed] [Google Scholar] 52. Ли Х.С., Юнг Ш., Юн Б.С., Ли К.В. Выделение хебуловой кислоты из Terminalia chebula Retz. и его антиоксидантное действие на изолированные гепатоциты крысы. Arch Toxicol . 2007; 81: 211–8. DOI: 10.1007 / s00204-006-0139-4.
[Ли ХС, Юнг Ш, Юн Б.С., Ли К.В.Выделение хебуловой кислоты из Terminalia chebula Retz. и его антиоксидантное действие на изолированные гепатоциты крысы. Arch Toxicol. 2007; 81: 211-8.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Lv L, Shao X, Chen H, Ho CT, Sang S. Genistein ингибирует образование конечных продуктов гликирования, улавливая метилглиоксаль. Chem Res Toxicol . 2011; 24: 579–86. DOI: 10.1021 / tx100457h.
[Lv L, Shao X, Chen H, Ho CT, Sang S. Genistein ингибирует образование конечных продуктов гликирования, улавливая метилглиоксаль.Chem Res Toxicol. 2011; 24: 579-86.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Bournival J, Francoeur MA, Renaud J, Martinoli MG. Кверцетин и сезамин защищают нейрональные клетки PC12 от окисления, вызванного высоким содержанием глюкозы, нитрозативного стресса и апоптоза. Омоложение . 2012; 15: 322–33. DOI: 10.1089 / rej.2011.1242.
[Bournival J, Francoeur MA, Renaud J, Martinoli MG. Кверцетин и сезамин защищают нейрональные клетки PC12 от окисления, вызванного высоким содержанием глюкозы, нитрозативного стресса и апоптоза.Rejuvenation Res. 2012; 15: 322-33.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Садовска-Бартош И., Галиняк С., Бартош Г. Кинетика гликоксидации бычьего сывороточного альбумина метилглиоксалем и глиоксалем и его предотвращение различными соединениями. Молекулы . 2014; 19: 4880–96. DOI: 10,3390 / молекулы1
80.
[Sadowska-Bartosz I, Galiniak S, Bartosz G. Кинетика гликоксидации бычьего сывороточного альбумина метилглиоксалем и глиоксалем и его предотвращение различными соединениями. Молекулы. 2014; 19: 4880-96.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Xie Y, Chen X. Структуры, необходимые полифенолам для ингибирования образования конечных продуктов гликирования. Curr Drug Metab . 2013; 14: 414–31. DOI: 10,2174 / 13811314040005.
[Xie Y, Chen X. Структуры, необходимые полифенолам для ингибирования образования конечных продуктов гликирования. Curr Drug Metab. 2013; 14: 414-31.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Баба С., Осакабе Н., Нацумэ М., Муто Ю., Такидзава Т., Терао Дж. Сравнение in vivo биодоступности (+) — катехина, (-) — эпикатехина и их смеси у перорально вводимых крыс. J Nutr . 2001; 131: 2885–91.
[Баба С., Осакабе Н., Нацуме М., Муто Й., Такидзава Т., Терао Дж. Сравнение in vivo биодоступности (+) — катехина, (-) — эпикатехина и их смеси у перорально вводимых крыс. J Nutr. 2001; 131: 2885-91.] [PubMed] [Google Scholar] 58. Ван Л., Тиан В., Увайс З., Ли Дж., Ли Х, Гуан Р. и др. Прерыватель AGE ALT-711 плюс инсулин может восстанавливать эректильную функцию у крыс с диабетом 1 типа, вызванным стрептозоцином. Дж. Секс Мед . 2014; 11: 1452–62. DOI: 10.1111 / jsm.12533.
[Wang L, Tian W., Uwais Z, Li G, Li H, Guan R, et al. Прерыватель AGE ALT-711 плюс инсулин может восстанавливать эректильную функцию у крыс с диабетом 1 типа, вызванным стрептозоцином. J Sex Med. 2014; 11: 1452-62.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59. Пантелеева И.Г., Рогозкин В.А. Влияние физической нагрузки на гликирование сывороточных белков у крыс с индуцированным диабетом. Росс Физиол Ж Им И М Сеченова . 2001; 87: 1202–7.
[Пантелеева И.Г., Рогозкин В.А. Влияние физической нагрузки на гликирование сывороточных белков у крыс с индуцированным диабетом.Росс Физиол Ж Им И М Сеченова. 2001; 87: 1202-7.] [PubMed] [Google Scholar] 60. Гу Q, Ван Б., Чжан XF, Ма Ю.П., Лю Дж.Д., Ван XZ. Вклад рецептора для конечных продуктов гликирования в защитные эффекты сосудистой сети при тренировках у старых крыс. Eur J Pharmacol . 2014; 741: 186–94. DOI: 10.1016 / j.ejphar.2014.08.017.
[Гу Q, Ван Б., Чжан XF, Ма Ю. П., Лю Дж. Д., Ван XZ. Вклад рецептора для конечных продуктов гликирования в защитные эффекты сосудистой сети при тренировках у старых крыс.Eur J Pharmacol. 2014; 741: 186-94.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Райт KJ, Томас MM, Betik AC, Belke D, Hepple RT. Физические упражнения, начатые в позднем среднем возрасте, ослабляют сердечный фиброз и накопление конечного продукта гликирования у стареющих крыс. Опыт Геронтол . 2014; 50: 9–18. DOI: 10.1016 / j.exger.2013.11.006.
[Райт К.Дж., Томас М.М., Бетик А.С., Белке Д., Хеппл RT. Физические упражнения, начатые в позднем среднем возрасте, ослабляют сердечный фиброз и накопление конечного продукта гликирования у стареющих крыс.Exp Gerontol. 2014; 50: 9-18.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Куппе С., Свенссон Р. Б., Гроссет Дж. Ф., Кованен В., Нильсен Р. Х., Олсен М. Р. и др. Длительный бег на выносливость связан со снижением гликирования и механической нагрузки в соединительной ткани. Возраст (Дордр) 2014; 36: 9665.
[Couppe C, Svensson RB, Grosset JF, Kovanen V, Nielsen RH, Olsen MR, et al. Длительный бег на выносливость связан со снижением гликирования и механической нагрузки в соединительной ткани. Возраст (Дордр).2014; 36: 9665.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Ким С.С., Пак С., Чун И, Сонг В., Ким Х.Дж., Ким Дж. Упражнения на беговой дорожке снижают окислительный стресс сетчатки у мышей естественного возраста: иммуногистохимическое исследование. Int J Mol Sci . 2015; 16: 21008–20. DOI: 10.3390 / ijms1608.
[Ким С.С., Пак С., Чун И., Сонг В., Ким Х. Дж., Ким Дж. Беговая дорожка снижает окислительный стресс сетчатки у мышей естественного возраста: иммуногистохимическое исследование. Int J Mol Sci. 2015; 16: 21008-20.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64.Пехтер У., Маарус Дж., Месикепп С., Вераксит А., Отс М. Регулярные низкоинтенсивные водные упражнения улучшают кардиореспираторную функциональную способность и снижают протеинурию у пациентов с хронической почечной недостаточностью. Циферблат нефрола . 2003; 18: 624–5. DOI: 10.1093 / ndt / 18.3.624.
[Печтер У., Маарос Дж., Месикепп С., Веракситс А., Отс М. Регулярные водные упражнения низкой интенсивности улучшают функциональную способность сердечно-дыхательной системы и снижают протеинурию у пациентов с хронической почечной недостаточностью. Пересадка нефрола Dial.2003; 18: 624-5.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Мойнуддин I, Leehey DJ. Сравнение аэробных упражнений и тренировок с отягощениями у пациентов с хроническим заболеванием почек и без него. Adv Хроническая почечная дисфункция . 2008; 15: 83–96. DOI: 10.1053 / j.ackd.2007.10.004.
[Moinuddin I, Leehey DJ. Сравнение аэробных упражнений и тренировок с отягощениями у пациентов с хроническим заболеванием почек и без него. Adv Chronic Kidney Dis. 2008; 15: 83-96.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66.Коэльо Б.Л., Роча Л.Г., Скарабелот К.С., Шеффер Д.Л., Ронсани М.М., Сильвейра П.С. и др. Физические нагрузки предотвращают обострение параметров оксидативного стресса при хронической болезни почек. Дж Рен Нутрь . 2010; 20: 169–75. DOI: 10.1053 / j.jrn.2009.10.007.
[Coelho BL, Rocha LG, Scarabelot KS, Scheffer DL, Ronsani MM, Silveira PC, et al. Физические нагрузки предотвращают обострение параметров оксидативного стресса при хронической болезни почек. J Ren Nutr. 2010; 20: 169-75.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67.Тюрк З., Мисур И., Тюрк Н., Бенко Б. Коллаген ткани крысы, модифицированный улучшенным гликированием: корреляция с продолжительностью диабета и гликемическим контролем. Clin Chem Lab Med . 1999; 37: 813–20. DOI: 10.1515 / cclm.1999.122.
[Тюрк З., Мисур И., Тюрк Н., Бенко Б. Коллаген ткани крысы, модифицированный улучшенным гликированием: корреляция с продолжительностью диабета и гликемическим контролем. Clin Chem Lab Med. 1999; 37: 813-20.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Hu S, He W, Liu Z, Xu H, Ma G. Накопление продукта гликоксидации N (эпсилон) -карбоксиметиллизина в сердечных тканях с возрастом, сахарным диабетом и ишемической болезнью сердца. Тохоку Дж. Экспер. Мед. . 2013; 230: 25–32.
[Hu S, He W, Liu Z, Xu H, Ma G. Накопление продукта гликоксидации N (эпсилон) -карбоксиметиллизина в сердечных тканях с возрастом, сахарным диабетом и ишемической болезнью сердца. Tohoku J Exp Med. 2013; 230: 25-32.] [PubMed] [Google Scholar] 69. Альбон Дж., Карватовски В.С., Эйвери Н., Исти Д.Л., Дуанс В.С. Изменения коллагенового матрикса стареющей lamina cribrosa человека. Br J Офтальмол . 1995; 79: 368–75. DOI: 10.1136 / bjo.79.4.368.
[Албон Дж., Карватовски В.С., Эйвери Н., Исти Д.Л., Дуэнс В.С. Изменения коллагенового матрикса стареющей lamina cribrosa человека. Br J Ophthalmol. 1995; 79: 368-75.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Беллмант М.Дж., Портеро М., Памплона Р., Коссо Л., Одетти П., Прат Дж. Доказательства реакции Майяра в коллагене легких крысы и ее взаимосвязи с растворимостью и возрастом. Biochim Biophys Acta . 1995; 1272: 53–60. DOI: 10.1016 / 0925-4439 (95) 00069-g.
[Беллмант М.Дж., Портеро М., Памплона Р., Коссо Л., Одетти П., Прат Дж.Доказательства реакции Майяра в коллагене легких крысы и ее взаимосвязи с растворимостью и возрастом. Biochim Biophys Acta. 1995; 1272: 53-60.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 71. Новотны К., Грюн Т. Деградация окисленного и гликоксидированного коллагена: роль перекрестного связывания коллагена. Арч Биохим Биофиз . 2014; 542: 56–64. DOI: 10.1016 / j.abb.2013.12.007.
[Новотны К., Грюн Т. Деградация окисленного и гликоксидированного коллагена: роль перекрестного связывания коллагена. Arch Biochem Biophys.2014; 542: 56-64.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 72. van Deemter M, Ponsioen TL, Bank RA, Snabel JM, van der Worp RJ, Hooymans JM, et al. Пентозидин накапливается в стареющем стекловидном теле: гендерный эффект. Exp Eye Res . 2009; 88: 1043–50. DOI: 10.1016 / j.exer.2009.01.004.
[van Deemter M, Ponsioen TL, Bank RA, Snabel JM, van der Worp RJ, Hooymans JM, et al. Пентозидин накапливается в стареющем стекловидном теле: гендерный эффект. Exp Eye Res. 2009; 88: 1043-50.] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73.Мацумин М., Шибата Н., Иситани К., Кобаяши М., Охта Х. Накопление пентозидина в человеческих ооцитах и ​​их корреляция с возрастным апоптозом. Acta Histochem Cytochem . 2008. 41: 97–104. DOI: 10.1267 / ahc.08014.
[Мацумин М., Сибата Н., Иситани К., Кобаяши М., Охта Х. Накопление пентозидина в человеческих ооцитах и ​​их корреляция с возрастным апоптозом. Acta Histochem Cytochem. 2008; 41: 97-104.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Sivan SS, Tsitron E, Wachtel E, Roughley P, Sakkee N, van der Ham F и др.Возрастное накопление пентозидина в аггрекане и коллагене нормальных и дегенерированных межпозвонковых дисков человека. Biochem J . 2006. 399: 29–35. DOI: 10,1042 / bj20060579.
[Sivan SS, Tsitron E, Wachtel E, Roughley P, Sakkee N, van der Ham F, et al. Возрастное накопление пентозидина в аггрекане и коллагене нормальных и дегенерированных межпозвонковых дисков человека. Биохим Дж. 2006; 399: 29-35.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75. Verzijl N, DeGroot J, Oldehinkel E, Bank RA, Thorpe SR, Baynes JW и др.Возрастное накопление продуктов реакции Майяра в коллагене суставного хряща человека. Biochem J . 2000; 350, Пт 2: 381–7. DOI: 10.1042 / 0264-6021: 3500381.
[Verzijl N, DeGroot J, Oldehinkel E, Bank RA, Thorpe SR, Baynes JW, et al. Возрастное накопление продуктов реакции Майяра в коллагене суставного хряща человека. Biochem J. 2000; 350 Pt 2: 381-7.] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Гликация и гликоксидирование белка при диабете: глюкоза в ее

Гликация и гликоксидирование белка при диабете: глюкоза в ее

Биохимия Майк Купер

Доктор.Стивен Вик 16 ноября 2001 г.

Мини-обзор — гликация и перекрестное связывание белков

Гликация — это неферментативное добавление или встраивание молекул сахара в белки, ДНК и липиды, которое происходит в биологической среде. Эта реакция вызывает повреждение белков или других молекул и считается важным фактором многих болезней старения (1).

Введение

С начала 1900-х годов ученым было известно, что нагревание белков в присутствии сахаров приводит к образованию новых поперечно-сшитых химических связей (2).Эта реакция — процесс, в результате которого тосты и многие запеченные или приготовленные продукты становятся коричневыми. Майяр, а позже Амадори описали образование комплексов между сахарами и аминокислотами белков, которые, как считалось, вызывают ожесточение и обесцвечивание пищи в процессе приготовления и после длительного хранения (3). Белки, сшитые с сахарами, считаются причинными факторами многих возрастных и диабетических расстройств.

Гликация — процесс и эффекты

Долгое время считалось, что глюкоза, сахар, наиболее часто содержащийся в организме, является биологически инертной.Глюкоза способна реагировать с белками, которые также могут реагировать с ДНК и липидами. Эти химические реакции, называемые гликированием, не связаны с ферментативными процессами.

Термин «гликирование» означает неферментативное гликозилирование белков, нуклеотидов и липидов производными сахаридов. Считается, что он способствует развитию хронических сосудистых осложнений диабета, недиабетической нефропатии, сосудистых заболеваний, болезни Альцгеймера и старения.

Гликирование белков приводит к ковалентному сшиванию и аномальной структурной стабилизации белков внеклеточного матрикса.Эти вредные последствия образования поперечных сшивок у людей были предложены Браунли как результат исследований, направленных на диабет (4). Перекрестные связи в настоящее время считаются вероятными причинными факторами в развитии многих возрастных и диабетических заболеваний, особенно связанных с сердечно-сосудистой и почечной системами, вызывая биохимические и структурные изменения белков.

Недавние исследования привели к гипотезе о том, что формирование этих аминосахарных структур было шагом на новом биохимическом пути, в котором постоянные структуры глюкозы, называемые «конечными продуктами продвинутого гликозилирования» (AGE), формировались на поверхности белков (2 ).Эти AGE были способны в дальнейшем взаимодействовать с соседними белками, образуя постоянные связи между белками. Было обнаружено, что сшивка AGE уникальна в биологии и широко используется в моделях диабета и старения на животных. На рисунке 1 показан путь AGE, ведущий к образованию патологических AGE.

Амадори

перегруппировка

+ RNH 2



Глюкоза, основа Шиффа, фруктозамин

-RNH 2

Рисунок 1.Путь ВОЗРАСТА

Гликация — это неизбежный процесс метаболизма. При определенных физиологических состояниях происходит одно или несколько из следующих изменений связанных с гликированием процессов: скорость гликирования увеличивается, почечный клиренс AGE снижается и / или увеличивается экспрессия рецепторов AGE. Это может привести к связанному с AGE утолщению базальной мембраны, AGE-опосредованной активации клеток и амилоидозу. Фруктозамины являются индикаторами среднесрочного гликемического контроля, а AGE — индикаторами среднесрочного и долгосрочного гликемического контроля при сахарном диабете.Некоторые AGE являются маркерами риска, а другие — факторами риска заболевания (4).

AGE Pathway представляет собой один из нескольких патологических процессов, которые, как считается, ответственны за старение.

На рис. 2 показан химический процесс, участвующий в превращении глюкозы и аминокислоты в AGE.

Рисунок 2.Химия образования AGE (из ссылки 5)

Глюкоза в своей альдегидной форме реагирует с аминогруппами белка с образованием основания Шиффа, которое перестраивается в стабильный кетоаминовый аддукт (6). Этот процесс неферментативного гликирования белка происходит в организме естественным образом. Гликация не только влияет на структуру и функцию белка, но также запускает серию реакций Майяра или потемнения, которые в конечном итоге приводят к сшиванию и денатурации белков.Все белки в организме подвержены этим реакциям, но долгоживущие белки, такие как коллаген, который составляет более 30 процентов белков организма, с возрастом накапливают химические повреждения. Повышенная скорость гликирования коллагена во время гипергликемии связана с развитием осложнений диабета, таких как слепота, почечные и сосудистые заболевания.

Гликирование белков связано с диабетом (7). Глюкоза и другие сахариды являются важными гликирующими агентами, но наиболее реактивными гликирующими агентами являются -оксоальдегиды, глиоксаль, метилглиоксаль и 3-дезоксиглюкозон.Эффективность перекрестного сшивания варьируется среди сахаров, при этом порядок ранжирования глюкоза <фруктоза <рибоза, а фосфорилированные сахара более эффективны, чем их нефосфорилированные аналоги (8). Образуются аддукты раннего гликирования (основание Шиффа, фруктозамин) и аддукты продвинутого гликирования (AGE) (рис. 1). Сшитые белки, по-видимому, участвуют как в диабете, так и в старении.

Этот тип реакции в организме протекает несколько медленнее. Комплекс сахар-белок способен инициировать цепную реакцию, которая через несколько дней заканчивается образованием обратимых промежуточных веществ.Эти вещества обезвоживаются, конденсируются и реорганизуются через несколько недель и становятся необратимыми компонентами AGE.

AGE вызывают необратимые перекрестные связи между молекулами и, таким образом, изменяют их химические и биологические свойства. Большинство углеводных продуктов, которые с возрастом накапливаются в тканевых белках и накапливаются с ускоренной скоростью при диабете, являются продуктами реакций как гликирования, так и окисления. Некоторые реакции окисления проявляются в повреждении белков тканей, вызванном глюкозой.Скорректированные на возраст уровни продуктов гликоксидирования в коллагене коррелируют с тяжестью диабетических осложнений (9).

Кроме того, сшивание белков коллагена, например, способствует как жесткости, так и потере эластичности тканей, а также утолщению стенок капилляров, наблюдаемому при диабете и в процессе старения. Эта модификация белка также отвечает за непрозрачность хрусталиков при катаракте, дегенеративном заболевании, которое также часто встречается у диабетиков и пожилых людей.Гликирование ядерных кислот может быть причиной мутаций ДНК и изменять ее способность к репликации и транскрипции. Комбинация AGE и липидов увеличивает скорость окисления и ускоряет развитие сосудистых поражений.

Помимо сшивания долгоживущих молекул, AGE способны связывать вместе быстро возобновляемые молекулы плазмы, будь то альбумин, антитела или холестерин ЛПНП.

Поперечное сшивание белков и захват различных молекул AGE способствует развитию атеросклероза, заболеваний почек, сосудов и неврологических заболеваний как при диабете, так и в процессе старения.Также гликирующие вещества могут быть вовлечены в патогенез болезни Альцгеймера, поскольку накопление этих веществ наблюдается в местах дегенерации нейронов во время этого заболевания (10,11).

Тело имеет защиту от сшитых белков. В иммунной системе есть макрофаги со специальными рецепторами для AGE. Макрофаги поглощают AGE, и в конечном итоге продукты выводятся с мочой (12).

Будущие исследования могут включать идентификацию критических AGE и рецепторов AGE, участвующих в перекрестном связывании белков и активации клеток.Представляется важным охарактеризовать их участие в механизмах заболевания и разработать терапевтические средства для противодействия патогенезу, опосредованному гликированием. Интересно, что карнозин (бета-аланил-L-гистидин), встречающаяся в природе молекула, является поглотителем альдегидов и, по-видимому, защищает от некоторых перекрестных сшивок (13). Кроме того, этанол, потребляемый в небольших количествах, по-видимому, защищает гемаглобин мышей от продуктов AGE (14). Компания (Alteon) разрабатывает фармацевтические соединения, которые мешают процессу сшивки или даже разрушают существующие сшитые белки.Один из таких «разрушителей ВОЗРАСТА», ALT-711, ожидает одобрения FDA для использования человеком (15).

Сводка

В 1912 году Луи Камиль Майяр, химик по пищевым продуктам, открыл эту химическую реакцию глюкозы и других сахаров с белками. С тех пор химики узнали о процессе гликирования, но только недавно биологи признали тот факт, что эти так называемые реакции Майяра могут происходить внутри организма.

Обычно наблюдаются реакции Майяра, так как они вызывают потемнение мяса при приготовлении.Тепло значительно ускоряет реакцию между глюкозой и белками, содержащимися в мясе или хлебе при поджаривании.

Эти образующиеся сшитые белки накапливаются у больных диабетом и пожилых людей. AGE также вовлечены во многие патологические состояния, обычно встречающиеся у этих групп людей.

ССЫЛКИ

  1. Бейли А. Дж., (2001) Mech Aging Dev 122, 735-755
  2. Ульрих П., and Cerami, A., (2001) Recent Progress Horm Res 56 , 1-21
  3. Нагарадж Р. Х., Шипанова И. Н. и Фауст Ф. М. (1996)
    Журнал биологической химии 271 , 19338-19345
  4. Brownlee, M., Cerami, A., and Vlassara, H. (1988) N. Engl. J. Med.
    318 , 1315-1321

5. http://www.alteonpharma.com/age_pathway.htm

  1. Szymanska, U., and Boratynski J., (1999) Postepy Hig Med Dosw 53 ,
  2. 689-703

  3. Монье, В. М., Селл, Д. Р. и др. (1992) Диабет 41 , 36-41
  4. Берман П. А. и Брандт В. Ф. (2000) Южноафриканский научный журнал
    96 , 11-12
  5. Bierhaus, A., Hofmann, M. A., Ziegler, R. и Nawroth, P. P., (1998)
    Cardiovasc Res 37 , 586-600
  1. Markesbery, W.Р., (1997) Free Radic Biol Med 23 , 134-137
  2. Мрак Р. Э., Гриффин С. Т. и Грэм Д. И. (1997)

J Neuropathol Exp Neurol 56 , 1269-1275
12 Хориучи С., Хигаши Т., Икеда К. и др. (1996) Диабет,
45 (приложение 3) 73-6

  1. Hipkiss, A. R. (1998) Int J Biochem Cell Biol 30 , 863-868

14.Аль-Абед Й, Мицухаши Т. и др. (1999) Proc Natl Acad Sci U S A
96 (5), 2385-90

  1. http://www.alteonpharma.com/overview.htm

Гликация и старение кожи: обзор

Примечание редактора: Гликирование ранее рассматривалось как 1 с точки зрения его влияния на старение кожи, и с тех пор на рынке появились несколько ингредиентов, а также готовые продукты, имеющие отношение к антигликации. 2–5 Настоящая статья, адаптированная из Draelos и Pugliese *, представляет собой обзор химии, участвующей в процессе гликирования, чтобы помочь разработчикам рецептур при разработке решений для местного применения или нутрикосметики для ухода за зрелой кожей.

К счастью, гликирование не происходит в дерме в возрасте до 35 лет, но как только оно начинается, наряду с естественным старением, оно быстро прогрессирует. Эти долгоживущие ткани являются мишенью для конечных продуктов гликирования (AGE), которые прочно связываются с коллагеном и эластином, более активно с эластином, что можно увидеть в верхней части дермы в области эластина. Фактически, в статье Mizutari et al. показал срез биопсии кожи лица 91-летнего мужчины, обнаруживший спутанные массы эластического материала в верхней части дермы. 6 Эластотический материал состоит из аномальных эластиновых волокон и белка и обычно связан с повреждением на солнце. Он не действует как обычный эластин и довольно жесткий.

Многие тонкие процессы, участвующие в гликировании, еще предстоит открыть. Однако известно, что глюкоза и другие простые сахара объединяются с белками в качестве первого шага, и что сахара объединяются с аминокислотами и другими соединениями, чтобы инициировать процесс. Например, фруктозелизин, образованный гликированием аминокислоты лизина, может быть расщеплен окислительно с образованием более мелких реакционноспособных соединений, таких как карбоксиметиллизин (CML) и пентозидин. 7

По мере того, как потребители стареют, у них повышается риск повреждения, вызванного гликированием, и их уровень глюкозы является основным виновником образования AGE и гликирования. Глюкоза в ее обычной форме с замкнутым кольцом, D-глюкопираноза, представляет собой довольно инертную молекулу, которая является важным клеточным топливом. Это единственный сахар, который циркулирует в изобилии, и, хотя он относительно безвреден, как уже отмечалось, он может стать вредным из-за его превращения в ВОЗРАСТ в результате сложного случайного процесса, который происходит у животных и овощей.Это «потемнение» не требует никаких ферментов, а зависит только от температуры и количества реагентов.

Как возраст, глюкоза становится молекулярным клеем, который делает кровеносные сосуды неэластичными и стенозирующими. Он вызывает воспаление, которое, в свою очередь, способствует гипертрофии гладких мышц сосудов и внеклеточного матрикса. Эти события также ответственны за атерогенез или уплотнение артерий, которое у диабетиков различается из-за более быстрого темпа, поскольку имеется большая доступность глюкозы в результате атерогенеза нормативного старения.Чтобы лучше понять процесс гликирования, сначала было бы полезно рассмотреть химический состав сахаров и патофизиологию гликирования.

Сахар химия

Сахара — это углеводы, которые часто соединяются с белками с образованием гликопротеинов или других сложных соединений. Эти важные биохимические вещества производятся определенными ферментами для выполнения определенных функций. Гиалуроновая кислота и хондроитинсульфат являются примерами этих гликопротеинов. Когда сахар реагирует с белком неферментативным образом, он образует вредные для организма AGE.В то время как гликозилирование — это нормальный, генетически контролируемый процесс, требующий ферментов для производства конечных продуктов, гликозилирование — это неферментативный процесс, который не программируется генами и не является физиологическим процессом, приносящим пользу организму.

Столовый сахар или сахароза — это дисахарид, состоящий из двух моносахаридов, глюкозы и фруктозы, связанных вместе гликозидной связью. Эта группа -C-O-C- образуется, когда два сахара соединяются и удаляют молекулу воды. Употребление столового сахара — это то же самое, что и дисахарида, но перед тем, как организм сможет его использовать, он должен быть расщеплен ферментами до простых сахаров, которые затем метаболизируются отдельно. Рисунок 1 показывает структуру простого сахара, глюкозы. Он имеет шесть атомов углерода в прямой цепи, но может спонтанно реагировать с образованием круглой формы, показанной на рис. 2 , которая возникает, когда его помещают в воду. Простые сахара могут быть альдегидными сахарами и называются альдозами или кетозами, в зависимости от расположения карбонильной группы или группы C = O. В молекулах глюкозы группа C = O находится на первом углероде, а фруктоза имеет группу C = O на втором углероде. Глюкоза — это альдоза, а фруктоза — кетоза.

Глюкоза и другие простые сахара также могут быть связаны с аминогруппами с образованием аминосахаров. Например, если группа NH 2 была связана с глюкозой, новое соединение было бы названо глюкозамином. Если бы новое соединение было связано с галактозой, оно было бы названо галактозамином. Еще более сложное соединение, обнаруженное в нервной ткани, — это ацетилгалактозамин.

Более крупными, чем дисахариды, являются олигосахариды, которые образуют группу из менее чем 10 сахаров, связанных вместе глюкозидными связями, и полисахариды, такие как крахмал и целлюлоза, которые включают более 10 простых сахаров, связанных вместе.

Завершают основную номенклатуру сахаров О-глюканы и N-глюканы. Когда глюкозидная связь обнаруживается через молекулу кислорода, она называется О-глюканом, тогда как глюкозидная связь, обнаруживаемая через молекулу азота, называется N-глюканом. Рисунок 3 показывает эту взаимосвязь. Здесь глюкоза обозначена как D-β-глюкоза и D-α-глюкоза, D означает правую или правую сторону на латыни, а β и α относятся к конфигурации определенных гидроксильных групп или других групп в молекуле сахара.Эти обозначения важны, поскольку они сильно влияют на то, как молекула реагирует с другими веществами.

Взаимодействие сахаров: реакция Майяра

Основываясь на основных формах химии сахаров, в данной статье рассматривается их взаимодействие. Существует по крайней мере пять важных шагов для образования AGE, первые два из которых связаны с содержанием сахара и являются спонтанно обратимыми. Остальные реакции являются постоянными и оказывают неблагоприятное патологическое воздействие на организм, хотя было показано, что они частично обратимы с помощью новых химических агентов, которые все еще проходят испытания.

Как известно, приготовленное мясо меняет цвет при нагревании в процессе, известном как поджаривание, которое придает приготовленному мясу вкус и аромат. С химической точки зрения этот процесс представляет собой реакцию Майяра, неферментативное потемнение, которое включает реакцию простых сахаров, то есть карбонильных групп, и аминогрупп, свободных от аминокислот. Эта реакция происходит при более низких температурах и более высоких разбавлениях, чем карамелизация, которая происходит при изготовлении конфет. На рис. 4 показаны этапы реакции Майяра, которые проходят по нескольким направлениям в зависимости от типа реагентов или ингредиентов, температуры и pH.Три основных этапа включают конденсацию, разложение, полимеризацию и потемнение, описанные здесь. Реакция в . На рис. 5 показан процесс с использованием основных реакционных групп. Хотя реакция Майяра до конца не изучена, основные реакции хорошо известны и важны для понимания гликирования.

Первая стадия, конденсация: Реакция Майяра начинается, когда карбонильная группа (HC = O) альдозы и свободная аминогруппа аминокислоты (-NH 2 ), которая обычно представляет собой белок или пептид , объединяются с образованием N-замещенного альдозиламина; Проще говоря, сахар плюс аминокислота.В основном это реакция дегидратации сахара с участием аминов, что означает, что образуется вода, и продукт конденсации быстро теряет воду, поскольку продукт превращается в основание Шиффа. Это основание Шиффа содержит двойную связь углерод-азот с атомом азота, связанным с арильной или алкильной группой (H-C = N-R).

Основание Шиффа образует кольцевую структуру. Эта реконфигурация, называемая перегруппировкой Амадори, образует кетозамин по мере изменения молекулярной структуры вокруг атома кислорода.Если альдоза представляет собой глюкозу и аминокислоту глицин, то продукт Амадори представляет собой 1-амино-1-дезокси-2-фруктозу или монофруктоцеглицин (MFG). Перегруппировка Амадори считается ключевым этапом в образовании основных промежуточных продуктов реакции потемнения.

Вторая стадия, разложение: Затем продукт Amadori разлагается по одному из трех основных путей, в зависимости от условий. Рассмотрим путь деградации Strecker (см. , рис. 6, ). При деградации Штрекера аминокислоты, образованные в связи, подвергаются окислительной деградации карбонильными соединениями, которые возникают в результате разложения кетозаминов.В этой реакции разложения аминокислоты сначала реагируют с основаниями Шиффа, а затем подвергаются декарбоксилированию, катализируемому кислотой. Новое основание Шиффа легко гидролизуется с образованием амина и альдегида.

Разложение по Штрекеру характеризуется образованием CO 2 , и конечным результатом является реакция трансаминирования, которая может быть важной для включения азота в меланоидины. Кроме того, образующиеся альдегиды могут играть важную роль в качестве вспомогательных ароматизаторов и способствовать образованию меланоидина.Продукты деградации Strecker участвуют в появлении запахов, связанных с хранением.

Третий этап, полимеризация и подрумянивание: Этот этап характеризуется образованием коричневых пигментов, а также ароматом и вкусом жареных и поджаренных продуктов. Образование меланоидинов является результатом полимеризации высокореакционных промежуточных продуктов, которые образуются во время продвинутой реакции Майяра. Это может быть неприятный или горький привкус; неприятные запахи, такие как жженый, лук, растворитель, протухший, потный или капустный; или положительные ароматы, такие как солодовый, хрустящий, карамельный, кофейный или жареный.Химия этих соединений не очень хорошо известна, но некоторые реакции включены в ссылки.

Из всех аминокислот лизин дает наибольший цвет в реакции Майяра из-за его ε-аминогруппы; цистеин приводит к наименьшему окрашиванию. Следовательно, продукты, содержащие белки, богатые остатками лизина, такие как молочные белки, могут легко потемнеть. Отношение сахара к аминосоединению также влияет на количество получаемого цвета. Например, модельная система глюкоза-глицин, содержащая 65% воды и хранящаяся при 65 ° C, показывает быстрое усиление цветообразования при уменьшении отношения глюкозы к глицину.В пищевых продуктах попытки предотвратить реакцию должны быть направлены на удаление одного из реагентов: аминосоединений для продуктов, богатых углеводами, или восстанавливающих сахаров для продуктов, богатых белком.

Вода также образуется во время реакции Майяра. Таким образом, как следствие закона действия масс, реакция происходит с меньшей легкостью в пищевых продуктах, содержащих воду. На практике реакция Майяра протекает быстрее всего при промежуточных уровнях содержания воды. Кроме того, низкие значения pH, ≤ 6, способствуют образованию продуктов перегруппировки Амадори, но на практике влияние pH не столь однозначно.Для систем сахар-глицин было установлено, что нисходящий порядок развития окраски при уровнях pH ниже 6 следующий: ксилоза> фруктоза> глюкоза> лактоза> мальтоза; при pH 6 порядок был следующим: ксилоза> глюкоза> фруктоза> лактоза> мальтоза. При потемнении Майяра скорость развития цвета не связана напрямую со структурной стабильностью сахаров.

Вредное действие ВОЗРАСТА

Как уже отмечалось, реакция Майяра начинается с образования основы Шиффа, а затем продолжается с образованием нескольких химических веществ, называемых AGE, которые имеют неблагоприятные эффекты.Например, AGE могут связываться с белками и денатурировать или изменять их, чтобы стать нефункциональными, сшитыми коллагенами, которые вызывают жесткость кожи.

Фактический процесс AGE начинается, когда кольцо D-глюкопиранозы спонтанно открывается в водянистых жидкостях. Альдегид может реагировать с амино (Nh3) группой на большой биологической молекуле, например, присоединять сахар к белку. Врачи и пациенты с диабетом знакомы с одним специфическим конечным продуктом гликирования, называемым гемоглобином A1c, который представляет собой продукт Амадори, образованный глюкозой, соединяющейся с β-цепью нормального гемоглобина.

Белки — не единственные мишени, так как липиды, такие как фосфатидилэтаноламин и фосфатидилсерин, содержат аминогруппы, необходимые для начального связывания сахара. AGE также увеличивают восприимчивость липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) к окислению. Кроме того, глюкоза нацелена на молекулы коллагена с его многочисленными аминогруппами, в любой из которых может начаться образование AGE, хотя AGE может присоединяться более чем к одному коллагену. Молекулы коллагена обычно свободно скользят, позволяя сосудам расширяться и сокращаться, но после прикрепления они становятся иммобилизованными.

AGE также могут нарушать клеточную функцию, связываясь с множеством рецепторов, недавно идентифицированных на различных типах клеток, включая макрофаги, эндотелиальные клетки и гладкие мышцы, а также почечные клетки, а также нейрональные клетки. Эти рецепторы называются конечными продуктами гликирования рецепторов (RAGE). Рецептор RAGE представляет собой толл-подобный рецептор, который является ключевым медиатором в реакции организма, например, на бактерии или вирусы. AGE, гликозилированные белки, липиды или даже нуклеиновые кислоты образуют группу структурированных лигандов, которые могут взаимодействовать с RAGE и инициировать клеточные сигнальные программы, которые включают активацию NF-B, основного воспалительного агента, подозреваемого в старении.В отличие от связывания непосредственно с долгоживущим белком, таким как коллаген или эластин, эти растворимые AGE действуют как лиганды RAGE и стимулируют воспалительный процесс. RAGE могут поддерживать клеточную активацию и преобразовывать кратковременные провоспалительные реакции в долговременную клеточную дисфункцию.

Повреждение гликированных клеток кожи

Два карбонила конечных продукта гликирования, которых в организме достаточно много, известны как метилглиоксил и глиоксил. Напомним, что карбонилы являются побочными продуктами ранней реакции Майяра и реакционноспособными соединениями. Рисунок 7 показывает, как и глиоксаль, и метилглиоксаль могут быть получены из глюкозы без прохождения всей реакции Майяра. Эти реакции протекают с кислородом, поэтому антиоксиданты не помогают их предотвратить. Было обнаружено, что эти два конечных продукта мешают биохимическим веществам и реакциям, одним из которых, в частности, является ДНК. 8, 9 И глиоксаль, и метилглиоксаль повреждают ДНК в интактных клетках; глиоксаль способен продуцировать разрывы цепи ДНК, в то время как метилглиоксаль отвечает за сшивание белков ДНК, что приводит к ядерной конденсации и инактивации некоторых участков ДНК.

Было обнаружено, что гликирование оказывает неблагоприятное воздействие на функцию кератиноцитов; например, сообщалось, что продукты гликирования снижают эффективность связывания коллагена типа I с кератиноцитами, снижая миграционную способность кератиноцитов в эпидермисе. Однако это не влияет на пролиферативную способность кератиноцитов. 10 Это открытие могло быть связано с нарушением заживления ран.

Гликирование также связано с ускоренным старением кератиноцитов.Например, помещение кератиноцитов в культуру ткани с раствором глюкозы в концентрации 100 мМ или глиоксаля с концентрацией 0,1 мМ изменит биологические характеристики клеток за три дня с молодых кератиноцитов на старые кератиноциты позднего пассажа, которые проявляют признаки замедления. , близкий к смерти и неспособный разделиться. Это важно, потому что указывает на то, что неправильная диета с высоким содержанием сахара может заметно ускорить процесс старения. 11 Это лишь некоторые из побочных эффектов гликирования на коже.

Профилактика и лечение

Чтобы предотвратить дальнейшее гликирование в коже, обычно рекомендуется контролировать потребление сахара. Кроме того, для предотвращения гликирования предлагаются некоторые добавки, в том числе аминогуанидин, бенфотиамин, пиридоксамин и карнозин. Аминогуанидин давно используется в качестве ингибитора гликирования, но в последнее время появились сообщения о низкой токсичности, в основном сочетающейся с витамином B-6. 12 Бенфотиамин представляет собой жирорастворимый тиамин или витамин B-1, тогда как пиридоксамин представляет собой форму пиридоксина или витамина B-6, которая не имеет побочных эффектов B-6 и, как было показано, является отличным ингибитором гликирования. 13

Карнозин — дипептид, состоящий из аланина и гистидина, который, как было показано, противодействует свободным радикалам и помогает предотвратить перекисное окисление клеточных мембран. Он может задерживать старение и омолаживать стареющие культивируемые фибробласты человека, что нельзя объяснить его антиоксидантной активностью, улавливанием свободных радикалов и ионов металлов. Хорошо известно, что карнозин реагирует с небольшими карбонильными соединениями, такими как альдегиды и кетоны, и тем самым защищает макромолекулы от их сшивающего действия.Как уже отмечалось, изменения старения связаны с накоплением карбонильных групп в белках, и недавнее исследование показало, что карнозин реагирует с карбонильными группами белка неферментативно, этот процесс называется камозинилированием. Подобные реакции могут происходить в культивируемых фибробластах и ​​in vivo. Первоначальные эксперименты, предполагающие, что карнозин эффективен in vivo, по-видимому, связаны с антигликирующим действием карнозина.

Хотя о гликировании известно более 20 лет, информация становится доступной для широкой публики только сейчас.Антигликационные агенты широко используются в Европе для лечения как диабета, так и болезней сердца. Что касается ухода за кожей, то пока на рынке мало актуальных продуктов, которые не очень эффективны; В связи с этим степень гликирования в коже можно оценить путем измерения в коже флюорометрического химического вещества, называемого пентозидином. Этот материал накапливается линейно с течением времени, и потребитель может фактически определить, эффективен ли продукт для местного применения в снижении его содержания в коже. Это может открыть новую эру ухода за кожей и антивозрастных процедур.

Заключение

Гликирование — это неферментативное соединение сахара и белка или липида. Это процесс, который происходит естественным образом в пищевых продуктах, особенно в приготовленных. Реакция Майяра — один из этих процессов, который начинается с образования основы Шиффа и переходит к образованию множества химических веществ, называемых AGE, которые оказывают неблагоприятное воздействие на биологические процессы. AGE могут связываться с белками и денатурировать или изменять их, превращая их в нефункциональные сшитые коллагены, что вызывает жесткость кожи.Коллаген кожи имеет длительный период полураспада, и такие сшитые формы не исчезают; они также не полностью обратимы в настоящее время. Эластин — еще один долгоживущий белок, который легко гликируется и сохраняется долгое время, а денатурированный эластин связан с дряблой кожей. В коже гликирование вызывает ускоренное старение, пожелтение и жесткость кожи, а также ухудшение кровообращения. Кожа не может выглядеть молодой и здоровой с продуктами гликирования, и лечение лучше всего начинать с профилактики, контролируя диету, сокращая общее количество калорий и избегая продуктов с высоким содержанием сахара.Такие добавки, как аминогуанидин, пиридоксамин, карнозин и бенфотиамин, являются отличными ингибиторами гликирования. Как уже отмечалось, актуальных продуктов для лечения гликирования пока немного, и они не очень эффективны, хотя недавний подход к измерению содержания пентозидина в коже предлагает новый подход к уходу за кожей и антивозрастным процедурам.

Список литературы
  1. www.cosmeticsandtoiletries.com/research/ biology / 7786471.html (по состоянию на 13 апреля 2011 г.)
  2. www.cosmeticsandtoiletries.com/formulating/category/antiaging/96299259.html (доступ 13 апреля 2011 г.)
  3. www.cosmeticsandtoiletries.com/formulating/ingredient/active/8811677.html (по состоянию на 13 апреля 2011 г.)
  4. www.cosmeticsandtoiletries.com/formulating/ingredient/active/92857824.html (по состоянию на 13 апреля 2011 г.)
  5. www.cosmeticsandtoiletries.com/networking/news/company/114199839.html (по состоянию на 13 апреля 2011 г.)
  6. К. Мизутари и др., Фотоусиленная модификация эластина кожи человека при актиническом эластозе N (карбоксиметил) лизином, Один из продуктов гликирования реакции Майяра, J Invest Dermatol 108 797–802 (1997)
  7. DG Dyer et al., Накопление продуктов реакции Майяра в кожном коллагене при диабете и старении, J Clin Invest 91 2463–2469 (1993)
  8. MJ Roberts et al., Повреждение ДНК карбонильным стрессом в клетках кожи человека, Mutat Res 522 45–56 (2003)
  9. J Zeng et al., Доказательства инактивации цистеиновых протеаз реактивными карбонилами посредством гликирования тиолов активного центра, J Biochem 389 196–205 (2006)
  10. К. Моритра и др., Миграция керартиноцитов нарушается на гликированном коллагене типа I, Регенерирование восстановления ран 13 93–101 (2005)
  11. U Berge et al., Преждевременное старение, вызванное сахаром, и измененная дифференцировка в эпидермальных кератиноцитах человека, Биогеронтология: механизмы и вмешательство 1100 524–529 (2007)
  12. K-C Chang, аминогуанидин предотвращает возрастное ухудшение связи левого желудочка и артерии у крыс Fisher 344, British J of Pharmacol 142 1099–1104 (2004)
  13. JM Onorato et al., Пиридоксамин, ингибитор продвинутых реакций гликирования, также ингибирует продвинутые реакции липоксидации, J Biol Chem 275 21177–211884 (2000)

Гликация и кожа | Skin Inc.

«Гликация» — это модное слово, которое набирает обороты в потребительском и розничном секторах. Хотя этот термин известен большинству специалистов по уходу за кожей, гликирование также обсуждается в потребительских журналах. Всегда в ваших интересах знать, что читают клиенты, чтобы снизить вероятность быть застигнутыми врасплох.

Процесс гликирования

Уже известно, что избыток сахара может вызвать множество проблем со здоровьем, но большинство забывают, что слишком много сахара также может повлиять на кожу.Сахар может перевариваться во многих формах, включая потребление углеводов, и даже может образовываться при приготовлении еды. Если в организме слишком много сахара, белковые молекулы могут сшиваться с молекулами сахара1. После того, как этот процесс сшивания произошел, новые сахарные белки называются конечными продуктами продвинутого гликирования (AGE). Человеческое тело не распознает AGE как нормальное явление и вырабатывает антитела, вызывающие воспаление на коже. После образования AGE стремятся к кожному коллагену и эластину.

С возрастом белки в организме могут повреждаться из-за введения AGE — одного из ключевых факторов старения кожи. Чем больше вы едите сахара, обработанного или натурального, тем больше вырабатывается AGE. Когда организм перегружен возрастом, коллаген нарушается. Воздействие процесса гликирования на клеточном уровне структуры кожи может привести к образованию морщин, потере эластичности, жесткости, ускоренному старению и нарушению барьерной функции. Другие состояния, которые появляются при нарушении микроциркуляции и замедлении клеточного обмена, — это потеря объема лица из-за перераспределения жира.Хотя появление складок и морщин является нормальным с возрастом клиентов, трудно увидеть, как клиенты в возрасте от 20 до 40 лет похожи на людей в возрасте 40 лет, что чаще наблюдается в процедурных кабинетах.

ВОЗРАСТА были связаны с несколькими различными проблемами со здоровьем. Окислительные условия, возникающие в результате образования AGE, могут привести к болезни Альцгеймера2, сердечно-сосудистым заболеваниям3 и почечной недостаточности4. Количество присутствующих AGE увеличивается в определенных ситуациях, связанных с гипергликемией и окислительным стрессом, такими как диабет.5 Диабетикам, чья способность перерабатывать глюкозу лежит в основе болезни, особенно трудно решать проблемы с гликозилированной чувствительной кожей, включая нейропатию и склеродермию. Число людей, у которых диагностирован диабет или преддиабет, увеличивается с каждым годом. Приемные формы чрезвычайно важны при работе с кожей с проблемами здоровья. Могут быть добавлены вопросы о других проблемах со здоровьем, чтобы потенциально определить, почему проблемы с гликированием могут различаться, особенно если присутствует диабет или другие состояния.

Есть несколько типов AGE, которые являются автофлуоресцентными при определенных длинах волн света. Автофлуоресценция кожи — это неинвазивная мера уровня накопления в тканях AGE, представляющая совокупный гликемический и окислительный стресс. Неинвазивный автофлуоресцентный ридер (AFR), который измеряет концентрацию AGE в коже, использует для тестирования образец области безупречной кожи и волос. Затем прибор освещает пробу светом с разными длинами волн. Свет, который отражается от флуоресцирующих AGE, анализируется для измерения процента концентрации AGE в коже клиента.Использование AFR позволило прогнозировать потенциальный диабет и сердечно-сосудистые заболевания. Многие устройства, подобные этому, изначально находились в руках врачей и были реконструированы для использования в индустрии ухода за кожей, поэтому специалисты по уходу за кожей могут иметь доступ к AFR в будущем.

Общие симптомы кожи с проблемами гликирования включают преждевременное старение, такое как появление морщин и обвисание; ослабленный эластин и коллаген; и сниженная способность кожи к быстрому восстановлению.

Борьба с гликированием с помощью ингредиентов для ухода за кожей

Как специалисты по уходу за кожей могут бороться с процессом гликирования, не повреждая кожу клиентов? Хотя клиенты несут ответственность за то, какие продукты они добавляют в свой организм, специалисты по уходу за кожей могут незаметно упомянуть, что происходит с их кожей и почему, и надеяться, что они сделают для себя правильный выбор диеты.Специалисты по уходу за кожей также могут применять продукты с определенными ингредиентами, которые помогают бороться с повреждением гликирования. ( Примечание редактора: Клиенты должны проконсультироваться со своим врачом перед началом любой программы приема добавок.) Внутренние добавки, которые, как известно, борются с гликированием, включают карнозин, карнитин, пиридоксамин (производное витамина B-6), тиамин (витамин B-1). , альфа-липоевая кислота и бенфотиамин. Эти внутренние добавки становятся все более распространенными для наружного применения в качестве борцов с гликированием в продуктах по уходу за кожей.Другие интересные ингредиенты, на которые стоит обратить внимание, включают экстракт Paeonia albiflora (цветок пиона), экстракт Albizia julibrissin (персидское шелковое дерево), ниацинамид, чернику и гранат.

Имея дело с гликированными состояниями кожи, важно помнить, что коже нужны продукты, которые содержат противовоспалительные ингредиенты и которые будут увлажнять нарушенную клеточную структуру дермы. Ингредиенты, которые, как известно, помогают при воспалении кожи, включают: токоферол, Salix alba (белая ива), глицирретиновая кислота (корень солодки), Aesculus hippocastanum (конский каштан), Olea europaea (оливковое), зеленый чай и овес бета. глюкан.

Некоторые ингредиенты, которые помогают увлажнять кожу, включают гиалуроновую кислоту, масло черники, масло жожоба, алоэ вера и мед. Хотя следует поощрять каждого клиента использовать SPF, тем, у кого гликозилированная кожа, необходимо носить SPF ежедневно. Ежедневное использование продукта SPF имеет важное значение для защиты поврежденной кожи клиента, имеющего дело с проблемами гликирования, поскольку присутствующие AGE делают кожу более светочувствительной.

В процедурном кабинете

Профессиональные процедуры должны быть адаптированы к хрупкому состоянию гликированной кожи и обеспечивать эффективное преобразование кожи, не вызывая воспалений или вспышек.Фраза «не навреди» вступает в игру, потому что клиенты, которые имеют большое количество AGE в организме и могут также иметь дело с другими проблемами со здоровьем, более подвержены риску реакции на продукт, машину или лечение.

Продукты. Следует избегать чрезмерно агрессивных продуктов. Необходимо учитывать хрупкость и истончение кожи, вызванные присутствием в ней AGE. Оборот клеток замедляется в сильно гликозилированной коже; по этой причине необходимо рассмотреть другие варианты стимулирования такой текучести.Растворы жидких пилингов могут проникать слишком глубоко и быстро, причиняя вред клиенту. Кислоты на кремовой или гелевой основе с pH не ниже 2,5 — лучший выбор. При использовании такого уровня pH может потребоваться серия процедур, а не один глубокий пилинг. Ферменты также могут дать результаты, и, если проводить их последовательно или в сочетании с пилингом, можно избежать более негативных реакций. Также следует избегать тяжелых зернистых скрабов, так как они могут разорвать истонченную кожу.Также необходимы увлажняющие процедуры для лица, а также вышеупомянутые профессиональные процедуры.

Оборудование. Может потребоваться пересмотр традиционного оборудования в процедурном кабинете. Воспаление может возникнуть из-за переизбытка AGE. Паровые агрегаты не следует направлять прямо на кожу. Аппараты для микродермабразии должны быть запрограммированы на максимально щадящие настройки, а насадки должны быть специально разработаны для чувствительной кожи. Светодиод тоже полезен.

Техника и материалы. При работе с хрупкой кожей необходимо менять массажные движения лица и белье. Целью должны быть более легкие движения — те, которые избегают натягивания кожи. Полотенца не должны быть горячими или ледяными — лучше всего в теплой температуре. Рекомендуются полотенца без плотного ворса, такие как полотенца из микрофибры, а клиентам следует продолжать использовать мягкое постельное белье дома. Подумайте о том, чтобы продавать их в розницу в районе вашего бутика.

Повышение понимания

Понимание основ формирования возрастных групп и возникающих состояний кожи поможет профессионалам сделать лучший выбор в ходе лечения и домашнего ухода за клиентами.Обучение клиентов с точки зрения простого определения, а не полной научной химической реакции, которая происходит, позволит им лучше понять, что происходит с их кожей, как замедлить процесс, а также как обращаться с полученной кожей. условия.

ССЫЛКИ

1. L Walker, Справочник по ингредиентам для ухода за кожей , Allured Business Media, Кэрол Стрим, Иллинойс (2012)

2. В. Срикант, А. Мацзурек, Т. Фан, М. Стил, Б. Весткотт, Д. Юски, Г. Мюнч, Конечные продукты гликозилирования и их рецептор RAGE при болезни Альцгеймера, Нейробиология старения 32 (5) 763–77 (2011)

3.А. Симм, Дж. Вагнер, Т. Гурсинский, Н. Насс, И. Фридрих, Р. Шинцель, Э. Чеслик, Р. Э. Зильбер, Р. Дж. Шойбель, Конечные продукты гликозилирования: биомаркер возраста как предиктор исхода сердечной хирургии? Экспериментальная геронтология 42 (7) 668–75 (2007)

4. A Gugliucci, M Bendayan, Почечная судьба циркулирующих продвинутых гликированных конечных продуктов (AGE): доказательства реабсорбции и катаболизма AGE-пептидов клетками проксимальных канальцев почек, Diabetologia 39 (2) 149–60 (1996)

5.М. Куррин, Кожа с нарушением здоровья: справочник косметологов , Allured Business Media, Кэрол Стрим, Иллинойс (2012)

Крис Кэмпбелл — генеральный директор Tecniche и сертифицированный онколог-эстетик, который объединился с Мораг Каррин — автором книг Oncology Esthetics: A Practitioner’s Guide (Alluredbooks, 2009) и Health-Challenge Skin: The Estheticians ‘Desk Reference (Alluredbooks, 2012) — для решения проблем с кожей клиентов, проходящих курс лечения рака.С ней можно связаться по телефону 480-699-5676 или [email protected]

Гликированный альбумин: обзор моделей in vitro маркера потенциального заболевания In vivo

  • 1.

    Рондо П., Наварра Г., Милителло В., Бурдон Э. Об агрегации альбумина: влияние на гликирование белков. В Белковая агрегация . Под редакцией: Дуглас А. Стейн Издательство Новой науки, Inc.; 2010.

    Google Scholar

  • 2.

    Evans T: Обзорная статья: альбумин как лекарство — биологические эффекты альбумина не связаны с онкотическим давлением. Aliment Pharmacol Ther 2002, 16: 6–11.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 3.

    Питерс T: ScienceDirect: Все об альбумине: биохимия, генетика и медицинские приложения . CA: Academic Press, Сан-Диего; 1996.

    Google Scholar

  • 4.

    Foster J, Rosenoer V, Oratz M: Структура, функция и использование альбумина. Под редакцией: Розеноер В.М., Оратц М., Ротшильд М.А. Оксфорд: Пергамон; 1977: 53–84.

    Google Scholar

  • 5.

    Скэтчард Г., Батчелдер А., Браун А.: Химические, клинические и иммунологические исследования продуктов фракционирования плазмы человека. VI. Осмотическое давление плазмы и сывороточного альбумина. J Clin Invest 1944, 23: 458.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Фигге Дж., Россинг Т., Фенкл В. Роль сывороточных белков в кислотно-щелочном равновесии. J Lab Clin Med 1991, 117: 453.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 7.

    Waldmann T, Rosenoer V, Oratz M, Rothschild M: Структура, функции и применение альбумина . Нью-Йорк: Pergamon Press; 1977.

    Google Scholar

  • 8.

    Wood M: Связывание с препаратами плазмы: значение для анестезиологов. Anesth Analg 1986, 65: 786.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 9.

    Kratz F: Альбумин как носитель лекарственного средства: разработка пролекарств, конъюгатов лекарств и наночастиц. J Control Release 2008, 132: 171–183.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 10.

    Sudlow G, Birkett D, Wade D: Дальнейшая характеристика сайтов связывания специфических лекарств на человеческом сывороточном альбумине. Mol Pharmacol 1976, 12: 1052.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 11.

    Вебер G: Энергетика связывания лиганда с белками. Adv Protein Chem 1975, 29: 68.

    Google Scholar

  • 12.

    Данешгар П., Моосави-Мовахеди А.А., Норузи П., Ганджали М.Р., Мададкар-Собхани А., Сабори А.А.: Молекулярное взаимодействие человеческого сывороточного альбумина с парацетамолом: исследования спектроскопического и молекулярного моделирования. Int J Biol Macromol 2009, 45: 129–134.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 13.

    Petitpas I, Bhattacharya AA, Twine S, East M, Curry S: анализ кристаллической структуры связывания варфарина с человеческим сывороточным альбумином. J Biol Chem 2001, 276: 22804.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 14.

    Qiu Y, Burlingame A, Benet L: Механизмы ковалентного связывания беноксапрофен глюкуронида с сывороточным альбумином человека. Drug Metab Dispos 1998, 26: 246–256.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 15.

    Oettl K, Stauber R: Физиологические и патологические изменения окислительно-восстановительного состояния человеческого сывороточного альбумина критически влияют на его связывающие свойства. Br J Pharmacol 2007, 151: 580–590.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Thornalley PJ, Argirova M, Ahmed N, Mann VM, Argirov O, Dawnay A: Масс-спектрометрический мониторинг альбумина в уремии. Kidney Int 2000, 58: 2228–2234.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 17.

    Холливелл Б., Гаттеридж Дж .: Антиоксиданты внеклеточных жидкостей человека. Arch Biochem Biophys 1990, 280: 1–8.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 18.

    Бурдон Э., Блаш Д: Важность белков в защите от окисления. Antioxid Redox Signal 2001, 3: 293–311.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 19.

    Рош М., Рондо П., Сингх Н.Р., Тарнус Э., Бурдон Э.: Антиоксидантные свойства сывороточного альбумина. писем FEBS 2008, 582: 1783–1787.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 20.

    Carballal S, Alvarez B, Turell L, Botti H, Freeman B, Radi R: Сульфеновая кислота в сывороточном альбумине человека. Аминокислоты 2007, 32: 543–551.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 21.

    Ли Х., Ким И.Х .: Тиоредоксин-связанная липидгидропероксид-пероксидазная активность человеческого сывороточного альбумина в присутствии пальмитоил-кофермента А. Free Radic Biol Med 2001, 30: 327–333.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 22.

    Левин Р.Л., Берлетт Б.С., Московиц Дж., Мошони Л., Штадтман Э.Р .: Остатки метионина могут защищать белки от критического окислительного повреждения. Mech Aging Dev 1999, 107: 323–332.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 23.

    Bhonsle HS, Singh SK, Srivastava G, Boppana R, Kulkarni MJ: Альбумин конкурентно ингибирует гликирование менее распространенных белков. Protein Pept Lett 2008, 15: 663–667.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 24.

    Геламо Э., Табак М.: Спектроскопические исследования взаимодействия бычьих (БСА) и человеческих (ЧСА) сывороточных альбуминов с ионными поверхностно-активными веществами. Spectrochim Acta A Mol Biomol Spectrosc 2000, 56: 2255–2271.

    Google Scholar

  • 25.

    Милителло В., Ветри В., Леоне М.: Конформационные изменения, участвующие в процессах термической агрегации бычьего сывороточного альбумина. Biophys Chem 2003, 105: 133–141.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 26.

    Arasteh A, Habibi Rezaei M, Ebrahim Habibi A, Moosavi Movahedi Ali A: Агрегация бычьего сывороточного альбумина: подход к оптимизации. Clin Biochem 2011, 44: S136-S137.

    Google Scholar

  • 27.

    Брюер С.Х., Гломм В.Р., Джонсон М.К., Магне К., Францен С. Зондирование связывания BSA с наночастицами золота, покрытыми цитратом, и поверхностями. Langmuir 2005, 21: 9303–9307.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 28.

    Табоада П., Гутьеррес-Пичель М., Москера В. Влияние молекулярной структуры двух амфифильных антидепрессантов на образование комплексов с сывороточным альбумином человека. Биомакромолекулы 2004, 5: 1116–1123.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 29.

    Докал М., Картер Д.К., Рюкер Ф .: Конформационные переходы трех рекомбинантных доменов сывороточного альбумина человека в зависимости от pH. J Biol Chem 2000, 275: 3042-3050.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 30.

    Bouma B, Kroon-Batenburg LMJ, Wu YP, Brünjes B, Posthuma G, Kranenburg O, de Groot PG, Voest EE, Gebbink MFBG: Гликирование индуцирует образование амилоидной кросс-β структуры в альбумине. J Biol Chem 2003, 278: 41810.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 31.

    Гул А., Рахман М.А., Салим А., Симджи С.У .: Конечные продукты улучшенного гликирования у пациентов с старческим диабетом и недиабетом с катарактой. J Осложнения диабета 2009, 23: 343–348.

    PubMed Google Scholar

  • 32.

    Tomizawa H, Yamazaki M, Kunika K, Itakura M, Yamashita K: Ассоциация гликирования эластина и отложений кальция в аорте крыс с диабетом. Diabetes Res Clin Pract 1993, 19: 1–8.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 33.

    Рондо П., Бурдон Э: гликирование альбумина: структурные и функциональные воздействия. Biochimie 2011, 93: 645–658.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 34.

    Суарес Г., Раджарам Р., Оронски А., Гавинович М.: неферментативное гликирование бычьего сывороточного альбумина фруктозой (фруктация).Сравнение с реакцией Майяра, инициированной глюкозой. J Biol Chem 1989, 264: 3674.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 35.

    Sattarahmady N, Moosavi-Movahedi AA, Habibi-Rezaei M, Ahmadian S, Saboury AA, Heli H, Sheibani N: Детергентные эффекты образования нанофибриллярного амилоида на гликирование сывороточного альбумина человека. Carbohydr Res 2008, 343: 2229–2234.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 36.

    Дэвис LJ, Хаким G, Росси CA: Кинетика гликирования бычьего сывороточного альбумина маннозой и фукозой in vitro . Biochem Biophys Res Commun 1989, 160: 362–366.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 37.

    Авигад Г., Книп А., Бейлин Г.: Реакция скелетного миозина кролика с D глюкозо 6 ‒ фосфатом. IUBMB Life 1996, 40: 273–284.

    CAS Google Scholar

  • 38.

    Choei H, Sasaki N, Takeuchi M, Yoshida T., Ukai W., Yamagishi S, Kikuchi S, Saito T. Конечные продукты глицерирования на основе глицеральдегида при болезни Альцгеймера. Acta Neuropathol 2004, 108: 189–193.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 39.

    Равелаяона В., Роберт А.М., Роберт Л.: Экспрессия связанной со старением β-галактозидазы (SA-β-Gal) фибробластами кожи человека, эффект конечных продуктов гликирования и полисахариды, богатые фукозой или рамнозой. Arch Gerontol Geriatr 2009, 48: 151–154.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 40.

    Rondeau P, Navarra G, Cacciabaudo F, Leone M, Bourdon E, Militello V: Термическая агрегация гликированного бычьего сывороточного альбумина. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) -Proteins & Proteomics 2010, 1804: 789–798.

    CAS Google Scholar

  • 41.

    Zarina S, Zhao HR, Abraham E: Конечные продукты гликозилирования в хрусталиках старческой и диабетической катаракты человека. Mol Cell Biochem 2000, 210: 29–34.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 42.

    Chetyrkin S, Mathis M, Ham A, Hachey D, Hudson B, Voziyan P: Распространение повреждений гликирования белков включает модификацию остатков триптофана с помощью активных форм кислорода: ингибирование пиридоксамином. Free Radic Biol Med 2008, 44: 1276–1285.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 43.

    Монье В., Селл Д., Нагарадж Р., Мията С., Гранди С., Одетти П., Ибрагим С.: Опосредованное реакцией Майяра молекулярное повреждение внеклеточного матрикса и других тканевых белков при диабете, старении и уремии. Диабет 1992, 41: 36.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 44.

    Влассара Х: Продвинутое гликирование в здоровье и болезнях: роль современной окружающей среды. Ann N Y Acad Sci 2005, 1043: 452–460.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 45.

    Ульрих П., Керами А: гликирование белков, диабет и старение. Последние достижения в исследованиях гормонов 2001, 56: 1–22.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 46.

    Кикучи С., Синпо К., Огата А., Цудзи С., Такеучи М., Макита З., Таширо К.: Обнаружение непсилон- (карбоксиметил) лизина (ХМЛ) и конечных продуктов гликирования не-ХМЛ в передней рог бокового амиотрофического склероза спинного мозга. Боковой склер амиотрофа 2002, 3: 63–68.

    CAS Google Scholar

  • 47.

    Vlassara H, Bucala R, Striker L: Патогенные эффекты расширенного гликозилирования: биохимические, биологические и клинические последствия для диабета и старения. Lab Invest 1994, 70: 138.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 48.

    Fu MX, Requena JR, Jenkins AJ, Lyons TJ, Baynes JW, Thorpe SR: Конечный продукт улучшенного гликозилирования, N- (карбоксиметил) лизин, является продуктом как перекисного окисления липидов, так и реакций гликоксидации. J Biol Chem 1996, 271: 9982.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 49.

    Дайер Д., Блэкледж Дж, Торп С., Бейнс Дж .: Образование пентозидина во время неферментативного потемнения белков глюкозой. Идентификация глюкозы и других углеводов как возможных предшественников пентозидина in vivo . J Biol Chem 1991, 266: 11654.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 50.

    Nakayama M, Kawaguchi Y, Yamada K, Hasegawa T., Takazoe K, Katoh N, Hayakawa H, Osaka N, Yamamoto H, Ogawa A: Иммуногистохимическое определение конечных продуктов гликозилирования в брюшине и их возможная патофизиологическая роль в CAPD. Kidney Int 1997, 51: 182–186.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 51.

    Niwa T, Katsuzaki T, Ishizaki Y, Hayase F, Miyazaki T, Uematsu T, Tatemichi N, Takei Y: Имидазолон, новый конечный продукт с улучшенным гликированием, присутствует в больших количествах в почках крыс со стрептозотоцином. -индуцированный диабет. Письма FEBS 1997, 407: 297–302.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 52.

    Кикучи С., Синпо К., Такеучи М., Ямагиши С., Макита З., Сасаки Н., Таширо К.: Гликация — сладкий искуситель смерти нейронов. Brain Res Rev. 2003, 41: 306–323.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 53.

    Smith MA, Taneda S, Richey PL, Miyata S, Yan SD, Stern D, Sayre LM, Monnier VM, Perry G: Конечные продукты продвинутой реакции Майяра связаны с патологией болезни Альцгеймера. Proc Natl Acad Sci 1994, 91: 5710.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 54.

    Myint T, Hoshi S, Ookawara T, Miyazawa N, Suzuki K, Taniguchi N: Иммунологическое определение гликозилированных белков у нормальных и индуцированных стрептозотоцином диабетических крыс с использованием антигекситол-лизинового IgG. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) -Molecular Basis of Disease 1995, 1272: 73–79.

    Google Scholar

  • 55.

    Ryle C, Leow C, Donaghy M: неферментативное гликирование белков периферической и центральной нервной системы при экспериментальном сахарном диабете. Muscle & Nerve 1997, 20: 577–584.

    CAS Google Scholar

  • 56.

    Кастеллани Р., Смит М., Ричи Дж., Перри Дж .: Гликоксидирование и окислительный стресс при болезни Паркинсона и диффузной болезни с тельцами Леви. Brain Res 1996, 737: 195–200.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 57.

    Chondrogianni N, Stratford FLL, Trougakos IP, Friguet B, Rivett AJ, Gonos ES: Центральная роль протеасомы в старении и выживании человеческих фибробластов. J Biol Chem 2003, 278: 28026–28037.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 58.

    Мэри Дж., Вугье С., Пико С. Р., Перишон М., Петропулос И., Фриге Б. Ферментативные реакции, участвующие в восстановлении окисленных белков. Exp Gerontol 2004, 39: 1117–1123.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 59.

    Chen Q, Ding Q, Thorpe J, Dohmen RJ, Keller JN: РНК-интерференция в отношении UMP1 вызывает ингибирование протеасом в Saccharomyces cerevisiae: доказательства окисления белков и аутофагической гибели клеток. Free Radic Biol Med 2005, 38: 226–234.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 60.

    Роджерс К.Дж., Хьюм П.М., Данлоп Р.А., Дин Р.Т.: Биосинтез и обмен ДОФА-содержащих белков клетками человека. Free Radic Biol Med 2004, 37: 1756–1764.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 61.

    Grune T, Merker K, Sandig G, Davies KJA: Селективная деградация окислительно модифицированных белковых субстратов протеасомой. Biochem Biophys Res Commun 2003, 305: 709–718.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 62.

    Bulteau AL, Verbeke P, Petropoulos I, Chaffotte AF, Friguet B: Ингибирование протеасом в обработанных глиоксалем фибробластах и ​​устойчивость гликированной глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы к деградации протеасомы 20S in vitro . J Biol Chem 2001, 276: 45662–45668.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 63.

    Штользинг А., Видмер Р., Юнг Т., Восс П., Грюн Т.: деградация гликированного бычьего сывороточного альбумина в микроглиальных клетках. Free Radic Biol Med 2006, 40: 1017–1027.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 64.

    Swamy M, Tsai C, Abraham A, Abraham E: агрегация кристаллинов хрусталика, опосредованная гликированием, и сшивание различными сахарами и сахарными фосфатами in vitro . Exp Eye Res 1993, 56: 177–185.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 65.

    Ortwerth BJ, Slight SH, Prabhakaram M, Sun Y, Smith JB: Сайт-специфическое гликирование кристаллинов хрусталика аскорбиновой кислотой. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) — General Subjects 1992, 1117: 207–215.

    CAS Google Scholar

  • 66.

    Ахмед Н., Торналли П.Дж., Давчински Дж., Франке С., Штробель Дж., Стейн Г., Хайк Г.М.: Гидроимидазолон, производный метилглиоксаля, — конечные продукты гликирования белков хрусталика человека. Invest Ophthalmol Vis Sci 2003, 44: 5287.

    PubMed Google Scholar

  • 67.

    Свами М., Абрахам Э.: Дифференциальное гликирование β-, β- и гамма-кристаллов крысы. Exp Eye Res 1991, 52: 439–444.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 68.

    Hotta K, Funahashi T, Arita Y, Takahashi M, Matsuda M, Okamoto Y, Iwahashi H, Kuriyama H, Ouchi N, Maeda K: концентрации в плазме нового, специфичного для жировой ткани белка, адипонектина, в пациенты с диабетом 2 типа. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2000, 20: 1595–1599.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 69.

    Lanzer P: Топографическое распределение периферической артериопатии у недиабетиков и диабетиков 2 типа. Z Kardiol 2001, 90: 99–103.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 70.

    Baynes JW: Роль окислительного стресса в развитии осложнений диабета. Диабет 1991, 40: 405–412.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 71.

    Окада Э, Оида К., Тада Х, Асадзума К., Эгути К., Тохда Г., Косака С., Такахаши С., Миямори I. Гипергомоцистеинемия является фактором риска коронарного артериосклероза у японских пациентов с диабетом 2 типа. Diabetes Care 1999, 22: 484.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 72.

    Шуваев В.В., Лаффонт И., Серот Дж. М., Фуджи Дж., Танигучи Н., Сист G: Повышенное гликирование белков в спинномозговой жидкости при болезни Альцгеймера. Нейробиология старения 2001, 22: 397–402.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 73.

    Морейра П.И., Смит М.А., Чжу X, Нуномура А., Кастеллани Р.Дж., Перри Г.: Окислительный стресс и нейродегенерация. Ann N Y Acad Sci 2005, 1043: 545–552.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 74.

    Zhu X, Su B, Wang X, Smith M, Perry G: Причины окислительного стресса при болезни Альцгеймера. Клеточные и молекулярные науки о жизни 2007, 64: 2202–2210.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 75.

    Münch G, Schinzel R, Loske C, Wong A, Durany N, Li J, Vlassara H, Smith M, Perry G, Riederer P: болезнь Альцгеймера — синергетические эффекты дефицита глюкозы, окислительного стресса и повышенного гликирования конечные продукты. J Neural Transm 1998, 105: 439–461.

    PubMed Google Scholar

  • 76.

    Wei Y, Chen L, Chen J, Ge L, He R: быстрое гликирование D-рибозой индуцирует глобулярные амилоидоподобные агрегации BSA с высокой цитотоксичностью для клеток SH-SY5Y. BMC Cell Biology 2009, 10: 10.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 77.

    Bourdon E, Loreau N, BLACHE D: Глюкоза и свободные радикалы ухудшают антиоксидантные свойства сывороточного альбумина. Журнал FASEB 1999, 13: 233–244.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 78.

    Szapacs ME, Riggins JN, Zimmerman LJ, Liebler DC: Ковалентная аддукция человеческого сывороточного альбумина 4-гидрокси-2-ноненалом: кинетический анализ конкурирующих реакций алкилирования. Биохимия 2006, 45: 10521–10528.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 79.

    Рондо П., Сингх Н.Р., Кайлленс Х., Таллет Ф., Бурдон Э. Окислительные стрессы, вызванные гликоксидированным человеческим или бычьим сывороточным альбумином на человеческие моноциты. Free Radic Biol Med 2008, 45: 799–812.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 80.

    Иберг Н., Флюкигер Р: неферментативное гликозилирование альбумина in vivo. Идентификация множественных гликозилированных сайтов. Идентификация множественных гликозилированных сайтов. J Biol Chem 1986, 261: 13542–13545.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 81.

    Lapolla A, Fedele D, Reitano R, Aricò NC, Seraglia R, Traldi P, Marotta E, Tonani R: Ферментативное расщепление и масс-спектрометрия в исследовании конечных продуктов / пептидов улучшенного гликирования. J Am Soc Mass Spectrom 2004, 15: 496-509.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 82.

    Wa C, Cerny RL, Clarke WA, Hage DS: Характеристика аддуктов гликирования сывороточного альбумина человека с помощью масс-спектрометрии с матричной лазерной десорбцией / ионизацией по времени пролета. Clin Chim Acta 2007, 385: 48–60.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 83.

    Фролов А., Хоффманн Р: Идентификация и относительная количественная оценка конкретных сайтов гликирования в человеческом сывороточном альбумине. Anal Bioanal Chem 2010, 397: 2349–2356.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 84.

    Хинтон Д., Эймс Дж .: Сайт-специфичность гликирования и карбоксиметилирования бычьего сывороточного альбумина фруктозой. Аминокислоты 2006, 30: 425–434.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 85.

    Ахмед Н., Доблер Д., Дин М., Торнали П.Дж.: Пептидное картирование идентифицирует горячие точки модификации сывороточного альбумина человека метилглиоксалем, участвующим в связывании лиганда и активности эстеразы. J Biol Chem 2005, 280: 5724.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 86.

    Цзэн Дж., Дэвис М.Дж .: Доказательства образования аддуктов и S- (карбоксиметил) цистеина при реакции α-дикарбонильных соединений с тиоловыми группами на аминокислотах, пептидах и белках. Chem Res Toxicol 2005, 18: 1232–1241.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 87.

    Mostafa AA, Randell EW, Vasdev SC, Gill VD, Han Y, Gadag V, Raouf AA, El Said H: Конечные продукты улучшенного гликирования белков плазмы, карбоксиметилцистеин и карбоксиэтилцистеин, имеют повышенный уровень и связаны с нефропатия у больных сахарным диабетом. Mol Cell Biochem 2007, 302: 35–42.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 88.

    Sattarahmady N, Moosavi-Movahedi AA, Ahmad F, Hakimelahi GH, Habibi-Rezaei M, Saboury AA, Sheibani N: Формирование расплавленного глобулоподобного состояния во время длительного гликирования человеческого сывороточного альбумина. Biochim Biophys Acta 2007, 1770: 933–942.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 89.

    Brownlee M: Патологические последствия гликирования белков. Клиническая и исследовательская медицина Medecine Clinique et Experimentale 1995, 18: 275.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 90.

    Чен С., Коэн М.П., ​​Зияде Ф.Н.: Амадори-гликированный альбумин при диабетической нефропатии: патофизиологические связи. Почки Int 2000, 58: S40-S44.

    Google Scholar

  • 91.

    HASAN NA: Влияние микроэлементов на гликирование альбумина и липопротеинов при диабетической ретинопатии. Saudi Med J 2009, 30: 1263–1271.

    PubMed Google Scholar

  • 92.

    Rubenstein DA, Yin W: Гликированный альбумин модулирует чувствительность тромбоцитов к индуцированной током активации и агрегации. Тромбоциты 2009, 20: 206–215.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 93.

    Candiloros H, Muller S, Ziegler O, Donner M, Drouin P: Роль гликирования альбумина в агрегации эритроцитов: исследование in vitro . Diabet Med 1996, 13: 646–650.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 94.

    Юноки Х., Буджо Х., Ямагиши С., Такеучи М., Имаидзуми Т., Сайто Ю.: Конечные продукты гликозилирования ослабляют клеточную чувствительность к инсулину, увеличивая образование внутриклеточных активных форм кислорода в адипоцитах. Исследования и клиническая практика диабета 2007, 76: 236–244.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 95.

    Брандт Р., Навка М., Келлерманн Дж., Салазар Р., Бехер Д., Кранц С. Нуклеофозмин является компонентом фруктозин-специфического рецептора в клеточных мембранах моноцитоподобных клеток Mono Mac 6 и U937. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) — General Subjects 2004, 1670: 132–136.

    CAS Google Scholar

  • 96.

    Roohk HV, Zaidi AR: Обзор гликированного альбумина как промежуточного индекса гликирования для контроля диабета. J Diabetes Sci Technol 2008, 2: 1114.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97.

    Hashimoto K, Osugi T, Noguchi S, Morimoto Y, Wasada K, Imai S, Waguri M, Toyoda R, Fujita T, Kasayama S: уровень A1C, но не сывороточного гликозилированного альбумина повышен из-за дефицита железа в конце беременность у диабетических женщин. Diabetes Care 2010, 33: 509.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 98.

    Jeffcoate S: Контроль диабета и его осложнения: роль гликированного гемоглобина, 25 лет спустя. Diabetic Med 2004, 21: 657–665.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 99.

    Косецки С.М., Роджерс П.Т., Адамс МБ: Мониторинг гликемии у диабетиков с серповидноклеточной и β-талассемической гемоглобинопатией. Анналы фармакотерапии 2005, 39: 1557–1560.

    PubMed Google Scholar

  • 100.

    Yoshiuchi K, Matsuhisa M, Katakami N, Nakatani Y, Sakamoto K, Matsuoka T, Umayahara Y, Kosugi K, Kaneto H, Yamasaki Y: Гликированный альбумин является лучшим индикатором отклонения глюкозы, чем гликированный гемоглобин. Сахарный диабет 1 и 2 типа. Endocr J 2008, 55: 503–508.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 101.

    Koga M, Murai J, Saito H, Aoki K, Kanehara H, Bando Y, Morita S, Kasayma S: уровни гликированного альбумина выше по сравнению с уровнями HbA1c у пациентов с аутоиммунным острым сахарным диабетом 1 типа, чем у пациентов с диабетом 1 типа. 2 сахарный диабет на момент постановки диагноза. Практик. Исследовательской клиники диабета 2011, 94: 12–14.

    Google Scholar

  • 102.

    Окумура А, Митамура Y, Намеката К., Накамура К., Харада С., Харада Т. Гликированный альбумин индуцирует активацию протеина-активатора-1 в глиальных клетках сетчатки. Jpn J Ophthalmol 2007, 51: 236–237.

    PubMed Google Scholar

  • 103.

    Нагаяма Х., Инаба М., Окабе Р., Эмото М., Ишимура Е., Окадзаки С., Нисидзава Ю. тест на толерантность к глюкозе. Biomed Pharmacother 2009, 63: 236–240.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 104.

    Кога М., Мурай Дж., Сайто Х., Мацумото С., Касаяма С. Влияние гормона щитовидной железы на уровни гликированного альбумина в сыворотке: исследование на субъектах, не страдающих диабетом. Клиника исследования диабета, Практик 2009, 84: 163–167.

    CAS Google Scholar

  • 105.

    Кога М., Мацумото С., Сайто Х, Касаяма С.: Индекс массы тела отрицательно влияет на гликированный альбумин, но не на гликированный гемоглобин, у пациентов с диабетом. Endocr J 2006, 53: 387–391.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 106.

    Nishimura R, Kanda A, Sano H, Matsudaira T., Miyashita Y, Morimoto A, Shirasawa T., Kawaguchi T., Tajima N: у детей с ожирением и без диабета уровень гликозилированного альбумина низкий. Diabetes Research Clin Practices. 2006, 71: 334–338.

    CAS Google Scholar

  • 107.

    Коэн М.П., ​​Зияде Ф.Н.: Роль неферментативно гликированных белков сыворотки, модифицированных Амадори, в патогенезе диабетической нефропатии. J Am Soc Nephrol 1996, 7: 183–190.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 108.

    Buckow R, Wendorff J, Hemar Y: Конъюгация альбумина бычьей сыворотки и глюкозы при сочетании высокого давления и тепла. J Agric Food Chem 2011, 59: 3915–3923.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 109.

    Munanairi A, O’Banion SK, Gamble R, Breuer E, Harris AW, Sandwick RK: Множественные реакции Майяра рибозы и сахаров дезоксирибозы и сахарных фосфатов. Carbohydr Res 2007, 342: 2575–2592.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 110.

    Сырови I: Гликирование альбумина: реакция с глюкозой, фруктозой, галактозой, рибозой или глицеральдегидом, измеренная с использованием четырех методов. Журнал биохимических и биофизических методов 1994, 28: 115–121.

    PubMed Google Scholar

  • 111.

    Schmitt A, Schmitt J, Münch G, Gasic-Milencovic J: Характеристика передовых конечных продуктов гликирования для биохимических исследований: модификации боковой цепи и характеристики флуоресценции. Аналитическая биохимия 2005, 338: 201–215.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 112.

    GhoshMoulick R, Bhattacharya J, Roy S, Basak S, Dasgupta AK: Компенсирующие изменения вторичной структуры при гликировании белков. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) -Proteins and Proteomics 2007, 1774: 233–242.

    CAS Google Scholar

  • 113.

    Барнаби О.С., Ва С., Черни Р.Л., Кларк В., Хейдж Д.С.: Количественный анализ сайтов гликирования сывороточного альбумина человека с использованием 16 O / 18 O — времяпролетная масс-спектрометрия с лазерной десорбцией / ионизацией и лазерной десорбцией / ионизацией с использованием метки и матрицы. Clin Chim Acta 2010, 411: 1102–1110.

    PubMed CAS PubMed Central Google Scholar

  • 114.

    Holm NK, Jespersen SK, Thomassen LV, Wolff T.Y, Sehgal P, Thomsen LA, Christiansen G, Andersen CB, Knudsen AD, Otzen DE: Агрегация и фибрилляция бычьего сывороточного альбумина. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) -Proteins & Proteomics 2007, 1774: 1128–1138.

    CAS Google Scholar

  • Потребление диеты с низким содержанием конечных продуктов гликирования в течение 4 недель повышает чувствительность к инсулину у женщин с избыточным весом считается, что нарушает метаболизм глюкозы у пациентов с диабетом 2 типа.Высокое потребление фруктозы может дополнительно повлиять на эндогенное образование AGE. В этом параллельном интервенционном исследовании изучалось, влияет ли добавление фруктозы или способы приготовления пищи на возрастное содержание пищи на чувствительность к инсулину у людей с избыточным весом.

    ДИЗАЙН И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Семьдесят четыре женщины с избыточным весом были рандомизированы для соблюдения диеты высокого или низкого возраста в течение 4 недель вместе с потреблением напитков с фруктозой или глюкозой. Концентрации глюкозы и инсулина — после голодания и через 2 часа после перорального теста на толерантность к глюкозе — измерялись до и после вмешательства.Рассчитывали модель гомеостаза инсулинорезистентности (HOMA-IR) и индекс чувствительности к инсулину. Концентрации AGE в пище и моче измеряли (тандемная масс-спектрометрия с жидкостной хроматографией) для оценки потребления и выведения AGE.

    РЕЗУЛЬТАТЫ При корректировке на изменения в антропометрических показателях во время вмешательства, диета с низким ВОЗРАСТОМ снизила мочевой AGE, концентрацию инсулина натощак и HOMA-IR по сравнению с диетой с высоким возрастом. Добавление фруктозы не повлияло ни на какие результаты.

    ВЫВОДЫ Диеты с высоким содержанием AGE могут увеличить развитие инсулинорезистентности. AGE можно уменьшить путем изменения способов приготовления, но на него не влияет умеренное потребление фруктозы.

    Введение

    Потребление продуктов с высокой степенью обработки увеличилось за последние 20 лет (1), что, вероятно, привело к увеличению воздействия конечных продуктов гликирования (AGE). AGE образуются в результате реакции Майяра, процесса, который важен для формирования аромата, вкуса и цвета пищевых продуктов (2).Температура приготовления — решающий фактор; Приготовление на высоких температурах, такое как выпечка, запекание, жарка и приготовление на гриле, является мощным ускорителем улучшенного гликирования (3). Поэтому высокие уровни AGE содержатся во многих распространенных продуктах питания, таких как хлебобулочные изделия, приготовленное мясо и жареный кофе (3,4). Было показано, что экстракты диетических AGE вызывают окислительный стресс и воспаление in vitro (5), поэтому диетические AGE считаются воспалительными прооксидантами in vivo (6). Накапливаются данные исследований на животных, показывающие, что диета с высоким содержанием AGE, полученная путем нагревания пищевых продуктов в рационе, способствует повышению уровня инсулина, инсулинорезистентности (ИР) и диабету 2 типа (7,8).Кроме того, недавнее исследование показало, что производные метилглиоксаля индуцируют ИР, нарушение передачи сигналов инсулина и индуцируют провоспалительные фенотипы у последовательных поколений мышей (9), что дополнительно влияет на диетические AGE в этиологии диабета 2 типа. Сообщалось о связи между плазменными концентрациями AGE и маркерами IR у людей (3,7,8,10). Благоприятное влияние диеты с ограничением AGE на метаболизм глюкозы было продемонстрировано у пациентов с диабетом 2 типа, но маркеры IR не улучшились в контрольной группе здоровых людей, рандомизированных на такую ​​же диету (11).В другом исследовании оценка модели гомеостаза (HOMA) IR была увеличена после диеты с высокой термической обработкой по сравнению с диетой с низкой термической обработкой (12), но изменение HOMA-IR не корректировалось с учетом изменений в антропометрических характеристиках. размеры или дополнительные различия между диетами.

    AGE образуются эндогенно, особенно при диабете, в результате повышенного карбонильного стресса (13). Возможное влияние фруктозы на образование эндогенного AGE не исследовалось, хотя фруктоза является важным реагентом для некоторых предшественников AGE (14).Мы предположили, что высокое потребление фруктозы может усугубить образование эндогенного AGE из-за перегрузки митохондрий, потому что поглощение фруктозы печенью не регулируется строго так же, как глюкоза (15), и, таким образом, потенциально может привести к усиленному образованию реактивным путем гликолиза. триозы, которые, как известно, являются предшественниками AGE.

    Мы сравнили влияние на чувствительность к инсулину методов приготовления, направленных на индуцирование или снижение образования AGE (диеты с высоким и низким AGE, соответственно) вместе с добавками фруктозы или глюкозы в двухфакторном дизайне, 4-недельное параллельное диетическое вмешательство в полные женщины.Первичной конечной точкой была HOMA-IR. Вторичные конечные точки включают плазменные переменные глюкозы, инсулина, глюкагоноподобного пептида-1 (GLP-1) и липидный профиль, индекс чувствительности к инсулину ( S i0,120 ), вес, ИМТ, окружность талии, окружность талии. отношение к бедрам, автофлуоресценция кожи (AF) и экскреция AGE с мочой.

    Дизайн и методы исследования

    Волонтеры

    Всего было набрано 74 женщины с избыточным весом в возрасте 20–50 лет из Копенгагена, Дания. Критерии включения были следующими: ИМТ от 25 до 40 кг / м 2 и окружность талии> 88 см.Критериями исключения были следующие: изменение веса> 3 кг за последние 2 месяца, физическая активность> 8 часов в неделю (самооценка), курение, употребление пищевых добавок или лекарств, известное заболевание, вегетарианство, беременность или грудь. кормление, операции по лечению ожирения, постменструальные состояния, сдача крови в течение последних 3 месяцев и гиперчувствительность к парааминобензойной кислоте (ПАБК). Все, кто откликнулся на рекламу, прошли предварительный отбор по телефону. Из них 218 субъектов были признаны подходящими и были приглашены на информационную встречу.Письменное информированное согласие было получено от 117 добровольцев. Из них двое добровольцев были исключены из-за концентрации глюкозы в капиллярной крови без еды> 8,9 ммоль / л и ИМТ> 40 кг / м 2 . Шестнадцать добровольцев отозвали свое согласие перед началом исследования по личным причинам. В общей сложности 99 добровольцев начали диетическое вмешательство. Один доброволец был исключен из-за плохого соблюдения, а 24 добровольца выбыли по личным причинам. Семьдесят четыре женщины завершили исследование.Размер выборки 88 был оценен как достаточный для обнаружения 30% -ного изменения разницы в HOMA-IR от исходного уровня (SD <0,6) в параллельном дизайне с мощностью 0,80 и уровнем значимости 0,05. Исследование было проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией, протокол был одобрен Датским комитетом по этике исследований и зарегистрирован на сайте clinictrials.gov (NCT01617304). Не все первоначально запланированные анализы были выполнены из-за экономических ограничений.

    Дизайн исследования

    Это было двухфакторное параллельное исследование с диетическим вмешательством, состоящее из двух открытых групп (сравнивающих диеты с высоким и низким возрастом) в сочетании с двумя двойными слепыми группами (сравнение фруктозы и глюкозы).Исследование проводилось на кафедре питания, физических упражнений и спорта Копенгагенского университета в период с марта по июнь 2012 года. Добровольцы были рандомизированы для соблюдения диеты с высоким или низким возрастом с добавками фруктозы или глюкозы. Забор крови, антропометрические измерения, пероральный тест на толерантность к глюкозе (OGTT) и измерения AF проводились на исходном уровне и после 4 недель вмешательства. В середине вмешательства были сделаны телефонные звонки, чтобы повысить соблюдение требований.Добровольцев просили воздерживаться от физических нагрузок и употребления алкоголя в течение 48 часов перед всеми измерениями и требовали голодать (за исключением 500 мл воды) с 20:00. накануне каждого дня забора крови.

    Диетическое вмешательство

    Добровольцы получили устные и письменные инструкции о том, как соблюдать диету с высоким или низким возрастом. Обе диеты напоминали привычный датский прием пищи и были схожи по качеству питательных веществ, но различались методами приготовления.Инструкции включали подробное руководство по методам приготовления, список выбора продуктов и заранее определенные рецепты обязательных приемов пищи. Группе высокого ВОЗРАСТА было приказано жарить, печь, жарить или готовить пищу на гриле; употреблять поджаренный хлеб с корочкой; и выбирать продукты с высоким содержанием AGE на основе списка выбора продуктов. Группе с низким ВОЗРАСТОМ было предложено варить или готовить пищу на пару, есть хлеб без корочки и выбирать продукты с низким содержанием AGE на основе списка выбора продуктов. Список выбора продуктов питания содержал примеры продуктов, обычно доступных в Дании, которые можно было выбрать как «предпочтительные», «разрешенные» или «запрещенные».Предварительно определенные рецепты (Таблица 1) включали 1, 4 и 7 еженедельных рецептов завтрака, обеда и ужина, соответственно. Кроме того, добровольцев проинструктировали потреблять 4 еженедельные порции мюсли или овсянки в группах с высоким и низким возрастом соответственно. Волонтерам предоставили все мясо и рыбу для заранее определенных обедов; большая часть мяса и рыбы для заранее определенных обедов; и все необходимые яйца, кукурузное масло для приготовления пищи и закуски (Таблица 1). Остальные продукты покупались и употреблялись бесплатно, но в соответствии со списком выбора продуктов.Закуски, кроме предоставленных, не допускались. Добровольцев проинструктировали придерживаться привычных размеров порций и не пытаться изменить массу тела.

    Таблица 1

    Предварительно определенные блюда и закуски для групп с высоким и низким возрастом

    Моносахариды

    Каждому добровольцу было предоставлено 84 флакона, содержащих 20 г фруктозы или 22 г порошка моногидрата глюкозы (Glostrup Apotek, Glostrup, Дания) в двух экземплярах. -слепой манерой. Добровольцы были проинструктированы принимать три сахарные добавки в день в связи с основным приемом пищи после растворения порошка моносахарида в воде.Дополнительное добавление сахара и сахаросодержащих продуктов было запрещено. Однако сахаросодержащие закуски с высоким или низким содержанием AGE были предоставлены в случае эпизодов тяги к сахару (Таблица 1). Разрешены напитки с искусственными подсластителями, за исключением напитков группы низкого ВОЗРАСТА. Соблюдение приема сахарных добавок составило> 85%, как рассчитано на основе возвращенных бутылок.

    Сбор и анализ образцов крови

    Образцы крови натощак были взяты путем венепункции на исходном уровне и после 4-недельного вмешательства.Затем после 12-часового голодания был проведен OGTT с дозировкой 75 г, образцы крови были взяты через 0 и 120 минут. Образцы крови натощак собирали в сухие пробирки для измерения профилей инсулина и липидов, в пробирки с ЭДТА на льду для измерения общего GLP-1 и пробирки с цитратом фтора для измерения глюкозы. Все образцы центрифугировали при 2300 g в течение 10 минут при 4 ° C и хранили при -80 ° C до анализа. Уровни глюкозы в плазме и липидов (общий холестерин, ЛПВП, ЛПНП и триглицериды) измеряли ферментативным колориметрическим методом (ABX Pentra Gluosis HK CP; Horiba, Монпелье, Франция) и анализировали с помощью ABX Pentra 400 (Horiba).Уровень инсулина в сыворотке крови измеряли с помощью хемилюминесцентного иммунометрического анализа с помощью системы иммуноанализа Immulite 1000 (Siemens Healthcare Diagnostics, West Sacramento, CA). У семи добровольцев уровни инсулина были ниже предела обнаружения 14,4 пмоль / л, а значения двух третей предела обнаружения были использованы для статистических расчетов. Коэффициенты вариации (CV) для глюкозы, липидов и инсулина внутри и между анализами были <2,8%. Уровень общего GLP-1 в плазме анализировали радиоиммуноанализом с использованием антитела 89390 (16).CV внутри анализа и между анализами составляли <6% и <15% соответственно.

    Чувствительность к инсулину

    HOMA-IR использовался в качестве индекса изменений чувствительности к инсулину и рассчитывался на основе уровней глюкозы и инсулина натощак в соответствии со следующим уравнением: HOMA-IR = (глюкоза [ммоль / л] · инсулин [мкЕ /mL]) / 22,5 (17).

    S i0,120 был рассчитан с использованием значений глюкозы и инсулина натощак и 120 мин, полученных из OGTT (18). Использовалась следующая формула: S i0,120 = m / MPG / logMSI, где m — скорость поглощения глюкозы периферическими тканями и равна m = (75000 мг + [глюкоза { миллиграммы на децилитр} при 0 мин — глюкоза {миллиграммы на децилитр} при 120 мин] × 0.19 × масса тела) / 120 мин; MPG — средняя концентрация глюкозы в плазме [миллимоль на литр] через 0 и 120 мин; и MSI — средняя концентрация инсулина в сыворотке [миллиединицы на литр] при 0 и 120 мин.

    Сбор и анализ мочи

    Круглосуточные пробы мочи собирали до и в конце исследования, хранили в холодных термопакетах на протяжении всего периода сбора и хранили при -80 ° C сразу после возврата. образцы до анализа. Чтобы измерить полноту сбора мочи, каждому добровольцу вводили 3 × 80 мг PABA (университетская аптека, Университет Копенгагена) для приема с основным приемом пищи во время каждого сбора мочи.ПАБК анализировали колориметрическим методом на спектрофотометре (19). CV внутри и между анализами составили 3,7%. Выделение ≥85% ПАБК в моче считалось приемлемым соответствием сбору мочи (19).

    Концентрации AGE определяли методом тандемной масс-спектрометрии с жидкостной хроматографией. Образцы предварительно концентрировали твердофазной экстракцией (ТФЭ) с использованием 96-луночного планшета Oasis HLB LP (60 мг; Waters, Hedehusene, Дания). Картриджи для ТФЭ предварительно кондиционировали 1 мл метанола с последующими двумя промывками тем же объемом воды.Всего 100 мкл мочи вместе с 10 мкл внутренних стандартов (30 мкг / мл) загружали в картридж SPE и элюировали 300 мкл 20% метанола / воды. Загрузку и элюат объединяли, и растворитель выпаривали. Затем образцы повторно растворяли в 200 мкл 26 ммоль / л формиата аммония. Образцы анализировали на колонке гиперкарб 2,1 мм × 15 см (размер частиц 3 мкм; Thermo Fischer Scientific, Уолтем, Массачусетс) с использованием высокоэффективной жидкостной хроматографии с тройной квадрупольной детекторной системой (Waters, Милфорд, Массачусетс), работающей в многократном режиме. -реакционный режим.Используемый градиент: 0–20% ацетонитрил / 26 ммоль / л формиат аммония за 0–3 мин и 20–60% за 3–10,2 мин, а затем сразу же обратно до 100% формиата аммония 26 ммоль / л для повторной калибровки колонки для За 3,8 мин до следующей инъекции. Скорость потока составляла 0,1 мл / мин, и переходы, использованные для количественного определения N ε -карбоксиметиллизина (CML) и производного метилглиоксаля гидроимидазолона (MG-h2), составляли 205> 130 и 229> 166, соответственно. Жидкостная хроматография OPTIMA для масс-спектрометрии с ацетонитрилом и метанолом были закуплены у Fisher Chemical (Leicestershire, U.К.). Вода, используемая для всех растворов, была очищена с использованием сверхчистой воды Millipore sy s tem. CV внутри анализа и между анализами для CML составляли 2,1% и 5,9%, а для MG-h2 они составляли 3,0% и 5,2% соответственно.

    Диетический возраст

    Двойные диетические порции обязательного завтрака, обеда, ужина и закусок гомогенизировали, лиофилизировали и хранили в запечатанных пластиковых пакетах при -20 ° C до анализа. Содержание CML определяли тандемной масс-спектрометрией с жидкостной хроматографией, как описано выше.Перед анализом образцы подвергали кислотному гидролизу (20).

    Другие измерения

    Были измерены вес, рост, а также окружность талии и бедер. Добровольцы были проинструктированы вести учет взвешенных продуктов питания в течение первых и последних 3 дней диетического вмешательства, и среднесуточное потребление энергии и макроэлементов было рассчитано для каждого субъекта с использованием датской базы данных о составе пищевых продуктов (DANKOST 2000; Dansk Catering Center, Herlev, Дания). AF измеряли на предплечье в трех повторностях в начале и в конце диетического вмешательства с помощью AGE Reader SU (DiagnOptics Technologies BV, Гронинген, Нидерланды), и среднее значение AF использовалось для статистического анализа (дополнительная таблица 1) .

    Статистический анализ

    Все данные были логарифмически преобразованы перед анализом для достижения приблизительно нормального распределения. Однако нетрансформированные данные, суммированные как среднее ± стандартная ошибка среднего, представлены в таблицах.

    Первичные и вторичные исходы были проанализированы с использованием двухфакторной модели ANOVA, первоначально включавшей взаимодействие моносахарид-AGE, а также основные эффекты AGE и моносахарида. Кроме того, эти модели включали ковариаты для корректировки базовых уровней, возраста и изменений окружности талии и веса по сравнению с исходным уровнем.Взаимодействие и основные эффекты оценивали с помощью тестов F . Кроме того, исходные значения антропометрических и метаболических переменных сравнивались между группами с помощью двухвыборочных тестов t . Изменения антропометрических и метаболических переменных в каждой группе во время диетического вмешательства проверялись парными тестами t . Проверка модели была основана на графической оценке графиков остатков и графиков нормальной вероятности. Двумерные ассоциации между AGE в моче и метаболическими переменными оценивались с помощью коэффициентов корреляции Пирсона.Все статистические анализы были выполнены с использованием SAS версии 9.2 (SAS Institute Inc, Кэри, Северная Каролина). Статистически значимые различия были получены, если значение P было <0,05.

    Результаты

    В общей сложности 74 добровольца завершили вмешательство, и 73 добровольца были включены в окончательный статистический анализ (у 1 добровольца значения глюкозы и инсулина вышли за пределы диапазона 3-SD, и была поддержана тщательная оценка дальнейших биохимических конечных точек. исключение этого добровольца из анализа данных).Это включало 37 добровольцев в группе с высоким ВОЗРАСТОМ и 36 добровольцев в группе с низким ВОЗРАСТОМ, в сочетании с 35 и 38 добровольцами, получавшими фруктозу и глюкозу, соответственно.

    Не было никакого эффекта взаимодействия моносахаридов и AGE ( P = 0,98) или вмешательства моносахаридов ( P = 0,14) на HOMA-IR или на какие-либо вторичные исходы. Таким образом, наблюдались только эффекты AGE.

    Антропометрические характеристики не различались между группами с высоким и низким возрастом на исходном уровне (таблица 2).Вес, ИМТ и окружность талии снизились в обеих группах во время диетического вмешательства ( P <0,05), но больше в группе с низким ВОЗРАСТОМ, чем в группе с высоким ВОЗРАСТОМ ( P <0,02) (Таблица 2). Среднее потребление энергии и абсолютное потребление белка и углеводов были одинаковыми между группами на протяжении всего диетического вмешательства (таблица 3). Однако потребление жиров и относительный вклад энергетических питательных веществ различались, поэтому добровольцы из группы с низким возрастом потребляли на 15% больше белка, на 10% больше углеводов и на 22% меньше жиров, все выражалось в процентах от потребляемой энергии по сравнению с с теми, кто находится в группе высокого ВОЗРАСТА (все P <0.05).

    Таблица 2

    Антропометрические характеристики исследуемой популяции на исходном уровне и после 4 недель диетического вмешательства

    Таблица 3

    Характеристики диетического питания исследуемой популяции за 4 недели вмешательства, оцененные дважды на основе 3-дневных взвешенных записей о продуктах питания

    Расчетное среднее суточное потребление ХМЛ составляло 10,7 мг в группе с низким ВОЗРАСТОМ и 24,6 мг в группе с высоким ВОЗРАСТОМ. Среднесуточные уровни экскреции ХМЛ и MG-h2 с мочой не различались между группами на исходном уровне и снизились ( P <0.05) в группе с низким ВОЗРАСТОМ, но не в группе с высоким ВОЗРАСТОМ, после вмешательства (рис. 1). Эффект вмешательства на экскрецию AGE с мочой (рис. 1) был сильнее после поправки на макроэлементы ( P = 0,02 для CML и P = 0,01 для MG-h2). Уровни экскреции CML и MG-h2 с мочой положительно коррелировали друг с другом на исходном уровне, а также через 4 недели (оба r ∼ 0,5, P <0,0001).

    Рисунок 1

    Экскреция с мочой (среднее значение ± стандартная ошибка среднего) CML ( A ) и MG-h2 ( B ) в миллиграммах за 24 часа в пожилом возрасте (черные полосы, n = 37) и в низком возрасте (белые столбцы, n = 36) групп на исходном уровне и после 4 недель диетического вмешательства.Значения P указывают на различия между группами (на основе моделей ANOVA с дополнительной поправкой на базовый уровень). * Значимый парный тест t на изменение от исходного уровня в группе (данные, преобразованные в журнал).

    Наблюдаемые уровни HOMA-IR и S i0,120 были аналогичны тем, которые наблюдались ранее у добровольцев с нормогликемией (18,21). Исходные результаты OGTT выявили пять субъектов с нарушенной гликемией натощак. Переменные метаболизма глюкозы не различались между группами с высоким и низким возрастом на исходном уровне (таблица 4).Потребление диеты с высоким возрастом увеличивало уровни инсулина натощак и HOMA-IR ( P <0,001) и уменьшало S i0,120 ( P = 0,04) по сравнению с диетой с низким возрастом (Таблица 4 ). Влияние вмешательства на изменения уровня HOMA-IR и инсулина натощак также оставалось значительным после корректировки на возраст, изменение веса и изменение окружности талии (все P = 0,001). Поправка на потребление макроэлементов с пищей не повлияла на результаты.Уровни глюкозы натощак и через 2 часа существенно не изменились (Таблица 4). Уровни липидов в плазме, общего GLP-1 и AF не различались между группами (дополнительная таблица 1).

    Таблица 4

    Характеристики переменных метаболизма глюкозы в исследуемой популяции на исходном уровне и после 4 недель диетического вмешательства

    Исходная экскреция MG-h2 с мочой положительно коррелировала с 4-недельным S i0,120 и диетическое потребление углеводов ( r = 0.3, P <0,03) и отрицательно коррелировал с диетическим потреблением белка ( r = -0,3, P = 0,01). Никаких других корреляций между экскрецией с мочой анализируемых AGE и другими антропометрическими и метаболическими переменными не наблюдалось.

    Выводы

    Текущее исследование показало, что потребление диеты с низким ВОЗРАСТОМ в течение 4 недель улучшило ИР у женщин с избыточным весом. Добавление фруктозы не повлияло ни на какие результаты. Предыдущие исследования показали, что диета с высоким AGE увеличивает ИР у мышей с диабетом 2 типа (7), а также у мышей дикого типа (8,9).4-месячная диета с ограничением AGE улучшила маркеры окислительного стресса, воспаления и HOMA-IR у пациентов с диабетом 2 типа, но не у здоровых контрольных субъектов (11). Исследование включало только 18 здоровых контрольных субъектов в параллельном дизайне, и эта часть исследования, скорее всего, была недостаточно эффективной (11). Настоящее параллельное исследование с 73 добровольцами имело сравнительно большую мощность для обнаружения возможной разницы в маркерах ИР. Наше открытие улучшения ИР согласуется с ранее опубликованным перекрестным исследованием у здоровых людей (12).Однако потребление энергии в этом исследовании было выше при диете с высокой термической обработкой, чем с диетой с низкой температурой, равно как и потребление углеводов и жиров. О влиянии этого на вес не сообщалось и, похоже, не учитывалось в статистическом анализе. В отличие от этого исследования (12), мы получили изокалорийные диеты в группах с высоким и низким возрастом, хотя нам не удалось избежать аналогичных изменений в составе макроэлементов. В нашем исследовании потребление жиров было ниже (как в процентах от энергии, так и в граммах), а потребление белков и углеводов было выше (только в процентах от энергии) при диете с низким возрастом.Обе группы потеряли вес и уменьшили окружность талии во время вмешательства, но значительно больше в группе с низким ВОЗРАСТОМ. Тем не менее, изменения уровней инсулина натощак и HOMA-IR оставались разными между группами, когда в анализ включались изменения веса и окружности талии. Однако мы не можем полностью исключить возможность того, что эти изменения были вызваны различиями в составе макроэлементов, а не различиями в потреблении AGE.

    Предыдущие исследования показали, что изокалорийные диеты с ограничением жиров оказывают благотворное влияние на холестерин, не являющийся HDL, и маркеры воспаления, в то время как чувствительность к инсулину, артериальное давление и масса тела остаются неизменными (22).Напротив, мы наблюдали потерю веса как в группах с высоким, так и с низким AGE, хотя больше всего наблюдалось в группе с низким AGE. Это говорит о некоторой степени недоедания в обеих группах, несмотря на поддержку привычного потребления энергии. Расчетное низкое потребление калорий также указывает на занижение потребления пищи. Занижение сведений во время оценки питания — хорошо известная проблема, особенно у людей с ожирением (23,24).

    Неблагоприятные эффекты AGE на чувствительность к инсулину могут быть опосредованы повышенным окислительным стрессом и воспалением (25).Действительно, снижение маркеров окислительного стресса и воспаления было обнаружено в нескольких исследованиях с участием человека с диетой с ограничением по возрасту (11,12,26–29). Наблюдаемые эффекты на чувствительность к инсулину также могут быть связаны с взаимодействием AGE с инсулино-сигнальным каскадом (30,31).

    CML и MG-h2 образуются из лизина и аргинина, соответственно, разными путями, что делает совместное использование этих двух маркеров полезным для оценки общего воздействия AGE. В отличие от ХМЛ, MG-h2 не является кислотоустойчивым, и перед анализом часто используется ферментативный гидролиз.К сожалению, ферментативный гидролиз образцов пищевых продуктов часто бывает недостаточным, особенно продуктов, подвергшихся термической обработке и имеющих множество сложных структур (32,33). Мы попытались измерить уровни MG-h2 в образцах пищи, но не смогли получить надежных результатов. Однако экскреция MG-h2 с мочой ясно указывает на значительную разницу в содержании MG-h2 между двумя диетами. Содержание ХМЛ в диетах было в два-четыре раза выше, чем сообщалось в других интервенционных исследованиях, но с сопоставимым соотношением между диетами с низким и высоким возрастом (12,34).Точно так же экскреция ХМЛ с мочой была вдвое выше, чем сообщалось ранее (34). Мы не можем исключить, что ХМЛ образовался в образцах пищевых продуктов во время хранения перед анализом, что отчасти могло бы объяснить высокие уровни в обоих диетах; однако, поскольку уровень мочи был таким же повышенным, это, вероятно, не имело места. Выведение с мочой ХМЛ и MG-h2 указывает на то, что диета с высоким ВОЗРАСТОМ хорошо соответствовала привычной диете добровольцев в отношении содержания AGE. Это согласуется с представлением о распространенных западных диетах как о лицах с высоким возрастом (6).Мы не измеряли AGE в плазме, потому что это могло отражать только самое последнее воздействие, но вместо этого мы исследовали содержание в моче AGE, потому что это отражает как минимум 24 часа накопленного потребления AGE, а также эндогенно сформированные AGE.

    Несмотря на различия в экскреции CML и MG-h2 с мочой, на значения AF на коже это вмешательство не повлияло (дополнительная таблица 1). Значения AF на коже отражают накопленные флуоресцентные AGE, как при диабете (35), и отсутствие измеримых изменений предполагает, что 4-недельная продолжительность исследования была недостаточной для изменения уровней AGE в коже.Кроме того, ХМЛ и MG-h2 не являются флуоресцентными, и изменение их уровней экскреции с мочой может не быть связано с кожной ФП.

    Основным недостатком нашего исследования является изменение массы тела и потребления жира. Однако изменение чувствительности к инсулину было значительным даже после поправки на изменения веса и потребления жира; но нельзя исключить возможное смешение этих факторов, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. Кроме того, мы не контролировали соблюдение фактического плана питания, а также не контролировали потребление энергии и питательных веществ.Разница в потреблении жиров может быть связана с различиями в методах приготовления, которые следует учитывать в будущих исследованиях. Кроме того, открытый дизайн увеличивает риск получения необъективных результатов, но ослепление было практически невозможным с диетами с высоким и низким возрастом.

    И диетический состав макроэлементов, и тепловые изменения, помимо образования AGE в рационе с высоким AGE, могли испортить результаты, но этих факторов трудно избежать при сравнении реальных методов приготовления пищи.Такие изменения могут включать воздействие гетероциклических ароматических аминов, акриламида, пиролизатов белков и, возможно, других, пока неизвестных групп соединений. Кроме того, нельзя исключить более низкое содержание термочувствительных питательных веществ (например, витамина С и тиамина) в диете с высоким возрастом.

    Таким образом, 4-недельное изменение методов приготовления пищи с целью снижения содержания AGE было достаточным для уменьшения маркеров IR у женщин с избыточным весом. Добавление фруктозы не повлияло на результат.Мы пришли к выводу, что низкотемпературные методы приготовления с ограниченным образованием AGE могут снизить риск развития IR, либо за счет уменьшения потребления жиров с пищей, либо за счет ограничения содержания AGE в рационе.

    Благодарности.

    Авторы благодарят всех добровольцев за их участие в исследовании, а также сотрудников кухни и лаборатории Департамента питания, физических упражнений и спорта. Авторы также благодарят Тину Катбертсон, Департамент питания, физических упражнений и спорта, за корректуру на английском языке.Дополнительные образцы для совместной работы хранятся в открытом биобанке CUBE (www.cube.ku.dk).

    Финансирование. Работа выполнена в рамках исследовательской программы UNIK: Food, Fitness & Pharma for Health and Disease (см. Www.foodfitnesspharma.ku.dk). Проект UNIK поддерживается Министерством науки, технологий и инноваций Дании.

    Двойственность интересов. О потенциальных конфликтах интересов, относящихся к этой статье, не сообщалось.

    Вклад авторов. A.B.M. и B.d.C. способствовал разработке концепции, дизайну и статистическому анализу. M.W.P., L.O.D. и S.G.B. внесла свой вклад в концепцию и дизайн. С.А. способствовал координации исследований. C.R. способствовал статистическому анализу. J.M.A. и Дж. способствовал анализу AGEs. M.J.B. и J.J.H. способствовал анализу GLP-1. Все авторы внесли свой вклад в интерпретацию данных и написание рукописи. L.O.D. и С.Г. являются гарантами этой работы и, как таковые, имеют полный доступ ко всем данным в исследовании и несут ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *