Врачи лечат: Российские врачи лечат COVID-19 препаратами с доказанной неэффективностью

Содержание

Российские врачи лечат COVID-19 препаратами с доказанной неэффективностью

Методические рекомендации, в соответствии с которыми российские врачи занимаются профилактикой, диагностикой и лечением нового коронавируса, расходятся с позицией ВОЗ, FDA и результатами последних исследований. В частности, комбинация лопинавира и ритоновира, рекомендованная Минздравом, является средством с доказанной неэффективностью, сообщил сегодня «Фармацевтический вестник».

Еще в начале июля Ассоциация организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) обратила внимание Минздрава, что в марте и апреле методические рекомендации обновлялись дважды в месяц, но впоследствии экспертная группа значительно снизила частоту пересмотра документа. Это негативно отражается на эффективности лечения россиян от COVID-19.

В частности, действующая 7-я версия методических рекомендаций предлагает использовать гидроксихлорохин и близкий к нему мефлохин, комбинацию лопинавира и ритонавира. Все эти препараты, согласно результатам последних исследований, можно считать утратившими статус потенциально эффективных при новой коронавирусной инфекции, говорилось в июльском письме АОКИ.

«Хотим отметить также отмену FDA разрешения на экстренное использование гидроксихлорохина и хлорохина для лечения COVID-19 и объявленное 17 июня прекращение набора пациентов в группу гидроксихлорохина в исследовании ВОЗ, – упоминала исполнительный директор ассоциации Светлана Завидова. – Вместе с тем в актуальной версии отечественных рекомендаций гидроксихлорохин и комбинация лопинавир-ритоновир фигурируют в 12 из 16 схем лечения легких, среднетяжелых и тяжелых форм заболевания, вызванного вирусом SARS-CoV-2».

Использование гидроксихлорохина вызывает особое беспокойство из-за профиля безопасности препарата, включающего среди прочего высокие (и потенциально смертельные) риски нарушения сердечного ритма, отмечалось в обращении.

Поскольку прошлое письмо ассоциации Минздрав оставил без ответа, АОКИ снова обращается к ведомству с просьбой в оперативном порядке обновить текст Временных методических рекомендаций по профилактике, диагностике и лечению COVID-19 и рекомендовать междисциплинарной рабочей группе постоянно отслеживать новую информацию о безопасности и эффективности препаратов, включая ее в методические рекомендации.

Кто лечит ХОБЛ — все врачи по лечению заболевания с ценами и отзывами на DocDoc.ru

Пульмонологи Москвы — последние отзывы

Внимательный врач. Прием прошел хорошо. Наталья Анатольевна меня выслушала, изучила результаты обследований, все подробно объяснила и прописала необходимые лекарства. Сказала прийти на повторный прием через месяц.

Елена, 13 ноября 2021

Доктор компетентный, вежливый. На приеме Андрей Анатольевич дал подробные рекомендации по лечению, назначил анализы. Уделил достаточно времени. Я довольна. Повторно обратилась бы. Пока результата нет.

Евгения, 09 ноября 2021

Порекомендовали мне этого специалиста. Ирина Валентиновна компетентный, внимательный, толковый и грамотный доктор. Прием состоялся вовремя. Времени врач достаточно уделил мне. Специалист назначила анализы и лечение. Объяснила как, что и почему. Всё прошло хорошо и благополучно.

Аноним, 05 ноября 2021

Елена Борисовна очень хороший врач. От приема получил все что и хотел, много полезной информации. Доктор общительная, профессионал в своей работе. Мне было уделено достаточно времени для решения моей проблемы.

Максим, 31 октября 2021

Все прошло хорошо, у меня был повторный прием у данного специалиста. Елена Геннадьевна скорректировала мне лечение. Она внимательная, старается помочь и вникнуть в проблему. При необходимости, я буду обращаться к ней повторно.

Полина, 31 октября 2021

К этому врачу я обращаюсь уже третий раз. Елена Петровна квалифицированный врач, все объясняет, вникает и помнит. У неё индивидуальный подход к пациенту. Она заинтересована в положительном эффекте. У меня заметен положительный результат лечения. По итогу приёма, я получила ответы на все свои вопросы.

Ольга, 24 сентября 2021

Все в порядке. Кирилл Львович всё объяснил и рассказал, дал свои рекомендации. Он очень много времени уделил на приёме. Не смотря, что это был конец рабочего дня, он договорился, чтобы нас приняли на анализы. После получения результатов анализов, пойдем на повторный приём.

Павел, 22 сентября 2021

У меня сложилось неоднозначное впечатление о докторе. Как специалист он хороший, но прочувствовать пациента по началу ему не удалось. Просто возникли сложности с коммуникацией. Павел Александрович на приеме задавал много вопросов, но они были слишком формальными. Доктор был внимательный, въедливый, потратил на приеме больше времени чем требовалась. Как специалиста я бы рекомендовал Павла Александровича. Врач осмотрел пациента, внимательно выслушал, ознакомился с результатами КТ и нашел места, на которые надо обратить внимание и в динамике наблюдать. По итогу дал свои рекомендации.

Сергей, 13 сентября 2021

Врач хороший. Понимающий, знающий. Прием прошел быстро и по делу. Елена Владимировна выслушала мои жалобы, провела осмотр, поставила предварительный диагноз, выдала направление на необходимые анализы. Я убедилась в своих подозрениях и получила план дальнейших действий. Обращусь к данному специалисту на повторный прием.

София, 07 сентября 2021

Очень хороший и внимательный доктор. Она все четко определила, подробно мне все рассказала, показала и объяснила. Врач также дала назначение от простуды, потому что ребенок чихал.

Мария, 26 мая 2021

Показать 10 отзывов из 4708

На Кубани врачи вылечили мужчину со стопроцентным поражением легких

https://ria.ru/20210803/vrachi-1744247772.html

На Кубани врачи вылечили мужчину со стопроцентным поражением легких

На Кубани врачи вылечили мужчину со стопроцентным поражением легких — РИА Новости, 03.08.2021

На Кубани врачи вылечили мужчину со стопроцентным поражением легких

Врачи в Краснодарском крае вылечили пациента со 100% поражением легких из-за COVID-19, об этом сообщил губернатор региона Вениамин Кондратьев в Instagram. РИА Новости, 03.08.2021

2021-08-03T21:33

2021-08-03T21:33

2021-08-03T23:00

распространение коронавируса

кропоткин

краснодарский край

здоровье — общество

вениамин кондратьев

коронавирус в россии

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/07/09/1740572582_0:154:3094:1894_1920x0_80_0_0_2e59407535a0332983ec1f6e6ea19117.jpg

СОЧИ, 3 авг — РИА Новости. Врачи в Краснодарском крае вылечили пациента со 100% поражением легких из-за COVID-19, об этом сообщил губернатор региона Вениамин Кондратьев в Instagram.»54-летний житель Кропоткина в реанимации провел почти два месяца, в тяжелом состоянии со 100% поражением легких. Врачи совершили настоящее чудо. Мужчину выписали 11 июня, и сегодня он полностью вернулся к привычному ритму жизни», — написал чиновник.По словам губернатора, в Краевую клиническую больницу № 2 попадают люди в тяжелом состоянии, за которыми ухаживают 20 врачей и 30 медсестер.

https://ria.ru/20210724/koronavirus-1742725439.html

кропоткин

краснодарский край

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/07/09/1740572582_182:0:2913:2048_1920x0_80_0_0_25057086bbd38bd8ba9b4b3800b292a2.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

кропоткин, краснодарский край, здоровье — общество, вениамин кондратьев, коронавирус в россии

21:33 03.08.2021 (обновлено: 23:00 03.08.2021)

На Кубани врачи вылечили мужчину со стопроцентным поражением легких

Кто лечит заикание и какому врачу обращаться

Заикание приносит множество неприятностей? Вашему ребёнку трудно освоиться в коллективе? Он начинает стесняться своей особенности и становится неуверенным и замкнутым? 

В случае возникновения этих вопросов родители задаются одним и тем же вопросом: как ему помочь, к какому врачу обратиться, если заикается ребенок.

Первым делом — участковый педиатр

Первым специалистом, к которому обычно идут родители заикающегося ребенка, становится участковый педиатр. Он осмотрит малыша и даст направление к специалисту: неврологу или психотерапевту.

Важно понимать, что любой квалифицированный врач перед тем, как назначить лечение, установит и расскажет родителям причину и природу заикания.

Причины и природа заикания

По своей природе заикание в медицине подразделяется на органическое (неврозоподобное) и невротическое. Лечением каждого вида заикания занимаются узкоспециализированные врачи. Ведь мы идем лечить глаза к окулисту, а не обращается за этим к ЛОРу, так и с заиканием, каждой форме — свой специалист.

Одну из главных ролей в возникновении у человека нарушений речи играют гены, а вот проявляться наследственность может в разных формах.

Органическое заикание — к психоневрологу

Органическое или неврозоподобное заикание вызвано физиологическими причинами — патологиями в работе головного мозга. Часто речевые нарушения в таком случае идут бок о бок с нарушениями моторики, которые сказываются и на артикуляции в том числе. Обычно такое заикание начинает активно проявлять себя в 3-4 года и постепенно усиливаться. 

Отличие этой формы в постоянстве симптомов, то есть заикание не зависит от эмоционального состояния ребенка, смены обстановки, окружения и так далее.

Нарушения в работе мозга, влияющие на речь, обычно видны на электроэнцефалограмме. Лечением неврозоподобного заикания занимается психоневролог. Оно включает в себя на только коррекцию речи, но и работу над устранением мозговых нарушений, в том числе с помощью индивидуально подобранных препаратов.

Невротическое заикание — поможет врач-психотерапевт

Этот вид нарушения речи связан не с физиологией, а с психологическими факторами. Ребёнок начинает заикаться в возрасте 2-3 лет, когда идет становление речи. А в период с 4 до 6 лет может усилиться под влиянием разных факторов. Дело в том, что именно в этот период речь ребенка развивается особенно активно, быстро растет словарный запас, прогрессирует фразовая речь. Мозг и артикуляционный аппарат испытывают большие нагрузки, и любой стресс способен вызвать нарушение в их слаженной работе. Спровоцировать заикание может испуг, резкая смена обстановки (например, переезд или переход в новый детский сад), развод родителей, большая учебная нагрузка. Такое заикание чаще проявляется не постоянно, а в определенных условиях, например, когда ребенок волнуется или боится чего-то. Здесь на помощь приходит врач-психотерапевт.

В реальности причины могут пересекаться, то есть у ребенка с органическим заиканием вполне могут быть и психологические проблемы по части речи. Поэтому важно понимать, что в любом случае подход к лечению заикания должен быть комплексным.


Лечение заикания в речевых клиниках

К сожалению, в России пока отсутствует налаженная схема диагностики заикания, и поликлиники не всегда способны предоставить комплексный подход к обследованию и лечению. Но хороший участковый педиатр, как минимум, сможет скоординировать и подсказать, к каким узким специалистам следует обратиться и какие обследования пройти. Именно от правильности выбора врача заиколога зависит успех лечения.

Ограничиваться походом к педиатру или терапевту не стоит. При первых проявлениях заикания специалисты рекомендуют обращаться в специализированную речевую клинику или центр. Ведь именно там работают специализированные врачи — логопеды, заикологи, дефектологи, способные подобрать правильную схему лечения в зависимости от природы заикания и оказать комплексную помощь при нарушениях речи. В работе используются методы как врачебной, так и педагогической реабилитации, что является совершенно необходимым при лечении заикания и у детей, и у взрослых.

Успех лечения заикания зависит от множества факторов: наследственности, правильной и своевременной постановки диагноза, квалификации врачей, подбора программы по реабилитации речи. При невротической форме заикания видимый результат может быть достигнут уже в течение 3 дней.

Не затягивайте с обращением к специалисту. Подарите ребенку и себе свободу общения.


Пациенты смогут проследить, правильно ли их лечат врачи

Во всех регионах России начнут действовать одинаковые подходы к медицинской помощи, а в больницах появятся протоколы, чётко определяющие, как должен действовать врач при том или ином течении болезни. Такую законодательную инициативу Правительство внесло в Госдуму 25 апреля. Законодатели и эксперты рассказали «Парламентской газете», как предлагаемые новшества изменят жизнь пациентов и медицинских учреждений. 

Каждому заболеванию — пошаговая инструкция

Согласно предложенным поправкам, каждая медицинская организация в России будет обязана разработать протоколы лечения (ведения пациента) с пошаговым алгоритмом: как врач должен обследовать больного, какие назначить процедуры и выписать лекарства при том или ином диагнозе, в том числе учитывая, есть ли у человека сопутствующие заболевания, а также возможные осложнения.

Протоколы должны защитить права пациентов, так как дадут понимание, какую помощь им обязаны оказать и было ли это сделано, считает зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин. «Сегодня прокуратура начинает смотреть, правильно ли в больнице оказали медицинскую помощь, а сравнивать результаты не с чем. Когда будут протоколы, станет понятно, что должны были сделать и что сделали на самом деле», — сказал он «Парламентской газете».

Но если посмотреть на проблему глазами медицинских работников, существует опасность, что новая система может обернуться против врачей, отметил член Комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России Владимир Круглый. Например, особенно придирчивые пациенты могут направлять жалобы, если доктор пропустит какой-то заложенный в протокол этап. Хотя есть и обратная сторона медали — если медработник сделает всё верно, ему, наоборот, станет легче доказать свою правоту при необоснованных обвинениях.

Медицинские учреждения будут брать протоколы лечения не из воздуха, а составлять их на основе клинических рекомендаций, которые после принятия закона распространятся на всю страну. То есть по каждому заболеванию будет федеральный документ со схемами диагностики и лечения, от которого станут отталкиваться все медицинские учреждения России, независимо от того, где они находятся — в Москве, Иркутске или Владивостоке.

Когда будут протоколы, станет понятно, что должны были сделать и что сделали на самом деле.

Возникает вопрос — зачем нужно в каждой больнице разрабатывать свой протокол лечения, если во все медицинские организации спустят из Минздрава общие клинические рекомендации? Ответ кроется в неодинаковой оснащённости больниц, пояснили парламентарии. В протоколах будут расписывать пошаговые действия по отношению к пациенту с учётом возможностей и особенностей медучреждения: например, в нём могут указать, что человека будут направлять в областной медицинский центр, если в больнице нет нужного оборудования для какого-то этапа лечения, объяснил «Парламентской газете» член Комитета Госдумы по охране здоровья Юрий Кобзев.

Рекомендации для больниц станут обновлять каждые три года

Сегодня в России нет общих обязательных подходов к лечению, и все рекомендации носят только вспомогательный характер. Правда, существуют стандарты Минздрава с усреднёнными расчётами, сколько нужно для лечения конкретных заболеваний процедур и препаратов. Но это не руководство к действию для врачей, а исключительно экономический инструмент для расчёта финансирования программ ОМС, рассказал Юрий Кобзев.

Такая ситуация приводит к тому, что в каждом регионе используют свои подходы к лечению пациентов, и не всегда они проверенные, считает Владимир Круглый. «Московская школа лечит так, Санкт-петербургская этак, Томская совсем иначе. Это неверно», — уверен сенатор.

По словам парламентария, если законопроект Минздрава примут, всех россиян будут лечить едиными методами, эффективность которых научно доказана. Уже сейчас профессиональные медицинские некоммерческие организации (в основном, это федеральные медцентры) проводят исследования и разрабатывают клинические рекомендации по многим заболеваниям. Но после принятия закона они станут обязательными на всей территории России, конечно, после их утверждения Минздравом. Обновлять рекомендации будут каждые три года, чтобы учитывать последние достижения медицинской науки. 

Главное, чтобы это не привнесло сложности в работу медучреждений, подчёркивают эксперты. Сегодня многие организации и так руководствуются национальными и международными рекомендациями, рассказал «Парламентской газете» директор Российского научного центра хирургии имени академика Петровского Юрий Белов. К тому же у каждой медицинской организации может быть своя специфика: например, в возглавляемом им Центре разрабатывают свои новые технологии и распространяют их на всю Россию.

«Если будут новые обязательные рекомендации, главное, чтобы мы в итоге не запутались, как же нам лечить», — высказал своё мнение Юрий Белов. 

Должно быть достаточное обеспечение всем — и оборудованием, и препаратами. Чтобы потом не было вопросов к лечащему врачу.

К тому же, ставя для всех регионов единую планку оказания медицинской помощи, важно проследить, чтобы у них было нужное обеспечение, считает Юрий Кобзев. «Должно быть достаточное обеспечение всем — и оборудованием, и препаратами. Чтобы потом не было вопросов к лечащему врачу: «А почему вы того не сделали?». Да потому что такого оборудования не было в больнице», — подчеркнул он. 

Законопроект Минздрава прошёл много этапов согласования — его первый вариант выложили на правовой портал Правительства ещё в 2016 году. Последнюю редакцию документа внесли в Госдуму 25 апреля. 

«Такие врачи лечат одним светлым взглядом». Тюменские онкологи помогли юной пассажирке на борту самолета

Тюменские онкологи спасли юную пассажирку на борту самолета. Фото — Юлия Деминова, пресс-служба ГАУЗ ТО «МКМЦ «Медицинский город».

Врачи из тюменского «Медицинского города» помогли юной пассажирке во время полёта. Девушке внезапно стало плохо, когда самолет уже находился в воздухе: она побелела, ее стало тошнить, сильно заболел живот и началось головокружение. Полет уже собирались прервать и экстренно вернуться в аэропорт, но стюардессы решили поинтересоваться, нет ли на борту медиков.

На помощь пришли заведующий онкологическим отделением № 1 «Медицинского города» Олег Царёв и хирург хирургического отделения № 1 Елена Ральченко. Выяснилось, что юная Дарья вместе со своей мамой летела домой из Минска. Видимых причин для ухудшения самочувствия у девушки не было – летать она не боится, да и полеты всегда переносила легко. Поэтому мама ее перепугалась не на шутку. Тюменские врачи тут же осмотрели девушку и оказали ей первую медицинскую помощь. Состояние Дарьи удалось стабилизировать, поэтому и экстренная посадка не понадобилась.

– Я испытала сильнейший шок, колени сильно тряслись, невыносимо сложно видеть, как твой ребёнок слабеет на глазах. И непонятна была причина её сильных болей в животе. Немного успокоиться удалось только после того, как я поняла, что Олег Николаевич и Елена Сергеевна высококлассные специалисты. Слаженно осмотрели дочку, исключили серьёзные подозрения, и мы в итоге долетели, – передает слова мамы Натальи пресс-служба медучреждения.

По ее словам, онкологи следили за состоянием дочки на протяжении всего полета и их забота и обеспокоенность буквально витали в воздухе.

– Олег Николаевич подходил к нам чуть ли не каждую минуту, проверял состояние, подбадривал, шутил. Такие врачи, как он, наверняка могут лечить одним своим светлым взглядом. Невозможно выразить словами нашу благодарность ему и Елене Сергеевне. Перелёт был ночным, наверняка забота о дочери далась врачам нелегко. На таких отзывчивых врачах и держится мир, – отметила женщина.

По прибытии они обратились за медицинской помощью в больницу, у Дарьи, предположительно, был приступ панкреатита.

– В случившемся не было ничего особенного, на моем месте мог оказаться любой медработник. Наша профессия подразумевает, что в любое время и в любом месте мы должны оказать медицинскую помощь каждому, кому она требуется, независимо от того, где мы находимся. А будет эта медицинская помощь оказана нами или нет – это уже вопрос этики, воспитания и отношение к жизни каждого медика, – заявил ангел-хранитель Дарьи Олег Царёв.

Хирург «Медицинского города» Елена Ральченко, в свою очередь, отметила, что была уверена: состояние Дарьи в полете не ухудшится. Сама она имеет большой клинический опыт и владеет глубокими знаниями в диагностике патологий органов брюшной полости.

– Операцию мы, конечно, на борту не стали бы проводить, но определить, есть ли в ней острая и неотложная необходимость, смогли, – резюмировал Царёв.

Ранее «Комсомольская правда» – Тюмень» писала, что врач областной клинической больницы № 1 Александр Сафонов спас жизнь пассажиру самолета, летевшему рейсом Тюмень – Санкт-Петербург. Парню стало плохо, он потерял сознание. Несмотря на ранний перелет и подготовку к предстоящей учебе в Санкт-Петербурге, врач анестезиолог-реаниматолог ОКБ № 1 вовремя смог заметить, что рядом сидящий человек начал резко бледнеть. Он молниеносно оценил ситуацию и оказал необходимую помощь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Он лежал на полу в проходе»: врач спас жизнь пассажиру самолёта «Тюмень – Москва»

Члены экипажа хотели запросить экстренную посадку, но Дмитрий Хомутинин рекомендовал продолжить полёт (подробнее)

Тюменские врачи лечат туберкулез хирургически

В Тюменском областном клиническом фтизиопульмонологическом центре применяют высокотехнологичные торакальные операции как этап в комплексном лечении. Врачи стараются провести их своевременно, чтобы сделать лечение более эффективным.

«Когда легочная ткань изменена и безвозвратно утеряна, мы должны удалить ее, чтобы свести к минимуму риск возрождения инфекции из оставшихся очагов», — считает заведующий отделением для больных туберкулезом органов дыхания (у детей), главный внештатный детский фтизиатр Тюменской области Николай Козлов.

В Областном клиническом фтизиопульмонологическом центре применяется стандартизованный подход — на 5-м месяце лечения, пациент направляется на консультативный прием к торакальному хирургу. Оценив картину туберкулезного процесса, он дает заключение о возможности и целесообразности хирургических методов лечения. А еще рассчитываются риски от сопутствующих патологий у каждого пациента.

Современные методы оперативного вмешательства на грудной клетке основаны на применении высокотехнологичной медицинской помощи. Во время эндоскопической операции врач накладывает две пластиковые трубки (порты), в которые вводятся манипулятор и камера. Тюменские хирурги, усовершенствовали метод, используя единственный порт, что менее травматично для пациента.

«В этом году выросло также количество диагностических операций, в которых также используются высокие технологии и видеотехника», — рассказала заведующий туберкулезным легочно-хирургическим отделением Елена Шемелова.

Хирургическое лечение больных туберкулезом — это работа мультидисциплинарной бригады, в составе которой фтизиатр, торакальный хирург, анестезиолог-реаниматолог, терапевт. При назначении правильной химиотерапии и компенсации сопутствующих патологий, летальность в результате торакальных операций нулевая.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!

Разъясненные типы врачей и медицинских специалистов

Вы можете называть их просто врачами. Но большинство врачей обладают дополнительными знаниями в том или ином виде медицины. На самом деле существует несколько сотен медицинских специальностей и узких специальностей. Вот наиболее часто встречающиеся типы врачей.

Аллергологи / иммунологи
Они лечат расстройства иммунной системы, такие как астма, экзема, пищевая аллергия, аллергия на укусы насекомых и некоторые аутоиммунные заболевания.

Анестезиологи
Эти врачи прописывают вам лекарства, чтобы заглушить боль или утомить вас во время операции, родов или других процедур. Они контролируют ваши жизненно важные функции, пока вы находитесь под наркозом.

Кардиологи
Они являются экспертами в области сердца и кровеносных сосудов. Вы можете обратиться к ним по поводу сердечной недостаточности, сердечного приступа, высокого кровяного давления или нерегулярного сердцебиения.

Хирурги прямой и толстой кишки
Вы обращаетесь к этим врачам по поводу проблем с тонкой кишкой, толстой кишкой и дном.Они могут лечить рак толстой кишки, геморрой и воспалительные заболевания кишечника.

Специалисты по интенсивной терапии
Они занимаются тяжелобольными или травмированными людьми, часто возглавляя отделения интенсивной терапии в больницах. Вы можете увидеть их, если у вас отказывает сердце или другие органы, или если вы попали в аварию.

Дерматологи
Есть проблемы с кожей, волосами, ногтями? У вас есть родинки, шрамы, прыщи или кожная аллергия? Дерматологи могут помочь.

Эндокринологи
Это специалисты по гормонам и обмену веществ. Они могут лечить такие состояния, как диабет, проблемы с щитовидной железой, бесплодие, а также нарушения кальция и костей.

Специалисты по неотложной медицине
Эти врачи принимают решения относительно жизни или смерти больных и раненых, обычно в отделении неотложной помощи. Их работа — спасать жизни и избегать или снижать вероятность инвалидности.

Семейные врачи
Они заботятся о всей семье, включая детей, взрослых и пожилых людей.Они проводят плановые осмотры и скрининговые тесты, делают прививки от гриппа и иммунизацию, а также лечат диабет и другие текущие заболевания.

Гастроэнтерологи
Это специалисты в области органов пищеварения, включая желудок, кишечник, поджелудочную железу, печень и желчный пузырь. Вы можете увидеть их при болях в животе, язвах, диарее, желтухе или раке органов пищеварения. Они также проводят колоноскопию и другие тесты на рак толстой кишки.

Специалисты по гериатрии
Эти врачи занимаются престарелыми.Они могут лечить людей дома, в кабинетах врачей, в домах престарелых, центрах престарелых и больницах.

Гематологи
Это специалисты по заболеваниям крови, селезенки и лимфатических узлов, таким как серповидноклеточная анемия, анемия, гемофилия и лейкемия.

Специалисты хосписов и паллиативной медицины
Они работают с людьми, находящимися на грани смерти. Они эксперты в лечении боли. Они работают с командой других врачей, чтобы поддерживать качество вашей жизни.

Специалисты по инфекционным заболеваниям
Они диагностируют и лечат инфекции в любой части вашего тела, такие как лихорадка, болезнь Лайма, пневмония, туберкулез, ВИЧ и СПИД. Некоторые из них специализируются на профилактической медицине или медицине путешествий.

терапевты
Эти врачи первичной медико-санитарной помощи лечат как общие, так и сложные заболевания, обычно только у взрослых. Скорее всего, вы сначала посетите их или своего семейного врача по поводу любого заболевания. Интернисты часто имеют повышенную подготовку по множеству узких специальностей, таких как болезни сердца, рак, подростковая медицина или медицина сна.Пройдя дополнительное обучение (называемое стипендиями), терапевты могут специализироваться на кардиологии, гастроэнтерологии, эндокринологии, нефрологии, пульмонологии и других медицинских специальностях.

Медицинские генетики
Они диагностируют и лечат наследственные заболевания, передаваемые от родителей к детям. Эти врачи могут также предложить генетическое консультирование и скрининговые тесты.

Нефрологи
Они лечат заболевания почек, а также высокое кровяное давление и дисбаланс жидкости и минералов, связанный с заболеванием почек.

Неврологи
Это специалисты в области нервной системы, включая головной, спинной мозг и нервы. Они лечат инсульты, опухоли головного и спинного мозга, эпилепсию, болезнь Паркинсона и болезнь Альцгеймера.

Акушеры и гинекологи
Эти врачи, которых часто называют акушерами-гинекологами, занимаются женским здоровьем, включая беременность и роды. Они делают мазки Папаниколау, тазовые экзамены и проверяют беременность. Акушеры-гинекологи проходят подготовку в обоих направлениях. Но некоторые из них могут заниматься репродуктивным здоровьем женщин (гинекологи), а другие специализируются на уходе за беременными (акушеры).

Онкологи
Эти терапевты являются онкологами. Они проводят химиотерапевтическое лечение и часто работают с онкологами-радиологами и хирургами, чтобы помочь больным раком.

Офтальмологи
Вы называете их офтальмологами. Они могут прописать очки или контактные линзы, а также диагностировать и лечить такие заболевания, как глаукома. В отличие от оптометристов, они врачи, которые могут лечить все заболевания глаз, а также оперировать глаза.

Остеопаты
Доктора остеопатической медицины (DO) являются полностью лицензированными врачами, как и доктора медицины.В их тренировках делается упор на подход «все тело». Остеопаты используют новейшие медицинские технологии, а также естественную способность организма к самовосстановлению.

Отоларингологи
Они лечат заболевания ушей, носа, горла, носовых пазух, головы, шеи и дыхательной системы. Также они могут сделать реконструктивные и пластические операции на голове и шее.

Патологи
Эти врачи лаборатории выявляют причины заболеваний, исследуя ткани и жидкости организма под микроскопом.

Педиатры
Они заботятся о детях от рождения до юношеского возраста. Некоторые педиатры специализируются на детском и подростковом возрасте, жестоком обращении с детьми или проблемах развития детей.

Физиатры
Эти специалисты в области физической медицины и реабилитации лечат боли в шее или спине, а также спортивные травмы или травмы спинного мозга, а также другие нарушения, вызванные несчастными случаями или заболеваниями.

Пластические хирурги
Вы могли бы называть их пластическими хирургами.Они восстанавливают или восстанавливают вашу кожу, лицо, руки, грудь или тело. Это может произойти после травмы, болезни или по косметическим причинам.

Ортопеды
Они занимаются лечением проблем с вашими лодыжками и стопами. Сюда могут входить травмы в результате несчастных случаев или занятий спортом, а также в результате текущих заболеваний, таких как диабет. Некоторые ортопеды прошли повышение квалификации по другим специальностям стопы.

Специалисты по профилактической медицине
Они заботятся о вашем здоровье. Они могут работать в системе здравоохранения или в больницах.Некоторые из них сосредоточены на лечении людей с зависимостями, заболеваниями, вызванными воздействием наркотиков, химикатов и ядов, и других областях.

Психиатры
Эти врачи работают с людьми с психическими, эмоциональными или зависимыми расстройствами. Они могут диагностировать и лечить депрессию, шизофрению, злоупотребление психоактивными веществами, тревожные расстройства, а также проблемы сексуальной и гендерной идентичности. Некоторые психиатры сосредотачиваются на детях, подростках или пожилых людях.

Пульмонологи
Вы можете обратиться к этим специалистам по поводу таких проблем, как рак легких, пневмония, астма, эмфизема легких и проблемы со сном, вызванные проблемами с дыханием.

Радиологи
Они используют рентгеновские лучи, ультразвук и другие методы визуализации для диагностики заболеваний. Они также могут специализироваться на радиационной онкологии для лечения таких заболеваний, как рак.

Ревматологи
Они специализируются на артрите и других заболеваниях суставов, мышц, костей и сухожилий. Вы можете увидеть их при остеопорозе (слабость костей), болях в спине, подагре, тендините в результате занятий спортом или повторяющихся травмах и фибромиалгии.

Специалисты по медицине сна
Они находят и устраняют причины плохого сна.У них могут быть лаборатории сна или тесты, которые помогут вам составить график вашего сна и бодрствования.

Специалисты по спортивной медицине
Эти врачи диагностируют, лечат и предотвращают травмы, связанные со спортом и физическими упражнениями.

Общие хирурги
Эти врачи могут прооперировать все части вашего тела. Они могут удалять опухоли, аппендиксы или желчный пузырь и лечить грыжи. Многие хирурги специализируются на хирургии рака, хирургии кисти или сосудов.

Урологи
Это хирурги, которые лечат мужчин и женщин при проблемах в мочевыводящих путях, таких как негерметичный мочевой пузырь.Также они лечат мужское бесплодие и проводят обследования простаты.

Пандемия заставляет врачей переосмыслить ненужное лечение

Covid-19 открывает перед исследователями дверь для решения проблемы, которая десятилетиями беспокоила медицинское сообщество: чрезмерное лечение и ненужное лечение пациентов.

С одной стороны, пандемия вызвала серьезные проблемы со здоровьем у пациентов, не страдающих коронавирусом, которые были вынуждены или предпочли избегать тестов и лечения различных заболеваний. С другой стороны, в случаях, когда задержки или отмены не причиняли никакого вреда, медицинские эксперты теперь могут повторно оценить, действительно ли эти процедуры необходимы.

Многочисленные исследования показали, что чрезмерное лечение причиняет ненужные страдания и миллиарды долларов ненужных затрат на здравоохранение.

Но никогда раньше, по словам исследователя Эллисон Оукс, не было такой большой базы данных для сравнения пациентов, прошедших определенный тест или лечение, с пациентами, которые этого не сделали.

Оукс был главным автором октябрьской статьи в журнале «Health Affairs» Исследовательского консорциума по оценке ценности здравоохранения. В документе отмечается, что covid предоставил новое важное измерение — изучение результатов для пациентов, которые получали лечение до того, как больницы отказались от лечения из-за covid, и тех, кому было отменено лечение.

Области, созревшие для исследования, сказал Оукс: колоноскопия, сделанная пациентам старше 85 лет; анализ крови на гемоглобин у больных сахарным диабетом 2 типа; полуэлективные операции, такие как артроскопия коленного сустава для хирургии суставного хряща; и ежегодный стоматологический рентген. По ее словам, все это делалось реже из-за covid.

«Есть две стороны пирога: малоценная помощь и помощь, которую люди получают, если не получают их», — сказал Оукс, который ожидает, что исследователи воспользуются всеми данными, полученными от covid по «обоим типам уход.”

В одном недавнем исследовании изучались пациенты по делам ветеранов, которым были отменены плановые операции из-за covid. Исследование показало, что они не чаще посещали отделения неотложной помощи больниц, чем пациенты, перенесшие эти операции в 2018 году.

Доктор Хизер Лю из Бригама и женской больницы и Гарвардской медицинской школы сказала, что многие исследования и уход были сокращены из-за опасений пациентов заразиться коронавирусом в медицинских учреждениях, а также из-за того, что медицинские учреждения и сотрудники боролись, чтобы не отставать от случаев заболевания коронавирусом.

«Есть некоторые процедуры, тесты и экзамены, которые нельзя откладывать ни в какой ситуации», — сказал Лю в электронном письме. Например, она указала на скрининг, наблюдение и лечение онкологических больных.

Однако она сказала, что другие тесты и лечение можно отложить или отменить без каких-либо негативных последствий. Лю руководил опросом 2000 врачей, проведенным в 2017 году, при этом половина врачей заявили, что процент ненужной медицинской помощи превышает 20,6%, а половина — ниже.

По словам врачей, опрошенных Лю, ненужное лечение или чрезмерное лечение может быть вызвано несколькими факторами. По их словам, опасения по поводу злоупотреблений служебным положением заставляют врачей проверять даже маловероятные проблемы, чтобы чего-то не упустить. Иногда медицинские работники сталкиваются с трудностями при оценке предыдущих медицинских карт пациентов. Кроме того, по словам врачей, у индустрии здравоохранения есть стимул для увеличения доходов, а иногда и для оплаты дорогостоящего оборудования для тестирования.

Технологический скачок — важный фактор.

Доктор Джилл Врубл, радиолог из Johns Hopkins Medicine в Балтиморе, сказала, что компьютерная томография, которая дала 30-40 изображений, когда она начала практиковать в 1990-х годах, теперь дает тысячи изображений с высоким разрешением.

«Теперь мы видим то, что никогда не видели раньше, например, поражение, которое может никогда не стать проблемой», — сказал Врубл.

Врубл сказал, что некоторые пациенты все еще выбирают агрессивное лечение для таких сомнительных поражений.

«Пациенты … часто сопротивляются совету« смотреть и ждать »и потребуют хирургического вмешательства, даже если сама операция имеет потенциально ужасные последствия», — сказал Врубл.По ее словам, последствия — не только более высокие затраты, но и потенциально годы физического дискомфорта и боли, а также снижение физических возможностей.

Сьюзан Дженнаро, декан и профессор Школы медсестер Уильяма Ф. Коннелла при Бостонском колледже, сказала, что covid предоставляет не только возможности для изучения ненужной медицинской помощи, но и возможности для изучения областей, в которых лечение недостаточно. Она ссылается на нехватку ресурсов психического здоровья для пациентов с коронавирусом, страдающих от тяжелого лечения и даже сталкивающихся со смертью без друзей или семьи.

«Когда мы думаем о новых способах лечения, нам всем нужно подумать о нашем увлечении хирургией и инвазивными процедурами и начать думать о здоровье более целостным образом», — сказал Дженнаро.

Прекращение планового лечения, не связанного с коронавирусом, Covid сильно ударило по больницам в марте и апреле прошлого года, когда пандемия впервые начала захлестывать больницы. Операция по лечению рака, запланированная на апрель для Кристы Петруцзелло, например, была отложена из-за того, что основное внимание уделялось лечению covid.

Вместо операции 49-летний агент по недвижимости из Лоуэлла, штат Массачусетс, получил гормональное лечение, обычно предназначенное для пациентов с раком груди с более крупными опухолями.

«Это точно было тревожно», — сказал Петруцзелло. «Кто знал год назад, сколько времени пройдет до того, как хирургия станет доступной для таких пациентов, как я?»

Прошло всего шесть или семь недель, когда ей сделали успешную операцию по удалению опухоли, уменьшившейся в результате гормонального лечения. По ее словам, недавнее последующее сканирование показало, что у нее нет рака.

«Возможно, будут случаи, когда опухоль полностью исчезнет [от гормонального лечения], что позволит отменить операцию», — сказал Петруцзелло.»Разве это не было бы хорошо?»

Доктор Гарольд Бурштейн, онколог из онкологического института Дана-Фарбер в Бостоне, лечивший Петруцциелло, сказал, что хирургия рака груди останется ключевым компонентом лечения в обозримом будущем. Но он сказал, что гормональное лечение «перед операцией» может уменьшить опухоль и «надеюсь, сделает менее обширную операцию».

По его словам,

Covid заставляет поставщиков медицинских услуг «мыслить нестандартно».

Связанные темы

Связаться с нами Отправить подсказку для истории

Борьба сердца над разумом?

Охснер Дж.2015 Лето; 15 (2): 130–132.

Дебасиш Дебнат

Консультант по хирургии груди и онкопластике, Больница Блэкпул Виктория, Блэкпул, Англия

Консультант по хирургии груди и онкопластике, Больница Блэкпул Виктория, Блэкпул, Англия

Авторские права © Академическое подразделение Фонда клиники Окснера в ЧВК.

«Забота в большей степени о конкретном пациенте, чем об особенностях болезни». — Сэр Уильям Ослер 1

Сэр Уильям Ослер (1849-1919) был большим сторонником доктрины пациента как личности, которая стала влиятельной в десятилетия после 1900 года.Такая доктрина была сдвигом парадигмы практики XIX века, в которой уклад жизни у постели больного и социальная изящество часто имели большое значение. 2 Должен ли индивидуализм пациента преобладать над болезнью? Вообще говоря, действительно ли важно, кто пациент? Должно ли его или ее происхождение (например, профессия, социальный статус, образование, культура) быть решающим фактором в ведении клинического состояния? Что делать, если пациент врач?

Когда врач становится пациентом, перспективы могут измениться, а эмоции накаляться. 3 Доверительные отношения между врачами и их пациентами важны для качества медицинской помощи. 4 Должны ли мы, как лечащие врачи, пойти по стопам Ослера и позволить тому факту, что пациент — один из нас, повлиять на наши процессы принятия решений?

СТАРЫЕ ВРЕМЯ

Дает ли Гиппократ ответ? Клятва Гиппократа гласит: «Считать того, кто научил меня этому Искусству, столь же дорогим для меня, как и мои родители, делиться с ним моим содержанием и удовлетворять его нужды, если потребуется.” 5 Признание учителя или предложение помощи отличается от оказания клинической помощи коллеге. Более того, различия в поведении и убеждениях во всех обществах постоянно развиваются, что со временем приводит к фундаментальным изменениям. Поэтому актуальность таких вечных клятв или торжественных заявлений, даже светского характера, остается предметом дискуссий в современном обществе. 6 Современная потребительская модель здравоохранения иллюстрирует это. 2 Итак, если прошлое не дает ответа, что насчет настоящего?

ТЕКУЩАЯ ЛИТЕРАТУРА

Поиск в Сводном индексе литературы по медсестринскому делу и смежным вопросам здравоохранения, MEDLINE и в базах данных Google до декабря 2014 г. с использованием ключевых слов врач, пациент, врач, коллега, родственники и лечение выявил статьи, в которых обсуждались вопросы, возникающие, когда врачу приходится иметь дело с болезнью близкого члена семьи. 7-9 Эти чувства варьировались от отчаяния, беспокойства, отрицания и презрения до благодарности и чувства облегчения. Этот опыт иногда помогал врачам пересмотреть свою практику и отношение к пациентам. 9 Однако небольшое количество статей посвящено клиническим вопросам, которые могут возникнуть в отношениях между врачом и пациентом, и процессу принятия решений, который может следовать, когда пациент является врачом. Что по этому поводу говорят профессиональные органы?

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ПОЛОЖЕНИЯ

Генеральный медицинский совет Соединенного Королевства советует врачам не лечить себя и заявляет: «По возможности, вам следует избегать оказания медицинской помощи тем, с кем у вас есть близкие личные отношения.Вы должны быть зарегистрированы у терапевта вне вашей семьи, чтобы иметь доступ к независимой и объективной медицинской помощи ». 10 Такой совет, возможно, также можно интерпретировать как потенциальный аргумент в пользу отказа от обращения с близким коллегой. Однако ни одна профессиональная организация не советует не лечить больного коллегу. Это упущение понятно, поскольку в противном случае такой запрет нарушил бы основную обязанность врача, а именно: «Сделайте заботу о своем пациенте своей первой заботой.” 10

Другое дело — сообщить о болезни. Иногда болезнь может повлиять на способности человека. Медицинские регулирующие органы обычно предоставляют четкие инструкции о том, как сообщать о болезни коллеги, если болезнь, по-видимому, снижает его или ее способность работать как профессионал с хорошей репутацией. Например, Австралийское агентство по регулированию практикующих врачей заявляет: «Все практикующие врачи, работодатели и образовательные учреждения обязаны по закону сообщать об определенных действиях, подлежащих уведомлению, в отношении практикующего врача или студента.Это включает в себя нарушение здоровья, которое может подвергнуть население риску причинения значительного вреда ». 11 Британская медицинская ассоциация (BMA) также подчеркивает: «Врачи также обязаны принять меры, если им станет известно, что здоровье коллеги влияет на уход за пациентами». 12

УДОБСТВО ПРОТИВ ПРАВИЛЬНОСТИ

Крайне важно, чтобы врачи признавали всех пациентов как собратьев и ценили их независимость, чтобы оправдать ожидания пациентов, которые будут относиться к ним с уважением, добротой и состраданием, ожидания, которые оставались неизменными на протяжении всего последнего периода. сотня лет. 2 Однако врач иногда может слишком отождествлять себя с врачом-пациентом и становиться слишком общительным. Кроме того, межличностные и профессиональные отношения могут иногда влиять на уровень общения и удобство управления. 13 Например, врачу может быть легче использовать медицинский жаргон с врачом-пациентом, чем с обычным пациентом. Точно так же, благодаря своим знаниям в медицине и системе здравоохранения, врач-пациент может предпочесть оказывать большее влияние в некоторых вопросах управления, чем непрофессиональный пациент. 8 Хотя это относительные проблемы, циник может сомневаться, и вполне справедливо, в праведности таких действий. Отражают ли последние особые отношения между лечащим врачом и врачом-пациентом? Это вполне может быть так. 3 Однако, чтобы понять потенциальную связь, которая может существовать между врачом и врачом-пациентом, нужно рассмотреть вопрос в контексте и рассмотреть личное путешествие врача через медицину.

РОСТ ВРАЧА: ПОБЕДЫ И ТРУДЫ

Врачи узнают друг друга благодаря близости и раздорам братьев и сестер, подтверждая победы друг друга, выслушивая ошибки друг друга и успокаивая обиды друг друга. 14 Они полагаются друг на друга в вопросах честности, критики и прощения. На этом фоне понятно, что, когда коллега становится пациентом, межличностный результат, а также лежащий в основе эмпатический процесс могут отличаться. 5 На этом фоне не возникает соблазна предложить коллеге другой подход?

РАЗНОЕ ЗНАЧИТ ЛУЧШЕ?

Каким бы соблазнительным это ни было, другое лечение не обязательно должно восприниматься как лучшее лечение.Что касается ключевых решений, различное отношение к врачу и пациенту, вероятно, будет пагубным. Почему так? Что ж, причины просты. Если можно предложить лучшее лечение коллеге, почему нельзя предложить такое же лечение другим? С другой стороны, если врач в любом случае предлагает наилучшее лечение другим, как он или она может предложить коллеге другой вид лечения и заявить, что оно лучше? Аналогичная мысль была поддержана BMA: «Лечение коллеги-медицинского работника может быть сложной задачей.Врачи, оказывающие помощь другим специалистам в области здравоохранения, должны относиться к ним так же, как и к другим пациентам ». 12

ВРАЧ-ПАЦИЕНТ: ИЗМЕНЕНИЕ РОЛИ

Несколько факторов могут повлиять на восприятие болезни врачом-пациентом и, в конечном итоге, повлиять на уход за ними. Эти факторы могут варьироваться от беспокойства, отрицания болезни, потребности чувствовать себя всемогущим и потери самооценки до страха, что болезнь приравнивается к слабости и неспособности поменять роли и стать пациентом. 13 Некоторые пациенты-врачи могут стать жертвами синдрома очень важного человека.Медсестрам и другим медицинским работникам может быть сложно иметь дело с врачом и пациентом, и ситуация может усугубляться тем, что они обходят административные и медицинские режимы. Такие проблемы могут повлиять на уход врача и пациента и привести к замешательству, враждебности и плохому исходу. 15 Изменение процесса принятия решений и предоставление другого лечения врачу и пациенту может потенциально усилить такую ​​враждебность и привести к обратным результатам. Профессиональные платежи могут стать неудобной проблемой и поводом для смущения. 13 Могут последовать сильные экономические и социальные страхи, сопровождаемые чрезмерным беспокойством о наихудшем исходе конкретного клинического состояния. Эти факторы могут объяснить мнение, что врачи делают худших пациентов. 15

ВРАЧ: ПОМОЩЬ ИЛИ ВЫЗОВ?

Работа доктором может быть полезным опытом. Однако для некоторых это может быть пугающей встречей. Заботливые врачи могут испытывать чувство низкой профессиональной компетентности и чрезмерной идентификации и становиться слишком общительными.Они могут быть введены пациентом в заблуждение медицинскими терминами и, таким образом, пропускать важные вопросы или исследования. Хотя некоторые врачи могут легко справиться с этими трудностями, другие могут чувствовать давление, напряжение и неуверенность. Некоторые врачи могут даже избегать таких встреч. 13 Поэтому разумно рассмотреть несколько важных вопросов, прежде чем брать на себя роль врача (врезка). 13

Неспособность рассмотреть эти вопросы может привести к непредвиденным обстоятельствам и объяснить происхождение широко распространенного мнения о том, что с медицинскими пациентами что-то пойдет не так, а не с немедицинскими пациентами. 16

КАК ЕСТЬ ПУТЬ ВПЕРЕД?

Было бы большой ошибкой со стороны врача, который лечит коллегу, думать, что к больному коллеге нужно относиться иначе, потому что он или она врач. Единственный выход — признать такую ​​реальность обеими сторонами. Врачи должны воздерживаться от лечения самих себя и воспользоваться ценной возможностью, чтобы расширить свои знания о человеческой природе через собственный опыт пациента. 17 Нарративная медицина, образец гуманной и эффективной медицинской практики, может дать некоторое представление о личном пути врача через медицину, а также признать родство и обязанности по отношению к другим профессионалам в области здравоохранения. 18 В Норвегии этот вопрос решался в рамках программы «Врачи для врачей», организованной Норвежской медицинской ассоциацией. В качестве наставников набираются врачи общей практики, специально обученные лечению врачей в качестве пациентов. 19 Программы успешны, и врачи-пациенты больше всего ценят психосоциальные аспекты ухода. 13 Такой подход сродни специальной подготовке священника, который выполняет уникальную роль духовника Папы. 15

Дозировки и запреты при лечении врача и пациента

Доз
  • Собрать анамнез и провести тщательное обследование (как и для любого другого пациента).

  • Непосредственно справьтесь с тревогой пациента.

  • Как можно раньше выясните отношения между врачом и пациентом.

  • Избегайте слишком близкого отождествления из-за сочувствия или симпатии.

  • Подробно обсудите план управления, чтобы развеять беспокойство.

  • Оставьте достаточно времени для четкого обсуждения мнений и рекомендаций.

  • Поговорите с пациентом напрямую или, если хотите, вместе с родственниками. Если необходимо поговорить с родственниками отдельно, это следует делать с согласия пациента.

  • Обсудите вопросы конфиденциальности, конфиденциальности, страхования и оплаты заблаговременно.

  • Соблюдайте профессиональную вежливость; отношения должны быть чем-то большим, чем просто финансовое соглашение.

ЕДИНЫЙ ПОДХОД

Хорошее медицинское обслуживание должно быть доступно для всех и основываться на клинических потребностях. Это был один из основополагающих принципов Национальной службы здравоохранения Соединенного Королевства, созданной в 1948 году, примерно через сто лет после рождения Ослера. 1,20 Крайне важно, чтобы врачи основывали лечение коллег на клинических потребностях, а не на том, кто они такие. Потребовалось много десятилетий, чтобы маятник перешел от доктрины пациента как человека к современному здравоохранению, основанному на потребностях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В целом, врач не должен относиться к врачу-пациенту иначе, чем к обычному пациенту. Изменение лечения не обязательно приводит к лучшему результату и даже может быть контрпродуктивным. Основное внимание в лечении должно уделяться природе заболевания, а не профилю пациента. Для некоторых работа врача может быть сложной задачей, и прежде чем брать на себя такую ​​роль, следует рассмотреть соответствующие вопросы. Возможно, пора медицинским школам заняться этими вопросами, чтобы научить будущих врачей решать, лечить ли больных коллег в трудную минуту.

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

1. Bean RB, Bean WB. Сэр Уильям Ослер: афоризмы из его прикроватных учений и сочинений . Vol. 93 Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз К. Томас; 1961. eds. Цитата 181. [Google Scholar] 2. Ватт I. Общественность, врач и пациент. J R Coll Врачи Edinb . 2001; 31 ((прил. 9)): 28–30. [Google Scholar] 3. Шапиро М. Жизнь на балансе: мое путешествие с раком груди . Торонто, Канада: HarperCollins ;; 2006. [PubMed] [Google Scholar] 4.Ларсон Э.Б., Яо X. Клиническая эмпатия как эмоциональный труд в отношениях пациента и врача. ЯМА . 2005. 293 (9): 1100–1106. 2 марта. [PubMed] [Google Scholar] 5. Шварц Л., Прис ЧП, Хендри Р.А. Медицинская этика: индивидуальный подход . Эдинбург, Шотландия: Сондерс ;; 2002. С. 180–183. [Google Scholar] 6. Colvin BT. Почему нам не нужна клятва Гиппократа. Медицинское образование . 2003 декабрь; 37 (12): 1125–1126. [PubMed] [Google Scholar] 7. Домейер-Кленске А., Розенбаум М. Когда врач становится пациентом: проблемы и стратегии ухода за врачами-пациентами. Фам Мед . 2012 июль-август; 44 (7): 471–477. [PubMed] [Google Scholar] 13. Schneck SA. «Лечащие» врачи и члены их семей. ЯМА . 1998 16 декабря; 280 (23): 2039–2042. [PubMed] [Google Scholar] 14. Балинт М. Доктор, его пациент и болезнь . Лондон, Англия: Pitman Medical Publishing Company ;; 1957. [Google Scholar] 15. Осмонд Х., Зиглер М. Врачи как пациенты. Практикующий . 1977 июнь; 218 (1308): 834–839. [PubMed] [Google Scholar] 16. Уайт РБ, Линдт Х.Психологические риски при лечении физических расстройств коллег-медиков. Dis Nerv Syst . 1963 Май; 24: 304–309. [PubMed] [Google Scholar] 17. Бругш Т. Врач как пациент [на немецком языке] Deut Med Wchnschr . 1929, январь, 55 (1): 27–29. [Google Scholar] 18. Харон Р. Отношения пациента и врача. Нарративная медицина: образец сочувствия, рефлексии, профессии и доверия. ЯМА . 2001, 17 октября; 286 (15): 1897–1902. [PubMed] [Google Scholar] 19. Hjemmen A, Rutle O, Steenfeldt-Foss OW, Fonneløp H, Svenning O.Медицинские услуги для врачей: опыт пилотного проекта [на норвежском языке] Tidsskr Nor Laegeforen . 1993 20 марта; 113 (8): 961–964. [PubMed] [Google Scholar]

Не возражение против военной службы по соображениям совести: когда врачи могут отказываться от лечения?

Отменив попытку администрации Трампа расширить так называемое правило совести для медицинских работников на этой неделе, федеральный судья вновь обратил внимание на давние дебаты в медицине о том, когда врачи могут отказываться от лечения пациентов, не отказываясь от престола. свои профессиональные обязанности.

Пересмотренное правило, выпущенное прошлой весной Министерством здравоохранения и социальных служб, было направлено на защиту врачей, медсестер и других лиц от, по словам HHS, «издевательств из сферы здравоохранения» за отказ участвовать в аборты, операции по смене пола или другие медицинские процедуры, основанные на религиозных убеждениях или совести. Критики правила заявляют, что оно сделает возможной дискриминацию, позволяя поставщикам отказывать в медицинской помощи определенным пациентам, особенно женщинам и лицам ЛГБТК +.

Окружной судья США Пол Энгельмайер постановил, что HHS превысил свои полномочия, хотя правило стремилось «признать и защитить бесспорно важные права». Но каковы эти права и при каких обстоятельствах врачи могут с этической точки зрения отказываться от лечения, которого хочет пациент?

объявление

Существует три общих контекста, в которых допустимо, а иногда и обязательно, отказываться от помощи: когда врачи подвергаются жестокому обращению, когда запрашиваемое лечение выходит за рамки врачебной практики, или когда предоставление запрашиваемого лечения в противном случае нарушило бы его обязанности, поскольку врача, такого как мандат Гиппократа: «сначала не навреди.Но ни одно из этих объяснений не может оправдать отказ врачей в медицинской помощи на основании их личных убеждений.

Когда пациенты проявляют жестокость

Если пациент входит в мой офис, используя угрожающие выражения или ведет себя агрессивно по отношению ко мне или моим сотрудникам, и ему не удается улучшить свое поведение, несмотря на добросовестные попытки перенаправления, я могу попросить его уйти, не получив помощи. Конечно, могут быть смягчающие обстоятельства. Совершенно очевидно, что пациенту, который подвергается жестокому обращению в разгар психического кризиса, требуется немедленное внимание.А тяжелобольного пациента, который поступает в отделение неотложной помощи с агрессивным поведением, но отчаянно нуждается в медицинской помощи, нельзя уволить, так как это может причинить ей непосредственный вред, хотя для оказания помощи может потребоваться помощь сотрудников службы безопасности. Тем не менее, из-за отсутствия неотложной помощи я имею право не предоставлять лечение жестокому пациенту, а не позволять ему или ей продолжать поведение, которое мешает уходу за другими пациентами или угрожает моей безопасности или безопасности другого медицинского обслуживания. рабочие.

объявление

Сфера действия ограничений

Врачи не должны предоставлять лечение, выходящее за рамки их практики. Как кардиолог, я обладаю опытом лечения сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска, но я не занимаюсь лечением внесердечных состояний. Если мой пациент с сердечным заболеванием просит меня дать обезболивающее при растяжении поясницы или антибиотики при ушной инфекции, я должен отказаться от этого лечения, потому что это выходит за рамки моей практики или опыта.Тем не менее, я должен посоветовать ему, как лучше действовать, направив его обратно к терапевту.

Хотя это может доставлять моему пациенту неудобства, то, что я оказываю несердечное лечение, не будучи в курсе текущих рекомендаций и стандартов практики, представляет собой реальный потенциал для нанесения вреда. Например, мое назначение неправильного антибиотика может задержать его получение правильного лечения и подвергнуть его более высокому риску инфекционных осложнений, что нарушит мои обязанности врача — не причинять вреда.

Выполнение обязанностей врача

Третий контекст, в котором врачи могут отказать в предоставлении определенного лечения, заслуживает более пристального внимания. Пациенты обращаются за помощью к врачам не только для лечения болезней, но и для обеспечения хорошего самочувствия и процветания, и врачи обязаны оказывать эту помощь в меру своих возможностей. К ним относятся императивы уважать автономию пациентов, улучшать качество жизни и долголетие, когда это возможно, облегчить страдания, способствовать справедливому распределению медицинских ресурсов и, что, возможно, наиболее важно, избегать причинения вреда.

Когда просьба пациента вступает в противоречие с этими обязанностями, врачу может потребоваться отказать ей, хотя он или она обязан сделать это с добротой и соответствующим объяснением причины.

В качестве примера снова рассмотрим антибиотики. Если пациентка приходит к своему лечащему врачу за лечением от боли в ушах и просит антибиотики, но обследование указывает на вирусный, а не бактериальный процесс, ее врач может и должен отказать в назначении антибиотиков.

Актуальные:

8 постоянных вопросов о новых таблетках Covid от Merck и Pfizer

Во-первых, антибиотики неэффективны против вирусной инфекции и, следовательно, не приносят пользы.Кроме того, все лекарства могут вызывать вредные побочные эффекты. Назначение антибиотиков в этой ситуации подвергнет пациента заведомо небольшому риску вреда с нулевыми шансами на пользу.

Во-вторых, неправильное назначение антибиотиков способствует обострению проблемы устойчивости к антибиотикам, которая наносит вред обществу и, таким образом, нарушает обязанность врача распоряжаться медицинскими ресурсами.

Другой пример — опиоиды

. Эти лекарства могут обеспечить сильное обезболивание, но их использование может подвергнуть пациентов значительному риску злоупотребления и зависимости.Таким образом, они требуют разумного назначения. Не всякая боль оправдывает их использование, и их не следует назначать для успокоения пациентов, если они не показаны, независимо от того, насколько сильно их просят.

В то время как отказ врача прописать антибиотики или опиоиды может разочаровать пациента и потенциально привести к отрицательной оценке его удовлетворенности, врачи обязаны не причинять вреда и способствовать благополучию в сравнении с сомнительными показателями опросов об удовлетворенности. Заказчик всегда может быть прав, но пациент не заказчик или клиент.

Мы видели, как маятник медицинской этики колеблется от акцента на благотворном патернализме (врач знает лучше) к фокусу на автономии (пациент знает лучше). Я думаю, что правильный путь лежит посередине. При типичной встрече с пациентом после того, как я объясняю пациенту свой план диагностики и лечения, я спрашиваю, имеет ли это смысл и готов ли он к этому. Часто в ответ говорят: «Док, ты босс!» на что я неизменно отвечаю: «Я эксперт, а ты — начальник».

Другими словами, цели и ценности пациента должны определять лечение, в то время как обязанность врача — предложить потенциальные подходы, соответствующие этим ценностям, и рассмотреть варианты, чтобы определить наилучший путь к достижению этих целей.Врачи не должны навязывать пациентам лечение, противоречащее их ценностям, и пациенты не должны пытаться принуждать врачей проводить лечение, не подходящее с медицинской точки зрения.

Конфликтующие обязанности врача

Существуют ситуации, в которых профессиональные обязанности неизбежно вступают в противоречие друг с другом. Несколько штатов легализовали самоубийство с помощью врача, хотя обычно со строгими критериями, такими как необходимость наличия нескольких врачей для подтверждения наличия неизлечимой болезни и психиатрической экспертизы для исключения излечимого психического заболевания.Этика самоубийства с помощью врача противоречива, и обе стороны этого спора имеют убедительные моральные аргументы.

Сторонники ссылаются на императив уважения автономии пациентов или права на самоопределение, а также на обязанность врачей облегчить страдания. Противники утверждают, что помощь пациенту покончить с собой серьезно нарушает принцип непричинения вреда или избежания причинения вреда. Это ситуация, в которой отказ от военной службы по соображениям совести может быть вызван этическими соображениями. Врачи могут по этическим соображениям отказаться от участия в самоубийстве с помощью врача, если они считают, что это нарушит их профессиональные обязанности.При этом они должны предпринять добросовестные усилия, чтобы направить пациента к другому врачу, который может быть более склонен рассмотреть такую ​​просьбу.

Связанный:

Я врач с последней стадией рака. Я поддерживаю медпомощь при смерти

Однако неэтично отказывать пациенту в просьбе о лечении просто на основании личных убеждений, включая религию. Подобно основополагающим принципам нашей страны, которые закрепляют разделение церкви и государства, медицинская этика должна признавать границы между церковью и медициной.

Американская моральная и правовая теория традиционно придерживалась концепции свободы Ролза — идеи о том, что индивидуальная свобода должна уважаться и защищаться до тех пор, пока действия одного человека не посягают на свободу другого. Например, человек не имеет права применять насилие по отношению к другому, потому что это действие лишает второго человека права на свободу от насилия. С этой точки зрения термин «религиозная свобода» является неискренним, поскольку фактически ограничивает свободу пациентов получать медицинскую помощь без ограничений религии врача, которую его или ее пациенты могут или не могут принять.

Вот светский пример, чтобы проиллюстрировать эту точку зрения. Я — песковегетарианец, выбравший преимущественно растительную диету по причинам здоровья и окружающей среды, а также потому, что я возражаю против методов животноводства, включающих забой животных для производства мяса. Моя обязанность как кардиолога — оказывать моим пациентам самую лучшую, основанную на фактических данных, кардиологическую помощь. Это, конечно же, включает в себя консультирование по поводу значительных преимуществ растительной диеты для сердечно-сосудистой системы в дополнение к назначению необходимых лекарств.Но я не имею права принуждать их к принятию моей позиции в отношении еды, пытаясь морально стыдить их нынешних привычек или отказываясь прописывать лекарства, снижающие уровень холестерина, потому что это могло бы способствовать или стимулировать их потребление мяса.

Я не могу себе представить, чтобы кто-то стал утверждать, что для меня было бы этически допустимо отказываться лечить пациентов, которые едят мясо после сердечного приступа, потому что я возражаю против их диеты. Это было бы морально (и юридически) неприемлемо.Точно так же врачам больше не разрешается отказываться от лечения пациентов или менять их на основании религиозных убеждений.

Со стороны врача неэтично отказывать в помощи ЛГБТК + пациентам из-за личных возражений по поводу того, кого его или ее пациенты предпочитают любить в своей личной жизни. Неэтично отказывать в назначении противозачаточных средств одиноким людям из-за личных или религиозных возражений против добрачного или непродуктивного секса.

Аборт — более сложная проблема, поскольку можно привести законный метафизический аргумент о том, что жизнь начинается с момента зачатия и, как и в случае самоубийства с помощью врача, выполнение аборта может рассматриваться как нарушение обязанности врача сохранять жизнь и избегать причинения вреда.Однако принуждение женщин к нежелательной беременности в корне нарушает их автономию и, следовательно, их личность.

Аборт является важной частью медицинского обслуживания, поскольку иногда его необходимо проводить для сохранения здоровья или жизни матери, а в других случаях необходимо обеспечить право женщины на самоопределение как самостоятельного взрослого человека. В то время как врачам следует предоставить некоторую свободу усмотрения, если они действительно считают, что выполнение аборта в определенных случаях будет нарушением их профессиональных обязанностей, те, кто не желает делать аборты ни при каких обстоятельствах по религиозным причинам, не подходят для лечения репродуктивного здоровья.

Когда возражение не является сознательным

Хотя существуют обстоятельства, подобные тем, которые я описал ранее, при которых врачи могут и должны отказываться от лечения, так называемое правило совести заходит слишком далеко в своих допущениях. Например, если беременная женщина приходит в отделение неотложной помощи ночью в бедственном положении из-за того, что врачи впоследствии сочтут опасным для жизни осложнением беременности, и рекомендуют прерывание беременности, потому что ее плод еще не жизнеспособен, члены дежурной бригады не могут морально отказаться от помощи в прерывании беременности.В этой неотложной ситуации ненужные задержки в оказании помощи из-за попытки вызвать дополнительный персонал или направить ее в другое учреждение могут нанести ей непоправимый вред.

В обязанности врача не входит указывать пациентам, как жить в соответствии с личным этическим кодексом врача, будь то религиозный или светский. Врач также не должен отказывать в лечении пациентам просто потому, что они не соблюдают его или ее личные нормы морали. Скорее, обязанность врача состоит в том, чтобы способствовать благополучию и процветанию пациентов посредством применения доказательной медицины в меру своих профессиональных способностей.Личные убеждения, религиозные или иные, не должны этому мешать.

Нет ничего добросовестного в том, что врачи возражают против ухода за пациентами, когда мы просто не согласны с тем, как наши пациенты живут своей жизнью. Для врачей неэтично издеваться над пациентами во имя наших личных убеждений — вопиющее нарушение нашего профессионального долга. Мы обязаны поддерживать нашу профессию на более высоком уровне перед собой и перед нашими пациентами.

Сара К. Халл, доктор медицины, кардиолог Йельской школы медицины и заместитель директора ее Программы биомедицинской этики.

Что может лечить врач первичной медико-санитарной помощи?

19 июня 2020 г.

Ваш основной лечащий врач (PCP) является вашим первым контактным лицом, если вы чувствуете себя плохо, испытываете необъяснимую боль или необычные симптомы для здоровья. Имея так много врачей, вы можете не знать, следует ли вам принять обоснованное решение о посещении специалиста, которого рекомендует ваш друг, или вам следует обратиться к своему основному врачу.

Поставщики первичной медико-санитарной помощи регулярно направляют пациентов, которым необходимо посетить специалиста определенного типа.Ваш лечащий врач направит вас к специалисту, если у вас появятся симптомы заболевания, требующего более тщательного исследования.

Тем не менее, ваш лечащий врач действительно может диагностировать, лечить и помогать контролировать широкий спектр заболеваний, одновременно координируя ваше лечение с другими специалистами. Ваш специалист спросит у вас имя вашего основного поставщика медицинских услуг, потому что специалисты знают, что врачи общей практики ведут общие медицинские карты каждого пациента.

Давайте поговорим о некоторых вещах, которые делает поставщик первичной медико-санитарной помощи, и о том, какую пользу вы можете получить от того, чтобы этот врач был вашим основным партнером по медицинскому обслуживанию.

Причины обратиться к врачу первичного звена

Врачи первичной медико-санитарной помощи сосредоточены на построении доверительных отношений со своими пациентами. Эти врачи могут убедиться, что один специалист случайно не пропишет вам лекарство, которое имеет противопоказания к другому лекарству, которое вы принимаете, чтобы ваши процедуры не отменяли друг друга — или, что еще хуже, они причиняли вред вашему организму при приеме. вместе.

Вот лишь несколько причин обратиться за лечением к лечащему врачу:

Неотложные медицинские проблемы

Врачи первичного звена могут лечить неотложные проблемы со здоровьем, такие как простуда, грипп, лихорадка, внезапная боль, укусы насекомых, сыпь и аллергия.Ваш основной врач может поставить диагноз, назначить лечение и дать совет по поддержанию или улучшению вашего здоровья, от повседневных болей до сложных заболеваний.

Хронические болезни

Врачи первичной медико-санитарной помощи не только лечат острые проблемы со здоровьем, но и помогают в профилактике и лечении заболеваний. Ежегодный медосмотр — это способ обнаружить любые изменения в вашем здоровье, которые могут указывать на прогрессирование основного заболевания.

Проблемы с пищеварением

Проблемы с пищеварением, такие как кислотный рефлюкс и гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), также лечатся врачами первичной медико-санитарной помощи.Возможно, вам даже не понадобится направление к специалисту, так как ваш врач может помочь вам предотвратить симптомы и справиться с ними. Лечение может включать в себя антациды и изменение образа жизни, например, ужин ранним вечером.

Боль

Врач первичного звена также может помочь облегчить боль у пациентов, страдающих раком, остеоартритом, диабетом или последствиями перенесенной ранее травмы. Методы обезболивания могут включать инъекции стероидов, прием лекарств по рецепту и физиотерапию.

Врач первичной медико-санитарной помощи в Далласе-Форт-Уэрте

Здесь, в Star Medical Associates, мы обеспечиваем комплексную первичную медико-санитарную помощь и лечение взрослым пациентам в DFW. Наша медицинская команда, возглавляемая сертифицированным доктором Рани Анбарасу, предоставляет диагностические, профилактические и оздоровительные услуги.

Если у вас есть какие-либо вопросы о наших услугах или вы хотите записаться на консультацию, позвоните в Star Medical Associates сегодня по телефону (940) 382-6900 в Дентоне или (469) 301-2300 во Фриско.Вы также можете заполнить нашу форму запроса на прием прямо сейчас. Мы с нетерпением ждем возможности стать вашим партнером на всю жизнь здоровья и хорошего самочувствия!

Комментарий: Врачи призваны лечить, а не только лечить | Здравоохранение завтрашнего дня

Как врач в течение последних 17 лет я имел честь заботиться о пациентах. Меня приветствуют в их жизни в один из самых трудных моментов: момент неуверенности. Момент страха. Момент ошеломляющего смятения. С годами, и в большей степени по мере развития технологий, я понял, что человечество медицины зашло в тупик.

Я постоянно принимаю новых пациентов. Недавно ко мне обратилась 44-летняя пациентка с раком груди, которой недавно поставили диагноз, чтобы получить второе мнение, она приехала из нескольких штатов. Увидев ее, мой онколог поделился статистикой пациента, включая отчет о биопсии, сканирование и анализы крови. Я спросил: «Почему она здесь?» Один парень повторил: «У нее запущенный рак груди. Он локально распространен».

Я сделал паузу. «Спасибо, что подарили мне отличную картину ее рака, — сказал я, — но какова ее настоящая история?» Сканирование, статистика и анализ крови дают лишь часть картины, необходимой для лечения онкологических больных.

Я использовал другой подход. Когда я вошел в комнату, я заметил, что пациентка не смотрит мне в глаза. Я поблагодарил ее за то, что она пришла ко мне, и пожал ей руку. Все еще стесняясь, она подняла глаза, упомянув о своем дискомфорте от городского движения и парковки. Я придвинул к ней свой стул и спросил, чем она зарабатывает на жизнь.

СВЯЗАННЫЙ СОДЕРЖАНИЕ

Она открылась и сказала мне, что она и ее муж владеют сантехническим бизнесом. Восемь месяцев назад ему диагностировали метастатический рак поджелудочной железы.Последние восемь месяцев она проводила каждое мгновение бодрствования, заботясь о нем. Он скончался за четыре недели до нашей встречи. Она почувствовала опухоль в груди до того, как ее муж поставил диагноз, но когда она набралась смелости обратиться к врачу, он заболел, и его здоровье превалировало над ее собственным. Я получил полную историю — кое-что, что мой товарищ не смог установить по анализам крови и результатам лабораторных анализов.

Наука, прогрессирующая ускоренными темпами, постоянно бросает вызов медицинской профессии, предлагая новые возможности и предлагая новые методы лечения.Хотя инновации по-прежнему имеют решающее значение для медицинской практики, врачи не могут забывать о нашей человечности. Чтобы дать нам руководство и надежду — а иногда, к сожалению, разрушительные новости — мы должны прислушиваться.

Недавно была опубликована тревожная статистика, согласно которой врачи слушают своих пациентов в среднем 11 секунд. Я имею честь работать в многопрофильном центре с новейшими технологиями и передовой командой под рукой. Теоретически я мог бы почерпнуть все, что мне нужно, из электронной истории болезни пациента и предложить рекомендуемый курс лечения.Но я этого не делаю. Я не захожу в палату пациента и не знаю, что ему нужно, курс лечения, который я пропишу, или какие действия лучше всего предпринять. Я не знаю, потому что еще не знаю их. И в этом суть: слушайте своего пациента. Знай своего пациента.

Для меня важно знать каждого человека, а не каждый диагноз. Я хочу узнать их надежды и мечты, понять их страхи и узнать об их системе поддержки. Только после того, как я выслушаю и узнаю своего пациента, я смогу выработать соответствующий курс действий, отвечающий их индивидуальным потребностям.Я учился в медицинской школе, и у меня есть многолетний опыт. Но я не мой пациент. Каждый день с каждым пациентом мне нужно быть больше, чем белое пальто и больше, чем стетоскоп.

Наука необходима. Медицинские исследования необходимы. Мы совершаем прорывы каждый день. Но для каждого пациента нам нужно лучше, чем 11 секунд. Я понимаю силу, которую несут наука и технологии, но я никогда не забуду упрощенную силу общения и спасительное воздействие, которое они оказывают на пациентов, которых я вижу.

Краеугольный камень того, что я делаю, — это общение с моими пациентами, и благодаря этой связи я могу эффективно общаться с ними, устраняя их страхи и беспокойство и укрепляя доверие. Благодаря взаимному доверию и связи мы лучше понимаем друг друга, что улучшает приверженность к лечению и, надеюсь, их медицинские результаты.

Мне не понадобился стетоскоп, чтобы послушать мою пациентку с раком груди. Ее сканирование показало размер и расположение опухоли, но ничего не объяснило ее страх или беспокойство.Что мне нужно, так это пара ушей, чтобы услышать ее историю. Доброта и сочувствие исцеляют. И как врачи мы призваны лечить, а не только лечить. Как сказала Майя Анджелоу: «Люди забудут то, что вы сказали, люди забудут то, что вы сделали, но люди никогда не забудут, что вы заставляли их чувствовать».

Врачи и специалисты, лечащие гепатит

Если у вас гепатит, вам может быть интересно, кто может лечить ваш гепатит. Что ж, может помочь специалист по гепатиту. Но знаете ли вы разницу между разными врачами, которые могут лечить ваш гепатит? Чтобы помочь вам понять, кто чем занимается, вот краткое описание различных специалистов, которые могут работать в вашем медицинском учреждении.

Изображения героев / Getty Images

Типы практикующих

В следующий раз, когда вы посетите больницу, клинику или офис, найдите время, чтобы просмотреть каталог лобби. Раньше кто-то мог видеть только одного или двух врачей, перечисленных в этом списке. Однако сегодня существует множество типов, каждый с разным уровнем подготовки, которые обеспечивают ценную часть ваших медицинских потребностей.

  • Врачи , имеющие степень доктора медицины (MD) или доктора остеопатической медицины (DO), могут иметь лицензию на медицинскую и хирургическую практику государственной медицинской комиссией.Эти врачи проходят четырехлетнее обучение в медицинской школе, а затем проходят дополнительную программу обучения продолжительностью не менее трех лет (называемую программой резидентуры) для подготовки к специальности. Каждая программа по специальности требует разной продолжительности обучения. Например, обучение по большинству специальностей первичной медико-санитарной помощи, таких как семейная медицина или внутренняя медицина, длится три или четыре года. Хирургические специальности требуют не менее пяти лет обучения. Врачи имеют подготовку, чтобы полностью управлять вашим гепатитом, острым или хроническим, вирусным или невирусным.
  • Медсестры являются важной частью системы здравоохранения, и их часто называют глазами и руками врачей. Они реализуют планы лечения и предупреждают врача о любых проблемах. С учетом сказанного, профессия невероятно разнообразна, и люди со степенью медсестры встречаются в самых разных условиях, не только в клинических условиях. Медсестры проходят несколько уровней подготовки, но стандартным является получение четырехлетней степени бакалавра наук по медсестринскому делу (BSN) с последующим всесторонним тестированием и лицензированием в качестве медсестры.Медсестры на этом уровне подготовки не диагностируют болезни и не назначают лекарства, но имеют значительный опыт ухода за пациентами.
  • Медсестры — это медсестры, прошедшие углубленную клиническую подготовку (также называемые НП) и имеющие лицензию на диагностику некоторых заболеваний и прописывание лекарств. Эти врачи прошли подготовку для оказания первичной медико-санитарной помощи и, в зависимости от своей практики, могут иметь значительный опыт диагностики и лечения различных форм гепатита.
  • Помощники врача (также называемые PA) обучены работать под наблюдением лицензированного врача.Благодаря такому расположению ПА могут справляться с менее сложными случаями, что освобождает врачей для работы с более сложными случаями. В некотором смысле, PA — это помощники врача, которые дают врачу возможность увидеть больше пациентов за определенное время.
  • Альтернативная медицина , во многих ее формах, становится все более заметной, но все еще не всеми принята. Многие методы лечения, которые считаются альтернативными, часто не имеют убедительных доказательств их полезности. Примерами клиницистов, практикующих в этой области, являются хиропрактики (DC) и врачи-натуропаты (ND), а также врачи, прошедшие подготовку в области традиционной азиатской медицины (OMD).Хотя эти врачи могут быть хорошо обучены и предоставлять полезное лечение, следует помнить, что, если альтернативная терапия работает и имеет научную поддержку, она в конечном итоге будет включена в традиционную медицину.

Врачи первичной медико-санитарной помощи

Большинство людей, вероятно, узнают о своем диагнозе гепатит от своего лечащего врача. Первичная помощь обычно описывается как тип повседневной медицинской помощи с головы до ног, в которой каждый нуждается на протяжении всей жизни — например, ежегодные осмотры, санитарное просвещение и постоянная помощь при хронических заболеваниях, — но часто это первый уровень здоровья. помощь для выявления проблем со здоровьем, таких как гепатит.В каком-то смысле первичная медико-санитарная помощь — это просто место, где вы получаете основную медицинскую помощь, но это также первый уровень входа в американскую систему здравоохранения.

Поставщики первичной медико-санитарной помощи — это врачи, которые обычно специализируются на семейной медицине или внутренней медицине. Эти поставщики пройдут необходимую подготовку для ведения большинства случаев вирусного и хронического гепатита. Другие врачи, например практикующие медсестры и фельдшеры, также предоставляют услуги первичной медико-санитарной помощи и могут иметь значительный опыт лечения гепатита в зависимости от уровня их подготовки.

Специалисты по гепатитам

Не всем больным гепатитом нужно обращаться к специалисту. Однако, хотя многих пациентов можно лечить у их лечащего врача или практикующей медсестры, иногда в очень сложных или необычных случаях гепатита необходимо привлекать специалиста. Есть три специальности врачей, имеющих подготовку по лечению гепатитов. Все трое начинают свое обучение в качестве терапевта или педиатра. Благодаря этому обширному обучению они дополнительно специализируются в определенных областях медицины.

  • Инфекционное заболевание: Врач-инфекционист лечит заболевания, вызванные микроорганизмами, такими как вирусы и бактерии. Эти врачи профессионально лечат острый вирусный гепатит, вызванный гепатотропными вирусами (например, вирусами гепатита A, B и C). Гепатит, не вызванный вирусами, например алкогольный гепатит, лучше всего лечить у других специалистов.
  • Гастроэнтеролог: Гастроэнтерология — это внутренняя медицина.Эти специалисты занимаются всеми пищеварительными органами и процессами тела. Поскольку печень является важной частью обмена веществ и пищеварения, гастроэнтерологи очень хорошо разбираются в лечении гепатита.
  • Гепатолог: Гастроэнтеролог, имеющий обширную подготовку в области заболеваний печени, является гепатологом. Эти врачи являются узкоспециалистами с многолетним стажем и являются экспертами по всем заболеваниям, поражающим печень, особенно по гепатиту.

Другие врачи

Каждый из описанных выше специалистов может ориентироваться как на взрослых, так и на детей.Например, врачом может быть взрослый гастроэнтеролог или детский гастроэнтеролог. Разница в фокусе проистекает из выбора резидентуры после медицинского вуза. Обычно врач поступает в ординатуру сразу после окончания медицинского вуза.

Если врач заинтересован в лечении только детей и подростков, он или она пройдут программу резидентуры по педиатрии, которая представляет собой трехлетнюю медицинскую практику под наблюдением врача. После этой программы врач может специализироваться на определенном виде медицины, например, в гастроэнтерологии.

Если врач заинтересован только в лечении взрослых, он завершит ординатуру по внутренним болезням. Впоследствии он или она также может специализироваться на определенном виде медицины.

Хотя легко думать, что дети — это просто «маленькие взрослые», когда дело доходит до медицинского обслуживания, на самом деле это не так. Поскольку у детей есть особые проблемы со здоровьем и им требуется различное лечение, детям и подросткам всегда полезно обратиться к педиатру.К сожалению, такой уровень обслуживания может быть доступен не во всех местах, особенно в небольших городах или сельской местности.

Междисциплинарный подход

Лечение гепатита, вызванного ли он вирусным, хроническим аутоиммунным заболеванием или другим источником, часто требует многопрофильного подхода. Это означает, что для оказания квалифицированной помощи объединяются несколько типов врачей. Возможно, в вашем случае вас будут лечить несколько разных врачей-специалистов. ‘

Например, один специалист может выполнить биопсию печени, в то время как другой будет управлять длительной терапией препаратами, которые имеют серьезные побочные эффекты.Хотя с ними можно справиться на уровне первичной медико-санитарной помощи, часто лечение гепатита лучше всего проводить на уровне узких специалистов, особенно лечение вирусного гепатита.

Часто задаваемые вопросы

  • Какие врачи лечат гепатит?

    Если у вас диагностирован вирусный гепатит или любая другая форма гепатита, вас, как правило, направят либо к гастроэнтерологу, который специализируется на заболеваниях пищеварительного тракта (включая печень), либо к гепатологу, который специализируется исключительно на заболеваниях желудочно-кишечного тракта. печень.

  • Гепатит лучше лечит гепатолог или гастроэнтеролог?

    Один по своей сути не «лучше» другого. Оба имеют сертификаты гастроэнтерологов и имеют опыт лечения заболеваний печени; гепатолог просто получил дополнительную подготовку, чтобы сосредоточиться на печени. При терминальной стадии заболевания печени почти всегда требуется гепатолог-трансплантолог.

  • Когда мне нужен инфекционист при гепатите?

    Специалист по инфекционным заболеваниям может оказаться полезным, если человек имеет коинфекцию ВИЧ, поскольку у него часто есть опыт лечения обоих состояний.Также иногда обращаются к специалисту по инфекционным заболеваниям, если гепатит вызван инфекционным патогеном, отличным от гепатита A, B, C, D или E.

  • Какова роль врача первичной медико-санитарной помощи в лечении гепатита?

    Гепатит нельзя лечить изолированно. Ваш лечащий врач играет ключевую роль в координации вашего лечения и обеспечении того, чтобы все другие аспекты вашего здоровья (включая такие состояния, как сердечные заболевания и диабет) были должным образом управляться вместе с вашим заболеванием печени.

  • Могут ли альтернативные врачи лечить гепатит?

    Нет прямой роли, которую играют альтернативные практики, хотя некоторые практики, такие как йога и медитация, могут снять стресс, характерный для людей с заболеваниями печени. Всегда советуйте своему врачу, если вы используете или думаете об использовании дополнительной или альтернативной медицины, чтобы избежать взаимодействия с лекарствами или веществами, которые могут нанести вред печени.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.