Отсутствие запаха у человека: Аносмия: описание болезни, причины, симптомы, стоимость лечения в Москве

Содержание

Без запаха мамы и дождя. Как живут люди с постоянным отсутствием обоняния и вкуса

Столкнувшись с коронавирусом, многие из нас впервые в жизни ощутили, что значит потерять обоняние и вкус. Попробовали кофе без любимого аромата, салат со вкусом бумаги и парфюм без запаха. А как существуют те, для кого отсутствие обоняния является нормой жизни? Двое москвичей рассказали «Городу», каково это – жить без обоняния с рождения или потерять его навсегда.

Юлия Ипатова: полжизни без обоняния и вкуса

Из личного архива

В возрасте около 23 лет на фоне стресса у меня стали проявляться аллергические отеки, и непонятно, чем они были вызваны. Постепенно состояние слизистой усугублялось, отеки становились чаще, и уже в начале 2000-х в носу стали вырастать полипы, которые мне периодически оперируют. С последней операции прошло уже более 10 лет, они опять выросли, и нужно их удалять.

После операции я снова дышу, у меня появляется обоняние, а потом за два-три года становится все хуже, и большую часть своей жизни я живу без обоняния и без вкуса. В общей сложности стаж заболевания уже около 25 лет.

У меня есть только ощущение соленого, кислого, горького, сладкого – это я различаю. А вкусы и запахи не различаю вообще. У человека существует такой психологический фактор, как вкус по памяти. Условно, если я вижу, что я ем огурец, то вспоминаю вкус огурца. То же с яблоком, бананом, колбасой, супом и другой едой. Но если мне завязать глаза и дать что-то попробовать, я не смогу различить. Например, я пойму, что это что-то соленое и маринованное, но не смогу определить, это огурец или кабачок. Яблоко от апельсина отличу, потому что они разной структуры. При этом с потерей обоняния мое пищевое поведение не изменилось, ем все то же.

У меня гормональная форма аллергического насморка, ее недавно открыли. В декабре я заболела коронавирусом, и на фоне гормонотерапии для лечения ковидной пневмонии у меня пробилось обоняние. Это было очень необычно: я лежала в больнице, и принесли обед. Какую-то часть обеда я съела как обычно, а потом вдруг открываю баночку со свекольным салатом и понимаю, что пахнет свеклой. Как это?! У меня аж голова закружилась.

Больше всего в тот период я насладилась запахом дома, когда вернулась из больницы. Зашла и почувствовала его: это было перед Новым годом, там были и запах елки, и мандаринов, и салата оливье. Но через какое-то время это прошло, и, к сожалению, я опять ничего не чувствую. Среди тех, кто временно терял обоняние из-за коронавируса, были комментарии: «Я теперь понимаю, как тебе трудно. Как ты с этим живешь?» Ну как, привыкла.

Хотя есть и свои минусы. Я недавно поставила варить яйца и отвлеклась за компьютером в другой комнате. Яйца варились полтора часа. Когда я вышла на кухню, они уже просто жарились в этой кастрюле, а запаха гари я не почувствовала. С потерей обоняния я много что сожгла, после чего стала более внимательно к этому относиться.

Вы спросите, а как я готовлю? Нужно ли положить чеснок, сколько соли, специй? Кладу на вкус: чувствую, что суп соленый, значит больше не солю. Если остро, значит, чеснока достаточно. Готовлю наобум. Что касается свежести продуктов – тут проблема. Помню, курица у меня свежеразмороженная лежала в холодильнике, я ее приготовила. Стала кормить свою дочь, а она говорит: «Мама, это воняет, она стухла». А как мне понять, свежая она или тухлая? Внешне не всегда определишь, что продукты испортились.

Конечно, есть запахи, по которым я скучаю. Скучаю по запаху любимого человека, скучаю по запаху мамы, которая умерла от ковида полгода назад. Первое время было очень тяжело, я прямо залезала в ее шкаф и обнимала ее вещи, мне хотелось почувствовать ее запах. Когда сестра приходила, то говорила: «Мамой пахнет». Мне было очень грустно, что я не могу это почувствовать.

При этом в истории с отсутствием обоняния есть и большой плюс. Ты не чувствуешь и плохих запахов тоже. Допустим, в уборной или помойкой какой-то пахнет. Хотя, конечно, я бы хотела вернуть обоняние, это более яркая и полноценная жизнь. Жить с запахами – это прекрасно. Нет ничего лучше, чем вкус свежей выпечки, кофе, духов, запаха твоего любимого человека, твоей кошки. Даже если кошка нагадила, где не надо, все равно это прекрасно – почувствовать, что она нагадила, и знать, где.

Артем Руцкий: без обоняния с рождения

Из личного архива

Долгое время я об этом вообще не думал. Я рос, обоняния не было, но в такой ситуации не понимал, что что-то не так. Люди вокруг периодически говорили, что чем-то пахнет, но я думал: «Наверное да, но я это не так нюхаю. Наверное, что-то вроде запаха в нашей жизни есть, но это не какой-то обязательный элемент».

К 10–12 годам я начал стесняться и думать, но детское ощущение того, что с тобой что-то не так, отпугивало меня от мыслей об этом. Когда в компании возникали стандартные ситуации – кто-то говорил, что чем-то пахнет, или кто-то, извиняюсь, испортил воздух – я даже подыгрывал друзьям, что действительно чувствую запах. И либо пытался изобразить отвращение, либо наоборот.

Ближе к 20 годам я уже подумал, что это ненормально и как минимум нужно сообщить родителям. Они отреагировали спокойнее, чем я ожидал, хотя новость странная и прозвучала спустя 20 лет. Мама удивилась, активно расспрашивала, а папа отреагировал максимально нейтрально. Запах – это не то, о чем люди постоянно говорят, поэтому никто из близких даже не догадывался.

Мы пошли к лору, он направил на снимок носа, чтобы убедиться, есть ли проблема с перегородками или чем-то другим. В итоге снимок был нормальный, и врач сказал, что проблема скорее всего с обонятельным нервом. Как я понял, нерв может быть просто мертв. Врач сообщил, что если это от рождения, то шансы вернуть обоняние практически равны нулю, но можно сходить к неврологу и сделать снимки головы, чтобы проверить. Я в итоге этим не занимался.  

В целом различение основных вкусов у меня есть, но я предполагаю, что мое обоняние устроено на более грубом уровне или существует в несколько ином виде. Тяжело об этом сказать, потому что не с чем сравнить. Где-то я чувствую что-то соленое, сладкое, кислое или фруктовое и различаю продукты по текстуре. Но если взять, например, чаи с разными вкусами, для меня они на вкус одинаковые, просто как кипяток, вода.

Удовольствие от еды я получаю 100%. Что-то мне нравится, а что-то – нет. Люблю мясо в любом виде, очень нравятся макароны, даже просто с маслом, а также весь фастфуд и пицца. Овощи в сыром виде – в меньшей степени, к фруктам нейтральное отношение. Мне скорее не нравятся какие-то специфичные вещи, допустим, из азиатской кухни, что-то непривычное. Осьминоги и прочие морепродукты мне пока не заходят. Возможно, это дело времени.

При отсутствии обоняния я редко сталкиваюсь с какими-то ограничениями или барьерами, могут быть только повседневные бытовые моменты. Самая распространенная проблема – забываю пользоваться дезодорантом или духами, потому что нет автоматического эффекта. Если я натыкаюсь взглядом на это, то использую. Если нет, не повезло. Парфюм сам не покупаю: просто беру тот, что дарят. Иногда мне сложно определить, что еда испортилась. По внешнему виду это не очень понятно. При этом у меня есть преимущество в ситуациях, где другие могут сталкиваться с неприятными запахами: уборка не очень приятных помещений, запахи летом в электричках.

О возвращении обоняния я как-то не думал, и вряд ли это возможно. Если от рождения нерв мертв, то как его оживить? Но как минимум я хочу доделать обследования головы, чтобы выяснить первопричину. Наверное, для тех, кто потерял обоняние в сознательном возрасте, этот вопрос более актуальный. А у меня нет в этом сильной нужды. Когда ты всю жизнь так живешь, тебя это не сильно беспокоит. Периодически появляются мысли, что хочется узнать какой-то запах, который многим нравится. Все говорят про запах после дождя. Было бы интересно попробовать.

Наверное, если выбирать, потеря обоняния – это самое безобидное для полноценной жизни по сравнению со зрением, слухом. Но на своем примере я задумывался о том, что, возможно, людям, слепым от рождения, не настолько тяжело душевно живется, как мы думаем. Когда не с чем сравнивать, реакция совсем другая. Я понял, что лишиться одного из органов чувств по ходу жизни, наверное, намного страшнее, чем лишиться его от рождения, как бы странно это ни звучало.

Если разовьются медицинские технологии, может, я соглашусь на восстановление обоняния. Хотя в какой-то степени мне немного страшно. Это все-таки другой мир. Думаю, первое время было бы даже тяжело жить с обонянием с учетом того, что я всю жизнь жил без него. Но все-таки, мне кажется, плюсов там больше, чем минусов. Это можно сравнить с путешествием во времени: вот ты был где-то в Средневековье, а тут раз – вроде все те же люди, но совсем другие условия.

Снижение обоняния является предвестником скорой смерти человека

Потеря обоняния в преклонном возрасте — очень серьезный звоночек. Ученые выяснили, что с большой вероятностью такие люди умирают в течение пяти лет.

Пожилым людям, которые перестали ощущать запахи, жить осталось недолго — вероятно, не более пяти лет. К таким пугающим выводам пришли ученые из Чикагского университета. До 1987 года в британских угольных шахтах канарейки использовались для указания на то, что в камере превышена концентрация вредных газов. Оказалось,

что чувство запаха для человека, а точнее его отсутствие — своеобразная канарейка, предсказывающая, что его уход близок.

В статье, опубликованной в журнале PLOS ONE, ученые показали, что нос человека «знает», когда тот умрет, и что обоняние может рассказать об общем состоянии здоровья индивидуума и его подверженности опасным токсинам.

Еще в 2005–2006 годах Джайан Пинто из Чикагского университета задумала провести исследование среди пожилых жителей США на предмет качества жизни. В нем приняли участие более 3 тыс. американцев в возрасте от 57 до 85 лет. В ходе эксперимента они проходили небольшой тест: им необходимо было определить пять запахов (розы, кожи, рыбы, апельсина и мяты) для того, чтобы, используя число неверных ответов, ученые могли определить степень потери обоняния.

Спустя пять лет исследователи решили вернуться к эксперименту и попытаться отыскать тех, кто участвовал в первоначальном опыте, для его повтора. Но найти удалось далеко не всех.

Оказалось, что 430 человек (12,5%) уже нет в живых, и это были не самые пожилые участники первого эксперимента. Подняв его результаты, ученые поразились, узнав, что 40% умерших при жизни провалили тест на запахи. И лишь 10% умерших при жизни имели здоровое обоняние.

Другими словами,

у пожилых людей, потерявших чувство запаха, шансов умереть в следующие пять лет в четыре раза больше, чем у тех, кто запахи ощущает.

Еще больше ученые удостоверились в своем печальном открытии, отделив результат от других факторов, влияющих на остроту обоняния, — национальности, пола, психического здоровья и социально-экономического статуса. Анализ показал, что даже средняя потеря обоняния может говорить о том, что жить человеку осталось недолго.

«Мы думаем, что потеря чувства запаха — это как канарейка в шахте. Она не приводит напрямую к смерти, но это предвестник, раннее предупреждение, что что-то пошло совсем не так, что нарушение уже случилось. Наши открытия могут привести к созданию полезных клинических тестов, быстрых и недорогих, выявляющих пациентов из группы риска», — считает Пинто.

Медицинская статистика показала, что даже такие распространенные диагнозы, как рак, сердечная недостаточность или заболевания легких, не могут служить столь точным предвестником смерти, как потеря обоняния.

И лишь тяжелое поражение печени может случить таким же указанием. Однако врачи подчеркивают, что утрата способности распознавать запахи не является причиной смерти сама по себе, а служит именно предвестником. И для объяснения этого феномена у биологов есть две гипотезы.

Обонятельная кора мозга - одно из немногих мест, где происходит рождение новых нейронов из стволовых клеток в течение всей жизни. Появление новых клеток, отвечающих за обоняние, с возрастом замедляется, и это выглядит как потеря обоняния. Поэтому потеря обоняния может говорить о том, что организм теряет возможность воспроизводить клетки и «чинить» сам себя.

Помимо этого, обонятельный нерв — еще и единственная часть нервной системы, контактирующая с воздухом. Как следствие, это дает ядам и болезнетворным бактериям прямой доступ в мозг. Поэтому потеря обоняния может служить ранним предупреждением того, что в скором времени может вызвать смерть.

Пинто с коллегами не выясняли, что на самом деле явилось причиной смерти 430 участников эксперимента, ответ на этот вопрос может дать много интересных результатов. Кроме того, они не уверены, что аналогичные утверждения годятся для более молодых людей.

Возрастная потеря способности распознавать запахи определенно влияет на качество и образ жизни. «Запах влияет на вкус еды. Многие люди со сниженным обонянием теряют удовольствие от приема пищи. Они плохо выбирают блюда, получают мало полезных веществ. Они не могут сказать, когда еда испорчена, подобно тому, как не чувствуют утечку газа или запах дыма. Они теряют контроль за собственной гигиеной. Среди всех человеческих чувств чувство запаха остается самым недооцененным», — заключает Пинто.

Жизнь без запаха и вкуса 

Потеря обоняния является наиболее распространенным симптомом и часто осложнением после КОВИД-19. Большинство переболевших восстанавливаются в первые несколько недель. Остальным, на сегодняшний момент, наука мало чем может помочь.

Временная потеря обоняния, вызванная коронавирусом, а вследствие этого - и потеря вкуса, по данным ученых, наблюдается у 40-60% , а, согласно некоторым исследованиям, у 80% заболевших. Большинство из них приходят в норму через пару недель, однако 2-3% перенесших КОВИД-19 могут иметь дело с долгосрочной потерей способности ощущать запахи.

Жительница Лос-Анджелеса Мариана Кастро-Сальцман переболела коронавирусом в самом начале пандемии. И если само заболевание она перенесла как легкую простуду, то обоняние, которое пропало сразу же, по ее словам, на сегодняшний момент – через год, восстановилось только на 30-40%, и у нее до сих пор вызывает тошноту запах прежде любимого кофе или свежих фруктов.

«Я помню, когда я начала мыть хлоркой раковину на кухне – и вообще не почувствовала запаха. Это было очень странно, и я понимала, что это не из-за заложенного носа. Я съела обед в тот день, также совершенно не ощущая его вкуса», - вспоминает она.

Потеря обоняния при вирусных заболеваниях верхних дыхательных путей часто, как известно, сопровождает простуду или грипп. Но, по словам Божены Врубель, оториноларинголога из медицинского центра Кека при Университете Южной Калифорнии, если у переболевших гриппом проблемы с запахом наблюдаются у одного из ста пациентов, переболевших гриппом, - то в случае с КОВИД-19, это один из пятидесяти. Более того, ученые убеждены, что сегодня в 95 процентов случаев потеря обоняния даже при отсутствии других симптомов будет признаком КОВИД-19.

«За обоняние в организме человека отвечает черепной нерв номер один, и он может регенерироваться. Насколько мы знаем, у пациентов с КОВИД-19 вирус, в отличие от гриппа или простуды, не атакует напрямую нервные волокна, а поражает клетки, которые отвечают за их питание, - поэтому вероятность восстановления обоняния у большинства переболевших коронавирусом очень высока», - добавляет Врубель.

Примерно 40-60%, а, по некоторым данным, 80% больных коронавирусом теряют обоняние, и, как следствие, часто перестают чувствовать вкус пищи - в течение первых 2-3 дней. Половина переболевших восстанавливается естественным путем, в течение следующих шести месяцев еще 40 процентов приходят в норму. Из оставшихся десяти процентов 2-3 могут столкнуться с постоянной потерей обоняния.

Кастро-Сальцман в течение двух с половиной месяцев не чувствовала запахов вообще, затем они стали постепенно возвращаться, но вскоре она стала замечать, что запахи искажены, кроме того, они были очень резкими, что вызывало дискомфорт. Это, как говорит Врубель, знак того, что нервные окончания пытаются восстановиться, но не всегда делают это правильно.

На сегодняшний день, по словам Эрика Холбрука, оториноларинголога Гарвардской медицинской школы – потеря обоняния, которая до КОВИДа встречалась, как следствие травмы головы или в силу возраста, наукой изучена мало. Настолько мало, что единственной рекомендацией по лечению является, так называемый, «обонятельный тренинг» – регулярное вдыхание носом эфирных масел с разными запахами, - с тем, чтобы нейроны мозга их «вспомнили» и восстановили функцию.

Пандемия, надеется Холбрук, спровоцирует финансирование новых исследований в области обоняния, которое наукой всегда воспринималось как второстепенное по отношению к зрению или слуху. Среди смелых идей лечения потери ощущения запахов - регенерация при помощи стволовых клеток или электрическая стимуляция нервных волокон.

«Нейрохирурги, оперируя пациентов с эпилепсией, часто стимулируют области мозга в поисках источника приступов. В прошлом также были проведены эксперименты, когда стимулировалась часть мозга, отвечающая за обоняние, и пациенты, будучи в сознании, говорили о том, что они начинали чувствовать запахи», - рассказывает Холбрук.

Все же уйдут годы, чтобы начать применять подобную терапию на людях – способность ощущать и различать запахи переболевшим КОВИД-19 необходима уже сегодня. Кастро-Сальцман признается, что для нее тяжелее всего психологическая составляющая потери обоняния: «Это навсегда и кардинально меняет твою жизнь и окружающий тебя мир. Ты постоянно осознаешь, что уже не чувствуешь запах утренней свежести или того, как пахнет океан. Это инвалидность, но она невидимая для других людей, и ты с ней один-на-один».

Как живут люди без обоняния | Аносмия, что это, как лечить | 59.ru

— Сейчас опасно говорить: «Запахов не чувствую», только если быстро добавить: «С рождения!», — шутит Александра. — С лором я разговаривала достаточно давно, и он сказал, что это такая лотерея, и причина отсутствия обоняния не в самом анализаторе, а в нарушении области мозга, которая отвечает за обработку сигнала. А вмешательства в мозг я не хочу. Двадцать пять лет назад аносмия не лечилась никак. Сейчас — не знаю. С врачом это был чисто теоретический разговор. А потом я больше никого не спрашивала.



Как признается Александра, в возрасте 20 лет она очень остро переживала свою непохожесть и старательно обходила любые разговоры о запахах.

— Каких-то объективных причин не было, но в это время резко расширился круг общения, — вспоминает девушка. — А я всё больше понимала, что лишена чего-то важного. Цветы, например, мне стали дарить. Я очень люблю цветы. Они же красивые! Мой муж и дарил, и дарит букеты, а то, что я их понюхать не могу, его не смущает. Но в 20 лет был период, когда я скрывала аносмию, — очень уж мне хотелось казаться нормальной...

Сейчас Александра не скрывает свою особенность. По словам пермячки, в ответ у окружающих возникают вопросы, самый популярный: «А как ты ешь?»

— Организм ведь не дурак. Нормально я ем. С удовольствием! Просто не надо сравнивать с ощущениями обычного человека (когда у меня заложен нос, я не чувствую вкус еды), потому что у меня два этих анализатора никак друг с другом не связаны, — говорит Александра. — Вкус — это вкус. Сам по себе вкус. Кстати, есть теория, что с заложенным носом и завязанными глазами человек не способен по вкусу различить яблоко, сырую картофелину и лук. Так вот, автор этого чудесного заявления ни разу не видел живого аносмика! Иначе не стал бы писать такие глупости. Не перепутать их, вкус и структура-то разная! В принципе, любой человек может проверить: завязать глаза и заткнуть нос — и на дегустацию!

Как живут люди с аносмией — отсутствием обоняния

При аносмии человек перестает полностью ощущать запахи, и это сопряжено с множеством опасностей. «Афиша Daily» поговорила с людьми, у которых отсутствует обоняние, о недостатках и преимуществах их особенности, а также расспросила врача-оториноларинголога о природе аносмии.

Алиса Джирашвили, 24 года

Не чувствует запахов с рождения

Как обнаружить врожденную аносмию

Я не чувствую запахов в принципе: предполагаю, что эта особенность у меня с рождения. Мы с мамой обнаружили ее, когда мне было три года. У нас в квартире случился пожар — не сильный, но дыма было много. Мама поставила что‑то на плиту, заболталась с соседкой и не заметила, как появилось воспламенение. А я просто сидела на полу в своей комнате и рисовала. Мама забежала в комнату, увидела эту картину и начала кричать: «Разве ты не понимаешь, что у нас пожар? Гарью пахнет на всю квартиру!» А я и правда не понимала.

С тех пор мы начали ходить по больницам. Врачи сказали, что это аносмия — даже не диагноз, а патология. Причина неизвестна, ее очень трудно определить. Врачи пытались с этим бороться какими‑то абсурдными методами. Каждый год во время обследований мне закрывали глаза полотенцем, а медсестра приносила кофе, табак, сигаретный дым, апельсины, чтобы я это все нюхала. Так проверяли мою реакцию, но ее, естественно, не было. Хотя однажды я немного почувствовала нашатырный спирт: мне просто стало плохо, начала болеть задняя часть головы.

Мама постоянно проверяла меня: ей хотелось верить, что я просто не знаю, как пахнет та или иная вещь. Или я чувствую запахи, но просто не различаю их. Она надеялась, что есть какой‑то нюанс. Например, мама постоянно чистила мне мандарины и каждый раз искренне удивлялась, что я не чувствую их запаха. Когда мы ходили гулять в парк, она давала мне нюхать какие‑то листики и цветочки. Мне кажется, однажды я действительно услышала запах какого‑то растения. Но уже не помню, что это было за растение, да и вообще, мне могло показаться.

Детство и страхи

В детстве у меня возникало много трудностей из‑за аносмии. Летом я часами гуляла во дворе. Все бегали на жаре с утра до вечера и, конечно, потели. Дети, которые чувствуют запахи, понимают, когда им нужно помыться и переодеться. Я же не понимала этого. Когда мне было лет восемь, я впервые почувствовала, что отличаюсь.

Мы с ребятами сидели на качелях, и одна девочка сказала: «Не подсаживайся ко мне, от тебя вечно воняет».

Мне стало жутко обидно. Предполагаю, что это приносит большие неудобства окружающим, но в детстве я не могла этого осознать. Я расплакалась, прибежала домой и рассказала обо всем маме. Она очень переживала: ведь дети очень жестокие. Мало того, что они назовут тебя вонючкой, так потом еще три года будут вспоминать об этом и смеяться.

Этот случай сильно повлиял на меня. Я стала постоянно думать о том, как я пахну, все время спрашивать об этом у мамы, мыться несколько раз в день. И даже теперь, как только я чувствую, что хотя бы немного вспотела, сразу же бегу в туалет, подкладываю салфетки или делаю что‑то еще. У меня до сих пор осталась эта паранойя. Я даже решилась вколоть ботокс в подмышки, чтобы сократить потоотделение.

Сейчас я стараюсь не говорить малознакомым людям о том, что лишена обоняния. Во-первых, все реагируют одинаково: удивляются и задают много вопросов. Во-вторых, у меня есть еще одна паранойя: если мы с человеком не подружимся, поссоримся и он захочет мне насолить, моя аносмия может быть использована против меня. Меня легко обмануть и отравить. Друзья шутят, что мои дети будут курить и с легкостью меня обманывать, поэтому советуют не признаваться им, что я аносметик.

Подробности по теме

«Я — гоморомантичная купиосексуалка»: как живут люди, которым не нужен секс

«Я — гоморомантичная купиосексуалка»: как живут люди, которым не нужен секс

Застиранная одежда, частые отравления и другие бытовые трудности

В быту с такой патологией очень сложно. Например, все мои вещи застирываются до дыр. Когда я жила с мамой, часто просила ее сказать, не пора ли стирать кофту. Потом мы съехались с парнем, и когда стали ближе, он тоже начал проверять мою одежду. Я же не понимаю, надо ли стирать кофту после одного дня носки или можно надеть ее еще разок. Сейчас я живу одна, поэтому постоянно стираю все вещи. Иногда я забываю, стирала или нет, и снова бросаю вещь в стирку.

Духами я не пользовалась до определенного возраста. Потом мама начала дарить мне парфюм — всегда выбирала на свой вкус. Я говорила: «Да зачем мне духи, я же их не чувствую». Но мама убеждала, что надо пользоваться ими, ведь я девочка. Повзрослев, я начала смотреть блогеров, которые рассказывают про разные ароматы. Вот этот — с лемонграссом, а этот — цветочный и нежный, еще есть с нотками апельсина. Я рассуждала, что раз апельсины я люблю, значит, такой парфюм мне подойдет. Есть несколько ароматов, которыми я пользуюсь постоянно. Близкие говорят, что они мне подходят.

Что касается вкуса еды, то, в принципе, я могу определить кислое, сладкое, горькое и соленое. Но если завязать мне глаза и дать что‑то попробовать, не факт, что угадаю.

Мандарин от апельсина точно не отличу. А леденец, с каким бы вкусом он ни был, для меня просто сладкая конфета.

Все говорят, что я очень хорошо готовлю — люблю добавлять в еду разные приправы и специи. Но я ни разу не чувствовала, как они пахнут. Просто догадываюсь, что это вкусно.

Испорченное молоко приходится пробовать, но я почувствую, что оно прокисло, только если оно уже совсем превратится в кефир. Из‑за этого в детстве у меня было много отравлений. Я постоянно травилась чем‑то мясным — например, сосисками и пирожками из школьной столовой. А дома мама всегда внимательно следила за свежестью продуктов, поэтому таких ситуаций не было.

Сама я привыкла готовить маленькими порциями. Если суп стоит больше двух дней, я его выбрасываю. Здесь помогает жизненный опыт: я догадываюсь, что тот или иной продукт может завтра испортиться. Еще я часто заказываю еду в каких‑то проверенных местах. Я люблю роллы, но мне трудно понять, свежая рыба или нет. Для меня они на вкус все солененькие с легкими привкусами: кунжут я чувствую, потому что это зерна, а между тунцом и лососем, конечно, разницы не понимаю. Но я заказываю разные, потому что мне просто интересно.

Мне всегда было интересно, как пахнет раннее утро. Или запах росы — какой он? Я даже представить не могу. А еще все говорят, что любят запах близкого человека, и мне всегда было непонятно, как это. Я вот забуду какую‑нибудь вещь у своего парня, и он говорит: «Как же вкусно она тобой пахнет».

Больше всего я хотела бы почувствовать свой собственный запах.

Я очень люблю цветы, выбираю их по тактильным ощущениям. Могу приложить лепестки розы к щеке — они бархатные, и я получаю от этого определенное удовольствие, даже радость. С одной стороны, все мои трудности, связанные с аносмией, для меня обычные. Но в то же время, я понимаю, что людям с обонянием этого никогда не понять.

Что хорошего в отсутствии обоняния

Есть и свои плюсы. Недавно я отказалась от мяса и задумалась о том, как же все любят шашлык на углях. Наверное, если бы я чувствовала его запах, ни за что не смогла бы удержаться. У меня в принципе не бывает ощущения, что я хочу съесть что‑то определенное — просто чувствую, что должна набить желудок, потому что голодна.

Благодаря своей аносмии я спокойно работала волонтером в приюте для животных. Мне было легко, и я всегда подписывалась на грязные работы: чистить вольеры или делать клизмы животным перед операциями. Даже те, кто любит животных, обычно противятся такой работе, а мне все равно.

Мне кажется, что обоняние мне в каком‑то смысле заменила интуиция. У меня бывали дни, когда я чувствовала, что могу умереть. Однажды лет в пятнадцать я проснулась ночью, чтобы попить воды, и у меня возникло неприятное предчувствие. Я побежала в комнату будить маму: оказалось, у нас произошла утечка газа. Мама до сих пор называет тот день нашим вторым днем рождения.

Сейчас я окружила себя безопасными предметами. Например, я снимаю квартиру, где все работает исключительно на электричестве, а духовкой вообще не пользуюсь.

Совсем недавно я была у лора, и он дал мне небольшую надежду. В ближайшее время я сделаю компьютерную диагностику, и, возможно, врачам удастся вернуть мое обоняние хотя бы частично. Правда, я никогда об этом не мечтала: еще в детстве мне сказали, что аносмию не вылечить. За 24 года я уже приняла факт, что запахи мне не подвластны.

Дмитрий Ланговой, 45 лет

Лишился обоняния в 25 лет

Как можно потерять обоняние и легко ли к этому привыкнуть

Это случилось 20 лет назад. Я работал грузовым инспектором на танкерах — следил за погрузками. Это был химический танкер — там все очень серьезно с техникой безопасности, работники должны находится в специальной защите, перчатках, масках. Случилось недоразумение: мне показалось, что погрузка закончилась. Я должен был взять пробу и пошел — вообще без защиты, с голым лицом — открывать лючок емкости, куда шла погрузка 2-этилгексанола. Так, конечно, делать ни в коем случае нельзя. Но русским людям свойственно такое пренебрежение. Давление было такое, что мою руку оттолкнуло, и из лючка пошла сильная струя газа. Все это ударило мне в лицо: глаза рефлекторно закрылись, а нос, конечно, я не успел закрыть. Я спалил все обонятельные рецепторы, какие только можно. Я потерял сознание, но ничего смертельно страшного не произошло. Очнувшись, я сразу поехал к врачу. Он посмотрел и сказал, что мне очень повезло: еще чуть-чуть, и я мог бы сжечь вкусовые рецепторы.

Сначала было ощущение огромного опустошения. Первые два месяца казалось, будто мир стал менее цветной. Я тогда сам себе додумал, что раз одно чувство пропало, какое‑нибудь другое должно обостриться. Поэтому мне еще долго казалось, что вкусы стали ярче, острее, сильнее. Но потом это прошло.

В моральном плане было трудно. У человека есть желание на уровне рефлекса нюхать что‑нибудь. Я долгое время пытался принюхиваться и каждый раз осознавал, что это все тщетно. Но депрессии у меня не было. Было какое‑то тревожное чувство.

Это как взять и пальцы на руке связать: вроде руки есть, но ты ничего не можешь ими сделать. Вот и у меня нос есть, а обоняния нет. Я не страдал и не думал, что это конец жизни, ведь я был достаточно молодой.

Как выглядит жизнь, когда не чувствуешь запахов

Я человек готовящий, но с кулинарией возникла чисто техническая проблема — в процессе мне необходимы запахи. Поэтому мама, а потом жена стали моим носом. Я постоянно просил их вот это понюхать, а вот это проверить на свежесть. Но важно понимать, что я лишился обоняния в 25 лет и, пожалуй, весь необходимый спектр запахов к тому времени уже почувствовал. Поэтому я просто стал их себе дорисовывать. Когда я готовлю, я просто представляю, как тот или иной продукт пахнет, и это очень помогает.

Но я, конечно, не могу определить свежесть и качество продуктов. Иногда приходится обращаться за помощью к соседям, потому что я не могу почувствовать, свежее мясо или уже нет. Но я ни разу не травился. Я очень осторожный человек в этом плане. Я и раньше был очень внимателен к таким вещам, а без обоняния — тем более. Если у меня нет возможности попросить проверить продукт, я его просто выбрасываю.

У меня очень активные потовыделительные железы. Если я дома или в гостинице, то, конечно, всегда имею возможность помыться. А если я в командировке или в жару долго еду на машине, у меня возникает чувство неловкости, ведь я не понимаю, пахнет от меня или нет. А спрашивать об этом, естественно, неудобно.

Пару раз были ситуации, когда у меня неприятно пахли ноги, и я узнавал об этом от посторонних людей. Это, конечно, была катастрофа.

Сейчас я живу в Голландии, и здесь, в Европе, к этому проще относятся. В России все сразу начинают задавать вопросы и удивляться, а в Голландии я могу каждому спокойно объяснить, что лишен обоняния.

Все мое окружение знает, что я не чувствую запахов, и относится к этому спокойно. Единственный во всей этой истории плюс — для меня ничего не воняет. Там, где люди сходят с ума от чего‑нибудь сгнившего, я без последствий прохожу мимо.

Чего я не могу почувствовать и «дорисовать», так это парфюм. Поэтому я стал реже им пользоваться: что бы ни говорили, парфюм все-таки для себя, а не для окружающих. Так как я его не чувствую, получается, трачу деньги в пустоту.

Я попрощался со всеми запахами сразу, но вся гамма ароматов, которая была, осталась в моей памяти, поэтому в своей голове я их все-таки ощущаю. Есть, наверное, какие‑то новые запахи, которые я так и не смогу почувствовать, но я об этом не думаю. Я живу абсолютно полноценной жизнью. Очень люблю природу и знаю, как пахнут ромашки. Теперь мне достаточно просто знать. Еще мне казалось и до сих пор кажется, что я стал лучше слышать. Но думаю, я себе это внушил. Наверное, я просто стал прислушиваться.

© Christoph Burki/Getty Images

Владимир Зайцев

Оториноларинголог высшей категории, кандидат медицинских наук

Аносмия — это полное отсутствие обоняния. Еще есть понятие «гипосмия», когда обоняние притуплено. Эти явления могут быть как врожденными, так и приобретенными в течение жизни. Как правило, с этим сталкиваются люди, которые работают с химикатами, едкими веществами, выбросами: тогда страдает обонятельная зона полости носа, обонятельные луковицы атрофируются и возникает явление аносмии.

Часто гипосмией может сопровождаться обыкновенная простуда. Если простуда затягивается или лечение назначается неправильно, со временем обонятельные рецепторы начинают отмирать. Это довольно долгий процесс: сначала обоняние просто притупляется из‑за воспалительного процесса, а потом рецепторы начинают атрофироваться. Поэтому очень важно в течение пяти-шести дней выйти из этого воспалительного периода. Если человек игнорирует свое заболевание и не лечится, то шанс, что он может лишится обоняния, очень высок.

Также не стоит нюхать какие‑то резкие раздражающие препараты как природного, так и химического происхождения. Даже поход в плавательный бассейн с сильно хлорированной водой может привести к притуплению обоняния.

Причины врожденной патологии науке до сих пор неизвестны. Это может произойти из‑за неполноценного развития лобной доли мозга, также это может быть патологией непосредственно обонятельных луковиц. Факторы, которые влияют на появление патологий, все еще на стадии исследования.

Проблема потери обоняния часто сопровождается потерей вкуса, потому что анатомически все наши рецепторы относятся к одной доле. Но мозг вполне может сработать и наоборот, когда при атрофировании одних рецепторов активизируются другие. Не секрет, что люди, которые переживают большой стресс, могут начать лучше видеть, или у них вдруг открываются способности к рисованию.

До сих пор вокруг этих процессов остается множество вопросов, в том числе касающихся лечения. Если, например, раньше не было гормональной терапии в виде кортикостероидных спреев в нос, то теперь их появилось великое множество, а вместе с этим — шансы активизировать обонятельные рецепторы. Еще существует фотодинамическая терапия — это сверхсильный терапевтический лазер, который воздействует на оболочку носа. Обонятельные рецепторы находятся в верхнем отделе полости носа — туда наносится специальный лекарственный аппарат, а потом происходит лечение сверхсильным лазером. И за счет того, что уходит отек и воспаление, обонятельные рецепторы активируются — соответственно, явления аносмии и гипосмии могут снизиться. Но до начала лечения пациента нельзя предугадать, подействуют ли эти методы.

Подробности по теме

Гид по психотравмам: как неприятные события из детства портят взрослую жизнь

Гид по психотравмам: как неприятные события из детства портят взрослую жизнь

Коронавирус проникает в мозг и лишает обоняния

Подавляющее большинство всех заболевших коронавирусом вообще не передают вирус никому. Но зато 20% — это так называемые суперраспространители. К таким выводам пришли ученые Гонконга. Еще одно открытие американских исследователей касается ранее выявленного признака коронавируса — потери обоняния. Оказывается, некоторые пациенты не чувствуют запахи и после выздоровления.

Этот неприятный симптом в науке называется аносмия. То, что потеря обоняния — спутник COVID-19, известно давно. Что выяснили американские врачи недавно, так это то, что к части пациентов даже после выздоровления, спустя месяцы, обоняние так и не вернулось.

Каково это — жить без запахов, показывает этот эксперимент, где люди пытаются угадать, что они едят, по одному только вкусу, не пользуясь другими органами чувств.

Немецкие молекулярные биологи обнаружили, что коронавирус проникает в мозг человека через обонятельные рецепторы носа, а через них — в центральную нервную систему. Такие данные немцы получили, изучив образцы тканей 32 пациентов, погибших от коронавируса.

"Этот вирус проникает в центральную нервную систему и поражает центр, который чувствует запахи", — объясняет профессор Михаил Костинов, заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток имени И.И.Мечникова.

В любом случае история клинических наблюдений пока еще слишком коротка. Известно, что через три месяца к некоторым переболевшим запахи так и не вернулись. Что ж, возможно, вернутся через четыре или пять.

Для борьбы с вирусом главное понять, и как он распространяется и, оказывается, кто его распространяет.

"Суперспредеры" — этим английским термином ученые называют особенных людей, суперраспространителей.

Фактически речь о том, что 20% носителей инфекции ответственны за подавляющее большинство всех случаев передачи вируса — а именно 80%. Таких индивидов, которые заражают вокруг себя максимальное количество людей, учёные и называют суперраспространителями.

Есть и другой аспект, прямо противоположный. Вирусологи обнаружили, что 70% людей, зараженных коронавирусом, вообще не передавали его кому-либо еще, на них цепь заражения оборвалась.

"Это либо свойство человека, насколько у него эффективно размножается вирус, либо это стечение обстоятельств. Кто-то болеет дома, а кто-то путешествует в самолёте, едет в поезде", — размышляет Александр Лукашев, директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Марциновского Сеченовского Университета.

Пытаясь выстроить цепочку заражений, эпидемиологи превращаются в детективов. Пройдя по пятам 53-летнего британского подданного в его недавнее прошлое, инфекционисты восстановили целостную картину.

"Джентльмен подхватил инфекцию на конференции в Сингапуре. Вернувшись, отправился на горнолыжный курорт во Францию, остановился там в шале. Четыре-пять человек заразились там. Затем он вернулся в Британию, где, вероятно, распространял вирус дальше. Это очень тревожный феномен – суперраспространитель", — считает Ангус Далглейш (Angus Dalgleish), профессор лондонского университета Сен-Джорджа.

Впрочем, феномен был открыт довольно давно. Еще в 2011 году публиковались исследования, согласно которым меньшинство виновно в заражении большинства — разными болезнями, например, малярией. Ученые назвали тогда это "правилом 80-20". Таким образом, свои суперраспространители были в каждой эпидемии, с которыми сталкивалось человечество.

Отоларинголог объяснил, кто может лишиться обоняния после коронавируса

Для возвращения обоняния у переболевших коронавирусом отоларингологи порекомендовали регулярно промывать нос, принимать витамины и сосудосуживающие препараты. Разбираемся, какие еще существуют методы, помогающие возобновить деятельность рецепторов, и может ли человек, который переболел COVID-19, навсегда перестать чувствовать запахи.

Без всякого запаха

Фото: depositphotos/AndrewLozovyi

Врач-отоларинголог Абдулло Ходжаев рассказал, что для возвращения обоняния после коронавируса следует восстановить доступ воздуха к нервным окончаниям, находящимся в носу.

"Нужно использовать сосудосуживающие препараты, капли, регулярно орошать полость носа, можно самому приготовить раствор с морской солью. Обеспечить влажность воздуха в помещении", – рассказал он.

Кроме того, по мнению отоларинголога, для восстановления нужно принимать витамины группы В и поливитамины, важно правильно питаться, пить много воды.

Врач отметил необходимость употреблять витамины группы В и поливитамины для восстановления нервных клеток. Также следует правильно питаться, пить воду в достаточном количестве. Кроме того, важно исключить никотин и алкоголь, подчеркнул специалист.

Отоларинголог высшей квалификации Алексей Кошелев тоже порекомендовал обрабатывать нос солевыми растворами.

Второй момент – применение препаратов, которые называются "топические стероиды", – гормоны, задача которых – оставаться в полости носа. Они не всасываются в кровь, не вызывают привыкания и в целом годятся для круглогодичного приема. Они снимают отек и улучшают доступ к рецепторам.

Алексей Кошелев

врач-отоларинголог высшей квалификации

Однако, по словам специалиста, есть противопоказания: сухость полости носа и кровотечения, если слизистая начинает трескаться. Вместе с тем Кошелев подчеркнул, что коронавирус может токсически действовать на сами рецепторы, вызвать их деградацию и деградацию нервной ткани.

Вернуть обоняние

Фото: depositphotos/AndrewLozovyi

Коронавирус влияет на ощущение запахов, поскольку он чаще всего попадает в организм через верхние дыхательные пути. Именно там и находятся обонятельные рецепторы, которые поражает инфекция. Об этом в интервью Москве 24 рассказал врач-отоларинголог Дмитрий Суббота.

"Некоторые вирусы, как ключ к замку, подходят к обонятельному рецептору. Но это было и до коронавируса: при ОРВИ пропадает обоняние, при гриппе и других инфекций. Просто при коронавирусе обоняние пропадает чаще, более агрессивный вирус", – объяснил специалист.

Из-за этого, по словам эксперта, обоняния может не быть несколько недель. "Тут только надеяться на особенности организма. В большинстве случаев оно возвращается самостоятельно в течение двух-трех недель, но может затянуться", – сказал он.

В свою очередь, врач-отоларинголог высшей категории, кандидат медицинских наук Владимир Зайцев рассказал Москве 24, что при поражении обонятельные рецепторы сковываются и это может в дальнейшем привести к полной потере обоняния.

"Чем больше происходит зажатость обонятельных рецепторов, чем в большем отеке они находятся, тем хуже… Это может стать уже хронической проблемой. Важно снять воспаление и отек слизистой полости носа. Как только воспаление уходит, отек уходит, человек начинает дышать, обонятельные луковицы восстанавливаются", – заявил специалист.

В особой группе риска по потере обоняния навсегда, по словам эксперта, находятся люди, у которых изначально есть предрасположенность к различным хроническим заболеваниям лор-органов.

Коронавирус тут может служить триггером для их развития. У людей старшего возраста, которые переболеют коронавирусом, есть риск того, что обоняние может не вернуться, поскольку в принципе с возрастом оно, как зрение или слух, ухудшается. Сюда же относятся люди с хроническим вазомоторным ринитом, хроническим риносинуситом.

Владимир Зайцев

врач-отоларинголог

Но специалист призвал не паниковать, а лечиться. В этом, по мнению Зайцева, помогут вышеперечисленные регулярные промывания солевым раствором, прием витаминов, а также препараты на масляной или водной основе, но ни в коем случае не на спиртовой.

Вместе с тем пациенты, уже переболевшие СOVID-19, могут обратиться в специализированные клиники, где им окажут профессиональную помощь, подчеркнул он.

"Проведут противовоспалительные процедуры: орошения лекарственными препаратами, промывание полости носа и пазух, если много слизи, гнойной жидкости, проводят физиопроцедуры. Все это снимает воспалительное явление", – объяснил отоларинголог.

При этом Зайцев подчеркнул, что выбор лечения для каждого случая свой.

Читайте также

Аносмия - потеря обоняния

Точные механизмы обоняния остаются загадкой. Молекулы запаха из воздуха вдыхаются в нос и направляются через носовую полость к обонятельному эпителию (ткани). Этот небольшой кластер клеток, расположенный примерно на уровне верхней части скул, покрыт крошечными волосками («ресничками») и тонким слоем слизи. Каждая клетка связана с обонятельным нейроном или нервной клеткой. Реснички улавливают вдыхаемые молекулы запаха. Информация о молекулах передается обонятельным нейронам, а затем через нервную систему передается в мозг, где запах обрабатывается и ощущается.

«Аносмия» означает потерю обоняния. Существует множество лекарств, болезней, гормональных нарушений и химических веществ, которые могут нарушить обоняние, иногда навсегда. С возрастом люди менее чувствительны к запахам, а у женщин обоняние, как правило, острее, чем у мужчин. Есть некоторые свидетельства того, что чувствительность к запахам может в какой-то степени передаваться по наследству.

Дегустация на самом деле запах


Принято считать, что вкус еды ощущается «вкусовыми рецепторами» на языке; Фактически, рот различает лишь элементарную информацию о сладости, солености, кислинке и горечи.Молекулы запаха пищи поднимаются к обонятельному эпителию и дополняют информацию с языка гораздо более сложными данными. Вот почему при насморке еда кажется безвкусной; обонятельный эпителий забит слизью и не может нормально функционировать.

Адаптация запаха


Если вы чувствуете запах достаточно долго, вы со временем перестаете его замечать. Это связано с тем, что длительное воздействие сильного запаха, как полагают, насыщает обонятельный эпителий молекулами запаха до такой степени, что информация больше не доставляется в мозг.Это называется «адаптация». Потеря чувствительности к запаху носит временный характер и характерна для этого «чрезмерно обонятельного» запаха. Восстановление после адаптации зависит от человека, но может варьироваться от нескольких секунд до пары минут.

Повседневные факторы, ухудшающие обоняние


Обоняние может быть ослаблено повседневными факторами, в том числе:

  • Курение - особенно в течение получаса после выкуривания сигареты.
  • Слизь из носа - вызвана рядом заболеваний, таких как простуда, грипп, сенная лихорадка или синусит.
  • Адаптация - проявляется, когда обонятельные клетки наполняются до точки насыщения определенными молекулами запаха.

Факторы, нарушающие обоняние


Аносмия означает потерю обоняния, а гипосмия - снижение чувствительности к запаху. Определить степень «потери запаха» сложно, поскольку ощущение запаха субъективно. В отличие от других органов чувств, не существует диагностического теста, который мог бы объективно определить чувствительность к запаху.Однако известны различные факторы, влияющие на обоняние:

  • Химические вещества - широкий спектр промышленных химикатов, включая тяжелые металлы, неорганические и органические соединения, кислоты и загрязнители.
  • Заболевания гормональной системы - такие как диабет, синдром Кушинга и гипотиреоз.
  • Заболевания нервной системы - такие как болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, мигрень, синдром Корсакова, опухоли головного мозга, поражения головного мозга и эпилепсия.
  • Наркотики - стимуляторы (например, амфетамины и кокаин), депрессанты (например, морфин), некоторые антибиотики и другие препараты, включая сосудосуживающие средства в спреях для носа.
  • Общие заболевания - такие как бронхиальная астма, проказа и муковисцидоз.
  • Травма - включая удары по голове или травмы носа.

Обонятельные нейроны могут регенерировать


Нервные клетки, обслуживающие обонятельный эпителий, уникальны для нервной системы.В отличие от нервных клеток где-либо еще в организме, обонятельные нейроны способны восстанавливаться или регенерироваться после травмы. Это означает, что случаи аносмии могут быть временными.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач
  • Специалист по ушам, носу и горлу.

Что следует помнить

  • Аносмия означает потерю обоняния, а гипосмия означает снижение чувствительности к запаху.
  • Обонятельные нейроны способны восстанавливаться или регенерироваться после травмы.
  • Чувствительность к обонянию снижается с возрастом.

Аносмия - потеря обоняния

Точные механизмы обоняния остаются загадкой. Молекулы запаха из воздуха вдыхаются в нос и направляются через носовую полость к обонятельному эпителию (ткани). Этот небольшой кластер клеток, расположенный примерно на уровне верхней части скул, покрыт крошечными волосками («ресничками») и тонким слоем слизи. Каждая клетка связана с обонятельным нейроном или нервной клеткой.Реснички улавливают вдыхаемые молекулы запаха. Информация о молекулах передается обонятельным нейронам, а затем через нервную систему передается в мозг, где запах обрабатывается и ощущается.

«Аносмия» означает потерю обоняния. Существует множество лекарств, болезней, гормональных нарушений и химических веществ, которые могут нарушить обоняние, иногда навсегда. С возрастом люди менее чувствительны к запахам, а у женщин обоняние, как правило, острее, чем у мужчин.Есть некоторые свидетельства того, что чувствительность к запахам может в какой-то степени передаваться по наследству.

Дегустация на самом деле запах


Принято считать, что вкус еды ощущается «вкусовыми рецепторами» на языке; Фактически, рот различает лишь элементарную информацию о сладости, солености, кислинке и горечи. Молекулы запаха пищи поднимаются к обонятельному эпителию и дополняют информацию с языка гораздо более сложными данными. Вот почему при насморке еда кажется безвкусной; обонятельный эпителий забит слизью и не может нормально функционировать.

Адаптация запаха


Если вы чувствуете запах достаточно долго, вы со временем перестаете его замечать. Это связано с тем, что длительное воздействие сильного запаха, как полагают, насыщает обонятельный эпителий молекулами запаха до такой степени, что информация больше не доставляется в мозг. Это называется «адаптация». Потеря чувствительности к запаху носит временный характер и характерна для этого «чрезмерно обонятельного» запаха. Восстановление после адаптации зависит от человека, но может варьироваться от нескольких секунд до пары минут.

Повседневные факторы, ухудшающие обоняние


Обоняние может быть ослаблено повседневными факторами, в том числе:

  • Курение - особенно в течение получаса после выкуривания сигареты.
  • Слизь из носа - вызвана рядом заболеваний, таких как простуда, грипп, сенная лихорадка или синусит.
  • Адаптация - проявляется, когда обонятельные клетки наполняются до точки насыщения определенными молекулами запаха.

Факторы, нарушающие обоняние


Аносмия означает потерю обоняния, а гипосмия - снижение чувствительности к запаху. Определить степень «потери запаха» сложно, поскольку ощущение запаха субъективно. В отличие от других органов чувств, не существует диагностического теста, который мог бы объективно определить чувствительность к запаху. Однако известны различные факторы, влияющие на обоняние:

  • Химические вещества - широкий спектр промышленных химикатов, включая тяжелые металлы, неорганические и органические соединения, кислоты и загрязнители.
  • Заболевания гормональной системы - такие как диабет, синдром Кушинга и гипотиреоз.
  • Заболевания нервной системы - такие как болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, мигрень, синдром Корсакова, опухоли головного мозга, поражения головного мозга и эпилепсия.
  • Наркотики - стимуляторы (например, амфетамины и кокаин), депрессанты (например, морфин), некоторые антибиотики и другие препараты, включая сосудосуживающие средства в спреях для носа.
  • Общие заболевания - такие как бронхиальная астма, проказа и муковисцидоз.
  • Травма - включая удары по голове или травмы носа.

Обонятельные нейроны могут регенерировать


Нервные клетки, обслуживающие обонятельный эпителий, уникальны для нервной системы. В отличие от нервных клеток где-либо еще в организме, обонятельные нейроны способны восстанавливаться или регенерироваться после травмы. Это означает, что случаи аносмии могут быть временными.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач
  • Специалист по ушам, носу и горлу.

Что следует помнить

  • Аносмия означает потерю обоняния, а гипосмия означает снижение чувствительности к запаху.
  • Обонятельные нейроны способны восстанавливаться или регенерироваться после травмы.
  • Чувствительность к обонянию снижается с возрастом.

Чему Covid-19 может рассказать нам о тайнах запаха?

Мейеру стало казаться, что он лично знаком с людьми - теми, кто описывал запахи в терминах чая и фруктов, мяса и бензина, или голубого Powerade и леденцов на палочке.То, как они описывали свои чувства, было таким интимным, как он сказал позже, «вы почти могли видеть, какой они тип человека». Он приходил к убеждению, что люди считают, что они плохо описывают запахи просто потому, что их так часто просят делать это в лабораториях, нюхать отдельные изолированные молекулы (когда более знакомый запах кофе - это смесь многих сотен из них), замкнутые вдали от контекста их реальной жизни и запахов, которые действительно имели для них значение. По его словам, при подходящей возможности «люди становятся очень, очень вербальными.

Для Мейера, исследователя из IBM, который специализируется на использовании алгоритмов для анализа биологических данных и который был одним из тех, кто настаивал на том, что G.C.C.R. опросы должны включать открытые текстовые поля, это отличная новость. В течение многих лет ученые, изучающие запахи, отрабатывали лишь несколько крайне неполных наборов данных, которые связывают различные химические вещества и то, как люди их воспринимают. Например, была запись, созданная в конце 1960-х парфюмером-одиночкой, который описал тысячи запахов, и исследование за исследованием основывалось на единственном «Атласе профилей запахов», опубликованном в 1985 году.Он основывался на наблюдениях добровольцев, которых просили нюхать различные отдельные молекулы и химические смеси, оценивая и называя их в соответствии с предоставленным списком дескрипторов, который, по мнению многих ученых, был ошибочным и устаревшим.

Совсем недавно Мейер и многие другие использовали новый набор данных, кропотливо созданный учеными из Университета Рокфеллера в Нью-Йорке и опубликованный в 2016 году. данных, и был удивлен, обнаружив, что могу «почувствовать запах» одного из флаконов, хотя, вероятно, это просто сработало мою тройничную систему.Когда я сказал Vosshall, что это кажется мятным, она ответила: «Правда? Большинство людей говорят: «Грязные носки». ») Но в то время как новый набор данных был значительным улучшением - 55 человек учуяли 480 различных молекул, оценивая их по интенсивности, приятности, знакомству и тому, насколько хорошо они соответствовали списку из 20 описаний, включая« чеснок »,« специи »,« цветок »,« выпечка »,« мускус »,« моча »и так далее - это все еще был признаком того, насколько ограниченным было поле.

Вот почему Мейер вместе со своим коллегой Гильермо Чекки настоял на том, чтобы эти открытые текстовые поля в G.C.C.R. опрос. Их интересовали возможности обработки естественного языка, отрасли машинного обучения, которая использует алгоритмы для анализа моделей человеческого выражения; Чекки уже использовал эту технологию, чтобы предсказать раннее начало болезни Альцгеймера, когда она наиболее поддается лечению, путем анализа деталей того, как люди говорят. Многие исследователи писали о возможностях использования искусственного интеллекта, чтобы наконец составить прогнозирующую обонятельную карту, а также посмотреть на связи между изменениями обоняния и всеми заболеваниями, с которыми эти изменения связаны, но достаточных данных никогда не было.

Теперь Covid предоставил исследователям большой и сложный набор данных, связывающих обонятельные ощущения и прогрессирование конкретного заболевания. Он не ограничивался числовым рейтингом, мономолекулами или несколькими предложенными прилагательными, но вместо этого позволял людям свободно говорить о настоящих запахах в реальном мире во всей их сложной и субъективной красоте.

Когда Мейер и коллега Чекки Ракель Норел закончили анализировать открытые ответы англоязычных респондентов, они с удивлением и восторгом обнаружили, что их текстовый анализ был столь же предсказуем для диагноза Covid, как и числовые оценки потери запаха.Алгоритмы работали, потому что люди с Covid использовали совсем другие слова, говоря о запахе, чем люди без него; даже те, кто не полностью потерял обоняние, по-прежнему склонны описывать свои ощущения одним и тем же способом, повторяя такие слова, как «металлический», «разложившийся», «химический», «кислота», «кислый», «сгоревший» и «моча». . » Это было обнадеживающим открытием, подтверждением концепции, которую они не могли дождаться, чтобы исследовать ее более глубоко - сначала в G.C.C.R. ответы на других языках, а затем, в будущем, в других наборах данных, связанных с другими заболеваниями.Мейер очень обрадовался, когда заговорил об этом. «Все, что меняет запах», - сказал он мне. «Депрессия, шизофрения, болезнь Альцгеймера, Паркинсона, нейродегенерация, когнитивные и психоневрологические заболевания. Как говорится, вся энчилада.

Мне было трудно, , представить обонятельную «карту», ​​о которой ученые так долго мечтали. Будет ли это, спросил я материк, чем-то вроде таблицы Менделеева? Он предложил мне думать вместо этого о составленных учеными картах «цветового пространства», на которых цвета расположены так, чтобы показать их математические взаимосвязи и смеси.«Мы не знали, насколько полезным было цветовое пространство, пока люди не начали изобретать такие вещи, как цветное телевидение и Photoshop», - объяснил он, добавив, что сама карта - это не цель, а, скорее, способность использовать ее, чтобы понять, почему мы что чувствуем. мы делаем. После этого будут действительно интересны приложения, которые мы еще не можем себе представить. «Трудно понять полезность карты, - сказал он, - пока у вас нет карты».

Связанная с COVID-19 потеря обоняния и вкуса связана с вирусной стойкостью в человеческом носу

Потеря запаха или вкуса, или и то и другое, часто встречается у пациентов, инфицированных COVID-19, особенно у пациентов с легкими симптомами.Хотя исследования были сосредоточены на причинах, лежащих в основе легочных инфекций у пациентов с COVID-19, причины неврологических симптомов остаются загадкой.

Исследователи объяснили механизмы, связанные с потерей обоняния (аносмией) у пациентов, инфицированных SARS-CoV-2 на разных стадиях заболевания, в статье, опубликованной в Science Translational Medicine «Аносмия, связанная с COVID-19. ассоциируется с вирусной устойчивостью и воспалением обонятельного эпителия человека и инфекцией мозга у хомяков.”

SARs-CoV-2 поражает обонятельные сенсорные нейроны и попадает в центральную нервную систему посредством процесса, называемого ретроградной инвазией. [Источник: Pierre-Marie Lledo / Institut Pasteur]. Используя неинвазивный забор образцов носовой щетки, ученые из Institut Pasteur, CNRS, Inserm, Парижского университета и Assistance Publique - Hôpitaux de Paris исследовали носовые накладки у 11 пациентов с COVID- 19 сообщают о потере обоняния и обнаруживают вирусные частицы SARS-CoV-2 и воспаление в нескольких типах клеток слизистой оболочки носовой полости (обонятельный нейроэпителий), включая сенсорные нейроны.Исследователи показали, что SARS-CoV-2 заражает и размножается в обонятельном эпителии хомяков и людей с COVID-19 в течение нескольких месяцев после заражения.

Команда, возглавляемая доктором наук Пьером-Мари Льедо, показала, что золотые сирийские хомяки, инфицированные SARS-CoV-2, теряют обоняние. Это связано с распространением вируса по слизистой оболочке носа и центральной нервной системе, сопровождающимся стойким воспалением.

У четырех пациентов, у которых развилась стойкая потеря обоняния, авторы обнаружили стойкое присутствие SARS-CoV-2 в слизистой оболочке носа, даже когда вирусная РНК не могла быть обнаружена в мазках из носоглотки с помощью рутинной диагностической RT-qPCR.Это неожиданное открытие побудило авторов предположить, что диагностика SARS-CoV-2 с помощью чистки носа может дополнять мазок из носоглотки для тестирования ПЦР у пациентов с потерей обоняния.

Исследование выявило поэтапный механизм потери обоняния, связанной с COVID-19, в хронологическом порядке. При вирусной инфекции реснички на поверхности сенсорных нейронов исчезают. Эти реснички представляют собой тонкие выступы ограничивающей мембраны клетки, которые прикрепляются к молекулам запаха и составляют первый шаг в восприятии запаха.Авторы показали, что SARS-CoV-2 может сохраняться в носовых сенсорных нейронах у людей в течение нескольких месяцев после исчезновения симптомов заболевания.

SARS-CoV-2 вызывает потерю ресничек слизистой оболочки носа. [Источник: Pierre-Marie Lledo / Institut Pasteur]. Носовой эпителий представляет собой высокоорганизованный слой уплощенных клеток, который делает возможным обоняние. Авторы показали, что инфекция SARS-CoV-2 нарушает организацию носового эпителия, вызывая запрограммированную гибель клеток (апоптоз).

«Мы также обнаружили, что воспалительный процесс, происходящий в носовой полости, распространяется на обонятельную луковицу», - отметили авторы. Обонятельная луковица представляет собой первую церебральную ретрансляционную станцию ​​обонятельной системы. Эти результаты согласуются с другими исследованиями умерших пациентов с COVID-19, где обонятельная луковица показывает воспалительные признаки, такие как микроглиоз.

Авторы показали, что инфекция SARs-CoV-2 сенсорных нейронов носа и последующее инфицирование обонятельной луковицы действуют как портал для входа в более удаленные области мозга, такие как ствол и кора головного мозга, через процесс, называемый «ретроградным». вторжение.”

«Полученные нами результаты имеют клиническое значение при оказании помощи пациентам с COVID-19, поскольку потеря обонятельной функции может рассматриваться как чувствительный признак персистирующей вирусной инфекции и должна рассматриваться в качестве стационарного лечения», - отмечают авторы.

границ | Потеря обоняния у пациентов с COVID-19: уроки и возможности

Введение

Когда Ребекка Медрано, жительница Вашингтона, округ Колумбия, показавшая положительный результат на инфекцию SARS-CoV-2, впервые начала плохо себя чувствовать из-за вирусных симптомов, она заметила дополнительный симптом - она ​​потеряла обоняние (NPR.org, 2020). Во всем мире врачи сообщали об аналогичных случаях потери запаха и вкуса почти у 60% пациентов с COVID-19, что теперь подтверждено в рецензируемом исследовании (Yan et al., 2020). Второе неожиданное наблюдение заключалось в том, что у инфицированных пациентов с диабетом были более высокие показатели серьезных осложнений и смерти (ADA, 2020; Barron et al., 2020).

Основные механизмы этих наблюдений остаются неясными. Кроме того, они поднимают важные вопросы: инфицирует ли SARS-CoV-2 обонятельную ткань, и если да, то какие типы обонятельных клеток они инфицируют и как вирусные механизмы в этих клетках модулируют функцию обоняния? Обостряет ли диабет вирусную инфекцию или вирусное нарушение регуляции механизмов диабета еще больше усугубляет симптомы у диабетиков? Это важные вопросы, на которых следует сосредоточиться на фоне огромного увеличения исследовательских усилий, связанных с этой пандемией.

Всего за несколько месяцев количество случаев SARS-CoV-2 превысило 40 миллионов, при этом во всем мире зарегистрировано более миллиона смертей (Центр ресурсов по коронавирусу Джонса Хопкинса, 2020). Основное внимание в текущих исследованиях, связанных с пандемией, по-видимому, уделяется проникновению вируса и механизмам иммунитета хозяина, а также разработке вакцин. Хотя это важные цели исследования, если мы не разработаем эффективные лекарства, специфичные для болезни, этот вирус, скорее всего, сохранится и мутирует, нанося еще больший вред жизни людей и экономике во всем мире.Таким образом, существует острая необходимость в фундаментальных исследованиях вирусных механизмов и в разработке инновационных стратегий для замедления прогрессирования заболевания, особенно у диабетиков.

Случаи потери обоняния Ребекки Медрано и многих подобных ей людей подчеркивают уникальные возможности для изучения механизмов SARS-CoV-2. Такую возможность лучше понять механизмы SARS-CoV-2 и его связь с диабетом можно найти в нашем носу. Здесь мы утверждаем, что наша общая борьба с этой ужасной болезнью значительно выиграет от дополнительного внимания к изучению вирусных механизмов в обонятельной ткани.Обонятельная ткань представляет собой удобное место для изучения взаимодействия между вирусными и диабетическими механизмами и оценки их на функциональном уровне (потеря обоняния).

Как инфекция SARS-CoV-2 приводит к потере обоняния?

Хотя многие пациенты с COVID-19 сообщают о потере способности обоняния, неясно, как этот вирус опосредует потерю обоняния. Есть ли активность SARS-CoV-2 в обонятельной ткани или потеря обоняния может быть просто побочным продуктом сверхактивного иммунного ответа хозяина на вирус? Многочисленные недавние данные подтверждают идею о том, что вирусные механизмы играют роль в обонятельной ткани.

SARS-CoV-2 использует рецептор, ангиотензин-превращающий фермент 2 (ACE2), чтобы прикрепиться к клетке-хозяину. ACE2, металлопротеиназа, обнаруживается в клетках нескольких тканей, включая обонятельную ткань (Hamming et al., 2004; Sungnak et al., 2020). В обонятельной ткани ACE2 и TMPRSS2 (примирующая протеаза, которая способствует захвату вируса) экспрессируются в нескольких типах клеток (Hamming et al., 2004; Baig et al., 2020; Bilinska et al., 2020; Brann et al., 2020; Sungnak et al., 2020). Экспрессия этих генов в типах обонятельных клеток предполагает, что обонятельная ткань может быть чувствительной к инфекциям SARS-CoV-2.Это также может объяснить, почему одобренные FDA ингибиторы АПФ, такие как каптоприл, вызывают потерю запаха и вкуса (Doty and Bromley, 2004).

Однако ранние исследования не решены относительно того, является ли инфекция обонятельных сенсорных нейронов (OSN) или соседних клеток причиной потери запаха. Одна из возможностей заключается в том, что потеря обоняния может быть связана со смертью OSN (Netland et al., 2008; Baig et al., 2020). Иммуноокрашивание белка SARS-Co-V N выявило высокое содержание этого антигена в обонятельной луковице инфицированных мышей.Это исследование предполагает проникновение вируса SARS через обонятельный нерв с последующим трансневральным распространением в области мозга. Обонятельный нерв, который состоит в основном из OSN и напрямую соединяет носовую полость с центральным мозгом, считается коротким путем для нескольких вирусов, включая вирус гриппа, проникнуть в мозг (van Riel et al., 2015). Вирусные инфекции обонятельного нерва обычно сопровождаются сопутствующей (неапоптотической) гибелью нейронов (Netland et al., 2008).

Другая возможность заключается в том, что причиной может быть инфекция не нервных обонятельных клеток, а не OSN (Bilinska et al., 2020; Бранн и др., 2020). Билинска и др. сообщают о высокой экспрессии ACE2 и TMPRSS2 в стентакулярных клетках обонятельного эпителия и о меньшей экспрессии в OSN (Bilinska et al., 2020). Поскольку стентакулярные клетки играют ключевую роль в поддержке метаболизма OSN и восприятия запахов, любое вирусное повреждение этих клеток может привести к обонятельному дефициту (Heydel et al., 2013). Бранн и др. также сообщают, что гены ACE2 и TMPRSS экспрессируются в сустентакулярных клетках, HBC, микровиллярных клетках и клетках боуменских желез обонятельного эпителия, но не в OSN.Они утверждают, что вирусной инфекции стентакулярных клеток может быть достаточно, чтобы вызвать патофизиологический каскад, который завершается повреждением OSN и, таким образом, вызывает потерю запаха. Они также обнаружили экспрессию ACE2 в сосудистых перицитах, которые участвуют в воспалительной реакции (Brown et al., 2019; Brann et al., 2020).

В целом, эти исследования предлагают несколько гипотез относительно того, как вирусные механизмы могут приводить к потере запаха у пациентов с COVID-19: один Механизмы ACE2 в обонятельных нейронах приводят к прямой модуляции обонятельной чувствительности или даже к гибели клеток; два механизма ACE2 в ненейральных обонятельных клетках приводят к непрямой модуляции функции OSN и; три механизма ACE2 в соседних глиальных клетках приводят к усилению воспалительной реакции, чьи последующие эффекты могут изменять функцию OSN и снижать обонятельную чувствительность.Хотя это не исчерпывающий список возможных гипотез, это только начало. Каждую гипотезу необходимо тщательно оценить, чтобы мы могли лучше понять, почему многие пациенты с COVID-19 теряют обоняние.

Почему у диабетиков худшие исходы после заражения SARS-CoV-2?

Пациенты с сахарным диабетом, инфицированные SARS-CoV-2, чаще сталкиваются с серьезными осложнениями и даже смертью (ADA, 2020). У диабетиков 1 и 2 типа в 3,5 раза больше шансов умереть от COVID-19 (Barron et al., 2020). Недавнее метааналитическое исследование данных, собранных у 1527 пациентов в Китае, показало, что диабет является одним из наиболее распространенных сопутствующих заболеваний, связанных с COVID-19 (Li et al., 2020). Эти наблюдения поднимают важные вопросы: могут ли симптомы, связанные с диабетом, усугубить вирусную инфекцию? И наоборот, может ли вирусная инфекция усугубить симптомы диабета?

Взаимосвязь между различными инфекциями и диабетом обсуждается давно. Популяционные исследования показали, что такие инфекции, как грипп и пневмония, распространены и более серьезны среди пожилых людей с диабетом 2 типа (McDonald et al., 2014; Пирсон-Штуттард и др., 2016; Ли и др., 2019). Хотя диабет может предрасполагать людей к определенным инфекциям, менее ясно, как это сделать (Knapp, 2013). Существует несколько теорий относительно того, как диабет и SARS-CoV-2 влияют на тяжесть симптомов и смертность. Простое объяснение состоит в том, что высокий уровень воспаления, коагуляции, нарушения иммунного ответа и т. Д. У диабетиков может усугубить вирусную инфекцию и симптомы (Hussain et al., 2020).

Однако есть также доказательства, подтверждающие наличие сложных взаимодействий между вирусными и диабетическими механизмами внутри клеток.Например, при кормлении высококалорийной диетой у мышей с нокаутом ACE2 была нарушена толерантность к глюкозе по сравнению с их однопометниками дикого типа (Takeda et al., 2013). Этот результат предполагает, что ACE2, экспрессируемый в чувствительных к инсулину тканях, играет решающую роль в поддержании гомеостаза глюкозы и чувствительности к инсулину. Таким образом, опосредованное SARS-CoV-2 / ACE2 нарушение регуляции передачи сигналов инсулина может еще больше усугубить симптомы у диабетиков.

В поисках идей в носу

Обонятельная ткань предлагает удобное место для исследования взаимодействия между вирусными и диабетическими механизмами и получения фундаментальных сведений о механизмах SARS-CoV-2.Как описано выше, несколько типов обонятельных клеток экспрессируют ACE2 и TMPRSS, что, вероятно, делает их чувствительными к вирусным инфекциям. Оказывается, обонятельная ткань тоже чувствительна к инсулину. Фактически, самая высокая плотность центральных рецепторов инсулина и самая высокая концентрация инсулина в мозге млекопитающих обнаруживаются в обонятельной луковице (Havrankova et al., 1981). Передача сигналов инсулина играет важную роль в зависимой от насыщения модуляции обонятельной чувствительности (Bargmann, 2012; Taghert and Nitabach, 2012; Ko et al., 2015; Slankster et al., 2020). Подобно ACE2, рецепторы инсулина экспрессируются на поверхности как OSN, так и глии (Nassel et al., 2013; Musashe et al., 2016). Используя обонятельную систему, мы могли бы спросить, взаимодействуют ли механизмы ACE2 и инсулина, и, если они есть, идентифицировать расположенные ниже молекулы, которые связывают эти механизмы. Идентификация последующих молекул, которые связывают механизмы ACE2 и инсулина, расширит наше понимание того, как вирусные и диабетические механизмы взаимодействуют, влияя на функцию клеток. Кроме того, эти результаты могут использоваться в исследованиях других тканей и создавать мишени для лекарств, имеющих отношение к прогрессированию заболевания у диабетиков.

Обонятельные системы, особенно у генетически поддающихся трактовке модельных организмов, таких как мыши и Drosophila , могут помочь в нашей борьбе с этим вирусом. Эти системы обычно использовались в качестве удобных модельных систем in vivo для исследования болезней (Steuer et al., 2014; Franks et al., 2015). Предыдущие исследования охарактеризовали Drosophila, -ортологов человеческого АПФ ( AnCE и ACER ) (Cornell et al., 1995). Примечательно, что те же препараты, которые ингибируют человеческий АПФ, также ингибируют ортологи АПФ у Drosophila (Kim et al., 2003). Генетические инструменты для управления рецептором АПФ и передачей сигналов инсулина у мышей и обонятельных клеток Drosophila, описаны и доступны в общественных коллекциях. Учитывая, что обонятельная ткань предлагает удобное место для изучения взаимодействий между вирусными и диабетическими механизмами, а также для их оценки на функциональном уровне, мы не можем игнорировать возможность того, что обонятельные исследования приведут к открытиям, которые могут помочь в нашей борьбе с этим вирусом. Немногие другие ткани обладают механизмами и ACE2, и инсулином, и даже когда они есть, например, в легких и печени, изучение функциональных взаимодействий в этих тканях может быть сложной задачей.Поэтому мы призываем исследовательские агентства рассмотреть возможность финансирования фундаментальных исследований, посвященных вирусным механизмам в обонятельной ткани.

Обсуждение

SARS-CoV-2 отрицательно повлиял на жизнь людей во всем мире. На фоне растущих опасений по поводу его воздействия федеральные и частные агентства спешат разработать эффективные лекарства и вакцины. Хотя такие решения необходимы, необходимо также провести фундаментальные исследования основных вирусных механизмов и, таким образом, выработать более инновационные решения.Одна из областей, требующих более фундаментальных исследований, - это взаимосвязь между вирусными и диабетическими механизмами. Может ли нарушение передачи сигналов инсулина в обонятельных нейронах диабетиков усугубить механизмы, опосредованные SARS-CoV-2, и привести к потере обоняния у пациентов с Covid-19? Эту взаимосвязь больше нельзя игнорировать, тем более что у диабетиков, инфицированных SARS-CoV-2, вероятность серьезных осложнений и смерти в 3,5 раза выше. К счастью, истории Ребекки Медрано и других дают нам возможность сразиться с этим врагом с другой точки зрения и в конечном итоге победить его.Изучение взаимодействий между вирусными и диабетическими механизмами в обонятельной ткани генетически поддающихся лечению модельных организмов, таких как мыши и Drosophila , предлагает другой подход. Такой подход не только приведет к новому пониманию механизмов SARS-CoV-2, но также может помочь определить потенциальные мишени для лекарств, в первую очередь относящиеся к прогрессированию заболевания у диабетиков. Выявление жизнеспособных кандидатов в лекарства значительно повлияет на нашу коллективную способность бороться с этим заболеванием в течение следующих 5–10 лет.Если ученые и финансирующие агентства рассмотрят новые, но продуманные действия прямо сейчас, они помогут изменить ход событий и, таким образом, окажут значительное влияние в долгосрочной перспективе.

Авторские взносы

DM задумал и написал это мнение.

Финансирование

DM был поддержан фондами Startup из Университета Невады в Рино и грантом NIGMS Национального института здравоохранения под номером гранта P20 GM103650.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Байг, А.М., Халик, А., Али, У., и Сайеда, Х. (2020). Доказательства воздействия вируса COVID-19 на ЦНС: распределение тканей, взаимодействие хозяина и вируса и предполагаемые нейротропные механизмы. ACS Chem. Neurosci. 11, 995–998. DOI: 10.1021 / acschemneuro.0c00122

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бэррон, Э., Бахаи, К., Кар, П., Уивер, А., Брэдли, Д., Исмаил, Х. и др. (2020). Диабет 1-го и 2-го типа и смертность, связанная с COVID-19, в Англии: исследование всего населения.Предварительная печать NHS England (в процессе экспертной оценки). DOI: 10.1016 / S2213-8587 (20) 30272-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Билинска, К., Якубовска, П., фон Бартельд, К.С., и Бутов, Р. (2020). Экспрессия белков входа SARS-CoV-2, ACE2 и TMPRSS2, в клетках обонятельного эпителия: идентификация типов клеток и тенденций с возрастом. ACS Chem. Neurosci. 11, 1555–1562. DOI: 10.1021 / acschemneuro.0c00210

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бранн, Д.H., Tsukahara, T., Weinreb, C., Lipovsek, M., Van den Berge, K., Gong, B., et al. (2020). Ненейрональная экспрессия генов входа SARS-CoV-2 в обонятельной системе предполагает механизмы, лежащие в основе аносмии, связанной с COVID-19. bioRxiv. DOI: 10.1126 / sciadv.abc5801

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, Л. С., Фостер, К. Г., Кортни, Дж. М., Кинг, Н. Е., Хауэллс, Д. У., и Сазерленд, Б. А. (2019). Перициты и нервно-сосудистая функция в здоровом и больном головном мозге. Фронт. Cell Neurosci. 13: 282. DOI: 10.3389 / fncel.2019.00282

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корнелл, М. Дж., Уильямс, Т. А., Ламанго, Н. С., Коутс, Д., Корвол, П., Субрие, Ф. и др. (1995). Клонирование и экспрессия эволюционно консервативного однодоменного ангиотензинпревращающего фермента из Drosophila melanogaster . J. Biol. Chem. 270, 13613–9. DOI: 10.1074 / jbc.270.23.13613

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Франкс, К.Х., Чуа, М.И., Кинг, А.Э., и Виккерс, Дж. К. (2015). Связность патологии: обонятельная система как модель сетевых механизмов патогенеза болезни Альцгеймера. Фронт. Aging Neurosci. 7: 234. DOI: 10.3389 / fnagi.2015.00234

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэмминг, И., Тименс, В., Бултуис, М. Л., Лели, А. Т., Навис, Г., и ван Гур, Х. (2004). Распределение в тканях белка ACE2, функционального рецептора коронавируса SARS.Первый шаг к пониманию патогенеза SARS. J. Pathol. 203, 631–7. DOI: 10.1002 / путь.1570

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гавранкова Дж., Браунштейн М. и Рот Дж. (1981). Инсулино-инсулиновые рецепторы в мозге грызунов. Диабетология 20, 268–273. DOI: 10.1007 / BF00254492

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейдель, Дж. М., Коэльо, А., Тибо, Н., Лежандр, А., Ле Бон, А. М., Фор, П.и другие. (2013). Белки, связывающие одорант, и ферменты, метаболизирующие ксенобиотики: влияние на обонятельные перрецепторы. Анат. Рек. 296, 1333–45. DOI: 10.1002 / ar.22735

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Центр ресурсов по коронавирусу Джонса Хопкинса (2020 г.). Панель мониторинга COVID-19 Центра системных наук и инженерии (CSSE) Университета Джонса Хопкинса (JHU) . Доступно в Интернете по адресу: https://coronavirus.jhu.edu/map.html (по состоянию на 21 октября 2020 г.).

Ким, Х. М., Шин, Д. Р., Ю, О. Дж., Ли, Х. и Ли, Дж. О. (2003). Кристаллическая структура Drosophila фермента, превращающего ангиотензин I, связанного с каптоприлом и лизиноприлом. FEBS Lett . 538, 65–70. DOI: 10.1016 / S0014-5793 (03) 00128-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ко, К. И., Рут, К. М., Линдси, С. А., Занинович, О. А., Шеперд, А. К., Вассерман, С. А. и др. (2015). Голодание способствует согласованной модуляции аппетитного обонятельного поведения через параллельные нейромодуляторные цепи. eLife 4: 8298. DOI: 10.7554 / eLife.08298

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Б., Ян, Дж., Чжао, Ф., Чжи, Л., Ван, X., Лю, Л. и др. (2020). Распространенность и влияние сердечно-сосудистых метаболических заболеваний на COVID-19 в Китае. Clin. Res. Кардиол. 109, 531–538. DOI: 10.1007 / s00392-020-01626-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли С., Ван Дж., Чжан Б., Ли X. и Лю Ю.(2019). Сахарный диабет и смертность от конкретных причин: популяционное исследование. Диабет. Метаб. J. 43, 319–341. DOI: 10.4093 / dmj.2018.0060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Макдональд, Х. И., Нитч, Д., Миллет, Э. Р., Синклер, А., и Томас, С. Л. (2014). Новые оценки бремени острых внебольничных инфекций среди пожилых людей с сахарным диабетом: ретроспективное когортное исследование с использованием связанных электронных медицинских карт. Диабет.Med. 31, 606–14. DOI: 10.1111 / dme.12384

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мусаше, Д. Т., Пэрис, М. Д., Спиз, С. Д., Доэрти, Дж., И Логан, М. А. (2016). Инсулиноподобная передача сигналов способствует клиренсу глиальных фагоцитов дегенерирующих аксонов посредством регуляции draper. Cell Rep. 16, 1838–50. DOI: 10.1016 / j.celrep.2016.07.022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нассель, Д. Р., Кубрак, О.И., Лю Ю., Луо Дж., Лущак О. В. (2013). Факторы, регулирующие инсулин-продуцирующие клетки и их продукцию у дрозофилы. Front Physiol 4 252. DOI: 10.3389 / fphys.2013.00252

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нетленд, Дж., Мейерхольц, Д. К., Мур, С., Касселл, М., и Перлман, С. (2008). При тяжелом остром респираторном синдроме коронавирусная инфекция вызывает гибель нейронов в отсутствие энцефалита у мышей, трансгенных по человеческому ACE2. J. Virol. 82, 7264–75. DOI: 10.1128 / JVI.00737-08

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пирсон-Статтард, Дж., Бланделл, С., Харрис, Т., Кук, Д. Г., и Кричли, Дж. (2016). Диабет и инфекция: оценка связи с контролем гликемии в популяционных исследованиях. Ланцет Диабет. Эндокринол. 4, 148–58. DOI: 10.1016 / S2213-8587 (15) 00379-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Slankster, E., Коллала, С., Бариа, Д., Дайли-Кремпель, Б., Джайн, Р., Оделл, С. Р. и др. (2020). Механизм, лежащий в основе зависимой от голодания модуляции обонятельного поведения у личинок Drosophila . Sci. Отчет 10: 3119. DOI: 10.1038 / s41598-020-60098-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Steuer, E., Schaefer, M. L., and Belluscio, L. (2014). Использование обонятельной системы в качестве модели in vivo для изучения черепно-мозговой травмы и восстановления. J. Neurotrauma 31, 1277–91. DOI: 10.1089 / neu.2013.3296

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sungnak, W., Huang, N., Becavin, C., Berg, M., Queen, R., Litvinukova, M., et al. (2020). Факторы проникновения SARS-CoV-2 высоко экспрессируются в эпителиальных клетках носа вместе с генами врожденного иммунитета. Нат. Мед . 26, 681–687. DOI: 10.1038 / s41591-020-0868-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Такеда, М., Ямамото, К., Такемура, Ю., Такешита, Х., Хонгё, К., Кавай, Т. и др. (2013). Потеря ACE2 увеличивает резистентность к инсулину, вызванную высококалорийной диетой, за счет снижения GLUT4 у мышей. Диабет 62, 223–33. DOI: 10.2337 / db12-0177

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Рил, Д., Вердейк, Р., Куйкен, Т. (2015). Обонятельный нерв: кратчайший путь гриппа и других вирусных заболеваний в центральную нервную систему. J. Pathol. 235, 277–87.DOI: 10.1002 / путь.4461

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ян, К. Х., Фараджи, Ф., Праджапати, Д. П., Бун, К. Э., и ДеКонд, А. С. (2020). Связь хемосенсорной дисфункции и COVID-19 у пациентов с гриппоподобными симптомами. Внутр. Форум аллергии Rhinol . 10, 806–813. DOI: 10.1002 / alr.22579

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

легких случаев COVID с большей вероятностью потеряют обоняние

Потеря обоняния, клинически известная как аносмия, часто является одним из первых симптомов, которые испытывают люди, инфицированные коронавирусом, и часто одним из немногих, которые проявляются.

Теперь, новое исследование около 2500 пациентов с COVID-19 показало, что дефектный нос поражает в основном людей с легкими случаями - почти 86% - и лишь незначительно влияет на людей со средними заболеваниями (4,5%) и с тяжелыми и критическими случаями ( 6,9%).

Хотя 95% людей, включенных в исследование, восстановили свое обоняние через шесть месяцев после заражения, некоторые испытывали этот симптом дольше.

Результаты были опубликованы в среду в Journal of Internal Medicine.

Исследователи проанализировали ответы на онлайн-анкету 2581 пациента с COVID-19, которые находились в 18 различных европейских больницах в период с 22 марта по 3 июня.Большинство пациентов, включенных в исследование, были белыми.

Большинство случаев аносмии было обнаружено у пациентов с легкой формой COVID-19 - без признаков вирусной пневмонии или аномально низкого уровня кислорода - и, по-видимому, чаще встречается у молодых пациентов, чем у пожилых, согласно исследованию.

Отсутствие обоняния длилось в среднем около 22 дней, но почти четверть пострадавших пациентов заявили, что к ним вернулись только два месяца спустя. Более трети пациентов сообщили об исчезновении запаха в течение двух недель после его исчезновения.

Исследователи не уверены, почему люди с более легкими формами болезни с большей вероятностью теряют обоняние, но они говорят, что это может иметь какое-то отношение к их иммунному ответу.

Пациенты с легкой инфекцией COVID-19 могут лучше бороться с вирусом на месте, а это означает, что патоген не распространяется далеко за пределы верхних дыхательных путей. Это создает некоторое воспаление, которое мешает соседним клеткам, которые помогают обрабатывать запахи, блокируя их способность выполнять свою работу.

По словам исследователей, люди, у которых отсутствует обоняние в течение длительного периода времени, вероятно, получили больше «травм» своих обонятельных клеток, но регенерация этих клеток возможна, просто она может занять «несколько месяцев.

Многие пациенты с коронавирусом также сообщают о симптомах заложенности носа, похожих на обычную простуду, которые иногда включают отсутствие запаха в течение двух-трех недель, сообщила команда. Временная закупорка носа во время коронавирусной инфекции может «частично объяснить», почему у некоторых людей обоняние восстанавливается быстрее, чем у других.

Исследователи сравнили ответы самих себя с объективными тестами, которые подтвердили, что пациенты потеряли обоняние, а также обнаружили, что аносмия более распространена у людей с легкой формой COVID-19 (55%) и у людей с умеренными заболеваниями (37 %) - люди с клиническими признаками пневмонии, такими как лихорадка, кашель и учащенное дыхание.

Хотя некоторых людей это немного раздражает, постоянная потеря обоняния может привести к депрессии и тревоге у других, как показали прошлые исследования, но группа нейробиологов из Гарвардской медицинской школы сомневается, что это так для людей, выздоровевших от COVID. -19.

Их исследование показало, что коронавирус не напрямую заражает и / или повреждает сенсорные нейроны, которые обнаруживают и отправляют обоняние в мозг, а скорее влияет на поддерживающие клетки вокруг них.

Это «хорошие новости», потому что это означает, что COVID-19 вряд ли приведет к необратимой потере обоняния, по словам автора исследования Сандипа Роберта Датта, доцента нейробиологии Института Блаватника при Гарвардской медицинской школе.

Следите за другими нашими репортажами о полном охвате коронавируса в Вашингтоне

Посмотреть все истории
Истории, связанные с Miami Herald

Кэти Камеро - репортер Национального научного центра McClatchy в режиме реального времени. Она выпускница Бостонского университета и писала в Wall Street Journal, Science и The Boston Globe.

The Smell Report - Обоняние человека.

Обоняние человека

Хотя обоняние человека слабее, чем у многих животных, оно все еще очень острое. Мы можем распознавать тысячи различных запахов, и мы способны обнаруживать запахи даже в бесконечно малых количествах.

Наша функция обоняния осуществляется двумя небольшими пятнами обнаружения запаха, состоящими из пяти или шести миллионов желтоватых клеток, расположенных высоко в носовых проходах.

Для сравнения, у кролика 100 миллионов этих обонятельных рецепторов, а у собаки - 220 миллионов. Тем не менее люди способны обнаруживать определенные вещества при разбавлении менее одной части на несколько миллиардов частей воздуха. Возможно, мы не сможем сопоставить обонятельные способности ищейки, но мы можем, например, «отследить» след невидимых человеческих следов на чистой промокательной бумаге.

Человеческий нос - фактически главный орган вкуса, а также запаха. Так называемые вкусовые рецепторы на нашем языке могут различать только четыре качества - сладкий, кислый, горький и соленый - все остальные «вкусы» обнаруживаются обонятельными рецепторами высоко в наших носовых проходах.

Варианты

Наша обоняющая способность возрастает, достигая плато примерно к восьми годам, и снижается к старости. Некоторые исследователи утверждают, что наша чувствительность к запахам начинает ухудшаться задолго до старости, возможно, даже с 20 лет. Один эксперимент утверждает, что указывает на снижение чувствительности к определенным запахам с 15 лет! Но другие ученые сообщают, что обоняние зависит от состояния психического и физического здоровья человека, причем некоторые очень здоровые 80-летние люди обладают такими же обонятельными способностями, как и молодые люди.Женщины постоянно превосходят мужчин по всем тестам на обоняние (см. Половые различия).

Шизофреники, депрессивные люди, страдающие мигренью и анорексики с очень низким весом часто испытывают обонятельный дефицит или дисфункцию. Одна группа исследователей утверждает, что определенные психические расстройства настолько тесно связаны со специфическим обонятельным дефицитом, что обонятельные тесты должны быть частью диагностических процедур. Было доказано, что добавки с цинком эффективны при лечении некоторых расстройств запаха и вкуса.

Хотя курение не всегда влияет на результаты обонятельных тестов, широко распространено мнение, что оно снижает чувствительность.

Недавнее исследование Пенсильванского университета показывает, что вопреки распространенному мнению, слепые люди не обязательно обладают более острым обонянием, чем зрячие. В своих экспериментах над слепыми и зрячими людьми лучшими участниками большинства тестов были (зрячие) сотрудники Департамента водоснабжения Филадельфии, прошедшие подготовку для работы в группе оценки качества воды Департамента.Исследователи пришли к выводу, что тренировка - это фактор, который, скорее всего, повысит производительность в тестах на обоняние. (Исследователи из Пенсильванского университета, вероятно, достаточно осведомлены по этому поводу - они разработали тест на определение запаха (UPSIT) Университета Пенсильвании, который является стандартным тестом, используемым почти во всех экспериментах.)

Важность «тренировки» в развитии чувствительности к запахам подтверждается многими другими исследованиями. Действительно, этот фактор иногда может быть проблемой для исследователей, поскольку участники повторяющихся экспериментов становятся все более опытными в обнаружении соответствующих запахов.

Исследователи чувствительности к запахам должны быть очень осторожны с запахами, которые они используют в экспериментах, потому что запах не всегда является запахом. Многие пахучие вещества активируют не только обонятельную систему, но и «соматосенсорную» систему - нервные окончания в нашем носу, чувствительные к температуре, боли и т. Д. Вот почему «аносмики» - пациенты, полностью потерявшие обоняние, - могут до сих пор обнаруживают ментол, фенилэтиловый спирт и многие другие вещества. В ходе исследования способности аносмических средств воспринимать пахучие вещества было обнаружено, что многие так называемые запахи на самом деле влияют на нервные окончания, чувствительные к боли и температуре, а не на обонятельные рецепторы.Из 47 «пахучих» веществ аносмические вещества смогли обнаружить 45. (Пациенты с аносмией не могли обнаружить только два вещества: это были декановая кислота и ванилин, которые влияют только на обонятельные рецепторы и поэтому могут быть безопасно классифицированы как «чистые». запахи.) Некоторые неприятные запахи не только раздражают или вызывают отвращение, они на самом деле причиняют нам боль.

Дети

Хотя способность распознавать запахи увеличивается в детстве, даже новорожденные дети очень чувствительны к некоторым важным запахам: недавние исследования показывают, что новорожденные дети находят соски своей матери по запаху.В экспериментах промывали одну грудь каждой участвующей матери сразу после рождения. Затем новорожденного помещали между грудями. Из 30 младенцев 22 самопроизвольно выбрали немытую грудь.

Другие эксперименты также показали, что младенцы реагируют на очень слабые различия в запахе тела, но считается, что младенцы очень чувствительны только к определенным запахам, а не к широкому спектру запахов.

Что касается предпочтения запахов, то одно важное исследование показало, что трехлетние дети, по сути, испытывают те же симпатии и антипатии, что и взрослые.Эксперименты, проведенные в начале 70-х годов и повторенные в 1994 году, показали, что у детей не развивается чувствительность к определенным запахам до достижения половой зрелости. В этих исследованиях 9-летние дети показали выраженную нечувствительность к двум мускусным запахам, хотя их способность обнаруживать другие запахи была такой же, как у постпубертатных и взрослых.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *