Как определить по языку что болит: Страница не найдена

Содержание

Опух язык

 

  Опухание языка вызывает сильнейшее чувство дискомфорта у пациента. Распухший язык мешает разговаривать, глотать, а порой и дышать. При опухании он увеличивается в размерах, разбухает, а иногда даже не помещается во рту. Это довольно опасное состояние, так как сильно распухший язык может перекрыть дыхательные пути, и человек просто может задохнуться. Мы расскажем вам, от чего опухает язык, что делать в этой ситуации и как его лечить.

Содержание статьи:

  • Вероятные причины
  • Распух после прокола
  • Распух язык и губы вместе с ним
  • Опухли язык и горло
  • Что делать

Причины

Если у пациента опух язык, причины могут быть самыми разнообразными, начиная от банальной травмы и заканчивая сильнейшей аллергической реакцией. В соответствии с причиной назначается соответствующее лечение.

Если язык распух очень быстро и при этом сильно увеличился в размерах, то это может быть симптомом сильнейшей аллергической реакции.

В этом случае следует действовать незамедлительно, так как ощущение опухшего языка может предшествовать развитию анафилактического шока. Если не предпринять никаких мер, то пациент может задохнуться. Поэтому если у вас опух язык, аллергия является первой причиной, о которой следует подумать.

При аллергии пациенты обычно жалуются на следующие симптомы:

  • болит язык и опух, словно не помещается во рту;
  • опухли губы и язык, трудно разговаривать и глотать;
  • опухли сосочки на языке, а сам он стал болезненным и чувствительным;
  • распух у основания, что мешает глотать и полноценно дышать.

Еще одной причиной, почему у пациента опух язык, могут быть травмы в результате неправильного прикуса, пореза, царапины твердыми кусочками пищи. В этом случае пациент обычно жалуется, что у него опух язык с одной левой или правой стороны, то есть с той стороны, с который был травмирован. В этом случае важно обеспечить чистоту полости рта и предотвратить попадание бактерий в ранку, чтоб не допустить возникновение воспалительного процесса.

  1. В случае, если у пациента опух язык по бокам, особенно когда на боковой поверхности видны отпечатки зубов, врач может заподозрить заболевания щитовидной железы. В этом случае необходимо направить пациента на исследование уровня гормонов щитовидной железы.
  2. Если у пациента опухло под языком, это может быть следствием приема сублингвальных препаратов — тех, которые рассасываются под языком (валидол, энгистол и ряд других препаратов). В этом случае опухлость под языком обычно проходит сама по себе после прекращения приема препаратов.
  3. Жалобы на то, что под языком распухло, могут быть и в том случае, если пациент поранил нежный эпителий острыми кусочками пищи – например, чипсами. В этом случае ощущение пройдет само по себе после чистки зубов или полоскания полости рта зубным эликсиром или бальзамом.
  4. К опуханию языка могут привести и некоторые инфекции, в частности стрептококковая инфекция, вирус герпеса, кандидоз, сифилис. В этом случае он не только распухает, но и болит, а на поверхности слизистой появляются мелкие высыпания, плотный белый налет или язвочки, в зависимости от состояния и запущенности заболевания.
  5. Самой опасной причиной того, почему болит горло и опух язык, является рак. Он встречается довольно редко, но все же не стоит сбрасывать его со счетов. Поэтому если у пациента нет видимых причин опухания языка, аллергия исключена, а его состояние все не улучшается, есть резон направить такого пациента на консультацию к онкологу.

Распух после прокола

Очень многие пациенты жалуются, что у них опух язык после пирсинга. В большинстве случаев такое опухание не является патологическим. В процессе прокола язык был травмирован, и незначительное опухание является совершенно закономерным и естественным. Поэтому необходимо строго придерживаться рекомендаций специалиста, проводившего прокол, поддерживать в чистоте полость рта, полоскать рот антибактериальными препаратами. Однако, если опухлость не проходит в течение 4-5 дней, а на месте прокола образуется гнойный экссудат, следует немедленно обратиться к врачу, так как при пирсинге языка весьма часто возникают разнообразные осложнения.

В норме заживление после прокола происходит на протяжении двух недель. В этот период язык может опухать, болеть, пациент может испытывать чувство дискомфорта, жжения, болезненности. В дальнейшем все эти неприятные симптомы будут пропадать, и спустя две недели ранка должна зажить без следа, а опухоль должна пройти.

Опухли губы

Как уже говорилось выше, язык и губы одновременно чаще всего опухают при аллергии. В этом случае опухание происходит стремительно, буквально в считанные минуты. Одновременно с опуханием языка пациент может испытывать и другие неприятные симптомы – такие, как насморк, чихание, легкий кашель, рвота и боль в животе. Если не предпринять никаких мер, то чуть позже могут появиться другие симптомы – такие, как повышение температуры тела, изменение его цвета и чувствительности, и болезненность и отек языка.

Многие в такой ситуации теряются и не знают, что делать, если опух язык и по всей видимости у пациента аллергическая реакция. Не следует паниковать, нужно действовать быстро и четко. Нужно срочно вызвать скорую, а до ее приезда дать больному антигистаминный препарат, открыть настежь окна и обеспечить доступ свежего воздуха, исключить контакт с аллергеном (если он известен).

Опухло горло

Если одновременно опухли язык и горло, такое состояние является опасным для жизни пациента. В подавляющем большинстве случаев такое состояние возникает при анафилактическом шоке (сильнейшее проявление аллергии). Вывести пациента из состояния анафилактического шока может только опытный врач, поэтому при первых же признаках опухания языка и горла следует немедленно вызвать скорую, особенно если у пациента есть другие опасные симптомы – такие, как трудности при заглатывании, голубоватый окрас губ и ногтей, отеки глаз и губ, появление мелкой сыпи, низкое кровяное давление, тошнота, одышка или удушье.

Что делать

Если у пациента опух язык, лечение в первую очередь зависит от того, какими причинами вызвано опухание.

Прежде всего, следует определить причину, сделать это может только опытный врач. Если причина известна и она не является жизненно опасной (например, прокус языка или ожог слишком горячей пищей), то можно попробовать самому снять неприятные симптомы. Но если причиной опухания языка является аллергическая реакция, заниматься самолечением опасно для жизни.

Есть немало способов, как снять опухлость народными методами. Однако все они годятся только для тех случаев, когда причиной опухания являются микротравмы языка.

Можно полоскать полость рта отварами из лекарственных трав – ромашки, шалфея, календулы, эвкалипта. Можно применять ванночки и полоскания из хлоргексидина, разнообразных травяных бальзамов и ополаскивателей. Если у пациента опух язык после удаления зуба, помогут полоскания травяными настоями. Следует помнить, что в этом случае категорически нельзя полоскать полость рта горячим настоем, он только усилит воспаление.

Как понять, что у собаки боли: основные симптомы

Когда вашему лучшему другу плохо, вы хотите ему помочь. Если вы неважно себя чувствуете, вы можете просто принять подходящее лекарство — таблетку от изжоги или пастилку от кашля, однако понять, как помочь вашей собаке, когда она испытывает боль, совсем не просто. Вот что вы можете сделать, если она заболевает.

Как понять, что собаке плохо и она заболела

Некоторые породы своим поведением дадут вам понять, что с ними что-то не так, они будут скулить, лаять или в целом вести себя тревожно. Однако большинство собак стоически терпят боль, не показывая, что они страдают. Они могут быть совершенно неспособны дать вам понять, что им плохо. К счастью, имеются признаки, по которым можно понять, что собака неважно себя чувствует. Неочевидные признаки того, что собака испытывает боль:

  • Изменение в поведения: упадок сил или, наоборот, неспособность сидеть на месте.
  • Собака выглядит социально замкнутой.
  • Изменение дыхания (затрудненное или учащенное, а также более поверхностное, чем обычно).
  • Потеря аппетита и потребление меньшего количества воды.
  • Постоянное вылизывание определенных мест на теле.
  • Повышение частоты сердечных сокращений.
  • Кусается, рычит или скулит, когда вы пытаетесь взять ее на руки.
  • Изменения в подвижности (резко отказывается подниматься по ступенькам).

Имейте в виду, что признаки плохого самочувствия щенка могут быть заметны лишь вам — тому, кто лучше всех знает свою собаку.

Проконсультируйтесь с ветеринарным врачом

Прежде всего, если вы заметили какие-либо из этих признаков, запишитесь на прием к      ветеринарному врачу. Он сможет определить причину, вызывающую дискомфорт. Иногда травмы очевидны, например рана или сломанная кость, в то время как другие причины могут быть не так заметны. Чаще всего собака испытывает боль по следующим причинам:

  • Артрит.
  • Рак кости.
  • Камни в почках.
  • Ушные инфекции.
  • Панкреатит или гастрит.
  • Вывих коленной чашечки.
  • Пародонтит.

Как снять боль

Самые распространенные обезболивающие, которые ветеринарный врач может порекомендовать для вашего питомца, — нестероидные противовоспалительные препараты (или НПВП), которые действуют подобно ибупрофену или аспирину. Некоторые специалисты рекомендует данные препараты для уменьшения боли, отечности, скованности и любых других дискомфортных ощущений в суставах, которые может испытывать ваш питомец. Некоторые НПВП, разработанные специально для собак, включают карпрофен, деракоксиб, фирококсиб и мелоксикам. При этом многие часто используемые НПВП, одобренные для применения человеком, могут быть токсичны для собаки, поэтому не стоит давать вашему любимцу свои обезболивающие — сначала проконсультируйтесь со специалистом. Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA) предлагает простой способ запомнить признаки вызывающих беспокойство побочных эффектов НПВП:

  • Снижение аппетита.
  • Покраснение или шелушение кожи.
  • Изменение поведения.
  • Дёгтеобразный стул, диарея или рвота.

Если вы заметили какой-либо из перечисленных признаков, немедленно прекратите давать препарат собаке и свяжитесь с ветеринарным врачом.

Избавиться от боли раз и навсегда

Хотя обезболивающие и могут служить временным решением, конечной целью должно стать абсолютное избавление собаки от боли. Достичь этого вы можете посредством изменения рациона. Боль, которую испытывает ваша собака, можно смягчить, изменив ее питание. По мнению доктора Донны Соломон из Huffington Post, продукты, богатые омега-3, могут помочь уменьшить боль, сняв воспаление суставов.

Вы также поможете облегчить боль питомцу, немного скорректировав его вес. Боль при панкреатите и вывихе коленной чашечки может усилиться, если у собаки лишний вес. Чтобы его сбросить, попробуйте специальный корм, разработанный для поддержания нормального веса ,      например Hill’s Science Plan Adult Perfect Weight.

Можно также попробовать физиотерапию. Она поможет собаке при восстановлении после травмы или при артрите. Расспросите ветеринарного врача о вариантах физиотерапевтического лечения.

Чего не следует делать

Если ваша собака страдает от боли, может возникнуть соблазн дать ей что-нибудь из вашей аптечки. Не спешите. Хоть НПВП, одобренные для собак, и схожи с обычными безрецептурными лекарствами, которые вы можете купить для себя, они могут быть очень опасны для собаки. Всё потому, что дозировки, необходимые собакам, могут сильно отличаться от ваших дозировок, или лекарство может метаболизироваться по-другому. Всего одна таблетка может усугубить проблемы со здоровьем у питомца и даже привести к его смерти.

Никогда не давайте обезболивающее вашему питомцу без предварительной консультации с ветеринарным специалистом. Врач, которому хорошо известны проблемы со здоровьем вашей собаки, сможет порекомендовать подходящее лекарство и подобрать необходимую дозировку.

Никто не знает вашу собаку лучше, чем вы. Если вам кажется, что с ним что-то не так, доверяйте своей интуиции и помните, что признаки того, что ваша собака испытывает боль, могут быть неочевидны. Консультация с вашим ветеринарным врачом — это всегда беспроигрышный вариант.

Кара Мёрфи

Кара Мёрфи — независимый журналист и владелица домашнего питомца, живет в городе Эри, штат Пенсильвания. У нее есть голдендудль по кличке Мэдди. 

 

Как понять, что у моей кошки что-то болит?

Кошки обычно маскируют боль — как заметить, что с питомцем что-то не так?

Давайте разберем внешние симптомы, которыми ваше домашнее животное может маскировать боль. Итак, как определить что болит у кошки?

Вы наверняка многое знаете об особенностях поведения своего домашнего животного. Живя с кошкой под одной крышей, ухаживая за ней и играя с ней, вы можете выделить некоторые постоянные особенности поведения питомца. Но вдруг поведение вашей кошки резко меняется. Это может касаться разных сфер — питания, игры, активности, процедур гигиены и туалета, реакций. Что же может лежать в основе этих изменений?

Прежде всего подумайте, не поменялось ли что-то в окружающей обстановке и среде обитания вашей кошки. Если это исключено, то, скорее всего, у кошки что-то болит.

Питомцы не могут выразить на понятном человеку языке свои ощущения. Чтобы понять, что кошка встретилась с некоторыми проблемами, важно отмечать, какие именно изменения произошли в поведении питомца. Так физиологический недуг в первую очередь будет выражаться в изменении поведения животного.

Как понять, что болит у кошки? Ласковая по жизни кошка вдруг перестает даваться на руки, идти на контакт с человеком, болезненно или агрессивно реагирует на прикосновения. Когда какое-то недомогание можно выявить визуально: пятна на коже, переломы, вросшие когти, воспаленные слизистых — то нужно немедленно обратиться к специалисту.

Если визуальных изменений нет, то чтобы понять, что болит у кошки, используют метод пальпации. При подозрении воспаления или болезненных ощущений в некоторой области тела кошки стоит осторожно пропальпировать участок. Если воздействие на участок действительно приносит кошке боль и дискомфорт — животное проявит это незамедлительно (убежит, завоет, проявит агрессию). Если хозяин обнаружил зону возможного недуга, следует немедленно обратиться к ветеринарному врачу и сообщить о своих предположениях.

Болезненные ощущения кошки также могут выражаться в изменении места справления нужд (не в лоток, специально отведенный для этих целей, а на диван или ковер), в отказе от еды или воды (животному больно есть или принятая пища причиняет неудобства, уже находясь в желудке или кишечнике), в потере веса.

Отсутствие желания играть, а также общее изменение внешнего состояния — вялость, малоподвижность или, наоборот, повышенная активность, беспокойство тоже могут быть признаками того, что у кошки что-то болит. В любом случае, если вы заметили сильные изменения в поведении животного, сразу обратитесь к ветеринарному врачу.

Как сказать человеку о том, что он умирает?

  • Крисси Джайлз
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Представьте, что перед вами человек, жить которому остается совсем недолго. Как ему об этом сказать? Корреспондент BBC Future расспросила врачей о том, как они проводят этот тяжелый разговор.

Когда мне было четырнадцать лет, мама сказала, что папа умирает.

Мы с сестрой сидели на полу в гостиной. В комнату зашла мама и сказала, что ей нужно с нами поговорить. Приготовившись к худшему, я уставилась невидящим взглядом в газету, на рекламу немецкого хрусталя. У отца нашли рак поджелудочной железы, врачи давали ему всего несколько месяцев.

Мама сказала, что папу прооперируют, чтобы уменьшить болевые ощущения. Будучи медсестрой, она наверняка понимала, что это бесполезно, но она понимала и то, с кем говорит. Рак поджелудочной железы относится к числу самых коварных. К тому времени как человек начинает замечать тошноту, желтуху и потерю веса, помочь уже ничем нельзя.

В тот вечер, судя по записи в моем дневнике, я могла думать только о своих чувствах. Сейчас, перечитывая те строки, я размышляю над тем, что чувствовала мама, — она и сама еще не оправилась от страшной вести, а ей надо было сообщить ее нам всем.

Как сказать человеку о том, что он или кто-нибудь из его близких находится при смерти? Врачи постоянно сталкиваются с этим вопросом. Я решила узнать, что об этом могут сказать они сами: как они подбирают слова, о чем, по их опыту, говорить нельзя и чего им стоят такие разговоры.

Найти врача, который мог бы простым человеческим языком, без множества непонятных слов, рассказать мне о том, каково это — ежедневно сообщать своим пациентам страшные диагнозы, оказалось непростой задачей. Докторов, желающих поделиться своим опытом, хватает, и разговоры с ними начинаются многообещающе. Однако в какой-то момент срабатывает своего рода профессиональный фильтр — мой собеседник начинает говорить менее доходчиво и менее конкретно, сыпать медицинскими терминами, прятаться за пассивными конструкциями или обобщать опыт «врачей вообще». «Это может действовать угнетающе, но…»

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Сообщить человеку, что у него смертельная болезнь — отнюдь не рутинная задача

У доктора Кейт Грейнджер нет таких барьеров. Ей часто приходится сообщать плохие новости и говорить о смерти. Но у нее есть особая причина для интереса к этой теме. Три года назад, когда ей было двадцать девять, у нее нашли очень редкое и неизлечимое онкологическое заболевание, при котором поражаются мягкие ткани. Она много рассказывала и писала о том, как ей живется с этим смертельным заболеванием. Она инициировала в социальных сетях кампанию #hellomynameis («Здравствуйте, меня зовут…»), призывая сотрудников государственной службы здравоохранения Великобритании сообщать свое имя каждому пациенту. Она планирует освещать свою собственную смерть в «Твиттере» в режиме реального времени.

Диагноз Грейнджер поставили, когда она отдыхала в США. «Когда я вернулась в Великобританию, мне пришлось пережить несколько тяжелых эпизодов, связанных с сообщением плохих новостей, — рассказывает она. — Когда пришли результаты МРТ, мне их сообщил младший врач, который не имел представления о плане лечения. Никого из близких рядом со мной в тот момент не было».

Приближение смерти

Она была одна и страдала от сильной боли, когда ей без предупреждения сообщили о том, что по данным МРТ, у нее начались метастазы. «Он, по сути, вынес мне смертный приговор. Было видно, что ему не терпится уйти, и больше я его никогда не видела».

Этот опыт оказал на нее большое влияние как на врача. «Мне кажется, я была довольно сострадательным и добрым врачом, но пройдя через все это и вернувшись на работу, я стала гораздо лучше понимать, например, какое значение имеет жестикуляция, и начала думать о том, как повлияют на человека страшные новости, вместо того чтобы воспринимать необходимость «сообщить миссис Смит о том, что у нее рак легких» просто как еще одну рутинную задачу».

Другой врач вспоминает женщину, поступившую в больницу вскоре после Рождества. Перед этим она около девяти месяцев периодически ходила к врачу, жалуясь на общие симптомы, на которые часто не обращают внимания: усталость, вздутие. Затем у нее внезапно появились желтуха и одышка, и одна из родственниц привезла ее в отделение неотложной помощи.

По словам врача, это была одна из тех ситуаций, когда сразу становится ясно: что-то не в порядке. «Очень редко можно пощупать больное место и сразу определить, что это рак». Осматривая пациентку, врач обратила внимание на то, что брюшная полость у нее «твердая, как камень».

«Она все время спрашивала: ‘Но ведь все будет хорошо, правда?’, а я отвечала: ‘Мы сделаем все, что сможем, только давайте возьмем анализы и выясним, что с вами происходит’. На этом этапе я понимала, что дело плохо, но что именно было плохо — пока не знала. Женщина очень хотела вернуться домой к Новому году, чтобы позвонить родным за рубеж, но когда были готовы анализы крови, стало ясно, что ей придется остаться в больнице. Она попросила: ‘Скажите мне, какой самый пессимистичный прогноз’. Я посмотрела на нее, она посмотрела на меня. Я подумала о том, что она не готова к этому диагнозу. Но тут вмешалась ее родственница и пояснила: ‘Нет-нет, она имеет в виду, сколько ей в худшем случае придется пробыть в больнице’. В такой момент понимаешь, что все мы прекрасно знаем, о чем идет речь, просто принимаем эту данность в разной степени».

Подготовка к концу

Как же медиков готовят к этому моменту? Шестеро студентов медицинского факультета, которые сидят в больничной комнате для осмотров, скоро об этом узнают. К двери пластилином прикреплен лист А4 с надписью: «Помещение забронировано на целый день для сообщения плохих новостей».

«Это живые люди. Они плачут, кричат», — объясняет врач своим студентам. Обстановка в помещении напряженная, раздаются нервные смешки. Люди, о которых говорит врач, — на самом деле два актера, приглашенных порепетировать различные сценарии со студентами, которые через год станут врачами.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Врачу тоже бывает страшно

Естественно, у будущих медиков много поводов для беспокойства: надо ли прикасаться к пациентам; а вдруг они не справятся с эмоциями или скажут не то, или не скажут то, что надо сказать, или вообще ничего не скажут…

Студентам раздают задания, и они спешно пробегают глазами по листкам. Кто-то ахает, кто-то сжимается от ужаса. Одно из заданий — сказать родителям о том, что у их сына подозрение на шизофрению. Еще одно — сообщить о неожиданной смерти родственника в больнице. Заглядывая в листок соседа, один из студентов качает головой: «Да-а-а, не повезло!».

Сосед направляется к двери — настала его очередь. Преподаватель предлагает: «Может быть, вам взять с собой носовые платочки?». «Да, для себя», — отвечает молодой человек. Его сокурсники сидят на пластиковых стульях, расставленных полукругом напротив экрана, и смотрят видеотрансляцию из страшной комнаты. Они непроизвольно прикасаются к лицу, принимают защитную позу, скрестив руки на груди. Несчастный студент начинает говорить сдавленным голосом.

Момент истины

В комнате сидит супружеская пара. Женщина все вертит в руках сумочку, не желая верить услышанному. Мужчина молча смотрит на свои руки, сжимая мобильный телефон. «Это что, правда, или это вы так думаете?» — агрессивно спрашивает он вдруг у молодого врача. Им только что объявили, что у их малыша, родившегося раньше срока, на 26-й неделе, серьезно поврежден мозг и что он вряд ли выживет.

Студенты бросают друг на друга косые взгляды, мотают головой, улыбаются, морщатся — все они понимают, какую муку сейчас переживает их коллега. Эту муку рано или поздно придется испытать им всем.

Ученые из Университета имени Аристотеля (Греция) установили, пожалуй, не такой уж неожиданный факт: сообщить пациенту (даже в учебной ситуации), что он болен раком, — это гораздо больший стресс для врача, чем скрывать правду. По мнению исследователей, те врачи, которые не называют пациенту диагноз, возможно, пытаются таким образом контролировать ситуацию и не допускать чересчур эмоциональной реакции у больного и у себя самого.

По мнению Лоры-Джейн Смит, ординатора отделения пульмонологии одной из лондонских клиник, из-за стресса, связанного с сообщением страшной новости, некоторые врачи иногда откладывают разговор с пациентом или сообщают ему диагноз не в самой правильной форме.

Бывает непросто выбрать правильный момент для обсуждения таких тем, как дальнейшее течение заболевания, и пациенты могут реагировать на сообщение по-разному. «Некоторые хотят поговорить, как только понимают, что больны. Некоторые настаивают: ‘Я уже бывал в больнице, я категорически против того, чтобы меня переводили [в реанимационное отделение]’», — рассказывает Смит. Некоторые просто не хотят знать, что с ними происходит.

Альтернатива

Кроме того, существует опасность агрессии против врача, сообщившего печальную новость. Кэтрин Слиман, врач и преподаватель Королевского колледжа в Лондоне (Великобритания), отмечает, что по результатам исследований пациенты считают, что им приятней общаться с теми врачами, которые дают более оптимистичный прогноз результатов паллиативной (не излечивающей) химиотерапии. «Получается, врач может сообщить пациенту о том, что его болезнь неизлечима, только ценой отношений с ним. Это поразительно», — говорит она.

Требования, которые предъявляют к врачам больные и члены их семей, — найти баланс между откровенностью, правдой и надеждой; относиться к больным по-человечески, но самому не проявлять присущих человеку слабостей; знать все, даже то, что не известно никому, — усугубляет стрессовое состояние медиков.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Врач-оптимист — это, конечно, приятно. Но есть ли в этом смысл?

«Мне кажется, нам сложно признать, что мы чего-то не знаем, — считает Стивен Баркли, который ведет исследовательскую работу в области паллиативной помощи в Кембриджском университете (Великобритания), — потому что пациенты обращаются к нам как к людям, способным провести обследование, принять решение, поставить диагноз и назначить лечение, и мы стараемся соответствовать этому образу».

Он полагает, что врачам с эмоциональной точки зрения сложно признать наличие неопределенности, которая проистекает не от недостатка их профессиональной компетентности, но от характерной для медицины невозможности точных прогнозов, особенно на более поздних стадиях многих заболеваний. «Это страшно. Никому такие разговоры не доставляют удовольствия», — говорит он.

Когда пациентам и их родным сообщают о смертельной болезни, многие их них хотят выяснить о ней все: какие существуют методы лечения, есть ли шанс выздороветь, сколько протянет пациент. Но ответы на эти вопросы есть не всегда.

Выполненные исследования часто бывают недостаточно масштабными или устаревшими, либо выясняется, что они проводились среди совсем других групп пациентов, и их результаты сложно применить к данному человеку.

Определенности может быть крайне мало — в тот самый момент, когда люди нуждаются в ней больше всего.

Дата ухода

«Сколько мне осталось?» — этого вопроса медики боятся больше всего. Ни один врач из тех, с кем я говорила, не называет пациенту конкретных дат, предпочитая говорить о том, что речь идет о нескольких годах, месяцах, неделях или днях.

Давно известно, что судить о ходе заболевания — дело неблагодарное. Если, к примеру, на конечной стадии развития злокачественной опухоли еще можно как-то оценить оставшийся срок жизни пациента, то понять, сколько проживет человек, страдающий старческой слабостью, деменцией или хроническим заболеванием легких, может быть очень трудно.

В целом, врачи обычно переоценивают продолжительность жизни неизлечимо больных более чем в пять раз, и пациенты умирают гораздо раньше, чем предполагалось.

Стивен Баркли никогда не называет пациентам конкретные сроки и учит этому своих студентов: «Я очень твердо говорю студентам, чтобы они не называли никаких точных дат, потому что часто такой информации просто нет, — говорит он. — И даже если такая информация есть, это среднее значение, и по определению 50% пациентов проживут дольше, а 50% меньше».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Поддержка со стороны врача может выражаться во многом, в том числе и в верно выбранных словах

Устанавливать пациентам «срок годности» не только практически невозможно, но иногда и вредно. «У меня бывали пациенты, которым говорили, что они проживут полгода, и когда проходило полгода, они ждали смерти со дня на день. И если они в итоге жили намного дольше, это бывало очень тяжело», — рассказывает Баркли. И наоборот, если очевидно, что болезнь прогрессирует намного быстрее, то наличие определенной даты может вызвать у пациента необоснованную надежду.

Лора-Джейн Смит согласна с тем, что к подбору слов надо подходить очень тщательно. «Из разговоров с пациентами я поняла, что они никогда не забывают эту беседу и очень часто помнят ее слово в слово, — замечает она. — Если пытаться приукрасить действительность и избегать таких слов и выражений, как ‘рак’, ‘неизлечимый’ и ‘угроза жизни’, можно попасть в ловушку. Со временем я стала стараться говорить как можно яснее, хотя, конечно, без резкости. На мой взгляд, это гораздо продуктивнее».

Отдельные слова имеют большое значение. Елена Семино и ее коллеги из Ланкастерского университета (Великобритания) исследуют языковые средства выражения информации о конце жизни. Они собрали материал общим объемом 1,5 миллиона слов из бесед и форумов в интернете, где общаются пациенты, сиделки и медицинские работники.

Метафоры, связанные с насилием или войной («борьба с болезнью», «продолжайте бороться!»), могут приводить онкобольных в уныние, поскольку содержат требование постоянно прилагать усилия или подразумевают, будто ухудшение состояния — это личная неудача пациента. Но в других контекстах они могут воодушевить человека, помочь выразить решимость или солидарность либо вернуть стремление к цели, гордость и индивидуальность.

«Не надо быть лингвистом, чтобы понять, какие метафоры использует пациент», — убеждена Семино. Врачам следует подумать над тем, полезны ли эти метафоры на данном этапе. Помогают ли они пациенту, дают ли ему ощущение смысла, цели, собственной индивидуальности? Или же, напротив, усугубляют тревогу?

Отсроченная смерть

Пациенты имеют право знать, что их ждет, но также имеют право не знать этого. Стивен Баркли вместе с группой исследователей изучил вопрос выбора времени для проведения беседы о приближении смерти с пациентами, страдающими такими заболеваниями, как сердечная недостаточность, деменция и хроническая обструктивная болезнь легких. «Многие больные, судя по всему, не хотят откровенных бесед на раннем этапе, а некоторые и вовсе не хотят таких бесед», — отмечает он. Баркли предупреждает, что, стремясь к так называемой «профессиональной чистоплотности» — незамедлительному откровенному уведомлению пациентов о том, что их жизнь подходит к концу, врач иногда больше думает о себе, чем об интересах пациента.

Хотя пациенты и их родные могут откладывать прямой разговор о смерти или избегать его, они не всегда действуют в целях самосохранения. По итогам исследования более 1 200 пациентов с неизлечимой злокачественной опухолью было установлено, что те, с кем такие беседы проводились на раннем этапе (в данном случае «ранний этап» определяется как более чем за тридцать дней до предполагаемой даты смерти), в последние дни и недели своей жизни реже нуждались в «агрессивной терапии», в том числе в химиотерапии в последние две недели, а также в неотложной помощи в больнице или в помещении в реанимацию в течение последнего месяца.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Конец жизни — это даже важнее, чем ее начало

Правильно сообщив больному о реальном положении дел, можно даже укрепить надежду. Слиман приводит в пример небольшое исследование, проведенное среди пациентов на конечной стадии заболевания почек. Ученые выяснили, что предоставление пациенту более подробной информации о течении заболевания на раннем этапе может укрепить в нем надежду, а не истребить ее. «При сообщении пациенту прогнозов течения заболевания выявляются новые угрозы, но вместо того чтобы уничтожить надежду, это дает ему возможность пересмотреть свои ожидания в соответствии с прогнозами», — пишут они.

И напротив, нереалистичные ожидания не позволяют пациенту правильно распорядиться оставшимся временем. Баркли вспоминает, как пациент на поздней стадии рака сообщил, что семья планирует вывезти его через полгода на дорогой морской курорт и устроить ему праздник. Врач предложил организовать праздник раньше и провести его дома, в Великобритании. «Они прислушались к моим словам и устроили праздник в следующем месяце, никуда не выезжая из страны. Они прекрасно провели время». Спустя два месяца пациент умер.

…С того дня, когда моему папе поставили страшный диагноз, прошел уже 21 год, но мама отчетливо помнит его реакцию. «Папа повернулся ко мне и сказал: ‘Ну что ж, я прожил хорошую и очень счастливую жизнь», — вспоминает она. Ему не хотелось делать операцию, которая могла лишь отсрочить смертельный исход, а не избежать его.

Я помню, как он вскоре вернулся из больницы домой, чтобы отдохнуть перед операцией. Мы купили ему его любимый слоеный яблочный пирог, но он к нему даже не притронулся. Папа сидел в кровати, опираясь на подушку, и составлял список дел. Он позвонил соседу и пригласил его зайти за инструментами, которые тот хотел взять у нас из гаража. Прочитал письмо от старого друга, которое тот подсунул под дверь, — это был единственный раз, когда мама видела у него в глазах слезы.

Через пару дней, раньше, чем планировалось, его увезли обратно в больницу. Домой он уже не вернулся. Но за тот короткий срок, который он прожил, зная, что неизлечимо болен, он успел попрощаться с нами. А мы с ним.

Почему зуб реагирует на холодное, горячее и сладкое? Болит зуб от холодного или горячего?

Почему мои зубы чувствительны к сладкому?


Не только холодное и горячее может вызвать боль при повышенной чувствительности зубов. Зубы могут быть чувствительны как к конфетам и другим сладостям, так и к кислым продуктам и напиткам. Вы можете испытывать уже знакомую кратковременную острую боль при употреблении сладкого или кислого. Это происходит по той же причине, по которой зубы чувствительны к температурным изменениям: эти продукты (сладкие/кислые) могут стимулировать нервные окончания зуба.

Также существуют другие причины чувствительности зубов к холодному, горячему, сладкому или кислому:

  • Трещина в зубе может затрагивать нерв внутри зуба и вызывать повышенную чувствительность зубов
  • Зубы могут быть чувствительны к жаре и холоду после пломбирования
  • Вы можете испытывать чувствительность зубов после процедуры профессионального отбеливания

Если ваши зубы болят при употреблении холодного, горячего, кислого или сладкого, обратитесь к стоматологу, чтобы определить причину неприятных ощущений.

Эффективный способ для облегчения боли от чувствительности зубов — зубная паста Sensodyne. Это бренд №1 для чувствительных зубов по рекомендации стоматологов*. Для быстрого облегчения попробуйте зубную пасту Sensodyne Мгновенный Эффект. Клинически доказано: она снижает повышенную чувствительность зубов уже через 60 секунд**, и вы можете снова наслаждаться любимой едой и напитками, не беспокоясь о неприятных ощущениях.
 

*«Изучение рекомендаций стоматологами различных марок в сегменте по уходу за полостью рта», Институт маркетинговых исследований ГФК-Русь, ноябрь 2017 – январь 2018 г.
**Seong, J., Creeth, J. E., Sufi, F. and West, N. X. ‘Short-term Efficacy of an Occluding Dentifrice on Dentinal Hypersensitivity’, J Dent Res, San Francisco, Calif,USA, Abstract 215.
207212 (2017) Synopsis Report, West, N., ‘A Clinical Study Investigating the Efficacy of an Occluding Dentifrice in Providing Relief from Dentinal Hypersensitivity’, GSK, GSK data on file.

Как ухаживать за полостью рта, если ты куришь

Количество просмотров: 36 159

Дата последнего обновления: 20.12.2021 г.

Среднее время прочтения: 5 минут

Содержание:

Как курение влияет на состояние полости рта?
Пять полезных советов

Все люди знают о пагубном влиянии курения на здоровье человека. Эта вредная привычка может вызвать множество проблем, в том числе и смертельные заболевания. Тем не менее, некоторые люди не до конца понимают, какой ущерб курение наносит деснам и зубам. А ведь оно может привести не только к желтизне зубов, но и к их выпадению, заболеваниям десен, а в тяжелых случаях – даже к раку полости рта.

Наверх к содержанию

Как курение влияет на состояние полости рта?

Попадая в полость рта, содержащиеся в табачном дыме никотин и смолы:

  • ускоряют процесс образования зубного камня;
  • снижают местный иммунитет слизистых оболочек, что нередко приводит к воспалительным и инфекционным заболеваниям – стоматиту, гингивиту и т.  д.;
  • окрашивают зубы в желтый цвет;
  • вызывают неприятный запах изо рта;
  • снижают вкусовую чувствительность, что приводит к изменению и обеднению вкусовых ощущений;
  • являются одним из факторов риска малигнизации (ракового перерождения) клеток слизистой оболочки полости рта.

К тому же курение вызывает недостаток кислорода в крови, из-за чего уже воспаленные десны заживают медленнее. А снижение притока слюны еще сильнее способствует образованию зубного камня.

Однако для многих людей отказ от курения – очень сложная или даже невыполнимая задача. Так что же делать? Неужели закрыть глаза на пагубное влияние сигарет на состояние полости рта? Даже если ты не готов распрощаться с вредной привычкой, ты можешь уменьшить силу негативного воздействия табачного дыма на слизистые оболочки. Для этого достаточно соблюдать следующие рекомендации.

Наверх к содержанию

Пять полезных советов

  1. Регулярно посещай врача-стоматолога. Это позволит своевременно обнаружить и начать лечение заболеваний зубов и десен. Рекомендуемая частота посещения врача – не реже одного раза в полгода, даже при отсутствии жалоб. Но курильщикам посещать стоматолога рекомендуется еще чаще, ведь они находятся в группе риска развития заболеваний зубов и десен.
  2. Дважды в день, утром и вечером, тщательно очищай зубы, десны и язык с помощью зубной щетки и пасты. После приемов пищи используй зубную нить (флосс). Дополнить чистку зубов можно применением ополаскивателей для полости рта из линейки LISTERINE®. Они уничтожают бактерии, освежают дыхание, замедляют образование налета и камня, заботятся о здоровье десен и укрепляют эмаль зубов. Просто прополощи рот в течение 30 секунд небольшим количеством (20 мл – 4 ч. л.) ополаскивателя и постарайся в течение получаса после этого не есть и не пить. Специально для предотвращения воспаления и кровоточивости ослабленных десен можно применять LISTERINE® Защита десен.

Читай подробнее о полоскании рта для курящих

  1. Не допускай сухости слизистых оболочек полости рта. Это неприятное явление часто возникает на фоне курения и становится причиной образования болезненных микротрещин и даже развития кариеса. Пей не менее 1,5–2 литров воды в день, для стимулирования слюноотделения используй жевательную резинку без сахара. Также в борьбе с сухостью полости рта можно использовать средства линейки LISTERINE®.
  2. Ограничь употребление алкоголя, который тоже способствует сухости слизистых оболочек, а значит, повышает риск развития заболеваний полости рта.
  3. Даже если ты не можешь полностью отказаться от курения, постарайся хотя бы сократить количество сигарет, выкуриваемых в течение дня.

На каком языке говорит боль?

Новое исследование показывает, что язык, на котором говорит двуязычный человек, может влиять на его физические ощущения, включая боль.

Исследователи из Университета Майами попытались выяснить, приводят ли способы, которыми мы выражаем чувства, такие как боль, любовь или радость, на разных языках, к различиям в самих ощущениях. Они спросили: «Будет ли такое болезненное событие, как ушиб пальца ноги или укус пчелы, причинять меньше боли, если двуязычный человек предпочитает описывать или думать об этом на испанском, а не на английском?»

Лаборатория социальной и культурной неврологии университета использует экспериментальные взаимодействия между участниками исследования, чтобы оценить, как социальные факторы, такие как язык, на котором они говорят, или культурная идентичность, которую они выражают, могут влиять на реакцию на боль и другие клинически значимые формы поведения.В исследовании рассматривалось, как социальная среда и культурное обучение могут иметь отношение к восприятию, казалось бы, объективному и неотъемлемому, как боль.

В ходе исследования 80 участников из латиноамериканского и латиноамериканского языков, говорящих на двух языках, посетили лабораторию, чтобы принять участие в отдельных тестовых сессиях на английском и испанском языках. Во время обоих сеансов они получали болезненный жар во внутреннюю часть предплечья. Основное различие между двумя экспериментальными посещениями заключалось в том, на каком языке говорили (английский или испанский), в то время как болезненная процедура не изменилась.Участники предоставили субъективную оценку своей боли, а также отслеживали их физиологические реакции (то есть частоту сердечных сокращений и потливость ладоней).

Исследование было вдохновлено исследованием в области «лингвистической относительности», которое показало различия между англоговорящими и испаноязычными людьми в когнитивных процессах, таких как запоминание определенных событий или категоризация объектов. Эти когнитивные различия также наблюдаются среди двуязычных людей, когда они переключаются с английского на испанский.

«Все наши участники идентифицированы как представители двух культур», — пояснил Морган Джанола, ведущий исследователь исследования. «После каждой экспериментальной сессии мы попросили их заполнить анкеты о том, как часто они используют каждый язык [английский и испанский] и насколько сильно они связаны и идентифицируют себя как с латиноамериканской, так и с американско-американской стороной своей культурной идентичности. Мы обнаружили интересную вещь: вместо того, чтобы участники всегда показывали более высокую оценку боли на испанском языке, например, они, как правило, сообщали о более сильной боли и демонстрировали более сильные физиологические реакции на боль, когда они говорили на языке своей более сильной культурной идентичности.”

Согласно результатам исследования, «участники, которые больше увлекались латиноамериканской культурой, испытывали более сильную боль при разговоре по-испански, в то время как большее количество идентифицированных американцев участников сообщали о более высокой боли при разговоре по-английски. Люди, которые были достаточно сбалансированы в своем взаимодействии с американо-американской и латиноамериканской культурой, имели болезненные последствия, которые не сильно различались между языками. Исследование также предполагает, что телесные реакции на боль играли большую роль в определении рейтинга боли у более латино-ориентированных двуязычных участников.”

«Это исследование подчеркивает, во-первых, что сообщества испаноязычных / латиноамериканцев не являются монолитными и что факторы, влияющие на психологическую и физиологическую реакцию двуязычных людей на боль, могут различаться у разных людей», — сказал Джанола. «Мы также видим, что язык может влиять на такое, казалось бы, базовое восприятие, как боль, но что культурные ассоциации, которые люди носят с собой, могут диктовать, в какой степени языковой контекст имеет значение».

Двигаясь вперед, исследователи разрабатывают новые эксперименты для дальнейшего изучения роли языка в влиянии на познание и восприятие двуязычных носителей.В рамках диссертационного проекта Джанола планирует изучить процессы в мозге, которые способствуют эффектам, обнаруженным в этом последнем исследовании.

Исследование «Влияние языкового контекста и культурной идентичности на болевой опыт испанско-английских двуязычных» опубликовано в журнале Affective Science и будет опубликовано в специальном выпуске журнала «Язык и влияние».

Язык боли: краткое исследование

Contemp Clin Dent.Июль-сентябрь 2010 г .; 1 (3): 142–145.

Арун Ратнам

Институт стоматологических наук, Барейли, Индия

Нидхи Мадан

1 Институт стоматологических наук Шри Банки Бихари, Масури, Газиабад, США, Индия

Нити Мадан

PDM Институт стоматологических наук, Бахадургарх, Харьяна, Индия

Институт стоматологических наук, Барейли, Индия

1 Институт стоматологических наук Шри Банки Бихари, Масури, Газиабад, U. P, Индия

2 P.D.M Институт стоматологических наук, Бахадургарх, Харьяна, Индия

Для корреспонденции: Д-р Арун Ратнам, 20/16, 18-я авеню Ашок-Нагар, Тамилнад — 600 083, Ченнаи, Индия. Электронная почта: moc.oohay@manhtartenalp Авторское право: © Contemporary Clinical Dentistry

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported, что разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение в любых средний при условии правильного цитирования оригинала.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Восприятие боли — очень противоречивая тема у детей-пациентов. На него влияют различные факторы, такие как страх, беспокойство, предыдущий опыт, родительские факторы и болевой порог. Сообщение ребенка родителям о такой боли также очень сбивает с толку, поскольку дети имеют рудиментарные и развивающиеся коммуникативные навыки. В этом сценарии было бы полезно провести исследование по оценке восприятия боли детьми и понимания родителями детской боли.В этом конкретном исследовании также предпринимается попытка воздействия на поведение из-за боли.

Материалы и методы:

Было проведено поперечное исследование 100 детей в возрасте от 5 до 13 лет в сопровождении любого из родителей. Сбор данных производился с помощью анкет, в которых оценивалось понимание родителями боли ребенка. Запись восприятия боли производилась с помощью визуальной аналоговой шкалы лиц (ВАСОФ). Поведение ребенка фиксировалось по шкале оценки поведения Франкла.Данные были сопоставлены и проведен статистический анализ с использованием программного обеспечения SPSS (версия 10).

Результаты и заключение:

Результаты показывают, что родительские факторы, такие как образование, культура работы, влияют на понимание родителями боли. ВАСОФ оказался надежным инструментом для восприятия боли у детей. Поведение ребенка положительно коррелирует с восприятием боли.

Ключевые слова: Оценка поведения, восприятие боли, визуальная аналоговая шкала

Введение

Боль — наиболее частый симптом заболеваний полости рта.[1] Его также называют пятым жизненным знаком. [2] Но, к сожалению, запись боли не является частью обычной процедуры сбора анамнеза. Запись восприятия боли была подвергнута сомнению с точки зрения ее эффективности и необходимости, действительно ли она требуется. [3] Важность оценки боли нельзя недооценивать, поскольку она жизненно важна для диагностики, а также помогает предсказать заживление после лечения. Это также служит критерием для установления успеха лечения и удовлетворенности пациента, поскольку боль часто является жалобой, с которой пациент обращается к стоматологу в первую очередь.

Восприятие боли, особенно у детей, — очень запутанная и противоречивая тема из-за того, что регистрация восприятия боли у детей, как утверждается, очень вариабельна и ненадежна. У детей плохие коммуникативные навыки и они не могут разбираться в сложных анкетах, которые считаются золотым стандартом при регистрации восприятия боли родителями. Было предпринято несколько попыток упростить анкеты для использования у детей, а также попытаться образное описание.Для регистрации боли используются различные шкалы:

. Исчерпывающий обзор таких шкал доступен в литературе [3]. Визуальная аналоговая шкала лиц (VASOF) считается золотым стандартом регистрации боли у детей [4]. Регистрация боли осложняется еще и тем, что на восприятие боли у детей влияют различные факторы. Возраст, предыдущий стоматологический опыт, страх и беспокойство — вот лишь некоторые из факторов, влияющих на восприятие боли. Понимание родителями детской боли также не менее важно, поскольку часто история болезни записывается с участием родителей, поскольку ребенок не может понять сложные вопросы, касающиеся развития стоматологического заболевания.Настоящее исследование было предпринято с целью изучения взаимодействия факторов восприятия боли пациентом.

Цели исследования

Записать восприятие боли детьми с помощью визуальной аналоговой шкалы и сопоставить его с различными факторами окружающей среды и пониманием родителями ощущаемой боли.

Кроме того, чтобы сопоставить восприятие боли пациентом с его поведением в стоматологической установке.

Материалы и методы

Поперечное исследование было запланировано с размером выборки из ста детей (100) в сопровождении любого из родителей.Дети в сопровождении опекунов в исследование не включались. Возраст выбранных детей составлял от 5 до 13 лет. Дети были разделены на две группы в зависимости от возраста 5-9 лет и старшую возрастную группу 10-13 лет. Дети с очевидным дополнительным отеком ротовой полости и дети с ограниченными возможностями были исключены из исследования. Контрольную группу из тридцати (30) здоровых детей выбрали из братьев и сестер пациентов, детей преподавателей и не преподавательского состава колледжа. Информированное согласие было получено от всех родителей, сопровождавших детей, после надлежащего описания исследования.Родителям были предоставлены анкеты, которые были напечатаны на трех языках, используемых в этом конкретном регионе: английском, каннада и маратхи. Анкета включала вопросы для выяснения личной информации пациента и понимания родителями боли ребенка.

Запись восприятия боли производилась с помощью VASOF []. Эта шкала включает в себя ряд из пяти лиц, показывающих выражения, которые варьируются от минимального балла 1 (без боли) до 5 (мучительная боль).На лицах были изображены мальчик и девочка, не показывающие этнической или расовой принадлежности, в виде карикатуры с выражениями. Всем детям был показан ВАСОФ с необходимыми пояснениями для понимания концепции. Их попросили выбрать лицо, наиболее похожее на то, что они чувствовали в тот момент. Поведение ребенка оценивалось по шкале оценок поведения Франкла. VASOF был введен снова через тридцать минут и повторен при следующем контрольном визите. Все записи этого исследования были сделаны одним экзаменатором, чтобы избежать предвзятости между исследователями.Для статистического анализа использовалось программное обеспечение SPSS (версия 10.0).

Визуальная аналоговая шкала лиц

Результаты

Всего для исследования было взято 100 (сто) детей, из которых 55 девочек и 45 мальчиков. Записанные баллы по шкале VASOF показывают, что средняя оценка (рейтинг 3) является наиболее частой оценкой детей []. Оценка поведения детей показала, что в большинстве случаев это положительное поведение, причем отрицательное поведение возрастало с увеличением интенсивности боли.Запись VASOF при следующем назначении показала тенденцию к снижению баллов, при этом среднее снижение составило два балла по шкале.

Восприятие боли у детей

Обсуждение

ВАСОФ — это комбинация ВАШ (визуальной аналоговой шкалы) и шкалы лиц. ВАШ представляет собой линию длиной 10 см, закрепленную вербальными дескрипторами, обычно варьирующимися от отсутствия боли до самой сильной боли, которую только можно представить. Пациента просят отметить на шкале степень боли, которую он испытывает.Шкала лиц представляет собой набор из шести лиц, которые могут быть линейными диаграммами, карикатурами или фотографиями. Как правило, дети отдают предпочтение шкале лиц по сравнению с ВАШ. [5,6] ВАШ была тщательно исследована и показывает хорошую чувствительность и достоверность для детей семи лет и старше. [7,8] Три важных аспекта. Критериями, которые необходимо применять при оценке определенной техники или метода оценки, являются достоверность, надежность и чувствительность. Валидность — это способность инструмента измерять наличие или отсутствие переменной.Надежность — это способность измерять одну и ту же переменную с одинаковой оценкой в ​​разные моменты времени. Чувствительность шкалы оценки боли — это способность шкалы обнаруживать изменения. Правильность VASOF доказана в этом исследовании тем фактом, что дети, страдающие от боли, получили широкий разброс оценок по шкале, при этом все оценки были записаны в выборке населения. Это также подтверждается тем фактом, что девяносто процентов (90%) контрольной группы показали отсутствие боли, присвоив по шкале оценку один (Нет боли).Надежность шкалы подтверждается тем фактом, что оценка шкалы во втором экземпляре показала корреляцию на уровне девяноста двух процентов (92%). Это согласуется с исследованием Bijur и др. [9], которое также показало надежность на 90%. О чувствительности шкалы свидетельствует тот факт, что (87%) пациентов показали заметную разницу между первой и третьей записью VASOF, которая была сделана на втором приеме. Чувствительность шкалы боли также зависит от количества уровней, доступных для оценки, поскольку большее количество уровней будет означать, что можно отметить даже небольшое изменение.Следовательно, следует указать, что чувствительность VASOF будет меньше, чем VAS. [10]

Для исследования была выбрана возрастная группа детей старше 5 лет, поскольку дети младше этого возраста не могут понять концепцию сообщения о боли. Маленькие дети, не прошедшие школу, не привыкли, что им задают вопросы незнакомцы. Они также не имеют опыта давать количественные оценки или оценки. Такие вопросы, как «Вы устали?» или «Ты голоден?» как правило, ребенок отвечает на вопросы «да» или «нет».Многие дети в таких возрастных группах склонны использовать крайности шкалы, считая ее дихотомической, а не градуированной.

Когда была проведена корреляция боли, испытываемой пациентом и пониманием родителей, было отмечено, что корреляция наблюдалась в шестидесяти семи (67%) случаях []. Корреляция по сравнению с полом ребенка показала, что сорок один процент (41%) смогли выразить свою боль, в то время как только двадцать шесть процентов (26%) мальчиков смогли это сделать.Это показывает, что коммуникативные способности девочек превосходят мальчиков даже в детстве. При рассмотрении уровня образования родителей было отмечено, что образованные родители (52%) были более осведомлены о дискомфорте своих детей, чем необразованные родители (13%) []. Корреляция рабочего статуса родителей и понимания боли ребенка показала, что работающие родители (47%) не сочувствуют боли своих детей по сравнению с неработающими родителями (53%) [].

Корреляция восприятия боли между ребенком и родителем

Корреляция уровня образования родителя и понимания восприятия боли

Корреляция рабочего статуса родителя и понимания восприятия боли

Поведение ребенка оценивалось, показывая в целом положительное поведение в стоматологической установке (65%). Поведение ребенка ухудшалось с усилением боли []. Предыдущий опыт стоматологического лечения привел к более негативному поведению ребенка, показывая, что навыки управления поведением и методы контроля боли все еще неудовлетворительны среди стоматологов.

Корреляция интенсивности боли и поведения ребенка в стоматологической установке

Выводы

Настоящие данные отражают следующее:

  1. Визуальная аналоговая шкала лиц может использоваться как надежный инструмент (ВАСОФ) для детей старше пяти лет. возраст.

  2. Родительские факторы, такие как образование, работающие родители, влияют на понимание боли ребенка.

  3. Такие факторы, как возраст ребенка, интенсивность боли и предыдущий стоматологический опыт, влияют на поведение ребенка в стоматологической установке.

Сообщение о боли должно стать частью ежедневного анамнеза в учебной программе. Дальнейшие исследования помогут в проверке и поиске более эффективных методов обезболивания для детей.

Сноски

Источник поддержки: Нет

Конфликт интересов: Не объявлен.

Список литературы

1. Бьюкенен Х., Нивен Н. Валидация шкалы изображения лица для оценки детской стоматологической тревожности. Int J Pediatr Dent. 2002; 1: 47–52. [PubMed] [Google Scholar] 3.Фон Байер CL. Самостоятельные отчеты детей об интенсивности боли: выбор шкалы, ограничения и интерпретация. Pain Res Manag. 2006; 11: 157–62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Гупта В., Чандрасекар Т., Рамани П., Ануджа Определение степени зубной боли у педиатрических пациентов: исследование. Дж. Индийский Soc Pedod Prev Dent. 2006; 24: 140–3. [PubMed] [Google Scholar] 5. Луффи Р., Роща СК. Изучение достоверности, надежности и предпочтения трех инструментов измерения детской боли у афроамериканских детей.Педиатр Нурс. 2003; 29: 54–9. [PubMed] [Google Scholar] 6. Миро Дж., Хуге А. Оценка надежности, обоснованности и предпочтения детской шкалы интенсивности боли: пересмотренная каталонская версия шкалы боли лица. Боль. 2004; 111: 59–64. [PubMed] [Google Scholar] 7. Шилдс Б. Дж., Коэн Д.М., Харбек-Вебер К., Пауэрс Д.Д., Смит Г.А. Измерение боли в педиатрии с использованием визуальной аналоговой шкалы: сравнение двух методов обучения. Clin Pediatr. 2003. 42: 227–34. [PubMed] [Google Scholar] 8. Шилдс Б.Дж., Палермо ТМ, Пауэрс Дж.Д.Предикторы способности ребенка пользоваться Визуальной аналоговой шкалой. Child Care Health Dev. 2003; 29: 281–90. [PubMed] [Google Scholar] 9. Биджур П.Е., Сильвер У., Галлахер Э.Дж. Надежность визуальной аналоговой шкалы для измерения острой боли. Acad Emerg Med. 2001; 8: 1153–7. [PubMed] [Google Scholar] 10. Дженсен М.П., ​​Тернер Дж. А., Романо Дж. М.. Какое максимальное количество уровней необходимо при измерении интенсивности боли? Боль. 1994; 58: 387–92. [PubMed] [Google Scholar]

Язык любви и язык боли

Моим детям 3 года.Разница в 5 лет, мальчик и девочка, и они лучшие друзья. Поскольку мы учимся на дому, они все время вместе. У каждого из них есть свои друзья и свои занятия, но большую часть времени они проводят вместе. Они прекрасно ладят, но, как и все братья и сестры, у них есть много возможностей исправить обиду.

Язык любви

Прошло около восьми лет с тех пор, как я впервые прочитал книгу Гэри Чепмена «Пять языков любви». Нам с мужем было невероятно полезно пообщаться, и если не избежать эмоционального конфликта, то хотя бы понять, почему это произошло, и разрешить его.Поскольку такие слова, как «Слова подтверждения» и «Физическое прикосновение» являются частью нашего семейного языка, мы естественным образом передали это нашим детям и помогли им понять, какой у них язык любви.

Может быть непросто определить язык любви ребенка . Я думаю, что отчасти проблема в том, что у нас есть несколько раз в году, когда мы дарим детям подарки, и дети всегда любят получать подарки, поэтому может показаться, что получение подарков может быть для них большим удовольствием. Я попробовал несколько викторин на языке любви в Интернете, но ни один из них, похоже, не подошел моим детям. В конце концов, я просто пытался наблюдать, как они проявляют любовь к другим, поскольку это часто лучший показатель их языка любви.

Болезненный язык

Знание языка любви человека не только помогает научиться проявлять любовь, — не навредит ему . Мы стали называть это, противоположное вашему языку любви, вашим «оскорбительным языком» (или «языком ненависти», как любит говорить мой сын, поскольку он думает, что это лучше описывает его). По сути, если вы критикуете человека, чей язык любви — слова подтверждения, отвергаете физический контакт с человеком, чей язык любви — физическое прикосновение, или отказываетесь помогать кому-то, чей язык любви — это акты служения, они, вероятно, будут чувствовать себя полностью отвергнутыми и нелюбимыми.

Поскольку мой 12-летний сын определил свой язык любви как Служение , он чувствует себя нелюбимым, когда кто-то отказывается помочь ему с заданием. Если бы он попросил помочь забрать его комнату, и я сказал бы: «Извини, ты должен сделать это сам», он почувствовал бы невероятную боль. Когда мне нужно отклонить запрос, я стараюсь быть добрым и не использовать его «язык ненависти». Я знаю, что фраза «Я был бы счастлив сделать это с тобой» — это способ наполнить его чашу любви до верха.Я часто проявляю к нему любовь, готовя ему еду — сейчас он приближается к подростковому возрасту, и его аппетит показывает это. Даже такая простая вещь, как создание из него PB&J, которое он может делать сам и часто делает, заставляет его чувствовать себя невероятно любимым.

(8) язык любви моей дочери — слов подтверждения , поэтому, если с ней разговаривают резко, даже чуть резче или громче, чем обычно, это как нож в ее сердце, и она рассыпается. Все мы знаем, что при разговоре с ней нужно проявлять особую чувствительность, особенно если нам нужно сказать что-то негативное.Часто просто подойдя к ней и положив руку ей на плечо, уменьшив громкость, чтобы слова звучали мягко, можно предотвратить ее обиду из-за исправления или критики. Те времена, когда наша собственная боль причиняет нам боль, особенно болезненны для нее, поскольку наши голоса и слова чаще всего выражают нашу боль. В этом отделении мы делаем большой ремонт.

Устранение травм

Обид неизбежен, поэтому вы можете использовать свои знания языка любви, чтобы придумать способ исправить отношения, когда это необходимо.

Недавно я нашел записку, которую Аллен написал своей сестре. У него была быстрая гневная реакция на то, что она сделала, и он закричал на нее. Он пришел ко мне в ужасном состоянии и сказал, что использовал ее «язык ненависти» и не знал, что делать дальше. Я посоветовал ему подумать о ее языке любви и о том, как он мог бы использовать это знание, чтобы исправить ошибку. Обычно, когда она расстроена, попытки поговорить бесполезны, пока она не успокоится. В конце концов он написал ей эту записку.

Для кого-то, чьим языком любви является физическое прикосновение, извинение должно включать какую-либо форму физического контакта, будь то объятие или просто сидение рядом и прикосновение к его руке.

С помощью акта служения предложение помочь с задачей или просто сделать что-то для человека может показать ему любовь. Для ребенка, который сильно ценит качественное время, предложение поиграть в игру или вместе почитать книгу может оказаться целительным. Что касается подарков, то это не всегда осязаемые подарки, которые вы покупаете. Вы можете сделать кому-нибудь открытку или маленький цветок из бумаги и подарить его, извиняясь.

Какие языки любви есть в вашей семье?

Вы определили языки любви своих детей? Какие способы вы открыли, чтобы показать им любовь, используя их язык, или залечить раны, когда они случаются? Я хотел бы услышать ваше мнение в комментариях!

  • Лианн Марч окончила Клемсонский университет в 2003 году.Она живет в Мельбурне, Флорида, со своим мужем Алленом, 3 детьми: Алленом IV, Алекса и Остин. У нее также есть собака и куры, а ее родители живут на заднем дворе в своем доме на колесах, когда они не путешествуют по стране. Помимо обучения детей на дому, она поддерживает другие семьи во многих сферах, включая грудное вскармливание и общее воспитание детей. Лианна была частью проекта «Сознательное воспитание» с момента его основания в 2007 году, работая за кулисами с веб-сайтом и издавая книги.Совсем недавно она присоединилась к Ребекке в подкасте, написанном для блога, и помогает семьям в качестве сертифицированного консультанта по целостной семье (HFC) по осознанному воспитанию.

    Просмотреть все сообщения

как язык усугубляет ситуацию • The Medical Republic

Много лет назад профессор Лоример Мозли, ныне специалист по боли и заведующий кафедрой физиотерапии в Университете Южной Австралии, был практикующим физиотерапевтом в клинике Аделаиды.

Однажды он вышел в комнату ожидания, чтобы позвонить своему следующему пациенту.

«Зовите меня Роман», — представился мужчина профессору Мозли. Это имя не совпадало с записями профессора Мозли, поэтому он спросил пациента, было ли это его второе имя.

«Это мое прозвище, — сказал мужчина, — римские руины».

Профессор Мозли был заинтригован. Как он получил прозвище?

«Подождите, пока вы не увидите мой рентгеновский снимок», — сказал мужчина.

Несколькими месяцами ранее пациент посетил своего терапевта, который, глядя на рентгеновский снимок, сказал ему, что его спина похожа на римские руины.Пациент, страдающий хронической болью в спине, пошел с ней. Жена назвала его Романом. «Он превратился в римские руины, — говорит профессор Мозли, вспоминая эту встречу, — но я отказался называть его так, потому что это только усугубило бы его проблему».

То, как мы говорим о боли, влияет на наше восприятие боли. Исследователи обнаружили, что чтение дескрипторов боли, таких как жжение, пронзание или колоть, при хронической боли увеличивает воспринимаемую интенсивность болезненных стимулов.

Как и дыхание, боль — это физиологический процесс и неотъемлемая часть человеческого существования.Тем не менее, это по своей сути субъективный опыт, который, как известно, трудно передать другим, особенно когда он становится хроническим.

В медицинском контексте лингвистические структуры, такие как метафоры и сравнения — ваше колено (как) ржавый шарнир — и рифмы, такие как износ, широко используются как пациентами, так и медицинскими работниками.

Это способ объяснить что-то в рамках, которые всем понятны. «Вы хотите, чтобы кто-то другой понял то, чего он сейчас не понимает.Таким образом, вы находите то, что вы оба понимаете как способ облегчить новое понимание », — говорит профессор Мозли.

Известно, что хроническую боль сложно диагностировать и лечить. Клиницисты часто используют числовые шкалы для оценки интенсивности боли, т. Е. Ее степени тяжести по шкале от 1 до 10. Лингвистические дескрипторы включены в некоторые диагностические инструменты, такие как Шкала боли LANSS, которая направлена ​​на определение качества боли или того, что она собой представляет. по ощущениям (например, жарко или холодно). Обычно используемый опросник Макгилла по боли использует 20 групп лингвистических дескрипторов для определения как качества, так и интенсивности переживаний боли (например,г. горячий, обжигающий, обжигающий, обжигающий в предполагаемом порядке увеличения интенсивности).

Но несколько исследований показали, как такие шкалы и анкеты принижают и не отражают сложность хронической боли.

Метафорический язык может быть удобным диагностическим инструментом, поскольку он может помочь эффективно передать многомерную природу боли. Например, если внимательно выслушать, как пациент описывает свою боль, можно определить, есть ли у него нейропатическая боль или ноцицептивная боль.Но многие метафоры, обычно используемые в клинических условиях, не только неэффективны, но также могут нанести вред.

Возьмем, к примеру, «проскальзывающий диск». «Это моя любимая вещь, которую я ненавижу», — говорит профессор Мозли.

Эта фраза сейчас широко используется в клинике и за ее пределами. Но так было не всегда. Микроанатомы, изучающие структуру межпозвоночного диска в 1980-х годах, никогда не описывали травмы диска как «проскальзывание диска». Эта фраза стала популярной в конце 1980-х. Когда компьютерная томография стала широко доступной, клиницисты ввели метафору, чтобы описать то, что они видят на снимках, когда смотрят на позвоночник сбоку.

«Это очень бесполезная метафора, потому что общее понимание — это возможность того, что диск выскользнет, ​​как кусок мыла», — говорит профессор Мозли. На самом деле межпозвоночные диски — это прочные структуры, плотно связанные с соседними позвонками, которые не могут выскользнуть.

Обычно боль возникает в результате эпизода, связанного с повреждением ткани, например, несчастного случая, болезни или как следствие терапии. Когда боль сохраняется долгое время после заживления травм, это связано не столько с повреждением тканей, сколько с неисправной системой боли.В таких случаях может не быть видимых признаков физического повреждения, а исследования с помощью рентгеновских лучей и компьютерной томографии также могут не выявить очевидную причину.

Пациенты должны полагаться в первую очередь на язык, чтобы сообщить о своем опыте боли. Это обстоятельства, при которых и у пациентов, и у врачей может быть больше проблем в общении, и в которых пациенты, как правило, чувствуют, что их неправильно понимают и им не верят.

Когда мы испытываем боль, мы склонны описывать различные ощущения с помощью метафорических выражений, относящихся к телесным повреждениям.Эти метафоры — колющая боль, стреляющая боль — вызывают в памяти оружие и войну, предполагая, что боль — это враг, с которым нужно бороться. Это «распространенная и мощная метафора, которую мы хотим оспорить», — говорит профессор Мозли.

Современная наука о боли утверждает обратное: боль связана. За последние 30 лет исследователи боли опровергли представление о том, что боль является прямой реакцией на повреждение, то есть чем серьезнее травма, тем сильнее боль. Вместо этого они обнаружили, что боль — это гораздо более сложный защитный механизм, который мозг использует, чтобы изменить наше поведение и избежать травм.

По всему нашему телу нервные клетки, называемые ноцицепторами, обнаруживают фактические или потенциальные события, повреждающие ткани, такие как термические, механические или химические раздражители. Когда происходит одно из таких событий, ноцицептор, расположенный в этой области тела, активируется и отправляет сообщение о «возможной угрозе» в спинной мозг. Здесь спинномозговой ноцицептор передает это сообщение в мозг. Мозг использует широкий спектр входных данных — то, что мы слышим и видим, наше душевное состояние, прошлый опыт — и оценивает, насколько опасна угроза.

Все, что наводит на мысль о том, что мы можем оказаться в опасности, заставит мозг вызывать боль, чтобы привлечь наше внимание к проблеме и защитить нас. Все, что означает, что мы в безопасности, притупит боль — все, включая слова. Слова — это неврологические события, которые наш мозг преобразует в знания, эмоции или сигналы опасности. Такие неврологические события не происходят в изолированных областях мозга, но одновременно активируют сеть мозговых клеток или нейротаг, которая загорается, как рождественская елка.

«Мы пытаемся передать единообразные знания об управлении болью различным специалистам в области здравоохранения, которые имеют дело с болью».

Профессор Майкл Николас

Некоторым терапевтам, возможно, сказали, что «болевая зона» в мозгу загорается, когда мы болеем. Но исследования с использованием сканирования мозга показали, что такого не существует. Вместо этого происходит согласованная активация клеток мозга, которые активируются в то же время, когда включается болевой нейротег для этой части тела.Мозг — это масса миллионов, а может быть, миллиардов нейротэгов, которые влияют друг на друга.

Социальные психологи показали, что метафоры могут влиять на наше поведение и восприятие с помощью некоторых вонючих экспериментов. Сначала они наняли добровольцев и заставили их задуматься. Затем они выпустили в комнату запах рыбы. Те, кто понимал метафору «что-то пахнет рыбой», с большей вероятностью уловили этот запах.

В другом эксперименте они попросили участников поиграть в игру с финансовыми инвестициями. Затем они без предупреждения выпустили либо запах рыбы, либо брызги пердежа, либо воду. Участники были менее склонны рисковать в присутствии запаха рыбы по сравнению с пердящими брызгами или водой.

«Наиболее очевидное объяснение этому состоит в том, что нейротег, содержащий метафору« здесь что-то пахнет рыбой », разделяет клетки мозга с нейротегами, которые производят запах рыбы или вызывают чувство опасения», — говорит профессор Мозли. И когда нейротеги имеют общие клетки мозга, они срабатывают вместе.

Чем больше активируются нейротеги, тем более чувствительными они становятся, начиная срабатывать меньшими сигналами. Так что для человека, который много лет страдает хронической болью в коленях, фраза «ваше колено похоже на ржавую петлю» может быть достаточно сильным триггером, чтобы активировать болевой нейротаг. Напротив, чем больше мы очищаем наш язык от бесполезных метафор, тем больше мы заглушаем эти нейротеги.

Метафоры боли широко использовались на протяжении всей истории. В 18 веке язык боли был богат образными метафорами, заимствованными из религии.Библия содержит богатые повествования о страданиях и метафоры подчинения. Позже акцент сместился с подчинения на прямо противоположное: борьба и окончательное преодоление боли. Боль больше не была стрелой, брошенной разъяренным божеством, но захватчиком, с которым нужно было сражаться.

Военные метафоры по-прежнему укоренились в медицинском языке, особенно когда речь идет о раке и хронических заболеваниях. Нет сомнений в том, что некоторая борьба и отвага могут быть полезны, но повсеместное использование метафор войны при упоминании боли может принести больше вреда, чем пользы.

Доцент Дэвид Батлер, физиотерапевт и специалист по боли в Университете Южной Австралии и директор группы NOI, последние 30 лет «играл с языком», чтобы помочь своим страдающим болью пациентам преобразовать свои метафоры из вредных в полезные.

В книге Объясните усиление боли, , которую профессор Батлер написал в соавторстве с профессором Мозли, он предлагает врачам помочь пациентам изменить свое отношение к своей боли. Итак, «моя боль подвела меня» превращается в «синяк вышел на поверхность, и все внутри заживает».

«Для любого медицинского работника, имеющего дело с хронической болью, стоит получить некоторое формальное образование в области лингвистики и трансформирующего языка», — говорит он.

Лингвистические структуры могут помочь врачам общей практики более эффективно передавать свои мысли, чтобы пациенты уходили из своей практики с уверенностью, необходимой для того, чтобы начать путь к выздоровлению. «Уловка состоит в том, чтобы сделать ваше сообщение более запоминающимся, используя аллитерацию, используя анафору, используя рифму», — говорит профессор Батлер.

Аллитерации, такие как «практика ведет к совершенству», «здоровые привычки» или «гормоны счастья», являются хорошо известными инструментами улучшения памяти, — говорит профессор Батлер. Анафора и повторение — «оно растягивает ваши мышцы, оно вытягивает ваши конечности, оно растягивает ваши связки, оно отлично растягивается» — помогают пациенту оставаться сосредоточенным, — говорит он.

«Продолжай, не гоняйся» и «Используй или потеряй» — вот некоторые из его любимых стишков, — говорит профессор Батлер: «Вы могли бы говорить о ценности упражнений, и если пациент выходит, и все, что они подумайте о том, что «движение — это лосьон», у них есть краткое изложение этого.”

Профессор Батлер говорит, что он посоветовал бы терапевтам использовать диагностические метафоры с особой осторожностью.

Дегенеративная болезнь диска — классический метафорический диагноз. «Это отвратительная метафора, которая сильно укусит», — говорит профессор Батлер. «У него три D. Есть аллитерация. Внутри есть внутренняя рифма «я». Это три слова, поэтому они играют друг против друга. Это незабываемо. Это эффективная фраза, которую каждый специалист в области здравоохранения должен объяснить и оспорить », — говорит он.

Изменения, наблюдаемые в дисках, — не что иное, как нормальный процесс старения, «поцелуй времени», как это называет профессор Батлер. Это не дегенерация, не говоря уже о болезни. «Но когда мы говорим пациентам, что у них дегенеративное заболевание диска, они предполагают, что оно будет просто постоянным и прогрессирующим и что с этим ничего не поделать», — говорит доцент Майкл Вагг, декан факультета медицины боли (ANZCA). и клинический директор службы реабилитации и боли, Эпворт Джилонг.

Профессор Вагг говорит, что врачи должны тщательно выбирать правильные слова, чтобы четко объяснять пациентам анатомические результаты сканирования: «Это действительно сложный навык, но его стоит развивать», — говорит он.

Он добавляет, что очень важно, чтобы пациенты уходили с консультации, чувствуя, что их слышат и понимают. «Слушайте пациентов, даже если на это нужно время», — говорит он. «Если вы потратите дополнительные 20 минут в один конкретный день, это избавит вас от пяти встреч в следующем месяце».

Но помимо пресловутой нехватки времени на консультации, врачи общей практики вряд ли получили формальное образование в области современной науки о боли, не говоря уже о лингвистике, говорит профессор Вагг.

«Австралия действительно стала мировым лидером в области медицины боли», — говорит доцент Мередит Крейги, штатный специалист отделения обезболивания в больнице Королевы Елизаветы в Аделаиде. Но открытия, которые произошли за последние 30 лет науки о боли, слишком часто оставались за пределами клиники. В большинстве медицинских программ не так много места ни для обучения боли, ни для лингвистики, связанной с болью.

В 2019 году компания Painaustralia заказала второе издание отчета, известного как «Цена боли в Австралии».Федеральный министр здравоохранения Грег Хант опубликовал отчет и объявил о выделении 6,8 миллиона долларов на стратегии лечения боли. Из этой суммы 4,3 миллиона долларов пошли на Национальную программу по охране здоровья в сельских районах, которая направлена ​​на сокращение разрыва между метро и сельской Австралией. Остальная часть финансирования направлена ​​на поддержку трех проектов, направленных на образование и ориентированных как на медицинских работников, так и на пациентов.

Один из них находится в ведении факультета медицины боли (ANZCA) под руководством профессора Крейги. «Идея состоит в том, чтобы взаимодействовать с широким кругом заинтересованных сторон и составить дорожную карту, над которой мы хотим работать в течение следующих 10 лет, чтобы во всех учебных программах преподавалось больше науки о боли и стратегий управления болью», — говорит она.

Профессор Майкл Николас, клинический психолог из Сиднейского университета, возглавляет второй проект — Программу обучения и лечения боли, проводимую в Исследовательском институте управления болью в Сиднее. Программа направлена ​​на создание учебного плана, который может быть доставлен любому специалисту в области здравоохранения, занимающемуся обезболиванием.

«Мы пытаемся передать единообразные знания об управлении болью различным специалистам в области здравоохранения, которые имеют дело с болью», — говорит профессор Николас.«На данный момент у них нет этого доступного, если они не найдут его самостоятельно».

Третий проект, Программа общественного просвещения и повышения осведомленности, реализуется Painaustralia и направлен на то, чтобы предоставить людям легкий доступ к информации по обезболиванию. «Это должно быть надежным источником качественной информации в одном месте, которое позволяет людям получать информацию о том, что доступно», — говорит Кэрол Беннетт, генеральный директор Painaustralia. Программа включает ряд ресурсов и ссылки на исследования, дискуссионный форум и приложение, где люди могут взаимодействовать и задавать вопросы.

Г-жа Беннетт говорит, что программа в первую очередь нацелена на пациентов, но врачи общей практики и другие практикующие врачи также могут найти полезные ресурсы, в том числе языковые инструкции.

Есть надежда, что более широкое и углубленное образование в области науки о боли среди всех медицинских работников, которые имеют дело с хронической болью любого рода, может привести к изменению языка, который они используют в своей практике.

Метафоры могут быть удобными инструментами для пациентов и терапевтов, чтобы найти общий язык в понимании переживания боли, но выбор правильных слов может определить, отправится ли пациент в путь страданий или в путь выздоровления.

Как это случилось с пациентом профессора Мозли много лет назад. Отказ от метафоры римских руин был началом его исправления.

«Последнее, что я слышал от него, это была открытка откуда-то из Европы», — говорит профессор Мозли. «Он только что совершил пятидневную прогулку и подписал ее своим настоящим именем, а затем в скобках« бывшие римские руины »».

Жжение, сокрушение, нанесение ударов: как слова влияют на боль

Leer en español

Боль появилась несколько лет назад — сначала медленно, потом сразу.Горело правое бедро, болела спина. Я перестала бегать с детьми и перестала ходить по кварталу. Я ходил к врачам, делал анализы, я оценивал боль по шкале от одного до 10, что было похоже на то, чтобы вытащить цифру — у меня было семь — из шляпы. Никаких болезней или травм не было, только физическая эрозия от многоплодной беременности и возраста.

Вместо числа, боль больше походила на разрушающуюся плотину против нарастающего потока боли. Или что-то вроде того. Трудно выразить словами абстрактное, но всеобъемлющее чувство.Но, помимо часто неоднозначной шкалы боли от 1 до 10, слова — это главный инструмент, который у нас есть, когда люди спрашивают, как мы себя чувствуем. И то, что мы говорим — им и себе — имеет значение: несколько исследований показывают, что слова, которые мы используем, когда говорим о боли, могут заставить нас чувствовать ее более остро или уменьшить остроту.

Подумайте о проклятии. Неважно, ударили ли вы пальцем по двери или наступили на заблудший конструктор LEGO, ненормативная лексика может стать ярким средством облегчения боли. В исследовании 2020 года британские ученые обнаружили, что использование настоящих нецензурных слов было более обезболивающим, чем фальшивые (например, «fouch» и «twizpipe») или нейтральное слово, хотя их эффекты стираются при чрезмерном использовании.

Не существует волшебных слов, которые заставили бы боль исчезнуть, но эксперты по боли говорят, что внимание к словам, которые мы используем для обозначения боли, может помочь сформировать то, как мы ее переживаем.

Смена языка меняет боль.

Брань кажется ограниченной, когда дело доходит до борьбы с долговременной болью. Но тогда и английский тоже. Так мало слов — «больно», «болит», «болит» — напрямую описывают боль. В других языках часто есть слова и идеи, которые выражают нечто более ясное, чем наше собственное — например, weltschmerz, немецкий для своего рода усталости от мира, или ваби-саби, принятие несовершенства в японском языке.Могут ли другие языки помочь с болью?

Для некоторых переключение языка во время боли может быть слабым обезболивающим. Исследование испанско-английских билингвов показало, что люди меньше чувствовали боль, когда говорили на языке, связанном с их менее доминирующей культурой. Те, кто говорит на нескольких языках, могут рассмотреть свою боль через другие культурные и лингвистические линзы, чтобы увидеть, помогает ли другая точка зрения.

Тем не менее, перевод боли может оставить чувство непонимания даже у полиглотов.Физиотерапевт и нейробиолог Саураб Шарма и его коллеги сравнили, как люди в Непале и в США описывают хроническую боль. Они обнаружили, что люди в двух странах говорили несколько слов о боли. Носители непальского языка редко использовали такие выражения, как «резкий» или «пульсирующий», которые распространены в английском языке.

Точно так же в непальском есть несколько слов для обозначения боли без прямого перевода на английский, например, «кат-кат», , болезненное ощущение, которое может вызывать ощущение сильного холода. Доктор Шарма, исследователь из Neuroscience Research Australia в Сиднее, знает одну пациентку, которая вернулась в Непал в поисках врачей, которые могли бы ухватить кат-кат, который она чувствовала в своем колене.

На любом языке проблемы с общением могут задержать постановку диагноза и помешать людям получить необходимую помощь. И это добавляет еще одно бремя: эмоциональные потери, связанные с непониманием.

Метафоры сильнее, чем вы думаете.

Есть и другие способы поговорить о боли, даже не скачивая Duolingo. Образный язык позволяет нам сравнивать абстрактные чувства — включая боль — с более привычными и конкретными вещами, — сказала Елена Семино, лингвист из Ланкастерского университета в Великобритании.Это помогает нам и тем, кто нас окружает, лучше осознать нашу боль, а это шаг к лучшему.

Некоторые метафоры боли — например, «жжение» или «колоть» — настолько распространены, что мы можем их даже не замечать. Другие более сложные. Опрос людей с хронической болью показал, что 85 процентов связывают боль с физическим повреждением. Описания включали «гигант, сокрушающий мои кости» и «как будто меня сбило, перевернуло и снова наехало».

Некоторые метафоры сравнивают боль со злоумышленником извне, что может дать временное облегчение.Такое видение боли дает некоторым противникам возможность сражаться и создает дистанцию ​​между ними и болью, — сказала Имоджин Мандей, психолог и исследователь хронической боли из Технологического университета Сиднея и ведущий автор исследования.

Но она и другие отмечают, что эти метафоры могут быть — вот еще одна — палкой о двух концах.

Как внешняя атака, боль может казаться более угрожающей и неконтролируемой, сказала Жасмин Хирн, старший преподаватель психологии в Манчестерском столичном университете в Великобритании, которая работает с людьми с травмами спинного мозга и хронической болью.Эти чувства перерастают в беспокойство, которое может усугубить боль.

Пусть ваши слова работают.

Забота о метафорах может прервать эту болевую спираль. С этой целью доктор Семино и ее коллеги разработали метафорическое меню для рака, переосмыслив его как путешествие, заросший сорняками сад или даже извилистую ярмарочную площадку, что также может относиться к хронической боли.

Спустя несколько месяцев после начала моего путешествия с болью причина все еще оставалась неуловимой — были ли это гормоны, проблемы с суставами, перенапряжение послеродового тазового дна? Какой бы ни была причина, беспокойство о боли остановило мой прогресс, поскольку я пытался стать сильнее.

Все начало меняться, когда новый физиотерапевт описал боль не как угрозу, а как информацию, которую я мог бы использовать. Вместо того, чтобы меня ошеломить, мне стало любопытнее. Я меньше беспокоился о боли и со временем и усилиями снова начал заниматься любимым делом.

Обращение внимания на метафоры может помочь людям и в более широком смысле. Стелла Булло, старший преподаватель лингвистики в Манчестерском столичном университете, составляет базу данных метафор боли при эндометриозе.Доктор Булло, у которой собственный эндометриоз не диагностировался в течение почти двух десятилетий, сказала, что надеется, что эти метафоры станут доступны врачам и пациентам, что поможет в диагностике.

Шесть советов по лечению хронической боли


Карточка 1 из 6

2. Упражнения помогают. Если у вас хроническая боль, вы можете продолжать заниматься спортом. И во многих случаях это может просто помочь вам уменьшить чувство дискомфорта и повысить болевой порог.

5. Используйте удобный описательный язык. Использование разных метафор или второго языка для разговора о своей боли может действительно изменить то, насколько сильно вы ее чувствуете. Например, откровенная ругань может быть более выгодной, чем использование заменяющих слов.

Картирование метафор боли может даже дать ключ к разгадке того, как работает болезнь, сказал доктор Булло. «Метафоры, которые мы используем для описания нашей боли, могут указывать на внутренние механизмы боли, которая возникает в нашем теле».

Обрети свой голос и найди облегчение.

Но иногда бывает сложно подобрать слова.Обращение к другим формам самовыражения может стать мостом к облегчению.

Доктор Булло и ее коллеги организовали мастерские, в которых предлагались художественные принадлежности, от пластилина для лепки до игл, для людей с эндометриозом. Участники сообщили, что искусство помогло им открыть новые способы говорить о боли.

Возможность говорить о боли все же может принести некоторое утешение, даже если боль не проходит. «Иногда чувство того, что вы отдали должное своему опыту, может быть своего рода облегчением», — говорит доктор.Семино сказал.

Когда кто-то слушает, тоже может быть облегчением. Мне повезло, семья и друзья ждали, пока я искал способы описать свою боль. По словам доктора Хирна, слова для обозначения боли часто всплывают спонтанно, поэтому семье и друзьям часто легче заметить, какой язык используется. Если вы этот друг или член семьи, будьте открыты тому, как кто-то объясняет свою боль, даже если это кажется преувеличенным или трудновообразимым.

«Для человека, живущего со своей болью», — сказал д-р.Хирн, «это лучший и самый точный способ описать это».

Следите за словами, которые предполагают, что кого-то беспокоит или угрожает их боль — если, скажем, кто-то говорит о своей боли как о дьяволе — и продолжайте. Любопытство к словам, которые кто-то использует, может начать разговор о боли и, возможно, раскрыть способ оказать дополнительную поддержку, даже если вы просто продолжаете слушать.

Обдумывание моей первоначальной метафоры боли, надвигающегося наводнения, заставляет меня использовать ее более осознанно.Когда снова появится боль — моя или чужая — вместо того, чтобы латать плотину, я мог бы попытаться прислушаться к потоку воды.

Изучение языка болит

Обычно, когда люди придерживаются позиции «нет боли — нет выгоды», я бываю довольно пренебрежительной. Люди полагают, что на самом деле изучение языка обязательно связано с «болью». И когда они говорят «боль», они обычно имеют в виду скуку, разочарование, разочарование, смущение, чувство неудачи или безнадежности, но очень редко имеют в виду настоящую физическую биологическую боль.Многие из этих людей пытаются сильно ударить, злятся, не хотят изучать язык, и то, что они чувствуют, — это напряжение. Мне не нравится такая боль при изучении языка; жизнь и так достаточно трудна.

Однако есть некоторая боль, связанная с изучением языка, и я искренне поддерживаю ее. Это пульсирующая головная боль, которую вы испытываете, когда начинаете говорить на целевом языке больше, чем вам удобно. Я обычно связываю эту головную боль с целевым языком с ситуациями погружения, но хороший языковой урок, на котором вы говорите только на целевом языке — и вы говорите на нем много — также может вызвать пульсацию.

Я заметил эту пульсацию, когда впервые приехал в Париж 21 год назад на семестр за границей. Это длилось около двух недель и обычно происходило вокруг долгих разговоров за обеденным столом. У меня была такая же головная боль, когда я ехала учиться в Рим, и это также требовало долгих разговоров на итальянском языке за обеденным столом. У меня есть аналогичный опыт погружений в испанский и китайский языки; когда я впервые приеду и мне придется много говорить, у меня начнет болеть голова, и она будет длиться две недели.

Вот статья, в которой объясняется, что мозг людей физически изменяется во время изучения языка. Связки вашего мозга (нейроны, дендриты, аксоны, синапсы и т. Д.) Физически развиваются: создаются и укрепляются новые пути; возможно, что-то будет перенаправлено или продублировано ради скорости и избыточности. В результате целевой язык, который когда-то был дорогостоящей и утомительной задачей для вашего мозга, становится быстрым, удобным и автоматическим.

Когда вы начинаете изучать язык, это похоже на то, как будто вы прокладываете новый путь через джунгли с помощью мачете.Может, заблудишься, может, тропинка второй раз зарастет, кто знает. Это сложно. К тому времени, когда вы свободно говорите на целевом языке, путь, который вы когда-то проходили с помощью мачете, теперь представляет собой сверхмощный сверхскоростной сверхскоростной экспресс-поезд на магнитной подвеске со сверхвысокой пропускной способностью со скоростью 20 отправлений в секунду.

В реальном мире мы строим подобную инфраструктуру из бетона, стали и смазки для локтей. В вашем мозгу такая инфраструктура построена на кислороде и хорошем питании.Ваш мозг выполняет физическую работу автоматически, но топливо должно поступать туда через кровоток. Пульсирующая головная боль, которую вы чувствуете, когда погружаетесь в ситуацию погружения, — это кровоток; ваш мозг начал строительство и требует кислорода.

Я так понимаю, что мозг любит перестраиваться ночью, и поэтому всем нам нужен сон. Однако в ситуации с погружением в целевой язык мозг не может ждать сонного времени; ему необходимо создать эту инфраструктуру сейчас, сейчас, сейчас….вот почему вы чувствуете, что можете лечь.

У меня болит голова каждый раз, когда я возвращаюсь во Францию; Неважно, что я стал говорить по-французски 20 лет назад. Обычно это длится около двух недель, а затем проходит. Кроме того, мне нужно около двух недель, чтобы отказаться от попыток казаться безупречным, просто распустить волосы и совершить любые ошибки, которые я хочу совершить. Две недели.

Я говорю по-испански каждый день в Сиэтле, на работе или в общественных местах, и у меня нет головной боли.Но если я попадаю в редкую ситуацию, когда я веду продолжительный разговор, у меня болит голова. Неважно, глубокий разговор или нет. На самом деле, я думаю, что у меня больше болит голова, когда я участвую в продолжительных спонтанных и шутливых разговорах . .. Я думаю, что остроумие утомляет больше, чем философия.

Я почувствовал головную боль сегодня после четырех часов разговоров в классе китайского языка. На самом деле сейчас я выучиваю больше слов, чем могу вместить в свои записи, и я был удивлен предложениями, которые, кажется, иногда выпадают из моего рта.Может быть, поэтому я так долго и сладко вздремнула после уроков; мой мозг перенастраивается на китайский язык.

А может, это была моя новая подушка.

В любом случае, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы обеспечить хороший приток крови к мозгу: ешьте питательную пищу, улучшайте кровообращение с помощью легких упражнений, таких как ходьба; или серьезные упражнения, например, поход в спортзал. Я представляю себе флейтистов и тубистов, вероятно, постоянно ходящих с очень насыщенной кислородом кровью; Эти рожки, в частности, требуют литров и литров воздуха в минуту.

В заключение, если вы много говорите на целевом языке и ваш мозг пульсирует, поздравляю, это ощущение обучения. Инфраструктура выстраивается в вашем мозгу, так что целевой язык может стать автоматическим. Не бойся этой боли, ты не болен. Если вас это действительно беспокоит, вы можете выспаться, но если вам нужно многому научиться, это вернется на следующий день. Примерно через две недели вы почувствуете, что справитесь, независимо от вашего уровня, и я думаю, что примерно в это время мозг возвращается к ночному графику строительства.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Языки извинений — Как правильно сказать «извините»

Понимание вашего партнера и самого себя

Есть догадки, на каком языке извиняться? А как насчет извинений вашего партнера? Причина, по которой важно понимать свой собственный язык извинений, заключается в том, что вы можете поделиться этой информацией с другими, чтобы помочь им понять, что вам нужно. Также полезно услышать от других, как они извиняются, чтобы улучшить общение.

Допустим, ваш язык извинений — это выражение сожаления, а язык извинений вашего партнера — искреннее раскаяние. Хотя у этих языков есть сходство, есть довольно большая разница. Возможно, вам не нужно слышать, как ваш партнер вербализирует желание измениться и рассказывать, как они собираются эти изменения, но похоже, что это то, что ваш партнер должен услышать. Может быть сложно добавить этот дополнительный шаг в свои извинения, если это не то, чего вы ожидаете. Разве не полезно знать, чем язык извинений вашего партнера отличается от вашего, чтобы вы могли извиняться так, как он чувствует себя услышанным и понятым? (Надеюсь, вы отвечаете «да!»).

Теперь, когда вы знаете, что существуют разные языки извинений, я предлагаю вам и вашему партнеру пройти онлайн-викторину «Языки извинений» (https://www.5lovelanguages.com/profile/apology/). Выучив языки, на которых вы извиняетесь, сядьте и поговорите о них. Узнайте друг о друге и о том, как извиниться так, чтобы партнер чувствовал себя понятым и заботливым.

Чтобы получить более подробную информацию, которая поможет укрепить вашу связь, пройдите нашу бесплатную онлайн-викторину «Насколько здоровы ваши отношения», чтобы получить представление о сильных сторонах ваших отношений и возможностях роста в различных областях. Тогда вы сможете продуктивно поговорить о том, что вам обоим нравится друг в друге… и что вам нужно еще больше. Воспользуйтесь этой возможностью, чтобы расти вместе!

Также несколько бесплатных советов по отношениям: Когда боль велика, или когда имело место серьезное предательство, такое как неверность, «извините» просто недостаточно — неважно, как вы это говорите или какой язык извинений вы используете . Предстоящая работа не в том, чтобы загладить вину. Речь идет о восстановлении доверия в ваших отношениях. Восстановить доверие сложно, но это можно сделать.Просто помните, что восстановление доверия — это никогда не «событие», когда вы говорите или делаете что-то одно, чтобы оно улучшилось.

Доверие восстанавливается с течением времени, намеренно и прилагается. Парам необходимо пройти через процесс исцеления, чтобы наладить отношения, избавиться от гнева и оправиться от неверности. Это не происходит в одночасье и обычно требует поддержки опытного коуча по взаимоотношениям или семейного терапевта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.