Народные целители: Народные целители будут доказывать свою профпригодность — Российская газета

Содержание

Народные целители будут доказывать свою профпригодность — Российская газета

Новые правила игры будут установлены для целителей: им придется доказывать свое право лечить людей. Такой законопроект внесут в Госдуму уже на следующей неделе.

Как рассказал «РГ» автор законопроекта, председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников, сейчас на ниве народной медицины работает огромное количество шарлатанов, которые выдают себя за потомственных целителей, умеющих спасти от любого недуга. Между тем Всемирная организация здравоохранения призывает государства давать возможность традиционной медицине участвовать в деле лечения людей наравне с доказательной. «По российскому закону об основах охраны здоровья граждан документы на право заниматься народным целительством выдают регионы, при этом в нем нет четких критериев, которые определяли бы, действительно ли человек может и имеет право лечить», — рассказал он.

По словам Калашникова, целителей можно разделить на тех, кто лечит по методикам китайской, тибетской, корейской народной медицины и «традиционной русской».

Но ни в Китае, ни в Индии, ни в Корее нельзя практиковать традиционную медицину, без обучения в специализированном вузе, получения сертификата. «Мы договорились с Ассоциацией медвузов народной медицины Китая (а их там 19) и аналогичными организациями Индии и Кореи о том, что они будут проверять подлинность дипломов и сертификатов, которыми апеллируют народные целители в России», — рассказал Калашников.

Что касается русских травников, медовиков и прочих целителей, им придется объединяться в саморегулирующие организации (СРО), и, если профессиональное сообщество подтвердит их квалификацию и будет готово нести за них ответственность, у них будет шанс получить разрешительные документы на свою деятельность.

СРО может быть несколько, уточнил Сергей Калашников. «Мы с вами, общаясь с травником, не сможем определить, говорит ли он нам правду и действительно ли предлагаемый им метод лечения хорош. Но когда вместе соберутся 20 травников, они смогут понять, кто действительно разбирается в этом, а кто — шарлатан», — продолжает он.

Кстати, в России, по словам депутата, нет учебных заведений, которые готовили бы специалистов по народной медицине.

По мнению президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, задумка не увенчается успехом, потому что взять под контроль народных целителей — это все равно что попытаться обуздать хаос. «Народные целители, многие из которых живут в деревнях, были всегда, и даже в советские времена люди к ним тянулись», — говорит эксперт. И объединить их в саморегулирующие организации невозможно. Они в них просто не пойдут, а продолжать лечить будут. И, даже если официально запретить им заниматься этим, они не откажутся от целительства.

«Кстати, за 15 лет работы в нашу организацию поступило две жалобы на целителей, в то время как на врачей традиционной доказательной медицины жалуются ежедневно, в том числе — на платную медицину», — констатировал эксперт.

Как народные целители стали популярными в конце 80-х

Как появились, почему стали популярными и куда исчезли Анатолий Кашпировский и Аллан Чумак — «Газета. Ru» вспоминает историю популярных в конце 80-х телевизионных целителей.

В Советском Союзе в чудеса не верили, особенно если эти чудеса не были подкреплены пролетарским сознанием и передовой коммунистической идеологией. Например, в СССР твердо знали, что Луна твердая и никаких тайных баз случайно уцелевших после Второй мировой нацистов там нет. Касалось это и различных религиозных чудес, которые никто не стеснялся разоблачать, и различной мистики вроде ясновидения или телекинеза. Конечно, с порога отметать непонятные науке явления на данном этапе ее развития никто не спешил — и вслед за США искали НЛО или пытались в лабораторных условиях понять, являются чудотворцы таковыми на самом деле или же они обычные обманщики. Однозначного ответа на оба вопроса, кстати, так и не нашли.

Врач и журналист

close

100%

Анатолий Кашпировский во время телесеанса, 1989 год

Игорь Костин/РИА «Новости»

Они появились на советском телевидении внезапно. Из дня сегодняшнего сложно понять, кому из тогдашнего телевизионного начальства пришла в голову мысль попробовать еще что-нибудь запретное, но вряд ли столь радикальные новшества на едва ли не единственной кнопке ЦТ могли пройти мимо вступившего в должность главы Гостелерадио в мае 1989-го Михаила Ненашева. Как бы то ни было, 27 июля 1989 года психотерапевт из Киева Анатолий Кашпировский провел первую встречу со зрителями в концертной студии Останкино.

В принципе, не доверять опытному медику у телевизионных начальников того времени повода не было.

Кашпировский еще в начале 60-х получил диплом Винницкого медицинского института, четверть века отработал в психиатрической больнице, в 1987-м его взяли психотерапевтом в сборную СССР по тяжелой атлетике, а потом он два года руководил Республиканским центром психотерапии в Киеве. Кроме того, Кашпировский уже появлялся на телевидении — в самой передовой на тот момент программе «Взгляд», во время телемоста «Киев – Москва», который состоялся годом раньше, 21 марта 1988 года.

close

100%

Сеанс психотерапевта Анатолия Кашпировского для полных людей в московском клубе, 1989 год

Роберт Нетелев/ТАСС

Так что после первого опыта (который, видимо, был признан удачным) осенью 1989 года в эфир Первой программы ЦТ вышла целая серия под названием «Сеансы здоровья врача-психотерапевта Анатолия Кашпировского». Он был харизматичным, его голос усыплял и, наверное, лечил —

во всяком случае, резкое выздоровление должно было наступать после сакраментальной фразы «Даю установку» и пояснения, установку на что.

Аллан Чумак таким же богатым врачебным опытом, как Кашпировский, похвастаться не мог — он вообще был журналистом и отдал этой профессии (в том числе и на телевидении) двадцать лет. Экстрасенсорные способности — по его собственным воспоминаниям — проявились у него внезапно, во время подготовки разоблачительных статей о шарлатанах-целителях. Он ушел из СМИ и в 1983 году оказался в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (Академия педагогических наук, сейчас — Российская академия образования). То есть если не обращать внимания на журналистский бэкграунд, место работы Чумака для телевизионного начальства выглядело как минимум внушительно.

Крысы помогли

close

100%

Сеанс «оздоровления» экстрасенса Аллана Чумака в сочинском кинотеатре, 2000 год

Виктор Клюшкин/ТАСС

Некоторая недосказанность биографии и громко звучащее место работы в те годы могли послужить пропуском на телевидение, которое медленно, но ощутимо менялось, отворачиваясь от советского прошлого в полном соответствии с курсом КПСС на перестройку и гласность. К 1989-му уже вовсю шли и «Взгляд», и «600 секунд», «Музыкальный ринг» вырвался на общесоюзный эфирный простор, и телевидение искало новые пути к зрителю. Оно, впрочем, еще оставалось советским: о рейтингах, разумеется, говорить в то время — при наличии двух с половиной каналов и отсутствии других развлечений — не приходилось, рынок телерекламы существовал в самом зародыше.

В целом ничего не мешало экспериментировать — или, как говорили в многочисленных НИИ, удовлетворять свое любопытство за государственный счет.

У всех на слуху тогда была, например, Джуна, сотрудница лаборатории «Физические поля биологических объектов» в Институте радиотехники и электроники имени Котельникова (ИРЭ) Российской академии наук, а также героиня публикаций в центральной прессе и различных легенд — по одной из которых она лечила самого Брежнева.

close

100%

Джуна Давиташвили во время выступления перед работниками одного из московских заводов, 1988 год

А. Зеленков/РИА «Новости»

Остановил эту вакханалию антинаучности (ученые предупреждали, но комиссии по лженауке тогда не существовало) обычный Минздрав собственным приказом.

Но телевизионные целители попали на хорошо подготовленного к их появлению зрителя. К концу 80-х уже появилось то, что позже назвали «вбросами» — вроде сообщений о гигантских крыс в московском метро.

Самое удивительное, что верили тогда всему напечатанному и показанному по телевизору — прививки к фейкам и здорового недоверия к сообщениям СМИ еще не было, а телевидение было едва ли не критерием достоверности. И если уж на телеэкране появлялись Кашпировский и Чумак, то зрителям некогда было сомневаться, нужно было внимательно вслушиваться в усыпляющий речитатив первого и нести банки, когда второй молча делает странные пассы перед камерой. На всю страну, напомним. Дело усугублялось и широко ходившими слухами (аналогичными тем, про крыс) о военных, которые давно изучают паранормальные явления и даже нашли нечто ценное.

Как закрыть чакру

close

100%

Кадр из сериала «Чудотворец» (2014)

Первый канал

И Минздрав запоздал. Все попавшие — до запрета — в телевизор целители стали настоящими звездами. Конечно, конвертировать известность — тоже талант нужен. Кашпировскому удалось стать депутатом Госдумы (от ЛДПР в середине 90-х), он участвовал в переговорах по освобождению заложников в Буденновске в 1995-м, а свои сеансы проводит до сих пор — без прежнего ажиотажа, но свои поклонники у него имеются. Джуна также пыталась стать народным депутатом (у нее был собственный «Блок Джуны»), но неудачно, принимала пациентов до последнего времени и скончалась в 2015-м на 66-м году жизни. Чумак в политической активности замечен не был, но также на покой уходить не собирается.

Любопытно, что исследовать феномен народного целительства конца 80-х до сих пор никто толком не сподобился.

Ученые изредка упоминают о том, что подобные практики лежат за пределами науки. Ту же Джуну объявили обычным массажистом — правда, высокой квалификации, чего, впрочем, для исцеления всего недостаточно. Но, к примеру, Анатолий Кашпировский уже в наше время, в 2016 году, выиграл суд у Федеральной службы по надзору в сфере здравоохраннения (Росздравнадзор), обвинившей его в незаконном занятии народной медициной.

По телевидению и сейчас идет программа «Битва экстрасенсов» — которая, впрочем, не про целительство, а про шоу.

Не так давно были выпущены два сериала, посвященные «народным целителям», — «Чудотворец» с Федором Бондарчуком и Филиппом Янковским и «Джуна» с Кириллом Кяро и Лаурой Кеосаян.

Но эти многосерийные фильмы также оказались не о том, как все было на самом деле, а о том, что в сеансах Кашпировского или Чумака все же некое рациональное звено присутствовало — имеющее право на жизнь утверждение, которое, впрочем, подавалось создателями картин абсолютно бездоказательно. Но для появления действительно исторических фильмов, возможно, должно смениться поколение — чтобы смотреть на события конца 80-х без эмоций. И может быть, к тому времени еще и ученые окончательно разберутся в тонких энергиях человека и изучат его способность к открытию чакр.

2230 Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины / КонсультантПлюс

2230 Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины

Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины оценивают состояние пациентов; занимаются профилактикой и лечением заболеваний, болезней, травм и других физических и умственных нарушений, поддерживают общее состояние здоровья у людей посредством применения знаний, навыков и опыта, полученных в результате глубокого изучения теорий, убеждений и опыта, накопленных в определенных культурах.

В их обязанности входит:

— проведение медицинских осмотров пациентов и собеседований с ними и членами их семей для выяснения состояния их здоровья;

— составление и претворение в жизнь планов лечения физических, душевных и психологических недугов с использованием таких методов, как иглоукалывание, аюрведическая, гомеопатическая медицина и фитотерапия;

— оценка и документальное подтверждение течения болезни пациентов посредством планов лечения;

— консультирование отдельных лиц, семей и групп лиц по вопросам здоровья, питания и образа жизни;

— назначение и приготовление средств народной медицины, таких как травяные, растительные, минеральные и животные экстракты с целью усиления способностей организма к самовосстановлению;

— обмен информацией о пациентах с другими медицинскими работниками по мере необходимости для обеспечения непрерывного и всеобъемлющего медицинского ухода;

— проведение исследований в области альтернативной и народной медицины, а также распространение результатов, в частности посредством научной документации и отчетов.

Примеры занятий, отнесенных к данной начальной группе:

Врач аюрведической медицины

Гомеопат

Иглотерапевт

Натуропат

Некоторые родственные занятия, отнесенные к другим начальным группам:

Врач мануальной терапии — 2269

Фитотерапевт — 3230

Бальнеолог — 3255

Примечание — Занятия в сфере альтернативной и народной медицины, для квалифицированного выполнения которых требуется глубокое понимание особенностей и областей применения традиционной и нетрадиционной медицины в результате углубленного изучения этих методов в высших медицинских учебных заведениях, а также анатомии человека и основ современной медицины, относят к начальной группе 2230 Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины. Занятия, которые требуют менее глубокого понимания на основании относительно коротких сроков обучения и подготовки либо понимания, приобретенного неформальным путем посредством изучения традиций и практик сообществ, в которых они появились, относят к начальной группе 3230 Лекари народной медицины и целители. К этой же группе относятся практики, занимающиеся исключительно применением фитотерапии, духовных практик или методов мануальной терапии.

Открыть полный текст документа

3230 Лекари народной медицины и целители / КонсультантПлюс

3230 Лекари народной медицины и целители

Лекари народной медицины и целители оказывают профилактическую помощь, осуществляют уход и лечение физических и психических заболеваний человека, расстройств и травм путем применения траволечения и других народных методов, основанных на теориях, верованиях и опыте конкретных культур и народов. Они организуют применение процедур, основанных на использовании традиционных методов и лекарственных средств, действуя самостоятельно или в рамках планируемой терапевтической помощи со стороны традиционной медицины или других медицинских работников.

В их обязанности входит:

— обследование пациентов, собеседование с ними и членами их семей для определения состояния здоровья и характера физического или психического расстройства, болезни или других заболеваний;

— рекомендации по уходу и лечению заболеваний или других болезней с использованием традиционных народных средств и методов: физических манипуляций и упражнений, натуральных экстрактов и препаратов, полученных на основе трав, растений, насекомых и животных экстрактов;

— назначение лечения с помощью гомеопатических препаратов и лекарственных трав в соответствии с терапевтическими схемами и процедурами;

— осуществление ухода и лечения физических травм, связанных с вправлением и исцелением переломов и вывихов костей, на основе традиционных методов физического воздействия и травяной терапии;

— консультирование отдельных лиц, семей и общин в области здравоохранения, питания, гигиены, образа жизни и других вопросов для поддержания или улучшения здоровья и благополучия;

— направление пациентов к другим специалистам, оказывающим медико-санитарную помощь, и обмен с ними информацией для обеспечения полноценного лечения и непрерывного ухода.

Примеры занятий, отнесенных к данной начальной группе:

Костоправ

Лекарь, фитотерапия

Целитель, народные методы

Некоторые родственные занятия, отнесенные к другим начальным группам:

Гомеопат — 2230

Специалист по акупунктуре — 2230

Остеопат — 2269

Примечание — Занятия в сфере целительства и применения практик народной медицины, которые требуют глубокого понимания преимуществ традиционных и нетрадиционных методов лечения, разработанных в результате длительного практического использования этих методов, а также знания анатомии человека и элементов современной медицины, учитываются в начальной группе 2230 Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины. Те, чья практическая деятельность требует менее обширных знаний, основанных на относительно непродолжительных периодах практического обучения и специальной подготовки на основе изучения народных традиций и практик, используемых в местах их проживания, включены в начальную группу 3230 Лекари народной медицины и целители. Практикующие целители, применяющие в качестве основных методов траволечение, духовную терапию, исключаются из начальной группы 2230.

Целители на основе веры, которые лечат заболевания человека через духовные практики, без использования травяной терапии или других медикаментов и физического воздействия, включены в начальную группу 3413 Служители церкви, не имеющие духовного сана.

Занятия, которые предусматривают лечение с использованием традиционных форм массажа и приложения давления, таких как точечный массаж и методика шиацу, включены в начальную группу 3255 Фельдшеры-физиотерапевты и другие физиотерапевты среднего уровня квалификации.

Традиционные акушерки и повитухи, которые оказывают помощь женщинам в связи с беременностью и родами, осуществляют уход и дают рекомендации, основанные, прежде всего, на практическом опыте и знаниях, полученных не в процессе обучения, а через традиции и практику народной медицины, должны учитываться в начальной группе 3222 Средний медицинский персонал по акушерству.

Открыть полный текст документа

«Можешь потерпеть, чтобы иметь детей?». Как журналистка Забороны ходила к монаху-целителю

В Украине нетрадиционная медицина успешно работает параллельно с медициной доказательной. Тем, кто отчаялся во врачах, предлагают пойти к народным целителям, мольфарам и даже священникам-экзорцистам. Ради выздоровления люди позволяют им делать с собой все что угодно. Специально для Забороны журналистка Светлана Ославская поехала к такому монаху-целителю — он колол ее копьем и сказал, что она не сможет иметь детей.

Монах лечит

На сайте отца Ивана-Василия Коваля есть раздел отзывов. «Замечательный монах-целитель. Искренний, добродушный. Приезжали по причине увеличенной селезенки». «Очень добрый человек. Сколько любви и терпения к людям».

Есть там и вопросы. Спрашивает Орися: «Слава Иисусу Христу, вы можете определить, что происходит с человеком, где бы мы ни были, говорят, что им управляет нечистый, и это давит на психику уже больше семи лет». «Сможет определить, — отвечают ей. — Только привозите с собой этого человека».

  • Илюстрация: my_pet_spider / Заборона

Отец Иван-Василий Коваль принимает в поселке Перегинское в 50 километрах от Ивано-Франковска. На пожертвования, которые люди оставляют за лечение, он строит в соседнем селе монастырь.

У целителя есть своя специализация: он лечит копием. Это предмет церковного обряда — небольшой нож с коротким лезвием, уменьшенная копия того копья, которым мучили на кресте Иисуса. Копие отца Коваля я вижу в репортажах нескольких телеканалов: вот мальчик сидит спиной к камере, а отец прикасается острием к его спине в разных местах. В этих репортажах он кажется приветливым человеком. В каждом разговоре подчеркивает, что это не он лечит, а Бог. Отец Иван-Василий — член бюро экзорцизма Ивано-Франковской архиепархии УГКЦ, то есть он занимается изгнанием нечистого официально.

Проблема, с которой я еду к нему, — головная боль. Я страдаю от нее с детства, иногда прихожу с этим к врачам. Они прописывают таблетки или уколы, но главный их совет сводится к следующему: «Вам помогают таблетки? Вот и пейте их дальше».

В целительство я не верю, но оставляю маленький шанс для чуда: вдруг поможет? А если и нет, то все равно интересно встретиться с монахом — человеком вне моего информационного пузыря.

«Матушка»

Утром я занимаю свое место номер 1 в автобусе Ивано-Франковск — Перегинское. На сельских маршрутах люди не покупают билетов, потому что дешевле заплатить водителю, так что с билетом здесь только я. Утро солнечное, в автобусе работает обогрев, — поэтому у меня хорошее настроение и я рассматриваю пассажиров. Может, кому-то здесь со мной по пути? Вот девушка с ярким макияжем и таким же маникюром. Нет, вряд ли. Женщины обсуждают праздничный стол. Наверное, они местные — ездили в областной центр на базар. Сонный мужчина с армейским тату на руке похож на местного жителя, но кто знает.

«Вы на Перегинское? Это там, где батюшка», — запыхавшаяся женщина подбегает к окну водителя. Повязанный на голову шарф придает ей благочестивый вид. Водитель обещает остановиться на повороте к отцу и «матушка» садится позади меня.

«Я из Черкасс», — представляется Люба. Она снимает шарф и уже не кажется такой благочестивой «матушкой». Она быстро переходит на неформальное общение и рассказывает мне, с чем едет к целителю.

«Болит, понимаешь, ни жрать, ни срать не могу. Курю, как сумасшедшая».

Ее история похожа на истории всех людей, которые разуверились в традиционной медицине и ищут чуда то в церкви, то у народных целителей. «Страшно болит в животе, перенесла операции, а врачи не знают, что дальше с этим делать». Бабки сливали ей на воск — безрезультатно, а карпатский знахарь отказал: «Я тебе ничем не помогу».

Любе немного за сорок, у нее есть взрослый сын. Муж умер; вдвоем с мамой они живут на одну пенсию. Люба была на заработках в Польше — хорошая и несложная работа на фабрике конфет, но боли заставили ее вернуться домой. Дошло, говорит, до того, что уже ничего нет: ни денег, ни работы, ни здоровья.

«Одна бабка мне сказала: «Тебе на смерть порча», — в глазах Любы страх, а в голосе мистические нотки. — Сказала, что это родственники сделали… И знаешь, было что-то такое. Весна, вишни цветут — а я сижу у окна и думаю: «Зачем так жить?» И в это время как будто рядом со мной кто-то есть».

«Собаки вонючие! Лают и лают!» — Ни с того ни с сего сонный мужчина с татуировкой подскакивает с кресла. Он кричит на женщин позади: ему мешает их разговор. А может, наш с Любой? Мы умолкаем.

«А ты верующая?» — прерываю молчание я.

«Да, но в церковь не очень хожу», — Люба вспоминает, как была в одном монастыре и к ней во время службы подошел священник. Увидел у нее под шарфом серьги: «Что это ты нацепила?», — спросил он и при всех заставил их снять. А серьги-то были — скромные «гвоздики». С пониманием киваю и рассказываю похожую историю из детства — о том, как священник публично ругал 12-летнюю меня за одежду с коротким рукавом.

Между тем нервный мужчина просит прощения у женщин, которых обозвал собаками.

«Это ж из него бесы выходят», — объясняет мне Люба выразительным шепотом.

В очереди

В Перегинском на повороте с главной дороги даже стоит указатель к монаху на украинском и английском. Мы с Любой знаем, что принимает он в обычной хате, во дворе которой должна быть часовня, но на всякий случай спрашиваем дорогу в магазине. Продавщица хорошего мнения об отце, хотя сама у него не бывала.

«А он правда лечит?» — спрашиваю я.

«Ну, знаете. Как к нему с опухолями приходят, то сами понимаете…»

Женщина оказывается критически мыслящей, но в поселке любят другие истории об отце Ковале, которого здесь называют просто «монах» с ударением на «о». Рассказывают истории в стиле «бабу к нему заносили — а вышла своими ногами, видел собственными глазами».

  • Илюстрация: my_pet_spider / Заборона

Но вот мы с Любой уже у нужной хаты. Сегодня очереди нет, хотя рассказывают, что здесь бывает и по сто человек в день, а принимать больных целитель заканчивает глубокой ночью. Большая тетрадь на лавочке свидетельствует о том, что этой зимой здесь каждый день бывало по несколько десятков человек. Из записей ясно, что люди приезжают семьями. Запись «Вера — 3» означает, что Вера записала в очередь троих людей.

Двор напоминает те, что бывают в курортных селах на море: вся территория застроена, как будто здесь сдают жилье. Есть даже туалет для приезжих. У гаража припаркованный черный «Мицубиси». Окно в доме открыто, слышны мужские голоса — наверное, отец принимает кого-то. Мы садимся на лавочку ждать. Появляется нервный пассажир из автобуса. Без маски видно, что он совсем не старый, как мне показалось. Ему лет 45, он просто измучен.

«Я видел клиническую смерть. Я был там», — говорит Николай, и это «там» у него означает, несомненно, тот свет. Его глаза слезятся, а разговаривает он высоким голосом: кажется, вот-вот сорвется на крик или плач.

Николай приехал из Тернополя и уже не первый раз у отца. Говорит — мучают его боли, из-за которых не может ехать на работу.

«А врачи?»

«Какие врачи? Я до 30 лет ходил по врачам, а потом узнал, что есть такие экзорцисты… — Он многозначительно кивает, произнося это слово с уважением. — А врачи — выпьешь таблетку, оно заглушит на какое-то время, а толку никакого. А как Бог исцеляет, то выгоняет полностью все».

«Николай, а ты что здесь делаешь?» — На пороге дома появляется монах-целитель в синих домашних штанах и синем свитере. На голове у него защитный щиток, под которым я вижу седую бороду. Он как будто удивлен визиту своего постоянного «пациента», но приглашает его внутрь. На нас бросает оценивающий взгляд. Говорит, что сегодня занят, но если Люба приехала аж из Черкасс — так и быть, примет.

«Видишь, как его черти водят. Он очень страдает», — говорит Люба, когда Николай заходит на прием. Слышим из дома разговор, потом — что-то похожее на плач. Звонят колокола в церкви, чья-то рука толчком открывает окно пошире. Люба отводит меня в сторону:

«И рот закрой. Так бес может душу забрать».

Люба лучше меня осведомлена в разной бесовщине и в том, чего ожидать от отца. Одна ее приятельница бывала у него. Говорила, что нужно полностью раздеваться, а после визита на теле будут порезы, как от шипов розы. Я запоминаю это сравнение, чтобы потом, когда она зайдет к целителю, записать его. И еще думаю о том, что скажу ему. Решаю на прощание спросить одну вещь: как он выдерживает такое количество человеческой боли.

«Света, заходи. И маску одень, — Люба выходит из дома. — Я здесь буду».

Копие

Монах-целитель начинает без долгих предисловий.

«Снимай это», — я кладу пиджак на диван рядом с курткой, сажусь на табурет перед ним и, как на зло, чихаю — всего один раз. Он смотрит из-под щитка с подозрением:

«Что, пришла с гриппом?»

Возражаю: я склонна к аллергии и, чтобы чихнуть, мне много не надо.

«Дети есть?»

«Нет».

«Не получается или не хочешь?»

Я что-то бормочу в ответ и рассматриваю его рабочий стол. На нем стоит скульптура Девы Марии, несколько банок антисептика, кропило для святой воды и металлический поднос, над которым целитель прожигает острие копия из желтоватого металла.

Стоит сказать, что контроль над ситуацией я потеряла в момент, когда сняла пиджак. Происходившее в той комнате я могу воспроизвести только благодаря диктофонной записи.

«Поднимай вверх», — показывает на кофту.

«Но там нет ничего».

«Ну чуть-чуть подними… Здесь вот расстегни».

Он начинает обследовать меня. Это значит — колоть копьем живот, плечи, лоб и затылок. Одновременно он бомбардирует меня диагнозами и вопросами.

«Что ж тебе болит?»

«Голова… Но вы больно бьете!»

«Голова у тебя простужена. Голову не мой на утро. Моешь иногда на утро голову?»

«Нет, фен давно сломался…»

«Повернись, а здесь чуть опусти», — просит он приспустить штаны, чтобы открыть поясницу.

Повернувшись к нему спиной, я могу рассмотреть комнату. Это богатый цветами и деталями сельский интерьер. На стенах — блюда с косовской росписью и гуцульское покрывало на диване, на печи стоит тарелка с пампушками — традиционным галицким рождественским блюдом. В другое время я бы подумала, что это красивая комната, но сейчас меня занимает боль от уколов копия. Отец ударяет им по моей спине и одновременно по телефону назначает визиты следующим больным. Из-за боли я отодвигаюсь от него подальше.

  • Илюстрация: my_pet_spider / Заборона

«Я не думала, что это так больно…»

«Давай-давай, посмотрю, нет ли воспаления яичников».

«Можете так сильно не бить?»

«Хорошо, я легче буду», — говорит он, но продолжает колоть с той же силой, отвечая на звонки.

«Иван, что хотел?»

«Да хотел к вам попасть на пару дней», — слышу я голос его собеседника.

«Ну, давай завтра приезжай. Опускай вниз», — это уже ко мне.

«Нет, я не могу это выдержать», — в отчаянии я опускаю кофту. Еще немного — и заплачу.

«Ты что, психовата или что?»

«Да нет. Просто я пришла из-за головной боли… А вы колете поясницу».

«Голова простужена. У тебя воспаление яичников. И детей не будешь иметь. Или, может, чуть потерпишь, чтобы были дети?»

«Но ведь так больно», — меня будто заклинило на ощущении боли и отчаяния, так что я не обратила внимания на его угрозу — не иметь детей. В тот момент меня занимала другая мысль: а если он не выпустит меня отсюда и будет мучить дальше?

«А я виноват, что у тебя воспаление яичников? Я виноват?»

Я вздыхаю, опускаю голову и вижу кровь от уколов на животе. На меня находит волна паники.

«Скажите, вы дезинфицируете это копье?»

«А вот, прожигал на огне сейчас. После каждого человека прожигаю».

Монах сердится.

«Ты девушка, я вижу, с характером. Попростужалась, а потом претензии».

«У меня с детства голова болит».

«Так ведь простудила голову и болит — а ты как думала?»

Он продолжает колоть мое тело, спину, плечи, живот, низ шеи. Когда доходит до груди, я понимаю: это уже слишком.

«Очень больно, простите», — я почему-то извиняюсь и встаю.

«Ну так иди к врачам, пусть тебя лечат!»

«Почему вы обижаетесь? У людей разный болевой порог… Кто-то готов терпеть, а кто-то — нет».

«Славим его», — целитель уже отвечает на очередной звонок, а я надеваю куртку. Он ставит мне еще один диагноз: «В области сердца у тебя невралгия… Да-да, я слушаю вас, Мария».

Я кладу деньги на его «рабочий стол», выхожу, зачем-то еще раз извиняюсь и закрываю дверь. Во мне нарастают возмущение, гнев и шок. Но в голову приходит четкая мысль: люди привыкли, что их унижают и мучают, — настолько привыкли, что полюбили это. А когда им причиняют боль и унижают во имя Господне, они думают, что исцелились.

Кровь

«Я не выдержала», — говорю Любе и радуюсь, что есть кто-то, с кем можно поговорить.

Она, я вижу, тоже немного в шоке.

«Я так плакала, — говорит. — Пошли купим чая».

Люба присматривается, где можно остановиться покурить, чтобы не было слишком заметно: село все-таки, да и приехала к монаху.

«Как чувствуешь себя?» — спрашиваю я.

«Словно холодец внутри. Как соску потеряла», — она ​​точно описывает и мое состояние растревоженности. Сейчас я могу только улыбнуться своим планам расспросить монаха о человеческой боли. В конце концов, кто сказал, что лечение должно быть легким и приятным?

Мы идем искать дом, где сдают комнаты, — номер телефона хозяйки мы увидели на картонке в окне дома целителя. Как и у меня, у Любы на лбу видны капельки крови в местах уколов. Но она выдержала процедуру до конца. Отец сказал ей остаться еще на один день. Николай тоже остался.

Мы прощаемся и я медленно иду в центр поселка на автобусную остановку. В магазинчике беру «Маккофе» за шесть гривен и завожу разговоры о целителе. Это здесь я встречу мужчину, который скажет: «Видел, как бабу заносили туда, а вышла своими ногами». Но к монаху, говорит, он не пошел бы, «даже если бы завтра умирал». На вопрос, почему, молчит.

Приехав домой, я встаю перед зеркалом. Кожа внизу спины вся в припухших царапинах с запекшейся кровью, как от шипов розы.

Вечером у меня начинает болеть голова.

Имена Любы и Николая изменены.

Людмила, целительница из деревни Санюки – НАЦИОНАЛЬНЫЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПО ВОПРОСАМ ДОСТУПА К ГЕНЕТИЧЕСКИМ РЕСУРСАМ И СОВМЕСТНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВЫГОД

9 ноября 2020

©2020, Глобальный проект ПРООН-ГЭФ в области ДГРСИВ

Англоязычная версия на сайте Глобального сообщества по вопросам ДГРСИВ (Global ABS Community)

Русскоязычная версия уже доступна на сайте Глобального сообщества по вопросам ДГРСИВ (Global ABS Community)

Людмила, целительница из деревни Санюки

Традиционные знания ― это намного больше, чем просто фольклор. Когда они охраняются, то  открывается  путь, обеспечивающий справедливое и устойчивое пользование природой.

Тысячелистник, очиток, чистотел большой, кувшинка желтая, береза серебристая. Людмила Глухатаренко знает названия всех растений в окрестностях деревни Санюки в сельской местности Гомельской области Беларуси. Людмила ― известный народный целитель в своей общине и потомок народных травников.

 «В старые времена жители деревни лечились в основном подручными средствами, так как больница была далеко, поэтому большинство людей обращались за помощью к местным знахарям и травницам», ― объясняет она. Сейчас люди обращаются ко мне за помощью, если официальная медицина не помогает, либо просто при симптомах, не требующих посещения врача. Мыльнянка лекарственная (Saponaria officinalis) в качестве отхаркивающего средства, свежие листья лопуха (несколько видов Arctium) от боли в суставах, корни аира (Acorus calamus) при желудочных заболеваниях и молочай (несколько видов Euphorbia) для удаления бородавок.

Эти отличительные способности, навыки и знания о местных растениях, животных и других живых организмах, передаваемые от одного поколения к другому, часто называют традиционными знаниями. В настоящее время они изучаются, и Беларусь начала разрабатывать варианты их правовой защиты, поскольку данные знания продемонстрировали огромный потенциал для научных исследований при разработке продуктов, обеспечивающих благосостояние человечества, таких как лекарства или косметика, поскольку они предполагают устойчивое использование биоразнообразия.

В д. Санюки традиционные знания о лекарственных растениях передавались по женской линии. Людмила научилась готовить эликсиры, травяные чайные смеси, сушеные лекарственные растения от бабушки и мамы и пользоваться всем этим. «Всё моё детство прошло в лесу, собирала ягоды и грибы с бабушкой, и попутно она рассказывала мне о растениях, которые нам встречались и их лекарственных свойствах», ― вспоминает она, идя по извилистой дорожке к библиотеке, своему месту работы.

Когда Людмила говорит, вы можете заметить насколько она увлечена своей практикой. Людмила гордится своими знаниями и любит делиться ими. «К примеру, возьмём траву зверобой (Hypericum perforatum). Она очень популярна просто как чай (особенно актуально это было полвека назад). Отвар зверобоя можно применять при желудочных заболеваниях, либо залить растение маслом и настоять ― в итоге получится зверобойное масло, которое применяют для скорейшего заживления ран, при болезни лимфоузлов. Настойка зверобоя на спирту применяется при порезах. И это далеко не полный список применения данного растения», ― описывает она.

«Для меня мои знания это часть моей жизни и как что-то само собой разумеющееся. Людям помогаю искренне, и чаще всего, безвозмездно».

Республика Беларусь ― страна с впечатляющим природным потенциалом и наследием. Более 60% её ландшафта покрыто природными комплексами и экосистемами, включая болота, леса, моренные гряды и озера, где обитают более 76,5 тысяч видов растений и грибов по данным Центрального ботанического сада Беларуси.

Национальные традиции, веками использовавшиеся белорусским народом, обеспечили эффективные методы устойчивого использования биологического разнообразия. Поэтому, воссоздавая прошлый опыт и практики, выработанные в прошлом, Людмила поддерживает местные традиции и лелеет наследие, которое способствует развитию сельских сообществ в гармонии с природой.

 «При сборе лекарственных растений нужно учитывать их количество, обеспечивать бережное отношение к травам, соблюдать правила сбора, ­– предупреждает она. – Особенно в последние несколько лет, когда засуха в нашем регионе стала причиной сокращения численности этих растений, которые произрастали раньше на большинстве лугов, около рек и болот».

КУДА ВЕДУТ ДИКОРАСТУЩИЕ ТРАВЫ?

Как эти традиционные знания могут выжить и проложить дорогу будущим поколениям? Людмила весьма проактивна, заверяя, что ее наследие переходит от одного поколения к другому в пределах ее сообщества. Работая в библиотеке, она вела кружок «Юный эколог», где дети научились беречь и сохранять природу и местные виды растений.

 «Я также стараюсь передавать свои знания. Постепенно я передаю то, что знаю своей дочери Оксане и сыну Ярославу. Я также выступаю в школе, хожу со школьниками на экскурсии по изучению лекарственных растений нашей местности», ― добавляет она.

Ее вера в будущие поколения приближает ее в своей мечте. Она мечтает выкупить здание клуба и сделать там Дом травника. «Тогда я бы уже не работала и занималась только травами. Люди смогли бы увидеть своими глазами травы, пощупать, исконные рецепты нашей местности можно было бы собрать в альбом».

Людмила ― одна из народных травников и целителей в Беларуси, признанная носителем традиционных знаний в ходе недавнего сбора и изучения местных традиционных знаний, связанных с генетическими ресурсами. Исследование проводилось в рамках Глобального проекта ПРООН-ГЭФ в области ДГРСИВ отделом фольклористики и культуры славянских народов Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси с целью регистрации и защиты традиционных знаний, связанных с местными генетическими ресурсами.

ПРИМЕЧАНИЯ

Текст подготовлен Марией Агустиной Рато в рамках Глобального проекта ПРООН-ГЭФ в области ДГРСИВ. Фотографии подготовлены в рамках Глобального проекта ПРООН-ГЭФ в области ДГРСИВ.

Фотографии сделаны в деревне Санюки, Беларусь

Народные целители включаются в осуществление мер в ответ на СПИД

07 февраля 2007 года.


ЮНЭИДС/М Дженсен

Африканская народная медицина зачастую представляет собой основной, а иногда единственный, доступный вариант лечения для многих людей, живущих с ВИЧ, в Африке к югу от Сахары.

Первые попытки объединить биомедицинскую и народную медицину для оказания помощи людям, живущим с ВИЧ, были предприняты в начале 1990-х годов, когда Всемирная организация здравоохранения рекомендовала включать народную медицину в национальные меры в ответ на СПИД.

«Люди во всем мире всегда активно обращались за советом к биомедикам и народным целителям при возникновении любых физических, эмоциональных и духовных проблем. ВИЧ не является исключением», – сказала Пурнима Мане, Директор Департамента по вопросам политики, подтвержденных данных и партнерства ЮНЭЙДС. «Мы обязаны обеспечить предоставление людям доступа к наилучшей медицинской помощи, в которой они нуждаются и за которой они обращаются», – добавила она. 


UNAIDS/L.Gubb

Первые попытки объединить лучшее, что имеется в обеих системах, включали ряд проектов, нацеленных на использование полезных свойств народных лекарственных трав для лечения заболеваний, связанных с ВИЧ. При этом проводились исследования для анализа понимания народными целителями инфекций, передающихся половым путем, и ВИЧ-инфекции. Используя эту информации, были предприняты совместные проекты для обучения народных целителей в качестве просветителей и консультантов с целью распространения информации о ВИЧ и инфекциях, передающихся половым путем, в своих общинах и среди своих коллег.

Один из таких проектов включал целителей в Инанде в Долине тысячи холмов в КваЗулу-Натал, Южная Африка. В 2000 году руководители общин обратились за помощью для усиления мер, осуществляемых ими в ответ на эпидемию СПИДа. Они определили, что местные народные целители могут играть важную роль. В ответ на их запрос социологи и врачи начали партнерскую работу с местными народными целителями в рамках проектов по профилактике ВИЧ.

Группа, включавшая около 16-20 целителей, ежемесячно участвовала в однодневных учебных семинарах, где они получали информацию о передаче ВИЧ, профилактике, лечении и уходе. Дискуссии включали обсуждение традиционной сексуальной практики и сексуальной практики с учетом культурных аспектов, которая может быть направлена на предупреждение передачи ВИЧ, а также более безопасной сексуальной практики, включая не только использование презервативов. Помимо других народных лекарственных средств, применяемых целителями, участники обсуждали использование лекарственных трав, таких как Sutherlandia frutescens, также называемой «противораковым кустарником»; ее выпускают в виде таблеток, усиливающих аппетит и иммунитет.


WHO/UNAIDS/P.Virot

Приглашенные выступающие говорили об использовании лекарственных растений, а целители, приглашенные для участия в учебном курсе в питомнике для выращивания лекарственных растений, впоследствии организовали сад лекарственных растений.
Важным вопросом в ходе дискуссий было согласование потребностей больного с учетом контекста в семье и общине. Традиционно в процессе консультаций целители используют целостный подход к решению проблем и лечения заболеваний; в то время как больной остается в центре внимания, большое значение уделяется социально-культурному окружению, где очень важную роль играют сеть поддержки и взаимодействие с семьей.

>«Нам необходимо найти новые пути для оказания содействия и поддержки того особого вклада, который могут внести целители в осуществление мер в ответ на СПИД», – сказал Энди Сил, руководитель отдела партнерства с гражданским обществом ЮНЭЙДС.

Благодаря проведению регулярных встреч целители создали неформальную сеть поддержки и полагаются друг на друга, если требуются консультации и средства. Все шире используются новые пути для развития сети направления больных в формальный сектор здравоохранения и к народным целителям.

Информация о работе целителей в Инанде распространяется все шире, и все больше число людей обращается по поводу тестирования на ВИЧ, консультирования и получения поддержки через целителей. В Долине тысячи холмов существует надежда и приверженность тому, чтобы внести значительный вклад.


В рамках коллекции «Лучшая практика» ЮНЭЙДС опубликовала практические руководящие принципы для оказания помощи органам здравоохранения с целью установления продуктивных отношений между народными целителями и современными специалистами в области биомедицины и усиления мер в ответ на СПИД.

http://data.unaids.org/Publications/IRC-pub07/JC967-TradHealers_en.pdf


Other Links:

UЮНЭИДС, коллекция «Лучшая практика» — Learning from experiece

Международный журнал исследований в области реабилитации

Традиционное исцеление всегда было составной частью здравоохранения. В Южной Африке народные целители могут получить лицензии на практику, но очень мало сделано для интеграции западной медицины с традиционным целительством. Фактический вклад народных целителей в здравоохранение в провинции Ква-Зулу-Натал или в Южной Африке неизвестен. Это исследование определило роль народных целителей в Дурбане, провинция Ква-Зулу-Натал, количество пациентов, которые консультировались с традиционными целителями, типы леченных заболеваний и частота консультаций.Также были изучены мнения о физиотерапии пациентов, часто обращающихся к народным целителям. Данные были собраны у 30 народных целителей и их 300 пациентов с помощью анкет и интервью. Результаты показывают, что 70% пациентов в первую очередь посоветовались бы с традиционными целителями. Сангомы были самым популярным типом целителей и принимали до 20 пациентов в день. Значительно большое количество пациентов обращались к народным целителям по поводу потенциально опасных для жизни состояний.Пациенты почти ничего не знали о физиотерапии. Мы пришли к выводу, что традиционное лечение является неотъемлемой частью здравоохранения в Южной Африке. Медицинские работники должны проявлять инициативу в интеграции традиционного исцеления с западными практиками, чтобы способствовать укреплению здоровья для всех.

Африканская традиционная медицина — это настоящая внутренняя партия системы. En Afrique du Sud, les guérisseurs peuvent obtenir un droit d’exercer, mais très peu de travail de terrain a été entrepris pour rechercher une simiose entre l’art des guérisseurs et la médecine occidentale.On ne connaît pas l’impact réel des guérisseurs sur la santé dans la Province de Kwa-Zulu-Natal ou en Afrique du Sud. Предварительная оценка роли проверяющих в Дурбане, провинция Ква-Зулу-Наталь, номера пациентов, характерные черты привязанности и частые консультации. Художники-исполнители, нуждающиеся в дополнительных пациентах, могут предложить дополнительные услуги для получения впечатлений от кинезитерапии. Les données ont été recueillies au moyen de questionnaires et d’entretiens auprès 30 guérisseurs et 300 de leurs пациентов. Les résultats obtenus montrent que 70% des Patients consultent en premier lieu un guérisseur. Les guérisseurs les plus fréquemment consultés sont les Sangomas, chez qui le nombre quotidien de Patiut Aller jusqu’à 20. Непропорционально большое значение для пациентов, апеллированных к традиционной медицине, для патологий, восприимчивых к жизненно важным проникающим заболеваниям. Les Patients ne connaissaient pas ou très peu la kinésithérapie. Cette étude nous permet de conclure que le guérisseur fait partie intégrante du système de santé dans ce pays.Dans le but de promouvoir la santé pour tous, les professionalnels de santé devraient agir activement для ассоциатора африканской традиционной медицины и западной практики.

Traditionelle Heilmethoden waren stets ein Bestandteil der Gesundheitsversorgung. В Südafrika können tranionalelle Heiler eine Approbation erhalten, aber es wurde sehr wenig Grundlagenforschung betrieben, um die westliche und Traditionalelle Heilkunde zu verbinden. Der tatsächliche Beitrag von Traditionalellen Heilern an der Gesundheitsversorgung in der Provinz von Kwa-Zulu Natal oder Südafrika ist nicht bekannt.В Dieser Studie wird die Rolle der Traditional Heiler в Дурбане, провинция Ква-Зулу-Натал, die Zahl der Patienten, die Традиционная Heiler aufsuchten, die behandelten Krankheitsbilder, und die Häufigkeit der Konsultationen untersucht. Außerdem wurde die Meinung von Patienten, die häufig Traditionalelle Heiler aufsuchen, über Physiotherapie untersucht. Es wurden Daten von 30 традиционных Heilern и Ihren 300 Patienten mittels Fragebogen und Befragungen erhoben. Die Ergebnisse zeigen, dass 70% der Patienten zunächst einen Traditionalellen Heiler aufsuchen würden.Sangomas waren die am häufigsten aufgesuchten Heiler und hatten immerhin 20 Patienten pro Tag. Eine signifikant hohe Zahl von Patienten suchte einen Traditionalellen Heiler bei Potenziell lebensbedrohlichen Erkrankungen auf. Die Patienten wussten sehr wenig oder gar nichts über Physiotherapie. Wir schließen, dass in diesem Land Traditionalelle Heilmethoden ein Integraler Bestandteil der Gesundheitsversorgung sind. Ärzte sollten sichtensiv um die Integration Traditionaleller Heilmethoden in die westlichen Praktiken bemühen um die Gesundheit für alle zu verbessern.

Los curanderos tradicionales han sido siempre un component de la asistencia sanitaria. En Sudáfrica pueden obtener licencia para ejercer su profesión, pero se ha hecho muy poco trabajo de base para integrlos en la medicina occidental. Se desconoce su contribución real a la asistencia sanitaria en la provincia de Kwa-Zulu Natal o en Sudáfrica. El presente estudio definedó la función que desempeñan en Durban, Kwa-Zulu Natal, así como el número de pacientes que les consultaron, los tipos de enfermedades tratadas y la frecuencia de las consultas.Se recabaron también las views sobre fisioterapia de los pacientes que les consultaban con frecuencia. Se recogieron datos de 30 curanderos tradicionales y de sus 300 pacientes por medio de cuestionarios y entrevistas. Los resultados indican que el 70% de los pacientes acudía a ellos como primer recurso. Los sangomas constituían el tipo más popular de curanderos y algunos atendían hasta a 20 pacientes diarios. Un número Meaningativamente Elevado de éstos les consultaba cuando sufrían enfermedades Potencialmente Mortales.Los pacientes sabían muy poco o nada sobre fisioterapia. Nuestraclusionión es que los curanderos tradicionales forman parte integrationnte de la asistencia sanitaria en Sudáfrica. Los profesionales sanitarios han de tomar la iniciativa de integrlos en la medicina occidental si pretenden promover la salud para todos.

Традиционный целитель — обзор

Появление концепции УЗ

Концепция управления знаниями существует гораздо дольше, чем используется на самом деле.Деннинг (2000) упомянул в своем блоге, что «с незапамятных времен старейшина, традиционный целитель и акушерка в деревне были живыми хранилищами дистиллированного опыта в жизни общины» (Деннинг, 2000, цитируется в Dalkir, 2005, с. 12). Репозитории нарратива также существуют уже давно, и люди привыкли делиться своими знаниями на собраниях, семинарах, семинарах и наставнических сессиях. Согласно Далкиру (2005):

, некоторая форма повествовательного хранилища существует уже долгое время, и люди нашли множество способов обмена знаниями, чтобы опираться на предыдущий опыт, исключить дорогостоящие дублирования и избежать ненужных затрат. по крайней мере, снова те же ошибки.Например, обмен знаниями часто принимал форму городских собраний, семинаров, семинаров и наставничества. Первичная «технология», используемая для передачи знаний, — это сами люди. Действительно, большая часть нашего культурного наследия возникла в результате миграции разных народов через континенты.

(Dalkir, 2005, стр. 12)

Хотя термин «управление знаниями» впервые был использован Карлом Уигом в 1986 году на швейцарской конференции, спонсируемой Международной организацией труда Организации Объединенных Наций, управление знаниями существует уже много десятилетий. Его корни начались в 1938 году, когда Г. Уэллс описал аналогичную концепцию в своем видении «Мирового мозга». Хотя Уэллс никогда не использовал фактический термин «управление знаниями», но термин Мировой мозг, согласно Уэллсу (1938), представляет «универсальную организацию и прояснение знаний и идей» (стр. Xvi), что позволило бы интеллектуальной организации от общей суммы наших коллективных знаний. Представление Уэллса о «мировом мозге» заключает в себе многие желательные особенности сегодняшней всемирной паутины, в которой весь мир может быть легко применен в рамках организации в форме внутренней сети.Согласно Далкиру (2005), World Brain of Wells:

включает в себя многие из желательных особенностей подхода интеллектуального капитала к УЗ: отобранный, хорошо организованный и широко проверенный контент, который поддерживается, обновляется и , прежде всего, используются для создания ценности для пользователей, сообщества пользователей и их организации (стр. 13).

Сравнивая концепцию «Мирового мозга» Уэллса с управлением знаниями, Далкир (2005) далее упомянул, что:

[…] теперь мы можем виртуально моделировать насыщенные, интерактивные, личные встречи с знаниями. за счет использования новых коммуникационных технологий.Информационные технологии, такие как интранет и Интернет, позволяют нам объединять интеллектуальные активы организации, а также организовывать и управлять этим контентом через призму общих интересов, общего языка и сознательного сотрудничества. Мы можем расширить глубину и широту деятельности по сбору, обмену и распространению знаний, чего мы не могли сделать раньше, и мы на один шаг ближе к «вечному дайджесту» Уэллса (1939) … и система публикации и распространения »(стр.70–71) «к интеллектуальному объединению… человеческой памяти» (стр. 86–87) (стр. 13).

Библиотекари, философы, учителя и писатели уже давно используют многие похожие термины и методы. Тем не менее, концепция УЗ начала процветать в 1960-х годах и продолжилась в 1970-х, когда предприятия в Соединенных Штатах начали сосредотачиваться на повышении эффективности и применении всеобщего управления качеством (TQM). В начале 1960-х Питер Друкер использовал термины «интеллектуальная работа» и «интеллектуальный работник» при обсуждении роли знаний в организациях. Он был первым, кто ввел термин «работник умственного труда» и указал, что экономика Соединенных Штатов перешла от экономики производства к экономике знаний, где основным ресурсом являются знания, а не капитал (Drucker, 1969). Это было отправной точкой для экономики, ориентированной на формирующийся рынок, в отличие от экономики, ориентированной на продукцию.

В начале 1970-х исследователи из Массачусетского технологического института и Стэнфордского университета анализировали возможность создания, использования и распространения знаний в компаниях.Это был первый важный шаг в эволюции концепции УЗ, известной сегодня. Идея о том, что знания являются корпоративным активом, еще не прижилась, и только в 1980-х годах компании начали по-настоящему ценить знания. В 1980-х и начале 1990-х годов компании представили концепцию реинжиниринга. Эта концепция заключалась в фундаментальном переосмыслении и радикальном изменении бизнес-процессов с целью достижения значительных улучшений в таких критических областях, как стоимость, качество, обслуживание и скорость. Таким образом, реинжиниринг радикально изменил способ восприятия и организации работы. Он использовал сотрудничество, перекрестное обучение и технологии. Однако упор был сделан на развитие технологий, что привело к снижению акцента на людях, а сокращение и отсрочка работ стали применяться на практике (Ralph, 2008).

В 1990 году Питер Сенге сосредоточился на «обучающейся организации» как на организации, которая может извлекать уроки из прошлого опыта, хранящегося в корпоративных системах памяти. В начале 1990-х годов компании в США осознали важность знаний, заложенных в их сотрудниках.Они поняли, что в период сокращения и отсрочек некоторые люди, покинувшие организацию, забрали с собой значительные знания, которые было нелегко заменить. Они начали находить способы управления знаниями с помощью таких технологий, как искусственный интеллект и экспертные системы (Awad and Ghaziri, 2004). В 1995 году Гарвардская школа бизнеса опубликовала книгу Леонарда-Бартона « Источники знаний: создание и поддержание источников инноваций» . В этой книге она задокументировала свое исследование Chaparral Steel, компании, в которой с середины 1970-х годов действует эффективная стратегия управления знаниями.

Международная сеть управления знаниями (IKMN), которая была основана в Европе в 1989 году, начала действовать в 1994 году. Начали появляться многие другие группы и публикации, связанные с УЗ. Количество конференций и семинаров по управлению знаниями резко увеличилось, поскольку организации сосредоточились на управлении явными и неявными знаниями и использовании этих ресурсов для достижения конкурентного преимущества. Только в 1995 году управление знаниями в его нынешней форме впервые привлекло значительное внимание корпораций и организаций (Uriarte, 2008).Это произошло в результате публикации основополагающей книги Икудзиро Нонака и Хиротаки Такеучи под названием «Компания, создающая знания: как японские компании создают динамику инноваций» . Нонака и Такеучи (1995) изучали, как знания производятся, используются и распространяются в организациях и как эти знания способствуют распространению инноваций. В сентябре 1995 года Артур Андерсен и Американский центр производительности и качества (APQC) совместно спонсировали симпозиум по императиву знаний в Хьюстоне, за которым последовало еще много подобных конференций и публикаций.Из многих последующих публикаций наиболее популярными являются заголовки Intellectual Capital Тома Стюарта (1997), The New Organizational Wealth Карла Эрика Свейби (1997) и The Knowledge Revolution Верны Алле (1997).

К концу 1990-х годов организации начали осознавать растущую важность организационных знаний как конкурентного актива и начали внедрять «решения по управлению знаниями». Межотраслевое сравнительное исследование, опубликованное в 1996 году Карлой О’Делл, президентом APQC, сосредоточено на следующих потребностях УЗ:

Управление знаниями как бизнес-стратегия

передача знаний и лучшие практики

знания, ориентированные на клиента

персональная ответственность за знания

управление интеллектуальными активами

инновации и создание знаний (APQC, 1996, цитируется в Dalkir, 2005, p. 13).

С наступлением информационной или компьютерной эры KM стало означать систематическое, преднамеренное использование активов знаний. В 1969 году запуск Arpanet в США позволил ученым и исследователям более легко общаться друг с другом, а также обмениваться большими наборами данных. Они придумали сетевой протокол или язык, который позволил бы разрозненным компьютерам и операционным системам объединяться в сеть по линиям связи.Затем к этой сети передачи файлов данных была добавлена ​​система обмена сообщениями. В 1991 году узлы были перенесены в Интернет и World Wide Web. Появление Интернета позволило KM добиться успеха. Интернет облегчил доступ к публикациям о концепции УЗ и о том, как ее реализовать. С помощью Интернета управление знаниями стало осуществимой концепцией для многих организаций. Он также предоставил гораздо больше возможностей для обмена знаниями и передачи знаний, чем это было в прошлом.Одновременно происходило множество ключевых разработок в информационных технологиях, посвященных системам, основанным на знаниях: экспертные системы, которые стремились захватить «экспертов на дискете», интеллектуальные обучающие системы, направленные на захват «учителей на дискете», и подходы искусственного интеллекта, которые привели к до инженерии знаний, когда кому-то было поручено получить знания от экспертов в предметной области, концептуально смоделировать этот контент, а затем преобразовать его в исполняемый машиной код (McGraw and Harrison-Briggs, 1989, цитируется по Dalkir, 2005).

Исследования, проведенные в конце 1970-х Эвереттом Роджерсом в Стэнфорде по распространению инноваций и Томасом Алленом из Массачусетского технологического института по передаче информации и технологий, во многом определили нынешнее понимание того, как знания производятся, используются и распространяются в организациях. Это растущее признание важности организационных знаний привело к растущему беспокойству по поводу того, как справляться с экспоненциальным увеличением объема доступных знаний и сложности продуктов и процессов.Именно в этот момент компьютерные технологии, которые внесли большой вклад в огромное количество информации, начали становиться частью решения различными способами. Учитывая прогресс, достигнутый в автоматизации процедур в 1970-х, а также в области связи и сетей (в основном через электронную почту) в 1980-х, в 1990-х годах в центре внимания технологий были когнитивные вычисления, призванные расширить интеллектуальную работу людей. Из них Интернет и интранет оказали самое сильное влияние на распространение ноу-хау среди людей в разных местах.

Далкир (2005) резюмировал различные фазы развития в истории КМ. Технологическая революция началась в индустриальную эру 1800-х годов, люди начали сосредотачиваться на транспортных технологиях в 1850 году, коммуникации в 1900 году, компьютеризация началась в 1950-х годах, а виртуализация — в начале 1980-х, а первые усилия по персонализации и технологиям профилирования начались в том же году. 2000. Мы также заметили много ключевых достижений в информационных технологиях, посвященных системам, основанным на знаниях.Эти системы, основанные на знаниях, включают в себя: экспертные системы, нацеленные на захват экспертов на дискете , интеллектуальные обучающие системы, нацеленные на захват учителей на дискете , и подходы искусственного интеллекта, которые привели к инженерии знаний, кому-то, кому поручено получать знания из эксперты в предметной области, концептуально моделирующие этот контент, а затем переводящие его в машинно-исполняемый код (McGraw and Harrison-Briggs, 1989, цитируется по Dalkir, 2005). Дизайн и разработка таких систем, основанных на знаниях, могут многое предложить для управления знаниями, целью которого также является сбор, проверка и последующее опосредованное технологиями распространение ценных знаний от экспертов (Dalkir, 2005).К началу 1990-х годов начали появляться книги по управлению знаниями, и эта область набрала обороты в середине 1990-х, когда был разработан ряд крупных международных конференций и консорциумов по УЗ. Сегодня более сотни университетов по всему миру предлагают курсы KM, и довольно много бизнес-школ и библиотечных школ предлагают программы на получение степени в KM (Petrides and Nodine, 2003, цитируется по Dalkir, 2005). Некоторые из этих технологических разработок и основные этапы управления знаниями приведены в Таблице 2.1.

Таблица 2.1. Эволюция управления знаниями

Год Организация / событие / развитие
1800 Индустриализация
1850 Транспорт
19003 Компьютеризация
1969 Рождение Интернета
1980 DEC, Экспертная система CMU-XCON
1986 Dr. К. Уиг придумал концепцию УЗ в ООН
1989 Консалтинговые фирмы начинают внутренние проекты УЗ
1991 Статья в Harvard Business Review Нонака и Такеучи
1993 Первая книга КМ доктором К. Виигом
1994 Первая конференция КМ, спонсируемая сетью КМ
Середина 1990-х годов Консалтинговые фирмы начинают предлагать услуги УЗ
Конец 1990-х годов Ключевые вертикальные отрасли внедряют УЗ и начинают видеть преимущества
2000–2003 Академические курсы / программы УЗ в университетах с текстами УЗ Международный (KMCI)

Измененный из Далкир, К., 2005. Управление знаниями в теории и практике, Берлингтон: Elsevier / Butterworth-Heinemann.

«Мы как сводные жены»: взгляды народных целителей на сотрудничество с официальной системой охраны психического здоровья детей и подростков в Уганде | BMC Health Services Research

Из полученных данных вытекают две основные темы: 1) лечение психических заболеваний является культурным; и 2) недоверие препятствует сотрудничеству. Тема «Лечение психических заболеваний является культурным» представляет данные об эпистемологии психических заболеваний у детей и подростков; и о взаимодействии между традиционными целителями и поставщиками биомедицинских услуг.«Недоверие препятствует сотрудничеству» подразделяется на две подтемы: готовность к сотрудничеству и препятствия для сотрудничества.

Лечение психических заболеваний — навык, основанный на культуре

Рассказ традиционных целителей о своем опыте лечения психических заболеваний сосредоточен на: объяснении психических страданий у детей и подростков и их взаимодействии с биомедицинскими системами здравоохранения. Эти два вопроса тесно взаимосвязаны. Как будет проиллюстрировано в этом разделе, различные объяснения болезни, основанные на разных эпистемологиях, привели к режимам лечения, которые определили характер взаимодействия с официальной системой здравоохранения.

Смешанные объяснения психического заболевания

«Я знаю, что некоторые проблемы с психическим здоровьем у детей и молодых людей вызваны духами кланов предков, особенно если эти духи хотят, чтобы человек стал традиционным целителем, а этот человек сопротивляется . .. и только пока этот человек не станет посвященный в традиционное лечение, его психическое расстройство никогда не излечивает » — Традиционный целитель 13, двадцатисемилетняя практика

В соответствии с верой традиционных целителей в способность предков вмешиваться в жизнь живых существ, духи предков играли важную роль в объяснении психических заболеваний.Все народные целители называли несчастных духов предков причиной психических расстройств среди детей и подростков. Обычно считалось, что духи предков несчастны из-за отказа от древних обычаев и ритуалов; и что у детей и подростков, которые сопротивлялись своей судьбе стать традиционными целителями, неизбежно развивались психические заболевания, которые можно было вылечить только путем посвящения в традиционное исцеление.

Мы также обнаружили преобладающие представления о душевных страданиях, являющихся следствием конфликта между традиционными обычаями и современными религиями «рожденных свыше», о чем свидетельствует этот отрывок «… это случается очень часто, особенно с теми людьми, которые отказались от проблем с традициями и выбрали религия рожденных свыше… » Этот конфликт между традиционными и современными религиями« рожденных свыше »считался причиной, в частности, длительных психических заболеваний среди детей и подростков. Другими причинами, упоминаемыми всеми традиционными целителями, были призраки, духи и колдовство, которые посылаются врагами и встречаются людям, которые выходят из дома ночью, вызывая у них психическое заболевание. Считалось, что зажиточные семьи особенно подвержены колдовству со стороны завистников, что приводило к психическим заболеваниям среди детей.

Традиционные целители также приписывали душевные расстройства недуховным и несоциальным причинам. Все народные целители считали злоупотребление психоактивными веществами причиной психических заболеваний среди подростков.Упомянутые вещества: местное сильнодействующее пиво, waragi ; наркотические средства — энджага ; табак и авиационное топливо, взятые по отдельности или в сочетании. Большинство также назвали высокую температуру и церебральную малярию причиной психических расстройств у детей. По их словам, эту категорию психических заболеваний лучше всего лечили в больницах и поликлиниках.

Распространено мнение, что антисанитарные условия при рождении и в раннем детстве приводят к психическим заболеваниям. Считалось, что такие состояния вызывают психическое заболевание через затрудненное дыхание, как это проиллюстрировал этот пожилой народный целитель с 45-летней практикой, «Я знаю, что если ребенок рождается в грязной среде или … голова не защищена от холодного воздуха … у этого ребенка автоматически возникает психическое расстройство, когда он вырастает … мозг ребенка напрямую поражается … начинается с затрудненного дыхания … со временем этому ребенку становится хуже, а затем понимается, что психическое расстройство установлен в ”.

Черви и личинки, растущие в мозгу ребенка, также были широко замешаны, как объяснил пожилой народный целитель: «Если у ребенка начинает затрудняться дыхание, это означает, что в его мозгу появляется личинка… по мере того, как ребенок растет, личинка тоже растет … это может вызвать ужасное психическое расстройство ». Мы обнаружили, что многие методы лечения, описанные традиционными целителями, были направлены на изгнание этих личинок; если личинка не будет изгнана, пациент не выздоровеет.

«… обычно те, у кого личинка в мозгу, когда она двигается, они становятся очень жестокими… но как только личинка выходит, этот человек полностью исцеляется… Я очень хорошо помню, что была 14-летняя девочка, которая был доставлен ко мне домой, когда он был очень жестоким. Итак, что я сделал, я смешал травы и залил их ей через нос… позже она чихнула, и у нее из носа выскочили две личинки… » Традиционный целитель 09, одиннадцатилетняя практика.

Таким образом, было обнаружено, что три типа объяснения психических заболеваний являются частью эпистемологии традиционного целителя: духовные объяснения, включая предков и неопятидесятническое поклонение; социальные объяснения, включая колдовство и сглаз, а также физические или естественные факторы, такие как личинки, инфекции и злоупотребление психоактивными веществами.

Отсутствие взаимодействия с официальной системой здравоохранения

«… никто не должен вас обманывать, что с психическим заболеванием можно справиться в больницах…». Народный целитель 04, восьмилетняя практика

Взаимодействие традиционных целителей с клиницистами характеризовалось взглядами на направление в клиники и обратно, а также мнениями о компетентности практикующих врачей.Мы обнаружили, что все народные целители считали, что традиционная медицина — единственное эффективное средство лечения психических расстройств из-за духовной природы этого состояния. Несколько традиционных целителей указали на неспособность медицинских работников изгнать личинок из мозга пациентов.

Мы обнаружили очень мало опыта направления из поликлиник к народным целителям. Два участника сообщили о таких направлениях по поводу психического расстройства после того, как повторное лечение в медицинских клиниках не помогло им:

«Есть один … в главной больнице, который однажды направил мужчину со своим сыном ко мне для руководства, я слышал, они несколько раз ходили в больницу, но мальчик так и не поправился . .. Я работал с ним, и он поправился. … »- Народный целитель 17 лет, двадцатилетняя практика.

Однако часто сообщалось о самостоятельных обращениях к специалистам, когда пациенты выписывались из клиник, чтобы проконсультироваться с традиционными целителями.

Хотя биомедицина считалась ограниченным подходом, направленным только на физические причины заболевания, все информанты направляли пациентов в биомедицинские клиники. Обычно причинами направления к специалистам были регидратация или переливание крови. Другие направляли пациентов, у которых, по их мнению, были биомедицинские заболевания, особенно малярия, с которыми они не подходили для лечения.Один пожилой, более опытный народный целитель упомянул, что его политика заключалась в том, чтобы лечить пациента только трижды, после чего он будет обращаться в медицинские клиники. Однако, как сообщается, такие направления не были хорошо приняты клиницистами, если было известно, что пациент консультировался с традиционным целителем:

«Однажды я направил ребенка в больницу Мбале после того, как намазал его травами. По прибытии врачи прогнали пациентов, обвинив их в том, что они грязные … Я всегда отправляю к ним пациентов для лечения, но для них они никогда этого не делали.” Народный целитель 10, десятилетняя практика

Несмотря на большой скептицизм в отношении эффективности биомедицины при психических заболеваниях, некоторые народные целители включают биомедицинские элементы в свой режим лечения психических заболеваний. Одним из примеров является традиционный целитель, который заявлял, что регулярно применяет ларгактил® на жестоких пациентах, которые были приведены к нему до того, как начать лечение травами:

«… Я люблю его, потому что он действительно усыпляет человека… Я традиционный целитель, но я обнаружил, что [ларгактил®] — очень эффективное лекарство, когда дело касается успокоения человека с психическими расстройствами. особенно когда они агрессивны… » — Народный целитель 02, сорокапятилетняя практика

Мнение о том, что практикующие врачи не компетентны управлять психическими расстройствами, было единодушным. Приводились причины, по которым практикующие врачи не разбираются в духовных вопросах и плохо подходят для лечения состояний духовного происхождения. Было широко признано, что они могут справляться с заболеваниями, вызванными малярией и другими лихорадками. Чтобы доказать это, многие из народных целителей приводили примеры пациентов, которые неоднократно лечились в клиниках, но поправлялись только после посещения традиционных целителей.По словам народных целителей, лекарства, предоставляемые в клиниках, носят временный характер; считалось, что единственный продолжительный эффект исходит от традиционных целителей.

Недоверие мешает сотрудничеству

«Я не вижу, чтобы это происходило легко, потому что эти врачи презирают всю нашу работу. Они считают это сатанинским и грязным »- Традиционный целитель 09, одиннадцатилетняя практика.

Даже если почти все народные целители выразили готовность сотрудничать с клиницистами в облегчении душевных страданий у детей и подростков, их готовность зависела от взаимности клиницистов, что считалось маловероятным. Все участники считали, что медицинские работники не желают сотрудничать с традиционными целителями, поскольку считают их грязными, антисанитарными и менее образованными:

«Вы знаете, что они считают нас… неграмотными и низшим сословием… они считают себя людьми высокого класса…» — Традиционный целитель 02, сорокапятилетняя практика

В отличие от их взглядов на врачей, мы обнаружили, что традиционные целители единодушны в своем убеждении, что пациенты будут приветствовать их сотрудничество с официальной системой здравоохранения.Согласно традиционным целителям, все, что нужно пациентам, — это выздоровление, поэтому не имело значения, какими средствами они получали лечение. Они также утверждали, что пациенты перестанут консультироваться с ними в секрете, как только будет реализовано сотрудничество.

«Я вижу, что они будут счастливы от сотрудничества, потому что они больше не будут приходить к традиционным целителям в подполье, как сейчас. Они будут открыто консультироваться с нами, как с клиниками »- Народный целитель 12, десятилетняя практика.

Мы обнаружили несколько препятствий на пути сотрудничества между традиционными целителями. Некоторые из препятствий, такие как компетентность сверстников, были присущи самим традиционным целителям. Традиционные целители считали своих сверстников, не «специализирующихся» на психических заболеваниях, в значительной степени некомпетентными для лечения CAMH и психических заболеваний в целом. Реклама в СМИ рассматривалась как признак некомпетентности. Было широко распространено мнение, что компетентные народные целители не нуждаются в рекламе для повышения своей репутации; Считалось, что компетентность возрастает с опытом и годами практики.

«Я хотел бы сказать вам, что настоящий традиционный целитель не рекламирует себя по радио или телевидению, поэтому, как только вы увидите, что кто-то делает это, знайте, что этот человек некомпетентен в своей работе . .. вы знаете, что В Уганде много безработицы, поэтому у нас так много людей, которые называют себя традиционными целителями, а когда это не так, они просто ищут деньги, чтобы иметь возможность положить еду на стол ». — Народный целитель 07, тридцать четыре года практики.

Еще один внутренний барьер, который воспринимают традиционные целители, — это отсутствие у них знания английского языка. Согласно традиционным целителям, медицинские работники будут использовать английский язык как средство исключения менее образованных традиционных целителей

«Барьер, который я предвижу… наши коллеги, врачи, всегда хотят использовать английский, чтобы оттолкнуть нас… Я вижу в этом проблему» — Традиционный целитель 07, тридцать четыре года практики.

Мы обнаружили, что традиционные целители не доверяли практикующим биомедицинам. В дополнение к убеждению, что медицинские работники относятся к ним негативно, большинство традиционных целителей полагали, что врачи будут извлекать знания у традиционных целителей и использовать их в своих интересах.

«Работать с ними непросто, потому что они нас совсем не любят, мы как сожены, которые не любят друг друга и имеют одного мужчину…» — Народный целитель 18, пятидесятилетняя практика

«Я вижу, что официальный медицинский работник возьмет только наши идеи и будет использовать их, следовательно, это принесет им только пользу, если они получат больше денег, а традиционные целители не получат никакой пользы.»- Народный целитель 13, практика двадцати семи лет

Для устранения препятствий описаны необходимые условия сотрудничества. Большинство традиционных целителей упоминали, что правительство должно взять на себя инициативу по интеграции их с официальными системами здравоохранения, без чего сотрудничество было бы невозможно. Требуемое вмешательство государства в основном предполагалось в виде закона или политики, признающих традиционных целителей и принуждение клиницистов к сотрудничеству с традиционными целителями;

«Как только правительство проведет политику, направленную на то, чтобы нас признали официальными работниками здравоохранения, все просто встанет на свои места» — Традиционный целитель 15, 37 лет практики

«… Если будет принят закон, они примут его. »- Народный целитель 6, четырнадцатилетняя практика

Наряду с законами и политикой, повышение признания со стороны правительства, повышение осведомленности сообществ, традиционных целителей и медицинских работников были названы необходимым условием успешного сотрудничества.

Границы | Связь между практикующими традиционными врачами и западными медиками

Введение

Интеграция традиционной и дополнительной медицины в системы здравоохранения становится все более популярной концепцией не только в Африке, но и во всем мире (Bodeker and Kronenberg, 2002).Во многих странах с низким и средним уровнем доходов, таких как Малави, службам здравоохранения с ограниченными ресурсами трудно справиться со значительным бременем болезней, которое существует (Msyamboza et al., 2011). Такие страны все чаще сталкиваются с признанным двойным бременем инфекционных и неинфекционных заболеваний (Всемирная организация здравоохранения, 2015). Существовавшая ранее абсолютная бедность вместе со связанными с ней факторами риска продолжает вносить свой вклад в это бремя заболеваемости и смертности.

Традиционная медицина (TM) определяется Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) как:

— общая сумма знаний, навыков и практик, основанных на теориях, убеждениях и опыте, присущих различным культурам, независимо от того, объяснимы они или нет, используемые для поддержания здоровья, а также для профилактики, диагностики, улучшения или лечение физических и психических заболеваний » (Всемирная организация здравоохранения, 2013 г.).

TM остается основным источником здравоохранения для многих в Африке, как и на протяжении всей истории континента (World Health Organization, 2013). Считается, что около 80% населения Малави обращаются за помощью к народным целителям (ТН) (Simwaka et al., 2007), и их популярность объясняется рядом причин. Во-первых, THs разделяют культуру своих пациентов и разделяют представления о болезни (Simwaka et al. , 2007). Во-вторых, у THs есть целостный подход, учитывающий социальную жизнь пациента, отношения, внешнюю среду и духовное благополучие (Simwaka et al., 2007). Одно исследование показало, что ТГ считаются более уважаемыми и доступными, чем их биомедицинские аналоги (Munthali et al., 2014). Другой причиной их популярности является их доступность: многие практикуют в сельских деревнях, поэтому людям не нужно ехать на большие расстояния, чтобы увидеть их (Courtright et al., 2000; Munthali et al., 2014), и они часто дешевле, чем традиционная медицина. Для некоторых ТМ — последнее средство после того, как традиционная медицина не смогла их вылечить (Munthali et al., 2014). В настоящее время в Малави люди часто обращаются за медицинской помощью, используя как традиционную, так и западную медицину.

В Малави существует несколько традиционных ассоциаций целителей, контролируемых Зонтичной организацией традиционных целителей Малави (MTHUO), через которую Министерство здравоохранения Малави поддерживает связь с этими ассоциациями и поддерживает их. Несмотря на то, что такая структура существует, очень мало сотрудничества между TH и биомедицинскими практиками (BP). Это исследование было направлено на изучение препятствий на пути сотрудничества между TH и BP.

Методология

Дизайн исследования

Был выбран дизайн исследовательского качественного исследования.Качественный подход считался подходящим для целей, которые включали выявление восприятий, мнений и позиций участников, а также попытку понять их причины. О сотрудничестве между TH и BP в Малави известно очень мало. Таким образом, в данном исследовании эта тема была изучена дополнительно, в частности, в районе Блантайр и Муландже, Малави.

Это исследование основано на «Структурированной модели сотрудничества » (SMoC), описанной D’Amour et al.(2008). Модель предлагает четыре измерения, которые сами включают 10 показателей для оценки коллективных действий в сфере оказания медицинской помощи. Эти измерения включают два взаимосвязанных измерения, касающихся взаимодействия между партнерами по сотрудничеству, и организационные измерения, касающиеся направления и реализации сотрудничества. Эта модель была выбрана из-за ее пригодности для применения в медицинских учреждениях и интеграции традиционных целителей и медицинских услуг, о чем свидетельствует ее использование в Chung et al.(2012).

Место учебы

Исследование проводилось в округах Блантайр и Муланже, Малави. Это исследование было одобрено с этической точки зрения Комитетом по исследованиям и этике медицинского колледжа, институциональным наблюдательным советом Медицинского колледжа Университета Малави.

Исследуемая популяция и сбор данных

Выборка с максимальными вариациями использовалась для набора участников с максимально возможными вариациями, но которые имели отношение к исследованию и могли предоставить желаемые данные.Были разысканы ЛП из широкого круга специальностей и ТН, которые были травниками с разным опытом и обоих полов. Всего в этом исследовании были задействованы 12 TH, 6 мужчин и 6 женщин, в то время как 11 BP, 6 мужчин и 5 женщин. Восемь БП были из сельской местности и четыре из городских, семь БП были из городской и четыре из сельской местности. Для получения данных были проведены полуструктурированные интервью с тематическим гидом.

Анализ данных

В данном исследовании использовался качественный анализ данных.Ручной дедуктивный и индуктивный тематический анализ был проведен по транскрипциям интервью. Наборы данных изначально анализировались отдельно. После ознакомления с данными были созданы исходные коды, которые были в значительной степени латентными, а не семантическими, то есть данные интерпретировались в определенной степени для генерации кодов, по которым их можно было бы классифицировать. Темы были созданы путем объединения нескольких кодов под более широкие заголовки.

Результаты

Результаты были разделены на три темы, а именно: цели, видение сотрудничества, взаимное знание и уважение.Эти темы были разделены на подтемы.

Голы

Измерение, на котором основана эта тема, касается целей, мотивов и пристрастий, которыми обладают партнеры по сотрудничеству, их соответствующие представления о сотрудничестве и степень совпадения каждого из них.

Цели и мотивация участников к практике

Цели и мотивация практики ТН включают лечение или помощь людям, продвижение здорового общества и продвижение собственного бизнеса.Был процитирован один TH:

« Меня мотивирует всякий раз, когда я лечу кого-то, а затем они исцеляются, поэтому, когда они счастливы и полностью излечиваются, я чувствую себя лучше, вот что побуждает меня продолжать».

Цели и мотивация

BP включали оказание помощи и лечение пациентов, а также содействие развитию сообщества здоровья.

Воспринимаемые общие цели

Все TH подтвердили, что имеют чувство альянса с BP, и думали, что оба преследуют одни и те же цели, заключающиеся в лечении пациентов и продвижении здорового общества.

Семь БП сообщили, что они думали, что у них общая цель с ТГ, а именно лечить пациентов, хотя они признали различия между своими методами лечения. Четыре BP не думали, что у них есть общие цели.

Ориентация на пациента по сравнению с другими пристрастиями

Четыре TH описали, как вовлекали своих пациентов в принятие решения о лечении, предлагали варианты лечения или предоставляли специально запрошенное лечение. Один TH описал, как относился к своим пациентам с уважением и вниманием, и упомянул, что это область для улучшения АД.

Все описанные THs направили пациентов, которых они не смогли обслужить в больницу. Примерами таких случаев были анемия, состояния, требующие операций, холера, обезвоживание, малярия и роженицы. Некоторые терапевты сказали, что они будут направлять пациентов с возможной малярией или ВИЧ, потому что в больнице есть необходимое диагностическое оборудование, хотя один из этих целителей полагал, что малярию можно было бы лучше лечить с помощью TH.

Все БП описали важность ухода, ориентированного на пациента, и усилия, которые они прилагают для этого.Причины, которые они назвали для этого, заключались в удовлетворении пациента и его согласии. Один ВР предположил, что верность терапевтов своему собственному бизнесу препятствует их направлению пациентов (и, возможно, их ориентации на пациента).

Видение сотрудничества

Четыре TH заявили, что хотели бы пройти обучение с BP, чтобы научить друг друга своим профессиям. В частности, один TH сказал, что хотел бы узнать, как хранить лекарства, как это делают в больнице, а один предположил, что TH и BP могут работать в одной больнице.Четыре TH хотели создать систему взаимных направлений, при которой каждая группа отправляет пациентов, которых они не могут лечить, к другой. Эти TH предложили БП относиться к своим болезням, которые они не могут лечить, особенно к тем, которые возникают из-за колдовства.

Все BMP предлагают исследования средств правовой защиты, используемых THs

« Но, вероятно, мы можем попробовать изучить лекарство, которое они используют, и затем посмотреть, работает ли оно. Но прежде чем мы придем к выводу, это должно пройти тщательное исследование и тестирование.”

Два бизнес-специалиста предложили обучить врачей-терапевтов тому, как лучше вести себя в некоторых случаях и когда направлять пациентов в больницу.

Видение сотрудничества

Эта тема включает в себя подтемы готовности, мотивации и предполагаемых препятствий.

Готовность

Все TH выразили энтузиазм и желание сотрудничать с BP. По общему мнению, сотрудничество было чрезвычайно важным, как объясняет этот TH:

« Я очень доволен этой инициативой.Я думаю, это что-то в правильном направлении. Мы собираем вместе людей, представляющих медицину и традиционных целителей, чтобы обсудить и узнать, что делают эти две группы ».

Все БП в разной степени проявили интерес к сотрудничеству. Один BP считал, что сотрудничество очень важно, двое были открыты для него, а один признал, что потенциал для сотрудничества существует, но был против того, чтобы терапевты лечили пациентов.

« Я сотрудничаю с ними в исследованиях.Мы должны, мы должны, я думаю … это большая потребность ».

Мотивации

Некоторые из TH выразили крайнюю благодарность за приглашение принять участие в этом исследовании, рассматривая свое приглашение как признание своей профессии и шаг к сотрудничеству.

Для BP мотивация к сотрудничеству включала возможность выявления новых лекарств, обучение TH, чтобы улучшить свою практику и ограничить вред, причиненный злоупотреблением служебным положением и задержкой направления к специалистам, а также охват пациентов, не получающих доступ к основной системе здравоохранения. Три БП считают, что роль ТГ в обществе нельзя игнорировать из-за их популярности и доступности.

Воспринимаемые барьеры

Шесть TH заявили, что не видят никаких препятствий для сотрудничества, в то время как шесть сказали, что препятствием является отсутствие платформы для общения, как заявил один TH:

« Я думаю, что нам не хватает возможности общаться с врачами лицом к лицу, например, задавать друг другу вопросы о том, как они воспринимают определенное заболевание, о том, как они могут лечить определенное заболевание, о том, как они могут справиться с некоторыми заболеваниями.У нас нет платформы, на которой мы могли бы обсуждать проблемы ».

Для БП предложенные препятствия на пути к сотрудничеству включали взаимное недоверие, необразованность и неспособность БГ понимать преподавание медицины. Один из ВР рассказал о страхе ТГ перед эксплуатацией и потерей бизнеса.

Взаимное знание и уважение

Эта тема касается знаний, которые партнеры по сотрудничеству имеют друг о друге как в личном, так и в профессиональном плане, и в какой степени они уважают друг друга и свои компетенции.

Взаимное знакомство

Пять THs сообщили, что у них есть друзья, которые работали в больнице, и одна целительница рассказала, как она подружилась с медсестрой, помогая ее вылечить. Девять БП рассказали, что знали ТГ из своих деревень, когда росли, а двое БП заявили, что не знали никаких ТГ лично.

Все TH утверждали, что знают о том, как практикуют BP. Они привели конкретные примеры практики ВР: выписывание рецептов; делать кесарево сечение; диагностика заболеваний с помощью инструментов и машин; осуществление вмешательств в области общественного здравоохранения; капельницы или переливание крови; и давать советы по укреплению здоровья.Четыре TH сказали, что BP не могут лечить магические или суеверные болезни. На вопрос, понимают ли БП ТМ, большинство ТН ответили, что понимают, в то время как только один не подумал.

Все БП имели некоторое представление о TH. Один BP знал, что существуют разные типы TH, включая духовных целителей и травников, хотя трое знали, что у некоторых могут быть суеверные или духовные практики. Один BP описал практику ТГ, в том числе прописывание пероральных средств или надрезы. Анемия, дерматологические симптомы и укусы змей были предложены в качестве состояний, излечимых TH, и несколько BP обсуждали, что традиционное средство может вызывать схватки.

TH сказали, что они узнали о BP несколькими способами, включая средства массовой информации, личный опыт и школу. БП узнали о ТГ при воздействии на них в детстве, в сельской местности в медицинской школе и по направлениям пациентов от ТГ.

Доверие

Все TH сказали, что BP важны или полезны. Одна TH сказала, что она думает, что BP важнее TH. Кроме того, один TH сказал, что BP более развит, чем TH, а четверо сказали, что BP важны, потому что они могут лечить болезни, которые не могут быть TH.

Два TH сказали, что они думали, что BP смотрят на них свысока, считая их менее компетентными.

Один Б.П. сообщил, что, хотя фитотерапия может быть полезной, он не одобряет никаких других форм традиционного лечения. Трое врачей-терапевтов не считали, что традиционное лечение может лечить любое заболевание лучше, чем традиционная медицина, хотя один предположил, что ТГ могут быть лучше оснащены для лечения определенных состояний, чем государственные больницы.

Все TH заявили, что направляют в больницу пациентов, которых они не могли лечить.Один TH сказал, что если он не может лечить кого-то в определенный период времени, он затем направит его. На вопрос, направляли ли к ним пациентов БП, трое ТН ответили, что да. Двое из этих целителей сказали, что их направили пациентам с подозрением на волшебную болезнь, а один сказал, что его направили пациентам с диабетом и заболеваниями, передающимися половым путем. Двое TH никогда не были направлены пациентами. Один TH сказал, что кодекс поведения BP не разрешает направление к TH.

Ни один БП никогда не упоминал ТН. Двое БП не были направлены пациентами от ТН, а двое других сказали, что ТН направляли к ним пациентов с онкологическими заболеваниями, заболеваниями, связанными с ВИЧ, или роженицами.

Обсуждение

Это исследование было направлено на изучение готовности традиционных целителей и биомедицинских практикующих в округах Блантайр и Муланье, Малави, к сотрудничеству друг с другом, а также на оценку текущего и будущего уровней сотрудничества с использованием SMoC. Результаты были представлены под тематическими заголовками: цели, видение сотрудничества, взаимное знание и уважение.

Энтузиазм по поводу сотрудничества, выраженный ТН, и неоднозначная, но в целом положительная реакция со стороны БП, согласуется с данными литературы (Sorsdahl et al., 2010; Брайман, 2016). Интересно рассмотреть мотивацию сотрудничества обеих групп участников; хотя на первый взгляд может показаться, что их конкретные мотивы различаются, в конечном итоге обе группы хотят улучшить уход за пациентами. ТН желают повысить свою компетентность и обеспечить, чтобы пациенты обращались к наиболее подходящему медицинскому работнику, в то время как БП хотят открывать новые лекарства, обучать ТН, чтобы предотвратить вредную практику и ограничить отсрочку направления к специалистам, а также выявлять пациентов, не получающих доступ к основным услугам здравоохранения. Эти мотивы также задокументированы в литературе (Okeke et al., 2006). В своем исследовании восприятия межпрофессионального сотрудничества Одегард и Страйп (2009) обнаружили, что мотивация является одним из четырех наиболее важных аспектов сотрудничества и наиболее важной индивидуальной характеристикой, которую воспринимают специалисты в области здравоохранения.

Наши результаты показывают, что ТН и БП действительно разделяют цели и мотивацию в своей практике, которые заключаются в лечении пациентов и продвижении здорового общества. Хотя ни один BP не упомянул бизнес или финансовую выгоду как личную мотивацию, в отличие от TH, его актуальность для частной медицины была отмечена.

Несмотря на утверждение ВР о том, что ТН избегают направления пациентов для защиты своего дохода и репутации, все ТН утверждали, что направляют дела, с которыми они не могут справиться, в больницу, что свидетельствует о верности своим пациентам. Минздрав ранее проинструктировал ТН направлять определенные случаи в больницу, поэтому ТН, возможно, заявляли, что направляют пациентов, чтобы избежать критики. Также выяснилось, что БП в основном преданы своим пациентам, хотя один БП рассказал о том, как пострадало лечение, ориентированное на пациента, из-за нехватки времени и ресурсов в государственных медицинских учреждениях.Известно, что ни один из опрошенных ВР не занимается частной медициной, хотя было бы интересно узнать, как это может повлиять на лояльность ВР. Это исследование показало, что обе стороны верны пациентам, и хотя они могут придерживаться других сторон (например, своего бизнеса), это является положительным признаком потенциала сотрудничества.

Различия во взглядах на сотрудничество, проводимые обеими сторонами, отражают их терпеливую преданность и оговорки. Полученные данные согласуются с литературными данными, касающимися неодобрения BP системы взаимного направления к специалистам и желания TH больше узнать о западной медицине (Peltzer and Khoza, 2002).

Было обнаружено, что и TH, и BP имели разумное понимание общих принципов, подходов и масштабов практики друг друга. Учитывая высокую подверженность ТГ, описанную БП, когда они росли в такой культуре, как Малави, неудивительно, что они хорошо понимали ТМ. Несколько других исследований также показали, что БП обладают некоторыми знаниями о ТМ (Awodele, 2012; Appelbaum Belisle et al., 2015; Nemutandani et al., 2016). Стоит учитывать возможность того, что близость к городским сообществам с западной медициной и более широкое знакомство с основными средствами массовой информации (через которые два целителя в этом исследовании узнали о больничной медицине) могут расширить знания ТН о западном здравоохранении и, возможно, повлиять на их практику и реферальное поведение.В нескольких исследованиях оцениваются существующие знания ТН о конкретных «западных» заболеваниях, обычно в контексте совместных программ для таких состояний, как ВИЧ / СПИД (Furin, 2011), туберкулез (Heinzerling, 2005) и малярия (Okeke et al., 2006). Однако сравнение с этим исследованием затруднено из-за общего характера исследования данного предмета.

Доверие и уважение к БП, демонстрируемые ТГ, можно найти в других источниках литературы, где сообщается, что ТГ охотно направляют своих пациентов (Peltzer et al., 2006; Viney et al., 2014; Кейкеламе и Шварц, 2015; Van Rooyen et al., 2015). Точно так же оговорки, которые придерживаются БП в отношении ТГ, также описаны несколько раз (Burnett et al., 1999; Peltzer, Khoza, 2002; Okeke et al., 2006; Campbell-Hall et al., 2010; Musyimi et al. , 2016; Nemutandani et al., 2016). Отсутствие доверия со стороны BP делает сотрудничество как одностороннюю систему направления к специалистам, а обучение TH — очень сложным. Для того чтобы сотрудничество стало возможным, их оговорки должны быть устранены, возможно, путем регулирования и стандартизации практики ТН, а также исследования их лекарств.

Заключение

Это исследование было направлено на изучение готовности TH и BP в округах Блантайр и Mulanje, Малави, сотрудничать друг с другом, а также оценить текущий и будущий уровни сотрудничества. TH и BP, которые участвовали в этом исследовании, были в целом готовы сотрудничать друг с другом, хотя TH явно были с большим энтузиазмом относились к сотрудничеству, а BP придерживались нескольких оговорок. Было обнаружено, что TH и BP разделяют цели и мотивацию в своей медицинской или лечебной практике, хотя их видение сотрудничества различается в зависимости от их восприятия и доверия друг к другу.У БП и БП было разумное понимание друг друга, но в то время как БП продемонстрировали доверие БП, взаимное доверие со стороны БП отсутствовало. Появляется все больше свидетельств эффективности или использования ТМ и дополнительных методов лечения, мы предлагаем преподавать это в медицинских школах, чтобы БП могли ценить ТГ.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Комитета по исследованиям и этике медицинского колледжа (COMREC) с письменного информированного согласия всех субъектов.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол одобрен КОМРЕК.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Это исследование финансировалось Африканским центром передового опыта в области общественного здравоохранения и фитотерапии.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аппельбаум Белисле, Х., Хеннинк, М., Ордоньес, К. Э., Джон, С., Нгубане-Джой, Э., Хэмптон, Дж. И др. (2015). Совместное использование традиционной медицины и ВРТ: перспективы пациентов, поставщиков медицинских услуг и традиционных целителей в Дурбане, Южная Африка. Glob. Публичный. Здоровье 10, 71–87. DOI: 10.1080 / 17441692.2014.967709

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Awodele, О. (2012). Отношение врачей к использованию лечебных трав в Лагосе, Нигерия. J. Herb. Med. 2, 16–22. DOI: 10.1016 / j.hermed.2012.02.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодекер, Г., Кроненберг, Ф. (2002). Повестка дня общественного здравоохранения для традиционной, дополнительной и альтернативной медицины. Am. J. Public Health 92, 1582–1591. DOI: 10.2105 / AJPH.92.10.1582

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайман А. (2016). Методы социальных исследований , 5-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бернетт, А., Баггейли, Р., Ндови-Макмиллан, М., Сулве, Дж., Ханг’омба, Б., и Беннет, Дж. (1999). Уход за людьми с ВИЧ в Замбии: готовы ли традиционные целители и официальные медицинские работники работать вместе? AIDS Care 11, 481–491. DOI: 10.1080 / 09540129947875

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл-Холл В. , Петерсен И., Бхана А., Мджаду С., Хосегуд В. и Флишер А. Дж. (2010).Сотрудничество между традиционными врачами и персоналом первичной медико-санитарной помощи в Южной Африке: развитие действенного партнерства для общинных служб психического здоровья. Transcult. Психиатрия . 47, 610–628. DOI: 10.1177 / 1363461510383459

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чанг, В.С., Ма, П.Х., Хонг, Л.С., и Гриффитс, С.М. (2012). Организационные детерминанты межпрофессионального сотрудничества в интегративной медицинской помощи: систематический обзор качественных исследований. PLoS ONE 7: 50022. DOI: 10.1371 / journal.pone.0050022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Courtright, P., Chirambo, M., Lewallen, S., Chana, H., and Kanjaloti, S. (2000). Сотрудничество с африканскими традиционными целителями по предотвращению слепоты. Сингапур: World Scientific Publishing Co. Pte. ООО

Google Scholar

Д’Амур, Д. , Гуле, Л., Лабади, Дж. Ф., Мартин-Родригес, Л. С., и Пино, Р.(2008). Модель и типология сотрудничества специалистов в организациях здравоохранения. BMC Health Serv. Res . 8: 188. DOI: 10.1186 / 1472-6963-8-188

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кейкеламе, М. Дж., И Шварц, Л. (2015). «Вещь, полная историй»: объяснения эпилепсии народными целителями и перспективы сотрудничества с биомедицинскими службами здравоохранения в Кейптауне. Transcult. Психиатрия . 52, 659–680. DOI: 10.1177/1363461515571626

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Msyamboza, K. P., Ngwira, B., Dzowela, T., Mvula, C., Kathyola, D., Harries, A. D., et al. (2011). Бремя отдельных хронических неинфекционных заболеваний и их факторы риска в Малави: общенациональное исследование STEPS. PLoS ONE 6, 6–11. DOI: 10.1371 / journal.pone.0020316

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мунтхали, А. С., Манна, Х., Маклахлан, М., Шварц, Л., Макупе, C.M., и Chilimampunga, C. (2014). Неиспользование официальных медицинских услуг в Малави: мнения лиц, не пользующихся услугами. Малави. Med. J . 26, 126–132.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Musyimi, C. W., Mutiso, V. N., Nandoya, E. S., and Ndetei, D. M. (2016). Формирование совместного диалога между религиозными целителями, народными целителями и официальными медицинскими работниками в области психического здоровья в кенийской среде: к общему мнению. J. Ethnobiol. Этномед . 12, 4. DOI: 10.1186 / s13002-015-0075-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Немутандани, С. М., Хендрикс, С. Дж., И Мулаудзи, М. Ф. (2016). Восприятие и опыт практикующих врачей-аллопатов о сотрудничестве с практикующими врачами в Южной Африке после апартеида. Afr. J. Prm. Health Care Fam. Med. 8: e1-8. DOI: 10.4102 / phcfm.v8i2.1007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ødegård, A. и Страйп Дж. (2009). Восприятие межпрофессионального сотрудничества в сфере охраны психического здоровья детей в Норвегии. J. Interprof. Уход 23, 286–296. DOI: 10.1080 / 13561820

9981

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Океке, Т.А., Окафор, Х.У., и Узочукву, Б.С.С. (2006). Народные целители в Нигерии: понимание причин, методы лечения и направления к специалистам при тяжелой малярии. J. Biosoc. Sci. 38, 491–500. DOI: 10.1017 / S002193200502660X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пельтцер, К., и Хоза, Л. (2002). Отношение и знания практикующих медсестер к традиционному исцелению, исцелению верой и дополнительной медицине в Северной провинции Южной Африки. Curationis 25, 30–40. DOI: 10.4102 / curationis.v25i2.749

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пельтцер, К., Мнгкунданисо, Н., и Петрос, Г. (2006). Контролируемое исследование вмешательства в связи с ВИЧ / СПИДом / ИППП / туберкулезом с участием народных целителей в Квазулу-Натале, Южная Африка. AIDS Behav. 10, 683–690. DOI: 10.1007 / s10461-006-9110-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симвака А., Пельтцер К. и Малува-Банда Д. (2007). Местные методы исцеления в Малави. J. Psychol. Afr . 17, 155–162. DOI: 10.1080 / 14330237.2007.10820162

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорсдал, К., Стейн, Д. Дж., И Флишер, А. Дж. (2010). Традиционные взгляды и верования целителей относительно направления душевнобольных к западным врачам в Южной Африке. Transcult. Психиатрия 47, 591–609. DOI: 10.1177 / 1363461510383330

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Ройен, Д., Престориус, Б., Тембани, Н. М., и тен Хэм, В. (2015). Сотрудничество аллопатических и традиционных практикующих врачей. Curationis 38: 1495. DOI: 10.4102 / curationis.v38i2.1495

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вини, К., Джонсон, П., Тагаро, М. , Фанай, С., Линь, Н.Н., Келли П. и др. (2014). Народные целители и потенциал сотрудничества с национальной программой борьбы с туберкулезом в Вануату: результаты исследования с использованием смешанных методов. BMC Publ. Здоровье . 14, 393. DOI: 10.1186 / 1471-2458-14-393

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Народные целители способствуют развитию первичной медико-санитарной помощи

Народный целитель из Уганды лечит пациента от головокружения.

Фотография: Панос / Джим Холмс

Солнце было неумолимым.Как и десятки лиц, упорно ожидающих входа в крошечную соломенную хижину в Зимбабве, где Нхамбуро Масанго, традиционный целитель, сидел среди трав, костей и других лекарств. У одного старика передо мной была кожная сыпь, у другого опухла нога, а где-то ребенок жаловался на боль в животе. Похоже, никого не смутила длинная извилистая очередь.

Многим бедным зимбабвийцам больше некуда идти. Традиционные целители часто являются первой и последней линией защиты от самых заразных и изнурительных болезней, от которых страдает их жизнь. Хотя западная медицина является общепринятой во всей Африке, она не заменила, а, скорее, расширила подходы коренных народов к здоровью. Такие практикующие, как г-н Масанго, по-прежнему занимают центральное место в жизни многих. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 80 процентов людей в Африке регулярно обращаются за их услугами.

Тем не менее, целители по большей части официально не признаны правительствами. Они действуют вне официальных структур здравоохранения. Но если оставить народных целителей в стороне, это может иметь серьезные последствия.Некоторые пациенты, предпочитая целителей, могут игнорировать рекомендации врача или принимать лекарственные травы, которые могут вступать в опасное взаимодействие с фармацевтическими препаратами. Работая с этими целителями, врачи приобретут союзников, живущих в собственном сообществе пациента.

«В течение долгого времени мы говорили правительству, что они не могут действовать в одиночку в обеспечении здоровья», — сказал в августе репортеру Гордон Чавхундука, директор Национальной ассоциации традиционных целителей Зимбабве. «Между правительством и нами было много противоречий по поводу нашей полезности». Он добавил, что непомерно высокие медицинские расходы также лишают бедных возможности получить медицинскую помощь. Люди выбирают традиционных целителей, которые не всегда требуют наличных денег и которых намного больше, чем врачей.

Но проблема выходит за рамки доступа. Традиционное исцеление связано с более широкими системами верований и остается неотъемлемой частью жизни большинства африканцев. Люди обращаются к народным целителям независимо от того, могут ли они позволить себе медицинские услуги.В моем случае я мог позволить себе лучшее медицинское обслуживание, которое могла предоставить Зимбабве. За две недели до приезда домой я прошел тщательное медицинское обследование в одной из лучших больниц американского города Бостон, где я жил в то время. В Зимбабве, хотя я не остро нуждался в медицинской помощи, моя мать настояла на том, чтобы я прошел еще один «осмотр» перед возвращением в США. Она настаивала на том, что есть некоторые вещи, которые западная медицина не может понять.

Доктора, получившие образование в области западных наук, в основном занимаются биомедицинскими причинами болезней, в то время как традиционные верования придерживаются более целостного подхода.В Зимбабве традиционные целители, как считается, предугадывают причину болезни или социальных проблем человека, бросая кости, чтобы интерпретировать волю умерших предков. Некоторые целители говорят, что они напрямую направляют дух предков через свои тела. Многие обладают глубокими знаниями о растительных материалах и их различных целебных свойствах. Они используют листья, семена, стебли, кору или корни для лечения симптомов. Также используются части животных и минералы, но в меньшей степени. Большинство традиционных целителей одновременно являются травниками и предсказателями, но некоторые специализируются на одном аспекте.Многие врачи считают целителей шарлатанами, охотящимися на суеверия местных семей. Это верно в некоторых, но не во всех случаях.

Регулирование народных целителей

Пропасть между современными и традиционными практиками несколько сузилась за последнее десятилетие. ВОЗ выступает за включение безопасной и эффективной народной медицины в системы первичной медико-санитарной помощи. В 2002 году организация выпустила свои первые всеобъемлющие руководящие принципы, чтобы помочь таким странам, как Зимбабве, разработать политику регулирования традиционной медицины.

Правительство Зимбабве объявило в июле, что оно упорядочит торговлю. Планы включают создание совета целителей, который, среди прочего, будет подтверждать эффективность лекарственных трав. Министр здравоохранения и защиты детей Дэвид Париренятва выразил обеспокоенность по поводу того, что некоторые целители утверждают, что обладают лекарствами от различных неизлечимых болезней, в том числе от ВИЧ / СПИДа. Он пояснил, что невозможно оценить такие утверждения без совета, представляющего всех целителей.

«Необходима некоторая стандартизация операций», — сказал Др.- предложил Париренятва во время встречи с местными народными целителями. «Например, люди должны иметь возможность консультироваться с зарегистрированными и имеющими лицензию народными целителями в соответствующих помещениях. В настоящее время традиционные целители работают во всевозможных местах, таких как стоянки для грузовиков и задние дворы. Это должно измениться ».

Народные целители уже являются надежным источником медицинской информации и лечения. При наличии соответствующих навыков и средств они могут играть более важную роль в борьбе с основными заболеваниями Африки.

Южная Африка возглавляет континентальные усилия по включению традиционных целителей в правовые рамки. В начале 2005 года парламент одобрил закон о признании примерно 200 000 целителей страны поставщиками медицинских услуг. Зарегистрированным лицам, например, будет разрешено выписывать отпуск по болезни и предлагать лечение от множества заболеваний. Некоторые приветствовали это как важный шаг в искоренении шарлатанов и защите пациентов, но другие видели это иначе. Компания Doctors for Life, представляющая более тысячи практикующих врачей в Южной Африке, возражала против планов правительства узаконить целителей.

«Большинство лекарств, используемых традиционными врачами, не прошли научную проверку», — заявили «Доктора на всю жизнь». «Многие люди страдают из-за серьезных осложнений, возникающих из-за использования народных лекарств». Группа предупредила, что такой закон может открыть «банку червей» юридических споров и медицинских осложнений. Они призвали тщательно изучить лекарства, прежде чем они будут одобрены.

Другие практикующие врачи отмечают, что традиционные целители, при поддержке закона или без него, уже оказывают услуги в общинах.Таким образом, включение их в систему первичного здравоохранения поможет, а не препятствует усилиям по искоренению вредных практик.

Сотрудничество целителей и врачей

Растет осознание того, что традиционные и западные врачи могут работать вместе для улучшения самочувствия пациентов, особенно когда речь идет о разработке новых лекарств, сообщении о новых случаях заразных заболеваний и поиске способов гарантировать, что пациенты будут придерживаться своего прописанное лечение.

В Танзании Институт традиционной медицины в Дар-эс-Саламе проводит пилотную программу по тестированию эффективности местных трав в снижении тяжести других заболеваний, часто наблюдаемых у пациентов с ВИЧ. Травники позволяют институту оценивать вещества, которые они используют для лечения пациентов. Если ученые обнаруживают в травах полезные элементы, они очищают их и определяют правильную дозировку. Это решает серьезную проблему, которую некоторые люди испытывают по поводу прописывания лекарств народными целителями.В настоящее время с институтом работают около 25 травников.

Мы согласны с тем, что «некоторые травы положительно реагируют на некоторые заболевания, связанные с ВИЧ / СПИДом, и над ними нужно работать, чтобы понять их действие», — говорит доктор Эдмунд Кайомбо, который помогает институту установить эффективность традиционных трав. . Эти травы включают средства для укрепления иммунной системы, повышения аппетита и лечения молочницы, кожной сыпи и диареи. По его словам, от них нельзя ожидать излечения от ВИЧ, но они могут уменьшить некоторые симптомы, которые часто возникают у людей с ВИЧ.

Народные целители могут быть особенно эффективными в отслеживании вспышек болезней. Они живут в сообществах и, вероятно, первыми узнают о появлении каких-либо новых болезней. Г-жа Нора Гроус и г-жа Мэри Рив, медицинские антропологи, утверждают, что открытые линии связи между традиционными целителями и медицинским сообществом могут значительно улучшить наблюдение. Должностные лица здравоохранения должны включать традиционных целителей в свою образовательную программу для врачей и должны быть обучены тому, чтобы знать, какую информацию они должны запрашивать у целителей.

«Традиционных целителей нужно научить, почему, что, когда и как сообщать местным властям о необычных симптомах у своих пациентов», — заявляют г-жа Гроус и г-жа Рив. По их словам, контрольные списки или иллюстрированные руководства по симптомам, заболеваниям и способам передачи могут облегчить общение между целителями и официальными лицами.

В определенной степени уже существует неформальная система направления к специалистам традиционной практики и врачей. Но традиционные целители жалуются, что информация в основном течет только в одном направлении.«Традиционные целители уже отправляют письма-направления в клиники», — отмечает доктор Джеймс Хартцелл, профессор медицинского факультета Южно-Африканского университета Квазулу / Натал. Они «просто запрашивают хотя бы базовую информацию у биомедицинской команды, которая часто враждебна им, например, что пациенты получали с точки зрения лечения».

Доктор Хартцелл работает над проектом по улучшению сотрудничества между врачами и целителями в уходе за людьми с ВИЧ / СПИДом. Он включает обучение 350 целителей профилактике, добровольному консультированию и тестированию, уходу на дому и антиретровирусной терапии.Он считает, что пациенты хорошо слушают народных целителей. Это дает целителям возможность оказать «большое влияние на соблюдение пациентом режима лечения и лечение при хорошем сотрудничестве со стороны биомедицинской команды».

Целители повышают приверженность пациентов

Народные целители уже являются надежным источником медицинской информации и лечения. При наличии соответствующих навыков и средств они могут играть более важную роль в борьбе с основными заболеваниями Африки.

Заболеваемость туберкулезом (ТБ) росла в районе Хлабиса провинции Квазулу / Натал, на 360 процентов за семь лет до 1999 года.Туберкулез можно легко вылечить, если пациенты будут принимать лекарства каждый день и пройти курс лечения. Но из-за того, что курс лечения длился от шести до восьми месяцев, многие бросают его. Однако инновационное партнерство между врачами и практикующими врачами помогло сократить распространение с помощью курса, который обучал целителей контролировать и записывать дозы, принимаемые каждым пациентом, для обеспечения надлежащего соблюдения.

«Нас также рассказали о симптомах туберкулеза, чтобы, обнаружив их у любого из наших пациентов, мы могли направить людей на обследование», — сказал Джек Ньявуза, один из 25 народных целителей, принявших участие в кампании. .«Эта информация дополнила то, что мы изучаем в процессе обучения целителей». Пациенты были в восторге от того, что целители прошли это обучение: целители жили поблизости и могли посещать дома, когда пациенты были слишком больны, чтобы к ним обращаться.

Результаты были замечательными. В целом, 89 процентов из тех, кто находился под наблюдением традиционных целителей, завершили лечение, по сравнению с 67 процентами под наблюдением других добровольцев. А уровень смертности пациентов народных целителей был на две трети ниже. Целители приветствовали их вновь обретенное уважение в медицинском сообществе.«Меня учили помогать и лечить людей, поэтому работа куратором по лечению туберкулеза — это продолжение моей профессии», — сказал г-н Ньявуза.

Многие народные целители готовы использовать стандарты западной медицины. В Зимбабве после масштабной правительственной кампании по прекращению практики, которая могла бы способствовать распространению ВИЧ, целители осудили использовать лезвие бритвы, необходимое для разрезания кожи, когда лекарство необходимо втирать в плоть, на более чем одном человеке.

К счастью, поскольку у меня низкий порог боли, лекарство Mr.Назначенный мне Масанго не требовал никаких сокращений. Я держу горько-сладкий красный корень, который он прописал от головных болей, рядом с моим имитрексом от GlaxoSmithKline. Мне нравится лучшее из обоих миров.

Народные целители, целители и практикующие врачи: вклад медицинского плюрализма в устранение узких мест в каскаде оказания помощи при ВИЧ / СПИДе в Восточной и Южной Африке

Введение

Более 30 лет звучали призывы к сотрудничеству между традиционные и биомедицинские системы здравоохранения для решения проблем со здоровьем и неравенства людей в странах Африки к югу от Сахары.1 Программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ опубликовала подборку примеров передового опыта в отношении того, как народные целители могут сотрудничать с поставщиками биомедицинских услуг в области профилактики ВИЧ-инфекции и оказания помощи людям, живущим с ВИЧ (ЛЖВ) в странах Африки к югу от Сахары. / СПИД десять лет назад2. Тем не менее, ни в одной стране Африки к югу от Сахары нет интегрированной или совместной системы здравоохранения, которая признает как традиционные, так и биомедицинские подходы. в Африке к югу от Сахары, что, возможно, лучше всего наблюдается благодаря практике медицинского плюрализма среди ЛЖВ.3 4

Медицинский плюрализм определяется как использование более чем одной медицинской системы для лечения и болезни5. В странах Африки к югу от Сахары медицинский плюрализм предполагает «совершение покупок и переключение» между несколькими доступными способами помощи 6 7, включая традиционные и религиозные. системы здравоохранения4. Неоднократно было показано, что использование фрагментированных, множественных медицинских систем задерживает доступ к тестированию на ВИЧ и началу антиретровирусного лечения (АРТ) среди ЛЖВ, когда их пути оказания помощи включают традиционных и религиозных целителей.6 8 9 Эти задержки могут происходить из-за того, что некоторые ЛЖВ ищут утешения и убежища среди традиционных и религиозных целителей. 10 Каждый пятый пользователь АРТ консультируется с традиционными целителями, 8 с использованием традиционных целителей, время от времени связанных с неподавленной вирусной нагрузкой и перерывами в лечении .11 ЛЖВ несут чрезмерные наличные расходы, часто на катастрофическом уровне расходов домохозяйства, чтобы удовлетворить свои потребности в медицинском обслуживании за счет медицинского плюрализма.12 13 Несмотря на эти негативные последствия, медицинский плюрализм остается широко распространенной формой медицинского поведения в субрегионе. Сахарская Африка.14 15

В последнее десятилетие появляется все больше литературы по изучению медицинского плюрализма, в частности, связанного с необходимостью укрепления слабых систем здравоохранения и сдерживания эпидемии ВИЧ / СПИДа в странах Африки к югу от Сахары4. нет исследований, которые бы изучали роль медицинского плюрализма в биомедицинском «каскаде лечения» для ЛЖВ. Более того, исследования медицинского плюрализма имеют тенденцию быть локализованными, и по этой причине медицинский плюрализм еще не признан в качестве общей исследовательской проблемы регионального значения для всей Африки к югу от Сахары. В этом исследовании исследуется вклад медицинского плюрализма в возникновение узких мест на протяжении всего каскада оказания помощи ЛЖВ в шести странах Африки к югу от Сахары. В частности, исследование направлено на изучение проявления медицинского плюрализма на всем протяжении континуума помощи при ВИЧ-инфекции и механизмов, с помощью которых медицинский плюрализм влияет на узкие места в уходе и лечении во многих странах и системах здравоохранения в восточной и южной частях Африки.

Методы

Дизайн и условия исследования

Многострановое исследовательское качественное исследование было проведено в семи исследованиях здравоохранения и демографического надзора (HDSS), расположенных в шести странах, все участвовавшие в проекте «Анализ продольных данных по ВИЧ / СПИДу среди населения» на Сеть Африки; Кисуму, Кения; Кьямулибва и Ракаи, Уганда; Кисеса, Танзания; Каронга, Малави; Manicaland, Зимбабве и uMkhanyakude, Южная Африка.16 Подробная информация о методах, используемых для проведения исследования на каждом сайте, полностью описана в дополнительных методах редакционной статьи по адресу http://dx. doi.org/10.1136/sextrans-2017-053172.

Выборка и участники исследования

Мы набрали ЛЖВ, отобранных на этапах каскада лечения ВИЧ, включая тех, у кого был диагностирован ВИЧ, но которые не принимали участие в лечении, до АРТ, участвовали в лечении, на разных этапах лиц, получающих АРТ, и тех, кто выбыл из лечения АРТ. Были наняты медицинские работники (МР), оказывающие помощь в связи с ВИЧ, а также члены семей людей, умерших с известным диагнозом ВИЧ.Для набора участников использовалась комбинация методов, в том числе через базы данных, хранящиеся в HDSS, и регистры в клиниках ВИЧ и АРТ, а к потенциальным участникам обращались через домашние посещения, в клиники и по телефону. Платформа вербальной аутопсии в HDSS, обычно используемая для опроса членов семей умерших людей с целью установления возможных причин смерти, использовалась для идентификации умерших пациентов с ВИЧ и членов их семей. В то время как целенаправленная выборка была основным используемым методом выборки, также использовались методы случайной выборки и снежного кома, о чем подробнее говорится в другом месте. 17 В исследовании приняли участие 53 медработника, 48 членов семьи умершего с известным диагнозом ВИЧ и 258 ЛЖВ. Образцы ЛЖВ были отобраны по категориям до АРТ (81), АРТ (137) и без наблюдения (40) по семи HDSS.

Сбор и обработка данных

Глубинные интервью с участниками исследования проводились обученными и опытными качественными интервьюерами с использованием общих руководств по темам в разных условиях исследования. Инструменты и темы сбора данных были адаптированы к типу опрашиваемого участника, например, ЛЖВ или МР, но были общими для всех условий исследования.Интервью проводились на языке, который предпочитал участник, и в частном месте по их выбору, часто в их собственных домах или комнатах в клиниках. Во время сбора данных были составлены ретроспективные схемы путешествий пациентов по медицинскому обслуживанию, в которых фиксировались ключевые события и их соответствующие даты. Все интервью были записаны на звук, и были сделаны полевые заметки. Аудиозаписи также были дословно расшифрованы и переведены на английский язык, а расшифровка стенограмм велась с помощью программного обеспечения NVIVO 8/10/11, но вручную в Кьямулибве. 17

Анализ и интерпретация данных

Данные были проанализированы тематически для создания тем и подтем. Стенограммы участников были закодированы индивидуально в соответствующих странах с использованием индуктивного открытого кодирования, а закодированные данные отправлены в центральное место для дальнейшего анализа. Сначала были закодированы пути через систему здравоохранения, чтобы определить источники медицинской помощи, а затем — темы, связанные с медицинским плюрализмом как узким местом в каскаде помощи ЛЖВ, вовлеченным в медицинский плюрализм.Методы осевого кодирования использовались для тематического анализа повторяемости, сходства и различий данных, сравнения кодированных транскриптов внутри и между странами, а также внутри и между этапами каскада. Коды были проанализированы на предмет родства с целью создания категорий. Коды были пересмотрены для выявления противоречивых и девиантных кодов, после чего были пересмотрены коды, категории и темы. Темы и подтемы представлены в разделе результатов, но идентификаторы участников были удалены для анонимности.

Этические соображения

Этическое одобрение было получено сертифицированными исследовательскими комитетами во всех странах-участницах, а также Лондонской школой гигиены и тропической медицины (№ 10389). Информированное согласие было запрошено и получено от всех участников.

Результаты

Появились три тематических области, в которых медицинский плюрализм способствовал возникновению узких мест в каскаде оказания помощи ЛЖВ. Во-первых, случаи задержки доступа к уходу и лечению объяснялись плюралистическими убеждениями в отношении здоровья, общими знаниями о здоровье и ВИЧ-инфекцией, а также характером поездок пациентов.Во-вторых, перерывы в уходе и лечении были вызваны доступностью альтернативных вариантов, неудачным лечением и эксплуатацией ЛЖВ со стороны оппортунистических торговцев и целителей. Наконец, сочетание поставщиков медицинских услуг и вариантов лечения было представлено взаимодействием между доступными поставщиками медицинских услуг и различными формами лечения, при этом узкие места объяснялись чувством недоверия.

Задержки в доступе к уходу и лечению

Плюралистическое меню вариантов медицинского обслуживания, которое было доступно для ЛЖВ, помимо услуг в клинике ВИЧ, проявлялось в задержках на пути оказания помощи при ВИЧ.ЛЖВ вместе с членами их семей имели право принимать решения по выбору предпочтительного источника медицинской помощи, часто последовательно, и принятие таких решений считалось медленным процессом, который сам по себе мог вызвать задержки. Хотя ЛЖВ выбрали первую точку контакта, будь то биомедицинская, религиозная или традиционная, решение о сохранении или изменении источника медицинской помощи зависело от их опыта улучшения состояния здоровья. Если выбранная медицинская помощь или лечение оказались неудачными, ЛЖВ с большей вероятностью переключали источники помощи, что приводило к долгому пути пациентов к лечению и уходу в связи с ВИЧ.

Люди не принимают решения сразу. Есть много людей, которые сразу же начинают с консультации традиционного (целителя). После того, как они застряли, они решают пойти и проверить свое здоровье. Но многие начинают с традиционных (целителей), включая меня… (Мужчина, ЛЖВ, на АРТ, Танзания)

Выбор источников медицинской помощи во многом зависел от общих убеждений в отношении здоровья, были ли ЛЖВ более склонны к биомедицинским, религиозным или традиционные источники, а также более конкретно то, что они считали типом или причиной своего заболевания.Эти склонности к здоровью и объяснения повлияли на предпочтительный для пациентов источник медицинской помощи, что могло иметь последствия для задержек в достижении соответствующей формы ухода и лечения.

Это нормально, потому что у нас три крыла. у нас есть те, кто верит, что они христиане, за нас можно молиться. Когда мы больны, мы только молимся. Затем у нас есть другая категория, которая считает, что если они больны, значит, кто-то желает им плохого, и они обращаются к традиционному целителю.Затем больший процент осознал, что, когда они заболели, они должны посетить (медицинское) учреждение. (Мужчина, ЛЖВ, получает АРТ, Кения)

Конкретные знания и понимание болезней, услуг и методов лечения также повлияли на степень вовлечения ЛЖВ в медицинский плюрализм. Знания о традиционном лечении для ЛЖВ уходят корнями в понятие «традиции» и могут считаться надежными, когда пациенты испытали облегчение здоровья. Однако осведомленность и знание или их отсутствие о биомедицинских возможностях, включая услуги, связанные с ВИЧ, облегчили доступ к тестированию и лечению.В зависимости от того, как полагались на знания о здоровье и как они действовали, ЛЖВ могли отложить доступ к биомедицинской помощи, предварительно проконсультировавшись с религиозными или традиционными целителями.

Есть женщина, которая знает традиционные лекарства хая Я начала принимать эти лекарства Гм это наша традиция даже маленький ребенок будет принимать лекарства сейчас, когда я почувствовал, что мое здоровье улучшилось, тогда я сказал себе: «Тебе нужно пройти тестирование, чтобы знать, что тебя беспокоит. (мужчина, ЛЖВ, получающие АРТ, Танзания)

Перерывы в уходе и лечении

Медицинский плюрализм также способствовал возникновению узких мест в каскаде помощи при ВИЧ из-за прерывания биомедицинской помощи и лечения, что в значительной степени проявлялось в отказе от помощи. В этом исследовании редко сообщалось об использовании небиомедицинских лекарств для лечения ВИЧ или в качестве альтернативы АРТ. Тем не менее, надежда на излечение среди ЛЖВ делала их уязвимыми для ложных и сбивающих с толку сообщений, исходящих от целителей, которые заявляли, что они излечивают ВИЧ, и предписывало ЛЖВ прекратить лечение от ВИЧ.

Им дали святую воду и проинструктировали, что если они примут ее в течение пяти дней, им следует пройти повторное тестирование, и они увидят, что результат будет отрицательным. (Женщина, ЛЖВ, получающая АРТ, Зимбабве)

Наиболее распространенной причиной, по которой люди использовали небиомедицинские лекарства после начала лечения и лечения, было сохранение ВИЧ или его симптомов, как заявляли ЛЖВ, и часто выражались. как отказ биомедицинского лечения. Некоторые пациенты, которые ожидали выздоровления, не были бы удовлетворены преимуществами существующих вариантов биомедицинского лечения ВИЧ.Устойчивость или обострение болезни побуждали некоторых пациентов заявлять о неудаче лечения и принимать альтернативные объяснения, такие как очарование, что приводило к решениям обращаться за помощью в другом месте.

Я принял лекарство от ВИЧ, а ВИЧ неумолим. Это только подразумевает, что это колдовство. Поэтому я продолжал ходить к традиционным врачам. (женщина, ЛЖВ, на АРТ, Уганда)

Было признано, что некоторые поставщики медицинских услуг, особенно торговцы, которые частным образом продавали биомедицинские или традиционные лекарства, использовали уязвимость некоторых ЛЖВ для получения финансовой выгоды.Было также признано, что эти обманные методы затрудняют доступ к соответствующему лечению, что может привести к плохим результатам в отношении здоровья из-за задержек и перерывов в работе.

Они ходят в частные клиники за лекарствами. Они также обращаются за помощью к традиционным травникам. Эти травники нечестны и фактически берут деньги у людей. Многие пациенты умирают, когда не получают правильного лечения своего заболевания. (мужчина, ЛЖВ, получающие АРТ, Уганда)

Сочетание вариантов ухода и лечения

Медицинский плюрализм также способствовал возникновению узких мест из-за практики объединения источников медицинской помощи и вариантов лечения, часто используемых для дополнительных целей.Традиционное или основанное на вере исцеление использовалось в дополнение к биомедицинской помощи, что было замечено среди ЛЖВ, которые считали, что они околдованы или прокляты, что могло привести к взаимодействию лекарств, и поставщиков, хотя часто им неизвестных, которые лечат одних и тех же ЛЖВ.

Есть люди, которые принимают лекарства от СПИДа, но они все еще продолжают принимать традиционную медицину, (в качестве) дополнительного лечения Они идут и начинают использовать традиционную медицину наряду с больничной медициной. (мужчина, ЛЖВ, до АРТ, Танзания)

Некоторые биомедицинские поставщики услуг в связи с ВИЧ опасались реальности сочетания ЛЖВ АРТ с другими формами небиомедицинской помощи из-за возможности нежелательного и неизвестного перехода от одного препарата к другому. взаимодействия, до такой степени, что они отказывали некоторым пациентам в АРТ. Эти опасения также были проявлением недоверия между поставщиками биомедицинских услуг и их небиомедицинскими коллегами, хотя отдельные пациенты часто взаимодействовали с различными группами поставщиков.

мы пошли в поликлинику, и мне сказали, что надо начинать лечение, но с одним условием. Я должен отказаться от традиционной медицины и начать лечение (антиретровирусные препараты). Если я не могу этого сделать, я не должен начинать. Поэтому я должен выбрать один: «Начни лечение, если ты уверен, что будешь продолжать, потому что если ты начнешь и остановишься, у тебя возникнут проблемы». Тогда я решил начать. (женщина, ЛЖВ, получает АРТ, Южная Африка)

Сочетание вариантов ухода также было представлено в позитивном свете, открывая возможности для сотрудничества между поставщиками медицинских услуг посредством направления к специалистам.Как правило, традиционные и религиозные поставщики направляют пациентов в биомедицинские службы. ЛЖВ сообщают о появлении тенденции к появлению «прогрессивных» целителей, которые хорошо осведомлены о ВИЧ и направляют своих пациентов на тесты на ВИЧ перед их лечением. Если тесты были положительными, они побуждали ЛЖВ продолжать лечение от ВИЧ, назначенное их биомедицинскими поставщиками. Также было признано наличие подгруппы поставщиков биомедицинских услуг, которые направляли своих пациентов к целителям, хотя и неофициально, после «неудачного» биомедицинского лечения.Считалось, что эти практикующие биомедицины понимают традиционные или религиозные аспекты болезни, особенно когда пациенты восстанавливают свое здоровье после таких направлений.

Врач (медицинский) сказал: «Лучше забери ее отсюда и поищи какие-нибудь народные лекарства». Я взял эту женщину, свою жену, и мы пошли к традиционному целителю. (мужчина, ЛЖВ, до АРТ, Танзания)

Обсуждение

Это исследование было направлено на объяснение влияния медицинского плюрализма на узкие места в каскаде оказания помощи при ВИЧ в странах Восточной и Южной Африки.Было обнаружено, что медицинский плюрализм влияет на каскад оказания помощи при ВИЧ посредством (1) отсроченного доступа, (2) перерывов и (3) сочетания нескольких источников с биомедицинской помощью и лечением при ВИЧ. Задокументирована задержка с доступом к диагностике ВИЧ и / или АРТ, часто со случаями смерти до начала лечения.4 9 18 Здесь мы отмечаем, что такие задержки можно лучше понять через признание автономии, убеждений и традиций ЛЖВ, и их индивидуальные, а также коллективные знания и опыт выбранных им вариантов здравоохранения.Социокультурный контекст медицинского плюрализма отражает природу «миров здоровья», в которых ЛЖВС обращаются за медицинской помощью, будь то традиционная, религиозная или биомедицинская, что, в свою очередь, дополнительно определяет их интерпретацию болезней и симптомов. Концепция мира здоровья была придумана Жермондом и Кокрейном, взяв за основу теорию жизненного мира Хабермаса19. Они утверждают, что миры здоровья связаны с эмпирической сложностью представлений людей о здоровье, их стремления к здоровью поведения и их состояния здоровья.Миры здоровья принимают расширенные определения медицинского плюрализма, которые включают варианты, основанные на вере, встречающиеся на индивидуальном и социальном уровнях и характеризующиеся физическим переживанием болезни, необходимостью решать проблемы со здоровьем и вовлеченными властными отношениями19.

Виртуальные границы миров здоровья, наблюдаемые в этом исследовании, дополнительно проливают свет на способы, которыми ЛЖВ могут переключаться между такими мирами здоровья, что приводит к прерыванию лечения. Перерывы в лечении в биомедицинской помощи при ВИЧ часто ассоциировались с неудачным лечением в одном мире здоровья с надеждой найти решение путем миграции в другой мир здоровья.В результате отсутствие интеграции между мирами здоровья создало условия для ложных сообщений и обещаний исцеления от ВИЧ со стороны целителей и торговцев, которые пытались использовать уязвимых ЛЖВ. Такие противоречивые и оппортунистические утверждения долгое время воспринимались как источник психологических мучений как для пациентов, так и для их биомедицинских медицинских работников4, 20 и обвинялись в существовании неквалифицированных традиционных целителей и отсутствии адекватного понимания проблем ВИЧ / СПИДа среди целителей.21 –23 Таким образом, медицинский плюрализм, независимо от ложной или достоверной основы, имеет последствия для удержания пациентов, и, если его не принять во внимание, он будет по-прежнему оставаться серьезным узким местом в «биомедицинском» каскаде лечения ВИЧ.Лица, оказывающие услуги в связи с ВИЧ, должны лучше понимать медицинский плюрализм и его значение для лечения ВИЧ-инфекции, а также разрабатывать более эффективные способы взаимодействия с поведением и предпочтениями людей в отношении здоровья, чтобы повысить шансы на успех ухода и лечения в связи с ВИЧ.

ЛЖВ также смогли одновременно охватить два мира здоровья за счет одновременного использования биомедицинской и традиционной / духовной медицинской помощи дополнительным, а не альтернативным образом, и, следовательно, не предназначены для замены АРТ. 24 В таких случаях применяется медицинский плюрализм для дополнения получаемой помощи с целью удовлетворения дополнительных медицинских потребностей, таких как другие психосоциально-духовные потребности, удовлетворяемые комбинацией систем здравоохранения4. в параллельном медицинском плюрализме можно лучше понять, проведя различие между понятием очарования как отдаленной причины их болезни и вирусом как биологической ближайшей причиной болезни, оба из которых требуют вмешательства.23 25 26 В то время как индивидуальные или общие убеждения, традиционные или основанные на вере, служат для объяснения участия людей в медицинском плюрализме, многие из них, в том числе практикующие биомедицины, рассматриваются как невежественные. практикующие биомедицины, которые, как говорят, мало знают о медицинском плюрализме, что часто приводит к конфликту систем здравоохранения28 29. хотя неофициально, ЛЖВ к традиционной системе здравоохранения.Поступая таким образом, они были замечены как одобряющие или одобряющие медицинский плюрализм своих пациентов. Тем не менее, нежелание биомедицины принять медицинский плюрализм может препятствовать тому, чтобы многие пользователи медицинских услуг раскрывали информацию о такой практике своим медработникам, и потенциально могут поставить под угрозу эффективность биомедицинских вмешательств28 30.

В заключение, это многострановое исследование демонстрирует, что медицинский плюрализм, как распространенная форма медицинского поведения среди ЛЖВ, действует через механизмы задержек, перерывов и смешивания ухода и лечения, создавая узкие места в системе здравоохранения вдоль каскада ВИЧ в странах Африки к югу от Сахары.Эта проблема требует коллективной повестки дня для разработки вмешательств, направленных на устранение различных механизмов, посредством которых возникают узкие места в результате медицинского плюрализма. Однако самая большая проблема, с которой сталкиваются усилия по вмешательству в медицинский плюрализм, связана с нежеланием биомедицинских систем здравоохранения принять понятие медицинского плюрализма. Пользователи двойных систем здравоохранения, по-видимому, разрешают такую ​​напряженность для себя, оправдывая необходимость и выгоду от своих соответствующих систем здравоохранения по своему выбору.В этом случае комбинация двух систем предполагает, что традиционное здравоохранение может компенсировать воспринимаемые ЛЖВ недостатки и неудачи лечения в биомедицинской системе здравоохранения, или наоборот. Следовательно, биомедицинским системам и поставщикам услуг необходимо признать и признать роль и важность контекста, включая социокультурные и духовные убеждения, практики и традиции, а также управление ЛЖВ в мире здоровья. Такое признание может создать возможности для совместной работы различных медицинских систем, чтобы способствовать формированию единой формы медицинского плюрализма, который функционирует в наилучших интересах множества пользователей, живущих с ВИЧ.

Ключевые сообщения

  • В странах Африки к югу от Сахары медицинский плюрализм предполагает «совершение покупок и переключение» между различными доступными методами лечения, включая биомедицинские, традиционные и религиозные системы здравоохранения.

  • Медицинский плюрализм способствует возникновению узких мест в каскаде оказания помощи при ВИЧ из-за задержек и перерывов в оказании помощи, а также напряженности и недоверия между поставщиками медицинских услуг.

  • В странах Африки к югу от Сахары срочно необходимы мероприятия и стратегии, учитывающие культурные особенности, направленные на минимизацию потенциального вреда и последствий медицинского плюрализма для ЛЖВ.

Благодарности

Мы благодарим всех участников и полевых работников, которые внесли свой вклад в исследование. Мы также выражаем признательность за поддержку всем участвующим исследованиям в области здравоохранения и демографического надзора, а также за более широкую сеть анализа данных по ВИЧ / СПИДу на основе продольного анализа населения в Африке (ALPHA) за успех этого исследования. Тембелихле Зума и Вуйисва Дламини внесли свой вклад в успех исследования, а Дженни Ренджу помогла с рецензированием рукописи.

Интегративная медицина — включение народных целителей в систему общественного здравоохранения

Введение в традиционную медицину

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет традиционную медицину как «совокупность знаний, навыков и практик, основанных на теориях, убеждениях и опыт, присущий разным культурам, который используется для поддержания здоровья, а также для предотвращения, диагностики, улучшения или лечения физических и психических заболеваний ».(1) Традиционная медицинская практика может включать лекарства на растительной, животной и минеральной основе, массаж, духовную терапию и множество других методов, уникальных для разных регионов и культур. (2) Традиционная медицина обычно противопоставляется традиционной медицине, которую также называют как аллопатическую, современную, ортодоксальную или западную медицину, основанную на биохимических теориях болезни.

В странах с ограниченным доступом к аллопатической медицине народная медицина часто является основным источником медицинской помощи. В некоторых странах Азии и Африки 80% населения использует традиционную медицину для оказания первичной медико-санитарной помощи. (3) Во многих развивающихся странах существует больше традиционных целителей, чем практикующих аллопатов, и население практикующих аллопатов часто концентрируется. в городских районах, что еще больше снижает доступ к медицинской помощи в сельской местности. В Уганде соотношение биомедицинских практиков к населению составляет примерно 1:20 000, в то время как соотношение традиционных целителей к населению может составлять всего 1: 200.(4) В других исследованиях сообщается, что в Уганде есть по крайней мере один народный целитель на деревню, и четверо из пяти угандийцев обращаются за помощью к традиционным целителям. (5) В регионах Эфиопии, где современные услуги общественного здравоохранения ограничены или недоступны, 80% население полагается на традиционную медицину в качестве первичной медико-санитарной помощи. Традиционные медицинские услуги также востребованы в городских районах Эфиопии, где аллопатические услуги более доступны и вносят значительный вклад в государственную систему здравоохранения в Аддис-Абебе, столице страны. (6)

Традиционные медицинские практики различаются в зависимости от географических регионов и культур, и традиционные медицинские услуги востребованы по разным причинам. Этнографические исследования часто описывают способность народных целителей объяснять болезнь приемлемым и понятным с культурной точки зрения образом. Например, Лемельсон (2004) сообщает, что традиционные балийские объяснения болезни могут предоставить «понятную и интегрированную систему значений для [психологических] расстройств», которые могут быть очень ценными для пациента, даже если традиционное лечение не облегчает симптомы пациента. .(7) Кроме того, народная медицина является наиболее доступной формой (а иногда и единственной) медицинской помощи во многих областях. В штате Эдо, Нигерия, роженицы сообщили, что они обращались за помощью к традиционным повитухам (TBA), а не к практикующим биомедицинам, потому что услуги TBA были более доступными и менее дорогими, чем услуги на базе клиник. (8) Аналогичным образом, женщины в Кваме Дансо, деревня в районе Сене Ганы, как правило, обращалась за традиционной помощью во время родов вместо того, чтобы обращаться за помощью в региональный медицинский центр, из-за расходов, связанных с лечением и поездкой в ​​клинику. Янсен (2006) подчеркивает, что многие ганские женщины пользовались услугами дородового центра аллопатического медицинского центра, и поэтому они не всегда отвергали аллопатическую помощь, а выбрали традиционную помощь во время родов по материально-техническим и экономическим причинам. (9)

The Need для интегративной медицины

Несмотря на важную роль, которую традиционные врачи играют во многих сообществах, их услуги часто не регулируются и не принимаются современным сектором здравоохранения.В штате Эдо, Нигерия, анкеты, глубинные интервью и обсуждения в фокус-группах, проведенные с 48 ведущими специалистами, 309 беременными женщинами и 34 медицинскими работниками (врачи, медсестры и акушерки), выявили противоречивое отношение к традиционной медицине. Хотя 100% ТВО сообщили, что качество оказываемой ими помощи было адекватным, 53% беременных женщин и 100% медицинских работников сообщили, что качество помощи, оказываемой ТВО, было неудовлетворительным. (10)

Разрыв между традиционными и современные системы здравоохранения также демонстрируют отсутствие сотрудничества. Kaboru et al. (2006) утверждают, что в Замбии, где народные целители считаются полезным потенциальным ресурсом для расширения усилий по профилактике и лечению ВИЧ / СПИДа, эффективный ответ на кризис ВИЧ / СПИДа «требует рассмотрения сотрудничества между поставщиками традиционных и биомедицинских услуг». . Авторы провели кросс-секционное исследование в двух городских районах Замбии, Ндола и Кабве, опросив 152 практикующих биомедицинских врачей (BHP) и 144 традиционных практикующих врача (THP).Структурированные анкеты выявили «очень низкий» уровень сотрудничества между BHP и THP; только 24% BHP и 13% THP сообщили о контакте с другим сектором в течение предыдущих шести месяцев. Хотя THP определили многие факторы, препятствующие сотрудничеству (например, «отсутствие официальных механизмов сотрудничества, их собственная способность лечить и сопротивление со стороны BHP»), подавляющее большинство обеих групп практикующих врачей «признали потенциальную роль THP» в борьбе с ВИЧ / СПИДом. профилактика и уход. (11)

Необходимость сотрудничества между традиционными и биомедицинскими практиками также подчеркивается, когда традиционные методы негативно влияют на усилия по обеспечению общественного здравоохранения. Например, вакцинация детей значительно снизила показатели детской заболеваемости и смертности от предотвратимых инфекционных заболеваний, таких как туберкулез, дифтерия, коклюш, столбняк, корь и полиомиелит. Однако во многих развивающихся странах службы вакцинации используются крайне недостаточно. Например, на Гаити около 140 000 детей умирают от болезней, которые можно предотвратить, и только 30% детей в возрасте от 12 до 23 месяцев проходят полную вакцинацию.Muula et al. (2009) изучили выборку из 720 матерей детей в возрасте пяти лет и младше в Пон-Сонде, Гаити, чтобы исследовать взаимосвязь между традиционной медицинской помощью и прививочным статусом ребенка. Дети женщин, которые часто или всегда обращались за помощью к народным целителям, имели на 53% меньше шансов получить полную вакцинацию, чем дети, матери которых никогда не использовали традиционных целителей. Исследователи пришли к выводу, что эти результаты подчеркивают важность сотрудничества с традиционными целителями, чтобы побудить их поддерживать биомедицинские вмешательства, улучшающие здоровье их сообществ.(12)

Рекомендации ВОЗ (13)

Признавая повсеместную зависимость от традиционной медицины и центральную роль, которую она играет во многих сообществах, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) работала со своими государствами-членами над продвижением использования народной медицины в медицине. оказание медицинской помощи. ВОЗ перечисляет следующие цели интеграции народной медицины в современную систему здравоохранения:

  • Поддержка и интеграция традиционной медицины в национальные системы здравоохранения в сочетании с национальной политикой и регулированием в отношении продуктов, практик и поставщиков.
  • Обеспечьте использование безопасных, эффективных и качественных продуктов и практик на основе имеющихся доказательств.
  • Признать традиционную медицину частью первичной медико-санитарной помощи, чтобы расширить доступ к медицинской помощи и сохранить знания и ресурсы.
  • Повышать доступность и доступность традиционной медицины по мере необходимости, уделяя особое внимание доступу для бедных слоев населения.
  • Обеспечение безопасности пациентов за счет повышения квалификации и знаний поставщиков народной медицины.

Интегративная медицина

Пример из практики: больница Макеве, Чили (14)

В Чили усилия по развитию интегрированного здравоохранения начались в 1980-х годах, когда Министерство здравоохранения признало правительственную инициативу «межкультурного здоровья». Госпиталь Макеве в Чили является одним из примеров межкультурной программы оздоровления. Больницей управляет коренная община мапуче, которая в 1999 году учредила Ассоциацию здравоохранения коренных народов Макеве-Пелале, чтобы спасти больницу от закрытия.В настоящее время половина работников больниц — мапуче, другая половина — не мапуче, и Ассоциация здравоохранения коренных народов работает над содействием сотрудничеству между биомедицинскими методами лечения и верованиями мапуче. Например, Ассоциация здравоохранения коренных народов организует комитеты для обеспечения взаимодействия между администраторами больниц и общиной мапуче. В больнице также работает команда членов общины мапуче, в том числе мачи (традиционные целители мапуче) и гутамчефе , специалист по лечению переломов и вывихов, а персонал, не являющийся мапуче, знакомится с культурой и медициной мапуче.

В 2009 году Торри (2012) провел 42 полуструктурированных и открытых интервью с пациентами мапуче, врачами и медсестрами в больнице Макеве, чтобы оценить межкультурную модель медицинского обслуживания в больнице. Большинство (60%) пациентов использовали как мапуче, так и биомедицинские системы, 30% использовали только биомедицину, а 10% обращались за помощью исключительно к целителям мапуче, что свидетельствует о том, что межкультурный акцент больницы успешно продвигает использование биомедицинской помощи при сохранении уважения. Практики мапуче.Однако ответы на интервью показали, что укоренившееся в стране неравенство между народами мапуче и чилийцами не может быть решено простым объединением двух типов медицинской помощи. Торри пришел к выводу, что «эффективные и справедливые методы межкультурного здоровья не будут иметь место, если [не будет] целостной оценки культуры мапуче», подчеркнув важность интеграции и регулирования традиционной медицины в национальном масштабе.

Пример из практики: Проект школьного и общинного здравоохранения, Каврепаланчоук, Непал (15)

Многие программы интегративной медицины были сосредоточены на обучении народных целителей основным особенностям западной медицины для улучшения профилактики, распознавания и лечения инфекционных заболеваний.В Непале, где насчитывается от 400 000 до 800 000 народных целителей, но всего 3 500 биомедицинских врачей, традиционные целители могут сыграть центральную роль в расширении масштабов медицинского обслуживания населения. Поудьял и др. (2003) оценили эффективность модели биомедицинского обучения, разработанной Проектом школьного и общинного здравоохранения (SCHP) для традиционных целителей в сельской местности Каврепаланчоук, Непал. Следуя модели обучения SCHP, инструкторы из SCHP или правительства Непала обучили 50 народных целителей и предоставили целителям аптечку первой помощи, содержащую настойку йода, вату и бинты, раствор для пероральной регидратации и презервативы в дополнение к другим основным медицинским принадлежностям. .

Через год после обучения были использованы полуструктурированные интервью для сравнения 48 обученных народных целителей с 30 необученными народными целителями. По сравнению с необученными целителями, обученные целители обладали значительно лучшими познаниями в области аллопатической медицины. Например, обученные целители значительно лучше знали о профилактике недоедания, острых респираторных инфекций, диареи и ВИЧ / СПИДа и могли лучше определять симптомы этих болезней. Кроме того, обученные целители чаще направляли пациентов к государственным медицинским работникам, а 52% обученных целителей использовали как современные, так и традиционные методы лечения после предоставления аптечки. Хотя эти результаты свидетельствуют о том, что биомедицинское обучение было эффективным, другие исследования подчеркивают, что однонаправленное обучение, при котором традиционная медицина преподается традиционным целителям, не способствует межкультурному сотрудничеству и уважению так же полно, как программы, делающие упор на взаимный обмен знаниями (16). )

Инициативы по инфекционным заболеваниям

Многочисленные инициативы в области общественного здравоохранения направлены на включение традиционных целителей в инициативы по профилактике и лечению инфекционных заболеваний, таких как туберкулез и ВИЧ / СПИД.Colvin et al. (2003) исследовали возможность включения традиционных целителей в действующую программу лечения туберкулеза в Хлабисе, Ква-Зулу-Натал, сельском медицинском районе в Южной Африке. Из-за большого числа случаев туберкулеза (ТБ) в 1992 г. в Хлабисе была создана программа краткосрочного лечения под непосредственным наблюдением (CB-DOTS) на уровне общины. После выписки из больницы лечение пациентов контролировалось куратором. по их выбору: непрофессионал, работник здравоохранения или медсестра в клинике.Пациентам, начавшим программу CB-DOTS в период с 1999 по 2000 год, была предложена дополнительная возможность выбрать традиционного целителя в качестве своего супервизора. 25 народных целителей, которые вызвались участвовать в исследовании, посетили два однодневных тренинга по ведению больных туберкулезом. Супервизоры непосредственно наблюдали за лечением пациентов два раза в неделю, вели записи посещений пациентов и ежемесячно посещались полевым работником программы по борьбе с туберкулезом.

Не было значительных различий в результатах лечения (например,г. коэффициент завершения лечения, уровень смертности и т. д.) между 48 пациентами, которые выбрали традиционных целителей, и 227 пациентами, которые выбрали другие варианты супервизора. Это говорит о том, что традиционные целители столь же эффективны в надзоре за лечением туберкулеза, как и кураторы в установленной программе. В Хлабисе насчитывается около 300 народных целителей, и включение традиционных целителей в программы борьбы с туберкулезом может помочь в расширении борьбы с инфекционными заболеваниями, обеспечивая культурно-чувствительный способ повышения приверженности режимам лечения. (17)

Другие комплексные программы оказания медицинской помощи, такие как «Традиционные целители и современные практикующие вместе против СПИДа» Уганды (THETA), Танзанская рабочая группа по СПИДу Танга (TAWG) и Национальная ассоциация традиционных целителей Зимбабве (ZINATHA), использовали традиционных целителей для помогают в профилактике и уходе за пациентами с ВИЧ / СПИДом. (18) Например, Фурин (2011) провел качественное исследование участия традиционных целителей в программе лечения ВИЧ / СПИДа на уровне общины, внедряющей антиретровирусную терапию (АРТ) в двух частях. сельские общины в Лесото, Южная Африка.Программа, «Инициатива по охране здоровья в сельских районах» (RHI), представляет собой «модель сотрудничества на уровне местных сообществ», которая была запущена в 2006 году; За первые 2,5 года работы в нем приняли участие 4521 пациент, и 2354 пациента начали получать АРТ. (19) лет внедрения RHI. Интервью с традиционными целителями до начала внедрения RHI показали, что все целители «выразили глубокую озабоченность» по поводу внедрения АРТ в их сообществах; их больше всего беспокоили побочные эффекты АРТ (88. 2%), потеря доходов традиционных целителей (76,4%), потеря сообщества (58,8%) и их недоверие к практикующим аллопатам (33,5%). Чтобы решить эти проблемы, RHI стремился включить традиционных целителей в усилия по развертыванию АРТ, включая целителей на собраниях по планированию, обучая их участию в мероприятиях по профилактике и лечению ВИЧ, и выплачивая целителям плату за направление для ВИЧ-инфицированных пациентов, направляемых в клинику. . Интервью в течение первых двух лет программы показали, что усилия по интеграции были в основном успешными; все участвовавшие целители сообщили, что они активно наблюдают за пациентами, получающими АРТ, направляют пациентов в аллопатические клиники для оценки и продолжают оказывать социальную и эмоциональную поддержку, которую они всегда предлагали пациентам.Четырнадцать из семнадцати целителей участвовали в совместных конференциях с практиками биомедицины, призванных предложить возможности для взаимного обучения, и 14 из 17 целителей положительно оценили проект RHI, предполагая, что изменения, внесенные RHI в программу (на основе ответов традиционных целителей) ) способствовал развитию межкультурного сотрудничества и взаимному удовлетворению результатами программы. (20)

Усилия по включению дхами-джанкри , традиционных целителей Непала, в программу по ВИЧ / СПИДу Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) в районе Доти Непала также дали многообещающие результаты.Poudel et al. (2005) использовали структурированный вопросник и обсуждения в фокус-группах для оценки знаний 61 народного целителя о передаче ВИЧ и профилактических мерах непосредственно до и через 9-12 месяцев после обучения. Учебная программа включала в себя историю ВИЧ / СПИДа, факты и неправильные представления о передаче, стратегии профилактики, диагностику, важность раннего лечения, профилактику других инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), пропаганду презервативов, уход и поддержку людей, живущих с ВИЧ / СПИДом. и роль народных целителей в профилактике и борьбе с ВИЧ / СПИДом и другими ИППП.(21)

До обучения 80% целителей слышали о айдах, местном термине, обозначающем ВИЧ / СПИД. Последующее наблюдение через 9–12 месяцев после обучения показало, что обучение было связано со значительным улучшением знаний народных целителей о передаче и профилактике ВИЧ. Например, до обучения 40,8% целителей, слышавших о ВИЧ / СПИДе, считали, что ВИЧ может передаваться через рукопожатие инфицированному человеку; После обучения только 8,3% целителей (неправильно) определили дрожание рук как способ передачи инфекции.До обучения 53,1% и 44,9% целителей правильно определили роды с переливанием крови как возможные пути передачи ВИЧ; После обучения 100% целителей правильно определили оба способа передачи. Интервью в фокус-группах через год после тренинга показали, что обученные народные целители «обеспечивали приемлемое с культурной точки зрения образование по вопросам ВИЧ / СПИДа для местного населения, раздавали презервативы и сыграли роль в снижении стигмы, связанной с ВИЧ / СПИДом», что является важным событием в Непале. где разговоры о сексуальных проблемах и ИППП в значительной степени табуированы.(22)

Хотя необходимы более тщательные и количественные исследования интеграции традиционных и биомедицинских систем здравоохранения, в основном неудовлетворенная потребность в глобальном здравоохранении, высокая доступность традиционных целителей и успехи программ ранней интегративной медицины предполагают, что интегрированные системы здравоохранения будут иметь важное значение для эффективных усилий общественного здравоохранения.

Перейти к модулю 7: Эффективное образование >>

Сноски

(1) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ).2008. «Традиционная медицина».

(2) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). 2005 г. «Стратегия ВОЗ в области народной медицины».

(3) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). 2008. «Традиционная медицина».

(4) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). 2005 г. «Стратегия ВОЗ в области народной медицины».

(5) Абу, К. (2011). Профили и результаты традиционных практик лечения тяжелых психических заболеваний в двух районах Восточной Уганды. Global Health Action, 4: 7117-7131.

(6) Бирхан В., Гидай М., Теклехайманот Т. (2011). Вклад клиник традиционных целителей в систему общественного здравоохранения в Аддис-Абебе, Эфиопия: кросс-секционное исследование. Журнал этнобиологии и этномедицины, 7: 39-45.

(7) Лемельсон, Р. Б. (2004). Традиционное лечение и его недостатки: эффективность и традиционные методы лечения нервно-психических расстройств на Бали. Medical Anthropology Quarterly, 18 (1): 48-76.

(8) Имоги, А.О., Агвубике, Э.О., Алуко, К. (2002). Оценка роли традиционных повитух в оказании медицинской помощи в штате Эдо, Нигерия. Африканский журнал репродуктивного здоровья, 6 (2): 94-100.

(9) Янсен, И. (2006). Принятие решений при родах: влияние традиционной структуры в ганской деревне. International Nursing Review , 53: 41-46.

(10) Имоги, А.О., Агвубике, Е.О., Алуко, К. (2002). Оценка роли традиционных повитух в оказании медицинской помощи в штате Эдо, Нигерия. Африканский журнал репродуктивного здоровья, 6 (2): 94-100.

(11) Кабору, Б. Б., Фалькенберг, Т., Ндубани, П., Ходжер, Б., Вонго, Р., Бругха, Р., Факселид, Э. (2006). Могут ли поставщики биомедицинских и традиционных медицинских услуг работать вместе? Опыт и отношение замбийских практикующих врачей к сотрудничеству в отношении лечения ИППП и ВИЧ / СПИДа: кросс-секционное исследование. Кадровые ресурсы здравоохранения , 4: 16-23.

(12) Муула, А.С., Поликарп, М.Ю., Джоб, Дж., Сизия, С., Рудацира Э. (2009). Связь между использованием матерями традиционных медицинских услуг и охватом вакцинацией детей в Пон-Сонде, Гаити. Международный журнал справедливости в здравоохранении , 8: 1-8.

(13) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). 2008. «Традиционная медицина».

(14) Торри, М.К. (2012). Межкультурные практики здравоохранения: к равному признанию местной медицины и биомедицины? Пример из Чили. Health Care Anal , 20: 31-49.

(15) Поудьял, А.К., Джимба, М., Мураками, И., Силвак, Р.С., Вакай, С., Курацудзи, Т. (2003). Традиционная модель целителей в сельских районах Непала: усиление их роли в охране здоровья населения. Тропическая медицина и международное здравоохранение , 8 (10): 956-960.

(16) Кабору, Б. Б., Фалькенберг, Т., Ндубани, П., Ходжер, Б., Вонго, Р., Бругха, Р., Факселид, Э. (2006). Могут ли поставщики биомедицинских и традиционных медицинских услуг работать вместе? Опыт и отношение замбийских практикующих врачей к сотрудничеству в отношении лечения ИППП и ВИЧ / СПИДа: кросс-секционное исследование. Кадровые ресурсы здравоохранения , 4: 16-23.

(17) Колвин, М., Гумеде, Л., Гримуэйд, К., Махер, Д., Уилкинсон, Д. (2003). Вклад народных целителей в программу борьбы с туберкулезом в сельской местности в Хлабисе, Южная Африка. Int J Tuberc Lung Dis , 7 (9): 586-591.

(18) Кайомбо, Э.Дж., Уисо, Ф.Б., Мбвамбо, З.Х., Махунна, Р.Л., Моши, М.Дж., Мгонда, Й.Х. (2007). Начало сотрудничества: Опыт инициирования сотрудничества традиционных целителей в борьбе с ВИЧ и СПИДом в Танзании. Журнал этнобиологии и этномедицины , 3: 6-14.

(19) Фурин Дж. (2011). Роль народных целителей в оказании помощи при ВИЧ на уровне общин в сельских районах Лесото. J Community Health, 36: 849-856.

(21) Пудель, К.С., Джимба, М., Джоши, А.Б., Пудел-Тандукар, К., Шарма, М., Вакай, С. (2005). Сохранение и эффективность обучения народным целителям по ВИЧ / СПИДу в далеком западном Непале. Тропическая медицина и международное здравоохранение , 10 (7): 640-646.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.