Философия красоты: Медицинский многопрофильный центр «Философия красоты и здоровья» в Перми

Содержание

Философия красоты

Философия красоты

Красота — это плод свободной души и крепкого здоровья.
Шефер Л.


Что есть Красота? Ее эталоны, критерии и идеалы менялись с течением веков. Поэты и художники воспевали ее в своих произведениях, пытаясь показать в ней гармонию всего Мироздания. Еще Мухаммед Физули (1502-1562 гг.) уверенно заявлял: «Весь мир, в мотылька превратившись, летит на свечу Красоты», подразумевая под Красотой величайшее творенье гармоничного мира, в котором мы живем. Не утратило актуальности это изречение и сегодня.

Красота – это совершенство. Она не только радует глаз и чарует звуками слух. Это и гениальные музыкальные произведения, талантливые архитектурные ансамбли и художественные полотна, блестящие научные открытия. Красота наполняет гармонией все, что нас окружает. Она внешнее отражение внутреннего здоровья. И пусть в веках остались эпохи совершенствования и украшательства, истинная ценность, со времен древней Греции, осталась прежней – сохранение естественной красоты.

Стремительный современный мир создал все условия для созидания, но в тоже время, и разрушения Красоты. Загрязненная окружающая среда, стрессы, некачественные продукты питания и вода, электро-магнитные излучения и т.п. постепенно разрушают данную нам природой Красоту. Поэтому в последние годы, в мире наметился устойчивый тренд «возврата к природе». Использование экологически чистых материалов и технологий, натурального сырья и продуктов приобретают большую популярность. Ведь только находясь в естественной среде, человек сможет оставаться здоровым физически и духовно.

Среди ценностей Группы компаний «Эльфа» - здоровье, гармония, честность и экологичность, занимают первые позиции. Создавая уникальные рецептуры косметических средств, специалисты научно-исследовательской лаборатории Компании, используют прогрессивные технологии и инновационные ингредиенты, созданные самой Природой. Качественное сырье, уникальная рецептура, высокая культура производства – триада успеха наших косметических средств. Приобретая любой продукт, созданный специалистами нашей компании, можно быть уверенным в получении заявленного эффекта, что подтверждается и многочисленными исследованиями.

Подчеркните природную красоту и сохраните здоровье кожи и волос с продукцией Группы компаний «Эльфа».


Философия красоты в духовной традиции русской религиозной философии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Философия

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2014, № 5, с. 168-174

УДК 111.85

ФИЛОСОФИЯ КРАСОТЫ В ДУХОВНОЙ ТРАДИЦИИ РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИИ

© 2014 г. Т.В. Куликова, А.М. Паламарчук

Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

[email protected] ru

Постопила и редакцию 07.06.2014

Философски осмысливается красота в духовной традиции русской религиозной философии конца XIX - начала ХХ веков. Философия красоты, как особое мировоззрение, затрагивает целый ряд проблем, среди которых наиболее значимыми в отечественной духовной традиции являются проблема соотношения действительности и идеала, проблема гармонии человека с окружающим миром и с самим собой.

Ключеиые слоиа: философия красоты; триединство Истины, Добра и Красоты; цельное знание; теургическая сила красоты.

Чем или кем измеряется время культуры? Через какие испытания и переживания должен пройти человек, чтобы его сознание обрело форму культурного сознания - сознания, ориентированного на внутреннее, глубокое усвоение культуры, её творческое преобразование, на осмысленное и нравственное общение с миром, на понимание себя и выражение этого понимания? В нашем представлении, время культуры -это время выкристаллизовывания личности, время её духовного созревания и самоопределения.

Каждый человек может выбрать из общего культурного фонда то, что ближе его душевному складу, на что откликается его душа, в чем он находит для себя источник духовной энергии. «Оберегом» человеческого являются общечеловеческие ценности Истины, Добра и Красоты. К ним обращена отечественная духовная традиция, в которой особое место занимает русская религиозная философия. На фоне переживаемого современной эпохой кризиса традиционных представлений о мире и человеке, разрушения основ гармоничного существования человека с миром и с самим собой актуальны многие идеи религиозных философов, в частности, мысль П. Флоренского о том, что ценности продолжают существовать даже тогда, когда мы перестаём их воспринимать.

Как много категорично-однозначного, материально-прагматичного в рациональном мире, и так важно, на наш взгляд, говорить о неисчерпаемости смыслов подлинного произведения искусства, человека, бытия, о тех ценностях, к которым мы возвращаемся, «заблудившись в душевном лабиринте» (Вяч. Иванов). Философия красоты об этом - об актуальности прекрасного, об актуальности общечеловеческих ценностей,

которые продолжают существовать, сохраняя человеку надежду на духовное возрождение.

Идея красоты пронизывает всю эстетическую ветвь философии. Её содержание не иссякает, а продолжает обогащаться новыми смыслами, поэтому она сохраняет свое значение и в наши дни. Философия красоты поднимает мировоззренческие проблемы, в частности, проблему выбора жизненных приоритетов, целей, установок. В качестве её фундаментального принципа выступает идея духовно-целостной, гармоничной личности. Для понимания сути этих проблем особенно ценны идеи русской философии «серебряного века», впитавшей трагический дух своего времени, сумевшей выразить нашу культурную сложность.

Исконный эстетизм русской культуры является отличительной чертой культурного пространства, формировавшегося с момента возникновения Древнерусского государства. Уже в традиционных славянских верованиях прослеживается глубокая религиозность сознания общества (как атрибут той далёкой эпохи). Это связано и с эстетическим развитием общества, ведь различные украшения, изготовленные древними, были символическим выражением почитания того или иного божества. При смене политеистической религии на монотеизм также немаловажным был эстетический фактор. Существует мнение, что выбор православия был обусловлен не только самим содержанием религиозного учения, но и из-за красоты религиозных ритуалов и красочного убранства храмов. Таким образом, эстетизм является одной из определяющих характеристик русской культуры ещё с момента её формирования и становления. С момента христианизации Руси усиливается особое влия-

ние религиозно-эстетического фактора: красота, передающая чистоту помыслов и истинность мысли; красота, направленная на служение добру. Всё это своеобразные прообразы дальнейшего философского осмысления категории красоты.

Идея Триединства Истины, Добра и Красоты особенно ярко проявляется в XIX столетии в философии «положительного всеединства» В.С. Соловьёва. Выступая в качестве онтологического принципа, всеединство имеет свою специфику в различных видах бытия. В нравственной области всеединство есть абсолютное благо, в познании - абсолютная истина, в области материального бытия - абсолютная красота. Единство истины, добра и красоты находит выражение в понятии «цельное знание». Рассмотрение проблемы красоты в философии Соловьёва тесно переплетено с его натурфилософией и философией истории. Отрицая зависимость прекрасного от полезного, формально соглашаясь с тем, что красота выступает в качестве предмета бескорыстного созерцания, В.С. Соловьёв содержательно определял красоту как «преображение материи через воплощение в ней другого, сверхматериального начала». Вместе с тем, будучи телесной формой, в которой выражаются свобода и полнота содержания всеединой идеи, красота является её законченным воплощением и становится действенной силой, преображающей, а не отражающей (в отличие от субъективной истины или добра) действительность.

«Отсутствие красоты есть бессилие идеи», а осуществление её [красоты] совпадает с идеальным перерождением космического и исторического бытия (в этом и выражается, в терминологии Соловьёва, «теургическая» роль красоты, то есть идея со-творчества человека с Богом в акте воплощения прекрасного). Проблема красоты в философской системе В.С. Соловьёва решается, таким образом, изначально как теологическая, а затем как онтологическая: победа красоты над безобразием косного вещества оказывается финалом мировой драмы. В рамках данного подхода красота в природе квалифицируется как объективный естественно-исторический факт. Анализ природной красоты начинается от низших неорганических ступеней в «порядке бытия»; тем самым философ рассматривает (в процессе усовершенствования) проявления прекрасного сначала в растительном мире, а затем у низших и высших животных. Подобное рассмотрение «ступеней» красоты в живой природе полемически направлено против Г.В.Ф. Гегеля, Э. Гартмана и некоторых других теоретиков, недооценивавших или искажавших, по мнению Соловьёва, «зиждительное» значение красоты.

С его точки зрения, физический свет - это «первичная реальность идеи в противоположности весовому веществу», поэтому свет является первым началом прекрасного в природе. Восходящая к Плотину мистификация света связана у Соловьёва с иерархическим различением ступеней природного существования, каждая из которых представляет собой арену борьбы «мирового художника» и тёмного хаоса. В качестве примера приводится красота алмаза, просветлённого солнечным лучом, которая рождается от внешнего (механического) взаимодействия света и материи. Более совершенным является внутреннее единство материи и света -жизнь. Среди организмов особенно отличаются красотой видимых форм растения, поскольку растительное царство оформляется, прежде всего, как пространственная видовая организация (цветы). Красота высших животных (олени, серны, тигры), напротив, проявляется активно -в стройной силе и гармонической подвижности частей [2].

В философской системе Соловьёва отчасти прослеживается влияние античной эстетики и немецкой классической философии (особенно Шеллинга и Гегеля). Впрочем, в отличие от Гегеля, который не признавал эволюционное развитие природы, Соловьёв считает вполне очевидной эволюцию природных ступеней бытия, в чём выражается и своеобразная иерархичность красоты (рассмотренное выше «движение мысли» от растительных форм к высшим формам животного мира как демонстрация усовершенствования проявлений красоты в природе). Кроме того, в немецкой классической философии красота искусства ценится выше природных проявлений прекрасного. В русской религиозной философии красота природы является актом божественного творения, соответственно высоко оценивается и отнюдь не уступает произведениям искусства.

В процессе познания в философской системе В.С. Соловьёва также прослеживается триединство ценностей Истины, Добра и Красоты. Цельное знание, согласно Соловьеву, выступает синтезом науки, философии и религиозной веры. Этот синтез можно интерпретировать следующим образом: целью науки является поиск истины, философия сочетает в себе стремление к истине с красотой её поиска, а стержнем религиозной веры является «сплав» истины и добра.

Глубокая философичность русской литературы также связана с осмыслением идеи красоты. Русская литература особым образом затрагивает проблему соотношения Красоты и Добра, при этом отмечая, что истинная Красота призвана «служить добру», в то время как не-

связанные с добром проявления чисто внешней «красоты» должны быть скорее названы красивостью. Не случайно для западного сознания знаменитые русские писатели позапрошлого столетия ассоциируются с глубокими философскими изысканиями. Так, например, Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой воспринимаются европейским сознанием, прежде всего, как философы. Среди философских изысканий русских писателей и поэтов особо можно выделить, естественно, темы любви, свободы, а также рассматриваемой нами красоты.

Наиболее полно сформированная, на наш взгляд, концепция красоты принадлежит Фёдору Михайловичу Достоевскому. Его понимание идеала красоты, соотношения Красоты, Добра и Истины прослеживается (не всегда явно) в его знаменитых романах «Братья Карамазовы», «Идиот», «Преступление и наказание». Эстетика Достоевского приближается к пониманию прекрасного как свойства объективной действительности. Если «красота есть нормальность, здоровье», как говорил сам Достоевский, то она имеет свои критерии и принципы в самой действительности. Искусство воплощает красоту, познанную художником в мире. Здесь мы встречаемся с явным продолжением идеи Соловьёва об искусстве как продолжении «художественного дела» природы.

В романе «Братья Карамазовы» читаем: «Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота?» [1, с. 136]. Сама эта литературная формулировка подчёркивает необходимость качественного различения красивости, как чисто внешней привлекательности, и истинной красоты, наполненной созидательным смыслом и одухотворяющим содержанием. Идеал красоты для Достоевского - это существенный элемент общественного сознания. Следует отметить, что здоровым обществом писатель считает общество нравственное. А нравственность в обществе предполагает чёткое разграничение добра и зла и сознательное тяготение к добру, благу и красоте. Дихотомия добра и зла применима и в отношении рассматриваемого нами феномена Красоты. Ф.М. Достоевский в романе «Братья Карамазовы» вкладывает в уста главного персонажа Мити Карамазова слова, характеризующие красоту: «.. .Здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей» [1, с. 136]. Именно соблюдение грани между добром и злом и определяет силу красоты - созидающую или разрушающую. Впрочем, приведённое свидетельство отнюдь не выступает в пользу двойственности красоты: истинная красота всегда обращена к свету.

Рассуждения персонажа романа наполнены глубоким смыслом: «Красота - это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, а определить нельзя, потому что бог задал одни загадки. Тут берега сходятся, тут все противоречия вместе живут. <...> Страшно много тайн! Слишком много загадок угнетают на земле человека. Разгадывай как знаешь и вылезай сух из воды. Красота! Перенести я притом не могу, что иной, высший даже сердцем и умом человек и с умом высоким, начинает с идеала мадонны, а кончает идеалом содомским. Ещё страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы. <...> Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота? Верь, что в содоме-то она и сидит для огромного большинства людей. Ужасно то, что красота не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с богом борется, а поле битвы - сердца людей.» [1, с. 135-136]. Более того, в этом «манифесте» от лица главного героя Достоевский предлагает человечеству дихотомический выбор: между добром и злом - третьего пути не дано. Предпочитающий идеал содомский, «купившись» на внешнюю красоту (а вернее сказать, красивость) обращается к дьяволу, причём делает это совершенно сознательно. Стремящийся же к свету, к добру, к истине, к божественному преображению, изначально ориентируется на красоту одухотворённую - наполненную божественным, созидательным смыслом. Идеал в эстетике Достоевского представляет собой некую высшую точку, в которой сходятся воедино эстетическая и этическая составляющие. Этот синтез являет собой истинно прекрасное. Именно поэтому понимание идеальной красоты неразрывно связано в русской философской традиции с красотой поступков (этика) и чистотой помыслов (стремление к истине).

В романе Достоевского «Идиот» фигурирует (ставшая крылатой фразой) реплика одного из персонажей «Красота спасёт мир», с уточнением «если бы она добра была». Отсюда мы и берём ключевую установку о необходимости служения добру. Именно в этом качестве эстетически прекрасное приобретает также позитивное этическое качество, являя собой, тем самым, единство Красоты и Добра. Истина предполагает нерушимость этого сочетания, невозможность раздельного существования красоты и морального блага. (Добрые поступки облагораживают личность, делая человека прекрасным в нравственном отношении, в то же время чисто

внешняя красота меркнет при очевидной порочности её обладателя).

Роман «Преступление и наказание» не предполагает рассмотрения феномена красоты, однако среди персонажей особо выделяется образ героини, способной на самопожертвование и самоотречение во имя блага другого человека, именно в этом женском образе (Сонечка Мар-меладова) преподносится авторское видение нравственной красоты личности. Справедливо отметить, что Ф.М. Достоевский уделяет особое внимание подробному рассмотрению нравственного преображения своих героев, некоторым образом связывая этот процесс с их внешним видом. Прошедшие через страдания, угрызения совести и проч., ставшие «чище» и «светлее» в духовном плане, герои преображаются и внешне, избавляясь от прежде негативных характеристик. Напротив, нравственная деградация героя романа, его «погружение во тьму» негативно сказывается и на внешних характеристиках (персонаж: Свидригайлов). Кроме того, в женских образах чаще всего проявляется идеал жертвенности и состояние страдания, сострадания (Грушенька, Соня Мармеладова, Авдотья Романовна).

Таким образом, литературные герои, созданные воображением русских писателей, являются «живым свидетельством» тесной взаимосвязи внешнего облика с нравственным состоянием личности. В романах русских писателей (на примере Ф.М. Достоевского) мы наблюдаем глубокие философские размышления, приводящие нас к осознанию всей парадоксальности и проблематичности определения красоты.

О синтезе этического и эстетического в понимании идеальной красоты рассуждает большинство русских религиозных философов, высказывавших свои взгляды и творивших свои системы на рубеже Х1Х-ХХ веков. Отец Павел Флоренский выделяет особым образом акт познания Бога и любви к Богу. По мнению П.А. Флоренского, красота мира доступна лишь тому, кто освобождается посредством любви от замкнутости эгоизма [см. : 2, с. 213]. Тем самым, в самой идее красоты содержится глубоко созидательная мысль. Суть привлекательности этой идеи, очевидно, заключается в том, что в ней прослеживается необходимость гармоничного сочетания внешней и внутренней красоты. Отсутствие духовного содержания, некой высшей созидательной идеи порождает не красоту, а лишь красивость. Атрибутом красоты истинной выступает (имманентная) связь с божественным началом. Как отмечает П.А. Флоренский, «духовная жизнь как из "Я" исходящая, в "Я" своё сосредоточие имеющее — есть Исти-

на. Воспринимаемая как непосредственное действие другого — она есть Добро. Предметно же созерцаемая третьим, как вовне лучащаяся, — Красота. Явленная истина есть Любовь. Самая любовь моя есть действие Бога во мне и меня в Боге, ибо безусловная истинность Бога именно в любви раскрывает себя... Любовь Божия переходит на нас, но знание и созерцательная радость — в Нём же пребывает» [3, с.85]. В этом фрагменте наиболее чётко отражена взаимосвязь трёх фундаментальных элементов бытия -Истины, Добра и Красоты и так называемой четвёртой ипостаси - Любви. Именно четвёртая ипостась являет собой осуществлённое единство рассматриваемой нами триады.

У Флоренского, в отличие от Соловьёва, который рассматривает цельное знание как единство науки, философии и религиозной веры, триада Истины, Добра и Красоты предполагает взаимосвязь этих качеств, которые «перетекают друг в друга», с одной стороны, а с другой стороны, все эти три качества являются различными воплощениями духовной жизни личности. Следовательно, ощущение их единства свойственно верующим людям. Однако из этого вовсе не следует отрицание возможности восприятия красоты нерелигиозным сознанием. Процесс восприятия красоты в принципе может быть доступен каждому, но восприятие сущности красоты, её постижение в единстве с благом и истиной доступно далеко не каждому.

Кроме того, в своей работе «Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи» (раздел XXVII. Эстетизм и религия) Флоренский поясняет значимость красоты как атрибута божественного - в своей глубинной связи (человека верующего) с Богом. Флоренский сравнивал своё понимание красоты с философской системой К. Н. Леонтьева. Сопоставляя два эстетизма, Флоренский пишет следующее: «Там красота -лишь оболочка, наиболее внешний из различных «продольных» слоёв бытия; а тут - она не один из многих продольных слоёв, а сила, пронизывающая все слои поперёк. Там красота далее всего от религии, а тут она более всего выражается в религии. Там жизнепонимание атеистическое или почти атеистическое; тут же - Бог и есть высшая Красота, чрез причастие к Которой всё делается прекрасным» [3, с. 449-450]. Поясним, что в приведённой цитате слово «там» относится автором к системе Леонтьева, а «тут», соответственно, к собственным взглядам Флоренского.

Согласно классификации, предложенной К. Н. Леонтьевым, «эстетичность» есть самый общий признак, для П. А. Флоренского признак этот -самый глубокий. Помимо признака «эстетичности», существенным различием двух представ-

ленных для сравнения систем (Леонтьева и Флоренского) является восприятие персоны Бога, его место и роль в эстетических системах мыслителей. П. Флоренский пишет: «У Леонтьева Бог есть геометрический центр системы, почти абстракция, но - нисколько не Живое Единящее Начало; тут же Он - Ens realissimum. Поэтому, в безблагодатном жизнепонимании Леонтьева личность механически складывается из разного рода слоёв бытия, а [согласно миропониманию Флоренского] личность, при помощи благодати Бо-жией, жизненно и органически усваивает себе все слои бытия. Всё прекрасно в личности, когда она обращена к Богу, и всё безобразно, когда она отвращена от Бога. И тогда как у Леонтьева красота почти отождествляется с геенной, с небытием, со смертью, то в этой книге [«Столп и утверждение истины»] красота есть Красота и понимается как Жизнь, как Творчество, как реальность» [3, с. 450]. Таким образом, Флоренский предлагает сугубо религиозное видение красоты, суть которого состоит в максимальном приближении человека, его духовных стремлений и помыслов к Богу как воплощению абсолютной Истины, абсолютного блага и абсолютной Красоты. Метафизическая Триада (Истина-Добро-Красота), явленная в этом поистине царственном единстве, следовательно, открывается лишь человеку искренне верующему.

К вышеупомянутым различиям этих двух концепций следует добавить существенные разногласия двух концепций относительно традиционного триединства. В концепции ультраэстетизма К.Н. Леонтьева (после 1862 года) фигурирует мысль о возможности принесения в жертву Красоте других ценностей, в том числе Истины и Добра. Это утверждение применимо только в рамках концепции Леонтьева, для остальных рассматриваемых в нашей статье мыслителей разделение Истины, Добра и Красоты недопустимо.

Общий замысел русской религиозной философии сводится к целостному пониманию действительности, особому месту человека в мире. Специфичность положения человека относительно всей природы состоит в его способности со-творчества с божественным началом. Это свойство выражается в «теургической» силе искусства, согласно Соловьёву, кроме того, эта идея воплощается и в конкретных произведениях художественного творчества, в частности, в русской литературе. Связь человеческого и божественного начал более целостно раскрывается в творчестве как наиболее созидательном виде человеческой деятельности.

В дальнейшем процессе развития философского осмысления категории красоты и среди попыток определить идеал красоты выявляется

концепция Н.О. Лосского, который в своей работе «Мир как осуществление красоты» в качестве идеала красоты рассматривает подлинно творческую личность. Интерпретируя его взгляды, можно утверждать, что в акте творчества реализуется связь человека с божественным началом, следовательно, проявляется и теургическая сила красоты. Кроме того, творческая деятельность служит основным способом принятия и претворения в жизнь абсолютных ценностей, в том числе и таких, как красота, добро и истина.

В работе «Мир как осуществление красоты», уже в самом введении к этой работе, Лосский отмечает, что «решение всякого философского вопроса даётся с точки зрения мирового целого». Отсюда просматривается его стремление к той всеохватности, которая свойственна его философской системе. «Поэтому эстетика, как отдел философии, есть наука о мире, поскольку в нём осуществляется красота (или безобразие). Точно так же этика есть наука о мире, поскольку в нём осуществляется нравственное добро (или зло). Гносеология, то есть теория знания, есть наука, открывающая те свойства мира и познающих субъектов, благодаря которым возможны истины о мире. Всего яснее направленность философских исследований на мировое целое обнаруживается в центральной философской науке, в метафизике, которая представляет собою учение о мировом бытии как целом» [4, с. 17]. В точном соответствии с названием книга Лосского посвящена одной эстетической теме - красоте. Как пишет сам автор, «всё содержание моей книги представляет собою обоснование учения об абсолютности красоты, то есть учения о том, что красота предмета есть ценность, общезначимая для всех личностей» [4, с. 340]. Общезначимость красоты проявляется в её созидательном характере, который распространяется на каждую отдельную личность, причастную к созданию и восприятию прекрасного, а также, в конечном итоге, сказывается на формировании гармонично устроенного общества, ориентированного на высокие цели благородства, внешнего и внутреннего совершенства.

Для Лосского эстетика предстаёт в более узком и конкретизированном смысле, чем мы привыкли её воспринимать. Он делает центром своей эстетической системы категорию красоты. Лосский относит её к «абсолютным ценностям», сфера которых не поддаётся рационально-рассудочному анализу, поэтому он специально подчёркивает, что главные его эстетические суждения основываются на «непосредственном усмотрении», на личном «опыте высшего порядка», на мистической интуиции в соче-

тании с интеллектуальной (умозрительной) и чувственной интуициями, лежащими в основе теории познания, разработанной им в специальном исследовании [5].

В своей эстетике Н.О. Лосский не стремится быть новатором; он активно опирается на эстетические идеи своих предшественников, в особенности, Владимира Соловьёва, представителей немецкой классической философии Ф.В.Й. Шеллинга и Г.В.Ф. Гегеля. Несколько упрощённо он рассуждает о красоте в природе и красоте человека, хотя вслед за Чернышевским и Соловьёвым считает, что красота в природе выше красоты искусства [6]. Вне зависимости от проявлений красоты, сама она выступает в качестве абсолютной ценности, то есть ценности, носящей характер общезначимости и не нуждающейся для своего существования ни в чём другом, кроме Бога. Согласно Лосскому, абсолютная ценность Бога является условием существования всех остальных мировых ценностей. «Всякая попытка отрицания абсолютных ценностей ведёт к самопротиворечию, так как абсолютная самоценность Бога и царства Божия есть основное необходимое условие и всех относительных ценностей и даже самой бытийст-венности вообще» [7, с. 68]. Кроме того, Лос-ский рассуждает об идеале красоты, предлагая специфическое видение возникшей проблемы в интерпретации идеала: идеал красоты полностью осуществлён и реализован только в абсолютной сфере бытия - в Боге и в Царстве Божи-ем; в земном же мире воплощением идеала красоты выступает творческая личность (архитекторы, художники, писатели, композиторы...). Именно предрасположенность к творчеству, способность воплотить идеи в виде прекрасного живописного полотна или литературного шедевра, умение выразить свою мысль посредством творческой деятельности является свидетельством того, что человек причастен к божественному замыслу воплощения красоты в мире. В интерпретации идеала красоты, предложенной Н.О. Лосским, любой творческий человек близок к его воплощению, будучи созидающей личностью.

Представленные концепции красоты русских религиозных философов позволяют глубже понять не только специфику эстетического вос-

приятия действительности, но и онтологизм русской философии и, возможно, найти для себя ответ на вопрос: действительно ли красота способна спасти мир? Сложность и глубина идейного содержания русской философии свидетельствуют о её высоком духовном потенциале и нашем довольно узком представлении о прекрасном. Если же иметь в виду его онтологический статус, то прекрасное является выражением человеческого присутствия в мире; принцип красоты - один из основных принципов бытия личности. Трудность изучения проблемы красоты связана с существованием внутреннего, духовно рожденного человека, прошедшего путь глубокого очищения, испытавшего на себе спасительную силу соборного сознания.

В.С. Соловьёв, выступая против позитивистов в «Кризисе западной философии», высказал свое убеждение в том, что «философия в смысле отвлечённого, исключительно теоретического познания окончила свое развитие»[8, с. 33]. Для русской философии «серебряного века» это становится общим убеждением, на котором строится новая онтология - человеческая духовность. Философия красоты является выражением этой новой онтологии. Жизнь и красота - понятия, друг друга дополняющие. Познание красоты мира, красоты человека есть движение к познанию духовной целостности.

Список литературы

1. Лосский, Н.О. История русской философии. М.: «Сварог и К», 2000. 496 с.

2. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Ч. 1. Кн. 3. М.: «Художественная литература», 1973. 816 с.

3. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи. М.: Изд-во АСТ, 2003. 640 с.

4. Лосский Н.О. Мир как осуществление красоты. Основы эстетики. М.: Прогресс-Традиция, Традиция, 1998. 416 с.

5. Лосский Н.О. Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция. М.: ТЕРРА - Книжный клуб; Республика, 1999. 408 с.

6. Бычков В.В. Русская теургическая эстетика. М.: Ладомир, 2007. 741 с.

7. Лосский Н.О. Ценность и Бытие: Бог и Царство Божие как основа ценностей М.: Изд-во АСТ, 2000. 864 с.

8. Соловьёв В.С. Кризис западной философии. М.: Иглмосс Эдишинз, 2012. 384 с.

174

T.B. KynuKOBa, A.M. nanaMapuyK

PHILOSOPHY OF BEAUTY IN THE SPIRITUAL TRADITION OF THE RUSSIAN RELIGIOUS PHILOSOPHY

T. V. Kulikova, A.M. Palamarchuk

This article focuses on the philosophical understanding of beauty in the spiritual tradition of the Russian religious philosophy at the turn of the 20th century. Philosophy of beauty as a particular world view involves a number of problems. In the Russian spiritual tradition, the most significant problems include correlation between the reality and the ideal, the harmony between the person, the surrounding world, and the human being himself.

Keywords: philosophy of beauty, Trinity of Truth, Kindness and Beauty; integral knowledge; teurgic power of beauty.

References

1. Losskij N.O. Istorija russkoj filosofii. M.: Svarog i K, 2000. 496 s.

2. Dostoevski) F.M. Brat'ja Karamazovy. Ch. 1. Kn. 3. M.: Hudozhestvennaja literatura, 1973. 816 s.

3. Florenskij P.A. Stolp i utverzhdenie istiny. Opyt pra-voslavnoj teodicei. M.: Izd-vo AST, 2003. 640 s.

4. Losskij N.O. Mir kak osushhestvlenie krasoty. Os-novy jestetiki. M.: Progress-Tradicija, Tradicija, 1998. 416 s.

5. Losskij N.O. Chuvstvennaja, intellektual'naja i misti-cheskaja intuicija. M.: TERRA - Knizhnyj klub; Respubli-ka, 1999. 408 s.

6. Bychkov V.V. Russkaja teurgicheskaja jestetika. M.: Ladomir, 2007. 741 s.

7. Losskij N.O. Cennost' i Bytie: Bog i Carstvo Bozhie kak osnova cennostej M.: Izd-vo AST, 2000. 864 s.

8. Solov'jov V.S. Krizis zapadnoj filosofii. M.: Iglmoss Jedishinz, 2012. 384 s.

«Гипермаркет медицинских услуг» | «Новый компаньон»

Клиника «Философия красоты и здоровья» отмечает 13-й день рождения

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

Клиника «Философия красоты и здоровья»

Многопрофильному медицинскому центру «Философия красоты и здоровья» в этом году исполняется 13 лет.

За годы работы клиника стала одним из лидеров на рынке частных медицинских услуг Пермского края. Открытие клиники репродукции «Философия жизни», профессиональный коллектив врачей, обширный спектр медицинских услуг, бережное отношение к каждому пациенту — всё это не пустые слова, а результат, за которым стоят реальные люди. В преддверии праздничной даты «Новый компаньон» решил пообщаться с руководством и врачами клиники «Философия красоты и здоровья», чтобы узнать, с чего всё начиналось, какие перспективы развития сейчас стоят перед медицинским центром и за что пациенты благодарят клинику.

Генеральный директор и главный врач клиники «Философия красоты и здоровья» Ирина Гневашева начинала свою карьеру с работы участковым терапевтом. Она не понаслышке знает, что нужно врачам для успешной работы, а пациентам — для получения медицинской услуги высокого качества. В клинике, созданной Ириной Гневашевой и её командой, во всех отделениях — спокойная гостеприимная обстановка, нет длинных очередей и шума. Она говорит: «В нашей клинике дети не плачут». Удивительно, ведь это правда.

Ирина Гневашева, Генеральный директор и главный врач клиники «Философия красоты и здоровья»

— Ирина Юрьевна, медицинскому центру «Философия красоты и здоровья» исполняется 13 лет. По сравнению с другими пермскими частными медучреждениями это достаточно зрелый возраст. Расскажите, как всё начиналось и что из себя представляет клиника сейчас?

— История клиники началась в 2005 году буквально с пяти платных медицинских кабинетов на базе санатория-профилактория «Мотовилихинских заводов», который располагался тогда в здании будущей клиники. Были открыты кабинеты терапии, кардиологии, неврологии, кабинет УЗИ и косметолога. Потом завод продал санаторий-профилакторий, медучреждение закрылось. Однако его новые собственники приняли решение создать на его базе частное медицинское учреждение.

Никто не предполагал, насколько крупным станет медицинский центр. Тогда мы с командой во многом руководствовались интуицией: что больше пользуется спросом, какие медицинские услуги нужны населению, каковы наши возможности на тот момент. С течением времени мы поняли, что имеющихся созданных нами платных кабинетов недостаточно, и мы расширили их до соответствующих отделений.

— Остановимся на каждом отделении подробно. Как изменилась и техническая, и кадровая база за годы работы клиники?

— Если взять, к примеру, неврологическое отделение «Философии красоты и здоровья», то на сегодня здесь сосредоточены все возможности функциональной диагностики нервной системы. Пациентов к нам отправляют неврологи со всего региона. Это связано с тем, что оборудование, на котором работают врачи клиники, позволяет без затруднений ставить диагнозы, интерпретировать результаты обследований. Наше неврологическое отделение знают много людей в крае. То же самое относится и к кардиологическому отделению. Я могу с уверенностью сказать, что это одно из сильных отделений клиники. Наши врачи-кардиологи — это специалисты высшей категории, имеют докторские и кандидатские степени.

Эстетическое отделение — довольно крупное в своей области по Перми, где работают профессионалы-косметологи. В «Философии красоты» эстетические проблемы решаются именно на экспертном медицинском уровне. Этим мы кардинально отличаемся от косметических салонов.

Особая гордость клиники — отделение УЗИ-диагностики. В нём работают более 12 врачей высшей категории, которые проводят диагностику всех органов и систем на ультразвуковых аппаратах, в том числе и экспертного уровня. В арсенале клиники таких аппаратов более 10.

Несмотря на то что отделение эндоскопии существует в центре давно, в последние несколько лет мы придали новый импульс его развитию. Закуплено эндоскопическое цифровое оборудование, которое позволяет увеличивать картинку в 150 раз и производить исследования под наркозом. Медики других клиник нам доверяют, и даже сами приходят обследоваться к нам.

— Большинство врачей клиники имеют высшую категорию и опыт работы не менее 20 лет, являются кандидатами медицинских наук. Как получилось, что в клинике образовался настолько высококвалифицированный коллектив?

— По мере развития клиники появлялось много узких специалистов . Было создано отделение хирургии, педиатрии. Сейчас сложно назвать специалиста, которого нет в штате клиники. Всего в центре работают 700 сотрудников, из них более 100 — врачи высшей категории.

Если 10—12 лет назад нам приходилось уговаривать специалистов приходить к нам на работу (из-за недоверия к частной медицине или боязни менять место работы), то теперь такой проблемы нет. Врачи ценят в нашей частной клинике надёжность и перспективу развития. Сейчас многие доктора предлагают свои кандидатуры для работы у нас. Думаю, это подтверждает тот факт, что мы завоевали авторитет не только среди населения, но и у наших коллег.

— К каким врачам ходите вы?

— Безусловно, к своим. Я и сама врач-терапевт высшей категории.

— Вы являетесь и генеральным директором клиники «Философия красоты и здоровья», и главным врачом. Как удаётся совмещать эти должности?

— Понимаете, на первом этапе деятельности клиники такой вопрос не стоял. Теперь же я считаю, что справляюсь с задачами и гендиректора, и главного врача благодаря команде единомышленников, которая была создана ещё в 2005—2007 годы. С тех пор её состав остаётся неизменным. Без доверия и поддержки внутри команды я вряд ли смогла бы добиться таких результатов. Нас хорошо знает министерство здравоохранения Пермского края. Мы дорожим репутацией медицинского сообщества.

— По полисам ОМС работаете?

— В 2008 году мы открыли отделение обязательного медицинского страхования. Население, которое прикреплено к нашему центру, может получать помощь по программе госгарантии. Сегодня к частной клинике «Философия красоты и здоровья» прикреплено более 35 тыс. человек. В основном это пациенты, проживающие в Мотовилихинском районе, а также те, кто прикреплён к филиалу клиники в районе Висим и в городе Губахе.

Кроме того, мы заключаем договоры о проведении профосмотров с промышленными предприятиями. За год мы обслуживаем 30—35 тыс. работников вредных производств.

— На мой взгляд, одной из сильных сторон «Философии красоты и здоровья» является лабораторная диагностика. Вы согласны с этим?

— На мой взгляд, правильная постановка диагноза на 70% зависит от лабораторной диагностики. Собственная лаборатория — одна из наших сильных сторон. Сеть пунктов забора крови создана по всему Пермскому краю. С нами сотрудничают крупные больницы, пациенты, страховые компании.

Клиника «Философия красоты и здоровья»

— Почему «Философию красоты и здоровья» ценят пациенты?

— Наверное, в том числе и за сервис. Приходя в многопрофильный центр, они за короткое время могут решить различные вопросы, связанные со здоровьем. Например, в первый день пациент может пройти все необходимые исследования, во второй — получить заключения специалистов по этим исследованиям и тут же приступить к лечению.

Кроме того, мы предлагаем пациентам программу лояльности, предусматривающую дополнительные скидки. Таким образом клиника помогает экономить своим пациентам не только время, но и деньги.

На протяжении вот уже 13 лет мы доказываем, что «Философия красоты и здоровья» — это профессионализм, качество и удобство. Мы стали одним из узнаваемых брендов города.

— Кстати, почему медицинский центр называется «Философия красоты и здоровья», а клиника репродукции — «Философия жизни»?

— Чего хочет любой человек? Быть красивым, здоровым, счастливым. Невозможно быть красивым, если ты не здоров. Счастливая жизнь предполагает здоровье, красоту и, конечно, смысл, который ей придают дети. «Философия жизни» помогает обрести счастье.

— Какие планы на будущее готовит медицинский центр «Философия красоты и здоровья» для своих пациентов?

— Несколько лет назад мы создали дневной стационар, который позволяет проводить хирургические операции. Сейчас рассматривается проект по открытию круглосуточного стационара на 15 коек. Благодаря стационару мы сможем расширить спектр оперативной деятельности, в том числе по гинекологии, общей хирургии.

Клиника «Философия красоты и здоровья»

На сегодняшний день центр придаёт большое значение проблеме онкологии. Он входит в состав холдинга, большая часть которого располагается в Москве: многопрофильная клиника «Медквадрат» и диагностическая клиника «Медскан», специализирующаяся в том числе на предоставлении квалифицированной помощи онкобольным. Своих пациентов из Перми мы направляем в столицу, но имеем и перспективы развития этого направления в нашем городе.

Чувство комфорта маленьких посетителей является преимуществом для врачей отделения педиатрии медицинского центра «Философия красоты и здоровья». Сами врачи клиники признаются, что любят детей и высоко ценят их слова благодарности. Комната для игр в «Философии» наполнена детским смехом, в кабинетах, наоборот, дети ведут себя тихо и спокойно. Врачи говорят, что пришли работать в клинику, чтобы эффективно применять свои знания и дарить детям здоровье.

Клиника «Философия красоты и здоровья»

Андрей Зуев, УЗИ-диагност отделения педиатрии клиники «Философия красоты и здоровья»:

Андрей Зуев

— На мой взгляд, существует как минимум пять преимуществ клиники «Философия красоты и здоровья» перед другими медицинскими учреждениями:

1. Отзывчивый персонал;
2. Быстрое обслуживание и отсутствие очередей;
3. Доступность медицинской помощи;
4. Беспрецедентная компетентность сотрудников по вопросам обслуживания и медицинской помощи;
5. Удовлетворение от работы и осознания того, что ты нужен здесь.

В клинику я пришёл по нескольким причинам. Здесь дружелюбный коллектив, современное оборудование, прогрессивное руководство, которое умеет решать любые важные задачи. Нельзя не сказать и о понятном формировании зарплаты.

Главный плюс моей профессии — применять имеющиеся знания во благо, быть нужным и успешным. Я считаю, что сплочённость коллектива — это основа стабильности в моей работе.

Галина Фефилова, заведующая отделением педиатрии клиники «Философия красоты и здоровья»:

Галина Фефелова

— Я ушла из муниципальной клиники в «Философию красоты и здоровья» после выхода из декретного отпуска. До этого я в клинике подрабатывала, и после мне предложили перейти работать сюда на полную ставку. Это было в 2015 году, с времён открытия отделения педиатрии. Сейчас в отделении педиатрии около 40 специалистов.

Хорошо то, что в нашем центре нет никакой суеты, битвы за приём к врачу. В клинику приходят родители, заинтересованные в своих детях. Знаю женщину невысокого достатка, которая поделилась, что выбирает нашу клинику из-за комфорта, доступности любого специалиста. Очень много родителей с детьми, которые приезжают к нам из Кунгура и Чусового.

Главный плюс моей профессии — общение с детьми. Они же такие непосредственные! Если спрашиваешь их о чём-то, они обязательно расскажут. Родителям тоже важно пообщаться с докторами. Все наши врачи — это психологи.

Коллектив клиники работает сообща. Был случай, пришёл мальчик с отёкшими глазами. Мы, как педиатры, сочли, что у него нарушения работы мочеполовой системы. Для того чтобы удостовериться в диагнозе, отправили ребёнка к отолорингологу. Он и поставил диагноз: синусит. Удобно, что выстраивается цепочка взаимодействий между врачами.

Клиника «Философия красоты и здоровья» предназначена для... людей. Как бы это парадоксально ни звучало.

Ольга Понежда, врач-ЛОР отделения педиатрии клиники «Философия красоты и здоровья»:

Ольга Понежда

— Много хороших качеств у нашей больницы. Прежде всего, это материальная база, которую мы имеем. Мы используем все современные методы исследования, существующие в педиатрии. Без сомнения, высоко ценятся наши специалисты, которые имеют большой багаж знаний и умений.

Очень важно для наших пациентов — это отсутствие очередей. Задержки, которые возникают, легко разрешимы. Пациенты имеют возможность получить всё и сразу. Не нужно посылать ребёнка дополнительно где-то сдавать анализы. В помощь нам — и узисты, и другие специалисты.

Немаловажный фактор нашей клиники и конкурентное преимущество — это красота. К тому же детки любят заниматься в игровой, ходить в наше кафе.

Все врачи клиники «Философия красоты и здоровья» любят детей и настроены позитивно. Врачи, которые соответствуют нашим стандартам работы, надолго задерживаются здесь.

При работе в этой клинике у меня появилась уверенность в том, что иногда пациента возможно избавить от оперативного лечения. Благодаря современным методикам мы стараемся добиваться консервативного лечения — без хирургических вмешательств. Например, избавить ребёнка от операции по шунтированию.

В клинику меня привёл интерес к чему-то неизвестному. Очень хотелось поработать в формате педиатрической клиники нового поколения. Это здорово, когда ты можешь помочь пациенту со всех сторон. Доктора всегда хотят полечить по-другому, новыми методами исследования. Приятно, что в «Философии красоты и здоровья» нас слышат и способствуют развитию.

Я не думаю о карьерном росте, я лечу пациентов. Благодарные глаза матери, смех ребёнка — для меня это самый большой стимул для работы.

Отзывы пациентов:

Лариса:

— Развивающаяся клиника, специалисты высокого уровня, знающие своё дело, делают всё для выздоровления пациента. Я часто слышу о клинике от своих знакомых. Чаще говорят об ЭКО, которое развивается в клинике семимильными шагами. Клиника показывает хорошие результаты.

Лариса

Алексей:

— Моя жена ходит к репродуктологу. Её всё утраивает: и цена, и качество услуг. Если жене нравится клиника, то и мне нравится. Нашли клинику по положительным отзывам в интернете. Хочется, чтобы «Философия красоты и здоровья» повышала и без того высокие стандарты!

Лиза:

— Я уже четыре года хожу в клинику. Начала посещать клинику по полису ДМС. Сейчас нахожусь в декрете. Желаю процветания клинике, больше пациентов!

Юлия:

— Сегодня первый раз пришла на приём в клинику. Говорят, что здесь очень хорошие гинекологи. Надеюсь, что так и есть. Желаю клинике всегда оставаться на высоком уровне обслуживания!

Оксана:

— Я давно хожу в клинику. Единственное пожелание: хочется, чтобы услуги стоили дешевле. Однако качество обслуживания здесь в значительной степени отличается от других клиник. Здесь специалисты одни из лучших, диагноз на глаз могут определить. Я и детей своих сюда вожу.

г. Пермь, ул. Ким, 64
Тел.: +7 (342) 215-00-18

Медицинский центр: www.medic-group.ru
Клиника ЭКО: www.unasbudetrebenok.ru
Косметология: бьютифилософи.рф
Лаборатория: www.medic-laboratory.ru

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста
Лицензия ЛО-59-01-004696

Реклама

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться

Поделиться

Твитнуть


завтрак редакции в Restaurant Renaissance

foodstyle

Философия красоты и вкуса: завтрак редакции в Restaurant Renaissance

​Мы в очередной раз радуемся тому, что культура завтраков с каждым годом все сильнее проникает в наш ДНК. И это выходит за рамки чисто дружеских встреч за чашечкой кофе. ​

Уже не первый раз мы устраиваем завтрак редакции, когда говорим обо всем, кроме работы. На два часа – это табу. Но в ресторане Renaissance о работе и не хочется говорить. Больше – о чем-то красивом и высоком. 

Ресторан Renaissance сразу запал нам в душу. Еще с первого знакомства. В первую очередь – своей утонченностью и гармоничностью.  

Завтрак от Шефа

Сырники

Нам было очень сложно поверить, что в шумном городе можно найти такой оазис спокойствия и уюта. Но Renaissance именно об этом. 

Название ресторана полностью передает его атмосферу – возрождения чувствительности и гармонии. Здесь хочется думать о вечном и ловить дзен. 

Наш совет – выбирайтесь сюда на рандеву с «Джейн Эйр» или «Ночь нежна». Берите ноутбук, если вам не хватает тишины и концентрации – здесь вы в них растворитесь. Приглашайте на свидание, устраивайте дружеский завтрак, деловую встречу или семейный ужин – в Renaissance одинаково комфортно как наедине с собой, так и в компании.

Яйца Пашот Флорентин в Restaurant Renaissance

Стиль Renaissance – эстетический перфекционизм. Выдержанный интерьер в светлых тонах, лаконизм и совершенство в деталях – звучит как кредо заведения Renaissance. А мы откроем секрет – так и есть. 

И пока мы наслаждались нашим «побегом» в Renaissance, появились наши главные гости – королевские завтраки. Родные, мы вас так ждали.

Завтрак от Шефа»

Яйца Пашот Флорентин в Restaurant Renaissance

Мы решили, что по традиции начнем соблюдать диету с понедельника, а предрассудки оставим на другое время, поэтому ели много и от души. Любимчиком по-прежнему у всех остается яйцо-пашот бенедикт или флорентин. Из сладких завтраков неизменный фаворит – сырники. 

А еще за поздним завтраком самое время отведать порцию ленивых вареников. Дополнить каждое из блюд можно джемом по вашему вкусу: клубничным, вишневым или малиновым. Мы выбрали самый сладкий вариант – нутеллу – и мыслями вернулись в детство.


Сырники

Ленивые вареники

Помимо завтраков, ресторан Renaissance приглашает попробовать блюда средиземноморской и европейской кухни – от морских гребешков из морского плато до каре новозеландского ягненка, фуагра или утиной грудки в вишневом соусе под бокал чилийского или тосканского. 

Сырники

И пока мы строили планы на октябрь – к разговорам о работе нас вернули мобильные и уведомления на почту, которые мы  не могли проигнорировать, – пришло время смены блюд. В сладком мы себе не смогли отказать. Да и не пытались.

Торт "Медовик"

Торт "Медовик"

Французские круассаны под чашечку латте и самый медовый «Медовик» с настоящими пчелиными сотами заставили нас улыбаться еще больше. Свет и тепло заполнили как террасу Renaissance, так и наши сердца.

Кажется, это хорошая традиция – раз в месяц дать себе расслабиться и хоть ненадолго забыть о спешке и суете. Каждый раз мы ищем место, где в одной сонате души сочетаются вкусная еда и незабываемая атмосфера. В этот раз мы нашли гармонию в ресторане Renaissance.

Яйца Пашот Флорентин в Restaurant Renaissance

Restaurant Renaissance

Печерск: ул. Новоселицкая, 10.

Услуги и цены в клинике «Философия Красоты и Здоровья»

МРТ головного мозга

2 995 ₽

Колоноскопия кишечника / ФКС

3 000 ₽

Колоноскопия кишечника / ФКС

3 500 ₽

Колоноскопия кишечника / ФКС (в/в наркоз с ФГДС)

4 200 ₽

Колоноскопия кишечника / ФКС (до селезёночного угла)

1 200 ₽

Колоноскопия кишечника / ФКС (сигмоскопия / до селезеночного угла)

1 300 ₽

ФГДС / Гастроскопия желудка

1 350 ₽

ФГДС / Гастроскопия желудка

1 600 ₽

ФГДС / Гастроскопия желудка

1 850 ₽

ЭКГ (5-11 день месячного цикла + лимфоузлы)

1 000 ₽

ЭКГ (на дому /включая снятие)

750 ₽

ЭКГ (по детским программам прикрепления)

250 ₽

ЭКГ (расшифровка)

100 ₽

ЭКГ (расшифровка)

150 ₽

ЭКГ (тредмил/ с нагрузкой)

1 800 ₽

УЗИ брюшной полости

410 ₽

УЗИ брюшной полости

430 ₽

УЗИ брюшной полости

450 ₽

УЗИ брюшной полости (и почек)

1 250 ₽

УЗИ брюшной полости (печень, желчный пузырь, поджелудочная железа, селезенка)

1 150 ₽

Маммография (обеих молочных желез /стандартное исследование)

1 000 ₽

Маммография (одной молочной железы /стандартное исследование)

600 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ

950 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ

1 250 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ

1 300 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ

1 550 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ (ведущий врач)

1 650 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ (доплер)

950 ₽

УЗИ сердца / ЭхоКГ (эхокардиография)

1 250 ₽

"Реал Клиник" - клиники косметологии и медицины в Москве

09. 01.2020 14:35

В нашу клинику пришла победительница конкурса инстаграм, пациентка Ольга, которая попросила омолодить кисти рук. Ольга была недовольна тем, что на руках стали проступать вены и косточки. Врач— косметолог Трухина Екатерина Викторовна, после консультации направила Ольгу на процедуру по Омоложению рук с помощью филлеров. Екатерина Викторовна выбрала комплексный препарат Neauvia Stimulate. Препарат разработан на основе гиалуроновой кислоты и рассчитан на длительную коррекцию, процедура дает эффект омоложения до 12 месяцев и дольше. Процедура не дает длительной реабилитации, а эффект пациент может оценить практически сразу. Ольга поблагодарила клинику и доктора, рассказав о том, что очень довольна результатом.

Ольга

20.12.2019 16:00

Пациентка Ирина пожаловалась на такую проблему, как расширенные поры. Врач— косметолог Наталия Александровна Иванова рекомендовала ей процедуру, сужающую поры, убирающую черные точки и выравнивающую рельеф кожи. Для устранения проблем, доктор выбрала аппарат BBL JOULE, широкополосный импульсный свет. Фототерапия BBL была выбрана не случайно, эта процедура дает быстрый результат. Уже после первой процедуры, Ирина увидела, как сузились поры, их диаметр уменьшился, посветлели черные точки, рельеф стал значительно лучше. Реабилитация после процедуры отсутствует. Также Ирине был рекомендован домашний уход.

Ирина

20.11.2019 10:21

К нам обратилась пациентка Жанна, с проблемой варикозного расширения вен на ногах. Наш доктор, сосудистый хирург Багдасарян Артур Гагикович, после предварительной консультации, рекомендовал ей пройти процедуру ЭВЛА (эндовенозная лазерная абляция). Эта операция отличается атравматичностью и быстрой реабилитацией. ЭВЛА выполняется без обширных разрезов, под контролем ультразвука. Во время проведения лазерной коагуляции происходит тепловое воздействие на эндотелий сосуда. Источником лазерного излучения является световод, который вводится через прокол в больной участок вены. Энергия лазера нагревает кровь в сосуде, при этом происходит коагуляция белка стенки сосуда. Пораженный сосуд закрывается, выраженные венозные подкожные узлы пропадают. Пациентка Жанна осталась очень довольна проведенной процедурой, она сообщила что не чувствовала дискомфорта и впечатлена результатами.

Жанна

Философия красоты

Философия красоты

      

 

15.08.2002

ФАРИД АЛЕКБЕРЛИ,
доктор исторических наук, профессор.


Низами "Хамсе", Тебриз, 1481 г.

ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА

Все люди хотят быть красивыми, здоровыми, уверенными в себе, жизнерадостными и счастливыми. Однако красота это не только то, что радует глаз, ухо или обоняние.  Часто, красота - это совершенство. Хорошие стихи, мастерски написанная музыка, блестящая научная теория, талантливые художественные полотна, как правило, прекрасны. Их восприятие доставляет людям наслаждение. Очень хороший ход в шахматах, удачный пас в футболе тоже называют «красивыми». Когда ученому удается успешно и эффективно доказать свою теорию, коллеги говорят ему: «Красиво сформулировано!».

Чистота, красота и  элегантность считаются проявлениями общей культуры, в то время как неопрятность, внешняя и внутренняя непривлекательность человека свидетельствуют о его неуважении не только к себе, но и к людям, в обществе которых этот человек находится. Ведь неопрятный человек отлично знает, что его запущенный внешний вид может испортить настроение многим окружающим людям. Как правило, такой человек думает про себя: «Какое мне  дело до других? Их настроение - это их проблема». Это ли не проявление эгоизма?

Поэтому, стремление  каждого отдельного человека к внутренней и внешней гармонии, чистоте и красоте, это не только сугубо его личное дело, но и, в известной мере, дань его уважения к окружающим людям и исполнение долга перед обществом.

Философия красоты и высокие эстетические идеалы составляли суть древней Восточной цивилизации. С самых древних времен живущие здесь люди заботились о своей внешности,  изготавливали красивую одежду, утварь и косметику.  В III  тыс. до н.э. в Южном Азербайджане и Северном Иране жил воинственный народ кутиев, покоривший Вавилон и всю Месопотамию [1].

Бронзовая скульптура кутийского царя, найденная во время археологических раскопок в Междуречье, позволяет судить о том, как выглядел  правитель той далекой эпохи. Царь носит чалму и накладную плетеную бородку (парик). Собственная же борода и усы царя коротко подстрижены. Этот стиль соответствовал ближневосточной моде того времени, принятой в среде царей и знатных вельмож. Подобно вавилонянам, кутийские вожди умащали себя ароматными бальзамами и использовали такие благовония  как ладан, мирра, розовое масло, лавровое масло и т.д.

С большим изяществом одевалась знать Манны (IX до н.э.), и Мидии (VII-VI до н.э.) - древних государств на территории  Южного Азербайджана и Северного Ирана. Об этом свидетельствуют древние рисунки и барельефы, изображения на  сосудах и сообщения древнегреческих историков. Позже стиль и покрой одежды мидян, их благовония и прически были целиком  восприняты персами и другими соседними народами. Об этом свидетельствует древнегреческий историк Страбон (ок. 63 до н.э. - 30 н.э.): “Царские облачения... перешли к персам от мидийцев. Что это верно, яснее всего видно на примере их одежды: тиара, китара, войлочная шапка, хитоны с рукавами и штаны - эта одежда удобна для ношения в таких [горных и сравнительно] холодных странах, как мидийские, но не подходит к южным местностям [наподобие Персии]... Мидийцы, однако, как говорят, являются [также] родоначальниками обычаев армян...” [2]

Как уже отмечалось выше, жители древнего Переднего Востока умели изготавливать ароматические составы (духи, лосьоны, бальзамы) из розового масла и других душистых растений.  В начале нашей эры, жители Северного Азербайджана (Кавказской Албании) собирали ароматические растения в специальные стеклянные сосуды и экспортировали их в Римскую Империю [3].

Известно, что Клеопатра из рода Птолемеев (греческая правительница Египта) считается одним из эталонов женской красоты. Но мало кто знает, что эта царица была связана родственными узами с древним Азербайджаном. В 34 гг. до н.э. Александр Гелиос, сын Марка Антония и Клеопатры, обручился с Иотапой, дочерью царя Атропатены - царства в Южном Азербайджане. [4] Таким образом, Клеопатра была свекровью атропатенской принцессы. Что до красоты Клеопатры, то её современники утверждали, что обаяния в ней было гораздо больше, чем внешней привлекательности.

Стремление к эстетическому идеалу не ограничивалось использованием красивой одежды и дорогих благовоний. Считалось, что не только сам человек, но и все, что его окружает должно быть красивым.  В древней книге зороастрийцев “Авесте” (I тыс. до н.э.) содержится призыв к постоянному совершенствованию человеком самого себя и окружающего его мира.

Праведный человек в течении всей своей жизни должен был возделывать и благоустраивать свой участок земли, украшать его зелеными насаждениями,  содержать в чистоте и порядке свой дом, строго следить за личной гигиеной. Неряшливость, запущенный внешний вид, пренебрежение нормами санитарии считались величайшим грехом. Всему красивому и чистому покровительствовал бог добра Ормузд, а всему уродливому и грязному - бог зла Ахриман [5].

Грязь, болезни, ржавчина, муть, плесень, зловоние, увядание, гниение, - все, что портит окружающий мир, дело рук Ахримана и его воинств. Поэтому, долг каждого человека заключался в том, чтобы приумножать вокруг себя красоту и преуменьшать дисгармонию. Тем самым, он вовлекался в борьбу с силами мирового зла.

Благовония и косметические средства были призваны не только усилить внешнюю привлекательность человека, но и использовались в религиозных целях.  Для достижения ритуальной чистоты древние зороастрийцы применяли ароматические масла и притирания из ладана, мирры, розмарина, иссопа, кассии, корицы, нарда и других растений.  Кипарис с его ароматной хвоей считался деревом пророка Заратуштры. Зороастрийцы опрыскивали свои дома отварами ароматных эфиромасличных растений. Они верили, что ароматные растения  очищают воздуха от болезнетворных частиц и отгоняют злых духов.

Тюрки (огузы и кипчаки), населявшие Центральную Азию и Азербайджан,  широко использовали пряные степные травы. Древнетюркская легенда гласит, что все ароматические растения были созданы Тенгри - Верховным Богом Голубого Неба.  Богиня цветов, трав и деревьев Оленг считалась его женой.  Каждый год в начале весны тюрки проводили пышные празднества в честь этой богини, во время которых они возжигали полынь и другие ароматические растения.

Согласно древнетюркской легенде, душа каждого ребенка вначале зарождается в цветке, и лишь затем переходит в чрево матери.  В одном из древних народных сказаний Азербайджана, эпический герой Горгуд (VII-XI вв.) говорит следующее: “Я возник из цветка, вышел из ребра отца, попал в чрево матери и родился от сероглазой девушки-дива (сказочное существо - Ф.А.)” [6].

Тюрки не только любовались красотой и наслаждались  ароматом полевых цветов, но и  лечили с их помощью раны и различные заболевания.  В древнем азербайджанском эпосе “Деде Коркут” (VII-XI вв.) в поэтической форме описана сцена лечения раненого юноши: “Сорок стройных дев побежали, горных цветов нарвали, с молоком матери смешали, к ранам юноши приложили... Врачевателям юношу поручили” [7].

Еще до прихода мусульманской религии культ красоты и гармонии составлял основу  культуры Ближнего и Переднего Востока. В конце VII века в Иране и Азербайджане распространилась религия Ислама, которая принесла с собой новую идеологию и эстетические взгляды. Положительное влияние Исламского единобожия было огромным, однако преемственность развития азербайджанской культуры не была нарушена.

Азербайджанцы, иранцы и народы Центральной Азии, восприняв религию, пришедшую из далекой Аравии, сохранили свой национальный характер, эстетические идеалы, старинные сказания, традиции и обычаи, включая древний Новруз Байрам с его красочными театрализованными представлениями, спортивными играми, костюмами, масками и гримом.  Мусульманское единобожие привнесло в национальную культуру новый духовный стержень и еще больше сцементировало её.  

Как в древнем доисламском, так и на средневековом мусульманском Востоке, красота и гармония считались мерилами совершенства. Аристократия в лице феодальных владык - шахов, ханов, султанов, их придворных и наместников была основным потребителем, хранителем и спонсором эстетического идеала. Под красотой понималась не только внешняя привлекательность того или иного человека, но и умение красиво держать себя в обществе. Помимо таких наук как история, логика, математика, религия и право, юные представители знати обучались каллиграфическому письму, изящным манерам, умению со вкусом одеваться, соблюдать застольный этикет, правильно подбирать благовония и пользоваться парфюмерными изделиями.  При обучении мальчиков, немало времени отводилось также верховой езде и боевым искусствам.

Умение красиво говорить, слагать стихи и к месту цитировать классиков считалось основным преимуществом молодого аристократа. Например,  величайший поэт Востока Низами Гянджеви (1141-1203 гг.) описывает, как  юный принц Хосров обучался риторике и умению красиво выражать свои мысли:

И к мальчику призвал отец учителей,
Чтоб жизнь его была полезней и светлей.
Когда немало дней чредою миновало, -
Искусства каждого Хосров познал начало.
И речь подросшего всем стала дорога:
Как море рассыпать умел он жемчуга.
И всякий краснобай, чья речь ручьем бурлила,
Был должен спорить с ним, держа в руках мерило.

Низами “Хосров и Ширин”,
перевод К.Липскерова [8].


Высокая духовная культура формировалась при дворах правителей и знати. В областях, где во время войн истреблялась родовая аристократия, непременно забывались хорошие манеры, изысканный вкус, пропадала высокая мода, дорогие и качественные парфюмерные изделия, не писалось хороших поэм и картин, искусство скатывалось к ремеслу, переставали совершенствоваться певцы и музыканты.

Аристократия была основным потребителем  дорогих, трудоемких, высокохудожественных произведений. Шахи, ханы и султаны покупали понравившиеся им благовония, предметы искусства и костюмы, заказывали поэмы и научные книги, не считаясь ни с какими расходами и не ожидая взамен никакой прибыли. Они держали при своих дворах и щедро вознаграждали талантливых поэтов и художников, не спеша создававших великолепные произведения для узкого круга очень праздных и очень богатых людей. Это позволяло высокому искусству существовать вне зависимости от конъюнктуры рынка. Феодальный абсолютизм был поистине “золотым веком” литературы,  музыки и изобразительного искусства.

“Красота, красота и еще раз красота!” - таков был основной девиз культуры древнего и средневекового  Востока. Она практически полностью зиждилась на эстетическом идеале.  Великий Мухаммед Физули (1502-1562 гг.) уверенно заявлял: “Весь мир, в мотылька превратившись, летит на свечу Красоты!” [9]. В данном случае, под «Красотой» поэт подразумевает духовную красоту Бога – творца прекрасного и гармоничного мира, в котором мы живем.

Обратим внимание на книжные миниатюры XIV-XVII вв., выполненные выдающимися    тебризскими художниками Кемаледдином Бехзадом, Султаном Мухаммедом и Садиг беком Афшаром - они представляют собой гимн красоте окружающего мира.   Мы видим на этих картинах прекрасных шахов и шахинь, окруженных галантными придворными и  привлекательными слугами. Равно прекрасны и изображенные здесь сказочные дворцы с великолепными садами, живописные уголки природы, населенные красивыми животными и растениями. Даже дивы (сказочные чудовища), изображенные на миниатюрах, обладают своеобразной свирепой привлекательностью.

Мир, изображенный на средневековых  миниатюрах Востока, это идеальный мир прекрасного.  Однако ошибочно полагать, что этот безмятежный мир был выдумкой и существовал лишь в произведениях древних миниатюристов.  Над созданием и  претворением в жизнь этого идеала трудились  тысячи архитекторов, садоводов, дизайнеров, парфюмеров, портных, ремесленников, поэтов, музыкантов и художников. Низами красочно описывает необыкновенную красоту шахского дворца, возведенного талантливым зодчим Симнаром:

Пятилетие трудился над постройкой он.
Был рукою златоперстой дивно возведен
Замок, башенки вздымавший к звездам и луне,
Сновиденьем возникавший в синей вышине. ..
Сотни тысяч живописцев, зодчих, мудрецов
Приходили, чтоб увидеть лучший из дворцов...

Низами Гянджеви “Семь красавиц”,
пер. В.Державина [10].  

Таким же гимном красоте является и древняя Восточная поэзия с ее жанрами «газель», «рубаи» и др. Недаром стихотворные сборники поэтов Востока часто назывались “Гюлистан” (“Цветник Роз”) или «Бустан» («Сад»). Это не просто метафора. Каждая строчка  поэзии Низами, Хафиза, Саади, Хайяма, Хагани, Физули, Навои, Джами, Рудаки и других великих поэтов  мусульманского Востока буквально “благоухает” ароматом неповторимой красоты рифм, образов и сюжета. Например, Низами Гянджеви в следующих словах восхваляет красоту горной долины, покрытой цветущими лугами и лесом с благоухающими ароматическими растениями:

Тысячами ярких красок взоры луг пленял.
Ветер, полный благовоний, чувства опьянял.
Гиацинт петлей аркана брал гвоздику в плен.
Юной розы рот багряный прикусил ясмен (жасмин).
И язык у аргавана (багряника) отняла земля,
Амброю благоуханной там была земля. ..
Изумрудные предгорья в полукруг сошлись,
Лес в предгорьях - дуб индийский, кедр и кипарис...
Сквозь кустарники алоэ, смешанных с сандалом,
Ветер веял по долине и окрестным скалам...
Ничего нигде я краше в мире не видал.
Ликовал я и дивился, словно клад считал.

Низами “Семь красавиц”,
перевод В.Державина [10].

Поэты и художники создавали очаровательные портреты женщин, через красоту которых, пытались показать красоту и гармонию всего Мироздания. Например, средневековые азербайджанские, иранские и среднеазиатские миниатюры украшены пленительными женскими образами шахских жен и дочерей, фрейлин и служанок.  Как правило,  женщины изображены в изящных нарядах и с открытыми лицами, без чадры.  Основные сюжеты картин: отдых или прогулка в саду, беседа с влюбленным, пикник на природе, любовные сцены. Иногда, на лицах женщин видны легкие следы косметики - румян, сурьмы или пудры.

Следуя древним национальным традициям, женщины многих  тюркских кланов и семей Азербайджана не носили чадры. Согласно Низами, кипчакские старейшины следующими словами ответили царю Искендеру, призвавшему их скрыть лица своих соплеменниц под чадрой:

Но лицо покрывать не показано женам
Ни обычаем нашим, ни нашим законом.
Пусть у вас есть покров для сокрытия лиц,
Мы глаза прикрываем покровом ресниц.
Коль взирать на лицо ты считаешь позором,
Обвинение шли не ланитам, а взорам.
Но прости - нам язык незатейливый дан -
Для чего ты глядишь на лицо и на стан?
Есть у наших невест неплохая защита:
Почивальня чужая для скромниц закрыта.
Не терзай наших женщин напрасной чадрой,
А глаза свое лучше пред ними закрой!

Низами “Искендернаме”,
перевод К.Липскерова [11].

Однако и мусульманки, носившие чадру, старались быть в не меньшей степени привлекательными, красиво одевались и ухаживали за своей внешностью. Женщины того времени пользовались различными ароматическими мазями и благовониями, такими как амбра, мускус, розовое масло, спермацет и многие другие. Волосы красили хной, басмой, отваром  скорлупы грецкого ореха и другими естественными красителями.  На Востоке существовали различные виды косметики. Например, одни ароматы предназначались  для маленьких девочек, другие - для молодых девушек, третьи - для женщин более зрелого возраста. Вновь обратимся к стихам великого Низами Гянджеви, прославляющего красоту женщины и сравнивающего её с пряным благоуханием ароматических растений:

Когда её ароматом неслышно ветер повеет,
Дыханьем животворным он сердце мое согреет...
Когда аромат любимой коснется лугов цветущих,
Воспрянут все базилики, все травы зазеленеют.
Появится горделиво венец на каждом жасмине,
Бутоны роз распустившись, восторженно заалеют.
Душа возродится в теле от пряного аромата,
С которым хотанский мускус соперничать не посмеет...

Низами “Газели”, перевод
Н.Хатунцева [12].

В отличии от Низами, другой знаменитый поэт Молла Панах Вагиф (1717-1797 гг. ) прославлял женскую красоту более простым и естественным слогом. Вагиф воспевал не “идеальных красавиц”, а вполне реальных земных женщин:

Красотка, чьи кудри, как перья, легки,
В своем цветнике собирает фиалки.
Пучок их приколот у края щеки,
И в каждой руке расцветают фиалки.

Вагиф “Газели”, перевод В.Стрешневой [13].

В отличие от Низами, Вагиф писал свои произведения не на персидском, а на  родном азербайджанском языке. Его любовная лирика своей свежестью, простотой и непосредственностью чем-то напоминает творчество русского поэта С.Есенина.

Воспевая красоту женщин, восточные классики не забывали также восхищаться красотой окружающего мира в целом. Большинство из них были последователями восточного мистицизма (суфизма) и считали, что мир создан Богом в высшей степени прекрасным и гармоничным. Согласно суфизму, каждый человек - органическая частица Вселенной и воплощение высших Божественных сил. Осознав это, Человек становится сильным и прекрасным душой, приобщается к Богу. Для достижения духовной гармонии и слияния с  Богом, мистики использовали особые заклинания, мыслительные упражнения, танцы, пение, музыку и воскуряли ароматические травы.  Философ-суфий Шихабаддин Сухраварди (ум. 1191 г.) писал: “Знай, что лица занимающиеся упражнением духа... иногда используют нежную мелодию, благоухающий аромат... в результате чего у них появляется духовный свет, что в дальнейшем становится привычкой и утверждается” [14].

В конце десятого века группа шиитских философов под названием ихван ас-сафа (“Братья чистоты”) разработала науку соответствий между музыкой и элементами природы, животным, растительным миром, неживой природой и цветом. Считалось, что музыкальные инструменты все равно, что лекарственные растения и душистые пряности. Тар сравнивали с целительным, ароматным шафраном, нагару - с гвоздикой или женьшенем, уд - с валерианой, ней - с мелиссой, зурну - с крепким кофе.

КРАСОТА И  ХОРОШЕЕ НАСТРОЕНИЕ

Что такое счастье? Каждый человек отвечает на этот вопрос по-своему. Одни видят счастье в богатстве, другие - в создании идеальной и дружной семьи; патриоты говорят: “счастье в служении отечеству”, трудоголики находят счастье в любимой работе и т.д. Существует бесчисленное множество других определений счастья. Старинная азербайджанская пословица гласит: "трое людей самые несчастные в мире: сильный, подчиненный слабому; умный, работающий под руководством глупого; и щедрый, принужденный просить у скупого". Воистину, счастье - категория субъективная и то, что вдохновляет одного, может оказаться скучным или крайне неприятным для другого. Тем не менее, всех счастливых людей объединяет одно - в тот момент, когда они счастливы, у них хорошее настроение. Счастливые люди смеются или улыбаются. Ну, в крайнем случае, плачут от счастья. Арабский писатель-юморист Абу Осман аль-Джахиз (775-868 гг.) отмечал отмечал в предисловии к своей книге анекдотов: “Смех есть первое благо, которое ощущает ребенок, благодаря смеху он чувствует себя хорошо. Смех способствует накоплению жира и увеличению количества крови, которая и составляет источник его силы и радости. ..  ” [15]. Следовательно, мы не ошибемся, если скажем, что счастье - это состояние крайнего удовлетворения и ликования человеческой души,  и чем чаще у человека бывает хорошее настроение, тем более счастливым он себя ощущает.

Что же необходимо для того, чтобы у нас почаще было хорошее настроение? Немалую роль здесь играет красота окружающей нас обстановки, наша собственная внешняя привлекательность,  и то, насколько гармоничен и красив наш духовный мир. Одно из условий хорошего настроения заключается в том,  чтобы окружающие нас предметы, радовали наш глаз. Известно, что человек, живущий в грязной и убогой обстановке, часто впадает в депрессию. Напротив, красивый природный или городской пейзаж, чистая и аккуратная обстановка дома способствуют хорошему настроению. Кроме того, состояние духа человека напрямую связано с его собственным внешним видом, одеждой, прической, с тем, какую парфюмерию он использует.

Неряшливость и небрежность в одежде может свидетельствовать о пониженной самооценке человека, а иногда даже о нервных и психических заболеваниях. Люди, находящиеся в состоянии глубокой депрессии, обычно не обращают внимания на то, как они выглядят. Они подавлены и погружены в себя, могут приходить на работу нечесаными, неумытыми и плохо одетыми. Подобная болезненная погруженность в самого себя называется аутизмом. Напротив, люди в веселом, приподнятом настроении, обычно уделяют больше внимания своей внешности и стараются производить на окружающих хорошее впечатление.

С другой стороны, имеет место и обратная связь: внешний вид человека определяет его душевное состояние. Как правило, женщина, одетая в  модный и красивый костюм, чувствует себя на людях более сильной и уверенной, чем та же женщина, облаченная в лохмотья. То же самое можно сказать о прическе и парфюмерных изделиях: ухоженные волосы, лицо, приятный лосьон, одеколон или духи повышают самооценку и настроение человека. Женщина, осознающая, что она красива, всегда более весела и жизнерадостна, чем женщина, осознающая свою непривлекательность. То же самое можно сказать и о мужчинах. Поэтому, каждый человек, стремящийся к счастью и духовной гармонии, должен стремиться к чистоте и  гигиене, как своего тела, так и своего духа.

Женщины знают то, что аромат многих парфюмерных изделий напрямую влияет на душевное состояние человека. Например, некоторые запахи возбуждают (активизируют) человека; другие - успокаивают его; третьи - пробуждают романтические чувства, и т.д. Правильный подбор косметических средств может помочь женщине умело управлять своим настроением.

Что касается духовной красоты и внутренней гармонии человека, то и они играют первостепенную роль в достижении хорошего настроения. Искренность, доброта и любовь украшают человеческую душу. Напротив, злоба, черная зависть и ложь загрязняют и уродуют её.  “Добрая мысль, доброе слово, доброе дело!” - таким был моральный кодекс древних азербайджанцев, иранцев и народов Центральной Азии,  сформулированный в  священной книге зороастрийцев  “Авесте” (I тыс. до н. э.)

КРАСОТА И ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Красота - это не только внешняя и внутренняя привлекательность, но еще и здоровье. С самых древних времен  народы Востока лечились различными  ароматическими субстанциями: цветами, пряными травами, амброй, мускусом, сурьмой, тутией, хной, басмой и другими косметическими средствами.  Их также широко применяли с профилактической целью.

Недаром в средние века цирюльники (парикмахеры)   выполняли также обязанности врачей, а бани служили  одновременно  салоном красоты и лечебницей. В знаменитой иранской книге назиданий “Кабуснаме” (XI век) сказано: “С тех пор как зодчие стали возводить здания, они не создали ничего лучше чем баня” [16].

Обычный набор услуг в средневековой Восточной бане (хамам) включал в себя не только водные процедуры, но и оздоровительный массаж с применением ароматических масел. Для этого в бане существовал целый штат массажистов. Массаж  снимал общее физическое и психическое напряжение, улучшал кровообращение в организме. Кроме того, отдельные  ароматические масла применялись для лечения различных заболеваний. Например, мазь с чабрецом применялась против ревматизма, а мазь с добавкой хны или лука - против лишая.  При бане существовал цирюльник, который стриг, брил посетителей, а также накладывал на их волосы и бороду хну, басму и другие красители.

После купания и массажа, посетители бани могли отдохнуть и расслабиться в специальной комнате, где им подавали чай, ароматизированный душистыми растениями: мятой, чабрецом, душицей, лепестками розы, кардамоном, гвоздикой и т.д.   Кроме того, посетитель мог заказать себе восточные сладости, горячий обед и кальян.  Пребывание в  восточной бане было столь приятным, что некоторые люди проводили здесь весь выходной день, и даже спали по нескольку часов в бане. Как правило, люди выходили из бани, помолодевшими, более красивыми, здоровыми, полными сил и энергии.

Средневековая восточная баня (хамам) и внешне была очень красивым сооружением.  Обычно, это было каменное здание с изящными воротами, внутри которого находилось нескольких просторных залов с бассейнами, арками и куполами. В Баку до сих сохранились здания несколько крупных средневековых бань: хамам Хаджи Гаиба (XV в), хамам Гасым-бека (XVII в), хамам Баня Хаджи Микяила (XVIII в) и др. Одна и та же баня один  день функционировала как мужская, а другой - как женская. Она была одновременно местом для купания, салоном красоты и оздоровительным центром.

КРАСОТА И КАРЬЕРА

Внешняя привлекательность играет немаловажную роль в продвижении человека по службе.  Умение производить благоприятное впечатление на  начальство, подчиненных, потребителей ваших услуг и деловых партнеров  - залог успеха в любом деле. Об этом знали и на древнем Востоке. Профессионал должен был создавать и поддерживать свой определенный имидж. Например, иранская книга назиданий XI века "Кабуснаме" отмечает:  "врач всегда должен быть опрятен, хорошо одет и надушен, и производить на пациента благоприятное впечатление" [16].

Одним из отрицательных свойств человека является неаккуратность и неряшливость. Азербайджанская пословица гласит: «Бедность - от Бога, неряшливость – от лени и бескультурья».  Запах пота исходящий от тела, неумытое лицо, нечесаные волосы, небрежность в одежде свидетельствуют  не столько о бедности, сколько о безалаберности человека. Все это говорит не только о пренебрежении собственной внешностью, но и о возможной небрежности в делах. Окружающие могут подумать: “Должно быть, к своим обязанностям этот человек относится  точно так же, как к своей внешности. Лучше не иметь с ним дела”. Кроме того, пребывание в обществе  неряшливого, дурно пахнущего человека само по себе крайне неприятно. Поэтому, аккуратность и чистота являются не только залогом здоровья, но и важным условием успеха в делах и продвижения по службе.

Согласно старинной азербайджанской притче однажды Молла Насреддин   (одно из имен комического персонажа Восточного фольклора – Ходжа Насреддина) посетил пир, организованный его богатым другом. Были приглашены сотни гостей. Все они были хорошо одеты. Лишь Молла Насреддин поленился хорошо одеться и пришел в очень старом, рваном и грязном костюме. Слуги не обратили  на неопрятного гостя никакого внимания, и  не принесли ему ни еды, ни напитков.  Молла рассердился и, негодуя, покинул празднество. В следующий раз он пришел в гости к тому же самому человеку, намеренно надев свой самый красивый и дорогой кафтан.  Слуги немедленно приблизились к Молле и принесли шербет, жареное мясо и ароматный плов. Тогда Молла взял горсть риса и насыпал ее в рукав своего кафтана. Затем, взял кусок мяса и бросил в другой рукав.  "Что Вы делаете, господин? " - с удивлением спросили слуги.  "Вы принесли этот плов не для меня, а для моего кафтана. Вот пусть он и ест!" - ответил Молла Насреддин.

Для каждой профессии характерен свой стиль одежды. Привлекательность делового человека ни в коем случае не должна быть “кричащей”, а тем более вульгарной. Аккуратность, скромность, чистота, элегантность - вот критерии делового стиля, которому должна быть подчинены только одежда, но также косметика и парфюмерия.  В то же время, стиль одежды должен соответствовать тому, какое впечатление хочет произвести человек на окружающих. Эта тема хорошо проработана современными имиджмейкерами, работающими с политиками, звездами эстрады и т.д.

Любопытно, что купцы на средневековом Востоке, дабы не раздражать царей и аристократию, предпочитали аккуратную, но сравнительно скромную одежду. Их облачения были не столь яркими и пышными, как одеяния шахских придворных и аристократов. Как бы ни были купцы богаты, тягаться в роскоши с царедворцами, в условиях средневекового феодального беспредела, было опасно - чего доброго все имущество отберут и в темницу бросят!

В те далекие времена характер одежды больше зависел от возраста человека, чем в нашу эпоху. Иранский автор ХI века Кейкавус Зияри писал: «Молодые люди могут одевать очень яркую и «веселую» одежду, а пожилым следует быть более умеренными» [16]. В наше время это утверждение выглядит несколько консервативным и его нельзя абсолютизировать.

ГАРМОНИЯ С ПРИРОДОЙ

Врач лечит, природа излечивает” справедливо утверждали древние римляне. Человек - неразрывная часть окружающей нас природы. Он состоит из тех же частичек, что растения, животные и минералы. Поэтому лекарства из природных средств и натуральная косметика лучше воспринимаются нашим организмом и более полезны, нежели искусственные химические препараты.

Тесная связь человека с окружающей природой отмечалась еще средневековыми азербайджанскими и иранскими мыслителями. Например, Махмуд Шабустари (1287-1320) даже доказывал общее происхождение людей, растений, животных и минералов: "Знай, что когда объединились первоэлементы, возникли минералы, затем из минералов возникли растения, из растений - животные, а из развитых животных - человек... Между животными и человеком есть много промежуточных звеньев, но основное звено - обезьяна, у которой все органы тела похожи на человеческие" [17]. Мистик-суфий из Тебриза высказал эти гениальные идеи почти за 600 лет до Чарльза Дарвина!

Насиреддин Туси (1201-1274), основатель научного центра и обсерватории в  городе Марага в Южном Азербайджане, также  отмечал, что человек находится в близком родстве с животными, растениями и минералами.  Более подробно об этом рассказано в моей статье, посвященной эволюционным взглядам Насиреддина Туси [18].

Идеи великих мыслителей прошлого приобрели еще большую актуальность сегодня, в эпоху научно-технического прогресса, когда люди оторвались от природы и замкнулись в сотворенном ими же искусственном мирке состоящем из многоэтажных домов-коробок, асфальта, металла, автомашин, искусственных пищевых добавок, суррогатной еды, химической косметики и лекарств. Эта чуждая и противоестественная среда губительна для человека.

Поэтому в последние годы в цивилизованных странах Запада наметилась тенденция “возврата к природе”. Все большую популярность приобретают экологически чистая натуральная косметика и лекарственные средства из лекарственных трав. Все больше места в городах отводится под парки и зеленые насаждения, детям прививается любовь к природе и животным. Ибо, только находясь в естественной, природной среде человек может оставаться здоровым физически и духовно.

В последние годы на Западе получило распространение лечение  нервных заболеваний путем общения пациента с животными - гипотерапия.  Ученые обратили внимание на то, что кошки, собаки и другие домашние животные успокаивающе воздействуют на нервную систему человека.

Обо всем этом было известно еще в глубокой древности. При лечении различных заболеваний медики средневекового Востока уделяли большое значение общению с природой. Для снятия физического и психического напряжения рекомендовались прогулки по саду и вдыхание ароматов цветов - то, что сегодня называется ароматерапией. Кроме того, больному предписывали слушать пение птиц, журчание ручья или фонтана, любоваться живописным пейзажем, и т.д.  Средневековый вельможа, страдавший от головной боли, прежде всего, направлялся в цветник. Расположившись в тени персиковых деревьев, напротив кустов розы и жасмина или живописных клумб с фиалками, он вдыхал запах ароматных цветов. Ведь, согласно Хаджи Сулейману Иревани (ХVIII в.) и другим медикам Востока, запах этих растений исцеляет головную боль. Сохранилась турецкая книжная миниатюра ХV в., изображающая султана Мехмета II Завоевателя, нюхающего цветок фиалки. Таким способом султан боролся с головной болью.

Народы Востока, обладают богатыми традициями в области медицины, ароматерапии и изготовления косметических средств. В социалистическую эпоху древняя и самобытная культура Азербайджана, в значительной мере, была вытеснена стандартной советской культурой.  Старая аристократия и дореволюционная интеллигенция были почти полностью уничтожены, а совковая рабоче-крестьянская интеллигенция,  сформировавшаяся в советскую эпоху, зачастую страдала хроническим манкуртизмом  и неизлечимым «синдромом Шарикова». Не удивительно, поэтому, что  многие азербайджанцы забыли свои корни, плохо знают свою историю и культуру. К счастью, богатое наследие наших предков не исчезло полностью. Она запечатлена в народных сказаниях и легендах, старинных песнях и обычаях, а также в древних рукописях, чудом сохранившихся до наших дней . Сейчас, несмотря на неимоверные трудности переходного периода, азербайджанцы стараются заново осмыслить свое прошлое, вспомнить свою историю и вернуть утраченные традиции.

ЛИТЕРАТУРА

1. История Азербайджана. Под ред. И.А.Гусейнова, А.С.Сумбатзаде и др. Баку, Изд-во АН Азербайджана, т. I, 1958.

2. Кемал Алиев. Античные источники по истории Азербайджана. Баку, Элм, 1987.

3. Şəhla Mikailova. Qədim və orta əsrdə Azərbaycanda dərmanşünaslıq. Bakı, 2000, s.29.

4. Играр Алиев. Очерк истории Атропатены.  Баку, Азернешр, 1989, с.99.

5. Мэри Бойс. Зороастрийцы – верования и обычаи. Москва, Наука, 1988, с. 25-50.

6. Mirəli Seyidov. Azərbaycan mifoloji təfəkkürünün qaynaqları. Bakı, Azərnəşr, 1988, s.14-46.   

7. Книга отца нашего Коркута. Огузский героический эпос. Перевод Аллы Ахундовой. Баку, Язычы, 1989.

8. Низами. Хосров и Ширин. Перевод К.Липскерова. Москва, 1953.

9. Физули. Лирика. Баку, 1981

10. Низами. Семь красавиц. Перевод В.Державина, Москва, 1953.

11. Низами Гянджеви. Искендернаме. Перевод К.Липскерова. Москва, 1953, 343 С.

12. Низами Гянджеви. Газели. Перевод Н.Хатунцева. Москва, 1953.

13. Вагиф. Газели. Перевод В. Стрешневой.  Баку, 1999.

14. Шихабаддин Йахйа Сухраварди. Воззрения философов. Перевод З.Дж.Мамедова и Т.Б.Гасанова. Баку, Елм, 1986, 32 С.

15. Аль-Джахиз. Книга о скупых. Пер. с араб., пред. и прим проф. Х.К.Баранова,  Москва, Наука, 1965, 288 С.

16. Qabusnamə. Farscadan tərcümə, qeyd və şərhlər Rəhim Sultanovundur. Az. Dövl. Nəşr., 1989, 240 S.

17. Исмаилов Ш.Ю. Пантеизм XIV века и его значение в истории развития материалистической  философии в Азербайджане. В кн: Методологические вопросы история развития средневековой философии народов Закавказья. Баку, Элм, 1982, с. 178.

18. Фарид Алекперли. Эволюционные взгляды Насиреддина Туси. Баку, 2000, 32 С.

H O M E

* ANA SƏHİFƏ * ДОМАШНЯЯ

© Фарид Алекберли, 2018. // "Elm" History & Heritage Website // При цитировании текста ссылка на источник обязательна.

8.1 Что такое красота, что такое искусство?

8.1.1 Что такое красота?

Термин «красота» обычно ассоциируется с эстетическим опытом и обычно относится к существенному качеству чего-то, что вызывает у человека-наблюдателя определенную реакцию - например, удовольствие, спокойствие, возвышенность или восторг. Красота приписывается как природным явлениям (например, закаты или горы), так и артефактам, созданным руками человека (например, картинам или симфониям). На протяжении тысячелетий западной философской мысли существовало множество теорий, которые пытались определить «красоту» одним из следующих способов:

  1. приписывая это «существенным качествам» природного явления или артефакта, или
  2. в отношении этого чисто с точки зрения восприятия красоты человеческим субъектом.

Первый подход рассматривает красоту объективно, как что-то, что существует само по себе, внутренне, в «чем-то» или арт-объекте, независимо от того, что оно переживается. Последняя стратегия рассматривает красоту субъективно, как нечто происходящее в уме человека, воспринимающего красоту - красота в глазах смотрящего . В эстетике объективность против субъективности была предметом серьезного философского спора не только в отношении природы красоты, но и в связи с оценкой относительных достоинств произведений искусства, как мы увидим в теме об эстетике. суждение.Здесь мы спрашиваем, существует ли сама красота в объекте (природном явлении или артефакте) или чисто в субъективном восприятии объекта.

Объективист Просмотров

Некоторые примеры:

  • С точки зрения Платона (427-347 до н.э.) красота пребывает в его владениях Форм. Красота объективна, это не об опыте наблюдателя. Платоновская концепция «объективности» нетипична. Мир Форм скорее «идеален», чем материален; Формы и красота - это нефизические идеи для Платона.Однако красота объективна в том смысле, что она не является особенностью опыта наблюдателя.
  • Аристотель (384–322 до н. Э.) тоже придерживался объективного взгляда на красоту, но он сильно отличался от Платона. Красота заключается в том, что наблюдается, и определяется характеристиками арт-объекта, такими как симметрия, порядок, баланс и пропорции. Такие критерии действуют независимо от того, является ли объект естественным или созданным руками человека.

Хотя они придерживаются разных представлений о том, что такое «красота», Платон и Аристотель действительно соглашаются, что это особенность «объекта», а не что-то в уме смотрящего.

Субъективистов Просмотров

Некоторые примеры:

  • Дэвид Юм (1711-1776) утверждал, что красота не заключается в «вещах», а полностью субъективна, это вопрос чувств и эмоций. Красота находится в уме человека, созерцающего объект, и то, что красиво для одного наблюдателя, может не быть таковым для другого.
  • Иммануил Кант (1724-1804) считал, что эстетическое суждение основано на чувствах, в частности, на чувстве удовольствия.Что доставляет удовольствие - дело личного вкуса. Такие суждения не связаны ни с познанием, ни с логикой и поэтому являются субъективными. Красота определяется процессами суждения ума, а не чертой того, что считается прекрасным.

Сложность возникает с чисто субъективным объяснением красоты, потому что идея красоты теряет смысл, если все является просто вопросом вкуса или личных предпочтений. Если красота находится исключительно в глазах смотрящего, идея красоты не имеет ценности как идеал, сопоставимый с истиной или добром.Споры возникают из-за вкусовых качеств; люди могут иметь твердое мнение относительно того, присутствует ли красота, предполагая, что, возможно, существуют какие-то стандарты. И Юм, и Кант знали об этой проблеме. Каждый по-своему пытался уменьшить его, придавая тон объективности идее красоты.

  • Юм предположил, что появляются прекрасные примеры хорошего вкуса, как и уважаемые авторитеты. Такие эксперты, как правило, обладают большим опытом и знаниями, и субъективные мнения среди них, как правило, совпадают.
  • Кант тоже осознавал, что субъективные суждения о вкусе в искусстве порождают споры, которые на самом деле приводят к соглашению по вопросам красоты. Это возможно, если эстетический опыт происходит с бескорыстным отношением, свободным от личных чувств и предпочтений. Мы вернемся к кантовскому понятию «незаинтересованность» в разделе «Эстетический опыт и суждение».

Дополнительный ресурс (внизу страницы) предоставляет дополнительную информацию о субъективности и объективности красоты.

Следующий доклад на TED философа Дениса Даттона (1944-2010) предлагает необычный взгляд на красоту, основанный на эволюции. Он утверждает, что концепция красоты зародилась глубоко в нашей психике по причинам, связанным с выживанием.


Видео

Дарвиновская теория красоты . [CC-BY-NC-ND] Наслаждайтесь этим 15-минутным видео!


Курсовая

Лекция Дениса Даттона заканчивается такими словами:

«Есть ли красота в глазах смотрящего? Нет, это глубоко в нашей голове.Это дар, унаследованный от интеллектуальных способностей и богатой эмоциональной жизни наших самых древних предков. Наша мощная реакция на изображения, на выражение эмоций в искусстве, на красоту музыки, на ночное небо будет с нами и нашими потомками до тех пор, пока существует человечество ».

Как вы думаете, можно ли на основе дарвиновской точки зрения Даттона доказать, что природа красоты объективна? или субъективно? Объясните свою позицию на основе замечаний, сделанных в лекции, в 100–150 словах.

Примечание: Отправьте свой ответ в соответствующую папку заданий.


8.1.2 «Это» искусство?

Вопрос «что такое искусство?» вызвал множество разнообразных откликов. На одном конце спектра эстетики предлагают теории, которые разграничивают сферу искусства, исключая произведения, не соответствующие определенным критериям; например, некоторые взгляды предусматривают, что определенная характеристика является существенным элементом всего, что считается искусством, или что условности общества мира искусства применяются к тому, что может считаться искусством.С другой стороны, есть взгляды на эстетику, которые утверждают, что искусство не может быть определено, оно не поддается определению - мы просто узнаем его, когда видим его.

Есть ли у произведений искусства существенная характеристика?

Некоторые основные теории искусства утверждают, что произведения искусства обладают определяющей и существенной характеристикой. Как мы увидим в разделе, посвященном эстетическому суждению, эти же определяющие характеристики служат также критическим фактором для оценки достоинств предметов искусства. Вот несколько примеров теорий, определяющих искусство с точки зрения существенной характеристики:

Репрезентация: Произведение искусства представляет собой репродукцию или имитацию чего-то другого, что является реальным.(Согласно платоновской теории форм искусство является репрезентативным; это приближение, хотя и никогда не идеальное, к идеалу.) Репрезентационализм также упоминается как «имитация».

Формализм : Искусство определяется примерным расположением его элементов. В случае картин, например, это будет включать эффективное использование таких компонентов, как линии, формы, перспектива, свет, цвета и симметрия. Для музыки сопоставимый, но другой набор элементов создаст форму.

Функционализм: Искусство должно служить цели. Хотя функционализм часто используется для обозначения практических целей, некоторые функционалистские теории утверждают, что эмпирические цели, такие как передача чувств, удовлетворяют требованиям функциональности.

Эмоциональность: Искусство должно эффективно вызывать чувства или понимание у субъекта, рассматривающего искусство. (Некоторые теоретики рассматривают критерий пробуждения эмоций как форму функционализма - это цель искусства.)

Возражение против «эссенциалистских» определений искусства состоит в том, что не все, что воплощает одну из этих характеристик, является искусством. Рассмотрение существенной характеристики как «необходимой», а не «достаточной» в определенной степени помогает. Например:

« Если это вызывает эмоции, значит, это искусство». означает достаточность - детская истерика может быть искусством.

, тогда как

« Если это искусство, то оно вызывает эмоции». обозначает необходимость - эмоции - необходимый компонент, но недостаточный, чтобы сделать что-то «искусством».”

Это рассуждение помогает разрешить одно возражение против эссенциалистских теорий, но есть и другой оттенок возражения против эссенциализма. Кажется, что для определения искусства требуется что-то помимо , одна важная особенность ; это не простой вопрос. Помогает тот факт, что существенные критерии не обязательно исключают друг друга; некоторые произведения искусства воплощают в себе несколько черт. Однако истинная полезность этих важных функций может быть скорее критерием оценки, чем определяющими факторами.

Искусство не поддается определению?

Семейное сходство или кластерная теория искусства - это реакция на предполагаемые неудачи теорий искусства, которые пытаются определить искусство по общему свойству.Согласно точке зрения семейного сходства, объект может быть обозначен как «искусство», если он имеет по крайней мере некоторые из особенностей или свойств, обычно приписываемых искусству. У арт-объектов нет единого общего свойства. Произведения искусства имеют семейное сходство, пересекающееся сходство. Концепция семейного сходства была первоначально предложена австрийским философом Людвигом Витгенштейном (1889-1951) в его работе Philosophical Investigati ons (1953, 1958), где он обратился к проблеме приписывания общей характеристики всем происходящим вещам. одно имя.Его примеры включали игры. Есть много типов игр - настольные игры, игры с мячом, карточные игры и т. Д. «… Посмотрите и посмотрите, есть ли что-то общее для всех. - Ибо, если вы посмотрите на них, вы не увидите чего-то общего для всех, но сходства, отношения и целую их череду ». (66) Учитывая широкий спектр объектов, признанных произведениями искусства, следовало, что объединение их природы под общим определением было неадекватным.

Моррис Вейц (1916-1981) был американским философом эстетики.Он критически относился ко многим теориям искусства, которые пытаются определить искусство, обнаружив существенную черту, присущую всем произведениям искусства. Теория семейного сходства Витгенштейна поддерживала его точку зрения на антиэссенциализм в искусстве. По его мнению, «произведение искусства» - это открытое понятие, и существует неспецифический набор или «кластер» характеристик, которые могут относиться к концепции произведения искусства.

По сравнению с теориями о природе искусства, которые определяют существенный критерий, теория семейного сходства (или кластера) предлагает возможность быть более инклюзивной; Работа, отвергнутая другими теориями, может считаться искусством по семейному сходству.Критика теории кластерного или семейного сходства состоит в том, что она неисторична; то есть совокупность концепций, используемых для определения искусства, не сохраняется с течением времени. В дополнение к обсуждению этой критики теории кластеров в следующей журнальной статье приводится пример современных исследований в области эстетики.


Чтение

Современная эстетика « Кластерный учет искусства: историческая дилемма»: Кластерный учет искусства: историческая дилемма.[CC-BY-NC-ND]


Должно ли искусство соответствовать общепринятым стандартам?

Традиционалистские теории искусства основаны на фундаментальных принципах или соглашениях, явных или подразумеваемых, сообщества мира искусства. Эти теории для определения искусства устанавливают границы того, что должно и не должно входить в сферу искусства. Их действие состоит в том, чтобы исключить определенные виды работ, особенно прогрессивные или экспериментальные. Традиционалистские теории включают:

Исторические теории искусства: Чтобы считаться искусством, произведение должно иметь некоторую связь с существующими произведениями искусства.В любой момент времени мир искусства включает в себя работы, созданные до этого момента, и новые работы должны быть похожи или связаны с существующими работами. Эти теории вызывают возражение, связанное с тем, как первое произведение искусства было принято. Сторонники этих теорий ответят, что определение также включает «первое» искусство.

Институциональные теории искусства : Искусство - это то, чем его называют люди в «мире искусства». Те, кто провел годы в профессиональной карьере, изучая и смакуя искусство и его историю, умеют различать тонкости (или, возможно, «слух», если мы рассматриваем музыку.) Такие теории считаются произвольными или капризными теми, кто считает красоту чисто субъективной.

Традиционные взгляды определяют четкие границы для искусства. Такие теории могут исключать все, что не было намеренно создано человеческим «агентом». Например, природные явления не являются искусством, равно как и такие предметы, как картины, созданные животными. (Поищите в Интернете «картины со слонами». Например, если вам интересно; это не является требованием курса.)

Дополнительный ресурс (внизу страницы) обеспечивает дальнейшее исследование определений искусства.


Дополнительные ресурсы

Природа красоты

Стэнфордская энциклопедия философии (SEP). Салон красоты . Прочтите Раздел 1 об объективности и субъективности.

Искусство определения

Стэнфордская энциклопедия философии (SEP). Определение искусства .

Как философы думают о красоте?

«Сама красота - это всего лишь разумный образ бесконечности», - сказал американский историк Джордж Бэнкрофт (1800–1891).Природа красоты - одна из самых увлекательных загадок философии. Красота универсальна? Откуда мы это знаем? Как мы можем предрасположить себя принять это? Почти каждый крупный философ занимался этими вопросами и их единомышленниками, включая великих деятелей древнегреческой философии, таких как Платон и Аристотель.

Эстетическое отношение

Эстетическая установка - это состояние созерцания предмета без какой-либо другой цели, кроме как оценить его.Таким образом, для большинства авторов эстетическая установка бессмысленна: у нас нет никаких причин заниматься ею, кроме как получать эстетическое удовольствие.

Эстетическое восприятие может быть достигнуто посредством органов чувств: глядя на скульптуру, цветущие деревья или горизонт Манхэттена; слушая "Богему" Пуччини; дегустация грибов , ризотто ; ощущение прохладной воды в жаркий день; и так далее. Однако для достижения эстетической позиции чувства могут и не понадобиться. Мы можем радоваться, например, воображению красивого дома, которого никогда не существовало, или открытию или пониманию деталей сложной теоремы в алгебре.

Таким образом, в принципе эстетическая установка может относиться к любому предмету через любой возможный способ переживания - чувства, воображение, интеллект или любую их комбинацию.

Есть ли универсальное определение красоты?

Возникает вопрос, универсальна ли красота. Допустим, вы согласны с тем, что «Давид» Микеланджело и автопортрет Ван Гога прекрасны: есть ли что-то общее у таких красоток? Есть ли какое-то общее качество, beauty , которое мы испытываем в обоих из них? И разве эта красота та же самая, которую испытываешь, глядя на Гранд-Каньон с его края или слушая девятую симфонию Бетховена?

Если красота универсальна, как, например, утверждал Платон, разумно предположить, что мы не познаем ее через чувства.Действительно, рассматриваемые предметы совершенно разные и также известны по-разному (взгляд, слух, наблюдение). Если у этих субъектов есть что-то общее, это не может быть то, что познается через органы чувств.

Но есть ли что-то общее во всех переживаниях красоты? Сравните красоту масляной картины с красотой сбора цветов в поле Монтаны летом или серфинга на гигантской волне на Гавайях. Кажется, что в этих случаях нет единого общего элемента: даже чувства или основные идеи не совпадают.Точно так же люди во всем мире считают красивыми различную музыку, изобразительное искусство, исполнение и физические атрибуты. Именно исходя из этих соображений многие считают, что красота - это ярлык, который мы прикрепляем к разным событиям, основанным на сочетании культурных и личных предпочтений.

Красота и удовольствие

Обязательно ли красота сочетается с удовольствием? Люди хвалят красоту, потому что она доставляет удовольствие? Стоит ли прожить жизнь, посвященную поискам красоты? Это некоторые фундаментальные вопросы философии на стыке этики и эстетики.

Если, с одной стороны, красота кажется связанной с эстетическим удовольствием, поиск первого как средства достижения второго может привести к эгоистическому гедонизму (эгоцентричному поиску удовольствий ради самого себя), типичному символу упадка.

Но красоту тоже можно считать ценностью, одной из самых дорогих для человека. Например, в фильме Романа Полански « Пианист » главный герой спасается от запустения Второй мировой войны, играя балладу Шопена. А прекрасные произведения искусства хранятся, хранятся и преподносятся как ценные сами по себе.Нет сомнений в том, что люди ценят красоту, увлекаются ею и желают ее - просто потому, что она прекрасна.

Источники и дополнительная информация

  • Эко, Умберто и Аластер МакИвен (ред.). «История красоты». Нью-Йорк: Random House, 2010.
  • Грэм, Гордон. «Философия искусств: введение в эстетику». 3-е изд. Лондон: Тейлор и Фрэнсис, 2005.
  • .
  • Сантаяна, Джордж. «Чувство красоты». Нью-Йорк: Рутледж, 2002.

Философское руководство по красоте

Мнение: что мы имеем в виду, когда говорим что-то или кто-то красив?

«Красота», пожалуй, самый распространенный термин, которым мы пользуемся для описания того, чем мы восхищаемся и что ценим. Традиционно термин «красота» использовался для обозначения того, что мы считаем хорошим искусством. Когда мы говорим что-то красивое, мы говорим что-то более сильное, чем «Мне это нравится». Скорее, мы можем сказать, что это хорошо, и поэтому любому здравомыслящему человеку это должно понравиться.Таким образом, термин «красота» может использоваться не только как учет личных предпочтений; его можно использовать как термин теории и, возможно, даже как термин политики.

На практике мы называем многие вещи красивыми; искусство, человек, идея, природный объект, действие и т. д. С этим термином существует любопытный (даже подозрительный) философский консенсус, который не так уж далек от здравого смысла. А именно, эта красота хороша, доставляет удовольствие, вызывает любовь и восхищение и, следовательно, является мощной вещью, требующей личного опыта.

Конечно, существуют разные культуры ассоциаций с идеей красоты. Немецкий термин schön означает внимание и восприятие и связан с английским словом «to show». Слово буквально пришло к нам от латинского belle через французское biauté , где оно обычно относилось к внешнему виду женщин и, напротив, рассматривалось как неподходящий, ироничный и даже оскорбительный термин для описания мужчин. Греческий термин, наиболее близкий к красоте, - каллос .Помимо самого физического смысла латинской традиции, греческий указывает на более глубокую коннотацию добра и идеального качества.

Там, где платоновская традиция подталкивает красоту к сфере идеальной мысли за пределами восприятия, Аристотель подчеркивал подход, который рассматривает ее как часть реального мира

В ранней философии красота рассматривалась как абстрактная форма. Например, Платон подчеркивал априорное (независимое от опыта) измерение идеи красоты.В этой традиции мы воспринимаем физическую красоту как обыденную. Идеал красоты - это то, чему мы научимся со временем, и это то, что потенциально можно сформулировать.

В «Симпозиуме » Платона «» Сократ передает описание жрицы Диотимы того, как можно продвигать признание чужого каллос (красоты) до оценки красоты в ее идеальной и божественной форме. «Лестница любви» Диотимы - это метафорическое представление восхождения по идеальной иерархии, которую может совершить влюбленный, от чисто физического влечения к прекрасному телу до мудрости, которая приходит от знания неизменной Формы Красоты.Эта идеальная форма описывается как «вечная красота, которая не приходит и не уходит, не цветет и не увядает». Здесь мы, возможно, можем думать о красоте как о чем-то более близком к вечному счастью, чем преходящая радость.

Трудно недооценить влияние этого очерка любви как педагогического перехода от земной красоты к вечной и этической красоте. Мы можем увидеть его окончательное воплощение в оде Джона Китса 1819 года «На греческой урне», когда он пишет: «Красота есть истина, истина - красота, - это все, что вы знаете на земле, и все, что вам нужно знать.«Мы также, без сомнения, можем увидеть наследие этой традиции как в количественных подходах к красоте, используемых сегодня, так и в неизменном акценте на красоте как на знании чего-то за пределами физического. Витрувианский человек Леонардо да Винчи на выставке в Венеции Galleria dell'Academia. Фото: Gabriel Bouys / AFP / Gerry Images

В то время как идея красоты как вечной, неизменной, независимой от разума, нематериальной, идеальной и познаваемой только через интеллект может быть прослежена до Платона, общая концепция красоты, включающая порядок, гармонию и Пропорция восходит к параллельной греческой пифагорейской традиции и трудам Аристотеля (и его акценту на балансе, таком как золотая середина).Известное воплощение этого подхода можно увидеть в «Витрувианском человеке» Леонардо да Винчи (1487). Витрувий был архитектором, который подчеркивал баланс «триады» характеристик хорошей архитектуры - полезности, прочности и красоты.

Там, где платоническая традиция склонна выдвигать красоту в царство идеальной мысли за пределами восприятия, Аристотель подчеркивал подход к красоте, который рассматривает ее как часть функционирования реального мира. Таким образом, мы видим, что философы почти единодушно были менее заинтересованы в доказательстве того, что определенные произведения искусства объективно красивы.Вместо этого их внимание было сосредоточено на более изощренном и сосредоточенном на самой природе красоты.

Намного позже, чем древние греки, в трудах таких философов, как Иммануил Кант и Г.В.Ф. Гегель, красота стала рассматриваться как удовольствие, являющееся результатом гармонии между субъективным вкусом и универсальностью восприятия. Вызов термина «красота» для философов стал попыткой не впасть в крайний релятивизм, где каждое суждение потенциально является суждением о красоте (думая, что «красота в глазах смотрящего»).Пример этой позиции предлагает Дэвид Юм, который в 1742 году писал, что «красота в вещах существует только в уме, созерцающем их». Хотя философы пытались прояснить природу суждения о красоте, многие по-прежнему скептически относятся к нашей способности судить красота без предвзятости.

Художник Дэмиен Херст перед «Объяснением смерти», больной акулой, подвешенной в двух отдельных контейнерах в растворе акрила и формальдегида. Фото: Даниэль Берегулак / Getty Images

Соответственно, философский акцент на красоте сместился в сторону политики, языка и психологии ее использования.Такое смещение фокуса можно частично объяснить развитием авангардных течений в искусстве, которые больше не отдавали предпочтение ни одной из классических идей красоты. Фактически, в современном искусстве можно регулярно прославлять уродство, банальность и упадок. Когда современное искусство можно охарактеризовать как что угодно, от набора кирпичей до акулы в формальдегиде и вездесущей груды мусора, становится ясно, что классическое представление о красоте вытесняется работой, которая включает ошибки, заигрывает с китчем и упивается гротеск.Хотя он размышлял о насилии, вызванном Пасхальным восстанием, У. Б. Йейтс «все изменилось, полностью изменилось: рождается ужасная красота» воплощает современный подход к красоте в его постоянной критике этой концепции.

Пожалуй, наиболее заметным из противников философского преувеличения красоты был Фридрих Ницше, чья философия с пренебрежением реагирует на столпы западной философии. «Для философа сказать:« хорошее и прекрасное - одно »- это позор; если он продолжит добавлять« также и истина », его следует избить.Правда безобразна ".

Это сокращенная версия выступления в галерее Хью Лейн по случаю Всемирного дня философии 2018 года.

Красота - Философия - Oxford Bibliographies

Введение

Философский интерес к красоте начался с самых ранних известных философов. Красота считалась неотъемлемой частью хорошей жизни, и поэтому первостепенное внимание уделялось тому, что это такое, где ее искать и как ее включить в жизнь.На то, как создавалась красота, повлияли другие философские взгляды автора - метафизические, эпистемологические и этические, и такие обязательства отражают историческую и культурную позицию автора. Например, красота - это проявление божественного на земле, на которое мы отвечаем любовью и обожанием; красота - это душевная гармония, достигаемая путем рационального и сдержанного воспитания чувств; красота - это идея, рожденная в нас определенными объективными характеристиками мира; красота - это чувство, которое, тем не менее, можно культивировать, чтобы оно соответствовало своему объекту; красота - это объект суждения, с помощью которого мы проявляем социальные, сравнительные и интерсубъективные элементы познания и так далее.Такие взгляды на красоту не только раскрывают лежащие в основе философские взгляды, но также отражают положительный вклад в понимание природы ценностей и отношений между разумом и миром. Один из способов провести различие между теориями красоты - в соответствии с концепцией человека, которую они предполагают или подразумевают, например, где они попадают в континуум от детерминизма к свободе воли, несмотря на необоснованные концепции компатибилизма. Например, теории на последнем конце могут создать ощущение подлинного новаторства и творчества в человеческих усилиях, в то время как на другом конце спектра авторы могут рассматривать красоту как экологический триггер потребления, воспроизводства или сохранения в интересах общества. физическое лицо.Отношение к восприятию красоты как в некотором смысле преднамеренное, характеризует теорию красоты до 20 века и с тех пор в основном в исторически вдохновленных работах о красоте. Однако отношение к красоте как к аффекту или ощущению всегда имело своих представителей, и сегодня это наиболее заметно в описаниях красоты, вдохновленных эволюцией (хотя не все эволюционные теории соответствуют этой классификации). Теория красоты подпадает под определенное сочетание метафизики, эпистемологии, метаэтики, эстетики и психологии.Хотя в течение 20-го века красота с большей вероятностью воспринималась как оценочная концепция искусства, недавний философский интерес к красоте снова можно рассматривать как аргументы, относящиеся к метафизике, эпистемологии, метаэтике, философии смысла и языку в дополнение к философия искусства и экологическая эстетика. Эта работа финансируется грантом Австралийского исследовательского совета: DP150103143 (Вкус и сообщество).

Антологии и справочные работы

Антологии красоты, объединяющие писателей, которые, хотя и могут обсуждать искусство, делают это в основном только для того, чтобы раскрыть нашу способность к красоте, включают превосходную подборку исторических чтений, собранных в одном томе Hofstadter и Kuhns 1976 и более культурно инклюзивный сборник Cooper 1997.Недавние антологии красоты могут принимать форму исследования эстетической ценности, например, в Schaper 1983, или, более конкретно, этического измерения эстетической ценности, например, в Hagberg 2008. Справочные работы по философской эстетике сегодня, как правило, сосредоточены на философии искусства и критики. Обычно они включают одну главу о красоте, и в этом контексте Mothersill 2004 рассматривает красоту как оценочную категорию искусства; и в соответствии с этим подходом Mothersill 2009 рекомендует исторически обоснованное понимание концепции красоты, заимствованной у Гегеля.Недавняя тенденция к эстетике окружающей среды возвращает нас к красоте как к свойству мира природы, как в Zangwill 2003, в то время как McMahon 2005 реагирует на эмпирические тенденции, рассматривая красоту как ценность, совместимую с натурализацией. Исчерпывающая статья «Красота» в Оксфордской энциклопедии эстетики разделена на четыре части. Он начинается с краткого, но превосходного изложения Стивена Дэвида Росса истории концепций, лежащих в основе теории красоты и философской эстетики в более широком смысле.За ним следует специальный раздел Николаса Паппаса, посвященный классическим концепциям красоты, а затем раздел Яна А. Аэрцена, посвященный средневековым концепциям красоты. Запись завершается дискуссией Николаса Риггла о красоте и любви, которая вводит в тему современные темы. Guyer 2014 анализирует исторические тенденции в подходах к теории красоты таким образом, чтобы выявить контрасты с современными перспективами.

  • «Красота». В г. Абхинавагупта – Византийская эстетика г.Vol. 1 из Энциклопедия эстетики . 2-е изд. Отредактировал Майкл Келли. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2014.

    В ходе изложения исторических основ концепции красоты нам предоставляется отличный обзор ключевых концепций, которые все еще доминируют или лежат в основе философской эстетики, включая удовольствие, желание, добро, незаинтересованность, вкус, ценность и любовь. Доступно в Oxford Art Online по подписке.

  • Купер, Дэвид. Эстетика: классические чтения . Oxford and Malden, MA: Blackwell, 1997.

    Представлены некоторые классические чтения о красоте, за которыми следуют выдержки из соответствующих работ. Они обсуждаются с точки зрения их важности для понимания искусства, а не ценности в целом.

  • Гайер, Пол. История современной эстетики . 3 тт. Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2014.

    Гайер прослеживает развитие ключевых концепций эстетики, включая красоту, в контексте более широких масштабных тенденций, таких как эстетика истины в древнем мире, эстетика эмоций и воображение в мире. 18 век, и эстетика смысла и значения в 20 веке.

  • Хагберг, Гарри И., изд. Искусство и этическая критика . Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell, 2008.

    DOI: 10.1002 / 9781444302813

    Серия статей по этическому измерению искусства, авторы подчеркивают этическое значение определенного искусства / литературного / музыкального произведения или вида искусства. Стоит отметить, что в ведущем эссе Поля Гайера утверждается, что писатели 18-го века о красоте не придерживались каких-либо концепций, несовместимых с этим подходом.

  • Хофштадтер, Альберт и Ричард Кунс, ред. Философия искусства и красоты: избранные чтения по эстетике от Платона до Хайдеггера . Чикаго: University of Chicago Press, 1976.

    Хорошо подобранные отрывки из классических произведений с комментариями, порой омраченные анахроническим акцентом редакторов на искусстве. Чтения дают хорошее введение в различные концепции красоты как общей ценности.

  • МакМахон, Дженнифер А. «Красавица». В Routledge Companion to Aesthetics . 2-е изд.Под редакцией Бериса Гаута и Доминика Лопеса, 307–319. Лондон и Нью-Йорк: Routledge, 2005.

    Исторический обзор, показывающий контраст между чувственным и формальным / ценностно-ориентированным подходами к красоте, достигающий высшей точки в контрасте между принципом удовольствия Фрейда и конструктивистским подходом когнитивной науки.

  • Мазерсилл, Мэри. «Красота и суждение критика: переосмысление эстетики». В The Blackwell Guide to Aesthetics . Под редакцией Питера Киви, 152–166.Молден, Массачусетс: Блэквелл, 2004.

    DOI: 10.1002 / 9780470756645

    Излагая изменение фокуса философской эстетики между 19 и 20 веками, Мазерсилль затем приступает к анализу красоты с точки зрения ее значения для понимания эстетической ценности по отношению к искусству.

  • Мазерсилл, Мэри. "Красота." Модель A Companion to Aesthetics . 2-е изд. Под редакцией Стивена Дэвиса, Кэтлин Хиггинс, Роберта Хопкинса, Роберта Стекера и Дэвида Э.Купер, 166–171. Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell, 2009.

    Мазерсилл рассматривает вклад ключевых исторических фигур, прежде чем остановиться на историзме Гегеля, как наиболее полезную информацию для настоящего контекста. Доступно онлайн.

  • Шапер, Ева, изд. Удовольствие, предпочтение и ценность . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 1983.

    Серия эссе выдающихся философов о природе эстетической ценности, которые очень полезны в качестве введения в изучение теории ценностей, включая эссе о вкусе, удовольствии, эстетическом интересе и т. Д. эстетический реализм и эстетическая объективность.

  • Зангвилл, Ник. "Красота." В Оксфордский справочник эстетики . Под редакцией Джеррольда Левинсона, 325–343. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2003.

    Введение в традицию аналитических подходов к теории ценностей. Красота анализируется на ее компоненты и взаимосвязи, а ее статус рассматривается с точки зрения субъективности и объективности.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Пять лучших философских книг о красоте

На этой странице представлены книги, подходящие для любого стиля обучения: от вводных статей для начинающих до классических философских книг о красоте. Важно отметить, что не существует единственной лучшей книги по философии красоты. Лучшая книга для вас будет во многом зависеть от вашего предпочтительного стиля обучения и количества времени / энергии, которые вы готовы потратить на чтение. Например, если вам трудно понять классические философские труды, вы можете начать с короткого, удобного для новичков введения.Если вы предпочитаете больше глубины, вы можете выбрать более подробное вступление или выбрать одну из классических статей.

Также стоит отметить, что это не список личных рекомендаций. Рекомендации по личным книгам, как правило, очень субъективны, своеобразны и ненадежны. Этот список является частью коллекции из более чем 100 списков чтения по философии, которые призваны обеспечить центральный ресурс для рекомендаций книг по философии. Эти списки были созданы путем поиска в сотнях программ университетских курсов, библиографиях интернет-энциклопедий и рекомендациях сообщества.Ссылки на учебные планы и другие источники, использованные для создания этого списка, находятся в конце сообщения. Переход по этим ссылкам поможет вам быстро найти более широкий спектр вариантов, если перечисленные книги не подходят для того, что вы ищете.

Вот лучшие книги по философии красоты в произвольном порядке.

Красота: очень краткое введение - Роджер Скратон

Категория: Краткое введение | Объем: 208 страниц | Опубликовано: 2011

Описание издателя: Красота может быть утешительной, тревожной, священной, мирской; это может быть волнующим, привлекательным, воодушевляющим, пугающим.Это может повлиять на нас самым разнообразным образом. Однако на это никогда не смотрят равнодушно. В этом Very Short Introduction известный философ Роджер Скратон исследует концепцию красоты, спрашивая, что делает объект - в искусстве, в природе или в человеческой форме - красивым, и исследуя, как мы можем сравнивать различные суждения о красоте, когда повсюду вокруг нас очевидно, что наши вкусы так сильно различаются. Можно ли правильно судить о красоте? Правильно ли говорить, что в классическом храме больше красоты, чем в бетонном офисном блоке, больше в Рембрандте, чем в банке Энди Уорхола Кэмпбелла? Это откровенное и заставляющее задуматься, а также доступное и интеллектуально строгое, это введение в философию красоты делает выводы, которые некоторые могут найти спорными, но, как показывает Скратон, помогают нам найти больший смысл в прекрасных объектах, которые наполняют наши жизни.

Посмотреть на Amazon


Философия искусства и красоты: Избранные чтения по эстетике от Платона до Хайдеггера - Альберт Хофштадтер и Ричард Кунс

Категория: Антология | Длина: 728 страниц | Опубликовано: 1976 (2e)

Описание издателя: Эта антология примечательна не только самими подборками, среди которых эссе Шеллинга и Хайдеггера были переведены специально для этого тома, но также общим введением редакции и вступительными эссе к каждому выбору, которые делают этот том является неоценимым подспорьем в изучении мощных, повторяющихся идей, касающихся искусства, красоты, критического метода и природы изображения.Поскольку этот сборник разъясняет, каким образом философия искусства соотносится с общефилософскими позициями и является их частью, она станет важным справочником для студентов, изучающих философию, историю искусства и литературную критику.

Посмотреть на Amazon


Исследование оригинала наших представлений о красоте и добродетели - Фрэнсис Хатчесон

Категория: Классика | Длина: 275 страниц | Первоначально опубликовано: 1725

Описание издателя: Первая книга Фрэнсиса Хатчесона, Исследование первоисточника наших представлений о красоте и добродетели , была опубликована в 1725 году, когда ее автору был всего тридцать один год, и за свою жизнь выдержала четыре издания.Этот основополагающий текст шотландского Просвещения теперь впервые доступен в вариорумном издании, основанном на издании 1726 года.

Исследование было написано как критический ответ на работу Бернарда Мандевилля и как защита идей Энтони Эшли Купера, лорда Шефтсбери. Он состоит из двух трактатов, исследующих наши эстетические и моральные способности.

Посмотреть на Amazon


Философское исследование происхождения наших идей возвышенного и прекрасного - Эдмунд Берк

Категория: Классика | Объем: 209 страниц | Первоначально опубликовано: 1757

Описание издателя: В 1757 году 27-летний Эдмунд Берк утверждал, что наши эстетические реакции воспринимаются как чистое эмоциональное возбуждение, не связанное с интеллектуальными соображениями.Поступив так, он опрокинул платоновскую традицию эстетики, которая преобладала с античности до восемнадцатого века, и заменил метафизику психологией и даже физиологией в качестве основы для предмета. Теория красоты Берка охватывает женские формы, природу, искусство и поэзию, и он анализирует наше восхищение возвышенными эффектами, которые волнуют и волнуют нас. Его революция в методе продолжает отражаться в эстетических теориях сегодняшнего дня, а его революция в чувственности проложила путь литературным и художественным движениям от готического романа до романтизма, живописи двадцатого века и за его пределами.…

Посмотреть на Amazon


Критика суждения - Иммануил Кант

Категория: Классика | Длина: 448 страницы | Опубликовано: 1790

Описание издателя: В Критике суждения Кант предлагает глубокий анализ нашего опыта прекрасного и возвышенного. Он обсуждает объективность вкуса, эстетическую незаинтересованность, связь искусства и природы, роль воображения, гения и оригинальности, пределы репрезентации и связь между моралью и эстетикой.Он также исследует обоснованность наших суждений о степени, в которой природа имеет цель, по отношению к высшим интересам разума и просвещения.

Работа оказала глубокое влияние на художников, писателей и философов классического и романтического периода, включая Гегеля, Шеллинга, Шопенгауэра и Ницше. Кроме того, она остается знаковой работой в таких областях, как феноменология, герменевтика, Франкфуртская школа, аналитическая эстетика и современная критическая теория.Сегодня это остается важным философским произведением и обязательным чтением для всех, кто интересуется эстетикой.

Посмотреть на Amazon


Для создания этого списка использовались следующие источники:

Университетский курс Syllabi:

Библиографии:

Другие рекомендации:

Дополнительные ресурсы

Вас также могут заинтересовать следующие списки для чтения:


Daily Idea направлена ​​на то, чтобы максимально упростить изучение философии за счет объединения лучших ресурсов по философии со всего Интернета.

Вы также можете следить за обновлениями The Daily Idea на Facebook и Twitter.


История западной философии в 500 основных цитатах - Леннокс Джонсон

Категория: Справочники | Длина: 145 страниц | Опубликовано: 2019

Описание издателя: История западной философии в 500 основных цитатах - это собрание величайших мыслей величайших мыслителей истории. Обладая классическими цитатами Аристотеля, Эпикура, Дэвида Юма, Фридриха Ницше, Бертрана Рассела, Мишеля Фуко и многих других, История западной философии в 500 основных цитатах идеально подходит для тех, кто хочет быстро понять фундаментальные идеи, которые сформировали современный мир.

Посмотреть на Amazon

Философия красоты - OU Press

Уже давно существует потребность в работе по философии красоты, в которой рассматриваются фундаментальные проблемы на фоне истории эстетики - древней и средневековой, а также современной и современной.

Эта книга отвечает на эту потребность с помощью исчерпывающих презентаций объективистской философии красоты, чтобы уравновесить популярный в настоящее время эстетический субъективизм.Он включает в себя краткий обзор взглядов и теорий, высказанных философами на протяжении веков по различным вопросам красоты.

Знакомство Ковача с соответствующей литературой от древних греков до авторов ХХ века ошеломляет. Он опирается на наблюдения мыслителей древности - Платона, Аристотеля. Филон Александрийский, Цицерон, Плотин, Августин, Дионисий Ареопагит и другие; из средневековья - Александр Халес, Иоанн Ла-Рошельский, Фома Йоркский, Бонавентура, Альберт Великий, Фома Аквинский, Дионисий Картезиан и другие; с современности - Декарт, Дж.Аддисон, Кант, Гегель, Шопенгауэр, Ницше, Толстой, Сантаяна, Кроче, Маритен, Сартр, Х. Рид, Томас Манро и другие.

С тонкой точностью Ковач систематически обсуждает философию красоты и проблемы, которые она поднимает. Независимо от того, согласен ли кто-то с объективистской позицией Ковача или нет, никто в этой области не может позволить себе остаться без этой книги.

Фрэнсис Дж. Ковач , профессор философии Университета Оклахомы, получил степень доктора философии. степень с отличием Кельнского университета, Германия.К особым интересам Ковача относятся философия красоты и искусства, история эстетики, метафизика и этика. Его статьи на эту тему появлялись во многих периодических изданиях, и он является автором Die Aesthetik des Thomas von Aquin , eine genetische und systematische Analyze ( Quellen und Studien zur Geschichte der Philosophie , III ) (Berlin , 1961).

Красота - Энциклопедия Нового Мира


Красота обычно определяется как характеристика, присутствующая в объектах, таких как природа, произведения искусства и человеческая личность, которая обеспечивает восприятие удовольствия, радости и удовлетворения для человека. наблюдателя через сенсорные проявления, такие как форма, цвет и личность.Проявленная таким образом красота обычно передает некоторый уровень гармонии между компонентами объекта.

Согласно традиционной западной мысли от античности до средневековья, красота является составным элементом космоса, связанным с порядком, гармонией и математикой. Классическая философия рассматривала и понимала красоту наряду с истиной, добром, любовью, бытием и божественным. В этой концепции красота является высшей ценностью, лежащей в основе всего космоса.

Современная философия перенесла изучение красоты из онтологии в сферу человеческих способностей.Александр Готлиб Баумгартен (1714-1762) ввел термин «эстетика», который буквально означал изучение человеческой чувствительности. С этим поворотом красота была отделена от других онтологических компонентов, таких как истина, добро, любовь, бытие и божественное. Иммануил Кант (1724–1804) был первым крупным философом, который развил изучение красоты как самостоятельную дисциплину. Эстетика - это философское исследование красоты, которое охватывает понятие красоты, ее ценности и выражения красоты в художественных произведениях.

Современный взгляд на красоту отличается от классической концепции по трем параметрам: 1) он придает больший вес вкладу наблюдающего субъекта в суждения о красоте; 2) принижает нравственную красоту; и 3) он игнорирует очевидную «красоту» математики, наряду с несравненной красотой природы, источником которой является «элегантность» научной теории. Возможно, первое - это положительное развитие, потому что обычно человек ощущает, что определение красоты происходит из какого-то взаимодействия между субъектом и объектом, а не только из объекта красоты.Некоторые утверждают, что второе развитие обеднило современное понятие красоты, в то время как третья проблема показывает бедность современной эстетики, когда сталкивается с требованиями науки.

История концепции красоты

Красота была признана основной ценностью на протяжении всей истории и в различных культурных традициях. В то время как красота имеет перекрестное историческое и межкультурное признание, чувства и стандарты красоты различаются от одного периода к другому, а также от одной культурной традиции к другой.

Классическая философия

Греческое слово kalos («красивый») использовалось в древнегреческих обществах не только для описания разумно красивых вещей, но и для нравственно достойного восхищения характера и поведения, благородного происхождения, высокого социального статуса и технически полезные вещи. Греческое слово kalokagatia («красота-добро»), объединяющее два термина «красота» и «добро», было естественным сочетанием в греческом контексте. Греческая философия была основана на предположении, что счастье (eudaimonia) - высшее благо.Философы по-разному понимали, что такое счастье и лучший метод его достижения, но разделяли одно и то же убеждение, что это конечная цель жизни. Соответственно, греков интересовало понимание красоты и того, как красота может способствовать высшему благу. Они будут исследовать красоту в сочетании с истиной и добром, что также указывает на божественное. Таким образом, изучение красоты не было автономной дисциплиной. Это не была «эстетика» в смысле «изучения человеческой чувствительности», появившаяся после Канта.

  • Пифагор и пифагорейцы

Пифагор и пифагорейцы понимали, что гармония - это объективно существующий принцип, конституирующий космос как единое тело. Гармония построена на математическом порядке и балансе, а красота существует как объективный принцип в существах, поддерживающих гармонию, порядок и равновесие. Они признали, что эстетический опыт в таких искусствах, как музыка, тесно связан с математическим соотношением тонов и ритмов.Пифагорейская связь между красотой и математикой остается пробным камнем научной мысли и по сей день.

Пифагор и пифагорейцы считали переживания красоты и размышления о математике центральными в своих религиозных упражнениях по очищению души. Эстетические переживания и упражнения разума понимались как необходимый процесс и тренировка для развития души, которую они считали бессмертной. Они построили теорию красоты в рамках своей религиозной мысли.Их убеждение в бессмертии души, а также во взаимосвязи между красотой и математикой оказало сильное влияние на Платона.

Платон (428–348 до н. Э. ) понимал «красоту», «добро», «справедливость» и т. Д. Как вечные, неизменные божественные сущности. Это Идеи - не мысленные образы или психологические объекты ума, а объективно существующие, неизменные, постоянные и вечные существа. Они принадлежат божественному царству. Для Платона идея красоты существует в совершенной форме вечно в царстве бессмертных богов, проявляясь в несовершенных формах на материальном плане человечества.Платон называл мир человечества «тенью» совершенного мира идей. Таким образом, основа земной красоты была заложена в метафизике Платона.

Человеческие души бессмертны. Каждый человек рождается с безоговорочным пониманием Идеи красоты и всех других Идей. Попадая в тело при рождении, человек временно «забывает» эти Идеи. На протяжении всей своей жизни она стремится познакомиться с этими Идеями. Этот процесс - воспоминание об идеях, временно забытых душой.

Процесс восхождения через переживание красоты начинается с красоты, проявляющейся в человеческих телах. Он постепенно возводится к красоте души, красоте характера и другим бестелесным сферам. Красота, проявляющаяся в телах и физических материалах, менее совершенна для Платона, и поэтому душа естественным образом побуждается искать постоянную и совершенную красоту. Для Платона сила эроса является движущей силой поиска совершенных идей в людях.

Платон задумал Идею добра как высшую, в которой все остальные Идеи, включая красоту, существовали под ней.В его онтологии красота, добро, истина и другие добродетели связаны между собой. Соответственно, «быть красивой», «быть добродетельной» и «иметь истинное знание» неразделимы.

Плотин (205–270, , гг. Н. Э.), Развивавший неоплатоническую традицию, также считал, что добро и красота едины в сфере мысли и что душа должна быть взращена, чтобы видеть добро и красоту. И в платонической, и в неоплатонической традициях понятия «бытие», «добро» и «красота» всегда понимаются как неразделимые.Таким образом, переживание красоты неотделимо от переживания бытия и добра.

В отличие от Платона, Аристотель (384-322, до н.э., ) понимал красоту не как неизменное, постоянное существо, существующее над миром, а как свойство природы и произведений искусства. Связывая красоту с добром, Аристотель также проводил концептуальное различие между ними.

Аристотель разработал теорию искусства и представил ее как часть в своих Поэтике, , но его идеи и дискуссии о красоте и искусстве разбросаны по разным произведениям, включая Метафизика, Ничомахова этика, Физика, и Риторика. . Он больше сосредоточился на изучении существующих форм искусства и развитии теории искусства.

Средневековая философия

Как христианский мыслитель Св. Августин (354–430) приписывал происхождение красоты, добра и бытия Богу-Создателю. Красота, как и добро и существование, исходят только от Творца. Августин поддерживает платоническое единство красоты, добра, бытия, совершенства и других добродетелей. Рациональное понимание порядка и гармонии космоса и признание красоты были станциями на пути очищения души и восхождения к божественному царству.

Фома Аквинский (1225–1274) отличал красоту и добро с точки зрения значения (ratio) , но он идентифицировал их как одно и то же, (subjectum) , неотличимые в действительности. Поскольку Бог - единственный источник красоты, добра и бытия, они, как говорят, находятся в единстве. Он перечислил элементы красоты: совершенство (integritas sive perfectio) , гармония (debita ratio sive consonantia) и ясность (кларитас) .

Современная и современная философия

После того, как христианская мысль отошла от основного направления философии, обсуждение красоты также перешло от метафизической трактовки к изучению восприятия красоты.С расцветом искусства в эпоху Возрождения и после него красоту обсуждали в связи с человеческими способностями в искусстве. В восемнадцатом веке Александр Готлиб Баумгартен придумал «эстетику» для изучения «человеческой чувствительности» ( aisthesis по-гречески). Понятие «возвышенное» также обсуждалось в отношении морали.

Многие видят природную красоту, заключенную в лепестках розы.

До публикации своей основной работы по эпистемологии Критика чистого разума (1781) Кант написал Наблюдения за чувством прекрасного и Возвышенное (1764).Однако, написав « Критика суждения » (1790), он утвердил философию искусства как самостоятельный жанр. Критика чистого разума, Критика практического разума (1788) и Критика суждения, соответственно, обсуждали три области природы, свободы и искусства посредством анализа трех способностей разума: Познание, желание и чувство. Анализ красоты стал одним из основных независимых разделов философии, сопоставимым с эпистемологией и этикой.Это было отклонением как от классических, так и от средневековых философов, для которых красота и искусство не были независимой или автономной областью изучения.

Центр изучения красоты после Канта сместился с красоты природы на искусство. Немецкие романтики, такие как Гете, Шиллер и Гельдерлин, и немецкие философы, такие как Шеллинг и Гегель, развили философию искусства. Исследования красоты в немецком идеализме достигли пика у Шеллинга, в то время как Гегель подошел к искусству с исторической точки зрения.

После Гегеля исследования красоты были отделены от метафизики, и искусство также было отделено от традиционной концепции красоты. Однако в двадцатом веке метафизические дискуссии о красоте возродили Хайдеггер и Гадамер. Философия красоты и искусства сегодня является одним из важных разделов философии.

Дальневосточная мысль

Дальневосточная мысль имеет три основные традиции: даосизм, конфуцианство и буддизм. Эти традиции переплетаются, образуя общий фон, на котором формировались их переживания и представления о красоте.

В отличие от западной философии, Восток не разработал абстрактную теорию красоты. Красота обычно обсуждалась в этическом (конфуцианство) и космологическом (даосизм) контекстах.

Китайский иероглиф «красота» (美) состоит из компонентов «овца» (羊) и «большой» или «великий» (大). Как описал Конфуций в Analects, овца - это животное, используемое в религиозных ритуалах в качестве подношения Небесам. Таким образом, красота означает «великую жертву», что означает «самопожертвование»."Традиционные добродетели, такие как сыновнее почтение и верность, предполагают это самопожертвование и поэтому считались благородными и красивыми. Поэтому красоту часто приписывают добродетельным поступкам, хорошему характеру и образцовой жизни. Таким образом, красота в жене проявляется в ее верность мужу; красота сына в его сыновней почтительности по отношению к родителям; красота в предмете его преданности королю. Между прочим, китайские иероглифы добра (善) и справедливости (義) аналогичным образом содержат компонент «овца» (羊).

Красота также понималась как часть природы. Природа - это совокупность космоса, который включает в себя и человеческую жизнь. «Быть ​​естественным» означает «быть подлинным». В частности, в даосизме этика и космология слились с натурализмом. Красота понималась как естественное выражение космоса и норма человеческого поведения.

Вопросы красоты

Субъективные и объективные элементы в красоте

Классические греки и средневековые христиане понимали красоту прежде всего как объективно существующее в мире, прослеживая его в божественном царстве.Именно в этом контексте можно понять знаменитые аргументы Фомы Аквинского в пользу существования Бога «по степени совершенства» и «по замыслу». Однако с появлением эстетики в современной философии роль субъекта в восприятии красоты стала важным вопросом. Эстетика была предназначена для обсуждения того, как чувственное восприятие человека как объекта происходит при оценке красоты. Кант обсуждал эстетические суждения о красоте с точки зрения субъективных чувств человека, хотя они не являются чисто субъективными, поскольку Кант утверждал, что они имеют универсальную значимость.Одна из причин, по которой Кант хотел избежать греческого и средневекового объективистского подхода, заключалась в том, что он критиковал томистские аргументы в пользу существования Бога. Гораздо более субъективистами, чем Кант, были его современники, такие как Дэвид Юм (1711–1776) и Эдмунд Берк (1729–1797), согласно которым красота субъективна в том смысле, что она во многом зависит от отношения наблюдателя. Баумгартен и Г. Э. Лессинг (1729-1781), напротив, были объективистами.

Хотя это правда, что объект действительно содержит физические элементы красоты, которые находятся в гармонии, верно также и то, что объект сам по себе не может определять ценность красоты.Определение красоты также включает в себя субъект, у которого есть определенное отношение и предвзятое понимание. Считается, что Кант был посредником между объективистскими и субъективистскими позициями, упомянутыми выше. Его Критика суждения объясняет это в терминах «свободной игры» или «свободной гармонии» между воображением и пониманием. Эта свободная игра представляет собой чувство «бескорыстного» удовольствия в неконцептуальном, если не эмпирическом, состоянии ума. Хотя использование Кантом термина «бескорыстный» может вызвать некоторые вопросы, его осознание того, что суждение о красоте исходит как от субъекта, так и от объекта, «вероятно, является наиболее отличительным аспектом его эстетической теории." [1]

Степень, в которой субъективное влияние влияет на восприятие красоты, имеет отношение к обсуждению популярных вкусов в фильмах или музыке. Ценности людей влияют на типы и жанры фильмов, которые они смотрят, и музыку, которую они слушают. Негатив Реакция современных взрослых на порой жестокие и эксплуататорские тексты хип-хопа отражает тревогу предыдущего поколения по поводу рок-н-ролла в 1960-е. Эти субъективные влияния часто связаны с моральными чувствами, к которым мы обратимся дальше.

Нравственная красота

Очарование обманчиво, а красота тщетна
но женщина, боящаяся Господа, достойна хвалы. (Притчи 31:30)

Этот отрывок из Библии суммирует традиционное иудейское и христианское представление о красоте, которая является в первую очередь моральной добродетелью (ср. Исаия 61:10, 1 Петра 3: 3-4). Приведенный выше отрывок из Притч 31: 10-31, великолепное описание добродетельной жены, восхваляет ее за такие добродетели, как благоразумие, трудолюбие, милосердие и верность мужу.Точно так же Конфуций писал:

Именно доброта придает красоту окрестностям. (Аналитика 4.1)

Дальневосточная мысль фокусируется не на личных добродетелях, а на отношениях в семье и обществе, таких как сыновнее почтение (нравственная красота, демонстрируемая ребенком своим родителям), верность / целомудрие (нравственная красота от жены). по отношению к мужу) и верность (нравственная красота, проявляемая человеком по отношению к начальнику). Но эти индивидуальные добродетели и добродетели семьи / группы пересекаются без каких-либо разрывов.Различные виды нравственной красоты или добродетели кажутся даже более важными, чем красота в природе и искусстве, потому что они ведут в божественное царство больше, чем естественная красота и красота в искусстве (греческое и средневековое), или более прямо отражают небеса (Дальний Восток). По словам французского философа Виктора Кузена (1792-1867), унаследовавшего традицию древнегреческой философии, «нравственная красота - основа всей истинной красоты». [2]

Естественная красота

Есть ли что-то в лице и фигуре подающей надежды молодой женщины, что мужчина считает красивым, независимо от культуры, времени и места? Можно утверждать, что природа создала (в процессе эволюции) разум взрослого мужчины так, чтобы он отвечал на форму и движения взрослой женщины чувствами влечения и красоты.В этом смысле красота уходит корнями в природу. Это нечто само собой разумеющееся, то, что культура может изменить, но никогда не испортить. Можно ли то же самое сказать о музыке Баха или скульптурах Микеланджело - вызывают ли они чувство прекрасного у всех людей, независимо от культуры, времени и места? Они могут в той мере, в какой они выражают сущность природы и ее основной замысел.

Красота фуги Баха может быть основана на принципах математики. Интересно, что в этой области происходит дискуссия между реалистами и конструктивистами.Реалисты, следуя классической традиции, видят задачу математика в обнаружении закономерностей и законов, которые уже существуют в ткани природы, в то время как конструктивисты рассматривают математику как произведение человеческого разума и воображения, которое может выходить за рамки реальности.

То, что объединяет взгляды классических философов, христианских мыслителей и дальневосточной мысли, - это всеобъемлющий взгляд на красоту, объединяющий красоту природы, искусства и нравственную красоту как одно целое. Они ищут то, что можно назвать абсолютным эталоном красоты, изначальной красотой Создателя.

Примечания

Ссылки

  • Эко, Умберто. Искусство и красота в средние века . 2-е изд. Перевод Хью Бредина. Издательство Йельского университета, 2002. ISBN 0300093047
  • Эко, Умберто. История красоты . Перевод Аластера МакИвена. Rizzoli International Publications, 2004. ISBN 0847826465
  • Feagin, Susan L. и Patrick Maynard. Эстетика . Oxford University Press, 1998.
  • Хофштадтер, Альберт и Ричард Кунс. Философия искусства и красоты . Издательство Чикагского университета, 1964.
  • Кант, Иммануил. Критика суждения . Перевод Вернера Плухара. Hackett Publishing Company, 1987. ISBN 0872200256
  • Навоне, Джон. Наслаждаться красотой Бога . The Liturgical Press, 2003.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 25 мая 2016 г.

Источники общей философии

Источники

Энциклопедия Нового Мира Авторы и редакторы переписали и завершили статью Википедии в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *