Картина гемангиомы печени: Справочник заболеваний

Содержание

Гемангиомы печени

Эхографически гемангиомы подразделяются на две группы — капиллярные и кавернозные, имеющие некоторые отличия по ряду зхографических признаков, обусловленных особенностями их гистологического строения.

 

Капиллярные гемангиомы представлены множеством крайне мелких полостных структур, которые находятся за пределами разрешающей способности ультразвуковых сканеров, что создает впечатление практически однородной структуры. Форма приближается к округлой или эллипсоидной. Контуры четкие, хорошо дифференцируются от окружающей паренхимы печени, за исключением случаев выраженных диффузных изменений печени, таких, как жировая инфильтрация, хронический гепатит с выраженными морфологическими изменениями, цирроз и ряд других поражений печени. Несмотря на четкость, во многих случаях контуры бывают неровным. Изменений со стороны окружающей паренхимы печени обычно не наблюдается. Размеры обычно не превышают 30-40 мм в диаметре. Эхогенность обычно значительно превышает зхогенность паренхимы печени, хотя имеются сообщения о возможной пониженной зхогенности ткани гемангиомы. Структура в большинстве случаев выглядит однородной с мелкосетчатым текстурным рисунком. При относительно больших размерах в структуре капиллярных гемангиом могут дифференцироваться участки неоднородности, имеющие некоторые отличия в текстуре и эхогенности от основной массы образования. За гемангиомой может определяться неотчетливо выраженный эффект дистального псевдоусиления эхосигнала, главным образом, за крупными капиллярными или кавернозными гемангиомами. Во многих случаях может выявляться несколько образований. Особенностью капиллярных гемангиом печени является медленный рост при динамическом наблюдении, которое осуществляется в зависимости от конкретных условий через 3-6 месяцев. Применение допплеровских методик исследования в большинстве случаев не дает дополнительной информации — при цветовом исследовании даже в режиме энергетического цветового допплеровского исследования редко удается выявить сигнал из структуры гемангиомы. Аналогичная ситуация складывается и с методикой импульсного допплеровского исследования.

 

Кавернозные гемангиомы имеют в своей структуре наряду с мелкими достаточно крупные полости, которые дифференцируются при ультразвуковом исследовании как эхонегативные или гипоэхогенные участки. Эхографическая картина кавернозных гемангиом печени имеет ряд отличий от капиллярных. Эти отличия заключаются прежде всего в размерах и структуре образований. Так, располагаясь в паренхиме печени так же, как и капиллярные гемангиомы, кавернозные гемангиоиы имеют обычно большие размеры, достигая 80-150 мм в диаметре, и, соответственно, бывает сложно определить первично питающий сосуд. Форма кавернозных гемангиом может быть достаточно разнообразной. Контуры обычно неровные. Структура также отличается разнообразием ввиду наличия кавернозных полостей, которые создают эффект неоднородности структуры в виде гипо- и анэхогенных участков различного размера и конфигурации, что приводит к определенным трудностям в дифференциальной диагностике данных образований. Ввиду наличия кавернозных полостей достаточно большого размера часто выявляется эффект дистального псевдоусиления эхосигнала от кавернозных участков. Рост данных образований тоже имеет медленный характер. Признаков инвазии печеночной паренхимы, характерных для злокачественных образований непеченочной паренхимы, характерных для злокачественных образований не выявляется. Применение допплеровских методик обычно дает результаты, аналогичные указанным для капиллярных гемангиом, хотя визуализация кровотока в ткани гемангиомы и получение ряда его параметров возможна в большем проценте случаев. Необходимо, однако, учитывать, что в этих случаях обычно выявляются нормальные печеночные сосуды, оказавшиеся в проекции гемангиомы из-за ее больших размеров.

 

Дифференциальная диагностика капиллярных и кавернозных гемангиом печени основывается на выявлении характерных эхографических признаков при первичном исследовании и учете клинико-анамнестических данных, а также при динамическом наблюдении. К важным параметрам, учитываемым при проведении дифференциальной диагностики гемангиом, относятся: локализация, форма и характер контуров, структура и эхогенность, количество и медленный рост].

В ряде случаев данных, получаемых при ультразвуковом исследовании, недостаточно для установления определенного диагноза. Особенно часто такая ситуация наблюдается либо при множественных мелких и крупных гемангиомах, либо при крупных кавернозных гемангиомах. При отсутствии возможности провести дополнительно компьютерное томографическое исследование с контрастированием, магнитно-резонансную томографию или селективную ангиографию бывает необходимо верифицировать диагноз с помощью пункции под визуальным контролем. При такой постановке вопроса необходимо помнить о возможности осложнений, в первую очередь связанных с обильными кровотечениями и возможным обсеменением при злокачественных новообразованиях и зхинококкозе. Поэтому пунктировать кавернозные гемангиомы и образования, подозрительные на эхинококковое поражение (без результатов серологического исследования), не рекомендуется.

клиническая картина и лечение в Израиле. « Новости Татарстана и Казани

http://old.kazan24.ru/images/news/pechen_1.jpg" alt="

Гемангиома печени представляет сплетение сосудистой ткани, которое носит доброкачественный характер. Чаще всего опухоль является стабильной. Встречается патология обычно среди женщин.

Стоимость лечения гемангиомы печени в Израиле.

Исцеление доброкачественных образований проводится в медицинских центрах Израиля после тщательного изучения особенностей развития опухоли. Цена может варьироваться, так как зависит от тяжести процесса, обширности поражения и анатомии.

Если существуют подозрения на присутствие какого-либо заболевания, проверьте здесь свои предположения. При обращении к оператору можно определиться с предварительной стоимостью процедур и получить точные указания по оформлению поездки в Израиль для диагностирования патологии и ее дальнейшего лечения.

Почему развивается гемангиома печени, и какие симптомы ей свойственны?

Как правило, стабильная гемангиома печени не требует проведения срочного лечения. Однако в случае осложнений, связанных с травмированием органа, срочное лечение гемангиомы может стать необходимым. Особенно, если травма привела к разрыву новообразования с обильным кровотечением. В этом случае проводится хирургическая операция.

Причины гемангиомы печени не установлены. Порой, заболевание диагностируют и среди грудничков. Считается, что провокаторами патологии становятся:

  • беременность;
  • длительный прием препаратов, содержащих гормон эстроген.

Признаки гемангиомы печени при раннем развитии практически отсутствуют. Поэтому заболевание нередко выявляют, когда опухоль разрастается и начинает вызывать боль в области органа. У детей часто отмечается острая болезненность в районе печени и анемия. В этом случае важно провести немедленное обследование, чтобы исключить кровотечение.

Даже при начальной стадии развития гемангиомы можно заметить увеличение печени при проведении ультразвукового исследования. Именно поэтому рекомендуется не пренебрегать назначением врачей и своевременно проходить профилактические осмотры. Нередко, доброкачественная онкология выявляется при диагностировании совершенно иного заболевания. Диагноз подтверждают, используя КТ, МРТ, ангиографию кровеносных сосудов.

Лечение гемангиомы печени в Израиле.

Требуется лечение гемангиомы только если опухоль начинает причинять дискомфорт, либо увеличиваться в размерах, сдавливая окружающие печень органы и мешая их нормальной функциональности. Также лечение необходимо при наличии систематической боли.

Лечение включает в себя 3 направления:

  • гормональная терапия;
  • нехирургическое лечение;
  • хирургическое вмешательство.

При гормональной терапии препараты вводятся в индивидуально рассчитанной дозировке. По индивидуальным показаниям строится и схема приема препаратов.

http://old.kazan24.ru/images/news/tabletki.jpg" alt="tablets pills medicine

Нехирургическое лечение проходит с использованием склеротерапии, радиолучевой терапии, криодеструкции, излучения СВЧ, электрокоагуляции. Это современные методики, на практике доказавшие свою высокую эффективность. Многие из них не сопровождаются неприятными ощущениями. Например, криодеструкция, обработка жидким азотом, не провоцирует боли. При помощи радиолучевой терапии можно снизить размер образования.

Хирургия гемангиомы печени достаточно распространена. Обычно операцию рекомендуют, если необходимо выполнить перевязку печеночной артерии, чтобы прекратить снабжение гемангиомы кровью, а соответственно, питательными веществами, нужными для ее роста. Таким образом часто удается достичь снижение размеров доброкачественной опухоли.

В Израиле может использоваться комплексный подход, позволяющий проводить лечение с одновременным использованием 2-х и более направлений. В любом случае, лечение гемангиомы в современных медицинских центрах Израиля обладает высокой эффективностью. Своевременное обращение к медицине Израиля дает возможность полностью исцелиться от патологии и предупредить риск перерождения доброкачественного новообразования в злокачественную опухоль.

Узи печени

Диагностика УЗИ Узи печени

Узи печени – одно из наиболее часто проводимых исследований. Обычно узи печени выполняется в ходе комплексного исследования органов брюшной полости.

Показаниями для проведения узи печени являются

  • Боль в правой подреберной области
  • Желтушность кожных покровов
  • Изменения в биохимических анализах крови (отражающих функцию печени)
  • Наличие асцита
  • Признаки злокачественных опухолей, которые могут метастазировать в печень
  • Увеличение размеров печени при пальпации

Печень - самый большой орган брюшной полости. Анатомически она подразделяется на правую долю, левую долю, квадратную и хвостатую доли. Существует также классификация по сегментам. Каждый сегмент печени имеет автономную систему кровоснабжения и оттока желчи и может быть подвергнут резекции без ущерба остальным частям печени. При описании очаговых поражений при узи печени всегда прибегают к уточнению в каком именно сегменте было отмечено образование. Это делается с целью облегчения идентификации расположения очага хирургом. Печень кровоснабжается воротной веной и печеночной артерией. Отток крови от печени осуществляется через печеночные вены, которые впадают в нижнюю полую вену. Внутри печени ветви воротной вены и печеночной артерии идут вместе. К ним примыкают внутрипеченочные желчные протоки. При узи печени все эти структуры можно легко визуализировать.

При узи печени принято различать диффузные и очаговые поражения.

Очаговые поражения при узи печени могут быть доброкачественными и злокачественными. 

Доброкачественные очаговые образования печени

  • Врожденные кисты печени- довольно частая случайная находка при узи печени. Частота встречаемости от 2.5 % до 4.6 % в популяции. Нахождение кист в печени становится более частым с возрастом. После достижения 40 лет количество случаев обнаружения кист растет и достигает 7% в популяции среди восьмидесятилетних. Простые кисты печени считаются врожденными аномалиями, но остается открытым вопрос, почему частота их обнаружения повышается с возрастом. Как правило кисты печени не беспокоят человека. При достижении больших размеров или при кровотечениях в полости кист может появляться боль в животе.
  • Гемангиома печени – наиболее часто встречающаяся доброкачественная опухоль. Она происходит из разросшихся сосудов.Частота встречаемости по данным аутопсии достигает от 0.4% до 7.4 %. Если учитывать все очаговые поражения печени, то гемангиома печени стоит на втором месте по встречаемости после метастатического поражения печени. Гемангиомы печени чаще встречаются у взрослых, чем у детей и возникают у женщин чаще, чем у мужчин. Соотношение женщин к мужчинам в частоте от 4:1 до 6:1. Сами по себе гемангиомы не вызывают каких–либо симптомов, но могут вызвать боли при достижении ими больших размеров и сдавлении окружающих тканей. Также возможны кровоизлияния внутрь гемангиом или в брюшную полость. Чаще всего гемангиомы печени не увеличиваются в размерах с течением времени - до 90 % случаев, но иногда могут  расти, например во время беременности или при приеме анаболических стероидов. При узи печени можно выявить кавернозные и капиллярные гемангиомы. Часто гемангиомы печени находят вблизи кровеносных сосудов. При узи печени можно встретить как типичные капиллярные гемангиомы, так и кавернозные гемангиомы, которые могут быть похожи на другие патологические образования, например на метастазы при онкологических процессах. При обнаружении атипичной гемангиомы на узи печени дальнейшая тактика зависит от исходной картины заболевания. Если у пациента высокий уровень ферментов, показывающий нарушение функции печени, есть клинические признаки дисфункции печени или данные о наличии в организме злокачественной опухоли, проводят дальнейшие уточняющие исследования. В случае, если диаметр гемангиомы не превышает 2.5 см, рекомендуется проводить МРТ исследование очага, если диаметр больше 2.5 см то лучшим выбором будет проведение сцинтиграфии (исследование при помощи радиоактивных изотопов). Если МРТ или сцинтиграфия подтверждают наличие типичной гемангиомы, никаких дополнительных исследований не требуется. Если же эти методы не дают полной ясности, рекомендуется проведение биопсии подозрительного очага.  У пациентов с типичной гемангиомой при узи печени дальнейшее наблюдение включает в себя еще одно узи с промежутком от 3 до 6 месяцев . Если при этом не зарегистрирован рост гемангиомы, наблюдение можно прекратить.
  • Аденома печени – это доброкачественное образование, состоящее из клеток, похожих на нормальные клетки печени. Достаточно редко встречаемое очаговое поражение печени. Чаще наблюдается у женщин детородного возраста. Имеются сведения о связи аденомы печени и приемом гормональных контрацептивов- поэтому и частота встречаемости выше среди женщин детородного возраста. У лиц мужского пола возникновение аденомы печени можеть быть связано с приемом анаболических стероидов. При проведении узи печени аденому печени достаточно сложно дифференцировать с другими очаговыми поражениями. Как правило для уточнения диагноза может понадобиться проведение радиоизотопной диагностики. Аденомы печени могут достигать больших размеров и вызывать пальпируемые опухоли. Могут подвергаться кровоизлиянию внутрь аденомы или в брюшную полость. Эти осложнения диагностируются с помощью узи печени. Также аденомы печени могут быть подвержены озлокачествлению. Поэтому чаще всего прибегают к хирургическому удалению таких очаговых образований.
  • Фокальная нодулярная гиперплазия- при узи печени встречается достаточно редко, но все же чаще, чем аденома печени. Это поражение чаще встречается у женщин, принимавших гормональные контрацептивы. Как правило никаких жалоб у пациентов не наблюдается и часто данное очаговое заболевание выявляется при узи печени случайно. Так как при узи печени фокальная нодулярная гиперплазия часто не может быть определена достоверно, используют радиосцинтиграфию с технецием 99. Очаг гиперплазии более быстро поглощает изотопы, чем окружающие ткани. Также для уточнения используется МРТ, давая больше чувствительность, чем КТ и узи печени.
  • Липома печени – доброкачественная опухоль, состоящая из жировых клеток или смеси жировых клеток и клеток других тканей. При узи печени липома может быть похожа на гемангиому печени и на метастазы опухолей. Поэтому для подтверждения диагноза используют КТ с контрастом.
  • При узи печени также можно выявить такие доброкачественные опухоли как билиарная цистаденома, гемангиоэндотелиома, мезенхимальная гамартома, гамартома желчных протоков, очаги внекостномозгового кроветворения в печени.

Злокачественные опухоли при узи печени

Опухоли могут быть первичные и метастатические.

  • Гепатоцеллюлярная карцинома (почечно-клеточный рак)
  • Фиброламеллярная карцинома
  • Периферическая холангиокарцинома
  • Ангиосаркома
  • Эпителиоидная гемангиоэндотелиома
  • Гепатобластома
  • Саркома Капоши
  • Метастатические поражения печени возникают прежде всего при опухолях желудочно –кишечног о тракта, опухолях яичников, легких, молочной железы и многих других состояниях

Очаговые поражения при узи печени могут обнаруживаться при следующих инфекционных процессах

  • Острые и хронические вирусные гепатиты
  • Абсцессы печени
  • Эхинококкоз
  • Токсокароз
  • Кандидоз
  • Туберкулез

Диффузные поражения при узи печени

  • Жировой гепатоз - при узи печени характеризуется выраженной эхогенностью печеночной ткани. Возникает вследствие нарушенного липидного обмена при неправильном питании (избыточная калорийность, употребление продуктов, содежащих большое количество животных жиров и транс-изомеров растительных жиров), алкогольные интоксикации, прием гепатотоксичных препаратов, голодание, сахарный диабет. При узи печени жировой гепатоз одно из наиболее часто встречаемых состояний. Изменения печени обусловлены отложением капелек жиров в цитоплазме клеток печени. Прогрессирование жирового гепатоза ведет к нарушению функции печени. Основной критерий при диагностике жирового гепатоза – диффузное повышение эхогенности и увеличение размеров при узи печени. Так же отмечается закругление переднего края правой доли печени. За меру эхогенности при узи печени принято сравнение ткани печени с корковым веществом правой почки. В норме структура печени при проведении исследования выглядит почти одинаковой с почечной тканью. При жировом гепатозе эхо-сигнал при узи печени значительно усиливается.
  • Алкогольный гепатит и хронический вирусный гепатит  при узи печени может вызывать диффузное повышение эхогенности.
  • Цирроз печени – состояние, характеризующееся заменой печеночной ткани соединительной тканью и возникновением узлов регенерации. При узи печени критериями цирроза служат грубая эхо-структура печени, неровный контур печени, относительное увеличение хвостатой доли (соотношение размера хвостатой доли печени и правой доли печени), относительное увеличение левой доли печени,признаки увеличения давления в воротной вене. Возникновение узлов регенерации (очаги, в которых клетки печени интенсивно делятся) может давать при узи печени картину, которую невозможно отличить от метастазов.

Применение дуплексного сканирования при узи печени

Так как печень имеет обильное кровоснабжение, при узи печени часто необходимо проводить дуплексное сканирование сосудов. Около 80% крови поступает в печень через воротную вену. Остальная кровь поступает через печеночную артерию, которая отходит от чревного ствола. Оттекает кровь из печени по печеночным венам, которые впадают в нижнюю полую вену. Исследование кровтока в сосудах печени проводят при подозрении на цирроз. При этом отмечают уменьшение скорости кровотока по воротной вене, вплоть до остановки и даже реверсного направления. При длительно существующем циррозе, тромбозе воротной вены, застойной сердечной недостаточности повышается давление в воротной вене, что ведет к открытию обходных путей оттока крови по воротной вене. Эти обходные пути называются порто-системными анастомозами. При узи печени можно выявить эти анастомозы. Как правило в этих местах формируются варикозно расширенные вены. Кровотечение из этих вен может причинить смерть. Так, до 50% смертности при циррозе печени связано с кровотечением из варикозно – расширенных вен пищевода. Это место одного из порто-системных анастомозов.

Оценка кровоснабжения узлов, регистируемых при узи печени позволяет определиться с характером образований и дает в некоторых случаях ценную информацию для хирургов.

По спектральным характеристикам, которые регистрируют в печеночных венах, можно косвенно судить об эластичности печеночной ткани.

Узи печени в нашей клинике проводится на аппарате экспертного класса с высоким разрешением и мощным цветовым допплером, что позволяет добиваться высокого качества исследований

Ответы

Посоветуйте метод дальнейшей диагностики.

12 апреля момей матери была сделана МР томография
Вот ее заключение:

МРТ
дата рождения 27.03.49
пол: женский
На серии МР томограмм, взвешенных по Т1 и Т2 в двух проекциях, печень умеренно увеличенна
в размерах, за счет правой и левой долей. Структура органа неоднородная за счет наличия множественных объемных образований в правой и левой долях, имеющих неровные бугристые контуры , неоднородный высокоинтенсивный сигнаал по Т2 и низкоинтенсивный по Т1, размерами от 0.8см до 6.3х5.9см. В 5 сегменте определяется образование, состоящее из близкорасположенных мелких очагов и фокусов, выходящее за пределы печени, с проростанием правой почки.
В воротах печени определяются увеличенные лимфоузлы. Воротная вена с диффузно неоднородным сигналом (тромбоз?)
Желчный пузырь резко сокращен, сдавлен, просвет его четко не определяется. Внутри- и внепеченочные протоки не расширены.
Поджелудочная железа обычных размеров и положения, имеет неровные бугристые контуры и неоднородную стуктуру, хвост поджелудочной железы визуализируется не четко, смещен образованием ворот селезенки. Проток поджелудочной железы не расширен.
Селезенка обычных размеров и положения, структура ее однородная. В области ворот селезенки определяется аналогичное по сигнальным характеристикам образованиям печени объемное образование, размером до 8.2x7.3см с неровными, нечеткими контурами.
Почки расположены типично, правая имеет размеры 11.6х5.5см вержний контур ее нечеткий за счет паспространения образования из 5 сегмента правой доли печени в почку.
Левая почка имеет размеры - 9.4х4.9см, кортико-медуллярная дифференцировка не нарушена. ЧЛС незначительно расширена.
Определяется увеличение региональных лимфатических узлов параортальной группы.

Заключение: МР картина очаговых поражений правой и левой долей печени вторичного характера(MTS), с проростанием в вверхний полюс правой почки, объемное образование в воротах селезенки.Умеренная гепатомегалия. МР признаки хронического панкреатита. 12.04.09

Десять лет назад в 99г были похожие подозрения.
После обследований в городской больнице
(г Орехово-Зуво моск обл) ее отправили в онкологический
в диспонсер в Балашиху, а от туда в Москву на Каширку.
Вот, что диагностировали там:

17.06.99 КТ органов брюшной полости. Из нижних отделов п/доли печени (... поверхность
VI сегмента) исходит объемное образование неоднородной структуры с участками пониженной плотности. На отдельных срезах видны подходящие к нему круговые сосуды образованние девормирует верхние латеральные отделы п/почки. После в/в 40мл омнапс...
по характеру наполнения судить о природе изменения не представляется возможным. Другие отделы печени без видимых изменений.
Размер образования 5.9х3.3см в поперечнике. Друггие органы без паталогии. Забра.. л/узлы не увеличены. Для выявления изменения - необходимо дифференцировать с гемангиомой.
28.06.99 Эмиссионная КТ с меченными эритроцитами.
Заключение - гемангиома п/доли печени.
Реакция Абелева - отрицательная Ан крови на РВ и Вич 07.06.99 отрицательный
Изотопное исследование функции печени = 50% фунционального резерва.

Сейчас ситуация повторяется. Местный(Орехово-зуево) онколог
сказал, что хотя на МРТ картина "несколько иная", судя по состоянию пациента
злокачественную опухоль не похоже, мама ведет очень активный образ жизни
(работа и дом), чувствует себя хорошо, но есть небольшие проблемы с апетитом.
Она весит 70кг при росте 158см.
и потеря в весе около 4кг за 7 месецев
(7 месяцев назад у ее родился внук, ухаживать за которым она помогает сестре).
Онколог охотно направил нас на консультацию в Балашиху (по нашей просьбе).
Предварительно помимо МРТ мы делали:
гастроэндоскопию
ирригоскопию - ничего онкологического выявлено не было.
общий анализ крови и мочи.

В Балашихе врач бегло прочел заключение МРТ (снимками не заинтересовался).
провел пальпацию и предложил делать пункцию печени.
Диагнозом 10ей давности не заваинтерисовался.
Заключение не читал. От наших слов про гемангиому отмахнулся.
Сказал что нужно цитологическое исследование иначе "диагноз висит в воздухе".
И что морфологические методы диагностики самы эффективные.
Говорил резко, перебивая, хотя очереди в нему не было.
На мой вопрос оправданно ли в данном случае, проводить пункцию вслепую,
и нет ли других форм диагностики,
повторил что пункия является необходимым методом, но предложил
сделать ее под контролем УЗИ, правда уже в другой день.
Мы согласились. Пункцию назначили на 21 мая. (тк на эту процедуру очередь).

Сейчас не уверены, что поступили правильно, отказавшись делать пунцию сразу и
без УЗИ. Но были напуганы резкостью и невнимательностью.
В интернете прочел, в таких случаях действительно используется
тонкоигольная биопсия под контролем УЗИ, но при веских основания считать опухоль
злокачественной. Тк при гемангиоме существует опасность внутреннего кровотечения.
Как альтернатива упоминалось ангиосканирование под контролем КТ.

Звонили на Каширку там сказали, что делают агиосканирование только с УЗИ.
А услывав про гемангиому предложили КТ с меченными эритроцитами.
Что мы и собираемся сделать.

Я не берусь обо всем этом судить.
Хотелось бы услышать независимое мнение профессионала по следующим вопросам.

1) Насколько Необходима и Опасна пункция печени в этой ситуации, когда, как я понимаю, известно,
что по крайней мере гемангиома там точно есть (не могла же она исчезнуть за 10 лет) ?
2) Какое средство или набор средств диагностики подходит в данной ситуации ?
3) Насколько критично в данном случае время? Понятно, что чем быстрей тем лучше.
Но все же диагностику нужно провести за дни, недели, месяц? Ведь ситуация выглядит достаточно
стабильно. Матери не дали даже больничного. График работы (сутки - трое) позволяет ей ездить и делать анализы. Но все затягивается и это меня беспокоит.

Доброкачественные опухоли печени - Личный сайт

К  ним относится целый ряд новообразований различного происхождения, наиболее часто встречающимися из которых являются:   гемангиома,  аденома, узловая очаговая гиперплазия (или фибронодулярная гиперплазия — ФНГ).

Гемангиома печени  – сосудистое новообразование, которое характеризуется как правило  медленным ростом, длительньм течением и удовлетворительным состоянием больного. Однако гемангиома, особенно  при ее значительных размерах, в редких случаях может осложняться разрывом опухоли и тяжелым внутрибрюшным кровотечением, гемобилией (кровотечением в желчные протоки), коагулопатией (нарушением свертываемости крови), механической желтухой ( вследствие сдавления опухолью желчных протоков), нарушением  функции соседних органов (желудка и 12 перстной кишки), а так же – развитием портальной гипертензии (повышением давления в воротной вене) и сердечно-сосудистой недостаточности, связанной со сдавлением нижней полой вены. Осложнённое течение заболевания отмечается у 5-15% больных. 
Основной метод  диагностики гемангиом  — УЗИ. В случае неясной картины выполняется  МСКТ (мультиспиральная компьютерная томография) или МРТ (магниторезонансная томография).

Хирургическое лечение гемангиом  выполняется в следующих случаях :  1) размеры опухоли 10 см и более, 2) наличие выраженных  клинических проявлений – боли, желтухи, воспалительной реакции и др. 3) невозможность исключить злокачественный характер новообразования.

Основные методы хирургического лечения гемангиом печени:

  1. Эмболизация – введение в сосуды, питающие опухоль , препаратов , которые склерозируют их или перекрывают просвет, тем самым прекращая кровоснабжение опухоли.  При этом используются малоинвазивные рентгенэндоваскулярные методики.
  2. Удаление гемангиомы, может выполняться классическим открытым способом и лапароскопически. Чаще всего  выполняется энуклеация гемангиомы («вылущивание» ее из ткани печени) или резекция печени (удаление ее части вместе  с опухолью). В обоих случаях, учитывая доброкачественный характер опухоли, хирург стремится максимально сохранить ткань  печени.

При гигантских гемангиомах эмболизация может быть подготовительным этапом перед планируемой операцией, когда уменьшение размера опухоли позволит облегчить предстоящее вмешательство.

Очаговая узловая гиперплазия (фибронодулярная гиперплазия — ФНГ)  печени вторая по частоте после гемангиом, наиболее распространенная доброкачественная опухоль печени. ФНГ является реакцией гепатоцитов на локальные сосудистые мальформации Местные изменения кровотока ведут к появлению гиперплазии (чрезмерного развития)  клеток печени. Узлы ФНГ в отличие от других опухолевых образований в подавляющем большинстве случаев не увеличиваются в размерах. Клинических проявлений они, как правило, не вызывают, осложнения дают чрезвычайно редко.  Для диагностики ФНГ используются УЗИ, мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ), магниторезонансная томография (МРТ). При сомнениях в диагнозе может выполняться биопсия печени под контролем УЗИ. Учитывая, как правило, благоприятное бессимптомное течение и редкость осложнений, рекомендуется консервативное ведение пациентов с ФНГ. Операция показана в исключительных случаях (узел на ножке, значительное увеличение узла в размерах),  и состоит обычно в резекции узла с участком прилежащей ткани печени.

Аденома печени (гепатоцеллюлярная аденома – ГЦА) этим термином обозначают целую группу доброкачественных новообразований печени, имеющих сходную структуру и течение.        У женщин ГЦА встречается в 10 раз чаще, чем у мужчин. Длительное применение пероральных контрацептивов повышает заболеваемость ГЦА в 30–40 раз. Несмотря на доброкачественную природу, ГЦА представляет опасность кровотечения и малигнизации (перерождения в злокачественную опухоль). Практически важно, что у женщин ГЦА имеют более доброкачественное течение, а у мужчин малигнизация наблюдается значительно чаще.  Аденомы печени длительное время протекают бессимптомно. Как правило выраженные клинические проявления возникают когда опухоль достигает больших размеров, сдавливая сосуды и (или) желчные протоки, осложняется некрозом или кровотечением.

ГЦА нередко выявляются  при УЗИ, однако оптимальным методом их диагностики является  магниторезонансная томография (МРТ).

Лечение аденомы печени. Общепринятый в настоящее время подход  — удаление крупных (> 5 см в диаметре) и растущих ГЦА . Операция может выполняться как открытым способом так и лапароскопически в зависимости от конкретных условий  в каждом случае. У больных с высоким риском операционных осложнений могут выполняться такие малотравматичные вмешательства как эмболизация (закупорка  питающих опухоль сосудов) при больших размерах опухоли или абляция (направленное разрушение опухолевого очага с использованием лазера или радиочастотного воздействия) — при малых ее размерах.  В тех случаях, когда имеются множественные ГЦА — если поражение ограничивается одной долей печени, возможна ее резекция. При локализации множественной ГЦА в обеих долях возможный вариант — резекция наиболее крупных аденом. Поскольку резекция всех аденом в подобных случаях часто невозможна, предлагают проводить трансплантацию печени, но она показана только у больных с более 10 аденом на фоне сопутствующего заболевания печени.

Надо отметить, что Приблизительно в 1 /3 случаев после прекращения приема пероральных контрацептивов или снижения массы тела количество и размеры узлов уменьшались, тогда как ожирение сопровождалось прогрессированием ГЦА!

Диагностика рака печени: без права на ошибку

Рак печени -- заболевание достаточно редкое, но коварное. Длительное время болезнь протекает бессимптомно и выявляется зачастую случайно, иногда уже в терминальной стадии. С чем связаны сложности диагностики рака печени и как решить проблему его раннего выявления? Об этом мы беседуем с ведущим научным сотрудником отделения клинических биотехнологий Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН, к.м.н. Валерием Владимировичем Бредером.

Валерий Владимирович, что можно сказать об уровне заболеваемости гепатоцеллюлярным раком в настоящее время? Отличаются ли показатели заболеваемости в развитых странах и в России?

Официальная статистика говорит, что в РФ ежегодно выявляется примерно 7 тыс. случаев гепатоцеллюлярного (ГЦР, или печеночно-клеточный) рака, хотя если судить по частоте встречаемости, сопоставимой с американскими показателями, таких больных должно быть больше 10 тыс. Настораживает еще и тот факт, что число случаев умерших от рака печени (посмертный диагноз) больше, чем число выявленных прижизненно. По всей видимости, при жизни диагноз рака печени ставится далеко не всем больным, что связано как с несовершенством системы здравоохранения, так и с особенностями течения самого заболевания.

От чего зависит риск развития рака печени?

Принято считать, что гепатоцеллюлярный рак развивается на фоне заболевания печени, чаще всего вирусного гепатита В и/или С, цирроза печени. В любом случае основной этиологический фактор -- это воспаление, особенно хроническое, многолетнее, на фоне которого происходит истощение механизмов защиты печени. И рано или поздно в печени появляются узлы -- сначала диспластические, которые постепенно перерождаются в злокачественные. Тем не менее около 10—15% (или больше) случаев рака выявляется в паренхиме нормальной печени, без гепатита и без цирроза. Это не совсем типично для зарубежных стран, где подавляющее число случаев рака печени связано с циррозом и вирусными гепатитами. В России же такие случаи выявляются не так уж редко.

С чем это связано?

Я думаю, с проблемами диагностики. В западных странах система здравоохранения направлена на активное выявление ранних форм рака печени у больных циррозом и гепатитами, у нас же это только предстоит сделать. Боюсь, что значительное число случаев такого рака печени в России не выявляется потому, что не налажена полноценная система скрининга печеночно-клеточного рака в группах риска.

Как сейчас выявляют таких пациентов?

Чаще всего случаи опухолевых поражений печени выявляет именно онкологическая служба, куда пациентов направляют на консультацию хирурги, терапевты. Сейчас широко распространена ультразвуковая диагностика, и любое изменение структуры печени может быть выявлено грамотным специалистом. После этого необходимо установить природу изменений в печени. Проблема диагностики гепатоцеллюлярного рака связана с тем, что печень очень долго не подает «сигналов неблагополучия». Печень не болит. Она начинает болеть только тогда, когда увеличивается в размерах, причем быстро: растягивается ее капсула, имеющая нервные окончания. До этого момента все изменения в печени могут отражаться только в анализах крови. Особенность узловых образований в печени -- длительный латентный период. И это бич современной гепатологии. Ведь как можно обнаружить изменения в печени, если человек ни на что не жалуется? Только случайно.

У пациентов группы риска с циррозом или хроническим гепатитом любой этиологии есть очевидный патогенетический фактор -- длительно существующее воспаление. Наличие цирроза увеличивает риск рака печени на 1—2% ежегодно. И наша задача -- обнаружить опухоль как можно раньше. Что нужно для этого делать? Современные европейские и американские руководства рекомендуют проводить УЗИ раз в 3--6 мес. пациентам из группы риска. Если на УЗИ выявляется участок, который может трактоваться как зона дисплазии или злокачественного перерождения, требуется дополнительное объективное обследование, как правило, включающее КТ с контрастированием или МРТ. Нужно ли делать всем пациентам с циррозом печени МРТ или КТ? Пожалуй, нет. Во-первых, огромное значение для первичной диагностики имеет технология проведения динамического контрастного исследования и квалификация специалиста, который будет интерпретировать результаты. Это достаточно сложно, особенно в случае хронического воспаления и тем более цирроза печени. Кроме того, исследования зарубежных коллег показали, что это экономически нецелесообразно.

Что касается серологических маркеров рака печени, то здесь есть некоторые проблемы. Наиболее часто для скрининга на выявление ГЦР используется альфа-фетопротеин, но тест имеет чувствительность всего около 60%. Результаты американского исследования с участием более 1 тыс. пациентов показали, что у больных первичным раком печени уровень альфа-фетопротеина был повышен менее чем в 20% случаев. То есть диагностическая ценность этого маркера достаточно низкая, и большинство современных клинических руководств не рекомендуют использовать его в скрининговых программах.

Возможно, появятся какие-то новые биомаркеры?

Таких маркеров достаточно много, но все они находятся в стадии изучения. Пока мы не можем говорить о том, что существует какой-то маркер, который в ближайшее время можно будет использовать в повседневной практике. Таким образом, на универсальные скрининг-тесты сейчас рассчитывать не приходится. Решающее значение для раннего выявления ГЦР имеют два фактора: осознание пациентом из группы риска того факта, что у него может развиться рак, и настороженность доктора, который наблюдает больного, готовность предпринять правильные шаги, увеличивающие вероятность раннего выявления опухолевого процесса.

Вы говорите о гепатологах?

Конечно, это их задача. Онкологическая служба не может в этом их заменить. К сожалению, нам не хватает специализированных диагностических центров, куда гепатологи направляли бы пациентов для уточнения диагноза. К примеру, на УЗИ или томографии у пациента обнаружили образование в печени. Требуется биопсия, но зачастую хирурги просто не готовы ее проводить, их приходится убеждать в том, что это необходимо пациенту. Другая проблема. Среди выявляемых в печени объемных образований около 20% составляют доброкачественные опухоли: аденомы, гемангиомы и др. Я не знаю более «вредного» диагноза в патологии печени, чем гемангиома. Это сосудистая доброкачественная опухоль, и поставить этот безобидный диагноз достаточно просто, это не требует проведения пункции. Далее, как правило, доктор рекомендует динамическое наблюдение. Но гепатоцеллюлярный рак -- как правило, опухоль с выраженной сосудистой сетью, т. е. похожа на гемангиому. А еще есть холангиокарциномы и метастазы других опухолей в печень. Рак (гепатоцеллюлярный) печени имеет, как правило, определенные рентгенологические признаки – т. н. атипичная васкуляризация, но чтобы их выявить, нужно проводить трудоемкое контрастное 4-фазное КТ-исследование либо контрастную МРТ, что дорого и не всегда доступно. И очень важна квалификация рентгенологов. Нередко проходит несколько лет, прежде чем больному поставят правильный диагноз, иногда уже на терминальной стадии болезни. Вот почему необходимы центры, которые специализировались бы на проведении подобных исследований: подозрение на опухоль в печени всегда требует уточняющей диагностики. В Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина над этим работает слаженная команда специалистов -- клиницистов -- хороший пример.

Каково отношение онкологов к пункционной биопсии при раке печени? Высок ли риск осложнений при проведении процедуры и можно ли его оценить?

Пункционную биопсию необходимо проводить всегда, когда это клинически обосновано и технически возможно. Конечно, существует проблема сопутствующей патологии -- цирроза печени, который очень часто осложняется портальной гипертензией и связанной с ней тромбоцитопенией. Если снижается количество тромбоцитов, возрастает вероятность достаточно серьезных осложнений самой процедуры. Хотя, на мой взгляд, проблема сильно преувеличена. В руках специалиста, имеющего опыт тонкоигольной или кор-биопсии, риск осложнений очень невысок, даже в случае цирроза и тромбоцитопении. Пункция проводится не вслепую, а, как правило, под контролем УЗ или КТ.

Кроме того, существуют достаточно жесткие показания, какие узлы можно и нужно пунктировать, а какие -- нет. Если в печени выявляется узел, планируется операция и будет обязательно проведено полноценное морфологическое исследование. Пунктировать такой узел не нужно. Другая ситуация: в цирротически измененной печени обнаружено объемное образование (одно или несколько) и есть рентгенологические признаки ГЦР. Если при этом определяется высокий уровень альфа-фетопротеина (выше 400 ед/л) -- с большой вероятностью это рак печени, и делать пункцию такого узла не стоит. Зарубежные коллеги, например, утверждают, что диагноз первичного ГЦР часто может быть поставлен клинико-рентгенологически, и мы с ними согласны. Хотя у этого мнения есть противники, которые считают, что любое объемное образование в печени нужно верифицировать. Разумеется, выставляя диагноз ГЦР без пункционной биопсии, доктор берет на себя ответственность. Если же есть сомнения -- нужно проводить биопсию. Предпочтительней толстоигольная (или кор-) биопсия, позволяющая получить кусочек опухоли -- морфологический материал, на основе которого можно дать обоснованное заключение. Очевидно, что нужно пунктировать узловые образования, особенно небольших размеров, которые имеют нетипичную для ГЦР васкуляризацию. Это может быть и печеночно-клеточный рак с нетипичной васкуляризацией, и холангиокарцинома, и нейроэндокринная опухоль, и метастазы из невыявленной первично опухоли. В этих случаях пункция обязательна и основанием в отказе от нее может быть только абсолютное обоснованное противопоказание, выявленное врачом. Что касается разновидностей рака печени, то необходимо точно знать, ГЦР это или холангиокарцинома, поскольку лечат их по-разному. Прогнозы приблизительно одинаковые, но лекарственная терапия различается кардинально. Поэтому на сегодняшний день альтернатив этой процедуре, по всей видимости, нет.

Разумеется, есть ситуации, когда технически невозможно сделать пункцию, например, если узел располагается рядом с сосудом. Поэтому нельзя огульно говорить, что все узловые образования в печени нужно пунктировать. В целом подход к проведению биопсии заключается в следующем: если обнаружен узел в цирротически измененной печени и есть признаки типичной для ГЦР васкуляризации, биопсию делать не обязательно; если же цирроза нет (даже при наличии гепатита) и рентгенологическая картина неоднозначна -- нужно сделать хотя бы тонкоигольную биопсию. Иногда, чтобы выяснить генез опухоли, биопсия выполняется неоднократно, вплоть до интраоперационной.

Существует ли золотой стандарт диагностики рака печени?

К сожалению, в случае рака печени нельзя сказать, что такой стандарт существует. Дело в том, что, как правило, мы имеем дело с уже больной печенью, с циррозом или гепатитом. Активность этих процессов у пациентов может быть разная, кроме того, больные отличаются по возрасту, сопутствующей патологии, другим факторам риска. Поэтому при постановке диагноза ГЦР важен мультидисциплинарный подход -- взаимодействие гепатолога, онколога, рентгенолога и морфолога, пусть даже заочное. Даже при однозначном заключении морфолога -- ГЦР -- случаются ошибки. Мультидисциплинарный подход резко увеличивает шансы выявления злокачественного процесса, уменьшает вероятность диагностической ошибки и решает вопрос своевременного назначения адекватного лечения.

Какова стратегия лечения рака печени?

Цель лечения любого вида рака заключается в том, чтобы помочь пациенту. Если его можно вылечить -- нужно сделать все возможное, чтобы вылечить. Если вылечить больного нельзя -- постараться продлить его жизнь с максимально высоким качеством жизни. Когда и это уже невозможно -- нужно уменьшить выраженность симптомов болезни. Вот философия онкологии. Радикальный метод лечения рака печени -- операция -- возможен далеко не всегда. Для пациентов с ранним раком печени на фоне цирроза идеальным вариантом считается трансплантация печени. К сожалению, в нашей стране возможности трансплантации печени пока очень ограничены. Есть всего несколько центров, которые принимают больных на такое лечение. Для сравнения: в Европе и США до 30% больных раком печени (это ранний рак!) проходят через трансплантацию, у нас же это единичные случаи. У больных без цирроза выполняется резекция печени. Только высококвалифицированные клиники, имеющие большой опыт оперативного лечения рака печени выполняют резекции печени и при циррозе. В тех случаях, когда оперативное вмешательство невозможно, обсуждаются варианты локальной деструкции -- абляции опухолевого узла. Однако следует понимать, что удаление части печени на фоне ее хронического воспаления временно решает только локальную проблему. Вероятность того, что в ближайшие годы в такой печени образуются новые узлы, чрезвычайно высока. Если радикальное лечение невозможно, нужно постараться максимально отсрочить опухолевую прогрессию, например с помощью эмболизации -- введения в артерии, питающие опухоль печени, веществ, блокирующих кровоток. Исследования, проведенные еще в 2000 г., показали, что сочетание эмболизации с использованием цитостатика -- доксорубицина -- эффективнее обычной эмболизации с точки зрения влияния на продолжительность жизни больных. Но хочу подчеркнуть, что эти вмешательства должны проводиться в специализированных центрах, поскольку результаты -- и противоопухолевая эффективность, и непосредственные и отдаленные осложнения -- во многом зависят от опыта команды. В Российском онкологическом научном центре сложилась и активно работает междисциплинарная группа специалистов по диагностике и лечению опухолевых заболеваний печени. Разработанные нами алгоритмы диагностики и ежедневная совместная работа по поиску и проведению оптимальной стратегии лечения в каждом конкретном случае реализуются в десятки своевременных радикальных операций, эффективных многократных сеансах химиоэмболизации, системной лекарственной терапии.
Системная лекарственная терапия оправдана, если она увеличивает продолжительность жизни больного или приводит к облегчению симптомов заболевания. До появления сорафениба системная химиотерапия печеночно-клеточного рака приводила к временному уменьшению опухоли или метастазов лишь у 10--20% пациентов. Однако проведение даже эффективной химиотерапии никак не сказывалось на продолжительности жизни. Первым препаратом, который в клинических плацебо-контролируемых исследованиях 3-й фазы увеличивал продолжительность жизни больных раком печени, оказался сорафениб (Нексавар). Позднее проводились клинические исследования, сравнивавшие сорафениб с другими лекарственными препаратами, но ни один из них не превзошел Нексавар и по эффективности, и по профилю токсичности. Поэтому сорафениб -- первый и пока единственный препарат, который продлевает жизнь больных печеночно-клеточным раком. Сегодня он считается стандартом химиотерапии рака печени. Мы располагаем опытом лекарственного лечения более 200 пациентов ГЦР: молодые и пожилые больные, с циррозом/гепатитом и без неопухолевых болезней печени, с рецидивом болезни после операций (в т. ч. после трансплантации) и продолженным ростом после абляции и эмболизации. Да, опухоли печени в ответ на лечение уменьшаются в размерах не так часто, как нам бы хотелось. Да, пока не найдено маркеров эффективности сорафениба при ГЦР. Гораздо важнее стабильность достигнутой стабилизации: и если медиана времени до прогрессирования для всех получающих лечение Нексаваром около 5 мес., то в ряде случаев мы продолжаем эффективное лечение в течение 1,5--3 и более лет. Согласно результатам глобального исследования GIDEON (> 3 тыс. больных) в группе больных печеночно-клеточным раком при компенсированной функции печени (класс цирроза по Child-Pugh A) медиана ожидаемой продолжительности жизни составляет 13,6 мес.

Крайне важна адекватная оценка выраженности цирроза и его ведение вместе с противоопухолевой терапией. Рак печени и цирроз -- это, как правило, конкурирующие болезни, и для некоторых больных прогноз жизни определяется не раком, а именно циррозом. Опухоль может быть очень небольшой, а цирроз -- выраженным, может развиться портальная гипертензия, кровотечение с летальным исходом, и пациент погибнет совсем не от рака. С другой стороны, невнимание к течению цирроза или незнание способов профилактики и лечения осложнений -- и больному на эффективной терапии сорафенибом может быть отказано в продолжении химиотерапии в связи с ухудшением объективного состояния из-за гипоальбуминемии или неправильно подобранной терапии диуретиками.

Прокомментируйте, пожалуйста, рекомендации ESMO и RUSSCO по лечению рака печени.

Следование известным и принятым на данный момент рекомендациям и стандартам является залогом профессионального отношения к ведению больных с первичным раком печени. Существует множество рекомендаций по лечению рака печени -- европейские, американские, японские. Стандарты -- это другое: принятые диагностические и лечебные мероприятия, безусловно, обеспечиваются системой здравоохранения (национальные стандарты) или клиники (стандарты клиники). Российские рекомендации RUSSCO -- отечественного общества клинических онкологов -- разработаны на основе рекомендаций наших зарубежных коллег, но с оглядкой на возможности национального здравоохранения. К сожалению, они ограниченны. Лишь несколько клиник эпизодически выполняют трансплантацию при раке печени, мало хирургических центров системно занимаются лечением ГЦР. Недостаточно клиник интервенционной радиологии. В местных бюджетах просто нет денег на закупку Нексавара: нет препарата -- нет лечения. Мы пока только обсуждаем необходимость раннего скрининга рака печени, тогда как в западных странах это включено в стандарты и оплачивается страховыми компаниями. Общество заинтересовано в раннем выявлении раковых заболеваний, потому что на ранних стадиях болезнь лечить гораздо дешевле и эффективнее. В новых рекомендациях RUSSCO будут учтены результаты клинических исследований, которые сейчас проводятся. К сожалению, до сих пор остается открытым вопрос о второй линии лекарственного лечения первичного рака печени при прогрессировании на сорафенибе или его непереносимости. Это пока нерешенная проблема. Я считаю, что сегодня в случаях распространенного рака печени приоритет должен быть отдан клиническим исследованиям новых препаратов и методик.

Какие препараты предлагаются сегодня для второй линии терапии?

Их нет. И пока речь идет только о клинических исследованиях. В нескольких международных многоцентровых исследованиях участвует и наш центр. Это исследование 3-й фазы препарата регорафениб у больных ГЦР, ранее получавших сорафениб; сравнительное исследование 3-й фазы особой лекарственной формы доксорубицина (против любого варианта лечения) после прогрессирования или при непереносимости сорафениба. Уже идет клиническое исследование 3-й фазы эффективности и безопасности ленватиниба (нового перспективного препарата) в сравнении с сорафенибом в первой линии лечения больных неоперабельным раком печени.

Высок ли процент прогрессирования рака печени после лечения?

Если после радикального хирургического лечения -- трансплантации, резекции или абляции через 5 лет без признаков болезни остаются 30--70% больных, то после нерадикального прогрессируют практически все больные. Для больных, получающих химиотерапию, важна длительность эффекта/стабилизации. Иногда длительность лечения определяется переносимостью -- побочными эффектами препарата Нексавар, которые можно корригировать сопроводительной терапией. Переносимость терапии Нексаваром часто определяется выраженностью цирроза, который тоже необходимо лечить, иногда -- индивидуальной непереносимостью. Как правило, за время лечения рака развиваются нарушения функции печени, больше связанные с циррозом. Но и в терминальной стадии заболевания нужна симптоматическая терапия.

В заключение нашей беседы ответьте на вопрос: что, на Ваш взгляд, нужно для того, чтобы улучшить состояние диагностики и лечения рака печени в России?

Я не сомневаюсь, что нас ждет всплеск заболеваемости рака печени: вирусные гепатиты, токсические повреждения печени, в т. ч. алкогольные и лекарственные, неалкогольный стеатогепатит являются факторами риска. Печеночно-клеточный рак встречается и в «здоровой» печени. В нашей практике нередки случаи ГЦР у молодых пациентов без какого-либо печеночного анамнеза. Поскольку рак печени, как правило, долгое время протекает бессимптомно, крайне важна активная позиция врачей общей практики, гастроэнтерологов, диагностов в отношении любых узловых образований в печени, особенно при хронических гепатитах и циррозе. Необходима онкологическая настороженность, нужны специалисты и современное диагностическое оборудование, соблюдение жестких стандартов выполнения диагностических процедур. Ведь если рак будет выявлен на ранней стадии, больного можно вылечить. А там, где бессильны хирурги, современная интервенционная радиология и химиотерапия могут подарить пациенту надежду и годы жизни.

С учетом того, что таких больных все же пока не очень много -- по сравнению со случаями рака легкого, толстой кишки, желудка -- нужно идти по пути организации региональных специализированных центров онкогепатологии. Мне представляется это наиболее правильным. Такие центры должны располагать всеми необходимыми возможностями уточняющей диагностики и лечения рака печени -- начиная с трансплантации печени и заканчивая системной противоопухолевой терапией.

Беседовала Людмила Головина


Просьба о раннем направлении к хирургическому вмешательству и резекции

Гемангиомы печени являются наиболее распространенной доброкачественной опухолью печени. Текущие руководящие принципы рекомендуют визуализацию наблюдения и резервирование хирургического вмешательства для симптоматических пациентов с гигантскими гемангиомами печени (> 5 см). Мы представляем случай пациента с быстро увеличивающейся гигантской гемангиомой печени, который первоначально лечился под наблюдением. Во время периода наблюдения у нее развилась потеря веса, запор и панцитопения, связанные с синдромом Касабаха-Мерритта.Резекция гемангиомы осложнялась ее большими размерами (). Пациенты с быстрорастущими гигантскими гемангиомами печени, даже бессимптомными, должны быть незамедлительно направлены в специализированные хирургические центры для оценки и лечения.

1. Введение

Гемангиомы печени являются наиболее частыми доброкачественными мезенхимальными поражениями печени, встречающимися почти у 20% населения. В редких случаях гигантские гемангиомы могут вызывать боль в животе, застойную сердечную недостаточность или даже синдром Касабаха-Мерритта (KMS), редкую чахоточную коагулопатию, угрожающую жизни.Мы представляем случай молодого пациента с быстро увеличивающейся гигантской гемангиомой печени, которая приводит к множественным сопутствующим заболеваниям. Мы подчеркиваем необходимость выявления ранних признаков, чтобы отказаться от стандартной терапии для наблюдения у пациентов с быстро увеличивающимися гигантскими гемангиомами печени, и призываем к своевременному направлению в специализированные хирургические отделения гепатобилиарной системы и хирургической резекции.

2. История болезни

Направление было направлено 37-летней женщине с известной историей гигантской гемангиомы печени с нарастающей в течение года болью в животе, связанной с прогрессирующей тошнотой, потерей веса 60 фунтов и запором.Первоначально гемангиома была диагностирована во время обследования по поводу боли в пояснице за два года до появления боли в животе. Была запрошена общая хирургическая консультация и рекомендована выжидательная тактика. Впоследствии пациентка лечилась консервативно по поводу грыжи поясничного диска и недавно диагностированного синдрома раздраженного кишечника. В нашей клинике она выглядела бледной, истощенной, с поясничным лордозом. При абдоминальном обследовании выявлено генерализованное вздутие живота с пальпируемым краем печени ниже правого подреберья.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) брюшной полости выявила образование, расположенное в правой задней доле печени, соответствующее гигантской гемангиоме (рис. 1). Обзор радиологических записей показал, что гемангиома постоянно росла в диаметре с 13 см в 2015 году до 25 см в 2018 году. Лабораторная оценка была значимой для панцитопении (таблица 1).


Лабораторное значение Референсный диапазон 1 месяц до операции День операции 2 недели после операции 6 месяцев после операции

Функциональные тесты печени
S.аспартатаминотрансфераза (ед. / л) 0–50 23 - 26 22
S. аланинаминотрансфераза (ед. / л) 0–50 11 - 15 18
S. щелочная фосфатаза (ед. / Л) 0–120 60 - 66 71
S. билирубин, общий (мг / дл) 0–1,3 0,7 - 0.7 0,7
S. билирубин, конъюгированный (мг / дл) 0–0,4 0,3 - 0,3 0,3
S. белок, общий (г / дл) 6,4–8,5 7,3 - 7,0 8,1
S. альбумин (г / дл) 3,7–5,2 4,5 - 4,0 4,4
Гематология
Количество лейкоцитов (10 9 клеток / л) 3.9–11,7 3,7 2,7 8,3 4,5
Гемоглобин (г / дл) 12,0–15,0 7,8 6,5 9,9 10,4
Гематокрит (%) 34,8–45,0 25,9 21,1 32 34,5
Тромбоциты (10 9 клеток / л) 172–440 99 91 216 110
Химия
S.креатинин (мг / дл) 0,5–1,0 0,8 - 0,9 1,08
Коагуляция
Протромбиновое время (секунды) 12,3–14,8 19 19,8 17,1 16,6
Активированное протромбиновое время (секунды) 25–36 - 40 - -
Международное нормализованное отношение 1 1.6 1,6 1,4 1,3

Получено согласие на хирургическую резекцию. Хирургическая установка была описана ранее. [1] Сделан разрез по средней линии с расширением правого подреберья. Гемангиома возникла из правой задней доли и сдавливала оставшуюся печень и окружающие ее структуры. Из-за размера опухоли правая доля не могла быть мобилизована, и доступ к полой вене был сильно ограничен.Поэтому было решено продолжить «передний доступ» и резектировать новообразование, создав плоскость между смещенной правой печеночной веной и гемангиомой. Затем с помощью монополярной коагуляции и ультразвукового хирургического аспиратора Cavitron (CUSA, ValleyLab, США) рассекали паренхиму печени сбоку от правой печеночной вены. Кровопотеря была ограничена за счет периодического использования маневра Прингла в дополнение к анестезии при низком центральном венозном давлении. Новообразование было удалено без происшествий с потерей крови около 1200 мл.Пациент получил две единицы упакованных эритроцитов, одну тромбоцитов, две криоглобулина и одну свежезамороженную плазму. Образец весил 3,7 кг (), и гистопатологическая оценка подтвердила кавернозную гемангиому.

Пациент выписан домой на пятые послеоперационные сутки. При контрольном обследовании через шесть месяцев у нее исчезли боли в животе и тошнота, и она сообщила об улучшении функции кишечника. Ее похудание стабилизировалось. Она продолжала испытывать легкую боль в пояснице из-за грыжи поясничного диска.Было интервальное улучшение ее панцитопении (таблица 1). Компьютерная томография (КТ) брюшной полости через 6 месяцев после операции показана на рисунке 2.

3. Обсуждение

Гемангиомы являются наиболее распространенным доброкачественным поражением печени и встречаются у 20% населения. Классификация гемангиом по размеру широко варьируется, при этом описываются гигантские гемангиомы размером> 5 или даже> 10 см [2]. Чрезвычайно гигантские заболевания встречаются реже и в основном обсуждаются в описаниях клинических случаев или кратких обзорах, в которых подробно описывается метод резекции или редкие сопутствующие медицинские последствия [3–5].Самый крупный такой обзор был выполнен Liu et al. и включили 36 пациентов с [3].

Текущие рекомендации рекомендуют консервативное лечение бессимптомных гигантских гемангиом печени с помощью серийных изображений для мониторинга роста [6, 7]. Резекция применяется при симптоматическом заболевании, которое считается болью, внешним сдавлением или желудочно-кишечными проблемами, причем боль является наиболее часто упоминаемым показанием [8–10]. В настоящее время нет рекомендаций по удалению гемангиом только по причине роста, учитывая возможные операционные риски.Мы представляем случай молодого пациента с увеличивающейся, изначально бессимптомной, чрезвычайно гигантской гемангиомой печени, которому было бы полезно хирургическое удаление до развития типичных симптомов.

Когда ее гемангиома была первоначально диагностирована, у нашей пациентки не было типичных показаний для резекции, таких как боль в животе или внешнее висцеральное сжатие. В течение следующих трех лет контрольные МРТ показали, что диаметр гемангиомы увеличился почти вдвое - с 13 до 25 см, с примерно восьмикратным увеличением абсолютного объема.Во время этой фазы наблюдения у нее развились типичные компрессионные симптомы, связанные с ее гемангиомой, включая тошноту, запор, потерю веса на 60 фунтов (27 кг) и боль в животе, и начали проявляться ранние признаки синдрома Касабаха-Мерритта. Хирургическая резекция потребовала обширной открытой процедуры и, хотя и без осложнений, была технически сложной из-за анатомических искажений, связанных с размером опухоли и невозможностью закрепить ретропеченочную нижнюю полую вену. Это поднимает вопрос о том, следует ли проводить хирургическую резекцию с упреждением у подобных пациентов, у которых наблюдается стойкий рост гемангиомы.

Хотя гемангиомы могут уменьшаться в размерах со временем, более половины всех гемангиом вырастают при последующих исследованиях. Кроме того, больший размер гемангиомы при первоначальном диагнозе коррелировал с более высокой скоростью последующего роста, причем более молодые пациенты с большей вероятностью имели самую высокую скорость роста [11]. Лю и др. обнаружили, что рост гемангиомы наиболее быстрый в возрасте 30–39 лет, в среднем со скоростью 4 см в год [12]. У нашего 37-летнего пациента наблюдался аналогичный рост с гемангиомой, увеличившейся на 12 см в диаметре в течение трех лет.

По мере увеличения размеров гигантские гемангиомы печени связаны с увеличением периоперационного риска. В ретроспективном обзоре Wahab et al. обнаружили, что пациенты, перенесшие резекцию гемангиом размером более 10 см, значительно увеличили интраоперационную кровопотерю с необходимостью переливания крови и более длительным сроком операции [10]. Пациенты с чрезвычайно гигантскими гемангиомами печени (> 20 см) имеют значительно повышенную частоту предоперационной анемии, тромбоцитопении, синдрома Касабаха-Мерритта и компрессии окружающей большой сосудистой сети, что делает их кандидатами на более высокий операционный риск [3].Наши неопубликованные наблюдения подтверждают эти данные, и поэтому мы рекомендуем раннее хирургическое вмешательство при увеличении гигантских гемангиом печени.

Мы пришли к выводу, что прогрессивно увеличивающимся гемангиомам печени может помочь хирургическая резекция до появления типичных симптомов. Мы предлагаем направить случайно обнаруженные гигантские гемангиомы в специализированные хирургические центры для дальнейшего наблюдения. При гигантских гемангиомах следует рассмотреть возможность ранней хирургической резекции (или энуклеации) до того, как анатомическое искажение паренхимы печени или возникновение сопутствующих соматических заболеваний сделают хирургическое вмешательство чрезмерно рискованным.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Авторские права

Авторские права © 2020 Alvin Chang et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая под лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Полезность ультразвукового исследования с контрастным усилением

Гигантские гемангиомы печени, хотя часто протекают бессимптомно, могут потребовать вмешательства при быстром росте.Визуализирующие исследования, включая компьютерную томографию, магнитно-резонансную томографию, ультразвуковое исследование и т. Д., Эффективны для диагностики и лечения этой опухоли; однако из-за его размера и различных схем этих исследований нам необходимо тщательно рассмотреть терапевтические методы. По сравнению со стоимостью, необходимой для этих методов, недавно разработанное и одобренное ультразвуковое исследование с контрастным веществом на основе перфлубутана (соназоидов) является разумным и безопасным. Основным преимуществом является наблюдение в реальном времени за сосудистой структурой и функцией клеток Купфера.С помощью этой процедуры мы можем внимательно следить за ростом опухоли или изменением характера гемангиомы и определять время терапевтического вмешательства, поскольку боль в животе, масса живота, чахоточная коагулопатия и рост гемангиомы являются признаками терапевтического вмешательства. Мы просмотрели недавние отчеты об улучшении на основе соназоидов, а также показали репрезентативные изображения, собранные в нашем отделе. Это первый обзор, показывающий подробные данные о гигантских гемангиомах с использованием перфлубутана (соназоида).Этот обзор поможет врачу принять решение, и мы надеемся, что Sonazoid получит широкое признание в ближайшем будущем.

1. Введение

Гемангиомы печени являются наиболее распространенными доброкачественными опухолями печени и обычно не растут [1]. В случае гигантских гемангиом печени необходимо вмешательство, поскольку присутствуют клинические симптомы, обусловленные быстрым ростом [2, 3]. Подробные последующие визуализационные исследования гигантских гемангиом печени необходимы для соответствующего лечения или хирургического вмешательства.Хотя компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ) полезны для диагностики гемангиомы печени, эти методы дороги и сопряжены с некоторыми рисками, связанными с используемыми контрастными веществами, а также с радиационным воздействием. В последнее время появилось много сообщений, описывающих ультразвуковое исследование с контрастным усилением (УЗИ) как безопасное, недорогое и полезное для диагностики очаговых поражений печени [4, 5]. Перфлубутан (соназоид) - это новый контрастный агент для контрастного усиления, одобренный США только в Японии.Единственное противопоказание к его употреблению - аллергия на яйца. УЗИ с соназоидным контрастом очень полезно для диагностики гемангиомы печени, поскольку можно показать изображения в реальном времени, которые невозможно получить с помощью КТ или МРТ, и получить информацию о функции клеток Купфера [6, 7]. Однако было немного сообщений, описывающих УЗИ с контрастным усилением соназоидов для диагностики и последующего наблюдения «гигантской гемангиомы печени». Для последующего наблюдения за огромными гемангиомами с целью определения времени терапевтического вмешательства использование Sonazoid является простым, экономичным и позволяет получить подробную информацию в режиме реального времени.Для понимания процедуры и изображений мы показали 2 репрезентативные гигантские гемангиомы печени с максимальным диаметром 17 см и 6 см соответственно, наблюдаемые с помощью ультразвукового исследования с контрастным усилением Sonazoid. Обе опухоли показали типичные паттерны изображений с помощью Sonazoid и процедуры его повторной инъекции. В данном документе мы рассматриваем диагностику и лечение гигантских гемангиом печени и обсуждаем полезность ультразвукового исследования с контрастным усилением соназоидов для диагностики, наблюдения и лечения гигантских гемангиом печени.

2. Диагностика и лечение гигантской гемангиомы печени

Гемангиома печени является наиболее распространенной доброкачественной опухолью печени и обычно остается стабильной по размеру [1]. Гемангиома печени диагностируется у большинства пациентов с помощью неинвазивных исследований, таких как КТ, МРТ и УЗИ. Гемангиома печени демонстрирует пониженную плотность при КТ без усиления. На улучшенной компьютерной томографии гемангиома печени показывает характерный паттерн, а существование опухоли представлено четко и показывает паттерн «узловых периферических луж» на ранней стадии и впоследствии паттерн «заполнения».В случаях, когда существует центральный рубец, эта часть не увеличивается на отсроченной фазе динамической КТ. Признаками МРТ-визуализации гемангиомы печени обычно являются низкая интенсивность сигнала и хорошо выраженная на T1-взвешенных изображениях и очень высокая интенсивность на T2-взвешенных изображениях [8, 9]. Гемангиомы печени размером более 4-5 см демонстрируют неоднородную гипоэхогенную область при УЗИ в B-режиме. При УЗИ с контрастированием гемангиомы печени демонстрируют характерное образование луж и периферически-узловое усиление в ранней сосудистой фазе, за которым следует прогрессирующее центростремительное заполнение во время поздней сосудистой фазы.Изображения в реальном времени, такие как динамическая КТ и динамическая МРТ, могут быть получены с помощью УЗИ с контрастным усилением. Он такой же, как и у усиленного КТ; центростремительная вставка может быть неполной на центральном рубце [5]. КТ-ангиография может быть особенно ценным предоперационным исследованием у пациентов с большими опухолями [10]. Согласно нескольким сообщениям, гемангиомы в печени более 4-5 см в диаметре обычно определяются как гигантские гемангиомы печени. Наблюдение оправдано у пациентов с минимальными симптомами или без них, даже с гигантскими гемангиомами печени.Решение о хирургической резекции или другом инвазивном вмешательстве не следует принимать исключительно на основании размера [11–13]. Показаниями к хирургическому вмешательству являются боли в животе, образование в брюшной полости, туберкулезная коагулопатия (синдром Касабаха-Мерритта) и рост гемангиомы. Поскольку безопасность гепатэктомии и энуклеации при нормальной функции печени повышается, важно, чтобы радикальное хирургическое вмешательство было правильно спланировано [14–16]. Jiang et al. выступает за то, чтобы резекция печени показана при гигантских гемангиомах печени, вызывающих дискомфорт в животе, особенно при поражениях более 20 см [17].У пациентов с гигантскими гемангиомами печени возможно развитие чахоточной коагулопатии (синдром Касабаха-Мерритта), спонтанного разрыва опухоли и опухолевого кровотечения [18–20]. Поэтому важно подтвердить рост опухоли или изменение характера гемангиомы, выполнив подробные последующие визуализационные исследования. С другой стороны, большие неоперабельные гемангиомы лечили с помощью транскатетерной артериальной эмболизации (ТАЕ) [21] и трансплантации печени [22, 23]. Сообщается, что TAE полезен для уменьшения объема опухоли, что потенциально может облегчить радикальную резекцию [24, 25].Также сообщалось о случае печеночной гемангиомы с чахоточной коагулопатией, и ТАЕ, по-видимому, уменьшил коагулопатию и повысил безопасность хирургического вмешательства [26]. Как упоминалось выше, для лечения гигантской гемангиомы печени в оптимальные сроки требуется тщательное наблюдение.

3. Польза от ультразвукового исследования с контрастным усилением

Соназоид - это недавно разработанный и одобренный фазовый контрастный агент для ультразвукового исследования с контрастным усилением. Это мощный метод лечения различных опухолей печени.

Поскольку США безопасны, недороги, имеют мало побочных эффектов и позволяют получать изображения в реальном времени, сопоставимые с динамическими КТ, они полезны для тщательного последующего лечения различных опухолей печени, включая пациентов с гигантской гемангиомой печени. Этот агент также обеспечивает функцию клеток Купфера внутри опухолей; следовательно, мы можем определить возможное злокачественное новообразование. В этом разделе мы показываем репрезентативные изображения, полученные от 2 опухолей в нашем отделении.

Репрезентативные изображения опухоли 1: мультидетекторная КТ (MDCT) выявила гигантскую печеночную гемангиому с максимальным диаметром 17 см, замещающую правую долю печени (Рисунки 1 (a), 1 (b) и 2 (a)) .Гемангиома была около средней печеночной вены. Небольшая опухоль (2 см), указывающая на гемангиому, также была обнаружена в левой доле печени при МКТ. Эти две опухоли не показали изменений ни в размере, ни в характере по сравнению с данными MDCT, полученными 2 года назад. Для ультразвукового исследования с усилением контраста Sonazoid, Sonazoid, вводимый внутривенно в виде болюса 0,5 мл с последующим промыванием 10 мл физиологического раствора с использованием периферической внутривенной канюли 22 размера, использовался в качестве контрастного агента для США. Изображения показали внутриопухолевую перфузию с «ватным скоплением» в ранней сосудистой фазе (Рисунок 2 (b)) и «постепенным заполнением», сохраняющимся в поздней сосудистой фазе (Рисунок 2 (c)).Эта основная опухоль показала слегка неоднородный положительный захват в фазе Купфера (рис. 2 (d)). Небольшая опухоль, всего 2 см в диаметре, указывающая на гемангиому, также была замечена в левой доле в фазе Купфера (рис. 3 (а)). Это поражение показало слегка отрицательное поглощение, а не нормальное усиление паренхимы печени. После повторной инъекции соназоидов в соответствии с американской техникой, описанной Kudo et al., Называемой «ультразвуковая визуализация реперфузии дефектов» [27], мы наблюдали небольшое «периферически-узловое усиление» (рис. 3 (b)).

Репрезентативные изображения опухоли 2: МДКТ показала огромную гиподенсную массу в правой доле печени размером примерно 6 см. При ультразвуковом исследовании с применением соназоидного контраста (рис. 4 (а)) изображения показали внутриопухолевую перфузию с «периферически-узловым усилением» в ранней сосудистой фазе (рис. 4 (b)) и «частичное центростремительное наполнение» в поздней сосудистой фазе. (Рисунок 4 (c)). Опухоль показала слегка отрицательное поглощение в фазе Купфера с частичным дефектом (рис. 4 (d)).После повторной инъекции соназоида в эту опухоль, в соответствии с техникой «ультразвуковой визуализации дефектов реперфузии», мы наблюдали типичное «периферически-узловое усиление» и типичные изображения Купфера через 13 минут после повторной инъекции (рисунки 4 (e) и 4 (f)).

4. Обсуждение

УЗИ с контрастированием и соназоидом - полезный метод дифференциальной диагностики опухолей печени [6, 7]. Часто сообщается о гигантских гемангиомах печени более 20 см в максимальном диаметре [24]. В случае гигантской гемангиомы печени, поскольку диапазон захвата изображения ультразвуковым датчиком является узким, трудно получить общую картину опухоли.Однако, поскольку ультразвуковое исследование с контрастным усилением соназоидов является дешевым и малоинвазивным, намного проще сканировать опухоль печени повторно. Есть несколько сообщений, описывающих наблюдение гигантских гемангиом печени с помощью ультразвукового исследования с контрастным усилением соназоидов.

Мы проводим ультразвуковое исследование гигантских гемангиом печени с контрастным усилением соназоидом для эффективного наблюдения за опухолями. Гигантская гемангиома печени в репрезентативной опухоли 1 при наблюдении с помощью ультразвукового исследования с контрастным усилением Sonazoid (рис. 2 (b)) показала внутриопухолевые сосуды на изображении ранней сосудистой фазы, которое было получено только с помощью ангиографии.Полученные данные, по-видимому, представляют собой общий взгляд на артериальную васкуляризацию и портальный кровоток на практике, несмотря на то, что они находятся в ранней сосудистой фазе. В огромных гемангиомах характер усиления пропорционален кольцевидной форме или во многих случаях имеет форму, в которой центральная часть является дефектом из-за центрального рубца. Таким образом, сосуды опухоли существуют на периферии гемангиомы печени [28]. Следовательно, поскольку изображение, подобное проекционному изображению сосуда опухоли на ангиографии, будет получено, если периферия гигантской гемангиомы печени сканировать на УЗИ с тангенциальной регулировкой, типичным рисунком гемангиомы на ангиографии является так называемый «хлопок». шерстяное объединение », которое проще представить, чем« глобулярное объединение ».«В нашей опухоли 1 было ясно показано пространственное соотношение сосуда и соответствующего окрашенного участка. Это было признано важным открытием, которое значительно облегчило нам понимание того, что изображение отражает кровоснабжение печеночной артерии во многих сосудистых пространствах, и тем самым прояснило патологическую структуру гемангиомы [8, 9]. Если, однако, гемангиома в репрезентативной опухоли 2, которая имела меньший диаметр, чем в опухоли 1, наблюдалась путем пересечения изображения опухоли в экваториальной плоскости, вместо того, чтобы называть это «ватным объединением», признаки известные как «лужа» и «центростремительное заполнение» (Рисунки 4 (b) и 4 (c)).В опухоли 1 мы распознали сосуществование низкоэхогенного поражения, которое было слабым в фазе Купфера. Мы исследовали это низкоэхогенное поражение, используя метод повторной инъекции, известный как «ультразвуковая визуализация реперфузии дефектов» [27], и получили изображение, показывающее «периферически-узловое усиление» в сосудистой фазе (рисунки 3 (a) и 3 (b)). На основании этих данных сосуществующее поражение также считалось гемангиомой. В опухоли 2, поскольку не было других поражений, мы выполнили вторичные визуализационные исследования в основной опухоли с помощью ультразвукового исследования с контрастным усилением Sonazoid в соответствии с техникой «реперфузионного ультразвукового исследования дефектов», но получили практически то же изображение, что и в первый раз (Рисунки 4 ( д) и 4 (е)).Когда присутствует сосуществующее поражение, возникает вопрос о том, возможна ли оценка кровотока, если УЗИ с контрастным усилением соназоидов также используется для исследования другой опухоли. Более того, кажется, что повторное обследование возможно, если первое наблюдение того же поражения оказалось безуспешным. Таким образом, если используется «реперфузионная визуализация», ультразвуковое исследование с контрастным усилением соназоидов может быть полезным для диагностики и наблюдения в случаях множественных гемангиом. Hamaloglu et al. сообщили, что средний размер в их серии гигантских гемангиом печени составлял 90 мм [29].Многие гигантские гемангиомы печени диаметром 10 см или меньше, как в нашей опухоли 2, также могут быть точно исследованы и протестированы только с помощью ультразвукового исследования с контрастным усилением соназоидов и ультразвукового исследования в B-режиме без КТ и МРТ. Кроме того, контрастный агент Sonazoid имеет высокую вероятность быть полезным даже в случаях с противопоказаниями к контрастным средствам CT или относительными противопоказаниями, такими как почечная недостаточность, болезнь Грейвса, аллергия на контрастные вещества и бронхиальная астма. Эти результаты позволяют предположить, что наблюдение за гигантскими гемангиомами печени с помощью УЗИ с контрастным усилением соназоидов является полезным, безопасным и экономически эффективным.

В заключение, даже гигантские гемангиомы печени обычно имеют почти те же результаты ультразвукового исследования с контрастным усилением соназоидов, что и гемангиомы печени меньшего диаметра. Мы наблюдали, что обнаружение «ватного объединения» гигантской гемангиомы печени с контрастным усилением Sonazoid было сходным с изображением, полученным с помощью ангиографии. Это очень важное изображение для понимания гистологической структуры гемангиомы. Кроме того, ожидается, что ультразвуковое исследование с контрастным усилением соназоидов будет полезным для идентификации и исследования множественных гемангиом печени.Хотя ультразвуковой контрастный агент Соназоид в настоящее время является мощным и простым в использовании инструментом для диагностики и тщательного последующего наблюдения за гигантской гемангиомой печени, он, к сожалению, доступен только в Японии. Есть надежда, что Sonazoid получит широкое признание в будущем.

% PDF-1.7 % 1312 0 объект > эндобдж xref 1312 110 0000000016 00000 н. 0000003333 00000 н. 0000003603 00000 н. 0000003632 00000 н. 0000003692 00000 н. 0000003730 00000 н. 0000004151 00000 п. 0000004308 00000 п. 0000004431 00000 н. 0000004555 00000 н. 0000004679 00000 н. 0000004803 00000 н. 0000004927 00000 н. 0000005051 00000 н. 0000005175 00000 п. 0000005298 00000 н. 0000005422 00000 н. 0000005579 00000 п. 0000005736 00000 н. 0000005821 00000 н. 0000005906 00000 н. 0000005991 00000 н. 0000006075 00000 н. 0000006160 00000 п. 0000006244 00000 н. 0000006329 00000 н. 0000006413 00000 н. 0000006497 00000 н. 0000006580 00000 н. 0000006664 00000 н. 0000006747 00000 н. 0000006831 00000 н. 0000006914 00000 н. 0000006998 00000 н. 0000007081 00000 н. 0000007164 00000 н. 0000007246 00000 н. 0000007466 00000 н. 0000008428 00000 н. 0000008589 00000 н. 0000009180 00000 н. 0000010117 00000 п. 0000010286 00000 п. 0000010451 00000 п. 0000010710 00000 п. 0000015649 00000 п. 0000016035 00000 п. 0000016139 00000 п. 0000016241 00000 п. 0000016684 00000 п. 0000023566 00000 п. 0000024143 00000 п. 0000024542 00000 п. 0000024936 00000 п. 0000025162 00000 п. 0000026565 00000 п. 0000027695 00000 п. 0000028651 00000 п. 0000029625 00000 п. 0000030632 00000 п. 0000031632 00000 п. 0000032650 00000 п. 0000032762 00000 н. 0000033429 00000 п. 0000033667 00000 п. 0000033987 00000 п. 0000034956 00000 п. 0000036104 00000 п. 0000036457 00000 п. 0000036690 00000 н. 0000040687 00000 п. 0000041039 00000 п. 0000041460 00000 п. 0000041519 00000 п. 0000041844 00000 п. 0000042050 00000 п. 0000042340 00000 п. 0000042405 00000 п. 0000042962 00000 п. 0000043173 00000 п. 0000043464 00000 н. 0000109043 00000 н. 0000146016 00000 н. 0000146077 00000 н. 0000146302 00000 н. 0000146453 00000 п. 0000146559 00000 н. 0000146703 00000 н. 0000146823 00000 н. 0000146986 00000 п. 0000147132 00000 н. 0000147320 00000 н. 0000147533 00000 п. 0000147685 00000 н. 0000147847 00000 н. 0000148073 00000 н. 0000148230 00000 н. 0000148399 00000 н. 0000148575 00000 п. 0000148694 00000 н. 0000148821 00000 н. 0000148968 00000 н. 0000149099 00000 н. 0000149240 00000 н. 0000149411 00000 п. 0000149616 00000 н. 0000149742 00000 н. 0000149868 00000 н. 0000003155 00000 п. 0000002553 00000 н. трейлер ] / Назад 2786964 / XRefStm 3155 >> startxref 0 %% EOF 1421 0 объект > поток hb``d`T €

Доброкачественные опухоли печени и кистозные заболевания печени

Заболевание, вызываемое паразитами ленточного червя, известного как «echinococcus granulosus».Этот паразит, который обитает в основном у собак, проникает в ваш организм в виде личинок. Это может произойти, когда вы обращаетесь с зараженным животным или едите пищу или пьете воду, загрязненную его фекалиями. Личинки путешествуют по кровотоку и оседают в органах, образуя цисты. Чаще всего поражается печень (там формируется 70% эхинококковых кист), затем легкие, мозг и кости.

Кисты становятся больше и в некоторых случаях образуют массу. Это может занять десятилетия, и не все кисты активны. Растущие кисты могут вызывать повреждение тканей вашего тела либо напрямую, либо влияя на кровоток.Они также могут разорваться или протечь, что может привести к аллергической реакции и шоку (анафилаксии). Если разрыв поражает желчные протоки, может развиться холангит. Если серьезно, то вторичная инфекция может возникнуть в легких. Разорванная киста также приведет к дальнейшему распространению болезни по вашему телу.

Эхинококковые кисты очень редки в Великобритании и с большей вероятностью заразятся за границей, где был контакт с овчарками и другими животными. Чаще всего это южная Европа, Ближний Восток, Австралия, Новая Зеландия и Южная Америка.

Родственный паразит, echinococcus multilocularis, обнаружен в северном полушарии. Он обитает у диких лисиц и передается при контакте с грызунами. Он попадает в организм человека так же, как эхинококк granulocus, но киста больше похожа на раковую опухоль.

Оба паразита могут вызывать тяжелые заболевания печени, но встречаются очень редко. По оценкам, они затрагивают только одного человека из 100 000 в Великобритании. Симптомы могут быть сначала общими, а могут быть неспецифическими. Как правило, они вызваны давлением кисты.Возможные симптомы могут включать:

Поскольку паразит медленно растет в вашем теле, его редко диагностируют в детстве или подростковом возрасте, если только ваш мозг не поражен. Диагностика эхинококкоза обычно достигается с помощью анализов крови и визуализационных исследований.

Функциональные тесты печени используются вместе с тестом, в основном в иммунологии для обнаружения наличия антигенов или антител, известным как иммуноферментный анализ (ELISA). Антигены - это вторгающиеся или чужеродные белки, а антитела - это белки, которые вырабатывает ваше тело для защиты от них.

КТ и УЗИ чаще всего используются для выявления одиночных или множественных кист. МРТ-сканирование может использоваться для получения более подробной информации, чтобы помочь врачам решить, являются ли кисты активными, неактивными или промежуточными (переходными). ERCP может использоваться для выявления кист в желчных протоках.

Лекарства обычно используются в первую очередь при лечении эхинококкоза, чтобы предотвратить любое распространение болезни, хотя во многих случаях по-прежнему требуется хирургическое вмешательство. Препараты первой линии - альбендазол и мебендазол.Эти препараты вводятся перорально и действуют путем всасывания через мембрану кисты, влияя на ее рост. Вам придется принимать эти препараты в течение трех месяцев. Другой препарат, празиквантел, можно назначать в течение 14 дней, и в настоящее время он иногда используется в комбинации с альбендазолом и мебендазолом.

От трети до половины кист, леченных лекарствами, могут уменьшаться в размерах или исчезать. Если требуется хирургическое вмешательство, обычно целью является полное удаление кисты. Это может быть сложно, особенно при вторичной инфекции из кисты, и в некоторых случаях может нести значительный риск смерти.

ПЭТ / КТ у пациентов с поражениями печени различной природы

  • 1.

    Робинсон П.Дж. (2000) Визуализация метастазов в печени: текущие ограничения и перспективы на будущее. Br J Radiol 73: 234–241

    CAS PubMed Google Scholar

  • 2.

    Литтл Дж. М., Кенни Дж., Холландс М. Дж. (1990) Инцидалома печени: современная проблема. World J Surg 14: 448–1451

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 3.

    Blechacz B, Gores GJ (2010) Позитронно-эмиссионная томография, сканирование опухоли печени. Гепатология 52: 2186–2191

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 4.

    Шарма Б., Мартин А., Зеризер I (2013) Позитронно-эмиссионная томография - компьютерная томография в визуализации печени. Семин Ультразвуковая КТ МРТ 34: 66–80

    Статья Google Scholar

  • 5.

    Basu S, Kwee TC, Surti S, Akin EA, Yoo D, Alavi A (2011) Основы ПЭТ и ПЭТ / КТ изображений.Ann N Y Acad Sci 1228: 1–18

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 6.

    Sacks A, Peller PJ, Surasi DS, Chatburn L, Mercier G, Subramaniam RM (2011) Значение ПЭТ / КТ в лечении первичных гепатобилиарных опухолей, часть 2. AJR 197: 260–265

    Статья Google Scholar

  • 7.

    Раддац Д., Рамадори Г. (2007) Углеводный обмен в печени: актуальные аспекты физиологии и болезней.Z Гастроэнтерол 45: 51–62

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Ho CL, Yu SC, Yeung DW (2003) 11 С-ацетатная ПЭТ-визуализация при гепатоцеллюлярной карциноме и других новообразованиях печени. J Nucl Med 44: 213–221

    PubMed Google Scholar

  • 9.

    Цурусаки М., Окада М., Курода Х., Мацуки М., Исии К., Мураками Т. (2014) Клиническое применение позитронно-эмиссионной томографии F-флуродезоксиглюкозы 18 для оценки и оценки после терапии злокачественной опухоли печени.J Gastroenterol 49: 46–56

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 10.

    Wudel LJ Jr, Delbeke D, Morris D et al (2003) Роль позитронно-эмиссионной томографии [ 18 F] фтордезоксиглюкозы в оценке гепатоцеллюлярной карциномы. Am Surg 69: 117–126

    PubMed Google Scholar

  • 11.

    Хан М.А., Комбс С.С., Брант Е.М. и др. (2000) Сканирование с помощью позитронно-эмиссионной томографии при оценке гепатоцеллюлярной карциномы.J Hepatol 32: 792–797

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 12.

    Lee JD, Yang WI, Park YN et al (2005) Различные механизмы захвата глюкозы и гликолита между гепатоцеллюлярной карциномой и внутрипеченочной массообразующей холангиокарциномой с повышенным ( 18 ) поглощением F-FDG. J Nucl Med 46: 1753–1759

    CAS PubMed Google Scholar

  • 13.

    Roh MS, Jeong JS, Kim YH, Kim MC, Hong SH (2004) Диагностическая ценность GLUT1 в дифференциальной диагностике карцином печени. Гепатогастроэнтерология 51: 1315–1318

    PubMed Google Scholar

  • 14.

    Торизука Т., Тамаки Н., Инокума Т. и др. (1995) Оценка метаболизма глюкозы при гепатоцеллюлярной карциноме in vivo с помощью FDG-PET. J Nucl Med 36: 1811–1817

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15.

    Salem N, MacLennan GT, Kuang Y et al (2007) Количественная оценка изображения фтор-d-глюкозо-позитронно-эмиссионной томографии 2-дезокси-2 [F-18] на модели гепатоцеллюлярной карциномы сурка с гистологической корреляцией. Mol Imaging Biol 9: 135–143

    PubMed Статья Google Scholar

  • 16.

    Shiomi S, Nishiguchi S, Ishizu H et al (2001) Полезность позитронно-эмиссионной томографии с фтор-18-фтордезоксиглюкозой для прогнозирования исхода у пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой.Am J Gastroenterol 96: 1877–1880

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 17.

    Kong YH, Han CJ, Lee SD et al (2004) Позитронно-эмиссионная томография с фтор-18-фтордезоксифтордезоксиглюкозой полезна для прогнозирования прогноза пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой (на корейском языке). Korean J Hepatol 10: 279–287

    PubMed Google Scholar

  • 18.

    Park JW, Kim JH, Kim SK, Kang KW, Park KW, Choi JI, Lee WJ et al (2008) Перспективная оценка 18 F-FDG и 11 C-ацетат ПЭТ / КТ для обнаружения первичных и метастатическая гепатоцеллюлярная карцинома. J Nucl Med 49: 1912–1921

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Lin WY, Tsai SC, Hung GU (2005) Значение отсроченного изображения 18 F-FDG-PET при обнаружении гепатоцеллюлярной карциномы.Nucl Med Commun 26: 315–321

    PubMed Статья Google Scholar

  • 20.

    Rose AT, Rose DM, Pinson CW et al (1998) Исходы гепатоцеллюлярной карциномы на основе указанной стратегии лечения. Am Surg 64: 1128–1135

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21.

    Seo S, Hatano E, Higashi T, Hara T., Tada M, Tamaki N, Iwaisako K et al (2007) Позитронно-эмиссионная томография фтор-18 фтордезоксиглюкозы позволяет прогнозировать дифференцировку опухоли, экспрессию P-гликопротеина и исход после резекция при гепатоцеллюлярной карциноме.Clin Cancer Res 13: 427–433

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 22.

    Lee JW, Paeng JC, Kang KW, Kwon HW, Suh KS, Chung JK, Lee MC et al (2009) Прогнозирование рецидива опухоли с помощью 18 F-FDG PET при трансплантации печени при гепатоцеллюлярной карциноме. J Nucl Med 50: 682–687

    PubMed Статья Google Scholar

  • 23.

    Kornberg A, Freesmeyer M, Barthel E et al (2009) 18 Поглощение F-FDG гепатоцеллюлярной карциномой на ПЭТ предсказывает инвазию микрососудистой опухоли у пациентов с трансплантатом печени.Am J Transplant 3: 592–600

    Статья Google Scholar

  • 24.

    Троян Дж., Шредер О., Рэдл Дж. И др. (1999) Позитронно-эмиссионная томография ФДГ фтора-18 для визуализации гепатоцеллюлярной карциномы. Am J Gastroenterol 94: 3314–3319

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 25.

    Delbeke D, Martin WH, Sandler MP et al (1998) Оценка доброкачественных и злокачественных поражений печени с помощью позитронно-эмиссионной томографии.Arch Surg 133: 510–515

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 26.

    Ho CL, Chen S, Yeung DW, Cheng TK (2007) ПЭТ / КТ-визуализация с двумя трассерами при оценке метастатической гепатоцеллюлярной карциномы. J Nucl Med 48: 902–909

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 27.

    Yoon KT, Kim JK, Kim do Y et al (2007) Роль позитронно-эмиссионной томографии 18 F-фтордезоксиглюкозы в обнаружении внепеченочных метастазов при стадировании гепатоцеллюлярной карциномы до лечения.Онкология 72 (Приложение 1): 104–110

    PubMed Статья Google Scholar

  • 28.

    Нагаока С., Итано С., Ишибаши М. и др. (2006) Значение слияния изображений ПЭТ и КТ у пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой и комбинированными гепатоцеллюлярными и холангиокарциномами с внепеченочными метастазами: предварительные результаты. Liver Int 26: 781–788

    PubMed Статья Google Scholar

  • 29.

    Каваока Т., Айката Х, Такаки С. и др. (2009) Позитронно-эмиссионная томография / компьютерная томография FDG для обнаружения внепеченочных метастазов гепатоцеллюлярной карциномы. Hepatol Res 39: 134–142

    PubMed Статья Google Scholar

  • 30.

    Schiertz J-H, Opfermann T. et al (2013) Ранняя динамика 18 F-FDG для обнаружения гиперперфузии при поражениях гепатоцеллюлярной карциномы печени. J Nucl Med 54: 848–854

    Статья Google Scholar

  • 31.

    Eckel F, Herrmann K, Schmidt S et al (2009) Визуализация пролиферации гепатоцеллюлярной карциномы с маркером in vivo 18 F-фтортимидин. J Nucl Med 50: 1441–1447

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 32.

    Delbeke D, Pinson CW (2003) 11 C-ацетат: новый индикатор для оценки гепатоцеллюлярной карциномы. J Nucl Med 44: 222–223

    PubMed Google Scholar

  • 33.

    Sun L, Guan YS, Pan WM, Luo ZM, Wei JH, Zhao L, Wu H (2009) Метаболический рестадинг гепатоцеллюлярной карциномы с использованием F-FDG PET / CT всего тела. World J Hepatol 31 (1): 90–97

    Статья Google Scholar

  • 34.

    Zimmerman RL, Fogt F, Burke M, Murakata LA (2002) Оценка экспрессии Glut-1 при холангиокарциноме, доброкачественных поражениях желчных протоков и гепатоцеллюлярной карциноме. Oncol Rep 9: 689–692

    CAS PubMed Google Scholar

  • 35.

    Kluge R, Schmidt F, Caca K et al (2001) Позитронно-эмиссионная томография с [( 18 ) F] фтор-2-дезокси-d-глюкозой для диагностики и определения стадии рака желчных протоков. Гепатология 33: 1029–1035

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 36.

    Reinhardt MJ, Strunk H, Gerhardt T. et al (2005) Выявление опухоли Клацкина во внепеченочных стриктурах желчных протоков с использованием отсроченного 18 F-FDG ПЭТ / КТ: предварительные результаты для 22 исследований пациентов.J Nucl Med 46: 1158–1163

    PubMed Google Scholar

  • 37.

    Kim JY, Kim MH, Lee TY et al (2008) Клиническая роль 18 F-FDG PETCT в подозреваемой и потенциально действующей холангиокарциноме: проспективное исследование по сравнению с традиционной визуализацией. Am J Gastroenterol 103: 1145–1151

    PubMed Статья Google Scholar

  • 38.

    Jadvar H, Henderson RW, Conti PS (2007) [F-18] фтордезоксиглюкозная позитронно-эмиссионная томография и позитронно-эмиссионная томография: компьютерная томография при рецидивирующей и метастатической холангиокарциноме.J Comput Assist Tomogr 31: 223–228

    PubMed Статья Google Scholar

  • 39.

    Kato T, Tsukamoto E, Kuge Y, Katoh C, Nambu T, Nobuta A, Kondo S, Asaka M, Tamaki N (2002) Клиническая роль (18) F-FDG PET для начальной стадии пациентов при раке внепеченочных желчных протоков. Eur J Nucl Med Mol Imaging 29: 1047–1054

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 40.

    Kim YJ, Yun M, Lee WJ, Kim KS, Lee JD (2003) Полезность ПЭТ 18 F-FDG при внутрипеченочной холангиокарциноме. Eur J Nucl Med Mol Imaging 30: 1467–1472

    PubMed Статья Google Scholar

  • 41.

    Fritscher-Ravens A, Bohuslavizki KH, Broering DC, Jenicke L, Schafer H, Buchert R, Rogiers X, Clausen M (2001) ПЭТ FDG в диагностике холангиокарциномы корня грудной клетки. Nucl Med Commun 22: 1277–1285

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 42.

    Bartolozzi C, Cioni D, Donati F, Lencioni R (2001) Очаговые поражения печени: корреляция МРТ-изображения и патологии. Eur Radiol 11: 1374–1388

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 43.

    Андерсон С.Д., Райс М.Х., Пинсон К.В., Чапман В.С., Чари Р.С., Дельбек Д. (2004) ПЭТ-визуализация фтордезоксиглюкозы при оценке рака желчного пузыря и холангиокарциномы. J Gastrointest Surg 8: 90–97

    PubMed Статья Google Scholar

  • 44.

    Nakeeb A, Pitt HA, Sohn TA et al (1996) Холангиокарцинома: спектр внутрипеченочных, перихилярных и дистальных опухолей. Ann Surg 224: 463–475

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 45.

    Li J, Kuehl H, Grabellus F et al (2008) Предоперационная оценка внутригрудной холангиокарциномы с помощью двойной модальности ПЭТ / КТ. J Surg Oncol 98: 438–443

    PubMed Статья Google Scholar

  • 46.

    Seo S, Hatano E, Higashi T et al (2008) Позитронно-эмиссионная томография фтордезоксиглюкозы с фтором-18 позволяет прогнозировать метастазирование в лимфатические узлы, экспрессию P-гликопротеина и рецидив после резекции при массово формирующейся внутрипеченочной холангиокарциноме. Хирургия 143: 769–777

    PubMed Статья Google Scholar

  • 47.

    Moon CM, Bang S, Chung JB et al (2008). Полезность позитронно-эмиссионной томографии 18 F-фтордезоксиглюкозы в дифференциальной диагностике и стадировании холангиокарцином.J Gastroenterol Hepatol 23: 759–765

    PubMed Статья Google Scholar

  • 48.

    Ramos-Font C, Santiago Chinchilla A, Rodríguez-Fernández A, Rebollo Aquirre AC, Gómez Río M, Llamas Elvira JM (2009) Определение стадии рака желчного пузыря с помощью 18 F-FDG PET-FDG ). Rev Esp Med Nucl 28: 74–77

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 49.

    Петровски Х., Вильдбретт П., Хусарик Д. Б. и др. (2006) Влияние интегрированной позитронно-эмиссионной томографии и компьютерной томографии на стадию и лечение рака желчного пузыря и холангиокарциномы.J Hepatol 45: 43–50

    PubMed Статья Google Scholar

  • 50.

    Corvera CU, Blumgart LH, Akhurst T. et al (2008) 18 Позитронно-эмиссионная томография F-фтордезоксиглюкозы влияет на решения по лечению пациентов с раком желчных путей. J Am Coll Surg 206: 57–65

    PubMed Статья Google Scholar

  • 51.

    Goslin R, Steele G Jr, Zamcheck N, Mayer R, MacIntyre J (1982) Факторы, влияющие на выживаемость пациентов с метастазами в печени от аденокарциномы толстой или прямой кишки.Dis Colon Rectum 25: 749–754

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 52.

    Стил Дж. Младший, Равикумар Т.С. (1989) Резекция метастазов в печень от колоректального рака. Биологическая перспектива. Ann Surg 210: 127–138

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 53.

    Topal B, Flamen P, Aerts R, D’Hoore A, Filez L, Van Cutsem E, Mortelmans L, Penninckx F (2001) Клиническая ценность эмиссионной томографии всего тела при потенциально излечимых колоректальных метастазах в печени.Eur J Surg Oncol 27: 175–179

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 54.

    D’Souza MM, Sharma R, Mondal A et al (2009) Проспективная оценка CECT и 18 F-FDG-PET / CT при обнаружении метастазов в печени. Nucl Med Commun 30: 117–125

    PubMed Статья Google Scholar

  • 55.

    Arulampalam TH, Francis DL, Visvikis D, Taylor I, Ell PJ (2004) FDG PET для предоперационной оценки колоректальных метастазов в печени.Eur J Surg Oncol 30: 286–291

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 56.

    Schiepers C, Penninckx F, De Vadder N, Merckx E, Mortelmans L, Bormans G, Marchal G, Filez L, Aerts R (1995) Вклад ПЭТ в диагностику рецидивирующего колоректального рака: сравнение с обычным изображения. Eur J Surg Oncol 21: 517–522

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 57.

    Ogunbiyi OA, Flanagan FL, Dehdashti F, Siegel BA, Trask DD, Birnbaum EH, Fleshman JW, Read TE, Philpott GW, Kodner IJ (1997) Выявление рецидивирующего и метастатического колоректального рака: сравнение позитронно-эмиссионной томографии и компьютерной томографии. Ann Surg Oncol 4: 613–620

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 58.

    Fernandez FG, Drebin JA, Linehan DC, Dehdashti F, Siegel BA, Strasberg SM (2004) Пятилетняя выживаемость после резекции метастазов в печень от колоректального рака у пациентов, обследованных с помощью позитронно-эмиссионной томографии с фтордезоксиглюкозой F-18 (ФДГ-ПЭТ).Ann Surg 240: 438–450

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 59.

    Flanagan FL, Dehdashti F, Ogunbiyi OA, Kodner IJ, Siegel BA (1998) Использование FDG-PET для исследования необъяснимого повышения CEA в плазме у пациентов с колоректальным раком. Ann Surg 227: 319–323

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 60.

    Ян М., Мартин Д. Р., Карабулут Н., Фрик М. П. (2003) Сравнение МРТ и ПЭТ-визуализации для оценки метастазов в печени. J Magn Reson Imaging 17: 343–349

    PubMed Статья Google Scholar

  • 61.

    Бём Б., Вот М., Геогеган Дж., Хеллфритч Х., Петрович А., Шееле Дж., Готшильд Д. (2004) Влияние позитронно-эмиссионной томографии на стратегию резекции печени при первичных и вторичных опухолях печени. J Cancer Res Clin Oncol 130: 266–272

    PubMed Статья Google Scholar

  • 62.

    Kinkel K, Lu Y, Both M, Warren RS, Thoeni RF (2002) Обнаружение метастазов в печени от рака желудочно-кишечного тракта с использованием неинвазивных методов визуализации (УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ): метаанализ. Радиология 224: 748–756

    PubMed Статья Google Scholar

  • 63.

    Маром Е.М., МакАдамс Х.П., Эразмус Дж. Дж., Гудман ПК, Калхейн Д. К., Коулман Р. Э., Херндон Дж. Э., Патц Е. Ф. младший (1999) Определение стадии немелкоклеточного рака легкого с помощью ПЭТ всего тела.Радиология 212: 803–809

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 64.

    Ruers TJ, Langenhoff BS, Neeleman N, Jager GJ, Strijk S, Wobbes T, Corstens FH, Oyen WJ (2002) Значение позитронно-эмиссионной томографии с [F-18] фтордезоксиглюкозой у пациентов с колоректальными метастазами в печени : проспективное исследование. J Clin Oncol 20: 388–395

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 65.

    Binderup T, Knigge U, Loft A, Mortensen J, Pfeifer A, Federspiel B, Hansen CP et al (2010) Функциональная визуализация нейроэндокринных опухолей: прямое сравнение сцинтиграфии рецепторов соматостатина, 123 I-MIBG сцинтиграфия и 18 F-FDG PET. J Nucl Med 51: 704–712

    PubMed Статья Google Scholar

  • 66.

    Garin E, Le Jeune F, Devillers A, Cuggia M, de Lajarte-Thirouard AS, Bouriel C, Boucher E et al (2009) Прогностическое значение 18 F-FDG ПЭТ и сцинтиграфия рецепторов соматостатина в пациенты с метастатическими эндокринными опухолями.J Nucl Med 50: 858–864

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 67.

    Binderup T, Knigge U, Loft A, Federspiel B, Kjaer A (2010) Позитронно-эмиссионная томография 18F-фтордезоксиглюкозы позволяет прогнозировать выживаемость пациентов с нейроэндокринными опухолями. Clin Cancer Res 16: 978–985

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 68.

    Juweid ME, Stroobants S, Hoekstra OS, Mottaghy FM, Dietlein M, Guermazi A, Wiseman GA et al (2007) Использование позитронно-эмиссионной томографии для оценки реакции лимфомы: консенсус Подкомитета по международной гармонизации изображений Проект в лимфоме.J Clin Oncol 25: 571–578

    PubMed Статья Google Scholar

  • 69.

    Basu S, Nair N (2004) Необычно повышенная радиоактивность печени на F-18 FDG PET при болезни Ходжкина: печеночное «суперсканирование». Clin Nucl Med 29: 626–628

    PubMed Статья Google Scholar

  • 70.

    Delgado-Bolton RC, Fernández-Pérez C, González-Maté A, Carreras JL (2003) Мета-анализ эффективности 18 F-FDG PET при обнаружении первичной опухоли в неизвестных первичных опухолях.J Nucl Med 44: 1301–1314

    PubMed Google Scholar

  • 71.

    Kwee TC, Basu S, Cheng G, Alavi A (2010) ПЭТ / КТ с ФДГ при неизвестной первичной карциноме. Eur J Nucl Med Mol Imaging 37: 635–644

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 72.

    Basu S, Alavi A (2007) FDG-PET в клиническом лечении неизвестной первичной карциномы с метастатической шейной лимфаденопатией: переключение передач от выявления первичных к планированию терапевтических стратегий.Eur J Nucl Med Mol Imaging 34: 427–428

    PubMed Статья Google Scholar

  • 73.

    Fan HB, Wang AJ, Yang DL, Xiao J, Ai Y, Huang L, Guo Y, Zhou MX, Wu JJ, Li Z, Yan FM, Wang YM (2013) Использование 18 F -FDG ПЭТ / КТ для выявления первичных злокачественных новообразований у пациентов с циррозом печени и злокачественным асцитом. Chin J Cancer Res 25: 500–504

    CAS PubMed Central PubMed Google Scholar

  • 74.

    Yee J, Rosen MP, Blake MA, Baker ME, Cash BD, Filder JL, Grant TH, Greene FL, Jones B, Katz DS, Lalani T, Miller FH, Small WC, Sudakoff GS, Warshauer DM (2010) Соответствие ACR критерии скрининга на рак прямой кишки. Am Coll Radiol 7: 670–678

    Статья Google Scholar

  • 75.

    Кубота Р., Ямада С., Кубота К. (1992) Неопухолевое распределение фтор-18-фтордезоксиглюкозы in vivo: высокое накопление в макрофагах и грануляционной ткани, изученное с помощью микроавторадиографии.J Nucl Med 33: 1972–1980

    CAS PubMed Google Scholar

  • 76.

    Berger KL, Nicholson SA, Dehdashti F (2000) FDG ПЭТ-оценка муцинозных новообразований: корреляция поглощения FDG с гистопатологическими особенностями. Am J Roentgenol 174: 1005–1008

    CAS Статья Google Scholar

  • 77.

    Vigrain V, Boulos L, Vullierme MP et al (2000) Визуализация атипичных гемангиом печени с патологической корреляцией.Радиография 20: 379–397

    Статья Google Scholar

  • 78.

    Куртаран А., Бехерер А., Пфеффель Ф и др. (2000) 18 F-фтордезоксиглюкоза (ФДГ) -ПЕТ - признаки фокальной узловой гиперплазии (ФНГ) печени. Печень 20: 487–490

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 79.

    Magini G, Farsad M, Frigerio M, Serra C, Colecchia A, Jovine E, Vivarelli M, Feletti V, Golfieri R, Patti C, Fanti S, Franchi R, Lodi F, Boschi S, Bernardi M , Trevisani F (2009) Ацетат C-11 не увеличивает полезность F-18 FDG PET / CT для дифференциации фокальной узловой гиперплазии и аденомы печени.Clin Nucl Med 34: 659–665

    PubMed Статья Google Scholar

  • 80.

    Джинноути Н.М., Хамада Н., Суэйоши К. и др. (2009) Результаты ПЭТ / КТ ФДГ мезенхимальной гамартомы печени у взрослого. Clin Nucl Med 34: 327–329

    PubMed Статья Google Scholar

  • 81.

    Nguyen B (2007) F-18 FDG ПЭТ-изображение диссеминированного саркоидоза. Clin Nucl Med 32: 53–54

    PubMed Статья Google Scholar

  • 82.

    Da Ines D, Petitcolin V, Joubert-Zakeyh J, Demeocq F, Garcier JM (2010) Эпителиоидная гемангиоэндотелиома печени с метастатическими чревными лимфатическими узлами у 11-летнего мальчика. Педиатр Радиол 40: 1293–1296

    PubMed Статья Google Scholar

  • 83.

    Lopez A, Reyes O, Reyes MD (2005) Фокальная узловая гиперплазия (FNH): потенциальная причина ложноположительной позитронно-эмиссионной томографии. Clin Nucl Med 30: 636–637

    Статья Google Scholar

  • 84.

    Патель П.М., Алибазоглу Х., Али А. (1997) «Ложноположительное» потребление ФДГ при аденоме печени. Clin Nucl Med 22: 490–491

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 85.

    Sanli Y, Bakir B, Kuyumcu S. et al (2012) Аденоматоз печени может имитировать метастатические поражения печени с помощью 18 F-FDG PET / CT. Clin Nucl Med 37: 697–698

    PubMed Статья Google Scholar

  • 86.

    Esschert JW, Bieze M, Beuers UH (2011) Дифференциация гепатоцеллюлярной аденомы и фокальной узловой гиперплазии с использованием 18 F-фторхолина ПЭТ / КТ. Eur J Nucl Med Mol Imaging 38: 436–440

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • Отец просит кого-то фотошопить фотографию ребенка после того, как она скончалась

    «Я хочу увидеть, как бы моя дочь выглядела без трубок»: Reddit пришел на помощь после того, как скорбный отец попросил кого-то фотошопить фотографию его дочери после того, как она передает

    Автор Daily Mail Reporter

    Опубликовано: | Обновлено:

    Отец, чей ребенок скончался в возрасте шести недель, имел одну простую просьбу: портрет его дочери Софии без больничных трубок, прикрепленных к ее крошечному телу.

    Натен Штеффель из Огайо опубликовал свою просьбу на Reddit в прошлый четверг и получил ошеломляющий отклик: комментаторы прислали отретушированные фотографии и зарисовки Софии.

    «Моя дочь недавно скончалась после долгой битвы в детской больнице», - написал отец двоих детей. «Так как она всю жизнь пролежала в больнице, нам никогда не удавалось сделать фото без всех ее трубок. Может кто-нибудь убрать трубки с этого фото? '

    У Натена Штеффеля из Огайо была одна простая просьба после того, как его дочь София скончалась в возрасте шести недель: ее портрет без больничных трубок, прикрепленных к ее крошечному телу.

    Через несколько дней г-н Штеффель получил огромная любовь и поддержка от совершенно незнакомых людей », - сказал он сегодня.

    София родилась 30 мая в Национальной детской больнице в Колумбусе и умерла от осложнений, вызванных гемангиомой печени, опухолью печени, всего в шесть недель от роду.

    После рождения Софию перевели в медицинский центр детской больницы Цинциннати, где работает команда хирургов и экспертов по печени.

    Г-н Штеффель опубликовал свою просьбу на Reddit в прошлый четверг и получил ошеломляющий отклик: комментаторы прислали ретушированные фотографии и даже рисунки скорбящего отца

    «Мы с женой были так благодарны, что многие люди нашли время вне своей жизни. послать приятное послание сочувствия или потрясающий рисунок.Они не могли сделать этого отца более счастливым », - сказал он.

    София родилась 30 мая в Национальной детской больнице в Колумбусе и умерла от осложнений от гемангиомы печени, опухоли печени, всего в возрасте шести недель

    В свой месячный день рождения мама Софии, Эмили, обновила информацию о семье и друзьях на Facebook, написав: «У нее были свои взлеты и падения, но она прошла долгий путь, и мы оооочень гордимся ею».

    София находилась в очереди на лечение печени, когда она скончалась 10 июля, объяснил на Reddit Штеффель, у которого от Эмили двое сыновей.

    Многие комментаторы ответили на просьбу Штеффеля, представив отретушированные фотографии Софии с широко открытыми глазами.

    Г-н Штеффель на фото со своей новорожденной дочерью Софией

    В свой месячный день рождения мама Софии, Эмили, обновила информацию о семье и друзьях на Facebook, написав: «У нее были взлеты и падения, но она прошла долгий путь. и мы оооочень гордимся ею »

    Семья Штеффель в Национальной детской больнице в Колумбусе до того, как Софию перевели в медицинский центр детской больницы Цинциннати

    « Я был потрясен полученным ответом, - сказал он.

    «Мы с женой были так благодарны, что многие люди нашли время в своей жизни, чтобы послать приятное послание сочувствия или потрясающий рисунок. Они не могли сделать этого отца более счастливым ».

    Похоже, сообщество Reddit было рад помочь. «Я не мог уснуть, хотя бы не попробовав», - написал один из них.

    Г-жа Штеффель беременна Софией, своим третьим ребенком

    Г-жа и г-н Штеффель поженились в марте 2013 года после почти девяти лет совместной жизни - они познакомились на футбольном матче, где г-жа Штеффель играла в группе

    ЧТО ТАКОЕ ГЕПАТИЧЕСКАЯ ГЕМАНГИОМА?

    Гемангиома печени представляет собой клубок кровеносных сосудов внутри или на поверхности печени и является наиболее распространенным типом доброкачественной опухоли печени, не вызванной раком.

    Хотя гемангиомы печени чаще всего встречаются у людей в возрасте от 30 до 60 лет, причем женщины более восприимчивы, чем мужчины, у младенцев может развиться тип гемангиомы печени, называемый доброкачественной детской гемангиоэндотелиомой.

    Это редкая доброкачественная опухоль, которая связана с высокими показателями сердечной недостаточности и смерти у младенцев, которые обычно диагностируются к шестимесячному возрасту.

    Лечение детской гемангиоэндотелиомы зависит от роста и развития ребенка.
    Варианты включают введение материала в кровеносный сосуд печени, чтобы заблокировать его; перевязка печеночной артерии; лекарства от сердечной недостаточности; или операция по удалению опухоли.

    В очень редких случаях может потребоваться операция по пересадке печени. Это происходит только в случаях очень больших гемангиом печени или множественных гемангиом печени, которые не поддаются лечению другими методами.

    Клубничная гемангиома (детская гемангиома) у грудного ребенка: состояние, лечение и фотографии для родителей - обзор

    51673 32 Информация для Младенец подпись идет сюда...
    Изображения гемангиомы детского возраста

    Обзор

    Гемангиомы - это безвредные образования, которые являются результатом быстро делящихся клеток стенок кровеносных сосудов, известных как эндотелиальные клетки. Они появляются вскоре после рождения и быстро растут в течение первого года жизни. Обычно они проходят самостоятельно в течение следующих нескольких лет. Гемангиомы могут быть разных цветов в зависимости от того, где они расположены. Поверхностные гемангиомы (также известные как гемангиомы клубники из-за их красного цвета) расположены в верхнем слое кожи.Те, что находятся в более глубоком слое кожи, называются глубокими (кавернозными) гемангиомами, и они могут быть синими или бесцветными. Большинство гемангиом ограничены кожей. У детей с множественными гемангиомами могут быть ассоциированные внутренние поражения печени, легких или других внутренних органов. Они имеют более серьезный характер, и за ними обычно более внимательно следит педиатр вашего ребенка.

    Кто в опасности?

    Гемангиомы поражают около 10% младенцев, и риск у женщин примерно в 5 раз выше, чем у мужчин.Белые младенцы и недоношенные младенцы подвержены повышенному риску гемангиом, как и младенцы, рожденные от матерей с аномальной плацентой. Риск также повышен у детей грудного возраста, у которых во время пренатального периода были взяты образцы ворсинок хориона.

    Признаки и симптомы

    Большинство гемангиом у младенцев появляются в течение первых 2 недель жизни. Они могут начаться с шишки на коже или с плоского красноватого пятна, которое может напоминать синяк. Гемангиомы растут очень быстро в течение недель или месяцев, обычно достигая пика в 6–9 месяцев, и образуют приподнятые области размером от нескольких миллиметров до сантиметров.Они ярко-красные с четко очерченными границами. Если гемангиома становится очень большой, она может спонтанно кровоточить.

    Рекомендации по уходу за собой

    Как правило, при гемангиомах не принимаются меры по самостоятельному уходу, поскольку они обычно проходят без какого-либо лечения. Однако важно отметить, что для этого может потребоваться несколько лет, и цвет может не исчезнуть полностью. Все, что необходимо - это пристальное наблюдение за изменениями внешнего вида. Если гемангиома кровоточит, обычно достаточно лечения влажными компрессами и антибактериальной мазью.Необходимо внимательно следить за кровоточащими гемангиомами на предмет заражения.

    Когда обращаться за медицинской помощью

    Обратитесь за медицинской помощью, если гемангиома вашего ребенка изменила цвет, начала кровоточить, выглядела инфицированной или блокировала зрение, дыхание или кормление. Гемангиомы, расположенные в области подгузника или на нижней губе, особенно склонны к кровотечению из-за трения.

    Лечение, которое может назначить ваш врач

    Большинство гемангиом не требуют лечения.Однако тем, кто находится в дыхательных путях ребенка или угрожает зрению, необходимо лечение, чтобы замедлить рост. Врач вашего ребенка может назначить пероральный кортикостероид. Около 30% гемангиом реагируют на стероид и вызывают значительное замедление роста гемангиомы, но это не заставит его исчезнуть. Для тех гемангиом, которые не реагируют на пероральные кортикостероиды, врач может назначить другое лекарство, называемое интерфероном. Ответ на этот препарат достигает 70%, но он также может иметь побочные эффекты.В случае тяжелой гемангиомы, не поддающейся лечению, может потребоваться лучевая терапия или хирургическое вмешательство. Если вы беспокоитесь о косметическом появлении цвета позже в жизни вашего ребенка, он / она может пройти лазерную терапию, чтобы помочь уменьшить цвет.

    Надежные ссылки

    MedlinePlus: доброкачественные опухоли
    MedlinePlus: родимые пятна
    MedlinePlus: сосудистые заболевания
    Клиническая информация и дифференциальная диагностика детской гемангиомы

    Список литературы

    Behrman RE, Kliegman R, Jensen HB, eds. Учебник педиатрии Нельсона . 18 изд. Филадельфия, Пенсильвания: У. Б.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *