Таблетка молодости: «Таблетка молодости». Учёные Петербурга разрабатывают революционный препарат

Содержание

"Таблетка молодости". Учёные Петербурга разрабатывают революционный препарат

В петербургской Стрельне уже одиннадцать лет существует своя Силиконовая долина — особая экономическая зона "Нойдорф". Здесь расположилось более тридцати предприятий — научно-исследовательских институтов, научных центров и т. п., сотрудники которых проводят инновационные исследования и создают уникальные продукты в областях IT, точного приборостроения, нанотехнологий и медицины. Среди резидентов "технодеревни" есть и российская биотехнологическая компания BIOCAD, работники которой проводят научные исследования по направлениям онкологии и аутоиммунных заболеваний.

Говоря простым языком, учёные разрабатывают здесь лекарства от рака, гепатита, ВИЧ и других самых страшных заболеваний XXI века. Однако помимо этого научные работники компании корпят над созданием препарата для продления жизни и молодости человека. 

О "таблетке молодости" люди мечтали во все времена, а фантасты прошлого столетия были твёрдо уверены, что в наше время такие пилюли каждый будет принимать с утра, запивая утренним чаем.

Однако ни магия, ни гомеопатия в исследованиях петербургских учёных не фигурируют. Всё на самом деле довольно просто. 

По словам президента компании Дмитрия Морозова, человеческий организм за время существования проходит несколько возрастных фаз. На каждой из этих фаз, подчёркивает Морозов, возникают свои проблемы. 

— Сложив вместе вопросы онкологические, вопросы, связанные с развитием аутоиммунных заболеваний, и другие, мы можем выстроить график и целый план, добавляя определённые виды препаратов, чтобы продлевать комфортную жизнь человека достаточно долго, — рассказывает руководитель BIOCAD. 

По словам Морозова, во многих развитых странах учёные уже добились немалых успехов в области реального продления жизни и молодости человека. Сейчас это своего рода "тренд" передовых медицинских технологий. Продление качества жизни и молодости, по словам директора BIOCAD, основывается на комплексе, состоящем из новых инструментов диагностики и медикаментов. 

— Конечно, невозможно, будучи глубоким стариком, приняв какую-то таблетку, стать молодым юношей, — рассказал вице-президент по исследованиям BIOCAD Роман Иванов.

— Однако, если вы начали принимать препарат в профилактических целях в возрасте 40–50 лет, вы сможете продлить качественную жизнь. То есть вы сможете в 70–80 лет заставить свой организм функционировать так, чтобы жить свою жизнь с максимальным качеством.

Как рассказал вице-президент компании, "таблетка молодости" представляет собой смесь из уже известных препаратов, снижающих риск развития онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, дополненных новым "инновационным оригинальным действующим веществом". 

— Новое вещество стимулирует так называемую аутофагию — процесс обновления клеток организма. За открытие механизма этого процесса в 2016 году была присуждена Нобелевская премия в области медицины, — уточняет Роман Иванов.

Сам процесс аутофагии был смутно понятен учёным ещё с семидесятых, но только в прошлом году японский исследователь Ёсинори Осуми изучил этот механизм детально. Аутофагия — своего рода система самоуничтожения клетки. В определённый момент в человеческой "микросистеме" срабатывает своего рода "красная кнопка", после чего клетка начинает уничтожать собственные элементы.

В качестве "кнопки" выступает особый ген — TOR.

Процесс самоуничтожения запускается в клетке в тот момент, когда система самодиагностики организма сигнализирует о её плохом состоянии. Пока аутофагия работает чётко, клетки, а значит, и ткани тела постоянно обновляются, не успевая чрезмерно изнашиваться и мутировать. 

А вот когда процесс переработки "вышедших в тираж" клеток даёт сбой, тело начинает стареть. Именно поэтому вещество, стимулирующее бесперебойную аутофагию в организме, во многом гарантирует серьёзное продление молодости, улучшение здоровья и продление жизни в целом. 

Однако пока "таблетку молодости" на полках в аптеке не найти. 

— Пока препарат ещё даже не вышел на уровень клинических исследований — в настоящее время он проходит доклинические исследования, — рассказал Роман Иванов. — Препарат, конечно, будет назначаться по рецепту врача, поскольку к его применению будет ряд противопоказаний. Мы надеемся, что после успешного завершения клинических исследований каждый пациент сможет обратиться к своему лечащему врачу для консультации по возможности и необходимости назначения такой терапии.

Александр Карабельский, руководитель отдела перспективных исследований BIOCAD, сообщил, что в целом предприятие работает сейчас в трёх направлениях: 

— У нас развиваются параллельно три базовые платформы для создания лекарственных препаратов. Это платформа по созданию антител, платформа по созданию малых молекул, и новое направление — лекарственные продукты передовой терапии. Более простым языком, это генная инженерия. Этими тремя способами: с помощью антител либо малых молекул, которые можно синтезировать, либо с подходами генной терапии мы можем корректировать клетки, из которых состоит весь наш организм.

За работой "инженеров человеческого тела" из Стрельны следит и руководство страны. Так, в декабре прошедшего 2016 года петербургское медпредприятие посетил Владимир Путин вместе с главой Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, который приехал в Северную столицу для участия в саммите ОДКБ.

«Против часовой стрелки»: как биологи пытаются найти таблетку от старости :: РБК Тренды

Фото: РБК Тренды

Ученые ищут лекарство от старости уже не первую сотню лет. Мы научились продлевать жизнь животным, но с человеком все оказалось гораздо сложнее. Научное сообщество так и не договорилось, что же такое старость. Как определить, что она уже наступила: по возрасту, мутациям или болезням? Кто виноват в том, что молодость не вечна? В своей книге «Против часовой стрелки: что такое старение и как с ним бороться» биолог и научный журналист Полина Лосева рассказывает, как современные геронтологи и сторонники «альтернативного подхода» пытаются создать таблетку от старости.

РБК Тренды публикуют главу из книги «Против часовой стрелки: что такое старение и как с ним бороться». Материал подготовлен в коллаборации с издательством «Альпина Паблишер».

Дорога в обход: можно ли ускорить науку

В раннем детстве, как и всем детям, мне очень нравилось копать и находить клады. Копать я люблю до сих пор, но это совсем другая история. А тогда я стремилась находить их снова и снова и мечтала стать археологом. Но, будучи ребенком начитанным, я уже тогда понимала, что археология не сводится к одной только работе лопатой. И потому поинтересовалась у отца, можно ли мне стать археологом, не любя историю — потому что читать про полководцев, которые пошли на восток, а потом на запад, а потом снова на восток, мне было совсем неинтересно. Отец в ответ грустно покачал головой, и археологом я не стала.

В геронтологии, как и в любой области науки, есть те, кто любит историю, и те, кому интересно только копать. Есть те, кто пытается разобраться в механизмах старения и выстроить цепь событий, которая лежит в его основе, и те, кто сразу бежит пробовать одно лекарство за другим на мышах, а в некоторых случаях — и прямо на себе. Ведь если не тратить время на изучение «матчасти», а заниматься только раскопками, то можно вырыть гораздо больше кладов за короткое время, то есть продлить и спасти множество жизней. Приверженцы этого второго подхода обвиняют фундаментальную науку в медлительности и заявляют, что смогут в ближайшее время сами разработать лекарство от старости, используя один только «метод раскопок».

Иногда их «альтернативные» эксперименты действительно оказываются быстрее классических. Но вот как интерпретировать полученные ими результаты, понятно далеко не всегда — подобно тому, как сложно датировать осколок древнего сосуда и определить, какой цивилизации он принадлежал, если не знать, где и как его раскопали.

Бунт на корабле

О некоторых внутренних проблемах геронтологии мы уже говорили в предыдущих главах: есть трудности с определением старения, исследовать долгожителей долго, а корректный эксперимент на людях поставить сложно. И потому, как бы я ни хотела защитить фундаментальную науку, невозможно не признать: поиски лекарств от человеческой старости пока не привели ни к каким однозначным успехам. Есть животные, которым мы смогли продлить жизнь: мышам — в два раза (3,9 года против обычных двух лет), мухам — в четыре раза, а круглому червю C. elegans — в целых десять. Тем не менее ни в одном случае речь не идет об отмене старения полностью, да и с людьми похвастать пока нечем.

И хотя геронтология относительно молода по сравнению с физиологией или медициной — например, Национальный институт старения США был основан всего 55 лет назад, — находятся те, кто готов потребовать от этой области науки более впечатляющих результатов.

Главным борцом с классической геронтологией стал Обри ди Грей, ученый из Кембриджа. Свою карьеру он начал как математик, но в 30 лет переквалифицировался в биолога. Он сразу заинтересовался старением и получил докторскую степень за книгу о роли свободных радикалов и митохондрий в старении (подробнее о них — в главе «Виноват стресс»), но позже разочаровался в фундаментальных исследованиях и перебрался на другую сторону баррикад. Теперь в своих обличительных статьях ди Грей обвиняет бывших коллег в том, что они сознательно тормозят прогресс, споря о теориях старения, вместо того чтобы бросить все свои силы на поиск лекарства.

Обри ди Грей: «Медицина предложит совершенно другое качество жизни»

Другой корень этой проблемы, по мнению ди Грея, — «наверху», там, где сидят люди, которые выделяют средства на исследования. Инвесторам нужен легкий и быстрый результат. Их можно впечатлить конкретными историями — своих родственников и друзей, которые пострадали от возрастных болезней. Поэтому финансировать борьбу с отдельными недугами — будь то рак или атеросклероз — гораздо проще и прибыльнее, чем пытаться отложить старение. Лекарство от атеросклероза очень легко проверить: бляшки в сосудах либо исчезают, либо нет, и времени на это уходит совсем немного. А вот инвестор, который вкладывает деньги в борьбу за вечную молодость, вынужден ждать столько же, сколько и экспериментатор, — по меньшей мере десятки лет.

В чем-то ди Грей, безусловно, прав. Многие геронтологи действительно боятся переходить к практическим исследованиям. Вот как, например, развиваются события в области борьбы с болезнью Альцгеймера — одной из самых загадочных возрастных болезней. В конце 2018 года двое геронтологов попробовали выяснить, почему многие подающие надежды средства против Альцгеймера не доходят до клинических испытаний. Они обзвонили с этим вопросом своих коллег, а те в ответ рассказали, что просто боятся провала.

На борьбу с болезнью каждый год тратится огромное количество денег (в том числе половина годового бюджета Национального института старения), а журналы публикуют десятки статей о провалившихся лекарствах. В такой ситуации на каждом, кто запустит испытание своего препарата, лежит тяжелая ответственность: с одной стороны, оправдать вложенные деньги, а с другой — не допустить побочных эффектов и летальных исходов. Ведь пациент с болезнью Альцгеймера может прожить достаточно долго, а если он скончается в процессе испытания лекарства, авторам эксперимента придется держать ответ перед его родственниками, СМИ и инвесторами. Такую ответственность далеко не все готовы взвалить на свои плечи. Можно предположить, что и с исследованиями старения в целом дело обстоит похожим образом.

Однако ди Грей утверждает, что денег для поисков лекарства от старости выделяется все же недостаточно. В 2019 году бюджет Национального института старения составил около трех миллиардов долларов. Для сравнения: на борьбу со СПИДом в 2019 году США потратили $34,8 млрд. При этом СПИДом болеет всего один миллион американцев, а старость грозит всем, кто сможет до нее дожить. Ди Грей подсчитал, что каждый день от старости (точнее, от сопутствующих ей болезней) по всему миру умирает около 100 тыс. человек — и эту цену, по его словам, мы платим за каждый день промедления.

Метод черепахи

Фундаментальной науке есть что сказать в свое оправдание: как можно пробовать на человеке какие-то лекарства, если мы до сих пор не договорились о том, как измерить результат? И как можно предотвратить старение, если до сих пор неизвестно, в чем его причина?

Как разрабатывают вакцины от новых заболеваний на примере COVID-19

Ди Грей, однако, предлагает подойти к проблеме с другой, инженерной точки зрения. В своих выступлениях и работах он описывает тело человека как сложную машину и призывает относиться к нему соответственно. Винтажные автомобили, говорит он, живут гораздо дольше, чем задумывали их создатели, потому что мы заменяем в них «постаревшие» детали на новые. Осталось научиться производить те же манипуляции с человеком: здесь прикрутим, там подкрасим, изношенные органы вырастим заново, накопившиеся старые клетки удалим, внеклеточные отложения веществ растворим и так дальше без конца.

Такой подход позволяет не тратить время на поиск причин старения, а переходить сразу к ремонту. При этом ди Грей уверен в том, что старение удастся если не отменить, то отложить вне зависимости от того, определим мы его причины или нет. Ученый полагает, что для успеха достаточно, чтобы люди старели чуть медленнее, чем развивались методы борьбы со старением. Если, скажем, мы научимся увеличивать жизнь 70-летнего человека еще на 25 лет, а за 24 года сможем изобрести способ продлить ее еще на 25, то смерть нас никогда не догонит, как Ахиллес не смог догнать черепаху.

Ди Грей открыл дверь в геронтологию для множества желающих побороться со старением. Среди них есть и биологи, которые разочаровались в фундаментальной науке, но большинство не имеют ни биологического, ни медицинского образования и приходят в эту область из других специальностей, принося с собой альтернативные взгляды на проблему.

Это сообщество очень разнообразно. В нем есть, например, биохакеры — люди, которые пытаются поставить эксперимент на самих себе, принимая разные комбинации препаратов, часто без назначения врача, и трансгуманисты, которые работают над «совершенствованием» человека. К бессмертию они движутся каждый своей дорогой: кто-то принимает не до конца проверенные лекарства, а кто-то, например, пытается создавать «цифровых аватаров» — своих программных двойников, которые предположительно способны прожить дольше, чем биологическое тело. Кроме экспериментаторов одиночек, в сообществе то и дело возникают независимые объединения специалистов, которые собирают воедино данные о борьбе со старением и запускают собственные испытания разных методов. В России это, например, фонды «Наука за продление жизни» и «Фонд содействия продлению жизни».

Идеальный человек: что посмотреть о биохакинге и редактировании ДНК

Не все они придерживаются тех же взглядов на проблему старения, что и ди Грей. Каждое течение предлагает свой маршрут, по которому стоит идти к бессмертию. Тем не менее их всех объединяет стремление найти обходные пути, которые помогут обогнать фундаментальную геронтологию, оставив ее наедине со своими неразрешимыми трудностями.

Манифест спасения

Сторонники «альтернативного подхода» предлагают обходные пути, которые, по их мнению, помогут ускорить путь к вечной жизни:

Во-первых, перераспределить деньги. Чтобы восстановить справедливость и добрать недостающие суммы для исследований старения, ди Грей основал собственный фонд SENS. Эта аббревиатура отражает его основной подход к старению: «стратегии достижения пренебрежимого старения инженерными методами» (strategies of engineered negligible senescence). Она же напоминает английское слово «sense» — смысл, что позволяет ди Грею бесконечно играть словами. Например, название одной из его программных статей — «Time to talk SENS»141 — звучит неоднозначно: и как «Пора уже вразумиться», и как «Время поговорить о SENS».

Идея фонда SENS состоит в том, чтобы перевести фокус с теоретических исследований на практические и распределять финансирование между проектами, основываясь лишь на том, насколько сильно они могут приблизить нас к открытию лекарства от старости. Среди проектов SENS, например, есть премия «Мафусаилова мышь» за способ максимально продлить жизнь лабораторной мыши. Эту премию, в частности, получила группа Анджея Бартке, чьи мыши прожили 1 400 дней — благодаря мутации в рецепторе гормона роста и низкокалорийной диете.

Фонд SENS существует на частные пожертвования. Поэтому существенную часть своего времени ди Грей проводит в поездках по миру, выступает на конференциях и агитирует людей. Несмотря на это, он считает, что денег в науке о старении все еще недостаточно.

Во-вторых, объединить усилия. Аналог SENS есть и в России — это фонд «Наука за продление жизни» Михаила Батина. Правда, он следует другой стратегии: не особенно отвлекаться на мышей, а сразу перейти к людям. При поддержке фонда возник проект Open Longevity, который призван объединить усилия пациентов, врачей и геронтологов в поисках способа продлить жизнь.

Open Longevity предлагает всем желающим стать участниками «распределенного» клинического исследования: сдать анализы на некоторые маркеры, отражающие состояние их здоровья, а потом протестировать на себе какую-нибудь процедуру, например один из вариантов диеты. В процессе они могут пересдавать анализы, консультироваться у врачей и отправлять результаты геронтологам-аналитикам. Open Longevity просто предоставляет платформу, на которой все участники эксперимента могут взаимодействовать и обмениваться данными.

Таким образом авторы проекта надеются решить проблему разнородности людей. Коль скоро мы не можем стандартизировать условия эксперимента и посадить в одну клетку сотню одинаковых людей, чтобы кормить их одинаковой едой или лечить одними и теми же препаратами, нужно экспериментировать на волонтерах и собирать о них побольше данных. Тогда можно будет потом построить модель, в которой учесть все возможные факторы, и уже на их фоне искать эффект от той или иной диеты или лекарства. Такой подход предлагает «заглушить» низкое качество эксперимента большим количеством данных.

В-третьих, наметить план действий. В 2006 году в статье «Время говорить о SENS» ди Грей вместе с другими геронтологами сформулировал основные направления, в которых должна двигаться наука о старении. Смысл новой концепции заключался в том, чтобы, оставив в стороне причины старения, выделить основные его признаки для организма человека и разработать отдельное оружие против каждого из них. Иными словами, ученые попробовали составить список главных неполадок в человеческом организме, которые подлежат ремонту или замене. Всего обозначили девять «мишеней»:

  1. Мутации в ядерной ДНК.
  2. Мутации в митохондриальной ДНК.
  3. Накопление продуктов обмена веществ в клетке.
  4. Накопление токсичных веществ вне клеток.
  5. Старение межклеточного вещества.
  6. Старение клеток.
  7. Гибель клеток.
  8. Старение иммунной системы.
  9. Старение системы гормональной регуляции.

Для каждой из них авторы статьи предложили свой план ремонта. Например, иммунную систему они собирались восстанавливать с помощью сигнального вещества интерлейкина-7, а дефицит клеток в тканях планировали восполнять введением новых стволовых клеток.

Генетический Tinder: зачем расшифровывать ДНК человека

Концепция SENS не получила широкого распространения, однако подала полезный пример — бороться с врагом проще, когда известны все его слабые места. И семь лет спустя вышла другая программная статья — плод размышлений уже академических геронтологов, — на которую сегодня опираются все исследования старения. Перечень их точек атаки на старение во многом повторяет список ди Грея и является, по сути, его усовершенствованной версией:

  1. Нестабильность генома (мутации).
  2. Укорочение теломер.
  3. Эпигенетические изменения («закрытие» и «открытие» доступа к генам в клетках).
  4. Накопление сломанных белков.
  5. Гипертрофированная реакция клеток на питательные вещества.
  6. Поломка митохондрий.
  7. Старение клеток.
  8. Истощение пула стволовых клеток.
  9. Нарушение межклеточной коммуникации.

В этом смысле можно сказать, что «альтернативный» подход к старению существенно подтолкнул «традиционную» науку. Ведь как только появляется конкретный перечень мишеней, можно начинать прицельные исследования, требовать отчета по каждому из пунктов и анализировать, что именно тот или иной подход дал для борьбы с той или иной приметой старения. Этим среди прочего занимается «Фонд содействия продлению жизни». Он ведет строгий учет того, как далеко мы продвинулись в сторону победы над каждой из напастей в отдельности, и строит дорожную карту клинических испытаний. Судя по этой карте, ситуация выглядит далеко не безнадежной — в битве с каждой из голов гидры мы уже одерживаем первые победы.

В то же время важно помнить, что клинические испытания препарата не гарантируют его успех. В первых фазах исследователи оценивают только безопасность для организма лекарственного препарата или какого-либо вмешательства. Поэтому известие о том, что препарат проходит первую фазу, стоит читать как «у нас есть идея, что с этим признаком старения можно было бы сделать». В более поздних фазах тоже измеряют не саму продолжительность жизни — с этим, как мы уже обсуждали, все непросто, — а лишь побочные эффекты, например, что произошло с маркерами биологического возраста или как изменилось течение отдельных заболеваний, связанных с тем или иным признаком. Так, например, дошедшие до второй фазы сенолитики — лекарства для уничтожения старых клеток — используют для лечения боли в суставах, фиброза легких или диабета и эффективность оценивают только в отношении этих болезней, а не долголетия в целом.

Драка на словах

Тем не менее мы знаем, что в реальной жизни ни одна черепаха от Ахиллеса не убежала. И научному сообществу есть что противопоставить оптимизму альтернативного подхода к старению.

Несмотря на то что список факторов, с которыми предлагает бороться SENS, не сильно отличается от общепринятых в фундаментальной науке столпов старения, стратегия ди Грея вызывает у ученых множество вопросов. Биологи отказываются верить в «инженерные» методы и обвиняют ди Грея в том, что он пытается перепрыгнуть сразу через несколько важных этапов научного процесса — выдвижение и проверку гипотез о том, в какие именно мишени старения стоит целиться.

Да и сами методы «подкручивания» и «подкрашивания» при ближайшем рассмотрении не похожи на оружие победы. Интерлейкин-7, с помощью которого ди Грей собирается возвращать в строй иммунитет, пока не справился с задачей ни в одном живом организме. Стволовые клетки, с помощью которых предлагается восполнять запасы клеток в наших телах, до сих пор в таком качестве практически нигде не применяют, за редкими исключениями. Да и выращивание искусственных органов еще находится в самом начале своего пути.

При этом результаты, которые можно получить, «срезав углы», скорее всего, окажутся неприемлемы для фундаментальной науки. Например, сейчас в мире разрастается движение биохакеров: они принимают разные комбинации препаратов и потом рассказывают, какого эффекта добились. Даже если кто-то из них достигнет успеха и проживет долго или вовсе обратит свое старение вспять, будет очень сложно воспроизвести этот результат. Поскольку каждый биохакер действует сам по себе, их невозможно объединить в одну выборку и проанализировать итоги, получив статистически достоверный вывод. К тому же нельзя быть уверенными в том, что их результат будет честным. Когда и экспериментатор, и испытуемый — один и тот же человек, он может предвзято подходить к оценке собственного состояния, потому что с очевидностью заинтересован в успехе своего эксперимента. Здесь сторонники альтернативного подхода оказываются в ловушке: пытаясь продвинуться вперед на благо всего человечества, они генерируют данные, которыми человечество не сможет потом воспользоваться.

Удивительным образом, несмотря на выраженное противостояние двух лагерей, фундаментального и «альтернативного», между ними довольно много общего. Они похожим образом описывают старение и идут одной и той же дорогой: составляют список мишеней, выбирают против них оружие и запускают клинические исследования. Даже арсенал этих орудий оказывается похож. Разница лишь в отношении к проблеме: одни двигаются постепенно, шаг за шагом, а другие пытаются сразу перепрыгнуть на финишную прямую, взявшись за клинические испытания.

Но поскольку и на то и на другое нужны деньги, между представителями лагерей разворачиваются настоящие баталии. Чтобы привлечь внимание общественности, сторонникам альтернативного подхода приходится критиковать своих оппонентов и обвинять их в бездействии. В ответ ученые заявляют, что их противники действуют ненаучными методами. В этом споре быстро теряется тот факт, что и те и другие в своих прогнозах и разработках опираются, в общем-то, на одни и те же базовые исследования. Отходит на второй план и то, что ни в одном, ни в другом лагере серьезных успехов пока достигнуть не удалось — и никто не может представить миру испытуемых с достоверно продленной жизнью.

В конечном счете каждый лагерь представляет свою версию «таблетки от старости». Ди Грей и его последователи предлагают использовать не одну, а десяток или больше, да и не все это будет таблетками в прямом смысле слова: в их плане фигурируют даже хирургические вмешательства вроде пересадки клеток и органов. Фундаментальная наука стремится найти причину и подсечь ее в корне — а значит, в ее планах найти не множество таблеток для ремонта, а небольшое число лекарств для предупреждения этих поломок.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Таблетка молодости нашей – Деньги – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №1 от , стр. 12

&nbspТаблетка молодости нашей

       Мог ли кто-нибудь когда-нибудь предположить, что плоды древа Жизни (не путать с древом познания Добра и Зла), вкушая которые наши прародители Адам и Ева обеспечивали себе вечную жизнь, могут стать доступны практически каждому человеку? Но на прошлой неделе мир облетела сенсационная весть: ученые из калифорнийской биотехнологической компании Geron Corporation и Техасского университета во главе с Вудриджем Райтом открыли способ прекращения старения клеток. Иными словами, выяснили, каким образом можно существенно продлить срок жизни человека.
       Если вы, прочитав эти строки, уже задумались о том, как увеличить свои доходы, чтобы к моменту появления "лекарства от старости" (а это, по прогнозам американских ученых, может случиться уже через пять лет) накопить нужную, без сомнений, весьма изрядную сумму, то меня от таких раздумий увольте. Долгая, вечная жизнь, может, и возможна, и, может, даже хороша, но в том беспределе, который начнется вскоре после появления таблеток вечной молодости, я жить не хочу.
       
       Человек, пришедший в занятый уже мир, если его не могут прокормить родители, чего он может обоснованно требовать, и если общество не нуждается в его труде, не имеет права на какое-либо пропитание. Природа велит ему удалиться и не замедлит сама привести свой приговор в исполнение.
       Томас Роберт Мальтус. Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества. 1798 год.
       
Зрелищ!
       Меня, признаться, не интересуют медицинские подробности открытия американских ученых. Из-за недостатка соответствующего образования я, допустим, верю им на слово. Что меня в связи с этим действительно интересует, так это то, что произойдет с экономикой, если плод их исканий и впрямь появится на рынке.
       Поскольку в результате массового потребления колеса жизни смертность снизится, а радикальных причин для адекватного снижения рождаемости у человечества пока нет, очевидно, что произойдет перенаселение планеты. Со всеми вытекающими отсюда катастрофическими последствиями.
       Прежде всего увеличится армия безработных и резко нарушится равновесие на рынке труда — первого и ключевого из трех факторов производства. Казалось бы, если больше людей, значит они больше потребляют, и, следовательно, требуется расширение производства с неизбежным увеличением спроса на рабочие руки. Однако даже во времена, когда мощность демографического взрыва была значительно ниже (к примеру, "беби-бум" шестидесятых), увеличение количества активных членов общества не привело к пропорциональному росту вакансий. Где гарантия, что проблему безработицы решат в будущем, если этого не сделали до сих пор? Даже предположив, что пропорция между трудящимися и безработными не изменится, остается сделать неутешительный вывод: в абсолютном выражении число постоянных клиентов биржи труда вырастет. А рост концентрации таких людей на ограниченном пространстве всегда приводил к социальным катаклизмам. Пример из тех же шестидесятых годов — студенческие волнения. Поэтому со всей остротой встанет проблема переселения землян на околоземную орбиту, на Луну, на Марс, под воду, под землю.
       К тому же ведет и неизбежное в случае появления таблетки от старости подорожание земли — второго фактора производства. А уж квартирный вопрос нас испортит окончательно и наверняка.
       Отсюда, наконец, следует, что произойдет существенное перераспределение капитальных ресурсов — третьего фактора производства — между отраслями экономики. Бурными темпами начнет развиваться сфера услуг: туризм, индустрия развлечений (о необходимости этого в случае перенаселения знали уже в Древнем Риме). Потребуется глобальная реформа системы утилизации отходов, транспорта, городских, государственных и международных коммуникаций. Телефон, телеграф, канализация — всего не перечислишь. Водопровод — вообще отдельная тема, особенно если вспомнить еще и такую напасть, как глобальное потепление и уменьшение запасов пресной воды. Прогнозы Римского клуба звучат неутешительно уже сейчас: он обещает нам, что запасы угля, нефти и газа будут полностью исчерпаны в ближайшие 50-100 лет. После появления эликсира молодости на изыскание альтернативных источников энергии придется тратить куда более значительные ресурсы. Поэтому главным направлением вложения денег станет фундаментальная наука, которой придется вплотную и в авральном порядке заняться решением накопившихся за последние десятилетия проблем.
       Наряду с разработкой и реализацией проектов социальных реформ, стимулированием научно-технических и промышленных революций понадобятся все новые и новые вливания в фундаментальную науку. Это бремя ляжет тяжким грузом прежде всего на государство, которое с присущим ему цинизмом не преминет переложить свои заботы на рядовых налогоплательщиков. Каким образом? За счет роста налогов. Есть, правда, и другая возможность: заставить заплатить за преодоление последствий появления омолаживающего снадобья тех, кто это снадобье потребляет. Велосипед при этом, к счастью, изобретать не требуется. Вполне сгодится уже существующая система акцизов — сверхвысоких налогов на те предметы потребления, которые пользуются повышенным спросом, но чья полезность небесспорна. Таковыми являются, к примеру, вино-водочные и табачные изделия. Таковыми должны стать и таблетки молодости.
       Так что омоложение влетит в копеечку. Даже без учета себестоимости таблеток и явно повышенного спроса на них.
       
Хлеба!
       Возникает и другая проблема, в возможности решения которой я, если честно, сомневаюсь даже больше, чем в возможности создания искусственных городов на околоземной орбите. Это способность земли прокормить своих чад, пожелавших заглянуть в будущее.
       Простой пример. Есть участок земли, с которого кормится один человек. В год он тратит 200 дней на обработку своего хозяйства и получает, скажем, 10 тонн пшеницы, которых ему как раз хватает на жизнь. Появляется у нашего Робинзона сын (для чистоты эксперимента — из капусты или из клюва аиста), который растет не по дням, а по часам и вкалывает на том же участке те же 200 дней. Но сбор зерна от этого в два раза не увеличится: общий урожай едва ли достигнет 15 или 17 тонн. Таков закон плодородия, который экономисты именуют законом убывающей отдачи. Впервые он был четко сформулирован ровно 200 лет назад английским экономистом Томасом Мальтусом.
       Преодолеть холодную и безжалостную силу этого закона можно лишь за счет неуклонного совершенствования техники обработки земли. Не знаю, как вы, но я в появлении новых решений проблемы питания, которые будут адекватны росту населения планеты, сомневаюсь. Все эти генетики, биохимики, селекционеры, агрономы, садоводы и огородники чуть не каждый день трубят о разработках очередного метода взращивания коров, способных давать колоссальные удои, выведении суперплодовитых кур, несущих страусиные яйца, появлении сверхпроизводительных свиноматок и гиперогромных огурцов. Но еда не становится дешевле, а на прилавках появляются продукты, напичканные гербицидами, пестицидами и нитратами. Короче говоря, предложение продуктов питания не может удовлетворить спрос. И единственный выход из этой ситуации — наряду с таблеткой вечной молодости создать таблетку вечной сытости. А если таковая не появится...
       
Смерти!
       Впрочем, и без таблеток молодости население планеты растет вполне ощутимо. Да, темпы этого роста не сверхвысокие, однако перенаселение планеты все равно неизбежно, пусть это произойдет и не завтра, а несколько позже.
       Томас Мальтус, не имевший никакого представления о таблетках молодости, сделал вывод о неминуемом перенаселении еще 200 лет назад. Он был не просто экономистом, положившим начало целому направлению в экономической теории, и предтечей современной футурологии, он был еще и священником. Но это не помешало ему цинично заявить, что природа сама позаботится о том, чтобы тенденция к перенаселению не стала реальностью. У нее есть свои рычаги восстановления равновесия — войны, болезни, нищета и пороки, ежегодно уничтожающие тысячи людей и сокращающие жизнь миллионам. Это естественно и, к сожалению, неизбежно — как в конце XVIII века, так и на пороге третьего тысячелетия. Хорошо это или плохо, вопрос другой, но то, что перенаселение — угроза реальная, факт.
       Поэтому вместо того чтобы по крупицам собирать деньги на призрачный эликсир молодости и собственное пропитание по выходе на пенсию (время пребывания на "заслуженном отдыхе" может оказаться в несколько раз продолжительнее периода творческой активности), лично я буду скорее вкладывать средства в... образование собственных детей. Это в любом случае поможет им избежать опасности быть выброшенными на улицу под натиском армии безработных, жаждущих занять их рабочие места и ежедневно вкушающих от фармацевтического древа жизни по два плода в день перед едой и по одному после.
       
ЮРИЙ КАЛАШНОВ
       
--------------------------------------------------------
       ТАБЛЕТКА МОЛОДОСТИ ИЗМЕНИТ МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ КАРДИНАЛЬНО — И НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ
       И БЕЗ ПРОДЛЕВАЮЩИХ ЖИЗНЬ СНАДОБИЙ ПЛАНЕТЕ ГРОЗИТ ПЕРЕНАСЕЛЕНИЕ
--------------------------------------------------------
       
Лекарство от старости нужно долгожителям
       Человек живет, пока его клетки сохраняют способность делиться. Однако она не вечна. Так вот, группе ученых из компании Geron Corporation и Техасского университета удалось, как они утверждают, преодолеть природный механизм ограничения числа делений клетки. С помощью фермента теломеразы был остановлен процесс старения в подопытных клетках. Они оставались здоровыми и активно делились даже по истечении обычного срока существования. Американские ученые считают, что стоят на пороге создания средства, продлевающего жизнь.
       Такого рода исследования стоят в одном ряду с поисками философского камня. Формулу "эликсира молодости" когда-то искали алхимики, медицина же занималась решением оперативных проблем. И лишь в относительно недавние времена появилась геронтология — наука, изучающая проблемы старения. Ею занялись в том числе биохимики-теоретики (к которым относятся и исследователи из Geron Corporation).
       Однако сегодня в медицинском мире нет единства даже в том вопросе, что собственно считать старостью. Прекращение деления клеток, как утверждают американцы? Но бесконечно делящиеся клетки известны — это раковые клетки. Кстати, в середине 80-х годов предпринимались неудачные попытки раскрыть секрет живучести раковых клеток, чтобы использовать это качество "в мирных целях".
       Можно считать старостью нарушение функций специализированных клеток: лимфоциты перестают бороться с инфекцией, эритроциты — переносить кислород. При этом известно, что чем более клетка специализирована, тем более ограниченна ее способность делиться. Например, клетка костной ткани делится неплохо, поэтому переломы срастаются. А вот яйцеклетка вообще не может делиться, и, как следствие, исчерпав к 40-50 годам их запас, женщина утрачивает способность к деторождению. Понятно, что в этом случае средство, увеличивающее способность клеток к самовоспроизведению, заведомо бесполезно.
       До сих пор предлагавшиеся способы продления жизни базировались преимущественно на наблюдениях за долгожителями и отличались, мягко говоря, отсутствием научного обоснования. К примеру, известный русский иммунолог Илья Мечников был уверен в том, что ежедневное употребление литра молочной сыворотки (создающей кислую, губительную для болезнетворных бактерий среду в организме) позволит ему дожить до 90 лет, и в течение многих лет, до самой смерти, он пил кислый продукт. До установленного самому себе срока ученый не дожил 19 лет.
       Самым старым жителем Земли сегодня считается малиец Фоде Уатара. Ему 139 лет. По наблюдениям ученых, долгожители как правило до последних дней сохраняют ясное сознание и способны сами себя обслуживать. Они как бы остаются в возрасте 60-70 лет. При этом сами они уверяют, что особого рецепта долголетия не существует. Пожалуй, только скончавшаяся в прошлом году 120-летняя жительница Албании Пеме Эмири полагала, что долгой жизнью она обязана соку из лепестков роз, стакан которого выпивала каждое утро.
       Между тем еще в 30-е годы советский патологоанатом Ипполит Давыдовский предположил, что человеческий организм имеет "расчетный" срок жизни, по истечении которого угасает. Ведь непосредственно "от старости" никто не умирает, в медицинских классификаторах даже нет такого определения. Люди умирают от болезней, сопровождающих старость. И, по представлениям современных медиков, человек, избежавший абсолютно всех болезней, может прожить 150-170 лет. Вот тогда, а никак не раньше, ему и пригодится средство, разрабатываемое компанией Geron Corporation.
       
       АЛЕКСЕЙ БЕЛОВ
       

Комментарии

Как искать таблетку от старости — Сноб

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга биолога и научного журналиста Полины Лосевой «Против часовой стрелки: Что такое старение и как с ним бороться». В ней автор подробно рассказала, чем занимаются специалисты в области старения — геронтологи, каких результатов они уже смогли добиться, что может нас защитить от старения и можно ли это назвать болезнью. «Сноб» публикует одну из глав

Фото: Nick Fewings/Unsplash

Для проблемы слишком долгой жизни, которая осложняет наши исследования старения, мы уже придумали несколько решений — можно исследовать крайние случаи или сосредоточиться на скорости старения конкретных людей. Но на этом трудности не заканчиваются.

В природе не существует двух одинаковых живых организмов. Даже две клетки, которые получились в результате симметричного деления, по множеству параметров отличаются друг от друга. Что уж тогда говорить о людях! И если мы хотим узнать, как наша таблетка влияет на биологический возраст, то должны прежде убедиться, что никакие другие факторы на него влиять в ходе эксперимента не будут. Но старение — процесс многогранный, и не всегда ясно, какие именно параметры нам нужно контролировать. Если мышей еще можно посадить в клетку и создать им абсолютно одинаковые условия жизни, то с людьми так не поступишь. Каждый из испытуемых будет жить своей жизнью, непохожей на жизнь соседа, и поди потом пойми, что именно помогло или помешало ему эту жизнь продлить. 

Самые показательные эксперименты над людьми пока что поставила история. Классическим примером здесь может служить еще одно исследование, связанное с голоданием, где в роли экспериментатора выступила Первая мировая война, а участниками стали жители Копенгагена, которые страдали от перебоев с поставками продуктов. После войны правительственный советник по продовольствию подсчитал, что люди во время войны умирали на треть реже, чем в довоенное мирное время.  

Казалось бы, вот, природа подбрасывает нам готовые результаты эксперимента. Но стоит ли им доверять? В эту ситуацию могло вмешаться множество факторов, которые никто не учитывал. Например, жители города могли испытывать — и наверняка испытывали — повышенный психологический стресс. Или же среди людей, которые остались в городе во время войны, оказалось больше женщин, которые в среднем живут дольше, чем мужчины. А может быть, дело вовсе не в ограничении калорий, а в изменении соотношения каких-то продуктов в рационе.  

Получается, что чем старше исследование, тем дольше оно продолжается и тем, казалось бы, больше пользы может нам потенциально принести. Однако чем раньше оно началось, тем дальше оно от стандартов клинических испытаний и тем меньше у нас шансов проверить его качество.  

Третья трудность в экспериментах с людьми может поначалу показаться несерьезной, однако порой именно она сильно подводит исследователей. Это капризы испытуемых.  

Наглядный пример того, как человеческая природа торжествует над замыслом эксперимента, — проект CALERIE, целью которого была попытка изучить, как влияет ограничение калорийности пищи на людей в реальном времени. Несколько лет назад в рамках этого проекта ученые запустили очередное клиническое исследование: отобрали волонтеров с небольшим избытком веса и расписали для них индивидуальные программы питания. За два года участники эксперимента должны были ограничить свой рацион до 75% от количества ежедневных энергозатрат. При этом исследователи регулярно измеряли разные маркеры их биологического возраста, пытаясь отследить изменения на небольшом отрезке времени.  

Но аккуратно спланированный эксперимент столкнулся с непредвиденными проблемами. Как пожаловался один из руководителей проекта на недавней конференции, «испытуемые отказываются так мало есть». За два года они снизили калорийность своего рациона всего на 12% вместо требуемых 25%, то есть осилили всего половину необходимых ограничений. И несмотря на то, что результаты эксперимента оказались скорее позитивными — люди не испытывали серьезных побочных эффектов, зато у них снизился риск сердечно-сосудистых заболеваний, — исследователи все равно не достигли своей цели. И едва ли они в силах это изменить: контролировать все приемы пищи испытуемых и пресекать их поползновения съесть что-то еще в перерывах между завтраком и обедом — задача невыполнимая.  

Издательство: Альпина нон-фикшн

С учетом всех нюансов, которые делают эксперименты с людьми практически невозможными, кажется удивительным, что кто-то их все-таки проводит. Правда, для этого ученым приходится тщательно маскировать исследования старения под настоящие медицинские испытания: то есть проверять свои гипотезы об эффективности таблеток от старости на примере конкретных болезней.  

Для начала нужно выбрать какой-то реальный симптом — хорошо, если бы он был как-то связан с возрастом, — например, воспаление суставов, атрофия тимуса (железы, которая производит часть иммунных клеток) или диабет. 

Затем нужно подобрать вид лечения, который мог бы стать «таблеткой от старости» и в то же время облегчить течение болезни. Например, сейчас таким образом тестируют сенолитики — препараты, которые убивают старые клетки. А старые клетки вызывают множество патологических процессов, например таких, которые сопровождают сахарный диабет. Поэтому сенолитики нацелены на двух зайцев разом: маленького — диабет, и большого — старение в целом.  

Дальше потребуется найти волонтеров и собрать о них максимальное количество данных, чтобы потом можно было исключить влияние их здоровья и образа жизни на ее продолжительность. И в процессе лечения придется следить не только за течением самой болезни-мишени, но и за маркерами биологического возраста , чтобы обнаружить раннее влияние на процессы старения. Так, например, недавно группа ученых проводила исследование по восстановлению тимуса и совершенно неожиданно обнаружила, что испытуемые помолодели (биологически) на пару лет.  

Ну и наконец, по окончании исследования хорошо бы не терять испытуемых из вида, чтобы не пропустить отдаленные последствия лечения — вдруг они и правда проживут дольше, как участники Миннесотского эксперимента? 

Эта стратегия выглядит беспроигрышной. Если пилотные исследования пройдут успешно, то у нас по меньшей мере появится способ защитить стариков от диабета и воспаления суставов. В то же время мы получим данные о том, как организм пациентов реагирует на эти лекарства, есть ли от них побочные эффекты и какова их безопасная доза. А еще чуть позже увидим, как изменилась продолжительность жизни участников этих исследований.

И даже если первоначальный эксперимент преследовал другие цели (как в случае с Миннесотским  экспериментом), то к моменту, когда мы будем (если будем) готовы проводить настоящие исследования настоящих таблеток от старости, мы сможем опереться на результаты предыдущих исследований. А значит, будет проще получить разрешение этических комитетов, убедить инвесторов и привлечь участников. 

Таким образом, несмотря на все препятствия, которые мы чиним сами себе на пути к продлению жизни, у нас все же есть идея, как их можно обойти. Правда, даже с помощью этого хитрого плана разработка таблеток от старости займет как минимум десятки лет — что, конечно, меньше, чем 120 лет, о которых мы говорили в начале главы, но больше, чем могут позволить себе многие исследователи и инвесторы.

Существует ли лекарство от старения

Препараты на основе SkQ защищают митохондрии от окислительного стресса и увеличивают продолжительность жизни самых разных организмов, от грибов-аскомицетов (микроскопических родственников строчков, сморчков и трюфелей) до мышей. Правда, не в два раза и даже не в полтора, а процентов на десять, и прежде всего за счет снижения смертности в среднем возрасте. Но, что намного важнее, «ионы Скулачева» позволили повысить качество жизни и избежать возрастного угасания функций организма.

У мышей, получавших оптимальную дозу SkQ, намного позже, чем у контрольной группы, развивались признаки старения — такие же, как у людей: катаракта, ретинопатия, глаукома, нарушения половой функции, остеопороз, депрессия, облысение и поседение и т. д. Инфекционные болезни крайне редко оказывались причиной смерти — иммунная система у подопытных до глубокой старости работала, как у молодых.

Пока на основе «ионов Скулачева» создан только препарат «Ветомитин» для лечения заболеваний глаз у животных. Окончание работ по доклиническим исследованиям «человеческих» препаратов совпало с началом мирового финансового кризиса, и Олег Дерипаска, который спонсировал работу компании «Митотех» с 2003 года, прекратил финансирование проекта. Но в начале 2010-го деньги на продолжение работы выделила корпорация «Роснано». Цель проекта — вывести на российский и мировой рынки препарат для лечения глазных заболеваний и препарат системного действия — для профилактики и лечения всех возрастных болезней. Если все пойдет как по маслу, офтальмологические препараты выйдут на рынок в 2013 году, а таблетка «от всего» — в 2016-м.

И другие товарищи

Поиск методов омоложения и продления жизни идет по десяткам направлений. Это и безопасные способы активации теломеразы — фермента, который обеспечивает вечную молодость эмбриональным, половым, стволовым (и, увы, раковым) клеткам. И клеточная терапия: омолаживающее действие стволовых клеток так и не доказано, но первые протоколы лечения с их помощью многих болезней, в том числе типично возрастных, появятся в ближайшие годы. И разработка аналогов нынешних антидепрессантов, которые смогут улучшить состояние головного мозга без нежелательных побочных эффектов. И поиск пока неизвестных сигнальных веществ, которые восстанавливают работу кроветворной и иммунной систем у старых мышей при соединении их кровеносной системы с сосудами молодых животных (статья об этом опубликована в январе 2010 года в журнале Nature). И регулировка активности генов — уже реальность. Правда, вмешательство в работу «генов старения» и «генов долголетия» у человека — дело не скорое, но внедрение методов генотерапии различных, в том числе старческих болезней — перспектива на ближайшие годы. И в любой момент очередная группа исследователей может опубликовать что-нибудь совершенно неожиданное не только для нас с вами, но и для коллег, занятых поисками «таблетки от старости».

«Таблетка» молодости существует!

В чем сила бьюти-нутриентов и как с их помощью можно отсрочить старость – рассказывает врач-косметолог Филиппова Елена Сергеевна.

- Помогает ли правильное и здоровое питание восполнить дефицит витаминов и микроэлементов в организме?

- Одного питания, конечно же, недостаточно. Многие продукты при перевозке, хранении и способах приготовления резко теряют качество полезных веществ. К тому же в отдельных районах России существует острая нехватка тех или иных микроэлементов. Поэтому прием биологически активных добавок для многих из нас – необходимость и способ поддержать здоровье.

- Но к БАДам у многих отношение неоднозначное... Интересно мнение доктора на этот счет?

- В нашей стране в БАДам относятся как к лекарствам, что неверно. По сути это просто дополнительная пища для организма. Я люблю назначать БАДы и делаю это грамотно. Прошу пациента сдать кровь на содержание микроэлементов, собираю подробный анамнез, интересуюсь наличием заболеваний ЖКТ. Эта информация помогает выявить дефицитные состояния и назначить правильный прием «добавок». Кожа – это зеркало здоровья, любое нарушение работы органов или систем можно увидеть на лице.

- Сейчас очень популярны нутрицевтики, что это такое и зачем они нужны?

- Нутрицевтики корректируют химический состав пищи и используются для обогащения ежедневного рациона. К ним относят: витамины, жирные кислоты, микро- и макроэлементы, аминокислоты, отдельные углеводы. Эти БАДы обладают широким спектром действия.  В зависимости от состава, они могут улучшать иммунитет, ускорять обмен веществ, улучшать эмоциональное состояние, корректировать состояние кожи, ногтей и волос…

- Какие конкретно нутрицевтики отвечают за молодость и красоту кожи?

- Это, так называемая, группа бьюти-нутриентов. Например, в Великобритании Международным Институтом Анти-Эйджинга в помощь врачам-косметологам была разработана профессиональная линия Advanced Nutrition Programme (ANP) – условно назовем их «препаратами», прием которых помогает пациентам поддерживать молодость кожи и решать основные косметологические проблемы наряду с профессиональным уходом и аппаратными методиками.

- Как это работает?

- Проще говоря, теперь, помимо уже привычного нам ухода за кожей и профессиональных процедур, можно добавить в свою бьюти-рутину специально подобранные комплексы «food supplements» (это не лекарства и не витамины!) и получить еще более прекрасные и быстрые результаты омоложения. При этом все компоненты подобраны для решения определенных задач. У бренда ANP много различных комплексов, есть даже продукт против акне!

- Расскажите, как правильно подобрать для себя комплекс ANP?

- БАДы Advanced Nutrition Programme может назначать только врач-косметолог, прошедший специальное обучение. Для более грамотного назначения нужно хорошо и полноценно собрать анамнез пациента, назначить перечень определенных анализов и только после этого будет понятно, какой витаминный комплекс необходим.

- У пациента может возникнуть вопрос, насколько безопасны данные препараты для здоровья?

- Каждый продукт проходит тщательные и многоступенчатые испытания эффективности по семи ключевым параметрам измерения качества и здоровья кожи и гарантирует видимый результат. Качество ингредиентов соответствует высоким производственным стандартам GMP и принципам Международной Ассоциации Производителей Товаров для здорового питания HFMA. К тому же инновационные рецептуры ANP опираются на признанные научные исследования влияния нутриентов на кожу и содержат активные компоненты в четко выверенных дозировках.

Пептидные препараты — ключ к вечной молодости. Что о них нужно знать

Пару лет назад мне посчастливилось познакомиться с профессором геронтологии, а по совместительству основателем марки Nescens Жаком Прустом. Во время интервью он вскользь упомянул, что вовсю работает над созданием чудо-таблетки, которая будет в состоянии остановить процесс старения. Тогда эти слова казались фантастикой — но сейчас все идет к тому, что универсальное лекарство от старости имеет-таки шансы появиться. И по мнению специалистов, в его формуле непременно будут присутствовать пептиды (последовательность двух и более аминокислот, соединенных цепочкой). «Начнем с того, что пептидные препараты куда более безопасны по сравнению с теми же гормональными, — объясняет врач-эндокринолог Катя Янг. — К тому же они обладают более мягким, предсказуемым эффектом. И существует их огромное количество: одни регулируют углеводный обмен, работают с метаболическим синдромом, другие используются для нормализации сна, третьи корректируют гормональные сбои. Часть из них зарегистрирована как лекарственные средства, а часть — как БАДы. История эта очень перспективная, так как пептиды сигналами запускают традиционные биохимические процессы. Это не гормоноподобные вещества, но им действительно под силу наладить работу всего организма».

Итак, совершенно очевидно, что пептидные биорегуляторы — это новая веха современной фармакологии. «И здесь нет никакой магии, — рассказывает эксперт в области практической геронтологии и нутрициологии кандидат биологических наук Елена Крохмалева, — ведь они не что иное, как вещества, присутствующие в организме молодого и здорового человека. С возрастом или при хроническом стрессе их синтез снижается. И именно пептидные биорегуляторы были признаны научной общественностью натуральными геропротекторами: 15-летние клинические исследования показали снижение смертности среди людей, регулярно их применяющих».


Но если пептидов великое множество, как выбрать именно тот, который поможет нам повернуть время вспять? «Моя рекомендация - Epitide, - продолжает Елена. — Он представляет собой экстракт пинеальной железы — одного из наиболее важных органов эндокринной системы, который регулирует не только ее работу, но и функционирование иммунной системы организма. А также способствует синтезу нашего гормона молодости — мелатонина. Стоит отметить и тот факт, что изучение этого пептита происходило на протяжении тридцати лет. А значит, мы можем говорить о его безопасности».
Окрыленная полученными знаниями, я не могла не поинтересоваться у Жака Пруста, удалось ли ему создать свою таблетку молодости. Настроен он был весьма позитивно, но вот мой пыл слегка остудил. «Биоактивные протеины и пептиды используются в профилактических или терапевтических целях уже давно, — объяснил он. — У них есть неотъемлемые преимущества: высокая точность воздействия и биосовместимость. Сегодня мы на сто процентов уверены в том, что в ближайшее время нам удастся создать пептиды для перорального приема. В качестве удобной альтернативы инъекциям этот вариант исследуется в фармацевтическом научном сообществе уже несколько десятилетий. Однако у системной доставки терапевтических пептидов таким способом есть несколько серьезных препятствий: сложный путь, который они проделывают в организме, и как итог — очень низкий уровень усвоения. Кроме того, огромная вариативность составляющих желудочно-кишечного тракта каждого человека не позволяет с необходимой точностью определить универсальную дозу. Именно поэтому разработка такого средства — настоящий вызов. Но мы не опускаем руки, исследования продолжаются». А пока медики дискутируют на тему усвояемости пептидных препаратов, владелица салонов красоты «Мильфей» Елена Темиргалиева делится еще одним надежным способом продлить молодость. «Любой антивозрастной курс я рекомендую начинать с капельниц глутатиона, - рассказывает она. — Этот пептид играет важную роль в защите клеток нашего организма и является мощным антиоксидантом. Он запускает процессы общего омоложения и таким образом усиливает действие местных процедур». В общем, продолжаем держать руку на пульсе и ищем слово «пептид» не только на упаковке крема или сыворотки. И тогда шанс повернуть время вспять у нас появится весьма серьезный!

Текст: Юлия Кудрявцева

Таблетка «Фонтан молодости»? Конечно, если ты мышь.

Известный генетик из Гарвардского университета Дэвид Синклер недавно сделал поразительное заявление: научные данные показывают, что его биологический возраст снизился более чем на два десятилетия.

В чем секрет 49-летнего? Он говорит, что его ежедневный режим включает в себя прием молекулы, которую его собственное исследование показало, улучшило здоровье и увеличило продолжительность жизни мышей. Синклер теперь хвастается в Интернете, что у него объем легких, холестерин и кровяное давление «молодого взрослого» и «частота сердечных сокращений спортсмена».”

Несмотря на его энтузиазм, опубликованные научные исследования еще не продемонстрировали, что эта молекула работает на людях, как на мышах. Синклер, однако, имеет значительную финансовую заинтересованность в том, чтобы его утверждения оказались верными, и проявил свое научное мастерство в коммерциализации возможных продуктов продления жизни, таких как молекулы, известные как «ускорители НАД».

Его финансовые интересы включают то, что он числится изобретателем по патенту, выданному Elysium Health, компании по производству пищевых добавок, которая продает бустер NAD в таблетках по 60 долларов за бутылку. Он также инвестирует в InsideTracker, компанию, которая, по его словам, измерила его возраст.

Отличить шумиху от реальности в области долголетия стало труднее, чем когда-либо, поскольку авторитетные ученые, такие как Синклер, и выдающиеся институты, такие как Гарвард, присоединяются к многообещающим, но бездоказательным мерам, а иногда продвигают их и извлекают из них выгоду.

Разжигая ажиотаж, инвесторы вкладывают миллиарды долларов в эту сферу, даже несмотря на то, что многие продукты, уже представленные на рынке, подлежат меньшему количеству нормативных требований и, следовательно, более низкому порогу доказательства.

«Если вы говорите, что вы великий ученый и у вас есть средство от старения, это привлекает много внимания», - сказал Джеффри Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, который критиковал эту шумиху. «Есть финансовый стимул и побуждение к чрезмерным обещаниям до того, как будут начаты все исследования».

Мыши резвятся в лаборатории патологии и гериатрии Ричарда Миллера в Мичиганском университете. Миллер возглавляет одну из трех лабораторий, финансируемых NIH, по тестированию антивозрастных веществ на мышах.

Elysium, основанная в 2014 году выдающимся ученым Массачусетского технологического института для коммерциализации молекулы никотинамида рибозида, типа бустера НАД, подчеркивает свое «эксклюзивное» лицензионное соглашение с Гарвардом и клиникой Мэйо и роль Синклера как изобретателя. Согласно пресс-релизу компании, соглашение направлено на добавку, которая замедляет «старение и возрастные заболевания».

Еще больше подчеркивая научный авторитет своего бренда, на сайте перечислены восемь нобелевских лауреатов и 19 других выдающихся ученых, которые входят в его научный консультативный совет.Компания также рекламирует исследовательские партнерства с Гарвардским и британским университетами Кембридж и Оксфорд.

Некоторые ученые и учреждения обеспокоены такими связями. Кембриджский институт терапии Милнера объявил в 2017 году, что получит финансирование от Elysium, укрепив исследовательское «партнерство». Но, услышав жалобы преподавателей на то, что институт ассоциирует себя с непроверенной добавкой, он тихо решил не возобновлять финансирование или членство компании в своем «инновационном» совете.

«Продажа пищевых добавок с недоказанной клинической пользой - обычное дело, - сказал Стивен О’Рахилли, директор Кембриджских лабораторий метаболических исследований, который похвалил свой университет за пересмотр схемы. «Что необычно в этом случае, так это степень, в которой учреждения и отдельные лица из высших уровней академии были привлечены для обеспечения научной достоверности продукта, польза которого для здоровья человека не доказана».

Обещание

Поколение назад ученые часто игнорировали или опровергали заявления о таблетке «фонтан молодости».

«Примерно до начала 1990-х годов было довольно смешно, что можно разработать таблетку, замедляющую старение», - сказал Ричард Миллер, биогеронтолог из Мичиганского университета, возглавляющий одну из трех лабораторий, финансируемых Национальными институтами здравоохранения. испытать такие перспективные вещества на мышах. «Это было что-то вроде научной фантастики. Недавние исследования показали, что пессимизм ошибочен ».

Мыши, которым вводят такие молекулы, как рапамицин, живут на 20 процентов дольше. Другие вещества, такие как 17-альфа-эстрадиол и лекарство от диабета акарбоза, оказались столь же эффективными в исследованиях на мышах.Мыши не только живут дольше, но и, в зависимости от вещества, избегают рака, сердечных заболеваний и когнитивных проблем.

«Примерно до начала 1990-х было смешно, что можно разработать таблетки, замедляющие старение», - говорит биогеронтолог из Мичиганского университета Ричард Миллер. «Это было что-то вроде научной фантастики. Недавние исследования показали, что пессимизм ошибочен ».

Но метаболизм человека отличается от метаболизма грызунов. А наше существование не похоже на жизнь мыши в клетке.Эксперты говорят, что то, что теоретически возможно в будущем, остается недоказанным на людях и не готово к продаже.

История изобилует примерами лекарств, которые действовали на мышей, но не на людей. Например, несколько лекарств были эффективны в борьбе с болезнью, подобной болезни Альцгеймера, у мышей, но не помогли у людей.

«Ничего из этого не готово для прайм-тайма. Суть в том, что я не пробую ничего из этого », - сказал Фелипе Сьерра, директор отдела биологии старения в Национальном институте старения при NIH.«Почему нет? Потому что я не мышь ".

Обман

Опасения по поводу того, могут ли исследования на животных превратиться в терапию для людей, не остановили ученых от участия в гонке на рынок, создания стартапов или поиска инвесторов. Некоторые истинно верующие, в том числе исследователи и инвесторы, сами принимают эти вещества, продвигая их как новую важную вещь в старении.

«В то время как шумиха поощряет инвестиции в стоящие исследования, ученым следует избегать рекламы конкретных [веществ]», - сказал С.Джей Ольшанский, профессор, специализирующийся на старении в Школе общественного здравоохранения Иллинойского университета в Чикаго.

Однако некоторые научные данные преувеличены, чтобы помочь коммерциализировать их до того, как клинические испытания на людях продемонстрируют как безопасность, так и эффективность, сказал он.

«Это отличный концерт, если вы можете убедить людей присылать деньги и использовать их для выплаты непомерных зарплат и делать это в течение 20 лет и предъявлять претензии в течение 10», - сказал Ольшанский. «Вы прожили светскую жизнь и привлекли инвесторов, разжигая волнение и говоря, что выгоды придут раньше, чем они есть на самом деле.”

Многообещающие результаты исследований на животных вызвали большой энтузиазм.

Исследования Синклера и других помогли вызвать интерес к ресвератролу, ингредиенту красного вина, из-за его потенциальных антивозрастных свойств. В 2004 году Синклер стал соучредителем компании Sirtris, чтобы проверить потенциальные преимущества ресвератрола, и заявил в интервью журналу Science, что он «настолько близок к чудесной молекуле, насколько вы можете найти». GlaxoSmithKline купила компанию в 2008 году за 720 миллионов долларов.К тому времени, когда Glaxo остановила исследование в 2010 году из-за неутешительных результатов с возможными побочными эффектами, Синклер уже получил 8 миллионов долларов от продажи, согласно документам Комиссии по ценным бумагам и биржам. По данным Wall Street Journal, он также зарабатывал 297 000 долларов в год на консультационных услугах компании.

В разгар ажиотажа Синклер согласился на оплачиваемую позицию в Shaklee, которая продавала продукт, сделанный из ресвератрола. Но он ушел в отставку после того, как The Wall Street Journal выделил положительные комментарии, которые он сделал о продукте, который компания разместила в Интернете.Он сказал, что никогда не давал Шакли разрешения использовать свои заявления в маркетинговых целях.

Генетик из Гарвардского университета Дэвид Синклер позирует портрету в лаборатории Гарвардской медицинской школы в Бостоне в прошлом году.

Синклер практикует то, что проповедует - или продвигает. В своей биографии в LinkedIn и в интервью СМИ он описывает, как теперь он регулярно принимает ресвератрол; лекарство от диабета метформин, обещающее замедлить старение; и никотинамидмононуклеотид, вещество, известное как NMN, которое его собственное исследование показало омоложенным мышам.

Об этом исследовании он сказал в видео, выпущенном Гарвардом, что оно «закладывает основу для новых лекарств, которые смогут восстановить кровоток в органах, которые его потеряли в результате сердечного приступа, инсульта или даже у пациентов с слабоумие ».

В интервью KHN Синклер сказал, что не рекомендует другим принимать эти вещества.

«Я не утверждаю, что я на самом деле моложе. Я просто сообщаю людям факты », - сказал он, добавив, что делится результатами анализов крови InsideTracker, которые рассчитывают биологический возраст на основе биомаркеров в крови.«Они сказали, что мне 58 лет, а потом один или два анализа крови сказали, что мне 31,4».

InsideTracker продает потребителям онлайн-пакет для отслеживания возраста примерно до 600 долларов. На веб-сайте компании подчеркивается, что Синклер поддерживает компанию в качестве члена ее научно-консультативного совета. Он также рекламирует исследование, описывающее преимущества такого отслеживания, в соавторстве с которым Синклер.

Синклер участвует в качестве учредителя, инвестора, акционера, консультанта или члена совета директоров 28 компаний в соответствии со списком его финансовых интересов.По крайней мере 18 человек так или иначе вовлечены в борьбу со старением, в том числе изучают или продают бустеры НАД. Интересы варьируются от стартапов по исследованию долголетия, нацеленных на людей и даже домашних животных, до разработки продукта для французской компании по уходу за кожей и консультирования инвестиционного фонда долголетия. Он также изобретатель, имя которого указано в патенте, выданном Elysium Гарвардом и клиникой Мэйо, и одна из его компаний, MetroBiotech, подала патент на никотинамидмононуклеотид, который, по его словам, берет сам.

Синклер и Гарвард отказались сообщить подробности о том, сколько денег он или университет получает за счет этих раскрытых внешних финансовых интересов. Синклер подсчитал в интервью 2017 года австралийскому Financial Review, что он собирает 3 миллиона долларов в год для финансирования своей лаборатории в Гарварде.

Liberty Biosecurity, компания, соучредителем которой он является, оценила в онлайн-биографии Синклера, что он участвовал в предприятиях, которые «привлекли более миллиарда долларов инвестиций». Когда KHN попросили его подробно описать характеристику, он сказал, что это неточно, без уточнения, и позже комментарии исчезли с веб-сайта.

Синклер сослался на соглашения о конфиденциальности, не раскрывающие его доходы, но добавил, что «большая часть этого дохода была реинвестирована в компании, разрабатывающие прорывные лекарства, использовались для помощи моей лаборатории или передавались некоммерческим организациям». Он сказал, что не знает, сколько он собирается заработать на патенте Elysium, сказав, что Гарвард вел переговоры.

Гарвард отказался опубликовать заявления Синклера о конфликте интересов, которые, согласно политике университета, должны подавать преподаватели медицинского вуза, чтобы «защитить себя от любых предубеждений преподавателей, которые могут повысить риск причинения вреда участникам исследования на людях или получателям продуктов, полученных в результате такое исследование.

«Мы можем гордиться нашим сотрудничеством только в том случае, если мы можем с уверенностью заявить, что такие отношения улучшают, а не умаляют целесообразность и надежность нашей работы», - говорится в политике.

Elysium рекламирует связи Гарварда и Синклера с его компанией. Он был соучредителем Массачусетского технологического института профессором Леонардом Гуаренте, бывшим советником Синклера по исследованиям и инвестором Sirtris Синклера.

Повторяя свои более ранние утверждения о ресвератроле, Синклер цитируется на веб-сайте Elysium как описывающий ускорители НАД как «одну из самых важных молекул для жизни.”

Дополнение Loophole?

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов не относит старение к категории болезней, а это означает, что потенциальные лекарства, направленные на долголетие, обычно не могут проходить традиционные клинические испытания, направленные на проверку их влияния на старение человека. Кроме того, FDA не требует, чтобы добавки проходили те же испытания на безопасность или эффективность, что и фармацевтические препараты.

Заголовок баннера на веб-сайте Elysium гласил, что «результаты клинических испытаний доказывают безопасность и эффективность» его добавки Basis, которая содержит молекулы никотинамид-рибозида и птеростильбена.Но исследование компании не продемонстрировало, что добавка эффективна в борьбе со старением у людей, как это может быть у мышей. Это просто показало, что таблетка увеличивает уровень этого вещества в клетках крови.

«Elysium продает таблетки людям в Интернете, утверждая, что таблетки« клинически доказаны »», - сказал О’Рахилли. «Однако до сих пор неизвестны преимущества и риски этого изменения химии у людей».

«Многие вмешательства, которые кажутся разумными на основании исследований на животных, оказываются неожиданными для человека», - добавил он, сославшись на крупное клиническое испытание бета-каротина, которое показало, что он увеличивает, а не снижает риск рака легких у курильщиков.

Собственное исследование

Elysium зафиксировало «небольшое, но значительное повышение уровня холестерина», но необходимо было добавить дополнительные исследования, чтобы определить, были ли изменения «реальными или случайными». Одно независимое исследование показало, что компонент НАД может влиять на рост некоторых видов рака, но исследователи, участвовавшие в исследовании, предупредили, что об этом еще рано говорить.

Гуаренте, соучредитель и главный научный сотрудник Elysium, сказал KHN, что его не беспокоят какие-либо побочные эффекты от Basis, и подчеркнул, что его компания привержена проведению серьезных исследований.Он сказал, что его компания следит за отчетами клиентов о безопасности и советует клиентам, у которых есть проблемы со здоровьем, проконсультироваться со своими врачами перед использованием.

Если вещество соответствует определению добавки FDA и рекламируется таким образом, то агентство не может предпринять никаких действий, если оно не докажет опасность, сказала Альта Чаро, бывший советник по политике в области биоэтики при администрации Обамы. Перед поступлением в продажу фармацевтические препараты должны продемонстрировать безопасность и эффективность.

«Многое из того, что здесь происходит, является действительно очень осторожным выражением того, для чего, как вы говорите, эта вещь», - сказал Чаро, профессор права в Университете Висконсина.«Если они продают его как лекарство от болезни, у них возникают проблемы с FDA. Если они продают его как омолаживающее, тогда FDA будет ограничено, пока опасность для общества не будет доказана ».

«Это рецепт решения некоторых действительно неприятных проблем в будущем», - добавил Чаро. «Нам может повезти, и может оказаться, что многое из этого окажется бесполезным. Но насколько нам известно, это будет опасно.

Споры о рисках и преимуществах веществ, действие которых на людях еще не доказано, вызвали споры о том, достаточно ли исследовательские институты изучают финансовые интересы и участие своих преподавателей или самого учреждения.Еще неизвестно, побудит ли решение Кембриджа не возобновлять свое партнерство других к переосмыслению таких связей.

Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, ранее слышал жалобы и изучал отношения между учеными и Elysium после того, как ушел с поста декана. По его словам, он обнаружил, что многие члены совета директоров, разрешившие размещать свои имена и фотографии на веб-сайте компании, мало знают о научных основах использования добавки компании.

Флиер вспоминает, что один ученый не имел реальной роли в консультировании компании и никогда не присутствовал на собрании компании. Несмотря на это, Elysium платил ему за его роль в совете директоров, сказал Флиер.

Кэролайн Перри, директор по связям с общественностью Гарвардского управления технологического развития, сказала, что такие соглашения, как принятие Гарвардским университетом средств на исследования от Elysium, соответствуют политике университета и «защищают традиционную академическую независимость исследователей».

Гарвард «заключает исследовательские соглашения с корпоративными партнерами, которые выражают приверженность развитию науки, поддерживая исследования, проводимые факультетом Гарварда», - добавил Перри.

Как и Гарвард, клиника Мэйо отказалась раскрыть подробности о том, сколько денег она получит от лицензионного соглашения Elysium. Мэйо и Гарвард провели «серьезные переговоры и продолжили переговоры», прежде чем заключить соглашение, сообщила пресс-секретарь Мэйо.

«Компания представила убедительные доказательства своей приверженности разработке продуктов, подтвержденных научными данными», - заявила пресс-секретарь Дуска Анастасиевич.

Гуаренте из Элизиума отказался сообщить, сколько он или Элизиум зарабатывали на продаже добавки Basis.MIT не публиковал его заявления о конфликте интересов.

Тем временем частные инвестиционные фонды продолжают вкладывать средства в исследования долголетия, несмотря на вопросы о том, действуют ли вещества на людей.

Одним из ключевых инвесторов Elysium является Morningside Group, частная инвестиционная компания, управляемая главным донором Гарварда Джеральдом Чаном, который также выделил 350 миллионов долларов Гарвардской школе общественного здравоохранения.

Миллиардер и соучредитель WeWork Адам Нойманн инвестировал в Sinclair’s Life Biosciences.

Инвестиционная компания, возглавляемая инженером и врачом Питером Диамандисом, выделила группе исследователей из Гарварда 5,5 миллионов долларов для их стартап-компании после того, как несколько других ученых публично оспорили их исследования.

В своем объявлении о начальном капитале компания Elevian заявила, что ее целью является разработка «новых лекарств», которые повышают уровень активности гормона GDF11, «чтобы потенциально предотвращать и лечить возрастные заболевания».

Он описал исследование его основателей, в том числе Эми Вейджерс из Гарварда и Ричарда Ли, как демонстрацию того, что «восполнение единственного циркулирующего фактора GDF11 у старых животных отражает влияние молодой крови, восстанавливая сердце, мозг, мышцы и другие ткани.”

Другие уважаемые лаборатории в этой области либо не смогли воспроизвести ключевые элементы своих наблюдений, либо опровергнуть их.

Генеральный директор

Elevian Марк Аллен сказал, что первые научные данные о GDF11 обнадеживают, но «открытие и разработка лекарств - это трудоемкий, рискованный, регулируемый процесс, требующий многолетних исследований, доклинических исследований [на животных] и клинических испытаний на людях. успешно выводить на рынок новые лекарства ».

Флиер опасается, что исследования в области долголетия могут быть поставлены под угрозу, хотя он признает важность и перспективность этой науки.Он сказал, что обеспокоен тем, что союзы между миллиардерами и учеными могут привести к меньшему скептицизму.

«Восприимчивый миллиардер встречает очень хорошего продавца-ученого, который смотрит ему в глаза и говорит:« Нет причин, по которым у нас нет терапии, которая позволила бы вам жить 400 или 600 лет », - сказал Флиер. «Миллиардер оглянется и увидит кого-то из Массачусетского технологического института или Гарварда и скажет:« Покажи мне, на что ты способен »».

Несмотря на опасения по поводу ажиотажа, ученые надеются найти выход, полагаясь на веские доказательства. Консенсус: таблетка на горизонте. Это просто вопрос времени и серьезных исследований.

«Если вы хотите зарабатывать деньги, нанять торгового представителя, который продвигает что-то, что не было протестировано, - действительно отличная стратегия», - сказал Миллер, который тестирует вещества на мышах. «Если вместо этого вы хотите найти наркотики, которые действуют на людей, вы выбираете совершенно другой подход. Это не касается коммерческих предложений. Это включает в себя долгий, кропотливый и утомительный процесс фактического исследования ».

В подготовке этого отчета участвовал старший корреспондент KHN Джей Хэнкок.

Фонтан молодости: Может ли новая таблетка предотвратить старение?

Таблетки против старения не новы в нашей жизни. Большинство из них были рядом даже больше, чем некоторые из нас. Возможно, единственное, что продолжает улучшаться, - это ажиотаж и маркетинг вокруг таких таблеток. Все чаще эти таблетки обещают молодость и другие преобразующие антивозрастные эффекты на человеческий организм. Это известный факт, что профилактика здоровья - хорошее дело, и тот, кто первым сможет найти волшебную пилюлю, заработает миллиарды.

Последним участником гонки против старения стал Ленни Гуаренте, выдающийся игрок в области геронтологии. До недавнего времени он был главой Центра науки о старении имени Пола Гленна Массачусетского технологического института и основателем Elysium, стартапа, который продает и занимается только одним продуктом под названием Basis.

Гуаренте считает, что его исследования генных белков, называемых сиртуинами, и молекулы НАД заставят людей выглядеть и чувствовать себя моложе. Согласно его собственному заявлению, он считает, что сиртуины смогут влиять на процесс старения в любой живой системе.Далее он добавляет, что при большей активности это будет работать более эффективно. По сути, чем активнее человек, тем медленнее будет его процесс старения.

Таким образом, разумно понять, что такое Basis, прежде чем принимать решение о его использовании.

Что такое основа?

Это клинически подтвержденный препарат, предназначенный для облегчения роста и развития на клеточном уровне. Он содержит несколько ингредиентов, таких как никотинамид рибозид (тот самый кофермент, который организм использует для метаболизма) и птеростильбен (мощный и биодоступный полифенол, который растения производят, когда им нужно защитить себя от стрессов, создаваемых извне).В дополнение к этим двум, есть также другие ингредиенты, такие как микрокристаллическая целлюлоза, гипромеллоза, растительный стеарат магния и диоксид кремния.

Кроме того, продукт не содержит ингредиентов животного происхождения. Доступный в нем продукт включает вегетарианский, безглютеновый, без ореховый, веганский продукт и не содержит искусственных красителей или ароматизаторов.

Как это работает?

Рекомендуется принимать по две капсулы в день, независимо от того, есть вы пищу или нет.

Внутри каждого фермента вашего тела есть кофермент под названием НАД +, который, по мнению некоторых, является наиболее распространенным фактором здоровья. Он необходим для защиты ДНК, энергетической защиты, ритмов кровообращения и сотен других жизненно важных функций.

Но с возрастом уровни NAD + начинают снижаться, и эти жизненно важные функции начинают нарушаться. Именно здесь на помощь приходит антивозрастная таблетка Elysium Basis, обещающая экспоненциальное увеличение уровня НАД + у людей в среднем почти на 40%. Добавка прошла более 20 лет многочисленных клинических испытаний и показала эффективность в поддержании здоровья и активности клеток человека.

Каков статус базы?

Таблетка против старения Elysium Basis отличается от других антивозрастных добавок, представленных на рынке. Таблетки упакованы в баночки, похожие на дорогие японские кремы для лица.

Вы не найдете этого продукта на полках ни в одной аптеке города. Основатели стали искать рекомендации от экспертов в области здоровья и фитнеса. Они надеются, что тот факт, что продукт поддерживают лауреаты Нобелевской премии, говорит о его легитимности и надежности.

Тем не менее, есть так много критиков, которые утверждают, что Basis ничем не отличается от любых других таблеток против старения. Их предпосылка заключается в том, что, как и все другие игроки, они по-прежнему покупают свои ингредиенты у ChromaDex (популярного производителя пищевых добавок), и что он превосходит другие таблетки только своим разрекламированным брендом и высокими рекомендациями. Критики также утверждают, что даже некоторые другие добавки, такие как J147, которые могут быть полезны при лечении болезни Альцгеймера, также оказались чрезвычайно эффективными в обращении вспять эффектов старения.Так что в целом они ничего особенного в Basis не видят.

The Bottom Line

Несмотря на неоднозначные мнения об этой таблетке, Basis действительно обещает обратить вспять эффекты старения, но это не означает, что это только эксклюзив Elysium. Могут быть те, кто думает, что в нем нет ничего нового, но одобрение различных научных экспертов и лауреатов Нобелевской премии делает обещание Elysium интригующим, но не гарантированным. Как и в случае с любыми лекарствами или добавками, всегда лучше проконсультироваться с врачом, прежде чем начинать какие-либо новые схемы.

Таблетка "фонтан молодости"? Конечно, если ты мышь.

Известный генетик из Гарвардского университета Дэвид Синклер недавно сделал поразительное заявление: научные данные показывают, что его биологический возраст снизился более чем на два десятилетия.

В чем секрет 49-летнего? Он говорит, что его ежедневный режим включает в себя прием молекулы, которую его собственное исследование показало, улучшило здоровье и увеличило продолжительность жизни мышей. Синклер теперь хвастается в Интернете, что у него объем легких, холестерин и кровяное давление «молодого взрослого» и «частота сердечных сокращений спортсмена».”

Несмотря на его энтузиазм, опубликованные научные исследования еще не продемонстрировали, что эта молекула работает на людях, как на мышах. Синклер, однако, имеет значительную финансовую заинтересованность в том, чтобы его утверждения оказались верными, и проявил свое научное мастерство в коммерциализации возможных продуктов продления жизни, таких как молекулы, известные как «ускорители НАД».

Его финансовые интересы включают то, что он числится изобретателем по патенту, выданному Elysium Health, компании по производству пищевых добавок, которая продает бустер NAD в таблетках по 60 долларов за бутылку.Он также инвестирует в InsideTracker, компанию, которая, по его словам, измерила его возраст.

Отличить шумиху от реальности в области долголетия стало труднее, чем когда-либо, поскольку авторитетные ученые, такие как Синклер, и выдающиеся институты, такие как Гарвард, присоединяются к многообещающим, но бездоказательным мерам, а иногда продвигают их и извлекают из них выгоду.

Разжигая ажиотаж, инвесторы вкладывают миллиарды долларов в эту сферу, даже несмотря на то, что многие продукты, уже представленные на рынке, подлежат меньшему количеству нормативных требований и, следовательно, более низкому порогу доказательства.

«Если вы говорите, что вы великий ученый и у вас есть средство от старения, это привлекает много внимания», - сказал Джеффри Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, который критиковал эту шумиху. «Есть финансовый стимул и побуждение к чрезмерным обещаниям до того, как будут начаты все исследования».

Мыши резвятся в лаборатории Ричарда Миллера по патологии и гериатрии в Мичиганском университете. Миллер возглавляет одну из трех лабораторий, финансируемых NIH, по тестированию антивозрастных веществ на мышах.

Elysium, основанная в 2014 году выдающимся ученым Массачусетского технологического института для коммерциализации молекулы никотинамида рибозида, типа бустера НАД, подчеркивает свое «эксклюзивное» лицензионное соглашение с Гарвардом и клиникой Мэйо и роль Синклера как изобретателя.Согласно пресс-релизу компании, соглашение направлено на добавку, которая замедляет «старение и возрастные заболевания».

Еще больше подчеркивая научный авторитет своего бренда, на сайте перечислены восемь нобелевских лауреатов и 19 других выдающихся ученых, которые входят в его научный консультативный совет. Компания также рекламирует исследовательские партнерства с Гарвардским и британским университетами Кембридж и Оксфорд.

Некоторые ученые и учреждения обеспокоены такими связями. Кембриджский институт терапии Милнера объявил в 2017 году, что получит финансирование от Elysium, что укрепит исследовательское «партнерство».Но, услышав жалобы преподавателей на то, что институт ассоциирует себя с бездоказательными добавками, он тихо решил не возобновлять финансирование или членство компании в своем «инновационном» совете.

«Продажа пищевых добавок с недоказанной клинической пользой - обычное дело, - сказал Стивен О’Рахилли, директор Кембриджских лабораторий метаболических исследований, который похвалил свой университет за пересмотр схемы. «Что необычно в этом случае, так это степень, в которой учреждения и отдельные лица из высших уровней академии были привлечены для обеспечения научной достоверности продукта, польза которого для здоровья человека не доказана.”

Обещание

Поколение назад ученые часто игнорировали или опровергали заявления о таблетке «фонтан молодости».

«Примерно до начала 1990-х годов было довольно смешно, что можно разработать таблетку, замедляющую старение», - сказал Ричард Миллер, биогеронтолог из Мичиганского университета, возглавляющий одну из трех лабораторий, финансируемых Национальными институтами здравоохранения. испытать такие перспективные вещества на мышах. «Это было что-то вроде научной фантастики. Недавние исследования показали, что пессимизм ошибочен.”

Мыши, которым вводят такие молекулы, как рапамицин, живут на 20 процентов дольше. Другие вещества, такие как 17-альфа-эстрадиол и лекарство от диабета акарбоза, оказались столь же эффективными в исследованиях на мышах. Мыши не только живут дольше, но и, в зависимости от вещества, избегают рака, сердечных заболеваний и когнитивных проблем.

«Примерно до начала 1990-х было смешно, что можно разработать пилюлю, замедляющую старение», - говорит биогеронтолог из Мичиганского университета Ричард Миллер.«Это было что-то вроде научной фантастики. Недавние исследования показали, что пессимизм ошибочен ».

Но метаболизм человека отличается от метаболизма грызунов. А наше существование не похоже на жизнь мыши в клетке. Эксперты говорят, что то, что теоретически возможно в будущем, остается недоказанным на людях и не готово к продаже.

История изобилует примерами лекарств, которые действовали на мышей, но не на людей. Например, несколько лекарств были эффективны в борьбе с болезнью, подобной болезни Альцгеймера, у мышей, но не помогли у людей.

«Ничего из этого не готово для прайм-тайма. Суть в том, что я не пробую ничего из этого », - сказал Фелипе Сьерра, директор отдела биологии старения в Национальном институте старения при NIH. «Почему нет? Потому что я не мышь ".

Обман

Опасения по поводу того, могут ли исследования на животных превратиться в терапию для людей, не остановили ученых от участия в гонке на рынок, создания стартапов или поиска инвесторов. Некоторые истинно верующие, в том числе исследователи и инвесторы, сами принимают эти вещества, продвигая их как новую важную вещь в старении.

«В то время как шумиха поощряет инвестиции в стоящие исследования, ученым следует избегать рекламы конкретных [веществ]», - сказал С. Джей Ольшанский, профессор, специализирующийся на старении в Школе общественного здравоохранения Иллинойского университета в Чикаго.

Однако некоторые научные данные преувеличены, чтобы помочь коммерциализировать их до того, как клинические испытания на людях продемонстрируют как безопасность, так и эффективность, сказал он.

«Это отличный концерт, если вы можете убедить людей присылать деньги и использовать их для выплаты непомерных зарплат и делать это в течение 20 лет и предъявлять претензии в течение 10», - сказал Ольшанский.«Вы прожили светскую жизнь и получили инвесторов, разжигая ажиотаж и говоря, что выгоды придут раньше, чем они есть на самом деле».

[khn_slabs slabs = "7

" view = "inline"]

Многообещающие результаты исследований на животных вызвали большой энтузиазм.

Исследования Синклера и других помогли вызвать интерес к ресвератролу, ингредиенту красного вина, из-за его потенциальных антивозрастных свойств. В 2004 году Синклер стал соучредителем компании Sirtris для проверки потенциальных преимуществ ресвератрола и заявил в интервью журналу Science, что он «настолько близок к чудесной молекуле, насколько вы можете найти». «GlaxoSmithKline купила компанию в 2008 году за 720 миллионов долларов. К тому времени, когда Glaxo остановила исследование в 2010 году из-за неутешительных результатов с возможными побочными эффектами, Синклер уже получил 8 миллионов долларов от продажи, согласно документам Комиссии по ценным бумагам и биржам. По данным Wall Street Journal, он также зарабатывал 297 000 долларов в год на консультационных услугах компании.

В разгар ажиотажа Синклер согласился на оплачиваемую позицию в Shaklee, которая продавала продукт, сделанный из ресвератрола.Но он ушел в отставку после того, как The Wall Street Journal выделил положительные комментарии, которые он сделал о продукте, который компания разместила в Интернете. Он сказал, что никогда не давал Шакли разрешения использовать свои заявления в маркетинговых целях.

Генетик из Гарвардского университета Дэвид Синклер позирует портрету в лаборатории Гарвардской медицинской школы в Бостоне в прошлом году.

Синклер практикует то, что проповедует - или продвигает. В своей биографии в LinkedIn и в интервью СМИ он описывает, как теперь он регулярно принимает ресвератрол; лекарство от диабета метформин, обещающее замедлить старение; и никотинамидмононуклеотид, вещество, известное как NMN, которое его собственное исследование показало омоложенным мышам.

Об этом исследовании он сказал в видео, выпущенном Гарвардом, что оно «закладывает основу для новых лекарств, которые смогут восстановить кровоток в органах, которые его потеряли в результате сердечного приступа, инсульта или даже у пациентов с слабоумие ».

В интервью KHN Синклер сказал, что не рекомендует другим принимать эти вещества.

«Я не утверждаю, что я на самом деле моложе. Я просто сообщаю людям факты », - сказал он, добавив, что делится результатами анализов крови InsideTracker, которые рассчитывают биологический возраст на основе биомаркеров в крови.«Они сказали, что мне 58 лет, а потом один или два анализа крови сказали, что мне 31,4».

InsideTracker продает потребителям онлайн-пакет для отслеживания возраста примерно до 600 долларов. На веб-сайте компании подчеркивается, что Синклер поддерживает компанию в качестве члена ее научно-консультативного совета. Он также рекламирует исследование, описывающее преимущества такого отслеживания, в соавторстве с которым Синклер.

Синклер участвует в качестве учредителя, инвестора, акционера, консультанта или члена совета директоров 28 компаний в соответствии со списком его финансовых интересов.По крайней мере 18 человек так или иначе вовлечены в борьбу со старением, в том числе изучают или продают бустеры НАД. Интересы варьируются от стартапов по исследованию долголетия, нацеленных на людей и даже домашних животных, до разработки продукта для французской компании по уходу за кожей и консультирования инвестиционного фонда долголетия. Он также изобретатель, имя которого указано в патенте, выданном Elysium Гарвардом и клиникой Мэйо, и одна из его компаний, MetroBiotech, подала патент на никотинамидмононуклеотид, который, по его словам, берет сам.

Синклер и Гарвард отказались сообщить подробности о том, сколько денег он или университет получает за счет этих раскрытых внешних финансовых интересов. Синклер подсчитал в интервью 2017 года австралийскому Financial Review, что он собирает 3 миллиона долларов в год для финансирования своей лаборатории в Гарварде.

Liberty Biosecurity, компания, соучредителем которой он является, оценила в онлайн-биографии Синклера, что он участвовал в предприятиях, которые «привлекли более миллиарда долларов инвестиций». Когда KHN попросили его подробно описать характеристику, он сказал, что это неточно, без уточнения, и позже комментарии исчезли с веб-сайта.

Синклер сослался на соглашения о конфиденциальности, не раскрывающие его доходы, но добавил, что «большая часть этого дохода была реинвестирована в компании, разрабатывающие прорывные лекарства, использовались для помощи моей лаборатории или передавались некоммерческим организациям». Он сказал, что не знает, сколько он собирается заработать на патенте Elysium, сказав, что Гарвард вел переговоры.

Гарвард отказался опубликовать заявления Синклера о конфликте интересов, которые, согласно политике университета, должны подавать преподаватели медицинского вуза, чтобы «защитить себя от любых предубеждений преподавателей, которые могут повысить риск причинения вреда участникам исследования на людях или получателям продуктов, полученных в результате такое исследование.

«Мы можем гордиться нашим сотрудничеством только в том случае, если мы можем с уверенностью заявить, что такие отношения улучшают, а не умаляют целесообразность и надежность нашей работы», - говорится в политике.

Elysium рекламирует связи Гарварда и Синклера с его компанией. Он был соучредителем Массачусетского технологического института профессором Леонардом Гуаренте, бывшим советником Синклера по исследованиям и инвестором Sirtris Синклера.

Повторяя свои более ранние утверждения о ресвератроле, Синклер цитируется на веб-сайте Elysium как описывающий ускорители НАД как «одну из самых важных молекул для жизни.”

Дополнение Loophole?

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов не относит старение к категории болезней, а это означает, что потенциальные лекарства, направленные на долголетие, обычно не могут проходить традиционные клинические испытания, направленные на проверку их влияния на старение человека. Кроме того, FDA не требует, чтобы добавки проходили те же испытания на безопасность или эффективность, что и фармацевтические препараты.

Заголовок баннера на веб-сайте Elysium гласил, что «результаты клинических испытаний доказывают безопасность и эффективность» его добавки Basis, которая содержит молекулы никотинамид-рибозида и птеростильбена.Но исследование компании не продемонстрировало, что добавка эффективна в борьбе со старением у людей, как это может быть у мышей. Это просто показало, что таблетка увеличивает уровень этого вещества в клетках крови.

«Elysium продает таблетки людям в Интернете, утверждая, что таблетки« клинически доказаны »», - сказал О’Рахилли. «Однако до сих пор неизвестны преимущества и риски этого изменения химии у людей».

«Многие вмешательства, которые кажутся разумными на основании исследований на животных, оказываются неожиданными для человека», - добавил он, сославшись на крупное клиническое испытание бета-каротина, которое показало, что он увеличивает, а не снижает риск рака легких у курильщиков.

Собственное исследование

Elysium зафиксировало «небольшое, но значительное повышение уровня холестерина», но необходимо было добавить дополнительные исследования, чтобы определить, были ли изменения «реальными или случайными». Одно независимое исследование показало, что компонент НАД может влиять на рост некоторых видов рака, но исследователи, участвовавшие в исследовании, предупредили, что об этом еще рано говорить.

Гуаренте, соучредитель и главный научный сотрудник Elysium, сказал KHN, что его не беспокоят какие-либо побочные эффекты от Basis, и подчеркнул, что его компания привержена проведению серьезных исследований.Он сказал, что его компания следит за отчетами клиентов о безопасности и советует клиентам, у которых есть проблемы со здоровьем, проконсультироваться со своими врачами перед использованием.

Если вещество соответствует определению добавки FDA и рекламируется таким образом, то агентство не может предпринять никаких действий, если оно не докажет опасность, сказала Альта Чаро, бывший советник по политике в области биоэтики при администрации Обамы. Перед поступлением в продажу фармацевтические препараты должны продемонстрировать безопасность и эффективность.

«Многое из того, что здесь происходит, является действительно очень осторожным выражением того, для чего, как вы говорите, эта вещь», - сказал Чаро, профессор права в Университете Висконсина.«Если они продают его как лекарство от болезни, у них возникают проблемы с FDA. Если они продают его как омолаживающее, тогда FDA будет ограничено, пока опасность для общества не будет доказана ».

«Это рецепт решения некоторых действительно неприятных проблем в будущем», - добавил Чаро. «Нам может повезти, и может оказаться, что многое из этого окажется бесполезным. Но насколько нам известно, это будет опасно.

Споры о рисках и преимуществах веществ, действие которых на людях еще не доказано, вызвали споры о том, достаточно ли исследовательские институты изучают финансовые интересы и участие своих преподавателей или самого учреждения.Еще неизвестно, побудит ли решение Кембриджа не возобновлять свое партнерство других к переосмыслению таких связей.

Флиер, бывший декан Гарвардской медицинской школы, ранее слышал жалобы и изучал отношения между учеными и Elysium после того, как ушел с поста декана. По его словам, он обнаружил, что многие члены совета директоров, разрешившие размещать свои имена и фотографии на веб-сайте компании, мало знают о научных основах использования добавки компании.

Флиер вспоминает, что один ученый не имел реальной роли в консультировании компании и никогда не присутствовал на собрании компании. Несмотря на это, Elysium платил ему за его роль в совете директоров, сказал Флиер.

Кэролайн Перри, директор по связям с общественностью Гарвардского управления технологического развития, сказала, что такие соглашения, как принятие Гарвардским университетом средств на исследования от Elysium, соответствуют политике университета и «защищают традиционную академическую независимость исследователей».

Гарвард «заключает исследовательские соглашения с корпоративными партнерами, которые выражают приверженность развитию науки, поддерживая исследования, проводимые факультетом Гарварда», - добавил Перри.

Как и Гарвард, клиника Мэйо отказалась раскрыть подробности о том, сколько денег она получит от лицензионного соглашения Elysium. Мэйо и Гарвард провели «серьезные переговоры и продолжили переговоры», прежде чем заключить соглашение, сообщила пресс-секретарь Мэйо.

«Компания представила убедительные доказательства своей приверженности разработке продуктов, подтвержденных научными данными», - заявила пресс-секретарь Дуска Анастасиевич.

Гуаренте из Элизиума отказался сообщить, сколько он или Элизиум зарабатывали на продаже добавки Basis.MIT не публиковал его заявления о конфликте интересов.

Тем временем частные инвестиционные фонды продолжают вкладывать средства в исследования долголетия, несмотря на вопросы о том, действуют ли вещества на людей.

Одним из ключевых инвесторов Elysium является Morningside Group, частная инвестиционная компания, управляемая главным донором Гарварда Джеральдом Чаном, который также выделил 350 миллионов долларов Гарвардской школе общественного здравоохранения.

Миллиардер и соучредитель WeWork Адам Нойманн инвестировал в Sinclair’s Life Biosciences.

Инвестиционная компания, возглавляемая инженером и врачом Питером Диамандисом, выделила группе исследователей из Гарварда 5,5 миллионов долларов для их стартап-компании после того, как несколько других ученых публично оспорили их исследования.

В своем объявлении о начальном капитале компания Elevian заявила, что ее целью является разработка «новых лекарств», которые повышают уровень активности гормона GDF11, «чтобы потенциально предотвращать и лечить возрастные заболевания».

Он описал исследование его основателей, в том числе Эми Вейджерс из Гарварда и Ричарда Ли, как демонстрацию того, что «восполнение единственного циркулирующего фактора GDF11 у старых животных отражает влияние молодой крови, восстанавливая сердце, мозг, мышцы и другие ткани.”

Другие уважаемые лаборатории в этой области либо не смогли воспроизвести ключевые элементы своих наблюдений, либо опровергнуть их.

Генеральный директор

Elevian Марк Аллен сказал, что первые научные данные о GDF11 обнадеживают, но «открытие и разработка лекарств - это трудоемкий, рискованный, регулируемый процесс, требующий многолетних исследований, доклинических исследований [на животных] и клинических испытаний на людях. успешно выводить на рынок новые лекарства ».

Флиер опасается, что исследования в области долголетия могут быть поставлены под угрозу, хотя он признает важность и перспективность этой науки.Он сказал, что обеспокоен тем, что союзы между миллиардерами и учеными могут привести к меньшему скептицизму.

«Восприимчивый миллиардер встречает очень хорошего продавца-ученого, который смотрит ему в глаза и говорит:« Нет причин, по которым у нас нет терапии, которая позволила бы вам жить 400 или 600 лет », - сказал Флиер. «Миллиардер оглянется и увидит кого-то из Массачусетского технологического института или Гарварда и скажет:« Покажи мне, на что ты способен »».

Несмотря на опасения по поводу ажиотажа, ученые надеются найти выход, полагаясь на веские доказательства. Консенсус: таблетка на горизонте. Это просто вопрос времени и серьезных исследований.

«Если вы хотите зарабатывать деньги, нанять торгового представителя, который продвигает что-то, что не было протестировано, - действительно отличная стратегия», - сказал Миллер, который тестирует вещества на мышах. «Если вместо этого вы хотите найти наркотики, которые действуют на людей, вы выбираете совершенно другой подход. Это не касается коммерческих предложений. Это включает в себя долгий, кропотливый и утомительный процесс фактического исследования ».

Старший корреспондент KHN Джей Хэнкок участвовал в написании этого отчета.

ученых на грани антивозрастной революции

Дэвид Стипп
320 страниц | Купить эту книгу

Чтение этой книги не сделает вас моложе, но вы многое узнаете о старении. Гонка за сегодняшним источником молодости - история ученых, инвесторов, фармацевтических компаний и лабораторных крыс - приближается к реальным результатам. Например, препараты, имитирующие ограничение калорийности, показали увеличение продолжительности жизни до 50 процентов.Стипп оставляет вас там, где исследования, «на грани», и задается вопросом, когда наконец появятся одобренные FDA таблетки для молодежи.

В чем дело?

Кто не хочет жить дольше и счастливее? В 2006 году, когда Стипп впервые сообщил о том, что ресвератрол - химическое вещество с антиоксидантными свойствами, обнаруженное в красном вине, - оказывает антивозрастное действие у мышей, любители вина (и виноградники) обрадовались. С тех пор популярность красного вина только выросла; Производство антиоксидантных добавок сейчас составляет 3 миллиарда долларов в год.Но чтобы жить дольше, нужно гораздо больше, чем просто выпивка: таблетки для молодости могут когда-нибудь помочь нам обуздать наши медицинские расходы и помочь нам справиться с растущим уровнем ожирения.

Buzz-рейтинг: Rumble

С охватом в Fortune , Nature , The Washington Post , Popular Science , The Wall Street Journal , The Huffington Post и десятках других публикаций, The Youth Таблетка - горячая тема.

One-Breath Автор Bio

Журналист Дэвид Стипп писал о науке, медицине, окружающей среде и биотехнологиях для Fortune , The Wall Street Journal и Science .

Книга в его словах

«Геронтологи чувствуют, что их область наконец-то в состоянии разработать лекарства, которые действительно замедляют старение. Эта книга - история того, как все это произошло» (стр. 5).

Не пропустите эти биты

1. Это серьезная штука. Может быть, идея таблеток для молодежи звучит странно, но учтите, что старикам, ищущим «чудодейственный эликсир» в конце 19 века, вводили трансплантаты яичек от обезьян, собак, коз и морских свинок (стр. 9).

2. Гонка продолжается. Наука может сбивать с толку, но суть в том, что несколько претендентов соперничают за создание следующего препарата против старения. Наиболее известные антиоксиданты (например, витамины C и E) борются со свободными радикалами, которые повреждают клетки. Некоторые лаборатории все еще тестируют ресвератрол. Другие миметики ограничения калорийности (например, рапамицин) могут быть более многообещающим вариантом.

3. Это больше, чем жить вечно. Антивозрастные препараты не просто помогут вам прожить более долгую и здоровую жизнь.У млекопитающих препараты замедляют возникновение опухолей и могут помочь справиться со многими заболеваниями одновременно, особенно с теми, которые связаны с ожирением. И если нынешние тенденции сохранятся, к 2030 году 86 процентов взрослого населения США будут страдать ожирением, так что потребности будут больше, чем когда-либо (стр. 258).

Swipe This Critique

Самые сильные стороны его книги появляются, когда Стипп высказывает свое мнение о безумных вещах, происходящих в этих лабораториях. Его профили долгожителей и подробные взгляды на голых землекопов разрушают иногда скучные репортажи о гонке за таблетками для молодежи.

Blurbotism

Цитаты на задней обложке включают в себя нобелевского лауреата доктора Филиппа Шарпа и директоров-основателей, президентов и генеральных директоров национальных центров исследования старения. Двое из них были предметом его интервью из его репортажей в журнал Fortune .

Зачётная книжка

Проза: Стипп отлично объясняет научные исследования и их важность с юмористическими уточнениями, такими как «удивительное открытие геронтогена» (стр. 87).


Жаргон:
Существует ряд сокращений и терминов, из-за которых читателю было бы очень трудно заблудиться.К счастью, есть заметки и указатель. В качестве бонуса вы получите курс повышения квалификации по молекулярной биологии.


Итог:
На 320 страницах это немного длинновато, но хорошо справляется с предоставлением подробной истории исследований старения.

Ученые на грани антивозрастной революции Дэвид Стипп

Я не дочитал книгу, хотя у меня оставалось всего около 50 страниц. Мне было несколько неприятно читать - Стипп, казалось, постоянно уходил от темы, предоставляя обширные биографии исследователей каждый раз, когда он обсуждал попытку исследования, а затем еще несколько биографий и анекдотов, так что я часто упускал из виду существующие проблемы.

Он действительно обсуждал интересные исследования, и мне хотелось бы, чтобы он делал их более линейным образом. Вот основные идеи: Все мы стареем, но животные стареют по-разному, некоторые d

Я не дочитал книгу, хотя у меня оставалось всего около 50 страниц. Мне было несколько неприятно читать - Стипп, казалось, постоянно уходил от темы, предоставляя обширные биографии исследователей каждый раз, когда он обсуждал попытку исследования, а затем еще несколько биографий и анекдотов, так что я часто упускал из виду существующие проблемы.

Он действительно обсуждал интересные исследования, и мне хотелось бы, чтобы он делал их более линейным образом. Вот основные идеи: все мы стареем, но животные стареют с разной скоростью: некоторые умирают после очень короткой жизни, некоторые - после очень долгой. Однако старение не высечено на камне. Рыба, например, не показывает признаков ухудшения с возрастом, явление, которое называется «незначительное старение». Рыба (350-фунтовая щука) была вытащена из немецкого озера, которому предположительно 267 лет, а около Исландии вытащили 405-летнего моллюска. Возраст некоторых выловленных китов оценивается более 100 лет, а одного - более 200 лет.

Итак, почему мы должны стареть? В чем эволюционное преимущество старения и смерти? Смерть проста - мы уже знаем из Дарвина - виды, которые не меняются, не имеют преимущества для выживания. Старение - это отдельная история. Вот какова сейчас текущая теория: поздно действующий ген, который причиняет ущерб, будет в значительной степени одобрен эволюцией, если он также увеличивает шансы на успешное воспроизводство в раннем возрасте, даже если ранняя польза от гена крошечная, а поздний ущерб сравнительно большой.Другими словами, энергичная молодость приводит к упадку и падению в более позднем возрасте.

Итак, прогноз таков, что те, кто доживают до 100 лет, не должны были быть очень энергичными в молодом возрасте, поскольку у них, скорее всего, не было этих генов. Бинго в случае с моей бабушкой, которая в молодости была довольно болезненной личностью - туберкулезом в раннем взрослом возрасте - но дожила до 101 года. Очень интересно.

Кроме того, согласно этому принципу, организмы, у которых много детей в раннем возрасте, должны стареть быстро, а те, у которых задержка размножения и меньшее количество потомства, будут жить дольше и стареть медленнее.То же самое и с моей бабушкой.

Есть еще теория одноразовой сомы - наши тела являются одноразовыми носителями генов. Как только гены больше не могут передаваться, мы становимся одноразовыми. Если организм вкладывает много энергии в правильное производство белка (мужчина), этот организм живет дольше и рожает позже. Если поспешно и неряшливо, то раньше рожает и раньше умирает (мышь).

Было проведено много других многообещающих исследований свободных радикалов, карликовости, медленного метаболизма, высокого и низкого уровня холестерина и ресвератрола - соединения в красном вине, которое, как было обнаружено, значительно продлевает жизнь мышей на диете с высоким содержанием жиров, имитируя нашу богатую промышленную жизнь. общественная диета, но на самом деле ничего особенного. Что действительно огорчило меня, так это то, что исследования показывают, что упражнения не замедляют старение. Ну, хоть от этого полегчает!
Все исследования старения, представленные в книге, кажутся мне немного похожими на поиски в темноте. Геронтология, по-видимому, не пользуется таким же престижем или таким же финансированием, как другие области, такие как, скажем, исследования рака, и, следовательно, она, похоже, также делает немного более случайный прогресс.

У одного из лучших в мире исследователей старения есть таблетка, которая поможет вам чувствовать себя

Скажем, кто-то подошел к вам, продавая пищевую добавку - таблетку, которую вы принимаете один раз в день, - которая может повысить вашу энергию, улучшить способность вашего тела восстанавливаться его ДНК, и они сохранят ваше здоровье по мере взросления.

Это может звучать как жульничество или, что более вероятно, просто еще одно в море запутанных, недифференцированных заявлений, которые составляют индустрию пищевых добавок стоимостью 20 миллиардов долларов.

Но давайте предположим, что это Ленни Гуаренте из Массачусетского технологического института, один из ведущих ученых мира в области исследований старения. И его советуют пять лауреатов Нобелевской премии и два десятка других ведущих исследователей в своих областях. Вы могли бы уделить немного больше внимания.

Елена Рэй через Shutterstock

Ученый и стартап

Создание компании по производству пищевых добавок кажется маловероятным шагом в карьере для кого-то вроде Гуаренте, человека, который является одним из самых уважаемых ученых в своей области.(«Это отъезд», - признает Гуаренте). По большей части, для него участие в Elysium Health - это решение, рожденное возможностью и разочарованием. Возможность - это шанс изменить ситуацию к лучшему, переведя результаты бурно развивающейся области исследований старения прямо сегодня на потребителей. Разочарование в том, что это вообще заняло так много времени.

«Я больше всего надеюсь, что мы сможем сделать доступным для людей то, что в настоящее время недоступно, и что это окажет положительное влияние на их здоровье», - говорит Гуаренте.

Elysium Health зародился в разговорах между двумя другими, более молодыми соучредителями, Эриком Маркотулли и Дэном Альминаной, которые в то время были инвесторами в технологии и приятелями в спортзале. Несмотря на то, что они оба очень заботятся о своем здоровье, они знали, что не смогут остановить процесс старения и всех связанных с ним болезней. Намного больше, чем диета или что-либо еще, что люди могут контролировать, самый большой фактор риска многих болезней, которые убивают нас, включая диабет, рак и сердечно-сосудистые заболевания, - это просто старение.

Straight 8 Photography через Shutterstock

Маркотулли тоже кое-что знал о рыночных возможностях, которые в последнее время также привлекли внимание таких компаний, как Google (с его проектом Calico Labs) и других инвесторов Кремниевой долины. Он изучил историю компании под названием Sirtris Pharmaceuticals, которая в середине 2000-х годов работала над приемом ресвератрола, природного антивозрастного соединения, содержащегося в красном вине, и преобразования его в более мощную форму, которую можно было бы запатентовать и разработать в медицинский препарат. В 2008 году компания Sirtris, основанная бывшим постдоком Гуаренте Дэвидом Синклером, была приобретена фармацевтическим производителем GlaxoSmithKline за потрясающие 720 миллионов долларов.

«Основным вопросом было: есть ли другие натуральные продукты, которые могут иметь смысл? Я думаю, что ресвератрол был первым, и я думал, что, возможно, есть потенциал для многих других, - вспоминает Маркотулли, когда изучал эту историю в бизнес-школе.

Эти двое начали холодно обзванивать ученых, занимающихся исследованиями старения, и были удивлены, насколько многие были в восторге от этой идеи, включая Гуаренте.FDA не признает старение как состояние, поэтому вместо этого такие компании, как Sirtris и GSK, берут научные данные о том, как мы стареем, и переводят их в препараты, которые лечат конкретные возрастные заболевания. Проблема в том, что клинические испытания, связанные с этим, могут занять более десяти лет, и даже тогда это не гарантирует, что лекарство будет одобрено. В результате, хотя ученые добились больших успехов в понимании того, как и почему мы стареем, и в демонстрации того, что это старение можно отсрочить, они пока не увидели каких-то результатов в переводе своей работы на помощь людям.

Два предпринимателя хотели использовать совершенно иной подход, чем производители лекарств: продавать только неизмененные натуральные продукты, которые обычно не запатентованы и не требуют одобрения FDA, и создавать новые виды добавок, которые не претендуют на лечение конкретное заболевание, но вместо этого способствует общему самочувствию.

«Если есть выгода, которую можно получить сейчас, то я думаю, что нет смысла ждать десять или более лет, пока не станет доступным какое-либо производное [от фармацевтической компании], хотя я не говорю, что это не очень хорошо. тоже надо делать », - говорит Гуаренте.

Три соучредителя принимали первый продукт компании, таблетку, которую они называют БАЗИС, в течение последних трех-пяти месяцев. Через свой веб-сайт Elysium Health будет продавать потребителям месячный запас за 60 долларов или 50 долларов с ежемесячной подпиской.

Повышение уровня NAD

Теория, лежащая в основе таблеток, основана на работе, впервые проведенной в лаборатории Гуаренте по сиртуинам, группе ферментов, участвующих в метаболизме клеток и выработке энергии, которые являются общими для широкого круга живых организмов. Исследователи обнаружили, что повышение активности сиртуинов, которое иногда достигается с помощью диет с ограничением калорий, может продлить продолжительность жизни дрожжей, червей, мышей и других животных. В течение последних двух десятилетий, в том числе в Sirtris и GlaxoSmithKline, предпринимались попытки разработать лекарство, которое могло бы иметь такой же эффект без недостатка калорий. Существуют также природные соединения, повышающие содержание сиртуинов - одним из них является ресвератрол, который уже сегодня продается в качестве пищевой добавки. Другой называется НАД.

НАД - никотинамидадениндинуклеотид - один из наиболее интересных моментов в химии, связанной со старением. Его присутствие в организме напрямую связано с течением времени: пожилой мужчина будет иметь примерно половину уровня НАД в его организме в молодости. Никакое количество здорового питания или физических упражнений не может остановить снижение. Но в научной статье, опубликованной в 2013 году, которая вызвала заголовки о «обращении старения», Синклер из Гарварда показал, что после недели введения двухлетним мышам повышения уровня НАД их ткани больше походили на шестимесячных мышей.

Таблетка Элизиума - это попытка воспроизвести этот процесс естественным образом на людях. Он содержит строительные блоки НАД, поэтому организм может легко поглощать более мелкие молекулы и синтезировать свои собственные. Таблетка также содержит птеростильбен, соединение, которое является близким родственником ресвератрола, но, по словам Гуаренте, потенциально более мощное и эффективное.

Elysium явно хочет избежать шарлатанского ощущения бесчисленных «антивозрастных» продуктов, представленных сегодня на рынке. Это не продажа таблетки как ключ к более долгой жизни или предотвращению какого-либо конкретного заболевания, поскольку нет никаких доказательств того, что таблетка сделает это.В пресс-релизе, выпущенном компанией при запуске, вообще не упоминается старение. (Другая причина в том, что они хотят привлекать также молодых людей, которые не обязательно заботятся о старении, но могут чувствовать себя более здоровыми и энергичными). Вместо этого основатели говорят об усилении основных биологических функций: улучшении восстановления ДНК, детоксикации клеток, выработке энергии и функции белков.

«Мы не заинтересованы в том, чтобы быть антивозрастной компанией и увеличивать продолжительность жизни», - говорит Маркотулли.«Для нас это касается увеличения продолжительности здоровья, а не продолжительности жизни».

Будущее диетических добавок

У модели есть обратная сторона: они не могут запатентовать свою работу. Некоторые компании уже продают добавки для каждого из двух ингредиентов BASIS, а другие могут скопировать Elysium, как только он выпустит свои следующие продукты. Именно здесь на помощь приходит бизнес-модель Elysium - и ее научные суперзвезды.

Компания стремится стать компанией по производству диетических добавок совершенно другого типа - основатели называют модные потребительские бренды Warby Parker, Oscar Health, Harry's и Nest, продуманные до мелочей. их образцы для подражания.(Со-генеральный директор Warby Parker Дэйв Гилбоа и один из ее первых инвесторов, Кэл Вепури, являются бизнес-ангелами в Elysium. Мартин Лотти, креативный директор футбольного подразделения Nike, является стратегическим советником. )

«Наше видение и миссия - обеспечить научно подтвержденные натуральные продукты для здоровья, которые поступают на рынок через эти традиционные каналы розничной торговли », - говорит Маркотулли. «Но при этом также учитываются лучшие аспекты фармацевтической модели - ориентация на исследования и разработки, клиническая строгость и постоянное отслеживание потребителей.”

Его продукты будут продаваться только на его веб-сайте, где Elysium может контролировать более тонкую передачу сообщений, чем на полках магазинов. Брендинг, доверие и научный опыт - вот что, как надеется команда, отличает их от безликих компаний, стоящих на полках Whole Foods. На самом базовом уровне это означает веру в то, что таблетка содержит то, что, по ее словам, в ней содержится, но также, помимо этого, вера в то, что она приносит человеку хоть какую-то пользу.

Для нас это увеличение продолжительности здоровья, а не продолжительности жизни.

Elysium гарантирует, что все ингредиенты в его продуктах будут чистыми, и он проведет собственное тестирование безопасности, а также тест на базовый уровень эффективности. По словам Гуаренте, он уже протестировал BASIS в различных дозах на предмет безопасности и для того, чтобы убедиться, что уровни НАД в организме действительно увеличиваются от приема таблеток. Со временем команда надеется также собрать данные от клиентов, чтобы начать демонстрировать некоторые из долгосрочных преимуществ в течение месяцев, а в конечном итоге и лет.

Нир Барзилай, директор Института исследований старения Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна, говорит, что у Elysium есть хорошая бизнес-идея, основанная на здравой науке и впечатляющей команде.Как человек, не связанный с компанией, его единственное опасение состоит в том, что если что-то пойдет не так с таким ведущим ученым, как имя Гуаренте, это может отбросить назад всю область исследований. Хотя это и не требуется FDA, он призывает компанию делать все возможное во всех своих испытаниях. «Люди будут злоупотреблять им, и я уверен, что если у вас будет слишком много, это может иметь какой-то эффект, который мы не можем предсказать», - говорит он.

Для следующих продуктов Elysium, которая может коснуться в других областях, такие как здоровье мозга или опорно-двигательный аппарат здоровье, он начинает задействовать опыт грозного списка более чем 30 научных консультантов, подписанный на все от Эрик Кандель, ученого мозга который получил Нобелевскую премию по медицине 2000 года Тома Судхофа, клеточного физиолога из Стэнфорда, получившего эту премию в 2013 году.В конце концов, он надеется расширить эту сеть научных знаний, включив в нее столько ученых, которые захотят принять в ней участие.

Во всяком случае, Elysium может помочь большему количеству людей понять, что старение становится тем, чем мы однажды сможем заняться.

«В области старения произошел взрывной рост науки. И я думаю, что общественность не понимает, как далеко продвинулись исследования старения. У нас есть много идей о механизмах старения, а также множество путей, которые можно оптимизировать, настроить или активировать, чтобы, возможно, продлить продолжительность жизни », - говорит исследователь старения Стэнфордского университета Стюарт Ким, который входит в группу научных консультантов Elysium. «Я думаю, что общественность отстает от наших взглядов на старение примерно на 30 лет. Как будто мы думали о раке так же, как в 1960 году ».

Эти продукты помогут вам оставаться продуктивными

Ученый из Массачусетского технологического института Леонард Гуаренте утверждает, что эта таблетка - источник молодости

23 августа 2016 г.
Автор: Алекс Кеун, сотрудники отдела последних новостей BioSpace.com

БОСТОН - Можно ли найти источник молодости в форме таблетки? Так считает стартап Elysium Health .

Компанию возглавляет главный научный сотрудник и соучредитель Леонард Гуаренте , который возглавляет центр по борьбе со старением в MIT . Благодаря его исследованиям и руководству Elysium делает ставку на то, что этот продукт положительно повлияет на продление жизни людей, принимающих добавку. Главный продукт компании называется Basis, который, по словам Elysium, используется для восстановления и оптимизации метаболизма. На своем веб-сайте компания заявила, что наука позволяет компании сосредоточиться на «клеточном уровне для достижения оптимального здоровья, помимо того, что можно достичь с помощью диеты и физических упражнений. «Его продукт Basis разработан для оптимизации уровней NAD + и функции сиртуинов в клетках для поддержки нескольких метаболических процессов, таких как клеточная детоксикация, восстановление ДНК и выработка энергии.

Активные ингредиенты Basis pterostilbene и NR являются веществами природного происхождения, что позволило компании обойти правила Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов и продать продукт. Это не означает, что Guarente хочет, чтобы компания избегала научных исследований. Напротив.В интервью New York Magazine Гуаренте сказал, что настаивает на том, чтобы компания провела испытания продукта на людях и тестирование.

«Никогда, никогда не делайте заявлений, не подкрепленных доказательствами», - сказал он, согласно журналу.

Elysium имеет впечатляющую команду руководителей, в частности, шесть лауреатов Нобелевской премии в его научно-консультативной группе. Несмотря на научный опыт его команды, есть скептики относительно того, принесут ли добавки пользу здоровью в долгосрочной перспективе и продлят жизнь. В интервью Business Day Live в 2015 году Гуаренте сказал, что потребуется десятилетий, чтобы показать, что добавка обладает антивозрастными свойствами.

В поисках средства против старения нет ничего нового. В прошлом году фармацевтический гигант Novartis отметил, что бактериальный агент рапамицин , который был первоначально обнаружен на острове Пасхи, показал себя многообещающим в блокировании генетики старения и связанных со старением заболеваний, таких как рак, болезни сердца и болезнь Альцгеймера.Исследование рапамицина, проведенное Novartis в 2014 году, показало, что у пожилых пациентов в возрасте 65 лет и старше после вакцинации от гриппа наблюдалось улучшение иммунного ответа на 20 процентов. Кроме того, исследование показало уменьшение рецепторов PD-1 у пациентов, что подавляет передачу сигналов Т-клетками.

Novartis - не единственная компания, которая ищет лекарственный раствор «фонтан молодости». Другие фармацевтические компании пытались бросить вызов процессу старения, в том числе сделка GlaxoSmithKline на 720 миллионов долларов, которая не увенчалась успехом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *