Как отходят от наркоза после операции: Внутривенный наркоз свыше 30 минут

Содержание

Как долго собака отходит от наркоза после стерилизации?

Стерилизация и кастрация – хирургическое вмешательство, проводимое с использованием глубокого наркоза. Данные операции сами по себе являются испытанием для организма животного, а анестезия для него – стресс вдвойне. Чтобы облегчить состояние своего четвероногого друга, хозяин должен знать, сколько времени собака отходит от наркоза после проведения стерилизации.

Через какое время собака выйдет из наркоза?

Ни один ветеринар не даст исчерпывающий ответ на этот вопрос. Причина этому две: индивидуальные особенности организма собаки и вид введенного наркоза.

Большинство собак хорошо переносят ингаляционный наркоз. После него животное уже может вставать и самостоятельно передвигаться. В нашей клинике применяется комбинированная анестезия — сочетание в/в, регионарной и ингаляционной).

Тотальный внутривенный наркоз собаки переносят хуже, как правило, требуется около суток, чтобы они могли полностью пришли в себя.

Если животное долго не выходит из наркоза, следует незамедлительно обращаться к ветврачу.

Симптомы, которые должны насторожить хозяина:

  • затрудненное дыхание;

  • влажное хлюпанье в груди, хрипение;

  • значительное повышение или понижение температуры;

  • неровный пульс;

  • побледнение до синевы слизистых;

  • сильная дрожь.

Эти признаки очень опасны и могут говорить о нарушении сердечной деятельности или отеке легких, поэтому следует незамедлительно связаться со специалистом.

Обычно мы не рекомендуем забирать собаку и кошку после стерилизации домой сразу же. Гораздо разумнее со стороны хозяина будет оставить животное под наблюдением профессионалов хотя бы на 2-3 часа, чтобы в самое сложное время после операции ему был обеспечен квалифицированный уход.

Уход за собакой дома после операции

Вернувшись с прооперированным питомцем домой, следует понаблюдать первые сутки, как он будет выходить из наркоза: дыхание и сердцебиение должны быть ровными, без перебоев,

Реагирование спящей собаки на раздражители, например, на легкую щекотку за ушком, является хорошим признаком. А вот отсутствие реакции говорит о том, что уровень препарата для анестезии еще высок, и животное придет в себя нескоро.

Во время действия наркоза все функции организма замедляются, и собака может замерзнуть даже в очень теплом помещении, поэтому нужно положить ее на подстилку, в место, защищенное от сквозняков. Следует избегать и мест, расположенных возле отопительных приборов, так как перегрев может привести к внутреннему кровотечению.

На возвышение, например, на диван, животное укладывать не стоит, так как оно может резко вскочить и упасть на пол, а, следовательно, травмироваться.

Восстановление после стерилизации не осложнится слабостью и мышечными болями, если собака будет лежать на боку на ровной поверхности. Через каждые полчаса положение питомца нужно менять, чтобы не допустить развития отека легких и онемения конечностей.

В период действия наркоза у животного могут наблюдаться неконтролируемое мочеиспускание, слюнотечение, рвота, поэтому желательно использовать специальную впитывающую подстилку.

Если в доме есть маленькие дети или другие домашние питомцы, то на время болезни собаки их следует изолировать.

 

О катетере для продленной проводниковой анестезии нижних конечностей

Эта информация разъясняет особенности продленной проводниковой анестезии нижних конечностей с применением катетера и отвечает на вопросы: что это такое, как это работает и чего стоит ожидать после установки катетера.

Вернуться к началу

О катетере для проводниковой анестезии

При проводниковой анестезии для снятия боли путем блокады группы нервов используется местный анестетик. Местный анестетик — это лекарство, которое вызывает онемение участка тела.

При продленной проводниковой анестезии местный анестетик подается через соединенный с помпой катетер (тонкую гибкую трубку). Для облегчения боли после операции катетер продленной проводниковой анестезии может стоять несколько дней. Ваш анестезиолог (врач, который специализируется на лекарствах для облегчения боли до, во время и после операции) запрограммирует помпу на подачу определенного количества местного анестетика. Оно может меняться в зависимости от того, насколько сильную боль вы испытываете после операции.

При продленной проводниковой анестезии нижних конечностей местный анестетик используется для снятия боли путем блокады нервов в нижних конечностях (ногах). Катетер проводниковой анестезии будет установлен в области паха, бедра или колена, где он будет достигать идущих к ноге нервов.

Продленная проводниковая анестезия нижних конечностей существенно облегчит боль, но может не снять ее полностью. Возможно, при проводниковой анестезии вам также будет необходимо принимать обезболивающее лекарство.

Вернуться к началу

Чего ожидать после операции

Катетер проводниковой анестезии будет установлен до, во время или после операции. Чувство онемения ноги сразу после операции — это нормальная реакция.

Через 8-16 часов после операции действие более сильного местного анестетика, введенного врачом во время операции, начнет ослабевать. Вам станет проще шевелить ногой. Вы можете испытывать некоторый дискомфорт по мере восстановлении чувствительности. Медсестра/медбрат запрограммирует помпу, чтобы начать вводить вам местный анестетик через катетер проводниковой анестезии. Вам также могут дать обезболивающее лекарство, чтобы устранить дискомфорт.

Попросите у медсестры/медбрата обезболивающее лекарство, чтобы принять его перед сном в первую ночь после операции. Это поможет избежать пробуждения от боли после того, как пройдет онемение.

Вернуться к началу

Чего ожидать при установленном катетере проводниковой анестезии

  • Вы можете обнаружить подтекание жидкости вокруг катетера проводниковой анестезии. Это местный анестетик. Это нормально и не означает, что он не действует. Если катетер проводниковой анестезии подтекает, сообщите об этом медсестре/медбрату.
  • Катетер проводниковой анестезии может выпасть, или вы можете случайно вытащить его. Если это произойдет, сообщите медсестре/медбрату. Не выбрасывайте катетер.
  • Будьте осторожны при ходьбе. Ваша нога ослабеет из-за местного анестетика и может не выдержать вашего веса. Сообщите медсестре/медбрату, если вы нуждаетесь в помощи при ходьбе.
  • Сообщите медсестре/медбрату, если вы совсем не чувствуете ногу. Возможно, необходимо выключить помпу на некоторое время. Ее можно включить снова, когда к ноге вернется чувствительность.
Вернуться к началу

Сообщите вашему врачу или медсестре/медбрату, если у вас появились:

  • сыпь на теле;
  • онемение вокруг рта;
  • металлический привкус во рту;
  • звон в ушах;
  • головокружение;
  • спутанность сознания;
  • невнятная речь;
  • боль в груди;
  • подергивание мышц тела;
  • судороги (неконтролируемое дрожание или напряжение мышц тела).
Вернуться к началу

Контактная информация

Если у вас возникли какие-либо вопросы или опасения, позвоните в Анестезиологическую службу (Anesthesia Pain Service) по номеру 212-639-6851. Вы можете обращаться к нам с понедельника по пятницу с 9:00 до 16:00.

После 16:00, в выходные и праздничные дни позвоните по телефону 212-639-2000 и спросите дежурного врача-анестезиолога.

Вернуться к началу

Анестезия при пластических операциях — Пластический хирург Кудинова

Очень многие люди панически боятся наркоза. Иногда этот страх основывается на страшных слухах, а иногда ни на чем не основывается. Просто есть такая иррациональная боязнь.

На самом деле шанс пациента умереть «от наркоза» гораздо меньше, чем вероятность внезапной смерти во сне в собственной постели (согласно статистике – 1 случай на 250 тысяч операций). Большинство несчастных случаев и осложнений от анестезии приходится на тяжелые, экстренные и очень длительные операции. В пластической хирургии их не бывает, как нет и пациентов с тяжелыми сердечными патологиями и срочных операций для больных, находящихся в тяжелом состоянии. Так что риск почти нулевой. Но ведь бывают несчастные случаи? Согласно данным минздрава – бывают, но, повторюсь очень и очень редко.

Какой бывает наркоз?

Современная анестезия – многокомпонентна. Мы используем не один, а сразу несколько различных препаратов. Одни обеспечивают полное обезболивание, другие – медикаментозный сон, третьи — расслабление мышц.

Способов доставки препаратов в организм» тоже несколько:

  • комбинированная ( многокомпонентная) анестезия.
  • внутривенная анестезия;
  • ингаляционная анестезия;
  • сочетанная анестезия
  • спинальная и эпидуральная анестезия;
  • местная анестезия;

Для каждого вида операций мы подбираем оптимальную комбинацию препаратов и метод их применения, чтобы добиться полного эффекта при использовании меньших доз медикаментов и исключить возможные осложнения.

Особенность общей анестезии в пластической хирургии

При пластических операциях используется:

  1. Комбинированная многокомпонентная анестезия – это последовательное или одновременное использование различных анестетиков, а также сочетание их с другими препаратами. Такой способ позволяет получить нужный нам тройной эффект: обезболивание, седация и мышечная релаксация при одновременном снижении концентрации (или дозы) применяемых анестетиков.
  2. Сочетанная анестезия – это обезболивание, когда сознание больного на время операции выключается общим анестетиком, а  периферическая анальгезия и блокада вегетативных нервов обеспечиваются одним из  местных анестетиков. При этом удается заметно уменьшить эффективные дозы используемых препаратов, а значит значительно сокращается риск осложнений.

Почему пластические хирурги не любят местную анестезию?

Большинство опытных пластических хирургов даже при проведении небольших эстетических коррекций (например, блефаропластика) рекомендуют своим пациентам общую, а не местную анестезию. Этому есть причины. Одна из них совершенно очевидна – и хирургу, и пациенту комфортнее, когда объект операции тихонечко спит и не мешает доктору вопросами: «А что это вы тут у меня сейчас отрезали?». А вторая причина в том, что введение местных анестетиков непосредственно в зоне коррекции искажает рельеф (конфигурацию) операционного поля, что может помешать хирургу правильно оценить его параметры и отразиться на конечном результате операции.

Однако это не единственный резон выбрать общий наркоз, а не местное обезболивание. Дело в том, что помимо безболезненности для успеха операции нужны и другие условия: во-первых, оптимальное артериальное давление, во-вторых – мышечная релаксация. Оба эти параметра регулируются в процессе комбинированной анестезии.

Почему уровень давления и мышечная релаксация так важны?

Пластический хирург работает с мягкими тканями и кожей. Удастся ли ему сделать идеальную блефаропластику, если мышцы лица напряжены от страха или вдруг происходят какие-то непроизвольные движения? Опытные хирурги говорят, что при общей анестезии меняется даже эластичность кожи. С ней удобнее работать, а значит легче добиться нужного результата.

Что касается давления – оно должно строго контролироваться и ни в коем случае не повышаться. Иначе могут возникнуть кровотечения или гематомы, которые в дальнейшем приводят к формированию грубого послеоперационного рубца.

А я не проснусь во время операции?

Это еще один «любимый страх» пациенток. Мы тщательно подбираем препараты и рассчитываем необходимые дозы индивидуально для каждого пациента. Наша современная аппаратура позволяет поддерживать постоянную концентрацию анестетика в организме на протяжении всей операции. Анестезиолог непрерывно наблюдает за вашим самочувствием во время операции и отслеживает все жизненные показатели. Вы можете быть спокойны. Мы проследим, чтобы ваш сон был достаточно глубоким и комфортным.

Как предотвратить неприятные ощущения от наркоза?

Наша задача обеспечить комфортное состояние пациента не только в течение всей операции, но и после нее. Для того, чтобы помочь нам в этом, важно своевременно пройти все обследования и правильно подготовиться к операции (см памятку пациента). Одно из важных условий – не есть и не пить в день операции. Если у вас был опыт операций под общей анестезией – расскажите нам о нем, чтобы мы могли подобрать препараты, которые не вызовут нежелательных реакций организма.

Противопоказания для применения общей анестезии

Перед пластической операцией вы проходите полное обследование, в процессе которого мы убеждаемся в том, что у вас нет противопоказаний к проведению операции. Если у вас повышенное давление или какие-то проблемы с сердцем – это не всегда препятствие к проведению операции. В каждом конкретном случае этот вопрос подробно обсуждается после внимательного обследования у профильного специалиста с учетом длительности и сложности планируемого вмешательства, а также новых возможностей современной анестезии.

Противопоказаниями для проведения плановой общей анестезии являются:

  1. Со стороны сердечно-сосудистой системы: острый коронарный синдром или недавно перенесённый (1-6 месяцев) инфаркт миокарда, нестабильная стенокардия или стенокардия напряжения 4 функционального класса, врожденные или приобретенные пороки митрального и аортального клапанов; нарушения проводимости и ритма сердца – атриовентрикулярная блокада, мерцательная аритмия с несостоятельностью сократительной функции сердца, нарастающая хроническая сердечная недостаточность,
  2. Со стороны дыхательной системы: бронхиальная астма в стадии обострения, пневмония, тяжелый обструктивный бронхит,  дыхательная недостаточность. ОРВИ и как следствие острый ларингит  или  трахеит.
  3. Болезни почек и печени: острая печеночная или почечная недостаточность, вирусные и токсические гепатиты в стадии обострения, цирроз печени, острый пиелонефрит, острый гломерулонефрит.
  4. Со стороны нервной системы: психиатрические заболевания, тяжёлые травмы и контузии головного мозга (1-6 месяцев).
  5. Очаги инфекции в организме. При возможности, операцию нужно отложить до полного излечивания инфекции. Это могут быть абсцессы, флегмоны, рожистое воспаление на коже.

А вот в случае большинства хронических заболеваний (не в стадии обострения)  операции можно провести при условии более тщательной предоперационной  подготовки и индивидуального подбора препаратов анестезии.

Первые дни после операции | Хирургия

Если вы будете знать, чего ожидать в первые несколько дней после операции и анестезии, вам будет не так страшно.

Сразу после операции

Вероятно, вам хочется спать. То, насколько вы сонный и как быстро вы восстанавливаетесь, зависит от типа операции, а также типа и продолжительности вашей анестезии. Люди по-разному чувствуют себя сразу после общей анестезии.

Некоторые люди чувствуют себя хорошо, а другие чувствуют:

  • сонный
  • холодный
  • больной
  • немного растерянный
  • грустный
  • взволнованный
  • плачущий

Сначала это каждые 15 минут и постепенно проверяют реже, по мере выздоровления. Так что в течении нескольких часов это каждые 4 часа. Проверки включают ваше кровяное давление, частоту сердечных сокращений, температуру, частоту дыхания и вашу рану.

Ваша рана перевязана. У вас могут быть несколько трубок рядом с ним для слива любой жидкости, которая накапливается.

Вам поставили капельницу, которая вводит жидкость в вену до тех пор, пока вы снова не сможете есть и пить. У вас также может быть трубка в мочевом пузыре, называемая катетером.Это остается до тех пор, пока вы не научитесь нормально мочиться.

Обезболивающее

Боль обычно можно очень хорошо контролировать после операции. Ваши врачи и медсестры дают вам болеутоляющие средства в виде капельниц, таблеток или жидкостей, если они вам нужны.

Во время некоторых операций вам может быть сделана инъекция анестетика в близлежащие нервы (блокада нервов). Это может очень хорошо помочь контролировать боль. У вас также может быть небольшая помпа, прикрепленная к капельнице, чтобы вы могли давать обезболивающее по мере необходимости.Это называется анальгезией, контролируемой пациентом (PCA).

Важно, чтобы боль хорошо контролировалась, поэтому сообщите об этом медсестре, если считаете, что это работает недостаточно хорошо. Обезболивающие не только улучшают самочувствие, но и помогают двигаться и правильно дышать, что способствует выздоровлению. Боль будет постепенно уменьшаться по мере заживления раны.

Возможные проблемы после операции

Возможны проблемы после любой операции. Ваши врачи и медсестры делают все возможное, чтобы предотвратить эти осложнения.Они просят вас помочь себе тоже. Проблемы могут включать:

Раневая инфекция

Возможно, вам назначены антибиотики для предотвращения инфекции. Сначала они могут быть у вас через капельницу. Но как только вы едите и пьете, вы можете принимать их в виде таблеток.

У вас также могут быть дренажные трубки рядом с раной, чтобы предотвратить скопление жидкости вокруг места операции.Это важно, потому что жидкость, которая не оттекает, не только вызывает дискомфорт или боль, но и может инфицироваться.

Сгустки крови

Как можно скорее вставайте и двигайтесь после операции – это помогает предотвратить образование тромбов. Физиотерапевт или медсестра могут также научить вас упражнениям для ног и дать вам компрессионные чулки, которые вы будете носить, пока вы лежите в постели.

Медсестра может сделать вам инъекцию под кожу, чтобы снизить риск образования тромбов. После некоторых видов операций вы можете продолжать делать эти инъекции в течение 4 недель. Перед отъездом домой медсестра/медбрат может научить вас делать эти инъекции самостоятельно. Или районная медсестра может прийти к вам домой, чтобы сделать их.

Грудная инфекция

Как можно скорее вставайте и двигайтесь после операции, чтобы предотвратить инфицирование дыхательных путей.Физиотерапевт или медсестра могут также научить вас дыхательным упражнениям.

Дыхательные и циркуляторные упражнения после операции

Голос за кадром: Эти упражнения помогают предотвратить развитие инфекции грудной клетки или образование тромбов в ногах после операции. Эти проблемы более вероятны, когда вы не двигаетесь, как обычно.

Вы можете выполнять эти дыхательные упражнения, сидя на стуле, в постели или лежа.

Расслабьте плечи и верхнюю часть груди.

Сделайте медленный, глубокий, комфортный вдох и задержите дыхание на пару секунд, затем медленно выдохните.

Повторите это 3 раза.

Вы можете начать эти дыхательные упражнения, как только очнетесь от анестезии. Вы должны пытаться делать их каждый час, когда бодрствуете, пока не станете полностью мобильными.

Если вам нужно откашляться, поддержите рану руками подушкой или свернутым полотенцем.

Женщина: [Кашель]

Голос за кадром: Если вам трудно избавиться от мокроты, попробуйте вздохнуть.Здесь вы выдыхаете коротко и резко, как будто пытаетесь запарить зеркало.

После операции вам следует двигаться как можно скорее. Но пока вы не так подвижны, старайтесь, чтобы ваши ноги двигались, чтобы улучшить кровообращение.

Вы можете выполнять эти упражнения в постели или на стуле.

Шаг за шагом направьте пальцы ног от себя, затем потяните пальцы ног к подбородку. Попробуйте сделать 10 из них на обеих ногах, по крайней мере, 2-3 раза в час.

Следующее упражнение — вращать лодыжками. По очереди вращайте лодыжками по часовой стрелке, а затем против часовой стрелки. Повторите это 10 раз с каждой лодыжкой 2-3 раза в час.

Снова есть и пить

Когда вы снова сможете есть и пить, зависит от типа перенесенной операции. Большинство людей могут пить, а затем есть в день операции. После некоторых операций, таких как операции на кишечнике, вы не сможете есть до следующего дня. Это потому, что вашему кишечнику требуется время, чтобы снова начать работать.

Когда вы начнете есть и пить, вам, возможно, придется начинать медленно. Медсестра/медбрат может предложить вам начать пить воду небольшими глотками, как только вы полностью проснетесь, а затем постепенно увеличивать дозу. Они скажут вам, когда и что можно есть и пить. Они могут дать вам богатый углеводами напиток, который даст вам энергию и поможет вашему выздоровлению.

Вставать и около

Насколько быстро вы сможете встать с кровати и передвигаться, зависит от типа перенесенной операции. На большинство операций вы встаете в тот же день или на следующий день.Ваши медсестры и физиотерапевт сообщат вам, когда вы сможете вставать. Они помогут вам, если вы не можете легко передвигаться самостоятельно.

Хорошо начать движение как можно скорее. Это поможет вам восстановиться и уменьшит вероятность других проблем, таких как инфекция грудной клетки и образование тромбов.

Видеть людей

Видеть людей после операции может быть утомительно. Но как только вы почувствуете это, вы можете принимать посетителей.

Может быть полезно сообщить людям заранее, есть ли у вас капельница или какие-либо другие зонды, чтобы они знали, чего ожидать.Это особенно важно для детей.

Ваш тип рака

Операция отличается для каждого типа рака. Вы можете найти более подробную информацию о том, что происходит во время и после операции на наших страницах, посвященных типам рака.

Для получения поддержки и информации об операции вы можете звонить информационным медсестрам Cancer Research UK по бесплатному телефону 0808 800 4040 с 9:00 до 17:00 с понедельника по пятницу.

Факторы риска задержки восстановления после общей анестезии при… : Медицина

1 Введение

Хилярная холангиокарцинома составляет от 50% до 70% всех холангиокарцином. [1] Опухоль имеет особое анатомическое расположение, сложная окружающая структура, из-за особенностей инвазивного роста она легко прорастает в печеночную артерию и воротную вену. [2] Сообщалось, что при лечении ранней радикальной резекцией 1-летняя выживаемость пациентов составляет 80%, а 5-летняя выживаемость составляет 39%. [3,4] В настоящее время хирургическая резекция является методом первого выбора для лечения воротной холангиокарциномы, и выбор хирургического метода в основном зависит от степени локальной инвазии рака. [5] Из-за особого анатомического соотношения и биологических особенностей частота радикальных операций невелика, а прогноз у пациентов неблагоприятный. [6] Таким образом, ранняя диагностика и лечение жизненно важны для прогноза пациентов.

Отсроченное восстановление (DR) после анестезии обычно означает, что пациент не пришел в себя через 120 минут после окончания общей анестезии и не может правильно реагировать на внешние раздражители и языковые команды. [7] С непрерывным развитием анестетиков и связанных с ними технологий мониторинга частота отсроченного восстановления снижается с каждым годом, но это по-прежнему остается одним из основных осложнений общей анестезии. [8] Это не только увеличивает периоперационный риск, влияет на восстановление физической функции пациента, но также увеличивает экономическую нагрузку на пациента и даже приводит к смерти. [9] В связи с длительным временем операции и большим количеством анестезирующих препаратов при лапароскопической радикальной билиарной хирургии также увеличивается риск ДР после операции. [10] Таким образом, раннее выявление факторов риска развития ДР вследствие анестезии после лапароскопической радикальной билиарной хирургии имеет решающее значение для снижения ее частоты и обеспечения периоперационной безопасности. В последние годы большинство исследований факторов высокого риска замедленного восстановления после общей анестезии ограничивались определенными анестетиками или определенными возрастными группами, а исследований ДР после радикальных операций на желчных путях немного. В настоящем исследовании мы проанализировали факторы высокого риска ДР после лапароскопической радикальной билиарной хирургии под общей анестезией и стремились предоставить теоретическую основу для предотвращения ДР у пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией, тем самым предоставив доказательства для лечения ДР.

2 метода

2.1 Этические соображения

Настоящее исследование было одобрено комитетом по медицинской этике нашей больницы (160 933). Мы применили ретроспективный дизайн исследования, мы проинформировали пациентов, что данные их лечения могут быть использованы для исследования, и от всех включенных пациентов были получены письменные информированные согласия.

2.2 Пациенты

В качестве потенциальных пациентов были определены

пациента, перенесших лапароскопическую радикальную операцию на желчных протоках, пролеченных в нашем стационаре с 1 января 2018 г. по 31 августа 2020 г.Критерии включения пациентов были следующими: по данным предоперационной компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии и ультразвукового цветного допплеровского исследования было ясно, что имеется оккупация прикорневого пространства, а интраоперационное или послеоперационное патологоанатомическое заключение подтверждало диагноз прикорневого желчного протока. рак. [11] Соответствующие характеристики и клинические патологические данные были полными. Пациенты подвергались общей анестезии; пациенты были хорошо информированы и подписали письменное информированное согласие. Критериями исключения были: пациенты с заболеваниями двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы и ампулярной системы, которые могли потребовать анастомоза желчных протоков; эти пациенты не дали согласия на участие в нашем исследовании.

2.3 Лапароскопическая радикальная билиарная хирургия

Та же группа хирургов выполнила лапароскопическую радикальную билиарную операцию. Всем пациентам выполняли частичную гепатэктомию, резекцию внепеченочных желчных протоков, диссекцию регионарных лимфатических узлов, биопсию лимфатических узлов и еюностомию желчных протоков по Ру.Лапароскопическая радикальная билиарная хирургия была проведена, как сообщалось в предыдущих исследованиях [12,13] . У всех пациентов использовали желчный дренажный катетер, а желобчатую дренажную трубку обычно устанавливали рядом с отделом печени и анастомозом.

2.4 Сбор данных

Мы записали и собрали основную информацию о пациенте, анамнез, дополнительные обследования и другие показатели до операции, включая пол, возраст, индекс массы тела (ИМТ), курение в анамнезе, артериальную гипертензию, сахарный диабет, гиперлипидемию, анемию. И мы собрали и проанализировали информацию, связанную с хирургией и анестезией, включая оценку Американского общества анестезиологов, Нью-Йоркскую кардиологическую ассоциацию, данные классификации опухоль (топография) — метастазы в лимфатических узлах (TNM) (уровень TNM I: раковая ткань ограничена место, где изначально образовалось начальное образование, и нет признаков диффузии. Уровень II: Раковые клетки распространились на близлежащие лимфатические узлы, ткани или органы; Уровень III: Раковые клетки распространились на несколько органов или тканей тела), продолжительность операции, продолжительность анестезии, предполагаемая кровопотеря, применение интраоперационной комбинированной ингаляции севофлурана.

После операции все пациенты были отправлены в послеоперационную палату для анестезии, и мы оценивали состояние пациента каждые 15 минут по шкале пробуждения Стюарда. [14,15] Оценка пробуждения Стюарда была разделена на 3 измерения, включая бодрствование, свободное дыхание, степень физической активности. Оценка Стюарда <4 баллов считалась непробудившейся, оценка Стюарда ≥4 баллов считалась пробужденной. Согласно шкале пробуждения по шкале Стюарда, [16] DR определяли как оценку по шкале Стюарда <4 >120 минут после прекращения введения анестетиков.По частоте возникновения ДР пациенты, включенные в исследование, были разделены на группу ДР и контрольную группу.

2.5 Статистический анализ

Все собранные данные были введены и обработаны с помощью статистического программного обеспечения SPSS 22.0 для анализа данных. t Тест и критерий хи-квадрат использовались для анализа характеристик и сведений о лечении пациентов. Кроме того, мы включили в многопараметрическую модель логистической регрессии, включающую все переменные, которые имеют клиническое значение, даже если они были незначимы при однофакторном анализе, для выявления потенциальных факторов, влияющих на ДР у пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией. [17] P < 0,05 считалось статистически значимым в этом исследовании, и все тесты были двусторонними.

3 результатов

3.1 Характеристики включенных пациентов

Всего изначально было выявлено 180 пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией, мы исключили 12 пациентов в связи с неполной медицинской картой. Всего было включено 168 пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией, из которых у 42 пациентов возникла ДР, частота ДР у пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией составила 25%.Как показано в Таблице 1, были значительные различия в отношении возраста и ИМТ между группой DR и контрольной группой (все P < 0,05), и не было существенных различий в отношении пола, курения, гипертонии, диабета, гиперлипидемии и анемии. между группой DR и контрольной группой (все

Переменные Группа ДР (n = 42) Контрольная группа (n = 126) т / х 2 Р
Мужской/внутренний 31/11 90/36 1. 203 .094
Возраст, лет 73,03 ± 9,11 67,35 ± 10,12 10.406 .041
ИМТ, кг/м 2 27,45 ± 3,21 24,13 ± 3,44 7.524 .028
Употребление алкоголя 28 (66,67%) 89 (68,99%) 1. 180 .097
Курение 15 (35,71%) 52 (41,27%) 1,094 .101
Гипертония 29 (69,05%) 88 (69,84%) 1,182 .055
Диабет 18 (42,85%) 50 (39,68%) 1,225 . 073
Гиперлипидемия 11 (26.19%) 37 (29,37%) 1,136 .072
Анемия 9 (21,43%) 29 (23,02%) 1.085 .086

3.2 Детали лечения сравнение 2 групп

Как показано в таблице 2, были значительные различия в отношении продолжительности операции, продолжительности анестезии и использования интраоперационной комбинированной ингаляции севофлурана (все P > 0,05).

Таблица 2 — Сравнение деталей лечения 2 групп. АСА
Переменные Группа ДР (n = 42) Контрольная группа (n = 126) т / х 2 р
 Уровень II 35 (83.33%) 99 (78,57%) 1,143 .093
 Уровень III 7 (16,67%) 27 (21,43%)
NYHA
 Уровень I 30 (71. 43%) 87 (69,05%) 1.104 .088
 Уровень II 10 (23,81%) 31 (24,60%)
 Уровень III 2 (4,76%) 8 (66.35%)
ТНМ
 Уровень I 12 (28,57%) 39 (30,95%) 1,028 . 156
 Уровень II 16 (38,09%) 51 (40.47%)
 Уровень III 14 (33,33%) 36 (28,57%)
Продолжительность операции, мин 238,07 ± 28,25 210,53 ± 32,11 32. 063 .031
Продолжительность наркоза, мин 245,18 ± 21,22 205,12 ± 23,93 31.034 .018
Интраоперационная комбинированная ингаляция севофлюрана 31 (73,81%) 50 (39.68%) 1.406 .011

TNM Уровень I: Раковая ткань ограничена местом первоначального формирования начального образования, признаков диффузии нет. Уровень II: раковые клетки распространились на близлежащие лимфатические узлы, ткани или органы; Уровень III: Раковые клетки распространились на несколько органов или тканей тела. ASA = Американское общество анестезиологов, NYHA = Нью-Йоркская кардиологическая ассоциация, TNM = опухоль-лимфатический узел-метастаз.


3.3 Логистический регрессионный анализ факторов риска для DR

Таблица 3 демонстрирует оценку переменных многомерной логистической регрессии. Как представлено в таблице 4, многопараметрический логистический регрессионный анализ показал, что возраст ≥70 лет (отношение нечетностей [ОШ] 1,454, 95% доверительный интервал [ДИ] 1,146–1,904), ИМТ ≥25 кг/м 2 (ОШ 1,303, 95% ДИ 1,102–1,912), употребление алкоголя (ОШ 2,041, 95% ДИ 1,336–3,085), курение (ОШ 1.128, 95% ДИ 1,007–2,261), продолжительность операции ≥220 минут (ОШ 1,239, 95% ДИ 1,039–1,735), продолжительность анестезии ≥230 минут (ОШ 1,223, 95% ДИ 1,013–1,926), интраоперационная комбинированная ингаляция севофлюрана (ОШ 1,207, 95% ДИ 1,008-1,764) были независимыми факторами риска ДР у пациентов с радикальной билиарной хирургией (все

Факторы Переменные Задание
ДР Д Да = 1, нет = 2
Пол Х 1 Мужской = 1, женский = 2
Возраст, лет Х 2 ≥70 = 1, <70 = 2
ИМТ, кг/м 2 Х 3 ≥25 = 1, <25 = 2
Употребление алкоголя Х 4 Да = 1, нет = 2
Курение Х 5 Да = 1, нет = 2
Гипертония Х 6 Да = 1, нет = 2
Диабет Х 7 Да = 1, нет = 2
Гиперлипидемия Х 8 Да = 1, нет = 2
Анемия Х 9 Да = 1, нет = 2
АСА Х 10 Уровень III = 1, уровень II = 2
NYHA Х 11 Уровень III = 1, уровень II = 2, уровень I = 3
ТНМ Х 12 Уровень III = 1, уровень II = 2, уровень I = 3
Продолжительность операции, мин Х 13 ≥220 = 1, <220 = 2
Продолжительность наркоза, мин Х 14 ≥230 = 1, <230 = 2
Интраоперационная комбинированная ингаляция севофлюрана Х 15 Да = 1, нет = 2

ASA = Американское общество анестезиологов, ИМТ = индекс массы тела, DR = отсроченное выздоровление, NYHA = Нью-Йоркская кардиологическая ассоциация, TNM = опухоль-лимфатический узел-метастаз.


Таблица 4 — Логистический регрессионный анализ факторов риска ДР у пациентов, перенесших радикальные билиарные операции.
Переменные β СЕ ИЛИ 95% ДИ Р
Возраст ≥70 лет 0. 185 0,202 1,454 1,146∼1,904) .048
ИМТ ≥25 кг/м 2 0,122 0,319 1.303 1,102∼1,912 .037
Употребление алкоголя 0.119 0,121 2. 041 1,336∼3,085 .042
Курение 0,176 0,114 1,128 1,007∼2,261 .018
Продолжительность операции ≥220 мин 0.105 0,103 1,239 1,039∼1,735 . 011
Продолжительность анестезии ≥230 мин 0,173 0,110 1,223 1,013∼1,926 .015
Интраоперационная комбинированная ингаляция севофлюрана 0.118 0,106 1.207 1,008∼1,764 . 043

ИМТ = индекс массы тела, ДИ = доверительный интервал, DR = отсроченное восстановление, OR = коэффициент нечетности.


4 Обсуждения

Предыдущие исследования [18,19] показывают, что частота ДР у пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией высока, и это оказывает неблагоприятное влияние на краткосрочный и долгосрочный прогноз пациентов.В этом исследовании частота ДР у пациентов с лапароскопической радикальной билиарной хирургией составила 25%, что согласуется с предыдущими отчетами. Принимая во внимание потенциальную корреляцию между ДР и сопутствующими осложнениями, раннее выявление, диагностика и вмешательство пациентов с высоким риском ДР имеют клиническое значение для прогноза пациентов. [20–22] Результаты настоящего исследования показывают, что возраст ≥70 лет, ИМТ ≥25 кг/м P < .05).

Время восстановления после наркоза у пациентов с общей анестезией в основном зависит от скорости метаболизма анальгетиков. [23] В последние годы всестороннее обследование пациентов перед хирургическим вмешательством и непрерывная разработка анестезирующих препаратов и технологий мониторинга позволили снизить частоту возникновения ДР анестезии. [24] Частота постепенно снижается, и большинство пациентов могут быстро проснуться после операции, но феномен отсроченного пробуждения все еще имеет место, что создает огромные проблемы для медицинского персонала, связанного с анестезией. [25] К основным факторам пациента относятся возраст, пол, генетические факторы и предоперационные комбинированные фоновые заболевания. [26] Некоторые авторы [27,28] выдвигают гипотезу о наличии четкой связи между возрастом и возникновением ДР. Пожилые люди чаще испытывают ДР после операции. Причина может заключаться в том, что с возрастом снижается функция центральной нервной системы организма. Скорость клиренса и скорость связывания препаратов с белками плазмы снижаются, а свободная концентрация препарата в плазме выше, поэтому метаболизм анестетиков замедляется.

Курящие пациенты обычно имеют различную степень легочной вентиляционной дисфункции. Курение может вызвать ремоделирование мелких дыхательных путей, и снижение функции легких является механизмом, ведущим к гипоксемии. [29] Курение также может повышать HbCO в крови, вызывая сдвиг кривой диссоциации окисленного гемоглобина влево, а более тесное сочетание Hb и кислорода затрудняет использование кислорода тканями, что приводит к ДР. [30] Употребление алкоголя является фактором риска ДР.После того, как этанол попадает в клетки печени, он окисляется до ацетальдегида через 2 пути алкогольдегидрогеназы печени, фермента разложения перекиси водорода и микросомальной алкогольоксидазы печени. Большое количество ацетальдегида оказывает очевидное воздействие на клетки печени. Его токсические эффекты прямо или косвенно приводят к дегенерации, некрозу и фиброзу клеток печени, а в тяжелых случаях могут перерасти в цирроз или даже рак печени. [31] Большинство анестетиков и анальгетиков расщепляются печенью и увеличивают нагрузку на печень, что приводит к пролонгированному и усиленному антагонистическому действию анестетиков и миорелаксантов, [32] что легко приводит к послеоперационной ДР.

У пациентов с более высоким ИМТ действуют двойные факторы: повышенная общая доза анестетиков и более медленный метаболизм. Следовательно, риск ДР значительно выше, чем у пациентов с нормальным ИМТ. [33] Однако существует меньше исследований, посвященных конкретному пороговому значению ИМТ. Некоторые авторы [34–36] считают, что пробуждение после анестезии обычно связано с генетическими модификациями лекарственного рецептора или мишени. Например, полиморфные изменения рецептора гамма-аминомасляной кислоты могут привести к тому, что анестезирующий препарат пропофол попадет в организм, и соответственно замедлится скорость метаболизма.Исследования [37,38] показали, что пациенты с предоперационным заболеванием сердца, гипертонией и диабетом склонны к замедлению выздоровления, даже если они перенесли операцию, не связанную с сопутствующими заболеваниями, но конкретный механизм до сих пор неясен. В периоперационных факторах ДР от анестезии основными являются дозировка анестезирующих препаратов, температура тела больного и продолжительность операции, объем интраоперационной инфузии жидкости. [39] Пациенты с меньшим весом или с нарушениями функции печени и почек, которые не были тщательно обследованы перед операцией, могут получить передозировку анестетиков, что может привести к высокой концентрации препарата в организме и ДР. [40] Если время операции очень велико и оценка окончания операции необъективна, то соответственно будет слишком большой продолжительность анестезии, [41] , что также является важным фактором возникновения ДР от анестезии . Следует отметить, что пациенты с более низкой температурой тела, поступившие в послеоперационную палату после операции, более склонны к развитию ДР. [42] Падение температуры тела может снизить активность ферментов, связанных с метаболизмом лекарств, что может вызвать накопление лекарств в организме и развитие у пациентов ДР. [43]

Необходимо учитывать несколько ограничений в настоящем исследовании. Во-первых, здесь имеется высокая корреляция между объемом интраоперационной инфузии жидкости и задержкой пробуждения после анестезии. [44,45] Большие объемы интраоперационной инфузии жидкости увеличивают вероятность задержки пробуждения после операции. [46] Однако этот механизм не ясен. В настоящем исследовании из-за отсутствия соответствующих данных мы не можем включить эти факторы в дальнейший анализ, необходимы будущие исследования с большим размером выборки и более комплексными факторами.Во-вторых, мы выбрали пороговые значения, потому что наше исследование было ретроспективным с небольшим размером выборки, было бы лучше, если бы мы могли построить модель со временем до восстановления после остановки анестезии как непрерывную переменную, продолжительность операции и продолжительность анестезии, используемые как непрерывные переменные для оценки влияния на ДР, что обеспечит более надежные доказательства клинического ведения ДР. Поэтому в будущем необходимы проспективные исследования по этой теме.

5 Выводы

В заключение мы обнаружили, что возраст ≥70 лет, ИМТ ≥25 кг/м 2 , употребление алкоголя, курение, продолжительность операции ≥220 минут, продолжительность анестезии ≥230 минут и интраоперационная комбинированная ингаляция севофлурана были независимыми факторы риска развития ДР у пациентов после радикальной билиарной хирургии.Среди важных факторов, проанализированных в этом исследовании, возраст пациентов и ИМТ являются факторами высокого риска, которые не могут быть скорректированы немедленно, но продолжительность операции и анестезии, интраоперационное использование анестетиков являются факторами, которые можно улучшить. С одной стороны, клиницисты должны обеспечить безопасность пациента и хирургическое вмешательство, исходя из предпосылки лечебного эффекта, точно оценить дозу анестетика для пациента и минимизировать время операции и время использования анестетика; с другой стороны, необходимо точно выявлять пациентов группы высокого риска с отсроченным пробуждением, разрабатывать соответствующие сестринские стратегии на основе рутинной помощи и усиливать подготовку сестринского персонала. Для пациентов пожилого возраста, с более высоким ИМТ и более длительным временем операции и анестезии необходимо тщательное наблюдение за жизненно важными показателями пациента для снижения риска ДР.

Авторские вклады

Guohui Zhang, Yingzi Ling разработал исследования; Guohui Zhang, Bingbing Pan, Dan Tan провели исследование; Guohui Zhang проанализировал данные; Guohui Zhang и Yingzi Ling несли основную ответственность за окончательное содержание. Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Концептуализация: Гохуэй Чжан, Бинбин Пан, Дэн Тан, Инцзы Лин.

Data curation: Guohui Zhang, Bingbing Pan.

Formal analysis: Guohui Zhang, Dan Tan, Yingzi Ling.

Resources: Guohui Zhang.

Software: Guohui Zhang, Yingzi Ling.

Supervision: Guohui Zhang.

Visualization: Yingzi Ling.

Письмо – первоначальный вариант: Инцзы Линг.

Каталожные номера

[1]. Мизуно Т., Эбата Т., Нагино М. Продвинутая холангиокарцинома ворот ворот: агрессивный хирургический подход к лечению запущенной холангиокарциномы ворот: периоперационное ведение, расширенные процедуры и междисциплинарные подходы. Surg Oncol 2020; 33: 201–6. [2]. Чжан И, Доу С, Ву В и др. Тотальная лапароскопическая и открытая радикальная резекция воротной холангиокарциномы.Surg Endosc 2020;34:4382–7. [3]. Беднарш Дж., Чигани З., Лурье И. и др. Левосторонняя и правосторонняя гепатэктомия с резекцией ворот единым блоком при перихилярной холангиокарциноме. Е. П. Б. (Оксфорд) 2020; 22: 437–44. [4]. Биргин Э., Расбах Э., Райсфельдер С., Рахбари Н.Н. Систематический обзор и метаанализ хвостатой лобэктомии для лечения внутригрудной холангиокарциномы. Eur J Surg Oncol 2020;46:747–53. [5]. Саписочин Г., Иваникс Т., Субраманиан В., Дойл М., Хаймбах Дж. К., Хонг Дж. К.Мультидисциплинарное лечение воротной и внутрипеченочной холангиокарциномы: обзор общих принципов. Int J Surg 2020; 82S: 77–81. [6]. Ли Дж., Чжоу М.Х., Ма В.Дж., Ли Ф.Ю., Дэн Ю.Л. Расширенная лимфаденэктомия при воротной холангиокарциноме: что это даст? World J Gastroenterol 2020;26:3318–25. [7]. Трепанье М. , Валин-Торберн А., Куюмджян А. и др. Интракорпоральный анастомоз против экстракорпорального анастомоза при правосторонней колэктомии не влияет на восстановление желудочно-кишечного тракта в рамках программы ускоренного восстановления после операции.Surg Endosc 2020;34:4601–8. [8]. Охта Дж., Суто Т., Като Д., Хироки Т., Обата Х., Сайто С. Потеря эндогенной анальгезии приводит к задержке восстановления после послеоперационной боли в крысиной модели хронической невропатической боли. Brain Res 2020; 1727: 11–7. [9]. Zhang XY, Zhang XZ, Lu FY и др. Факторы, связанные с неэффективностью программы ускоренного восстановления после операции у больных, перенесших панкреатодуоденальную резекцию. Hepatobiliary Pancreat Dis Int 2020;19:51–7. [10]. Zhu J, Li X, Li H и др.Улучшенное восстановление после операции приносит пользу пациентам с мягкой структурой поджелудочной железы после панкреатодуоденальной резекции. Am J Surg 2020; 219: 1019–23. [11]. Mansour JC, Aloia TA, Crane CH, Heimbach JK, Nagino M, Vauthey JN. Холангиокарцинома ворот ворот: заключение консенсуса экспертов. Е. П. Б. (Оксфорд) 2015; 17: 691–9. [12]. Ли ДД, Чжао ЗЛ. Современное состояние лапароскопических технологий в хирургическом лечении билиарного рака. Чжунхуа Вай Кэ За Чжи 2018; 56: 338–41. [13].Яо Х., Сю Д., Фу В. и др. Оценка результатов лапароскопической радикальной колопроктэктомии и гепатэктомии при операбельном колоректальном раке с метастазами в печень. Чжунхуа Вай Кэ За Чжи 2014; 52: 919–23. [14]. Li Y, Li XQ, Kang Y, Liu J. [Определение дозировки и эффективности пропофола и кетамина для TIVA у взрослых]. Сычуань Да Сюэ Сюэ Бао И Сюэ Бан 2014; 45: 451–6. [15]. Йилдиз М., Тавлан А., Тунсер С., Рейсли Р., Йосункая А., Отелчиоглу С. Влияние дексмедетомидина на гемодинамические реакции на ларингоскопию и интубацию: периоперационная гемодинамика и требования к анестезии.Drugs RD 2006;7:43–52. [16]. Олдрете Дж. А., Кроулик Д. Оценка восстановления после анестезии. Анест Аналг 1970; 49: 924–34. [17]. Ледерер Д.Дж., Белл С.К., Брэнсон Р.Д. и др. Контроль смешения и сообщения результатов в исследованиях причинно-следственных связей. руководство для авторов от редакторов журналов по респираторным заболеваниям, сну и интенсивной терапии. Ann Am Thorac Soc 2019; 16:22–8. [18]. Перинель Дж., Мариэтт С., Дуссе Б. и др. Раннее энтеральное и полное парентеральное питание у пациентов, перенесших панкреатодуоденальную резекцию: рандомизированное многоцентровое контролируемое исследование (Nutri-DPC).Энн Сург 2016; 264: 731–7. [19]. Cao D, Li X, Zhang H. Факторы, влияющие на долгосрочный прогноз внутригрудной холангиокарциномы. J Capital Univ Med Sci 2020; 41: 125–9. [20]. Такамото Т., Хашимото Т., Иноуэ К. и др. Применимость расширенной программы восстановления для расширенной хирургии печени. World J Surg 2014; 38: 2676–82. [21]. Уорнер С., Маккирнан П.Дж., Хартли Дж. и др. Гепатопульмональный синдром у детей: 20-летний обзор симптомов, клинического прогрессирования и результатов трансплантации.Liver Transpl 2018; 24:1271–9. [22]. ди Себастьяно П., Феста Л., Де Бонис А. и др. Модифицированная ускоренная программа хирургии поджелудочной железы: перспективный одноцентровый опыт. Langenbecks Arch Surg 2011; 396: 345–51. [23]. Вонг-Лун-Хинг Э.М., ван Дам Р.М., ван Брекелен Г.Дж. и др. Рандомизированное клиническое исследование открытой и лапароскопической левой боковой резекции печени в рамках программы ускоренного восстановления после операции (исследование ORANGE II). Бр Дж. Сург 2017; 104: 525–35. [24].Чой С.С., Чо С.С., Ха Ти, Хван С., Ли С.Г., Ким Ю.К. Интраоперационные факторы, связанные с задержкой восстановления функции печени после гепатэктомии: анализ 1969 живых доноров. Acta Anaesthesiol Scand 2016;60:193–202. [25]. Huang H, Deng M, Jin H, Liu A, Dahmen U, Dirsch O. Снижение перфузии печеночной артерии ухудшает восстановление после очаговой обструкции венозного оттока печени у крыс с резецированной печенью. Трансплантация 2014;97:1009–18. [26]. Дихтвальд С., Бен-Хаим М., Паписмедов Л., Хазан С., Каттан А., Матот И.Интратекальное введение морфина в сравнении с внутривенным введением опиоидов для воздействия на послеоперационную анальгезию при хирургии печени и поджелудочной железы: рандомизированное контролируемое исследование. Дж. Анест 2017; 31: 237–45. [27]. Ким Д., Шин Б.С., Сонг И. и др. Взаимосвязь между интраоперационным биспектральным индексом и восстановлением сознания у пациентов с печеночной энцефалопатией, перенесших трансплантацию печени: ретроспективный анализ. Transplant Proc 2019; 51: 798–804. [28]. Марсман Х.А., де Грааф В., Хегер М. и др.Регенерация печени и функциональное восстановление после частичной резекции печени в экспериментальной модели стеатоза печени, обработанной омега-3 жирными кислотами. Бр Дж. Сург 2013; 100: 674–83. [29]. Андерссон М., Блан П.Д., Торен К., Ярвхольм Б. Курение, профессиональные вредности и идиопатический легочный фиброз среди шведских строителей. Am J Ind Med 2021; 64: 251–7. [30]. Bellou V, Belbasis L, Evangelou E. Курение табака и риск легочного фиброза: проспективное когортное исследование в UK Biobank.Сундук 2021; 16:12–20. [31]. Фан ТГГ, Палиояннис П., Насралла Г.К. и др. Новые клеточные и молекулярные детерминанты идиопатического легочного фиброза. Cell Mol Life Sci 2021; 78: 2031–57. [32]. Вассар Р.Л., Роуз Дж. Двигательные системы и постуральная нестабильность. Handb Clin Neurol 2014; 125: 237–51. [33]. Fukazawa K, Yamada Y, Gologorsky E, Arheart KL, Pretto EA Jr. Восстановление гемодинамики после постреперфузионного синдрома при трансплантации печени. J Cardiothorac Vasc Anesth 2014;28:994–1002.[34]. Лиллемо Х.А., Маркус Р.К., Ким Б.Дж., Нарула Н., Дэвис К.Х., Алоя Т.А. Обходные пути на пути к выздоровлению: какие факторы задерживают готовность вернуться к назначенной онкологической терапии (RIOT) после резекции печени по поводу злокачественного новообразования? J Gastrointest Surg 2019;23:2362–71. [35]. Ян Х.Р., Торат А., Дженг Л.Б. и др. Трансплантация печени от живого донора у больных с острой печеночной недостаточностью и энцефалопатией IV степени: остается ли глубокая печеночная кома абсолютным противопоказанием? Успешный одноцентровый опыт.Энн Трансплант 2018; 23: 176–81. [36]. Сух С.Дж., Йим Х.Дж., Юн Э.Л. и др. Безопасен ли пропофол при введении пациентам с циррозом во время седативной эндоскопии? Korean J Intern Med 2014; 29: 57–65. [37]. Мацуо К., Роча Ф.Г., Ито К. и др. Система дооперационной стадии Блюмгарта для холангиокарциномы ворот легких: анализ резектабельности и исходов у 380 пациентов. J Am Coll Surg 2012; 215: 343–55. [38]. де Йонг М.С., Маркес Х., Клэри Б.М. и др. Влияние резекции воротной вены на исходы внутригрудной холангиокарциномы: межведомственный анализ 305 случаев.Рак 2012; 118: 4737–47. [39]. Ито Ф., Агни Р., Реттаммель Р. Дж. и др. Резекция воротной холангиокарциномы: сопутствующая резекция печени снижает частоту рецидивов в печени. Энн Сург 2008; 248: 273–9. [40]. Дилек О.Н., Гунгор Ф., Акар Т. и др. Роль портоэнтеростомии с агрессивным расслоением ворот при опухолях желчевыводящих путей: отчет о серии случаев и обзор литературы. Indian J Surg 2020; 11:01–7. [41]. Wang G, Wang Q, Fan X, Ding L, Dong L. Значение адъювантной терапии внепеченочной холангиокарциномы после операции.Cancer Manag Res 2019; 11:10871–82. [42]. Ху Х.Дж., Джин Ю.В., Шреста А. и др. Прогностические факторы раннего рецидива после резекции воротной холангиокарциномы R0: опыт одного учреждения в Китае. Cancer Med 2019; 8: 1567–75. [43]. Фурута Т., Ямагути М., Накагами Р. и др. Отсроченное восстановление печеночного сигнала на магнитно-резонансных изображениях с усилением ферукарботрана: экспериментальное исследование печени крыс с повреждением клеток Купфера, вызванным хлоридом гадолиния. МАГМА 2013;26:313–24.[44]. Seo H, Jun IG, Ha TY, Hwang S, Lee SG, Kim YK. Метод высокой вариации ударного объема путем введения маннита может уменьшить кровопотерю во время донорской гепатэктомии. Медицина (Балтимор), 2016; 95:24–8. [45]. Чой С.С., Джун И.Г., Чо С.С., Ким С.К., Хван Г.С., Ким Ю.К. Влияние введения жидкости, направленного на изменение ударного объема, на кровопотерю во время правосторонней гепатэктомии у живого донора: рандомизированное контролируемое исследование. Анестезия 2015;70:1250–8. [46]. Чой С.С., Ким С.Х., Ким Ю.К.Управление инфузионной системой при гепатэктомии у живого донора: последние проблемы и перспективы. World J Gastroenterol 2015;21:12757–66.

Хотите быстро восстановиться после операции? Вот что вы можете сделать.


(iStockphoto)

Многие люди проходят реабилитационные программы после операции, чтобы помочь им быстрее восстановиться. Но предварительное улучшение физического и эмоционального здоровья может помочь вам быстрее выписаться из больницы, снизить риск осложнений и ускорить заживление. «Идея в том, что вы наращиваете свои резервы, как спортсмен, готовящийся к марафону», — говорит Франческо Карли, профессор анестезии в Медицинском центре Университета Макгилла в Монреале.

Хирурги-ортопеды уже много лет используют термин «преабилитация» или prehab. Теперь он завоевывает популярность в кардиохирургии и лечении рака.

Например, Карли обнаружил, что 84 процента пациентов с колоректальным раком, которые до операции в течение месяца выполняли аэробные упражнения, упражнения с сопротивлением и релаксацией, а также консультировались по вопросам питания, выздоравливали быстрее, чем другие пациенты. Британское исследование показало, что езда на велосипеде в течение шести недель помогает тем, кто перенес химиотерапию, лучше переносить операцию после нее.

Если вам назначена операция, узнайте у своего врача о программах предварительной реабилитации или полезных направлениях, таких как физиотерапия или консультации по питанию. Или выполните шаги, описанные ниже, мимо своего врача. Эксперты говорят, что такие стратегии могут повысить ваши шансы на лучшее выздоровление.

Делайте дыхательные упражнения.

Упражнения для укрепления дыхательных мышц после операции снижают риск пневмонии и лихорадки. Выполнение их заранее дает вам фору.

Физиотерапевт из Массачусетса Джули Сильвер, разработавшая программу предварительной реабилитации для больных раком, предлагает: Вдыхайте через нос в течение трех секунд, рот закрыт.Задержите дыхание на три секунды, затем выдохните через сжатые губы на три секунды. Сделайте это пять раз. Повторяйте упражнение три-четыре раза в день.

Уменьшить стресс.

Исследование, проведенное в 2012 году в журнале Brain, Behavior and Immunity, показало, что упражнения на релаксацию и управляемые образы в течение трех дней до и семи дней после операции помогают людям быстрее выздороветь. «Уменьшение стресса также может помочь вам справиться с болью, улучшить сон и настроение», — говорит Сильвер. Попробуйте легкие растяжки йоги; делать медленные, глубокие вдохи; или медитация.Получите бесплатные медитации здесь.

Обратите внимание на белок.

Хорошо сбалансированная диета способствует выздоровлению и помогает бороться с инфекцией, говорит Томас К. Варгезе, медицинский директор программы Strong for Surgery, которая действует в штате Вашингтон. Белок может быть ключевым фактором перед операцией по поводу рака: например, исследования показали, что у пациентов с раком мочевого пузыря с дефицитом белка повышен риск послеоперационных осложнений.

Удары ногами.

Если вы не можете бросить курить, сократите потребление за две недели до операции.Курение замедляет заживление ран и «увеличивает риск заражения», — говорит Рик Грин, хирург-онколог из Института рака Левина в Шарлотте.

Проверьте свои лекарства.

Спросите своего врача, следует ли и когда прекратить прием таких препаратов, как аспирин и ибупрофен, которые могут увеличить риск кровотечения. Спросите также о добавках, таких как витамин Е. Компания Strong for Surgery рекомендует отказаться от приема эхинацеи, чеснока, гинкго, женьшеня, кавы, пальмы сереноа, зверобоя и валерианы как минимум за две недели до операции.

Займитесь спортом.

Аэробные упражнения укрепляют легкие и улучшают кровообращение, что способствует заживлению ран. «Любая сумма перед операцией, при условии, что она больше, чем обычно, помогает», — говорит Варгезе. (Просто получите одобрение своего врача.) Спросите о движениях, характерных для операции, таких как растяжка для улучшения диапазона движений плеча у женщин, перенесших операцию по поводу рака молочной железы.

Copyright 2015. Consumers Union of United States Inc.

Послеоперационное восстановление и результаты – что мы измеряем и для кого? — Bowyer — 2016 — Анестезия

Периоды восстановления – актуальность, влияние и фокус

Послеоперационное восстановление считается полным, когда восстанавливаются функции и исчезают неблагоприятные симптомы.Функцию и симптомы можно оценить в моменты времени, которые пациент, врач или учреждение считают важными.

Исходы путей «ускоренного восстановления после операции» первоначально определялись клиницистами, а не пациентами, и подчеркивали, что происходило в больнице — продолжительность пребывания в больнице, осложнения и ранняя дисфункция органов 1. Однако сокращение продолжительности пребывания в больнице и осложнений связанные с усиленным путем восстановления, представляют ограниченный интерес для пациентов 2, 3.Пациенты редко достигают нормального уровня функции и обычно имеют симптомы при выписке после серьезной операции, сроки которой зависят от организационных факторов и плохо коррелируют с долгосрочным восстановлением 1, 2.

Послеоперационное ускоренное восстановление, как процесс и как конечная точка, теперь оценивается в три этапа: от окончания операции до выписки из отделения посленаркозной помощи; с этого момента до выписки из больницы; и, наконец, до восстановления нормальной функции.Простые физиологические переменные преимущественно влияют на первую стадию. На вторую и третью стадии преимущественно влияет боль, более сложная физиология и функция.

Инструменты, созданные клиницистами различных специальностей, а не только хирургии, также определяют выздоровление в три фазы, их совокупная продолжительность превышает таковую у расширенного пути восстановления, ориентированного на хирургию 4. Фазы восстановления, описываемые этими инструментами, можно разделить на ранние, промежуточные. и поздно.Фаза раннего послеоперационного восстановления определяется как первые 24 часа 5, 6 или первые семь дней 7-9. На скорость и степень восстановления на ранней стадии больше всего влияют боль, тошнота, периоперационные лекарства и делирий 10. Промежуточная фаза послеоперационного восстановления определяется как первые 28 11 или 60 12 дней. На степень восстановления в промежуточной фазе больше всего влияют боль, тревога и депрессия, физические нарушения и когнитивная дисфункция. Фаза позднего послеоперационного восстановления определяется как первые шесть недель 13 или три месяца 14.Симптомы, которые поражают ранние и промежуточные фазы выздоровления, могут сохраняться в течение этого длительного периода.

На то, как инструменты измерения оценивают восстановление, повлияли интересы авторов. Инструменты, созданные авторами, заинтересованными в современной амбулаторной хирургии, ориентированы главным образом на восстановление пациентов через 24 часа 5, 6 и до семи 7-9 дней после операции. Авторы, заинтересованные в восстановлении после серьезной операции, должны были создать инструменты, которые надежно измеряют одни и те же переменные во многих случаях в течение трех месяцев после операции, включая измерения сердечно-сосудистого статуса, боли и когнитивных функций 8, 12, 14.

Средства оценки восстановления

Восстановление здоровья и функций означает разные вещи для разных людей. Это может быть потому, что у них были разные операции, но это также может быть потому, что разные вещи составляют здоровье и функцию, например, для малоподвижного восьмидесятилетнего человека, молодого спортсмена и работающего не по найму электрика с четырьмя детьми. Таким образом, инструменты оценки восстановления различаются по своему происхождению, валидации, времени применения и широте оценки.Инструменты, утвержденные для оценки послеоперационного восстановления, были получены в нехирургических популяциях 7, или были получены в других хирургических популяциях 5, 6, 12, 15, или являются новыми 8, 9, 11, 14, 16.

«Шкала общего симптома дистресса/опросник функционального состояния» (GSDS/FSQ) 7 была разработана для оценки нехирургических пациентов. Он использовался для оценки периоперационного дистресс-синдрома пациента и возобновления повседневной деятельности, несмотря на то, что его компоненты были утверждены для оказания помощи на дому нехирургическим пациентам (GSDS) 14 и пациентам с хроническими заболеваниями (FSQ) 15.Оценки, которые расширяют существующие инструменты, включают «24-часовой опросник функциональных возможностей» (24-часовой FAQ) 6 и «оценки качества восстановления» из 40 и 15 пунктов (QoR-40 5, QoR-15 12). 24-часовой часто задаваемый вопрос был получен для оценки использования анестетиков и других ресурсов, но был подтвержден для оценки удовлетворенности и восстановления через 24 часа после амбулаторной операции, реализации предоперационных ожиданий, симптомов и повседневной деятельности. QoR-40 и QoR-15 были получены на основе оценки качества восстановления пациента. Они были подтверждены после стационарных и амбулаторных хирургических вмешательств. Они оценивают восстановление по пяти параметрам через 24 часа после операции (эмоциональное состояние, физический комфорт, психологическая поддержка, физическая независимость и боль).

Инструменты оценки восстановления, разработанные для послеоперационных пациентов, включают «инструмент краткосрочного качества жизни после анестезии» (PASQOL) и «шкалу хирургического восстановления после выписки» (PSR) 11. PASQOL представляет собой опросник из 40 пунктов, который оценивает функциональные, физической и психологической сферах.PSR был разработан для оценки послеоперационного восстановления при амбулаторной анестезии. Он касается состояния здоровья, активности, усталости, работоспособности и ожиданий пациента один раз в течение 4 дней после операции.

Инструменты были разработаны для обнаружения небольших изменений в каждой области восстановления, чтобы наблюдать за их изменениями во времени и в результате вмешательств, включая «индекс функционального восстановления» (FRI) 8, «индекс хирургического восстановления» (SRI) 12 и «послеоперационное качество». индекс восстановления» (PQRS) 14.FRI оценивает боль, социальное взаимодействие, движения нижних конечностей и физическую активность в различные моменты времени в течение первой послеоперационной недели. SRI оценивает общую боль, боль при обычной деятельности, общее состояние здоровья и повседневную активность в течение первого послеоперационного месяца. «Шкала хирургического восстановления» (SRS) 12, полученная из нехирургической популяции, была утверждена для оценки эмоционального и функционального восстановления через 3, 7, 30 и 60 дней после операции. PQRS (аббревиатура теперь переименована в PostopQRS) был специально разработан для оценки краткосрочного и долгосрочного восстановления в нескольких областях и в различные моменты времени.Дополнительным преимуществом SRS, FRI и PostopQRS является то, что они оценивают выздоровление пациента по отношению к индивидуальным исходным показателям, а последние два также оценивают восстановление отдельного пациента, а также группы.

Оценка того, выздоровел ли пациент

Восстановление можно рассматривать и оценивать как конечную точку или процесс. Восстановление также можно рассматривать как абсолютное или относительное. Следовательно, не обязательно очевидно, «выздоровел» ли пациент после операции, поскольку определение «выздоровел» может варьироваться.

Баллы для каждой характеристики восстановления могут быть суммированы для индивидуума, значение которого анализируется как непрерывная переменная либо по отношению к исходному уровню индивидуума – «показатель изменения» – либо по популяционной норме 5-9, 11, 12, 14-16. Восстановление когорты количественно определяется как их средний показатель изменения: чем меньше изменение, тем лучше восстановление. Индивидуальный показатель изменения можно сравнить со средним показателем изменения когорты, или его можно сравнить с историческим контролем, или протестировать против заранее определенного значения, определяющего конечную точку восстановления (рис.1).

Восстановление может оцениваться как непрерывная переменная (изменение от дооперационной нормы) или как достигнутый или недостигнутый результат (пороговое значение). Пациент X 1 считается «выздоровевшим», пациент X 3 не выздоровел, а пациент X 2 может считаться выздоровевшим на основании порогового значения, но не выздоровел, а также средней оценки изменения для когорта.

Суммирование различных переменных в составную оценку восстановления страдает от общих проблем, с которыми сталкивается любая составная оценка.Например, различные характеристики восстановления рассматриваются как математически эквивалентные, при этом устранение тошноты считается таким же важным, как и восстановление когнитивной функции. В составных показателях преобладает наиболее распространенный компонент, симптом или дисфункция, и они могут быть чрезмерно смещены в пользу пациентов с крайними стадиями выздоровления, т. е. пациентов, которые остаются недееспособными, или тех, кто полностью и быстро выздоравливает 17. Выздоровление можно классифицировать как полное после достижения порогового значения. составное значение превышено. Однако пороговые значения теряют большую часть информации, содержащейся в оценках, поскольку все значения выше порога считаются эквивалентными, как и все значения ниже порога. Пороговые значения, проверенные каким-либо образом в одной совокупности, могут оказаться недействительными в другой совокупности.

Использование порогов для определения восстановления

Порог означает, что пациент выздоровел, если его послеоперационная оценка соответствует или превышает заранее определенный порог, в идеале дооперационное значение.Можно сравнить долю пациентов в каждой группе, чье составное или специфичное для домена восстановление достигает их индивидуальных пороговых значений, что позволяет определить, какие характеристики восстановления ответственны за различия между группами. Восстановление можно оценить глобально или более подробно (рис. 2): полное восстановление; доменное восстановление; восстановление характеристик в каждой области, таких как потребность в еде в области «повседневная деятельность»; а серьезность проблемы определяется количеством невосстановленных характеристик в каждом домене.

Использование порогов для определения восстановления на разных уровнях детализации. В этом примере пациент не выздоровел (уровень 1) из-за неспособности восстановить повседневную деятельность (ADL, уровень 2), что, в свою очередь, было связано с неспособностью стоять и ходить (уровень 3), количественно оцененным на уровне 4.

Пороги восстановления недействительны, если при их использовании теряется важная информация 18. Однако клинические решения всегда основываются на порогах, ниже которых следует один курс действий, а выше – другой.В то время как лежащие в основе процессы выздоровления могут прогрессировать по континууму, клинические решения и их результаты бинарны: «восстановил ли этот пациент адекватную физическую и желудочно-кишечную функцию, чтобы его можно было безопасно выписать» (институциональный фокус) или «есть ли у этого пациента когнитивные функции, чтобы читать газету». ‘ (в центре внимания пациента)? Пороги восстановления могут выявить важные клинические эффекты для отдельных пациентов, которые не очевидны сразу при сравнении различий в баллах изменений. Точно так же средний балл изменения для когорты может быть статистически значимым, но может представлять или не представлять собой клинически значимое изменение; когда выздоровление определяется с использованием клинически важного порога, очевидно, что разница в скорости выздоровления важна.

Возможно, лучшим решением будет определить, вышел ли процесс восстановления за пределы допустимого порога (дихотомический анализ), а затем определить, насколько далеко зашел процесс восстановления за пределы минимального порога (непрерывный анализ). Сохранение непрерывных показателей восстановления позволяет перекалибровать определение восстановления, поскольку один и тот же набор данных может быть подвергнут дихотомии несколько раз с использованием разных пороговых значений.

Объективное и субъективное тестирование

Субъективная оценка ограничена нарушением послеоперационного понимания пациента, познания или удовлетворения 5, 13, 19, 20. Самооценка дефицита и дисфункции плохо коррелирует с объективной неврологической функцией 21-23, равно как и удовлетворенность и профессиональная компетентность 24. Дисфункция становится знакомой со временем и может стать приемлемой. Пациенты могут заново определить, что значит выздороветь, могут перераспределить важность различных аспектов выздоровления и могут изменить свои представления о том, что значит выздороветь 25. Пациенты могут не выздороветь после лечебной операции, если они испытывают легкую, но постоянную боль, в то время как тот же пациент может считать себя выздоровевшим, если у него меньше боли, когда операция была паллиативной.Тем не менее выздоровление находится в глазах больного, как и степень остаточной дисфункции, поэтому субъективность оценок не подчиняет их объективным показателям, пока пациент выступает в качестве собственного периоперационного контроля.

Будущее выздоровления – активная оценка и немедленное лечение

Типичная траектория восстановления характеризуется начальным резким ухудшением функции, за которым следует постепенное разрешение в сторону исходного состояния или нового равновесия 1, 26. Оценка выздоровления в том виде, в котором оно происходит, зависит от автоматизированного анализа данных, так что клиницисты немедленно получают предупреждение о пациентах, траектория выздоровления которых не удалась. Пациенты с приемлемой траекторией выздоровления получают ускоренную помощь и не потребляют без необходимости ресурсы, которые им не нужны. Традиционные исследования выздоровления были ретроспективными, поэтому меры по улучшению выздоровления могут применяться только к более поздней популяции, а не к пациентам, которые находились в исследовании. Восстановление в режиме реального времени можно использовать для исследований: послеоперационное отклонение человека от желаемой траектории идентифицируется, пациент лечится, «эффект» анализируется, лечение может быть изменено, модификация передается следующему пациенту, который нуждается в лечении. и так далее 27.Это аналогично исследованию дозирования, в котором используется методология «вверх-вниз», при этом доза следующего пациента корректируется в свете эффекта дозы, данной предыдущему пациенту.

Восстановление в режиме реального времени предполагает, что быстрое исправление патологии предотвращает вред. Этот принцип был доказан для инфаркта миокарда с подъемом сегмента ST, при котором смертность снижается вдвое благодаря раннему выявлению и быстрому вмешательству 28, 29. Другими примерами, доказывающими пользу раннего вмешательства, являются черепно-мозговая травма 30 и травма, будь то внутрибрюшная 27, торакальная 31 или генерал 32.Предоперационная стратификация риска может выявить риск послеоперационной смерти, функционального ухудшения и снижения ожидаемой продолжительности жизни пациентов [33–36]. Таким образом, персонализированный послеоперационный уход, который может быть реализован в режиме реального времени, может предсказать, какие пациенты могут получить наибольшую пользу от своевременного вмешательства, даже до того, как их состояние ухудшится, принимая во внимание предоперационную стратификацию риска и интраоперационные события.

Вмешательства должны быть нацелены на какой-либо аспект выздоровления, оказавшийся неудачным у конкретного пациента, что часто лучше всего достигается с помощью дихотомических показателей выздоровления, специфичных для предметной области, а не сводной оценки. Сбой в одном домене часто сопровождается сбоем в другом домене. Например, пациент может не восстановить когнитивные функции, потому что он испытывал боль и впоследствии получил опиоидную анальгезию.

Когнитивная функция

Потенциально ухудшается когнитивная функция после хирургического вмешательства, особенно у пожилых пациентов 37–40 лет. Послеоперационные когнитивные нарушения включают острый делирий и когнитивную дисфункцию, оба из которых сравнивают показатели пациента с популяционными нормами.Напротив, «когнитивное восстановление» сравнивает эффективность пациента с его собственным дооперационным исходным уровнем. Когнитивное и некогнитивное восстановление связаны друг с другом 41, 42. Как краткосрочные, так и долгосрочные когнитивные нарушения также связаны с долгосрочной смертностью. Например, когнитивная дисфункция при выписке связана со смертностью через три месяца, а когнитивная дисфункция через три месяца связана со смертностью через девять месяцев 43. Чем старше пациент, тем более стойкими являются когнитивные нарушения.Когнитивное восстановление в идеале следует оценивать в несколько послеоперационных моментов, чтобы помочь как в прогнозировании, так и в лечении.

Выводы

Оценка послеоперационного восстановления развивалась от одного измерения в один момент времени до измерения многих переменных в несколько моментов времени. Более современные инструменты оценки направлены на то, чтобы нацеливаться на нужных пациентов в нужное время, выявляя определенные нарушения в их траекториях восстановления, будь то из-за боли, когнитивной дисфункции, физической дисфункции или какой-либо другой характеристики.Многообещающей разработкой является автоматическое обнаружение и немедленная обработка отдельных траекторий восстановления, которые отклоняются от заранее определенных безопасных пределов.

Конкурирующие интересы

CR является председателем научного комитета «Шкала послеоперационного восстановления». Никакие другие конкурирующие интересы не заявлены.

Каталожные номера