Опасность общего наркоза: мифы и правда — Sibmeda

Содержание

мифы и правда — Sibmeda

Анестезиологи уже давно не говорят пациенту: «наркоза вы не перенесёте». Среди современных методов анестезии оптимальный вариант можно подобрать для каждого пациента, максимально снизив риски осложнений. О том, как это происходит, порталу Sibmeda рассказал Всеволод Лучанский, врач-анестезиолог-реаниматолог, зав. отделением анестезиологии и реанимации ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии».

 

К общей анестезии многие относятся предвзято: одни слишком боятся общего наркоза и уверены в его смертельной опасности для организма, другие, наоборот, готовы «засыпать» даже во время не самых сложных медицинских манипуляций. Действительность такова, что большинство людей хотя бы раз в жизни проходят через общую анестезию – а потому, пациентам важно знать, что она из себя на сегодняшний день представляет. Глубокий сон больного во время операции очень важен, но основной задачей анестезиолога является поддержание нормальных показателей жизнедеятельности организма – дыхания, сердцебиения, артериального давления и многого другого.

Многие опытные специалисты сравнивают работу анестезиолога с работой пилота гражданской авиации, которому пассажиры доверили свои жизни на время перелёта.

– Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?

– Вопрос: «перенесу ли я наркоз?» опоздал лет на 50 как минимум. Сегодня нет такого наркоза, который можно «не перенести». У нас есть методики для работы со всеми, даже с тяжёлыми пациентами со сложными сопутствующими патологиями. Основной вопрос, который приходится решать при обсуждении тяжёлых случаев – перенесёт ли пациент хирургическое вмешательство.

Сегодня сильно изменилась тактика ведения анестезии – появились современные обезболивающие средства, есть дополнительные методики местного обезболивания – эпидуральная, спинальная анестезии. Есть инъекционные средства, которые отключают сознание, не влияя на всё остальное. Есть комплекс мер поддержки и протезирования тех функций, которые страдают больше всего при наличии сопутствующих патологий.

Есть специальные методики, применяемые в особых случаях, как, например, анестезия ксеноном для больных с тяжелой сопутствующей кардиальной патологией. О таком случае удаления опухоли мозга под ксеноновой анестезией у молодого пациента с сопутствующим тяжелым пороком сердца докладывал профессор А.Ю. Лубнин из института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко – операция прошла удачно, пациент проснулся немедленно после её завершения.

Сегодня используется очень широкий спектр методик, поэтому мы давно уже не говорим родственникам пациента: «наркоза он не перенесёт».

– Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?

– Мнение о том, что наркоз сокращает жизнь – тоже миф. Его возникновение относится к самому началу анестезиологии, к тем временам, когда наркоз проводился препаратами типа эфира и хлороформа. Средства, которые используются сейчас, не ведут к негативным последствиям. Современный мониторинг состояния пациента позволяет быстро и точно управлять состоянием пациента, ориентируясь на изменения жизненно важных показателей в режиме реального времени.

– Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?

– Малоинвазивная хирургия – общемировая практика. Операции проводятся через небольшие разрезы, проколы, и анестезиологические пособия отвечают этим тенденциям. Для таких операций часто используется «лёгкий» поверхностный гипноз.

Однако, в нейрохирургии без инвазивных, многочасовых операций не обойтись. Нейрохирурги не могут удалить опухоль мозга малоинвазивным методом, поэтому здесь мы вынуждены использовать глубокий сон, сильное обезболивание, агрессивные методы управления гемодинамикой, расслабление мускулатуры и ИВЛ. Разнообразие средств и методов позволяет в каждом отдельном случае выбрать оптимальный для пациента вариант.

Достижением может считаться то, что проведение подобных операций занимает сегодня не так много времени, как раньше. Аппараты, с которыми работает хирург, имеют точнейшую систему навигации, позволяющей до миллиметра определить размер и расположение опухоли.

Это также влияет на «щадящие» характеристики анестезии.

– Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.

– Конечно, они делают переносимость процедуры более комфортной. Хотя, скажу честно, меня как анестезиолога не слишком волнует – легко проснётся человек или нелегко. Для меня важно, чтобы организм оставался стабилен во время операции, не было изменений гемодинамики, не было болевой импульсации, не было негативных последствий. Качество выхода из наркоза – не самая главная задача.

– Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?

– Сложных случаев, на самом деле, много. Они начинаются с такой проблемы как освоение трудных дыхательных путей, когда пациенту невозможно провести интубацию трахеи и искусственную вентиляцию лёгких. Непредвиденные сложности с обеспечением проходимости дыхательных путей могут возникнуть у любого пациента.

Проблема освоения трудных дыхательных путей одна из главнейших в анестезиологии: ей посвящено много исследований и научных разработок. В помощь анестезиологам создано высокотехнологичное оборудование, позволяющее контролировать все процессы. В центрах, которые им оснащены, риски трагических последствий минимизированы.

Вторая проблема, которая может стать причиной тяжёлых осложнений – это большая операционная кровопотеря. Когда хирурги не могут быстро остановить кровотечение, анестезиологи помогают восполнить потерю крови, контролировать факторы свёртываемости и т.д. Это сложные технологии, требующие современных методик диагностики и коррекции.

Третья проблема – тяжёлые длительные операции с большой травматизацией и неясным неврологическим прогнозом. Большая хирургия, которой требуется большая анестезиология.


– Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?

– Скорее, не возраст пациента, а сопутствующие заболевания могут вызвать сложности.

У пациентов пожилого возраста  чаще встречается ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, распространенный атеросклероз сосудов.  Это требует особых подходов в проведении анестезии и послеоперационной терапии. Так, к примеру, при лечении заболеваний сердца и сосудов пациентам сейчас часто устанавливаются стенты. После этого от трёх месяцев до года необходимо принимать дезагреганты – препараты, которые снижают свёртываемость крови. Но, естественно, это вызывает сложности при возникновении необходимости в нейрохирургической операции в этот период, поэтому анестезиологу и хирургу надо выбрать правильную тактику.

Когда говорят об индивидуальном подходе к каждому больному, именно это имеется в виду – принятие во внимание всех особенностей состояния пациента, возрастных, анатомических, характерологических, сопутствующих и фоновых заболеваний. В сложных случаях собирается консилиум с участием многих специалистов, чтобы решить, как вести пациента с учетом исходного статуса, операционного риска и возможных исходов.

– Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?

– Как бы мы ни старались снизить количество используемых препаратов во время анестезии, оно остается достаточно большим. Предугадать анафилактический шок нельзя, потому, что он может развиться в ответ на первое введение любого препарата. Быстрая реакция персонала и современное аппаратное и медикаментозное обеспечение играют решающую роль в этой ситуации. В моей практике пару раз были остановки сердца в результате индивидуальной непереносимости препаратов, и в обоих случаях мы смогли справиться с грозным осложнением без ущерба для пациента.  

– Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?

– Наш центр полностью укомплектован всем необходимым. Думаю, что мы вполне соответствуем международному уровню оснащения, видел сам, что в зарубежных операционных стоят точно такие же мониторные системы, наркозные аппараты.

Однако лидером в разработке и внедрении решений в здравоохранении по-прежнему остаются развитые западные страны. Как только инновации выходят на рынок, мы с небольшой задержкой внедряем их у себя. Поэтому отставание, на самом деле, минимально. Другое дело, что доступность современной высокотехнологичной помощи еще далека от идеала, потребности общества в таких высокотехнологичных больницах, как наша, очень велики.


– Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?

– Существуют рекомендации ведущих клиник по методикам проведения анестезий у разных категорий пациентов с различной патологией. Их нюансы обсуждаются на конференциях, описываются в статьях и диссертациях, поэтому основные черты различных видов обезболивания хорошо известны. Мы в своей работе ориентируемся на протоколы ведения анестезиологических пособий у нейрохирургических пациентов, разработанные в институте им.

Бурденко. Однако, несмотря на это, наркоз – это всегда индивидуальная работа анестезиолога с конкретным пациентом, он рассчитывается не просто «по массе тела». Результат зависит от опыта, грамотности  и навыков анестезиолога и его понимания того, что происходит с пациентом в каждый момент. Очень важен в нашей специальности уровень оснащенности операционной, наличие качественных мониторов, наркозных аппаратов, расходных материалов и еще множества всего того, что делает анестезию безопасной для больного.

Анестезиологи отвечают за сон, обезболивание, мышечную релаксацию, протезирование функций дыхания у пациента. На протяжении всего оперативного вмешательства они мониторируют состояние больного – оценивают функцию дыхания, глубину наркоза, глубину обезболивания, уровень релаксации и т.д. Если поддерживать все показатели в норме, следить за давлением, дыханием, отсутствием гипоксии – пациент выйдет из наркоза в нормальном состоянии.

Наркоз, как и любое введение лекарственных средств – это, безусловно, нагрузка на организм, хоть она и не идёт ни в какое сравнение с хирургическим стрессом.

Современные подходы к анестезии призывают оптимизировать это воздействие и воздерживаться от введения любых препаратов без строгих показаний. Например, анестезиологи часто вводят димедрол перед операцией, потому что считается, что он успокаивает и предотвращает аллергические реакции. В реальности, его основной эффект – тяжелая голова после пробуждения. Мы не вводим этот препарат и не чувствуем никакой разницы.

Моя позиция – минимизировать фармакологическую агрессию. Я радуюсь каждый раз, когда  могу убрать из схемы анестезии один или другой препарат, снизив воздействие на организм. Чем меньше препаратов, тем лучше, на самом деле, ведь у каждого из них есть свой спектр побочных действий, да и взаимодействие их друг с другом может иметь непредсказуемые последствия.

– Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?

– Абсолютно неоправданно.

Дело в том, что у общей анестезии всегда есть и будут осложнения.

Когда мы беседуем с пациентом, принимая решение об анестезиологическом пособии, мы оцениваем ситуацию в категориях риска. Есть риск хирургического вмешательства, есть риск анестезии и риск, например, того, что ишемическая болезнь сердца приведёт больного к инфаркту во время операции – и все эти риски мы должны сбалансировать.

Если соотношение не в пользу риска, и есть возможность обойтись местной анестезией – следует так и сделать. Конечно, трагических ситуаций не так много – но они всё равно периодически бывают и обсуждаются в профессиональной среде. Когда человек пришёл на небольшую операцию – и получил смерть мозга, например.

У нас в клинике в распоряжении анестезиологов – новейшие аппараты и инструментарий. Кроме того, у нас работает сразу семь операционных залов и целая команда анестезиологов-реаниматологов. Если мы сталкиваемся с критической ситуацией, у нас есть максимум возможностей выйти из неё без последствий. Возможно ли организовать такую мощную службу в небольшой стоматологической клинике? Сомневаюсь.

У анестезиологов есть такая поговорка: интубируй раз, интубируй два, интубируй три. Не получилось? Зови коллегу. В Центре нейрохирургии, в семи операционных, оснащённых «по последнему слову», работает опытная команда анестезиологов-реаниматологов.  В любой момент к решению возникших проблем могут подключиться несколько специалистов и совместно эти проблемы решить.

– Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?

– Сложно сказать. Вот, например, у хирурга есть цель – удалить опухоль мозга. Если хирург не может этого сделать – анестезиолог ему не поможет. Цель, в любом случае, достигается хирургом и зависит только от него. От анестезиолога зависит нормальное самочувствие больного и жизнедеятельность организма во время операции. В итоге, конечно, эти разные вещи складываются в одно общее достижение.

Какое сравнение  привести? Хирург, как капитан, ведёт судно к цели. А анестезиолог делает так, чтоб оно не затонуло.


Анестезиолог рассказал, можно ли умереть от наркоза

https://ria.ru/20210117/narkoz-1593411389.html

Анестезиолог рассказал, можно ли умереть от наркоза

Анестезиолог рассказал, можно ли умереть от наркоза - РИА Новости, 17.01.2021

Анестезиолог рассказал, можно ли умереть от наркоза

Анестезиолог Александр Калмыков в беседе с радиостанцией "Говорит Москва" назвал беспочвенными многие страхи, возникающие у пациентов перед хирургическим... РИА Новости, 17.01.2021

2021-01-17T17:07

2021-01-17T17:07

2021-01-17T18:56

россия

больницы

врачи

операции

здоровье

здоровье - общество

общество

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/102828/84/1028288478_0:218:4288:2630_1920x0_80_0_0_b06e85752e8fa52c3943c06cf619600f. jpg

«Пристрелите меня». В какие стереотипы о родах пора перестать верить?

«Пристрелите меня». В какие стереотипы о родах пора перестать верить?

audio/mpeg

МОСКВА, 17 янв — РИА Новости. Анестезиолог Александр Калмыков в беседе с радиостанцией "Говорит Москва" назвал беспочвенными многие страхи, возникающие у пациентов перед хирургическим вмешательством."Проснуться при проведении общей анестезии нельзя. Анестезия, как полет на самолете: мы набрали определенную высоту, включили автопилот. Приборы контролируют глубину анестезии, то есть концентрация ингаляционного или внутривенного анестетиков. Пациент не может проснуться, если этого не захочет доктор", — сказал он.Медик также подчеркнул, что применение общего наркоза не является опасным и риск умереть из-за анестезии составляет один случай к 200 тысячам плановых операций. Он также отметил, что многие пациенты по какой-то причине предполагают, что наркоз способен сократить продолжительность жизни."Они не могут сокращать продолжительность жизни. Это скорее миф, чем подтвержденный факт", — добавил врач.Калмыков назвал подобные опасения беспричинными и подчеркнул, что препараты для общей анестезии не являются особенными и применяются врачами в других областях.

https://ria.ru/20200810/1575507008.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/102828/84/1028288478_246:0:4043:2848_1920x0_80_0_0_f4a3b2d21722538d795030789e681e12. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, больницы, врачи, операции, здоровье, здоровье - общество, общество

МОСКВА, 17 янв — РИА Новости. Анестезиолог Александр Калмыков в беседе с радиостанцией "Говорит Москва" назвал беспочвенными многие страхи, возникающие у пациентов перед хирургическим вмешательством.

"Проснуться при проведении общей анестезии нельзя. Анестезия, как полет на самолете: мы набрали определенную высоту, включили автопилот. Приборы контролируют глубину анестезии, то есть концентрация ингаляционного или внутривенного анестетиков. Пациент не может проснуться, если этого не захочет доктор", — сказал он.

10 августа 2020, 08:00Хорошие новостиБез боли после операций: как работает радиочастотная денервация

Медик также подчеркнул, что применение общего наркоза не является опасным и риск умереть из-за анестезии составляет один случай к 200 тысячам плановых операций. Он также отметил, что многие пациенты по какой-то причине предполагают, что наркоз способен сократить продолжительность жизни.

"Они не могут сокращать продолжительность жизни. Это скорее миф, чем подтвержденный факт", — добавил врач.

Калмыков назвал подобные опасения беспричинными и подчеркнул, что препараты для общей анестезии не являются особенными и применяются врачами в других областях.

Общий наркоз- максимальная безопасность и снижение стресса для пациента

С помощью общего наркоза обеспечивается полная потеря сознания и болевых ощущений во время операции, поэтому этот метод является наименее стрессовым для организма во время ортопедических операций.

Как проводится общая анестезия?

Пациенту дают снотворное до операции, он постепенно засыпает и просыпается только после ортопедической операции.

Общая анестезия имеет много преимуществ, однако одним из основных преимуществ является тот факт, что у пациента не происходит значительного увеличение уровня гормонов стресса во время операции. Выработка гормонов стресса неизбежна у пациентов, которые выбирают для операции местную анестезию и, следовательно, находятся в сознании во время ортопедической операции.

Общий наркоз обеспечивает безопасность для пациентов с заболеваниями сердца

Повышенное производство гормонов стресса может оказать значительное неблагоприятное воздействие на систему кровообращения. Особенно у больных с сердечной недостаточностью или проблемами с системой кровообращения рекомендуется применение этого метода во избежания стресса во время операции.

Как мы следим за состоянием пациентов во время общей анестезии?

Постоянный контроль многих физиологических параметров организма сделал общий наркоз очень предсказуемым. Общая анестезия стала хорошо проверенным обычным способом проведения ортопедических операций.

Для того, чтобы достичь такого точного и обширного мониторинга, в Gelenk Klinik мы используем в сочетании ультрасовременное оборудование в сочетании- ЭМГ и ЭЭГ. В результате, мы не только в состоянии контролировать функцию сердца, но и мышечное напряжение и активность мозговой деятельности.

Эти приборы позволяют дозировать глубину анестезии на протяжении всей хирургической процедуры.

Способность точно контролировать состояние пациента во время операции и быстро и легко вносить необходимые коррективы в уровень анестезии означает, что мы используем только необходимую дозу лекарств.

Параметры, которые контролируются во время операции:

  • ЭКГ:Электрокардиограф-мониторинг сердечного ритма и сердечно-сосудистой системы
  • ЭМГ: Электромиограф - мониторинг мышечной активности
  • ЭЭГ: Электроэнцефалограф - отмечает активность головного мозга

Оба врача- хирург-ортопед и анестезиолог могут быть в любой момент абсолютно уверены, что состояние наркоза по-прежнему достаточно, при этом применяемое количество лекарств не превышается.

Это сокращение анестетика до необходимого минимума обеспечивает высокий уровень безопасности при общей анестезии даже для пациентов со значительными хроническими заболеваниями.

Мифы про наркоз - Детская стоматология в Москве

Принять адекватное решение им мешают многочисленные слухи и мифы, бытующие вокруг этой темы. Что из них – правда, а что – домысел? 

 

Миф: «Наркоз – это опасно. А вдруг мой малыш не проснется после операции?»

  На самом деле: Такое случается крайне редко. Согласно мировой статистике, это бывает в 1 из 100 тысяч плановых операций. При этом чаще всего фатальный исход связан не с реакцией на анестезию, а с самим хирургическим вмешательством.

  Для того чтобы все прошло гладко, любой операции (за исключением экстренных случаев, когда счет идет на часы, а то и минуты) предшествует тщательная подготовка, во время которой врач оценивает состояние здоровья маленького пациента и его готовность к анестезии, ориентируясь на обязательный осмотр ребенка и исследования, включающие в себя: общий анализ крови, анализ на свертываемость крови, общий анализ мочи, ЭКГ и т. д. Если у ребенка ОРВИ, высокая температура, обострение сопутствующего заболевания, плановая операция откладывается как минимум на месяц.

 

Миф: «Современные анестетики хорошо усыпляют, но плохо обезболивают. Ребенок может все почувствовать»

  На самом деле: Подобную ситуацию исключает точный выбор дозировки операционного анестетика, которая рассчитывается исходя из индивидуальных параметров ребенка, главный из которых – вес.

  Но и это не все. Сегодня ни одна операция не проводится без мониторинга состояния маленького пациента с помощью специальных датчиков, прикрепленных к его телу, которые оценивают пульс, частоту дыхания, артериальное давление и температуру тела. Многие детские больницы у нас в стране располагают самой современной техникой, включающей мониторы, измеряющие глубину наркоза, степень расслабления (мышечной релаксации) больного и позволяющие с высокой долей точности отслеживать малейшие отклонения в состоянии маленького пациента в ходе операции.

  Специалисты не устают повторять: главное назначение наркоза – сделать так, чтобы ребенок не присутствовал на собственной операции, будь то продолжительное по времени хирургическое вмешательство или небольшое, но травматичное диагностическое исследование.

 

Миф: «Ингаляционный наркоз – вчерашний день. Самый современный – внутривенный»

  На самом деле: 60–70% оперативных вмешательств детям проводится с использованием ингаляционной (аппаратно-масочной) анестезии, при которой ребенок получает обезболивающий препарат в виде ингаляционной смеси при самостоятельном дыхании. Этот вид анестезии исключает или существенно снижает необходимость использования сложных комбинаций сильнодействующих фармакологических средств, характерных для внутривенной анестезии и отличается гораздо большей возможностью маневра для врача-анестезиолога и более тонкого контроля глубины наркоза

 

Миф: «Если есть такая возможность, лучше без наркоза обойтись. Во всяком случае во время стоматологических манипуляций»

  На самом деле: Бояться лечить ребенку зубы под общим наркозом не надо. Если лечение связано с хирургическим вмешательством (удаление зубов, абсцессы и т. д.), с большим объемом стоматологических манипуляций (лечение множественного кариеса, пульпита, периодонтита и т. д.), с применением аппаратуры и инструментов, которые могут напугать ребенка, без наркоза не обойтись. К тому же это дает возможность стоматологу сосредоточиться именно на лечении, не отвлекаясь на успокаивание маленького пациента.

  Однако использовать общий наркоз при стоматологическом лечении детей имеет право только та клиника, у которой есть государственная лицензия на анестезиологию и реанимацию, которая оснащена всей необходимой аппаратурой и располагает штатом квалифицированных, опытных детских анестезиологов‑реаниматологов. Проверить это не составит труда.

 

Миф: «Наркоз повреждает клетки головного мозга, вызывая нарушение когнитивных (познавательных) функций у ребенка, снижая его успеваемость в школе, память и внимание»

  На самом деле: Практически все анестетики в той или иной степени повреждают когнитивные функции и у взрослых, и у детей. И хотя в большинстве случаев это не сказывается на памяти, именно с проведением общей анестезии часто связывают нарушение познавательных функций у детей и взрослых, перенесших обширную, продолжительную по времени операцию. Обычно когнитивные способности восстанавливаются в течение нескольких дней после проведения анестезии. И здесь многое зависит от мастерства врача-анестезиолога, от того, насколько адекватно он провел анестезию, а также от индивидуальных особенностей маленького пациента.

 

Виды наркозов в ветеринарии и опасность

В клиниках ветеринарии домашних животных вопросы о наркозах – достаточно актуальные и острые всегда. Это напрямую связано с выросшим уровнем хирургических вмешательств животным, появлением новейших методов лечения (которые позволяют даже в критических ситуациях спасать жизни питомцев) и расширениями объемов оперативных вмешательств. Роль наркозов является одной из главных составляющих, а также определяющих исход, как незначительных заболеваний, так и сложных, а порой и критических. Адекватность любого из наркозов предполагает анальгезию, отключение сознания и миорелаксацию.

Выбор конкретного наркоза

Выбор любого вида анестезии зависит от общего состояния, возраста животных, технической возможности той или иной клиники, объема предполагаемого вмешательства и квалификации специалистов. Большое значение надается возрасту. Например, у котят или щенков обменные процессы ускоренные, довольная большая поверхность кожного покрова, терморегуляция недостаточно совершенная, легкоранимые дыхательные пути, повышено потребление кислорода. Эти и другие факторы заставляют работать практически на пределах дыхательную систему. К тому же, еще слабо развита мочевыделительная система, в таких случаях имеется опасность передозировки наркоза. У старших животных, наоборот. Уже понижаются процессы, наблюдаются органические и возрастные изменения всех систем организма. Во многих случаях имеются поражения почек, сердца, дыхательной системы и печени. Эти факторы делают реальную угрозу смерти животных во время проведения анестезии, к тому же повышают риск операций. К подбору любого вида наркоза подходить необходимо исключительно комплексно! Поэтому, предпочтение необходимо отдавать только безопасным средствам с минимумом побочных эффектов и скорейшей метаболизацией.

Виды наркозов

В большинстве клиник используется в данное время неингаляционные наркозы (с использованием анальгетика и анастетика). У многих животных можно обеспечить глубокую, легко контролируемую седатацию с обезболиванием путем сочетания золетила с ксилазином (ромпун или рометар). Это позволяет достигнуть достаточного уровня анестезии даже при очень объемных операциях. Преимущество золетила – в комбинации миорелаксанта золазепама (который расслабляет мускулатуру) и анестетика тилетамина. Кроме этого, золазепам имеет противострессовые свойства и стимулирует аппетит после вмешательства. Вводят наркоз и внутримышечно, и внутривенно. При внутривенном наступает моментальная седатация, легко контролируемая. При добавлении к смеси ксилазина наркоз пролонгирует. Для того, чтобы осмотреть особо агрессивных животных или выполнить им нужные манипуляции можно применять ветранквил. Препарат имеет снотворное, успокаивающее и миорелаксантное действия. Применяются внутривенно и внутримышечно. Появились и новейшие анестетики (общего действия), позволяющие моментально выводить животных из наркозов. В их составе специфические антидоты. Домитор используют при умеренных и глубоких степенях исследований и хирургических вмешательств. Низкие дозы данного препарата дают седативные эффекты, высокие – еще и анальгезирующие. Антиседан – препарат, устраняющий седактивные эффекты и корректирующий действие наркозов. Животные в норму приходят через 10 минут. При достаточно сложных операциях, а также у сильно ослабленных животных необходимо уменьшать действие наркоза дополнительными препаратами анальгетиков. Буторфанолуменьшает дозы наркоза при любых вмешательствах, обезболивает, гипотензирует, имеет седативные, адренолитические, гипотензивные действия на организм. Дополнительным плюсом введения анальгетика с наркозом (во время и после вмешательства) является контроль болевого шока, что способствует улучшить выход из наркозного состояния, восстановить быстрее силы животных, а также быстрейшему заживлению ран. Весомое использование торбугезика – применение его у котов. Показания к применениям буторфанола: - эффективный противорвотный эффект - премедикация перед общим наркозом (вместе с другими необходимыми препаратами) - сильнейшее обезболивающее при перед или послеоперационных сильных болях у животных

Стадии наркоза

Поверхностный – спокойный сон. Применяется для вправления вывиха, вскрытия гнойника, при переломах. Выраженный – животное расслабленное, но слабо реагирует. Можно проводить во многих операциях брюшной полости и на конечностях. Глубокий – резко ослабляются все функции организма. Длительно поддерживать данный наркоз нельзя. Передозировка – наступает резкое падение деятельности сердечной мышцы. Необходимы срочные мероприятия по спасению жизни. Агональная – чрезмерное углубление наркозов. Останавливается через минуту дыхание. Спасти животное могут только реанимационные действия.

Операция во время беременности: существует ли опасность?

Ожидание малыша — время приятное и волнительное, даже, несмотря свойственные этому периоду трудности и на недомогание. Во время беременности могут возникнуть сопутствующие заболевания, требующие оперативных вмешательств. На протяжении всей беременности ваш малыш надежно защищен слоем амниотической жидкости в околоплодном пузыре. Это значит, что все неприятности, которые случились с Вами во время беременности, скорее всего не скажутся на его состоянии и здоровье.

Операция и анестезия во время беременности выполняются только по срочным и экстренным показаниям, при наличии строгих условий, представляющих угрозу для жизни матери. Если позволяет ситуация, операция и наркоз не требуют спешки и могут быть выполнены в плановом порядке, то оптимальнее всего дождаться рождения ребенка, а уж потом госпитализироваться в больницу для выполнения оперативного лечения.

Примерно у 2% женщин во время беременности возникает необходимость в проведении экстренной операции и анестезии. Чаще всего, это вмешательства в общей хирургии и гинекологии, стоматологии, травматологии. Немного подробнее хотелось их вам разъяснить.

Наиболее частой причиной госпитализации беременных женщин в хирургическое отделение являются: острый аппендицит, острый калькулезный холецистит, панкреонекроз, мочекаменная болезнь с нарушением оттока мочи и карбункул почки.

Острый аппендицит встречается с частотой 1 случай на 2000 родов. Особенно трудны его диагностика и лечение во 2-м и 3-м триместре беременности. Трудности диагностики связаны с тем, что увеличенная матка смещает внутренние органы с их типичных мест, особенно это касается такой подвижной части кишечника, как червеобразный отросток, или аппендикс, воспаление которого называется аппендицитом. Аппендикс во время беременности может перемещаться и вверх к печени, и вниз — к органам малого таза. Кроме того, тошнота, рвота и некоторые другие симптомы могут наблюдаться и при нормальной беременности. Зачастую такие беременные в стационар поступают поздно, уже с осложненной формой аппендицита. На первом этапе применяется УЗ-исследование и диагностическая лапароскопия, для того чтобы убедиться в необходимости операции. Диагностическая лапароскопия в некоторых ситуациях переходит в лечебную, а уж при отсутствии возможностей в ее выполнении, в лапаротомию — операцию открытым доступом.

В случае с аппендицитом необходимость в операции в принципе не подлежит сомнению, но при остром холецистите, панкреонекрозе и заболеваниях почек в большинстве случаев возможно применение симптоматических методов лечения, помогающих избежать или отсрочить операцию на период после родов.

В настоящее время гинекологические операции во время беременности проводят крайне редко. Но существуют экстренные ситуации, при которых оперативное лечение неизбежно. К ним относятся разрыв или перекрут кисты яичника, нарушение питания (некроз) в миоматозном узле, наложение швов на шейку матки при истмико-цервикальной недостаточности.

Даже доброкачественные кисты яичников потенциально могут оказаться опасными для беременной женщины: в случае с разрастанием кисты до больших размеров могут наблюдаться либо разрыв, либо перекрут яичника, что приводит к кровотечению, острой боли и потенциально может вызвать самопроизвольный выкидыш или преждевременные роды, и в данном случае проводится экстренное оперативное вмешательство. При нарушении питания в миоматозных узлах существует оптимальный срок для их удаления, это 16 и более недель беременности, когда концентрация вырабатываемого плацентой прогестерона — гормона беременности возрастает приблизительно в 2 раза, и под его воздействием сократительная деятельность матки уменьшается, снижается тонус и возбудимость матки, повышается растяжимость мышечных структур и усиливается запирательная функция шейки матки. Все это создает наиболее благоприятные условия для проведения операции. Гинекологические операции во время беременности проводят при помощи лапароскопии, а при отсутствии в его выполнении делают нижнесрединный разрез, что обеспечивает бережные и щадящие условия для плода. Хирургическая коррекция шейки матки проводится по показаниям под эпидуральной анестезией.

Экстренная стоматологическая помощь беременной женщине оказывается в любые сроки гестации с учетом сопутствующей патологии и аллергологического статуса пациентки, под местной анестезией, и не представляет никакой опасности для женщины и здоровья малыша. А вот для планового лечения необходимо выбрать более оптимальные сроки, начиная с 16 недели и более, после окончательного формирования плаценты. Во время беременности строго противопоказана имплантация зубов.

Многие женщины во время беременности становятся довольно неловкими, особенно на последних месяцах, и это неизбежно повышает вероятность несчастных случаев. Вам бывает нелегко справиться с непривычным весом и измененной осанкой, а приступы слабости или головокружения могут отвлечь внимание в самый неподходящий момент. В результате беременные то и дело получают мелкие травмы, такие как ушибы, кровоподтеки, вывихи и растяжения, а в некоторых случаях серьезные травмы или переломы, требующие оперативного лечения.

Постоянным и неразлучным спутником операции является анестезия. Пациенту никогда не будет проведена серьезная операция без анестезии. Когда мы говорим о каких-либо негативных воздействиях на мать и плод, то подразумеваем влияние, как анестезии, так и самой операции. Вероятность наличия врожденных аномалий у новорожденного в ситуации, когда мама во время беременности перенесла анестезию и операцию крайне мала и сопоставима с частотой развития данной патологии у беременных, не подвергшихся воздействию операции и наркоза. При анестезии во время беременности большое значение имеет не выбор лекарственного препарата, т.е. анестетика, а сама техника проведения анестезии. По уровню безопасности для матери и плода выбор вида анестезии должен быть сделан в сторону местной анестезии. При невозможности выполнения операции под местным обезболиванием следующий выбор должен быть сделан в пользу регионарной анестезии. И только в случае невозможности проведения операции под регионарной (эпидуральной) анестезией оперативное лечение может быть выполнено под общей анестезией.

И в заключение хочу еще раз напомнить будущим мамам: в Вашем положении всегда лучше «лишний раз» перестраховаться. При возникновении малейших подозрений обратиться к акушеру-гинекологу. Хирургические методы лечения и их анестезия для беременной сложны и опасны, но без них порой не обойтись. Берегите себя и своего малыша!

Разница между анестезией, седацией и медсном – Вероника

Расскажем в чем отличие основных видов обезболивания, применяемых в нашей клинике.
Аппликационная анестезия — разновидность местной анестезии. Суть заключается в том, что вместо укола, производится нанесение специального геля/раствора/аэрозоля на слизистую оболочку полости рта. Ее используют для незначительных вмешательств. Зачастую применяется до основной анестезии при неприятных ощущениях во время процедуры профгигиены и при лечении детей, чтобы инъекция была неощутимой и безболезненной.

Местная анестезия — самый популярный и часто используемый вид обезболивания. Суть в максимальном снижении чувствительности конкретной области в полости рта. Инъекция производится в десну или в слизистую оболочку щеки, где расположены один или несколько зубов, требующих лечение. Есть несколько типов такого обезболивания, их отличие лишь в месте применения, способе введения, особенностях воздействия и продолжительности.

Седация — данный метод помогает снять психоэмоциональное напряжение пациента, избавить от страха и паники. С помощью ротомера в организм подается смесь закиси азота и кислорода. Вдыхание паров через нос очень расслабляет и пациент ощущает спокойствие, а само состояние напоминает дремоту или легкое опьянение. При этом пациент находится в сознании, все видит и понимает, но не концентрирует внимание на болевых ощущениях, за счет чего они притупляются. Седация, не является обезболиванием в полном смысле слова, и применяется исключительно в сочетании с местной анестезией.

У нас седация используется только в отделении детской стоматологии.
Медикаментозный или медицинский сон (общая анестезия, попросту говоря — наркоз). Суть в торможении ЦНС, при котором сознание пациента «отключается». Человек не ощущает боли, мышцы полностью расслабляются, в ходе лечения отсутствуют стресс и негативные воспоминания по его завершению. Врач-анестезиолог индивидуально для каждого пациента, с учетом общего состояния его здоровья, подбирает подходящий вид обезболивания. Бригада анестезиологов-реаниматологов присутствует при лечении, контролируя работу жизненно важных рефлексов пациента.

Показания к медикаментозному сну:

  • Сложные удаления зубов — ретинированные (непрорезавшиеся),«восьмерки».
  • Сложное хирургическое вмешательство — имплантация или синус-лифтинг.
  • При невозможности стандартного лечения, к примеру, при невралгических заболеваниях или сильном рвотном рефлексе
  • Боязнь, страх лечения и панические атаки
  • Аллергия на местную анестезию

В нашей клинике медсон успешно применяется как в отделении взрослой, так и детской стоматологии.

Риск общей анестезии при кожных процедурах у детей с проекцией на тумесцентную анестезию

Предпосылки . Увеличилось использование общей анестезии в амбулаторных инвазивных процедурах, особенно в дерматологии. Не желая сотрудничать, дети часто нуждаются в общей анестезии, поскольку хирургические операции на коже в большинстве своем болезненны. Цель . Целью этого исследования является оценка безопасности, значительных нежелательных явлений и частоты осложнений, связанных с общей анестезией, при ее использовании среди педиатрической популяции, подвергающейся кожным процедурам. Методы . Мы провели первое ретроспективное когортное исследование обзора карт пациентов в период с 1 сентября 2017 г. по сентябрь 2019 г. Все пациенты, поступившие для педиатрических кожных процедур в этот период, приняли участие в нашем исследовании. Мы просмотрели выбранные диаграммы, чтобы задокументировать любые неожиданные госпитализации, побочные эффекты или осложнения. Хирургические результаты и осложнения анестезии были проанализированы тремя анестезиологами. Мы оценили межэкспертную надежность. Результаты .Всего было сообщено о 211 процедурах у 211 пациентов с 19 диагнозами. Никаких побочных эффектов, связанных с анестезией, выявлено не было, за исключением незначительных осложнений, отмеченных у двенадцати пациентов. Диапазон значений каппа составляет от 0,78 до 1,00 (95% ДИ, от 0,46809 до 1,00). Заключение . Дерматологи и педиатры могут безопасно выполнять необходимые процедуры под общей анестезией под наблюдением педиатров-анестезиологов, принимая во внимание другие меры безопасности и риски, а также педиатрическую возрастную группу.

1. Введение

Хирургические кожные процедуры обычно выполняются амбулаторно и сопровождаются небольшими тривиальными осложнениями [1]. Многоцентровый ретроспективный обзор не выявил серьезных осложнений у педиатрических пациентов [2]. В последнее время расширилось использование общей анестезии в педиатрических кожных процедурах [2].

Успокоить ребенка в сознании во время инвазивной процедуры сложно даже под местной анестезией. Хирургам часто приходится оперировать маленьких детей под общей анестезией, чтобы минимизировать боль и психологические травмы, связанные с местной анестезией, а также улучшить общий результат [2].Рандомизированные контрольные испытания, оценивающие общую анестезию при педиатрических инвазивных кожных процедурах по сравнению с местной анестезией или любым другим подходом, немногочисленны. Мы провели это ретроспективное когортное исследование, чтобы подчеркнуть безопасность общей анестезии в педиатрической популяции, подвергающейся дерматологическим процедурам [3].

2. Материалы и методы

Пациенты были идентифицированы с помощью электронных медицинских карт больницы третичного уровня. В исследование были включены пациенты, перенесшие операции под общим наркозом у дерматолога в период с 1 сентября 2017 года по сентябрь 2019 года.Неблагоприятное событие определялось как любое осложнение, связанное с общей анестезией во время операции или сразу после операции, или незапланированная повторная госпитализация в течение одной недели после операции по причине, связанной с анестезией, в клинике или педиатрическом отделении неотложной помощи. Существенные нежелательные явления были описаны как любое осложнение, которое привело к нежелательным результатам, или медицинское вмешательство, ведущее к увеличению продолжительности пребывания в стационаре. Мы провели ретроспективный обзор файлов, чтобы собрать демографические критерии пациентов, такие как возраст, пол, диагноз и выполненные процедуры, а также неожиданные госпитализации, инциденты или осложнения.Мы получили одобрение Институционального наблюдательного совета.

Все пациенты имели I или II статус Американского общества анестезиологов (ASA). Детский анестезиолог назначил всем пациентам общую анестезию. Всем пациентам были даны строгие инструкции, запрещающие им есть или пить что-либо за два часа до процедуры, если только они не были младенцами в возрасте до 5 месяцев, и в этом случае разрешалось употребление только прозрачных жидкостей. Легкоусвояемые твердые вещества не допускаются за 4-6 часов до операции.За 8 часов до операции нельзя было употреблять молочные продукты. Мы использовали закись азота, кислород и севофлуоран для индукции и поддержания анестезии. Во время процедуры мы часто вводили другие препараты, в том числе ондансетрон, кеторолак и доласетрон. Также давали морфин или фентанил. Мидазолам и ацетаминофен, индивидуально или в комбинации с кодеином, также иногда применялись в качестве премедикации. Маркаин 0,25% был местно инфильтрирован вокруг хирургического разреза в случае процедур эксцизионно-восстановительного лечения.При необходимости мы давали нашим пациентам морфин или фентанил после операции для снятия боли. Ибупрофен или ацетаминофен назначали в домашних условиях при выписке для снятия боли, если это необходимо.

Тяжесть послеоперационного осложнения была классифицирована как незначительная или большая и была оценена тремя консультантами по детской анестезии для достижения консенсуса относительно уровня серьезности. Каждый анестезиолог оценивал послеоперационное осложнение по заранее определенным критериям [4] и выставлял баллы от одного до пяти (шкала Лайкерта). «Один» был истолкован как категорически не согласен, а «пять» - как категорически согласен.

Мы провели тесты на надежность (IRR), чтобы определить уровень согласия между экспертами. Мы также использовали внутриклассовую корреляцию и измерили согласованность оценок, поскольку у нас более двух оценщиков. Соглашение между экспертами оценивалось путем расчета «статистики каппа Флейса» для каждого участника [5]. Было установлено, что оценка статистики составляет 1,00, когда было полное согласие, и «ноль», когда показатель был подобен показанному случайно. Таблица 1.Данные, полученные по шкале Лайкерта, использовались при оценке уровня согласия между оценщиками с помощью межэкспертных тестов надежности и определения внутриклассового коэффициента корреляции (значения каппа). Мы определили уровень процентного согласия между оценщиками.


Значение K Сила согласия

<0,20 Плохо
0. 21–0,30 Удовлетворительно
0,31–0,40 Умеренно
0,41–0,60 Хорошо
0,61–0,80 Очень хорошо
0,81–1,00 Отлично

Корреляция между ответами участников была статистически проанализирована с помощью «непараметрического критерия хи-квадрат» с уровнем значимости 5% с 95% доверительным интервалом (ДИ).Все анализы были заранее определены, включая расчет минимальной « n » и статистической ошибки «коэффициент бета», которая была ниже 20%. Размер выборки соответствует результатам и заключению.

Мы провели статистический анализ с помощью программного обеспечения IBM-SPSS «версия 20» (IBM-Corp, Армонк, Нью-Йорк, США). Были описаны описательные данные. На основе коэффициента корреляции каппа результаты были разделены на «отличные, очень хорошие, хорошие, умеренные, удовлетворительные и плохие».

3.Результаты

Всего под общей анестезией было выполнено 211 процедур у 211 уникальных педиатрических пациентов с 19 дерматологическими диагнозами. Возраст пациентов составлял от четырех месяцев до 17 лет, средний возраст - 4,7 года. 111 (52,6%) пациентов были мужчинами и 100 (47,3%) женщинами (таблица 2).


Характеристики Находка

Пол, №(%)
Мужской 111 (52,6)
Женский 100 (47,3)
Возраст
Среднее значение 4,7 года
Диапазон 4 мес – 17 лет
Общее количество процедур 211
Общее количество диагнозов 19

Из 211 процедур, выполненных под общим наркозом, 88 (41. 6%) были импульсными лазерами на красителях с импульсной лампой и 123 (58,3%) были хирургическими операциями по удалению. Наиболее частыми диагнозами были врожденные меланоцитарные невусы (23%), сальные невусы (21%), винные пятна (19%), детская гемангиома (8%), дермоидные кисты (7%) и пиломатрикомы (4%). Остальные диагнозы (18%) представлены в таблице 3.


Диагноз Кол-во пациентов (%)

Врожденный меланоцитарный невус 49 ( 23)
Сальный невус 45 (21)
Портвейн 41 (19)
Детская гемангиома 16 (8)
Дермоидная киста 14 (7 )
Пиломатрикома 8 (4)
Ювенильная апоневротическая фиброма 5 (2.3)
Кольцо Halo на голове 5 (2,3)
Киста 5 (2,3)
Эпидермальный невус 4 (1,9)
Сосудистая мальформация 3 (1,4)
Дерматофиброма 2 (0,9)
Атипичный невус 2 (0,9)
Миофиброматоз 2 (0,9)
Verruca vulgaris или кондилома 2 (0. 9)
Невус шпица 2 (0,9)
Невус 2 (0,9)
Пиогенная гранулема 2 (0,9)
Инородное тело 2 (0,9)
Всего 211

Всего у 12 из 211 пациентов (5,6%) были клинически значимые осложнения, связанные с анестезией (Таблица 4), у четырех из которых развились послеоперационные болячки. горло, тошнота и рвота.У трех пациентов послеоперационная лобная головная боль возникла от легкой до умеренной степени. У двух пациентов послеоперационные незначительные травмы зубов и губ. У одного пациента развился послеоперационный «синяк» от внутривенной инъекции. У одного пациента в послеоперационном периоде появились боли в мышцах шеи.


Осложнения Количество пациентов (%) значение

1 Боль в горле, тошнота и рвота 4 (33) 0. 04
2 Легкая и умеренная лобная головная боль 3 (25) 0,02
3 Незначительная травма зубов и губ 2 (17) 0,002
4 «Синяк» от внутривенного введения 1 (8,3) 0,01
5 Болезненные мышцы шеи 1 (8,3) 0,008
6 Воспоминание о неприятных сновидениях, и вернуться в сознание 1 (8.3) 0,05
Всего 12/211 (5,6) 0,029

Один пациент вспомнил неприятные сны и вернулся в сознание до завершения глотки. отсасывание и экстубация. Сосудистых осложнений, таких как тромбоз или тромбофлебит, не отмечено. Из-за неправильного положения пациента на операционном столе нервных осложнений не возникло. Глазных осложнений, таких как ссадины роговицы, не выявлено. У наших пациентов не было немедленных интра- или послеоперационных осложнений, таких как брадикардия, тахикардия и апноэ. Поступлений по поводу обезвоживания от тошноты и рвоты не зафиксировано.

Три детских анестезиолога обследовали двенадцать пациентов с осложнениями (Таблица 5). У всех двенадцати пациентов были незначительные осложнения, связанные с анестезией. Межэкспертная надежность была высокой по каждому вопросу критериев оценки и для каждого пациента. Большинство значений каппа было между 0.70 и 1,00 (95% ДИ, от 0,46809 до 1,00), что означает соответствие от очень хорошего до отличного (рисунки 1 и 2).


Критерии Количество пациентов

Продолжалось более 3 часов либо под наблюдением, либо с помощью лекарств 0
Вызывало раздражение, дискомфорт, и беспокойство пациента 0
Повлияло на возобновление нормальной деятельности по возвращении домой 0
Устранено обезболиванием или лекарствами 2
Пациент пожаловался на осложнение 2
Пациент жаловался только после того, как его спросили и опросили 10
Рассчитано на наблюдение 10
Не представляют угрозы для долгосрочного здоровья и благополучия пациента 12



4.
Обсуждение

Безопасность общей педиатрической анестезии изучалась до настоящего времени [6]. Однако недавние эпидемиологические исследования, посвященные осложнениям, связанным с общей анестезией, особенно при кожных операциях у детей, были скудными [7]. Доступная литература в основном посвящена общей анестезии при крупных операциях, таких как нейрохирургия, сердечно-сосудистая хирургия и абдоминальная хирургия у взрослых и детей [8]. Мало статей посвящено безопасности общей анестезии в детской дерматологии.Заболеваемость и смертность от общей анестезии при кожных операциях у детей очень редки и клинически незначительны [8, 9].

Частота послеоперационной головной боли как незначительного осложнения, связанного с анестезией, колеблется от 2 до 70% [10]. Существенные причины такого широкого диапазона не очевидны [11]. Однако о кратковременной или легкой головной боли пациент или наблюдатель может не сообщать [12]. Наши результаты показали низкую частоту возникновения головной боли, несмотря на то, что пациент был опрошен. Однако серьезных осложнений или летальных исходов не отмечено.

Результаты нашего исследования не похожи, но согласуются с предыдущими публикациями. Осложнения общей анестезии после плановых педиатрических дерматологических операций были очень низкими, как показано в многоцентровом исследовании, которое проводилось для оценки безопасности и побочных эффектов общей анестезии, в котором участвовали 270 детей в возрасте от двух месяцев до восемнадцати лет [2].

Другое исследование показало, что ларингоспазм и преходящее апноэ были наиболее частыми отмеченными осложнениями; однако результаты оказались статистически незначимыми [13].Наши результаты не выявили случаев ларингоспазма или апноэ. Инфекция раны была частым осложнением после операций на коже; тем не менее, его еще нельзя классифицировать как осложнение, связанное с анестезией, и оно может произойти как под общей, так и под местной анестезией [14].

Что касается целесообразности и сроков использования общей анестезии у детей в хирургической дерматологии, авторы и хирурги пришли к выводу, что общая анестезия безопасна и подходит для различных педиатрических дерматологических операций, независимо от фактора возраста [15]. Chen и Eichenfield [16] предположили, что своевременное хирургическое вмешательство под общей анестезией будет лучшим вариантом у детей с поражениями, которые связаны со значительным риском для здоровья или могут привести к деформации или функциональным нарушениям, если их не лечить. Кроме того, дети, которым раннее хирургическое вмешательство определенно выиграет из-за превосходного косметического результата, который будет получен [17], а также у детей, у которых своевременная хирургическая коррекция положительно повлияет на их психосоциальный статус и самооценку [18].Глубокая седация и общая анестезия - безопасные и экономичные методы контроля боли. Врачи должны побуждать родителей делать такие процедуры как можно раньше [19].

Перед использованием общей анестезии регулярно проверяются многие проблемы, такие как здоровый пациент, правильный выбор операции, многообещающий результат, преимущества раннего хирургического вмешательства у детей и правильная настройка анестезии [11]. Кожа у детей намного более податливая, чем у взрослых, с хорошими заживляющими свойствами.Эти преимущества позволяют хирургу удалять большие поражения с первичным закрытием [14]. Эластичность кожи у детей играет важную роль в заживлении и простоте манипуляции, чем неэластичная кожа. Неэластичная кожа у взрослых иногда заставляет хирурга выполнять несколько операций в ожидании лучшего заживления ран и роста кожи [7].

Чтобы избежать послеоперационных осложнений, таких как большие шрамы, распространенный рубец или расхождение раны, хирурги должны рассмотреть возможность раннего вмешательства в молодом возрасте.Кожа эластичная и избыточная, с меньшей мышечной массой. Это позволяет легко использовать кожные лоскуты, расширители тканей или трансплантаты. Поражение в молодом возрасте не испытывает большого напряжения [16, 17].

У детей седативный эффект более опасен, чем у взрослых, поскольку уровни седативного действия не так явно различны [20]. Седация также не обеспечивает характерной защиты дыхательных путей по сравнению с общей анестезией [21]. Восстановительные процедуры и большие иссечения слишком болезненны, чтобы их можно было контролировать с помощью легкой седации.Кроме того, даже небольшое иссечение с незначительной болью трудно контролировать с помощью легкой седации из-за боязни отказа от сотрудничества со стороны ребенка [22]. Смерть детей наступила из-за того, что анестезиологам не удалось сохранить дыхательные пути, несмотря на безопасную седацию [23].

Дети переходят от одного уровня седации к другому без явных признаков, и это увеличивает вероятность риска во время седации по сравнению со взрослыми. Более того, будет сложно защитить дыхательные пути во время процедуры, выполняемой под седацией [24], поскольку у детей нарушены дыхательные пути из-за анатомических изменений, которые делают их дыхательные пути более склонными к обструкции или травмам.Кроме того, относительно большой язык и маленькая полость рта затрудняют процедуру точной оценки. Другие факторы делают невозможным процесс защиты дыхательных путей у детей, такие как выступающие структуры гортани и глотки, короткая трахея и сгибание шеи из-за выступающей затылочной выпуклости [25].

Седация может оказаться полезной в случае незначительных коротких процедур при условии, что имеется достаточное количество хорошо обученного персонала и оборудования для обеспечения безопасности и надлежащего ухода за дыхательными путями [22].С другой стороны, процедуры, связанные с иссечением и восстановлением, должны выполняться под общим наркозом. В целом, использование общей анестезии в педиатрических хирургических вмешательствах является более благоприятным и безопасным, чем седация [26].

Квалифицированные анестезиологи обеспечивают правильное положение эндотрахеальной трубки путем правильного позиционирования головы пациента, чтобы избежать смещения трубки в правый бронх или смещения. Обученный персонал, помимо своего опыта проведения не менее 250 педиатрических наблюдений в год, имеет более низкую частоту осложнений, связанных с анестезией, по сравнению с детьми, получающими лечение у нетренированных анестезиологов [17].Сопутствующие сопутствующие заболевания, длительные процедуры и отсутствие обученного персонала увеличили количество связанных с анестезией осложнений на 300% [18]. Использование быстродействующего анестетика путем ингаляции было значительно связано с низким риском общей анестезии.

Общая анестезия и тумесцентная местная анестезия в дерматохирургии у младенцев являются подходящим вариантом амбулаторного лечения небольших поражений без каких-либо серьезных рисков или побочных эффектов и преимуществ длительного послеоперационного обезболивания [27].Поскольку тумесцентная местная анестезия (TLA) использует смесь сильно разбавленных местных анестетиков в растворе-носителе и используется для биопсии кожи, удаления опухолей кожи и хирургии вен [28], она полностью безопасна [29].

4.1. Ограничения исследования

Исследование представляло собой ретроспективную когорту и проводилось в одном третичном центре, в нем не использовался многоцентровый подход, а также небольшой размер используемой выборки может способствовать некоторой систематической ошибке. Тем не менее, это был интересный обзор осложнений и показаний к общей анестезии при дерматохирургии у детей. Поскольку в целом по этой конкретной группе пациентов было опубликовано мало статей, анализ данных представляется важным, даже если представленная работа была проанализирована только ретроспективно.

5. Заключение

В случае надлежащего использования опыта персонала, целесообразности выбора хирургической процедуры, отбора пациентов и современных технологий в качестве независимых искажающих переменных дерматологи и педиатры могут безопасно выполнять необходимые процедуры под общей анестезией под наблюдением педиатра. -обученные анестезиологи с учетом других мер предосторожности и рисков, а также педиатрической возрастной группы.

Доступность данных

Количественные и качественные данные, использованные для подтверждения выводов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Этическое одобрение

Исследование было проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией, а процедуры были одобрены местным комитетом по этике 23/7/2018, № 76jh / 2378/01, IRB, KSMC.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить деканат научных исследований исследовательских кафедр Университета Короля Сауда за финансирование этого исследования.Источник поддержки: Медицинский центр Университета короля Сауда.

Общие анестетики - Better Health Channel

Анестетик - это лекарство или средство, вызывающее полную или частичную потерю чувствительности. Существует три вида анестетиков: общий, регионарный и местный. Когда пациенту вводят общий наркоз, он теряет чувствительность и теряет сознание.

Общие анестетики можно вводить разными способами. Один метод заключается в введении лекарств в вены, а другой - с помощью анестезирующего газа, вводимого путем ингаляции через маску.Иногда инъекции и обезболивающая маска могут использоваться одновременно.

Вопросы, которые следует учитывать при использовании общих анестетиков


Ваш анестезиолог посетит вас перед тем, как вы пойдете в театр, чтобы оценить, достаточно ли вы подходите для операции, и объяснить назначение общего наркоза. Вам необходимо обсудить ряд вопросов со своим анестезиологом, в том числе:
  • Медицинский анамнез, включая любые ранее существовавшие состояния, такие как диабет или проблемы с сердцем
  • Хирургический анамнез
  • Аллергия, например, на лекарства или продукты
  • Лекарства, которые вы может принимать, в том числе сигареты и алкоголь.

Другие вопросы, которые ваш врач или медперсонал могут обсудить с вами, включают:
  • Еда и питье - обычно вас просят не пить и не есть в течение нескольких часов до операции.
  • Бритье - вам может потребоваться сбрить волосы на месте операции,
  • Другие процедуры - вам может потребоваться клизма или другие предоперационные процедуры.

Введение общего анестетика


За пару часов до операции вам могут дать «пре-лекарство», которое может представлять собой инъекцию или таблетки, которые вызывают сонливость и расслабление. Эти препараты также помогают высушить чрезмерное количество слюны.

Затем вас везут в операционную. Квалифицированный анестезиолог, который является врачом со специальной подготовкой в ​​области анестезии, проводит общую анестезию. Анестезиолог может ввести анестетик внутривенно или через противогаз, или и то, и другое. Через несколько секунд вы почувствуете сонливость, а затем потеряете сознание.

Затем анестезиолог вставляет небольшую трубку, подключенную к аппарату ИВЛ, в дыхательные пути. Анестезиолог контролирует продолжительность вашего сна и постоянно контролирует ваш пульс, дыхание и артериальное давление.При необходимости ваш анестезиолог введет вам жидкость внутривенно до, во время и после операции.

По окончании операции вам могут быть введены другие лекарства, которые обратят действие анестетика и любых других лекарств, используемых во время операции (например, миорелаксанта). Когда анестезиолог будет удовлетворен вашим дыханием и кровообращением, вас отвезут в палату восстановления, где за вами присмотрят специализированные сотрудники.

После операции под общим наркозом


После операции можно ожидать, что персонал больницы:
  • Запишите ваше дыхание, пульс и артериальное давление.
  • Отметьте свой уровень сознания, а также любые особые наблюдения, необходимые для вашего типа операции.
  • Запишите все введенные вам внутривенные жидкости.
В зависимости от типа перенесенной вами операции, когда вы проснетесь, вы можете обнаружить, что:
  • Есть трубка, выходящая из места раны для слива лишней жидкости.
  • Вам в мочевой пузырь вставили катетер, пока вы находитесь в операционной, и отмечают диурез.
  • Рекомендуется выполнять упражнения по глубокому дыханию и двигать ногами не реже одного раза в час после операции, если это возможно.
  • Выдаются обезболивающие.
  • Ощущение сонливости и тошноты с головной болью и болью в горле. Эти побочные эффекты относительно быстро проходят.

Осложнения при применении общих анестетиков


Некоторые из редких, но возможных побочных эффектов от общего наркоза включают:
  • Травма в месте инъекции
  • Инфекция
  • Проблемы с дыханием
  • Кратковременное повреждение нервов
  • Аллергическая реакция, например , приступ астмы
  • Ощущение (и боль) во время операции
  • Повреждение рта, зубов, губ или языка
  • Повреждение голосовых связок или гортани
  • Повреждение легких
  • Сердечный приступ
  • Повреждение мозга
  • Инсульт
  • Почечная недостаточность
  • Печеночная недостаточность
  • Параплегия
  • Квадриплегия.

Забота о себе дома


Руководствуйтесь вашим врачом или анестезиологом, но общие рекомендации включают:
  • Если вам разрешено выписаться из больницы в течение нескольких часов после операции, не пытайтесь ехать домой, потому что ваша координация может быть затронутым лекарством. Попросите родственника или друга забрать вас или взять такси.
  • Не садитесь за руль в течение 24 часов после процедуры.
  • Расслабьтесь на следующий день или два. Отдых дома. Помните, что может пройти несколько дней, прежде чем вы почувствуете себя нормально.
  • Избегайте приема лекарственных трав в первые дни или недели после операции. Обратитесь к врачу за дополнительной информацией.

Долгосрочная перспектива после общей анестезии


Осложнения от общей анестезии редки. Подсчитано, что примерно один из 10 000 человек, подвергшихся общей анестезии, умирает от непредвиденных осложнений, таких как аллергическая реакция или сердечный приступ.

Регионарные и местные анестетики


В зависимости от типа операции альтернативы общей анестезии могут включать:
  • Местные анестетики - или «нервную блокаду».Например, женщине, рожающей путем кесарева сечения, может быть сделана эпидуральная анестезия. Это инъекция в позвоночник, которая вызывает онемение тела ниже пояса.
  • Местный анестетик - анестетик вводится непосредственно в зону операции. Например, ваш стоматолог может ввести местный анестетик в вашу десну перед удалением зуба.

Куда обратиться за помощью

Что следует помнить

  • Анестетик - это лекарство или средство, вызывающее полную или частичную потерю чувствительности.
  • Существует три вида анестетиков: общий, регионарный и местный.
  • Когда пациенту проводят общую анестезию, он теряет чувствительность и теряет сознание.

Боитесь хирургической анестезии? Вот что вы должны знать

Удивительное количество людей боятся анестезии. Идея «погрузиться в дно» или «усыпить» может вызвать у большинства из нас некоторую тревогу. Однако является ли этот страх полностью иррациональным? Или есть о чем беспокоиться?

Пациенты часто опасаются анестезии: 1) они не просыпаются или 2) не могут полностью уснуть и бодрствовать, но парализованы во время процедуры.

Прежде всего, оба случая крайне, крайне редки. Фактически, вероятность того, что кто-то умрет под наркозом, составляет менее 1 на 100 000. Это то же самое, что и 0,0001% шанса. Для сравнения: у вас в два раза больше шансов выйти на прогулку и вас сбьет машина (как мы знаем, это жутко). Точно так же в США вероятность погибнуть в Торнадо почти в два раза выше.

Эти статистические данные не предназначены для разжигания страха. Они призваны подчеркнуть, насколько редки серьезные осложнения от общей анестезии.В этом посте мы поделимся фактами об анестезии, чтобы, надеюсь, избавиться от «неизвестного». Мы также предоставим медицинскую информацию о различных типах анестезии и о снижении вашего (и без того низкого) риска осложнений во время операции.

Во-первых, давайте развенчаем страх перед анестезией

Как мы проиллюстрировали выше, вероятность серьезных осложнений и смерти от анестезии очень, очень, ОЧЕНЬ низкая. Необъяснимая смерть от общей анестезии случается крайне редко. В тех случаях, когда пациент действительно умирает во время операции, это почти всегда происходит от смешанных медицинских факторов (несколько факторов, которые создали «идеальный шторм»).

Что касается обстоятельства «бодрствования» во время операции, то это тоже крайне редко. В большинстве этих случаев пациенту кажется, что у него есть смутные воспоминания об операции (это называется «интраоперационная осведомленность»). Обычно эти случаи являются результатом того, что пациенты не получают достаточного количества анестезии из-за основного заболевания или чрезвычайной ситуации (например, неотложной помощи, травматологической операции, когда может не хватить времени для надлежащего проведения анестезии).

Боитесь операции? Узнайте, как преодолеть предоперационную тревогу и страх с помощью медитации осознанности.

Не всякая анестезия создается одинаково: 3 разных типа анестезии

Вы, наверное, слышали о разных типах анестезии, но можете задаться вопросом: «В чем разница?». В основном существует 3 различных типа анестезии: местная, региональная и общая. Общий вид анестезии, о котором мы думаем больше всего во время операции, когда пациент полностью спит. Местный и региональный - это два, которые часто путают друг с другом.

Вот различные виды анестезии:

  • Местный —Намечает только обработанный участок.Местный анестетик - это самая «мягкая» форма анестезии, используемая для того, чтобы просто обезболить пораженную область. Подумайте: обезболивающий крем или укол. Этот тип анестетика не будет использоваться для серьезной операции, но может использоваться для онемения области во время проведения спинномозговой блокады. С этим типом анестезии вы полностью бодрствуете и находитесь в сознании.
  • Региональный —Блокирует нервы в определенной области (области), чтобы заблокировать любую боль. Этот метод не влияет на мозг или дыхание. При использовании этого метода вы находитесь в сознании, но обычно вам дают успокоительное, чтобы заснуть.Этот тип анестезии представляет собой нечто среднее между местной и общей и может использоваться для некоторых более серьезных типов хирургических вмешательств, таких как операция по замене тазобедренного или коленного сустава.
  • Общее - Вы получили лекарство, и вы полностью потеряли сознание. Этот вид анестезии применяется при более длительных и серьезных операциях. Это «всеобъемлющий» тип анестезии, который часто называют «недомоганием». В этом типе дыхательная трубка используется для облегчения дыхания.

Узнайте больше о плюсах и минусах трех различных типов анестезии при плановых операциях (например, протезировании тазобедренного и коленного суставов).

Анестезия + риск

Как и все, что связано с медициной, такие вещи, как анамнез, общее состояние здоровья и другие факторы образа жизни (например, употребление алкоголя) могут повысить (или снизить) риск во время операции. Вот некоторые известные факторы риска для пациентов, находящихся под наркозом:

  • История приступов
  • Алкоголизм или употребление / злоупотребление наркотиками
  • Предыдущие плохие реакции на анестезию
  • Курение сигарет
  • Аномальное кровяное давление
  • Принятие лекарств, усиливающих кровотечение (например,грамм. Аспирин)
  • Аллергия (особенно на определенные лекарства)
  • Диабет
  • Избыточный вес / ожирение

Если у вас есть какие-либо из этих факторов риска, ваша медицинская группа будет работать с вами. В некоторых случаях это может означать выбор регионарной анестезии вместо общей. Если перед плановой операцией (например, замена сустава, операция на спине, операция на передней крестообразной связке и т. Д.) Требуется больше времени, участие в программе PreHab перед операцией снизит риск в день операции, когда дело касается анестезии и не только. Мы расскажем, как именно вы можете снизить риск операции.

Что такое PreHab перед операцией ? PreHab - это все, что вы активно делаете перед операцией, чтобы подготовиться. PreHab включает в себя упражнения, повышение психологической готовности, улучшение питания, подготовку окружающей среды к выздоровлению и т. Д. Каждая операция включает в себя уникальные занятия, уроки и советы, чтобы максимально подготовить пациента к операции. PreHab направлен на снижение дневного риска операции, снижение количества осложнений и подготовку пациента к более быстрому и безопасному выздоровлению.Узнайте больше о PreHab перед заменой сустава, операцией на спине или передней крестообразной связке.

Как снизить дневной риск операции

Еще раз напоминаем, что анестезия - это невероятно низкий риск. Чтобы еще больше оценить уровень риска, у вас есть равные шансы умереть от молнии.

Несмотря на то, что большинство плановых операций и анестезия имеют низкий риск, вы всегда должны стараться быть максимально подготовленными в день операции. Для ортопедической хирургии это означает участие в программе PreHab, которая подготовит вас физически, морально и экологически готово к операции и восстановлению в домашних условиях.

Do Your PreHab!

Независимо от того, назначит ли вас ваш врач программу PreHab, выполнение PreHab за несколько недель до операции - лучшее, что вы можете сделать, чтобы снизить риск в день операции. Программа PreHab должна быть адаптирована к операции, которую вы проходите, а также к вашему индивидуальному случаю.

Например, вы курите? У вас избыточный вес? Достаточно ли вы физически сильны, чтобы поддерживать себя, когда выздоравливаете дома? Ежедневная программа PreHab должна работать, чтобы снизить любые факторы риска, которые у вас есть, помогая вам взять «тайм-аут» для курения, побуждая вас сбросить лишний вес и нацеливаясь на ключевые группы мышц и движения, необходимые для безопасного и быстрого восстановления.

Хорошая программа PreHab перед операцией должна:
  • Укрепите свое тело, чтобы оно могло способствовать выздоровлению
  • Улучшите свое питание, сосредоточив внимание на продуктах и ​​витаминах, ускоряющих заживление
  • Снижает предоперационную дрожь, стресс и беспокойство
  • Помогает подготовить ваш дом к выздоровлению
  • Помощь вы справляетесь с предоперационной и послеоперационной болью

Готовитесь к ортопедической операции? Узнайте больше о PreHab и последующей программе ReHab, разработанной для вашей операции.

Является ли анестезия небезопасной? | Детская стоматология в Шарлоттсвилле

Многие родители, естественно, обеспокоены уровнем риска, который они берут на себя, решая усыпить своего ребенка для стоматологической работы. Родители часто думают, что общая анестезия - это чрезмерное решение для лечения такой простой проблемы, как кариес.

Общественность, как правило, опасается самой идеи усыпления по разным причинам. Анестезиологический процесс изучен плохо, мало кто понимает, как он работает.

Есть несколько причин, по которым анестезию так неправильно понимают:

  • Голливуд восхваляет идею о том, что люди ощущают осознанность, находясь под наркозом.
  • СМИ публикуют истории о плохих результатах анестезии и не очень хорошо напоминают публике обо всех миллионах положительных результатов, которые происходят каждый год.

Реальность такова, что современная медицина не была бы такой, как сегодня, без анестезии.До изобретения анестезии операции были грубыми, болезненными и опасными. Но анестезия все изменила.

В этом посте я хотел бы обсудить некоторые из наиболее часто встречающихся рисков анестезии и помочь предложить некоторую перспективу фактического риска столкнуться с более опасными осложнениями анестезии.

Риски анестезии

Когда люди нервничают по поводу анестезии, они часто боятся, что «не проснутся». Если копнуть глубже и посмотреть на корень проблемы, скрытый страх обычно представляет собой комбинацию страха потери контроля и страха смерти.Безусловно, это пугающие вещи, но хорошая новость в том, что нам нужно бояться меньше, чем мы думаем.

Как часто в жизни мы участвуем в деятельности, где у нас гораздо меньше контроля, чем мы думаем? Я бы сказал, что в наши дни у нас очень мало контроля над большинством видов деятельности, в которых мы участвуем и .

Каждый раз, когда мы идем в общественное место, мы рискуем оказаться не в том месте и не в то время. В 2015 году в дорожно-транспортных происшествиях погибло около 11 человек на 100 000 человек.Это эквивалентно 1 из 10 000 шансов погибнуть в автокатастрофе со смертельным исходом. Тем не менее, все больше людей боятся летать на коммерческих авиалайнерах, где вероятность погибнуть в авиакатастрофе составляет 1 к 29,4 миллиона. Человеческий разум подшучивает над собой. Мы больше боимся летать, чем водить машину, просто потому, что не контролируем ситуацию.

На самом деле, у наркоза и полета много общего. В обоих есть оператор, который отвечает за безопасность других (пилот за пассажиров, анестезиолог за пациента.Оба снижают предполагаемые риски, просматривая контрольные списки, чтобы убедиться, что их оборудование находится в рабочем состоянии, и уделяя особое внимание информации на своих приборах и мониторах. Оба хорошо обучены и тщательно отработали опасные сценарии, чтобы быть готовыми.

Единственная задача нарколога - быть спасателем, ангелом-хранителем или защитником человека, которого усыпляют. Вам может казаться, что вы отдаете контроль над ситуацией, но лучше думать об этом как о , передающем контроль высококвалифицированному и квалифицированному специалисту.

Риски анестезии в цифрах

Я не утверждаю, что при общей анестезии нет рисков. К сожалению, есть. Но при рассмотрении этих рисков важно помнить о предвзятости, которую мы имеем в отношении рисков, с которыми мы не знакомы, по сравнению с рисками, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

К сожалению, есть небольшой риск умереть от наркоза. Количественно оценить этот риск сложно, поскольку необходимо контролировать множество факторов.Согласно учебникам по анестезии, риск смерти, связанный исключительно с анестезией, составляет примерно 1 из 185 000. Однако, глядя на крупное исследование, в котором приняли участие почти 2,9 миллиона человек, которым была проведена общая анестезия, показатель смертности составил около 33 на 100 000 человек, что эквивалентно 3,3 на 10 000 человек.

Поскольку это было обширное исследование, в которое были включены крупные хирургические операции, пациенты самых разных возрастных категорий (очень молодые и пожилые) и очень больные пациенты, это число действительно приносит нам некоторое облегчение.Это соотношение будет намного ниже при контроле за более здоровыми пациентами и небольшими операциями. Учитывая, что периоперационная смертность среди населения в целом примерно равна частоте смертельных случаев из-за автомобильных аварий среди населения в целом, мы можем найти некоторое утешение в отношении нашего выбора случаев.

Как снизить риски анестезии

Есть несколько стратегий, которые мы используем, чтобы снизить риск от анестезии в наших обстоятельствах. К счастью, хирургический риск уже очень низок.По самой своей природе стоматологические процедуры считаются минимальными или низкими рисками из-за того, что они малоинвазивны. Нам не нужно делать большие разрезы для хирургического доступа, кровопотеря минимальна, а процедуры недолговечны.

Выбор случая

При общей анестезии в амбулаторных условиях основным фактором контроля риска является тщательный отбор случая . Это означает, что прежде чем мы когда-либо уложим вашего ребенка спать, мы тщательно изучаем его или ее историю болезни.Мы должны быть уверены, что наши пациенты в целом здоровы, а любые заболевания стабильны и хорошо контролируются.

Пациентам с неконтролируемыми заболеваниями или серьезными проблемами со здоровьем лучше обслуживать в больнице, где они могут быть помещены на ночь для наблюдения и иметь более крупную команду, которая будет заниматься их потребностями.

Мы очень серьезно относимся к отбору пациентов, потому что это невероятно важный аспект, когда дело касается анестезии. Если вашему ребенку нужна анестезия, мы проводим весь прием, чтобы изучить историю здоровья вашего ребенка и определить, что делать с вами и вашим ребенком.

План анестезии

Разработка плана анестезии имеет большое значение для обеспечения проведения безопасного курса анестезии. Представьте, что вы планируете построить дом. Могли бы вы сделать это, не зная сначала, что вы хотите от дома, а затем не выбрав дизайн дома и не следуя соответствующему плану? Ни в коем случае, вы не получите дом, в который нельзя будет попасть и в который нельзя будет войти.

Что касается анестезии, мы должны знать, какие у вас ожидания и каково состояние здоровья вашего ребенка, прежде чем мы сможем составить план анестезии.В этом плане анестезии провайдер анестезии предугадывает, где он может столкнуться с осложнениями или трудностями, и готовит стратегии и методы для их предотвращения или реагирования на них.

Тщательный мониторинг и бдительность

В дополнение к отбору случаев, еще один способ, которым мы помогаем снизить риск, которому подвергается ваш ребенок, - это тщательный мониторинг и бдительность . Как и в сравнении с пилотными проектами выше, провайдеры анестезии используют сложные мониторы и инструменты.В то время как пилоты используют свое оборудование, чтобы гарантировать пассажирам безопасный полет, поставщики анестезии используют эти мониторы, чтобы убедиться, что жизненно важные показатели своих пациентов находятся в пределах нормы, и немедленно исправить любые отклонения от нормы.

Последние мысли

Стоит повторить, мы все более комфортно относимся к рискам, с которыми мы сталкиваемся и с которыми регулярно сталкиваемся, в то время как риск, который является чужим или с которым встречается только время от времени, делает нас более брезгливыми. Подобно тому, как пилот, который летает на сотни тысяч миль в год, не беспокоится во время полета, я, как правило, не беспокоюсь об анестезии.Тем не менее, я все еще сопереживаю по поводу вашего беспокойства и беспокойства по поводу анестезии. Это может быть страшно.

К сожалению, не существует «секретного соуса» или волшебной палочки, которой мы могли бы взмахнуть, чтобы исключить риск от анестезии. Хорошая новость заключается в том, что мы всегда предпринимаем ряд шагов, которые значительно сокращают риск. Я хочу заверить вас, что в CDC мы никогда не назначаем лечение, в котором вашему ребенку не нужно. Если мы рекомендуем вашему ребенку общую анестезию, мы тщательно взвесили риски и преимущества и действительно считаем, что это лучший вариант для лечения стоматологических потребностей вашего ребенка.

Основная роль анестезиолога - обеспечить безопасный опыт и результат для вас и вашего ребенка. Мы очень серьезно относимся к этой роли, потому что понимаем, что это важная ответственность. Мы считаем, что ваш ребенок драгоценен, и наша главная цель - сделать ваше посещение безопасным и позитивным.

Есть вопросы? Если у вас есть вопросы об анестезии или других стоматологических проблемах, не стесняйтесь спрашивать. Вы можете позвонить в Детскую стоматологию Шарлоттсвилля по телефону (434) 817-1817, связаться с нами через Интернет или оставить комментарий ниже.

Общая анестезия для педиатрических дерматологических процедур: риски и осложнения | Анестезиология | JAMA дерматология

Цель Оценить безопасность и побочные эффекты, связанные с использованием общей анестезии у детей, подвергающихся плановым дерматологическим процедурам.

Дизайн Многоцентровый ретроспективный обзор.

Настройка Детская больница и медицинский центр, Сан-Диего, Калифорния, и Медицинский факультет Северо-Западного университета, Чикаго, Иллинойс.

Пациенты В исследование вошли 269 детей и подростков в возрасте от 2 месяцев до 18 лет (881 процедура, проведенная 6 педиатрическими дерматологами и лазерными хирургами).

Основные показатели результатов Риск возникновения нежелательных явлений во время общей анестезии при педиатрических дерматологических процедурах.

Результаты Риск общей анестезии при плановых педиатрических дерматологических процедурах был низким: у 90% пациентов не было клинически значимых осложнений.Наиболее частыми клинически значимыми побочными эффектами общей анестезии были периоперационная тошнота и рвота, которые отмечались у 4% пациентов. Не было отмечено серьезных событий, угрожающих жизни, а уровень смертности составил 0%.

Заключение Использование общей анестезии при дерматологических процедурах в условиях детской больницы кажется безопасным с низким уровнем осложнений.

Дерматологические процедуры, выполняемые для младенцев и детей, резко увеличились по количеству и сложности за последние 10 лет.Использование общей анестезии является неотъемлемой частью детской дерматологической хирургии. Общая анестезия часто используется для лазерного лечения сосудистых поражений и для хирургического удаления врожденных кожных поражений, сальных невусов и дермоидных или эпидермальных кист. Общая анестезия необходима для процедур с участием детей, которые слишком малы, чтобы полностью взаимодействовать с местной анестезией. Кроме того, в случаях сосудистых мальформаций, требующих многократного лечения импульсным лазером на красителях, часто используется общая анестезия, чтобы не подвергать ребенка повторным болезненным процедурам.

Плановые дерматологические процедуры часто откладываются до предподросткового или подросткового возраста, чтобы избежать рисков, присущих общей анестезии. 1 Однако существуют ограниченные данные, касающиеся безопасности общей анестезии при ее плановом назначении для педиатрических дерматологических процедур. Настоящее исследование оценивает риски общей анестезии у детей, подвергающихся плановым дерматологическим процедурам, посредством ретроспективного обзора осложнений общей анестезии в 881 педиатрических дерматологических процедурах.

Проведен ретроспективный обзор процедур, выполненных 6 педиатрическими дерматологами и лазерными хирургами из 2 учреждений. Все процедуры под общей анестезией, выполняемые B.B.C., L.F.E. и S.F.F. в Детской больнице и Центре здоровья, Сан-Диего, Калифорния, и J.M.G., A.W., и Джеймсом Дональдсоном, доктором медицины, в Школе медицины Северо-Западного университета, Чикаго, Иллинойс. В общей сложности была выявлена ​​881 процедура, в которой пациенты подвергались общей анестезии для импульсной лазерной терапии или эксцизионной хирургии.Для обзора медицинских карт пациентов было получено соответствующее одобрение институционального наблюдательного совета.

Был проведен обзор и ретроспективный анализ историй болезни пациентов для определения демографических характеристик каждого пациента, включая возраст, пол, диагноз и выполненную процедуру. Были зарегистрированы дополнительные данные, включая статус Американского общества анестезиологов (ASA), сопутствующие заболевания, анамнез общей анестезии, введение анестетиков и поддерживающие агенты, продолжительность процедуры, тип используемых дыхательных путей и присутствие родителя во время индукции.Статусы Американского общества анестезиологов были следующими: класс I по ASA (здоровый пациент), класс II по ASA (пациент с легким системным заболеванием), класс III по ASA (пациент с тяжелым системным заболеванием), класс IV по ASA (пациент с тяжелым системным заболеванием, т. Е. постоянная угроза жизни) и класс V ASA (умирающий пациент, который, как ожидается, не выживет без операции). 2 Зарегистрированы все интраоперационные осложнения общей анестезии. Побочное действие брадикардии строго определялось как частота сердечных сокращений (ЧСС) ниже 100 / мин для пациентов младше 1 года; ЧСС ниже 98 / мин для пациентов от 1 года и младше 3 лет; ниже 65 / мин для пациентов от 3 лет и младше 15 лет; и ниже 60 / мин для пациентов 15 лет и старше. 3 Неблагоприятное явление брадикардии было зарегистрировано в соответствии с абсолютной частотой сердечных сокращений, независимо от клинической значимости. Аналогичным образом, нежелательное явление гипоксии было зарегистрировано, если сатурация кислорода упала ниже 90%. 3 Гипотермия определялась как внутренняя температура тела ниже 35 ° C. 3

Отмечены 24-часовые послеоперационные осложнения. Эта информация обычно была получена медсестрой во время обычного послеоперационного телефонного разговора.

Более 30 различных детских анестезиологов в Детской больнице и медицинском центре и Медицинской школе Северо-Западного университета оказали помощь всем пациентам. Всем пациентам выполнялись стандартные предоперационные процедуры. Рекомендации по голоданию включали воздержание от перорального приема твердой пищи в течение 8 часов, молока в течение 6 часов и прозрачных жидкостей в течение 3 часов до введения анестетика. Индукция анестезии и тип используемых дыхательных путей варьировались в зависимости от возраста пациента, выполняемой процедуры и предпочтений анестезиолога (рис. 1).Детям проводили ингаляционную индукцию анестезии, после чего начинали внутривенное вливание, а затем выполняли интубацию трахеи или вводили дыхательные пути ларингеальной маски. Индукционные агенты включали галотан, севофлуран, пропофол, кетамин и закись азота. Поддержание анестезии обеспечивали галотаном, севофлураном, пропофолом или кетамином.

В общей сложности под общей анестезией была проведена 881 процедура 269 педиатрическим пациентам (407 в Детской больнице и медицинском центре и 474 в Медицинской школе Северо-Западного университета).Возраст пациентов варьировался от 2 месяцев до 18 лет, средний возраст составлял 59 месяцев (5 лет), и 44% пациентов составляли мужчины (56% женщины). Из пациентов 90% имели статус ASA класса I, 7% имели статус ASA класса II, 3% имели статус ASA класса III и 0% имели статус ASA класса IV или V.

Из процедур, выполненных под общей анестезией, 88% были обработаны импульсным лазером на красителях, а 12% - хирургическими операциями по удалению. Наиболее частыми диагнозами для процедур были 51% гемангиом, 29% винных пятен, 8% невусов, 4% бородавок или кондилом и 2% пиломатриксом.Остальные диагнозы включали келоиды, кисты, гранулемы, моллюски, непорочные пятна или «сложные» сосудистые мальформации и ангиокератомы (рис. 2). Двадцать три процента процедур были выполнены пациентам, подвергавшимся первичной индукции общей анестезии, тогда как 77% случаев включали повторные индукции общей анестезии. Родители присутствовали при вводе общей анестезии в 49% случаев.

Заболеваемость общей анестезией была низкой.97% случаев были выполнены без клинически значимых осложнений. Наиболее частым побочным эффектом общей анестезии были бессимптомные брадикардические события, зарегистрированные в 9% случаев (19% пациентов). Однако у этих событий не было значительных клинических последствий. Тошнота и рвота были зарегистрированы в 2% случаев и у 4% пациентов, что является более низким показателем тошноты по сравнению с другими хирургическими процедурами. При продлении послеоперационного периода до 24 часов было зарегистрировано 28 случаев тошноты и рвоты (3% случаев; 5% пациентов).К другим осложнениям относятся следующие: 7 случаев ларингоспазма (0,8% случаев; 1,8% пациентов), 2 случая переохлаждения, 1 случай обструкции верхних дыхательных путей, 1 случай аспирации, 1 случай гипоксии, 1 случай чрезмерной обструкции дыхательных путей, и 1 опухшее место для введения внутривенного катетера. Двум пациентам потребовалась госпитализация; однако оба приема не были связаны с общей анестезией. Один пациент был госпитализирован с кровоточащей язвенной гемангиомой, а другой был госпитализирован для послеоперационного лечения по поводу одновременной тонзиллэктомии и аденоидэктомии.Осложнения, такие как остановка сердца, отсроченное возникновение болезни, злокачественная гипертермия, эмерджентный делирий, аллергическая реакция или круп, не наблюдались ни в одном из случаев. Летальность составила 0%.

Насколько нам известно, это крупнейшее исследование, изучающее использование общей анестезии в выборных педиатрических дерматологических процедурах. Данные демонстрируют, что использование общей анестезии при плановых дерматологических процедурах безопасно и риск осложнений невелик.У 90% пациентов не было клинически значимых осложнений общей анестезии. Брадикардия отмечена в 9% случаев и у 19% пациентов. Однако мы сообщали обо всех брадикардических событиях, строго определяемых частотой сердечных сокращений пациента. У этих брадикардических событий не было значительных клинических событий или последствий. Вторым по частоте нежелательным явлением были периоперационная тошнота и рвота, о которых сообщалось только в 2% случаев и 4% пациентов. У наших пациентов не было серьезных нежелательных явлений, а уровень смертности составил 0%.

Несколько других исследований в литературе изучали риски общей анестезии у детей, подвергающихся плановым дерматологическим процедурам. В ретроспективном обзоре использования общей анестезии для лечения импульсным лазером на красителях у детей Grevelink et al. 4 продемонстрировали, что болезненность общей анестезии незначительна. В их исследовании было обследовано 39 пациентов, которые прошли 215 сеансов лечения под общей анестезией, и не продемонстрировали никаких побочных эффектов у 76% пациентов, а ларингоспазм или задержка дыхания были наиболее распространенными побочными эффектами с частотой 10.0%. В нашем исследовании было отмечено только 7 случаев ларингоспазма (0,8% случаев), и общая частота осложнений была аналогичной. Из 7 случаев (5 отдельных пациентов) ларингоспазма 6 случаев были зарегистрированы у пациентов со статусом ASA I класса, в то время как 1 эпизод преходящего ларингоспазма наблюдался у пациентов со статусом ASA II класса. Процедуры, описанные в настоящем исследовании, в основном выполнялись на здоровых пациентах без сопутствующих заболеваний. Следовательно, документированные осложнения в основном наблюдались у пациентов со статусом I класса ASA.Тем не менее, наблюдалась тенденция к более высокому уровню осложнений у пациентов с сопутствующей патологией; Частота осложнений ларингоспазма составляла 1 из 61 процедуры ( P = 0,02) для класса II по ASA, а для класса ASA - 6 из 793 процедур ( P = 0,001) для класса I по ASA.

Существует несколько причин, по которым частота осложнений общей анестезии в плановых дерматологических случаях может быть низкой. К ним относятся хорошее исходное состояние здоровья пациентов, короткая продолжительность процедуры, выборочный характер процедур и привлечение детских анестезиологов.Поскольку это был ретроспективный обзор медицинской карты, возможно, другие осложнения не были задокументированы. Однако, учитывая стандартную практику ведения записей анестезиологами и медсестрами в обоих учреждениях, клинически значимые события были бы задокументированы, и поэтому это предубеждение в основном касается менее серьезных событий, таких как тошнота.

Большинство педиатрических пациентов, подвергающихся дерматологическим процедурам, имеют хорошее исходное состояние здоровья и несколько сопутствующих заболеваний.В этом исследовании 90% пациентов имели класс I по ASA, 7% - класс II, 3% - класс III и 0% - класс IV или V. Tiret et al. 5 продемонстрировали, что риск анестезиологических осложнений тесно связан с предоперационным состоянием пациента. В проспективном исследовании 40 240 анестетиков, вводимых младенцам и детям, было показано, что риск осложнений значительно возрастает в зависимости от статуса класса ASA и количества сопутствующих заболеваний. Кроме того, было показано, что риск серьезных осложнений у пациентов со статусом ASA I и II был равен 3.4% или меньше. Точно так же в исследовании, посвященном изучению частоты брадикардии во время общей анестезии, Кинан и др. 6 обнаружили статистически значимо более высокую частоту брадикардии у пациентов со статусом ASA класса III или V по сравнению со статусом ASA класса I или II. В рекомендациях ASA указано, что риск осложнений, связанных с анестезией, для здорового ребенка составляет от 1:20 000 до 1:80 000 или меньше. 6 Таким образом, здоровый характер педиатрических пациентов, перенесших дерматологические операции под общей анестезией, снижает риск осложнений.

Короткая продолжительность большинства дерматологических хирургических процедур также снижает риск осложнений, связанных с анестезией. В настоящем исследовании продолжительность анестезии была короткой - от 25 минут до 4 часов 25 минут. Было продемонстрировано, что осложнения общей анестезии значительно увеличиваются при более длительных процедурах. В исследовании, посвященном изучению частоты брадикардии у младенцев во время общей анестезии, Кинан и др. 6 показали, что риск интраоперационной брадикардии увеличивается на 11% с каждым дополнительным часом операции.

Избирательный и неотложный характер дерматологических процедур - еще один фактор, который значительно снижает риски осложнений, связанных с общей анестезией. Tiret et al. 5 обнаружили в 3 раза более высокий риск осложнений, связанных с экстренными хирургическими процедурами, по сравнению с выборочными процедурами в исследовании, оценивающем 40 240 педиатрических хирургических случаев. Кроме того, изучая частоту брадикардии у 4645 младенцев, подвергшихся общей анестезии, Кинан и др. 6 обнаружили статистически значимое различие в частоте брадикардии в выборных случаях (1.06%) по сравнению с неотложными случаями (2,66%).

Использование детских анестезиологов во всех процедурах в этом исследовании, скорее всего, способствовало снижению частоты осложнений, связанных с общей анестезией. Несмотря на противоречивость, несколько исследований показали, что риск осложнений у детей, к которым обращаются педиатрические анестезиологи, ниже, чем у детей-анестезиологов непедиатрического профиля. 7 -9

Многие врачи и родители выступают против использования общей анестезии для плановых дерматологических процедур у детей, поскольку считают, что повторное введение анестезии связано с повышенным совокупным риском. 10 В нашем исследовании оценивался риск общей анестезии у 269 отдельных пациентов, перенесших 881 индивидуальную процедуру. 77% детей подверглись повторной индукции общей анестезии без увеличения частоты осложнений. Следовательно, не похоже, что повторное воздействие общей анестезии увеличивает риск осложнений, и, следовательно, это не должно быть фактором, способствующим нежеланию использовать общую анестезию при плановых педиатрических дерматологических процедурах

Большинство выполненных процедур (88%) представляли собой лечение импульсным лазером на красителях, а остальные - кожные эксцизионные хирургические процедуры (12%).Глубина проведенной анестезии не различалась в зависимости от типа выполняемой процедуры. Кроме того, типы ингаляционных анестетиков не различались в зависимости от типа процедуры.

В заключение, этот ретроспективный обзор предполагает, что использование общей анестезии для дерматологических процедур в условиях детской больницы кажется безопасным. Для определения точного риска осложнений потребуются дальнейшие более масштабные проспективные исследования.

Для корреспонденции: Бари Б.Каннингем, доктор медицины, педиатрическая и подростковая дерматология, 8010 Frost St, Suite 602, San Diego, CA 92123 ([email protected]).

Принята к публикации: 20 октября 2004 г.

Раскрытие финансовой информации: Нет.

1. Чэнь BKEichenfield LF Детская анестезия в дерматологической хирургии: когда руки недостаточно Dermatol Surg 2001; 271010-1018PubMedGoogle Scholar3.

Больница Джонса Хопкинса, Справочник Харриет Лейн: руководство для педиатров Сент-Луис, Мо Мосби - Годовая книга 2002;

4. гревелинк JMWhite VRBonoan RDenman WT Импульсное лазерное лечение у детей и использование анестезии J Am Acad Derm 1997; 3775-81 PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Tiret LNivoche YHatton FDesmonts JMVourc’h G Осложнения, связанные с анестезией у младенцев и детей Br J Anaesth 1988; 61263-269PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Кинан Р.Л.Шапиро JHKane FRSimpson PM Брадикардия во время анестезии у младенцев: эпидемиологическое исследование Anesthesiology 1994; 80976-982 PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Auroy YEcoffey CMessiah ARouvier B Взаимосвязь между осложнениями педиатрической анестезии и объемом педиатрических анестетиков Anesth Analg 1997; 84234-235PubMedGoogle Scholar8.Keenan Р.Л.Шапиро JHDawson K Частота остановки сердца с применением анестетиков у младенцев: влияние детских анестезиологов J Clin Anesth 1991; 3433- 437PubMedGoogle ScholarCrossref 9.

Кемпинг Е.А.Девлин HBLum JN и другие. Отчет о национальном конфиденциальном расследовании периоперационных смертей: 1989 Лондон, Англия Траст провинциальных больниц Наффилда и Королевский фонд больниц 1990;

10.Crosland JGRoberts LJ Импульсная лазерная терапия на красителях для пятен портвейна у детей: редакционная переписка J Pediatr 1994; 124161-162 PubMedGoogle ScholarCrossref

рисков общей анестезии - липосакции.com

Смертельные случаи от системной анестезии и липосакции

Операцию липосакции можно безопасно выполнить под общим наркозом или под местной анестезией. Однако общий наркоз более опасен. Практически все случаи смерти от липосакции, о которых когда-либо сообщалось, были связаны с системной анестезией. В большинстве случаев системная анестезия не использовалась напрямую, но позволяла хирургу провести чрезмерное количество липосакции или провести несколько несвязанных хирургических процедур в один и тот же день.Сюда входят все пять смертей, зарегистрированных судебно-медицинским экспертом Нью-Йорка с 1993 по 1998 годы и опубликованных в Медицинском журнале Новой Англии. (Rao RB и др. Смерти, связанные с липосакцией. N. Eng. J. Med. 340: 1471-1475, 1999).

Местная анестезия

Местная анестезия определяется как проникновение местной анестезии непосредственно в ткани, предназначенные для хирургического вмешательства, с амбулаторным пероральным приемом лекарств для обезболивания, седативного эффекта или без него или без него. Это определение местной анестезии позволяет использовать лекарства, которые разрешены для самостоятельного приема пациентами в домашних условиях.

Системная анестезия

Системная анестезия определяется как любой метод анестезии, с местной анестезией или без нее, который имеет значительный риск и потенциал для нарушения защитных рефлексов дыхательных путей или для подавления респираторного влечения. Таким образом, системная анестезия включает общую анестезию путем ингаляции летучего газа, общую внутривенную (IV) общую анестезию и местную анестезию плюс внутривенное обезболивание-седацию, также известное как контролируемая анестезия (MAC).Наибольший риск системной анестезии связан с дозозависимым нарушением защитных рефлексов дыхательных путей и угнетением дыхания.

Модифицированная техника тумесцента

Липосакция путем сочетания тумесцентной инфильтрации и системной анестезии широко известна под любым из следующих названий: супервлажная техника или модифицированная тумесцентная техника для липосакции. Эти названия относятся к той же технике липосакции, которая состоит из следующего: 1) относительно небольшой объем тумесцентной инфильтрации, 2) некоторая форма системной анестезии и 3) значительный объем внутривенного введения жидкости.При опухолевой липосакции полностью под местной анестезией не используются ни системная анестезия, ни инфузии больших объемов жидкостей внутривенно.

Закон Мерфи и системная анестезия

Системная анестезия вполне безопасна, если ее проводит сертифицированный анестезиолог. Но согласно закону Мерфи нет ничего идеального. Закон Мерфи гласит: «Если что-то пойдет не так, то так и будет». Когда закон Мерфи применяется к использованию системной анестезии, его можно сформулировать следующим образом: «Если что-то может пойти не так с системной анестезией, так и будет; а когда что-то пойдет не так, последствия могут быть катастрофическими.«Самая большая опасность системной анестезии заключается не в каких-либо внутренних фармакологических свойствах системной анестезии, а скорее в человеческой ошибке и плохой клинической оценке тех, кто ее использует.

Ошибка - это человек

Несколько исследований показали, что примерно 80% серьезных осложнений, связанных с анестезией, являются результатом человеческой ошибки. Недостаток внимания, поспешность, утомляемость, стресс, информационная перегрузка, опасения по поводу необходимости сократить расходы и отказ от общения - все это может привести к невнимательности и неспособности распознать проблемы.Типы человеческих ошибок, которые приводят к катастрофам, связанным с анестезией, включают неправильную интерпретацию данных устройства мониторинга, неспособность должным образом проверить оборудование, неадекватный опыт работы с оборудованием, неправильную дозу лекарства и неправильное введение лекарства. Незамеченное случайное отключение от аппарата ИВЛ может быть фатальным для пациентов, которые не могут дышать без посторонней помощи.

Анестезиологический мониторинг

Есть анестезиологи, которые утверждают, что современная анестезия чрезвычайно безопасна и что эта безопасность во многом объясняется широким использованием современного оборудования для мониторинга анестезии.Никакой мониторинг не может преодолеть неправильную клиническую оценку, человеческую ошибку или небрежность.

Системная анестезия

Самая большая опасность системной анестезии заключается в том, что она избавляет хирурга от ограничений здравого смысла и допускает слишком частую липосакцию. Другими словами, опасна не системная анестезия, а последствия применения системной анестезии. Марафонская операция продолжительностью до 8 и более часов, включающая несколько разнообразных косметических процедур, или мега-объемная липосакция более четырех или пяти литров жира или липосакция слишком большого количества участков тела - это примеры проведения хирургической операции, выходящей далеко за рамки возможного. здравый смысл-безопасность.Поддаться побуждению сделать слишком много косметической операции за один раз - это величайший риск системной анестезии.

Предупреждение о чрезмерной хирургии

При липосакции под местной анестезией пациент может сообщить хирургу о симптомах чрезмерного хирургического вмешательства, таких как головокружение, затрудненное дыхание или необычная боль. При липосакции под системной анестезией пациент без сознания не может подать сигнал тревоги, если степень хирургической травмы превышает безопасные пределы.Длительное и чрезмерное хирургическое вмешательство значительно увеличивает риск образования тромбов в легких, перегрузки жидкостью, чрезмерного кровотечения и серьезных инфекций. Истинная опасность системной анестезии заключается в том, что хирургам труднее определить, когда у пациента было слишком много операций.

Насколько безопасна операция?

Если пациент запрашивает несколько разных косметических хирургических процедур, хирург должен выбрать одну из двух ситуаций: 1) разделить несколько операций на отдельные дни (безопаснее, но дороже из-за необходимого дополнительного времени) или 2) провести несколько косметических операций в один и тот же день. (более опасен из-за длительного воздействия анестезии и чрезмерного хирургического вмешательства, но дешевле).Эти две альтернативы необходимо тщательно оценить. Использование общей анестезии усложняет анализ. Многократное воздействие системной анестезии увеличивает риск анестезиологических процедур и токсичность анестетика. С другой стороны, чрезмерная хирургическая травма тела увеличивает риск инфицирования, увеличивает потребность в опасных послеоперационных наркотиках, а длительный постельный режим увеличивает риск тромбоэмболии легочной артерии. Когда финансовые соображения или личное удобство перевешивают соображения безопасности, окончательный выбор часто оказывается в пользу марафонской операции.

Отсроченная диагностика травмы

Есть несколько уникальных опасностей, связанных с комбинацией системной анестезии и липосакции, которые не так хорошо известны. Наибольшая опасность, связанная с проникновением в брюшную полость канюли для липосакции, является следствием несвоевременной диагностики. Под общей анестезией более вероятно, что хирург не заметит кишечную рану и даже отклонит жалобы на боль в животе до тех пор, пока не появятся признаки серьезной инфекции.Под местной анестезией такая травма вызовет немедленную боль и вызовет немедленную госпитализацию и консультацию общего хирурга без промедления. Точно так же общая анестезия будет способствовать отсрочке диагностики прокола легкого или перегрузки жидкостью из-за слишком большого количества жидкости внутривенно.

Некоторые хирурги липосакции говорят своим пациентам, что они могут ожидать липосакцию под местной анестезией, хотя на самом деле ожидаемая методика анестезии будет основываться на значительных дозах седативно-обезболивающего внутривенного введения.Общая анестезия и седация-анальгезия внутривенно схожи с точки зрения рисков и требований к наблюдению за пациентами. Липосакцию под системной анестезией следует проводить только в аккредитованном или лицензированном государством хирургическом учреждении.

Автор: Д-р Норма Кассарджян

липоадмин.

безопасен для анестезии

© G.M. Woerlee, 2005–2021

Безопасна ли общая анестезия? Мысль о наркозе, и особенно о наркозе, наводит ужас на сердца многих людей.Во время моих предоперационных посещений (посещения перед операцией) и в клинике предоперационной оценки (клинике оценки анестезиологического риска) я регулярно разговариваю с людьми, которые больше всего боятся не операции, ни перспективы боли после операции, ни боли. перспектива серьезных осложнений, инфекций или смерти после операции, но боязнь общей анестезии. И этот страх перед общей анестезией не редкость - исследования психиатров показывают, что около 30% людей больше боятся общей анестезии, чем самой операции (Levenson 2007).Даже в развитых западных обществах многие люди, кажется, приравнивают общую анестезию к рискованной форме временной смерти. Такой страх всегда напоминает мне отрывок из Корана.

Бог забирает души людей после их смерти и души живых во время их сна. Обреченных Он хранит с Ним, а остальных восстанавливает на определенное время. Несомненно, в этом есть знамения для думающих мужчин. (Коран 39:42)

На самом деле, страх перед общей анестезией - не более чем продукт вековой веры в то, что состояния, подобные сну, очень похожи на смерть, потому что человек, подвергающийся общей анестезии, определенно не мертв и не находится в состоянии смерти.

Общая анестезия - это не смерть

Человек, подвергающийся общей анестезии, далеко не почти мертв или находится в смертельном состоянии. Общая анестезия на самом деле очень безопасна, и некоторые отчаянно больные пациенты находятся в лучшем состоянии под общей анестезией, чем когда бодрствуют и дышат сами по себе. Их жизненно важные функции, такие как артериальное давление, количество крови, перекачиваемой их сердцем, и т. Д. Улучшаются анестезией, дополнительными лекарствами и дополнительным кислородом, вводимыми анестезиологом.

  • Анестезиолог контролирует объем воздуха, поступающего в легкие, а также объем воздуха, выходящего из легких.
  • Анестезиолог постоянно следит за жизненно важными показателями, такими как концентрация кислорода, углекислого газа и анестетиков, вдыхаемых пациентами.
  • Анестезиолог контролирует кровообращение, измеряя, делает ли что-либо сердце (электрокардиограмма и частота пульса), измеряя, создает ли насосное действие сердца давление, достаточное для того, чтобы вызвать кровоток по кровеносным сосудам тела (артериальное давление) , достаточен ли этот поток крови для удаления продуктов жизнедеятельности (капнограмма, образование мочи), измеряя, переносит ли поток крови достаточное количество кислорода к органам и тканям тела (измеритель насыщения кислородом).
  • Анестезиолог контролирует и заменяет объемы различных жидкостей, потерянных во время операции, таких как кровь, моча, гной, испарение из больших открытых ран, экссудация плазмы из ран или полостей тела, или как набухание ран, следя за тем, чтобы объем крови и жидкий состав тел больных поддерживается на нормальном уровне. Во время некоторых крупных операций может потребоваться замена объема крови человека 1-5 раз.
  • Анестезиолог контролирует уровень сознания путем клинического наблюдения и специальных измерений электрической активности мозга, таких как электроэнцефалограмма или производная электроэнцефалограммы.

Значит, люди, находящиеся под наркозом, далеки от смерти. Вместо этого они очень живы, хотя и находятся без сознания, не могут говорить, двигаться, дышать или каким-либо образом реагировать на внешние раздражители.

Вероятность смерти при наркозе

Итак, каковы шансы умереть в результате общей анестезии и других событий. Посмотрите на шансы умереть в результате общей анестезии, беременности и некоторых относительно часто планируемых операций.

  • Вероятность смерти в результате беременности в США или Западной Европе = 5-10 смертей на 100 000 живорождений (0,005-0,01%) (Chang 2003, Hill 2001).
  • Вероятность смерти только в результате общей анестезии = несколько меньше, чем 11-16 смертей на 100 000 человек, в зависимости от общего состояния здоровья людей (0,01-0,016%) (Lienhart 2006, Arbous 2001).
  • Вероятность смерти из-за осложнений, возникших в результате операции по удалению матки (гистерэктомия) = от 120 до 160 смертей на 100000 операций (0.12-0,16%) (Bachmann 1990, Loft 1991).
  • Вероятность смерти из-за осложнений в результате операции по удалению желчного пузыря = от 150 до 1400 смертей на 100 000 операций, в зависимости от состояния здоровья и техники операции (0,15–1,4%) (Feldman 1994, Hannan 1999).
  • Вероятность смерти из-за осложнений, возникших в результате операции по удалению толстой кишки при раке = от 800 до 5000 смертей на 100000 операций, в зависимости от состояния здоровья и техники операции (0,8-5.0%) (Нельсон-2006).

Это прекрасная иллюстрация того, как общественное мнение, социокультурные факторы и слухи определяют восприятие. Большинство женщин, которым предстоит гистерэктомия, совсем не боятся самой смертоносной процедуры - операции - но они до смерти напуганы мыслью об общей анестезии, наименее смертоносной из этих двух вещей! Более того, эти женщины были экстатически счастливы в течение своей репродуктивной жизни, когда они обнаружили, что беременны, - состояние, смертность которого сопоставима со смертностью от общей анестезии.Они были счастливы беременностью, но боялись анестезии. Любопытно ... Я объясняю эти вещи, надеясь утешить этих женщин, одновременно объясняя, что статистика и эмоции - две разные вещи. Те же принципы применимы к операциям на желчном пузыре и толстой кишке, перенесенным женщинами. Что касается мужчин, перенесших операции на желчном пузыре и толстой кишке, они также часто были экстатически счастливы, когда их сестры, жены или дочери объявляли о беременности. Другими словами, они были довольны рисками, которым подверглись эти женщины, но недовольны анестезией, которая приводит к аналогичной смертности.Тоже странное отношение. Тем не менее, я никогда не говорю этим людям о смертности от других хирургических вмешательств, которым они собираются подвергнуться - это ответственность хирурга. Кроме того, некоторые люди могут отказаться от операции, узнав эти вещи, даже если осложнения их болезней в конечном итоге приводят к более высокой смертности, чем операция, которую им предстоит перенести, поэтому, конечно, операция - лучший выбор, даже если она подвергает этих людей воздействию некоторых риск.

Анестезия и хирургия - слепое пятно

Есть любопытное слепое пятно в восприятии многих людей.Многие люди, кажется, просто смотрят только на анестезию, по-видимому, забывая, что анестезия необходима для того, чтобы операция стала возможной. Люди никогда не проходят анестезию без операции. Поэтому, когда мы говорим о риске анестезии, мы говорим не только о риске анестезии, но о риске анестезии плюс риск перенести операцию. Приведенное выше обсуждение ясно показывает, что риск смерти из-за операции, как правило, намного выше, чем риск смерти из-за анестезии.Кроме того, риск смерти из-за операции под наркозом различается для разных типов операций, а также зависит от здоровья человека, подвергающегося операции. В целом, чем масштабнее операция, тем выше риск смерти, и чем хуже здоровье человека, подвергающегося операции, тем выше риск смерти. Здоровье человека, подвергающегося операции, обычно выражается с помощью шкалы ASA (оценка Американского общества анестезиологов) (Keats 1978).

  • ASA-1: полностью здоровый пациент.
  • ASA-2: Пациент с легким системным заболеванием.
  • ASA-3: Пациент с тяжелым системным заболеванием, которое не приводит к потере трудоспособности.
  • ASA-4: Пациент с недееспособным заболеванием, которое представляет постоянную угрозу для жизни.
  • ASA-5: умирающий пациент, который, как ожидается, не проживет 24 часа с хирургическим вмешательством или без него.
  • E: суффикс аварийного случая. (всегда более высокая категория риска)

Это простая система баллов, поэтому существуют некоторые различия в том, как разные анестезиологи оценивают одного и того же пациента (Owens 1978).В целом, чем выше балл, тем выше шанс умереть в результате анестезии и хирургического вмешательства. Это ясно показано в таблице ниже. Читатель должен понимать, что эти цифры представляют собой статистику большого числа пациентов, перенесших всевозможные операции, от простых до серьезных. Соответственно, их ни в коем случае нельзя неверно истолковывать как применимые к какому-либо конкретному человеку или какому-либо конкретному сочетанию анестезии и хирургического вмешательства. Эти цифры действительно показывают, что нездоровые люди с большей вероятностью умрут в результате анестезии и хирургического вмешательства, чем здоровые люди.

Оценка ASA Смертность (%)
Все возрасты
(Wolters-1996)
Смертность (%)
Возраст ≥ 70 лет
(McNicol-2007)
1-2 0,1-0,7 % 1%
3 3,5% 5%
4 18,3% 14%
5 > 18,3% 23%

Заключительные замечания

Вывод очевиден - для здоровых пациентов, перенесших плановую операцию, общий наркоз примерно так же опасен, как беременность у здоровой женщины.Другими словами, общий наркоз очень безопасен. Однако чем хуже здоровье человека, чем он старше, и чем выше риск операции, тем выше шанс умереть в результате анестезии и хирургического вмешательства. На самом деле очень мало состояний, при которых анестезия может быть смертельной для пациента, например чрезвычайно тяжелый стеноз аорты, стеноз большой коронарной артерии, глубокий шок и т. д. К счастью, эти состояния возникают очень редко. В целом, как ясно демонстрирует вышеприведенное обсуждение, почти для всех людей анестезия очень безопасна и гораздо менее опасна, чем последствия хирургического вмешательства.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *