Возрастные изменения: Возрастные изменения физиологии систем кровообращения и дыхания и особенности анестезиологического обеспечения пациентам старше 60 лет

Содержание

Возрастные изменения физиологии систем кровообращения и дыхания и особенности анестезиологического обеспечения пациентам старше 60 лет

В.Н. Куклин

Университетская клиника Ахюс, Осло, Норвегия

Для корреспонденции: Владимир Николаевич Куклин — MD, PhD, заведующий отделением хирургии одного дня университетской клиники Ахюс, Осло; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Куклин В.Н. Возрастные изменения физиологии систем кровообращения и дыхания и особенности анестезиологического обеспечения пациентам старше 60 лет. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2019;4:47–57. DOI: 10.21320/1818-474X-2019-4-47-57


Реферат

Наличие сопутствующей патологии и возрастные физиологические изменения в системе кровообращения и дыхания являются основными причинами увеличения послеоперационных осложнений и смертности у лиц старше 60 лет. Артериальная гипертония обычно дебютирует в возрасте старше 50 лет. Согласно рекомендациям большинства анестезиологических сообществ, артериальное давление (АД) выше 180/110 мм рт. ст. является основанием для отмены плановой хирургической операции. Однако до сих пор не представлено ни одного убедительного доказательства того, что высокое предоперационное АД, как изолированный фактор, приводит к увеличению количества осложнений и ранней летальности. В то же время низкое АД, как до операции, так и/или в ходе анестезии, является доказанным фактором увеличения количества послеоперационных осложнений и 30-дневной летальности. Хирургические операции, связанные с высоким риском быстрого развития артериальной гипотонии, требуют использования инвазивного измерения АД, потому как даже кратковременные понижения АД в интервалах между неинвазивными измерениями могут привести к развитию ишемических повреждений в жизненно важных органах. До сих пор нет убедительных доказательств преимущества одного вида наркоза над другим в плане развития периоперационной артериальной гипотензии (ПАГ) и/или послеоперационной пневмонии у больных старше 60 лет. С точки зрения патогенеза ПАГ (вазодилатация артериол и венул) у нормоволемичных пациентов необходимо возмещать недостающий норадреналин, а не корригировать ее внутривенным введением жидкости. При высоком риске развития ПАГ необходимо начинать инфузию норадреналина непосредственно в ходе вводного наркоза. У пациентов, получавших мышечные релаксанты, риск развития послеоперационной пневмонии вырастает в 1,79 раза, а у пациентов, получивших мышечные релаксанты без последующей декураризации, этот риск увеличивается в 2,26 раза. Ранняя мобилизация пожилых пациентов позволяет избежать большинства послеоперационных осложнений.

Ключевые слова: возрастные изменения физиологии систем кровообращения и дыхания, особенности проведения анестезии пациентам старше 60 лет

Поступила: 10.10.2019

Принята к печати: 05.11.2019

Читать статью в PDF


Определение

В связи с увеличением продолжительности жизни в большинстве развитых стран произошли заметные изменения в классификации биологического возраста человека. Последняя классификация Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) определяет возраст от 25 до 44 лет как молодой; от 44 до 60 лет — как средний; от 60 до 75 лет — пожилой, а старше 75 лет — как старческий [1, 2].

Актуальность проблемы

По прогнозам ВОЗ, за период с 2000 по 2050 г. доля населения мира в возрасте старше 60 лет увеличится с 11 до 22 %. Ожидается, что абсолютное число людей в возрасте 60 лет и старше возрастет за этот же период с 605 млн до 2 млрд человек [1, 2].

Стремительное старение населения уже является актуальной экономической и медицинской проблемой большинства развитых стран. На сегодняшний день во многих клиниках стран Западной Европы и США лица пожилого и старческого возраста стали практически основными пациентами для протезирования тазобедренного и коленного суставов, удаления опухолей желудочно-кишечного тракта и выполнения сосудистых вмешательств [3]. В то же время расширение объема хирургии у данных групп пациентов выявило, что 30-дневная смертность увеличивается примерно  в 1,35 раза на каждые 10 лет увеличения возраста после 60 лет, а риск послеоперационных осложнений у пациентов старше 75 лет в 4 раза больше, чем у 35-летних [3– 10]. Наличие сопутствующей патологии и возрастные физиологические изменения систем кровообращения и дыхания являются основными причинами увеличения послеоперационных осложнений и 30-дневной смертности [3–10]. Большинство анестезиологов-реаниматологов хорошо ориентированы в сопутствующей патологии анестезиологических пациентов, в то время как возрастным физиологическим изменениям систем кровообращения и дыхания порой уделяется недостаточно внимания. Основная цель данной статьи — дать обзор возрастных физиологических изменений систем кровообращения и дыхания и обсудить особенности проведения анестезиологического пособия у пожилых пациентов.

Возрастные физиологические изменения сердечно-сосудистой системы и особенности анестезиологического пособия

По мере увеличения возраста снижается растяжимость кровеносных сосудов, что приводит к постепенному увеличению общего периферического сосудистого со- противления (ОПСС) и, соответственно, систолического артериального давления (СиАД) [11, 12]. Вследствие увеличения ОПСС происходит постепенное формирование левожелудочковой недостаточности: снижение выброса минутного объема крови примерно на 1 % каждый год после 30 лет [11, 12]. Снижение растяжимости (комплайнса) и эластичности артериального сосудистого русла приводит также к постепенному снижению Виндкессель-эффекта [13]. Суть данного эффекта заключается в том, что после сокращения сердца и выброса крови в аорту происходит волнообразное расширение и сужение аорты и крупных артерий, которое, с одной стороны, помогает дальнейшему току крови по сосудам, а с другой стороны, постепенно трансформирует пульсовой ток крови в ламинарный (постоянный) [13]. В литературе данный эффект часто сравнивают с системой преобразования переменного электрического тока в постоянный или с камерой конвертации пульсового тока воды в постоянный в пожарных системах, использующих насосы с пульсовой подачей воды. Необходимость наличия данного физиологического эффекта в организме подчеркивает тот факт, что исчезновение Виндкессель-эффекта после ушивания больших аневризм аорты или крупных артерий часто приводит к возникновению дистальных кровотечений [13]. Одним из методов профилактики данных осложнений является инвазивный мониторинг СиАД в первые сутки после сосудистых операций и поддержание его уровня ниже 140 мм рт. ст. [11]. Одним из препаратов выбора является Лабеталол (Трандат), блокирующий периферические артериальные альфа-рецепторы и снижающий таким образом ОПСС [14]. Несмотря на то что Лабеталол существенно не влияет на величину сердечного выброса и частоту сердечных сокращений, препарат противопоказан больным с выраженной сердечной недостаточностью [14]. В блоках послеоперационного наблюдения Лабеталол используется обычно в виде постоянной внутривенной инфузии 10–20 мг препарата в час, с постепенным увеличением дозы до 100–200 мг в час, в зависимости от СиАД [14]. Обычно 200 мг Лабеталола разводится в 200 мл 5 % глюкозы. Концентрация препарата 1 мг/мл наиболее удобна для титрования гипотензивного эффекта [14]. Подбор эффективной внутривенной дозы Лабеталола и постепенный перевод пациента на прием таблетированной формы препарата в раннем послеоперационном периоде являются одной из многочисленных задач врача-анестезиолога.

Постепенное увеличение СиАД обычно начинается у лиц старше 50 лет [15]. Установлено, что именно увеличение разницы между систолическим и диастолическим АД, то есть увеличение именно пульсового артериального давления (ПАД), имеет четкую корреляцию с частотой возникновения сердечно-сосудистой патологии [16, 17]. Исследования больших человеческих популяций показали, что увеличение СиАД на 10 мм рт. ст. приводит к 30%-му увеличению частоты возникновения ишемической болезни сердца [18]. Интересно, что возрастное увеличение ПАД — это проблема в основном промышленно развитых стран. В то время как, например, в странах Африки данная проблема вообще не актуальна [15]. И здесь нельзя говорить о какой-либо генетической предрасположенности, поскольку у лиц, переехавших из Африки в промышленно развитые страны, отмечается возрастное повышение ПАД [15]. Некоторые исследователи находят четкую корреляцию между потреблением/выведением соли и возрастным увеличением ПАД [19, 20]. На сегодняшний день имеются убедительные морфологические доказательства влияния пищи с большим содержанием соли на гладкомышечные клетки артерий в виде увеличения в них внутриклеточного натрия и кальция, блокирования эндогенной выработки оксида азота и, соответственно, увеличения ОПСС и СиАД [21, 22]. Интересно, что снижение потребления калийсодержащих продуктов или низкая концентрация калия в плазме также приводит к перераспределению натрия в клетку и, соответственно, к увеличению систолического АД [23]. В свою очередь, уменьшение потребления натрия с пищей продемонстрировало статистически достоверное снижение СиАД и последующий отказ от приема гипотензивных препаратов у людей старше 60 лет [21]. Однако у людей старше 75 лет медикаментозное снижение АД может уже само по себе увеличивать смертность вследствие побочных эффектов в виде артериальной гипотензии и гипоперфузии. Особенно этот эффект выражен у больных c сахарным диабетом [24, 25]. На сегодняшний день для врачей анестезиологов-реаниматологов не так актуальна проблема высокого АД непосредственно перед проведением наркоза, поскольку практически все препараты для анестезии вызывают периферическую вазодилатацию и, соответственно, артериальную гипотензию [26]. В 2017 году группа британских исследователей опубликовала анализ связи между высоким СиАД перед операцией и 30-дневной смертностью у 251 567 пациентов после некардиохирургических вмешательств [27]. Проведенный анализ не выявил какой-либо положительной связи между данными переменными. В то же время было обнаружено, что риск смертности постепенно возрастает при предоперационном СиАД ниже 120 мм рт. ст. Данная корреляция особенно выражена у пожилых пациентов [27]. Авторы отмечают, что, например, у больных с предоперационным СиАД 100 мм рт. ст. риск летальности возрастает в 1,4 раза по сравнению с нормальным СиАД и является, по существу, таким же, как и у больных с сердечной недостаточностью [27]. В то же время авторы обнаружили, что увеличение диастолического АД более 84 мм рт. ст. также ведет к увеличению риска 30-дневной смертности [27]. Согласно последним рекомендациям Ассоциации анестезиологов Великобритании и Ирландии, АД выше 180/110 мм рт. ст. является основанием для отмены плановой хирургической операции [28]. Как отмечают авторы, в Великобритании примерно 1 % плановых операций (это примерно 100 пациентов каждый день) отменяют из-за высокого АД [28]. Однако до сих пор не представлено ни одного убедительного доказательства того, что высокое АД перед наркозом, как изолированный фактор, без наличия какой-либо органной недостаточности, приводит к увеличению количества осложнений и летальности [27, 29]. В то же время низкое АД как до операции, так и/или в ходе анестезии является доказанным фактором увеличения количества послеоперационных осложнений и летальности. Ретроспективный анализ 33 000 анестезий, проведенный в клинике Кливленда (штат Огайо, США), показал, что даже кратковременное снижение (1–5 минут) среднего артериального давления (САД) ниже 55 мм рт. ст. приводит к ишемическим повреждениям миокарда и почечной недостаточности [30]. Степень повреждений напрямую зависит от длительности ишемии. Так, при снижении САД менее 55 мм рт. ст. в течение 20 минут и более риск развития данных осложнений увеличивается почти в 2,5 раза [30]. Важно помнить, что кратковременные ишемические эпизоды у пожилых пациентов в течение анестезии могут приводить к формированию органной недостаточности, которая может проявляться через многие часы, а то и дни после проведения наркоза. Как правило, в этот момент времени анестезиолог уже передал больного в руки врачей-реаниматологов, и постепенное ухудшение состояния больного в послеоперационном периоде зачастую списывается на возраст и сопутствующую патологию [30].

В 1959 году датский исследователь Ларсен впервые опубликовал кривую зависимости мозгового кровотока от пороговых значений САД ниже 50 мм рт. ст. [31]. Согласно этому исследованию на животных, САД ниже 38 ± 11 мм рт. ст. вызывало уменьшение скорости мозгового кровотока ниже 30 мл/100 г/мин и появление первых признаков ишемического повреждения головного мозга [31]. Однако данные, полученные в результате многочисленных клинических исследований [32–42], демонстрируют значительную вариацию пороговых САД (40–70 мм рт. ст.) у здоровых людей. В то же время установлено, что у пациентов старше 60 лет кривая Ларсена смещается вправо, то есть пороговые значения САД гораздо выше, чем у молодых и здоровых людей [33]. В ежедневной практике анестезиолога встает вопрос о том, как определить пороговое значение САД у пожилого пациента. На сегодняшний день не существует какой-то «магической» цифры или формулы, которая бы подходила для всех пожилых пациентов. Задачей анестезиолога перед проведением наркоза являются анализ факторов риска и определение допустимого предела снижения САД у каждого конкретного пациента. Первым и самым важным фактором является базовое САД. При этом необходимо учитывать возрастные увеличения САД. На рис. 1 представлены возрастные увеличения САД, полученные в результате диспансерного наблюдения большой популяции здоровых людей в Северной Норвегии. Как видно из представленных данных, к возрасту 70 лет средние значения САД уже находятся в пределах 106–108 мм рт. ст. Если у вашего пациента, например, базовое САД 106 мм рт. ст., то снижение его на 35 % дает вам цифру примерно в 70 мм рт. ст. Однако и это значение может быть не окончательным и требовать коррекции в сторону увеличения, если, например, у пациента в анамнезе имелись ишемические или геморрагические повреждения центральной нервной системы (ЦНС). Повышенное внутричерепное давление так- же является важным фактором, требующим увеличения порогового значения САД. Следующий фактор, требующий увеличения порогового значения САД, — это потеря или врожденное отсутствие коллатерального кровообращения в ЦНС. Согласно последним исследованиям, только у 51 % людей находят нормальное анатомическое строение виллизиева круга [44]. Виллизиев круг — это круг артериальных сосудов, расположенный в основании головного мозга и обеспечивающий компенсацию недостаточности кровоснабжения головного мозга (ГМ) за счет притока крови из других сосудистых бассейнов. Положение пациента на хирургическом столе может определять перфузию ГМ. При строго горизонтальном положении значения САД на уровне манжетки тонометра и виллизиева круга одинаковы. При подъеме головного конца хирургического стола возникает гидростатический градиент, где каждый сантиметр разницы между уровнем манжетки тонометра и виллизиева круга вызывает снижение артериального давления на 1,35 мм рт. ст. [44]. Например, если при сидячем положении больного во время операции разница между ними составляет 15 см, то при определении САД на уровне манжетки 70 мм рт. ст. САД на уровне виллизиева круга будет практически на 20 мм рт. ст. ниже (15 × 1,35 = 20,25) и составит уже 50 мм рт. ст. Для молодых и здоровых пациентов это может и не иметь большого значения, но для пожилых пациентов такое большое снижение САД может стать критическим в плане возникновения ишемического повреждения ЦНС. В последние годы появилось несколько публикаций  о неврологических осложнениях после ортопедических операций в сидячем положении, где основной причиной таких осложнений считается наличие выраженного гидростатического градиента между САД на уровне манжетки тонометра и виллизиева круга [44–48].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Возрастные изменения среднего артериального давления. Данные получены в ходе диспансерного наблюдения, проведенного в 1995–1997 годах в Северном Тронделаге, Норвегия. В исследование было включено 30 340 мужчин и 34 429 женщин

Профилактика и коррекция низкого АД во время анестезии — одна из основных ежедневных проблем врача-анестезиолога. Эта тема активно обсуждается в литературе [49–51]. Несмотря на противоречивость данных, полученных в клинических исследованиях, большинство экспертов отмечают все же необходимость отмены утреннего приема гипотензивных препаратов (ингибиторов ангиотензин-превращающего фермента и блокаторов  ангиотензин-2-рецепторов)  у пожилых больных в день операции [50]. Прием данных препаратов перед наркозом приводит к выраженной артериальной гипотензии во время анестезии. Эта гипотензия крайне плохо поддается лечению вазопрессорами [52, 53]. У пожилых пациентов также крайне важен правильный выбор типа мониторирования АД в процессе анестезии. Хирургические операции, которые сами по себе несут высокий риск быстрого развития артериальной гипотензии, например сосудистые вмешательства с высоким риском кровотечения, требуют использования инвазивного измерения АД, которое покрывает временные паузы между неинвазивными измерениями АД [54]. Таким образом, инвазивный мониторинг АД обеспечивает профилактику ишемических осложнений, которые могут возникать даже за короткий период неконтролируемой артериальной гипотензии [54]. Выбор типа анестезии (ингаляционная анестезия или тотальная внутривенная анестезия пропофолом) для пожилых пациентов принципиального значения не имеет, поскольку механизм снижения АД в ходе анестезии практически одинаков для всех агонистов ГАБА-рецепторов [55, 56]. Рефлекторная дуга контроля и поддержания постоянного АД в организме человека начинается от барорецепторов каротидного синуса и аортальных телец, где в зависимости от величины АД формируется электрический сигнал, который затем передается в ядра одиночного пути продолговатого мозга по X черепно-мозговому нерву [57] (рис. 2). Нейроны данных ядер в зависимости от величины АД посылают электрический сигнал через вставочные нейроны спинного мозга непосредственно к периферическим симпатическим нервным окончаниям артериол и венул. Симпатические нервные окончания выделяют нейротрансмиттер — норадреналин, который, присоединяясь к альфа-1- и альфа-2-рецепторам мышечной ткани артериол и венул, вызывает их сокращение [57]. По мере насыщения данных рецепторов норадреналин присоединяется также к альфа-2-рецепторам нервных окончаний, и выброс норадреналина из везикул нервных окончаний прекращается [57] (рис. 2). В ядрах одиночного пути продолговатого мозга находятся также вставочные ГАБА-рецепторы, активация которых агонистами (пропофол или севофлуран) может приводить к полной блокировке передачи электрического сигнала к периферическим нервным окончаниям и, соответственно, прекращению выделения норадреналина [58]. В нормальном состоянии венулы содержат примерно 70 % объема циркулирующей крови, и их постоянная вазоконстрикция позволяет поддерживать достаточный венозный возврат крови к сердцу [57] (рис. 3). При блокировке данной рефлекторной дуги агонистами ГАБА- рецепторов происходит вазодилатация как венул, так и артериол. Таким образом, происходит формирование артериальной гипотензии в ходе анестезии [58] (рис. 3). Поскольку ГАБА-агонисты в первую очередь присоединяются к рецепторам коры больших полушарий и, по мере их насыщения, воздействуют на ядра одиночного пути продолговатого мозга, важен вопрос дозы и скорости введения препарата. С возрастом количество и качество как ГАБА, так и опиоидных рецепторов снижается, поэтому дозировки препаратов для анестезии должны быть ниже по сравнению со здоровыми молодыми пациентами и должны подбираться индивидуально по общепринятому принципу «start low, go slow» — начинайте с малых доз и постепенно увеличивайте дозы препаратов. Однако у пожилых больных с хронической гипертонией существует так называемое узкое терапевтическое окно, поэтому даже небольшие дозы анестетиков могут приводить к артериальной гипотензии и необходимости ее коррекции. На сегодняшний день протоколы ERAS и Fast track surgery предусматривают приоритет в использовании постоянно вводимых малых доз норадреналина у пациентов без каких-либо больших потерь жидкости. Внутривенное введение кристаллоидов ограничивается обычно на уровне 1–3 мл/кг/ час [59], и положительный вводный баланс не должен превышать 1 л за время всей хирургической операции. На самом деле с точки зрения патогенеза нет смысла корригировать артериальную гипотензию, вызванную вазодилатацией артериол и венул, внутривенным введением жидкости, когда существует необходимость возмещать недостающий норадреналин (см. рис. 3). В свою очередь, механизм Франка Старлинга практически не работает у пожилых пациентов. Внутривенное введение жидкости не приводит к увеличению сократимости сердца, а наоборот, может даже ухудшать общее состояние пациента. В недавно опубликованных исследованиях введение кристаллоидов добровольцам приводило к их 75–90%-му выведению из организма в течение первых 2 часов [60]. В то же время только 5–10 % объема введенных кристаллоидов выводилось из организма больных в ходе общего наркоза за тот же период времени [61, 62]. Более того, увеличение объема вводимой жидкости не способствовало увеличению диуреза [63]. Замедленное выведение кристаллоидов в ходе общей анестезии зависит только от 2 факторов: величины САД и возраста пациента [64]. Интересно, что нормальный диурез легко восстанавливается блокадой бета-1-рецепторов и стимуляцией альфа-1-рецепторов [65]. В последнее время поднимается вопрос о том, что норадреналин по своим свойствам подходит лучше для коррекции периоперативной артериальной гипотензии по сравнению с другими симпатомиметиками (эфедрин и фенилэфрин) [66]. Преимущество использования норадреналина заключается в том, что он по сравнению с фенилэфрином не снижает сердечный выброс и растяжимость (комплайнс) артериального русла [67]. Это, в свою очередь, позволяет в некоторой степени сохранить Виндкессель-эффект. В клиниках Норвегии довольно широко используется норадреналин для лечения периоперативной артериальной гипотензии. Стандартная дозировка норадреналина находится в пределах от 0,05 до 0,1 мкг/кг/мин в виде постоянной внутривенной инфузии. Для введения в периферические вены используется концентрация 20 мкг/мл. У пациентов с высоким риском развития периоперативной артериальной гипотензии важно начинать инфузию норадреналина уже в ходе вводного наркоза.

 

 

 

 

 

 

Рис. 2. Схема рефлекторной дуги контроля артериального давления в организме человека

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 3. Схема распределения объема циркулирующей крови в организме человека

В заключение необходимо отметить, что у пожилых ортопедических пациентов все большую популярность набирает использование различных регионарных блокад, выполненных под контролем ультразвукового исследования и сопровождающихся легкой седацией. Это позволяет избежать развития периоперативной артериальной гипотензии и таким образом снизить риск послеоперационных осложнений. Использование спинальных катетеров с возможностью титровать дозу местного анестетика также позволяет снизить риск развития периоперативной артериальной гипотензии и, соответственно, уменьшить риск развития осложнений у пожилых пациентов. Использование ларингеальной маски также позволяет значительно снизить дозы вводимых анестетиков и анальгетиков, которые обычно необходимы для подавления трахеального рефлекса при интубации трахеи.

Возрастные физиологические изменения органов дыхания и особенности анестезиологического пособия

У пожилых пациентов может не отмечаться одышка при физической нагрузке, поскольку заболевание опорно-двигательного аппарата и быстрое мышечное утомление могут маскировать появление данной симптоматики [69, 70]. Поэтому пожилые пациенты могут не знать о своих проблемах с органами дыхания. С возрастом соединения между эластином и коллагеном в легочной ткани подвергаются изменениям и, как следствие, легочная ткань становится менее эластичной и более растяжимой [69, 70]. Увеличение растяжимости поддерживающей ткани вокруг альвеол приводит к уменьшению просвета бронхиол и, соответственно, способствует неполному выдоху и, как результат, перераздуванию альвеол [69, 70]. Данные изменения соответствуют изменениям, характерным для хронических обструктивных болезней легких (ХОБЛ). В отличие от ХОБЛ, возрастная эмфизема не имеет воспалительных инфильтратов и деструкции альвеолярных перегородок. Альвеолярное расширение распространяется гомогенно по всей паренхиме легких. Бронхиолы 16-го порядка, непосредственно соединенные с альвеолой, не содержат хрящевой ткани. Поэтому их просвет может полностью закрываться, формируя так называемый закрытый объем (ЗО) (в англоязычной литературе Closed Volume — CV) [69–71]. Анестезиологу необходимо помнить, что длительная подача пожилому пациенту на спонтанном дыхании 100% кислорода или высокопоточная подача кислорода, превышающая минутную вентиляцию легких, может приводить к формированию адсорбционных ателектазов, когда в альвеолах полностью отсутствует азот, выполняющий своего рода «каркасную функцию» вследствие того, что азот не всасывается в кровь. Альвеола, наполненная 100% кислородом со спавшейся бронхиолой 16-го порядка, постепенно тоже спадается в следствие полной адсорбции кислорода. Это приводит к формированию ателектазов [69–73]. Спадение альвеол стимулирует альвеоциты на выработку медиаторов воспаления, таким образом, постепенно формируются воспалительный процесс в альвеолярной ткани и пневмония [69–73]. Необходимо также помнить, что ЗО становится больше, чем функциональная остаточная емкость (ФОЕ), у больных в вертикальном положении после 65 лет, в горизонтальном положении — после 50 лет, в горизонтальном положении плюс наркоз — после 35 лет [72] (рис. 4). ФОЕ в горизонтальном положении составляет примерно 2 литра у пациента с массой тела 70 кг и является своего рода резервуаром кислорода, особенно важным в моменты отсутствия дыхания. Преоксигенация чистым кислородом больного перед наркозом позволяет выиграть дополнительное время, которое, при средней потребности человека в кислороде 200–250 мл в минуту до начала падения периферической сатурации кислорода (ПСК), может составлять примерно 8–10 минут. В свою очередь, когда у пожилых пациентов ЗО становится больше ФОЕ, время до начала падения ПСК значительно уменьшается, даже несмотря на преоксигенацию больного 100% кислородом. Необходимо помнить, что создание постоянного положительного давления в дыхательных путях и альвеолах в течение всего наркоза является своего рода профилактикой формирования ателектазов. Грудная клетка, в отличие от легочной паренхимы, становится менее растяжимой вследствие отложения кальция в реберных хрящах и суставах. Таким образом, объем грудной клетки значительно уменьшается. Эти возрастные изменения приводят к изменению механики дыхания. Форсированный выдох за 1 секунду (ФВ1) снижается примерно на 10 % на каждые 10 лет увеличения возраста. Снижение ФВ1 приводит к снижению силы кашлевого рефлекса и, соответственно, снижению его эффективности. Неполный выдох, в свою очередь, создает проблему вдоха и, вследствие низкого дыхательного объема, компенсаторно увеличивает частоту дыхания. Таким образом, пожилые люди могут иметь тахипноэ в покое. Уменьшение дыхательного объема также приводит к усиленной работе дыхательной мускулатуры. Это приводит к повышению потребления кислорода до 20 %. Вследствие спадения бронхиол 16-го порядка и последующего спадения альвеол увеличивается количество шунтируемой неоксигенированной крови. Несмотря на все эти нарушения в системе дыхания, газообмен кислорода и углекислого газа обычно остается в пределах нормальных значений. Однако, поскольку для его поддержания уже задействованы все резервные возможности системы дыхания, пожилые пациенты в любой критической ситуации могут быстро декомпенсироваться.

Если у пожилого пациента отмечается одышка в покое или при небольших физических нагрузках, имеет смысл направить пациента на спирометрию и ультра- звуковое исследование сердца.

Поскольку практически все пожилые пациенты находятся в зоне риска развития пери- и послеоперационных осложнений, с целью их профилактики необходимо тщательное планирование анестезии.

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 4. Изменения функционального остаточного объема (ФОЕ) и закрытого объема (ЗО) в течение жизни человека

Практические рекомендации

В последнее время набирает популярность использования протоколов ERAS и Fast track surgery [59], основная идея которых — ранняя послеоперационная мобилизация пациента. Известно, что ранняя мобилизация пожилых пациентов позволяет избежать большинства послеоперационных осложнений, в том числе таких, как формирование ателектазов, развитие пневмоний, образование тромбов и тромбоэмболий, развитие делирия и интеллектуальной дисфункции [74]. Данные протоколы предусматривают использование коротко действующих гипнотиков и анальгетиков, таких как пропофол и ремифентанил в комбинации с эпидуральной анестезией для торакальных и абдоминальных от- крытых вмешательств [74]. При этом эпидуральный катетер вводится в предоперационном периоде, эпидуральная анестезия (ЭА) тут же активируется бупивакаином 5 мг/мл 5–7 мл с последующей постоянной инфузией бупивакаина 5 мг/мл — 5–6 мл в час. Обязательно проведение холодового теста через 10–15 минут после активации ЭА. При абдоминальных вмешательствах верхняя граница активации ЭА должна быть на уровне 4–5-го межреберья, в то время как для торакальных вмешательств она может быть выше и определяется индивидуально, в зависимости от величины хирургического разреза. Важно отметить, что при этих операциях ЭА не должна быть выполнена на поясничных сегментах, поскольку у больного может развиться слабость в ногах и ранняя мобилизация данного пациента будет затруднена. Вводный наркоз осуществляется только пропофолом и ремифентанилом. При этом интубация трахеи проводится без использования мышечных релаксантов, если нет опасности возникновения аспирации и потребности в краш-интубации. Для того чтобы заблокировать трахеальный рефлекс у больного и интубировать пациента без проблем, необходимо использование 3–4 мкг/ кг ремифентанила, плазмоконцентрация пропофола обычно должна составлять не менее 5–6 мкг/мл. Последние клинические исследования показали, что использование мышечных релаксантов приводило к увеличению риска развития послеоперационных пневмоний [75]. Анализ 13 000 анестезий показал, что у пациентов, получавших миорелаксанты, риск развития послеоперационной пневмонии вырастал в 1,79 раза, а у пациентов, получивших мышечные релаксанты, но без декураризации, риск развития послеоперационной пневмонии вырастал в 2,26 раза [75, 76]. Автор данного обзора три года работал в торакальной и абдоминальной хирургии с программой ERAS без использования мышечных релаксантов, и жалоб от хирургов на плохую релаксацию не поступало. Необходимо отметить, что использование закиси азота в качестве адъюванта в ходе наркоза может приводить к накоплению его в кишечнике и, как следствие, к «плохой релаксации». Поддерживающая анестезия осуществляется пропофолом с постоянной целевой плазмоконцентрацией 4–6 мкг/мл или постоянной инфузией пропофола 8–14 мг/кг/час и ремифентанилом с целевой плазмоконцентрацией 5–10 нг/мл или постоянной инфузией ремифентанила 0,4–0,8 мкг/ кг/мин. Ремифентанил метаболизируется непосредственно в плазме за 10 минут с помощью плазмаэстераз и поэтому для пожилых больных с какой-либо органной недостаточностью является идеальным анальгетиком в течение хирургической операции. Использование данного вида анестезии позволяет начинать раннюю мобилизацию через 2–3 часа после операции. В послеоперационном периоде важен регулярный контроль эффективности ЭА, особенно для того чтобы больной мог эффективно откашливать мокроту без возникновения послеоперационной боли.

Заключение

Анестезиологическое обеспечение у пожилых пациентов требует от врача-анестезиолога наличия плана ее проведения до начала хирургической операции. Первым пунктом данного плана должно быть четкое определение базового САД и допустимого уровня его снижения во время анестезии. Вторым важным моментом является определение потребности в использовании инвазивного мониторинга САД и наличие двух-трех венозных сосудистых доступов для его коррекции. Третьим пунктом является выбор методики анестезии и медикаментов для индукции и поддержания анестезии, имеющих минимальное влияние на систему кровообращения и дыхания как во время хирургической операции, так и в первые часы после нее. На сегодняшний день использование блокад региональных нервных сплетений в комбинации с анестетиками короткого действия — одно из перспективных направлений в современной анестезии для пожилых пациентов. Четвертым пунктом является выбор медикаментов и/или инфузионных средств, наиболее подходящих для коррекции гемодинамических нарушений у данного больного. Согласно последним рекомендациям анестезиологических профессиональных сообществ, у пожилых пациентов положительный водный баланс не должен превышать одного литра в конце хирургической операции. Использование норадреналина является патогенетически обоснованным, учитывая механизм развития артериальной гипотензии во время анестезии. Последним пунктом хотелось бы отметить важность использования ранней мобилизации и адекватного послеоперационного обезболивания с целью профилактики послеоперационных осложнений. Перечисленные выше пункты не охватывают всех возможных проблем, возникающих во время анестезии и после нее, поэтому дополнительные пункты в планировании анестезии могут быть необходимы для профилактики послеоперационных осложнений у по- жилых пациентов.

Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

ORCID автора

Куклин В.Н. — 0000-0003-4686-1773


Литература     

  1. https://pdfs.semanticscholar.org/01c1/9475411bfa984af63c132c861fb33602d9e6.pdf
  2. http://www.searo.who.int/entity/health_situation_trends/data/chi/elderly-population/en/
  3. Neuman M.D., Bosk C.L. The redefinition of aging in American surgery. Milbank Q. 2013; 91(2): 288–315. DOI: 10.1111/milq.12014
  4. Hamel M.B., Henderson W.G., Khuri S.F., Daley J. Surgical outcomes for patients aged 80 and older: morbidity and mortality from major noncardiac surgery. J Am Geriatr Soc. 2005; 53: 424.
  5. Turrentine F.E., Wang H., Simpson V.B., Jones R.S. Surgical risk factors, morbidity, and mortality in elderly patients. J Am Coll Surg. 2006; 203: 865.
  6. Pedersen T., Eliasen K., Henriksen E. A prospective study of mortality associated with anaesthesia and surgery: risk indicators of mortality in hospital. Acta Anaesthesiol Scand. 1990; 34: 176.
  7. Hosking M.P., Warner M.A., Lobdell C.M., et al. Outcomes of surgery in patients 90 years of age and older. JAMA. 1989; 261: 1909.
  8. Kheterpal S., OʼReilly M., Englesbe M.J., et al. Preoperative and intraoperative predictors of cardiac adverse events after general, vascular, and urological surgery. Anesthesiology. 2009; 110: 58.
  9. Chung F., Mezei G., Tong D. Adverse events in ambulatory surgery. A comparison between elderly and younger patients. Can J Anaesth. 1999; 46: 309.
  10. Fleisher L.A., Pasternak L.R., Herbert R., Anderson G.F. Inpatient hospital admission and death after outpatient surgery in elderly patients: importance of patient and system characteristics and location of care. Arch Surg. 2004; 139: 67.
  11. Miller R.D., Eriksson L.I., Fleisher L.A., et al. Millerʼs Anesthesia, 2 Volume Set. 8th Edition. ISBN: 9780323280785.
  12. Parikh J.D., Hollingsworth K.G., Wallace D., et al. Normal age-related changes in left ventricular function: Role of afterload and subendocardial dysfunction. International Journal of Cardiology. 2016; 223: 306–312.
  13. Chambers D., Huang C., Matthews G. Basic Physiology for Anaesthetists, 1st Edition, ISBN-13: 978–1107637825.
  14. https://www.felleskatalogen.no/medisin/trandate-aspen-564767
  15. Pinto E. Blood pressure and ageing. Postgrad Med J. 2007; 83: 109–114. DOI: 10.1136/pgmj.2006.048371
  16. Blacher J., Staessen J.A., Girerd X., et al. Pulse pressure not mean pressure determines cardiovascular risk in older hypertensive patients. Arch Intern Med. 2000; 160: 1085–1089.
  17. Vaccarino V., Berger A.K., Abramson J., et al. Pulse pressure and risk of cardiovascular events in the Systolic Hypertension in the Elderly Program. Am J Cardiol. 2001; 88: 980–986.
  18. Lacey B., Lewington S., Clarke R., et al. China Kadoorie Biobank collaborative group. Age-specific association between blood pressure and vascular and non-vascular chronic diseases in 0·5 million adults in China: a prospective cohort study. Lancet Glob Health. 2018; 6(6): e641–e649. DOI: 10.1016/S2214–109X(18)30217–1
  19. Whelton P.K., Appel L.J., Espeland M.A., et al. Sodium reduction and weight loss in the treatment of hypertension in older persons. A randomised controlled trial of non-pharmacological interventions in the elderly (TONE). JAMA.1998; 279: 839–846.
  20. Strazzullo P. Salt-sensitivity, hypertension and cardiovascular ageing: broadening our view without missing the point. J Hypertens. 2002; 20(4): 561–563.
  21. Appel L.J., Espeland M.A., Easter L., et al. Effects of reduced sodium intake on hypertension control in older individuals: results from the Trial of Nonpharmacologic Interventions in the Elderly (TONE). Arch Intern Med 2001; 161(5): 685–693.
  22. Adrogué H.J., Madias N.E. Sodium and potassium in the pathogenesis of hypertension. N Engl J Med. 2007; 356(19): 1966–1978.
  23. Krishna G. Effect of Potassium Intake on Blood Pressure. J Am Soc Nephrol. 1990; 1: 43–52.
  24. D’Agostino R.B., Belanger A.J., Kannel W.B., Cruickshank J.M. Relation of low diastolic blood pressure to coronary heart disease death in presence of myocardial infarction: the Framingham Study. BMJ. 1991; 303: 385–389.
  25. Bangalore S., Fayyad R., Laskey R., et al. Lipid lowering in patients with treatment-resistant hypertension: an analysis from the Treating to New Targets (TNT) trial. Eur Heart J. 2014; 35: 1801–1808.
  26. van Klei W.A., van Waes J.A., Pasma W., et al. Relationship Between Preoperative Evaluation Blood Pressure and Preinduction Blood Pressure: A Cohort Study in Patients Undergoing General Anesthesia. Anesth Analg. 2017; 124(2): 431–437. DOI: 10.1213/ANE.0000000000001665
  27. Venkatesan S., Myles P.R., Manning H.J., et al. Cohort study of preoperative blood pressure and risk of 30-day mortality after elective non-cardiac surgery. British Journal of Anaesthesia. 2017; 119(1): 65–77. DOI: 10.1093/bja/aex056
  28. Hartle A., McCormack T., Carlisle J., et al. The measurement of adult blood pressure and management of hypertension before elective surgery: Joint Guidelines from the Association of Anaesthetists of Great Britain and Ireland and the British Hypertension Society. Anaesthesia. 2016; 71(3): 326–337. DOI: 10.1111/anae.13348
  29. Howell S.J., Sear J.W., Foëx P. Hypertension, hypertensive heart disease and perioperative cardiac risk. Br J Anaesth. 2004; 92(4): 570–583.
  30. Walsh M., Devereaux P.J., Garg A.X., et al. Relationship between Intraoperative Mean Arterial Pressure and Clinical Outcomes after Noncardiac Surgery: Toward an Empirical Definition of Hypotension. Anesthesiology. 2013; 119(3): 507–515. DOI: 10.1097/ALN.0b013e3182a10e26
  31. Lassen N.A. Cerebral blood flow and oxygen consumption in man. Physiol Rev. 1959; 39: 183–238.5.
  32. Moyer J.H., Morris G., Smith C. Cerebral hemodynamics during controlled hypotension induced by the continuous infusion of ganglionic blocking agents (hexamethonium, Pendiomide and Arfonad. J Clin Invest. 1954; 33:1081–1088.
  33. Strandgaard S. Autoregulation of cerebral blood flow in hypertensive patients. The modifying influence of prolonged antihypertensive treatment on the tolerance to acute, drug-induced hypotension. Circulation. 1976; 53: 720–727.
  34. Waldemar G., Schmidt J.F., Andersen A.R., et al. Angiotensin converting enzyme inhibition and cerebral blood flow autoregulation in normotensive and hypertensive man. J Hypertens. 1989; 7: 229–235.
  35. Larsen F.S., Olsen K.S., Hansen B.A., et al. Transcranial Doppler is valid for determination of the lower limit of cerebral blood flow autoregulation. Stroke. 1994; 25: 1985–1988.
  36. Olsen K.S., Svendsen L.B., Larsen F.S., et al. Effect of labetalol on cerebral blood flow, oxygen metabolism and autoregulation in healthy humans. Br J Anaesth. 1995; 75: 51–54.
  37. Olsen K.S., Svendsen L.B., Larsen FS. Validation of transcranial near-infrared spectroscopy for evaluation of cerebral blood flow autoregulation. J Neurosurg Anesthesiol. 1996; 8: 280–285.
  38. Joshi B., Ono M., Brown C., et al. Predicting the limits of cerebral autoregulation during cardiopulmonary bypass. Anesth Analg. 2012; 114: 503–510.
  39. Morris G.C.Jr., Moyer J.H., Synder H.B., et al. Vascular dynamics in controlled hypotension; a study of cerebral and renal hemodynamics and blood volume changes. Ann Surg. 1953; 138: 706–711.
  40. McCall M.L. Cerebral circulation and metabolism in toxemia of pregnancy; observations on the effects of veratrum viride and apresoline (1-hydrazinophthalazine). Am J Obstet Gynecol. 1953; 66: 1015–1030.
  41. Rivera-Lara L., Zorrilla-Vaca A., Geocadin R.G., et al. Cerebral autoregulation-oriented therapy at the bedside: a comprehensive review. Anesthesiology. 2017; 126: 1187–1199.
  42. Tan C.O. Defining the characteristic relationship between arterial pressure and cerebral flow. J Appl Physiol (1985). 2012; 113: 1194–1200.
  43. Drummond J.C. Blood Pressure and the Brain: How Low Can You Go? 2019; 128(4):759–771.
  44. Murphy G.S., Greenberg S.B., Szokol J.W. Safety of Beach Chair Position Shoulder Surgery: A Review of the Current Literature. Anesth Analg. 2019; 129(1): 101–118. DOI: 10.1213/ANE.0000000000004133
  45. Pohl A., Cullen D.J. Cerebral ischemia during shoulder surgery in the upright position: a case series. J Clin Anesth. 2005; 17: 463–469.
  46. Drummond J.C., Lee R.R., Howell J.P. Jr. Focal cerebral ischemia after surgery in the “beach chair” position: the role of a congenital variation of circle of Willis anatomy. Anesth Analg. 2012; 114: 1301–1303.
  47. Lee L., Caplan R. APSF workshop: cerebral perfusion experts share views on management of head-up cases. APSF Newsletter Winter. 2009–2010; 24: 45–68.
  48. Villevieille T., Delaunay L., Gentili M., et al. Arthroscopic shoulder surgery and ischemic cerebral complications. Ann Fr Anesth Reanim. 2012; 31: 914–918.
  49. Roshanov P.S., Rochwerg B., Patel A., et al. Withholding versus Continuing Angiotensin-converting Enzyme Inhibitors or Angiotensin II Receptor Blockers before Noncardiac Surgery: An Analysis of the Vascular events In noncardiac Surgery patIents cOhort evaluatioN Prospective Cohort. Anesthesiology. 2017;126(1): 16–27.
  50. Hollmann C.L., Fernandes N.L., Biccard B.M. A Systematic Review of Outcomes Associated With Withholding or Continuing Angiotensin-Converting Enzyme Inhibitors and Angiotensin Receptor Blockers Before Noncardiac Surgery. Anesth Analg. 2018; 127(3): 678–687. DOI: 10.1213/ANE.0000000000002837
  51. Setty S., Orza D., Belani K.G. Angiotensin-Converting Enzyme Inhibitors and Angiotensin II Receptor Blockers Before Elective Noncardiac Surgery: An Ongoing Dilemma. Anesth Analg. 2018; 127(3): 598–600. DOI: 10.1213/ANE.0000000000003516
  52. Ritter J.M. Dual blockade of the renin-angiotensin system with angiotensin converting enzyme (ACE) inhibitors and angiotensin receptor blockers (ARBs). Br J Clin Pharmacol. 2011; 71: 313–315.
  53. Mets B. Management of hypotension associated with angiotensin-axis blockade and general anesthesia administration. J Cardiothorac Vasc Anesth. 2013; 27: 156–167.
  54. Maheshwari K., Khanna S., Bajracharya G.R., et al. A Randomized Trial of Continuous Noninvasive Blood Pressure Monitoring During Noncardiac Surgery. Anesth Analg. 2018;127(2): 424–431. DOI: 10.1213/ANE.0000000000003482
  55. Tsikas D., Jordan J., Engeli S. Blood pressure-lowering effects of propofol or sevoflurane anaesthesia are not due to enhanced nitric oxide formation or bioavailability. Br J Clin Pharmacol. 2015; 79(6): 1030–1033.
  56. Ebert T.J., Kanitz D.D., Kampine J.P. Inhibition of sympathetic neural outflow during thiopental anesthesia in humans. Anesthesia and analgesia 1990; 71: 319–26.
  57. Glick D. Chapter 12 — The autonomic nervous system. In: Ronald D. Miller. Miller’s Anesthesia, 7th Edition, Philadelphia: Elsevier, 2009: 261–304.
  58. Xuan С., Li Y., Yan W., Ma H. Inhibition of GABAA receptors in the nucleus tractus solitarius induced cardiovascular depression during isoflurane inhalation anesthesia. Int J Clin Exp Med. 2016; 9(3): 5746–5754.
  59. Miller T.E., Roche A.M., Mythen M. Fluid management and goal-directed therapy as an adjunct to Enhanced Recovery After Surgery (ERAS). Can J Anaesth. 2015; 62(2): 158–168. DOI: 10.1007/s12630-014-0266-y
  60. Drobin D., Hahn R.G. Volume kinetics of Ringer’s solution in hypovolemic volunteers. Anesthesiology. 1999; 90: 81–91.
  61. Olsson J., Svensén C.H., Hahn R.G. The volume kinetics of acetated Ringer’s solution during laparoscopic cholecystectomy. Anesth Analg. 2004; 99: 1854–1860.
  62. Hahn R.G., Lyons G. The half-life of infusion fluids: an educational review. Eur J Anaesthesiol. 2016; 33: 475–482.
  63. Matot I., Paskaleva R., Eid L., et al. Effect of the volume of fluids administered on intraoperative oliguria in laparoscopic bariatric surgery: a randomized controlled trial. Arch Surg. 2012; 147: 228–234.
  64. Hahn R.G. Arterial Pressure and the Rate of Elimination of Crystalloid Fluid. Anesth Analg. 2017; 124(6): 1824–1833. DOI: 10.1213/ANE.0000000000002075
  65. Li Y.H., Zhu H.B., Zheng X., et al. Low doses of esmolol and phenylephrine act as diuretics during intravenous anesthesia. Crit Care. 2012; 16: R18.
  66. Mets B. Should Norepinephrine, Rather than Phenylephrine, Be Considered the Primary Vasopressor in Anesthetic Practice? Anesth Analg. 2016 May;122(5): 1707–14. DOI: 10.1213/ANE.0000000000001239
  67. Hassani V., Movaseghi G., Safaeeyan R., et al. Comparison of Ephedrine vs. Norepinephrine in Treating Anesthesia-Induced Hypotension in Hypertensive Patients: Randomized Double-Blinded Study. Anesth Pain Med. 2018; 8(4): e79626. DOI: 10.5812/aapm.79626
  68. Vallee F., Passouant O., Le Gall A., et al. Norepinephrine reduces arterial compliance less than phenylephrine when treating general anesthesia-induced arterial hypotension. Acta Anaesthesiol Scand. 2017; 61(6): 590–600. DOI:10.1111/aas.12905
  69. Janssens J.P., Pache J.C., Nicod L.P. Physiological changes in respiratory function associated with ageing. Eur Respir J. 1999; 13(1): 197–205
  70. Janssens J.P. Aging of the respiratory system: impact on pulmonary function tests and adaptation to exertion. Clin Chest Med. 2005; 26(3): 469–484, vi-vii.
  71. Sprung J., Gajic O., Warner D.O. Review article: age related alterations in respiratory function — anesthetic considerations. Can J Anaesth. 2006; 53(12): 1244–1257.
  72. Tran D., Rajwani K., Berlin D.A. Pulmonary effects of aging. Curr Opin Anaesthesiol. 2018; 31(1): 19–23. DOI: 10.1097/ACO.0000000000000546
  73. Rock P., Rich P.B. Postoperative pulmonary complications. Curr Opin Anaesthesiol. 2003; 16(2): 123–131.
  74. Braga M., Pecorelli N., Scatizzi M., et al. PeriOperative Italian Society. Enhanced Recovery Program in High-Risk Patients Undergoing Colorectal Surgery: Results from the PeriOperative Italian Society Registry. World J Surg. 2017; 41(3): 860–867. DOI: 10.1007/s00268-016-3766-9
  75. Bulka C.M., Terekhov M.A., Martin B.J., et al. Nondepolarizing neuromuscular blocking agents, reversal, and risk of postoperative pneumonia. Anesthesiology. 2016; 125: 647–655.
  76. Murphy G.S., Kopman A.F. “To reverse or not to reverse?” The answer is clear! Anesthesiology. 2016; 125: 611–614.

🧬 Как замедлить возрастные изменения мозга?

С повышением уровня медицины возросла средняя продолжительность жизни — в среднем по странам мужчины и женщины живут 65–70 лет. С увеличением продолжительности жизни возникли заболевания, связанные со старением организма. Одна из таких проблем — возрастные изменения головного мозга, снижающие умственные показатели у пожилых людей. Рассказываем, что это такое, почему они возникают и как их предотвратить.

Что это и когда появляются

Возрастные изменения головного мозга — это постепенное снижение умственных показателей из-за нарушений структуры нервных клеток, межклеточных связей и снижения объема серого вещества. Изменения возникают на всех уровнях: от тканей до молекул и начинают формироваться в возрасте до 20–25 лет. В молодости это незаметно: они компенсируются пластичностью мозга и его высокой способностью к самовосстановлению.

Со временем возрастные изменения более заметны: люди хуже запоминают, им труднее сконцентрироваться, они медленнее учатся и чаще совершают ошибки в повседневных делах. Но это не значит, что на когнитивных функциях можно ставить крест. Например, результаты исследований говорят о том, что в зрелом возрасте люди выполняют тест на вербальные способности и пространственное мышление лучше, чем молодые.

Возрастные изменения происходят у всех, независимо от пола и социального статуса. Однако образование и род деятельности все же влияют.

«Чем меньше уровень образования и интеллектуальная нагрузка на мозг, тем быстрее наступает эмоциональная и умственная деградация», — рассказывает кардиолог и семейный врач GMS Clinic Михаил Глотов.

Возрастные изменения, а проще говоря, старение мозга — это такой же нормальный процесс как поседение волос, уменьшение объема мышц, снижение остроты зрения, слуха и эластичности кожи. Их не следует путать с нарушениями работы мозга — заболеваниями нервной системы, которые приводят к снижению интеллекта преимущественно у пожилых людей — болезнью Альцгеймера, болезнью Пика или деменцию с тельцами Леви.

Почему мозг стареет

Первая причина — оксидативный стресс. Во всех клетках происходят биохимические процессы, в результате которых накапливаются продукты жизнедеятельности. В норме они утилизируются и выводятся из клетки. Но с возрастом некоторые процессы утилизации нарушаются, а количество отходов в клетке увеличивается, в том числе накапливаются свободные радикалы.

Это — нестабильные атомы, повреждающие оболочку клетки, клеточные органы и ДНК. Их накопление приводит к оксидативному стрессу — процессу, когда из-за избыточного окисления повреждаются клетки и ее внутренние структуры.

Оно нарушает структуру ДНК внутри ядра клетки и митохондрии — энергетическом центре клетки, где накапливается множество структурных ошибок. Это приводит к повреждению, гибели и неправильной работе нейронов головного мозга.

«Токсины и продукты горения в сигаретном дыме усиливают оксидативный стресс, — говорит невролог клиники MedSwiss Дмитрий Малышев. — Поэтому у курильщиков возрастные изменения головного мозга наступают быстрее. То же касается алкоголя, который увеличивает риск развития сосудистых патологий головного мозга».

Вторая причина снижения умственных показателей в старости — изменения синапсов. Это — нервные связи, которые соединяют нейроны между собой. С возрастом у людей снижается плотность синаптических щелей, а чем меньше связей между нейронами, тем медленнее протекает умственная деятельность, например, запоминание или обучение новому навыку. При этом пожилой человек может выполнить задачу так же хорошо, как и молодой, но ему понадобится больше времени на обдумывание и принятие решений.

Третья причина — демиелинизация. Отростки нейронов покрыты веществом миелином, благодаря ему электрический импульс проходит с большой скоростью от клетки к клетке. С возрастом миелина становится все меньше, из-за чего скорость передачи нервного импульса замедляется.

Вместе эти причины дают следующий результат — с возрастом мозг уменьшается в размере, снижается объем серого и белого вещества, нарушается передача нервного импульса. Все это ухудшает умственные способности.

Как проявляется старение мозга

В зрелом возрасте защитные механизмы уже не успевают исправлять сбои в нервных клетках, поэтому после 30–35 лет появляются первые признаки возрастных изменений — снижается объем оперативной памяти, которая отвечает за запоминание актуальных действий и событий. Например, человек может забыть, где оставил припаркованную машину, купить некоторые продукты из списка покупок или что делал сегодня утром.

Старение мозга означает, что у пожилых людей замедляются когнитивные процессы. Но это замедление некритическое — здоровые пожилые люди без нервных и психических болезней тоже запоминают номера телефонов, номерные знаки или место, где оставили ключи от двери, но для восстановление событий из памяти им нужно больше времени, чем молодым.

С возрастом у пожилых уменьшается объем накопленных знаний, начинают пропадать события из автобиографической памяти. При этом процедурная память, которая отвечает за хранение информации о навыках, практически не нарушается. Например, если юноша когда-то научился ездить на велосипеде или водить машину, то в пожилом возрасте он не забудет, как управлять транспортом, но может забыть, по какой дороге добирался в училище, как звали первого начальника на работе или как называется столица Германии. То же касается мышечной памяти: навыки, например, игра на музыкальном инструменте или умение танцевать, закрепляются практически до конца жизни.

У пожилых людей снижается концентрация внимания. С возрастом становится все труднее сконцентрироваться на задаче или сосредоточиться на разговоре в шумном месте. Также снижается способность к разделению внимания. Если в молодости возможно одновременно готовить ужин и внимательно слушать играющее на фоне радио, то в пожилом возрасте это сделать уже труднее — нужно больше сил, чтобы выполнять несколько дел одновременно.

Как замедлить возрастные изменения

Есть два способа: изменять образ жизни и обучаться. Исследования показывают, что у людей с ожирением и привычкой регулярно есть сахар и пить сладкие газированные напитки старение мозга наступает на 10 лет раньше. Чтобы его отсрочить, следует скорректировать образ жизни — привести массу тела в норму и снизить суточное потребление сахара.

Исследователи утверждают, что старение мозга у людей наступает медленнее, если они:

  • регулярно занимаются физической активностью: бегают, играют в футбол, плавают, упражняются в тренажерном зале
  • постоянно нагружают себя интеллектуальной деятельностью: читают книги, решают головоломки, пишут стихи, изучают иностранные языки
  • социально активны: посещают музеи, регулярно общаются с друзьями и родственниками, путешествуют
  • обладают навыками управления стрессом
  • придерживаются здорового питания
  • спят не менее 7-8 часов в сутки.

«Есть много способов замедлить возрастные изменения мозга. Вопрос в том, чтобы они увлекли человека, — рассказывает Дмитрий Малышев. — Будет полезным любое действие, затрагивающее сферу мозговой деятельности: развитие памяти, внимания, и речи, счет, общение, пространственное мышление».

Ежедневная физическая активность в виде аэробных и силовых упражнений продолжительностью 45 минут повышает умственные способности у людей старше 50 лет. В то же время результаты других исследований сообщают, что у людей старше 50 лет, которые не занимаются физическими нагрузками, пятилетнее старение мозга сопоставимо с десятилетним.

Возрастные изменения мозга замедляет игра на музыкальных инструментах. Исследования показывают, что игра на инструменте или обучение на нем повышает активность нейронов — это компенсирует физиологическое старение нервных тканей. Ограничений в выборе музыкального инструмента нет: это может быть скрипка, губная гармоника, банджо или электрогитара.

«Чтение, изучение иностранных языков и развитие мелкой моторики замедляют развитие возрастных изменений мозга, — говорит Михаил Глотов. —Например, у жителей южной Италии, которые занимаются пошивом одежды и изготовлением обуви, развитие деменции и болезни Альцгеймера наступает реже, чем в других регионах».

Средиземноморская диета признана наиболее здоровой и полезной для нервной системы и сердечно-сосудистой системы. Один из главных факторов — рацион питания, содержащий омега-3 и омега-6 жирные кислоты. Подробно о них мы уже рассказывали. Также исследования сообщают, что у людей, добавляющих в рацион капусту, шпинат, яйца и авокадо, старение мозга наступает медленнее.

Важно запомнить

  • Первые признаки старения мозга появляются после 30 лет
  • Возрастные изменения — естественный физиологический процесс, а не болезнь
  • Причины — оксидативный стресс, демиелинизация и снижение плотности синапсов, приводят к уменьшению объема мозгового вещества
  • Возрастные изменения проявляются постепенным ухудшением умственных процессов: мышления, запоминания, внимания, ориентирования
  • Старение мозга можно замедлить физическими нагрузками, правильными пищевыми привычками и регулярной интеллектуальной деятельностью.

ВОЗРАСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ РИТМА СЕРДЦА И ИХ СВЯЗЬ С ДЛИНОЙ ТЕЛОМЕР ЛЕЙКОЦИТОВ | Стрельцова

1. Lehrer PM, Gevirtz R. Heart rate variability biofeedback: how and why does it work? Front Psychol. 2014; 5: 756.

2. Baevsky RM. Evaluation of adaptive capacity of the organism and the risk of disease. Moscow, Medioine Publ. 1997; 265 р. Russian (Баевский Р. М. Оценка адаптационных возможностей организма и риск развития заболеваний. М.: Медицина 1997; 265 с).

3. Korkushko OV, Pisaruk AV, Lishnevskaya VY Age and pathological changes of daily heart rate variability. Vestnik aritmologii 1999; 14: 30-3. Russian (Коркушко О. В., Писарук А. В., Лишневская В. И. Возрастные и патологические изменения суточной вариабельности сердечного ритма. Вестник аритмологии 1999; 14: 30-3).

4. Kishkun AA. Age and pathological changes of daily heart rate variability. M.: GEOTAR-Media 2008; 529-533 р. Russian (Кишкун А. А. Биологический возраст и старение: возможности определения и пути коррекции. Руководство для врачей. М.: ГЭОТАР-Медиа 2008; 529-33 с).

5. Kurjanova EV. Autonomic regulation of the heart rate: results and prospects of research: monograph / Kurjanova EV. 2nd ed., rev. and add. Astrakhan: The publishing house "Astrakhan University" 2011; 139 р. Russian (Курьянова Е. В. Вегетативная регуляция сердечного ритма: результаты и перспективы исследований: монография. Е. В. Курьянова. 2-е изд., испр. И доп. Астрахань: Издательский дом "Астраханский университет" 2011: 139 с).

6. Mikhelson VM, Gamaley IA. Telomere shortening is a sole mechanism of aging in mammals. Curr Aging Sci 2012; 5(3): 203-8.

7. Plohova EV, Akasheva DU, Tkacheva ON, et al. Age-related remodeling of the left ventricle: is there a connection to the cellular aging? Cardiovascular Therapy and 60 Prevention 2015; 14(2): 52-7. Russian (Плохова Е. В., Акашева Д. У., Ткачева О. Н. и др. Возрастное ремоделирование миокарда левого желудочка: есть ли связь с клеточным старением? Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2015; 14 (2): 52-7).

8. Ryabykina GV, Sobolev AV. Holter monitoring of ECG with the analysis of heart rate variability. Moscow, MEDPRAKTIKA-M Publ. 2005: 224 р. Russian (Рябыкина Г. В., Соболев А. В. Мониторирование ЭКГ с анализом вариабельности ритма сердца. М.: "Медпрактика — М" 2005: 224 с).

9. Hayflick L, Moorhead PS. The serial cultivation of human diploid cell strains. Exp Cell Res 1961; 253: 585-621

10. Eitan E, Hutchison ER, Mattson MP. Telomere Shortening in Neurological Disorders: An Abundance of Unanswered Questions. Trends Neurosci 2014; 37(5): 256-63.

11. Terai Mi, Izumiyama-Shimomura N, Aida J, et al. Association of telomere shortening in myocardium with heart weight gain and cause of death. Scientific Reports, 2013; 3: 2401, p.1-8.

12. Rolyan H, Scheffold A, Heinrich A, et al. Telomere shortening reduces Alzheimer's disease amyloid pathology in mice. Brain 2011; 134 (Pt 7): 2044-56.

13. Leri A, Franco S, Zacheo A, et al. Ablation of telomerase and telomere loss leads to cardiac dilatation and heart failure associated with p53 upregulation. EMBO J 2003; 22: 131-9.

14. Argita Zalli, Carvalho LA, JueLin, et al. Shorter telomeres with high telomerase activity are associated with raised allostatic load and impoverished psychosocial resources. Proc Natl AcadSci U S A 2014; 111(12): 4519-24.

15. Kroenke C, Epel E, Adler N, et al. Autonomic and adrenocortical reactivity and buccal cell telomere length in kindergarten children. Psychosom Med 2011; 73(7): 533-40.

Психологические особенности пожилого возраста

Психологические  особенности пожилого возраста

Психологические и физиологические изменения в пожилом возрасте

Психологические и физиологические изменения тесно взаимосвязаны. Некоторые психологические характеристики пожилых людей (например, негативное восприятие действительности), могут являться следствием физиологических изменений в организме

Специалисты различают физиологическое (нормальное) старение и преждевременное (связанное с заболеваниями).

ВАЖНО:  При физиологическом старении человек до глубокой старости остается практически здоровым, он способен к самообслуживанию, сохраняет активность и интерес к окружающему миру.

Преждевременное старение  начинается раньше  (на 5, а иногда  10 лет) и является следствием перенесенных заболеваний, воздействия отрицательных факторов окружающей среды.

При этом, надо иметь ввиду, что даже при нормальном (физиологическом) старении, происходят возрастные  изменения.

Это  влияет на восприятие человеком окружающего мира, его самооценку, психоэмоциональное состояние и поведение.  

При патологических формах старения, сопряженных с заболеваниями, зависимостью и утратой самостоятельности, изменения, как правило, выражены сильнее.

Старение проявляется в психологических и физиологических изменениях: 

  • может снижаться   физическая  и  умственная работоспособность,
  • труднее вырабатываются новые условные рефлексы, угасают старые,
  • замедляются и становятся менее точными движения, изменяется походка.
  • пожилые вынуждены больше времени тратить на подготовку и больше контролировать собственные действия. 

Когда может понадобиться помощь специалистов (психотерапевтов, психологов и др.)?

Когда длительно отмечается  состояние стрессового напряжения, которое сказывается на здоровье.

Негативные переживания, требующие помощи могут выражаться:

  • в остром переживании собственной ненужности, опустошенности,
  • гневных и раздражительных реакциях на мир («необоснованная агрессия», направленная как на других, так и на себя).

Решающее значение для адаптации к жизни в пожилом возрасте имеет тип личности, ее характерологические особенности.

Положительным вариантом адаптации считают  принятие самим пожилым человеком изменившейся жизненной ситуации, достаточное общение и повседневную активность, сохранение интереса к жизни, расширение и изменение окружения и привычной жизненной сферы.

ВАЖНО:   отмечая в своем теле возрастные изменения, понимать естественность этих процессов, и  несмотря на  возникающие ощущения физического нездоровья, уметь найти новые сферы для самореализации, где можно получить новый опыт и сохранить чувство нужности обществу.

Морщины, возрастные изменения кожи

Морщины – признаки увядания кожи. Эти линии на коже не могут нравиться, так как они добавляют возраст.

Посмотрите на себя в зеркало. Если вы видите на своем лице морщины и хотите вернуть своей коже прежний молодой вид - обратитесь к профессионалам. Сделайте это прямо сейчас! Чем раньше вы начнёте коррекцию морщин, тем дольше ваша кожа будет молодой и гладкой.

Обратитесь к нашим специалистам!

  • Определитесь, соответствует ли состояние кожи вашему биологическому возрасту
  • Улучшите общее здоровье
  • Проведете эстетические процедуры
  • Получите ровную, гладкую, молодую кожу
  • Узнайте, как сохранить молодость

Причины возникновения

Морщины условно можно разделить на мимические и статические.

Мимические связаны с работой мышц лица и первое время при расслаблении не оставляют видимого следа на коже. С возрастом восстановительные ресурсы кожи уменьшаются и на месте мимических образуются статические морщины (глубокие борозды и кожные заломы). На формирование морщин влияют:

  • избыточное пребывание на солнце (фотостарение)
  • генетическая предрасположенность
  • выраженная мимика
  • общее состояние здоровья: эндокринные заболевания, обменные нарушения и др.
  • возраст
  • образ жизни - курение, недосыпание, стрессы, неполноценное питание

Специалисты рекомендуют

Из множества методов коррекции морщин компетентный специалист подбирает наиболее результативный способ решения этого состояния, подходящий именно для вас.

После посещения консультации дерматокосметолога и профильных специалистов, вам составляют индивидуальную программу, которая может включать следующие эстетические воздействия:

  • Beauty-чекап - продуманные наборы исследований и консультаций специалистов, по результатам которых ведущий специалист разрабатывает для вас персонализированные рекомендации
  • генетическое тестирование - паспорт кожи раскрывающий, что заложено генетически и что нужно предпринять, что-бы кожа дольше сохранялась молодой
  • Ultherapy (Альтера) – безоперационная подтяжка лица. Процедура за 1 сеанс, возвращающая кожу в состояние молодости на 10 лет назад
  • Fraxel – методика воздействия на кожу лазером. На сегодняшний день это один из наиболее безопасных и высокоэффективных способов лечения признаков старения кожи
  • инъекции против морщин – эффективный способ устранения мимических морщин
  • контурная пластика – инъекционное заполнение гиалуроновой кислотой (филлером) глубоких морщин
  • RF-лифтинг – улучшение тонуса и эластичности кожи за счет формирования новых коллагеновых волокон
  • плазмотерапия PRP – биотехнологическая методика регенерации и восстановления рельефа кожи, использующая собственные ресурсы организма
  • ELOS – аппаратная методика устранение морщин при помощи световой и радиоволновой энергии
  • биоревитализация – инъекционная методика насыщения кожи гиалуроновой кислотой, глубокого увлажнения кожи
  • мезотерапия – инъекционное введение специально подобранных лекарственных препаратов для улучшения обменных процессов в коже
  • HydraFacial – универсальная процедура, оказывает увлажняющий, омолаживающий эффект
  • Нити APTOS – поднимают и фиксируют ткани, возвращая лицу молодой вид
  • Universkin – лечебная сыворотка, включающая индивидуально подобранные компоненты для профилактики морщин в домашних условиях.

Чистюхина Анна

Главный врач "TCA"

Если Вам более 27 лет - проводите курсы профилактики появления морщин не менее 2 раз в год

Запишитесь на консультацию к ведущему специалисту в «TCA». Узнайте, как приостановить старение и стать моложе на 10-15 лет!

Возрастные изменения зубов

«Потери наших сил гораздо чаще являются последствием порывов юности, чем разрушительного действия лет. Невоздержанная и сластолюбивая молодость передает старости изношенное тело»

Цицерон

Причины потери зубов вытекают из образа жизни каждого человека:

  • характера питания,
  • уровня гигиены,
  • степени физической активности,
  • наличия вредных привычек,
  • проведения профилактических мероприятий.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения наше здоровье на 50% зависит от образа жизни!

Возрастные изменения лишь предрасполагают к развитию возможных заболеваний и вносят некоторые клинические особенности в их течение.

КОСТНАЯ ТКАНЬ

Каждые 30 лет костная ткань изменяется почти полностью. В норме к 20-летнему возрасту костная ткань достигает пика своей массы. В этот период ее прирост составляет до 8% в год. Рост костной ткани длится до 30-35 лет, а годовой прирост зависит от степени физической активности человека. Затем начинается естественное снижение костной массы по 0,3-0,5% в год. У женщин старше 50 лет отмечается максимальная скорость потери костной ткани, которая достигает 2-5% в год и продолжается в таком темпе до 60-70 лет. В итоге женщины теряют от 30 до 50% костной ткани.

У мужчин эти потери начинаются позже и составляют от 15 до 30%.

Потеря костной ткани альвеолярных отростков челюстей — большая проблема современной стоматологии. Чем старше человек, тем больше у него потеряно зубов, костной ткани, здоровья в целом; но тем острее он нуждается в лечении заболеваний пародонта, направленной тканевой регенерации, в имплантации и протезировании.

ПАРОДОНТ

Большую роль в старении тканей пародонта играют изменения сосудов, коллагена, активности ферментов, иммунобиологической реактивности, когда процессы распада клеток начинают преобладать над процессами их восстановления. Замедляется обмен веществ, снижается питание тканей кислородом, усиливается их дегидратация. Изменяется состав клеточных элементов и снижается уровень лизоцима в тканях десны.

Поэтому, в лечение заболеваний пародонта всегда включают витаминотерапию, сосудистые и иммуностимулирующие препараты, все виды массажа. Совершенно необходимо укреплять стенки сосудов и усиливать иммунитет постоянно!

ЭМАЛЬ, ДЕНТИН, ПУЛЬПА ЗУБА

В молодой эмали количество воды достигает 20%, с возрастом это количество уменьшается. В зрелой эмали определяется до 3,8% воды. По эмалевой жидкости постоянно диффундируют ионы и молекулы — происходит обмен веществ. Эмаль постоянно насыщается микроэлементами из слюны, а также через дентин из пульпы зуба. Поэтому, в молодом возрасте особенно эффективны все виды профилактики (только при правильной гигиене полости рта).

А в зрелом возрасте восстановительные свойства эмали снижены, поэтому пациенты часто испытывают гиперестезию (повышенную чувствительность) эмали.

Неорганические вещества зрелой эмали составляют 94-95%, а в незрелой формирующейся эмали их всего 5%. Поэтому, кариесу наиболее подвержены дети и подростки.

В составе эмали обнаружены свыше 30 различных микроэлементов. Минеральный состав эмали может колебаться в зависимости от характера питания и состояния гигиены. Созревание эмали сопровождается уменьшением количества органических компонентов. Происходит 100-200 кратное уменьшение количества белков. «Пика своей формы» эмаль достигает к 20-25 годам. Далее, с возрастом, уровень белка в эмали начинает увеличиваться, что сопровождается снижением устойчивости (резистентности) твердых тканей зуба к кариесу.

Неорганические компоненты дентина также увеличиваются с возрастом. Кроме того, в процессе жизни постоянно образуется вторичный (заместительный) дентин. Увеличение слоя дентина защищает пульпу от инфицирования, но приводит к уменьшению размеров пульповой камеры. Развивается склероз сосудов пульпы и сужение корневых каналов (пропорционально возрасту), снижаются трофическая, защитная и пластическая функции пульпы. Все это может значительно затруднять эндодонтическое лечение зубов.

Возрастные изменения — это сложная, не до конца изученная тема.

Биологический возраст индивидуален для каждого человека, и он определяется образом жизни!

 

Автор: зубной врач Щербакова И.А.

Пресбифония. Возрастные изменения акустических парамет­ров голоса

Пресбифония — термин, использующийся для обозначения физиологических возрастных изменений голоса, характерных для пожилого и старческого возраста. По голосу можно с легкостью оценить возраст человека. Считается, что у пожилых людей диапазон голоса относительно узкий, голос отличается грубым тембром, нестабилен по силе [1, 2]. Меняется и высота голоса. По мнению многих авторов, у пожилых женщин голоса более низкие, у пожилых мужчин, наоборот, более высокие, чем у лиц молодого возраста [1, 3, 4].

Степень выраженности возрастных изменений голоса зависит от состояния организма, образа жизни, конституциональной и расовой принадлежности, наследственных, социальных и экологических факторов. Однако важно помнить, что с уверенностью поставить диагноз «пресбифония», можно менее чем в 10% случаев, так как с возрастом многие приобретают различные заболевания гортани, проявляющиеся расстройством тембра голоса: ларингиты, нодозные образования голосовых складок, рак гортани, парезы и параличи голосовых складок и прочие [5].

С возрастом организм человека подвергается многим изменениям. К ним, в частности, относятся снижение плотности костной ткани, ослабление мышечного аппарата, потеря гибкости суставов и эластичности тканей. Голосовой аппарат также не застрахован от этих изменений. Уменьшается жизненная емкость легких, эластичность скелета грудной клетки, ослабевают мышцы шеи и гортани. В результате снижается сила голоса, укорачивается фонационный выдох. Меняется и лицевой скелет: мышечный аппарат становится слабым, что приводит к снижению артикуляции и появлению адиадохокинеза при произношении повторяющихся слогов [6].

Возрастные изменения скелета гортани при старении получили название «presbylarynx» [7]. Для этого состояния характерна не только атрофия мышечного аппарата органа. Происходит постепенная кальцификация и оссификация хрящей гортани, снижается их подвижность, особенно черпаловидных хрящей. Гортань смещается книзу [8—11]. Наблюдается дезорганизация коллагеновых волокон, что приводит к увеличению плотности голосовых складок и формированию более высокого тона голоса у мужчин.

У женщин, наоборот, происходят атрофия голосовых складок и снижение частоты основного тона (ЧОТ). Кроме того, в гортани нарушается слизеобразование, что обусловлено атрофическими процессами в железистых структурах слизистой оболочки. Дегенеративные изменения в собственной пластинке слизистой оболочки гортани приводят к замедлению вибраторных колебаний голосовых складок во время фонации [8, 11, 12]. В конечном итоге эти процессы ведут к неполному смыканию голосовых складок при фонировании звуков.

Пациенты с пресбифонией часто описывают свой голос как хриплый. Субъективно отмечается появление добавочных призвуков в голосе, изменение тональности, придыхание, замедление темпа речи, дрожание голоса. Голос становится более «тонким», грубым, блеющим. При непрямой ларингоскопии голосовые складки выглядят атрофичными, часто имеют желтоватый цвет. Свободный край голосовых складок неровный. Голосовая щель при фонации, как правило, замыкается не полностью, приобретая форму веретена в средней трети голосовых складок. Стробоскопически, как правило, отмечается снижение амплитуды колебаний голосовых складок, хотя вибраторные движения часто симметричные и лишь в ряде случаев наблюдается их неравномерность [7].

Результаты акустического анализа голоса у лиц с пресбифонией, согласно данным литературы, диаметрально противоположные. Так, по мнению R. Sataloff и соавт. [13], возрастные изменения акустических параметров голоса варьируют у разных людей, однако имеют некоторые закономерности. В частности, у мужчин начиная с 50-летнего возраста ЧОТ, как правило, повышается примерно на 35 Гц, в то время как у женщин этот параметр снижается, но не более чем на 10—15 Гц. При этом пациенты обоих полов имеют тенденцию к снижению силы голоса, сужению частотного диапазона и повышению нестабильности ЧОТ. По данным других исследователей, ЧОТ у мужчин пожилого и старческого возраста либо не меняется вовсе, либо становится выше средних статистических значений только после 70 лет. Напротив, у женщин ЧОТ снижается значительно, и эти изменения становятся заметными уже после 50 лет [14]. J. Carbonell и соавт. [15] и вовсе не обнаружили каких-либо изменений ЧОТ у здоровых лиц старше 65 лет.

Таким образом, данные о состоянии голосовой функции в пожилом и старческом возрасте крайне противоречивы. Этот факт послужил причиной проведения настоящего исследования, цель которого — сравнительный анализ акустических параметров голоса в различных возрастных группах.

Клинические наблюдения и методы

Основу анализа составили результаты обследования 85 относительно здоровых лиц в возрасте от 43 до 85 лет включительно: 40 мужчин и 45 женщин. Обследованные были разделены на две возрастные группы. 1-ю группу составили лица зрелого возраста от 43 до 59 лет, всего 43 человека (20 мужчин и 23 женщины). Во 2-ю группу вошли лица пожилого и старческого возраста от 60 до 85 лет, всего 42 человека (20 мужчин и 22 женщины).

Критериями включения в исследование были: отсутствие какой-либо патологии гортани и хронических заболеваний других ЛОР-органов, а также навыков вокального и хорового пения. Критериями исключения явились органические и функциональные заболевания гортани, хронические средние отиты, тугоухость и глухота, эндокринная патология (инсулинозависимый сахарный диабет, болезни щитовидной железы), бронхиальная астма, гастроэзофагеальный рефлюкс и другие заболевания желудочно-кишечного тракта в стадии обострения. Кроме того, в исследование не включали лиц, принимающих глюкокортикостероиды, а также курильщиков.

Все включенные в исследование прошли комплексное обследование, которое состояло из расспроса, осмотра ЛОР-органов, оптической ларингостробоскопии с использованием жесткого ларингоскопа с углом зрения 70°и портативного стробоскопа Пульсар («Карл Шторц», Германия), а также исследования голосовой функции методом акустического анализа на стандартизированной программе The LingWaves Phonetogramm Pro (v.1.0) с записью фонетограммы. При этом измерялись следующие показатели певческого профиля: ЧОТ и ее нестабильность (Jitter), время максимальной фонации (ВМФ), частотный и динамический диапазоны, сила голоса, индекс выраженности дисфонии (DSI).

Статистическую обработку результатов исследования проводили с помощью программ Statistica (Data analysis software system, «StatSoft, Inc.», 2007) версия 8.0 и Primer of Biostatistics (Stanton A. Glantz, McGraw-Hill, Inc.) версия 4.03 в среде Windows. При сравнении исследуемых групп достоверными считались различия, если полученное значение p для исследуемого критерия было ниже критического уровня значимости 0,05. Все изучаемые признаки были классифицированы как количественные. Учитывая это, при оценке их параметров и для проверки статистических гипотез использовались анализ соответствия вида распределения значений признака закону нормального распределения с помощью критерия Шапиро—Уилка, метод описательной статистики, двусторонний т-тест для независимых переменных, тест Левена на однородность дисперсий, параметрический анализ вариаций.

Результаты и обсуждение

Мужчины и женщины зрелого возраста активных жалоб на голос не предъявляли. Однако все женщины пожилого и старческого возраста отмечали, что их голос с возрастом стал низким и неприятным на слух, стало трудно говорить тихо. Кроме того, они активно предъявляли жалобы на неразборчивость речи и дрожание голоса. У 17 (77,3%) женщин наблюдались грубость, осиплость, быстрая утомляемость голоса к вечеру, покашливание и ощущение «набегания» слизи в гортани при голосовой нагрузке. 2 (9,1%) женщины жаловались на «поперхивание» при приеме пищи. Среди мужчин пожилого и старческого возраста утомляемость и слабость голоса, покашливание и чувство «набегания» слизи в гортани при разговоре отмечали все опрошенные. Так же, как и женщины, они жаловались на дрожание голоса. По их мнению, с возрастом голос стал более низким, однако стало комфортнее говорить тихо.

При ларингостробоскопии у лиц зрелого возраста особой патологии в гортани не выявлено. Визуально голосовые складки имели обычную окраску и конфигурацию, вибраторные движения слизистой оболочки складок были сохранены в полном объеме. У лиц пожилого и старческого возраста голосовые складки находились в гипотонусном состоянии, проявляющимся комплексом симптомов: «зияние» гортанных желудочков, неполное смыкание голосовых складок при фонировании гласных звуков, изменение натяжения медианного края голосовой складки (вогнутый край), неоднородность голосовой складки, когда lig. vocale и m. vocalis видны изолированно, смыкание голосовых складок голосовыми отростками, а не медианными краями, как это происходит в норме. Голосовая щель при фонации имела веретенообразную форму. Отмечалось ослабление вибраторных колебаний свободного края голосовых складок при фонации, снижение амплитуды колебаний и асимметрия слизистой волны. Визуально голосовые складки выглядели атрофичными, имели желтоватый оттенок. Существенных половых различий в ларингостробоскопической картине не выявлено.

При акустическом анализе голоса у лиц зрелого возраста были получены следующие данные. ЧОТ у женщин находилась в пределах от 146,75 до 263,22 Гц при среднем значении 212,14±24,5 Гц. У мужчин ЧОТ колебалась в пределах от 141,93 до 206,91 Гц, среднее значение — 173,58±25,06 Гц, что соответствовало нормальным показателям для данного возрастного диапазона.

Сравнительный анализ акустических параметров голоса у мужчин и женщин в 1-й группе показал отсутствие половых различий в отношении большинства показателей. Так, ВМФ у женщин составило 10,16±4,74 с, у мужчин — 14,31±6,87 с, различия недостоверны (р=0,10). Jitter у женщин в среднем составил 1,58±1,08%, у мужчин — 2,16±1,21%, различия также недостоверны (р=0,27). Максимальная сила голоса на forte (SPLmax) у женщин зрелого возраста равна в среднем 85,91±7,73 дБ, у мужчин — 88,89±5,31 дБ, различия недостоверны (р=0,36). Динамический диапазон (SPLdelta) у женщин и мужчин составил 29,93±8,28 и 27,90±3,27 дБ соответственно (р=0,54).

Однако женщины зрелого возраста имели достоверно лучшие показатели DSI, чем мужчины: 0,25±2,29 и –2,54±2,27 соответственно (р=0,01). Частотный диапазон (F-delta) у женщин превосходил таковой у мужчин в среднем на 100 Гц: 297,0±32,22 и 190,6±56,36 Гц соответственно, различия статистически достоверны (p=0,005). Кроме того, женщины демонстрировали лучшие возможности использования тихого голоса. Сила голоса на piano (SPLmin) у них составила 56,0±3,47 дБ, в то время как у мужчин этот параметр был равен 61,0±4,29 дБ (р=0,006).

При проведении фонетографии у лиц во 2-й группе были получены следующие данные. У женщин в пожилом и старческом возрасте отмечалась тенденция к смещению ЧОТ в сторону низких частот. Данный показатель у них находился в пределах от 133,43 до 228,81 Гц, среднее значение составило 192,9 Гц, что по сравнению с 1-й группой достоверно ниже (р=0,03). У мужчин ЧОТ по сравнению с 1-й группой существенно не менялась — 156,9±35,91 Гц (р=0,38). ВМФ у женщин во 2-й возрастной группе составило 8,4±4,88 с, достоверных различий с 1-й группой не выявлено (р=0,29). Среднее значение ВМФ у мужчин во 2-й группе составило 7,8±2,16 с, достоверных различий с 1-й группой также не установлено (р=0,10). Не выявлено и существенных половых различий в данной исследуемой группе (р=0,81).

У женщин во 2-й группе отмечалось нарастание пертурбации ЧОТ. Jitter был равен 3,2±2,61%, что достоверно выше, чем у женщин зрелого возраста (р=0,02). У мужчин пожилого и старческого возраста Jitter составил 3,5±3,19% и не отличался от такового показателя в зрелом возрасте (р=0,33). Половых различий по Jitter в данной группе не установлено (р=0,85). DSI и у женщин, и у мужчин 2-й группы имел резко отрицательные значения: –3,7±4,55 и –5,0±4,86, что достоверно ниже, чем у лиц зрелого возраста (р<0,05). Однако статистически значимые половые различия в отношении данного параметра отсутствовали (р=0,66).

Частотный диапазон у женщин пожилого и старческого возраста по сравнению с женщинами зрелого возраста был сужен в среднем на 37,3% и составил 186,1±85,5 Гц (р=0,008). У мужчин в этом возрастном периоде также наблюдалось резкое сужение частотного диапазона, но в большей степени, чем у женщин: в среднем на 48% — 98,93±24,40 Гц. Различия между группами достоверны (р=0,01), однако существенных половых различий не выявлено (р=0,06).

Отмечено, что у женщин в пожилом и старческом возрасте голос становился более слабым по силе. SPLmax по сравнению с женщинами зрелого возраста снизился значительно и в среднем составил 79,3±7,72 дБ (р=0,02). Однако у мужчин SPLmax достоверно не отличался от показателя в 1-й группе и составил 81,4±9,62 дБ (р=0,12). SPLmin у женщин во 2-й возрастной группе составил 59,1±5,37 дБ и также не имел достоверных отличий от показателя в 1-й группе (р=0,05). SPLmin у мужчин во 2-й группе снизился до 55,7±3,0 дБ, однако существенных различий с 1-й группой не выявлено (р=0,06). Половые различия в значениях параметра во 2-й группе также отсутствовали (р=0,24).

Динамический диапазон у женщин в пожилом и старческом возрасте в среднем составил 20,2±8,73 дБ, что достоверно хуже показателя в зрелом возрасте на 32,5% (р=0,002). Напротив, у мужчин обеих исследуемых групп SPL-delta имел сходные значения: 27,9±3,27 дБ в 1-й группе и 26,0±10,58 дБ во 2-й группе (р=0,65). Несмотря на то что во 2-й группе у мужчин динамический диапазон превосходил таковой у женщин, половые различия отсутствовали (р=0,27).

1. В зрелом возрасте женщины без навыков вокального и хорового пения имеют объективно лучшие показатели голосовой функции по сравнению с мужчинами, что проявляется более широким частотным диапазоном, лучшими возможностями использования тихого голоса и положительными значениями DSI. С возрастом эти различия стираются.

2. Со старением организма наблюдаются изменения практически всех акустических параметров голоса, однако в большей степени они касаются Jitter, DSI, частотного и динамического диапазонов и выражены значительнее у женщин, чем у мужчин.

3. У женщин старше 60 лет наблюдается существенное нарастание нестабильности основного тона по частоте, смещение ЧОТ в сторону низких частот, значительное сужение частотного и динамического диапазона, ослабление силы голоса, а также смещение DSI в сторону отрицательных значений. Для мужчин характерным является лишь выраженное сужение частотного диапазона и снижение DSI. Динамический диапазон практически не меняется, говорить тихим голосом становится гораздо проще.

4. В пожилом и старческом возрасте у лиц обоего пола отмечается понижение тональности голоса, однако у женщин эти изменения более существенны.

возрастных изменений | Пожилые люди

Пожилые люди способны адаптироваться к многочисленным изменениям и вести очень продуктивную и счастливую жизнь. Однако с возрастом, вероятно, будет больше проблем, жизненного опыта и меняющихся обстоятельств, которые повышают риск возникновения проблем с психическим здоровьем. Даже если у нас никогда не было психического расстройства, мы должны осознавать риски и симптомы проблем по мере взросления. Пожилые люди считаются «особой группой», потому что оценка и лечение могут быть разными.Психическое благополучие пожилого человека зависит от множества переменных. Чем больше люди знают об этих переменных и связанных с ними факторах риска, тем лучше они могут определить потенциальные проблемы и потребности психического здоровья, которые могут возникнуть. Следующие области требуют мониторинга:

Физический

Все люди с возрастом претерпевают изменения в своем теле. На изменения в старении влияют наследственность, окружающая среда, культурные обычаи, диета, физические упражнения, выбор досуга, перенесенные болезни и многие другие факторы.

Некоторые лекарства, болезни, значительные изменения в жизни и повышенная нагрузка на организм - это факторы стресса, которые заставляют его работать тяжелее. Эти факторы способствуют изменению состояния здоровья пожилого человека.

Мозг как орган тела уязвим для перечисленных выше воздействий и восприимчив к изменениям и болезням в дальнейшей жизни. Эти изменения и болезни могут перерасти в расстройство психического здоровья.

Поскольку люди рассматривают возрастные изменения здоровья, им необходимо знать о своем собственном психическом здоровье и обращаться за профессиональной помощью, если у них есть какие-либо симптомы психического расстройства.

Общие физические изменения в пожилом возрасте включают:

  • Уменьшение количества и массы нервных клеток, приводящее к небольшому замедлению памяти и мыслительных процессов (постоянные умеренные физические и умственные упражнения помогают поддерживать когнитивные способности)
  • Нервные изменения, которые могут ослабить рефлексы и повлиять на чувства, делая их менее острыми и требуя более высокого сенсорного воздействия для активации сенсорной осведомленности (слух и зрение являются наиболее значительными).
  • Клеточные и тканевые изменения приводят к жесткости органов, снижению их вместимости и функциональности
  • Снижение резерва органов затрудняет восстановление равновесия организма, поэтому детоксикация лекарств происходит медленнее, а побочные эффекты лекарств становятся более частыми

Многие пожилые люди не знают о возрастных изменениях, которые делают их организм более уязвимым к воздействию алкоголя, наркотиков и лекарств.Вот дополнительная информация о том, что искать. Узнайте больше об употреблении психоактивных веществ здесь.

Сенсорные изменения

Сенсорные изменения, особенно потеря слуха и слабое зрение, способствуют социальной изоляции, изоляции, паранойе, тревоге и депрессии у многих пожилых людей с ограниченными возможностями.

Потеря слуха широко распространена в возрастной группе старше 75 лет: 48% мужчин и 37% женщин испытывают трудности со слухом. Тем не менее, примерно 3/5 из этих людей не пользуются слуховыми аппаратами, полагая, что их слух «недостаточно плох».”

Многие пожилые люди не могут распознать или приспособиться к изменениям зрения. Люди со слабым зрением, как правило, сокращают регулярные занятия, такие как вождение автомобиля, чтение или игры, вместо того, чтобы лечиться для улучшения своего зрения.

К сожалению, слишком многие люди не распознают тонкие сенсорные изменения или не принимают сенсорный дефицит как «неизбежную» часть старения. Психотерапевты или сенсорные помощники могут восстановить им качество жизни, чувство независимости и участие в отношениях и деятельности.

Пожилые люди с ограничениями активности и запретами из-за потери слуха или зрения подвержены риску депрессии, беспокойства и паранойи. Такие проблемы с психическим здоровьем усугубляют другие хронические заболевания, резко обостряют отношения и негативно влияют на все аспекты повседневной жизни.

Пожилых людей и их опекунов следует побуждать выявлять и устранять сенсорные нарушения. Они должны знать риски для психического здоровья, которые сопровождают нелеченый сенсорный дефицит, и им следует оказывать поддержку при доступе к лечению.

Мозг

С возрастом некоторые функции мозга замедляются, то есть вспоминать имена или события. Потеря памяти, нарушающая повседневную жизнь, не является частью нормального процесса старения. Это могло быть знаком чего-то большего. Щелкните здесь, чтобы узнать о когнитивных нарушениях и деменции.

Состояние здоровья

Существует сильная взаимосвязь между физическим и психическим здоровьем. Хотя депрессия или тревога могут затронуть кого угодно, люди, страдающие хроническими заболеваниями или болями, часто подвергаются большему риску.

Хронические болезни чаще возникают в пожилом возрасте. Более 80% американцев старше 65 лет испытывают одну или несколько хронических проблем со здоровьем.

Квалифицированный медицинский работник должен разъяснять пожилым людям взаимосвязь между проблемами физического здоровья и риском возникновения проблем с психическим здоровьем. Пожилые люди должны знать, может ли какое-либо из принимаемых ими лекарств иметь побочные эффекты для психического здоровья: существует множество лекарств, вызывающих симптомы депрессии.

Психическое расстройство может усугубить симптомы и ограничения хронического состояния и наоборот.Важно лечить все болезни одновременно, насколько позволяют лекарства и другие лечебные методы.

Примеры

Ниже приведены некоторые примеры распространенных заболеваний в более позднем возрасте и их связи с психическим заболеванием.

  • Диабет: Диабет может вдвое увеличить риск депрессии. По мере обострения диабета увеличивается вероятность депрессии. Стресс и метаболические эффекты диабета на мозг являются основными причинами связанной с ним депрессии.
  • Инсульт: От 10 до 27% людей, перенесших инсульт, испытывают глубокую депрессию. Еще 15-40% испытывают симптомы депрессии в течение двух месяцев после инсульта. Причины могут включать: расположение поражения головного мозга, предыдущую или семейную депрессию и социальное функционирование до инсульта. Общие характеристики выживших после инсульта, страдающих депрессией, включают меньшую приверженность к реабилитации, раздражительность и / или изменение личности.
  • Рак: По оценкам, 25% больных раком также страдают депрессией.Сопутствующая депрессия может серьезно повлиять на способность больного раком участвовать в лечении и, в конечном итоге, повлиять на течение болезни.
  • Болезнь сердца: 1/3 людей, переживших сердечный приступ, испытывают глубокую депрессию. Депрессия может привести к хроническому повышению уровня гормонов стресса, таких как кортизол и адреналин. Это приводит к тому, что метаболизм организма не восстанавливает ткани того типа, который необходим при сердечных заболеваниях.

9 физических изменений, связанных со старением

С возрастом наш организм претерпевает множество изменений.Внешне мы меняемся физически, но происходит и множество внутренних изменений.

Знание того, чего ожидать и как замедлить некоторые из этих изменений, может помочь вам оставаться максимально комфортным и активным.

1. Сердце

Ваше сердце работает весь день и ночь, бодрствуете вы или спите. Он прокачает более 2,5 миллиардов ударов за вашу жизнь! С возрастом кровеносные сосуды теряют свою эластичность, на стенках артерий накапливаются жировые отложения, и сердцу приходится усерднее работать, чтобы кровь циркулировала по вашему телу.Это может привести к повышению артериального давления (гипертонии) и атеросклерозу (затвердеванию артерий).

Заботясь о своем теле с помощью правильных видов топлива, вы сохраните свое сердце здоровым и сильным. Вы можете позаботиться о своем сердце, занимаясь спортом и употребляя полезную для сердца пищу.

2. Кости, мышцы и суставы

С возрастом наши кости уменьшаются в размерах и плотности. Некоторые люди становятся короче! Другие более склонны к переломам из-за потери костной массы. Мышцы, сухожилия и суставы могут потерять силу и гибкость.

Упражнения - отличный способ замедлить или предотвратить проблемы с костями, мышцами и суставами. Сохранение силы и гибкости поможет вам оставаться сильными. Кроме того, здоровая диета, включающая кальций, может укрепить ваши кости. Обязательно поговорите со своим врачом о том, какие типы диеты и упражнений подходят вам.

3. Пищеварительная система

Глотательные и пищеварительные рефлексы замедляются с возрастом. Глотание может стать тяжелее, поскольку пищевод сокращается менее сильно.Также может быть уменьшен поток секрета, который помогает переваривать пищу в желудке, печени, поджелудочной железе и тонком кишечнике. Снижение кровотока может привести к проблемам с пищеварением, которых не было, когда вы были моложе.

4. Почки и мочевыводящие пути

Почки могут стать менее эффективными в удалении отходов из кровотока, потому что ваши почки становятся меньше по мере того, как они теряют клетки с возрастом. Хронические заболевания, такие как диабет или высокое кровяное давление, могут нанести еще больший вред почкам.

Недержание мочи может возникнуть из-за различных заболеваний. Изменения уровня гормонов у женщин и увеличение простаты у мужчин являются факторами, способствующими недержанию мочи.

5. Мозг и нервная система

С возрастом мы естественным образом теряем клетки. Это верно даже для мозга. Потеря памяти происходит из-за уменьшения количества клеток мозга. Мозг может компенсировать эту потерю, увеличивая количество связей между клетками, чтобы сохранить функцию мозга.Рефлексы могут замедляться, повышается вероятность отвлечения внимания и нарушается координация.

6. Глаза

С возрастом происходит множество изменений зрения. По мере того как линза становится жесткой, нам может потребоваться помощь в рассмотрении объектов, которые находятся ближе. Нам может быть труднее видеть в условиях низкой освещенности, и цвета могут восприниматься по-другому. Наши глаза могут быть менее способными производить слезы, и наши линзы могут стать более мутными.

Общие проблемы со зрением, связанные с возрастом, включают катаракту, глаукому и дегенерацию желтого пятна.

7. Уши

Чрезмерный шум на протяжении всей жизни может вызвать потерю слуха с возрастом. Многие пожилые люди с трудом слышат высокие голоса и звуки, плохо слышат в людных местах и ​​чаще накапливают ушную серу.

8. Волосы, кожа и ногти

С возрастом ваша кожа становится более сухой и ломкой, что может привести к появлению большего количества морщин. Жировой слой под кожей истончается, что снижает потоотделение. Может показаться, что это хорошо, но летом из-за этого вы становитесь более восприимчивыми к тепловому удару и тепловому истощению.Волосы и ногти медленнее растут и становятся ломкими. Волосы станут редкими и седеют.

9. Вес

Снижение физической активности и замедление метаболизма могут способствовать увеличению веса. Ваше тело может быть не в состоянии сжечь столько калорий, как раньше, и эти лишние калории в конечном итоге будут откладываться в виде жира.

Хотя вы не можете предотвратить старение, вы можете подготовиться к различным последствиям старения как снаружи, так и внутри тела.

Возрастные физиологические изменения и их клиническое значение

West J Med.1981 Dec; 135 (6): 434–440.

Джерри Р. Босс, доктор медицины, доцент медицины

Отделение общей внутренней медицины, Медицинский факультет, Калифорнийский университет, Сан-Диего, Медицинская школа, Ла-Хойя, Калифорния

Дж. Эдвин Сигмиллер, доктор медицины, профессор медицины, Руководитель отдела артрита

, Медицинский факультет Калифорнийского университета, Сан-Диего, Медицинская школа, Ла-Хойя, Калифорния

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

С возрастом физиологические изменения происходят во всех системах органов.Снижается сердечный выброс, повышается артериальное давление и развивается артериосклероз. В легких наблюдается нарушение газообмена, снижение жизненной емкости легких и более медленная скорость выдоха. Клиренс креатинина снижается с возрастом, хотя уровень креатинина в сыворотке остается относительно постоянным из-за пропорционального возрастного снижения выработки креатинина. Функциональные изменения, в значительной степени связанные с измененными паттернами моторики, происходят в желудочно-кишечной системе со старением, а у пожилых часто наблюдаются атрофический гастрит и изменение метаболизма лекарств в печени.Прогрессирующее повышение уровня глюкозы в крови происходит с возрастом на многофакторной основе, и часто наблюдается остеопороз из-за линейного снижения костной массы после четвертого десятилетия. Эпидермис кожи с возрастом атрофируется, и из-за изменения коллагена и эластина кожа теряет тонус и эластичность. Безжировая масса тела снижается с возрастом, и это в первую очередь связано с потерей и атрофией мышечных клеток. Дегенеративные изменения происходят во многих суставах, что в сочетании с потерей мышечной массы препятствует передвижению пожилых пациентов.Эти изменения с возрастом имеют важные практические последствия для клинического ведения пожилых пациентов: метаболизм изменяется, изменения в ответ на часто используемые лекарственные препараты требуют различных дозировок лекарств, и существует необходимость в рациональных профилактических программах диеты и физических упражнений, чтобы отсрочить или отменить некоторые из этих изменений.

Полный текст

Полный текст доступен в виде отсканированной копии оригинальной печатной версии. Получите копию для печати (файл PDF) полной статьи (1.1M) или щелкните изображение страницы ниже, чтобы просмотреть страницу за страницей. Ссылки на PubMed также доступны для Избранные ссылки .

Избранные ссылки

Эти ссылки находятся в PubMed. Это может быть не полный список ссылок из этой статьи.

  • LANDOWNE M, BRANDFONBRENER M, SHOCK NW. Отношение возраста к определенным показателям работы сердца и кровообращения. Тираж. 1955 Октябрь; 12 (4): 567–576. [PubMed] [Google Scholar]
  • Герстенблит Г., Лакатта Е.Г., Вайсфельдт М.Л.Возрастные изменения функции миокарда и реакции на физическую нагрузку. Prog Cardiovasc Dis. Июль-август 1976 г., 19 (1): 1–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бадер Х. Зависимость напряжения стенки грудной аорты человека от возраста и давления. Circ Res. Март 1967; 20 (3): 354–361. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каннел В.Б., Гордан Т. Оценка риска сердечно-сосудистых заболеваний у пожилых людей: исследование Фрамингема. Bull N Y Acad Med. 1978 июнь; 54 (6): 573–591. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Портман О.В., Александр М.Изменения артериальных субфракций при старении и атеросклерозе. Biochim Biophys Acta. 1972 23 марта; 260 (3): 460–474. [PubMed] [Google Scholar]
  • Muiesan G, Sorbini CA, Grassi V. Дыхательная функция у пожилых людей. Bull Physiopathol Respir (Нэнси), сентябрь-октябрь 1971 г .; 7 (5): 973–1009. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brubaker CM, Taylor DH, Bull RJ. Влияние Твина 80 на исследовательское поведение и двигательную активность крыс. Life Sci. 7 июня 1982 г.; 30 (23): 1965–1971. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brody AW, Johnson JR, Townley RG, Herrera HR, Snider D, Campbell JC.Остаточный объем: прогнозируемые значения как функция возраста. Am Rev Respir Dis. 1974, январь; 109 (1): 98–105. [PubMed] [Google Scholar]
  • Энтонисен Н.Р., Дэнсон Дж., Робертсон П.К., Росс В.Р. Закрытие дыхательных путей в зависимости от возраста. Respir Physiol. 1969 декабрь; 8 (1): 58–65. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dunnill MS, Halley W. Некоторые наблюдения количественной анатомии почек. J Pathol. 1973 июнь; 110 (2): 113–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Холленберг Н.К., Адамс Д.Ф., Соломон Х.С., Рашид А., Абрамс Х.Л., Меррилл Дж.П.Старение и почечная сосудистая сеть у нормального человека. Circ Res. Март 1974 г., 34 (3): 309–316. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роу Дж. У., Андрес Р., Тобин Дж. Д., Норрис А. Х., Шок Н. В.. Влияние возраста на клиренс креатинина у мужчин: поперечное и продольное исследование. J Gerontol. Март 1976 г., 31 (2): 155–163. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хансен Дж. М., Кампманн Дж., Лаурсен Х. Почечная экскреция лекарств у пожилых людей. Ланцет. 1970 30 мая; 1 (7657): 1170–1170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лоббан М.С., Тредре BE.Суточные ритмы почечной экскреции и температуры тела у пожилых людей. J Physiol. 1967, январь; 188 (2): 48P – 49P. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brocklehurst JC, Dillane JB, Griffiths L, Fry J. Распространенность и симптоматика инфекции мочевыводящих путей у пожилых людей. Gerontol Clin (Базель) 1968; 10 (4): 242–253. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wilson JD. Патогенез доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Am J Med. 1980 Май; 68 (5): 745–756. [PubMed] [Google Scholar]
  • Christiansen PM.Заболеваемость ахлоргидрией и гипохлоргидрией у здоровых людей и пациентов с желудочно-кишечными заболеваниями. Сканд Дж Гастроэнтерол. 1968. 3 (5): 497–508. [PubMed] [Google Scholar]
  • Алми Т.П., Хауэлл Д.А. Медицинский прогресс. Дивертикулярная болезнь толстой кишки. N Engl J Med. 1980 7 февраля; 302 (6): 324–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Андрес Р. Старение и диабет. Med Clin North Am. 1971 июл; 55 (4): 835–846. [PubMed] [Google Scholar]
  • Палмер Дж. П., Энсинк Дж. У. Секреция инсулина в острой фазе и толерантность к глюкозе у здоровых мужчин молодого и пожилого возраста и пациентов с диабетом.J Clin Endocrinol Metab. 1975 сентябрь; 41 (3): 498–503. [PubMed] [Google Scholar]
  • Feig PU, McCurdy DK. Гипертоническое состояние. N Engl J Med. 1977, 29 декабря; 297 (26): 1444–1454. [PubMed] [Google Scholar]
  • Реккер Р.Р., Сэвилл П.П., Хини Р.П. Влияние эстрогенов и карбоната кальция на потерю костной массы у женщин в постменопаузе. Ann Intern Med. 1977 декабрь; 87 (6): 649–655. [PubMed] [Google Scholar]
  • Weiss NS, Ure CL, Ballard JH, Williams AR, Daling JR. Снижение риска переломов бедра и нижней части предплечья при применении эстрогенов в постменопаузе.N Engl J Med. 1980, 20 ноября; 303 (21): 1195–1198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gilchrest BA. Некоторые геронтологические соображения в практике дерматологии. Arch Dermatol. Ноябрь 1979 г .; 115 (11): 1343–1346. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ребейз Дж. Дж., Мур М. Дж., Холден Е. М., Адамс Р. Д.. Изменения состояния мышц с возрастом и системные заболевания. Acta Neuropathol. 1972; 22 (2): 127–144. [PubMed] [Google Scholar]

Статьи из The Western Journal of Medicine любезно предоставлены BMJ Publishing Group


Возрастные изменения в восприятии боли: систематический обзор и метаанализ влияния возраста на боль и пороги толерантности

Основные

Старение снижает чувствительность к боли низкой интенсивности.

Пониженная чувствительность особенно очевидна при тепловой боли и боли в голове.

Возрастное повышение болевых порогов тем больше, чем больше возрастной разрыв между группами.

Старение не оказывает сильного влияния на переносимость боли.

Abstract

Демографические изменения, сопровождающиеся значительным увеличением продолжительности жизни, требуют твердых знаний о том, как восприятие боли может измениться в результате старения.Хотя психофизические исследования возрастных изменений восприятия боли проводились более 70 лет, метаанализы по-прежнему отсутствуют. Целью настоящего метаанализа является количественная оценка данных о возрастных изменениях восприятия боли, индексированных порогами боли и порогами толерантности к боли у молодых и пожилых здоровых взрослых. После поиска в PubMed, Google Scholar и PsycINFO с использованием современного скрининга (критерии PRISMA) было выявлено 31 исследование порога боли и 9 исследований порога толерантности к боли.Болевой порог увеличивается с возрастом, на что указывает большая величина эффекта. Это возрастное изменение увеличивает разницу в возрасте между группами; и особенно заметно при использовании тепла и при воздействии раздражителей на голову. Напротив, пороги толерантности к боли не показали существенных возрастных изменений. Таким образом, после многих лет изучения возрастных изменений восприятия боли у нас есть только твердые доказательства того, что старение снижает чувствительность к боли при более низкой интенсивности боли.

Ключевые слова

Боль

Старение

Порог боли

Пороги толерантности

Восприятие боли

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2017 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Метаболизм меняется с возрастом, а не тогда, когда вы можете подумать

ДУРЭМ, Северная Каролина - Большинство из нас помнят времена, когда мы могли есть все, что хотели, и не набирать вес. Но новое исследование предполагает, что ваш метаболизм - скорость, с которой вы сжигаете калории, - на самом деле достигает пика гораздо раньше в жизни и начинает свое неизбежное снижение позже, чем вы можете предположить.

Результаты были опубликованы авг.12 в журнале Science.

«С возрастом и старением происходит множество физиологических изменений, - сказал соавтор исследования Герман Понцер, доцент кафедры эволюционной антропологии в Университете Дьюка. «Подумайте о половом созревании, менопаузе и других фазах жизни. Что странно, так это то, что сроки наших «этапов метаболической жизни», похоже, не соответствуют этим типичным вехам ».

Понцер и международная группа ученых проанализировали, сколько калорий сжигают в среднем более 6600 человек в возрасте от одной недели до 95 лет в повседневной жизни в 29 странах мира.

Ранее в большинстве крупномасштабных исследований измерялось, сколько энергии использует организм для выполнения основных жизненно важных функций, таких как дыхание, переваривание пищи, перекачивание крови - другими словами, калорий, которые вам нужны, чтобы оставаться в живых. Но это составляет от 50% до 70% калорий, которые мы сжигаем каждый день. Он не учитывает энергию, которую мы тратим на все остальное: мыть посуду, гулять с собакой, вспотеть в тренажерном зале, даже просто думать или ерзать.

Чтобы вычислить общее суточное расходование энергии, исследователи использовали метод «воды с двойной меткой».Это анализ мочи, при котором человек выпивает воду, в которой водород и кислород в молекулах воды заменены естественными «тяжелыми» формами, а затем измеряется, как быстро они вымываются.

Ученые использовали этот метод, который считается золотым стандартом для измерения ежедневного расхода энергии в течение обычной повседневной жизни, за пределами лаборатории, для измерения расхода энергии у людей с 1980-х годов, но исследования были ограничены по размеру и охвату из-за стоимости. .Поэтому несколько лабораторий решили поделиться своими данными и собрать свои измерения в единой базе данных, чтобы посмотреть, смогут ли они выявить истины, которые не были раскрыты или на которые были только намеки в предыдущей работе.

Объединение и анализ энергозатрат на протяжении всего срока службы выявили некоторые сюрпризы. Некоторые люди думают, что их подростковый возраст и 20 лет - это возраст, когда их потенциал сжигания калорий достигает своего пика. Но исследователи обнаружили, что у младенцев самый высокий уровень метаболизма.

Потребность в энергии резко возрастает в течение первых 12 месяцев жизни, так что к первому дню рождения годовалый ребенок сжигает калории на 50% быстрее для своего размера тела, чем взрослый.

И это не только потому, что в первый год жизни младенцы заняты утроением своего веса при рождении. «Конечно, они растут, но даже если вы контролируете это, их энергетические затраты стремительно вырастают выше, чем вы ожидаете для их размера и состава тела», - сказал Понцер, автор книги «Сожги», о наука о метаболизме.

Газовый метаболизм младенца может частично объяснить, почему дети, которые не получают достаточно еды в течение этого периода развития, с меньшей вероятностью выживут и вырастут здоровыми взрослыми.

«Что-то происходит внутри клеток ребенка, чтобы сделать их более активными, и мы еще не знаем, что это за процессы», - сказал Понцер.

После этого первоначального всплеска в младенчестве данные показывают, что метаболизм замедляется примерно на 3% каждый год, пока нам не исполнится 20 лет, когда он выровняется до новой нормы.

Несмотря на то, что подростковые годы были временем всплесков роста, исследователи не заметили какого-либо увеличения суточных потребностей в калориях в подростковом возрасте после того, как они приняли во внимание размер тела. «Мы действительно думали, что период полового созревания будет другим, но это не так», - сказал Понцер.

Midlife стал еще одним сюрпризом. Возможно, вам сказали, что после 30 лет все идет под откос, когда дело касается вашего веса. Но хотя несколько факторов могут объяснить утолщение талии, которое часто возникает в наши лучшие годы работы, результаты показывают, что изменение метаболизма не входит в их число.

Фактически, исследователи обнаружили, что расходы на энергию в эти средние десятилетия - наши 20, 30, 40 и 50 лет - были наиболее стабильными. Даже во время беременности потребность женщины в калориях была не больше и не меньше, чем ожидалось, с учетом того, что она прибавила в массе по мере роста ребенка.

Данные показывают, что наш метаболизм не начинает снова снижаться до достижения 60-летнего возраста. Замедление происходит постепенно, всего на 0,7% в год. Но человеку в возрасте 90 лет нужно на 26% меньше калорий каждый день, чем человеку среднего возраста.

Отчасти виновата потеря мышечной массы с возрастом, говорят исследователи, поскольку мышцы сжигают больше калорий, чем жир. Но это еще не вся картина. «Мы контролировали мышечную массу», - сказал Понцер. «Это потому, что их клетки замедляются».

Были приняты во внимание модели, сохраняющиеся даже при различных уровнях активности.

В течение долгого времени было трудно проанализировать, что движет изменениями в расходе энергии, поскольку старение идет рука об руку со многими другими изменениями, сказал Понцер.Но исследования подтверждают идею о том, что это больше, чем возрастные изменения в образе жизни или составе тела.

«Все это указывает на вывод о том, что метаболизм в тканях, работа, которую выполняют клетки, меняется в течение жизни способами, которые мы не осознавали раньше», - сказал Понцер. «Вам действительно нужен такой большой набор данных, чтобы ответить на эти вопросы».

Это исследование было поддержано Национальным научным фондом США (BCS-1824466), Международным агентством по атомной энергии, Taiyo Nippon Sanso и SERCON.

ЦИТАТА: «Ежедневные затраты энергии на протяжении жизни человека», Герман Понцер, Йосуке Ямада, Хироюки Сагаяма и др. Наука, 12 августа 2021 г. DOI: 10.1126 / science.abe5017

возрастных изменений | Хартфордский институт гериатрического сестринского дела

ССЫЛКИ

Агентство медицинских исследований и качества. (2014). Руководство по клинико-профилактическому обслуживанию, 2014: Рекомендации U.S. Целевая группа по профилактическим услугам. Роквилл, Мэриленд: Автор. Получено с http://www.ahrq.gov/professionals/clinICAL-providers/guidelines-recommendations. Уровень доказательности I .

Беттелли, Г. (2018). Предоперационная оценка пожилого хирургического пациента и проблемы анестезии XXI века. Клинические и экспериментальные исследования старения , 30 , 229–235. DOI: 10.1007 / s40520-018-0896-у. Уровень доказательности V .

Биелич, Р., Миличевич, С., Балабан, Дж. (2017). Факторы риска остеопороза у женщин в постменопаузе. Медицинский архив , 71 (1), 25–28. DOI: 10.5455 / medarh.2017.71.25-28. Уровень доказательности IV .

Буш А. (2016). Развитие и старение легких. Анализы Американского торакального общества , 3 (5), S438 – S446. DOI: 10.1513 / AnnalsATS.201602-112AW. Уровень доказательности V.

Батт, Д. А., и Харви, П. Дж. (2015). Преимущества и риски гипотензивных препаратов у пожилых людей. Журнал внутренней медицины , 278 , 599–626. DOI: 10.1111 / joim.12446. Уровень доказательности V .

Цао Х., Уайт П. Э. и Ма Х. (2017). Периоперационный уход за пожилыми хирургическими больными в амбулаторных условиях. Лекарства от старения , 34 , 673–689. DOI: 10.1007 / s40266-017-0485-3. Уровень доказательности V.

Центры по контролю и профилактике заболеваний. (2018). График иммунизации взрослых. Получено с https: //www.cdc.gov / Vacines / Schedules / hcp / adult.html. Уровень доказательности I .

Ходзко-Зайко, В. Дж., Проктор, Д. Н., Фиатароне Сингх, М. А., Минсон, К. Т., Нигг, К. Р., Салем, Г. Дж., И Скиннер, Дж. С. (2009). Позиционный стенд Американского колледжа спортивной медицины. Упражнения и физическая активность для пожилых людей. Медицина и наука в спорте и физических упражнениях , 41 (7), 1510–1530. DOI: 10.1249 / MSS.0b013e3181a0c95c. Уровень доказательности I .

Холертон, Б., Регер, М., & Крафт, С. (2017). Когнитивные изменения, связанные с нормальным и патологическим старением. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 931–950). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Клейтон, Дж. Л. (2008). Особые потребности пожилых людей, перенесших операцию. Журнал AORN , 87 , 557–570. DOI: 10.1016 / j.aorn.2008.02.006. Уровень доказательности V .

Карри, С. Дж., Крист, А. Х., Оуэнс, Д. К., Барри, М. Дж., Кау, А. Б., Дэвидсон, К. В.,… Вонг, Дж. Б. (2018). Скрининг на остеопороз для предотвращения переломов: Рекомендация рабочей группы США по профилактическим услугам. Журнал Американской медицинской ассоциации , 319 (24), 2521–2531. DOI: 10.1001 / jama.2018.7498. Уровень доказательности I.

Катлер Т. В. и Кларк Т. Р. (2018, март). Общие принципы гериатрической лекарственной терапии. Журнал современной фармацевтической практики , 1–6. Получено с http://jcphp.com. Уровень доказательности V .

Думич И., Нордин Т., Ечменица М., Лалошевич М. С., Милосавлевич Т. и Милованович Т. (2019). Расстройства желудочно-кишечного тракта в пожилом возрасте. Канадский журнал гастроэнтерологии и гепатологии , 2019 , 1–19. DOI: 10.1155 / 2019/6757524. Уровень доказательности V .

Фугл, Н., Шоу, С., Деннисон, Э., и Купер, К.(2017). Саркопения. Передовой опыт и исследования в клинической ревматологии , 31 , 218–242. DOI: 10.1016 / j.berh.2017.11.007. Уровень доказательности V .

Джентльмен, Б. (2014). Целенаправленная оценка ухода за пожилыми людьми. Клиники интенсивной терапии Северной Америки , 26 , 15–20. DOI: 10.1016 / j.ccell.2013.09.006. Уровень доказательности V.

Грей-Викри, П. (2010). Сбор «жемчужин» знаний для оценки пожилых людей. Сестринское дело , 40 (3), 34–43. DOI: 10.1097 / 01. МЕДСЕСТРА.0000368816.89851.40. Уровень доказательности V .

Холл, К. Э. (2017). Старение желудочно-кишечной системы. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 1333–1342). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Харада, К. Н., Нательсон Лав, М. К., и Трибель, К.(2013). Нормальное когнитивное старение. Клиники гериатрической медицины , 29 (4), 737–752. DOI: 10.1016 / j.cger.2013.07.002. Уровень доказательности V .

Хассель, Э., Стенсволд, Д., Халворсен, Т., Вислофф, У., Лангхаммер, А., и Стейнсхамн, С. (2015). Связь между функцией легких и пиковым потреблением кислорода у пожилых людей: исследование Generation 100. Респираторные исследования , 16 (156), 1–8. DOI: 10.1186 / s12931-015-0317-0. Уровень доказательности IV .

High, К. П. (2017). Инфекция: Общие принципы. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 1943–1956). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Хант, К. Дж., Уолш, Б. М., Вогели, Д., и Робертс, Х. С. (2010). Воспаление при старении, часть 1: физиология и иммунологические механизмы. Биологические исследования для медсестер, 11 (3), 245–252. Уровень доказательности V .

Кламинг, Р., Аннезе, Дж., Велтман, Д. Дж., И Комиджс, Х. К. (2017). На функцию эпизодической памяти влияют факторы образа жизни: последующее 14-летнее исследование среди пожилых людей. Старение, нейропсихология и познание , 24 (5), 528–542. DOI: 10.1080 / 13825585.2016.1226746. Уровень доказательности IV .

Ко, С., Джером, Дж. Дж., Симонсик, Э. М., Студенски, С., и Ферруччи, Л. (2018). Дифференциальные модели походки по истории падений и боли в коленях у здоровых пожилых людей: результаты Балтиморского лонгитюдного исследования старения. Журнал старения и физической активности , 26 , 557–582. DOI: 10.1123 / japa.2017-0225. Уровень доказательности I .

Кучель, Г. А. (2017). Старение и гомеостатическая регуляция. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 681–690). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Ланди, Ф., Пикка, А., Кальвани, Р., & Марцетти, Э. (2017). Оценка и лечение анорексии старения. Клиническая гериатрическая медицина , 33 , 315–323. DOI: 10.1016 / j.cger.2017.02.004. Уровень доказательности V.

Ледерер, Э., & Наяк, В. (2017). Нарушения водно-электролитного баланса. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 1317–1332). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Лян, С. Ю. (2016). Сепсис и другие неотложные инфекционные заболевания у пожилых людей. Клиники неотложной медицинской помощи Северной Америки , 34 , 501–522. DOI: 10.1016 / j.emc.2016.04.005. Уровень доказательности V .

Лу, С. Х., Лизер, А. Р., Дай, Ю. Т. (2010). Систематический обзор изменений температуры тела у пожилых людей. Журнал клинического сестринского дела , 19 (1/2), 4–16. DOI: 10.1111 / j.1365-2702.2009.02945.x. Уровень доказательности I .

Манделл, Л. А., Вундеринк, Р. Г., Анзуэто, А., Бартлет, Дж. Г., Кэмпбелл, Г. Д., Дин, Н. К.,… Уитни, К. Г. (2007). Общество инфекционных болезней Америки / Американское торакальное общество согласовали руководящие принципы ведения внебольничной пневмонии у взрослых. Клинические инфекционные болезни , 44 (Приложение 2), S27 – S72. DOI: 10.1086 / 511159. Уровень доказательности I .

Мик, Д. Дж., И Акерман, М.Х. (2004). Сестринский уход за больными престарелыми людьми: патофизиологические и функциональные соображения. Медицинские клиники Северной Америки, 39 (3), 473–493. Уровень доказательности V.

Миллер, Х. Дж. (2015). Обезвоживание у пожилых людей. Журнал геронтологического сестринского дела , 41 (9), 8–13. DOI: 10.3928 / 00989134-20150814-02. Уровень доказательности V .

Moraes, W., Piovezn, R., Poyares, D., Bittencour, L.R., Santos-Silva, R., & Tufik, S.(2014). Влияние старения на структуру сна в зрелом возрасте: популяционное исследование. Sleep Medicine , 15 (4), 401–409. DOI: 10.1016 / j.sleep.2013.11.791. Уровень доказательности II.

Маунси А., Роли М. и Уилсон А. (2015). Лечение запора у пожилых людей. Американский семейный врач , 92 (6), 500–504. Получено с https://www.aafp.org/afp/2015/0915/p500.html. Уровень доказательности V.

Национальный центр профилактики хронических заболеваний и укрепления здоровья, Управление по вопросам курения и здоровья.(2014). Последствия курения для здоровья - 50 лет прогресса: отчет главного хирурга. Получено с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24455788. Уровень доказательности I .

Национальная образовательная программа по заболеваниям почек. (2012). Ресурсный центр: Оценка функции почек для дозировки рецептурных лекарств у взрослых . Получено с http://www.nkdep.nih.gov/resources/CKD-drug-dosing.shtml. Уровень доказательности I .

Пекиньо, Р., Бельмин, Дж., Шовелье, С., Гобер, Дж. Й., Конрат, К., Дюрон, Э., и Ханон, О. (2009). Функция почек у пожилых пациентов больниц более точно оценивается с помощью формулы Кокрофта – Голта, чем с помощью модифицированной диеты по формуле для лечения заболеваний почек. Журнал Американского гериатрического общества , 57 (9), 1638–1643. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.2009.02385.x. Уровень доказательности II.

Puglielli, L., & Mattson, M. (2017). Клеточные и нейрохимические аспекты старения мозга.В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 917–930). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Роу, Т., и Джутани-Мехта, М. (2017). Инфекции мочевыводящих путей. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 1971–1985).Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Scannapieco, F. A., & Cantos, A. (2016). Воспаление и инфекция полости рта, а также хронические медицинские заболевания: последствия для пожилых людей. Пародонтология 2000 , 72 , 153–175. DOI: 10.1111 / prd.12129. Уровень доказательности V .

Schwingshackl, L., Bogensberger, B., & Hoffmann, G. (2018). Качество диеты, оцениваемое по индексу здорового питания, альтернативному индексу здорового питания, диетическим подходам для остановки гипертонии и результатам для здоровья: обновленный систематический обзор и метаанализ когортных исследований. Журнал Академии питания и диетологии, 118 (1), 74–100. Уровень доказательности I .

Талбот, Х. К. (2017). Грипп и респираторно-синцитиальный вирус. В J. B. Halter, J. G. Ouslander, M. E. Tinetti, S. Studenski, K. P. High, & S. Asthana (Eds.), Гериатрическая медицина и геронтология Хаззарда (7-е изд., Стр. 2005–2010). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Уровень доказательности V .

Тиланд, М., Франссен, Р., Даллемейер, К., ван Дронкелаар, К., Кюнг Ким, Х., Испоглоу, Т.,… Де Гроот, Л. К. П. Г. М. (2017). Влияние пищевых добавок с белками или аминокислотами на мышечную массу и силу у пожилых людей: данные отдельных участников и метаанализ РКИ. Journal Nutrition Health Aging , 21 (9), 994–1001. DOI: 10.1007 / s12603-017-0896-1. Уровень доказательности I .

Тран Д., Раджвани К. и Берлин Д. А. (2018). Легочные эффекты старения. Торакальная анестезия , 31 , 19–23.DOI: 10.1097 / ACO.0000000000000546. Уровень доказательности V .

Министерство сельского хозяйства США и Министерство здравоохранения и социальных служб США. (2015). Диетические рекомендации для американцев, 2015 . Получено с https://health.gov/dietaryguidelines/2015/resources/2015-2020_Dietary_Guidelines.pdf. Уровень доказательности I .

Вишванатан Р. и Чапман И. М. (2009). Недоедание и анорексия у пожилого человека. Гастроэнтерологические клиники Северной Америки , 38 (3), 393–409.DOI: 10.1016 / j.gtc.2009.06.009. Уровень доказательности V .

Как меняются циркадные ритмы с возрастом

Для большинства людей циклы сна и бодрствования следуют за солнцем. Мы просыпаемся с наступлением дневного света и повышением температуры. С наступлением темноты температура тела падает, и организм вырабатывает гормон мелатонин, который способствует сну.

Этот суточный паттерн известен как циркадный ритм и управляется главными часами в головном мозге, называемыми супрахиазматическим ядром (SCN).Расположенный в гипоталамусе, SCN сообщает нашему телу, когда спать, когда есть и когда быть наиболее активным, на основе таких сигналов, как свет и температура.

Циркадные ритмы меняются на протяжении всей нашей жизни, достигая пика в подростковом возрасте, а затем постепенно смещаясь назад по мере старения. Изменения циркадного ритма - частая причина проблем со сном у пожилых людей.

Как наши циркадные ритмы меняются с возрастом?

Начиная с 60-65 лет, циркадные ритмы наступают раньше.Этот сдвиг, известный как фазовый сдвиг, означает, что пожилые люди лучше выполняют умственные задачи утром и начинают спать раньше вечером. Изменения постепенные, циркадный ритм смещается примерно на полчаса каждые десять лет, начиная с среднего возраста. Исследования также показывают, что время циркадного ритма у пожилых людей более деликатно, что приводит к прерывистому сну, если они не спят определенное время.

Как выглядит сон у пожилых людей?

Согласно данным их внутренних биологических часов, большинству пожилых людей необходимо ложиться спать около 7 часов вечера.м. или 20:00 и просыпаются в 3 или 4 часа ночи. Многие люди борются со своей естественной склонностью ко сну и вместо этого ложатся спать на несколько часов позже. К сожалению, биологические часы по-прежнему срабатывают и посылают сигнал будильника около 3 часов ночи, что приводит к нарушению сна с этого момента.

Что касается качества сна, пожилые люди проводят больше времени в легком сне и меньше - в глубоком сне и сне с быстрым движением глаз (REM). Легкий сон менее спокойный, поэтому средний пожилой человек просыпается три или четыре раза за ночь.Пожилые люди обычно просыпаются и засыпают более внезапно, чем люди более молодого возраста, что приводит к ощущению, что вы проводите большую часть ночи без сна.

Дневной сон - распространенный механизм преодоления недостатка сна. Однако дневной сон может затруднить засыпание ночью. Они откладывают время отхода ко сну и готовят почву для еще одной бессонной ночи - и цикл продолжается.

В целом, пожилые люди в среднем спят гораздо меньше, чем молодые люди, хотя их потребности во сне практически одинаковы.Большинство пожилых людей спят от шести с половиной до семи часов в сутки, что меньше рекомендованных семи-восьми часов. Пожилые люди также испытывают больше проблем с адаптацией к новым ритмам сна, поэтому с изменениями в их расписании будет труднее справиться.

Недостаток сна может вызвать у вас усталость, растерянность и даже депрессию - симптомы, которые можно принять за слабоумие или другие расстройства. Проблемы со сном с возрастом - это нормально, однако серьезные изменения вашего циркадного ритма могут быть ранним признаком болезни Альцгеймера.

Наука о старении и циркадных ритмах

Исследователи до сих пор не знают наверняка, почему циркадный ритм смещается раньше с возрастом, но, скорее всего, это сочетание биологических факторов и факторов окружающей среды.

В более зрелом возрасте внешние сигналы циркадного ритма становятся менее эффективными. Исследователи полагают, что некоторые гены часов могут потерять свой ритм и быть заменены другими генами, которые действуют немного иначе.

Основываясь на исследованиях на мышах, исследователи также подозревают, что SCN у людей может стать слабее, что приведет к менее выраженным колебаниям циркадного ритма.В свою очередь, ночью вырабатывается меньше мелатонина, поэтому у пожилых людей может быть меньше различий между сном и бодрствованием. Это приводит к тому, что ночью сон становится менее крепким, а в течение дня вы чувствуете себя более сонным.

Поскольку свет играет столь важную роль в регулировании циркадного ритма, многие исследования были сосредоточены на том, как изменяется световое воздействие с возрастом. Возможно, стареющие глаза не пропускают столько света, особенно коротковолнового света, который важен для регулирования циркадного ритма.Также может быть, что мы проводим меньше времени на открытом воздухе и больше времени при слабом искусственном освещении, что не так эффективно для контроля нашего цикла сна и бодрствования. Операция по удалению катаракты пропускает больше света в глаза и улучшает качество сна.

К жильцам домов престарелых следует учесть дополнительные соображения, поскольку они могут проводить меньше времени на улице на солнце и, как правило, менее активны. Взрослые, находящиеся в учреждениях для длительного пребывания, могут быть обеспокоены шумом и светом в ночное время, особенно если они проживают в одной комнате с кем-то еще.По сравнению с более независимыми взрослыми, жители домов престарелых чаще страдают от плохого сна и могут проводить большую часть дня, засыпая и просыпаясь.

Как справиться с изменением циркадных ритмов с возрастом

Очень трудно бороться с естественной склонностью вашего тела ко сну в определенное время, поэтому самый простой способ лучше спать с возрастом - это раньше изменить режим сна. Вы можете добиться более крепкого сна, если ложитесь и просыпаетесь в одно и то же время каждый день.

Если днем ​​будет больше света, это поможет вам уснуть ночью. Если вы предпочитаете ложиться спать позже, постарайтесь не слишком много света в утренние часы. Вместо этого отправляйтесь на вечернюю прогулку или используйте световую терапию днем. Это может помочь задержать высвобождение мелатонина и «обмануть» ваше тело, заставив его отложить время отхода ко сну.

Советы по гигиене сна для пожилых людей

Легкий способ улучшить сон - это выработать привычки гигиены сна, которые усиливают циркадный ритм и создают мысленную связь между сном и сном.Чтобы лучше спать, специалисты рекомендуют:

  • В спальне должно быть прохладно, темно и тихо
  • Избегание и ограничение употребления алкоголя, кофеина и табака после обеда
  • Избегайте жидкости и обильных приемов пищи перед сном
  • Дремать не более 30 минут
  • Соблюдение здоровой диеты с большим количеством фруктов и овощей
  • Ежедневная физическая нагрузка, желательно на улице
  • Отключение телевизора и других экранов за час до сна
  • Кровать только для сна и секса
  • Вставать с постели и заниматься чем-то другим, если не можешь заснуть

Вы также должны уделять первоочередное внимание лечению любых основных нарушений сна или других состояний, таких как хронические состояния, такие как диабет, сердечная недостаточность или заболевания простаты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *