Заболевание печени гемангиома: Хирург «СМ-Клиника» рассказал о гемангиоме печени

Содержание

Отделение хирургии печени, поджелудочной железы и желчевыводящих путей

  1. Главная
  2. Стационар
  3. Клиника Хирургии
  4. Отделение хирургии печени, поджелудочной железы и желчевыводящих путей

Заведующий отделением
Заслуженный врач РФ
САРСЕНБАЕВ Болат Хайдарович
врач-хирург высшей квалификационной категории,
кандидат медицинских наук

Контакты:
Заведующий отделением: 8 (351) 749-37-65

Ординаторская: 8 (351) 749-37-07
Пост медицинской сестры: 8 (351) 749-39-31

Хирургическое отделение №1 (отделение хирургии печени, желчных путей и поджелудочной железы) оказывает специализированную хирургическую помощь больным с патологией органов брюшной полости на  базе Областной клинической больницы с момента открытия больницы в 1938 году. Отделение входит в состав Центра хирургической гастроэнтерологии и специализируется на оказании хирургической помощи пациентам с заболеваниями печени, желчных путей и поджелудочной железы. Консультативный прием в поликлинике и ведение больных в стационаре осуществляют врачи-хирурги высшей и первой категории. Больных консультируют профессора Южно-Уральского государственного медицинского университета. Отделение развернуто на 50 коек круглосуточного стационара, имеется 12 палат на 3-4-5 мест и 2 одноместные палаты повышенной комфортности.

В ГБУЗ ЧОКБ имеется наиболее полный объем для обеспечения обследования и лечения пациентов с хирургическими заболеваниями органов брюшной полости.

Диагностика заболеваний органов брюшной полости:

  •  Рентгенологическое исследование
  • Ультразвуковое исследование
  • Компьютерная томография
  • Магнитно-резонансная томография
  • Эндоскопическое исследование
  • Радионуклидная диагностика

В отделении оперируют пациентов  со следующими заболеваниями:

  • Первичные опухоли печени (злокачественные, доброкачественные)
  • Гемангиомы печени
  • Опухоли желчных протоков и желчного пузыря
  • Эхинококкоз печени
  • Альвеококкоз печени
  • Кисты печени
  • Злокачественные и доброкачественные опухоли поджелудочной железы
  • Хронический панкреатит
  • Кисты и свищи поджелудочной железы
  • Хронический и острый холецистит
  • Холедохолитиаз
  • Рубцовые стриктуры желчных протоков
  • Портальная гипертензия на фоне цирроза печени, подпеченочного блока
  • Заболевания общехирургического профиля (грыжи брюшной стенки, хирургические заболевания желудка, ободочной кишки и др).

Оперативные вмешательства и технологии, применяемые в отделении:

  • Резекции печени (гемигепатэктомии, сегментарные, атипичные)
  • Эхинококкэктомия
  • Энуклеация гемангиом печени
  • Удаление непаразитарных кист печени (открытое/лапароскопическое)
  • Резекционные вмешательства на поджелудочной железе (панкреатодуоденальная резекция, дистальная резекция, резекция головки поджелудочной железы)
  • Дренирующие операции на поджелудочной железе (продольная панкреатоеюностомия, цистоеюностомия)
  • Холецистэктомия (открытая/лапароскопическая/мини-доступ)
  • Холедохолитотомия, наружное дренирование желчных протоков при холедохолитиазе
  • Реконструктивные операции на желчных протоках (гепатикоеюностомия, гепатоеюностомия)
  • Малоинвазивные дренирующие операции на желчных протоках (наружное чрескожное чреспеченочное пункционное дренирование, чрескожная пункционная холецистостомия)
  • Эндоскопические лечебно-диагностические манипуляции (эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография, стентирование желчных протоков, эндоскопическая папиллосфинктеротомия, литотрипсия, литоэкстракция, эндоскопическое лигирование и склеротерапия варикозных вен пищевода)
  • Общехирургические операции: герниопластика, резекция желудка, резекция ободочной кишки и т.д.

Трематодозы пищевого происхождения

Передача паразитов и бремя инвазий

Трематодозы пищевого происхождения являются зоонозами, и их возбудители могут передаваться человеку только после завершения сложного жизненного цикла, некоторые стадии которого протекают в организме промежуточного животного хозяина.

Первыми промежуточными хозяевами всех видов трематод являются пресноводные улитки. Второй хозяин бывает разным в зависимости от вида: в случае клонорхоза и описторхоза это пресноводные рыбы, а в случае парагонимоза — ракообразные. Заражение возбудителем парагонимоза может также происходить в результате употребления в пищу животных, питающихся ракообразными, например сырого мяса дикого кабана. В случае фасциолеза второй промежуточный хозяин не требуется, и заражение человека может происходить при употреблении содержащих личинки пресноводных растений. Окончательными хозяевами паразита всегда являются млекопитающие (см. таблицу 1).

Заражение человека происходит при употреблении в пищу инвазированного паразитом второго промежуточного хозяина или, в случае фасциолеза, – водной растительности, к которой прикрепляется личинка паразита.

Клонорхоз и описторхоз в основном распространены в Азии, где многие страны являются эндемичными по данным заболеваниям. В ряде гиперэндемичных сельских населенных пунктов Лаосской Народно-Демократической Республики зарегистрирован уровень пораженности населения O. viverrini на уровне свыше 80%. Парагонимоз встречается в Африке, Азии и Латинской Америке, иногда в районах, одновременно эндемичных по туберкулезу и трематодозам, что часто приводит к неправильной диагностике и лечению болезни и способствует неполной регистрации случаев. Фасциолез распространен повсеместно и является проблемой для значительного числа стран мира, из которых наиболее высокое бремя заболевания регистрируется в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Хотя случаи заболевания трематодозами пищевого происхождения отмечаются в более чем 70 странах мира, данные о их фактической распространенности весьма ограничены; особенно острый дефицит эпидемиологических данных существует в странах Африки.

Внутри стран передача инвазий часто происходит в границах определенных очагов и связана с привычками населения и особенностями местных экосистем. Риск заражения может повышаться при неудовлетворительном состоянии санитарных систем и несоблюдении гигиены питания, ограниченной доступности безопасной питьевой воды и определенных культурно обусловленных пищевых предпочтениях населения. Традиции совместного принятия пищи могут способствовать возникновению кластеров заражения в семьях или среди знакомых.

Истинные показатели бремени таких инвазий неясны, поскольку поражаемые ими группы населения зачастую мало о них знают и не всегда могут обращаться за медицинской помощью. В ходе расчетов, выполненных Справочной группой ВОЗ по эпидемиологии бремени болезней пищевого происхождения (2015 г.), было определено четыре вида передаваемых с пищей трематод, которые являются значимыми причинами инвалидности и, согласно оценкам, ежегодно вызывают в общей сложности 200 000 случаев болезни и более 7 000 случаев смерти, приводя к утрате более 2 миллионов лет жизни, скорректированных по инвалидности, во всем мире.

Трематодозы пищевого происхождения также наносят значительный экономический ущерб животноводству и рыбоводству в результате снижения продуктивности животных, а также введения ограничений на экспорт продукции и сокращения потребительского спроса.

Таблица 1. Эпидемиологические характеристики трематодозов пищевого происхождения

Болезнь Возбудитель Приобретается при потреблении Естественные окончательные хозяева  
Клонорхоз Clonorchis sinensis рыбы Собаки и другие питающиеся рыбой хищники  
Описторхоз Opisthorchis viverrini, O. felineus рыбы Кошки и другие питающиеся рыбой хищники  
Фасциолез Fasciola hepatica
,
F. gigantica
водных растений Овцы, крупный рогатый скот и другие травоядные
 
Парагонимоз Paragonimus spp. ракообразных (крабов и раков) Кошки, собаки и другие хищники, потребляющие в пищу ракообразных  

Симптомы

Бремя трематодозов пищевого происхождения для общественного здравоохранения выражается скорее в заболеваемости, нежели в смертности, при этом инвазии на ранних стадиях и в легкой форме часто остаются незамеченными. Хронические инвазии, как правило, сопровождаются тяжелой симптоматикой, затрагивающей конкретный орган, в котором локализуются взрослые особи гельминтов.

Легкая инвазия Opisthorchis spp и Clonorchis sinensis может протекать бессимптомно в острой фазе, однако при высокой паразитарной нагрузке вследствие обструкции желчных протоков гельминтами могут наблюдаться такие клинические проявления, как лихорадка и боль в верхнем правом отделе живота. Наиболее тяжелой может быть хроническая инвазия O. viverrini и C. sinensis, вызванная растянутыми во времени эпизодами повторного заражения, когда хроническое воспаление приводит к фиброзу желчных протоков и повреждению сопредельной печеночной паренхимы. Эти патологические изменения могут привести к развитию холангиокарциномы – тяжелой и нередко смертельной форме рака желчных протоков. По этой причине как

O. viverrini, так и C. sinensis признаны канцерогенами. Имеющихся данных о хронических инвазиях O. felineus недостаточно для того, чтобы данный паразит был отнесен к канцерогенам.

Фасциолез протекает в виде бессимптомного острого периода после попадания паразита в организм, за которым следуют острый период и хроническая фаза заболевания. Острый период заражения фасциолами начинается при разрушении молодыми сосальщиками ткани стенок кишечника и брюшины и их внедрении через оболочку печени в желчные протоки. Этот процесс сопровождается разрушением клеток печени и приводит к внутреннему кровотечению. Симптомы могут включать в себя лихорадку, тошноту, увеличение печени, крапивницу и острую боль в животе. Хроническая фаза заболевания начинается, когда гельминты проникают в желчные протоки, достигают половозрелости и начинают откладывать яйца. Яйца попадают сначала в желчь, затем в кишечник и с калом выделяются во внешнюю среду. Это может выражаться в виде таких симптомов, как периодическая боль, желтуха, анемия, панкреатит и желчекаменная болезнь. Вследствие хронического воспалительного поражения тканей хронические инвазии приводят к циррозу печени.

Парагонимоз на ранних стадиях может протекать бессимптомно. После проникновения паразита в легкие заболевание может сопровождаться выраженными клиническими проявлениями, в частности постоянным кашлем с выделением окрашенной кровью мокроты, болью в грудной клетке, одышкой и лихорадкой, которые могут приводить к таким осложнениям, как плевральный выпот и пневмоторакс. Симптомы и проявления заболевания можно спутать с туберкулезом, и это необходимо учитывать при отсутствии улучшений в процессе лечения больных с подозрением на туберкулез. Также довольно часто встречается эктопический парагонимоз, наиболее распространенной формой которого является церебральный парагонимоз. Его клиническими проявлениями могут быть головная боль, ухудшение зрения, эпилептические судороги и кровоизлияние в мозг.

Диагностика

Случаи с подозрением на трематодоз пищевого происхождения выявляются на основании анализа клинической картины, оценки пищевого анамнеза на предмет факторов риска (употребление в пищу сырой рыбы, ракообразных, не прошедших термическую обработку водных растений), наличия эозионофилии и характерных изменений, видимых при выполнении ультразвукового исследования, компьютерной томографии (КТ) или магниторезонансной томографии (МРТ). Для подтверждения диагноза применяются различные диагностические методы.

  • Паразитологические методы обнаружения яиц в образцах кала при подозрении на клонорхоз, описторхоз и фасциолез и прямое микроскопическое исследование мазков мокроты при подозрении на парагонимоз. Эти методы применяются чаще всего и характеризуются низкой чувствительностью при легкой паразитарной нагрузке, но при соответствующей квалификации лаборанта позволяют получить точный результат, хотя дифференциация морфологических особенностей яиц паразита при этом может быть затруднена. Исследование методом мазка по Като-Кац рекомендуется проводить дважды.
  • Иммунологические методы для выявления паразит-специфических антител в образцах сыворотки или паразит-специфических антигенов с образцах сыворотки или кала. Данные методы нередко оказываются более чувствительными, однако выявление антител не позволяет различать текущие, недавно перенесенные или прошлые инвазии. Также возможны перекрестные реакции с антигенами других трематод.
  • Такие молекулярные методы, как метод полимеразной цепной реакции, могут оказаться полезными и в настоящее время находятся на этапе экспериментальной разработки.

Лечение, профилактика и борьба

Борьба с трематодозами пищевого происхождения направлена на снижение риска заражения и уменьшение связанной с этим заболеваемости. При этом следует применять всеобъемлющий подход к вопросам здоровья, позволяющий учитывать взаимосвязи между здоровьем животных и человека и состоянием окружающей среды. Для сокращения интенсивности передачи и риска инвазий следует осуществлять комплекс мер, включающий информационно-разъяснительную и просветительскую работу среди населения по вопросам обеспечения безопасности пищевых продуктов, совершенствование санитарных систем и ведение санитарного и ветеринарного надзора.

В целях уменьшения заболеваемости ВОЗ рекомендует повышать доступность лечения с применением безопасных и эффективных противогельминтных средств.

  • Лечение клонорхоза и описторхоза проводят празиквантелом дозами по 25 мг/кг три раза в день на протяжении двух – трех дней подряд либо однократной дозой 40 мг/кг.
  • Лечение фасциолеза проводят однократной дозой триклабендазола 10 мг/кг. При отсутствии лечебного эффекта дозировку можно увеличить до 20 мг/кг в виде двух раздельных доз с интервалом 12–24 часа.
  • Лечение парагонимоза может осуществляться триклабендазолом 20 мг/кг в виде двух раздельных доз по 10 мг/кг, назначаемых в один день, либо празиквантелом 25 мг/кг три раза в день на протяжении трех дней. Лечение триклабендазолом является предпочтительным в силу простоты данной схемы и, соответственно, более четкого соблюдения режима лечения.

В целях контроля за состоянием здоровья населения ВОЗ рекомендует проводить обследования населения на районном уровне и обеспечивать массовой химиопрофилактикой соответствующие группы населения в районах с большим количеством пораженных инвазиями лиц. Оказание индивидуальной помощи путем лечения пациентов с подтвержденной или подозреваемой инвазией является целесообразным в условиях меньшей концентрации случаев заболевания и доступности медицинских учреждений.

Добиться снижения распространенности инвазий можно исключительно методами профилактической химиотерапии. Такие факторы, как антисанитария и несоблюдение гигиены питания, наличие животных резервуаров паразитов и традиционные пищевые привычки населения, могут повышать показатели повторного заражения среди населения после лечения. При этом программы массовой химиопрофилактики должны осуществляться в рамках более широкого подхода к охране здоровья, предполагающего санитарное просвещение населения, ветеринарный и фитосанитарный надзор, обеспечение безопасности пищевых продуктов и совершенствования систем водоснабжения, санитарии и гигиены.

Рекомендуемые схемы лечения и стратегии обобщенно представлены в таблице 2.

Таблица 2. Рекомендуемые схемы лечения и стратегии

Болезнь Рекомендуемый препарат и дозировка Рекомендуемая стратегия
Клонорхоз и описторхоз Ведение отдельных случаев  
Празиквантел: 25 мг/кг три раза в день в течение 2-3 дней подряд - Лечение всех подтвержденных случаев
- В эндемичных районах: лечение всех подозрительных случаев
Превентивная химиотерапия  
Празиквантел: 40 мг/кг однократно В районах, сельских населенных пунктах или общинах, где имеются признаки возникновения кластеров случаев, – лечение всех жителей каждые 12 месяцев
Фасциолез Ведение отдельных случаев  
Триклабендазол: 10 мг/кг однократно (в случае отсутствия лечебного эффекта возможна двойная доза 20 мл/кг в два раздельных приема с интервалом 12–24 часа) - Лечение всех подтвержденных случаев
- В эндемичных районах: лечение всех подозрительных случаев
Превентивная химиотерапия  
Триклабендазол: 10 мг/кг однократно В районах, сельских населенных пунктах или общинах, где имеются признаки возникновения кластеров случаев, – лечение всех детей школьного возраста (5-14 лет) или всех жителей каждые 12 месяцев  
Парагонимоз Ведение отдельных случаев  
Триклабендазол:
- 2 х 10 мг/кг в течение одного дня или
Празиквантел:
- 25 мг/кг три раза в день в течение трех дней
- Лечение всех подтвержденных случаев
- В эндемичных районах: лечение всех подозрительных случаев
Превентивная химиотерапия  
Триклабендазол: 20 мг/кг однократно В районах, сельских населенных пунктах или общинах, где имеются признаки возникновения кластеров случаев, – лечение всех жителей каждые 12 месяцев  

Биопсия печени | ГБУ РО

Биопсией называется процедура, при которой производится забор небольшого фрагмента ткани органа для уточнения диагноза.

ПОКАЗАНИЯ К БИОПСИИ ПЕЧЕНИ

Показания для выполнения чрескожной пункционной биопсии печени определяет лечащий врач. Биопсия помогает установить диагноз на морфологическом уровне и уточнить степень поражения органа.

Выполняется чрескожная пункционная биопсия при диффузных и очаговых заболеваниях печени.

К диффузным заболеваниям относятся хронические вирусные и невирусные гепатиты и т.д.

К очаговым заболеваниям относятся доброкачественные и злокачественные (первичные и вторичные) образования печени.

В настоящее время наибольшее распространение получила чрескожная пункционная биопсия печени под ультразвуковым контролем, так как позволяет выполнить прицельную биопсию при очаговых образованиях печени, и свести к минимуму риск развития возможных осложнений. Выполняется данная инвазивная процедура опытным врачом-хирургом, владеющим ультразвуковой диагностикой.

В целом чрескожная пункционная биопсия печени считается безопасной процедурой, однако как любое инвазивное вмешательство, она сопряжена с определенным риском развития возможных осложнений, поэтому важно, правильно к ней подготовиться, чтобы максимально снизить риск развития осложнений. На сегодняшний день при соблюдении всех условий выполнения чрескожной пункционной биопсии печени под ультразвуковым контролем риск развития тяжелых осложнений (внутреннего кровотечения) составляет 1:18000.

КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ К БИОПСИИ ПЕЧЕНИ?

Если вам назначили проведение данного метода исследования, то во время консультации следует сообщить врачу, есть ли у вас сердечные или легочные заболевания, аллергия, в том числе на лекарственные препараты.

В случае необходимости постоянного приема препаратов, разжижающих кровь, об этом обязательно нужно сообщить врачу-хирургу который будет выполнять биопсию.

За неделю до проведения биопсии необходимо прекратить прием аспирина и противовоспалительных средств, но только после консультации врача назначавшего вам данные препараты, не рекомендуется самостоятельно отказываться от них.

До выполнения биопсии необходимо сдать общий анализ крови, определить группу крови, а также оценить свертывающую систему крови.

Последний прием пищи должен быть за 10 – 12 часов до процедуры. Можно принимать назначенные врачом лекарственные препараты, запивая их небольшим количеством воды.

Желательно сделать очистительную клизму.

КАК ДЕЛАЮТ БИОПСИЮ ПЕЧЕНИ?

Чрескожная пункционная биопсия печени, как правило выполняется амбулаторно в условиях дневного стационара под местной анестезией. Перед процедурой врач выполняет ультразвуковое исследование (предоперационную маркировку) чтобы точно определить место пункции.

Процедура заключается в следующем, после обработки места пункции дезинфицирующим раствором, выполняется обезболивание местным анестетиком, затем специальной иглой выполняется прокол и забор небольшого фрагмента (биоптата) ткани печени. Биопсия выполняется лежа на спине, с заведенной за голову правой рукой. Во время выполнения биопсии больного просят задержать дыхание на 15-20 секунд и не двигаться. Сама биопсия производится очень быстро – за несколько секунд. Для выполнения биопсии печени наиболее часто используется автоматическая биопсийная система с одноразовой стерильной иглой, позволяющая в 100% случаев произвести забор фрагмента ткани печени достаточного для гистологического исследования. После биопсии больной находится под наблюдением в течении 2 часов, с целью оказания немедленной медицинской помощи при развитии возможных осложнениях. На область пункции прикладывается холод.

Через два часа после биопсии больному выполняют УЗИ с целью выявления возможных осложнений, а так же определяют давление и пульс. Если процедура прошла успешно больной может быть отпущен домой. После процедуры больному не разрешается водить автомобиль, поэтому просим Вас заранее договориться с родственником или знакомым, чтобы вас отвезли домой. Дома больной должен в течении суток соблюдать постельный режим, можно пить и принимать пищу. Еще сутки больной проводит в щадящем режиме, при этом не рекомендуется заниматься физическими упражнениями и исключить тяжелую физическую нагрузку. В течение недели больному противопоказан прием препаратов, содержащих ацетилсалициловую кислоту и противовоспалительные нестероидные средства.

Полученный во время биопсии фрагмент ткани печени (биоптат) будет направлен в лабораторию на морфологическое (гистологическое) исследование. При использовании автоматической биопсийной системы размеры фрагмента ткани печени составляют от 1,5 до 2,5 см длиной и от 1 до 1,5 мм в диаметре, что составляет приблизительно 1/50 000 часть массы печени. Гистологическое исследование выполняется в течение 5-7 дней. Результаты гистологического исследования позволяют поставить точный диагноз, а следовательно назначить правильное лечение. Степень правильности поставленного диагноза составляет 98-99 %.

По всем вопросам связанных с выполнением процедуры звоните по телефону 8 (863) 250-80-87.

 

COVID-19 и поражение печени | Ильченко

1. Corona Resource Centre. [Electronic resource]. URL: https://coronavirus.jhu.edu/map.html (date of the application: 15.04.2020)

2. Guarner J. Three Emerging Coronaviruses in Two Decades The Story of SARS, MERS, and Now COVID-19. Am.J. Clin. Pathol. 2020; 153: 420-1. doi: 10.1093/AJCP/AQAA029

3. Lu R., Zhao X., Li J. et al. Genomic characterisation and epidemiology of 2019 novel coronavirus: implications for virus origins and receptor binding. Lancet. 2020;395(10224):565-74; doi: 10.1016/S0140-6736(20)30251-8

4. Chen N., Zhou M., Dong X. et al. Epidemiological and clinical characteristics of 99 cases of 2019 novel coronavirus pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study. Lancet. 2020; 395(10224):507-13. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30211-7.

5. Li X., Geng M., Peng Y. et al. Molecular immune pathogenesis and diagnosis of COVID-19. J. Pharmaceutical. Analysis. 2020;10(2):102-8. doi: 10.1016/j.jpha.2020.03.001.

6. Rothan H.A., Byrareddy S.N. The epidemiology and pathogenesis of coronavirus disease (COVID-19) outbreak. J. Autoimmun. 2020; 109:102433. doi: 10.1016/j.jaut.2020.102433.

7. Xu Z., Shi L., Wang Y. et al. Pathological findings of COVID-19 associated with acute respiratory distress syndrome. Lancet Respir. Med. 2020;8(4):420-2. doi: 10.1016/S2213-2600(20)30076-X.

8. Tai W., He L., Zhang X. et al. Characterization of the receptorbinding domain (RBD) of 2019 novel coronavirus: implication for development of RBD protein as a viral attachment inhibitor and vaccine. Cell. Mol. Immunol. 2020; doi: 10.1038/s41423-020-0400-4.

9. Liu W., Li H. COVID-19: Attacks the 1-Beta Chain of Hemoglobin and Captures the Porphyrin to Inhibit Human Heme Metabolism. 2020. [Electronic resource]. URL: https://pan.baidu.com/s/1v8kP0zAyvnACXm-vJHWJuQ (date of the application: 20.04.2020)

10. Mehta P., McAuley D.F., Brown M. et al. COVID-19: consider cytokine storm syndromes and immunosuppression. Lancet. 2020; 395(10229):1033-1034. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30628-0.

11. Arachchillage D.R. J., Laffan M. Abnormal Coagulation parameters are associated with poor prognosis in patients with novel coronavirus pneumonia J. Thromb. Haemost. 2020;18(5):1233-4. doi: 10.1111/jth.14820. doi: 10.1111/jth.14768.

12. Xu X., Barth R.F., Buja L.M. A call to action: the need for autopsies to determine the full extent of organ involvement associated with COVID-19 infections. CHEST. 2020. doi: 10.1016/j.chest.2020.03.060.

13. Hanley B., Lucas S.B., Youd E. et al. Autopsy in suspected COVID-19 cases. J. Clin. Pathol. 2020;73(5):239-42. doi: 10.1136/jclinpath-2020-206522.

14. The Novel Coronavirus Pneumonia Emergency Response Epidemiology Team. The Epidemiological Characteristics of an Outbreak of 2019 Novel Coronavirus Diseases (COVID-19). China CCDC Weekly. 2020; 2: 113-22. doi: 10.3760/cma.j.issn.0254-6450.2020.02.003.

15. Sorbello M., El-Boghdadly K., Di Giacinto I. et al. The Italian coronavirus disease 2019 outbreak: recommendations from clinical practice. Anaesthesia. 2020. doi:10.1111/anae.15049.

16. Временные методические рекомендации «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» Версия 6 (28.04.2020). Министерство здравоохранения Российской Федерации. 142 с.

17. Guo Y.R, Cao Q.D., Hong Z.S. et al. The origin, transmission and clinical therapies on coronavirus diseasе 2019 (COVID-19) outbreak — an update on the status. Med. Res. 2020;7(1):11. doi: 10.1186/s40779-020-00240-0.

18. Отчет о совместной технической миссии ВОЗ и Китайской Народной Республики (КНР) по проблеме новой коронавирусной инфекции COVID-2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rosminzdrav.ru/news/2020/03/03/13469-predstavlen-otchet-o-rabote-mezhdunarodnoy-missii-voz-po-probleme-covid-19 (дата обращения: 22.04.2020)

19. Chow E.J., Schwartz N.G., Tobolowsky F.A. Symptom Screening at Illness Onset of Health Care Personnel With SARS-CoV-2 Infection in King County, Washington. JAMA. 2020. doi: 10.1001/jama.2020.6637.

20. Eliezer M., Hautefort Ch., Hamel A-L. et al. Sudden and Complete Olfactory Loss Function as a Possible Symptom of COVID-19. JAMA. Otolaryngol. Head Neck. Surg. 2020. doi:10.1001/jamaoto.2020.0832

21. Xydakis M.S., Dehgani-Mobaraki P., Holbrook E.H. et al. Smell and taste dysfunction in patients with COVID-19. Lancet Infect. Dis. 2020; 20(4): e50. doi: 10.1016/S1473-3099(20)30293-0.

22. Oxley T.J., Mocco J., Majidi S. et al. Large-Vessel Stroke as a Presenting Feature of Covid-19 in the Young. NEJM. 2020. doi: 10.1056/NEJMc2009787.

23. Helms J., Kremer S., Merdji H. et al. Neurologic Features in Severe SARS-CoV-2 Infection. NEJM. 2020. doi: 10.1056/NEJMc2008597.

24. Cheema M., Aghazadeh H., Nazarali S. et al. Keratoconjunctivitis as the Initial Medical Presentation of the Novel Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). Can. J. Ophthalmol. 2020. pii: S0008-4182(20)30305-7. doi: 10.1016/j.jcjo.2020.03.003.

25. Kim D., Quinn J., Pinsky B. et al. Rates of Co-infection Between SARS-CoV-2 and Other Respiratory Pathogens. JAMA. 2020. doi: https://jamanetwork.com/on04/15/2020.

26. Recalcati S. Cutaneous manifestations in COVID-19: a first perspective. J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol. 2020. doi: 10.1111/JDV.16387.

27. Casas C.G., Catala A., Hernandez, G.C. et al. Classification of the cutaneous manifestations of COVID-19: a rapid prospective nationwide consensus study in Spain with 375 cases. Br.J. Dermatol. 2020. doi: 10.1111/BJD.19163

28. Cheema M., Aghazadeh H., Solarte C. et al. Keratoconjunctivitis as the initial medical presentation of the novel coronavirus disease 2019 (COVID-19). Canadian Journal of Ophthalmology. DOI: 10.1016/j.jcjo.2020.03.003 Corpus ID: 214758418 [Electronic resource]. URL: https://www.canadianjournalofophthalmology.ca/article/S0008-4182(20)30305-7/pdf (date of issue: 29.04.2020)

29. Морозов С.П., Проценко Д.Н., Сметанина С.В. и др. Лучевая диагностика коронавирусной болезни (COVID-19) организация, методология, интерпретация результатов: препринт № ЦДТ - 2020 - I. М.: ГБУЗ «НПКЦ ДиТ ДЗМ», 2020; 60 с.

30. Lippi G., Favaloro E.J. D-dimer is Associated with Severity of Coronavirus Disease 2019: A Pooled Analysis. J. Thromb. Haemost. 2020. doi: 10.1055/s-0040-1709650.

31. Xu L., Liu J., Lu M. et al. Liver injury during highly pathogenic human coronavirus infections. Liver Int. 2020;40(5):998-1004. doi: 10.1111/liv.14435.

32. Guan W-J., Ni Z-Y., Hu Y. et al. Clinical characteristics of 2019 novel coronavirus infection in China. N Engl J Med. 2020;382:1708-20. doi: 10.1056/NEJMoa2002032.

33. Zhang C., Shi L., Wang F.S. Liver injury in COVID-19: management and challenges. Lancet Gastroenterol. Hepatol. 2020. doi: 10.1016/S2468-1253(20)30057-1.

34. Young B.E., Ong S.W. X., Kalimuddin S. et al. Epidemiologic features and clinical course of patients infected with SARS-CoV-2 in Singapore. JAMA. 2020; 323(15): 1488-94. doi: 10.1001/jama.2020.3204pmid:http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/32125362.

35. Cholankeril G., Podboy A., Aivaliotis V.I. et al. High Prevalence of Concurrent Gastrointestinal Manifestations in Patients with SARS-CoV-2: Early Experience from California. Gastroenterology. 2020.doi: 10.1053/j.gastro.2020.04.008.

36. Chen N., Zhou N., Dong X. et al. Epidemiological and Clinical Characteristics of 99 Cases of 2019 Novel Coronavirus Pneumonia in Wuhan, China: A Descriptive Study. Lancet. 2020;395(10223):507-13. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30211-7.

37. Lin L., J iang X., Zhang Z. et al. Gastrointestinal symptoms of 95 cases with SARS- CoV-2 infection. Gut. 2020; pii: gutjnl-2020-321013. doi:10.1136/gutjnl-2020-321013

38. Wu Y., Guo C., Tang L. et al. Prolonged presence of SARS-CoV-2 viral RNA in faecal samples. Lancet. Gastroenterol. Hepatol. 2020; 5(5): 434-435. doi: 10.1016/S2468-1253(20)30083-2

39. Gu J., Han B., Wang J. COVID-19: Gastrointestinal manifestations and potential fecal-oral transmission. Gastroentyrology. 2020; 158(6): 1518-9. doi: 10.1053/j.gastro.2020.02.054.

40. Xiao F., Tang M., Zheng X. et al. Evidence for gastrointestinal infection of SARS- CoV-2. Gastroenterology. 2020;158(6):1831-1833. doi: 10.1053/j.gastro.2020.02.055.

41. Wander P., Epstein M., Bernstein D. COVID-19 presenting as acute hepatitis. Am.J. Gastroenterol. 2020. doi:10.14309/ajg.0000000000000660.

42. Boettler T., Newsome P.N., Mondelli M.U. et. al. Care of patients with liver disease during the COVID-19 pandemic: EASL-ESCMID position paper, JHEP Reports. 2020. doi: org/10.1016/j.jhepr.2020.100113.

43. Lleo A., Invernizzi P., Lohse A.W. et al. Highlights for management of patients with Autoimmune Liver Disease during COVID-19 pandemia. J. Hepat. 2020. pii: S0168-8278(20)30212-9. doi: 10.1016/j.jhep.2020.04.002.

44. Ji D., Enqiang Qin E., Xu J. et al. Non-alcoholic fatty liver diseases in patients with COVID-19: A retrospective study. Journal of Hepatology. 2020. doi: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.03.044.

45. Tapper E.B., Asrani S.K. The COVID-19 pandemic will have a long-lasting impact on the quality of cirrhosis care. J. Hepatol. 2020; pii: S0168-8278(20)30217-8. doi: 10.1016/j.jhep.2020.04.005.

46. Saigal S., Gupta S., Sudhindran S. et al. Guidelines: Liver transplantation and COVID-19 (Coronavirus) infection: guidelines of the liver transplant Society of India (LTSI). Hepatol. Int. 2020. doi: 10.1007/s12072-020-10041-1.

47. Bhimraj A.,Morgan R.L., Shumaker A.H. et al. Infectious Diseases Society of America Guidelines on the Treatment and Management of Patients With COVID-19. Clin. Infect. Dis. 2020; pii: 5825667. doi: 10.1093/cid/ciaa478.

48. Falcao M.B., de Goes Cavalcanti L.P., Filho N.M. F. et al. Case Report: Hepatotoxicity Associated With the Use of Hydroxychloroquine in a Patient With Novel Coronavirus Disease (COVID-19). Am.J. Trop. Med. Hyg. 2020. doi: 10.4269/ajtmh.20-0276.

49. Sunkara B., Roofeh D., Silver S. et al. The devil's in the dosing: severe drug-induced liver injury in a hydroxychloroquine-naive patient with subacute cutaneous lupus erythematosus and porphyria cutanea tarda. Lupus. 2018;27(8):1383-6. doi: 10.1177/0961203318768884.

50. Makin A.J., Wendon J., Fitt S. et al. Fulminant hepatic failure secondary to hydroxychloroquine. Gut. 1994;35(4):569-70. doi: 10.1136/gut.35.4.569.

51. Wei C.H., Penunuri A., Karpouzas G. Troxis necrosis, a novel mechanism for druginduced hepatitis secondary to immunomodulatory therapy. Exp. Mol. Pathol. 2015;99(2):341-3. doi: 10.1016/j.yexmp.2015.08.006.

52. van den Broek M.P, H., Mohlmann J.E., Abeln B.G. S. et al. Chloroquine-induced QTc prolongation in COVID-19 patients. Neth. Heart. J. 2020. doi: https://doi.org/10.1007/s12471-020-01429-7.

53. Evaluating the drug-drug interaction risk of experimental COVID-19 therapies. [Electronic resource]. URL: https://www.covid19-druginteractions.org (date of the application: 30.04.2020)

54. Короновирус в России и в мире. [Electronic resource]. URL: https://www.5-tv.ru/news/294861/koronavirus-vrossii-imire-aktualnye-dannye-na4maa/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews (date of the application: 04.05.2020) [In Russian]

55. Sanders J.M., Monogue M.L., Jodlowsk T.Z. et al. Pharmacologic Treatments for Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) A Review. JAMA. 2020. doi: https://jamanetwork.com/on 05/01/2020.

56. Petherick A. Developing antibody tests for SARS-CoV-2. Lancet. 2020;395(10230):1101-2. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30788-1.

57. Roback J.D., Guarner J. Convalescent Plasma to Treat COVID-19 Possibilities and Challenges. JAMA. 2020. doi: 10.1001/jama.2020.4940.

58. Lodder W., de Roda Husman A.M. SARS-CoV-2 in wastewater: potential health risk, but also data source. Lancet Gastroenterol. Hepatol. 2020. doi: https://doi.org/10.1016/S2468-1253(20)30087-X.

59. Разработка вакцин. Медвестник. [Электронный ресурс]. URL: medvestnik.ru>chronicles/Razrabotka-vakcin.html (дата обращения: 01.05.2020)

Кавернозная гемангиома мочевого пузыря у ребенка 6 лет 11 месяцев | Зрячкин

1. Greenfield SP, Williot P, Kaplan D. Gross hematuria in children: a ten-year review. Urology. 2007;69(1):166–9. doi: 10.1016/j.urology.2006.10.018.

2. Huppmann AR, Pawel BR. Polyps and masses of the pediatric urinary bladder: a 21-year pathology review. Pediatr Dev Pathol. 2011;14(6): 438–44. doi: 10.2350/11-01-0958-OA.1.

3. Tavora F, Montgomery E, Epstein JI. A series of vascular tumors and tumorlike lesions of the bladder. Am J Surg Pathol. 2008;32(8):1213–9. doi: 10.1097/PAS.0b013e31816293c5.

4. Wiygul JB, Palmer L. Isolated hemangioma causing gross painless hematuria in an adolescent male. Urology. 2010;76(2):463–4. doi: 10.1016/j.urology.2009.11.055.

5. Neville BW, Damm DD, Allen CM, Bouquot JE. Oral and maxillofacia pathology. 3rd edition. Philadelphia: Saunders; 2008. 984 p.

6. Cheng L, Nascimento AG, Neumann RM, Nehra A, Cheville JC, Ramnani DM, Leibovich BC, Bostwick DG. Hemangioma of the urinary bladder. Cancer. 1999;86(3):498–504.

7. Kibar Y, Kilciler M, Irkilata HC, Erdemir F, Zor M, Onguru O, Dayanc M. A rare cause of hematuria in children: arteriovenous hemangioma of the bladder. Central European Journal of Urology. 2010;63(2):103–4.

8. Kim YY, Kim MJ, Lee MJ, Kim JY. Multiple hemangiomas of the urinary bladder in a child with gross hematuria. Ultrasonography. 2015;34(3):231–4. doi: 10.14366/usg.14056.

9. Jibhkate S, Sanklecha V, Valand A. Urinary bladder hemangioma – a rare urinary bladder tumor in a child. APSP J Case Rep. 2015;6(1):6.

10. Lott S, Lopez-Beltran A, Maclennan GT, Montironi R, Cheng L. Soft tissue tumors of the urinary bladder, Part I: myofibroblastic proliferations, benign neoplasms, and tumors of uncertain malignant potential. Hum Pathol. 2007;38(6):807–23. doi: 10.1016/j.humpath.2007.03.017.

11. Zaballos P, Carulla M, Ozdemir F, Zalaudek I, Bañuls J, Llambrich A, Puig S, Argenziano G, Malvehy J. Dermoscopy of pyogenic granuloma: a morphological study. Br J Dermatol. 2010;163(6):1229–37. doi: 10.1111/j.1365-2133.2010.10040.x.

12. Абдуллаев ФК, Николаев ВВ, Кулаев ВД, Черкашина ЕН. Гемангиомы мочевого пузыря у детей: опыт эндоскопического лечения. Урология. 2011;(1):46–9.

13. Rifat UN, Hamadalla NY, Chiad Safi KC, Al Habash SS, Mohammed M. Urothelial bladder tumour in childhood: A report of two cases and a review. Arab J Urol. 2015;13(2):116–21. doi: 10.1016/j.aju.2014.11.002.

цена в Москве. записаться на прием в клинику ЦКБ РАН

Сцинтиграфия с мечеными эритроцитами (in vivo) является эффективным и безопасным методом диагностики желудочно-кишечных кровотечений, в том числе при невозможности подтвердить диагноз другими методами исследования, а так же может использоваться для диагностики гемангиом печени.

Подготовка к исследованию: необходимо отменить прием гепарина и его аналогов за неделю до исследования.

Показания к проведению:

  • Желудочно-кишечные кровотечения
  • Гемангиома печени
  • Контроль качества лечения

Противопоказания: беременность, ограничено при грудном вскармливании

Особенности исследования: исследование проводится в течение 1,5 часов. Заключение выдается в день проведения сцинтиграфии.

Используемые радиофармацевтические препараты (РФП):
Внутривенно вводится препарат Пирфотех. Циркулируя по кровеному руслу пациента препарат связывается с эритроцитами, образуя комплекс «эритроцит + Пирфотех». Через 15 мин после введения пирфотеха, внутривенно вводится 99mTc -Пертехнетат который в свою очередь связывается с Пирфотехом и образуется комплекс «эритроцит+ 99mTc Пирфотех». Этот комплекс стабилен на протяжении 3 ч, затем он разрушаются и препарат быстро выводится из организма почками

Нормальная сцинтиграфия с мечеными эритроцитами (in vivo):
-Диагностика желудочно-кишечных кровотечения (ЖКК): хорошо визуализируются магистральные сосуды, распределение равномерное, отсутствуют зоны гипофиксации в местах не соответствующих анатомо-топографическим нормам. В случае выявления патологического накопления диагностируется наличие кровотечения. Имеется возможность определить его количественные характеристики (мл/мин)

Пациентам, приходя на исследование, необходимо с собой иметь выписки из историй болезни или амбулаторной карты, результаты и заключения (если есть) КТ, МРТ.

Гепатологический центр EMC – лечение заболеваний печени в Москве

  • Помощь пациентам с заболеваниями печени любой стадии
  • Диагностика и лечение в соответствии с рекомендациями международных экспертов (Европейского и Американсакого обществ по изучению заболеваний печени)
  • Широкий спектр лабораторных и инструментальных исследований
  • Гепатологический центр ЕМС специализируется на лечении аутоиммунных и лекарственных гепатитов, перекрестного синдрома, гемохроматоза, алкогольных поражений печени, неалкогольной жировой болезни, хронических вирусных гепатитов B, C, D, E. Особое внимание в Центре уделяется лечению гепатита С.

В Гепатологическом центре ЕМС, пациентам с различными заболеваниями печени оказывают комплексную, специализированную консультативную, лечебно-диагностическую и терапевтическую помощь на любой стадии болезни. Некоторые используемые в Центре технологии уникальны для нашей страны, хотя показали свою высокую эффективность в практике мировой доказательной медицины.

Современная диагностика заболеваний печени в Москве

Специалисты Гепатологического центра ЕМС проводят широкий спектр лабораторных и инструментальных исследований для диагностики различных заболеваний печени, определения ее функциональных и анатомических особенностей. Это такие исследования, как:

  • экспертная ультразвуковая диагностика (УЗИ) гепатобилиарной системы;
  • компьютерная томография органов брюшной полости с внутривенным контрастированием;
  • магнитно-резонансная томография;
  • биохимический анализ крови (печеночный, липидный профили) в течение нескольких часов;
  • маркеры вирусных гепатитов А, В, С, D;
  • онкомаркеры: альфа-фетопротеин, СА19,9, РЕА и др.;
  • генотирование наследственных заболеваний, таких как болезнь Жильбера, Вильсона-Коновалова, гемохроматоз и др.;
  • эндоскопические исследования желудочно-кишечного тракта;
  • расширенный спектр лабораторных (цитологических, иммунологических, биохимических, гормональных) исследований;
  • ФиброТест (FibroTest), ФиброМакс (FibroMax) – неинвазивные методы стадирования фиброза печени.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости является одним их первых исследований, которое необходимо выполнить пациенту с подозрением на заболевания печени. Во время этого исследования доктор определяет размеры печени, четкость и правильность её контуров. Наличие деформации и/или увеличения печени крайне важно при диагностике онкологических заболеваний, цирроза печени, острых состояний (например, тромбоза воротной вены или печеночной артерии). Ткань печени может быть однородной или содержать в себе различные включения: очаги жирового перерождения, кисты, аденомы и т.д. Оценивается сосудистый рисунок и состояние внутрипеченочных желчных протоков. На этапе УЗИ-диагностики возможно выявление признаков воспалительных изменений, цирроза печени, наличия доброкачественных или злокачественных образований. Оценить функциональное состояние печени при выполнении УЗИ невозможно.

Компьютерная томография является следующим диагностическим этапом при необходимости более детальной визуализации органа. К этому методу диагностики гастроэнтеролог прибегает в том случае, если есть подозрение на наличие новообразования в печени - кисты, гемангиомы, аденомы, аденокарциономы. Исследование проводится с внутривенным контрастированием, используя чувствительные и хорошо поглощаемые клетками печени вещества. Снимок позволяет детально и под большим увеличением распознать «природу» образования, его расположение, отношение к сосудам и желчным протоками.

Магнитно-резонансная томография печени - еще один метод детальной визуализации органа. Используется в случае если снимок КТ не дает достаточной картины для определения характера новообразования в печени.

Пункционная биопсия печени является «золотым стандартом» в диагностике заболеваний печени. В настоящее время используется редко в связи с наличием качественных методов визуализации и хорошей лабораторной диагностикой, однако в случае, если врач сомневается в правильности диагноза или патология сочетанная (например, первичный билиарный цирроз и аутоимунный гепатит одновременно), этот метод незаменим. В ЕМС данная процедура проводится за один день. Под контролем УЗИ и местным обезболиванием пациенту делается прокол в правом межреберье и берется маленький кусочек ткани печени. Процедура безболезненна и безопасна. Через несколько часов, после контрольного УЗИ-исследования пациент уходит домой.

Современные технологии генетического анализа позволяют оптимизировать лечение, то есть ликвидировать или максимально уменьшить побочные эффекты фармакотерапии.

Лечение заболеваний печени в гепатологическом центре ЕМС

Гепатологический центр ЕМС специализируется на лечении аутоиммунных и лекарственных гепатитов, перекрестного синдрома, гемохроматоза, алкогольных поражений печени, неалкогольной жировой болезни, хронических вирусных гепатитов B, C, D, E. Особое внимание в Центре уделяется лечению гепатита С.

В ЕМС пациенты получают индивидуальный подход в диагностике и лечении аутоимунного гепатита. Под руководством опытных гастроэнтерологов осуществляется динамическое наблюдение за развитием заболевания, а также своевременная коррекция нежелательных эффектов от терапии.

Использование современных схем для противовирусного лечения гепатита В позволило значительно снизить количество инфекционных осложнений. Терапия очень проста в применении и не имеет существенных побочных эффектов. В ЕМС можно провести комплексное обследование по поводу хронического вирусного гепатита В, получить консультацию опытных гастроэнтерологов и начать противовирусное лечение.

В современном мире хронический вирусный гепатит С уже не представляет серьезной проблемы с момента появления новых противовирусных препаратов. Несколько таблеток в день в течение 8-12 недель позволяют практически в 100% случаев одержать победу над вирусом! Лечение показано всем пациентам, вне зависимости от стадии фиброза печени и вирусной активности. В Европейском медицинском центре проводится лечение гепатита С с использованием самых современных противовирусных схем под контролем опытных гастроэнтерологов. Закупки лекарственных препаратов происходят непосредственно у российского дистрибьютера, что исключает риск приобретения «подделок». Гепатологи ЕМС в своей работе ориентируются на рекомендации международных экспертов (Европейского и Американсакого обществ по изучению заболеваний печени).

Своевременная диагностика и применение эффективных методов лечения в соответствии с международными стандартами позволяют достичь успешного результата в короткие сроки.

факторов, влияющих на прогрессирование заболевания в общей гепатологической практике

Eur J Gastroenterol Hepatol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011, 14 апреля.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC3076672

NIHMSID: NIHMS271733

, MD PhD, 1, 2 , MD MPH, 1, 2 , MD, 1, 3 , 1 , MD, 4, * , MD, 2 и, MD 1

Араш Этемади

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

2 Отдел эпидемиологии и генетики рака, Национальный институт рака, Бетесда, Мэриленд, США

Асие Голозар

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

2 Отдел эпидемиологии и генетики рака, Национальный институт рака, Бетесда, Мэриленд, США

Ахгар Гассабиан

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

3 Отделение детской и подростковой психиатрии, Медицинский центр Эразмус - Детская больница Софии, Роттердам, Нидерланды

Махса Зарей

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

Амир Педжман Хашеми Тахери

4 Отделение радиологии, Шариатская больница, Школа медицины, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

Сэнфорд М.Dawsey

2 Отдел эпидемиологии и генетики рака, Национальный институт рака, Бетесда, Мэриленд, США

Реза Малекзаде

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

1 Исследовательский центр болезней органов пищеварения, Больница Шариати, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

2 Отдел эпидемиологии и генетики рака, Национальный институт рака, Бетесда, Мэриленд, США

3 Отделение детской и подростковой психиатрии, Медицинский центр Эразмус - Детская больница Софии, Роттердам, Нидерланды

4 Отделение радиологии, Шариатская больница, Школа медицины, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран

* Автор, ответственный за переписку: Амир Педжман Хашеми Тахери, доктор медицины, Шариатская больница, проспект Северный Каргар, Тегеран, Иран.Телефон: + 98 912 3572714, Факс: +98 21 82415400, [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Предпосылки

Хотя для бессимптомных гемангиом печени обычно рекомендуется консервативное лечение, факторы, влияющие на течение заболевания, все еще не очень хорошо изучены.

Цель

Определить характеристики кавернозной гемангиомы и факторы, влияющие на ее прогрессирование, у пациентов из общей гепатологической клиники в Тегеране, Иран.

Методы

Мы проанализировали медицинские карты 198 пациентов с кавернозной гемангиомой печени, посещавших крупную частную гепатологическую клинику в Тегеране с 1997 по 2007 год. Из 198 случаев 129 можно было наблюдать в течение периода 3,2 ± 2,5. лет, и 80 из них прошли от 1 до 5 повторных сонографий.

Результаты

Пациенты были в возрасте от 27 до 84 лет (средний возраст 44,3 ± 10,9), 131 (66,2%) были женщины. У 36 пациентов (18,2%) были гигантские гемангиомы. Боль в животе была основной причиной оценки в 100 (50.5%) пациенты. Боль в животе в начале периода наблюдения была значимо связана с синдромом раздраженного кишечника (OR = 8,3; 95% ДИ: 3,1-28,7) или другими заболеваниями ЖКТ (OR = 3,9; 95% ДИ: 2,6-10,2), но не с размером, количеством или расположением гемангиомы. Во время наблюдения наличие одного гигантского очага на момент постановки диагноза, скорректированного с учетом возраста, пола и наличия СРК, было сильным предиктором стойкой боли во время наблюдения (OR = 11,1; 95% ДИ: 3,2-38,6). . При повторной сонографии у 35% наблюдался увеличенный размер, что было достоверно связано только с наличием одного очага поражения (p = 0.04).

Заключение

Многие симптомы гемангиомы печени связаны с сопутствующими заболеваниями ЖКТ. Пациенты с одним гигантским поражением с большей вероятностью будут иметь постоянную боль, а отдельные поражения с большей вероятностью будут увеличиваться в размерах.

Ключевые слова: печень, гемангиома, УЗИ

ВВЕДЕНИЕ

Кавернозные гемангиомы являются наиболее распространенными доброкачественными опухолями печени, а печень является внутренним органом, наиболее пораженным гемангиомой. [1-2] у других симптомы могут варьироваться от дискомфорта в животе до опасных для жизни осложнений.[1] Женщины чаще страдают от гемангиомы печени, [3] и некоторые исследования показали, что женщины, подвергшиеся воздействию экзогенных эстрогенов, прогестерона, контрацептивов или заместительной гормональной терапии, демонстрируют значительное увеличение размера опухолей. [4-5] Ультрасонография обычно является первым визуализирующим исследованием и дает 70-80% точности диагностики кавернозных гемангиом. [6-7] Поскольку этот метод не инвазивен и легко повторяется, он является идеальным способом наблюдения за опухолью после установления диагноза.[8-9] МРТ - самый точный метод визуализации (чувствительность 95% и специфичность до 100%). [10-11] В неопределенных случаях можно использовать тщательно выполненную биопсию иглой. [12]

Диагностическим и терапевтическим проблемам при оценке гемангиом печени посвящен ряд публикаций [13-15]. В последние годы многие сообщения показали очень хорошие результаты после хирургической резекции или энуклеации [16–18], но для бессимптомных гемангиом печени обычно рекомендуется консервативное лечение [16, 19–20] даже при гигантских поражениях.[21]

В целом факторы, влияющие на течение и исход заболевания, до сих пор не очень хорошо известны, и, поскольку многие отчеты о результатах последующего наблюдения были получены из хирургических центров, результаты могут быть смещены в сторону более крупных и сложных опухолей [21]. 22] Это отражено во многих опубликованных отчетах о высоком уровне резекций и симптоматических заболеваний [14, 17, 22]. Имеется лишь несколько опубликованных отчетов о кавернозной гемангиоме печени и ее естественном течении в регионе Ближнего Востока. Мы провели это исследование с участием пациентов с диагнозом кавернозная гемангиома печени в общей гепатологической клинике в Тегеране, Иран, чтобы определить характеристики заболевания и факторы, влияющие на его прогрессирование и исходы у пациентов, поступающих в эту клинику.

МЕТОДЫ

В этом ретроспективном исследовании мы рассмотрели все медицинские записи пациентов, которые посещали гастроэнтерологическую и гепатологическую клинику одного из авторов (RM) в Тегеране, Иран, в течение 10 лет, с 1997 по 2007 год. Расположен на северо-востоке страны. Тегерана эта клиника является очень загруженным центром, куда принимаются как новые пациенты, так и пациенты со всей страны. Среди пациентов этого центра у 198 в этот период была диагностирована кавернозная гемангиома печени.Диагноз кавернозной гемангиомы был подтвержден ультразвуковым исследованием, компьютерной томографией, МРТ и / или FNA. [6] Все другие возможные диагнозы, включая другие опухоли печени, у пациентов исключались до постановки точного диагноза. Собранные данные включали возраст, пол, время с момента постановки диагноза, результаты визуализации, беременность или использование эстрогена во время наблюдения, наличие сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), симптомы и признаки до и после постановки диагноза, течение заболевания, лечение, осложнения и рецидивы с использованием структурированная анкета.Пациенты наблюдались каждые 6-12 месяцев, и при необходимости проводилось новое ультразвуковое исследование.

Для каждого пациента были просмотрены все связанные файлы, и в случаях с неполной информацией или отсутствием возможности последующего наблюдения с пациентом связывались. Пациентам было предложено посетить клинику в удобное время со всеми имеющимися у них медицинскими записями, и при наличии показаний была проведена новая сонография. Когда пациент не мог повторно посетить клинику, проводилось телефонное интервью, чтобы получить как можно больше данных о последующем наблюдении.Из 198 случаев 129 (65%) можно было наблюдать в течение 3,2 ± 2,5 года (диапазон: от 1 до 12 лет), и в 80 из них (40,5% всех случаев) было проведено от 1 до 5 повторных сонографий.

Описательные данные представлены как частота и средние значения ± стандартное отклонение. Размер поражения считается наибольшим размером самого большого поражения, обнаруженного при ультразвуковом исследовании. Гигантское поражение определялось как очаг размером 5 см или более [21]. Связь каждого фактора риска с исходом заболевания анализировалась с использованием точных критериев хи-квадрат и Фишера для категориальных переменных и t-критерия для непрерывных данных.Для оценки силы ассоциаций использовались отношения шансов и 95% доверительный интервал (95% ДИ). Для корректировки искажающих факторов использовалась модель многомерной логистической регрессии. Все анализы были двусторонними, и значение p менее 0,05 считалось значимым.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Пациенты были в возрасте от 27 до 84 лет (средний возраст 44,3 ± 10,9), 131 (66,2%) были женщины. показывает исходные характеристики пациентов. В то время как у большинства пациентов было от 1 до 4 очагов поражения; у одного пациента было 9, а у другого 15 отдельных опухолей.Тридцать шесть пациентов (18,2%) имели гигантские гемангиомы (≥ 5 см), с самым большим поражением размером 25 см. 115 пациентов жаловались на боли в животе, и эта боль стала причиной обследования у 100 (50,5%). Наличие боли в животе в начале периода наблюдения было значительно связано с синдромом раздраженного кишечника (OR = 8,3; 95% ДИ: 3,1–28,7) или другими заболеваниями ЖКТ (OR = 3,9; 95% ДИ: 2,6-10,2), но не с размером, количеством или расположением гемангиомы (). У 25 пациентов (21,7% из тех, кто страдает болями в животе) для этого симптома не было обнаружено никакой другой причины, кроме гемангиоматоза.

Таблица 1

Исходные характеристики 198 пациентов с гемангиомой

Пациенты с гигантскими поражениями
Исходные характеристики Значение
Возраст на момент постановки диагноза (лет) 44,3 ± 10,9
Пол Женский 131 (66,2)
Мужской 67 (33,8)
Причина обследования
Боль в животе 100 (50.5)
Другие симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта 34 (17,2)
Случайные находки 64 (32,3)
Пациенты с множественными поражениями 32 (16,2)
(> 5 см) 36 (18,2)
Средний размер самого большого поражения (мм) 50,2 ± 46,5
Местоположение
Правая доля 17616 (893)
Левая доля 13 (6.5)
Оба 9 (4,5)
Сопутствующее заболевание желудочно-кишечного тракта или печени
Гастроэфагеальная рефлюксная болезнь 57 (28,9)
Гепатит / заболевание печени 22 (11,1)
Язвенная болезнь 15 (7,6)
Заболевания желчевыводящей системы 10 (5,1)
6.0)

Таблица 2

Сравнение пациентов с болью в животе и без нее

19 903
Боль в животе на исходном уровне Боль в животе во время наблюдения
Боль в животе
присутствует (n = 115)
Боль в животе
отсутствует (n = 83)
Боль в животе
присутствует (n = 23)
Боль в животе
отсутствует
(n = 106)
Размер поражения (мм) 47.3 ± 41,3 54,2 ± 52,5 68,4 ± 43,2 ** 38,4 ± 36,4
История СРК 40 (34,8) ** 5 (6) 11 (47,8 ) * 17 (16,0)
История других заболеваний ЖКТ 78 (67,8) ** 29 (34,9) 14 (60,8) 55 (51,9)
Гигантское поражение (> 5 см) 17 (14,8) 19 (22.9) 10 (43,5) ** 13 (12,3)
Множественные поражения 18 (15,7) 14 (16,9) 0 (0) ** 21 ( 19,8)
Поражение левой доли 11 (9,5) 11 (13,3) 3 (13,0) 16 (15,1)

Среди 129 пациентов, за которыми следовало наблюдение, ни один из 48 пациентов, у которых ранее не было симптомов заболевания, стали симптоматичными в этот период.У 81 пациента, сообщившего о боли в животе в начале исследования, боль сохранялась у 23 (28,4%) и исчезла у 58 (71,6%) пациентов из-за лечения основных заболеваний и / или неспецифических методов обезболивания. Как показано на правой панели, наличие большего размера поражения, единичное поражение или наличие СРК в анамнезе были значительно связаны с постоянной болью. Наличие единственного гигантского очага поражения на момент постановки диагноза было сильным предиктором стойкой боли во время последующего наблюдения (OR = 10,9; 95% CI: 2,8-42.5). Связь даже усилилась с поправкой на возраст, пол и наличие IBS (OR = 11,1; 95% CI: 3,2–38,6).

Девяти пациентам (7% от числа доступных для наблюдения) была выполнена хирургическая резекция в среднем через 2,0 ± 1,8 года: 4 из-за боли в животе, не поддающейся лечению обезболивающими, 4 из-за большого размера поражения, и один из-за разрыва и кровотечения гемангиомы. У трех из этих 9 пациентов гемангиома рецидивировала после операции.

У 80 пациентов, прошедших повторную сонографию, средний размер самого большого поражения не показал значительных изменений (с 50.От 0 ± 49,2 мм до 49,2 ± 52,0 мм; р = 0,7). Увеличение размера самого большого поражения наблюдалось в 28 (35%) повторных сонографических исследованиях. сравнивает пациентов с увеличенным размером поражения и без него. Среди пациентов со стабильными размерами поражения чаще встречались множественные поражения (p = 0,04) и поражение левой доли (p = 0,07).

Таблица 3

Факторы, связанные с увеличением размера гемангиомы у 80 пациентов с повторной сонографией

) 0,04
Размер поражения
увеличился (n = 28)
Размер поражения
уменьшился или
постоянный (n = 52)
Значение p
Возраст на момент постановки диагноза (лет) 43.6 ± 9,6 41,7 ± 9,3 0,4
Длительность заболевания (лет) 3,8 ± 2,9 3,3 ± 2,7 0,4
Пациенты женского пола 23 (82167,2) 0,6
Гигантское образование (> 5 см) 5 (17,9) 15 (38,8) 0,1
Множественные поражения 2 (7,1) 14 (26,9) 14 (26,9)
Постоянная боль во время наблюдения
3 (10.7) 6 (11,5) 0,8
Использование эстрогена * 13 (56,5) 22 (55,0) 0,7
Беременность * 148 ( 24 (60,0) 0,7
Поражение левой доли 2 (7,1) 12 (23,1) 0,07

ОБСУЖДЕНИЕ

В этой относительно большой группе пациентов с гемангидозной полостью мы выяснили, что в большинстве случаев болезнь протекает доброкачественно.Боль при поступлении, по-видимому, чаще возникала у пациентов с сопутствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта, особенно с СРК, но большие опухоли с большей вероятностью вызывали стойкую боль позже во время наблюдения.

Среди наших пациентов 58% имели боль в животе на исходном уровне, и в 50% случаев эта боль была причиной направления к специалисту, в результате которого был поставлен диагноз гемангиомы печени. Однако только в 12,6% случаев боль могла быть связана с гемангиомой; у других пациентов также присутствовали другие заболевания желудочно-кишечного тракта, особенно СРК и язвенная болезнь.СРК также был определяющим фактором стойкой боли в животе у наших пациентов. Другие исследования кавернозной гемангиомы печени также показали, что у большинства пациентов есть другие причины боли в животе. [1, 9] В исследовании Farges и соавторов [14] боль исчезла у 54% пациентов после лечения сопутствующих заболеваний. и у 4 из 11 пациентов боль сохранялась даже после удаления опухоли. В этой серии боль также уменьшилась у многих пациентов даже при отсутствии какого-либо специального лечения.Если у пациентов с гемангиомами печени не обнаружено других причин для появления симптомов, считается, что боль присутствует в результате инфаркта и некроза опухоли [22] или в результате давления опухоли на капсулу печени или соседние органы [10]. ] Последнее особенно важно при больших опухолях и поражениях левой доли. [14] В нашем исследовании, хотя размер поражения не был связан с болью в начале исследования, пациенты, которые испытывали постоянную боль во время последующего наблюдения, имели более крупные поражения. Также интересно отметить, что основным фактором, определяющим продолжающуюся боль, был исходный размер опухоли, а не увеличение размера опухоли во время наблюдения.Мы думаем, что изначально большая часть боли в животе у наших пациентов была вызвана другими заболеваниями желудочно-кишечного тракта, и это маскировало любую боль, вызванную гемангиомой. За исключением СРК, боль от этих других заболеваний была уменьшена соответствующим лечением, и затем влияние размера гемангиомы на боль стало более очевидным.

Как и в предыдущих исследованиях, у наших пациентов преобладали женщины. Соотношение женщин и мужчин 2: 1 в нашем исследовании ниже, чем в большинстве более ранних серий, которые обычно находились в диапазоне 5-6: 1.[6-7] Однако несколько других исследований также сообщили о соотношении полов 2: 1. [8-9, 22] Хотя некоторые исследования показывают, что женские половые гормоны могут играть важную роль в патогенезе этих опухолей, литература не дает окончательных результатов в этом отношении. [3] Gemer et al. В исследовании «случай-контроль» с участием 40 женщин с гемангиомами печени сообщили, что заболевание не было связано с менструальным или репродуктивным анамнезом или использованием оральных контрацептивов. [23] Однако это исследование, возможно, было недостаточно мощным, чтобы показать такие ассоциации.В более крупном исследовании, проведенном Глинковой и коллегами, 94 женщины с 181 гемангиомой наблюдались в среднем в течение 7,3 года [4]. Они пришли к выводу, что как экзогенные, так и эндогенные половые гормоны могут влиять на гемангиматоз печени, хотя значительное увеличение было относительно редко даже у пациентов, получавших гормональную терапию. У наших пациенток история беременности или прием эстрогенов не оказали значительного влияния на прогрессирование поражения или симптомы во время наблюдения.

Кавернозные гемангиомы печени обычно имеют доброкачественное и непрогрессирующее течение.[1] В большинстве исследований эти опухоли мало меняются в размере во время наблюдения и редко бывают осложненными. [24] У наших пациентов средний размер поражений существенно не изменился в течение 3,2-летнего периода наблюдения. С другой стороны, 35% поражений с более чем одной сонографией действительно показали некоторую степень увеличения размера, что выше, чем частота увеличения на 10-13%, о которой сообщалось в других сериях [14]. Считается, что основной причиной увеличения этих поражений является расширение или эктазия сосудистых каналов, а не пролиферация эндотелиальных клеток.[25] Глинкова и его коллеги [4] сообщили об увеличении размера на 12,7%. Как и в нашем исследовании, они обнаружили обратную связь между количеством гемангиом и вероятностью прогрессирования (OR = 0,27; p = 0,006). Мы не обнаружили никакой связи между увеличением размера и симптомами.

Мы обнаружили, что в нашей серии частота резекции составляет 7%. В различных исследованиях сообщалось о частоте резекции кавернозной гемангиомы от 3,2% до 45%. [14, 17, 20, 22] Многие предыдущие серии были получены из хирургических центров, куда пациенты направлялись из-за прогрессирующего заболевания, и это могло привести к результаты смещены в пользу более запущенного симптоматического заболевания и лечения хирургической резекцией.[14, 17] В отличие от этого, наше исследование проводилось в условиях общей гепатологической клиники, что позволило лучше понять естественную историю пациентов, наблюдаемых в нехирургических условиях. Также важно отметить, что наше исследование не проводилось в условиях больницы, поэтому его результаты должны быть ближе к повседневному опыту большинства терапевтов и гепатологов.

Одним из ограничений нашего исследования было то, что многие из наших пациентов не могли наблюдать или имели неполную информацию из-за ретроспективного характера исследования.Большинство других опубликованных исследований кавернозного гемангиматоза печени имеют такое же ограничение.

Обычным подходом к лечению кавернозного гемангиоматоза печени является консервативное лечение, и существует лишь несколько показаний к операции, таких как осложненные или симптоматические поражения или диагностическая неопределенность. [1, 21] В предыдущих сериях сообщалось, что симптомы сохраняются после операции. у многих пациентов, независимо от точных хирургических методов [19]. Также у трех наших пациентов мы наблюдали рецидив гемангиомы после удаления опухоли.Риск хирургических осложнений, по-видимому, связан с размером гемангиомы, а не с используемой техникой, и поэтому показания к операции должны быть тщательно взвешены для каждого человека. [16]

В заключение, наше исследование подтверждает предыдущие выводы о доброкачественной и непрогрессивной природе кавернозных гемангиом печени. Это также показывает, что многие симптомы у пациентов с этими опухолями, особенно боль в животе, связаны с сопутствующими заболеваниями желудочно-кишечного тракта, особенно с СРК, и сам по себе рост поражения не часто вызывает симптомы.На более позднем этапе развития болезни у пациентов с одной гигантской гемангиомой более вероятно возникновение стойкой боли, а единичные поражения с большей вероятностью будут увеличиваться в размерах, поэтому за ними следует наблюдать за любыми заметными изменениями в течении болезни. Ни боль в животе, ни размер поражения сами по себе не требуют хирургического вмешательства.

Благодарность

Это исследование было поддержано исследовательским грантом Исследовательского центра пищеварительных заболеваний Тегеранского университета медицинских наук, Тегеран, Иран.Он также частично поддерживался внутренними фондами Национального института рака, Национальных институтов здравоохранения США.

Сноски

Конфликт интересов: Нет

Список литературы

1. Биулак-Сэйдж П., Лаумонье Х., Лоран С., Блан Дж. Ф., Балабо С. Доброкачественные и злокачественные сосудистые опухоли печени у взрослых. Semin Liver Dis. 2008. 28: 302–14. [PubMed] [Google Scholar] 2. Порайко М.К., Чоудхари С. Доброкачественные новообразования печени. Варианты лечения Curr Gastroenterol. 2001; 4: 479–91.[PubMed] [Google Scholar] 3. Джаннитрапани Л., Сореси М., Ла Спада Е., Сервелло М., Д’Алессандро Н., Монтальто Г. Половые гормоны и риск опухоли печени. Ann N Y Acad Sci. 2006; 1089: 228–36. [PubMed] [Google Scholar] 4. Глинкова В., Шевах О., Боаз М., Левин А., Ширин Х. Гемангиомы печени: возможная связь с женскими половыми гормонами. Кишечник. 2004; 53: 1352–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Ozakyol A, Kebapci M. Усиление роста гемангиоматоза печени у двух взрослых после заместительной терапии эстрогенами в постменопаузе.Tohoku J Exp Med. 2006. 210: 257–61. [PubMed] [Google Scholar] 6. Choi BY, Nguyen MH. Диагностика и лечение доброкачественных опухолей печени. J Clin Gastroenterol. 2005; 39: 401–12. [PubMed] [Google Scholar] 7. Троттер Дж. Ф., Эверсон ГТ. Доброкачественные очаговые поражения печени. Clin Liver Dis. 2001; 5: 17–42. v. [PubMed] [Google Scholar] 8. Gandolfi L, Leo P, Solmi L, Vitelli E, Verros G, Colecchia A. Естественная история гемангиом печени: клиническое и ультразвуковое исследование. Кишечник. 1991; 32: 677–80. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9.Биккер Э., Фишер Х. П., Странк Х, Зауэрбрух Т. Доброкачественные опухоли печени. З. Гастроэнтерол. 2003. 41: 191–200. [PubMed] [Google Scholar] 10. Buell JF, Tranchart H, Cannon R, Dagher I. Управление доброкачественными опухолями печени. Surg Clin North Am. 2010; 90: 719–35. [PubMed] [Google Scholar] 11. Semelka RC, Martin DR, Balci C, Lance T. Очаговые поражения печени: сравнение двухфазной компьютерной томографии и многопоследовательной мультипланарной МРТ, включая динамическое усиление гадолиния. J. Магнитно-резонансная томография. 2001; 13: 397–401. [PubMed] [Google Scholar] 12.Тунг Г. А., Кронан Дж. Дж. Чрескожная пункционная биопсия кавернозной гемангиомы печени. J Clin Gastroenterol. 1993; 16: 117–22. [PubMed] [Google Scholar] 13. Diez Redondo P, Velicia Llames R, Caro-Paton A. Гигантские кавернозные гемангиомы печени. Rev Esp Enferm Dig. 2004; 96: 665. 6. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фаргес О., Дарадке С., Висмут Х. Кавернозные гемангиомы печени: есть ли показания к резекции? Мир J Surg. 1995; 19: 19–24. [PubMed] [Google Scholar] 15. Erdogan D, Busch OR, van Delden OM, Bennink RJ, ten Kate FJ, Gouma DJ и др.Управление гемангиомами печени в зависимости от размера и симптомов. J Gastroenterol Hepatol. 2007; 22: 1953–198. [PubMed] [Google Scholar] 16. Джулианте Ф., Ардито Ф., Веллоне М., Джордано М., Рануччи Дж., Пикколи М. и др. Переоценка хирургических показаний и подходов к гемангиоме печени: опыт одного центра на 74 пациентах. Am J Surg. 2010 [PubMed] [Google Scholar] 17. Юн С.С., Чарни С.К., Фонг Й., Ярнагин В.Р., Шварц Л.Х., Блюмгарт Л.Х. и др. Диагностика, лечение и исходы 115 пациентов с гемангиомой печени.J Am Coll Surg. 2003; 197: 392–402. [PubMed] [Google Scholar] 18. Descottes B, Glineur D, Lachachi F, Valleix D, Paineau J, Hamy A и др. Лапароскопическая резекция доброкачественных опухолей печени. Surg Endosc. 2003; 17: 23–30. [PubMed] [Google Scholar] 19. Теркиватан Т., де Уилт Дж. Х., де Ман Р. Р., ван Рейн Р. Р., Зондерван П. Е., Тиланус Х. В. и др. Показания и отдаленные результаты лечения доброкачественных опухолей печени: критическая оценка. Arch Surg. 2001; 136: 1033–8. [PubMed] [Google Scholar] 20. Озден И., Эмре А., Альпер А., Тунаси М., Акарли К., Бильге О и др.Отдаленные результаты операций по поводу гемангиом печени. Arch Surg. 2000; 135: 978–81. [PubMed] [Google Scholar] 21. Даксбери М.С., Сад О.Дж. Гигантская гемангиома печени: наблюдение или резекция? Dig Surg. 2010; 27: 7–11. [PubMed] [Google Scholar] 22. Ng WW, Cheung YS, Lee KF, Wong J, Yu SC, Lee PS и др. Необходимо ли регулярное последующее сканирование при гигантской гемангиоме печени? Hong Kong Med J. 2007; 13: 353–8. [PubMed] [Google Scholar] 23. Гемер О., Московичи О., Бен-Хорин С.Л., Линов Л., Пелед Р., Сигал С. Оральные контрацептивы и гемангиома печени: исследование случай-контроль.Acta Obstet Gynecol Scand. 2004; 83: 1199–201. [PubMed] [Google Scholar] 24. Герман П., Коста М.Л., Мачадо М.А., Пульезе В., Д’Альбукерке, Лос-Анджелес, Мачадо М.С. и др. Ведение гемангиом печени: 14-летний опыт. J Gastrointest Surg. 2005; 9: 853–9. [PubMed] [Google Scholar] 25. Бейкер ER, Мандерс Э., Уитни CW. Рост кавернозной гемангиомы в период полового созревания. Clin Pediatr (Phila) 1985; 24: 596–8. [PubMed] [Google Scholar]

Гемангиома печени | Рак печени

Что такое гемангиома печени?

Гемангиомы - это пучки кровеносных сосудов, которые образуют доброкачественные или доброкачественные опухоли в печени.Многие люди с гемангиомами печени не знают, что они у них есть.

От 1% до 5% людей в США имеют печень или печеночную гемангиому, которая не вызывает симптомов.

Виды гемангиомы печени

У большинства людей эти опухоли небольшие, диаметром менее 4 сантиметров.

Существует два основных типа гемангиом:

  • Кавернозный: масса, состоящая из широких или расширенных кровеносных сосудов. Кровь заполняет промежутки между сосудами.Это наиболее распространенный вид гемангиомы печени.
  • Капилляр: масса, состоящая из множества мелких кровеносных сосудов, скрепленных слоем ткани.

Причины гемангиомы печени

Исследователи не уверены, почему кровеносные сосуды печени образуют гемангиомы.

Врачи диагностируют гемангиомы печени чаще всего у взрослых в возрасте от 30 до 50 лет. У женщин вероятность развития этих опухолей выше, чем у мужчин.

Эти массы могут образоваться в любой момент жизни человека.Некоторые младенцы даже рождаются с ними.

У младенцев может быть вид гемангиомы, известный как доброкачественная детская гемангиоэндотелиома.

Некоторые исследователи считают, что слишком большое количество фактора роста сосудистого эндотелия (VEGF) может привести к образованию гемангиом печени.

Ваши клетки вырабатывают VEGF, чтобы заставить ваше тело строить кровеносные сосуды. Для уверенности исследователям необходимо провести больше исследований VEGF и гемангиом печени.

Факторы риска и осложнения гемангиомы печени

Большинство гемангиом печени не вызывают симптомов или проблем.Но иногда гемангиома увеличивается в размерах.

Опухоли размером более 4 сантиметров могут вызывать:

  • Тромбы.
  • Сердечная недостаточность.
  • Давление на органы около печени.

В некоторых случаях гемангиома печени может разорваться и кровоточить.

Младенцы, рожденные с инфантильной гемангиоэндотелиомой, подвержены риску таких осложнений, как:

Почему стоит выбрать Центр болезней печени для лечения гемангиомы печени?

Наши врачи в Центре болезней печени UPMC:

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Гиперсосудистых доброкачественных и злокачественных опухолей печени, требующих дифференциации от гепатоцеллюлярной карциномы: ключевые моменты визуальной диагностики - FullText - Рак печени 2014, Vol. 3, № 2

Аннотация

Большинство опухолей печени доброкачественные и гиперваскулярные, поэтому важно избегать ненужных вмешательств при доброкачественных образованиях. В этом обзоре описываются типичные и атипичные особенности визуализации распространенных гиперваскулярных доброкачественных опухолей печени и излагается общий подход к различению доброкачественных и злокачественных поражений печени.Существует много типов доброкачественных опухолей печени, которые необходимо дифференцировать от гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК). Поэтому очень важно знать характеристики изображения доброкачественных опухолей. Магнитно-резонансная томография с усилением гадолиния этоксибензилдиэтилентриаминпентауксусной кислоты помогает диагностировать гиперваскулярные псевдоопухоли, очаговую узловую гиперплазию и узловые поражения, связанные с алкогольным гепатитом. Есть также некоторые гиперваскулярные злокачественные опухоли, такие как холангиокарцинома, холангиолоцеллюлярная карцинома, опухоли смешанного типа и метастатические опухоли печени, которые также требовали дифференциации от HCC.

© 2014 S. Karger AG, Базель


Введение

Хотя паренхима печени питается как печеночной артерией, так и воротной веной, классическая гепатоцеллюлярная карцинома (ГЦК) обычно питается только печеночной артерией. Следовательно, визуализация кровотока в печени, включая кровоток в артериях и воротной вене, важна для диагностики опухолей печени. Для оценки кровотока в печени были разработаны динамическая компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ), КТ во время артериальной портографии (CTAP) и CT-артериография печени (CTHA) [1].В частности, динамическая КТ или МРТ важна для диагностики опухолей печени. Кроме того, недавно стали клинически доступны МРТ с тканеспецифическими контрастными веществами для МРТ и улучшенное УЗИ с визуализацией в реальном времени с высоким пространственным разрешением [2]. Информация о изображениях позволяет нам поставить точный диагноз, но некоторые доброкачественные опухоли по-прежнему трудно отличить от злокачественных новообразований. В таких случаях пациентам требуется инвазивное обследование, например биопсия. В этом обзоре мы стремимся прояснить основные особенности визуализации, которые позволяют проводить дифференциальную диагностику доброкачественных поражений печени и злокачественных опухолей печени, причем последние состоят в основном из ГЦК.

Ключевые моменты визуальной диагностики доброкачественных гиперваскулярных опухолей печени

Существует много типов доброкачественных гиперваскулярных опухолей, которые необходимо дифференцировать от гиперваскулярного ГЦК. Когда новообразование диагностируется как доброкачественное, обычно достаточно обследовать его только с помощью визуализации, хотя некоторые аденомы печени требуют хирургического вмешательства. Наиболее частой доброкачественной гиперваскулярной опухолью печени, требующей дифференциальной диагностики, является гемангиома. Другие доброкачественные гиперваскулярные опухоли печени показаны в таблице 1 и перечислены здесь, начиная с наиболее распространенных: артериопортальный (AP) шунт, фокальная узловая гиперплазия (FNH), гиперпластический узел, связанный с аномалией воротной вены, вызванной алкогольной болезнью печени или синдромом Бадда. -Синдром Чиари, гепатоцеллюлярная аденома (ГКА), ангиомиолипома (ОМЛ), воспалительная псевдоопухоль, аденома внутрипеченочного желчного протока и редкие эпителиальные и мезенхимальные опухоли.

Таблица 1

Гиперваскулярные доброкачественные опухоли печени и гиперваскулярные неопухолевые поражения

Гемангиома

Гемангиома печени является наиболее распространенной доброкачественной опухолью печени и обычно относится к разновидности кавернозной гемангиомы [3]. Гемангиома считается пороком развития, который обычно не имеет клинического значения. Обычно он проявляет высокую эхогенность, но это не является специфической находкой для диагностики. Временные изменения эхогенности, такие как признаки воска и убыли, исчезающие признаки и признаки хамелеона, являются относительно специфическими находками, которые полезны для диагностики гемангиомы.Ультразвуковая визуализация с цветным допплером не имеет конкретных результатов для гемангиомы и, следовательно, не имеет существенной пользы при ее диагностике [4].

Динамическая КТ и МРТ с внеклеточными контрастными веществами также очень полезны. Прерывистое усиление в артериальной фазе (так называемое пятнистое, глобулярное или яркое точечное усиление) и длительное усиление в портальной венозной фазе и фазе равновесия являются специфическими находками для гемангиомы [5,6,7,8]. Время, необходимое для полного заполнения гемангиомы контрастом, обычно зависит от ее размера.Небольшие поражения могут быть полностью помутнены менее чем за 1 минуту и ​​претерпевают однородно высокое затухание на изображениях артериальной или портальной венозной фазы, тогда как большие поражения могут потребовать 20 минут или более для полного помутнения. Небольшие, быстро увеличивающиеся гемангиомы могут быть связаны с усилением (окрашиванием) соседней паренхимы печени, связанным с шунтами AP [9]. Большинство гемангиом можно диагностировать с помощью динамической КТ; однако диагностировать атипичную гемангиому с гиалинизацией и фиброзом внутри опухоли сложно (рис.1). Фоновые заболевания, такие как ГЦК или хроническое заболевание печени в анамнезе, могут затруднить диагностику [10,11].

Рис. 1

Склерозирующая гемангиома, a Обычная компьютерная томография показывает гипоаттенуированный узел без жирового компонента в правой доле. b Изображение артериальной фазы динамической КТ не показывает типичного периферического глобулярного усиления, c Изображение равновесной фазы динамической КТ показывает продолжительное небольшое усиление внутри опухоли, но не заметное усиление.Следовательно, трудно дифференцировать поражение от ГЦК, ОМЛ и метастатической опухоли. d Поскольку хронический гепатит С присутствовал в качестве исходного заболевания, нельзя было исключить злокачественное новообразование. В результате была выполнена резекция печени. Однако опухоль была диагностирована как склерозирующая гемангиома с гиалинизацией внутри опухоли.

Как указано выше, МРТ также является полезным методом диагностики гемангиомы и демонстрирует заметную высокую интенсивность на Т2-взвешенных изображениях. На динамической МРТ с диэтилэнетриаминпентауксусной кислотой гадолиния (Gd-DTPA) видны специфические паттерны усиления (пятнистое, глобулярное или яркое точечное усиление, как указано выше), которые обычно показывают раннее гиперинтенсивное периферическое узловое усиление с полным заполнением с задержкой. картинки.Однако в настоящее время Gd-этоксибензил-DTPA (Gd-EOB-DTPA), контрастный агент, специфичный для гепатоцитов, обычно используется на динамической МРТ, поскольку сообщалось, что МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA значительно улучшает диагностику HCC и чувствительность обнаружения ГЦК. Однако картина усиления гемангиомы на МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA отличается от таковой на динамической КТ и МРТ с внеклеточными контрастными средами, такими как йод и Gd-DTPA. Вымывание Gd-EOB-DTPA из пула крови происходит намного быстрее, чем вымывание йодных контрастных сред и Gd-DTPA.Таким образом, гемангиома не показывает длительного усиления в фазах воротной вены, равновесия и гепатоцитов при МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA (рис. 2). На МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA очень высокая интенсивность на T2-взвешенных изображениях и определенные паттерны усиления на изображениях артериальной фазы (пятнистое, глобулярное или яркое точечное усиление) также являются важными результатами визуализации для диагностики гемангиомы.

Рис. 2

Кавернозная гемангиома на МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA. Артериальная фаза ( a ), поздняя фаза ( b ), гепатоцитарная фаза ( c ).На каждом фазовом изображении показано гипоусиленное поражение в сегменте 7 печени. Поражение не показывает периферического глобулярного усиления в артериальной фазе или длительного усиления в поздней фазе, которые являются типичными моделями усиления гемангиомы. Однако, поскольку поражение демонстрирует очень высокую интенсивность на Т2-взвешенном изображении с подавленным жиром ( d ), несмотря на его относительно небольшой размер, можно заподозрить гемангиому.

Гиперваскулярные псевдоповреждения

Гиперваскулярные псевдоповреждения - это гиперваскулярные усиленные области в паренхиме печени на изображениях артериальной фазы, вызванные AP-шунтами.В гиперваскулярной области опухоли нет. Как это часто бывает при хронических заболеваниях печени, таких как гиперваскулярный ГЦК, важен дифференциальный диагноз. AP-шунты часто видны в субкапсулярной области печени и имеют форму клина без вымывания контрастного вещества в портальной венозной фазе. Периферическая портальная ветвь видна в гиперваскулярной области (точечный знак). Эти данные полезны для дифференциации гиперваскулярных псевдоповреждений от гиперваскулярного ГЦК. Однако некоторые шунты АП имеют округлую форму, что затрудняет дифференциальную диагностику.Результаты визуализации, такие как постепенное уменьшение гиперусиления и отсутствие усиления коронного разряда, могут быть полезны для дифференциальной диагностики [12,13]. AP-шунты обычно демонстрируют изоусиление на изображениях фазы гепатоцитов на МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA, что указывает на отсутствие снижения поглощения Gd-EOB-DTPA в паренхиме печени. Однако следует отметить, что AP-шунты могут демонстрировать гипоусиление на изображениях гепатоцитарной фазы, потому что функция печени может быть нарушена из-за давних AP-шунтов [14].

Фокальная узловая гиперплазия

ФНГ - доброкачественная гиперваскулярная опухоль, возникающая из нормальной паренхимы печени.Это происходит в основном у молодых женщин, в 75–80% случаев встречается единично и часто случайно обнаруживается при КТ брюшной полости или ультразвуковых исследованиях [15,16]. Типичные результаты визуализации FNH - это центральный рубец, внутриопухолевые центробежные артерии из центра, а также наличие клеток Купфера и пролиферация холангиол, среди прочего.

На КТ с контрастированием ФНГ претерпевают заметное усиление во время артериальной фазы, становясь заметно гиператенуирующими по сравнению с паренхимой печени.Более того, одна или несколько крупных питающих печеночных артерий, небольшие центральные и перегородочные артерии и ранние дренирующие вены часто могут быть идентифицированы в крупных поражениях. Во время фазы паренхимы печени FNH обычно становится изоаттенуирующим или почти изоаттенуирующим по сравнению с нормальной паренхимой печени [17,18].

Размер центрального рубца может быть обнаружен с помощью любого метода визуализации, особенно как область фокусировки высокой интенсивности на Т2-взвешенных МРТ-изображениях. Центральный рубец, который выявляется на МРТ примерно в 30-50% случаев, обычно гипоинтенсивен на Т1-взвешенных изображениях и гиперинтенсивен на Т2-взвешенных изображениях.Однако не редкость ЛБГ без центрального рубца.

Внутриопухолевые центробежные артерии из центра, видимые на ангиографии, так называемый вид «спиц-колесо» и прямой венозный дренаж являются специфическими результатами визуализации для FNH. Улучшенный ультразвук полезен, потому что он может легко обнаружить гемодинамику. Однако конкретные результаты визуализации можно увидеть только в 40% случаев ЛГ. В прошлом наличие клеток Купфера и холангиол оценивали с помощью сцинтиграфии сернистых коллоидов, меченных технецием-99m, но в последнее время МР-контрастные вещества, специфичные для ткани печени, такие как суперпарамагнитный оксид железа (SPIO) или Gd-EOB-DTPA, имеют был использован для этой цели.Изо- или высокоинтенсивное, а иногда и кольцевое усиление FNH в изображении гепатоцитов МР-изображений, усиленных Gd-EOB-DTPA (накопление Gd-EOB-DTPA в опухоли), является очень специфической находкой. Это открытие полезно для дифференциации FNH от HCC, потому что внеклеточные свойства этих агентов могут продемонстрировать типичный паттерн сосудистого усиления FNH на динамических постконтрастных изображениях. Кроме того, отсроченная визуализация демонстрирует поглощение агента гепатоцитами в очаге поражения, демонстрируя гепатоцеллюлярное происхождение массы [19,20].На МРТ-изображениях с усилением Gd-EOB-DTPA область, состоящая из гиперпластических узелков печени, является гиперинтенсивной, а центральный рубец гипоинтенсивен на изображениях фазы гепатоцитов, показывая типичную картину звездчатой ​​или кружевной гипоинтенсивности внутри гиперинтенсивного узла (рис. 3). ) [21].

Рис.3

FNH. a Изображение артериальной фазы динамической КТ показывает заметное усиление опухоли, но центральный рубец не усиливается (стрелка), b Т2-взвешенное изображение показывает легкое поражение высокой интенсивности (стрелка) с центральной отмеченной областью высокой интенсивности, указывающей на центральный рубец . c Изображение артериальной фазы МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA показывает заметное усиление опухоли (стрелка), но центральный рубец не усиливается. d Фазовое изображение гепатоцитов МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA также показывает немного большее усиление опухоли по сравнению с паренхимой печени (стрелка) и центральный рубец как гипоусиление. Поскольку опухоль с центральным рубцом поглощает Gd-EOB-DTPA, вероятным диагнозом является FNH.

Фиброламеллярный ГЦК, который обычно возникает у относительно молодых людей, является важным злокачественным заболеванием, которое следует отличать от ЛГ.Следует отметить моменты дифференциальной диагностики между ФНГ и фиброламеллярным ГЦК. Фиброламеллярный ГЦК демонстрирует неоднородное усиление на всех фазовых изображениях динамической КТ и МРТ. Он также имеет центральный рубец, как и FNH, но его центральный рубец демонстрирует пониженную интенсивность на T2-взвешенных изображениях из-за его волокнистой природы. Фиброламеллярный ГЦК часто имеет кальцификацию опухоли (68%) и метастазы в лимфатические узлы, тогда как рубец при FNH редко кальцинируется (1,4% поражений) [22]. Кроме того, после введения Gd-EOB-DTPA у HCC обычно не наблюдается отсроченное усиление.

Узелковые поражения, связанные с алкогольным хроническим заболеванием печени (FNH-подобные узелки)

Поскольку Glund et al. [23] сообщили, что гиперпластические узелки развивались в течение периода последующего наблюдения у мужчин-алкоголиков с микронодулярным циррозом, несколько исследователей сообщили о гиперпластических узелках, связанных с алкогольным циррозом печени [24,25,26,27,28,29]. Также было указано, что эти узелки имели некоторое гистопатологическое сходство с FNH в нецирротической печени; следовательно, эти узелки называют FNH-подобными узелками или поражениями [29].FNH-подобные поражения также можно увидеть в печени, показывая гемодинамические изменения из-за заболевания, такого как синдром Бадда Киари.

FNH-подобные узелки представляют собой небольшие гиперваскулярные поражения, обычно менее 2 см в диаметре. Они обычно показывают заметное артериальное усиление, несмотря на свой небольшой размер. Поскольку другие гиперваскулярные опухоли, такие как метастазы, гепатоцеллюлярная аденома или ГЦК, могут имитировать FNH-подобные узелки, часто бывает трудно поставить уверенный диагноз FNH-подобных узелков на основании только васкулярности, особенно в атипичных случаях.Однако FNH-подобные узелки не показывают усиления коронного разряда на КТ-ангиографии печени. Более того, они поглощают SPIO и Gd-EOB-DTPA и обычно показывают изо- или гиперинтенсивность в фазе гепатоцитов МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA, в отличие от злокачественных опухолей печени и гепатоцеллюлярной аденомы, большинство из которых демонстрируют гипоинтенсивность [ 30]. Как и в случае FNH, МРТ с усилением SPIO и Gd-EOB-DTPA обычно полезны для диагностики FNH-подобных узелков (рис. 4). В случаях, связанных с хроническим заболеванием печени, дифференциальный диагноз ГЦК становится важным, а иногда и затруднительным.В таких случаях может потребоваться тщательное наблюдение или биопсия.

Рис. 4

FNH-подобные узелки, ассоциированные с хроническим заболеванием печени, вызванным алкоголем. a Ранняя фаза CTHA показывает небольшое гипер-усиленное поражение в левой доле. b Поздняя фаза CTHA показывает вымывание контрастного вещества в поражении, но все же более сильное усиление, чем паренхима печени. Поражение не показывает усиления коронного разряда. c CTAP показывает четкое гипоаттенуированное поражение, указывающее на снижение перфузии воротной вены. d МРТ с усилением SPIO показывает опухоль как гипоинтенсивное поражение, что свидетельствует о том, что опухоль содержит клетки Купфера и поглощает SPIO с большей готовностью, чем окружающая паренхима печени.

Гепатоцеллюлярная аденома

ГКА - доброкачественная опухоль, требующая дифференциации от ГЦК и ФНГ. Этиология HCA неизвестна, но она может быть вызвана гормональными препаратами, такими как те, которые используются в некоторых противозачаточных средствах, и иногда может наблюдаться в печени пациентов с некоторыми типами болезни накопления гликогена.

Типичные результаты визуализации ГКА - однородное артериальное усиление и продолжительное умеренное усиление с гладкими краями. Однако иногда он может проявлять неоднородные картины, если присутствует внутриопухолевое кровоизлияние. HCA показывает неоднородную интенсивность сигнала на T1- и T2-взвешенных изображениях, которые отражают внутриопухолевое кровоизлияние и некроз. ГКА обычно проявляет гипоинтенсивность на изображениях фазы гепатоцитов на МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA (рис. 5). Эти данные полезны для дифференциации HCA от FNH, но не способствуют дифференцировке от HCC.

Рис. 5

Гепатоцеллюлярная аденома. a Т1-взвешенное изображение с предварительным контрастированием показывает гипоинтенсивное поражение в сегменте 8. b Изображение артериальной фазы МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA показывает однородное заметное усиление опухоли. c Изображение поздней фазы МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA показывает вымывание контрастного вещества в опухоли, но все же немного большее усиление опухоли по сравнению с окружающей паренхимой печени без центрального рубца. d Фазовое изображение гепатоцитов МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA также показывает заметную гипоинтенсивность опухоли по отношению к паренхиме печени без центрального рубца.Серьезное подозрение на ГКА; однако нельзя было исключить злокачественность. В результате была выполнена резекция печени. Опухоль была диагностирована как гепатоцеллюлярная аденома (воспалительная ГКА).

В классификации ВОЗ 2010 года ГКА была разделена на четыре подтипа на основе молекулярной биологии (тип, инактивированный ядерным фактором гепатоцитов 1α, тип мутации, активирующей β-катенин, воспалительный тип и неклассифицированный тип) [31]. Воспалительная ГЦА является наиболее распространенным подтипом и составляет около 30-50% всех ГКА.Эти опухоли в основном наблюдаются у женщин в связи с ожирением, стеатозом печени, сахарным диабетом, гликогенезом (в частности, заболеваниями накопления гликогена I типа) и злоупотреблением алкоголем. Более 90% женщин с ГКА в анамнезе использовали гормональные противозачаточные средства. Сообщений о конкретных результатах визуализации для каждого подтипа HCA немного. В 2008 году Laumonier et al. [33] были первыми, кто опубликовал типичные признаки МРТ ГКА в соответствии с классификацией подтипов. Чувствительность равномерного пропадания сигнала в противофазной T1-взвешенной последовательности составляла 86.7% и 100% специфичность для HCA, инактивированной ядерным фактором гепатоцитов 1α, тогда как это выпадение отсутствовало или было только очаговым (гетерогенным) в воспалительной HCA. Более того, Grazioli et al. сообщили, что выраженная гиперинтенсивность на T2-взвешенных изображениях, связанная с отложенным постоянным усилением, имеет чувствительность до 85% и специфичность 87% для диагностики воспалительной ГКА. Поскольку в аденомах есть синусоидальная дилатация, воспалительный компонент и протоковая реакция, в основном на периферии, они видны как области пониженной интенсивности на фазовом изображении гепатоцитов [20].Несколько авторов сообщили, что слабый рубец может быть возможным признаком β-катенин-мутированной HCA [32,33].

Ангиомиолипома

ОМЛ печени - редкое заболевание, состоящее из гиперваскулярной опухоли с жировым компонентом. Жировой компонент можно обнаружить с помощью компьютерной томографии и ультразвукового исследования. Когда отложение жира очень незначительное, МРТ с химическим сдвигом полезна из-за ее чувствительности. К другим доброкачественным опухолям печени с жировыми компонентами относятся миелолипома, псевдолипома и липома; эти поражения редки и обычно гиповаскулярны.Злокачественная опухоль печени с жировым компонентом обычно представляет собой хорошо дифференцированный ГЦК с жировым метаморфозом, который также обычно является гиповаскулярным, что позволяет дифференцировать его от ОМЛ. ОМЛ без жирового компонента является гиперваскулярным, и его иногда необходимо дифференцировать от гиперваскулярного ГЦК. Венозный отток при ОМЛ осуществляется через печеночную вену, а при ГЦК - через воротную вену. Эти данные могут быть обнаружены с помощью расширенного ультразвукового исследования или ангиографии, а иногда могут быть обнаружены с помощью динамической КТ или МРТ.

Воспалительная опухоль

Воспалительные опухоли включают абсцесс печени, псевдолимфому и некоторые подтипы воспалительной псевдоопухоли. Абсцесс печени обычно проявляет типичные клинические симптомы со специфическими результатами визуализации, такими как сегментарное окрашивание, признак обода и признак двойной цели, поэтому его диагностика не представляет особой сложности. Однако небольшие абсцессы (<1 см) могут иметь усиление и имитировать гемангиому.

Псевдолимфома демонстрирует артериальное усиление и вымывание контрастного вещества в поздней фазе.Он также показывает пониженную интенсивность гепатоцитарной фазы МРТ с усилением Gd-EOB-DTPA; следовательно, дифференцировать его от ГЦК может быть сложно. Псевдолимфома обычно показывает очевидное гипоэхо и высокое поглощение на позитронно-эмиссионной томографии фтордезоксиглюкозы (FDG-PET, рис. 6). Эти данные помогают отличить псевдолимфому от ГЦК.

Рис. 6

Псевдолимфома печени. a На КТ с контрастным усилением в правой доле печени показана гипоаттенуирующая опухоль со слегка гипертенуирующим краем, окружающим опухоль. b ФДГ-ПЭТ-сканирование показывает высокое накопление ФДГ в опухоли (SUVmax; максимальное стандартное значение поглощения составляет 7,4).

Воспалительная псевдоопухоль редко проявляется клиническими симптомами. Park et al. обнаружили, что компьютерная томография с контрастным усилением показала плохо определяемое периферическое усиление в артериальной фазе в 82,5% случаев воспалительной псевдоопухоли и указала на плохо определенные гипертенуирующие поражения с внутренними гипоаттенуирующими областями в фазе равновесия в 77,0% случаев. МРТ с усилением Gd-DTPA выявила слабо выраженное периферическое усиление ободка (77.8% случаев) [34]. Однако результаты визуализации могут варьироваться в зависимости от стадии воспаления. Иногда бывает трудно отличить воспалительную псевдоопухоль от других очаговых поражений, таких как атипичный ГЦК, внутрипеченочная холангиокарцинома, метастатические опухоли или абсцесс, которые могут проявлять аналогичные паттерны усиления во время КТ или МРТ [35]. Последующее обследование позволяет поставить правильный диагноз, но иногда требуется биопсия.

Ключевые моменты визуальной диагностики злокачественных гиперваскулярных опухолей печени, отличных от ГЦК

Злокачественные гиперваскулярные опухоли печени, требующие дифференциации от ГЦК, включают холангиокарциному, холангиолоцеллюлярную карциному, смешанную опухоль, содержащую ГЦК и холангиокарциному, и метастатические опухоли.Эти поражения легко диагностировать, когда они демонстрируют конкретные результаты визуализации. Ниже мы указываем на некоторые ключевые диагностические моменты.

Холангиокарцинома

В целом 30% холангиокарцином возникают на фоне хронического заболевания печени, и, как сообщается, в большом количестве случаев они проявляют гиперваскуляризацию [36]. Следовательно, важно дифференцировать холангиокарциному от гиперваскулярного ГЦК, который также обычно возникает у пациентов с хроническим заболеванием печени.Холангиокарцинома показывает расширение периферических желчных протоков и позднее усиление из-за внутриопухолевого фиброза без капсулы. Эти результаты визуализации являются точками дифференциальной диагностики от ГЦК.

Холангиолоцеллюлярная карцинома

Холангиолоцеллюлярная карцинома классифицируется как «смешанный рак печени с признаками стволовых клеток, холангиоцеллюлярный подтип» в классификации ВОЗ 2010 г. [31]. Он показывает артериальное усиление так же, как и гиперваскулярный ГЦК, но также показывает длительное усиление, отсутствие капсулы и признаки проникновения сосудов в опухоль [37].Эти результаты визуализации полезны для дифференциации холангиолоцеллюлярной карциномы от ГЦК (рис. 7).

Рис. 7

Холангиолоцеллюлярная карцинома, a Изображение артериальной фазы динамической КТ показывает гетерогенную гиперваскулярную опухоль в правой доле. b Изображение портальной венозной фазы динамической КТ показывает вымывание, но поражение все еще гиператенуируется. В опухоли имеются признаки проникновения сосудов (воротной вены). c Изображение равновесной фазы динамической КТ показывает продолжительное небольшое увеличение опухоли.Следовательно, трудно отличить опухоль от ГЦК; однако картина его усиления не типична для ГЦК. d Резецированный образец показывает дольчатую опухоль без капсулы и с проникновением в нее сосудов. Таким образом, опухоль была патологически диагностирована как холангиолоцеллюлярная карцинома.

Рак печени смешанного типа

Рак печени смешанного типа подразделяется на классический подтип, который состоит из HCC и холангиокарциномы, и подтип с признаками стволовых клеток.Результаты визуализации различаются в зависимости от композиционного баланса ГЦК и холангиокарциномы. Следовательно, часто бывает трудно отличить рак печени смешанного типа от ГЦК.

Метастатическая опухоль печени

Метастатическая опухоль печени аденокарциномы, такая как рак толстой кишки или рак поджелудочной железы, часто показывает усиление кольца, похожего на пончик, из-за его слизистых и фиброзных компонентов. В результате его необходимо дифференцировать от холангиокарциномы. Например, метастатические опухоли печени почечно-клеточной карциномы, рака груди и нейроэндокринных опухолей проявляют гиперваскуляризацию и должны быть дифференцированы от ГЦК.Когда первичное поражение известно, можно легко диагностировать метастатические опухоли.

Резюме

Мы описали ключевые моменты визуальной диагностики доброкачественных и злокачественных гиперваскулярных опухолей печени, которые необходимо дифференцировать от ГЦК. Мы можем столкнуться с доброкачественными новообразованиями, которые трудно отличить от злокачественных новообразований, но путем оценки фоновых факторов, клинической информации и конкретных результатов визуализации, указанных выше, такие опухоли печени можно диагностировать точно.

Список литературы

  1. Lee JM, Yoon JH, Joo I, Woo HS: Последние достижения в области компьютерной томографии и МРТ для оценки гепатоцеллюлярной карциномы.Рак печени 2012; 1: 22-40.
  2. Джу И., Чой Б.И.: Новая парадигма управления гепатоцеллюлярной карциномой с помощью визуализации. Рак печени 2012; 1: 94-109.
  3. Dietrich CF, Mertens JC, Braden B, Schuessler G, Ott M, Ignee A: Ультразвук с контрастным усилением гистологически подтвержденных гемангиом печени.Гепатология 2007; 45: 1139-1145.
  4. Перкинс А.Б., Имам К., Смит В.Дж., Кронан Дж.Дж .: Цветная и энергетическая допплерография гемангиом печени: несбывшаяся мечта? J Clin Ultrasound 2000; 28: 159-165.
  5. Ашида С., Фишман Е.К., Зерхуни Е.А., Херлонг Ф.Х., Сигельман С.С.: Компьютерная томография кавернозной гемангиомы печени.J. Comput Assist Tomogr 1987; 11: 455-460.
  6. Freeny PC, Marks WM: Гемангиома печени: динамическая болюсная КТ. AJR Am J Roentgenol 1986; 147: 711-719.
  7. Итаи Ю., Фуруи С., Араки Т., Яширо Н., Тасака А.: Компьютерная томография кавернозной гемангиомы печени.Радиология 1980; 137: 149-155.
  8. Leslie DF, Johnson CD, MacCarty RL, Ward EM, Ilstrup DM, Harmsen WS: Однопроходная КТ опухолей печени: значение глобулярного усиления в различении гемангиом от гиперваскулярных метастазов. AJR Am J Roentgenol 1995; 165: 1403-1406.
  9. Ханафуса К., Охаши И., Химено Ю., Сузуки С., Сибуя Х .: Гемангиома печени: результаты двухфазной компьютерной томографии.Радиология 1995; 196: 465-469.
  10. Цурусаки М., Кавасаки Р., Ямагути М., Сугимото К., Фукумото Т., Ку Ю., Сугимура К.: Атипичная гемангиома, имитирующая гепатоцеллюлярную карциному, с особым примечанием к радиологическим и патологическим находкам. Jpn J Radiol 2009; 27: 156-160.
  11. Cheng HC, Tsai SH, Chiang JH, Chang CY: Гиалинизированная гемангиома печени, имитирующая злокачественную опухоль при МРТ.AJR Am J Roentgenol 1995; 165: 1016-1017.
  12. Ueda K, Matsui O, Kawamori Y, Kadoya M, Yoshikawa J, Gabata T., Nonomura A, Takashima T: Дифференциация гиперваскулярных псевдоповреждений печени от гепатоцеллюлярной карциномы: значение одноуровневой динамической КТ во время печеночной артериографии.J. Comput Assist Tomogr 1998; 22: 703-708.
  13. Цурусаки М., Сугимото К., Фуджи М., Фукуда Т., Мацумото С., Сугимура К.: Комбинация КТ во время артериальной портографии и двухфазной КТ артериографии печени с многодетекторной спиральной КТ ряда для оценки гиперваскулярной гепатоцеллюлярной карциномы.Clin Radiol 2007; 62: 1189-1197.
  14. Мотосуги У., Итикава Т., Соу Х., Сано К., Томинага Л., Мухи А., Араки Т.: Отличить гиперваскулярные псевдоповреждения печени от гиперваскулярных гепатоцеллюлярных карцином с помощью МРТ с усилением гадоксетовой кислоты. Радиология 2010; 256: 151-158.
  15. Карлсон С.К., Джонсон С.Д., Бендер К.Э., Велч Т.Дж.: КТ очаговой узловой гиперплазии печени.AJR Am J Roentgenol 2000; 174: 705-712.
  16. Nguyen BN, Fléjou JF, Terris B, Belghiti J, Degott C: Фокальная узловая гиперплазия печени: всестороннее патологическое исследование 305 поражений и распознавание новых гистологических форм. Am J Surg Pathol 1999; 23: 1441-1454.
  17. Бранкателли Г., Федерле М.П., ​​Катиал С., Капур В.: Гемодинамическая характеристика очаговой узловой гиперплазии с использованием трехмерной мультидетекторной компьютерной томографии с трехмерной визуализацией.AJR Am J Roentgenol 2002; 179: 81-85.
  18. Hussain SM, Terkivatan T, Zondervan PE, Lanjouw E, de Rave S, Ijzermans JN, de Man RA: Фокальная узловая гиперплазия: результаты современной МРТ, УЗИ, КТ и патологического анализа. Радиография 2004; 24: 3-17, обсуждение 18-19.
  19. Huppertz A, Haraida S, Kraus A, Zech CJ, Scheidler J, Breuer J, Helmberger TK, Reiser MF: усиление очаговых поражений печени при МРТ с усилением гадоксетовой кислоты: корреляция с гистопатологическими данными и спиральной КТ - первоначальные наблюдения. Радиология 2005; 234: 468-478.
  20. Grazioli L, Bondioni MP, Haradome H, Motosugi U, Tinti R, Frittoli B, Gambarini S, Donato F, Colagrande S: гепатоцеллюлярная аденома и фокальная узловая гиперплазия: значение МРТ с усилением гадоксетовой кислоты в дифференциальной диагностике. Радиология 2012; 262: 520-529.
  21. Ким MJ, Rhee HJ, Jeong HT: Гиперинтенсивные поражения на изображениях гепатобилиарной фазы с усилением гадоксетатом динатрия.AJR Am J Roentgenol 2012; 199: W575-W586.
  22. Казейро-Алвес Ф., Зинс М., Рахмуни А., Вильгрейн В., Меню Y, Матье Д., Махфуз А. Е.: Кальцификация при фокальной узловой гиперплазии: новая проблема для дифференциации от фиброламеллярной гепатоцеллюлярной карциномы. Радиология 1996; 198: 889-892.
  23. Gluud C, Christoffersen P, Eriksen J, Wantzin P, Knudsen BB: Влияние этанола на развитие гиперпластических узлов у мужчин-алкоголиков с микронодулярным циррозом. Гастроэнтерология 1987; 93: 256-260.
  24. Сугихара С., Накашима О, Киёмацу К., Иджири М., Эдамицу О, Кодзиро М.: случай цирроза печени с гиперпластическим узловым поражением.Acta Pathol Jpn 1990; 40: 699-703.
  25. Терада Т., Китани С., Уэда К., Наканума Ю., Китагава К., Масуда С.: Аденоматозная гиперплазия живого, напоминающая очаговую узловую гиперплазию, у пациентов с хроническим заболеванием печени. Арка Вирхова Патол Анат Гистопатол 1993; 422: 247-252.
  26. Quaglia A, Tibballs J, Grasso A, Prasad N, Nozza P, Davies SE, Burroughs AK, Watkinson A, Dhillon AP: Фокальные узловые области, подобные гиперплазии при циррозе.Гистопатология 2003; 42: 14-21.
  27. An HJ, Illei P, Diflo T, John D, Morgan G, Teperman L, Theise N: Scirrhous изменения диспластических узелков не указывают на статус высокой степени. J Gastroenterol Hepatol 2003; 18: 660-665.
  28. Libbrecht L, Bielen D, Verslype C, Vanbeckevoort D, Pirenne J, Nevens F, Desmet V, Roskams T: Очаговые поражения в печени эксплантата цирроза: патологическая оценка и точность исследований перед трансплантацией.Трансплантация печени 2002; 8: 749-761.
  29. Накашима О, Куроги М., Ямагути Р., Мияаки Х., Фудзимото М., Яно Х, Кумабе Т., Хаябути Н., Хисатоми Дж., Сата М., Кодзиро М.: Уникальные гиперваскулярные узелки при алкогольном циррозе печени: идентичны очаговым узловым узелкам, подобным узловой гиперплазии? J Hepatol 2004; 41: 992-998.
  30. Йонеда Н., Мацуи О., Китао А., Кита Р., Козака К., Кода В., Кобаяси С., Габата Т., Икеда Х., Сато Й., Наканума Ю. Экспрессия переносчика гепатоцитов в FNH и FNH-подобных узелках: корреляция с интенсивностью сигнала на гадоксетике. кислотно-усиленные магнитно-резонансные изображения. Jpn J Radiol 2012; 30: 499-508.
  31. Bosman FT, Hruban RH, Theise ND: Классификация опухолей пищеварительной системы ВОЗ. Лион, МАИР, 2010.
  32. Laumonier H, Bioulac-Sage P, Laurent C, Zucman-Rossi J, Balabaud C, Trillaud H: Гепатоцеллюлярные аденомы: особенности магнитно-резонансной томографии как функция молекулярной патологической классификации.Гепатология 2008; 48: 808-818.
  33. van Aalten SM, Thomeer MG, Terkivatan T, Dwarkasing RS, Verheij J, de Man RA, Ijzermans JN: Гепатоцеллюлярные аденомы: корреляция результатов МРТ с классификацией патологических подтипов. Радиология 2011; 261: 172-181.
  34. Park JY, Choi MS, Lim YS, Park JW, Kim SU, Min YW, Gwak GY, Paik YH, Lee JH, Koh KC, Paik SW, Yoo BC: клинические особенности, результаты изображений и прогноз воспалительного псевдоопухоли печени : многоцентровый опыт 45 случаев.Кишечник печени 2014; 8: 58-63.
  35. Китадзима К., Шиба Х, Нодзири Т., Увагава Т., Исида Ю., Ичиба Н., Янага К.: Внутрипеченочная холангиокарцинома, имитирующая воспалительную псевдоопухоль печени. J Gastrointest Surg 2007; 11: 398-402.
  36. Kim SA, Lee JM, Lee KB, Kim SH, Yoon SH, Han JK, Choi BI: Внутрипеченочные массообразующие холангиокарциномы: паттерны усиления при многофазной КТ, с особым акцентом на паттерны артериального усиления - корреляция с клинико-патологическими данными.Радиология 2011; 260: 148-157.
  37. Асаяма Ю., Таджима Т., Окамото Д., Нишие А., Исигами К., Ушидзима Ю., Какихара Д., Айшима С., Такетоми А., Хонда Х: визуализация холангиолекулярной карциномы печени. Eur J Radiol 2010; 75: e120-e125.

Автор Контакты

Такамичи Мураками, MD, PhD

Кафедра радиологии, Медицинский факультет Университета Кинки

377-2 Оно-Хигаси, Осака-Саяма, Осака 589-8511 (Япония)

Тел.+81 72 366 0221, электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Опубликовано онлайн: 8 мая 2014 г.
Дата выпуска: май 2014 г.

Количество страниц для печати: 12
Количество рисунков: 0
Количество столов: 0

ISSN: 2235-1795 (печатный)
eISSN: 1664-5553 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/LIC


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Клинические испытания гемангиомы печени - Исследования клиники Мэйо

  • Ультразвуковое изображение сосудистой сети печеночного масс для оценки лечения Рочестер, Миннесота

    Общая цель - изучить значение ультразвуковой визуализации сосудистой сети опухоли как нового биомаркера для ранней оценки лечения.

  • Исследование метода магнитного резонанса для измерения плотности в печени человека, обработанной лучевой терапией Скоттсдейл / Финикс, Аризона

    Целью этого исследования является оценка воздействия радиации на нормальную ткань печени.Это поможет нам разработать методы мониторинга диапазона доз на основе МРТ для стереотаксической телесной радиотерапии.

  • Лазерная абляция опухолей печени под контролем МРТ Рочестер, Миннесота

    Это пилотное исследование по изучению эффективности лазерно-индуцированной термической терапии (ЛИТТ) под контролем МРТ при лечении опухолей печени.

  • Безопасность и эффективность лечения эверолимусом при трансплантации рака печени Рочестер, Миннесота

    Это исследование является проспективным исследованием фазы IV с целью определить, приводит ли использование эверолимуса к снижению рецидивов опухоли печени и повышению выживаемости пациентов и трансплантата после трансплантации печени по поводу гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК).Иммуносупрессивными препаратами сравнения будут препараты эверолимус и такролимус по сравнению с такролимусом и микофеноловой кислотой / микофенолатом мофетил. Первичные данные о результатах - это выживаемость без болезни (время от рандомизации до рецидива ГЦК или смерти). Вторичные результаты включают частоту рецидивов гепатита С, проблемы, связанные с заживлением ран, заживление грыжи в течение первых 12 месяцев, тромбоз печеночной артерии, функцию почек, острое клеточное отторжение, посттрансплантационный диабет, гипертензию и гиперлипидемию.

  • Многофазная двойная энергия для количественной и радиологической оценки хронического заболевания печени Рочестер, Миннесота

    Целью данного исследования является оценка комбинированного воздействия методов постобработки, которые количественно определяют потенциальные биомаркеры хронического заболевания печени (AEF, fECS) и улучшают сигнал йода (vMono +) на обнаружение фиброза печени и опухолей печени или варикозного расширения вен пищевода в сравнение с рутинной КТ печени с контрастным усилением.

  • Приложение для клинического использования для протокола использования устройства в гуманитарных целях TheraSphere для лечения неоперабельной первичной или вторичной неоплазии печени О Клэр, Висконсин

    Этот протокол позволяет проводить несколько сеансов лечения с помощью TheraSphere®, которые могут проводиться в амбулаторных условиях.Пациенты могут получать однократную дозу лечения доли печени или сегментарного лечения в виде последовательности курсов лечения с интервалом приблизительно 30-90 дней. Главный клиницист, работая с многопрофильной командой, разработает конкретный план лечения для каждого пациента, основанный на текущем состоянии пациента, анатомии сосудов и желаемой цели лечения.

  • Исследование внеклеточных РНК-маркеров заболеваний и рака печени Джексонвилл, Флорида; Рочестер, Миннесота

    Это исследование проводится для сбора и хранения образцов крови пациентов с заболеванием печени для исследования, которое позволит найти новый и лучший способ обнаружения рака печени.

  • Иммуномодуляция и результаты пациентов после лечения гепатоцеллюлярной карциномы с помощью радиочастотной абляции, микроволновой абляции, трансартериальной химиоэмболизации или радиоэмболизации Рочестер, Миннесота; Джексонвилл, Флорида

    Целью исследования является определение иммунных ответов (активация и подавление иммунных клеток) после локальной абляции опухолей печени.

  • (PDF) Гемангиома печени и сосудистые заболевания печени у больных системной красной волчанкой

    ангиогенез [20].

    Было показано, что пациенты с СКВ увеличили

    уровней циркулирующих эстрогенов [21] и других ангиогенных

    факторов, таких как сосудисто-эндотелиальный фактор роста

    (VEGF) и IL-18, которые связаны с активностью болезни

    [22,23].Можно предположить, что активация ангиогенеза

    может приводить к образованию гемангиом печени

    в ходе заболевания. К сожалению, у нас нет доказательств

    , подтверждающих эту гипотезу, поскольку VEGF и другие ангиогенные цитокины

    не вводились нашим пациентам.

    У двух пациентов из нашей серии гемангиомы были ассоциированы как

    с FNH. FNH является доброкачественным гепатоцеллюлярным заболеванием, о котором сообщалось у 0.6% -3,0% от общей численности населения

    чел [17]. Было показано, что FNH представляет собой

    , аномальный адаптивный ответ паренхимы печени

    на локальные гемодинамические нарушения [24]. Связь

    гемангиомы и FNH является частой [25,26], и несколько авторов

    предположили, что оба поражения могут иметь общие причинные факторы, включая очаговые нарушения

    кровоснабжения печени, которые каким-то образом облегчают гиперпластическое развитие этих доброкачественных образований

    [27].

    В данной серии пациентов с СКВ мы обнаружили 2 случая сосудистых заболеваний печени, которые были диагностированы

    у пациентов, госпитализированных по поводу абдоминальных симптомов (асцит

    и повышение печеночных ферментов, подозрение на билиарный синдром).

    колики). Сосудистые заболевания печени, такие как тромбоз печени и

    воротной вены, являются опасными для жизни событиями -

    чаще встречаются у пациентов с врожденным или приобретенным протромботическим состоянием

    [28].СКВ - хорошо известное протромботическое состояние

    ,

    и сосудистые заболевания печени, о

    сообщалось о

    [1,2]; наш опыт соответствует

    этим предыдущим отчетам и предполагает, что обследование в США должно проводиться в случаях абдоминальных симптомов

    томов у пациентов с СКВ, чтобы специально исключить

    сосудистых заболеваний печени.

    Настоящее исследование имеет некоторые ограничения. Нам

    не хватает гистологического подтверждения результатов визуализации

    , поскольку большинство поражений было обнаружено у бессимптомных пациентов,

    у которых биопсия не проводилась.Тем не менее, у пациентов

    без хронических заболеваний печени методы визуализации

    считаются достаточными для диагностики доброкачественных поражений печени [29].

    Клинические наблюдения из нашей серии предполагают связь между СКВ и образованием гемангиомы

    . Необходимы дальнейшие исследования для оценки механизмов

    , ведущих к этой ассоциации.

    В заключение, это исследование показывает, что печень является частым участком аномальных явлений у пациентов с СКВ.СКВ -

    , связанная с повышенной вероятностью гемангиом печени

    и множественными гемангиомами печени, которые могут быть

    связанными с ФНГ и сосудистыми заболеваниями печени.

    сосудистых нарушений можно обнаружить у пациентов с СКВ, и следует активно искать

    у пациентов с СКВ с абдоминальными симптомами

    .

    КОММЕНТАРИЙ

    Предпосылки

    Доброкачественные очаговые поражения печени, такие как кавернозная гемангиома и сосудистая печень

    При системной красной волчанке (СКВ) было зарегистрировано

    заболеваний, что предполагает наличие связи между этими нарушениями.

    Границы исследований

    К настоящему времени опубликовано лишь несколько отчетов о случаях и рядов аутопсий

    относительно распространенности доброкачественных поражений печени и сосудистых заболеваний печени у

    пациентов с СКВ.

    Инновации и прорывы

    В этом исследовании авторы обнаружили, что распространенность гемангиомы печени

    очень высока у пациентов с СКВ. Более того, гемангиомы печени в этой популяции

    часто были множественными и в некоторых случаях были связаны с очаговой узловой гипер-плазмой и сосудистыми заболеваниями печени.

    Приложения

    Клинические наблюдения этого исследования предполагают связь между СКВ

    и образованием гемангиомы печени. Сосудистые печеночные нарушения могут быть обнаружены у

    пациентов с СКВ, и их следует активно искать у пациентов с СКВ с доминантными симптомами ab-

    .

    Экспертная оценка

    Хотя это исследование печени у пациентов с СКВ не приводит к прямым терапевтическим последствиям

    , оно оценивает интересный аспект этого заболевания

    Гистологическое подтверждение, конечно, было бы желательно, но в целом биопсия не может

    может быть оправдан в этом контексте.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1 van Hoek B. Спектр поражения печени при системной волчанке

    erythematosus. Neth J Med 1996; 48: 244-253

    2 Youssef WI, Tavill AS. Заболевания соединительной ткани и печени

    . J Clin Gastroenterol 2002; 35: 345-349

    3 Maeshima E, Minami Y, Sato M, Matsuda K, Uchiyama K,

    Goda M, Ueda H, Kida Y, Mune M. Случай системной волчанки

    эритематоз с гигантской кавернозной гемангиомой печени .

    Lupus 2004; 13: 546-548

    4 Suzuki T, Tsuchiya N, Ito K. Множественный кавернозный гемангио -

    м² печени у пациентов с системной красной волчанкой -

    сус. J Rheumatol 1997; 24: 810-811

    5 Matsumoto T, Yoshimine T., Shimouchi K, Shiotu H, Ku-

    wabara N, Fukuda Y, Hoshi T. Печень при системной волчанке

    erythematosus: патологический анализ 52 случаев и обзор

    данных японского реестра вскрытий.Hum Pathol 1992; 23:

    1151-1158

    6 Harvey CJ, Albrecht T. Ультразвук очаговых поражений печени. Eur

    Radiol 2001; 11: 1578-1593

    7 Bargalló X, Gilabert R, Nicolau C, García-Pagán JC, Ayuso

    JR, Brú C. Сонография синдрома Бадда-Киари. AJR Am J

    Рентгенол 2006; 187: W33-W41

    8 Finn JP, Kane RA, Edelman RR, Jenkins RL, Lewis WD,

    Muller M, Longmaid HE. Визуализация системы воротной вены -

    у пациентов с циррозом: МР-ангиография против дуплексной

    Допплерографии.AJR Am J Roentgenol 1993; 161: 989-994

    9 Janssen HL, Garcia-Pagan JC, Elias E, Mentha G, Hadengue

    A, Valla DC. Синдром Бадда-Киари: обзор экспертной группы

    . J Hepatol 2003; 38: 364-371

    10 Ralls PW, Johnson MB, Radin DR, Boswell WD, Lee KP,

    Halls JM. Синдром Бадда-Киари: обнаружение с помощью цветной сонографии Dop-

    pler. AJR Am J Roentgenol 1992; 159: 113-116

    11 Танака К., Нумата К., Окадзаки Х., Накамура С., Иноуэ С.,

    Такамура Ю.Диагностика тромбоза воротной вены у пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой

    : эффективность цветной допплерографии по сравнению с ангиографией. AJR Am J Roentgenol

    1993; 160: 1279-1283

    12 Валла, округ Колумбия. Диагностика и лечение синдрома Бадд-

    Киари: консенсус и разногласия. Гепатология

    2003; 38: 793-803

    13 Van Gansbeke D, Avni EF, Delcour C., Engelholm L, Struy-

    ven J. Сонографические особенности тромбоза воротной вены.AJR

    Am J Roentgenol 1985; 144: 749-752

    14 Hochberg MC. Обновление Американского колледжа ревмы -

    Тология пересмотрела критерии классификации системной волчанки

    красной. Arthritis Rheum 1997; 40: 1725

    15 Гладман Д. Д., Ибаньес Д., Уровиц МБ. Системная красная волчанка -

    4507 28 октября 2011 г.

    |

    Том 17

    |

    Выпуск 40

    |

    WJG

    |

    www.wjgnet.com

    КОММЕНТАРИИ

    Berzigotti A

    et al

    . Гемангиомы и волчанка печени

    Лечение гемангиомы печени: причина, симптомы и диагностика

    Гемангиома печени - это доброкачественное образование кровеносных сосудов в печени или на ее поверхности. Эта опухоль не вызывает никаких симптомов. Фактически, большинство людей даже не подозревают, что у них гемангиома печени. Это может быть обнаружено во время процедуры или теста при поиске совершенно другого состояния.Как правило, они развиваются снаружи на коже, в то время как некоторые другие могут развиваться внутри органов.

    Обычно гемангиомы печени не нуждаются в лечении.

    Гемангиома печени не увеличивает шансы на развитие рака. Эта опухоль имеет диаметр не более 4 см, но может быть и больше. Если он больше, у него могут развиться такие симптомы, как тошнота и боль в животе. Беременные женщины и женщины, получающие заместительную терапию эстрогенами, имеют повышенный риск развития этой опухоли.

    Если развивается у младенцев, она может быть опасной и известна как детская гемангиоэндотелиома. Это редкое заболевание обычно развивается до достижения ребенком шестимесячного возраста. Эта опухоль не может быть злокачественной, но может привести к более высокой вероятности сердечной недостаточности.

    Причины

    Хотя врачи не знают, почему развиваются гемангиомы печени; широко распространено мнение, что это могло быть генетическим. Кроме того, это могут быть врожденные дефекты. Они могут развиваться в любой момент жизни человека.Как правило, им подвержены люди в возрасте от 30 до 50 лет. Это также чаще встречается у женщин.

    Симптомы

    Гемангиома печени не вызывает симптомов. Но если опухоль обострилась из-за травмы или изменения уровня эстрогена, могут появиться такие симптомы, как:

    • Боль в верхнем отделе желудка
    • Отсутствие аппетита
    • Тошнота
    • Рвота

    Диагностика

    Поскольку это состояние не вызывает симптомов, его обычно не диагностируют.Его обнаруживают при тестировании на другое заболевание, например, при проведении УЗИ, МРТ или компьютерной томографии. Эти тесты являются неинвазивными и неинвазивными с низким уровнем риска и позволяют получить изображения органов и их тканей, чтобы врач мог увидеть орган и соседние с ним структуры с необходимой детализацией.

    Лечение

    Как правило, это состояние не требует лечения, а требует только наблюдения. Тем не менее, врач может решить прооперировать его и удалить хирургическим путем, если он и большой, и вызывает симптомы, или вызывает у пациента боль или повреждение печени.

    Ваш врач может также принять решение о проведении хирургической операции, называемой перевязкой печеночной артерии, при которой перерезается основная артерия, которая снабжает кровью гемангиому печени. В этом случае печень будет получать кровь из других артерий и при этом оставаться здоровой.

    Также можно дать лекарство, чтобы остановить кровоток в печени. В конечном итоге это приводит к эмболизации артерий. Редко, если вообще проводится пересадка печени. Это делается, когда гемангиома очень большая или многие из них не прошли лечение.

    Чтобы уменьшить размер опухоли, врач может попробовать лучевую терапию.

    Почему RIMC

    Преимущества / Опыт

    Институт и медицинский центр Rela, Ченнаи, занимается лечением не только часто встречающихся заболеваний печени, но и редких. Одним из таких редких заболеваний печени является гемангиома печени, которым страдают очень немногие. Тем не менее, наши специалисты по лечению гемангиомы печени в Ченнаи, Индия, в нашей больнице хорошо осведомлены обо всех видах лечения, которые следует проводить таким пациентам.Так что для них не редкость хорошие результаты.

    RIMC, хотя и является многопрофильным, возглавляется специалистом по печени и обладателем Книги рекордов Гиннеса за выполнение сложной хирургической операции пятимесячному ребенку. Профессор Рела, обладатель этого титула и основатель этого института, побуждает сотрудников выходить за рамки самих себя и делать невозможное. Неудивительно, что люди часто считают нас больницей для лечения гемангиомы печени в Ченнаи .

    Эта больница оснащена новейшими технологиями, лучшими людьми и оборудованием, а также персоналом, который постоянно обновляет свои знания в области хирургии и лечения.Эти сильные стороны проявляются, когда мы сталкиваемся со сложными операциями.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *