Зевать: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

«Главная задача – не зевать»: Непомнящий остался доволен ничьей с Карлсеном

Владимир Барский (Дубай)

Прослушать новость

Остановить прослушивание

В среду, 8 декабря, на всемирной выставке «Экспо-2020» в Дубае состоялась десятая партия матча на первенство мира между Магнусом Карлсеном (Норвегия) и Яном Непомнящим (Россия).

Символический первый ход за чемпиона мира сделала Амна Аль Кубайси, первая эмиратская женщина-автогонщица.

Соперники разыграли русскую партию. Магнус Карлсен, которого каждая ничья приближает к победе в матче, играл подчеркнуто надежно и уже на первых ходах предложил размен ферзей.

Больших событий на доске в этот день не происходило: соперники аккуратно разменивали фигуры, и оценка позиции ни разу не отклонялась от равенства.

close

100%

Как только были сделаны 40 ходов (необходимый по правилам минимум), гроссмейстеры согласились на ничью.

close

100%

Магнус Карлсен на пресс-конференции без затей объяснил свою стратегию:

«На данный момент осталось так мало партий, что любая ничья – отличный результат», — сказал чемпион мира.

Действительно, для победы в матче чемпиону необходимо набрать одно очко в оставшихся четырех партиях.

«О сегодняшней партии особо рассказывать нечего, – резюмировал Ян Непомнящий. – Белые отказались от борьбы за перевес – в принципе, как и в предыдущей партии, где Магнус играл белыми, но она, тем не менее, закончилась результативно. А у меня был план сыграть одну адекватную партию подряд, ничего не зевнуть в один ход. Судя по всему, я с этим справился, хотя это, конечно, не самое приятное занятие. Ну и, черными тяжело играть на победу, независимо от дебютного выбора. В той же сицилианской защите у белых при желании тоже есть много способов «свернуть» игру.

Понятно, что счет обязывает меня в какой-то момент играть чуть более остро, но есть еще две белые партии на финише, так что посмотрим».

В четверг, 9 декабря, на матче выходной день. 11-я партия состоится в пятницу, 10 декабря, белые фигуры будут у Яна Непомнящего.

Зевать полезно для здоровья

Причины, вызывающие зевоту, до сих пор не до конца выяснены. Распространенная точка зрения, что человек начинает зевать в плохо проветриваемой комнате при недостатке кислорода, была опровергнута учеными. Эксперименты показали, что людям, которым давали больше кислорода или углекислого газа, зевали одинаково. Как показали многочисленные исследования, при состоянии сонливости, усталости, скуки в головном мозге процессы торможения начинают преобладать над процессами возбуждения. В результате тормозятся и некоторые функции организма, в том числе и дыхание. Оно становится редким, менее глубоким, из-за чего в крови накапливаются углекислая кислота и другие продукты обмена веществ.

Воздействуя на дыхательные центры головного мозга, они провоцируют зевоту. Во время глубокого медленного вдоха кровь обогащается кислородом. А напряжение мышц ротовой полости, лица, шеи, участвующих в акте зевания, способствует увеличению скорости кровотока в сосудах головы. Все это улучшает кровоснабжение клеток мозга, и процессы обмена в них идут более активно. Кроме того, зевая, человек нередко потягивается, напрягая мышцы рук, ног и особенно спины, пишет РИА Новости.

Сигналы от напряженных мышц поступают в ретикулярную формацию, одной из основных функций которой является поддержание тонуса коры головного мозга. Эти импульсы активизируют ретикулярную формацию, а она, в свою очередь, возбуждает нейроны коры, как бы заставляя их стряхнуть с себя торможение. Таким образом, зевота активизирует, правда, очень ненадолго, деятельность головного мозга. При зевании больше всего напрягаются челюстные мышцы, а они оказывают прямое воздействие на зрение. Зевать очень полезно тем, кто страдает бруксизмом, скрипит зубами во сне.

В течение дня многократно, от души, надо зевать, потягиваться, делая при этом глубокий вдох и шумный выдох — это снимает мышечное напряжение челюсти. Когда вы летите в самолете, от разности давлений закладывает уши. А так как полость среднего уха евстахиевой трубой соединена с глоткой, то зевание выравнивает давление. Зевота — это не только симптом скуки или сонливости, но и сложная операция по регулированию температуры мозга, утверждают американские ученые. По мнению профессора психологии Университета штата Нью-Йорк Эндрю Гэллапа, мозг человека напоминает компьютер: «перегреваясь», он начинает работать хуже и вызывает зевок, который обеспечивает приток крови и более холодного воздуха. Результатом этого становится улучшение функционирования мозга.

Ученые также утверждают, что вопреки широко распространенному мнению, зевота не способствует засыпанию, а, наоборот, помогает отогнать сон и взбодрить организм. Специалисты, много лет работая с летчиками-испытателями и парашютистами, не раз замечали, что перед ответственными вылетами многие из них начинали зевать. В ситуациях, связанных с сильным эмоциональным напряжением, опасностью, самопроизвольно включается древнейший механизм: человек инстинктивно замирает, затаив дыхание. И тогда включается другой механизм — зевание. При этом глубокий вдох насыщает кровь кислородом, она поступает в мозг, к мышцам, поддерживая состояние готовности к решительным действиям. Известно, что зевота заразительна: стоит одному начать зевать, и все вокруг подхватывают. Дело в том, что зевота легко возникает как подражательный рефлекс. Этот рефлекс заставляет нас не только зевать, но и улыбаться, если рядом кто-то смеется. Американские ученые также выяснили, что тонкие и склонные к самоанализу люди более подвержены зевоте. Психологические тесты показали, что люди, невосприимчивые к зевоте, одновременно являются более жесткими по характеру.


Ссылка на публикацию: GZT. ru

Почему зевание заразно? | Еженедельник АПТЕКА

Британские ученые сообщают, что «заразность» зевания может крыться в примитивных мозговых рефлексах. Эхофеномены — это термин для обозначения таких «заразных» движений, как зевота. Люди склонны зевать, когда видят, как другие зевают. То же самое делают шимпанзе и собаки.

Исследователи из Университета Ноттингема (University of Nottingham), Великобритания, задавались вопросом, где расположены корни этого типа эхофеномена. Ученые провели эксперимент при участии 36 взрослых, в ходе которого добровольцы просматривали видеоролики, демонстрирующие людей, которые зевали. Участникам также было предложено попытаться воздержаться от зевания.

Исследователи установили, что противостоять желанию зевать очень трудно, если человек видит, как это делает кто-то другой. При этом желание зевать становится еще сильнее, если вам говорят не делать этого. Ученые также выявили, что люди отличаются своей уязвимостью к «заразности» зевания.

Стивен Джексон (Stephen Jackson), профессор когнитивной нейронауки в Университете Ноттингема, заявил, что полученные данные могут быть особенно важны для дальнейшего понимания связи двигательной возбудимости и возникновения эхофеноменов в широком спектре клинических состояний, таких как эпилепсия, деменция, аутизм, синдром Туретта и др.

Исследователи также пытались манипулировать «заразным» зеванием через своего рода электрическую стимуляцию. Джорджина Джексон (Georgina Jackson), профессор когнитивной нейропсихологии, утверждает, что желание зевать увеличивается, если пытаться остановить себя. Однако при использовании электрической стимуляции ученым удалось усилить возбудимость и тем самым увеличить склонность к «заразному» зеванию.

Исследователи объясняют, что результаты эксперимента с электрической стимуляцией говорят о том, что первичная моторная кора головного мозга играет роль в развитии «заразного» зевания.

Ученые считают, что если найти способ угнетать возбудимость, которая наблюдается при эхофеноменах, можно уменьшить количество тиков при синдроме Туретта или приступов при эпилепсии.

Результаты исследований были опубликованы в журнале «Current Biology».

По материалам www.medicinenet.com

хаотическое как герменевтическое или космос и хаосмос

Тот хаос, что до сих пор в современном мире был пассивным и лишенным сознания, призван явиться вновь и активным — вечной революцией.
Фридрих Шлегель

Когда в произведении наличествует лишь хаос, тогда и сам он — слаб и бессилен, ибо он сам — как сырой материал, эмпиричен, спокоен, неизменен и без движения. Лишь противоположность делает все по правде живым; лишь принуждение пробуждает истинную спонтанность и лишь в оформленном ощущают метафизику бесформенного: ощущают, что Хаос — мировой принцип.
Георг Лукач

Задача искусства — привести хаос в порядок.
Теодор Адорно

 

В предлагаемых заметках корневое слово — в конце только что представленного читателю заглавия, в котором, как видно невооруженным взором, задействована рамочная конструкция, состоящая с одной стороны, из вроде бы совсем простого и почти банального феномена (вернее — его словесного обозначения), а с другой — как раз чего-то такого, что и слово, и больше, чем слово. За ним в силу его именно непривычности трудно разглядеть какой-либо феномен. Трудно (без помощи Джойса [«Поминки по Финнегану»], автора этого слова, реанимированного Гваттари) почувствовать, что космос — непрестанная событийность и что он — «дивидуальный хаос». И потому скажем сразу: связь между хаосом (chaos) и зеванием (chaino) — прямая и очень древняя.

Напомним, что уже у Гесиода Хаос — именно зияющая бездна и пустота, то есть, некое докосмическое место, своего рода промежуток между Небом и Землей, быть может — преисподняя-Тартар (нечто большее, чем просто нечто, «из-под-дна» выглядывающее, — «исподнее» мира). Творческое и архаически довременное в Хаосе заметили и орфики, ибо он — вместе с Эфиром — порождение Хроноса. Наконец, стоицизм придал уже почти современный смысл хаосу благодаря еще одной этимологии: «chaos» происходит от «cheo» (истекаю). Хаос в этом случае — первичная неразложимость, текучесть, смешанность первоэлементов, энтропия, нестабильность и недетерминированный исток всякой трансформативности.

Но в себе он остается независимостью и самостоятельностью (идея Аристотеля — с указанием на исток пространства и, соответственно, всех вещей, бытие которых —  в наличии места). Невозможно не упомянуть, конечно, сходство Хаоса с библейским «тоху ва боху» и его явную синонимию исходному Ничто, подвергшемуся воздействию творческого акта (со всеми последующими христианскими рецепциями, главнейший сюжет которых — отождествления хаоса с чистой потенциальностью — Раймонд Луллий, горизонтом возможностей — Николай Кузанский или даже с «prima materia» — Парацельс, в сопровождении всех оккультно-магических импликаций, через Беме и романтиков ставших актуальными, например, уже для Юнга с его «massa confusа» как психической субстанциальности).

Зевающий лев

Наш текст будет опираться на некоторые презумпции: во-первых, хаотическое — продуктивно, это не есть беспорядок и не деструкция (Хаос первичен и потому ему нечего разрушать — все после него), во-вторых, хаос — контингентен (в нем присутствуют и случайность, и необходимость — он обеспечивает равнозначность между возможностью и необходимостью существования, то есть, согласно Луману, он пример и необязательного, но и не невозможного), в-третьих, хаотичное — информативно (проявление максимума возможностей ответного толкования в силу неопределенности исходных данных-состояний) и потому — коммуникативно. Непроизвольность некоторых состояний (всевозможные случаи автоматизма, даже в форме обсессивно-компульсивного расстройства) — случаи прорыва случайного, ненужного, необязательного и свободного, нелинейного и неожиданного. Эти состояния — сродни эмпатии, но по причине кратковременности интересны как раз моментами выхода и перехода. Это прерывистость всякого упорядоченного течения, и потому в прерывании — прорыв (даже ткани бытия — особенно обыденного и рутинного, однонаправленного и однозначного). И потому Хаос обладает телом, вернее — овладевает им, то ли нуждаясь в нем (какой хаос без космоса, то есть без идеального тела-сферы), то ли даже формируя его, причем своими средствами, где физиологическое смешивается с космологическим…

Так что не может не вызывать интереса связь древнего и бездонного зияния пустоты и мрака с зеванием — с этим актом непроизвольного и кратковременного, но не рефлекторного (так как нет стимула!) вдоха, со провождающегося столь же неконтролируемыми телодвижениями. Эта знакомая всем нам зевота, помимо только что перечисленных свойств, обладает и кое-чем еще: это действие — заразительно. Зевота — эмпатична и миметична, это своего рода насильственная имитация, если не имагинация и симуляция. И потому так интересно за ней наблюдать, хотя и небезопасно: мы втягиваемся не только в этот заразительный процесс-состояние, но и в нечто, расположенное за этим совсем не замысловатым и, повторим, непродолжительным актом. Ибо его незамысловатость — кажущаяся. Мы не замечаем того, что зевание — это отрицание: за мыслью, за смыслом, за рассудком, за дневным нашим опытом есть нечто, что принадлежит ночи, которая сама — согласно всем древнейшим космогониям — всего лишь атрибут Хаоса, его порождение и его проявление. Сам же он — всего лишь зияние и — зевание! Прекратить зевать — это тоже автоматический переход, но уже к свету. Зевота — символический акт кинестезийной герменевтики, хотя в это трудно поверить, если забывать о ее связи с Хаосом.

Иначе говоря, мы попробуем обратить внимание на достаточно замысловатую, комплексную зависимость Логоса от Хаоса (и наоборот). Притом, что более традиционная оппозиция — Хаоса и Космоса, то есть беспорядка и порядка, того самого «chaosmos for Alle», который отличается «хаогенным порядком», связанной соотнесенностью хаоса, структуры, гештальта, репертуара, паттерна, конфигурации (Бензе). Но именно первая связь осуществляется на физиологическом уровне (то есть на уровне, где Логос соприкасается с фюсисом, давая некоторые явные и прямые сигналы своего присутствия, которые можно читать, ибо это — физиогномика). Но на лице наличествуют не только те или иные признаки мысли, чувства и настроения, налицо присутствие и чего-то непроизвольного, что ценно, ибо то, что непосредственно, оно же и, как правило, истинно.

Другими словами, физиологически проступает наружу самое физиогномическое — речь. И делается это с помощью той же самой функции, что, строго говоря, есть условие жизни как таковой и что совершается как раз-таки рефлекторно. Эта функция еще более фундаментальна, ибо это — дыхание, состоящее, если приглядеться, из двух прямо противоположных актов: вдоха и выдоха, причем речь совершается именно на выдохе, в акте испускания дыхания из себя, из выпускания того, что есть продукт окисления, то есть отработанного воздуха, «испорченного» из-за того, что он побывал внутри, например, меня… Выпущенный из ротовой полости, поток воздуха оправдывается лишь тем, что он — условие звука или даже целой их череды: он возможен, ибо за ним — осознанный акт артикуляции. Этим эти звуки отличаются, например, от шума, без которого, впрочем, невозможна никакая информация и прежде всего — художественная как «перекодировка различения» (Лотман).

Но на вдохе появляется новая порция свежего воздуха — неуклонное, необходимое и рефлекторное проникновение в меня самой жизни, смысл которой тем самым являет себя вне всякой рефлексии и, вообще, задумчивости. Она зачастую порождает забывчивость, но только не касательно дыхания. Мы хотим обратить внимание, что есть крайне интересная зеркальная асимметрия между двумя полярными проявлениями двух упомянутых составляющих дыхания: одна крайность — это сознательная речь, другая — бессознательная — это именно зевота.

Но проблема в том, что дыхание, помимо всех своих физиологических и филологических аспектов, — это и безусловная рецептивно-эстетическая метафора: как Eindruck/Ausdruck (импрессия/экспрессия), как взаимодействие внешнего и внутреннего — на уровне не только организма и окружающей среды, но и всякой сенсорики, в том числе включающей и восприятие речи (как чужой, так и своей). Дыхание участвует в речи. Речь выводит наружу «внутреннее», которое не может быть «одиноким» внутренним «говорением» (Гуссерль/Деррида), но может быть голосом (Stimme) и настроением (Stimmung), коренящимся в самых глубинах, в потемках рассудительности и сознания как такового. Строго и феноменологически говоря, мы воспринимаем речь именно в силу ее артикулированности: она отличается от шума и более того — от атмосферы, от буквально «дыхательного шара». Речь выдыхается и речь прерывается паузами и вдохами, то есть тем, что не есть она сама, речь бытует на фоне равномерности и дыхания, в среде, которая, собственно говоря, — насыщенное силой, но не навязывающее себя поле. Ее непохожесть, прерывистость, ее зияние заставляет прислушиваться: хотим мы того или нет, но мы вынуждены ее понимать (или осознавать непонимание того, что проступает в промежутках — ибо там вовсе не тишина, а по крайней мере — шум). В любом случае, чтобы сказать, надо раскрыть рот, разомкнуть уста, а вдох очень напоминает вздох, когда мы впускаем в себя не только воздух, но и впечатления. И это взаимодействие членораздельного, то есть артикулированного, и того, что обеспечивает поток речи, будучи обязательным, хотя и не выступающим на первый план условием исполнения соответствующих функций, — именно это фундаментальное отношение конкретности, организованности и линеарности, с одной стороны, и неопределенности, потенциальности и постоянной востребованности, с другой, — это все и есть взаимодействие космоса-телоса и хаоса-хоры. Эта гештальтность обеспечена именно постоянным присутствием почти реально дышащего нам в спину хаоса, который содержит в себе и испускает из себя нерегулярность, являясь дестабилизирующей, но тем самым очищающей инстанцией, преодолевающей не только всякую линеарность, но и бинарность, и циркулярность, и ритуальность. Заставляющей жить и чувствовать по-новому и по-настоящему…

Но равным образом и потребность продолженного, последующего после первичного акта толкования появляется там, где возникает затруднение с прямым восприятием смысла (Гадамер), где неизбежно его контингентное трансцендирование, то есть — конфликт в исходной коммуникации и переход к искомой или неожиданной, а порой даже нежеланной ситуации, но неумолимо безотлагательной, ибо неотложно нуждающейся в толковании. Из чего следует, что исток толкования — в непонимании, в отсутствии смысла, то есть в Хаосе, который не случайно (хотя ему можно и случайно!) сродни и Янусу. Во всяком случае, согласно Шеллингу, этимология двуликого божества связана с возможностью открытости и закрытости, в том числе и по отношению как к миру, так и к войне (обычай держать то запертыми, то распахнутыми двери храма), так как в основании — «протопотенции», то есть — Хаос. Хотя трудно не услышать в Janus — to yawn.

Одри Хепберн, 1953. Плакат

Иными словами, если коммуникация — в речи, речь — в дыхании, то его не совсем привычный режим открывает другие механизмы и режимы коммуникативности. И если сознательный речевой акт — на выдохе, то случай бессознательного акта вдоха, то есть — зевоты, разверзает и высвобождает — эмерджентно — новые связи, про которые следует говорить, ибо только рассказанное — исторично и реально.

Главное, что зевота, в отличие, например, от икания, — состояние заразительное. Но это, как уже было сказано, есть признак того обстоятельства, что перед нами не рефлекторный процесс (нет внешнего стимула), а миметический и коллективный вариант эмпатии (Einfühlung). Зевота — буквально мотивирует, то есть заставляет что-то делать и что-то очень конкретное — как полное повторение, подражание и удвоение состояния, принадлежащего Другому. Зевота, как было сказано, это крайняя форма чувствительности, вернее — вчувствования. Зевота — как забота. Это механизмы безусловного связывания, причем на уровне телесности и выстраивания связей, отчужденных от индивидуальности. Такого рода безликость эмпатии предполагает и ее преодоление в новой порции напряжения и конфликта, упраздняющих прежнюю рациональность новыми диссонансами, что выстраивается уже на уровне чуть ли не пренатальном.

Поэтому важно учитывать, что этот эмпатический мимезис — автоматически автономный и просто оторванный от любого смыслопорождающего пространства: описываемый мотив (зевание) в силу своей семантической пустоты абсолютно открыт вовне, он целиком в отдаче и навязывании. Эта имитация, когда кто-то зевнул, а другой невольно воспроизвел, лишена всякого смысла: мы зеваем, не задумываясь и не преследуя никакие цели. И там, где нет смысла, бессмысленным остается само появление феномена: кажется, это и есть чистое и очищающее (стирающее прежнее) проявление Хаоса, поражающего каждый раз своей порождающей силой. Но не как отрицание того же Логоса (он был бы тогда ему созависим), а как нечто вполне себе свободное, что нарушает прежние системы и освобождает скрытые и непроявленные возможности. Не случайно зевание часто сопровождает засыпание: включается режим иных речей, не подвластных никакой рассудительности (впрочем, и пробуждение сопровождается зевотой, но, что примечательно, и потягиванием: зевание — это всякий раз прерывание одного состояния и знак появления другого). Каждый раз зевающий оказывается на пороге и перед лицом перемен, не отдавая себе отчет в безликости и безусловности тех сил, которые то ли таятся, то ли нет, где-то то ли позади, то ли впереди — в атопии пассивности и «пассажности».

Кстати говоря, именно в силу естественности зевания и его бессодержательности, его нельзя сымитировать сознательно: всякое изображение зевоты — даже самой милой (в исполнении, например, Одри Хепберн) — выглядит очень искусственно, даже если и осуществлено крайне искусно. И совсем невероятная задача — автопортрет в состоянии зевоты. У Жозефа Дюкро все почти получилось, но что-то есть угрожающее в том, как он, то ли потягиваясь, то ли замахиваясь, внимательно взирает на зрителя, который, чуть зазевавшись, может оказаться перед лицом существа с очень похожей мимикой, с очень похоже разверзнутым ртом, но поглощающего не воздух, а собственное порождение (Гойя и его Кронос — современники французского живописца). Разница — в поведении глаз: безумное время таращится в пустоту — оно лицом к лицу с тем, что само же и породило — Хаос ослепляет. Потому-то крик — первичней зевоты, особенно если у тебя глаза кровоточат из-под повязки, о чем свидетельствует и Джина Пане, не без помощи Мунка. В этом случае наблюдение Жан-Поля неожиданно обретает почти буквальное звучание и зна­чение: «Как только я взглянул на безмерный мир взглядом Бога, мир вылупился на меня пустыми и бездонными глазницами; вечность легла на Хаос, разгрызая его и пережевывая».

В случае с зеванием мы имеем дело с работой по-настоящему работающего символизма, вбирающего в себя все максимально разнородное: это и моторика (потягивание, что согласно некотором теориям, сближает зевоту с половым возбуждением — не без фазы нарастающего напряжения и последующего высвобождения усилия), это и мимика (зажмуривание глаз в сопровождении раскрывания рта) и жестикуляция (прикрывание рта рукой, что, кстати говоря, есть совсем конвенциональный момент, связанный с целым набором мифологических сюжетов, главнейшие из которых — возможность проникновения вовнутрь враждебной духовной сущности или выхода наружу самой души, способной покинуть тело и не вернуться к нему). Важный аспект — движение нижней челюсти, то есть то же действие, что и при речи (причем, как представляется, именно в этом движении коренится существо явления, так как его единственное невозможно подавить). Кратковременность зевоты (в среднем — не более шести секунд) сближает ее опять же с криком, с той, однако, разницей, что зевота — вполне беззвучна и буквально алогична. И вновь становится понятным родство зевоты с Хаосом, который есть смешение первоэлементов и одновременно — признак природы как таковой, в ее первичном, угрожающе пустом состоянии, которое, впрочем, чревато (прегнантно!) возвышенным, если верить Канту.

Так мы приближаемся к уже совсем фундаментальным и прямо герменевтическим мотивам: зияние-хиазм как высвобождение доселе не явленного смысла через разрыв привычных связей, пауза в говорении как затруднение в разумении, а также потеря внимания к окружающему, что нередко приходится скрывать (никакая галантность героев Оскара Блума не избавляет их как от необходимости зевать в присутствии скучной красавицы, так и от необходимости прикрываться — хотя бы собственной фуражкой). И вновь напоминаем себе и читателю, что в реальности зевают инстинктивно — как раз чтобы как-то возобновить контакт (поэтому страдающим той же шизофренией, кажется, не дано зевать, как не дано чувствовать других). Дело не в скуке, а в напряжении и стрессе и в необходимости преодолеть коммуникативную заминку: я судорожно вдыхаю, как бы втягиваю в себя окружение, концентрирую на себе ситуацию, одновременно с возобновлением контроля обозначая свое присутствие. Важно, что зевание интерпретируется и как проба воздуха, хотя для этого надо все же зевать носом, что применительно к человеку не совсем так (этим объясняется факт зевания у рыб). При том, что есть еще один экологический аспект зевания: оно действует как восстановление давления между окружающей средой и средним ухом. Но уже Дарвин описал манеру павианов зевать, угрожая сопернику, в том числе и демонстрацией зубов, недаром среди хищников зевают преимущественно самцы.

Жозеф Дюкро «Автопортрет», 1802

И, безусловно, крайне фундаментальные параметры — пограничность, переходность и медиальная автономность (читатель может проверить себя, обратившись на время в зрителя и наблюдая уже за одними только изображениями зевающих: удержаться невозможно, особенно в случае соответствующих перформансов). Зевота — это исключительно видимый (и на самом деле мнимый) знак усталости (Müdigkeit) и скуки (то и другое — совсем не эмоции, хотя и состояния, фактически — аффекты). И подавление зевоты совершенно невозможно (в отличие от схожего акта чихания, которое тоже вовсе не признак равнодушия). Можно, правда, заснуть и пережить гипнопомпические феномены, но просыпаться придется. Зевоту нельзя преодолеть, ибо она не оставляет следов: ее как будто и не было. В ней есть безусловная буквальная открытость (потягивание — состояние незащищенности). И потому космогоническая метафизика, что проступает в этом зиянии, выступает и как эсхатология, всякого рода финальность (сытые и упитанные, ленивые и сонные домохозяйки Стенли Спенсера волей-неволей пробуждаются на Суд, и потому-то их потягивание, беспомощность и общая расслабленность тревожат и вызывают сочувствие, что и есть прямое действие зевоты как симптома вчувствования, а равно и знака Хаоса, который есть условие всякого суждения и суда-кризиса, когда критика сближается с экстатикой). В данном случае зевота — проявление дестабилизирующего свойства Хаоса, действующего через сенсорику и восприятие: зевота как высвобождение энергии разрушающего и нежданного, а главное — неумолимого вмешательства силы, внешней по отношению к устойчивой, казалось бы, системе. В данном — крайнем — случае этой системой выступает уже смерть.

Итак, оставаться безучастным зрителем можно пред лицом сцен плача, веселья, той же скуки и даже угрозы, но никак — перед лицом, у которого зевающий рот и прищуренные глаза. Мы переживаем мотив в действии как непосредственное присутствие «референциального горизонта»: в следующее мгновение возможно все, зияющие высоты и зевающие глубины ждут и зовут. Хаос — это не то, что лишено структуры, это не турбулентность абсолютной детерминированности или тотальное смешение-энтропия. Это самовоспроизводящаяся неопределенность и сложность мира, пронизанного невозможной и нежданной жизнью, реальность которой — не над ней, но в ней, в пробуждении и бодрствовании. И это призвание искусства — «вздымать и одолевать хаос» (Хайдеггер).

Я не догадывался, что скоро зевну, но вот это произошло, пусть и случайно, пусть и без всякой задней (а равно и передней) мысли, — и мир явился мне по-новому: «Мир, которому суждено наступить, — это Хаос, который способен к рассуждению, он пронизывает все — и себя, и вокруг себя; это Хаос и он же — бесконечность» (Новалис).

Люди с высокими психопатическими чертами менее склонны к заразному зеванию.

  • 1.

    Провайн, Р. Р. Зевание как стереотипный образец действий и высвобождение стимула. Этология 72 , 109–122 (1986).

    Google Scholar

  • 2.

    Платек, С. М., Криттон, С. Р., Майерс, Т. Э. и Гэллап, Г. Дж. Младший. Инфекционное зевание: роль самосознания и атрибуции психического состояния. Cogn.Brain Res. 17 , 223–227 (2003).

    Google Scholar

  • 3.

    Андерсон, Дж. Р., Мьёва-Ямакоши, М. и Мацузава, Т. Инфекционное зевание у шимпанзе. Proc. R. Soc. B. 271 , S468 – S470 (2004).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    ван Берло, Э., Диас-Лойо, А. П., Хуарес-Мора, О. Э., Крет, М. Э.И Массен, Дж. Дж. М. Экспериментальные доказательства заражения зевотой у орангутанов ( Pongo pygmaeus ). Sci. Отчет 10 , 1–11 (2020).

    Google Scholar

  • 5.

    Джоли-Маскерони, Р. М., Сенджу, А. и Шеперд, А. Дж. Собаки ловят человеческий зевок. Biol. Lett. 4 , 446–448 (2008).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Норсия, И., Коко, Э., Робино, К., Кьерто, Э. и Кордони, Г. Заражение домашних свиней зевком ( Sus scrofa ). Sci. Отчет 11 , 1–12 (2021 г.).

    Google Scholar

  • 7.

    Миллер, М. Л., Гэллап, А. С., Фогель, А. Р., Викарио, С. М. и Кларк, А. Б. Доказательства заразного поведения волнистых попугаев ( Melopsittacus undulatus ): исследование зевоты и потягивания. Behav.Proc. 89 , 264–270 (2012).

    Google Scholar

  • 8.

    Гэллап, А. К., Свартвуд, Л., Милителло, Дж. И Сакетт, С. Экспериментальные доказательства заразного зевания у волнистых попугаев ( Melopsittacus undulatus ). Anim. Cogn. 18 , 1051–1058 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 9.

    Де Фрис, Дж. И., Виссер, Г.Х. и Прехтл, Х. Ф. Возникновение поведения плода I. Качественные аспекты. Early Hum. Dev. 7 , 301–322 (1982).

    PubMed Google Scholar

  • 10.

    Массен, Дж. Дж. М. et al. Размер мозга и количество нейронов определяют различия в продолжительности зевоты у млекопитающих и птиц. Commun. Биол. 4 , 1–10 (2021 г.).

    Google Scholar

  • 11.

    Провайн, Р. Р. Зевота: Зевота первична, неудержима и заразительна, раскрывая эволюционную и нейронную основу сочувствия и бессознательного поведения. г. Sci. 93 , 532–539 (2005).

    Google Scholar

  • 12.

    Хугенхаут, М., ван дер Страатен, К., Пиледжи, Л. А. и Малкольм-Смит, С. Маленькие дети заразительно зевают, глядя в глаза. J. Child Adolesc. Behav. 1 , 2 (2013).

    Google Scholar

  • 13.

    Кордони, Г., Фавилли, Э. и Паладжи, Э. Ранее, чем предполагалось ранее: Зевание у детей дошкольного возраста. Dev. Psychobiol. 63 , 931–944 (2021).

    PubMed Google Scholar

  • 14.

    Gallup, A.C. Почему мы зеваем? Примитивные и производные функции. Neurosci. Biobehav. Ред. 35 , 765–769 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 15.

    Эльдакар, О. Т. et al. Зависимость от температуры при самонаблюдении за заразной зевотой. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 1 , 460–466 (2015).

    Google Scholar

  • 16.

    Гэллап, А. К., Черч, А. М., Миллер, Х., Риско, Э. Ф. и Кингстон, А. Социальное присутствие уменьшает заразную зевоту в лаборатории. Sci. Отчет 6 , 1–5 (2016).

    Google Scholar

  • 17.

    Гэллап А.С., Васильев Д., Андерсон Н. и Кингстон А. На заразное зевание в виртуальной реальности влияет реальное, но не смоделированное социальное присутствие. Sci. Отчет 9 , 1–10 (2019).

    CAS Google Scholar

  • 18.

    Хелт, М.С., Фейн, Д.А., Варгас, Дж. E. Эмоциональное заражение детей с расстройством аутистического спектра зависит от степени знакомства со стимулом и инструкций по выполнению задания. Dev. Psychopathol. 32 , 383–393 (2020).

    PubMed Google Scholar

  • 19.

    Хелт, М. С., Соренсен, Т. М., Шеуб, Р. Дж., Накле, М. Б. и Ладди, А. С. Паттерны заразного зевания и зуда различаются у взрослых с аутистическими чертами и психопатическими. Фронт. Psychol. 12 , 645310 (2021 г.).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Бартоломью, А. Дж. И Чирулли, Э. Т. Индивидуальные вариации восприимчивости к заразной зевоте очень стабильны и в значительной степени необъяснимы эмпатией или другими известными факторами. PLoS ONE 9 , e (2014).

    ADS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Францен А., Мадер С. и Винтер Ф. Инфекция зевоты, сочувствия и их связь с просоциальным поведением. J. Exp. Psychol. Gen. 147 , 1950 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 22.

    Palagi, E., Celeghin, A., Tamietto, M., Winkielman, P. & Norscia, I. Нейроэтология спонтанной мимикрии и эмоционального заражения у людей и животных. Neurosci. Biobehav. Ред. 111 , 149–165 (2020).

    PubMed Google Scholar

  • 23.

    Массен, Дж. Дж. М. и Гэллап, А. С. Почему заразительное зевание (пока) не приравнивается к сочувствию. Neurosci. Biobehav. Ред. 80 , 573–585 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 24.

    Леманн, Х. Э. Зевая: гомеостатический рефлекс и его психологическое значение. Бык. Menninger Clin. 43 , 123 (1979).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 25.

    Престон, С. Д. и де Ваал, Ф. Б. Эмпатия: ее конечные и непосредственные основы. Behav. Brain Sci. 25 , 1–20 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 26.

    Престон, С. Д. и де Ваал, Ф. Б. Только PAM объясняет индивидуальный характер эмпатии. Nat. Rev. Neurosci. 18 , 769–769 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 27.

    Де Ваал, Ф. Б. и Престон, С. Д. Эмпатия млекопитающих: поведенческие проявления и нейронные основы. Nat. Rev. Neurosci. 18 , 498–509 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 28.

    Адольфс Р. Восприятие и эмоции. Как мы распознаем мимику. Curr. Реж. Пищол. Sci. 15 , 222–226 (2006).

    Google Scholar

  • 29.

    Хэтфилд, Э., Качиоппо, Дж. Т. и Рэпсон, Р. Л. Эмоциональное заражение. Curr. Реж. Psychol. Sci. 2 , 96–100 (1993).

    Google Scholar

  • 30.

    van Boxtel, A., Zaalberg, R., & de Wied, M. Субнормальные коротколатентные мимикрические реакции лица на динамические эмоциональные выражения лица у подростков мужского пола с деструктивными поведенческими расстройствами и чертами черствости и бесчувственности. Психофизиология e13945 (2021).

  • 31.

    Торп У. Х. Обучение и инстинкт у животных (Метуэн, 1963).

    Google Scholar

  • 32.

    Юн, Дж. М. и Тенни, К. Заразная зевота: отражение сочувствия, мимикрии или заражения ?. Anim. Behav. 79 , e1 – e3 (2010).

    Google Scholar

  • 33.

    Зенталл, Т.R. Подражание у животных: свидетельства, функции и механизмы. Cybern. Syst. 32 , 53–96 (2001).

    MATH Google Scholar

  • 34.

    Чан, М. Х. и Ценг, К. Х. Чувствительность обнаружения зевоты и заражение зевотой. i-Perception 8 , 2041669517726797 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Готфрид, Ю., Лацинова, Л. и Ширучек, Ю. Заразная зевота и сочувствие. Exp. Psycholol. 9 (2015).

  • 36.

    Haker, H. & Rössler, W. Эмпатия при шизофрении: нарушение резонанса. евро. Arch. Psychiatry Clin. Neurosci. 259 , 352–361 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 37.

    Дэвис, М. Х. Индекс межличностной реактивности (IRI). Многомерный подход к индивидуальным различиям в эмпатии .JSAS Catal. Sel. Docum. Psychol. 10 , 85 (1980).

  • 38.

    Норшиа И. и Паладжи Э. Заражение зевком и сочувствие у Homo sapiens . PLoS ONE 6 , e28472 (2011 г.).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39.

    Норша, И., Заноли, А., Гамба, М. и Паладжи, Э. Слуховое заразительное зевание наиболее часто встречается между друзьями и членами семьи: поддержка гипотезы эмоциональной предвзятости. Фронт. Psychol. 11 , 442 (2020).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Gallup, A.C. О связи между эмоциональным заражением и заразительным зеванием. Neurosci. Biobehav. Ред. 21 , 18–19 (2021).

    Google Scholar

  • 41.

    Массен, Дж. Дж. М., Черч, А. М. и Гэллап, А. С. Слуховое заразное зевание у людей: исследование влияния принадлежности и статуса. Фронт. Psychol. 6 , 1735 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Christov-Moore, L. et al. Эмпатия: гендерные эффекты в мозге и поведении. Neurosci. Biobehav. Ред. 46 , 604–627 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Норшиа, И., Демуру, Э.И Паладжи, Э. Она больше, чем он: гендерная предвзятость поддерживает эмпатическую природу заражения зевотой в Homo sapiens . Royal Soc. Open Sci. 3 , 150459 (2016).

    ADS Google Scholar

  • 44.

    Гэллап, А. К. и Массен, Дж. Дж. М. Нет никакой разницы в заразном зевании между мужчинами и женщинами. R. Soc. Open Sci. 3 , 160174 (2016).

    ADS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Джонс, А. П., Хаппе, Ф. Г., Гилберт, Ф., Бернетт, С. и Видинг, Э. Чувство, забота, знание: различные типы дефицита эмпатии у мальчиков с психопатическими наклонностями и расстройствами аутистического спектра. J. Child Psychol. Психиатрия 51 , 1188–1197 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 46.

    Baron-Cohen, S. et al. Почему состояния аутистического спектра чаще встречаются у мужчин ?. PLoS Biol. 9 , e1001081 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Форт, А. Э., Браун, С. Л., Харт, С. Д. и Хейр, Р. Д. Оценка психопатии у мужчин и женщин, не являющихся преступниками: надежность и достоверность. чел. Индив. Отличаются. 20 , 531–543 (1996).

    Google Scholar

  • 48.

    Gallup, A.C. и Gallup, G. G. Jr. Зевота как механизм охлаждения мозга: носовое дыхание и охлаждение лба уменьшают частоту заразного зевания. Evol. Psychol. 5 , 92–101 (2007).

    Google Scholar

  • 49.

    Гэллап, А. К. и Мейерс, К. Наблюдение за зеванием других выборочно повышает бдительность: исследование с отслеживанием взгляда на обнаружение змей. Anim. Cogn. 24 , 583–592 (2021).

    PubMed Google Scholar

  • 50.

    Массен, Дж. Дж. М., Вермунт, Д. А. и Стерк, Э. Х. Зевание самцов более заразно, чем зевание самок у шимпанзе (Pan troglodytes). PLoS ONE 7 , e40697 (2012).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Миллер, М. Л., Гэллап, А. К., Фогель, А. Р. и Кларк, А.B. Переживание стресса сначала подавляет, но затем усиливает зевоту у волнистых попугаев ( Melopsittacus undulatus ). Anim. Behav. 80 , 615–619 (2010).

    Google Scholar

  • 52.

    Миллер, М. Л., Гэллап, А. К., Фогель, А. Р. и Кларк, А. Б. Слуховые расстройства способствуют временному скоплению зевания и потягивания в небольших группах волнистых попугаев ( Melopsittacus undulatus ). Дж.Комп. Psychol. 126 , 324 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 53.

    Casetta, G., Nolfo, A. P. & Palagi, E. Инфекция зевка способствует двигательной синхронности у диких львов, Panthera leo . Anim. Behav. 174 , 149–159 (2021).

    Google Scholar

  • 54.

    Colombi, C. et al. Изучение коррелятов сотрудничества при аутизме: подражание, совместное внимание и понимание намерений. Аутизм 13 , 143–163 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 55.

    Херманс, Э. Дж., Ван Винген, Г., Бос, П. А., Путман, П. и ван Хонк, Дж. Снижение спонтанной мимикрии лица у женщин с аутичными чертами. Biol. Psychol. 80 , 348–353 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 56.

    Йошимура, С., Сато, В., Уоно, С.И Тоити, М. Нарушение явной мимикрии лица в ответ на динамическое выражение лица при высокофункциональных расстройствах аутистического спектра. J Autism Dev. Разногласия. 45 , 1318–1328 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 57.

    Fitzpatrick, P. et al. Нарушения социальной моторной синхронности очевидны при расстройстве аутистического спектра. Фронт. Psychol. 7 , 1323 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 58.

    Риллинг, Дж. К. et al. Нейронные корреляты социального сотрудничества и отказа от сотрудничества как функция психопатии. Biol. Психиатрия 61 , 1260–1271 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 59.

    de Wied, M., van Boxtel, A., Matthys, W. & Meeus, W. Вербальные, лицевые и вегетативные реакции на вызывающие сочувствие видеоклипы разрушительных подростков мужского пола с высоким или низким уровнем черствости-бесчувственности черты. J. Abnorm. Детская психол. 40 , 211–223 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 60.

    Байсингер, М. А., Шерер, К. Т. и ЛеБретон, Дж. М. Изучение деструктивного воздействия психопатии и агрессии на групповые процессы и эффективность группы. J. Appl. Psychol. 99 , 48 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 61.

    Видинг, Э. и МакКрори, Э. К пониманию атипичной социальной принадлежности при психопатии. Lancet Psychiatry 6 , 437–444 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 62.

    Senju, A. et al. Отсутствие заразной зевоты у детей с расстройством аутистического спектра. Biol. Lett. 3 , 706–708 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 63.

    Джиганти Ф. и Зиелло М. Инфекционное и спонтанное зевание у аутичных и типично развивающихся детей. Curr. Psychol. Lett. Behav. Brain Cogn. 25 (2009).

  • 64.

    Хелт, М. С., Эйгсти, И. М., Снайдер, П. Дж. И Фейн, Д. А. Инфекционное зевание при аутическом и типичном развитии. Child Dev. 81 , 1620–1631 (2010).

    PubMed Google Scholar

  • 65.

    Senju, A. et al. Краткий отчет: Вызывает ли зрительный контакт заразную зевоту у детей с расстройством аутистического спектра ?. J. Autism Dev. Разногласия. 39 , 1598–1602 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 66.

    Усуи, С., Сенджу, А., Кикучи, Ю., Акечи, Х., Тодзё, Ю., Осанай, Х., Хасегава, Т. Наличие заразной зевоты у детей с расстройством аутистического спектра . Autism Res. Обращаться. (2013).

  • 67.

    Mariscal, M. G. et al. Концентрация окситоцина в крови положительно предсказывает заразное зевание у детей с расстройством аутистического спектра. Autism Res. 12 , 1156–1161 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 68.

    Norscia, I., Agostini, L., Moroni, A., Caselli, M., Micheletti-Cremasco, M., Vardé, C. & Palagi, E. Зевание более заразно у беременных, чем у нерожавших. женщины. Hum. Nat. 1–25 (2021 г.).

  • 69.

    Gallup, A.C. и Church, A.M. Влияние интраназального окситоцина на заразную зевоту. Neurosci. Lett. 607 , 13–16 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 70.

    Kis, A., Tóth, K., Kanizsár, O. & Topál, J. Влияние окситоцина на зевоту у собак (Canis knownis), подвергшихся зеванию человека. заявл. Anim. Behav. Sci. 223 , 104916 (2020).

    Google Scholar

  • 71.

    Рандл, Б. К., Вон, В. Р. и Стэнфорд, М. С. Инфекционное зевание и психопатия. чел. Индив. Отличаются. 86 , 33–37 (2015).

    Google Scholar

  • 72.

    Lilienfeld, S.O. & Widows, M. R. Пересмотренный перечень психопатических личностей: Профессиональное руководство. Psychol.Оценивать. Ресурс. (Лутц, Флорида) (2005).

  • 73.

    Гэллап А. К. и Эльдакар О. Т. Инфекционное зевание и сезонные колебания климата. Фронт. Evol. Neurosci. 3 , 3 (2011).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 74.

    Джиганти Ф. и Зилли И. Ежедневный ход заразного и спонтанного зевания среди людей. J. Ethol. 29 , 215–219 (2011).

    Google Scholar

  • 75.

    Эльдакар, О. Т. et al. Острый физический стресс модулирует временное проявление заразной зевоты, о которой сообщают сами люди. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 3 , 156–170 (2017).

    Google Scholar

  • 76.

    Gallup, A.C. & Engert, K. Жевание резинки изменяет выражение заразного зевания. Hum.Ethol. 34 , 93–103 (2019).

    Google Scholar

  • 77.

    Массен, Дж. Дж. М., Душ, К., Эльдакар, О. Т. и Гэллап, А. С. Тепловое окно для зевоты у людей: зевота как механизм охлаждения мозга. Physiol. Behav. 130 , 145–148 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 78.

    Рамирес, В., Райан, К. П., Эльдакар, О.Т. и Гэллап, А. С. Манипулирование температурой шеи изменяет заразную зевоту у людей. Physiol. Behav. 207 , 86–89 (2019).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 79.

    Левенсон, М. Р., Киль, К. А. и Фицпатрик, К. М. Оценка психопатических атрибутов в неинституционализированном населении. J. Pers. Soc. Psychol. 68 , 151 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80.

    Джонсон, П. К. и Вебстер, Г. Д. Грязная дюжина: краткая мера темной триады. Psychol. Оценивать. 22 , 420 (2010).

    PubMed Google Scholar

  • 81.

    Бодушек, Д., Дебовска, А., Дхингра, К. и ДеЛизи, М. Введение и проверка шкалы психопатических черт личности (PPTS) в большой выборке тюрем. J. Crim. Правосудие 46 , 9–17 (2016).

    Google Scholar

  • 82.

    Hare, R.D. Руководство по контрольному списку психопатии Hare — Revised . 2-е изд. (Мульти-системы здравоохранения, 2003 г.).

  • 83.

    Фельдман Р. Нейробиология человеческих привязанностей. Trends Cogn. Sci. 21 , 80–99 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 84.

    Баеннингер Р. О зевании и его функциях. Психон. Бык. Ред. 4 , 198–207 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 85.

    Gallup, A.C. и Gallup, G.G. Jr. Зевание и терморегуляция. Physiol. Behav. 95 , 10–16 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 86.

    Гэллап, А. К. и Эльдакар, О. Т. Теория терморегуляции зевоты: что мы знаем из более чем 5-летних исследований. Фронт. Neurosci. 6 , 188 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Gallup, A.C. Температура окружающей среды регулирует зевоту. Температура 3 , 23–24 (2016).

    Google Scholar

  • 88.

    Гиганти, Ф., Зилли, И., Абудан, С. и Сальцаруло, П. Сон, сонливость и зевота. in Тайна зевоты в физиологии и болезнях . Vol. 28. 42–46. (Karger Publishers, 2010).

  • 89.

    Бринкли, К. А., Шмитт, В. А., Смит, С. С. и Ньюман, Дж.П. Построение валидации шкалы самооценки психопатии: измеряет ли шкала психопатии самооценки Левенсона те же конструкции, что и пересмотренный контрольный список психопатии Хейра? чел. Индивидуальный. 31 , 1021–1038 (2001).

    Google Scholar

  • 90.

    Навас, М. П., Манейро, Л., Кутрин, О., Гомес-Фрагела, Дж. А., и Собрал, Дж. Вклад темной триады в моральное размежевание среди заключенных и взрослых в обществе. Legal Criminol. Psychol. (2021 г.).

  • 91.

    Бодушек, Д., Дебовска, А., Шерреттс, Н. и Уиллмотт, Д. Шкала психопатических черт личности (PPTS): Построить валидность инструмента на выборке американских заключенных. Фронт. Psychol. 9 , 1596 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 92.

    Greco, M. & Baenninger, R. Самоотчет как действительный показатель зевоты в лаборатории. Бык. Психон. Soc. 27 , 75–76 (1989).

    Google Scholar

  • 93.

    Кэмпбелл М. В., и де Ваал Ф. Б. Методологические проблемы исследования заразного зевания. in Тайна зевоты в физиологии и болезнях . Vol. 28. 120–127. (Karger Publishers, 2010).

  • 94.

    Барбизет, Дж. Зевая. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 21 , 203 (1958).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 95.

    Карпман Б. О необходимости разделения психопатии на два различных клинических типа: симптоматическую и идиопатическую. J. Crim. Psychopathol. 3 , 112–137 (1941).

    Google Scholar

  • 96.

    Карпман Б. Миф о психопатической личности. г. J. Psychiatry 104 , 523–534 (1948).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Глагол зевать — английское спряжение

    Глагол зевать — английское спряжение

    Правильный глагол: зевать — зевать ed — зевать ed

    Я зевать
    ты зевнул
    he yawn
    s зевать
    они зевают

    я утра зевать я
    ты зевать я
    он зевать я
    мы зевать
    они зевают ing

    я зевают ed
    вы зеваете ed
    он зевает ed
    мы зеваем ed
    вы зеваете ed ed

    ed
    было
    зевать было
    вы было зевать ing
    он было зевать ing
    мы было зевать ing
    вы мы re зевать ing
    они были зевать ing

    I есть зевать ed
    у вас есть зевать ed
    he has weawn
    ed
    у вас есть зевота ed
    они зевота ed

    Настоящее совершенное непрерывное

    У меня было зевоты ing
    у вас зевало зевало было зевать ing
    у нас было было зевать ing
    у вас было зевать ing
    у них было было зевать ing

    я 9000a4 было зевок ed
    он было зевок ed
    у нас было зевок ed
    у вас было зевок ed
    у них был зевок ed

    Я был зевок ing
    у вас был зевок ing
    он
    был
    был
    зевал зевать ing
    вы было зевать ing
    они было зевать ing

    I будет зевать
    вы будет зевать
    9000a4
    вы будете зевать
    они будут зевать

    I будут будут зевать ing
    вы будете будут зевать ing

  • 00004 мы будет будет зевать ing
    у вас будет будет зевать ing
    они будут будет зевать ing

    I будет иметь зевать ed
    вы будет иметь зевать ed
    он будет иметь
    weawn зевок ed
    у вас будет будет зевать ed
    он будет будет зевать ed

    Future perfect непрерывный

    I will a было было зевать было
    было было было зевать ing
    мы было было зевать

    они будут будут зевать ing

    я будет зевать
    вы будет зевать
    он будет зевать
    мы будет зевать
    вы будет зевать
    они будут зевать

    я будет зевать 0005 909 ing
    he будет быть зевать ing
    we будет будет зевать ing
    вы будет будет зевать ing
    ing ing

    I будет иметь зевать ed
    у вас будет будет зевать ed
    he будет иметь зевок ed

  • 00005 будет у вас будет будет зевать ed
    у них будет будет зевать ed 9 0008

    I было бы было бы зевать ing
    вы было бы было бы зевать ing
    he было бы было бы зевать ing
    было бы было ing
    you было бы было бы зевать ing
    они было бы было зевало ing

    программное обеспечение

    Конъюгатор также доступен в автономном режиме на компьютере, планшете и смартфоне.


    Другие языки

    The Conjugator © 2006-2021

    yawn — WordReference.com Словарь английского языка


    WordReference Словарь американского английского языка для учащихся Random House © 2021
    yawn / yɔn / USA произношение v.
    1. Физиология [нет объекта], чтобы открыть рот, обычно непроизвольно, и глубоко вдохнуть, иногда со вздохом и глубоким выдохом, часто вызванным сонливостью или скукой.
    2. сказать зевнув: [используется с цитатами] «Думаю, я пойду спать», — зевнул он.
    3. , чтобы расшириться или растянуться широко, как открытое и глубокое пространство: [никакой объект] не видел пропасть между горами, широко зиявшую перед ним.

    н. [счетный]
    1. акт или случай зевоты: не смогла подавить зевок.
    2. Неофициальные термины Также называется yawner. что-то настолько скучное, что заставляет зевнуть.

    WordReference Random House Полный словарь американского английского © 2021
    yawn (yôn), США произношение v.я.
    1. Физиология — несколько непроизвольное открывание рта при продолжительном глубоком вдохе и вздохе или тяжелом выдохе, например, от сонливости или скуки.
    2. широко открываться, как рот.
    3. расширять или растягивать широко, как открытое, так и глубокое пространство.

    в.т.
    1. сказать зевнув.
    2. [Архаич.] Широко открываться, или открываться, как если бы зевая.

    н.
    1. акт или случай зевоты.
    2. отверстие;
      open space;
      пропасть.
    3. Неофициальные условия Также, yawner. что-то настолько скучное, что заставляет зевать: критики говорят, что новая мода — это один большой зевок.
    • bef. 900; Среднеанглийский yanen, yonen (глагол, словесный), изменение yenen, Old English ge ( o ) nian ; сродни древнеанглийскому gānian, ginan, древнеанглийскому gīna, немецкому gähnen, Latin hiāre (см. hiatus), греческому chaínein to gape (см. пропасть)
      • 1.См. Соответствующую запись в Несокращенном –3. зевать.

    Краткий английский словарь Коллинза © HarperCollins Publishers ::

    зевок / jɔːn / vb
    1. (непереходный), чтобы широко открыть рот и глубоко вдохнуть воздух, часто как непроизвольная реакция на усталость, сонливость или скуку
    2. (переходный), чтобы выразить или произнести зевоту
    3. (непереходный ) быть широко раскрытым, как будто угрожая поглотить (кого-то или что-то): шахта зевнула ниже
    n
    1. акт или пример зевоты
    Этимология: древнеанглийский gionian; родственный старосаксонскому ginōn, древневерхненемецкий ginēn зевать, древнескандинавский gjā пробел

    ˈyawner n ˈyawning adj ˈyawningly adv

    yawn ‘ также встречается в этих записях (примечание: многие из них не являются синонимами или переводами):

    Заразное зевание: свидетельство сочувствия?

    Когда зевок — это просто зевок? Когда зевок больше, чем зевок? Инфекционное зевание — увеличение вероятности того, что вы зевнете после того, как увидите или услышите зевок другого человека — представляет особый интерес для исследователей в таких разнообразных областях, как приматология, психология развития и психопатология.

    Сначала ученые думали, что зевание — это механизм, предназначенный для охлаждения мозга. Однако оказывается, что существует корреляция между восприимчивостью к заразной зевоте и сочувствием, о котором сообщают сами. Люди, которые лучше справлялись с задачами теории разума (когнитивным строительным блоком, необходимым для сочувствия), также заразительно чаще зевают (PDF). И два состояния, которые были связаны с плохой успеваемостью в задачах теории разума, также связаны с уменьшением или отсутствием заразного зевания: шизотипия и аутизм.

    В 2008 году психолог Рамиро Джоли-Маскерони и его коллеги из Лондонского университета впервые показали, что человеческий зевок заразен для домашних собак. Уникальные социальные навыки собак в общении с людьми, вероятно, являются результатом давления отбора во время процесса приручения. Следовательно, рассуждали они, возможно, что в результате этого процесса у собак могла развиться способность сочувствовать людям. И если так, то они могут зевать, когда видят и слышат, как зевают люди.

    В одном из условий экспериментатор, который был для собак незнакомцем, привлек внимание собак, а затем инициировал настоящий зевок. Зевок повторялся в течение пяти минут после восстановления зрительного контакта с собакой, что означало, что количество зевков варьировалось от десяти до девятнадцати на человека. В контрольных условиях экспериментатор демонстрировал фальшивый зевок, имитирующий открывание и закрывание рта, но не вокализацию или другие тонкие мышечные изменения.

    Состояние зевоты заставило 21 из 29 собак, семьдесят два процента, зевнуть в ответ.В контрольных условиях ни одна из собак не зевала. Поразительно, но это даже выше, чем уровень заразного зевания, который зарегистрирован для людей, который колеблется в пределах 45-60%. В результате этого эксперимента членство в группе видов, которые демонстрируют заразную зевоту, стало немного менее исключительным: собаки были добавлены в небольшой список, в который входили люди, шимпанзе, макаки с короткохвостыми хвостами и павианы гелада. Однако, несмотря на это новое свидетельство, единого мнения относительно функции заразного зевания не было.Даже если это связано с сочувствием, почему сочувствие приводит к зевоте?

    Шимпанзе зевают, когда зевают их друзья

    Затем, в 2011 году Мэтью Кэмпбелл и Франс де Ваал из Национального исследовательского центра приматов Йеркса в Университете Эмори предложили более детальный взгляд на заразное зевание. Они задавались вопросом, может ли членство в социальной группе повлиять на передачу заразной зевоты. В конце концов, если эмпатия действительно лежит в основе заразительной зевоты, то заразная зевота должна демонстрировать многие из тех же поведенческих сигнатур, что и сама эмпатия.Например, известно, что определенные части мозга (передняя поясная извилина и передняя островковая часть) активируются как тогда, когда люди испытывают боль, так и когда другой человек испытывает боль (другие части мозга активируются только в ответ на личную боль, а не к чужой боли). На основе этих данных исследователи предположили, что люди способны делиться с другими эмоциональными, но не физическими аспектами боли. Это, конечно, основа для сочувствия.

    Дополнительные исследования с помощью фМРТ дополнительно уточнили эти результаты: активность в передней поясной извилине больше в ответ на наблюдение, как член внутри группы испытывает боль, чем в ответ на боль члена вне группы.Таким образом, если заразительное зевание отражает сочувствие, а сочувствие варьируется в зависимости от социального статуса, то вполне возможно, что заразное зевание также будет зависеть от социального статуса.

    Поскольку шимпанзе очень территориальны и открыто агрессивны по отношению к другим группам, несомненно, что члены одной и той же социальной группы считаются частью своей группы, а незнакомцы автоматически становятся посторонними.

    Кэмпбелл и де Ваал записали видео, на которых зевают шимпанзе, чтобы использовать их в качестве экспериментальных стимулов.Видео были сокращены до девяти секунд каждое и показывались шимпанзе на iPod touch. Ожидалось, что они будут зевать больше, когда будут показывать видео с зевущими членами группы, чем когда им показывают видео с зеющими незнакомцами. В качестве контрольного условия им также показали видео, на которых шимпанзе занимаются другими делами. В этом видео взрослая женщина Тара зевает во время просмотра видео, в котором другой шимпанзе из ее социальной группы зевает на iPod touch.

    Шимпанзе чаще зевали после просмотра видео, на котором зевает знакомый шимпанзе, по сравнению с видео членов группы, занимающихся другими делами.В соответствии с ожиданиями исследователей, они зевали больше после просмотра зевающего знакомого шимпанзе, чем после просмотра зевающего незнакомого шимпанзе. И не было никаких гендерных различий: мужчины зевали в ответ на видео с зевотой внутри группы так же часто, как и женщины. Важно отметить, что эти результаты не могли быть связаны с различием во внимании, поскольку шимпанзе на самом деле уделяли на больше внимания при просмотре видео с незнакомыми шимпанзе, чем со знакомыми.

    В совокупности это явилось убедительным доказательством того, что эмпатия действительно лежит в основе заразительного зевания и что заразительное зевание зависит от принадлежности к социальной группе.Учитывая это, поэтому неясно, почему люди зевают после того, как смотрят, как зевают незнакомцы или члены чужой группы. Поскольку все члены сообщества шимпанзе знают друг друга, они не только являются членами одной группы, но и все знакомы друг с другом.

    Кэмпбелл и де Ваал предположили, что люди в какой-то момент нашей эволюции могли развить способность рассматривать незнакомцев, несмотря на их незнакомость, как членов своей группы. Если бы это было так, то незнакомцы не считались бы автоматически членами внешней группы, как это происходит с шимпанзе.

    Противоречивые результаты

    Чтобы быть успешными домашними животными, домашние собаки также должны иметь возможность комфортно взаимодействовать с незнакомыми людьми, а также с другими собаками. Возможно, что процесс отбора приручения позволил собакам отделить знакомство от членства в группе, как это делают люди. В конце концов, в исследовании Joly-Mascheroni 72% собак зевали после того, как увидели незнакомый зевок человека.

    Однако исследование 2009 года, проведенное Эйми Харр и его коллегами, не смогло воспроизвести результаты Джоли-Маскерони, а исследование Шона О’Хара и Эми Рив 2010 года обнаружило лишь слабые доказательства заразного зевания у собак — значительно более ограниченные, чем предполагал Джоли. -Mascheroni.Исследование О’Хара и Рива было первой явной попыткой оценить, может ли заразное зевание у собак иметь основание для сочувствия. В той степени, в которой собаки действительно проявляли заразительность зевоты, они не нашли доказательств того, что собаки с большей вероятностью будут зевать в ответ на знакомых, а не на незнакомых людей.

    Подводя итоги существующей литературы о заразном зевании, Дженнифер Юн из Стэнфордского университета и Клаудио Тенни из Института эволюционной антропологии Макса Планка утверждали в теоретической статье, что если межвидовое заразное зевание действительно существует между собаками и людьми, то оно может не обязательно иметь отношение к сочувствию как таковому.В исследованиях когнитивных функций животных обычно разумно объяснять поведение животных в соответствии с возможными когнитивными процессами самого низкого уровня.

    Возможно, писали они, что заразное зевание можно было бы проще объяснить бессознательной мимикрией , или «эффектом хамелеона». Это хорошо задокументированное явление у людей, и оно относится к склонности человека непреднамеренно имитировать поведение социального партнера. Если заразительное зевание является результатом бессознательной мимикрии, то это можно объяснить желанием сблизиться с социальным партнером.Экспериментально было показано, что подобная мимикрия увеличивает субъективную симпатию между двумя людьми.

    Еще более простое объяснение состоит в том, что это заразное зевание является результатом механизма освобождения — другими словами, когда кто-то зевает, щелкает переключатель зевоты в мозгу, и это заставляет вас зевать. Это называется шаблоном фиксированного действия . И вход, необходимый для переключения этого переключателя, может быть гораздо менее сложным, чем наблюдение за тем, как кто-то зевает. «У людей, — отмечают Юн и Тенни, — зевота вызывается видео, на котором зевает другой человек, так же часто, как и после прочтения письменных описаний зевоты.»

    В поисках сочувствия

    Последний залп в эпидемии заразных исследований зевоты был опубликован в статье, опубликованной на прошлой неделе в журнале Animal Cognition Карин Силва и ее коллегами из Universidade do Porto в Португалии. и Тенни, Сильва провели эксперимент, который был разработан, чтобы определить, какое лучшее объяснение заразного зевания человека и собаки: сочувствие, бессознательная мимикрия или фиксированные модели действий.

    Двадцать девять собак прослушивали аудиозаписи знакомых зевок ( записанные их владельцами) и незнакомые зевки (записанные экспериментатором).Исследователи также перевернули каждый из этих звуков, чтобы создать управляющие звуки. Таким образом, управляющие звуки были идентичны зевоте с точки зрения таких переменных, как амплитуда и частота, но были различны в восприятии и не походили на зевоту. В целом каждая собака слышала каждый из четырех различных типов аудиозаписей. Важно отметить, что человека, который записывал знакомый зевок, не было в комнате с собакой во время тестирования.

    Первое открытие заключалось в том, что собаки чаще зевали в ответ на зевок любого типа (знакомый или незнакомый), чем после звуков контроля.Что еще более важно, слышание знакомого зевания привело к значительно большему зеванию, чем звуки незнакомого зевания, как и у шимпанзе! Фактически, собаки в четыре раза чаще зевали, услышав знакомый зевок, чем незнакомый. Как минимум, это свидетельство отвергает простейшее объяснение заразной зевоты: модель фиксированного действия. Поскольку заразное зевание у собак регулируется социальной переменной, оно обязательно требует более сложных когнитивных механизмов, чем простая имитация.

    Методологическая путаница

    Тем не менее, неясно, является ли заразное зевание человека и собаки результатом сложного процесса, такого как сочувствие, или более простого процесса, такого как социальная мимикрия. Различия в экспериментальных методологиях особенно затрудняют понимание различных результатов. О’Хара и Рив не нашли доказательств социальной предвзятости в заразном зевании, но они использовали видеозаписи человеческого зевания, а не только аудиозаписи, как это сделал Сильва.

    Пытаясь согласовать эти два вывода, Сильва пишет: «Известно, что собаки могут активно создавать внутреннее представление лица хозяина, когда они слышат голос хозяина.Следовательно, если учесть, что зевота может быть вызвана перцептивным образом зевоты, то объяснение наблюдаемой здесь социальной предвзятости может заключаться в различиях в способности формировать ментальные представления на основе знакомых и незнакомых слуховых сигналов ». Другими словами, социальная предвзятость, наблюдаемая в исследовании Сильвы, могла быть артефактом или случайным результатом конкретной использованной методологии. Если на самом деле это визуальное представление зевота, которое вызывает заразный зевок, то собаки могут с большей вероятностью зевать, когда слышат знакомого человека. зевают просто потому, что им легче создать мысленный образ своего хозяина, чем чужого.

    «Совершенно очевидно, — заключает Сильва, как и большинство ученых в конце своих статей, — что в будущих исследованиях необходимо сосредоточиться на ключевых переменных в представлении зевоты, поскольку это облегчит сравнения между исследованиями». Если заразное зевание у собак действительно связано с эмпатией, то оно могло бы стать полезным инструментом для выбора собак для использования в служебных мероприятиях, таких как терапия с использованием животных. Кроме того, более последовательное объяснение заразной зевоты также может помочь объяснить, почему у некоторых собак , а не есть заразная зевота. Понимание того, почему у некоторых собак отсутствует заразная зевота, возможно, может служить моделью для лучшего понимания человеческих заболеваний, связанных с уменьшением заразной зевоты. Но ученые не смогут двигаться вперед, пока не будут приложены дополнительные усилия по воспроизведению методов, а не только результатов. Это особенно актуально для межвидовых сравнений. Чтобы исследования в области заразительного зевания продвигались эффективно, методология также должна быть заразительной.

    Жоли-Маскерони, Р., Сенджу А. и Шеперд А. (2008). Собаки ловят зевок человека. Biology Letters, 4 (5), 446-448. DOI: 10.1098 / rsbl.2008.0333

    Мэтью У. Кэмпбелл и Франс Б. М. де Ваал (2011). Предвзятость между внутренней и внешней группой в заразном зевании шимпанзе поддерживает связь с сочувствием PLoS ONE, 6 (4): 10.1371 / journal.pone.0018283

    Харр А., Гилберт В. и Филлипс К. (2009). Зевают ли собаки (Canisiliaris) заразной зевотой? Познание животных, 12 (6), 833-837 DOI: 10. 1007 / s10071-009-0233-0

    O’Hara, S., & Рив, А. (2011). Проверка гипотезы о заражении зевотой и эмоциональной связанности у собак, Canis knownis Animal Behavior, 81 (1), 335-340 DOI: 10.1016 / j.anbehav.2010.11.005

    Yoon, J., & Tennie, C. ( 2010). Заразная зевота: отражение сочувствия, мимикрии или заразы? Поведение животных, 79 (5) DOI: 10.1016 / j.anbehav.2010.02.011

    Сильва, К., Бесса, Дж., И де Соуза, Л. (2012). Слуховое заразное зевание у домашних собак (Canis knownis): первое свидетельство социальной модуляции Познание животных DOI: 10.1007 / s10071-012-0473-2

    Шимпанзе зевают через Flickr / Pelican; Ребенок зевает через Flickr / fumanch00. Фото собаки авторское право автора.

    Зевать нечего Насчет

    Вы игнорировали щелкающий звук, исходящий из вашей челюсти? Или вы быстро избавляетесь от скованности и болезненности во рту по утрам? Не позволяйте этим вещам оставаться незамеченными! Вы можете оказаться на грани грубого пробуждения.

    Заболевание височно-нижнечелюстного сустава («ВНЧС» или «ВНЧС»), серьезное заболевание, поражающее соединительный сустав между черепом и челюстью, часто игнорируется, пока оно не становится серьезным.Чтобы держать ВНЧС в страхе, внимательно изучите симптомы, причины и варианты лечения.

    Общие симптомы

    Помимо жесткости мышц и шумной челюсти, к другим симптомам ВНЧС относятся:

    • Невозможность полностью открыть рот без боли и затруднений
    • Частое ощущение блокировки челюсти при открытии или закрытии рта
    • Острая боль в лице и / или шее и повышенная чувствительность при жевании или разговоре
    • Постоянные боли в ушах, шум в ушах (звон в ушах) или боль в ушах
    • Дискомфорт при жевании, , как будто зубы смещены
    • Необъяснимая припухлость лица, обычно вокруг щек
    • Головные боли или мигрени хронического характера

    Некоторые симптомы могут возникать без боли, и в некоторых случаях стоматолог может исключить ВНЧС. Однако для вашего здоровья и душевного спокойствия всегда целесообразно пройти профессиональную оценку.

    Факторы, способствующие развитию ВНЧС

    Прямая причина ВНЧС остается неясной, но есть много хорошо известных факторов риска и привычек, связанных с этим заболеванием. В частности, женщины в возрасте от 20 до 40 лет подвергаются повышенному риску развития ВНЧС, как и люди с аномалиями или деформациями челюстей. Те, у кого в прошлом были травмы челюсти или другие лицевые травмы, также более восприимчивы к ВНЧС.

    С точки зрения поведения повторяющиеся действия, которые создают дополнительную нагрузку на челюсть (например, скрежетание зубами или чрезмерное жевание резинки, ледяной или твердой пищи), могут усугубить проблему. Плохая осанка, стресс и артрит также связаны с ВНЧС.

    Варианты лечения и советы по уходу за собой

    Если ваш стоматолог поставил вам диагноз ВНЧС, существует несколько общих вариантов лечения. В крайних случаях может потребоваться хирургическое вмешательство, но для людей с более легкими симптомами может быть рекомендовано все, от инъекций до рецептурных лекарств и / или зубных шин (приспособление, подобное капе).

    Есть также ряд вещей, которые вы можете сделать дома, чтобы облегчить боль:

    • Приложите пакет со льдом к проблемной области, если опухоль становится проблемой
    • Выберите продукты, которые легко пережевывать, и нарежьте все на мелкие кусочки
    • Сходите на физиотерапию или получайте частый массаж для облегчения хронических симптомов
    • Регулярно тренируйте лицевые мышцы (за инструкциями обращайтесь к стоматологу)
    • Добавьте медитации или других техник расслабления в свой распорядок дня

    Долгосрочная перспектива ВНЧС

    В зависимости от тяжести вашего состояния, а также вашего общего состояния здоровья и образа жизни, ваш опыт с ВНЧС может быть временным или более стойким по своей природе.Однако соблюдение плана лечения, рекомендованного вашим стоматологом, может сделать ситуацию более управляемой и помочь свести к минимуму болезненные обострения. Если у вас есть какие-либо симптомы или факторы риска ВНЧС, сделайте своим приоритетом посещение стоматолога в ближайшем будущем.

    У бонобо Зевота среди родственников и друзей выше

    Abstract

    У людей распространение заражения зевотой формируется социальной близостью, при этом пары с сильной связью демонстрируют более высокий уровень заражения, чем пары со слабой связью.Это этологическое открытие привело авторов к гипотезе о том, что феномен заражения зевотой может быть результатом определенных эмпатических способностей, хотя и в их самой основной форме. Здесь мы впервые показываем способность бонобо ( Pan paniscus ) реагировать на зевки сородичей. Бонобо спонтанно зевали чаще во время отдыха / расслабления, чем в периоды социальной напряженности. Результаты показывают, что заражение зевотой не зависело от контекста, что позволяет предположить, что вероятность зевоты после наблюдения за зевотой других людей не зависит от склонности к спонтанному зеванию.Как и у людей, у бонобо рыскание в основном происходит в течение первой минуты после восприятия стимула. Наконец, с помощью линейной смешанной модели мы протестировали влияние различных переменных (например, пола, ранга, качества отношений) на заражение зевотой, которое усиливалось, когда испытуемые были сильно привязаны, и когда инициирующим предметом была женщина. Важность социальных связей в формировании заразы зевоты у бонобо, как это происходит у людей, согласуется с гипотезой о том, что сочувствие может играть роль в модуляции этого явления у обоих видов.Более высокая частота заражения зевотой в присутствии женщины в качестве инициирующего субъекта подтверждает гипотезу о том, что взрослые женщины не только представляют собой ядро ​​отношений и принятия решений в обществе бонобо, но также что они играют ключевую роль в воздействии на эмоциональное состояние других.

    Образец цитирования: Демуру Э., Паладжи Э. (2012) У бонобо Зевок Зевание выше среди родственников и друзей. PLoS ONE 7 (11): e49613. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0049613

    Редактор: Тобиас Дешнер, Институт эволюционной антропологии Макса Планка, Германия, Германия

    Поступила: 08.06.2012; Принято к печати: 15 октября 2012 г .; Опубликовано: 14 ноября 2012 г.

    Авторские права: © 2012 Demuru, Palagi. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: У авторов нет поддержки или финансирования, чтобы сообщить.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    У людей ( Homo sapiens ) видение, слух, чтение или просто размышления о зевоте другого человека стимулируют аналогичную реакцию у наблюдателя [1]. Около 50% людей зевают в течение нескольких минут после просмотра видео, на котором зевает человек [2].Зевоту можно вызвать у шимпанзе ( Pan troglodytes ), наблюдая за видео зевоты сородича [3], [4], даже если «сородичем» является трехмерно-анимированный шимпанзе [5]. Что касается обезьян, заражение зевотой было продемонстрировано с помощью наблюдательного, строго стандартизированного подхода у павианов гелада ( Theropithecus gelada ), живущих в естественных условиях [6]. За пределами Ордена приматов предпринимались попытки исследовать этот феномен также на собаках ( Canis ownis ).Различные авторы, подходившие к этой теме в отношении этого вида, получили противоречивые выводы даже при простом его наличии [7] — [10]. Следовательно, если у собак присутствует инфекция зевоты, это все еще открытый аргумент.

    Поскольку большинство зевок происходит в социальном контексте, была выдвинута гипотеза, что заразительность зевания может быть связана с эмоциональным возбуждением [11] и может иметь коммуникативную функцию (гипотеза утверждает, что заражение зевотой является невербальной формой общения, которая синхронизирует поведение группы, подробный обзор см. в [12]).

    Способность разделять эмоциональные состояния, явление, известное как эмпатия, основывается на механизме восприятия и действия и имеет важное значение для успешного социального взаимодействия [13]. Во время наблюдения за выражением лица наблюдатель непроизвольно воспроизводит тот же моторный паттерн, задействуя нейронные механизмы, которые одновременно активируют то же аффективное состояние, связанное с этим конкретным выражением лица [13] — [15]. Некоторые недавние исследования показывают, что заражение зевотой основано на аналогичном механизме и может отражать базовую форму эмпатии, которую можно условно определить как способность бессознательно и автоматически улавливать и чувствовать эмоциональное состояние, выражаемое другим человеком [6]. , [16], [17].Связь между заражением зевотой и сочувствием у людей подтверждается клиническими, психологическими, нейробиологическими и этологическими ключами. Субъекты, страдающие расстройствами, связанными с эмпатией, такими как аутизм или шизофрения, демонстрируют более низкий уровень заражения зевотой [18] — [21]; в то время как субъекты, получившие более высокие баллы в анкетах, оценивающих эмпатию и приписывание психического состояния, демонстрируют более высокий уровень заражения зевотой [22]. С нейробиологической точки зрения несколько исследований нейровизуализации подтверждают эмпатическую основу заражения зевотой [23] — [25].Наблюдение за зеванием активирует заднюю поясную извилину и предклинье — области, которые, как известно, являются частью сетей эмпатии [23]. Связь между заражением зевотой и эмоциональной вовлеченностью также подчеркивается активацией вентромедиальной префронтальной коры, области, участвующей в эмпатических процессах [26] — [28], а также связанной со склонностью реагировать на раздражитель зевоты [25]. Следовательно, хотя доказательства все еще обсуждаются [24], зеркальные нейроны [28], [29] могут быть задействованы для заражения зевотой.Зеркальные нейроны срабатывают, когда животное выполняет действие, а также когда оно воспринимает другое животное, выполняющее то же действие [30], [31]. Соответственно, система зеркальных нейронов важна для понимания действий, необходимого условия для эмпатии [30] — [32], и может быть частью нейронной сети, лежащей в основе имитационных действий [33] — [35].

    С точки зрения поведения положительная корреляция между заражением зевотой и социальными связями, уже продемонстрированная у гелад [6] и людей [16], соответствует гипотезе о том, что связь между заражением зевотой и эмпатией может существовать.Модель «восприятие-действие» предсказывает, что у социальных видов эмпатия смещена по отношению к людям, которые более похожи, знакомы или социально близки [13]. У нашего вида заражение зевотой и степень эмоциональной близости положительно коррелируют, так что возникновение, частота и латентность реакции распределяются в соответствии с эмпатическим градиентом [13], который следует схеме: родственники> близкие друзья> знакомые> незнакомцы [16].

    Единственное исследование частоты заражения зевотой у обезьян, не являющихся людьми, хотя и основано на схеме «А, затем В», показывает, что она различается между знакомыми и незнакомыми субъектами [36].Несмотря на то, что они больше смотрели видео с незнакомыми предметами, шимпанзе чаще зевали, наблюдая за зевотой, выполняемой знакомыми, чем незнакомыми людьми, что свидетельствует о предвзятости внутригрупповой и чужой при заразном зевании. Авторы обсуждали это открытие как дополнительное эмпирическое свидетельство о заразной зевоте как мере сочувствия. Однако, насколько нам известно, ни одно систематическое поведенческое исследование не исследовало связь заражения зевотой и социальной близости между обезьянами, живущими в одной группе и протестированными в естественных условиях.

    С помощью стандартизированного подхода к наблюдениям мы исследовали инфекцию зевоты и ее распространение в неволе группы бонобо ( Pan paniscus ). Бонобо определяется большинством авторов [37] — [42] как высоко просоциальный и толерантный вид, характеризующийся сильными родственными отношениями даже среди неродственных субъектов [37] — [39]. Они демонстрируют обширный репертуар социального поведения, такого как игра [40], социально-сексуальные взаимодействия [38] и утешение [37], направленных на повышение сплоченности между членами группы, особенно среди женщин (женское связанное общество) [41], [42].Более того, в недавнем исследовании, сравнивающем нейронные схемы, участвующие в социальном познании у двух видов Pan , Rilling et al. [43] обнаружили, что у бонобо, по сравнению с шимпанзе, более развитые области коркового мозга, участвующие в восприятии дистресса как у себя, так и у других, эмоционального состояния, лежащего в основе эмпатических способностей. По сравнению с шимпанзе, бонобо также имеют более крупный путь, соединяющий миндалевидное тело с вентральной передней поясной корой, путь, участвующий как в контроле агрессивных импульсов сверху вниз, так и в предвзятости снизу вверх против причинения вреда другим [43].В целом, такие нейробиологические открытия убедительно подтверждают эмпатическую чувствительность бонобо и их склонность к просоциальности. По всем этим причинам бонобо — хороший модельный вид для проверки некоторых гипотез о возможной связи между заражением зевотой и определенными способностями к эмпатии, хотя и в их самой основной форме.

    Здесь мы сообщаем, что зевота является заразной для Pan paniscus , и что заражение зевотой не зависит от социального контекста и от количества произведенных спонтанных зевок. Более того, мы обнаружили, что заражение было выше, когда инициирующим субъектом была женщина, как и предсказывалось для женского общества. Наконец, наши данные показывают, что распространение заражения зевотой у бонобо отражает то, что было обнаружено у людей [16], причем диады родственников и друзей демонстрируют самый высокий уровень заражения зевотой.

    Результаты

    Мы собрали данные о поведении в течение 3 месяцев наблюдения (август – октябрь 2009 г.) у всех субъектов колонии Апенхойл, состоящей из 12 бонобо (2 взрослых самцов, 6 взрослых самок, 4 младенцев).За период наблюдений мы зарегистрировали 1260 зевков по универсальной выборке (502 часа). Поскольку было продемонстрировано, что младенцы людей [44] — [45] и шимпанзе [3] не заражены чужим зевком, мы ограничили анализ взрослыми, получив окончательный набор данных из 1125 зевок.

    Одновременное присутствие двух наблюдателей в течение всего периода сбора данных позволило зафиксировать личность каждого члена группы, который находился в визуальном и / или слуховом контакте с зевающим. Следовательно, мы могли оценить, какие люди не воспринимали зевок.

    После первого события зевоты (стимула), испускаемого человеком (далее — инициирующим субъектом), мы наблюдали за всеми субъектами в течение 3 минут и записывали, зевали они или нет. Испытуемые были разделены на две группы: те, кто воспринял стимул зевоты (состояние зевоты), и те, кто не почувствовал (исходное состояние). В состоянии зевоты, когда нельзя было однозначно приписать ответ конкретному человеку (более чем один субъект зевнул в течение 3 минут, предшествующих ответу), этот ответ был исключен из анализа.Таким образом, мы получили в общей сложности 295 зевков, вызванных заразой. Частота зевоты была значительно выше в состоянии зевоты по сравнению с исходным состоянием (точный T Вилкоксона = 0, галстук = 0, n = 8, P = 0,008) (Рисунок 1). Затем мы рассчитали индивидуальную частоту заражения зевотой в течение каждой минуты наблюдения и обнаружили, что заражение зевотой в основном происходит в течение первой минуты (точный критерий Фридмана χ 2 , = 8,07, df = 2, N = 8, p = 0,013). (Фигура 2).

    Рисунок 1.Инфекция зевоты у бонобо: индивидуальная частота зевки в присутствии (состояние зевоты) и при отсутствии (исходное состояние) стимула (запуск зевоты).

    Пунктирными линиями представлены самки, сплошными линиями — самцы.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0049613.g001

    Все события зевоты, которым не предшествовал стимул зевания в предыдущие 3 минуты, были помечены как спонтанные. Мы регистрировали все спонтанные зевки, происходящие в двух разных социальных условиях: социальное напряжение (постконфликтное, в условиях неволи, предварительное кормление и кормление) и расслабление (все оставшиеся периоды времени) (определения см. В разделе «Методы»).Мы обнаружили, что спонтанное зевание чаще происходило в состоянии релаксации (точный T Вилкоксона = 0, галстук = 0, n = 8, P = 0,008) (рис. 3a). Тот же результат не был получен при рассмотрении зараженных зевок, распределение которых не отличалось в двух условиях (точный T Вилкоксона = 2, связи = 0, n = 7, P = 0,11) (рис. 3b). Одна женщина была исключена из этого последнего анализа, потому что она воспринимала менее 6 зевок как стимул во время состояния социальной напряженности.

    Рис. 3. Индивидуальная почасовая частота спонтанного зевания (а) и индивидуальная реакция зевки на количество воспринимаемых зевок (б), происходящих в двух разных социальных условиях: социальная напряженность (постконфликтный период, содержание в неволе, предварительное кормление и кормление) и расслабьтесь (все оставшиеся периоды времени) (см. определения

    Методы ). Пунктирные линии представляют женщин, сплошные линии — мужчин.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0049613.g003

    С помощью смешанной линейной модели (LMM) мы оценили, какие переменные могут объяснить различия в частоте заражения зевотой в течение первой минуты (зависимая переменная). Пол и ранг инициирующего субъекта и респондента, сочетание полов и социальные связи были введены как фиксированные факторы (таблица 1 и методы определения). Этот анализ включал только те диады (n = 48), у которых произошло заражение зевотой и в которых каждый из двух испытуемых имел по крайней мере 6 возможностей увидеть зевоту другого.Комбинация полов, социальные связи и пол инициирующего субъекта остались в лучшей модели (AICc = -55,96). Они положительно повлияли на частоту заражения зевотой, которая увеличивалась, когда инициирующий субъект и респондент принадлежали к разному полу (рис. 4а, однополые диады: среднее 0,057 ± 0,04 SE; диады противоположного пола: среднее 0,145 ± 0,03 SE) и вместе с ними. прочность социальных связей (рис. 4b, родственники и друзья: среднее значение 0,134 ± 0,03 SE; слабые связи: среднее 0,07 ± 0,03 SE). Более того, частота заражения зевотой была выше, когда инициирующим субъектом была женщина (инициирующая женщина: среднее значение 0.144 ± 0,03 SE; субъект-мужчина: 0,057 ± 0,04 SE) (см. статистику в таблице 2).

    Обсуждение

    Наши данные впервые показывают, что заразная зевота также присутствует у другого вида больших обезьян, Pan paniscus (рис. 1). Исследование, проведенное в рамках натуралистических рамок, позволило нам пролить свет на некоторые интересные аспекты модальности заражения зевотой у этого вида.

    У бонобо реакция рыскания в основном возникала в течение первой минуты после восприятия стимула зевоты (рис. 2).Эта латентность ответа аналогична той, которая наблюдается у людей [16], но отличается от таковой у павианов гелада, у которых инфекция зевоты обычно достигает пика на второй минуте после запускающего стимула [6]. В результате филогенетической инерции мозг нечеловеческих обезьян обнаруживает больше элементов сходства с мозгом человека, чем с мозгом церкопитекоидов [46]. Несмотря на то, что к интерпретации этого открытия следует относиться с осторожностью, сходство латентности реакции зевота у бонобо и человека может отражать сходство нервных путей, лежащих в основе заражения зевотой у этих двух видов.

    Самопроизвольные зевки были более частыми, когда бонобо были свободны от экологических и социальных стрессоров (расслабленный контекст) (рис. 3a), но заражение зевотой не зависело от контекста (рис. 3b), что позволяет предположить, что вероятность зевания после наблюдения за зевками других не влияет. склонностью к спонтанной зевоте. Как у людей, так и у других животных спонтанное и заразное зевание может быть вызвано разными механизмами [47]. Самопроизвольное зевание может быть более строго связано с физиологическими факторами, такими как дыхательная активность [48], [49], терморегуляция [50], изменения уровня бдительности / возбуждения [51] — [53] и переходы между сном и бодрствованием [54] — [56].Когда присутствует запускающий стимул, реакция зевоты, кажется, не связана с физиологическими / контекстными условиями (социальное напряжение или расслабление). Это открытие подтверждает коммуникативную гипотезу заражения зевотой [6], [12], [16], [36].

    У бонобо заражение зевотой увеличивалось с увеличением социальной близости (рис. 4b), таким образом отражая то, что было обнаружено у Homo sapiens , в котором эмоциональная связь и родство также модулируют заражение зевотой [16]. С адаптивной точки зрения заражение зевотой (как и другие формы бессознательной мимикрии, см. Подробный обзор [17]) может помочь социальным группам синхронизировать свою деятельность (коммуникативная гипотеза заражения зевотой) [2].Тем не менее, заражение зевотой, по сравнению с другими формами бессознательной мимикрии, кажется, обогащено эмоциональным компонентом [17], о чем свидетельствует его более высокая частота между эмоционально связанными субъектами.

    Хотя этот аргумент все еще обсуждается [57], бонобо обычно признаются широким кругом авторов как одни из самых просоциальных и толерантных нечеловеческих приматов [39], [42], [58] — [62]. Робертс и Страйер [63] обнаружили, что эмоциональная выразительность и гнев являются важными предикторами сочувствия для детей школьного возраста, и что сочувствие убедительно предсказывает просоциальное поведение, агрегированное из разных методов и источников.Как это было сделано для людей, еще один намек, подтверждающий возможную связь между заражением зевотой и эмпатией у обезьян, может возникнуть из исследований (как с использованием натуралистических, так и экспериментальных подходов), которые коррелируют заражение зевотой с просоциальным поведением, которое, как предполагается, связано с эмпатией. (например, утешение [37], [64], [65] и адресная помощь [66], [67]). Более того, некоторые авторы [68], [69] продемонстрировали, что у людей те же механизмы, которые вызывают эмпатию для усиления просоциального поведения, должны также вызывать его подавление агрессии и выражения гнева.С этой точки зрения было бы интересно проверить, более ли подавлены к агрессивному поведению у человекообразных обезьян субъекты, более склонные к заражению от зевоты других людей.

    Некоторые авторы предположили, что искажение внимания (когда наблюдатели уделяют больше внимания знакомым предметам, а не незнакомым) может повлиять на распределение ответов зевоты [70]. Поскольку чрезвычайно сложно количественно оценить уровень внимания субъекта как в экспериментальных, так и в естественных условиях, мы не можем исключить, что искажение внимания может повлиять на исследования по заражению зевотой.Единственная переменная, которую можно контролировать, — это однозначная возможность восприятия стимула, по этой причине в такого рода исследованиях анализ должен быть строго ограничен только теми событиями, которые обязательно воспринимаются. Тем не менее, некоторые подсказки указывают на то, что повышенное возбуждение (степень физиологической реакции относительно исходного уровня) обычно обнаруживается в ответ на новизну, тогда как снижение возбуждения наблюдается в ответ на воспринимаемое знакомство (процесс привыкания), эволюционная адаптация, которая интерпретируется как некоторые авторы как механизм, позволяющий избежать перегрузки системы внимания [71].Более того, недавно было продемонстрировано, что у пациентов с односторонним разрушением зрительной коры (корковая слепота), « пассивное воздействие невидимых выражений лица вызывало более быстрые лицевые реакции и более высокое возбуждение по сравнению с видимыми стимулами, что указывает на то, что эмоциональное заражение происходит также, когда пусковой стимул не может быть осознан »[72, с. 17661].

    Доказательства того, что заражение зевотой формируется социальной близостью, согласуется с гипотезой о том, что это явление является формой эмоционального заражения, основанной на базовой форме сочувствия. Эта ассоциация, уже предполагавшаяся для гелад [6] и людей [16], двух филогенетически далеких видов в рамках отряда приматов, предполагает, что она может иметь глубокие корни в эволюционной истории таксона таксон или результат конвергенции. Наше открытие на обезьяне, не являющейся человеком, бонобо, поддерживает идею о том, что связь между заражением зевотой и основным проявлением эмпатии не связана с эволюционной конвергенцией, а, напротив, является общей наследственной чертой, присущей обезьянам и обезьянам, включая люди.

    Более высокая частота заражения зевотой между людьми, принадлежащими к разным полам (рис. 4a), и присутствие женщины в качестве инициирующего субъекта предполагает, что самцы бонобо более эмоционально реактивны по отношению к женщинам, которые составляют ядро ​​социальных групп [73]. Массен с соавторами [4] недавно продемонстрировали, что у шимпанзе зевок самцов был гораздо более заразным, чем зевок самок. Кроме того, особи доминирующего и связанного пола (т. е. мужчины в Pan troglodytes , [74]) инфицировали друг друга на самом высоком уровне.Несмотря на то, что к нашим результатам следует относиться с осторожностью из-за небольшого размера выборки взрослых мужчин, у бонобо инфекция зевоты, по-видимому, подтверждает гипотезу о том, что взрослые женщины не только представляют собой ядро ​​общества, основанное на отношениях и принятии решений [38], но также и то, что они играют ключевую роль в воздействии на эмоциональное состояние других людей.

    В заключение, хотя мы все еще далеки от четкой демонстрации связи между заразой зевоты и эмпатией, важность социальных связей в формировании заразы зевоты бонобо, по-видимому, подтверждает гипотезу о том, что базовая форма сочувствия может играть роль в модуляция этого явления.Что касается Homo sapiens , заражение зевотой в Pan paniscus усиливается, когда присутствует эмоциональная вовлеченность, как это происходит среди родственников и друзей.

    Методы

    Заявление об этике

    Это исследование было одобрено Пизанским университетом (Совет по уходу за животными и их использованию). Поскольку исследование было чисто наблюдательным, комитет отказался от разрешения. Исследование проводилось без каких-либо манипуляций с животными.

    Исследуемый вид

    Бонобо ( Pan paniscus ) — один из ближайших ныне живущих родственников человека [75].Эта большая обезьяна имеет много общих черт с людьми [76]. У них высокий уровень поведенческой гибкости, и люди объединяются в сплоченные многомоловые-многоженщины общества [41]. Бонобо живут сообществами, члены которых образуют временные партии, различающиеся по размеру и составу [42], [77]. Для вида характерны мужская филопатрия и расселение самок [41]. Бонобо демонстрируют высокий уровень женской сплоченности, достигаемый также: i) интенсивной социально-сексуальной активностью, агонистической поддержкой и игрой; б) отсутствие мужского доминирования; и iii) сильная тенденция кормления самок [38].

    Учебная группа

    Поведенческие данные были собраны в течение 3 месяцев наблюдения (август – октябрь 2009 г. ) на группе из Pan paniscus , размещенных в Парке приматов Апенхёул (Апелдорн, Нидерланды), впервые созданном в 1998 г. Во время сбора данных колония была сформирована из 12 особей (2 взрослых мужчин, 6 взрослых женщин и 4 незрелых субъекта). Животные содержались в вольере с внутренним и внешним помещением (около 230 м 2 и 5000 м 2 соответственно) и могли свободно перемещаться из внутреннего вольера в открытый после первого сеанса кормления (примерно через 9 минут). : 00 утра) и получали обильную пищу (гранулы, овощи, фрукты, рис и орехи, разбросанные по земле) три раза в день в 9:00, 12:45 и 17:00.Вода была доступна ad libitum и обогащение окружающей среды было обеспечено в виде свежих веток, риса и орехов, разбросанных по траве, чтобы стимулировать добычу пищи, и обновления оборудования в помещении. Иногда также поставлялись семена и деревянный брусок с отверстиями, заполненными медом, сиропом. В течение всего периода сбора данных стереотипного или отклоняющегося поведения не наблюдалось.

    Ежедневные наблюдения охватывали 6-часовой период как утром, так и после обеда.Данные были собраны двумя наблюдателями (одним из них был Э. Д.) с помощью диктофона, а затем записи были расшифрованы компьютером на листах базы данных. Для сбора данных Э. П. разработал строгий и повторяемый протокол наблюдения перед тем, как приступить к систематическому сбору данных, два наблюдателя прошли период обучения (тренером был Э. П.), в течение которого они одновременно наблюдали за одними и теми же целевыми животными, а затем сравнивали данные. Обучение считалось завершенным, когда наблюдения двух наблюдателей совпадали в 95% случаев [78].Период обучения длился около 50 часов фокальной выборки. Поскольку это было частью долгосрочного проекта, широкий спектр данных, касающихся различных форм социального поведения и контекстов, был собран в соответствии с протоколом слепого кодирования, при котором наблюдатели не знали о гипотезах и прогнозах, которые должны были быть проверены. Используемая социальная этограмма была основана на этограммах, сформулированных Кано [79], Эномото [80] и де Ваал [81] и разработанных Э. П. на основе предыдущих наблюдений, выполненных на нескольких колониях бонобо.

    При некоторых условиях можно регистрировать все проявления определенных классов поведения у всех членов группы в течение каждого периода наблюдения. Такие записи обычно возможны, когда условия наблюдения превосходны, поведение достаточно «привлекает внимание», а поведенческие события никогда не происходят слишком часто. Поскольку в нашем случае все эти условия были соблюдены, можно было использовать методику выборки по всем случаям (около 502 ч) [82] для сбора любого события зевоты.

    Путем фокусного отбора проб животных (25 часов наблюдения на каждого субъекта) мы смогли записать все сеансы сидения, ухода за телом и совместного использования пищи, проведенные каждым фокусным животным с любым другим членом группы. За каждым субъектом наблюдали каждый день (каждый фокус длился 30 минут) и в разное время, чтобы получить данные, охватывающие весь день, в максимально сбалансированных пропорциях.

    Оперативные определения и статистика

    Социальные связи определялись на двух уровнях: родственная и аффилированная. Родство было основано на материнской линии, и только потомство матери считалось родственными особями. Уровни принадлежности между диадами были классифицированы с использованием комбинированного измерения трех моделей поведения, собранных во время фокусов (то есть, контактное сидение, уход и совместное употребление пищи), и расчета квартильных баллов диадических баллов для каждого фокусного человека. Считалось, что только диады с оценками в верхнем квартиле имеют сильные аффинитивные отношения (друзья). Поскольку в нашей выборке было всего 3 родственных диады (мать-потомство, r = 0.5), мы решили создать категорию, включающую как родственников, так и друзей (родственники и друзья; диады n = 12). Все остальные диады считались слабосвязанными.

    Место в рейтинге отдельных лиц оценивалось путем внесения решенных конфликтов в социо-матрицу победителей и проигравших. Такая социо-матрица была переупорядочена с помощью Matman 1.0, и были выделены два уровня ранга: высокий (если ранг животного упал в верхний квартиль ранга) и низкий (если ранг животного упал за пределы верхнего квартиля ранга).

    Мы разделили наши наблюдения на два разных социальных контекста: социальное напряжение и расслабление.Контекст социальной напряженности включал постконфликтные периоды (10 минут после агонистического взаимодействия), действия по управлению в неволе (с начала операций до 20 минут после того, как смотрители покинули вольер), предварительное кормление (за 10 минут до раздачи еды), и кормление (через 10 мин после раздачи корма). Условие релаксации включало все оставшиеся периоды времени наблюдения.

    Из-за небольшого размера выборки (n = 8) сравнения (заражение зевотой при зевании против исходных условий; частота спонтанных и инфицированных зевок в условиях социальной напряженности против расслабления) проводились с помощью непараметрического метода Уилкоксона. контрольная работа.Тест Фридмана (k = 3) использовался для оценки латентного периода заражения зевотой. Размер выборки и животные различались в разных тестах, потому что в каждый анализ мы могли включать только особей, удовлетворяющих всем условиям [83].

    Чтобы изучить влияние различных переменных на частоту заражения зевотой, была запущена смешанная линейная модель (LMM). Зависимой масштабной переменной была относительная частота заражения зевотой респондента, измеренная как количество раз, когда респондент зевнул после того, как зевок заданного инициирующего субъекта был нормализован по количеству раз (минимум 6).

    Во всех анализах личности инициирующих субъектов и наблюдателей вводились как случайные факторы (номинальные переменные). Мы протестировали модели для каждой комбинации, включающей интересующие переменные (таблица 1), от модели с одной переменной до модели, включающей все фиксированные факторы (полная модель). Чтобы выбрать лучшую модель, мы использовали критерий исправленной информации Акаике (AICc), меру для сравнения смешанных моделей на основе логарифмического правдоподобия −2 (ограниченного). AICc корректирует информационный критерий Акаике (AIC) для небольших размеров выборки.По мере увеличения размера выборки AICc сходится к AIC. Модель с меньшим значением AIC считалась лучшей.

    Благодарности

    Спасибо Парку приматов Апенхёул (Нидерланды), генеральному куратору Фрэнку Риткерку и хранителям бонобо за разрешение и содействие в этой работе. Мы также благодарим Франческу Копполу за помощь в сборе данных, Роско Станьон за критический и лингвистический пересмотр рукописи и П.Г. де Бальмеса за его важные разъяснения при обсуждении результатов.Мы хотим поблагодарить Франса Б.М. де Ваала за то, что он поделился с нами некоторыми основными идеями о концепции эмпатии. Наконец, мы благодарим Тобиаса Дешнера и двух анонимных рецензентов за их конструктивные комментарии к рукописи.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: EP. Проведены эксперименты: ЭД ЭП. Проанализированы данные: ЭД ЭП. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: ED EP. Написал статью: ED EP.

    Ссылки

    1. 1. Provine RR (1986) Зевание как стереотипный образец действия и высвобождение стимула. Этология 72: 448–455.
    2. 2. Provine RR (2005) Зевая. Am Sci 93: 532–539.
    3. 3. Андерсон JR, Myowa-Yamakoshi M, Matsuzawa T (2004) Заразное зевание у шимпанзе. Proc R Soc London Ser B 271: 468–470.
    4. 4. Massen JJM, Vermunt DA, Sterck EHM (2012) У шимпанзе зевание самцов более заразно, чем зевание самок ( Pan troglodytes ). PLOS ONE 7 (7) e40697
    5. 5. Кэмпбелл М.В., Девин Картер Дж., Проктор Д., Айзенберг М.Л., де Ваал FBM (2009) Компьютерная анимация стимулирует заразительное зевание у шимпанзе.Proc R Soc London Ser B 276: 4255–4259.
    6. 6. Palagi E, Leone A, Mancini G, Ferrari PF (2009) Заразное зевание у бабуинов гелада как возможное выражение сочувствия. Proc Natl Acad Sci USA 106: 19262–19267.
    7. 7. Joly-Mascheroni RM, Sunju A, Shepherd AJ (2008) Собаки ловят человеческий зевок. Biol Lett 4: 446–448.
    8. 8. Харр А.Л., Гилберт В.Р., Филлипс К. А. (2009) У собак ( Canis ownis ) заразное зевание? Anim Cogn 12: 833–837.
    9. 9. ОХара С.Дж., Рив А.В. (2010) Проверка гипотезы о заражении зевотой и эмоциональной связанности у собак, Canis ownis . Анимационное поведение 81: 335–340.
    10. 10. Сильва К., Бесса Дж., Де Соуза Л. (2012) Слуховое заразное зевание у домашних собак ( Canis ownis ): первое свидетельство социальной модуляции. Anim Cogn 15: 721–724.
    11. 11. Lehmann HE (1979) Зевая: гомеостатический рефлекс и его психологическое значение.Bull Menninger Clin 43: 123–136.
    12. 12. Guggisberg AG, Mathis J, Schnider A, Hess CW (2010) Почему мы зеваем? Neurosci Biobehav Rev 34: 1267–1276.
    13. 13. Престон С.Д., де Ваал FBM (2002) Эмпатия: ее окончательные и приблизительные основы. Behav Brain Sci 25: 1–71.
    14. 14. Галлезе V (2003) Многообразная природа межличностных отношений: поиск общего механизма. Фил Trans Royal Soc London 358: 517–528.
    15. 15. Галлезе В., Кейзерс К., Риццолатти Г. (2004) Объединяющий взгляд на основы социального познания.Тенденции Cognit Sci 8: 396–403.
    16. 16. Norscia I, Palagi E (2011) Зевание и сочувствие в Homo sapiens . PLoS ONE 6 (12) е28472
    17. 17. de Waal FBM (2012) Взгляд на сочувствие снизу вверх. В: de Waal FBM, Ferrari PF, ред. Ум приматов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета. С. 121–138.
    18. 18. Haker H, Rössler W (2009) Эмпатия при шизофрении: нарушение резонанса. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci 259: 352–361.
    19. 19.Helt MS, Eigsti IM, Snyder PJ, Fein DA (2010) Инфекционное зевание при аутическом и типичном развитии. Чайлд Дев 81: 1620–1631.
    20. 20. Сенджу А., Маэда М., Кикучи Ю., Хасэгава Т., Тодзё Ю. и др. (2007) Отсутствие заразной зевоты у детей с расстройством аутистического спектра. Biol Lett 3: 706–708.
    21. 21. Giganti F, Esposito Ziello M (2009) Заразное и спонтанное зевание у аутичных и типично развивающихся детей. Curr Psychol Lett 25: 1–11.
    22. 22. Платек С.М., Криттон С.Р., Майерс Т.Э., Гэллап Г.Г. мл. (2003) Заразная зевота: роль самосознания и атрибуции психического состояния. Cognit Brain Res 17: 223–227.
    23. 23. Платек С.М., Мохамед Ф. Б., Гэллап Г. Дж. Мл. (2005) Заразное зевание и мозг. Cognit Brain Res 23: 448–452.
    24. 24. Шурманн М., Гессе М.Д., Стефан К.Е., Саарела М., Зиллес К. и др. (2005) Тоска по зевоте: нейронная основа заразного зевания. NeuroImage 24: 1260–1264.
    25. 25. Nahab FB, Hattori N, Saad ZS, Hallett M (2009) Инфекционное зевание и лобная доля: исследование фМРТ. Hum Brain Mapp 30: 1744–1751.
    26. 26. Эслингер П.Дж. (1998) Неврологические и нейропсихологические основы эмпатии. Europ Neurol 39: 193–199.
    27. 27. Шамай-Цури С.Г., Томер Р., Бергер Б. Д., Аарон-Перец Дж. (2003) Характеристика дефицита эмпатии после префронтального повреждения мозга: роль правой вентромедиальной префронтальной коры.Cogn Neurosci 15: 324–337.
    28. 28. Арнотт С.Р., Сингхал А., Гудейл М.А. (2009) Исследование слухового заразного зевания. Познание влияет на поведение Neurosci 9: 335–342.
    29. 29. Фадига Л., Фогасси Л., Павеси Г., Риццолатти Г. (1995) Содействие моторике во время наблюдения за действием: исследование магнитной стимуляции. J Neurophysiol 73: 2608–2611.
    30. 30. Риццолатти Г., Крейгеро Л. (2004) Система зеркальных нейронов. Анну Рев Neurosci 27: 169–192.
    31. 31.Ди Пеллегрино Г., Фадига Л., Фогасси Л., Галлезе В., Риццолатти Г. (1992) Понимание моторных событий: нейрофизиологическое исследование. Exp Brain Res 91: 176–180.
    32. 32. Iacoboni M (2012) Система нейронов зеркала человека и ее роль в имитации и эмпатии. В: de Waal FBM, Ferrari PF, ред. Ум приматов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета. С. 32–47.
    33. 33. Жаннерод М. (1994) Представляющий мозг. Нейронные корреляты двигательного намерения и образов.Behav Brain Sci 17: 187–245.
    34. 34. Makuuchi M (2005) Важна ли область Брока для подражания? Кора головного мозга 15: 563–570.
    35. 35. Hecht EE, Gutman DA, Preuss TM, Sanchez MM, Parr LA, et al. (2012) Процесс против продукта в социальном обучении: сравнительная визуализация тензора диффузии нейронных систем для сопоставления действий и наблюдения у макак, шимпанзе и людей. Кора головного мозга (DOI: 10.1093 / cercor / bhs097) ..
    36. 36. Кэмпбелл М.В., де Ваал FBM (2011) Предвзятость внутригрупповой и чужой в заразном зевании шимпанзе поддерживает связь с сочувствием.PLoS ONE 6 (4) е18283
    37. 37. Palagi E, Paoli T, Borgognini S (2004) Примирение и утешение в неволе бонобо ( Pan paniscus ). Am J Primatol 62: 15–30.
    38. 38. Фуруичи Т. (2011) Женский вклад в мирную природу общества бонобо. Evol Anthropol 20: 131–142.
    39. 39. Hare B, Wobber V, Wrangham R (2012) Гипотеза самодомашнивания: эволюция психологии бонобо происходит из-за отбора против агрессии.Анимационное поведение 83: 573–585.
    40. 40. Palagi E, Paoli T, Borgognini Tarli S (2006) Краткосрочные преимущества игрового поведения и предотвращение конфликтов в Pan paniscus . Int J Primatol 27: 1257–1270.
    41. 41. Кано Т. (1992) Последняя обезьяна. Пало-Альто (США): Stanford University Press.
    42. 42. Lanting F, de Waal FBM (1997) Бонобо: забытая обезьяна. Беркли, Калифорния (США): Калифорнийский университет Press.
    43. 43. Риллинг Дж. К., Шольц Дж., Прейсс TM, Глассер М., Эрранги Б. и др.(2011) Различия между шимпанзе и бонобо в нервных системах, поддерживающих социальное познание. СКАНИРОВАНИЕ (DOI 10.1093 / scan / nsr017) ..
    44. 44. Андерсон Дж. Р., Мено П. (2003) Психологические влияния на зевоту у детей. Curr Psychol Lett 11 (2) Доступно: http://cpl.revues.org/index390.html.
    45. 45. Миллен А., Андерсон-младший (2010) Ни младенцы, ни малыши не улавливают зевок от своей матери. Biol Lett 7: 440–442.
    46. 46. Риллинг Дж. К. (2006) Мозг человека и нечеловеческого приматов: являются ли они аллометрическими версиями одного и того же дизайна? Evol Anthropol 15: 65–77.
    47. 47. Giganti F, Zilli I (2011) Ежедневный ход заразного и спонтанного зевания среди людей. Дж. Этол 29: 215–219.
    48. 48. Валусинский О. (2009) Зевая при болезнях. Eur Neurol 62: 180–187.
    49. 49. Matikainen J, Elo H (2008) Увеличивает ли зевание возбуждение за счет механической стимуляции каротидного тела? Med Hypotheses 70: 488–492.
    50. 50. Gallup AC, Gallup GG Jr (2008) Зевота и терморегуляция.Physiol Behav 95: 10–16.
    51. 51. Deputte BL (1994) Этологическое исследование зевоты у приматов. 1. Количественный анализ и изучение причинно-следственной связи у двух видов старых обезьян ( Cercocebus albigena и Macaca fascicularis ). Этология 98: 221–245.
    52. 52. Валусинский O, Deputte BL (2004) Le bâillement: phylogenèse, éthologie, nosogénie. Rev Neurol (Париж) 160: 1011–1021.
    53. 53. Вик С.Дж., Паукнер А. (2010) Вариация и контекст зевки у содержащихся в неволе шимпанзе ( Pan troglodytes ).Am J Primatol 72: 262–269.
    54. 54. Greco M, Baenninger R, Govern J (1993) В контексте зевоты: когда, где и почему? Psychol Rec 43: 175–183.
    55. 55. Provine RR, Hamernik HB, Curchack BC (1987) Зевота: связь со сном и растяжкой у людей. Этология 76: 152–160.
    56. 56. Zilli I, Giganti F, Uga V (2008) Зевота и субъективная сонливость у пожилых людей. J Sleep Res 17: 303–308.
    57. 57. Jaeggi AV, Stevens JMG, van Schaik CP (2010) Толерантное разделение пищи и взаимность исключаются деспотизмом бонобо, но не шимпанзе.Am J Phys Anthropol 143: 41–51.
    58. 58. Wrangham RW (1993) Эволюция сексуальности у шимпанзе и бонобо. Human Nat 4: 47–79.
    59. 59. Hare B, Melis AP, Woods V, Hastings S, Wrangham R (2007) Терпимость позволяет бонобо превосходить шимпанзе в совместной задаче. Curr Biol 17: 619–623.
    60. 60. Андерсон Дж. Р. (2007) Поведение животных: толерантные приматы лучше всего сотрудничают. Curr Biol 17: R242 – R244.
    61. 61. Hare B, Kwetuenda S (2010) Бонобо добровольно делятся своей едой с другими.Curr Biol 20: R230 – R231.
    62. 62. Herrmann E, Hare B, Call J, Tomasello M (2010) Различия в когнитивных способностях бонобо и шимпанзе. PLoS ONE 5 (8) Е12438
    63. 63. Робертс В., Страйер Дж. (1996) Сочувствие, эмоциональная выразительность и просоциальное поведение. Child Dev 67: 449–470.
    64. 64. Ромеро Т., Кастелланос М.А., де Ваал FBM (2010) Утешение как возможное выражение сочувствия среди шимпанзе. Proc Natl Acad Sci USA 107: 12110–12115.
    65. 65. Фрейзер О.Н., Шталь Д., Аурели Ф. (2008) Снижение стресса через утешение у шимпанзе. Proc Natl Acad Sci USA 105: 8557–8562.
    66. 66. Hare B, Tan J (2012) Насколько наше совместное поведение является человеческим? В: de Waal FBM, Ferrari PF, ред. Ум приматов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета. С. 175–193.
    67. 67. de Waal FBM (2008) Возвращение альтруизма к альтруизму: эволюция эмпатии. Анну Рев Психол 59: 279–300.
    68. 68. Фешбах Н. (1989) Тренинг эмпатии и просоциальное поведение. В Groebel J, Hinde R, eds. Агрессия и война: их биологические и социальные основы. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. С. 101–111.
    69. 69. Страйер Дж., Робертс В. (2004) Сочувствие и наблюдаемый гнев и агрессия у пятилетних детей. Социальные разработки 13: 1–13.
    70. 70. Юн Дж.М.Д., Тенни Л. (2010) Заразная зевота: отражение сочувствия, мимикрии или заражения. Анимационное поведение 79: e1 – e3.
    71. 71. Стенберг Р.Дж. (2009) Когнитивная психология. 5-е издание. Белмонт, Калифорния (США): Уодсворт.
    72. 72. Тамиетто М., Кастелли Л., Вигетти С., Пероццо П., Джеминиани Дж. И др. (2009) Невидимые выражения лица и тела вызывают быстрые эмоциональные реакции. Proc Natl Acad Sci USA 106: 17661–17666.
    73. 73. Parish AR (1996) Отношения между самками бонобо (Pan paniscus): свидетельство сотрудничества и доминирования самок у филопатрических мужских особей.Human Nat 7: 61–96.
    74. 74. Митани Дж., Уоттс Д., Пеппер Дж., Мерриуэзер Д.А. (2002) Демографические и социальные ограничения на поведение самцов шимпанзе. Анимационное поведение 64: 727–737.
    75. 75. Fleagle JG (1999) Адаптация и эволюция приматов, 2-е изд. Сан-Диего: Academic Press. 596 с.
    76. 76. Курода С. (1989) Задержка в развитии и поведенческие характеристики карликовых шимпанзе. В: Heltne PG, Marquardt AE, ред. Понимание шимпанзе. Чикаго: Чикагская академия наук. С. 184–193.
    77. 77. Доран Д.М., Юнгерс В.Л., Сугияма Ю., Флигл Дж. Г., Хизи С.П. (2002) Многофакторные и филогенетические подходы к пониманию поведенческого разнообразия шимпанзе и бонобо. В: Boesch C, Hohmann G, Marchant LF, eds. Разнообразие поведения шимпанзе и бонобо. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. С. 14–34.
    78. 78. Мартин П., Бейтсон П. (1986) Измерение поведения: вводное руководство. Кембридж (Великобритания): Издательство Кембриджского университета.
    79. 79.Кано Т. (1980) Социальное поведение диких пигмеев-шимпанзе ( Pan paniscus ) из Вамбы: предварительный отчет. Hum Evol 9: 243–260.
    80. 80. Эномото Т. (1990) Социальная игра и сексуальное поведение бонобо ( Pan paniscus ) с особым упором на гибкость. Приматы 31: 469–480.
    81. 81. de Waal FBM (1988) Коммуникативный репертуар бонобо в неволе ( Pan paniscus ) по сравнению с репертуаром шимпанзе. Поведение 106: 183–251.
    82. 82. Альтманн Дж. (1974) Наблюдательное исследование поведения: методы выборки. Поведение 49: 227–267.
    83. 83. Siegel S, Castellan NJJ (1988) Непараметрическая статистика для наук о поведении. Нью-Йорк (США): Макгроу-Хилл.

    Спросите у врачей: Старайтесь не зевать, читая это

    Ева Глейзер, доктор медицины, Элизабет Ко и доктор медицины Синдикация Эндрюса МакМила

    Уважаемый доктор: Семилетний ребенок из нашей семьи обнаружил, что зевота «цепляет», и ему просто нравится, когда он может заставить своего папу тоже начать зевать.Конечно, теперь он хочет знать, почему, но даже после поиска в Интернете мы не уверены в ответе. Кто-нибудь действительно понимает зевоту?

    Уважаемый читатель: Истинное признание — чтение вашего вопроса вызвало зевок. (Хорошо, два.) В этом нет ничего необычного, поскольку, по оценкам, более чем у половины из нас зевота заразительна. В исследовании, проведенном в Университете Дьюка, около 70 процентов из 328 участников видео, на котором зевают люди, делали то же самое во время трехминутного шоу, а некоторые целых 15 раз.Чтобы мы не думали, что это явление только для людей, заразное зевание также является отличительной чертой шимпанзе и группы приматов, известных как обезьяны Старого Света. И, как могут подтвердить владельцы собак (да, есть исследования в этом направлении), это черта, которую разделяют многие наши собачьи компаньоны.

    Так почему мы зеваем и почему ловят? Хотя эти вопросы мучили ученых, философов и всех нас, зевающих на протяжении тысячелетий, однозначных ответов у нас по-прежнему не хватает. Еще в 400 г.С., Гиппократ размышлял об истоках самопроизвольного зевания. То есть зевок, который происходит без подсказки зевота другого человека. Он связал это с общим рефлексом на охлаждение тела, что, как оказалось, было правильным предположением. Другие теории, выдвинутые для объяснения спонтанного зевания, включают сонливость, скуку, усталость и сочувствие. Совсем недавно исследователи пришли к выводу, что зевок может использоваться как диагностический маркер неврологического заболевания. С этой целью теперь существует специально разработанная шкала восприимчивости к зевоте, чтобы точно определить, насколько человек склонен «уловить» зевоту.

    В последние годы исследователи определили связь между температурой и зевотой, что придало положительный импульс теории Гиппократа 2000 с лишним лет назад. В одном исследовании было обнаружено, что 120 пешеходов, выбранных случайным образом как в жаркую, так и в холодную погоду, «ловят» зевок чаще в определенном окне более высоких температур. В другом эксперименте исследователи смогли повлиять на частоту как спонтанного, так и заразного зевания с помощью холодных и горячих компрессов. Такие переменные, как пол или возраст человека, сколько он спал прошлой ночью, время, которое он провел на улице, влажность и время года, не влияли на его зевоту.

    В прошлом году исследователи из Англии обнаружили связь между спонтанным зеванием и первичной моторной корой, областью мозга, которая играет ведущую роль в генерации сообщений, которые инициируют наше физическое движение.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.