Средства от рака: Препараты для терапии онкологии (лекарства от рака)

Содержание

Препараты для терапии онкологии (лекарства от рака)

Заказать препараты при онкологии

В каталоге можно найти интересующий препарат в пару кликов. Специально для наших пользователей — огромный выбор медикаментов разных производителей, форм выпуска и дозировок по доступным ценам.

Сеть аптек 36.6 — функциональный ресурс по поиску и заказу лекарств в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих областях. Оплатить и забрать онкологические препараты можно в аптеке, которую вы выбрали на карте сайта (доставка лекарств на дом запрещена по закону).

Особенности работы с сайтом:

  • на карточках товара указана цена, показания, противопоказания и сведения, связанные с применением;
  • на ресурсе есть актуальные акции и выгодные предложения;
  • необходимое лекарство можно найти при помощи поисковой строки;
  • каждый медикамент прошел сертификацию для подтверждения качества.

Показания к применению

Препараты назначаются при онкологических заболеваниях разной степени тяжести. Большая часть таких препаратов может быть получена только по рецепту после консультации со специалистом. Особая роль отводится обезболивающим препаратам при онкологии. Современные технологии способны ослабить болезнь, а иногда избавиться от нее на долгие годы. Прием таргетных препаратов поможет замедлить или остановить рост раковых клеток.

Какие онкологические болезни встречаются наиболее часто:

  • бронхиальный рак и рак легких;
  • рак толстой и прямой кишки;
  • рак молочной железы;
  • рак поджелудочной железы;
  • злокачественные новообразования [1];
  • лейкемия.

Всего около 100 видов рака, а также множество причин, способствующих его развитию, начиная от радиации, и заканчивая различными вирусами и воздействием канцерогенных веществ.

Новейшее оборудование способно эффективно бороться с болезнью, главное — постоянно контролировать свое состояние у врача.

Противопоказания

В зависимости от состояния пациента — возможны противопоказания по приему препарата. Средства против рака — это специфические медикаменты, которые следует принимать под контролем врачей.

К числу наиболее распространенных противопоказаний можно отнести такие:

  • индивидуальная непереносимость компонентов;
  • беременность и период лактации;
  • некоторые препараты с пометкой «принимать с осторожностью»;
  • сочетание нескольких лекарств разных групп;
  • другие противопоказания в зависимости от ситуации.

Формы выпуска

Форма приема препарата зависит от того, в каком виде они будут наиболее эффективны и действенны для человека. Таблетки от рака отличаются дозировкой.

Какие формы есть:

  • порошок;
  • таблетки;
  • капсулы;
  • суппозитории.

Рекомендацию по форме приема дает только врач, он же может выписать рецепт. Многие из препаратов имеют четкую последовательность приема. В некоторых случаях человек сам выбирает форму приема, которая удобна для него. Наш ресурс предлагает заказать онкологические препараты.

Страны-изготовители

Эффективность таблеток напрямую зависит от вида заболевания и степени его тяжести. Противоопухолевые лекарства имеют побочные эффекты, у некоторых производителей они выражены меньше, у некоторых — больше.

Лекарство от рака производят различные концерны:

  • российские;
  • бельгийские;
  • израильские;
  • швейцарские и другие.

ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ ПРЕПАРАТОВ НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ИЛИ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.

Список литературы:

  1. [i] МКБ 10, Новообразования [Электронный ресурс]. – 2018. — доступ по ссылке: http://mkb-10.com/index.php?pid=1001

Ученые случайно нашли средство от большинства типов рака

Новый тип рецепторов иммунных клеток позволит создать универсальную иммунотерапию для множества видов рака, надеются британские исследователи. Они обнаружили новые рецепторы случайно и уже успешно протестировали их применение в борьбе с раковыми клетками на культурах клеток и на мышах. К испытаниям на людях они надеются приступить к концу 2020 года.

Ученые Кардиффского университета в Великобритании обнаружили новый тип рецепторов иммунных клеток. Открытие поможет разработать эффективный способ лечения раковых опухолей, уверены исследователи. Работа была опубликована в журнале Nature Immunology.

Один из методов лечения рака — Т-клеточная терапия. Т-клетки (Т-лимфоциты) — основа иммунитета человека. Они играют центральную роль в защите организма при онкозаболеваниях. Т-хелперы распознают чужеродные агенты на поверхности специализированных клеток иммунной системы, а Т-киллеры, привлеченные их сигналами, устраняют угрозу. При Т-клеточной терапии иммунные клетки удаляются, модифицируются и возвращаются в кровь пациента для поиска и уничтожения раковых клеток.

Наиболее широко используемый метод такой терапии, CAR-T, персонализируется для каждого пациента — Т-клетки распознают белки, связанные с лейкоцитарными антигенами человека (HLA), которые сильно отличаются у разных людей.

Кроме того, метод действует только на несколько видов рака и не способен победить солидные опухоли, которые встречаются при подавляющем большинстве онкозаболеваний.

С помощью системы CRISPR-Cas9 исследователи смогли обнаружить новый тип рецепторов Т-клеток, MR1. Он способен распознавать раковые клетки и не сильно отличается у разных людей в популяции, что делает его перспективным кандидатом для использования в иммунотерапии рака. Кроме того, MR1 различает здоровые и раковые клетки, атакуя только последние.

Открытие было сделано случайно — ученые исследовали образец из банка крови в поисках клеток, способных бороться с бактериями.

«Мы искали кое-что другое! — признается профессор Эндрю Сьюэлл. — Все великие научные открытия сделаны по ошибке».

Исследователи проверили работу MR1 на культурах клеток человека. Т-клетки с этими рецепторами эффективно расправились с с раковыми клетками легких, кожи, толстой кишки, молочной железы, предстательной железы, костей и яичников.

Такжу ученые провели тесты с мышами, больными лейкемией. Новая терапия позволила им достичь ремиссии и прожить дольше грызунов в контрольной группе.

«Это была неожиданная находка. Теперь у нас есть перспектива создания «универсальной» иммунотерапии, которая позволит уничтожить множество видов рака среди населения. Раньше никто не верил, что такое возможно», — говорит Сьюэлл.

Несмотря на то, что CAR-T-терапия была одним из важнейших прорывов в лечении рака крови в последние годы — во многих случаях она дает последний шанс на излечение — ее применение ограничивается небольшим количеством видов рака, она очень дорогая и подходит далеко не всем, — поясняет доктор Аласдер Ранкин. — Разработка «универсального» метода иммунотерапии, который мог бы быть нацелен на различные типы раковых клеток и не нуждался бы в подстройке под каждого отдельного пациента — это захватывающая перспектива. Мы пока не подтвердили, что такой подход точно сработает на пациентах. Но, если этого удастся достичь, то это откроет новые возможности для людей, которые живут с онкозаболеваниями и страдают от тяжелых побочных эффектов при лечении».

«Новый вид Т-клеточной терапии обладает огромным потенциалом для преодоления существующих ограничений CAR-T», — отмечает гематолог Оливер Оттманн.

«Если это открытие подтвердится в других работах, оно заложит основу «универсальной» Т-клеточного терапии, что позволит сократить затраты, связанные с выявлением, производством и изготовлением персонализированных Т-клеток», — добавляет иммунолог Оуэн Галлимор. — Это поистине захватывающий и потенциально большой шаг в обеспечении доступности иммунотерапии при раке».

Теперь исследователи заняты определением точного механизма работы MR1.

Они предполагают, что рецепторы распознают изменения в клеточном метаболизме, когда клетка перерождается в раковую.

Ученые рассчитывают протестировать новую терапию на людях уже к концу 2020 года. Основная задача исследователей — обеспечить ее безопасность и убедиться, что Т-клетки не будут атаковать здоровые клетки.

Если испытания пройдут успешно, Сьюэлл надеется, что через несколько лет терапию получится ввести в клиническую практику.

Таблетка от рака

  • Израильские ученые заявили, что в течение года получат революционное средство от рака, недорогое и почти без побочных эффектов.
  • Несмотря на успехи онкологии, генетики и биотехнологии, рак остается одной из самых страшных болезней, иногда не диагнозом, а приговором.
  • Сейчас появилось много новых методов лечения рака: последнее наиболее значимое достижение – генетическая терапия.
  • Очень важно выявить рак на ранней стадии развития: в этом случае шансов на излечение значительно больше.

Сергей Медведев: Будущее наступило на этот раз в отчете израильских ученых, которые объявили об изобретении новой технологии под названием Mu Ta To: это токсины-убийцы, которые будут убивать раковые клетки, – и обещали чуть ли не в течение года полное исцеление от всех случаев рака. Кажется, порой онкология превращается в науку о сенсациях. Насколько можно говорить о прорыве в лечении рака?

Корреспондент: После сердечно-сосудистых заболеваний рак является второй из основных причин смерти в мире. До середины ХХ века единственным методом лечения злокачественных опухолей была хирургия, которая позволяла излечивать людей с ранней стадией развития рака. Но помогала она не всем, люди с отдаленными метастазами были обречены.

Злокачественная опухоль отличается от других видов опухоли тем, что ее клетки схожи со здоровыми клетками организма. Перед учеными стоит непростая задача различить клетки и уничтожить зараженные. На протяжении истории у врачей были разные идеи о том, как это сделать. И вот недавно израильские ученые заявили, что в течение года получат революционное средство от рака, недорогое и почти без побочных эффектов. Речь идет о многоцелевом токсине, в котором будет использоваться комбинация противораковых пептидов и токсинов, убивающих раковые клетки. Если технология оправдает ожидания, она сможет спасти миллионы жизней.

Сергей Медведев: В студии Радио Свобода – Антон Тихонов, научный директор проекта yRisk, и Антон Гопка, сооснователь ATEM Capital. Насколько эта последняя история является сенсацией?

Антон Тихонов:

Исследований, похожих на то, что сделала эта компания, проводится очень много, есть огромное количество научных публикаций, которые содержат похожие результаты: что некую мышь удалось излечить от человеческого рака. Вероятность того, что препарат попадет в клинику, то есть будут клинические испытания на людях, достаточно низкая, и вероятность того, что он станет зарегистрированным препаратом и будет эффективнее, чем существующее лечение, тоже очень низкая, как и во всех новостях подобного рода.

Сергей Медведев: Я помню, что Нобелевская премия 2018 года была примерно за то же самое: как различить здоровую клетку и помочь иммунитету атаковать раковые клетки, не атакуя здоровые.

Антон Гопка: При этом есть настоящая новость: 59 препаратов, которые были одобрены в США в прошлом году, – это в целом рекорд. Четверть препаратов, одобряемых сейчас в Штатах, – это препараты против онкологии. Нобелевская премия была дана фактически за новую модальность иммуноонкологии – это сейчас наиболее горячая тема в области борьбы с раковыми заболеваниями. Эта терапия действительно работает, но об этом мы по какой-то причине меньше слышим.

Сначала очень долго была хирургия, потом появилась радиотерапия, потом – химиотерапия. Последние годы мы видим расцвет новых модальностей. Нельзя сказать, что у нас нет какого-то прогресса в лечении рака. Если мы говорим про последние наиболее значимые вехи, то это генетические препараты, генетическая терапия. Две такие терапии были одобрены в 2017 году, а в прошлом году они впервые вышли на рынок.

Сергей Медведев: Сейчас у нас на глазах СПИД из смертельного диагноза превратился практически в хроническое заболевание. Есть набор препаратов, во многих странах он обеспечивается бесплатно за счет обязательного медицинского страхования и продлевает жизнь человека до его генетических пределов. С раком же такого не было: если человеку поставлена достаточно продвинутая степень рака, то это по-прежнему смертный приговор.

Рак – это не одно заболевание, а очень много отличающихся заболеваний, которые лечатся по-разному, с разными перспективами

Антон Тихонов: Некорректно сравнивать СПИД с раком: СПИД возник только в 1980 году, ему как болезни очень мало лет. Действительно, из чего-то очень острого и смертельного он превратился во нечто более-менее хроническое. Но неверно говорить о том, что человек, правильно пролеченный от ВИЧ, достигает своих генетических пределов. Это очень тяжелое хроническое заболевание. Большое количество опухолей лечат так же успешно с точки зрения продолжительности жизни человека, как и СПИД. Есть множество случаев, когда рак полностью излечивается.

Говорить о революционном прогрессе нельзя как в случае рака, так и в случае СПИДа, потому что дорога от острого неизлечимого заболевания до заболевания, которое контролируется успешными медицинскими мерами, заняла в случае СПИДа несколько десятков лет. То же со своей скоростью происходит в онкологии. Тут надо понимать, что рак – это не одно заболевание, а очень много отличающихся заболеваний, у них есть некая общая биологическая природа, но лечатся они по-разному, с разными перспективами и результатами.

Сергей Медведев: Что мы поняли о механизме рака за последние годы? Это клетки, которые вдруг в силу какой-то непонятной генетической программы начинают бесконтрольно размножаться и в результате убивают организм?

Антон Гопка: Да, они становятся вечными, преодолевают механизм запрограммированной смерти, которая есть в каждой клетке. Это происходит за счет каких-то накопленных мутаций. В течение жизни постепенно накапливаются генетические мутации, и постепенно пять-семь мутаций в течение жизни приводят к тому, что клетка может вечно делиться и размножаться.

Сергей Медведев: Неандертальцы не умирали от рака? Видимо, они просто не доживали до своего рака? Рак – это болезнь современности, модерна, больших городов? И свойственно ли это только высшим млекопитающим?

Антон Тихонов: Рак свойственен многоклеточным. Если у вас организм состоит из множества клеток, им нужно жестко контролировать друг друга, чтобы они составляли организм. Рак на базовом уровне – сбой в этой программе. Клетка больше не является частью организма, большого оркестра, а начинает вести себя как самостоятельное живое существо, то есть плодиться и размножаться. Раковая клетка очень быстро плодится, и возникает опухоль.

Неандертальцы умирали от рака, только реже, чем мы, потому что они жили не так хорошо и долго. Рак возникает не только во второй половине жизни, бывают ранние раки, от них неандертальцы, безусловно, умирали. Это болезнь не больших городов, а мест, где высока продолжительность жизни.

Антон Гопка: Больше 80% рака возникает после 50 лет. И это связано не только с возрастом, но и с образом жизни. Фактором риска является и ожирение, и радиация, и экология, загрязнение воздуха.

Сергей Медведев: Мы сейчас ближе придвинулись к пониманию происхождения рака?

Антон Гопка: Есть учебник по биологии рака, там все расписано. Кажется, все понятно: это нужно отключить, это включить или добавить, и все само вылечится. Но сейчас мы знаем порядка трехсот способов, которыми рак обходит защиту организма. Препаратов на самом деле сделано очень мало: их очень сложно, дорого и рискованно разрабатывать.

Сергей Медведев: Программа рака – это базовая программа смерти? Она заложена в любом высшем живом организме: когда-то какая-то твоя клетка начнет бесконтрольно размножаться?

Антон Тихонов

Антон Тихонов: Это сложный вопрос. В эволюции нет замысла, она просто работает, и все. Просто почему-то оказалось, что бессмертные существа не проходят эволюционный отбор, а смертные, которые размножаются половым путем, проходят его успешно. Есть некие проблемы физического термодинамического характера: как сохранить в цельном виде на протяжении длительного времени сложный многоклеточный организм в его многообразии. Рак – одна из вещей, из-за которых сохранить не удается (но и не только он, есть много других вещей, приводящих к смерти). Но вообще это такая штука, которая фундаментально заложена в самой биологии многоклеточных существ; мы очень хорошо понимаем, какие механизмы ломаются и почему это приводит к раку. На базовом уровне фундаментальной биологии у нас нет проблем с пониманием того, откуда он берется – это не загадка, а на уровне частностей и конкретики механизмов влияния на рак все очень непросто.

Сергей Медведев: Насколько успехи в генетике и информатике приблизили нас к возможности предсказать и искоренить рак?

Антон Тихонов: Есть некоторая группа случаев рака, которые вызываются генетическими причинами. Некоторому количеству людей по наследству достаются поломки, приводящие к повышенному риску развития рака. Такие наследственные случаи составляют примерно 5–10% от всех случаев рака. Мы сейчас достаточно хорошо умеем находить людей, у которых есть такая предрасположенность. Для ряда случаев, в частности, для рака молочной железы и яичников мы умеем принимать какие-то профилактические превентивные меры, делать раннюю диагностику, которая позволяет снизить смертность и заболеваемость. Но, к сожалению, нельзя говорить о том, что мы можем легко найти и предотвратить все такие случаи. Тут тоже есть успехи, в некоторых странах они достаточно серьезные, в Америке примерно два миллиона человек сдали генетические тесты по тематике онкологии. А в России, к сожалению, большинство людей, у которых есть эта предрасположенность, не знают об этом, потому что у нас это не так развито. Какой-то прогресс есть, но он не всеобъемлющий.

Сергей Медведев: В идеале эти тесты нужно сделать каждому, или человеку нужно поднять семейную историю, выяснить, кто у него в роду болел каким видом рака, и только после этого делать генетический тест?

Антон Тихонов: При том уровне развития медицины, на котором мы сейчас находимся, это второй вариант. Это несколько визитов в грамотным онкологам, на Западе есть еще такая профессия – генетический консультант (у нас, к сожалению, нет): эти специалисты направляют человека на специфический тест, который что-то показывает или не показывает. Технологии генетического тестирования очень бурно развиваются, уже в среднесрочной перспективе мы все будем делать один генетический текст, и он у нас будет на всю жизнь. Сейчас это стоит несколько сотен долларов, но стоимость будет снижаться. В какой-то момент, скорее всего, проблемы в этой области в некотором роде исчезнут, потому что в развитых странах очень большое количество людей будет проходить этот анализ, и он будет далеко не только про онкологию. Это достаточно сильно изменит подход, сместит фокус с терапии на превенцию, потому что будет понятно, какой группой людей стоит заниматься, а какой не стоит.

Сергей Медведев: Каковы возможные способы превенции, помимо удаления угрожаемого органа? Человеку скажут: у вас есть предрасположенность к раку простаты, и что?

Антон Гопка: Пока очень мало видов рака, которые можно обнаружить таким образом, где есть релевантные генетические изменения. Этот тест – не предсказание, но достаточно серьезная вероятность, которую можно предотвратить. В целом очень мало возможностей предотвратить рак. Сейчас активно развивается тема жидкой биопсии – тестов по крови. Как выяснилось, любой рак, в том числе рак мозга, отдает клетки в кровь: там можно поймать раковую клетку и сделать ее секвенирование. Их можно уже сегодня разобрать при помощи текущих технологий: какая клетка обычная, а какая раковая.

Первичный рак относительно легко излечивается уже во многих областях

Почему неэффективна химиотерапия: препараты убивают один тип раковых клеток. Через какое-то время другие раковые клетки продолжают расти и развиваться. Те, которые только что отвечали на терапию, мутируют и становятся резистентными к этой терапии: опять получается рецидив. Самое худшее – это метастазирование. Первичный рак относительно легко излечивается уже во многих областях. Метастазирование – это 90% смертей от рака. Клетки покидают то место, где они появились, распространяются по организму. Это происходит в течение какого-то времени, и, к сожалению, больные, пролечившиеся от рака, всю жизнь живут с риском его возвращения.

Сергей Медведев: А что нужно сделать, чтобы поймать клетку в тот момент, когда она еще прикреплена к своему исходному месту?

Антон Тихонов: Количество видов рака, которые можно предсказать, найти генетическую предрасположенность, – это ограниченный список, но достаточно большие показания. Превенции действительно мало. Сейчас при наследственном раке молочной железы применяют гормональные препараты, они показывают хорошую эффективность в превенции. Аспирин в испытаниях показывает эффективность превенции рака желудочно-кишечного тракта, причем разных раков, чуть ли не в два раза снижает их встречаемость. Для рака простаты есть метод скрининга, то есть способ поймать его бессимптомно. Но этот метод достаточно плох для того, чтобы отсканировать всех. Нужно сделать скрининг тысяче человек, чтобы спасти от рака одного, и при этом еще примерно сто пострадают от разных медицинских вмешательств. А вот человеку, относящемуся к группе генетического риска по раку простаты, как раз имеет смысл делать этот скрининг.

К сожалению, нет волшебной палочки, которая позволяет нам отсканировать все тело и выявить то место, где находится опухоль в достаточно ранней фазе, так, чтобы это больше помогало, а не вредило.

Сергей Медведев: Опухоль сразу дает о себе знать?

Антон Тихонов: Не обязательно. Самые плохие виды рака достигают довольно крупных размеров, метастазируют, и только потом у человека появляются симптомы. Другие виды рака показывают симптомы раньше. Некоторые виды рака видны на МРТ-скане, другие не очень. Способ поймать рак на ранней стадии, когда все это классно лечится, есть для очень ограниченного количества показаний, но зато они очень большие, много людей ими болеют: это рак молочной железы, рак кишечника, меланома, вообще рак кожи, для курильщиков – рак легких. Но есть еще много разных других, для которых скрининга нет.

Сергей Медведев: Давайте поговорим о методах лечения: где существуют наиболее прорывные технологии? Их по-прежнему три основных – оперативное лечение, химия и радиотерапия?

Антон Гопка: Все, что появляется нового, дополняет старое: нельзя сказать, что появилось нечто новое, и все, что было раньше, стало нерелевантным. Например, 50% онкопациентов в ходе лечения используют радиотерапию. Тут тоже есть продвижение: появляются менее инвазивные методы. Например, сейчас появилась протонная терапия. 50 миллионов долларов стоит одна установка, которая будет лечить несколько тысяч человек в год. В России возник такой частный центр. В химиотерапии появляются различные средства доставки, наноплатформы, чтобы доставить лекарство именно туда, куда нужно. В последние годы возникла иммуноонкология, генная терапия, виротерапия. Появляются совершенно новые модальности, которые обещают потенциально излечить рак.

Но если мы говорим про иммуноонкологию, то здесь принципиальная разница с химиотерапией в том, что организм тренируется, запоминает рак и в случае рецидива сможет сам же с ним справиться. Иммуноонкология – интересная отрасль, которая может существенно продлить людям жизнь.

Сергей Медведев: Возможна какая-то генная инженерия, поправка сломанного гена, генетической программы?

Антон Тихонов: Это скорее далекое будущее. Опухоль – очень быстро эволюционирующий объект, у каждого человека он разный, на генетическом уровне все опухоли отличаются друг от друга, опухоль меняется со временем, состоит из разных типов клеток. Количество мест, которые нужно поправить в геноме клеток опухоли, чтобы она перестала быть опухолью, не очень легко, это несопоставимо сложнее, чем просто убить эти клетки. Про эту технологию очень много говорят, она действительно революционная, но там большие сложности с тем, чтобы доставить в правильное место эту большую, достаточно тяжелую машинку. Сейчас люди, которые лечатся в клинических испытаниях с помощью генетического редактирования, лечат глаза: этот орган доступен.

Сергей Медведев: Научились различать здоровые и больные клетки, выяснили, что больная клетка обманывает иммунитет, не дает ему с ней бороться?

Антон Гопка: Теперь принято говорить, что раковые клетки обнаружили тормоз иммунной системы и нажали на него. Как раз появились два препарата (за это дали Нобелевскую премию), которые снимают иммунную систему с педали тормоза, запускают ее. Это настоящий прорыв, революция: можно запустить препарат, который сделан на мутацию, где бы она ни была в организме, и он поможет людям с этой мутацией.

Антон Гопка

Следующий уровень – генная терапия, которая работает следующим образом: берут клетки иммунной системы пациента, вписывают в них рецептор, который есть только у раковых клеток, потом вставляют их обратно в пациента, и эти клетки убивают в организме все клетки с этим рецептором. Технология в целом очень успешная, в клинических исследованиях было до 80% излечения. Речь шла о раке крови у детей: у них не было шансов, они должны были умереть в течение недель, и вдруг нашлось лекарство, которое реально излечивает, существенно продлевает жизнь. Оно вышло на рынок только в прошлом году. Очень сложно взять клетки из организма, перепрограммировать и вставить обратно. Непонятно, можно ли распространить это на весь мир, или это будет только несколько клиник в США.

Сейчас к этой терапии очень много вопросов. Ее стоимость порядка 400 тысяч долларов. Российские фармкомпании тоже разрабатывают эту технологию, и она будет существенно дешевле. Но в будущем, когда будет банк клеток, не нужно будет брать клетки из пациента.

Сергей Медведев: Как я понимаю, главное – это таргетирование раковых клеток. Что с химией, что с радиацией – это была бомбардировка по площадям: мы убивали раковые клетки, убивая вместе с ними и здоровые.

Антон Тихонов: Радиация достаточно давно стала направленной: сделать луч в опухоль не так сложно. Обычная классическая химиотерапия, несмотря на то что она действует на все клетки, в первую очередь убивает клетки, которые быстро делятся. Есть целый класс таргетных, целевых химических препаратов, действующих на те химические механизмы, которые активны в опухоли. В заявлении израильских ученых речь скорее шла про таргетную терапию: они с помощью нескольких способов повысили нацеленность, но про иммунитет там речь не шла.

В иммунотерапии немножко другой подход: мы не пытаемся убить опухоль напрямую, а избавляем иммунную систему от неких препятствий, не позволяющих ей убить опухоль.

Сергей Медведев: Большая часть онкологических диагнозов сейчас выходит из категории приговоров?

Антон Гопка: Смертность постоянно понижается. В США смертность по раку снижается на 1,5–2% в год. Правда, по раку легких и молочной железы она действительно снижается, а по раку мозга и печени, наоборот, повышается. Вероятность излечения зависит от того, на какой стадии обнаружен рак. Важный способ снижения смертности – ранняя диагностика. Первичный рак действительно лечится. Рак молочной железы в США излечивается в 90% случаев. В России это пока лишь 70%.

Сергей Медведев: Что может сделать простой человек, чтобы поймать рак на ранней стадии?

Антон Тихонов: Женщине надо с 40 лет ходить на маммографию, делать тест на рак шейки матки или проверять, есть ли у нее онкогенный вирус папилломы человека, основная причина рака шейки матки. Это полностью предотвратимые заболевания. Всем людям с 50 лет нужно делать колоноскопию или альтернативный метод, тест на кровь. Курильщикам после 55 лет стоит делать КТ грудной клетки.

До половины случаев рака можно предотвратить с помощью изменения образа жизни. Очень мощный фактор риска – курение, употребление алкоголя, отсутствие физической активности, повышенная масса тела. Если быть здоровым в банальном общечеловеческом смысле слова и вести здоровый образ жизни, то можно снизить вероятность развития рака на 40–50%. Если вы курите, бросьте курить: курение повышает риск развития рака легкого с 0,3% до 20%.

Сергей Медведев: А как в России меняются цифры смертности от рака?

В России препаратов, признанных во всем мире, пока не разрабатывают. Если выключить доступ к зарубежной медицине, это будет коллапс

Антон Гопка: В России, по крайней мере, существенно улучшается диагностика. И когда мы говорим о том, что в России периодически повышается смертность от рака, возможно, это связано именно с тем, что рак лучше диагностируется. К сожалению, он диагностируется, как правило, на поздних фазах, и тут огромная разница с Западной Европой и США. Правда, и образ жизни отличается. Россия является лидером по курению: у нас 40% мужчин курит – эта цифра больше, чем где-либо вообще в мире. У нас хуже пятилетняя выживаемость, по сравнению с развитыми странами. Очень много проблем с организацией оказания помощи: есть квоты, онкопациенту приходится ездить между различными клиниками в разных регионах, чтобы получить квоту и доступ к лечению, которое, в принципе, он мог получить в одной клинике. Онкологи говорят, что эти проблемы как-то решаются, ситуация в последние два-три года улучшается. Остается большая проблема – доступ к препаратам, они достаточно дорогие.

Антон Тихонов: Аналоги какого-то количества западных препаратов у нас, безусловно, присутствуют, они сделаны по международным стандартам. Здесь есть какое-то движение. Но если, не дай бог, мы закроем границу от всех западных препаратов, то продолжительность жизни в России резко упадет, и далеко не только от онкологии.

Антон Гопка: У меня волосы вставали дыбом, когда в мае прошлого года была инициатива сделать антисанкции, закрыть наш рынок от препаратов, производимых странами, которые ввели антироссийские санкции. Это обсуждалось на полном серьезе, было принято в первом чтении Госдумой. Это просто невозможно! Сейчас 90% инновационных препаратов приходит из-за рубежа. Это не какой-то заговор против России, а объективная реальность. 50% препаратов разрабатываются в США, еще 40% – в Европе и 10% – в Японии. В России препаратов, которые были бы признаны во всем мире, пока не разрабатывают. Если просто так выключить доступ к зарубежной медицине, это, конечно, будет коллапс.

Есть более свежая новость: в январе запущен новый законопроект по урегулированию генетической информации. Есть клинические исследования: Россия на втором месте по количеству пациентов, которые участвуют в клинических исследованиях, поскольку у нас много непролеченных людей, большое население, и мы похожи по генотипу с Европой, поэтому с нами очень активно работают. Таким образом, люди действительно получают доступ к новейшим препаратам.

Есть научная сфера, где должны идти научные коллаборации, и все это может поломаться: сейчас уже очень сложно с продвижением биоматериалов, реактивов, реагентов и так далее. Еще более практическая вещь – это трансплантация костного мозга, вообще трансплантология, где требуется движение биоматериалов между странами. Это уже сейчас очень сложный процесс.

Сергей Медведев: В общем, суверенная онкология невозможна.

Антон Тихонов: Это очень опасно. Надо отслеживать и повышать иммунитет у граждан, чтобы они чувствовали, что здесь потенциально их интересы.

Сергей Медведев: У граждан, кажется, иммунитет развивается немножко не в ту сторону. По моим наблюдениям, в России какое-то абсолютно суеверное, мракобесное отношение к раку. Вспомним недавнюю историю, когда соседи хотели выкинуть больных детей, живших в социальном жилье: якобы раком можно заразиться. Вообще, само слово "рак" произносить нельзя, надо говорить "онкология"...

Антон Тихонов: Да, мы в своей работе очень часто это встречаем. Даже у врачей немножечко есть такое. В России отсутствует сфера, которая есть в западных странах: массовое медицинское просвещение. Огромное количество ресурсов тратится на разъяснение банальных вещей. Это не только про рак, но и вообще про здоровье. У нас здесь очень большой провал. Люди постоянно спрашивают друг у друга в соцсетях, какие антибиотики нужно пить, если они чихают. Ответ: никакие антибиотики не нужно пить, если вы чихаете не больше двух недель. Не стоит винить в этом людей, ведь знание устроено достаточно сложно. Непросто объяснить человеку, что существует вирусный рак шейки матки, и он передается половым путем. Не рак передается, а онкогенный вирус, который с не очень высокой вероятностью через большое количество лет может вызвать рак шейки матки. Отделить это знание от того знания, что никакой другой рак не может передаться подобным путем, – это требует некоей работы экспертного сообщества, работы государства и медиа по массовому просвещению.

Антон Гопка: Когда я бываю в ресторане в США, рядом часто с большим интересом обсуждают колоноскопию. И я понимаю, что там постоянно идут такие обсуждения, это постоянно в прессе.

Сергей Медведев: Это вопрос бытования больных в обществе и отношения общества к этим больным. В России редко публичная персона выйдет и скажет: вы знаете, у меня рак, я так-то и так-то борюсь, будьте со мной, помогите мне. Люди боятся, отстраняются от этой темы. Рак – это, помимо прочего, большая социальная проблема: проблема отношения общества, государства, человека к своему телу, к профилактике, к превенции. И даже если эта болезнь вас настигла, в любом случае знайте, что это уже не приговор: на вашей стороне современная медицина и должно быть все общество.

Долго ли еще ждать лекарства от рака: дайджест футурологии № 12

Фото: РБК Тренды

Тема недели: медицина будущего

За последние два десятилетия человечество многого достигло в области медицины. Ученые создали полностью искусственное сердце и разработали протезы, которые можно «чувствовать», научились проводить диагностику с помощью микрочипов и лечить многие болезни, например ревматоидный артрит. Вот еще несколько открытий, которые покажут, на что будет способна медицина.

Фармацевтические компании выпускают препараты, которые устраняют отдельные симптомы, а технологии вроде генной инженерии обычно меняют только один ген, который и вызывает болезнь. Основатели стартапа Octant Bio считают, что этот подход хорошо работает с редкими заболеваниями, но не помогает при таких распространенных болезнях, как диабет. Их вызывает целый ряд факторов, с которыми узконаправленные препараты не могут справиться. Сотрудники Octant Bio разрабатывают платформу, которая позволит смоделировать реакцию всего организма на лекарство. Для этого используют большие данные и машинное обучение. Система поможет ученым создать препарат, который влияет на все факторы, вызывающие болезнь, и при этом не провоцирует опасные побочные эффекты.

Лечение рака тоже станет более простым и менее болезненным для пациентов. Врачи уже начали применять иммунотерапию, благодаря которой клетки организма могут сами справиться с болезнью. Этот метод становится действеннее: недавно ученые из Йельского университета создали искусственные иммунные клетки-киллеры, которые безошибочно уничтожают рак. Иммунотерапия эффективна не при всех видах онкологических заболеваний, но ученые из университета Тель-Авива нашли способ лечения, который поможет обойти это ограничение. Они предлагают использовать микропузырьки газа (сейчас их применяют чтобы лучше видеть сосуды на снимках). Пузырьки вводят в опухоль и воздействуют на них с помощью низкочастотного ультразвука. В результате они взрываются и уничтожают 80% опухоли. Лечение завершают при помощи генной терапии. Новый подход исключает тяжелые побочные эффекты.

Еще одна область, в которой произойдут изменения, — лечение глазных болезней и патологий. Ученые приблизились к лечению амавроза Лебера — это заболевание сетчатки, из-за которого люди теряют зрение еще в детстве. Сейчас в нескольких научных центрах по всему миру проводят клинические испытания препаратов, которые «чинят» гены, вызывающие заболевание.

Недавнее открытие ученых из Университетского колледжа Лондона показало, как можно улучшить зрение людей старше 40 лет. Они провели эксперимент, участники которого каждый день по три минуты смотрели на темно-красный свет из специального фонарика. Через две недели зрение испытуемых старше 40 лет улучшилось: они стали четче видеть в темноте и на 20% точнее различать цвета. Примечательно, что на более молодых участников эксперимента красное излучение не оказало эффекта.

Одной строкой

С начала освоения космоса человеком на орбите Земли накопилось 7,5 тыс. т мусора. Он мешает работе спутников связи. Сейчас траекториями их движения управляют операторы, и это позволяет избежать столкновений. Но в будущем делать это будет сложнее: растет и количество спутников, и объем мусора. Его становится больше по двум причинам: из-за взрывов вторых ступеней ракет и испытаний противоспутникового оружия. Поэтому рано или поздно придется провести генеральную уборку.

Сейчас над решением проблемы работают космическое агентство Великобритании, Европейское космическое агентство и американские частные компании. В России тоже идут разработки. В 2019 году инженер-исследователь Мария Баркова из холдинга «Российские космические системы» запатентовала концепцию по сбору и переработке космического мусора прямо на орбите. Она предложила ловить спутники специальной сеткой. Все, что в нее попало, нужно перерабатывать и использовать в качестве реактивного топлива. Проект оказался слишком сложным, и не смог привлечь финансирование.

Другой проект разработал российский стартап StartRocket. Предполагается, что мусор будут собирать простые неуправляемые спутники массой до 100 кг. Их главная часть — пеногенератор, который создает липкую «сеть» из самозатвердевающей полимерной пены. В эту сеть и попадается космический мусор. Разработку финансирует «Лаборатория Касперского».

Что послушать

Выпуск подкаста The Intelligence от издания The Economist про катастрофы, которые могут уничтожить человечество. Ведущий Джейсон Палмер говорит с экспертами о том, какие опасности могут ждать людей в будущем и выясняет, хорошо ли мы к ним готовы.

  • «Всеведущий» (Omniscient, Бразилия). Рассказывает о мире, где за людьми следят маленькие дроны и все контролирует ИИ.

  • «Осмос» (Osmosis, Франция). Ученые научились подбирать идеальных партнеров при помощи нанороботов, но любовь сложнее, чем они думали.

  • «Лейла» (Leila, Индия). Сериал рассказывает о проблеме каст в Индии через призму научной фантастики. Понравится фанатам «Рассказов служанки».

  • «Тьма» (Dark, Германия). Это история четырех семей, в жизни которых оказываются вплетены путешествия во времени. Третий сезон вышел 27 июня.

  • «Моя любовь, Холо» (Na Hollo Geudae, Южная Корея). Сериал о любви слепой девушки и «Холо» — идеального человека-голограммы.

Что почитать

В своей новой книге The End of Everything (Astrophysically Speaking) («Конец всего. С точки зрения астрофизики») Кэти Мак просто и интересно рассказывает об истории космоса и объясняет суть основных теорий, которые предсказывают «смерть» Вселенной. Если вы пока не готовы погружаться в загадки космоса, можете почитать ее Твиттер. Там она говорит об интересных случаях и открытиях из астрофизики. На русском языке книгу издаст «Эксмо», дата публикации пока неизвестна.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Что приходит на смену химиотерапии — Wonderzine

За что всё-таки дали Нобелевскую премию

Иммунитет — мощная и сложная система, которая не только помогает заживлять раны или бороться с простудой. Каждый день возникают мутации, которые могут заставить клетку неконтролируемо делиться и стать злокачественной; иммунная система уничтожает такие дефектные клетки, охраняя нас от рака. В какой-то момент равновесие может нарушиться, и виной этому не «сниженный иммунитет», а специальные механизмы, с помощью которых клетки опухоли «ускользают» от иммунной реакции. Открытие этих механизмов и стало поводом для Нобелевской премии Джеймса Эллисона и Тасуку Хондзё — оно легло в основу иммунотерапии, нового подхода к лечению рака.

Суть иммунотерапии — заставить иммунную систему самостоятельно атаковать и уничтожать злокачественные клетки. Несколько лекарств из этой группы уже зарегистрированы в разных странах, а ещё множество находится в разработке. Эллисон и Хондзё обнаружили иммунные контрольные точки — молекулы, с помощью которых клетки рака подавляли иммунную реакцию. Появились препараты, подавляющие эти молекулы (они называются ингибиторами иммунных контрольных точек), — и в онкологии произошла революция. Например, при меланоме (заболевании со 100-процентной смертностью ранее) у некоторых пациентов удалось устранить все признаки болезни — и эти люди живы уже десять лет.

Некоторые из этих лекарств действуют на механизмы, характерные для самых разных злокачественных процессов. Например, пембролизумаб зарегистрирован для лечения множества опухолей при условии, что в них есть определённая молекулярная особенность, связанная с нарушением репарации ДНК и повышенной склонностью к мутациям. Другие препараты применяются при одном или двух видах рака — всё зависит от молекулярной мишени, на которую можно подействовать лекарственными антителами. Наконец, сложнейший иммунотерапевтический метод — это CAR-T, при котором иммунные клетки человека «обучают» атаковать опухоль. Метод уже зарегистрирован для лечения острых лейкозов у детей, из-за его сложности и новизны стоимость лечения одного человека может достигать полумиллиона долларов.

ФОТОГРАФИИ: tonaquatic — stock.adobe.com

Таргетная терапия - эффективный метод лечения рака молочной железы

Таргетная терапия при раке молочной железы - показания и эффективность

Таргетная терапия при раке молочной железы точечно воздействует на опухолевые клетки, минимально затрагивая здоровые. Для эффективного лечения необходимо верно определить “мишени” на опухоли и назначить лечение, направленное против них. В данной статье собрана основная информация по таргетной терапии рака молочной железы.

С появлением таргетной терапии рака молочной железы процесс лечения стал приближаться к персонализированному, индивидуальному. В отличии от традиционной химиотерапии, таргетные препараты способны воздействовать на рост и деление опухолевых клеток, не затрагивая здоровые. Это помогает избежать серьезных побочных эффектов и токсического воздействия на весь организм.

Будет ли эта статья полезна мужчинам?

Рак молочной (грудной) железы у мужчин диагностируется редко, примерно в 1% случаев. Стоит отметить, что именно потому мужчины даже не предполагают возможности возникновения у них рака молочной железы, они не обращаются к врачу. Это плохо, ведь болезнь намного легче вылечить на ранней стадии. Группы препаратов таргетной терапии, упоминаемые в данной статье, применяются и для лечения мужчин.

"Поломки генов" как причина опухоли

Когда по той или иной причине в гене происходит мутация, начинают синтезироваться неправильные белки. Эти белки дают неправильные команды остальным клеткам. Клетки начинают бесконтрольно делиться, не отмирают, меняют свой вид, функции.

Наследование мутаций

Некоторые мутации являются наследуемыми. В большинстве же случаев мутации человек приобретает в течении жизни. Внутренние системы не успевают починить поломку в гене, случается болезнь. Также возникновение мутаций провоцируют некоторые химические и физические агенты, например радиация, ультрафиолетовое излучение, курение, итд.

Борьба с опухолью лекарственными препаратами

Изначально лечение рака было направлено на остановку роста и деления клеток. Такими препаратами являлись цитостатики. Но у них есть значительный минус - лекарства не разбираются, хорошая это или плохая клетка. Они атакуют все клетки, и страдает весь организм.

Таргетные препараты для лечения опухолей

Таргетные препараты (англ. target – мишень) способны воздействовать на определенные молекулы-мишени, отвечающие за рост, развитие и метастазирование опухоли. Это помогает атаковать только злокачественные клетки, а здоровые не трогать. К сожалению, без комплексного лечения этот метод пока не может привести к полному вылечиванию. Тем не менее, таргетные препараты при раке молочной железы помогают остановить рост опухоли и значительно улучшить прогноз. Для назначения таргетных препаратов проводится молекулярно-генетическое тестирование.

Мишени для атаки рака молочной железы

При опухолях разных тканей присутствуют, зачастую, свои личные мишени. В данной статье рассмотрим только мишени рака молочной железы и только самые распространенные.

Таргетная терапия РМЖ и ONCOGENOTEST

В последние годы все большее новых таргетных препаратов показывают свою эффективность в лечении рака молочной железы. Например, при мутациях в генах BRCA1/2 эффективен Олапариб, при мутации в гене PI3KCA - Алпелисиб.

Расширенное генетическое исследование ONCOGENOTEST находит клинически значимые мутации в опухоли. Это позволяет:

  • определить наиболее эффективную терапию
  • обезопасить от неэффективной и токсичной терапии
  • построить персонализированный план лечения
  • найти дополнительные терапевтические опции, когда стандартные опции исчерпаны
  • найти клинические испытания, в которых пациент может принять участие
  • для редких опухолей - шанс подобрать эффективную терапию

Нужна помощь? Оформите заявку на сайте, мы свяжемся с вами в ближайшее время и ответим на все интересующие вопросы о проведении расширенного генетического исследования опухоли.

Оформить заявку на консультацию

Антиэстрогены. Закрывая рецепторы к эстрогену…

Важную роль в развитии рака молочной железы играют рецепторы к женскому гормону эстрогену. Когда гормон “касается” этих рецепторов, опухоль начинает стремительно расти и размножаться. Следовательно, если препарат закрывает собой, как колпачок, рецептор, то повышенной стимуляции роста опухоли не происходит. Так работают, например, Тамоксифен и Торемифен (Фарестон®), Фулвестрант (Фазлодекс®).

…и останавливая выработку эстрогена

Мы можем не только блокировать влияние эстрогена на опухоль, но и не давать организму вырабатывать этот гормон в большом количестве. В выработке эстрогена участвует специфический белок ароматаза, поэтому при ее блокировке уровень собственного эстрогена снижается. Так работают препараты “ингибиторы ароматазы” - Летрозол (Фемара®), Анастрозол (Аримидекс®), Экземестан (Аромазин®) . Нет гормона - нет симуляции роста опухоли. До наступления менопаузы, правда, с огромным количеством собственной ароматазы препарат не справится.

Блокаторы роста опухоли

В клетке есть рецепторы, взаимодействие с которыми “давит на газ” и усиливает рост клетки. На некоторых видах рака молочной железы есть рецептор человеческого эпидермального фактора роста - 2 (от англ. human epidermal growth factor receptor 2, сокращенно - Her-2). Заблокировав данный рецептор, мы можем прекратить подачу команды на рост опухоли. Среди таргетных препаратов в эту “мишень” целятся, например, Трастузумаб (Герцептин®), Лапатиниб (Тайверб®) и Тукатиниб (Тукиса®). Her-2, пожалуй, одна из самых известных молекулярных мишеней в истории онкологии.

Блокаторы "питания" опухолей

Для роста и развития опухоль “создает” для себя новые кровеносные сосуды. Этот процесс присутствует и в норме, например при заживлении ран. Опухоль секретирует особые белки - сосудистые эндотелиальные факторы роста (англ. Vascular endothelial growth factor, VEGF). Эти белки взаимодействуют с рецепторами VEGF, которые регулируют рост новых сосудов. Препаратом этой группы является, например, Бевацизумаб (Авастин®, Авегра®). Он связывается с фактором роста и не дает ему подействовать на рецептор. Нет кровеносных сосудов - нет нормального питания клеток опухоли.

Что делать, если эти рецепторы не найдены

Трижды негативный рак молочной железы характеризуется отсутствием распространенных мишеней. Следовательно, распространенным таргетным препаратам не на что «нацелиться». Тем не менее, опухолевыми клетками молочной железы экспрессируется опухолеассоциированный трансдуктор кальциевого сигнала (Tumor-associated calcium signal transducer 2, TACSTD2/Trop-2), который играет важную роль в росте и развитии злокачественной клетки. Недавно одобренный препарат сацитузумаб говитекан (Троделви®) работает против него, что является отличным таргетным препаратом в данной ситуации.

Блокаторы PARP-белка

В опухолевых клетках есть белок поли(АДФ-рибоза)-полимераза (Poly (ADP-ribose) polymerase, PARP), который восстанавливает повреждение ДНК. Этот белок обнаруживается вместе с мутациями генов BRCA1 и 2, которые ассоциированы с особыми наследственными формами рака молочной железы. Блокируя работу PARP, опухолевая клетка теряет возможность восстанавливать повреждения ДНК и погибает. Из этой группы применяются препараты, например, Олапариб (Линпарза®), Талозапариб (Талзенна®). Данные препараты также важны при трижды негативной опухоли молочной железы.

Побочные эффекты таргетных препаратов при раке молочной железы

При соединении с опухолевыми клетками, таргетные препараты неизбежно влияют и на здоровые ткани. Их токсичность ниже препаратов традиционной химиотерапии, но совсем избежать побочных реакций не удается. В то же время, не каждый пациент сталкивается с побочными эффектами. Их выраженность сильно варьируется. Чаще всего встречаются лихорадочные состояния, зуд, тошнота, повышенная утомляемость. О возможных побочных эффектов при каждом конкретном препарате заранее предупредит лечащий врач.

Длительность побочных эффектов

Большинство побочных эффектов таргетной терапии при раке молочной железы уходят по окончании лечения и как только клетки восстановятся. Переносимость зависит от наличия сопутствующих заболеваний.

Как бороться с побочными эффектами

Во-первых, необходимо заранее выяснить, есть ли тяжёлые сопутствующие заболевания. Поражения, например, сердечно-сосудистой, выделительной, кроветворных систем могут усугубиться при начале лечения. Во-вторых, необходимо сразу сообщать врачу о плохом самочувствии. Лечение проходит под контролем специалиста, поэтому есть возможность сразу же оказать помощь. В-третьих, необходимо соблюдать данные рекомендации. Большинство побочных эффектов корректируются простой симптоматической терапией.

Схемы лечения для всех одинаковы?

Еще лет 10-15 назад подбор таргетной терапии рака молочной железы был, скорее, эмпирическим. У врача не было данных о природе конкретного рака у конкретного пациента, не было достаточно доказательных данных о препаратах. Сейчас же врач имеет возможность назначать лечение исходя из конкретного молекулярного строения опухоли и патологических процессов.

Если назначена операция, лечение проводится до или после?

Лечение, проводимое до операции, называется неоадъювантным, а после - адъювантным. До операции нам очень важно остановить рост и распространение опухоли, посмотреть, как рак отвечает на лекарства. После операции терапия позволяет избежать распространения метастазов. Каждая ситуация индивидуальна. Решение о стратегии лечения принимается в каждом случае по разному.

Почему важно определить тип опухоли?

Некоторые виды рака молочной железы имеют уже выше упомянутый рецептор человеческого эпидермального фактора роста - 2 (Her-2), некоторые нет. Деление на Her-2-положительные и -отрицательные опухоли позволяют выбирать специфическое индивидуальное лечение. К сожалению, существует и трижды негативный рак молочной железы, при котором распространенные препараты таргетной терапии слабо эффективны, но достижения науки позволяют и в данном случае находить препарат. Именно для того, чтобы понимать, как на опухоль действовать прицельно, очень важно определить ее подтип.

Противопоказания к применению таргетной терапии

Несмотря на прицельное влияния на опухолевые клетки, ряд препаратов остается токсичным. Так как некоторые из них сильно влияют на сердце и давление, существующие болезни сердечно-сосудистой системы могут быть противопоказанием. Тяжелые проблемы с почками и с системой кроветворения также являются противопоказанием. Плохую роль играет индивидуальная непереносимость препарата.

Возможна ли ситуация, когда мишень есть, а эффекта нет?

При такой ситуации, скорее всего, неверно выбрана мишень. Необходимо перепроверить молекулярное строение опухоли и/или назначить иной препарат. Препарат работает не сразу, необходимо время.

Почему даже при успешном ответе на таргетную терапию опухоль может продолжить расти?

Стоит помнить, что увеличение объема не всегда связано с ростом клеток. Это может быть воспалительная реакция ткани в ответ на разрушение. Это называется термином «ложное прогрессирование».

Эффективность таргетных препаратов

Таргетные терапии при раке молочной железы помогают бороться с конкретным видом опухоли у конкретного пациента. Уже сейчас мы можем влиять на рост и метастазирование. Это позволяет не дать опухоли агрессивно размножаться. Также данные препараты, в отличии от химиотерапии, слабее влияют на здоровые клетки.

Узнаем врага в лицо

Несмотря на внешнюю схожесть, таргетная терапия даже при одном типе рака подбирается индивидуально. Это зависит от молекулярно-генетических характеристик выявленной опухоли. В этом помогает иммуно-гистохимическое исследование и метод FISH (флуоресцентная гибридизация in situ, “подсветка” искомых рецепторов).Эти методы помогают определить наличие эстрогеновых рецепторов, а также рецепторов человеческого эпидермального фактора роста-2.

Как работает молекулярно-генетическое исследование

Специалист исследует ткань, полученную после биопсии или операции. Ткань окрашивается специальными белками. Если в клетках опухоли имеется искомый рецептор, то специальные белки с ними связываются и “подсвечивают” ткань. Процент окрашенных клеток и интенсивность окрашивания помогают специалисту верно определить тип опухоли. Чтобы таргетная терапия при раке молочной железы попала в цель, важно верно определить мишень.

Молекулярная классификация рака молочной железы

Изначально ученые, видя различия в одинаковых внешне опухолях, выполняли генетическое исследование ткани. Таким образом удалось выделить основные подтипы рака. Тем не менее, стоимость генетического профилирования высока. Найденная взаимосвязь иммуногистохимических маркеров опухоли и генов позволила упростить и удешевить диагностику. Выделяют люминальный А подтип, люминальный В подтип, базальноподобный (трижды негативный, triple negative) подтип и HER-2+ подтип. Классификация крайне важна, так как каждый вид несет свои мишени для терапии.

Молекулярные подтипы рака молочной железы

К люминальным относятся опухоли, имеющие рецепторы к эстрогену (ER) или прогестерону (PR), и в зависимости от экспрессии Her-2 их классифицируют на А (не экспрессируют Her-2) и Б (экспрессируют Her-2). Следовательно, эти опухоли эстрогензависимые, что важно учитывать при выборе лечения.

HER2+ называются опухоли с гиперэкспрессией Hеr-2 и отсутствием ER и РR.

Опухоли, негативные по 3 выше названным признакам, относятся к трижды негативному (базальноподобному) подтипу рака молочной железы.

Важно выяснить молекулярный подтип как можно скорее

Некоторые виды опухоли молочной железы имеют склонность быть более агрессивными. Понимание, имеет ли рак определенные рецепторы-мишени, влияет на индивидуальный выбор препарата. Это помогает улучшить прогноз лечения, а также устранить метастазы на ранней стадии.

Генетические мутации при наследственной форме рака

Замечено, что при наследственной форме рака молочной железы пациенты являются носителями мутаций в генах BRCA 1 и BRCA 2 (англ. BReast CAncer Suspectibility Gene). Выявление данной мутации является показанием к назначению таргетного препарата, эффективно воздействующего на BRCA-ассоциированные опухоли (например, олапариба). В то же время, генетическое тестирование помогает не только для уточнения подтипа опухоли, но и для ранней диагностики и внимания к повышенному риску развития опухоли.

Кому стоит пройти генетический тест вне обнаружения опухоли

Американское общество клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology, ASCO) рекомендуют проходить генетическое тестирование на предрасположенность к наследственному раку молочной железы при соблюдении нескольких условий. Во-первых, при наличии семейного анамнеза. Во-вторых, если будет врач, который сможет грамотно интерпретировать результат. И в третьих, если результат повлияет на образ жизни пациента и дальнейшую профилактику болезни.

Постоянно расширяющийся арсенал препаратов таргетной терапии рака молочной железы значительно повлиял на лечение. Тенденция к персонализированному подходу позволяет работать с конкретной опухолью у конкретного пациента, минимизируя вред для здоровых тканей и улучшая прогноз.

Список литературы

  1. Wirapati P., Sotiriou C., Kunkel S. et al. Meta-analysis of gene expression profiles in breast cancer: toward a unified understanding of breast cancer subtyping and prognosis signatures. Breast Cancer Res 2008;10(4):R65. DOI: 10.1186/bcr2124. PMID: 18662380.
  2. Hanahan, Weinberg et al. The Hallmarks of Cancer: The Next Generation. Cell, VOLUME 144, ISSUE 5, P646-674, MARCH 04, 2011. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2011.02.013
  3. Xia Y, Li B, Gao N, Xia H, Men Y, Liu Y, Liu Z, Chen Q and Li L: Expression of tumor-associated calcium signal transducer 2 in patients with salivary adenoid cystic carcinoma: Correlation with clinicopathological features and prognosis. Oncol Lett 8: 1670-1674, 2014
  4. Edward Chu, Vincent T. DeVita Jr.: Physicians' Cancer Chemotherapy Drug Manual, 19th Edition, 2019
  5. K.A. Grishina, T.A. Muzaffarova, V.A. Khaylenko, A.V. Karpukhin. DOI: 10.17650, 2016 Chmielowski, Bartosz, Manual of clinical oncology. Eighth edition. LCCN 2016044205. 2017

методы лечения рака простаты народные 2 степени

методы лечения рака простаты народные 2 степени

Уротрин – растительный комплекс, который направлен на восстановление мужского здоровья, а также психологических проблем, которые с этим связаны. Средство обладает достаточно высокой эффективностью, безопасно, и предупреждает появление рецидивов.

народные средства от простатита и аденомы простаты, уротрин цены в аптеках спб
аденома простаты операция лазером в москве
китайские свечи от аденомы простаты
удаление аденомы простаты послеоперационный период
простатит 2019

Особенности лечения рака простаты народными средствами. Подбор рецептов отваров и настоек для разных стадий рака простаты. В решении этой задачи очень хорошо помогают народные методы лечения рака простаты. Рак предстательной железы – одно из самых распространённых раковых. Онкология предстательной железы 3 и 4 степени и способы избавления от. Лечение рака простаты народными методами должно быть комплексным, и обычно для этого используются следующие средства: фитоэстрогены. Лечение рака предстательной железы народными средствами. Лечение таблетками рака простаты 2 степени подразумевает под собой то, что. Альтернативным методом проведения лечения рака простаты на 2 стадии заболевания является брахитерапия. 16 Эффективность лечения рака простаты народными средствами на разных. Лечение таблетками рака простаты 2 степени подразумевает под собой то, что. Альтернативным методом проведения лечения рака простаты на 2 стадии заболевания является брахитерапия. Рак простаты – тяжелое заболевание, которое требует своевременной диагностики и лечения. Отчаявшись, мужчины готовы принять любую терапию, лишь бы победить онкопатологию и сохранить жизнь. При раке предстательной железы 2 степени прогноз и продолжительность жизни зависят от ряда факторов, в том числе эффективности лечения и правильной диеты. О симптомах и наиболее эффективном лечении рака простаты вы узнаете. Народные методы лечения рака простаты не дадут ожидаемого эффекта без соблюдения специальной диеты. Чаще всего народные средства от рака простаты основаны на фитотерапии. Народное лечение рака простаты народными средствами — самые эффективные: заваривать чаи. Лечение рака простаты народными средствами: самые эффективные методы, рецепты, противопоказания. 507. Рак простаты — заболевание, которое плохо поддается лечению. Рак предстательной железы — это самый распространенный вид рака у мужчин в мире. Смертность от рака простаты стоит на втором месте после смертности от рака легких. Каждый год примерно 220 000 мужчинам ставят диагноз рак предстательной железы. Подсчитано, что к 50 годам каждый. Лечение рака предстательной железы народными средствами. Создано: Прусак Александра Анатольевна 0 Комментариев. Основными эффективными народными методами лечения рака простаты являются

аденома простаты операция лазером в москве методы лечения рака простаты народные 2 степени

народные средства от простатита и аденомы простаты уротрин цены в аптеках спб аденома простаты операция лазером в москве китайские свечи от аденомы простаты удаление аденомы простаты послеоперационный период простатит 2019 парится в бане при аденоме простаты лечение гиперплазии аденомы простаты

методы лечения рака простаты народные 2 степени китайские свечи от аденомы простаты

парится в бане при аденоме простаты
лечение гиперплазии аденомы простаты
можно ли в баню при простатите
простатит инструкция по применению таблетки
уротрин развод или правда где купить
простатит ответ

Уротрин выпускается в форме порошка, который нужно разводить в стакане теплой воды и выпивать дважды в день за полчаса до еды. Общий курс приема составляет 1 месяц, причем препарат нужно пропить полностью, даже если симптомы прошли уже на второй неделе. Также рекомендуется употреблять суспензию в одно и то же время. Это улучшает усвояемость препарата и повышает его эффективность. Несколько месяцев назад заметила, что муж стал какой-то раздражительный, уставший и начал избегать близости. Сначала думала, что устает очень на работе, но после небольшого отпуска ситуация не улучшилась. Сексуальных отношений у нас тогда не было уже около месяца, я даже подумала, что он завел любовницу, сильно переживала. Но однажды, после откровенного разговора, выяснилось, что у него развился острый простатит. Врач назначил много препаратов, но они не очень-то помогали. Узнав из Интернета о последствиях простатита, я очень переживала за мужа. Начала изучать различные форумы, перечитала множество отзывов и заметила, что с наилучшей стороны все характеризуют средство Уротрин. Решила его приобрести. Муж прошел полный курс терапии, но его состояние улучшилось уже через 10 дней после начала приема лекарства. Спасибо создателям этого замечательного препарата. После очередного курса лечения простатита врач сказал, что надо бы поберечься и принимать что-нибудь профилактическое. Написал целую кучу разных нативных лекарств, но когда я пробил их цены, оказалось, что они сильно кусаются, да и отзывы очень противоречивые. Случайно наткнулся на уротрин. По составу аналогов не нашел, разве что моно-препараты, поэтому решил купить. Хотя на сайте было написано, что он продается только в сети, нашел его в магазине бадов. Насторожило то, что цена была немного ниже, чем на сайте, поэтому не стал брать и заказал в интернете.

Нетрадиционные лекарства от рака.

CMAJ. 1 июня 1988 г .; 138 (11): 1005–1011.

Кафедра психиатрии, Университет Торонто, Онтарио.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Непроверенные и опровергнутые лекарства продолжают изобиловать от болезней, для которых обычное лечение является лишь частично эффективным. Это особенно верно в отношении рака, от которого до 50% пациентов могут получать неортодоксальную терапию. В этой статье рассматриваются нетрадиционные лекарства от рака, их побочные эффекты, их общие факторы и основания для их привлекательности, а также то, что мотивирует и характеризует пациентов, выбирающих эти методы лечения.Также обсуждается подход, который может использоваться обычным врачом для пациентов, которые, вероятно, будут искать нестандартное лечение. Такой подход поможет пациентам принять правильное решение о лечении и защитить их от опасностей, связанных с нетрадиционными средствами.

Полный текст

Полный текст доступен в виде отсканированной копии оригинальной печатной версии. Получите копию для печати (файл PDF) полной статьи (1,4M) или щелкните изображение страницы ниже, чтобы просмотреть страницу за страницей.Ссылки на PubMed также доступны для Избранные ссылки .

Избранные ссылки

Эти ссылки находятся в PubMed. Это может быть не полный список ссылок из этой статьи.

  • Cassileth BR, Lusk EJ, Strouse TB, Bodenheimer BJ. Современные неортодоксальные методы лечения рака. Изучение пациентов, лечения и практикующих врачей. Ann Intern Med. Июль 1984; 101 (1): 105–112. [PubMed] [Google Scholar]
  • Faw C, Ballentine R, Ballentine L, vanEys J.Недоказанные лекарства от рака. Обзор использования в педиатрических амбулаторных условиях. ДЖАМА. 1977, 3 октября; 238 (14): 1536–1538. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зальцман Б.Н. Непроверенные методы лечения рака. J Ark Med Soc. Июль 1986 г .; 83 (2): 95–99. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gray C. Laetrile: юридическая позиция Канады, но давление на юге растет. Can Med Assoc J. 5 ноября 1977 г.; 117 (9): 1068–1074. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Moertel CG, Fleming TR, Rubin J, Kvols LK, Sarna G, Koch R, Currie VE, Young CW, Jones SE, Davignon JP.Клиническое испытание амигдалина (лаэтрила) в лечении рака человека. N Engl J Med. 1982, 28 января; 306 (4): 201–206. [PubMed] [Google Scholar]
  • Moertel CG, Fleming TR, Creagan ET, Rubin J, O'Connell MJ, Ames MM. Высокие дозы витамина С по сравнению с плацебо при лечении пациентов с запущенным раком, которые ранее не проходили химиотерапию. Рандомизированное двойное слепое сравнение. N Engl J Med. 1985, 17 января; 312 (3): 137–141. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росс В.Е. Нетрадиционная терапия рака.Compr Ther. 1985 сентябрь; 11 (9): 37–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowman BB, Kushner RF, Dawson SC, Levin B. Макробиотические диеты для лечения и профилактики рака. J Clin Oncol. 1984 июн; 2 (6): 702–711. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brown HG. Неортодоксальные методы лечения рака. Фасад Radiat Ther Oncol. 1981; 16: 184–189. [PubMed] [Google Scholar]
  • Герберт В. Фаддизм и шарлатанство в питании при раке. Nutr Cancer. 1984. 6 (3): 196–206. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лернер И.Представления и реалии шарлатанства при раке. Minn Med. 1985 апр; 68 (4): 265–265. [PubMed] [Google Scholar]
  • Голдман Брайан. Конференция сообщила, что необходимо лекарство от шарлатанства от рака. CMAJ. 15 июня 1987 г .; 136 (12): 1295–1296. [Бесплатная статья PMC] [Google Scholar]
  • Lerner IJ. Причины шарлатанства против рака. Рак. 1984, 1 февраля; 53 (3 доп.): 815–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Герберт В. Необоснованная с точки зрения питания «питательная и метаболическая противоопухолевая диета» сторонников лаэтрила. ДЖАМА.1978 сентября 8; 240 (11): 1139–1140. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маркман М. Медицинские осложнения «альтернативной» терапии рака. N Engl J Med. 1985, 20 июня; 312 (25): 1640–1641. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хирацка С. Знания и отношение больных раком к использованию недоказанных методов лечения. Онкол Нурс Форум. 1985, январь-февраль; 12 (1): 36–41. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hewer W. Отношения между альтернативным практикующим и его пациентом. Обзор. Psychother Psychosom.1983; 40 (1-4): 172–180. [PubMed] [Google Scholar]
  • Holland JC. Почему пациенты ищут недоказанные лекарства от рака: психологическая перспектива. CA Cancer J Clin. 1982, январь-февраль; 32 (1): 10–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Петти Ф., Нойес Р., младший Депрессия, вызванная раком. Биол Психиатрия. 1981 декабрь; 16 (12): 1203–1220. [PubMed] [Google Scholar]

Статьи из CMAJ: Canadian Medical Association Journal любезно предоставлены Канадской медицинской ассоциацией


Как диагностируют и лечат рак легких?

Людей с немелкоклеточным раком легкого можно вылечить хирургическим путем.

Типы рака легких

Двумя основными типами рака легких являются мелкоклеточный рак легкого и немелкоклеточный рак легкого. Эти категории относятся к тому, как раковые клетки выглядят под микроскопом. Немелкоклеточный рак легкого встречается чаще, чем мелкоклеточный рак легкого.

Если у вас рак легких (особенно немелкоклеточный рак легких), ваш врач может запустить тест на внешний значок, чтобы выяснить, есть ли у вас изменения в ваших генах. (генетическая мутация). Результаты этих тестов помогут вашему врачу узнать, какое лечение лучше всего подойдет вам.

Стадия

Если диагностирован рак легких, проводятся другие тесты, чтобы выяснить, насколько далеко он распространился по легким, лимфатическим узлам и остальным частям тела. Этот процесс называется этапом . Тип и стадия рака легких подскажут врачам, какое лечение вам нужно. Для получения дополнительной информации посетите значок «Стадии немелкоклеточного рака легкого» на внешней стороне и «Стадии мелкоклеточного рака легкого». Внешний значок

Виды лечения

Рак легких лечится несколькими способами, в зависимости от типа рака легких и степени его распространения.Людей с немелкоклеточным раком легкого можно лечить с помощью хирургического вмешательства, химиотерапии, лучевой терапии, таргетной терапии или комбинации этих методов лечения. Людей с мелкоклеточным раком легкого обычно лечат лучевой терапией и химиотерапией.

  • Хирургия. Операция, в ходе которой врачи вырезали раковые ткани.
  • Химиотерапия. Использование специальных лекарств для уменьшения или уничтожения рака. Лекарства могут быть таблетками, которые вы принимаете, или лекарствами, вводимыми в вену, а иногда и тем и другим.
  • Лучевая терапия. Использование высокоэнергетических лучей (похожих на рентгеновские лучи) для уничтожения рака.
  • Таргетная терапия. Использование лекарств для блокировки роста и распространения раковых клеток. Лекарства могут быть таблетками, которые вы принимаете, или лекарствами, вводимыми в вену.

Врачи разных специальностей часто работают вместе, чтобы лечить рак легких. Пульмонологи - это врачи, специализирующиеся на заболеваниях легких. Хирурги - это врачи, которые проводят операции. Торакальные хирурги специализируются на хирургии грудной клетки, сердца и легких. Онкологи-врачи - это врачи, которые лечат рак лекарствами. Онкологи-радиологи - это врачи, которые лечат рак с помощью радиации.

Для получения дополнительной информации посетите страницу с изображением внешнего значка рака легких Национального института рака. Этот сайт также может помочь вам найти врача или медицинское учреждение, работающее в сфере лечения рака.

Клинические испытания

Клинические испытаниявнешний значок Используйте новые варианты лечения, чтобы убедиться, насколько они безопасны и эффективны.Для получения дополнительной информации посетите страницу клинических испытаний Национального института рака. Внешний значок Если у вас рак, вы можете принять участие. Посетите указанные ниже сайты, чтобы найти клиническое исследование.

Дополнительная и альтернативная медицина

Дополнительная и альтернативная медицина - это лекарства и оздоровительные практики, не относящиеся к стандартным методам лечения рака.

  • Дополнительная медицина используется в дополнение к стандартным методам лечения. Примеры включают иглоукалывание, диетические добавки, массаж, гипноз и медитацию.
  • Альтернативная медицина используется вместо стандартных методов лечения. Примеры включают специальные диеты, мегадозу витаминов, травяные сборы, специальные чаи и магнитотерапию.

Многие виды дополнительной и альтернативной медицины не прошли научных испытаний и могут быть небезопасными. Поговорите со своим врачом о рисках и преимуществах, прежде чем начинать какой-либо вид дополнительной или альтернативной медицины.

Какое лечение мне подходит?

Может быть сложно выбрать подходящее лечение.Поговорите со своим онкологом о вариантах лечения, доступных для вашего типа и стадии рака. Ваш врач может объяснить риски и преимущества каждого лечения и их побочные эффекты. Побочные эффекты - это реакция организма на лекарства или другие виды лечения.

Иногда люди узнают мнение более чем одного онкологического врача. Это называется «второе мнение». Получение второго мнения: внешний значок может помочь вам выбрать лечение, которое подходит именно вам.

«Лечить» рак - это жестокий обман

Изображение

Подпись

Чудодейственное средство! Поистине удивительно! Работает за считанные минуты! Гарантированно! Это лишь некоторые из ложных заявлений, сделанных поддельными медицинскими продуктами, которые должны служить тревожным сигналом для потребителей.См. Ниже дополнительные красные флажки.

Español 简体 中文 한국어 Việt Tagalog

Остерегайтесь продуктов, утверждающих, что они излечивают рак, на веб-сайтах или в социальных сетях, таких как Facebook и Instagram. По словам Николь Корнспан, M.P.H., сотрудника по безопасности потребителей в Управлении по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA), в наши дни они процветают.

«Любой, кто страдает раком, или знает кого-то, кто болеет, понимает страх и отчаяние, которые могут возникнуть», - говорит Корнспан. «Может возникнуть сильное искушение прыгнуть на все, что может дать шанс на излечение.”

Законные медицинские продукты, такие как лекарства и устройства, предназначенные для лечения рака, должны получить одобрение или разрешение FDA, прежде чем они будут проданы и проданы. Процесс проверки агентством помогает убедиться, что эти продукты безопасны и эффективны для предполагаемого использования.

Тем не менее, всегда можно найти кого-то или какую-то компанию, предлагающую фиктивные «лекарства» от рака, которые бывают разных форм, включая таблетки, капсулы, порошки, кремы, чаи, масла и наборы для лечения. Такие продукты, которые часто рекламируются как «естественные» методы лечения и часто ошибочно обозначаются как диетические добавки, могут казаться безвредными, но могут причинить вред, откладывая или препятствуя проверенным полезным методам лечения.При отсутствии одобрения FDA или разрешения по безопасности они также могут содержать опасные ингредиенты.

Это справедливо для средств лечения, предназначенных для людей и домашних животных. «Все чаще в сети появляются поддельные лекарства, утверждающие, что они лечат рак у кошек и собак», - говорит Корнспан. «Люди, которые не могут позволить себе тратить большие суммы в ветеринарной клинике на лечение рака у своих любимых собак и кошек, ищут менее дорогие лекарства».

FDA призывает потребителей держаться подальше от этих потенциально небезопасных и непроверенных продуктов и всегда обсуждать варианты лечения рака со своим лицензированным поставщиком медицинских услуг.

FDA принимает меры

В соответствии с установленными требованиями, FDA рассылает компаниям письма с предупреждениями, предлагая им изменить или удалить мошеннические заявления со своих веб-сайтов. Если компании не соблюдают правила, FDA может предпринять дополнительные юридические действия, чтобы предотвратить попадание их продуктов на рынок потребителей.

Красные флаги

В то время как некоторые поддельные продукты утверждают, что излечивают множество заболеваний и состояний, в поддельных продуктах для лечения рака часто используется определенный словарь, говорит Корнспан. Потребители должны воспринимать определенные фразы как красные флажки, в том числе:

  • Лечит все формы рака
  • Чудесным образом убивает раковые клетки и опухоли
  • Уменьшает злокачественные опухоли
  • Избирательно убивает раковые клетки
  • Более эффективен, чем химиотерапия
  • Атакует раковые клетки, оставляя здоровые клетки нетронутыми
  • Лечит рак

Более того, независимо от того, заявляют ли продукты о том, что они излечивают рак или другое заболевание, есть ряд уловок, которые могут намекнуть, что они являются подделкой.

«У пациентов есть законные способы доступа к исследуемым лекарствам, например, участие в клинических испытаниях», - говорит Корнспан. Пациенты, желающие попробовать экспериментальное лечение рака, должны поговорить со своим врачом о вариантах лечения. Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт клинических испытаний Национального института рака.


Мошенничество с раком: ничего нового

Гарри М. Хокси не имел медицинского образования, но на протяжении более трех десятилетий миллионы рыжих шарлатанов «лечили» отчаявшихся пациентов, пока FDA не помогло убрать эти продукты с рынка в 1950-х годах.Лечение рака экстрактом травы Хокси не имело научной основы, и, пока продолжалось судебное дело против Хокси, чтобы предупредить потребителей, в 1957 году FDA выпустило этот плакат и разместило его в почтовых отделениях по всей стране. Узнайте больше о мошенническом лечении рака Хокси и разместите эти фотографии с высоким разрешением в фотопотоке FDA на Flickr.

Раковые пациенты обращаются к альтернативным лекарствам

Поскольку большая часть ее нижней части тела была поражена раком, Лесли Флэш, наконец, столкнулась с правдой: травяные добавки и специальная диета не работали.

«Я хочу, чтобы у меня вырезали эту штуку. Я хочу ее убрать», - сказала она своей семье.

Но было уже поздно. Ее рак прямой кишки - потенциально излечимый ранее - поразил кости, ткани, мышцы, кожу. 53-летняя женщина из Флориды еле сидела, постоянно истекала кровью и пачкалась.

«Это было ужасно», - сказал один врач. «Боль, должно быть, была мучительной».

Флаш искал естественное лекарство. Вместо этого смертельная болезнь пошла своим естественным течением. А торговцы травами, которые продали ей надежду в бутылке?

«Какие бы деньги у нее ни оставались при жизни, они получали большую их часть», - сказала сестра Шэрон Флаш.«Они охотятся на больных людей, веря, что все это может им помочь, могут они или не могут».

** ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НА ВТОРНИК, 9 ИЮНЯ ** На этом неподвижном изображении 2008 года, взятом из видео, Донна Флаш во время интервью Associated Press. \ "Вся семья хотела, чтобы Лесли обратилась за медицинской помощью \", - сказала сестра Донна Флаш. (APTN) AP

Некоторые люди, пробующие бездоказательные средства, рискуют только деньгами. Но люди, больные раком, могут потерять свой единственный шанс победить болезнь, пропустив обычное лечение или смешав другие методы лечения.Даже безвредные витамины и «натуральные» добавки могут мешать лечению рака или влиять на гормоны, которые способствуют развитию рака.

Охота на ненадежность
Тем не менее, они чрезвычайно популярны у онкологических больных, которые жаждут контроля над своей болезнью и хотят сделать все возможное, чтобы быть здоровыми - эмоциональные потребности, которые делают их уязвимыми для обманчивых заявлений. По оценкам исследований, 60 процентов больных раком пробуют нетрадиционные лекарства и около 40 процентов принимают витамины или пищевые добавки, безопасность или эффективность которых не обязательно должна быть подтверждена и они не одобрены Федеральным управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.

Ни один из них не оказался лекарством, хотя некоторые обещают облегчить симптомы. Сенсорная терапия, подходы разум-тело и иглоукалывание могут уменьшить стресс и облегчить боль, тошноту, сухость во рту и, возможно, приливы, и рекомендуются многими ведущими экспертами в области рака. Недавнее исследование показало, что имбирные капсулы уменьшают тошноту, если их начать за несколько дней до химиотерапии.

Многие больницы предлагают ароматерапию, массаж, медитацию, йогу и иглоукалывание, потому что пациенты хотят этого, и риск физического вреда невелик.Они называют это дополнительной или интегративной медициной, потому что она дополняет, а не заменяет традиционные методы лечения.

На другом конце спектра - шарлатаны, продающие лечебные препараты и добавки через отзывы, а не доказательства. Лаэтрил, «очищающие» кофейные клизмы, акульи хрящи - чудодейственные лекарства меняются, но ложные утверждения остаются прежними.

«То, что я замечаю в последние год или два, - это возрождение этих вещей. Это возвращается», - сказал Барри Кассилет, руководитель интегративной медицины Мемориального онкологического центра Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке и давний советник Американского онкологического центра. Общество.

Интернет подпитывает эту тенденцию, позволяя людям покупать напрямую и в обход врачей, которые могут помочь им распознать мошенничество и вводящие в заблуждение заявления о научных доказательствах. К сожалению, некоторыми веб-сайтами управляют шарлатаны - титул «доктор» не означает, что средство безопасно или эффективно.

«Многие из этих врачей охотятся на неуверенность людей и потребность в надежде», - сказал доктор Рой Хербст, руководитель отдела рака легких в Онкологическом центре им. М. Д. Андерсона Техасского университета.

Около 7 процентов больных раком сразу переходят к альтернативному подходу, иногда путешествуя в Мексику, Багамы или «спа» в Европе для лечения, запрещенного в Соединенных Штатах, как показало исследование Кассилет.Большинство видов рака распространяется медленно, поэтому людей можно временно обмануть, заставив думать, что травы или специальные диеты сдерживают его.

«После того, как они пробыли там несколько месяцев, они поймут, что что-то не работает. Но с раком у вас есть один шанс. К тому времени, когда они вернутся в нормальную больницу, они мертвы. их ", - сказала она.

Способы, которыми добавки и бахромы могут нанести вред:

  • В финансовом отношении. Таблетки, которые кажутся дешевыми, на самом деле стоят очень дорого, если они бесполезны или куплены вместо настоящих лекарств, свежих фруктов и овощей или других вещей, которые, как известно, улучшают здоровье.
  • В медицине. Использование альтернативного лекарства может отложить время до тех пор, пока пациент не получит эффективное лечение, что позволит раку распространиться. Потенциально излечимый рак может стать неизлечимым - как выяснила Лесли Флаш, когда она с опозданием обратилась за помощью к рекомендованной операции. По словам одного из ее врачей, доктора Лодовико Бальдуччи из онкологического центра Моффитта в Тампе, наличие такой запущенной формы рака без стандартной медицинской помощи должно было вызвать мучительную боль.
  • Физически.Добавки, даже те, которые считаются натуральными, обладают биологическим действием и могут опасно взаимодействовать с широким спектром лекарств.
  • Психологически. Бесполезное лечение порождает ложные надежды и лишает людей возможности подготовиться к концу жизни и умереть с достоинством и комфортом.

Лесли Флаш считала, что пищевые добавки сделают ее сильнее и помогут бороться с раком - убеждение, что ее другая выжившая сестра, Донна Флаш, до сих пор разделяет, несмотря на смерть Лесли.

Но получение питательных веществ из таблеток отличается от получения их из сбалансированной диеты, говорят эксперты по питанию.

«Так много людей думают:« Ну, если немного - хорошо, то больше - лучше », но это определенно не так с большинством пищевых добавок», - сказала Кэти Аллен, диетолог из онкологического центра Моффитта.

Примеры потенциального вреда:

  • Витамин Е может продлить время кровотечения и вынудил отменить или отложить операции по поводу рака; некоторые исследования показывают, что это может повысить риск некоторых видов рака.
  • Бета-каротин, предшественник витамина А, может повысить риск развития рака легких у курильщиков.
  • Добавки фолиевой кислоты могут повысить риск предраковых новообразований в толстой кишке.
  • Витамин C в больших дозах может помочь раковым клеткам противостоять химиотерапии и радиации.
** ПЕРЕДАЧА НА ВТОРНИК, 9 ИЮНЯ ** На этой фотографии, сделанной 29 апреля 2008 г., доктор Лодовико Бальдуччи жестикулирует во время интервью в онкологическом центре Моффитта в Тампе, штат Флорида. Он сказал, что один из его пациентов, должно быть, был в \ «мучительная боль» к тому времени, когда она обратилась за обычным лечением после того, как добавки и специальная диета не смогли остановить ее рак.(AP Photo / Chris O'Meara) Chris O'meara / AP

Травы и пищевые добавки могут подорвать лечение рака так, что пациенты не могут чувствовать, а врачи не могут измерить. Когда лечение не помогает, невозможно сказать, было ли это связано с раком человека или из-за того, что добавка слегка помешала.

«Мы знаем, что происходит какой-то вред. Мы просто не знаем его масштабов», - сказал доктор Джеффри Уайт, руководитель дополнительной и альтернативной медицины Национального института рака.

Незнание об опасностях
Исследования показывают, что две трети онкологических больных, которые используют недоказанные лекарства, не говорят об этом своим врачам. Иногда это происходит из-за страха неодобрения, но часто они не понимают, что это может навредить их заботе.

«Я не думал, что это лекарства. Они не отпускаются по рецепту, это не лекарства. Это все натуральные вещества», - сказал Винс Палелла, больной раком простаты из Брадентона, Флорида.

Диетолог из Моффита Дайан Риккарди обнаружила, что Палелла принимает десятки таблеток в день, в том числе экстракт пальмы.Эта добавка могла помешать его гормональному лечению рака или мониторингу, чтобы убедиться, что эти методы лечения работают.

«Нет абсолютно никакого способа узнать», было ли это так, - сказал Риккарди.

Еще одна добавка, которая может представлять риск для пациентов с раком простаты, - это DHEA, который может влиять на уровень тестостерона, - сказала Филлис Мэтьюз, практикующая медсестра-уролог из группы клиник по делам ветеранов в районе Денвера.

Онкологов также беспокоят изофлавоны и другие добавки, связанные с соей; некоторые исследования показывают, что они могут стимулировать ткань груди.Пациенты с раком груди, принимающие тамоксифен или ингибиторы ароматазы, такие как Фемара или Аримидекс, не должны использовать красный клевер, донг-квай или солодку из-за компонентов, стимулирующих эстроген, говорится в рекомендациях Общества интегративной онкологии.

В июне FDA разослало 25 писем с предупреждениями продавцам чая, таблеток и других продуктов, продаваемых в Интернете, в которых ложно утверждается, что они лечат, лечат или предотвращают рак. В их состав входили кровяной корень, акульи хрящи, коралловый кальций, цезий, эллаговая кислота, кошачий коготь, чай Essiac и различные грибы.

В сентябре Федеральная торговая комиссия обвинила пять компаний в ложных и вводящих в заблуждение заявлениях о лекарствах от рака и достигла соглашения с шестью другими. Агентство также открыло веб-сайт поддельных лекарств, чтобы помочь потребителям. В заявлении объясняется его аргументация:

«Когда вы боретесь с раком, последнее, что вам нужно, - это афера».

Природные средства от рака: отделяя факты от вымысла

Когда дело доходит до натуральных средств лечения рака, многим пациентам дают анекдотические советы о пользе альтернативных традиционных лекарств.Им также часто советуют комбинировать их с обычными лекарствами для дополнительного эффекта.

В то время как традиционные методы лечения проходят тщательные исследования, прежде чем их можно будет рекомендовать для клинического использования, альтернативные методы лечения - нет. Эти «натуральные» лекарства либо превращаются в лекарства, отпускаемые без рецепта, либо их можно принимать в их естественных формах.

Важно отметить, что альтернативные методы, помеченные как «естественные», не обязательно являются «хорошими». Они не обязательно приводят к исцелению.Использование народных средств всегда следует обсудить с врачом или онкологом. Они могут иметь побочные эффекты или снижать эффективность обычного лечения.

Многие альтернативные или традиционные лекарства утверждают, что обладают способностью к исцелению, но нет научных доказательств, подтверждающих это. В некоторых случаях научные данные могут даже противоречить утверждениям.

Вот несколько мифов и фактов о натуральных продуктах, которые якобы обладают противораковыми свойствами.

Фруктовые и овощные косточки

Считалось, что жевание косточки абрикоса обладает противораковыми свойствами, но это неправда. Shutterstock

На протяжении многих поколений косточки многих фруктов, особенно абрикосов или ядер, неофициально рекламировались для лечения рака. Традиционно косточки жевали в естественном виде. Амигдалин, обнаруженный в косточках абрикоса, считался активным ингредиентом, связанным с рассказами о его мощных противораковых свойствах.

Но после почти четырех десятилетий исследований ученые не могут найти никаких доказательств его неуловимого химиотерапевтического эффекта.

Сообщалось и почти гарантировано, что человек, использующий это средство, будет страдать от неблагоприятных последствий хронического отравления, вызванного цианидом, обнаруженным в некоторых из этих ям.

Перезрелые бананы

В 2009 году была опубликована статья, посвященная биологической активности созревших бананов, связанной с раком. В исследовании не было прямой связи с фруктом как противораковым средством, но было включено следующее утверждение:

Из-за связи между иммуностимулирующим и антиоксидантным действием пероральный прием бананов может помочь предотвратить заболевания, связанные с образом жизни, и канцерогенез.

Заявление стало вирусным в средствах массовой информации: в Facebook было опубликовано множество мемов, в которых говорилось, что спелые бананы могут снизить риск рака. Хотя исследования показали, что антиоксиданты играют важную роль в защите клеток организма от потенциальных раковых агентов, в статье не говорится, что у бананов есть активный ингредиент, который может бороться с раком.

Однако есть средства, дающие более положительные результаты.

Тропический фрукт гуаябано

Различные части растения сметанное яблоко обладают противораковыми свойствами.Shutterstock

Член фруктового дерева семейства заварных яблонь, Annona muricata , более известный как сметанное яблоко, гравиола или гуаябано, широко употребляется в пищу коренными народами тропических районов Северной Африки и Южной Америки. Это темно-зеленый колючий плод овальной формы с слегка кислой беловатой мякотью.

Когда растение было подвергнуто научным испытаниям, исследования показали, что некоторые его части обладают потенциально мощными противораковыми свойствами.Это особенно было показано при использовании в качестве дополнительного лечения.

Исследования показали, что в листьях есть активные ингредиенты, обладающие противораковыми свойствами, которые убивают раковые клетки легких, простаты, толстой кишки, груди и поджелудочной железы. Его семена обладают свойствами, которые выполняют ту же задачу, что и химиотерапевтическое лечение, убивая клетки рака груди, полости рта и легких. А его фруктовый компонент обладает потенциалом против рака простаты.

Традиционно листья и / или корни заваривали или измельчали ​​для употребления, а плоды ели.Но экстракты активных ингредиентов из листьев были превращены в таблетки и продаются на коммерческой основе. Их принимают в сочетании с обычной химиотерапией.

Южноафриканский травяной чай ройбуш

Ройбуш, который произрастает только в регионе Седерберг Западного Кейпа, Южная Африка, известен своим ароматным вкусом. Было обнаружено, что растение обладает противораковыми свойствами в моделях животных in vitro, и in vivo, .

Дополнительные исследования показывают, что травяной чай содержит ингредиенты, уменьшающие рак пищевода и печени, а также опухоли кожи.Планируются клинические испытания на людях.

Ассоциация рака Южной Африки подтвердила потенциал травяного чая как формы естественной химиопрофилактики. Это означает, что он может помочь предотвратить рак и даже, возможно, уменьшить рост раковых клеток. И он профинансировал исследовательские проекты, направленные на определение активных ингредиентов.

Растение

Sutherlandia frutescens

Sutherlandia frutescens произрастает в Южной Африке, Лесото, южной Намибии и юго-востоке Ботсваны.Он широко используется в традиционной медицине. Это кустарниковое растение имеет горькие ароматные листья и известно своими красно-оранжевыми цветами с весны до середины лета.

Исследования показывают, что он обладает противораковыми свойствами в отношении клеток рака пищевода, простаты, печени, груди и легких. Недавние исследования показали, что раковый куст - это широко известное название - может быть многообещающей дополнительной терапией из-за его мощных антиоксидантных свойств.

Предварительные клинические исследования доказали отсутствие отрицательных эффектов.И есть признаки того, что он может действовать как иммуностимулятор, поддерживая больного раком. Он был изготовлен в форме таблеток и коммерциализирован, но исследования продолжают давать более убедительные доказательства его преимуществ.

В настоящее время он продается как натуральное средство, которое можно использовать наряду с традиционным лечением.

Семя коикса

Экстракты семян коикса обладают противораковым действием. Shutterstock

Традиционная китайская медицина - важный компонент альтернативной медицины.Изначально ограниченные азиатскими странами, крупные западные фармацевтические компании недавно начали анализировать обширные знания коренных народов Востока в поисках естественных средств от рака.

Канглаит - противоопухолевый препарат, разработанный с использованием современных технологий. Он содержит экстракты семян коикса.

Исследования показывают, что канглаит обладает противораковым действием, особенно при раке желудка, легких и печени. После прохождения третьей фазы клинических испытаний он продавался вместе с традиционной терапией для улучшения качества жизни пациента.

Лекарство от рака: как убить убийцу | Исследования рака

В прошлом месяце Нобелевская премия по медицине была присуждена за два прорывных научных открытия, которые были объявлены «революционными в лечении рака» и «коренным образом изменили наши взгляды на то, как можно лечить рак». Один из них достался харизматичному техасцу, играющему на губной гармошке по имени Джим Эллисон, за его революционные достижения в иммунотерапии рака. Его открытие привело к преобразующим результатам для онкологических больных и радикально новому направлению в исследованиях рака.

И все же многие больные раком и даже некоторые врачи почти не слышали об иммунотерапии рака или отказываются верить в это. Те, кому сложно разобраться в новом меню опций и отделить разумную надежду от раздутой шумихи.

«Появление иммунотерапии рака произошло так быстро, что ученым, не говоря уже о врачах и пациентах, трудно отслеживать все это», - объясняет д-р Дэниел Чен, онколог из Стэнфорда и исследователь, который помог вывести некоторые из новых видов рака. прорывы от лаборатории к клинике.«Приливная волна данных по-прежнему учит нас фундаментальным концепциям взаимодействия иммунной системы человека и рака человека». Это также дает нам важные новые подходы к лечению - и, возможно, излечению - рака. «Итак, эти данные необходимо распространять как можно быстрее».

По оценкам, почти у 40% из нас будет диагностирован рак при жизни, и до недавнего времени у нас было три основных способа справиться с этой новостью. У нас были операции как минимум 3000 лет.Мы добавили лучевую терапию в 1896 году. Затем, в 1946 году, исследования химического оружия привели к использованию производного горчичного газа для отравления раковых клеток и появлению химиотерапии. Совсем недавно мы также начали отравлять рак с помощью лекарств, которые пытаются лишить опухоли питательных веществ или кровоснабжения.

Эти традиционные техники «разрезать, сжечь и отравить» эффективны примерно в половине случаев. Это похвальное медицинское достижение, которое также оставляет позади вторую половину больных раком. По данным международного агентства Всемирной организации здравоохранения по исследованиям рака, только в 2018 году во всем мире погибло 9055027 человек.

Наша обычная защита от болезней - это наша иммунная система. Он отлично справляется с сортировкой того, что не принадлежит телу, и атакует его, за исключением случаев, когда речь идет о раке. На протяжении 100 лет причины этой очевидной неудачи оставались загадкой. Прорывом Джима Эллисона стало осознание того, что иммунная система не игнорирует рак. Вместо этого рак использовал уловки, отключающие иммунную систему. Но что, если бы вы могли заблокировать эти уловки и использовать Т-клетки-убийцы иммунной системы против болезни?

Уловка, обнаруженная в иммунологической лаборатории Эллисон в Калифорнийском университете в Беркли, связана с белком на Т-клетке под названием CTLA-4.При стимуляции CTLA-4 действует как выключатель на иммунный ответ. Эти тормоза, которые он назвал контрольными точками, не позволяли убийцам клеток выйти из-под контроля и разрушить здоровые клетки тела. Рак воспользовался этими тормозами, чтобы выжить и процветать.

В 1994 году лаборатория разработала антитело, блокирующее CTLA-4. «Грубо говоря, это все равно что взять кирпич и зажать его за педаль тормоза Т-лимфоцитов», - объясняет доктор Макс Краммель, иммунолог, работавший с Эллисон над CTLA-4. Когда они вводили его раковым мышам, антитело застряло за педалью тормоза CTLA-4 и не позволяло остановить атаку Т-клеток.Вместо этого Т-клетки разрушили опухоли и вылечили рак.

Иммунная система - это глубоководная экосистема человеческого тела. Мы только начали исследовать ее глубины

То, что они нашли, в конечном итоге принесет Нобелевскую премию. Это также противоречило бы тому, что каждый практикующий онколог знал о раке и способах борьбы с ним. По словам Краммеля, потребовалось 15 лет, прежде чем они смогли наконец проверить, будет ли то, что работало на мышах, транслироваться на людей.

Оказалось, что блокирование тормозов иммунной системы вызывает у некоторых пациентов серьезную токсичность.«Мы довольно быстро узнали, что иммунотерапия - это не бесплатная поездка», - объясняет доктор Джедд Волчок, иммунотерапевт от рака и один из основных исследователей клинических испытаний препарата Эллисон против CTLA-4. «Но мы также видели некоторые замечательные вещи». У некоторых пациентов с метастатической меланомой, участвовавших в исследовании, даже у пациентов с терминальной стадией 4, находившихся всего в нескольких днях от хосписа, препарат эффективно вылечил их рак.

«Вы никогда этого не забудете», - объясняет Волчок. «И в то время у нас действительно не было ничего, что могло бы помочь при метастатической меланоме.В 2011 году этот препарат против CTLA-4 получит одобрение как ипилимумаб (торговое название Ервой) для использования при лечении меланомы; с тех пор он был одобрен для лечения рака почек и колоректального рака. Как наркотик он спас многие тысячи жизней. Но в качестве доказательства концепции успех ипилимумаба доказал, что иммунная система на самом деле может быть оружием против рака. Это также положило начало поиску новых контрольных точек с улучшенным иммунитетом.

Первым был обнаружен ПД-1. Его первооткрыватель, доктор Тасуку Хондзё из Киотского университета, получил в этом году Нобелевскую премию по медицине.PD-1 является частью своего рода секретного рукопожатия, которое клетки тела передают Т-клетке, говоря ей: «Я один из вас, не атакуй». Раки использовали это секретное рукопожатие, обманывая Т-клетки, заставляя их поверить в то, что они нормальные, здоровые клетки тела. Но это рукопожатие можно было заблокировать, создав более точную машину для уничтожения рака с гораздо меньшим количеством токсичных побочных эффектов, чем блокирование CTLA-4.

В декабре 2015 года второе поколение ингибиторов контрольных точек (называемых анти-PD-1 или анти-PD-L1, в зависимости от того, блокируют ли они Т-клеточную или опухолевую сторону рукопожатия) было использовано для высвобождения иммунной системы. системы Джимми Картера и избавиться от агрессивного рака в его печени и мозге.Известие о чудесном выздоровлении 91-летнего юноши удивило всех, в том числе и самого бывшего президента.

Новаторская работа: иммунолог Джим Эллисон, лауреат Нобелевской премии. Фотография: Адольфо Чавес III / доктор медицины Андерсон / EPA

Для многих людей «этот препарат Джимми Картера», препарат пембролизумаб против PD-1, одобренный в 2015 году и продаваемый как Кейтруда, был первым и единственным, о чем они слышали. иммунотерапия рака. Кейтруда в настоящее время является одним из наиболее широко используемых препаратов нового класса, одобренным для использования против девяти различных типов рака в США и меньшего числа в Великобритании, и этот список быстро растет, как и количество сокращений. для десятков тестируемых новых контрольно-пропускных пунктов.Иммунная система остается глубоководной экосистемой человеческого тела. Мы только начали исследовать ее глубину.

Для таких исследователей, как Чен и другие, это наш пенициллиновый момент в войне с раком. Как лекарство, пенициллин снизил уровень инфицирования, вылечил некоторые бактериальные заболевания и спас миллионы жизней. Но как научный прорыв он переопределил возможное и открыл новые плодородные границы для поколений исследователей. Спустя почти 100 лет после открытия этого простого лекарства антибиотики представляют собой целый класс лекарств, оказывающих настолько сильное глобальное влияние, что мы принимаем их как должное.Невидимые ужасы, которые мучили и отравляли человечество на протяжении тысячелетий, теперь случайно побеждают в аптеке с главной улицы. «Мы только что обнаружили ингибиторы контрольно-пропускных пунктов», - говорит Чен. «Итак, это прорыв - мы только что открыли наш пенициллин».

График иммунотерапии

По сообщениям, через семь лет после утверждения этого первого ингибитора контрольной точки в клинике проходят испытания 940 «новых» иммунотерапевтических препаратов против рака более чем полмиллионом больных раком в более чем 3000 клинических испытаниях, из которых более 1000 больше в доклинической фазе.

Эти цифры затмеваются количеством испытаний, в которых тестируются комбинации иммунотерапии или используются их вместе с химиотерапией или облучением, которые, как отмечает Эллисон, по существу превращают мертвую опухоль в противораковую вакцину. Есть надежда, что, когда ингибиторы контрольных точек ослабят тормоза, иммунная система сможет эффективно завершить начатое химиотерапией. В настоящее время проводится так много испытаний, что невозможно определить их этапы или результаты, но некоторые из них оказались положительными. Европейское общество медицинской онкологии недавно объявило о первом скромном успехе иммунотерапии против тройного отрицательного рака груди, ужасно агрессивного заболевания, обнаруживаемого в основном у молодых женщин, которое упорно сопротивлялось предыдущим вариантам лечения.

Ингибиторы контрольных точек не являются единственной иммунотерапией рака. В настоящее время проводятся многочисленные клинические испытания вакцин, изготовленных на заказ, адаптированных к индивидуальному раку пациента. Другой многообещающий метод, известный как перенос адоптивных клеток, оплодотворяет армию клонов извлеченных Т-клеток, а затем повторно вводит их пациенту, чтобы преследовать каждую клетку; другая, называемая химерной Т-клеточной терапией, или CAR-T, превращает Т-клетку-убийцу пациента в своего рода убийцу рака робокопа, создавая поразительно мощное живое лекарство, способное адаптироваться к раку на всю жизнь.CAR-T уже уничтожил некоторые формы детской лейкемии. Это утверждения, которых не могут сделать простые лекарства от рака.

Пациенты, которые реагируют на эти препараты, переходят в ремиссию, измеряемую не дополнительными неделями или месяцами жизни, а продолжительностью жизни

«Слово« лечение »теперь можно использовать в онкологии, - говорит доктор Аксель Хус, иммунолог и в прошлом глобальный медицинский работник. руководитель программы иммуноонкологии Bristol-Myers Squibb. «Это больше не фантазия или жестокое обещание, которое вы не можете выполнить.Мы еще не знаем, кто из счастливых пациентов вылечится, но мы уже видели лекарства ».

Шумиха может быть опасной, так же как ложная надежда может быть жестокой. Существует естественная тенденция вкладывать слишком много надежд в новую науку, особенно ту, которая обещает переломить ситуацию с болезнью, которая так или иначе затронула жизнь каждого, и здесь требуется трезвая осторожность. На данный момент доступно лишь несколько иммунотерапевтических препаратов. Большинство пациентов реагируют частично или совсем не реагируют, а у некоторых даже развивается устойчивость к заболеванию.Но меньшинство онкологических больных, у которых было показано, что они реагируют на эти препараты, испытывают ремиссии, измеряемые не дополнительными неделями или месяцами жизни, а продолжительностью жизни. «Такие преобразующие, устойчивые реакции - уникальное ценностное предложение иммунотерапевтического подхода к раку», - говорит Чен. Но важно отметить, что этот потенциал отличается от гарантии какого-либо одного результата для любого отдельного пациента.

Перенос Т-клеток

И как сказал мне Волчок: «Иммунотерапия - это не бесплатная поездка.«Есть токсичность, которая возникает, когда возникает ответ Т-клеток. Существует также «экономическая токсичность» индивидуализированных методов лечения рака, которые вызывают стойкую ремиссию, но стоят более 1 миллиона долларов. Третья проблема, особенно в сельских или недостаточно обслуживаемых секторах, - это доступ как к информации, так и к самим лекарствам и их испытаниям. Они существуют, но пациенты и врачи должны иметь возможность задавать вопросы и понимать свой выбор. Некоторые врачи говорят мне, что цель лечения, если излечение невозможно, держится до следующего прорыва.Если и когда это произойдет, пациенты и врачи должны быть готовы это понять. «В конце концов, - говорит Чен, - нет ничего более бесполезного, чем прорывы в лечении рака, о которых люди не знают».

«Прорыв: иммунотерапия и гонка за лечение рака» Чарльза Грэбера. Чтобы заказать копию за 12,50 фунтов стерлингов (16,99 фунтов стерлингов), перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

В эту статью внесены изменения 4 ноября 2018 г.Некоторые усеченные предложения были восстановлены. 6 ноября 2018 года в него были внесены поправки, отражающие тот факт, что препарат Кейтруда был одобрен для использования в 2015 году, а не в 2017 году.

Гомеопатические средства от рака

Гомеопатия рекламировалась как один из подходов дополнительной и альтернативной медицины (CAM) к лечению рака, но не было доказано, что она лечит рак. Гомеопатическое лечение может обеспечить некоторое облегчение побочных эффектов обычных лечения рака, хотя это также не было однозначно доказано.

Гомеопатическая медицина (или гомеопатия) - это разновидность альтернативной медицины, основанная на убеждении, что болезнь можно вылечить путем приема вещества, которое, как известно, вызывает симптомы, типичные для этой самой болезни, - философия «подобное лечит подобное». Гомеопатические средства получают из растений, трав, минералов и продуктов животного происхождения.

Дополнительная медицина (CM) используется от одной трети до половины онкологических больных во всем мире.

Гомеопатические средства от рака

Гомеопатические препараты - это органические вещества, которые были настолько сильно разбавлены, что осталось очень мало молекул исходного вещества.

В отношении рака врачи-гомеопаты стремятся стимулировать иммунитет, уменьшить боль, улучшить энергию и общее самочувствие, особенно если человек борется с побочными эффектами химиотерапии и облучения, такими как тошнота, приливы, инфекции и язвы.

Гомеопатические продукты дозируются в виде сахарных гранул, содержащих разбавленное вещество, и они помещаются под язык или используются в виде капель, таблеток, гелей, кремов и мазей. Лечение индивидуально, поэтому два человека с одним и тем же заболеванием обычно проходят разное лечение.

Управление симптомами

Гомеопатия может быть привлекательной для людей, надеющихся избежать побочных эффектов обычного лечения рака.

В обзоре исследований, опубликованном в 2009 году, ученые изучили восемь исследований, в которых использовались гомеопатические средства для лечения побочных эффектов, связанных с лечением рака. Одно предположило, что Траумель S (средство для полоскания рта, содержащее несколько гомеопатических лекарств) может облегчить язвы во рту, вызванные химиотерапией. Однако авторы обзора также обнаружили, что в некоторых исследованиях гомеопатические средства не имели преимуществ перед плацебо.

В 2011 году обсервационное исследование показало, что гомеопатические методы лечения действительно улучшают качество жизни некоторых онкологических больных. Также было проведено исследование, показывающее, что омела, полупаразитарный вечнозеленый кустарник, используемый в некоторых гомеопатических препаратах, может помочь некоторым больным раком. лучше переносят химиотерапию.

Риски и соображения

Гомеопатические продукты не проходят оценку безопасности или эффективности Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA).По этой причине крайне важно проконсультироваться со своим онкологом, если вы планируете использовать гомеопатию при осложнениях, связанных с раком.

Нет никаких доказательств того, что гомеопатические препараты мешают традиционному лечению, потому что в них почти нет вещества. Тем не менее, гомеопаты могут принести больше вреда, чем пользы, если откладывают использование эффективных традиционных методов лечения.

Исследование больных раком, использующих альтернативную медицину вместо традиционных методов лечения рака, показало, что в среднем через 5 лет вероятность смерти пациентов с раком груди или колоректального рака была почти в пять раз выше, если бы они использовали альтернативную терапию в качестве первоначального лечения, чем если они получали обычное лечение.

Гомеопатические препараты, которые содержат микроскопические количества вещества, не то же самое, что лекарственные травы, которые содержат измеримые количества вещества. Травяные средства могут влиять на эффективность традиционных методов лечения или потенциально усиливать побочные эффекты. К ним относятся препараты, содержащие грейпфрут, зверобой ( Hypericum perforatum), расторопша ( Silybum marianum), или куркуму (). Curcuma longa ).

Если вы действительно хотите включить гомеопатию или другой тип CAM в свой протокол лечения рака, ваш онколог должен сотрудничать с любым врачом альтернативной помощи, которого вы видите.

Национальный центр дополнительного и комплексного здоровья предлагает следующие меры предосторожности:

  • Не заменяйте проверенную традиционную помощь гомеопатией.
  • Не откладывайте посещение врача, ожидая, чтобы узнать, работают ли альтернативные методы лечения рака.
  • Принесите к врачу гомеопатические продукты, которые вы используете. Ваш лечащий врач может сказать вам, представляют ли они риск побочных эффектов или взаимодействия с лекарствами.
  • Если вы беременны или кормите грудью, проконсультируйтесь с врачом перед использованием любого гомеопатического продукта.
  • Понимаю, что к использованию лекарственных растений в онкологии не стоит относиться легкомысленно. Некоторые травы могут быть опасными, даже вызывать повреждение печени.

Слово от Verywell

На основании тщательных исследований на людях известно, что современному лечению рака нет замены. Однако в вашем плане лечения может быть место для альтернативных подходов, если:

  • Они дополняют и не влияют на эффективность других методов лечения
  • Вы работаете со специалистом, знающим их правильное использование
  • Вы открыто рассказываете об этих методах лечения со всей вашей медицинской бригадой
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *