Не стареть: Как никогда не стареть | Журнал Esquire.ru

Содержание

Как никогда не стареть | Журнал Esquire.ru

Меня часто называют продавцом бессмертия, но на самом деле я не мечтаю о вечной жизни. Моя цель как ученого — избавить человека от болезни, которая делает его немощным и старым. Люди боятся смерти, но еще сильнее они боятся прожить в два раза дольше обычного, потому что знают: со временем качество жизни неуклонно падает. Наш организм в 90 лет и физически, и интеллектуально уже не способен функционировать так же хорошо, как в молодости. Эту проблему мы и задумали решить. Ученые, которых поддерживает фонд SENS, работают над тем, чтобы качество жизни в 75 или 95 лет было таким же, как в 25. Когда-нибудь человечество научится доживать и до 150 лет, но это не изменит сам принцип: мы просто будем чувствовать себя тридцатилетними вне зависимости от биологического возраста.

Сегодня ученые заняты лечением старческих болезней — атеросклероза, артрита, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, — но игнорируют сам процесс старения. Это логически неверно. Все неприятности, которые происходят с нами в старости, являются побочными эффектами долгой жизни. Потеря мышечной массы или ослабление иммунной системы считаются естественным следствием возраста, но в реальности это такая же болезнь, и нам прежде всего необходимо разобраться с ней, иначе мы никогда не сумеем победить все остальные.

За последние пятьдесят лет количество болезней пожилого возраста, о которых мы знаем, значительно увеличилось. Это связано с резким ростом продолжительности жизни, грубо говоря, впервые в истории у значительного числа людей появилась возможность до этих болезней дожить. Вопрос в том, какой мы найдем из этой ситуации выход: отберем у людей эту возможность или откроем способ не болеть? Мне больше нравится второй вариант.

Наше тело — довольно сложный механизм, но все-таки это механизм. Как и любой другой механизм, оно подвержено разрушению, начиная еще с внутриутробного состояния — вследствие метаболизма. Нарушения на молекулярном и клеточном уровнях являются побочным эффектом нашей жизнедеятельности. Тело так устроено, что может вынести небольшое количество этих поломок. Когда их становится слишком много, мы начинаем болеть и стареть. Наша работа состоит в том, чтобы понять, к какому типу относится та или иная поломка, и придумать, как ее починить.

Еще пятнадцать лет назад мы разработали семь терапевтических подходов, направленных на семь типов различных повреждений. Например, в нашем организме есть клетки, которые погибают и не заменяются новыми, поэтому с годами их количество сокращается. А есть канцерогенные клетки, которые делятся, хотя не должны. Есть разнообразный «внутриклеточный» мусор и так далее. Важным инструментом лечения клеточных повреждений может стать редактирование генома, а также терапия стволовыми клетками. Последняя может помочь, скажем, при отмирании или атрофии клеток: стволовые клетки вводятся в организм, начинают делиться и заменять собой те клетки, которые организм уже не способен воспроизводить самостоятельно. В свою очередь, редактирование генома может применяться для предотвращения появления канцерогенных клеток — это одна из основных причин старения — или для того, чтобы научить наши клетки делать то, что они раньше не умели, например, самостоятельно избавляться от молекулярного «мусора».

Бюджет SENS составляет пять миллионов долларов в год, на эти деньги мы ведем работу в собственной лаборатории в Калифорнии и финансируем порядка десяти научных групп в разных университетах, в основном, в США. Деньги остаются главным сдерживающим фактором — если бы наш бюджет был в десять раз больше, исследования проходили бы в три раза быстрее. Чтобы привлечь внимание к проблеме старения, я даже придумал научное состязание Methuselah Mouse Prize: мы готовы дать 1,4 миллиона долларов тому ученому, чья лабораторная мышь побьет мировой рекорд продолжительности жизни. Вот уже двенадцать лет он принадлежит Анджею Бартке: его мышь прожила 1819 дней — это примерно двести лет для человека.

На сегодняшний день в наших проектах задействованы около 20 исследователей, и у нас уже есть некоторые результаты. Я не говорю о конкретных пациентах, которым мы продлили бы жизнь, нам далеко даже до клинических испытаний, но, например, на прошлой неделе журнал Science опубликовал нашу статью о синтезе глюкозепана и его роли в развитии диабета и старения. Думаю, шанс того, что наши технологии начнут работать в ближайшие 20−25 лет, достаточно велик. Но повторюсь, все зависит от денег. Если мы не получим достаточного финансирования, потребуется лет на десять больше. А это означает страдания и болезни для 500 миллионов человек, которых можно было бы избежать. На кону многое.

Конечно, победа над старением откроет перед человечеством множество вопросов. Новая продолжительность жизни, когда люди будут жить до 100−150 лет, изменит всю систему взаимоотношений между людьми. Но я отношусь к этому спокойно. Промышленная революция в XIX веке в корне изменила устройство общества, но никто же не считает, что изобретение парового двигателя пошло нам во вред. Кто-то говорит, что долгожительство изменит саму концепцию семьи, разрушит ее иерархию, когда дети не смогут встать по главе рода. По‑моему, этот тезис звучит чересчур патетично. Вы действительно думаете, что человек не захочет избавиться от своих болезней только ради того, чтобы умереть и не мешать своим детям? Сомневаюсь.

Я не вижу в своей работе никаких этических противоречий. Никто не считает, что быть здоровым — это плохо, а больным — хорошо. Даже приверженцы религиозных взглядов не враждуют со мной. Они знают, что человеческий долг заключается в уменьшении страдания наших ближних, а старение — это главная причина людских страданий во всем мире. И не бороться с ним — это грех. Вы скажете, что мы не уполномочены брать на себя такую ответственность, как продление собственной жизни? Но позвольте: научная деятельность подразумевает присутствие человеческой воли, которая манипулирует природой и меняет ее сообразно собственным потребностям. Какая разница, позволяет ли лекарство сохранить здоровье пожилому человеку или ребенку? Это технология, которую для своего блага использует человек, как он использует огонь, колесо или что-то еще.

К проблеме старения в мире относятся по‑разному. Я люблю приезжать в Москву, потому что здесь у нас очень много сторонников, которые понимают, насколько важно бороться со старением, и довольно серьезно работают в этой области. Во многих других странах, где я выступаю, люди по‑прежнему не считают старение медицинской проблемой и не понимают, что мы должны срочно предпринимать какие-то меры против нее.

«Организм не может не стареть». Интервью с биологом Вадимом Гладышевым о причинах старения и перспективах продления жизни

— Существует довольно много концепций старения. Давайте рассмотрим этот процесс сначала на небольшом, на клеточном уровне. Как бы вы определили старую клетку?

— С моей точки зрения, старение — это накопление вредных изменений с возрастом. Это не только молекулярные повреждения, изменения могут быть разными: может быть лишнее либо недостаточное количество какого-то компонента, или клеточный дисбаланс, или еще какие-то изменения. Например, в составе белкового комплекса одного белка больше, чем нужно, а другого — недостаточно. С возрастом такие изменения накапливаются. Это применимо и к клетке, и к организму, потому что большинство одноклеточных организмов так же стареют, как и многоклеточные, нет особой разницы. Но в многоклеточном организме сложнее, потому что в нем стареют разные органы и разные клетки внутри органов, и они как-то между собой взаимодействуют. Разные органы могут стареть с разной скоростью, разные клетки могут стареть с разной скоростью, и они все влияют друг на друга.

— Есть ли какая-то граница, по которой можно отличить старую клетку от нестарой?

— Нет, это такой непрерывный процесс. Старение начинается фактически с оплодотворения. Оплодотворилась яйцеклетка, возник новый организм и тут же начал стареть («Чердак» недавно писал о накоплении мутаций в тканях зародыша человека — прим. авт.). Просто среди зародышей высокая смертность, поэтому повреждений еще не видно на фоне всего остального. Это проявляется фактически только после девяти лет, в случае человека, когда начинает расти смертность с возрастом.

— Можно ли выделить какую-то ключевую причину старения?

— В этом-то и проблема. Непонятно, как сделать эксперимент, который отражал бы переход всей системы в старое состояние, а не каких-то ее частей. Обычно берут какую-то часть, например какой-то один ген или органеллу, и смотрят на них, пытаясь понять старение. Но это не может полностью отразить картину старения всего организма.

— То есть мы не можем взять никакой отдельный фактор и назвать его причиной?

— Нет главной причины старения. Ее не может принципиально быть. Представим такую ситуацию: какой-то фактор стал лимитирующим. Вот он — основная причина старения, из-за него все стареет. Тогда можно ожидать, что ослабнет естественный отбор на все другие компоненты. Допустим, что есть какой-то другой белок, который работает очень хорошо, он не ломается и функционирует всю жизнь. И в нем возникла мутация, он стал из-за этого чуть-чуть хуже. Но это будет неважно, он не отсеется отбором, потому что другая причина старения все равно лимитирующая. Потом в другом гене возникла мутация, в третьем… Все постепенно станет хуже и хуже, пока не синхронизируется с тем фактором, который у нас вначале был основной. В результате опять много факторов будут действовать вместе на старение, и не будет одного основного. Но синхронизация будет не абсолютная, и это проявляется по-разному у разных видов. Мыши, особенно лабораторные, часто умирают от определенных видов рака, а человек — от болезней сердца. Это происходит, потому что синхронизация процессов угасания не абсолютная, есть разная предрасположенность для возраст-зависимых болезней.

— Насколько однозначно связано старение клеток и старение организма? Предположим, у нас есть голый землекоп, который практически не стареет. В то же время вы недавно писали о том, что некоторые механизмы старения у него обнаружены (см. об этом текст «Чердака» — прим. авт.). Значит ли это, что отдельные клетки подвержены старению, а сам землекоп — нет?

— Нет, это не совсем так. Я думаю, что землекоп тоже стареет. Просто он очень долго живет. А поскольку у нас повреждения накапливаются все вместе, трудно найти основную причину. Но иногда можно манипулировать каким-то реперным белком, который влияет на множество других процессов. Допустим, мы его убрали — все поменялось, организм стал другим и теперь он стареет чуть по-другому и может стареть дольше. Вот так и землекоп: он стареет дольше, и так долго стареет, что очень трудно заметить этот процесс.

— Но отдельные стареющие клетки в его организме все-таки накапливаются?

— Конечно. Например, у него есть нейроны. Они формируются во время эмбрионального развития. Потом они не замещаются, они невозобновляемые клетки. Иногда в них что-то случается, например мутация произошла или какая-то другая ошибка, — нейрон умер, а его заместить нельзя никак. Прошло какое-то время — еще один нейрон умирает, другой, третий. Получается, что организм не может не стареть. Это относится к любому млекопитающему.

— Владимир Скулачев с соавторами выдвинул предположение, что землекоп — это неотеническая мышь (то есть такая, у которой развитие сильно замедлено, поэтому особи начинают размножаться еще в детском возрасте — прим. авт.), а человек — это неотеническая обезьяна. Поэтому землекоп стареет медленнее, чем мышь, а мы — медленнее, чем обезьяны. Есть ли у нас какие-то свои механизмы, которые позволяют нам медленнее стареть?

— Это интересный вопрос. У нас проект есть на эту тему в московской лаборатории. Мы как раз пытаемся обнаружить на уровне эволюционных процессов какие-то общие черты между человеком и землекопом по сравнению с их ближайшими родственниками, которые не неотеничны. С ходу гены, отвечающие за эти процессы, не находятся, но мы все еще ищем.

— Есть ли шанс, что мы можем какой-нибудь механизм долголетия позаимствовать у землекопа себе?

— Да, это одна из основных идей в моей лаборатории. Мы хотим изучить долгоживущие организмы, в том числе землекопа, и как-то использовать механизмы, которые возникли у них за время эволюции. Но для людей это не вопрос завтрашнего дня, конечно, потому что сначала надо на мышах проверить.

Схема сравнительной длительности жизни различных животных. [А] Максимальная длительность жизни, взятая по отношению к массе взрослой особи; [В] Примеры видов-долгожителей; [С] Сравнительное расположение некоторых видов млекопитающих по отношению к средней длительности их жизни. Иллюстрация из статьи Siming Ma, Vadim N. Gladyshev. Molecular signatures of longevity: insights from cross-species comparative studies / Seminars in Cell & Developmental Biology, использована с разрешения автора

— Как вам кажется, у какой из стратегий продления жизни больше шансов в ближайшее время?

— Одна тенденция — это простые интервенции, такие как ограничение калорий, они уже есть, их можно проверять. Привлечение механизмов от долгоживущих организмов — это вторая, более долгосрочная тенденция, с потенциалом на более радикальное изменение продолжительности жизни. Обычные простые интервенции на мышах продлевают жизнь на 20—30% максимум. Если перенести на человека — а у него скорее всего [подобные интервенции] не будут так хорошо работать — это увеличение [длительности жизни] на 10 или 20 лет, в идеале. И есть еще третий вариант — он совсем новый, вышла только одна статья на эту тему, здесь пока мало данных — это омоложение in vivo, внутри организма, когда можно экспрессировать так называемые «факторы Яманаки». Это четыре фактора транскрипции, которые позволяют перевести клетку из взрослого состояния в эмбриональное (материал «Чердака» на эту тему — прим авт.). Вышла год назад эта работа. Там ученые экспрессировали эти четыре гена у мыши, часть клеток перешла в более молодое состояние, и мышь стала жить дольше. Но тут проблема такая: когда мы клетку омолаживаем, мы сильно увеличиваем вероятность рака. Поэтому в той работе они немного схитрили, что ли: они сделали эксперимент на короткоживущей линии мышей, у которых не успел рак возникнуть. Но принципиально это очень хорошая идея. Можно одновременно и омолаживать, и бороться против рака, объединить эти стратегии. У этого направления есть большой потенциал. Я слышал от нескольких лабораторий, что сейчас активно идут исследования на эту тему.

— Но в таком случае у нас может возникнуть проблема, что мы медленнее учимся бороться с раком, чем репрограммировать клетки.

— Почему же, в случае рака — тоже очень большой прогресс за последние годы. Раки сейчас секвенируют, для каждого типа рака нашли основные драйверы, и под эти драйверы подбираются ингибиторы. Раньше лечили просто: химиотерапия или радио — и привет, для всех одинаково. А сейчас берут рак, секвенируют и знают уже, какой взять ингибитор, который действует именно на тот ген, который смутировал. Это совершенно другой уровень.

 Полина Лосева

Как научиться не стареть - УЗ «Гродненская университетская клиника»

Состариться можно и в 30 лет, а можно и в 70 быть молодым. Старость — это состояние души. Так считаете ли вы себя молодым?

Враждебное, недоброжелательное отношение к людям приводит к заболеваниям сердца. По сравнению с пессимистами оптимисты живут дольше в среднем на девять лет.

Что же на самом деле происходит? Можете ли вы чувствовать себя молодым? Оказывает ли состояние вашей души прямое влияние на процесс старения? Оказывает, да еще какое! Медицина лишь недавно признала факт прямой связи между духовным и физическим состоянием человека, но уже существует целая отрасль медицины, изучающей взаимодействие между ними. Названная психонейроиммунологией, она пока находится в младенческом возрасте, но уже способна с уверенностью заявить, что уровень стресса влияет на иммунную систему.

Один из пионеров этой отрасли — нобелевский лауреат доктор Кэндейс Перт, труды которого доказали тесную взаимосвязь между всеми клетками организма, что дает ему возможность работать как единое целое. Поэтому изменение деятельности клеток мозга, вызванное различными эмоциями, оказывает непосредственное воздействие на клетки всех остальных органов.

Процесс осуществления связи между мозгом и всем организмом невероятно сложен. Химический передатчик импульсов между нервными клетками, находящимися в мозге, трансмиттерами, подвержен воздействию эмоций и в свою очередь вызывает физические реакции в остальных органах, включая систему сопротивления болезням. Таким образом, болезнь влияет на эмоции и поведение человека.

В наше время считается, что выздоровление человека находится в прямой зависимости от его отношения к своему заболеванию. Одно исследование доказало, что среди больных раком груди женщин те из них, кто обладает духом сопротивления, выживают чаще, чем те, кто обреченно воспринял эту страшную болезнь. Не вызывает сомнения, что болезни сердца быстрее прогрессируют у чувствующих себя беспомощными, робких людей, чем у тех, кто этого не ощущает.

Что еще создает состояние здоровья и молодости? Очень полезно умение не корить себя за мелкие прегрешения. Исследования показали, что люди, редко испытывающие угрызения совести, реже посещают врача или страдают простудными заболеваниями и гриппом. Доказано, что, если человек терзается угрызениями совести, доставив себе удовольствие занятиями сексом или поеданием шоколада, у него снижается уровень иммуноглобулина А, который соотносится с сильной иммунной системой.

Ощущение себя молодым очень важно для предотвращения старения. Ваш разум подобен ракете с тепловой системой наведения — он движется к целям, которые вы ставите, — позитивным либо негативным. Так что, если вы постоянно думаете о себе как о стареющем, излишне толстом и потерявшем форму человеке, таким вы и станете. Думайте о себе как о молодом, полном энергии человеке, и вы будете вести себя соответственно. Думайте: «Я хочу выглядеть на десять лет моложе, обладать огромной энергией и радостью жизни». Затем спросите себя, какой образ жизни при этом вы стали бы вести? Как питались бы, воспринимали неприятности, с чего начинали бы каждый новый день?

Если вы читаете эту статью, значит, готовы к восприятию новых идей. Одно это уже гарантирует, что вы всегда будете моложе своего календарного возраста. Очень помогает поддерживать мозг в активном и молодом состоянии полученное образование. И вовсе не обязательно иметь какую-либо ученую степень. Секрет долгой жизни — в постоянном и активном интересе к жизни. Поступите на курсы, отыщите лекторий по интересующей вас отрасли науки или ремесел. Постарайтесь как можно более разнообразно проводить выходные дни. Посещайте художественные выставки и музеи. Если вы забросили свои старые увлечения — спорт, рисование, походы в театр, — это верный признак старения души.

Хотя бы раз в неделю совершите любой добрый поступок — опыты показывают, что это приносит больше пользы вам, чем тому, кто получает. Уступите место человеку, который выглядит так, как будто нуждается в этом больше вас, придержите кому-то дверь, притормозите машину, предложив пешеходу спокойно перейти улицу, навестите не выходящего из дома соседа, наконец, просто улыбнитесь незнакомому прохожему…

Врач Кудырко Л.Л.

Приглашаем не стареть

Ученые уверены, что можно бороться со старением и отодвинуть границу максимальной продолжительности жизни. Эти цели будут достигнуты, если больше инвестировать в фундаментальную науку

С ейчас примерной границей максимальной продолжительности жизни считается 120 лет. Самая знаменитая долгожительница Жанна Кальман почила в возрасте 122 лет, при этом, как она заявила на своем 120-летии, в 110 она бросила курить, а чуть раньше — ездить на велосипеде, но не отказывалась от порто и шоколада. Некоторые исследователи, правда, подвергают сомнению, что это на самом деле была Жанна, а не ее дочь. Но это и не важно, в конце концов. В мире не так мало долгожителей, которые уже отпраздновали столетний юбилей. В 2012 году, по некоторым данным, насчитывалось 343 тысячи «столетников», к 2050 году, по прогнозам, их будет более трех миллионов.

На прошлой неделе в Москве прошла конференция «Инвестиции в бессмертие», организованная Forbes Russia при поддержке некоммерческого проекта Centaura. Конференция была посвящена вопросам научного прогресса в борьбе со старением и инвестициям в биотехнологии. В ней участвовали ведущие исследователи старения из США, Сингапура и Великобритании, представители фармацевтических компаний, венчурных фондов и медицинских организаций. Ученые говорили о том, что, хотя многое в этой области науки еще неизвестно, стремительно накапливается как интерес к этой области, так и количество данных о биологических основах старения. Модельные организмы — черви и мыши — уже живут гораздо дольше. Основной вывод: да, среднюю продолжительность человеческой жизни можно продлить, сделать ее здоровее и отодвинуть максимальный предел.

 

Старость плоха болезнями

Демографы утверждают, что человечество стремительно стареет. В первые пятнадцать лет нового века прирост населения в возрасте более 60 лет составлял 2,3%, в следующие пятнадцать лет он составит 4%. Специалисты ООН прогнозируют, что в 2030 году численность пожилого населения достигнет 1,4 млрд человек, а к 2050-му — 2,1 млрд. 

Брайан Кеннеди, заслуженный профессор биохимии и физиологии в Медицинской школе Йонг Лу Лин в Национальном университете Сингапура и директор Центра здорового старения в Национальном университете системы здравоохранения

forbes.ru

К сожалению, говорит Брайан Кеннеди из Национального университета Сингапура, увеличение продолжительности жизни не идет нога в ногу с улучшением состояния здоровья в этом возрасте. Большинство пожилых начинают одолевать болезни, которые называют возрастзависимыми, поскольку чаще они проявляются в последней трети жизни: в основном это сердечно-сосудистые заболевания, диабет второго типа, атеросклероз, деменции, остеопороз, рак, артрит, глазные болезни. Это больше всего пугает людей, прошедших земную жизнь до половины. Это беспокоит общество — хотя бы потому, что значительно увеличивается давление на бюджет. Аналитики ОЭСР полагают, что к 2050 году пенсии, на которые сейчас в среднем приходится 7,4% ВВП, могут вырасти до 10,6%, расходы на здравоохранение — с нынешних 5,5% до 8,3%. Альтернативой повышения бюджетных расходов могут стать инвестиции в науку и исследования, направленные на изучение старения и поиски способов продления активности, функциональности людей.

 Демографы утверждают, что человечество стремительно стареет. В первые 15 лет нового века прирост населения в возрасте более 60 лет составлял 2,3%, в следующие 15 лет он составит 4%

Активно такой фундаментальный антиэйджинг стал развиваться всего лет десять назад. Раньше этот термин обозначал в основном косметические средства — кремы для «омоложения», уколы гиалуроновой кислоты и другие инструментальные процедуры, краски от седины, а также несложные биодобавки типа эхинацеи или витаминов. В последние годы в мире все чаще проводятся конференции, где собираются ученые, специализирующиеся на фундаментальных механизмах старения, и компании, нащупывающие молекулы, связанные с открытыми механизмами.

Московскую конференцию открывал Брайан Кеннеди, много лет возглавлявший американский Институт Бака, прицельно занимающегося проблемами долголетия. Сейчас же он перебрался в Национальный университет Сингапура, поскольку именно в этой стране, по его мнению, наиболее комфортная и перспективная среда для исследований в области биотехнологий, в частности в сфере долголетия. Существенную поддержку этим исследованиям оказывает правительство Сингапура, поскольку перспективы угрожающие: к 2030 году на одного старика будет приходиться всего двое молодых. В 2000 году это соотношение составляло 1:8. По словам Кеннеди, Сингапур сейчас одна из ведущих площадок для изучения старения.

 

Факторы старения

Есть множество теорий старения, но большинство ученых сходится на том, что старение — это результат накопления повреждений в клетках организма. Но нет одного конкретного фактора, который запускает эти повреждения. Старение — системный процесс. Многие ученые склонны называть старение болезнью. Повреждения постоянно накапливаются в разных органах и тканях и вызывают различные возрастные заболевания. Мы начинаем лечить их последствия, когда молекулярные патологии уже необратимы, поэтому лечение очень трудное и дорогое. Многие специалисты в области старения считают, что нужно лечить не много разных болезней, а одну — само старение, и начинать это делать превентивно. 

 Есть множество теорий старения, но большинство ученых сходится на том, что старение — это результат накопления повреждений в клетках организма. Но нет одного конкретного фактора, который запускает эти повреждения. Старение — системный процесс

Другое дело, что пока однозначных подходов к такому лечению не предложено. В последнее время, по словам Веры Горбуновой из Университета Рочестера, произошел настоящий взрыв в определении биомаркеров старения. Биомаркерами старения называют различные показатели жизнедеятельности организма, которые меняются как количественно, так и качественно в зависимости от возраста. По словам профессора Сыктывкарского госуниверситета и профессора МФТИ Алексея Москалева, сейчас известно более 600 биомаркеров, как правило, они связаны с рисками развития различных болезней. Они могут присутствовать на различных уровнях организации живой системы и быть системными — например, изменения в иммунной системе, в системе крови, функциях мозга, почек; могут быть на клеточном уровне — например, так называемое клеточное старение, когда в норме делящиеся клетки отказываются делиться, переходят в состояние покоя; могут быть на молекулярном уровне — например поломки хромосом.

Одним из важных биомаркеров старения, отмечали спикеры на конференции, являются так называемые метильные метки. Эти метки, «присаживающиеся» на тех или иных участках ДНК, могут воздействовать на активность генов, к которым они прицепились, снижая определенные функции организма. По мнению многих ученых, картина метилирования дает возможность достаточно четко определить биологический возраст организма, который может значительно отличаться от хронологического. Однако метильные метки не показывают ни причин, ни мишеней для воздействий.

Вадим Гладышев, профессор медицины в Гарвардской медицинской школе, директор Центра редокс медицины и член Института Брода

forbes.ru

По словам профессора медицинской школы Гарвардского университета Вадима Гладышева, способность измерять старение через биомаркеры — очень большой прорыв в фундаментальной науке. Однако пока не определено, какая комбинация этих биомаркеров способна помочь выделить главные механизмы, на которые можно будет эффективно воздействовать.

 

Движение к пониманию

По словам Брайана Кеннеди, изучение механизмов старения ведется широким фронтом, идет накопление материала. Многие ученые занимаются долгоживущими или нестареющими организмами. К примеру, Андрей Селуанов и Вера Горбунова из Университета Рочестера ищут особенности, позволяющие жить долго, у голых землекопов или гренландских китов. Первые, в отличие от своих родственников — обычных мышей, живут раз в десять дольше, как правило, они практически не подвержены возрастным заболеваниям, в частности раку. Гренландские киты живут около 200 лет. Лаборатория Вадима Гладышева изучает геном ночницы Брандта. Эта маленькая летучая мышка живет более 40 лет — почти вдвое дольше, чем прочие летучие мыши. 

Жоао Педро-де-Магалхаес, профессор Ливерпульского университета

forbes.ru

Жоао Педро-де-Магалхаес из Ливерпульского университета говорит, что за последние годы было открыто более двух тысяч генов, которые ассоциируются со старением. Проводится немало исследований, которые показывают, как манипуляции с геномом живых организмов продлевают им жизнь. В частности, со сменой лишь одного гена жизнь червя нематоды увеличивалась в десять раз. А смена одного гена у мыши позволяет особи жить на 40% дольше и качественнее. «Если бы мы экстраполировали такой прирост продолжительности жизни на человека, то могли бы утверждать, что он мог бы перешагнуть рубеж в 150 лет. Однако важнее не сама цифра, а хорошее состояние организма», — говорит Магалхаес. По словам ливерпульского профессора, генетические вмешательства — один из самых перспективных путей влияния на увеличение продолжительности жизни и, главное, поддержания функций, свойственных здоровому активному возрасту. «Если препараты от старения, которые исследуются на животных, могут давать продление жизни на несколько процентов, то генетическое вмешательство — как минимум на 50 процентов», — говорит он.

 Один из важных биомаркеров старения — так называемые метильные метки. Эти метки, «присаживающиеся» на тех или иных участках ДНК, могут воздействовать на активность генов, к которым они прицепились, снижая определенные функции организма

Тем не менее исследователи изучают различные подходы к влиянию на старение. По словам Брайана Кеннеди, хорошо известно, что физическая и умственная активность, отказ от алкоголя, периодическое голодание приводят к неплохому эффекту. На животных тестируются различные кандидаты на звание препаратов антистарения — рапамицин, метформин, акарбоза, снижающая концентрацию уровня глюкозы в крови, нестероидные противовоспалительные средства и другие. «Мы пока продвигаемся небольшими шагами, используя некоторые доступные механизмы на животных, исследования на людях пока не проводились, — говорит Брайан. — Отчасти это связано с тем, что мы еще до конца не понимаем старение в целом, отчасти — с тем, что регулирование исследований в этой области пока не оформлено». Вследствие этого сфера антиэйджинга явно недоинвестирована. Из нескольких сотен миллиардов долларов, которые тратятся на медицинские исследования, лишь несколько процентов идут на практические исследования в области старения и долголетия.

 

Больше риска

«Нам потребуется еще немало времени, чтобы изучить фундаментальные основы старения, — рассуждает профессор Западного медицинского центра Техасского университета Джерри Шей, — и на это нужны куда большие вложения, чем те, что сейчас получают лаборатории и ученые. Нельзя инвестировать в одну-две лаборатории, поскольку ни один ученый не может предсказать, где будет прорыв. А прорыв возможен только при лонгитюдных исследованиях многих ученых».

По мнению участников конференции, многие инвесторы пока не готовы вкладываться в эту область хотя бы потому, что не очень хорошо понимают, как она связана с индустрией. «Инвесторы консервативны, — говорит Жоао Педро-де-Магалхаес. — Они настроены на краткосрочные проекты с горизонтом в три-четыре года. Нам нужны инвесторы с большим риском, чем нынешние. Я честно не понимаю, почему инвестиции в футбольные клубы или лекарства от рака гораздо больше вложений в изучение старости, где прорывы касаются каждого живущего на планете». 

Владимир Познер, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, первый президент Академии российского телевидения, писатель

forbes.ru

Этим же вопросом задавался и приглашенный к дискуссии известный телеведущий Владимир Познер. Подчеркивающий свою молодость яркими желтыми носками, Познер в свои 85 лет признался, что не причисляет себя к старикам. «Когда я бодр, я чувствую себя как двадцатилетний, если не очень — сорокалетним. Я удивлен, что эта область не получает достойного инвестирования, подозреваю, что вы пока не научились упаковывать свой товар. Спросите у любого человека, даст ли он денег на то, чтобы не быть дряхлым в старости. Убежден, что даст».

Тренд на крупные инвестиции в борьбу со старением берет начало в 2014 году, когда Google создал дочернюю компанию Calico. В 2018-м объем инвестиций в технологии продления жизни, по данным аналитиков CB Insights, составил рекордные 850 млн долларов. При этом большинство компаний по борьбе со старением до сих пор фокусируются на каком-то отдельном аспекте, а не демонстрируют комплексный подход: больше половины всех инвестиций приходится на проекты, которые разрабатывают фармацевтические решения, около трети — на проекты по обработке больших биологических данных и разработке таких медицинских методик по омоложению, как переливание крови от молодого донора или регенеративная медицина; небольшое количество средств было вложено в разработку специализированных диет и добавок. До сих пор практически никто не инвестировал в компании, которые занимаются комплексным решением проблемы старения с применением различных подходов.

Виталий Пономарев, международный предприниматель в сфере технологий, инвестор, популяризатор развития транспортной мобильности

forbes.ru

Понимая это, Виталий Пономарев, основатель успешной компании WayRay, создающей голографические экранные дисплеи и оцененной в 500 млн долларов, решил нырнуть в проблемы долголетия. В прошлом году он основал некоммерческий проект по борьбе со старением Centaura, куда вложил 16 млн долларов собственных средств. По его словам, победа над старением — это масштабная задача, которая может быть решена, если отказаться от традиционного для бизнеса короткого горизонта планирования. Он уверен, что должная финансовая поддержка позволит победить старение так же, как в свое время были побеждены инфекционные болезни. Компания проводит свои исследования (в арендованных лабораториях), а также поддерживает ведущие в этой области лаборатории мира. Она также вкладывается в отдельных перспективных ученых. По словам научного директора Centaura Наталии Воробьевой, основные направления исследований — изучение молекулярных и клеточных механизмов старения, разработка генно-инженерных методик и эпигенетической регуляции, а также изучение участия в процессах старения отдельных биологических структур, к примеру экзосом.

 «Я честно не понимаю, почему инвестиции в футбольные клубы или в лекарства от рака гораздо больше вложений в изучение старости, где прорывы касаются каждого живущего на планете»

«Наша позиция нестандартна, — говорит Наталия. — Мы вкладываемся в фундаментальную науку, в изучение молекулярных основ и в разработку методов, направленных на оптимизацию работы клеток организма. Эта область требует длительного R&D, и именно поэтому по этим направлениям не работают классические венчурные варианты».

Единственный способ создать эффективные методики борьбы со старением — проводить больше исследований, как на клетках и модельных животных, так и клинических, чтобы увидеть: мы можем продлить активный период жизни человека и максимальную продолжительность жизни, убежден Джерри Шей.

Как не стареть - советы и рекомендации, как продлить молодость и сохранить здоровье

Опубликовано: 09.04.2018    Обновлено: 16.07.2021   Просмотров: 2874

Известный российский ученый и Нобелевский лауреат Илья Мечников, основоположник геронтологии – науки о старении – еще в начале XX века утверждал, что потенциал организма рассчитан на 120 лет.

Что нужно делать, чтобы максимально отсрочить старость и чувствовать себя хорошо даже в почтенном возрасте?

1. Высыпайтесь

Заменить сон другими видами отдыха невозможно. Поэтому даже небольшой недосып — 3-4 часа в течение недели — может сказаться на самочувствии. Недостаток сна нарушает выработку глюкокортикостероидов, в том числе кортизола (гормон стресса). Это сказывается на углеводном, белковом и жировом обменах и может приводить к набору лишних килограммов, ожирению, сердечно-сосудистым заболеваниям, сахарному диабету II типа, снижению иммунитета.  

Интересно: японские ученые в эксперименте установили — продолжительность жизни людей, спавших менее 4,5 часов в сутки, сократилась примерно в 1,6 раза. Самый низкий уровень смертности был зафиксирован в группе тех, кто спал 6,5-7,5 часов. Переизбыток сна (свыше 9,5 часов) приводил к увеличению показателей смертности почти вдвое.

2. Двигайтесь

Недостаточная физическая активность — один из факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и рака. По рекомендациям ВОЗ, взрослым людям в возрасте от 18 до 64 лет рекомендуется включать не менее 150 минут занятий умеренной интенсивности или 75 минут высокой интенсивности в неделю. Регулярная физическая нагрузка улучшает тонус мышц, развивает чувство координации и баланса, что снижает риск падений и переломов, поддерживает нормальный обмен веществ, уменьшает вероятность гипертонии, инсульта, рака молочной железы, депрессии.

Интересно: канадские ученые провели метаанализ (обобщенные результаты нескольких десятков исследований) и выявили, что одним из основных методов профилактики рецидива рака молочной железы являются физические упражнения. Было установлено, что физическая активность в объеме, который рекомендует ВОЗ, снижала смертность от рака груди после лечения на 41%.

Чтобы избежать рисков, связанных с занятиями спортом, определите готовность организма к физическим нагрузкам. Для этого врачи СИТИЛАБ специально разработали профиль «Спорт базовый». Он оценивает важнейшие биохимические показатели здоровья и подходит для тех, кто только решил заниматься спортом, и тех, кто уже тренируется.

3. Пройдите обследование

Ранняя диагностика сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета II типа, заболеваний существенно снижающих качество жизни, — основа активного долголетия. Эксперты ВОЗ констатируют: излечение возможно практически всегда!

Чтобы исключить кардиориски любых видов, рекомендуется регулярно проводить чекапы (check-up) — комплексные обследования, оценивающие важнейшие биохимические показатели. В СИТИЛАБ для этого разработаны профили по направлениям: «Кардиориск», «Тромбозы», «Липидный статус».

4. Следите за микрофлорой кишечника

Одной из причин преждевременного старения является нарушение состава и свойств микрофлоры кишечника. Бактерии в кишечнике участвуют в синтезе аминокислот и витаминов группы B, витамина К, регулируют газообмен и обновление клеток слизистой оболочки, повышают активность кишечных ферментов и улучшают иммунную защиту. Однако при употреблении чрезмерного количества мясных продуктов, а также некачественной, загрязненной или недостаточно термически обработанной пищи, приеме антибиотиков и других лекарств баланс микрофлоры в кишечнике может быть нарушен.

Интересно: доказано, что включение в рацион фруктов, овощей и зелени уменьшает риск возникновения раковых заболеваний, сахарного диабета, остеопороза и болезни Альцгеймера.

По возможности ешьте мясо 1-2 раза в неделю, выбирайте нежирные сорта, это поможет сохранить баланс белка, железа и витамина B12 без вреда для здоровья. Ежедневно съедайте не менее 2-3 порций свежих овощей.

5. Повышайте эффективность мозга

С возрастом когнитивные способности снижаются. Запоминать и анализировать информацию, осваивать новые виды деятельности и быстро принимать решения становится все сложнее.

Чтобы сохранить ясность и остроту ума, важно:
  • исключить патологии сердечно-сосудистой системы, например, атеросклероз, при котором происходит нарушение кровообращения в сосудах;
  • избегать стресса, так как кортизол подавляет работу нейронов;
  • высыпаться, это необходимо для того, чтобы переводить информацию из краткосрочного в долгосрочный резерв;
  • заниматься фитнесом, чтобы улучшить приток крови к мозгу.

Интересно: доказано, что омега-3 жирные кислоты, а также магний играют особую роль в функционировании мозга. Полиненасыщенные жирные кислоты, такие как докозагексаеновая и эйкозапентаеновая кислоты, участвуют в синтезе новых нервных клеток. Поэтому важно включать в рацион орехи, рыбу жирных сортов, содержащих омега-3 жирные кислоты, магний и витамины.

Чтобы определить уровень омега-3 жирных кислот в организме, рекомендуется провести в СИТИЛАБ исследование «Ненасыщенные жирные кислоты Омега-3 в крови (докозагексаеновая и эйкозапентаеновая кислоты)».

Девочки, которые никогда не постареют

  • Вирджиния Хьюз
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Корреспондент BBC Future рассказывает о семьях, которые столкнулись с необъяснимой болезнью своих детей, и об ученом, который надеется найти разгадку бессмертия.

Ричард Уокер начал бороться со старением, будучи 26-летним американским хиппи. Дело было в 1960-е годы, когда бал правила молодость: время акций протеста против войны во Вьетнаме, психоделических наркотиков и сексуальной революции. Юного Уокера мучало осознание того факта, что старение рано или поздно заберет его жизненные силы. Однажды вечером, выехав прокатиться в своем кабриолете, Ричард пообещал себе, что найдет способ не стареть – до того, как ему исполнится 40 лет.

Уокер стал ученым, чтобы понять, почему он смертен. "Конечно же, причина была не в первородном грехе и не в Божьей каре, как учили меня по катехизису монахини, - считает он. – Нет, речь идет о результате биологического процесса, а значит, его контролирует некий механизм, который мы способны понять".

Ученые опубликовали несколько сотен теорий, посвященных старению, связав его с самыми разными биологическими процессами. Однако никто так и не смог собрать воедино всю эту разрозненную информацию.

Сейчас Уокеру 74 года, и он считает, что научить нас останавливать старение может исследование причин редкого заболевания, известного как "Синдром Х". Он нашел четырех девочек с этим заболеванием, для которого характерно перманентное состояние младенчества, остановка в развитии. По его мнению, причиной заболевания стал генетический сбой. Обнаружить его – значит вплотную приблизиться к разгадке бессмертия, уверен Ричард.

Не вылечат

В 2004 году, когда у Мэри-Маргрет Уильямс начались схватки, и вместе с мужем Джоном они отправились в роддом, ничто не предвещало беды. Их дочь Габриэла появилась на свет слабенькой и синюшной. В отделении реанимации новорожденных врачам удалось стабилизировать ее состояние, после чего началась целая серия анализов.

Спустя несколько дней Уильямсы уже знали, что генетическая лотерея оказалась неблагосклонна к Габби. Лобная доля ее головного мозга была гладкой, в ней отсутствовали борозды и извилины, внутри которых компактно располагаются нейроны. Ее зрительный нерв, связывающий глаза и мозг, был атрофирован – это сулило девочке слепоту. Кроме того, у нее было два порока сердца, а ее крошечные кулачки невозможно было разжать. Расщелина нёба и нарушение глотательного рефлекса означали, что кормить Габби нужно было через трубочку в носу. "Нас начали готовить к тому, что домой она с нами, вероятно, не поедет", - рассказывает Джон. Семейный священник приехал в больницу, чтобы крестить девочку.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Возможно, это выглядит, как реклама косметики, но процесс старения развивается именно так

Каждый день Мэри-Маргрет и Джон разрывались между больницей, где лежала Габби, и домом, где их ждала ее старшая сестра – 13-месячная София. Анализы на известные врачам генетические синдромы дали отрицательный результат. Никто не знал, что ожидает девочку. Католической семье Габби оставалось лишь уповать на Бога. "Мэри-Маргрет постоянно повторяла, что Габби приедет домой", - вспоминает ее сестра Дженни Хансен. И через 40 дней она действительно отправилась домой.

Габби часто плакала, любила, когда ее брали на руки, и ела каждые три часа – как и обычный младенец. Которым она, конечно же, не была. Родители постоянно возили ее к специалистам – к кардиологу, гастроэнтерологу, генетику, неврологу, офтальмологу и ортопеду. Все эксперты говорили одно и то же: ничего нельзя сделать.

У Габби росли волосы и ногти, но сама она не росла. Ее развитие происходило практически незаметно, в своем особом темпе. Мэри-Маргрет отчетливо помнит день, когда она везла Габби в коляске по коридору с окнами в потолке. Она взглянула на девочку и с изумлением обнаружила, что глаза Габби реагируют на солнечный свет – то есть она все-таки не слепая.

Несмотря на перенесенные трудности, супруги решили, что хотели бы завести еще детей. В 2007 году у них родился Энтони, а на следующий год появилась Алина. К этому моменту Уильямсы перестали таскать Габби по врачам, приняв для себя как факт: девочку никогда не вылечат. "В какой-то момент мы просто решили, - вспоминает Джон, - что пора смириться". Позже в семье родились еще двое детей.

Смертельные вопросы

Когда Уокер начинал научную карьеру, моделью "чистого старения" для него стала женская репродуктивная система: даже в отсутствие заболеваний женские яичники постепенно перестают функционировать при наступлении менопаузы. Он исследовал, как питание, свет, гормоны и химия мозга влияют на плодовитость крыс. Однако фундаментальная наука – удел тех, кто никуда не торопится. Ричарду не удалось найти лекарство от старения ни к 40 годам, ни даже к 50 или 60. Дело его жизни мало чем помогало ответить на вопрос, почему же мы смертны. Время работало против ученого.

Автор фото, Thingstock

Подпись к фото,

Что предопределяет физические изменения, когда мы стареем?

Оставалось лишь начать с чистого листа. Как пишет Уокер в своей книге под названием "Почему мы стареем", он затеял серию мысленных экспериментов, посвященных известным и неизвестным фактам о старении.

Старение обычно определяют как постепенно накапливающиеся повреждения клеток, органов и тканей, предопределяюшие физические изменения, которые характерны для пожилых людей. А что, подумал Уокер, если повреждение клеток является результатом старения, а не его первопричиной?

Эта идея зрела в голове ученого до 23 октября 2005 года. Вечером он работал в домашнем кабинете, когда жена позвала его в гостиную. Она подумала, что Ричарда заинтересует телепередача о девочке, которая будто бы застряла во времени. Брук Гринберг было 12 лет, однако она весила всего 6 кг, а ее рост составлял лишь 69 см. Наблюдавшие ее врачи никогда не сталкивались с подобным заболеванием и считали, что причина кроется в случайной генетической мутации. "Брук – настоящий источник вечной молодости", - сказал ее отец Говард Гринберг.

Уокер был заинтригован. Он слышал о других генетических заболеваниях, в том числе о болезни Гетчинсона-Гилфорда и синдроме Вернера, вызывающих преждевременное старение у детей и взрослых соответственно. Однако у этой девочки была генетическая болезнь, остановившая ее развитие и вместе с ним, как подозревал Уокер, процесс старения. Другими словами, Брук Гринберг могла помочь ему проверить сформулированную ранее теорию.

Неравномерное развитие

Брук родилась на несколько недель раньше срока, с многочисленными врожденными пороками развития. Педиатр назвал ее состояние "Синдромом Х", поскольку не мог понять, с чем имеет дело.

После телепрограммы Уокер нашел домашний адрес Говарда Гринберга. Спустя две недели ученый получил ответ, и после долгих обсуждений ему разрешили поработать с Брук.

Анализ Уокера показал, что органы и ткани Брук развивались с разной скоростью. Ее умственное развитие, согласно стандартизированным тестам, соответствовало возрасту 1-8 месяцев. Ее зубы были похожи на зубы восьмилетнего ребенка, а кости – на десятилетнего. Ушли младенческие жировые запасы, волосы и ногти росли нормально, однако она не достигла половой зрелости.

Все это свидетельствовало о "несогласованном развитии", в терминологии Уокера. Организм Брук, по его словам, развивался не как единое целое, а как набор отдельных элементов, не скоординированных между собой. "Она не вполне "застряла во времени", - писал Уокер. – Ее развитие продолжается, хотя и несогласованно".

Старение, по его мнению, происходит, поскольку человеческое развитие предполагает постоянные изменения. С рождения до наступления половой зрелости изменения жизненно важны: благодаря им мы растем и взрослеем. Однако с того момента, как мы повзрослели, наши тела не нуждаются в изменениях – скорее в поддержании их в текущем состоянии. "Если вы построили идеальный дом, наступает момент, когда стоит перестать класть кирпичи", - поясняет Уокер.

Брук была не такой, как все: похоже, она родилась со "встроенным" выключателем изменений, и он изначально был выключен. Однако найти генетическую причину этого оказалось непросто. Уокеру нужно было полностью расшифровать геном Брук.

Этому не суждено было случиться. К величайшему разочарованию Уокера, Говард Гринберг резко прервал все контакты с ним. Семья Гринбергов не объявляла публично о причинах, побудивших их прекратить сотрудничество с Уокером, и отказалась дать комментарий для этой статьи.

Еще один шанс

В августе 2009 года Мэри-Маргрет Уильямс увидела фотографию Брук на обложке журнала People, озаглавленную "Душераздирающая загадка: 16-летний младенец". Ей показалось, что история Брук во многом похожа на Габби, поэтому она связалась с Уокером.

Посмотрев на данные Габби, Уокер поделился с ее матерью своей теорией. По его словам, генетическое тестирование девочки могло бы помочь ему победить заболевания, связанные со старением – а, возможно, и само старение.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Далеко не всех тревожат страхи Уокера. Многие вполне счастливы в любом возрасте

В течение нескольких месяцев Джон и Мэри-Маргарет взвешивали все "за" и "против". Они не питали иллюзий по поводу исследований Уокера – скорее их интересовало, почему Габби родилась такой. Супруги Уильямс были твердо уверены, что Бог послал им Габби по какой-то причине. Участие в работе ученого давало им некоторое утешение, ведь таким образом увеличивались шансы найти лекарство от болезни Альцгеймера и других возрастных заболеваний.

Согласившись участвовать в исследованиях Уокера, Уильямсы, как ранее Гринберги, получили известность. Впрочем, жизнь Габби-местной знаменитости мало изменилась. Девочку постоянно окружают члены ее большой семьи. Обычно она лежит на полу или на одной из специальных подушек, предназначенных для того, чтобы ее позвоночник не изгибался буквой "С". Она издает звуки, которые заставили бы занервничать постороннего человека: мычит, шумно втягивает воздух, скрипит зубами. Ее братья и сестры не обращают на это внимания.

Вместе с генетиками из Дюкского университета Уокер проверил геномы Габби, Джона и Мэри-Маргрет. Они изучили экзом – последовательности, кодирующие молекулы белка и составляющие 1-2% генома. Сравнив экзомы всех троих, исследователи пришли к выводу, что Габби не унаследовала от своих родителей никаких мутаций экзома – а, значит, ее братья и сестры вряд ли смогут передать ее заболевание своим детям. "Огромное облегчение – просто колоссальное", - вспоминает Мэри-Маргрет.

Однако проверка экзома не дала ученым никакой информации о причинах заболевания девочки. Геном каждого из нас содержит мутации. На основе генетического материала одного человека невозможно понять, опасна ли та или иная мутация – для этого необходимо сравнить как минимум двух людей с одинаковой проблемой.

К счастью для Уокера, его популярность в СМИ помогла ему найти двух других девочек, которые, как он считает, страдают аналогичным заболеванием. Любопытен факт, что все известные случаи "Синдрома Х" приходятся на девочек. Это может означать, что искомая мутация происходит в Х-хромосоме – а может и быть обычным совпадением.

Уокер сотрудничает с коммерческой организацией в Калифорнии, с помощью которой он планирует сравнить полные геномные последовательности всех трех девочек – экзом и оставшиеся 98% ДНК-кода, которые, как считается, контролируют экспрессию генов, кодирующих молекулы белка.

Большинство исследователей сходится в том, что поиск генов, ответственных за возникновение "Синдрома Х", оправдан, поскольку эти гены, несомненно, помогут нам узнать больше о развитии человека. Однако они совсем не уверены в том, что заболевание девочек напрямую связано со старением – как и в том, что они страдают одним заболеванием. Но даже если это и так, и даже если ученые во главе с Уокером смогут установить генетическую причину заболевания, пройдет немало времени, прежде чем у людей появится возможность воспользоваться их открытием.

Конец жизни

24 октября 2013 года Брук умерла в возрасте 20 лет. Мэри-Маргрет сообщила об этом подруга, прочитавшая о смерти девочки в журнале. Новость стала для женщины шоком. "Хотя мы никогда не встречались с ее семьей, они буквально стали частью нашей жизни", - говорит она.

У Габби дела идут неплохо. Мэри-Маргрет и Джон перестали планировать ее похороны и начали думать о том, что будет, если девочка переживет своих родителей. Им не нужна волшебная таблетка от старости, они с интересом ожидают ее прихода, ведь это - новые радости, новые трудности… И новые возможности понять что-то об этой жизни.

Представление Ричарда Уокера о старости, разумеется, совсем иное. Отвечая на вопрос, почему его так мучает идея старения, он объясняет: в детстве ему было грустно наблюдать физическую и психологическую деградацию бабушек и дедушек. "Меня совершенно не радовали пожилые люди, ведущие сидячий образ жизни, кресла-качалки и душные дома со старомодными украшениями", - говорит ученый.

Если его гипотеза верна – кто знает, возможно, однажды она поможет предотвратить заболевания и удлинить жизнь миллионам людей. Впрочем, Уокер слишком хорошо понимает, что сам себе он помочь уже не успеет. Как пишет он в своей книге: "Я чувствую себя немного Моисеем, который блуждал по пустыне большую часть своей жизни, а потом смог увидеть Землю Обетованную, но так и не попал в нее".

Как перестать стареть: интервью с ученым, который пытается продлить молодость

Старение можно лечить, — эта формулировка не так абсурдна, как может показаться. «Афиша Daily» поговорила с идеологом компании Gero и выяснила, у каких животных мы могли бы поучиться жить дольше, какие препараты есть сейчас и кому это все невыгодно.

Петр Федичев

Идеолог биотехнологической компании Gero. Выпускник МФТИ. Аспирантура института Amolf. Получил PhD в Университете Амстердама, продолжил исследования в университете Инсбрука c 2001 по 2004 г.

Сотни специалистов по всему миру заняты поиском препаратов с новым механизмом действия против заболеваний, вызванных старением. «Афиша Daily» поговорила с научным директором компании Gero. Ее флагманский проект — это онкологический препарат против специфической формы метаболизма в раковых клетках — гликолиза, который скоро попадет в первую фазу клинических исследований.

Болезни — следствия старения

Занимаясь возрастозависимыми заболеваниями, трудно не поймать себя на мысли о том, что человека убивает общий процесс старения, а конкретные болезни — это уже частные проявления этого большого процесса. Большинство заболеваний возникают уже на фоне процесса старения, как его следствие.

Несколько лет назад у меня произошел переворот сознания: мне показали график с причинами смерти людей разного возраста — и выяснилось, что если бы завтра мы вылечили весь рак, то средняя продолжительность жизни людей выросла бы всего года на три. Потому что те, кто не умер от рака, умерли бы от чего-нибудь другого.

Все большее количество людей понимает, что за те сотни миллиардов долларов, которые были потрачены на борьбу с раком, мы достигли не самого значительного прогресса и, возможно, уже пора искать терапию не против конкретной болезни, а против процесса старения в целом, хотя пока и не существует такого названия болезни, как «старение». Но по всем признакам это генетическое заболевание, и то, что им болеет 100% людей, ничего не меняет по сути. Ведь если гриппом вдруг заболеет все население Земли, мы не перестанем называть его заболеванием — наоборот, скажем, что мы имеем дело с эпидемией. Все больше ведущих ученых в области старения требуют скорейшего официального — на уровне ВОЗ — признания старения заболеванием. Пока этого не будет сделано, доктор не скажет вам «У вас проблема — вы стареете», а должен бы.

Гренландский кит живет более 200 лет и у него не встречается ни возрастных заболеваний, ни одряхления

© Paul Nicklen

Как повысить стрессоустойчивость организма

Существуют разные риск-факторы, влияющие на старение: радиационное облучение, стресс, плохие экология и еда. Молодой организм хорошо справляется с подобным внешним стрессом, а с возрастом стрессоустойчивость резко снижается. Наша цель — разработать терапию, которая замедлит снижение стрессоустойчивости и замедлит или выключит процессы старения. Конечно, возможности организма не безграничны, можно сказать, что в каждый новый год жизни будет продолжать разыгрываться рулетка и небольшой риск заболеть раком останется, но старение будет частично взято под контроль.

Мы знаем, что человек в 30–40 летнем возрасте довольно невосприимчив и к внешним, и к внутренним факторам стресса, а потом его возможность им сопротивляться значительно падает. И у всех людей это происходит примерно одинаково. Этот процесс запрограммирован в нашей генетике, и на этот процесс нужно научиться воздействовать — так, чтобы сохранить человека в работоспособном и жизнеспособном состоянии максимально долго.

Если вы лечите какую-то конкретную болезнь, вы решаете одну проблему, а если вы повышаете возможности и стрессоустойчивость организма, то вы повышаете его возможность сопротивляться сразу большому количеству проблем. Это как симптоматическое лечение — если вы не справитесь с причиной, по которой у человека происходит снижение стрессоустойчивости, то вы, решив одну проблему, не решите задачу в целом.

Например, есть множество удачных опытов по увеличению жизни мышам. Ведущая причина смерти у мышей, как и у многих других грызунов, — рак груди. Если мы за счет интервенций против старения (ограничение калорий, прием рапамицина и т. д.) продлили жизнь мыши, это значит, что рак груди появился у нее позже и убил ее позже. Кроме того, все другие возможные причины смерти тоже оказались отодвинуты.

Откуда такая уверенность, что это вообще возможно

Наша команда не стала бы заниматься этими вопросами, если бы мы не знали, что существуют млекопитающие, которые стареют настолько медленно, что это просто не похоже на старение: более научно это называется «пренебрежимое старение». Есть ряд животных, в том числе и млекопитающих (например, гренландский кит, голый африканский землекоп, летучая мышь ночница Брандта и др.), у которых риск смерти от от различных болезней не растет либо растет крайне медленно или даже уменьшается с возрастом. Тогда как у человека, мыши, мухи и вообще у большинства животных с возрастом риск смерти возрастает в геометрической прогрессии.

«Если люди видели тех, кто излечился от рака, то никто не видел тех, кто избежал смерти»

У людей такой антропоцентричный взгляд на природу, что мы полагаем, что все живут, стареют и умирают так же, как и мы сами. При этом люди почти не интересуются смертью и старением. Смерть всегда происходит не с тобой. Если люди видели тех, кто излечился от рака, то никто не видел тех, кто избежал смерти. Поэтому раком и интересуются больше. Об этом писал Фрейд: мысль о смерти посещает нормального, здорового человека еще в 6-летнем возрасте, вызывает в нем травму, которая у большинства людей залечивается настолько, что второй раз человек об этом уже не думает.

В 2005 году появилась первая статья, рассказывающая о млекопитающих с другим режимом старения. И даже нам как физикам это показалось интересным. Вместе с нашими коллегами, в том числе профессором Робертом Шмуклером Рисом из США, который в 10 раз продлил жизнь червям (это мировой рекорд на сегодняшний день), нам удалось развить новые теоретические представления о том, что режим «нестарения», или медленного старения, существует и, скорее всего, его возможно контролировать фармакологически и терапевтически. Главное, чего мы хотим добиться, — это сделать скорость старения лабораторного животного (а со временем и человека) настолько маленькой, что, глядя на него, невозможно было бы понять, сколько ему лет. Это дало бы человеку возможность поддерживать в себе защиту от возрастных заболеваний на уровне молодого организма, максимально увеличив здоровую продолжительность жизни и саму жизнь.

Голый африканский землекоп живет около 28 лет. Зверек имеет мощную иммунную систему и не страдает от сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и рака.

© Smithsonian's National Zoo

Как изменится экономика, если люди перестанут стареть

Государственная система в развитых странах, так или иначе, построена на принципах гуманизма. Если человек дожил до определенного возраста и заработал какие-то болезни, мы считаем своим долгом предоставить ему максимально эффективные способы их лечения. А так как все эти способы очень дорогие, это требует огромных финансовых вложений. И если человек утратил свою трудоспособность, то это огромная нагрузка и на родных, и на экономику в целом.

Согласно расчетам, недавно предоставленным профессором Ниром Барзилаем, люди, которые умирают в 60–70 лет, много болеют и стоимость их лечения довольно высокая. А люди, которые доживают до 90–100 лет, болеют мало и умирают внезапно. Стоимость их лечения, нагрузка на общество и социальную систему меньше, чем в случае с теми, кто умер в 60–70 лет, несмотря на то что они живут дольше.

«Совсем скоро оставшиеся молодые люди просто не смогут заработать столько денег, чтобы старики могли себя лечить»

Мы не знаем, как будут развиваться события, потому что технология еще не создана, но мы можем прогнозировать, что если в ближайшее время ничего не поменяется, то мы столкнемся с ситуацией, когда систему социального обеспечения стариков будет невозможно поддерживать. Сейчас люди слишком быстро теряют работоспособность, выходят на пенсию и перестают зарабатывать, тогда как стоимость их лечения растет. Совсем скоро оставшиеся молодые люди просто не смогут заработать столько денег, чтобы старики могли себя лечить. А если увеличится продолжительность жизни, то люди смогут больше заработать: в большинстве стран медицина страховая, так что чем больше человек работает, тем большую подушку он запасает для того, чтобы себя вылечить. Поэтому продление продуктивного возраста на самом деле огромная экономическая задача, а не просто блажь.

«С антибиотиками люди повысили среднюю продолжительность жизни в два раза. Не вижу причин, почему мы не можем это повторить»

В ближайшие годы человек научится жить в очень агрессивных средах — при ухудшении экологических условий, освоении космоса, — человеку понадобится способность приспосабливаться, получить сверхчеловеческие возможности. Более того, если это не сделаем мы, через несколько лет, максимум несколько десятков лет, это сделают другие. В область борьбы со старением входят как новые научные группы, так и большие компании типа Calico, созданной Google, и других. Это одна из надвигающихся революций в технологиях, бизнесе и общественной жизни.

Если бы мы могли остановить рост риска смерти в 30 лет, то речь могла бы идти о продлении жизни в разы. И нет научных принципов, говорящих о невозможности замедления старения. Например, с антибиотикам люди повысили свою среднюю продолжительность жизни в два раза. Не вижу ни одной причины, почему мы не можем это повторить.

Уникальная медленно стареющая летучая мышь ночница Брандта в дикой природе доживает до 40 с лишним лет

© NPWS

Какие есть лекарства от старости сегодня

У всех свои подходы, и трудно говорить, как это должно быть устроено. Некоторые коллективы ученых тестируют на животных уже существующие препараты. Если про какой-то из них известно, что он продлевает жизнь мухам, дрожжам, нематодам и мышам в лабораториях, то он, возможно, сможет продлить жизнь и человеку.

В данный момент исследования в основном ведутся на животных, но уже начинается переход от животного к человеку. В прошлом году компания «Новартис» провела тест аналога рапамицина (применяется для избежания отторжения органов при трансплантации. — Прим. ред.) на людях, утверждая, что пожилые, принимающие его, смогут приобрести иммунитет против гриппа. Это пример препарата, действующего против одной из возрастозависимых патологий.

Другой пример — препарат метформин, используемый при диабете. В результате мета-анализа его многолетнего применения десятками тысяч людей было установлено, что диабетики, принимающие метформин, в среднем живут дольше, чем здоровые люди, не принимающие его. В настоящее время в США и в Индонезии запускаются клинические исследования его влияния на процессы старения.

Есть другой подход, который основан на том, что ни один из уже известных препаратов не продлевает жизнь радикально. Если какой-то препарат может увеличить жизнь на 10%, то он не продлевает жизнь в два раза. Поэтому нужно искать новое средство. Наша команда скорее принадлежит к этой группе.

Тема старения все лучше финансируется в последние годы, хотя бюджеты все еще несопоставимы, например, с объемом финансирования исследований рака или болезни Альцгеймера.

Математический анализ старения и таргетированные лекарства

В нашей команде разработаны представления о процессе старения и о том, как он проявляется в биологических системах: мы получаем огромные массивы данных, изучаем, как разные гены влияют на работу друг друга. В результате мы находим уязвимые места процесса старения, те гены, те метаболиты, те белки, которые максимально влияют на скорость старения. Мы одновременно измеряем до 100 тысяч различных параметров у животных и получаем модели и конкретные мишени для воздействия на процесс старения.

Если эксперимент с мышами покажет результат, то такая терапия станет кандидатом на ее перенесение на людей. Вместе с терапией нужно разрабатывать и биомаркеры, чтобы была возможность узнать, с какой скоростью меняется его биологический возраст во время терапии, и понять, действительно ли она помогает ему замедлить старение.

Вокруг ведется все больше разговоров о том, что медицина должна быть персонифицирована. Понятно, что один человек отличается от другого и есть люди, на которых это лекарство будет действовать слабо или не будет действовать вообще. Но сперва надо найти препарат, который поможет хотя бы 60% людей или одному человеку в 60% его жизненных ситуаций, а потом уже бороться за увеличение этой фракции до 100%. Например, два года назад появились революционные средства лечения рака — так называемая иммунотерапия. И мы видим, что в отдельных случаях, при которых раньше шансы выжить были равны нулю, сейчас выживает 25% людей. И это революция! Через 5–10 лет 25% превратятся в 85%.

Да, мы не поможем всем и сразу. Но в мире, где продолжительность жизни будет увеличена, это будет огромной технологической и общечеловеческой победой.

Смотрите, как они не постареют

Этот фильм 2018 года представляет собой документальный фильм о западном фронте британских солдат в Первой мировой войне. Он представлен Джексоном в довольно странном и не очень эффективном формате. Здесь нет направленного повествования; это просто серия роликов и цитат .. Формат не от документального стиля кинопроизводства.

Видеоклипы взяты из стандартных кадров боевых действий, а аудиоклипы взяты из интервью, сделанных несколько десятилетий назад (последний ветеран Первой мировой войны умер в 2012 году).Клипы для цветных фильмов изначально были черно-белыми, но были раскрашены Джексоном. Цветная кинопленка была изобретена только в конце 1920-х годов. В кадры боя было добавлено много компьютерной графики, чтобы очистить их. Звуковая дорожка, на которой солдаты разговаривают друг с другом на пленке, и фон для этих сцен были добавлены в процессе пост-обработки. Саундтреки к фильмам придумывали только в конце 1920-х годов.

В фильме ничего не говорится об ужасах западного фронта. На самом деле фильм открывается несколькими короткими цитатами ветеранов, которые в основном говорят, что война не была для них проблемой, и у них не было проблем после войны (с посттравматическим стрессовым расстройством).Джексон не пытался поместить эти цитаты в контекст. Ветераны (которые должны были родиться примерно в 1900 году), опрошенные неназванными людьми, выглядели примерно за 70. Скорее всего, интервью проходили во время войны во Вьетнаме, вероятно, в начале-середине 70-х годов. К началу 70-х посттравматическое стрессовое расстройство стало огромной проблемой для ветеринаров Вьетнама. Многие ветераны Первой и Второй Мировых войн изначально задирали нос перед ветеранами Вьетнама, которые жаловались на боевой посттравматический стресс. Их воспитывали в убеждении, что «боевая усталость» - это форма трусости.Старшим ветеринарам потребовалось очень много времени, чтобы смириться с последствиями посттравматического стрессового расстройства по сравнению с их боевым опытом.

Помимо разрозненных клипов, фильм не добавляет много нового контента или знаний об опыте ветеранов Первой мировой войны.

Стоит ли смотреть? Да, но будьте готовы. Техника коротких звуковых шуток и обычно не связанных между собой видеороликов, продолжающихся 90 минут, действительно становится монотонной. Проблема здесь не в рассказах ветеранов. Это творческий выбор Джексона, который не совсем впечатляет, что разочаровывает.Джексон экспериментировал с «другим» документальным стилем, и он просто не совпал.

«Они не постареют», Рецензия: неизгладимые голоса в документальном фильме Питера Джексона о Первой мировой войне

Документальный фильм Питера Джексона о Первой мировой войне «Они не постареют» - классический пример сказки, которая трясет собака. Фильм был снят с использованием тщательно продуманных манипуляций с архивными материалами из Имперского военного музея, и эта техническая работа является его широко разрекламированным смыслом существования.Но это оказывается совершенно несущественным для драматической силы историй, которые рассказываются в фильме - буквально рассказанные не посредством изображений, а только на саундтреке.

Фильм начинается с того, что Джексон выступает перед камерой, предлагая беззаботно серьезное объяснение происхождения фильма: заказ от музея на создание фильма с его архивными кадрами при условии, что он сможет придумать «уникальный и оригинальный способ» его использования. Это. Джексону пришла в голову идея: он очистил отснятый материал, замедлил его до естественной скорости, раскрасил и визуализировал в 3-D, сделав его похожим на кадры из современного фильма, чтобы рассказать историю начала фильма. война, подготовка новобранцев, время их пребывания на передовой - особенно в позиционной войне, в Бельгии, борьба с немецкими войсками - и окончание войны и возвращение войск домой.Он также добавил звуковые эффекты, в том числе артиллерийский огонь, огонь винтовки, топот сапог, хлюпанье грязи, скрип танков, крик солдат, неразборчиво кричащих - и, в некоторых случаях, благодаря детективной работе читателей по губам, дублированный диалог (который относительно несущественен).

Самое главное, однако, что в фильме почти непрерывно звучат голоса, собрание звуковых отрывков из архивов устной истории, в которых ветераны войны описывают свои переживания. Это свидетельство составляет основу фильма; он открывает огромные глубины кинематографического опыта.Голоса обладают первостепенным авторитетом, который на протяжении всего фильма серьезно резонирует с литературным величием. В своих оборотах фраз, выборе слов и простейших интонациях десятки солдат (чьи имена указаны в финальных титрах) не просто описывают войну; они его воплощают. «Они не должны стареть» - почти отличный документальный фильм о говорящих головах, в котором говорящих голов никогда не видно, а только слышно.

Восстановление и возвышение этих голосов - даже если они переделаны и сокращены до коротких клипов - является непреходящим и образцовым достижением Джексона.Образы, несмотря на весь труд, затраченный на их адаптацию, в основном просто иллюстративны - своего рода визуальный фон и временный заполнитель пространства, растянутые и сжатые, чтобы соответствовать саундтреку. Когда Джексон сглаживает образы до мягких стандартов обычных развлечений, подрывает их культовую мощь - уменьшает их ощущение прямого контакта с обсуждаемыми событиями и ощущается столь же синтетическим и расплывчатым, как и их манипуляции - его драматическая композиция дуги опыта военного времени , руководствуясь рассказами выживших, включает в себя широкий и проницательный диапазон освещающих подробностей, начиная с небрежного пожатия плечами, с которым молодые британцы восприняли объявление войны своей страной 4 августа 1914 года.Некоторые из них описывают войну как «работу», даже как долгожданное приключение в отличие от своей повседневной жизни.

Джексон уделяет пристальное внимание вербовке, боевой лихорадке, охватившей страну и побудившей многих юношей, не достигших официального возраста службы (девятнадцать), стать волонтерами (некоторые ветераны поступили в армию в возрасте пятнадцати лет), а также практики военной подготовки. Трудности маршей с рюкзаком за сто девять фунтов в официальных ботинках, которые редко подходят (один объясняет, что он помочился на ботинки, чтобы смягчить кожу), сочетались с обучением меткой стрельбе и рукопашному бою. рукопашный бой со штыками, а также эмоциональная подготовка новобранцев к убийству врага.

В фильме подробно рассказывается о внезапном переходе на войну: поездка на поезде в Дувр, поездка на лодке из Дувра в Кале, марш через целую (и, казалось бы, не пострадавшую) сельскохозяйственную страну Франции, пока войска не достигли того, что называют «заброшенными» городами и местами. жуткого и почти полного опустошения, лишенного жителей, превращенного в руины, а местами в лунное запустение. Пройдя через них, войска достигли окопов, которые они должны были защищать и из которых они начали атаковать - не просто землянки, а похожий на лабиринт массив, построенный в масштабе города.(В этот момент изображения в фильме превращаются из оригинальных черно-белых в цветные и трехмерные.)

Один солдат говорит о своем прибытии в окопы как о «приключении, как в кемпинге, но с небольшим опасность сделать его спортивным ». Но вскоре оказалось, что опасность вовсе не мала: огонь немецкой артиллерии очень быстро истощил нервы некоторых солдат; Один говорит, что за пять или шесть секунд между вспышкой огня и взрывом снаряда «вы можете пройти через любое количество психологических изменений.«Наряду с ужасами войны - уничтожением артиллерийских снарядов, ужасом снайперского огня, постоянной угрозой смерти, агонией газовых атак - солдаты пережили утомительные физические условия, включая холод, грязь, плохую гигиену, вшей, крыс и т. Д. грязь, усталость, болезнь и труд, а также скука. Солдаты описывают, как наблюдали за своими соседями в окопах, внезапно умирающими от пули снайпера или осколка шрапнели, черепом, который был «расколот», и телом, разрубленным пополам, вертикально, спереди назад, предлагая «урок анатомии».Другие описывают жуткую опасность ям из грязи, частично состоящих из разлагающихся трупов, в которые соскользнули солдаты и погрузились в них насмерть.

Самые эффектные и запоминающиеся изображения - это в основном те, на которых изображены места и предметы - опустошенные деревни, через которые проходят солдаты на пути к фронту, черви и мухи на трупах, мутное мерцание этой гнилой грязи. Образы расслабленных, работающих или в бою солдат - и, если уж на то пошло, ужасающих и скорбных тех, кто погиб в бою, - не так уж безразличны, как, несмотря на лучшие намерения Джексона, на генерала.Связанные технологией с нашим временем, они оторваны от своей физической сущности, от своей легендарной связи с тем мгновением, которое они сохраняют.

Драматический центр «Они не должны стареть» - это атака на немецкие линии, когда солдаты «поднимаются и снова» из окопов в «ничейную землю» и атакуют позиции немецких пулеметчиков, которые ждут момент, чтобы обстрелять наступающие британские войска пулями и убить почти всех в «первой волне». Солдаты описывают, как они были поражены немецкой артиллерией, а также британской артиллерией, когда пушки либо не имели достаточной дальности, либо артиллеристы просчитывались.Наступающая британская армия наступала на трупы своих товарищей; танки, впервые использованные в бою, наезжали на трупы; достигнув немецких позиций, британские солдаты были сожжены немецкими огнеметами; и, когда британским войскам удалось достичь немецких окопов и захватить немецких солдат, некоторые взяли в плен, а некоторые не взяли пленных. («Боюсь, что была небольшая резня», - говорит один британский ветеран.) Один снятый момент после последнего удара по немецким позициям имеет приоритет над другими: после битвы раненый солдат с пулей дыры в руке лечит медик, который наносит на раны йод - процесс, который в саундтреке один ветеран описывает как ужасно болезненный; когда повязка приподнята и закрывает его нос и рот, взгляд солдата в камеру, по-видимому, бросает вызов усилиям оператора по записи своих страданий и страданий своих товарищей.Взгляд одновременно вызывающий и умоляющий; он не ожидает возможности внутреннего понимания, которого так отчаянно желает, и бросает подавленную ярость на бесстрастную камеру. Проблема в том, что Джексона не беспокоит, ни в коем случае; он считает само собой разумеющимся способность камеры доносить до солдатского опыта и свою собственную силу передавать его.

Рецензия на фильм «Они не стареют» (2018)

«Они не стареют» начинается с черно-белых кадров солдат, готовящихся к выходу в бой, преследующего квадрата остановленного движения 4: 3, маленького в центре кадр, как мужчины маршируют к тому, что, вероятно, было большей частью их смерти.«Я отдал всю свою молодость на работу», - говорит первый фантомный голос. Фильм наполнен голосами, указанными в конце, которые говорят через лица, личность которых мы никогда не узнаем. Анонимность - это часть дела. Правительства, ответственные за организацию конфликта, рассматривали их как шахматные фигуры. «Это было похоже на большую большую игру», - говорит другой голос через мгновение. Именно так видели это кайзер Вильгельм, его двоюродный брат царь Николай II, президент Франции Раймон Пуанкаре, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж и президент Вудро Вильсон, бросая толпы молодых людей в мясорубки на линии фронта Германии и зарабатывая миллионы. в случае Уилсона - натравливать военные силы друг на друга и держаться подальше от конфликта до тех пор, пока он не станет финансово оправданным.

Можно легко потерять из виду гигантский размах Первой мировой войны, поэтому логично, что новозеландец захочет снять фильм о людях, которые сражались с ней. Население Новой Зеландии составляло чуть более миллиона человек, и около десяти процентов этого числа (медсестры и воины из бесчисленных этнических меньшинств) отправились воевать. Около 17 000 человек из этой колоссальной боевой силы были убиты и еще 41 000 ранены. Смерти, как правило, труднее игнорировать в меньшем помещении, и совершенно очевидно, что шрамы конфликта дошли до Джексона и Уолша.

Толчком для проекта стала годовщина перемирия, положившего конец войне, и успехи в цифровой обработке антикварных материалов. Джексон и Уолш сделали что-то особенное, вернув все эти старые кадры к новой жизни, дополненные недавно закольцованными голосовыми записями, чтобы заполнить действие, грохочущими звуковыми эффектами, соответствующими пушечному огню, и добавлением цвета. И снова он перевел то, что стареет, в серию образов и идей, которые сможет понять современная аудитория.И если мы сможем разобраться в изображении, мы, надеюсь, сможем разобраться в том ужасе, который оно предвещает.

Поэма Падшего Лоуренса Биньона

Роберт Лоуренс Биньон, художник Уильям Стрэнг. (1)

Поэма Роберта Лоуренса Биньона (1869-1943), опубликованная в газете The Times 21 сентября 1914 года.

С гордым благодарением, мать для своих детей,
Англия оплакивает ее мертвую за морем.
Они были плотью от ее плоти, духом ее духа,
Падший за свободу.

Торжественный барабанный треп: Смерть августейшая и королевская
Воспевает печаль в бессмертных сферах.
Музыка среди запустения
И слава, сияющая в наших слезах.

Шли с песнями в бой, молоды,
Прямолинейный, точный на вид, устойчивый и сияющий.
Они были стойкими до конца, несмотря на неисчислимые шансы,
Они пали лицом к врагу.

Они не состарятся, как мы, оставшиеся:
Возраст не утомит их, и годы не осудят.
При заходе солнца и утром
Мы их будем помнить.

Они больше не общаются со своими смеющимися товарищами;
Они больше не сидят за привычными домашними столами;
В нашем дневном труде им не так много;
Они спят за пределами пены Англии.

Но где наши желания и наши глубокие надежды,
Войлок, как скрытый от глаз родник,
До самого сердца своей страны они известны
Как звезды известны Ночи;

Как звезды, которые будут яркими, когда мы прах,
Движение маршем по райской равнине,
Как звёзды, звёзды во времена тьмы нашей,
До конца, до конца они остаются.

Вдохновение для «Павшим»

Мемориальная доска была открыта в 2003 году в Пользите в ознаменование места, где, как полагают, был построен «За падших». (2)

Лоуренс Биньон написал свое самое известное стихотворение, сидя на вершине утеса, глядя на море с драматических пейзажей северной части Корнуолла. береговая линия. Мемориальная доска отмечает место в Пентир-Пойнт, к северу от Пользита.Однако есть небольшая мемориальная доска на Восточном утесе к северу от Портрит, южнее, на том же северном побережье Корнуолла, который также утверждает, что это место, где было написано стихотворение.

Поэма написана в середине сентября 1914 года, через несколько недель после начала Первой мировой войны. В эти недели британский экспедиционный корпус Force понесла потери после первого столкновения с германской имперской армией в битве при Монсе 23 августа, его арьергардные действия во время отступления из Монса в конце августа и битвы при Ле-Като 26 августа, а также его участие с французской армией в задержании имперской Немецкая армия в Первой битве на Марне с 5 по 9 сентября 1914 года.

Лоуренс сказал в 1939 году, что четыре строки четвертой строфы пришли ему первыми. Эти слова четвертой строфы стали особенно знакомы и известный, будучи принятым Королевским британским легионом как призыв к церемониям поминовения памяти погибших военнослужащих и женщин.

Лоуренс Биньон был слишком стар, чтобы служить в вооруженных силах, но в 1916 году он пошел работать санитаром в Красный Крест. Он потерял несколько близких. друзья и его зять на войне.

Связанные темы

Daily Last Post Ceremony, Мемориал Menin Gate, Ипр

Последнее сообщение ежедневно воспроизводится у Мемориала пропавших без вести Menin Gate в Ипре.

Во время расширенной церемонии Последнего Поста у Мемориала Менинских ворот слова четвертой строфы Биньона звучат так: произносится как увещевание.

Церемония последнего поста, Менинские ворота, Ипр-Ипр

Сражения Западного фронта

Сражения Западного фронта 1914-1918 гг.

Благодарности

(1) Портрет Лоуренса Биньона работы Уильяма Стрэнга, любезно предоставленный Wikimedia Commons и доступен по адресу http: // ru.wikipedia.org/wiki/File:Laurence_Binyon_by_William_Strang.jpg.

(2) Фотография «За упавшую мемориальную доску» любезно предоставлена ​​Wikimedia Commons и доступна по адресу http://en.wikipedia.org/wiki/File:ForTheFallenPlaqueCornwall.jpg

Они не постареют… - Война и память

Они не постареют, как стареем мы, оставшиеся:
Возраст не утомит их, ни годы не осудят.
При заходе солнца и утром
Мы их вспомним.

Это четвертая строфа из стихотворения Лоуренса Биньона « Для падших ». Называемая Одой памяти, она была впервые опубликована в лондонской газете The Times в сентябре 1914 года и была включена в ритуал памяти во многих странах.

Многие памятники погибшим в Первой мировой войне содержат эпитафии типа «они живут во веки веков» или «чтобы мы не забыли». Насколько хорошо последующие поколения оправдали эти ожидания? Нам известны подвиги некоторых воинов, подвиги которых отмечены медалями и другими наградами.Но мало что известно о подавляющем большинстве военнослужащих и женщин, имена которых значатся на наших памятниках. Это задание исследует жизнь кого-то из вашего сообщества, служившего в вооруженных силах.

Информацию и руководства для всех, кто изучает опыт Новой Зеландии в Первой мировой войне, можно найти здесь.

1. Начните с местного памятника, такого как школьная доска почета или кенотаф, или, возможно, вы уже знаете члена семьи, который служил. Выберите имя и по отдельности или в парах проведите расследование жизни этого человека.Есть несколько очень полезных веб-сайтов, на которые студенты могут перейти, если хотят узнать больше о ком-то, кто умер во время военной службы.

Эта отличная база данных позволяет вам искать личные записи о тех, кто служил в вооруженных силах Новой Зеландии в военное время. Некоторые записи включают фотографии, а также ссылки на файлы военнослужащих в Архиве Новой Зеландии. Эти документы в настоящее время оцифровываются, и некоторые из них доступны в Интернете.

Этот сайт позволяет вам исследовать место, где похоронен выбранный человек, или, как в случае со многими из наших мертвых, могилы неизвестны, где их имена увековечены на мемориале.

Этот сайт содержит более двух миллионов страниц оцифрованных новозеландских газет и периодических изданий, охватывающих период с 1839 по 1945 годы и из всех регионов Новой Зеландии. Я обнаружил, что это настоящая золотая жила информации во многих моих собственных исследованиях. Он доступен для поиска по дате, региону или названию, а также по конкретным словам и фразам. Он дает представление о том, как в то время были получены и переданы новости о войне и, в частности, о ее влиянии на местное сообщество. В газетах того времени часто упоминались подвиги тех, кто жил в их районе, а также обновлялась информация о потерях.

Хороший пример ценности этого сайта появился, когда я исследовал историю Реджинальда Дека из Мотуека во время школьного визита к Национальному военному мемориалу. Я обнаружил, что Дек был женат за две недели до отплытия в Египет. Он был убит в Галлиполи. Я нашел свидетельство о смерти его вдовы, и оказалось, что она больше не выходила замуж и дожила до начала 1950-х годов. Это дало еще одно представление о влиянии войны на семью и близких.

2. Если вы смотрите на бывших учеников, вы можете использовать свои выводы для создания школьной базы данных.Это могло: старый 'следует помнить

Название захватывающего документального фильма о Первой мировой войне «Они не должны стареть» происходит от поэтической оды Лоуренса Биньона «Мертвым за морем» «Падшим».”

Жертвы окопной войны, бесчисленное количество солдат действительно не постарели. Несмотря на их жертвы, воспоминания о тех, кого Биньон называл «молодыми, прямолинейными, верными глазами, устойчивыми и сияющими», тоже исчезли. «Великую войну» затмила Великая депрессия и величайшее поколение, сражавшееся за «Хорошую войну», как писатель Стадс Теркель назвал Вторую мировую войну.

ноябрьское столетие перемирия вновь привлекло внимание к Первой мировой войне, и это внимание будет продолжаться отчасти благодаря документальному фильму, который был снят Питером Джексоном, наиболее известным руководителем трилогии «Властелин колец».В его новом фильме нет лордов, только простолюдины, которые сплотились вокруг Юнион-Джека, чтобы сражаться в иностранной войне, которая превратилась в смертельную многолетнюю утомительную работу.

Современные кинозрители, возможно, видели этих солдат раньше, но в основном в немых, ускоренных, черно-белых кадрах.Используя трансформирующие кинематографические технологии, Джексон замедлил фильм, раскрасил - и наиболее глубоко очеловечил - изображения. Он также добавил голоса ветеранов, записанные BBC в 1960-х и 1970-х годах, описывая их военный опыт.

Этот процесс вызвал у некоторых историков вопрос, является ли версия Джексона правдоподобной, особенно потому, что были добавлены некоторые звуковые эффекты взрывающихся снарядов, повествование не предназначалось для прямого отражения изображений, а другие уникальные методы отличаются от некоторых документальных фильмов.

Но влияние неоспоримо: люди и воспоминания, которые не состарились, стали незабываемыми.

«Эстетика документального реализма, использовавшаяся для представления реальности в прошлом, не воспринимается зрителями как реализм сегодня», - заявила Кэрол Донелан, профессор кино и медиа исследований в Карлтон-колледже.

«В послевоенную эпоху кинозрители привыкли смотреть военные документальные фильмы и кинохронику в кинотеатрах. Черно-белые кадры фильма и авторитетный закадровый текст стали обозначать «реальность».«Однако для сегодняшних зрителей документальный реализм прошлого может быть отстраненным, отчужденным,« ненастоящим »».

Фильм

Джексона, сказал Донелан, «заставляет солдат Первой мировой войны« оживать »для нас, основываясь на наших ожиданиях относительно того, что выглядит настоящим, живым и реальным.Солдаты цветные и говорят сами за себя. Обновленный документальный реализм Джексона помогает нам отождествлять себя с солдатами и чувствовать их, несмотря на их историческую удаленность от нас ».

В то время как кинотехнология частично объясняет эту историческую дистанцию, здесь играют роль и другие медиа-динамики, а также геополитические и социальные факторы.Особенно общий уровень участия общества в тылу, который был широко распространен во время Второй мировой войны, сказал Уильям Т. Джонсен, профессор военной истории и стратегии Военного колледжа армии США.

Ключевым моментом также является более широкий социальный контекст, добавил Джонсен, сославшись на «крупномасштабные потрясения в американском обществе того времени», включая переход от преимущественно аграрного общества к более индустриализированному миру, а затем Великую депрессию.Эти сейсмические изменения проверили, «сколько полосы пропускания имеет человеческий разум, чтобы приспособиться ко всем этим различным проблемам».

Эта полоса пропускания была недостаточной для некоторых в Соединенных Штатах, а также в Соединенном Королевстве, где воспоминания - и даже ветераны - были отодвинуты в сторону, факт, кропотливо напоминаемый отражающимися голосами в «Они не должны стареть.”

В Америке, сказал Джонсен, это считалось «отклонением от нормы» - США сопротивлялись боевым действиям в зарубежных войнах - и через призму «отважных, но тщетных усилий президента Вудро Вильсона по вступлению Соединенных Штатов в Лигу Наций; это был один из тех, «ну, мы пошли туда, и сражались, и выиграли войну, и принесли жертвы, но политики проиграли войну», и поэтому мир не наступил так, как мы думали.”

Аналогичные настроения высказывались и в отношении Вьетнама. И все чаще Афганистан, который соперничает с Кореей за прискорбный ярлык «забытой войны».

Афганистан практически не фигурирует в опросах, оценивающих высшие государственные приоритеты, сказал Бенджамин Дж.Тофф, доцент Школы журналистики и массовых коммуникаций Хаббарда Миннесотского университета. Это приводит к (или отражает?) Новостным организациям, которые преуменьшают значение войны, несмотря на то, что американцы находятся в опасности, и к новым способам передачи информации, которые невозможно было представить в предыдущих конфликтах.

Этот низший уровень СМИ и общественного приоритета войны, а также другие факторы могут привести к «подобному спиралевидному циклу отсутствия внимания к проблеме», - сказал Тофф.

У тех, кто находится на передовой, нет такой роскоши, сказал Йонсен: «Для участвующих пехотинцев это конфликт высокой интенсивности, но для подавляющего большинства американского народа он ни на йоту не влияет на их повседневную жизнь.”

В отличие от некоторых предыдущих войн, США воюют профессиональными силами, состоящими исключительно из добровольцев, указал Йонсен, и есть «определенная доля вины общества» в том, что они оставляют это этим силам. Так что даже в последнее время, когда новости о перспективах мирных переговоров с силами Талибана упоминаются в новостях, Афганистан кажется далеким - даже в то время, когда отдаленная война кажется вновь актуальной.

«Реальность сложна, не всегда разборчива», - сказал Донелан. «Разобраться в этом, понять причины войны может быть непросто. Мы полагаемся на репортеров, документалистов и историков, которые распознают факты войны и рассказывают о том, что «произошло».Сценарии фильмов и телешоу служат другой культурной функции, помогая зрителям понять, «что это такое».

«Мы готовы испытать« то, что чувствовали »британские солдаты Первой мировой войны в« Они не должны стареть », отчасти потому, что« то, что произошло », произошло давным-давно.Эта война и эти солдаты временно от нас далеки. С войной в Афганистане дело обстоит иначе. У нас может быть меньше мотивации потреблять эти изображения и звуки, потому что «то, что произошло», еще слишком недавно, и, как это казалось, было слишком болезненным из-за 11 сентября и [его] последствий ».

Но не стоит забывать об Афганистане - или о любом другом конфликте.Конечно, чтобы извлечь уроки из этого, а также отдать дань уважения бесстрашным войскам, которые сражались и сражаются за нашу страну.

«Важно не забывать о жертвах, которые были принесены с течением времени, чтобы сделать эту нацию такой, какая она есть», - сказал Йонсен.«Страны не возникают и не остаются без определенных жертв».

Или, говоря поэтическими словами Биньона:

«Они не состарятся, как мы, оставшиеся, стареем»:

Возраст не утомит их, и годы не осудят.

При заходе солнца и утром

Мы их будем помнить.”

Джон Рэш - редактор и обозреватель Star Tribune.Отчет о сыпи можно будет услышать в 8:10 по пятницам по радио WCCO, 8:30. В Твиттере: @rashreport.

«Они не должны стареть» Питера Джексона - это необыкновенный опыт

«Они не должны стареть» - фильм, который стоит посмотреть всем.(Фото: Warner Bros)

«Они не стареют», документальный фильм о Второй мировой войне, снятый Питером Джексоном, сейчас транслируется на Netflix. Я не уверен, что «документальный фильм» - правильное слово для этого 100-минутного фильма, поскольку это не сухое описание событий, как в документальных фильмах о мировых войнах почти всегда. Это своего рода переосмысление архивных материалов, чтобы представить иммерсивное изображение первой из Великих войн.

Это необычный опыт, который заслужил одобрение во всем мире.Джексон, наиболее известный как режиссер трилогии «Властелин колец», использовал современные методы пост-продакшн, как визуальные, так и звуковые, включая озвучку и колоризацию, чтобы оживить Вторую мировую войну во всей ее ужасающей славе.

Как я уже сказал, этот документальный фильм - это больше, чем что-либо другое. Он не дает никакой предыстории и предполагает, что вы знаете основные детали конфликта. Если вы хотите подробно узнать о войне, ее контексте, причинах и других деталях, есть другие документальные фильмы и книги, которые лучше справляются с этой задачей.«Они не должны стареть» - это все равно что попытаться заглянуть в ту эпоху.

В документальном фильме нет повествования. Вместо этого настоящие ветераны, служившие на войне, говорят за кадром, когда на экране появляются соответствующие визуальные эффекты. Например, когда они описывают свои муки в окопах, мы смотрим на солдат, изо всех сил пытающихся сохранить рассудок среди всей навозной жижи и громких залпов артиллерийского огня. Это усиливает погружение в мир, поскольку вы получаете осязаемое ощущение того, что было похоже на сражение в одной из самых разрушительных войн в истории Земли.

«Они не должны стареть» начинается с нетронутых кадров с архаичным соотношением сторон и плавно трансформируется в переработанные кадры с широкоэкранным соотношением сторон. Эффект потрясающий. Переход захватывает дух. В один момент вы смотрите старые, зернистые, искаженные кадры с едва слышным разговором, немного похожим на фильм братьев Люмьер, а в следующий момент вы переноситесь в этот яркий, детализированный мир с поразительными лицами и звуковыми эффектами уровня блокбастера.

За годы до 1914 года, когда разразилась Великая война, между соперничающими европейскими державами назревали враждебные действия по ряду вопросов. Но непосредственной причиной, из-за которой накалялось напряжение, стало убийство эрцгерцога Австрийского Франца Фердинанда в Сараево. Это было, как говорится, последней каплей. Внезапно англичане, французы и их союзники вступили в конфликт с немцами, австро-венграми, османами и их союзниками. Так началась самая большая война, которую когда-либо видел мир.

Многие британские солдаты, сражавшиеся в Первой мировой войне, были подростками. (Фото: Warner Bros)

Уровень погружения в «Они не должны стареть» можно сравнить с фильмом Сэма Мендеса 1917 года, одним из моих любимых фильмов о войне, в том смысле, что он предлагает невероятно интимный взгляд на жизнь британских солдат, принимавших участие в конфликте; вся эта радость, чувство приключения, которое, по мнению многих солдат-подростков, было войной, и тяжелым трудом, болью, смертью и отчаянием, которые неизбежно оказывались им.

В документальном фильме Джексона все кажется более аутентичным, потому что идея о том, что все, на что мы смотрим, является реальным, каким бы усовершенствованным оно ни было, остается в глубине души.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *