Как поддержать онкобольного: КАК ПОДДЕРЖАТЬ БЛИЗКОГО, ЗАБОЛЕВШЕГО РАКОМ?

Содержание

КАК ПОДДЕРЖАТЬ БЛИЗКОГО, ЗАБОЛЕВШЕГО РАКОМ?

Пациенты с онкологическими или хроническими заболеваниями имеют повышенный риск заболеть гриппом или другими инфекциями. Поэтому прививки вакцинами (против гриппа, против пневмококка, против гемофильной палочки типа b и др.) рекомендованы с профилактической целью.

Если в Вашей семье есть неизлечимо больной человек, в хосписе вам окажут посильную помощь и поддержку, дадут рекомендации по уходу за близким, ответят на ваши вопросы.

При лечении онкологических заболеваний (и не только их) возможны побочные эффекты. Давайте разберемся в этом подробнее и рассмотрим возможные нежелательные последствия терапии онкологических заболеваний.

Когда человек сталкивается с онкологическим диагнозом, естественная реакция его родных – это максимальное проявление заботы, но уход за заболевшим человеком часто становится источником стресса.

Как общаться и вести себя с онкологическим больным?

Какие модели поведения родных онкологического больного пойдут ему на пользу?
  1. Адекватное отношение к заболеванию
Для достижения эмоционального комфорта больного и его близких важно осознать, что онкология является серьезным рецидивирующим заболеванием, которое необходимо взять под врачебный контроль, однако в ряде случаев оно поддается лечению – а значит, состояние здоровья не должно является единственным, чему стоит посвящать свое время и мысли.
  1. Эмоциональная поддержка и оптимистичный настрой
Узнав в своем диагнозе, больной испытывает потрясение. Человек, заболевший раком, находится в состоянии стресса, он чувствует страх и неуверенность, отчего становится уязвимым и оказывается подверженным депрессивным мыслям. А потому в такой ситуации он как никогда нуждается в эмоциональном тепле, ощущении нужности и вере близких в то, что лечение  имеет смысл.
  1. Искренность в отношениях
Принимая решение о том, как вести себя с онкологическим больным, во многих случаях люди стараются скрывать от своих родных страхи и опасения, и это является обоснованным. Выше мы отмечали, что пессимистичный настрой и тревога человека передается и другим членам его семьи. Однако искренность – это то, что является неотъемлемой частью любых близких отношений, а потому все свои негативные мысли скрывать не имеет смысла. Если вы тревожитесь за человека и будущее вашей семьи, это стоит обсуждать – но делать это своевременно, не фиксируясь на негативных ожиданиях.
  1. Проявление внимания и заботы
Как мы уже отметили, онкологический пациент нуждается в заботе близких – причем не только эмоциональной, но и физической (куда-то отвезти, что-то купить, приготовить и т. д.), которая, в свою очередь, также является проявлением внимания и заботы. Люди с онкологическим диагнозом зачастую чувствуют сильную слабость, которая препятствует им полноценно удовлетворять свои потребности и порождает новую волну страха и печали. А потому очень важно, чтобы пациент видел, что его окружают люди, которые его любят и которые всегда готовы ему помочь и поддержать.
  1. Восприятие больного с онкологическим диагнозом как равного себе, полноценного человека
Выстраивая линию поведения с человеком, у которого обнаружили онкологическое заболевание, важно в любом случае общаться с ним как с полноценным, равным себе. Болеющий человек является ослабленным, но при этом он остается взрослым человеком, способным к самостоятельным действиям и решениям, который в свою очередь способен, как и прежде, в чем-то помогать своим близким. И в ситуации болезни ему важно получать подтверждения того, что к нему относятся так же, как и прежде.
  1. Поддержание в семье образа жизни, который не сводится только к проблеме болезни
Возвращаясь к вопросу фиксации на проблеме болезни, отметим то, что для эмоционального баланса всей семьи важно, чтобы каждый из ее членов мог заниматься делами, не имеющими отношения к болезни, и чтобы разговоры в кругу семьи не сводились к одной теме.
Важно, чтобы, несмотря на наличие заболевания, человек мог сохранить свои интересы, которые будут помогать ему чувствовать себя полноценным человеком и поддерживать жажду жизни. При этом не менее важно, чтобы близкие тоже занимались тем, что необходимо лично для них – работали, уделяли время своим хобби, строили личную жизнь и т.д. Это поможет абстрагироваться от проблемы заболевания не только близким, но и самому больному, который будет находиться в «здоровой» обстановке.

В любом случае, при рассмотрении вопроса на тему того, как вести себя с онкологическим больным, важно учитывать, что эмоциональное состояние членов семьи непременно будет отражаться на состоянии самого пациента. Тяжелая болезнь занимает важное место в сознании человека, однако не менее важными для него останутся его близкие люди, его семья. Если он будет видеть, что люди, которые находятся рядом с ним, несчастны, то это будет расстраивать его и подрывать его психологические и физические ресурсы. 

Сила духа в борьбе с раком | Статьи

По данным онкологов, сей­час 13% всех смертей в мире происходит из-за рака. Стол­кнуться с этим заболева­нием может каждый, поэ­тому важно знать, как ве­сти себя, если врач ставит страшный диагноз вам или вашему близкому человеку. О том, как правильно вести себя в такой ситуации, кор­респонденту Анне Голишниковой рассказывает практи­кующий психолог НАТАЛЬЯ ГУЛЯЕВА.

— Наталья, статистика по он­козаболеваниям неутешитель­ная, и люди боятся этого диа­гноза. Что происходит с чело­веком, когда он узнает о своем заболевании?

— Есть пять стадий, которые проходит человек в травмирую­щей ситуации. Первая стадия — шок и отрицание. «Этого не мог­ло произойти со мной. Здесь какая-то ошибка!» — думает онкобольной и пересдает анали­зы в надежде на лабораторную ошибку. Вторая стадия — него­дование и злость. Человек мо­жет злиться на себя, на жизнь, на внешние обстоятельства, на близких людей… Он ищет вино­ватого в своем несчастье. Затем наступает стадия «торговли за здоровье». В этот период появ­ляются мысли о том, что если бы он в свое время сделал то-то или не сделал того-то, то с ним ни­чего бы не случилось. А может быть, еще не поздно бросить не­любимую работу / окреститься / сходить в паломнический тур и т.д.? Следующая стадия — апа­тия. Диагноз подтвержден, это, увы, не лабораторная ошибка, жизнь скорее всего уже никогда не станет прежней, если ее во­обще удастся сохранить. Страх смерти подавляет волю к жиз­ни. Но потом наступает стадия принятия, когда человек осоз­нает все, что с ним случилось, и морально готов бороться.

— Как долго длится каждая из стадий?

— Все люди разные, поэтому кто-то быстро справляется с эмоциями и включается в борь­бу, кто-то проходит всё это очень медленно. Стоит отметить, что стадии могут меняться места­ми, например, сначала будет злость, а после нее отрицание. Есть люди, которых кризис сти­мулирует к действию, есть фа­талисты, которые готовы сми­риться с болезнью и плыть по течению.

— Фаталистам можно помочь?

— Не всегда. И это зависит не от стадии заболевания, а от на­строя. Для некоторых фатали­стов удается найти стимул. Ког­да мать одного из основателей НЛП узнала о своем диагно­зе, она сказала: «Моя бабушка умерла от рака, моя мать умер­ла от рака, что тут поделать?» На что сын-психолог ответил: «А ты хочешь, чтобы и твоя дочь умерла от рака?» Для нее жела­ние прервать цепочку смертей от онкологии стало стимулом бо­роться. В результате она прожи­ла еще 15 лет и умерла от сердеч­ного приступа.

Онкобольным обязательно нужно рассказывать о положи­тельных примерах, о людях, ко­торые смогли победить болезнь. И не один раз рассказать, а имен­но рассказывать — постоянно и убежденно. Из этих рассказов они смогут черпать ресурсы для моральной борьбы.

— Чем еще близкие могут по­мочь онкобольному?

— Во-первых, нужно дать чело­веку возможность проговорить проблему. С разных сторон, раз­ными словами доносить ему одну и ту же мысль: сдавать­ся никогда не стоит. Во-вторых, американские ученые замети­ли, что онкобольные, получа­ющие тактильный контакт от близких — поглаживания, объя­тия, массаж, — легче переноси­ли лечение и чаще выздоравли­вали. Но тут все не так просто. Дело в том, что онкобольной про­воцирует у своих близких страх смерти. Умом мы все понимаем, что ни объятия, ни поцелуи не за­разны, но страх инстинктивно за­ставляет нас держаться подаль­ше. Кроме того, онкобольные ча­сто стесняются побочных эф­фектов от терапии (облысение, специфический запах тела) и сами устанавливают губитель­ную для себя дистанцию. Близ­кие онкобольных проходят те же эмоциональные стадии — и от­рицание, и злость, и апатию — и тоже должны дойти до стадии принятия и разделить ношу бо­лезни. На это тоже может потре­боваться время.

— Рак не всегда излечим. Мож­но ли как-то помочь онкоболь­ным и их близким с этим спра­виться?

— Конечно, можно. Если нельзя вылечить, то это не значит, что нельзя помочь. Задача психо­лога показать больному, что та часть жизни, которая у него оста­лась, может быть наполненной и счастливой. Иногда даже более счастливой, чем до болезни. Бы­вает так, что человек всю жизнь хотел чем-то заняться, например, музыкой. Все время откладывал, а потом понял, что откладывать уже времени нет. Занятия музы­кой могут стать его новой целью и даже на некоторое время прод­лить жизнь.

По одной из версий, онкология может быть следствием непро­работанных негативных эмоций. Не хочу никого напрасно обнаде­живать, но иногда душевное здо­ровье ведет за собой физическое. Ведь известны случаи излечения даже на самых последних стади­ях рака.

— Но психолог может и не по­мочь?

— И такое случается. Встречают­ся люди с очень сильными вну­тренними убеждениями. Рабо­тая с ними, рано или поздно до­капываешься до осознания того, что ему проще умереть, чем ме­нять свои взгляды на жизнь.

Есть и такие, которые ходят к психологу не за результатом, а только для того, чтобы «слить» на него свои негативные эмоции. Некоторые психологи, когда ви­дят, что клиент пришел не за по­мощью, а поныть, отключаются от ситуации и просто зарабаты­вают деньги. Это не плохо, ведь определенную потребность тако­го клиента они удовлетворяют. Я предпочитаю не работать так. Это личный выбор каждого спе­циалиста. Как и личный выбор каждого клиента: бороться за жизнь и за качество жизни или бездействовать и жалеть себя.

— Существует ли групповая те­рапия для онкобольных и на­сколько она эффективна?

— Такая терапия существует, ча­сто при специализированных клиниках. И она очень эффек­тивна! По статистике даже бо­лее эффективна, чем индивиду­альные сессии с психологом. На групповой терапии онкобольной в первую очередь избавляется от чувства изолированности — он не один с такой проблемой. Кро­ме того, он постоянно получает поддержку от людей, которые в одинаковой с ним ситуации, это очень вдохновляет.

— То есть групповая терапия предпочтительней?

— Да, но, если у онкобольно­го недостаточно сил, чтобы ез­дить, если группа работает да­леко или ему в принципе неком­фортно в группе, тогда стоит выбрать индивидуальные сес­сии с психологом. В случае если речь не идет о физических огра­ничениях, психолог скорее все­го постарается мягко настро­ить клиента на групповую ра­боту. Но, повторюсь, все очень индивидуально.

— Обычно много говорит­ся о помощи онкобольным, но ведь близким людям тоже может понадобиться помощь психолога? Чем он может быть полезен?

— Моральная поддержка, кото­рую люди оказывают своим за­болевшим близким, дается не­просто. Родственникам как ми­нимум нужно восстанавливать ресурсы своих душевных сил, а в некоторых случаях уметь отключаться от ситуации. Он­кобольные могут быть раздра­жительными, жаловаться, по­стоянно возвращаться к теме своей болезни. Это выматыва­ет. А человек, который помога­ет пройти онкобольному весь этот путь, не имеет права на слабость и уныние. Он не мо­жет позволить затащить себя в «болото» негативных пережи­ваний, иначе потонут оба. Это как инструкция в самолете: в случае аварии наденьте кисло­родную маску сначала на себя, а потом на ребенка. Потому что в состоянии паники никому не поможешь.

Психолог может помочь ос­воить техники эмоционально­го отключения, их еще иногда называют техниками экрани­рования. Такие упражнения помогают оставаться рядом с больным, но не пропускать не­гативные эмоции. В интернете много информации, но лучше сначала попробовать сделать эти упражнения под наблюдени­ем психолога. Потом применить их на менее значимой ситуации (например, не дать пройти нега­тивным эмоциям от неприятно­го коллеги в офисе) и только по­том использовать в общении с онкобольным.

Часто у родственников воз­никает чувство вины, особен­но когда материальная помощь оказана, а на моральную не хва­тает сил. С этим тоже стоит об­ратиться к психологу. Хочу под­черкнуть, что тем, у кого близ­кий человек попал в беду, очень нужна поддержка! Им нужен ресурс. Из которого можно по­стоянно черпать силы.

— Можно ли рассчитать, сколь­ко времени потребуется для ра­боты с психологом?

— Нет. У психолога нет готово­го рецепта, таблетки, от кото­рой через час перестает все бо­леть. Это каждый раз индивиду­альная работа и совершенно раз­ные люди. Разумеется, психолог настроен на скорейший резуль­тат. И меньше всего заинтере­сован в том, чтобы превратить­ся в вечный моральный костыль для клиента, так как для самого психолога это очень сложно и неприятно. Но ни один специа­лист не скажет, сколько и кому понадобится времени на то, что­бы научиться работать со свои­ми проблемами. Условно — пси­холог дает инструмент и учит с ним обращаться, но у всех раз­ные способности к усвоению этих навыков.

— А если психолог обещает гарантированный результат в указанный срок, то это мо­шенник?

— Совсем не обязательно. Бы­вают ситуации, в которых или опытный специалист может сра­зу сказать, сколько времени по­требуется для работы, или огра­ничения по количеству сеансов ставит клиент.

Но я бы рекомендовала искать специалиста по отзывам тех лю­дей, к которым есть доверие. Психолога может порекомендо­вать лечащий врач или пациент, который уже к кому-то ходит. И еще один важный момент: спе­циалист должен нравиться, вы­зывать доверие. Это очень важ­но для достижения результата.

— Как понять, что проблема проработана и помощь психоло­га больше не нужна?

— Это нужно почувствовать из­нутри. Ребенок, которого ста­вят на коньки, сначала держит­ся за взрослого, потом за бортик, а потом в определенный момент понимает, что ему больше дер­жаться не нужно. Так же и кли­ент психолога — он должен сам понять, что дальше готов идти сам. В дальнейшем он может хо­дить на приемы, но он уже дол­жен уметь справляться со свои­ми эмоциями самостоятельно. Научить клиента саморегуля­ции — главная задача психолога.

В заключение хотелось бы сказать, что онкология — это не приговор. Зачастую это возмож­ность начать более интересную и счастливую жизнь. Оптими­стичный взгляд на трудности лечит.

«Нас отправили домой умирать! Что делать?» Как поддержать онкобольного, если до него – 3 тысячи километров — Профилактика — Информация

Общество и государство, 9 августа 2019, Православие и мир «Нас отправили домой умирать! Что делать?» Как поддержать онкобольного, если до него – 3 тысячи километров «У женщины во время лечения появились метастазы в легких, и в графе «Стадия» она написала: «Мне никто не объяснял, но думаю, что третья».

А я читаю выписки и понимаю, что мне надо сообщить ей плохие новости». Полгода назад Фонд профилактики рака запустил сервис бесплатных консультаций для онкологических пациентов и их близких «Просто спросить». Молодые врачи – эксперты проекта – рассказали «Правмиру», с какими проблемами столкнулись их пациенты, как отвечать в ситуации, когда человека не спасти, и о чем стоит задуматься онкологам и людям, которые боятся заболеть.

Врачи не разговаривают с пациентами

Екатерина Коробейникова, онколог-химиотерапевт:

Люди нам пишут отовсюду — из Москвы и Петербурга, из регионов, были заявки с Сахалина, из Грузии, Украины, Казахстана. И в целом все вопросы сводятся к одному — «Что нам делать дальше?» Человек стоит на перепутье и не знает, в какую сторону двигаться.

Иногда пишут люди, которым везде отказали, врачам кажется, что все методы лечения опробованы. И человек или его родственники хотят узнать, а можно ли еще что-то сделать? Чаще всего это достаточно эмоциональная формулировка «Нас отправляют домой умирать! Куда мне идти и что делать?»

Но здесь сложная ситуация. С одной стороны, в заявке сами люди описывают историю болезни с момента постановки диагноза, с другой стороны — прикрепляют выписки, КТ, МРТ, и мы видим еще и сторону врачей. И зачастую бывает диссонанс — пациенту или близким кажется, что их «отфутболивают», а человек в отличном состоянии, бодр, активен, но анализы и выписки показывают, что состояние очень тяжелое, организм истощен, а значит, еще одним курсом химии мы только навредим — насколько серьезная болезнь, настолько серьезные и лекарства и побочные эффекты. В каждом случае взвешиваешь риск и пользу, которую ты можешь принести.

Я понимаю пациента и его родственников — это жуткая ситуация, но понимаю и врачей, которые уже ничего не могут сделать. И мне кажется, проблема в общении. У врача нет времени сесть и спокойно поговорить, объяснить. В российской медицине плохие новости чаще всего обрушиваются на пациента и его семью, как ведро холодной воды, но есть международные алгоритмы, как нужно сообщать.

Если ответить на все вопросы семьи, грамотно объяснить, то приходит понимание ситуации, и врачи и пациенты вместе с родственниками оказываются в одной команде, а не на противоположных сторонах баррикад.

Конечно, никто не исключает ситуации, что это дефект оказания медицинской помощи — возможности лечения еще есть, но либо врачи их не знают, либо в конкретно этой больнице таких нет. И я в таком случае всегда говорю, что нужно услышать мнение еще одного специалиста, но консультация обязательно должна быть очной — врач, который видит пациента, имеет преимущество перед тем, который читает только документы. А если меня просят посоветовать конкретную клинику, то я даю на выбор несколько мест, которым мы доверяем. Это нормальная практика за рубежом — услышать несколько мнений и уже после довериться какому-то одному врачу.

И если человек из региона спрашивает, куда приехать в Москве или Петербурге, то это косвенно указывает, что состояние пациента еще удовлетворительное, раз он сам может передвигаться. Если же в заявке я вижу фразы «пациент лежит, не встает, не может сам себя обслуживать, ничего не ест, худеет, его постоянно тошнит», то здесь, наверное, и другие консультации не нужны.

..

И в ответе указываю: «Если основываться на тех документах, которые вы предоставили, то действительно дальнейшим лечением мы сделаем только хуже. И если ваш врач сказал, что не будет делать курс химиотерапии, обсудите, что можете сделать еще». Но обычно в таких ситуациях родственники сами уже все понимают и спрашивают, как облегчить состояние, и мы рассказываем, что есть центры паллиативной помощи, и даем их контакты.

*****

Для меня самыми цепляющими становятся ситуации, когда пациенты в молодом возрасте. Чаще всего это женщины тридцати с небольшим лет с опухолью молочной железы.

Сразу думаешь, что это опухолевый синдром с мутациями — болезнь достаточно злая, но читаешь заявки и понимаешь, что пациент не до конца понимает серьезность ситуации. И в ответах стараюсь акцентировать на этом внимание.

Однажды женщина 35 лет спросила: «До операции мне провели химиотерапию, и врач говорит, что после химиотерапии опять нужна. Но я от всего уже настолько устала. Действительно ли это надо?» И я отвечаю: «Я понимаю, что вы устали — это длительное лечение, и вы так много уже прошли, но сейчас та химиотерапия, которую вам рекомендует лечащий врач, действительно необходима. И это еще один рывок». И объясняю, почему важно: «После операции мы не можем быть на 100% уверены, что не остались раковые клетки, и именно на них направлена терапия. Проведены колоссальные исследования, показывающие, что результат после этого лучше. И ваш лечащий врач, и я хотим, чтобы у вас было самое полное и самое эффективное лечение».

Но, опять же, решение принимает сам пациент — не хочется на него давить и ставить перед фактом, врач только рассказывает о вариантах. У нас в клинике была пациентка, которая категорически отказалась от химиотерапии, и тогда мы предложили альтернативу — чаще наблюдаться у доктора, чтобы держать ситуацию под контролем.

*****

Один вопрос поставил меня в тупик — женщина написала: «Я считаю, что мои врачи меня абсолютно неправильно лечили. Скажите, куда пожаловаться, чтобы их посадили?» И я читаю описание клинической ситуации и понимаю, что… этому человеку сейчас нужно принимать лечение, то есть приоритеты должны быть немного расставлены иначе. И хочется посоветовать ему новые методы диагностики, а тут такой вопрос в лоб… Но понятно, что не от прекрасного внутреннего состояния возникают такие мысли, а, опять же, из-за дефекта общения между врачом и пациентом.

Говоришь: «Да, вы имеете право подать жалобу в Росздравнадзор, но я вас очень прошу — даже если вы решите так делать — сейчас обратить внимание на свое здоровье. В вашей ситуации можно сделать то-то и обратиться на консультацию туда-то, и возможно, вы найдете специалиста, с которым вам будет комфортно». И это здорово, если благодаря сервису люди находят таких врачей, с которыми потом составляют одну команду и вместе борются с заболеванием.

Я никогда не буду писать: «Вы знаете, ваш врач вас совершенно неправильно лечил, а я сейчас расскажу, как надо». Мы не были на месте этого врача в тот момент, не смотрели его глазами на ту ситуацию. Я всегда стараюсь акцентировать внимание на то, что есть сейчас, иначе мы только сделаем пациенту хуже. И в любом случае это не какое-то оценочное суждение по отношению к врачу. Мне немножко непонятно с человеческой точки зрения, как можно подниматься в глазах пациента за счет другого доктора.

*****

Заявки нам поступают анонимно — мы не знаем фамилии и отчества человека, а видим только регион, пол, возраст, допустим, «Иркутская область, мужчина 70 лет» и описание клинической ситуации.

Но за каждой заявкой всегда стоит человек — либо сам пациент, либо очень заботливая жена, сын, дочь. То есть это не просто задачка, которую надо решить.

Бывают и более простые вопросы: «Препарат в больнице закончился, и мне предложили заменить вот таким. Скажите, они одинаковые, это нормально?» Но всегда хочешь дать самый грамотный совет, согласно международным рекомендациям. В каких-то сложных ситуациях советуюсь со старшими коллегами. И всегда стараюсь писать максимально мягко — я не знаю, в каком состоянии человек откроет письмо.

Отвечаю на заявку чаще всего день в день, как только она поступает. Какой бы я ни была уставшей после своего основного рабочего дня, все равно отвечаю. Люди нуждаются в помощи, в надежде обращаются к нам. Как я могу позволить себе, чтобы они ждали? Были случаи, когда сотрудники фонда звонили мне и просили срочно посмотреть заявку, потому что ситуация экстренная. Например, утром у человека открылось кровотечение, а на фоне химиотерапии это очень опасно. И ты сразу отзваниваешься и надиктовываешь ответ.

Еще в ординатуре я решила, что, когда надеваю белый халат, все личные проблемы — устал, не выспался — остаются под этим халатом, а на первом месте — пациент. И самый чистый кайф, когда видишь, что заявка закрыта, ты помог.

От формулировки зависит все

Анна Ким, хирург-онколог, специалист по лечению рака молочной железы:

Очень часто бывает такая ситуация: есть пациентка, у которой только что обнаружили новообразование в молочной железе, и она не знает, что делать. Обычно я рекомендую сделать маммографию и по ее данным выполнить или не выполнить трепанобиопсию. Скорее всего, мы найдем доброкачественную опухоль, и если это ясно видно, то не придется подтверждать гистологически.

Моя задача не напугать человека, а объяснить необходимость обследования.

Однажды обращался и мужчина — он сам что-то у себя нашел. Пишут и девушки, которые имеют наследственный опухолевый синдром — и бабушка, и мама с раком молочной железы, и спрашивают, надо ли удалять орган.

А недавно поступила такая заявка: у женщины во время лечения появились отдаленные метастазы в легких, и в графе «Стадия» она написала: «Мне никто не говорил и не объяснял, какая, но я думаю, что третья». То есть человек не до конца понимает серьезность ситуации, и даже во время химиотерапии, которая проходит под тщательным контролем врача, с ней никто не разговаривал.

Она спросила: «Какая у меня стадия и что она означает?» И я в первую очередь написала: «Спасибо, что вы продолжаете интересоваться ситуацией. Это очень важно». А дальше говорю: «К сожалению, мне придется сообщить вам плохие новости. Мне бы очень хотелось сказать, что все нормально пройдет, но сейчас ситуация выглядит иначе. Метастазы в легких очень опасны». И дальше объясняю, что есть медиана выживаемости — «именно в таких ситуациях, как у вас, из 10 человек 5 человек умрут в первые два года. Но мы можем увеличить вероятность того, что вы попадете во вторую группу, которая сможет прожить два года и более. Как именно? Вот, пожалуйста, инструкция». На очном приеме я стараюсь сделать так, чтобы пациент сам меня об этом спросил, а здесь человек находится за тридевять земель… И это тяжело. И от формулировки зависит многое: человек из окна шагнет или начнет что-то делать.

*****

«Вам осталось полгода» или «у вас шансов нет» — это некорректные формулировки, так отвечать нельзя.

Да и здравый смысл подсказывает, что мы не можем сказать, сколько осталось жить этому человеку — кроме Господа Бога, больше об этом никто не знает. И моя задача в этот момент — проинформировать пациента, что продлить ему жизнь в такой ситуации способно только правильно подобранное лечение, поэтому нужны еще дополнительные исследования. Но мы не вводим в заблуждение, ложные надежды не дадут человеку возможности двигаться дальше.

Наверное, легче сказать: «У вас все серьезно, я ничем не могу помочь», но нужно находить в себе силы на общение, вспоминать, что перед тобой живой человек.

И практически всегда я оставляю свою электронную почту, готова проконсультировать еще раз.

Мне кажется, одна из основных наших задач, особенно в начале консультации, — дать человеку понять, что ты его слышишь. Иногда я пишу: «Спасибо, что вы заботитесь о своей маме. Как она себя чувствует?» Вряд ли ты получишь ответ, однако даешь понять, что для тебя это важно. И мне реально важно поддержать и пациентов, и их родственников. Обращение к врачу должно человека не демотивировать, а наоборот, стимулировать.

*****

Еще одна проблема, с которой мы сталкиваемся, — недостаточный объем обследований на этапе диагностики. Однажды нам пришлось пригласить в одну из клиник Петербурга пациентку из Краснодарского края, чтобы сделать компьютерную томографию и понять, что все-таки у нее 4-я стадия заболевания. По месту жительства ей сказали, что это только образование в молочной железе, а метастазов нет, а я была вынуждена сообщить, что они есть, и к тому же серьезные — в легких.

Но врачей можно понять — у них нет возможностей полноценно обследовать людей.

Я лично общалась с такими докторами, и они со слезами на глазах рассказывали, что в месяц им можно делать только два КТ и все — дальше как хочешь. У врачей нет времени обучаться, даже если они этого хотят.

На ставку такое количество работы, что человек себя не помнит, чтобы заработать какие-то деньги.

Реже ко мне попадают залеченные и перелеченные пациенты, и мне надо подумать, какая схема химио- и гормонотерапии будет уместна. И сами пациенты требуют, чтобы им назначили чудо-таблетку, хотя на самом деле нужна уже паллиативная помощь. .. Надо объяснять.

Но люди болеют не только онкологическими заболеваниями — об этом онкологам тоже надо не забывать. Совсем недавно к нам в клинику приехала пациентка, которая сначала обратилась в «Просто спросить». Дома у нее подозревали и рак молочной железы, и новообразование в надпочечнике, и гематологическое заболевание, в итоге выяснилось, что проблема в щитовидной железе.

Люди попадаются на мифы

Руслан Мензулин, онколог — абдоминальный хирург:

Я занимаюсь хирургическим лечением опухолей органов брюшной полости — желудка, поджелудочной железы, печени, кишечника. И ко мне часто поступают заявки, где люди спрашивают, а как им вообще жить после операции, что можно есть, как обследоваться. Мало кто из врачей элементарно объясняет, каким должен быть образ жизни.

Наряду с общими мифами, или, правильнее сказать, страхами — что от любого рака умирают, что онкомаркеры позволяют выявить рак, что рак заразен, существует много ложных представлений и об образе жизни во время и после лечения. Среди них, например, — пациентам с онкозаболеваниями нельзя ходить в сауны, есть острое, жирное, сладкое, соленое, что сахар — это «топливо» для опухолей. И если в ряде случаев диета аргументирована, чтобы не повышать кислотность желудка, то в основном эти ограничения — причина каких-то устаревших знаний, ничем не обоснованных. И когда говоришь: «Вам это можно», человек порой бывает удивлен, как простые советы могут облегчить ему жизнь.

Нельзя обвинять людей в необразованности — не будучи врачом, в интернете, особенно русскоязычном, очень просто попасть на мифы.

К тому же во время болезни человек настолько растерян, настолько боится сделать лишний шаг, что если видит слово «нельзя», то сразу ему верит.

Хотелось бы, чтобы врачи больше общались со своими пациентами. Конечно, не всегда это возможно в силу занятости онкологов, особенно участковых, но в таких ситуациях полезно получить ответы на все интересующие вопросы.

Нередко после операций случаются осложнения. Например, вследствие операции по поводу рака желудка может возникнуть так называемый синдром «приводящей петли», и пациенты спустя короткий срок жалуются на изжогу, постоянные боли вследствие заброса желчи в пищевод. Казалось бы — год прошел, а человек до сих пор мучается. Он обращается к врачам в поликлинику по месту жительства, там в свою очередь разводят руками, «ну, мол, вы же понимаете, онкология, большая операция». А человеку в данном случае необходимо конкретное лечение, в том числе и реконструктивная операция. И после консультации у него есть четкое понимание проблемы, которую можно решить.

*****

Конечно, приходится сталкиваться с самыми разными методами лечения, порой устаревшими, порой не всегда правильными. Например, сегодня метастазы в печени при раке толстой кишки уже не являются противопоказанием к операции, возможно как одномоментное, так и двухэтапное лечение. Но во многих регионах страны по-прежнему это может быть поводом отказать в лечении. И людям говорят: «Извините, мы вас не можем лечить». В то же время многие операции сегодня все больше стандартизируются, в частности операции при раке желудка, колоректальном раке, и уже не являются уделом нескольких специалистов в стране. Но остается ряд операций, которые не выполняются на достаточном уровне, поэтому человек в том или ином регионе может быть обречен, так как в операции ему могут отказать.

Есть ряд заявок, порядка 30-40%, где хочется помочь пациентам, но, к сожалению, уже мало что можешь сделать. И когда человек спрашивает, требуется операция или нет, то приходится признать, что пользы, к сожалению, она уже не принесет, никак не повлияет на биологию опухоли.

Все мы люди, и всегда нужно увидеть в человеке эмоцию, хоть это и сложно сделать онлайн, но ответ строится таким образом, чтобы пациент понял, что нам не все равно.

Это могут быть слова благодарности и уважения родственникам, ведь зачастую пишут именно они, либо слова поддержки пациенту.

С одним пациентом мы обсудили план лечения, он был готов приехать в Москву на операцию, но пока проходил обследование, возникла экстренная ситуация — кровотечение из опухоли, потребовавшая срочной операции, его положили в больницу и экстренно прооперировали. Приезд не получился. Но я оставил свой номер телефона, и потом мы продолжили общение. Все закончилось успешно, если можно в данном случае так выразиться, но вещи, которые делаются в срочном порядке, не всегда носят радикальный характер, так как направлены на устранение проблемы именно сейчас. Этот человек живет, планирует получать дальнейшее лечение.

Что мне дает этот проект? В первую очередь, как бы банально ни звучало, возможность помочь людям из любого региона нашей большой страны. Если раньше она ограничивалась местом работы или кругом близких и знакомых, то теперь можно помочь любому человеку. И помимо помощи в лечении, это, несомненно, помощь в информировании. Ведь иногда для пациента достаточно пары слов, которые до этого ему никто не говорил.

Важно уберечь людей от сомнительных решений

Артем Гаврилюков, онкоколопроктолог, хирург:

На «Просто спросить» я консультирую пациентов с колоректальным раком. Колоректальный рак, то есть рак толстой и прямой кишки, — одно из самых часто встречающихся злокачественных новообразований. У него есть одна очень важная особенность, о которой всем полезно знать, — он успешно выявляется и лечится и на ранних стадиях, и на уровне предраковых заболеваний, если с определенного возраста делать скрининг (выявление болезни на бессимптомной стадии).

Долгое время колоректальный рак может развиваться без симптомов, поэтому раннее выявление так важно, и стоит остановиться на этом подробнее.

Самый эффективный метод скрининга колоректального рака — колоноскопия. Касательно возраста, с которого пора начинать скрининг, данные расходятся: например, людям без семейной истории колоректального рака, аденоматозных полипов кишечника, воспалительных заболеваний кишечника (болезнь Крона, неспецифический язвенный колит) National Comprehensive Cancer Network (NCCN, США) рекомендует проводить колоноскопию, начиная с 50 лет, и повторять каждые 10 лет.

Существуют и другие методы скрининга, например, анализ кала на скрытую кровь. Этот метод применяется в нашей стране при диспансеризации.

К сожалению, в России не существует всеобщих популяционных скрининговых программ, и зачастую люди начинают обращать внимание на свое состояние, когда уже сталкиваются с сильными запорами или испытывают выраженную слабость (симптомы анемии). В такой ситуации лечение может стать менее эффективным.

*****

И на очный прием, и дистанционно пациенты приходят ко мне с похожими проблемами: многие только что узнали о диагнозе, паникуют и хотят сделать все возможное для себя и своих близких. В основном интересуются, какие варианты лечения у них есть, какие обследования необходимо выполнить и куда им лучше всего обратиться.

Большинство проблем, с которыми пациенты оказываются на «Просто спросить», стандартны, и алгоритм действий в этих случаях определен и понятен.

Человек и его родственники, узнавшие о диагнозе, настолько напуганы, растеряны и дезориентированы, что порой им бывает достаточно получить ответы на эти несложные для врача вопросы, чтобы успокоиться и сориентироваться в ситуации.

Бывают и более сложные случаи, когда мне приходится обсуждать план действий со своими коллегами других специальностей, то есть работать междисциплинарной командой. Когда информации из заявки недостаточно для развернутого ответа, нам здорово помогает координатор сервиса, врач Даша: она быстро связывается с пациентом и уточняет важные моменты.

В некоторых случаях возможно несколько вариантов действий, и тогда я пытаюсь донести до пациента все плюсы и минусы каждого решения, ответить ему максимально развернуто. А тем пациентам, которым могу помочь лично, оставляю и свои данные для связи.

Получить полную информацию критически важно для людей: так мы убережем их от поисков альтернативных и сомнительных решений и просто поддержим в трудной ситуации.

В этом и есть главная ценность сервиса — в ситуации тотальной загрузки врачей и дефицита времени на общение с пациентами они могут хотя бы частично получить внимание в «Просто спросить».

Проект развивается. Сделано уже очень много, и не меньше еще предстоит совершить. Я очень надеюсь, что мы действительно помогаем обратившимся к нам людям.

P.S. Существуют очень интересные и подробные брошюры для пациентов от организации NCCN, недавно часть из них перевели на русский язык. Среди переведенных рекомендации, посвященные раку ободочной кишки. Пациентам и их родственникам было бы интересно и полезно ознакомиться с ними.

Огромная часть вопросов — о профилактике рака

Дарья Сидельникова, координатор «Просто спросить»:

Все заявки проходят через меня: я их просматриваю, прошу дополнить, если необходимо, и отправляю профильному эксперту, а когда ответ готов, пересылаю человеку. От скорости работы зависит и то, насколько быстро человек получит ответ. Время в онкологии — это очень важный ресурс.

Иногда читаешь заявку и понимаешь, что человек находится в безнадеге, время уже упущено. До этого я работала врачом в поликлинике и не так часто, как в фонде, общалась с онкобольными пациентами, и сейчас, когда вижу фразу «Мне отказали в химии», думаю: «Неужели нельзя ничего сделать?» И часто мы с экспертами обсуждаем какие-то ситуации — мне интересна и судьба человека, и как врачу важно узнать о ситуации.

Помню, в начале работы сервиса пришла заявка от родственников женщины с неоперабельным раком сигмовидной кишки, ей требовалась паллиативная поддержка, и семья узнавала, как можно улучшить состояние. Мы отправили ответ в пятницу, а в понедельник родственники написали: «Спасибо за ответ, но нашей сестры в выходные не стало». И это даже не ступор, а… сложно описать эмоции.

Что людей беспокоит чаще всего? Огромная часть заявок поступает от людей, которым не до конца объяснили, что делать дальше, как справиться с заболеванием и побочными симптомами. Бывают случаи, когда пациенту показано оперативное лечение, а в регионе его не могут провести, и человек спрашивает нас, можно ли сделать и где. Люди очень долго ждут очереди, или им могут не дать направление на лечение в учреждение, где они хотят лечиться, или в больнице нет лекарства. Это в первую очередь касается регионов — все-таки Москва и Петербург стоят особняком. Мы замечаем, что люди просто не знают свои права, и для юридической консультации сотрудничаем со службой «Ясное утро».

Когда мы думали, как расширить аудиторию сервиса, и смотрели, что в первую очередь люди ищут в интернете, то обнаружили, что самый популярный запрос — «онкология форумы». И чаще всего это те места, где пропагандируются альтернативные методы лечения, и пациенты и их родственники идут туда в поиске надежды, думая, что больше ничего не поможет.

Людям там проще поверить в лечение содой, водкой и селедкой, чем пойти к врачу и задать ему конкретные вопросы.

Но онкология — одна из самых развивающихся наук, где постоянно происходят открытия, ее не надо бояться.

В первое время у нас была метка «профилактика/наследственность», и мы поняли, что это огромный пласт людей, которые хотят понять, «что делать, если у отца был рак желудка» и «как не заболеть». Люди не знают о скрининге, о том, что в 25 лет нецелесообразно выполнять некоторые процедуры, входящие в скрининг, — они обязательны в более зрелом возрасте. И вот здесь уже можно говорить о онкопросвете от государства, а не только от фонда.

По материалам сайта health.mail.ru

Как поддержать человека, если у него рак | Wonderzine

ПРЕДСТАВИМ СЕБЕ НЕПРОСТУЮ СИТУАЦИЮ:  близкий или не очень человек сообщает, что у него рак. Мы начинаем разом испытывать множество сильных эмоций — удивление, страх, боль, отчаяние — и не знаем, как реагировать. Тема серьёзных заболеваний остаётся частично табуированной, так что нужно адаптировать общение к новым обстоятельствам застает нас врасплох. Отсюда — неуместные вопросы, бестактные комментарии, непрошеные советы или испуганное молчание, которое тоже ранит.

По словам онколога, кандидата медицинских наук, руководителя «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии» Михаила Ласкова, каждый год восемь миллионов человек умирает от онкологических заболеваний, а такие диагнозы ставят четырнадцати миллионам человек в год. Половина из нас в тех или иных обстоятельствах окажется в ситуации, когда нужно будет подбирать слова и поддерживать заболевшего. И хотя тут не может быть универсальных советов и решений, базовые правила всё же существуют. 

Как рассказывает Ласков, многие не знают, как поддержать заболевшего, и решают просто исчезнуть с горизонта, хотя такой подход точно не поможет. Даже если вы не находите слов, главное — оставаться рядом. Достаточно искренней фразы вроде: «Я не знаю, что сказать, но я с тобой». Более того, человек сам расскажет о болезни то, что считает важным, и будет вести вас в диалоге. Молчать и слушать важнее, чем подбадривать. 

Часто люди не сообщают о своей болезни и коллегам: они боятся обсуждений за спиной, боятся быть уволенными и остаться без денег. Не исключено, что коллеги всё равно заметят перемены и начнут делать предположения; хуже всего, что в обществе по-прежнему бытуют мифы, например, о том, что рак заразен. В итоге вокруг заболевшего человека образуется вакуум, который делает его жизнь ещё сложнее. Если в офисе сложилась такая ситуация, важно попробовать поддержать человека. При этом нужно проявлять деликатность и оценивать, насколько вы близки и насколько искренне можете поговорить; важно подбирать слова, чтобы не напугать собеседника и не быть навязчивым. Но если выразить поддержку удастся — это будет важным опытом для обеих сторон. 

Не обманывайте 

Часто члены семьи (например, дети или внуки) пытаются «фильтровать» информацию, чтобы врач доносил до пациента только то, что они считают правильным. Но не говорить правду и скрывать истинное положение дел — это неправильная тактика защиты. Заболевший человек всё прекрасно понимает, даже не имея доступа к интернету, соцсетям или другим источникам информации, особенно если он вдруг попадает в онкологическое отделение и проходит химиотерапию. Возникает катастрофическая ситуация: человек всё понимает, но не может поговорить и обсудить ситуацию с самыми близкими людьми.

Даже если сам диагноз известен, может возникнуть соблазн игнорировать его. Но важно не создавать «облако вранья» и не делать вид, что болезни не существует, даже если говорить о ней неприятно. Частая реакция близких, когда человек пытается завести разговор о смерти, — просто отмахнуться: «Да какие похороны! О чём ты говоришь! Даже не произноси такое вслух!» Но, как отмечает Ласков, тяжело болеющие люди часто хотят говорить о смерти, особенно когда понимают, что этот момент уже не за горами. Поддерживать разговор на столь деликатную тему трудно — но близкие будут благодарны.  

Забудьте о гиперопеке

Хотя человек с тяжёлой болезнью, особенно в пожилом возрасте, нередко чувствует себя зависимым, например в бытовом или финансовом плане, на самом деле он не ребёнок, всё понимает и может принимать решения. И важно позволить ему проговаривать эти решения, даже если родственники с ними не согласны. К тому же приоритеты у всех разные: одному может быть важнее продолжительность жизни, а другому — её качество. Часто близкие стремятся всеми способами продлить жизнь человека, а он только хочет прожить оставшиеся месяцы с радостью. И если нужно начинать новый цикл сложного лечения, а человек хочет поехать туда, где мечтал побывать всю жизнь, — возможно, важнее будет исполнить это желание.

Кроме того, важно не торопиться, даже если решение хочется принять максимально быстро. Может возникнуть чувство, что счёт идёт на секунды, и этим иногда пользуются недобросовестные врачи или клиники, которые предлагают дорогостоящее лечение, не дав человеку времени, чтобы подумать. Но всё-таки онкология — не реанимация, и неделя на то, чтобы всё взвесить, есть практически всегда. 

Читать продолжение на WONDER

«Когда ты наконец умрешь?» Из-за рака тебя бросают родные и друзья. Как найти силы жить?: Общество: Россия: Lenta.ru

В России ежегодно 600 тысяч человек заболевают раком. Как показывают научные исследования, до 80 процентов онкологических пациентов задумываются о суициде. На Западе общение с психологом входит в стандарты онкологической помощи. У нас в стране их пока только собираются внедрять. Москва была в авангарде по этому направлению. Семь лет назад в столичной государственной больнице имени братьев Бахрушиных появилось онкопсихотерапевтическое отделение. Благодаря сарафанному радио в него стремились попасть пациенты со всего города, приезжали даже из регионов. Сейчас его закрывают, сотрудникам отправлено уведомление о сокращении. Пациенты бомбардируют письмами все инстанции — от приемной президента РФ до Instagram мэра Москвы. Как людей ломает рак, почему предают близкие, боятся общаться коллеги и брезгуют соседи и чем помогает психотерапия — в материале «Ленты. ру».

Карточный домик

Весной 2016 года 34-летняя риелтор Марина Смирнова (имя изменено по просьбе героини) попала в больницу братьев Бахрушиных. Предстояла рутинная операция — удаление фиброаденомы на правой груди. Как объясняют врачи, это доброкачественная опухоль — как маленький шарик под кожей. Часто встречается у молодых женщин. Марина волновалась, что вот-вот начнутся школьные каникулы, у них с сыном были обширные планы. Она даже просила перенести процедуру. Но доктор пообещал, что госпитализация займет один-два дня. Через три часа после операции в палату к ней зашел онколог. Сказал, что «шарик» оказался раком. Лучшее, что можно сделать в этой ситуации, — удалить грудь.

— Это был шок: я ведь думала, что у меня какая-то незначительная фигня, отрежут — и дальше пойду прыгать по своим делам, — рассказывает Марина. — Позвонила маме. Она тут же начала звонить моей младшей сестре и рыдать, что я вот-вот умру и кому нужен мой ребенок!

На время болезни Марины ее девятилетний сын Иван переехал к бабушке с дедушкой. Когда бабушка с теткой эмоционально обсуждали, кому теперь достанется квартира и машина дочери и кто будет воспитывать ее сына, Иван был в соседней комнате и все слышал. Он пошел на кухню. Нашел аптечку с лекарствами и… Скорая успела вовремя.

— Представляете мое состояние, — пытается передать ощущения Марина. — Я лежу в реанимации с отрезанной грудью, сына в это время спасают в реанимации другой больницы. Когда озвучивают онкологический диагноз — твой привычный мир рушится. А тут вдобавок я узнала про сына. Только вчера я держала его за руку, а сегодня он едва не умер. Было ощущение, что все, что до этого я делала и создавала, рухнуло как карточный домик.

За те недели, что Марина провела в больнице, младшая сестра так к ней и не пришла. А мама навестила всего один раз. Да и то — подписать документы о согласии на перевод сына в психдиспансер — стандартная процедура после попытки суицида. Во время визита мать долго уговаривала дочь вызвать нотариуса, чтобы написать завещание, а заодно назначить опекуна Ивану. С мужем Марина была в разводе, и родственники боялись, что после ее смерти экс-супруг отсудит имущество.

— Меня даже не спрашивали, хочу ли я жить, какие перспективы в лечении. Вся семья меня дружно закапывала, — вспоминает Марина. — Хорошо, что место на кладбище не купили. Единственное желание у меня тогда было — заснуть и не проснуться.

За две больничных недели она похудела на 16 килограммов. Спала по три часа в сутки. Снотворное никакое не помогало.

— Меня тогда только психотерапевты спасли, — утверждает Марина. — Врач приходила ко мне утром, в обед, вечером. А я по любому поводу реву без остановки. И не просто реву — слезы были такие, что не могла дышать от плача. Меня учили простейшим техникам — как пережить все эти эмоции, как восстанавливаться, как использовать аутогенную тренировку и дыхательную гимнастику, чтобы не было приступов удушья… Я выжила только потому, что почувствовала: есть люди, которым на меня не наплевать.

Фото: Астапкович Владимир / ТАСС

Все равно обречен

В докладе доктора медицинских наук, старшего сотрудника федерального института психиатрии имени В. П. Сербского Евгении Панченко сказано, что в России среди онкологических больных суициды составляют около пяти процентов. В мыслях о самоубийстве врачу-психотерапевту признаются 80 процентов больных раком.

Основатель первого хосписа в Санкт-Петербурге, психиатр Андрей Гнездилов, почти полвека работающий с раковыми больными, в своей книге «Путь на голгофу» приводит другие цифры: суициды совершают 10-15 процентов раковых больных. Большая часть этих случаев в официальную статистику не попадает. Если онкобольной кончает жизнь самоубийством, то ни близкие, ни лечащий врач, как правило, не заинтересованы в обнародовании этого факта. Многим такой исход кажется закономерным, ведь человек все равно был обречен — просто ускорил события.

Свою книгу доктор Гнездилов написал еще в 1995 году. В многочисленных интервью он говорил, что в то время боялся обнародовать свои статистические выводы. Доказать факты по причине «анонимности действий» было практически невозможно. Больные, например, часто отказывались от еды. Подозрений обычно это не вызывает: у человека рак желудка — какой уж там аппетит.

Впрочем, с той поры мало что изменилось. Суициды в онкологии — по-прежнему табуированная тема. В 2015 году в прессу попали сведения о том, что в Москве в январе-феврале добровольно ушли из жизни сразу 11 раковых больных. Цифра всех шокировала. Роспотребнадзор выпустил памятку о том, как в прессе следует правильно освещать тему самоубийств. Об онкологических суицидах снова перестали говорить.

Правда, в том же 2015 году Минздрав в лице главного российского психиатра Зураба Кекелидзе пообещал проработать концепцию постоянной психиатрической помощи онкобольным. Предполагалось, что каждый онкопациент будет направляться на беседу с психотерапевтом и психологом, которые смогут оценить его состояние и тем самым предотвратить непоправимое.

Москва тогда выступила пионером: в Сокольниках, в городской больнице имени братьев Бахрушиных к тому времени уже несколько лет функционировало единственное в России отделение онкопсихотерапии. Еще в советские годы оно было создано для помощи людям с психическими расстройствами, но после того, как в Бахрушинской больнице появилось онкологическое направление, психиатров и психологов привлекли к работе с «раковым корпусом». По страховому полису принимали пациентов со всей Москвы, а на бесплатные групповые онкопсихотерапевтические программы, созданные совместно с благотворительным проектом «Женское здоровье», была полугодовая очередь.

— Казалось бы, бери и тиражируй уникальный опыт на весь город, на всю страну, — говорит Ольга Гольдман, директор НКО «Ясное утро», оказывающего помощь онкобольным и их близким. — Но федеральная концепция тогда так и не появилась. А в Москве отделение, которое много лет бесплатно поддерживало сотни пациентов, у которого есть прекрасные результаты, сегодня закрывают — из-за отсутствия финансирования. И в то же время повсюду звучит, что онкологические технологии надо развивать.

Как поясняет Гольдман, психологическая помощь пациентам не входит ни в стандарты лечения онкозаболеваний, ни в тарифы ОМС. Программа государственных гарантий на 2018-2020 годы предусматривает лечение «психических расстройств и расстройства поведения». Однако это касается «большой» психиатрии. На помощь людям, страдающим временными расстройствами, денег государство сегодня не выделяет.

— У меня в голове не стыкуются некоторые моменты, — пытается анализировать госполитику выжившая онкобольная Марина. — Почему в садиках и в школах есть штатные психологи, а в онкодиспансерах они не предусмотрены? В детских учреждениях отклонения поведенческого характера ведь не сразу у детей наступают, а развиваются какое-то время. А в больницу приходят люди, которые уверены, что у них легкое недомогание, а оказывается — рак или что-нибудь не менее убийственное. В этот критический момент человека никто не поддерживает. Знаю девочку, с которой рядом при сообщении диагноза не оказалось психолога. Родственники увезли ее в горы, к «жужжанию пчел». Вернулась она с четвертой стадией. С этим живут. Но качество жизни совершенно другое.

Добби — свободен!

Недавно к врачу-психотерапевту в Бахрушинскую больницу обратилась очередная пациентка. Есть такой штамп — успешная молодая женщина. Ольга Миронова (по просьбе героини имя изменено) полностью подходит под это определение. Слегка за тридцать. Очень элегантная и ухоженная. Точеная фигура. Улыбчивая. Встретишь на улице — никогда не подумаешь, что она уже восемь лет сражается с раком груди. Диагноз поставили, когда сыну Ольги только исполнился год. Она тогда работала экономистом. Из-за болезни о карьере пришлось забыть. Семью обеспечивает муж — топ-менеджер крупной компании.

Лечение началось в 2010 году. Кроме химиотерапии проведена мастэктомия. В 2013 году — метастазы в яичники. Органы удалили. В 2016 году — метастазы в головной мозг. Помог кибернож (специальная лучевая терапия). Но выписанные «от головы» лекарства тогда практически сожгли желудок. Пища не усваивалась. Врачи диагностировали у нее крайнюю степень истощения.

За всю многолетнюю историю борьбы с раком это был первый случай, когда Ольга не смогла встать с постели. До этого пыталась сделать свою болезнь незаметной для родных. Даже когда от «химии» тошнило, старалась рассчитать прием лекарств так, чтобы «обниматься с белым другом» и блевать в первой половине дня. А вечером, к приезду мужа с работы, уже быть «нормальной».

— Я лежала тогда на кровати, — рассказывает Ольга. — Нужно было идти в больницу, а я не могу пошевелиться. Муж меня раньше всегда поддерживал. Даже прослезился, когда впервые услышал диагноз. Я в нем никогда не сомневалась. А тут — сломался. Подошел и говорит: «Я устал от всего этого. Когда ты наконец умрешь? Хочу уже начать новую жизнь».

Фото: Eric Gaillard / Reuters

Когда Ольга выписалась из больницы она не то, чтобы забыла те слова. Просто радовалась, что осталась в мире живых, что снова каждое утро может обнимать сына. Поэтому старалась о плохом не вспоминать. Но не получалось. Муж сначала злился, что она все улыбается и улыбается. А по вечерам полюбил обстоятельно рассказывать ей о своем знакомстве с прекрасной утонченной дамой. Дама очень сочувствует самоотверженному подвигу, который он совершает, живя с онкобольной женой.

— Эти пытки продолжались почти два года, — продолжает Ольга. — Было невыносимо, потому что непонятно, в каком настроении он вечером будет. Он был то внимательный и заботливый, то — злой. Когда я смотрела на часы и видела, что он вот-вот появится, у меня начиналась паническая атака. Не могла дышать, как будто кто-то тисками сдавливал шею. Я ему даже сказала: у меня ощущение, что ты методично меня доводишь до самоубийства. И выхода я не видела. Разводиться? А жить на что? Да и сын тянулся к отцу.

Осложнялось все тем, что для родственников и друзей семья Ольги была идеальной и любящей. Знакомые вслух восхищались тем, как их сплотила беда.

— В психотерапию я не верила, но стала ходить на групповые сеансы, — рассказывает Миронова. — Там собираются люди с совершенно разными проблемами. Их объединяет одно — онкологический диагноз. Вроде мы ничего особенного не делаем — разговариваем, разговариваем. .. Врач — дирижирует. И сами не замечаем, как происходит важное: из нас выходит все то плохое, что годами накапливалось и сжималось в пружинку, и появляются силы идти дальше. И на мир смотришь уже по-новому.

Когда муж заметил, что Ольга уже не плачет во время его нравоучительных пассажей, спокойна и снова начала улыбаться, был неприятно удивлен. Попробовал зайти с другого бока и напомнить, что без него она с сыном пропадет. Да и вообще, кому нужна она такая — неполноценная?

— Но я поняла, что при желании могу и одна жить, — улыбается Ольга. — И проблема финансовых ресурсов вполне решаема. И в общем-то это не я завишу от мужа, а ему невыгодно, чтобы я от него уходила. Я поверила в себя. Это как в романе про Гарри Поттера. Помните эльфа? Ему подарили носок, и это значило, что «Добби — свободен!»

По словам Мироновой, известие о том, что единственное в Москве «настроенное» под онкопациентов психотерапевтическое отделение закрывается, вызвало панику в «раковом корпусе». Одни активисты собирают подписи под петицией. Другие думают о «запасных вариантах» и мониторят цены на свободном рынке.

Средняя стоимость психотерапевтического сеанса — 4-5 тысяч. И не факт, что с врачом удастся поймать одну волну. Учитывая, что многие вынуждены самостоятельно покупать онколекарства, так как с госзакупками случаются перебои, позволить себе это смогут единицы.

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

— Помню свою депрессию, помню, как уходила почва из под ног, — подводит итог Ольга. — На душе чернота. И действительно хотелось что-то сделать с собой, а я ведь верующая. Мне помогли. У других — выхода не будет?

«Мы все побреемся налысо!»

Почему тяжелобольные чувствуют себя социально изолированными, «Ленте.ру» рассказала заведующая отделением психотерапии московской больницы имени братьев Бахрушиных Оксана Чвилева

«Лента.ру»: У вас в больнице были попытки суицида?

Оксана Чвилева: Нет, но некоторые пациенты высказывают такие мысли. Конечно, если врач слышит, что человек говорит про это, нас срочно вызывают. Потому что это — серьезно. У нас в стационаре недавно на лечении находилась женщина с раком груди. Первоначально ей ставили легкую стадию, но дополнительное обследование показало, что ситуация очень тяжелая — гораздо хуже, чем предполагалось. После того, как ей об этом сообщили, она решила, что уже конец, лечиться бесполезно.

На самом деле низкий уровень информированности о раке, о том, какие возможности лечения и перспективы есть у больных, иногда поражает. У меня было несколько пациентов, которые рассказывали, что когда только узнали диагноз, сразу пошли в ритуальные услуги. Одну такую пациентку ко мне привез муж. Она сначала даже никому не сказала о болезни. Родственники случайно обнаружили бланк с анализами и настояли, что нужно в больницу, а не на кладбище.

Всем пациентам, у которых диагностирован рак, нужна помощь психолога?

Не обязательно. У кого-то достаточно собственных сил, чтобы адаптироваться. Но многим не хватает личных ресурсов, и тогда нужна профессиональная помощь. Когда человек находится в состоянии аффекта, в очень сильном стрессовом состоянии, достучаться до него не всегда получается. Чаще всего нарушается сон, присутствует постоянная тревога и страх, он сложно воспринимает информацию и элементарно не понимает того, что пытаются донести до него врачи. Это усложняет процесс коммуникации пациента и онколога. Больной может многократно задавать одни и те же вопросы, ничего не может запомнить. Психотерапевт, назначая необходимую фармакотерапию для коррекции психических расстройств, помогает стабилизировать эмоциональное состояние пациента. И тогда становится возможной продуктивная работа пациента с врачами, и восприимчивость к лечению основного заболевания повышается.

Чвилева Оксана Викторовна — заведующая отделением психотерапии ГБУ имени братьев Бахрушиных

На V Межрегиональной научно-практической конференции «Розовая лента» Оксана Чвилева рассказывала о помощи психолога или психотерапевта женщинам, перенесшим РМЖ. Фото: zenskoezdorovie.ru

Тяжелых и неизлечимых заболеваний много. Почему именно онкобольные попадают в группу риска по суицидам?

У нас много мифов и суеверий вокруг рака. Эта болезнь до сих пор стигматизирована в обществе. Одна пациентка рассказывала: «Приходила соседка, пили с ней чай. И я рассказала, что поставили онкологический диагноз. Соседка тут же изменилась в лице, перестала пить чай из «заразной» чашки и больше не приходила». Представляете, какой это удар для человека? Он сразу чувствует себя неполноценным!

Фото: Сергей Красноухов / ТАСС

Часто раковые больные социально очень одиноки. Даже если у кого-то есть суперсемья, которая во всем его поддерживает, ощущение одиночества все равно присутствует. Родственники не всегда понимают, что чувствуют их близкие, пережившие рак. Пациенты в ремиссии рассказывают: тебя распирает, ты хочешь поговорить о предстоящих обследованиях и переживаниях по этому поводу, о страхе рецидива, о перспективах, да просто о том, как жить дальше. А тебе говорят: «Все уже прошло, сколько можно, давай на что-нибудь другое переключись, не нужно об этом думать». А как не думать, когда нужно проходить регулярные обследования, и как дамоклов меч постоянно висит над человеком мысль: вернется рак или нет?

Работа традиционного и онкопсихотерапевта отличается?

В работе с разными группами пациентов есть свои особенности, конечно. Мы учитываем, на какой стадии лечения находится пациент, какое лечение по основному онкологическому диагнозу он принимает. Например, есть препараты, которые не рекомендуется назначать во время химиотерапии или гормонотерапии, есть нежелательные сочетания лекарств. И наоборот — есть препараты выбора в данной ситуации. Мы все это должны иметь в виду, учитывать возможные побочные эффекты.

То есть врач из традиционного психдиспансера, если к нему обратится онкопациент с депрессией, не справится?

Справится, конечно. Если только больной к нему дойдет. А как раз в этом я сомневаюсь. К психиатрии, как и к онкологии, в нашем обществе особое отношение, обусловленное мифами и страхами. Даже в нашей больнице — приходишь в отделение к больному, знакомишься. Часто человек, когда слышит слово «психотерапевт», в ужасе машет руками: «Зачем мне это? Я не псих, у меня все нормально».

Важно, чтобы психологическую помощь можно было получить по полису ОМС. И чтобы она была в структуре онкологической службы, где человек проходит лечение и постоянно наблюдается. То есть чтобы пациенту не надо было за этим куда-то идти, ехать на другой конец города, в специализированные учреждения, которые стигматизированы обществом.

Лечение онкологического заболевания многоступенчатое, пациент сталкивается с разными врачами, его передают из рук в руки, поэтому человеку важно, чтобы был хотя бы один специалист, который знает полностью его историю, сопровождает и поддерживает его на всех этапах лечения. И даже после терапии, на этапе регулярных обследований.

Фото: Shaun Best / Reuters

Допустим, пациенту врачи уже сказали, что перспектив остаться в живых у него нет. Не делаете ли вы хуже, когда будоражите его, стимулируя в нем какую-то надежду?

Мы работаем в команде с онкологами, обсуждаем случай каждого пациента и смотрим реальные медицинские прогнозы. Мы никогда не даем готовых рецептов, всегда отталкиваемся от конкретной ситуации человека. Пациент может провоцировать, спорить, говорить, что его борьба с болезнью бесполезна, что нет перспектив, что он не верит. Но если пациент пришел — это значит, что в глубине его души есть надежда, он хочет в чем-то себя убедить, хочет услышать противоположные аргументы. Иногда после консультации пациент уходит — и вроде бы ничего не изменилось, он остался при своем мнении, но через некоторое время опять приходит: «Вот мы тогда с вами говорили, я долго думал и решил, что нужно что-то менять».

А по поводу того, когда уже пора сдаваться, вот одна история: в этом году в ноябре на последнем Всероссийском съезде онкопсихологов в Москве выступала жена писателя, у которого был диагностирован рак гортани. Врачи сказали, что перспективы не очень хорошие, и надежд мало. Но они боролись, проходили необходимое лечение. Жена как могла его поддерживала, не давала опустить руки. Сил выходить из дома у него не было, поэтому музыкальные и литературные вечера, танцы жена организовывала дома. Она предложила сделать подборку его стихов и выпустить книгу, что вдохновило ее мужа, они это осуществили. Вскоре они продолжили лечение в Израиле. В октябре этого года его врач-онколог сообщил, что терапия окончена, рака у него больше нет.

Обращаются ли к вам за помощью родственники пациентов?

Недавно позвонила дочь пациентки, плачет: «Мама крайне тяжело переносит свою болезнь. У нее недавно случился очередной рецидив. Можно, мы придем вместе?» Приходят. Мама абсолютно спокойна, адекватна, понимает, что ее ждет. А дочка со слезами на глазах рассказывает, как все плохо. Я предлагаю дочке прийти на индивидуальную работу, потому что помощь тут больше всего требуется ей.

Иногда приходят родные и спрашивают: «Ну как там наш отец (мать), что думает, что рассказывает?» У нас работает правило конфиденциальности: все, что пациент говорит в кабинете врача, остается здесь же, мы ничего никому не передаем. В таких случаях предлагаем провести сеанс семейной психотерапии, и уже в присутствии всех вовлеченных сторон, при общем согласии, поднять какие-то проблемы. Но не за спиной пациента.

Часто ли близкие предают? И почему?

Тут о частоте не скажешь. Если я назову какую-то цифру — она будет означать только то, сколько таких историй попадается мне. И на вопрос, почему это происходит, не смогу ответить. Взять, например, две семьи. На первый взгляд события, поступки там могут быть одинаковыми, но вызваны они совершенно разными вещами. Было бы заманчиво выдать всем памятку, где подробно расписано, почему в жизни такое случается, а заодно — инструкцию, как себя вести, чтобы быть счастливым. Если бы все можно было упростить, наша работа не была бы такой долгой и сложной. У каждого есть мотивы и причины того или иного поведения. И у каждого есть свои возможности изменить что-то и поменять траекторию своей жизни.

Городская клиническая больница имени братьев Бахрушиных

Фото: Александр Иванов / um.mos.ru

Материалы по теме:

Но все же — от чего это зависит: от личностных особенностей, семейного стажа?

Личностные особенности, безусловно, играют роль. А длительность семейных отношений — не всегда. К нам недавно пришла пациентка, которая прожила с мужем 27 лет. И сейчас она поняла, что они жили каждый своей жизнью, были абсолютно чужими друг другу.

Мы работали с молодой девушкой. Не помню ее семейный стаж — наверное, не больше пяти лет. Сыну было года три. У пациентки была операция, потом химиотерапия. Муж очень ее поддержал. «Ну что ты плачешь, — говорит. — Подумаешь — облысеешь, это временно. Мы все побреемся налысо». И действительно, сам постригся, и ребенка тоже побрили. Такая солидарность.

***

P.S. На сайте департамента здравоохранения Москвы появился официальный комментарий о судьбе онкопсихотерапевтического отделения в ГКБ имени братьев Бахрушиных. Как сообщает ведомство, информация о ликвидации службы не соответствует действительности.

— Речь не идет о прекращении оказания консультативной и лечебной психотерапевтической помощи онкобольным в больнице имени братьев Бахрушиных, — поясняет ситуацию руководитель столичного департамента здравоохранения Алексей Хрипун. — Действительно, планируются некоторые структурные изменения, но они носят технический характер и никак не повлияют на процесс оказания медицинской помощи. Врачи, которые ранее принимали пациентов, по-прежнему будут оказывать им помощь в полном объеме. Специалисты-психологи будут по-прежнему принимать как амбулаторных пациентов, так и пациентов стационара.

Однако уведомление о ликвидации с 1 января 2019 года психотерапевтического отделения пока никто не отозвал. Опытные пациенты чиновникам не верят — требуют предъявить документальные доказательства с печатью и подписью. Больные люди бывают такими навязчивыми.

Как поддержать друга после операции. Как SMS-кой поддержать больного, не впадая в фальшивую бодрость

Факт постановки диагноза «рак» обычно является потрясением не только для самого больного, но и для близких ему людей. Онкологическое заболевание часто имеет ряд тяжелых симптомов и в ряде случаев имеет негативный прогноз – но не всегда. На настоящий момент многие виды рака успешно поддаются лечению, а симптомы – контролю, а потому считать данный диагноз приговором не стоит. Но, конечно, в любом случае важно понимать, что рак является хроническим заболеванием, требующим длительного лечения и ответственности со стороны больного – а значит, борьба с этим заболеванием требует времени, сил и терпения.
А потому онкологическое заболевание является серьезным испытанием, пройти через которое нелегко, но возможно. И, конечно, для человека с онкологией важно, чтобы рядом были люди, готовые помочь ему и держать за руку на протяжении всего лечения.
Однако не всегда близкие люди знают, как стоит общаться с онкологическим больным и чем ему можно помочь . Безусловно, любящие люди относятся к онкобольному со всей душой и стремятся проявить к нему максимум внимания, но дело в том, что форма этой заботы в некоторых случаях не помогает человеку с онкологией, а вредит ему. Кроме этого, услышав слово «рак», люди часто находятся в состоянии потрясения и просто не знают, как реагировать на эту новость, как помочь человеку с онкологией – часто кажется, словно человек, заболевший раком, нуждается в том, чтобы к нему относились как к «хрустальному кувшину». Но на самом деле это обычно не совсем так.
Как же помочь человеку с онкологическим диагнозом? Чем его можно поддержать, что можно для него сделать и как общаться, чтобы помогать, а не расстраивать его?

Как помочь человеку, которому диагностировали рак?

Как можно догадаться, помочь больному, которому пришлось столкнуться с тяжелым испытанием, можно словами и действиями .

Что можно для него сделать?

Как мы уже отметили, больной, услышав диагноз «рак», находится в состоянии растерянности и тоски . Часто он просто не знает, что ему делать дальше, и ему трудно конструктивно размышлять о том, как бороться с этим заболеванием . А потому важно, чтобы родственники сразу активно включились в процесс лечения и разделили с ними ответственность: помогли человеку найти врачей-онкологов, изучили возможные схемы лечения и помогли больному выстроить четкий и понятный план борьбы с заболеванием. Это поможет человеку с онкологией выйти из состояния шока, отвлечься от грустных мыслей и настроиться на процесс лечения – а также готовый план терапии поможет ему понять, что ситуация на самом деле не безнадежна. Кроме этого, помощь родственников, которые будут «толкать» больного раком на лечение, поможет ему не потерять драгоценное время, которое он рискует упустить по причине состояния шока, если будет предоставлен сам себе.

  • Бывает так, что больные, которым поставили диагноз «рак», отказываются от терапии, избегают взаимодействия с врачами или стремятся прибегнуть к нетрадиционным методам лечения. На эти поступки онкобольных толкает страх и неуверенность в том, что медикаментозное лечение может дать эффект. Соответственно, больной раком может потерять время или даже спровоцировать ухудшение своего состояния. А потому необходимо, чтобы родственники смогли убедить его лечиться и отказаться от сомнительных методов борьбы с раком .
  • Онкологическое заболевание на стадии активного лечения обычно порождает ряд проблем, связанных с плохим самочувствием пациента. Слабость и истощение, тошнота и потеря аппетита – родственникам больного раком нужно быть готовыми к тому, что их близкий будет испытывать сильную физическую слабость. А это значит, что многие вещи ему будет сложно делать самостоятельно. Соответственно, помочь человеку с онкологией можно тем, чтобы взять на себя ряд бытовых обязанностей: возить его на автомобиле к врачу, готовить еду, ходить в магазин и т.д .
  • Кроме этого, важно понимать, что онкологическому больному, скорее всего, придется оставить работу на время лечения. А это означает, что родственникам нужно взять финансовую нагрузку на себя, чтобы оплачивать бытовые нужды близкого человека и его лечение . При этом пациенты обычно испытывают выраженное чувство вины по причине того, что чувствуют себя беспомощными и перекладывают на близких ряд обязанностей. А потому членам семьи онкобольного следует убедительно донести до него, что помощь и взаимовыручка в семье является нормой, а не обузой. Ведь семья на то и семья, чтобы ее члены могли помогать друг другу в сложных ситуациях!
  • Человек, страдающий от симптомов заболевания и побочных явлений химиотерапии , вынужден сталкиваться с множеством негативных ощущений и обстоятельств, которые могут выбить его из колеи. Слабость, похудание, выпадение волос – подобные вещи провоцируют снижение самооценки больного, вызывают у него ощущение бесперспективности, чувство стыда и даже глубокую подавленность . А потому родственники человека с онкологией могут помочь, регулярно подбадривая пациента и напоминая ему о том, что данные ощущения являются временными. Важно понимать, что этот трудный этап – это именно этап жизни. По мере того, как онкологическое заболевание будет уходить, самочувствие и внешний вид больного начнут восстанавливаться. И, когда наконец наступит состояние ремиссии, многие вещи вернутся на свои места.
  • Поскольку во время лечения больной онкологией обычно сильно ослаблен, то он оказывается, по сути, заперт в четырех стенах. Многие действия отнимают у онкобольного много сил, а плохое самочувствие само по себе снижает у него интерес к каким-либо активным занятиям . Соответственно, больной раком не может полноценно общаться с другими людьми, оказывается неспособен вести активный и интересный образ жизни и остается наедине со своими мыслями. На данном этапе очень важно общаться с больным раком и помогать ему поддерживать интерес к жизни, иначе его психологическое состояние может привести к развитию депрессии. Таким образом, помочь человеку с онкологическим заболеванием можно тем, чтобы включать его в повседневную жизнь семьи и не позволять ему замыкаться в себе. Прогулки на свежем воздухе, чтение книг, просмотры фильмов, разговоры в кругу семьи и общение с друзьями – все это должно присутствовать в жизни онкобольного, чтобы позволять ему чувствовать себя полноценным человеком и полноценным членом семьи. Будет лучше, если он сможет посвящать свое время хобби, которые будут ему по силам: бисероплетение, рисование, шитье и т.д. Все это поможет человеку с онкологией проводить время интересно, абстрагироваться от проблем болезни и поддерживать свою самооценку на должном уровне. Процесс лечения должен идти своим чередом, однако нельзя допускать, чтобы это стало самым важным или даже единственным компонентом жизни. Онкологический больной – это все тот же человек, который нуждается в общении и занятости, а также может поддерживать беседу на разные темы, проявлять интерес к жизни близких и давать им советы. И он должен это чувствоват ь.
При этом важно учитывать, что занятия для онкологического больного должны быть подобраны в соответствии с его физическими возможностями и потребностями. Физически нагрузки должны быть умеренными, чтобы не спровоцировать ухудшение состояния пациента. Кроме этого, не стоит оказывать на больного излишнее давление и настойчиво предлагать ему занятия, к которым он не склонен.
  • Кроме этого, отметим еще один важный момент, как помочь человеку с онкологическим диагнозом . Обычно родственники больного направляют все свои силы на то, чтобы заботиться о пациенте, но при этом пренебрегают собственной жизнью. Беспокойство за близкого, стремление посвящать ему свое время и побольше общаться с больным раком является логичным желанием любящего человека, однако чрезмерная фиксация на проблемах больного не идет ему не пользу. Очень важно, чтобы члены семьи пациента могли продолжать заниматься личными делами – работать, учиться, проводить время с другими людьми и т. д. Если они будут пренебрегать своими интересами, то больной раком будет чувствовать себя виноватым по причине того, что лишает близких возможности иметь личную жизнь и вынуждает их чувствовать себя несчастными. Кроме этого, как мы отметили выше, для успешной реабилитации крайне важно, чтобы больного окружала «здоровая обстановка», и члены семьи не были зациклены только на проблеме болезни.

Как правильно общаться с онкологическим больным?

А теперь переходим к важному моменту – как можно помочь человеку с онкологией словами? Как правильно разговаривать с пациентом, как подбирать слова в беседе?

1. Сочувствовать, но не жалеть

Разумеется, сопереживание играет большую роль во взаимоотношениях близких людей. Человек, которому пришлось столкнуться с серьезным заболеванием, нуждается во внимании и теплых словах поддержки , однако не стоит допускать, чтобы сопереживание переходило в жалость . Проникаясь проблемами человека, мы даем ему понять, что он не один. Жалея больного раком, вы вынуждаем его чувствовать себя слабым и беспомощным, что негативно отражается на его самооценке и порождает у него мысли о бесперспективности лечения. Зачастую больные раком отказываются общаться и стараются скрыть свое заболевание от других людей именно по той причине, что не хотят, чтобы их жалели.


2. Заботиться, но не опекать

Как мы отметили выше, чтобы помочь человеку с онкологией, важно проявлять к нему заботу и помогать в повседневных делах и решении вопросов лечения. Но при этом важно, чтобы забота не переросла в гиперопеку , т.е. чрезмерную опеку. Не стоит принимать решения за больного, проявлять навязчивую заботу и часто заводить разговор о болезни и его состоянии (спрашивать, выпил ли он таблетки; настаивать на том, чтобы он пообедал и т.д.). Гиперопека зачастую вызывает не благодарность, а раздражение и тревогу, поскольку создает впечатление у больного, что его воспринимают как неполноценного человека.

3. Проявлять внимание, но не фиксироваться

Чтобы помочь онкологическому больному, важно демонстрировать ему свою включенность в его проблемы. Но при этом при общении с больным раком не надо постоянно акцентировать внимание на онкологическом заболевании, его симптомах и возможном исходе . Лечение рак а требует ответственности, однако излишняя фиксация на болезни и доминирование этой темы в разговорах тоже вызывает тревогу, которая негативно сказывается на физическом и психологическом состоянии больного.

4. Поддерживать, но не давить

Как мы уже упоминали ранее, при общении с онкологическим больным следует поддерживать и поощрять его конструктивные действия, направленные на борьбу с заболеванием : стоит подбадривать больного, когда он отправляется на встречу с врачом, принимает решение пройти курс химиотерапии, решается на операцию, следит за питанием, стремится заниматься привычными делами, не связанными с лечением и т.д. Однако делать это следует деликатно, без излишнего давления . Не стоит заставлять больного общаться с друзьями, ходить гулять, ездить в гости и т.д., если он категорически не хочет этого. То, что является конструктивным в глазах родственников, не всегда является таким для самого больного – если вместо визитов к друзьям человек с онкологией предпочитает общаться в кругу семьи, то не стоит настаивать на своем. Помните, что любое давление вызывает негативную реакцию – а даже если человек соглашается сделать то, что от него ждут, ему все равно будет тяжело.

5. Делиться чувствами, но не быть пессимистичным

Размышляя о том, как общаться с онкологическим больным , родственники зачастую принимают решение скрывать от него свои страхи и опасения. Поскольку рак является серьезным заболеванием, близкие люди часто страдают и боятся потерять дорогого человека, но при этом стремятся в его присутствии изображать оптимистичность и веселый настрой. При этом человек с онкологией обычно чувствует притворство близких, что вызывает у него печаль и, опять же, наводит его на мысли о том, что ему нельзя помочь, что прогноз его заболевания является негативным.

А потому будет лучше, если родственники будут честно делиться с ним своими переживаниями, ведь искренность – залог любых близких отношений . Но при этом как родственникам, так и самому больному раком стоит стремиться к тому, чтобы избегать фиксации на пессимистичных мыслях. Человеку, который проходит лечение, будет гораздо проще добиться результата, если он будет видеть, что близкие верят в возможность ремиссии. И близким, в свою очередь, тоже будет проще общаться с больным раком, если он не станет опускать руки. Тем более что во многих случаях объективных причин сдаваться действительно нет.

6. Верить в лучшее, но не создавать иллюзии

Мы отметили важность положительного настроя больного и его родственников при лечении, но нужно понимать, что и здесь целесообразно соблюдать меру. Эффективность лечения напрямую зависит от оптимистичности больного раком и желания бороться, а вера в лучшее его родственников – это то, что дает ему силы . Но все же не стоит забывать о том, что рак является хроническим заболеванием и обычно требует длительного лечения – а значит, при общении с человеком с онкологией не стоит создавать у него иллюзии , внушая ему, что в скором времени он окончательно поправится. Излишняя оптимистичность препятствует адекватному формированию картины заболевания у больного и его семьи, а любые иллюзии рано или поздно приводят к разочарованиям.

Итак, мы рассмотрели, как помочь человеку с онкологией и что для него можно сделать . Как мы видим, общаться с больным раком и поддерживать у него положительный эмоциональный фон бывает нелегко. Тем более что членам семьи онкобольного обычно приходится не легче, ведь для них эта ситуация тоже является серьезным стрессом. Но близким нужно помнить о том, что состояние больного раком отчасти зависит именно от поведения родственников. Поддержка и любовь, которые преподносятся деликатно и искренне – это то, что даст ему силы и надежду. Это то, что поможет ему справиться с трудностями и достичь ремиссии.

После того, как человеку поставили диагноз рак, ему может казаться, что жизнь потеряла всякий смысл. Неутешительный диагноз может стать настоящим потрясением, как для больного человека, так и для его близких. В такой ситуации вполне естественно переживать глубокие душевные эмоции, раздражение и гнев. Со временем, когда эмоции поутихнут, скорее всего, вы начнете делать все возможное, чтобы помочь своему другу. Поверьте, от вас зависит очень многое. Своими словами и поступками вы можете проявить заботу о своем друге. Это непростая жизненная ситуация, но вы можете сделать многое, чтобы поддержать друга.

Шаги

Проявляйте заботу

  1. Будьте хорошим слушателем. Один из лучших способов поддержать друга – это заверить его в том, что вы готовы его слушать. Скажите другу, что вы понимаете, что ему не хочется говорить о своей болезни. Однако, если он захочет выговориться, вы будете всегда рядом. Не думайте, что ваш друг и так об этом знает. Всегда приятно слышать, что есть люди, которые готовы поддержать тебя, когда ты в этом нуждаешься.

    • Будьте активным слушателем. Не просто слушайте, а принимайте активное участие в разговоре. Показывайте жестами и мимикой, что вам интересно то, что говорит ваш близкий. Поддерживайте зрительный контакт, кивайте головой и выражением лица показывайте, что вам не все равно, что происходит с вашим близким.
    • Задавайте вопросы. Не перебивайте друга. Когда он будет делать паузы, можно задавать вопросы, показывая, что вам интересно то, что он говорит. Можно спросить: «Ты будешь ходить в больницу три раза в неделю? Процедуры будут проходить каждый раз в одно и то же время или доктор будет менять время проведения процедур?»
  2. Постарайтесь понять, какие чувства переживает ваш близкий. Согласиться с тем, что у тебя рак очень сложно. Скажите другу, что вы понимаете, что он испытывает бурю эмоций и чувств. Не пренебрегайте эмоциями близкого человека.

    • Ваш друг может сказать вам, что он испытывает страх. Зачастую многие говорят в ответ на такие слова: «Не волнуйся, все будет в порядке». Не стоит преуменьшать значимость чувств друга, даже если вы делаете это из самых лучших побуждений.
    • Признайте его чувства, перефразируя его слова. Например, можно сказать: «Я слышал, как ты говорил о том, что испытываешь страх от того, что не сможешь видеть, как будут взрослеть твои дети, и не будешь знать, как сложится их жизнь. Я думаю, это очень страшно. Как я могу помочь тебе?»
  3. Выделяйте достаточно времени для своего друга. Проявляйте гибкость, планируя совместные занятия. Скорее всего, вашему другу потребуется дополнительная поддержка. Ваш близкий непременно должен знать, что вы всегда готовы прийти на помощь, когда ему это понадобится. Однако не переусердствуйте, помните, что все хорошо в меру. Как правило, больные люди быстро устают. Поэтому ваши посещения должны быть короткими, но частыми.

    • Ведите себя так, как вы делали это раньше. Сделайте так, чтобы ваши отношения остались прежними. Здоровье друга изменилось, но он по-прежнему остался человеком с теми же чертами характера. Например, если вы раньше много шутили и дурачились, не стоит прекращать это делать.
    • Занимайтесь тем, что вам нравилось обоим делать раньше. Возможно, раньше вы с удовольствием ходили вместе в кино по выходным. И хотя сейчас вы не можете снова делать этого, возьмите попкорн и придите в гости к другу, чтобы вместе посмотреть любимый фильм.
  4. Оказывайте моральную поддержку. Вполне естественно, что вы будете очень расстроены из-за болезни своего друга. Плачьте вместе. Позвольте другу знать, что вы тоже очень расстроены из-за случившегося. Однако не стоит ограничиваться только слезами. Помните о том, что ваша цель – поддержать друга.

    • Обсуждайте положительные темы. Конечно, не стоит играть роль, пытаясь развеселить друга. Однако можно рассказать ему о том, как обстоят дела у вас на работе или как прошло ваше первое свидание.

Найдите способы быть полезным

  1. Спросите, что вы можете сделать для друга. Узнайте у друга, в какой помощи он нуждается. Вы также можете конкретно у него спросить: «Тебя нужно отвезти на процедуру химиотерапии?» Благодаря этому друг поймет, что вы готовы помочь ему, а не просто предлагаете помощь из вежливости.

    • Если у друга есть дети, предложите ему забирать их пару раз в неделю. Благодаря этому друг сможет отдохнуть, а вы весело проведете время вместе с его детьми.
  2. Помогайте выполнять повседневные задачи. Для здорового человека не составляет труда справляться с повседневными обязанностями. Однако если вашему другу диагностировали рак, ему может быть совсем не просто выполнять повседневные дела.Предложите свою помощь, например, сходить на почту или отнести вещи в химчистку.

    • Как правило, когда человек заболевает, у нас возникает желание кормить его как можно больше. К сожалению, у больных раком нет аппетита. Вместо того чтобы приносить множество разнообразных блюд, предложите другу сходить за покупками. Попросите его написать список продуктов, учитывая свои вкусовые предпочтения.
  3. Общайтесь с семьей своего друга. Помните, что не только ему сейчас трудно. В его семью тоже пришло горе. Если это уместно, поговорите с супругом, родителями или детьми. Предложите им свою помощь и скажите, что вы всегда рядом.

    • Если ваш друг женат, можно сказать ему: «Я знаю, что тебе сейчас непросто. Если ты захочешь отдохнуть с друзьями, я готова побыть рядом с твоей женой».
  4. Проявляйте заботу на деле. Например, можно позаботиться о том, чтобы собрать необходимые средства на лечение. Существует множество организаций, которые занимаются сбором средств для онкобольных. Найдите такую организацию в своем районе и зарегистрируйтесь в ней.

    • Простым способом оказать поддержку друзьям или членам семьи является сделать фотографию без волос. Можно либо на самом деле побрить голову, либо убрать волосы с помощью компьютерной программы, сфотографироваться и выложить свою фотографию в социальных сетях. Благодаря этому можно собрать деньги на исследования этого грозного недуга. Это будет отличной поддержкой для вашего друга, а также объединит вас с его семьей и друзьями в поисках правильного лечения.
    • Каждый год проводятся разные мероприятия, цель которых является сбор средств для проведения исследований онкологических заболеваний. В рамках одного такого мероприятия организуется пеший поход. Участники похода должны за три дня пешком пройти 100 км. Цель мероприятия: сбор средств для проведения исследований рака. Мероприятие финансируется «Организацией борьбы с раком молочной железы имени Сьюзан Г. Комен». Если вы решите принять участие в подобном мероприятии, наденьте рубашку с именем вашего друга, чтобы показать свою поддержку.
    • Независимо от того, каким видом деятельности вы решите заниматься, предложите другим присоединиться к вам. Благодаря этому ваш друг поймет, что вы сделаете все возможное, чтобы помочь ему справиться с болезнью.

Поймите ситуацию

  1. Узнайте о диагнозе. Нужно отметить, что рак является сложным заболеванием, в том числе и потому, что может проявляться в виде множества различных симптомов. Чтобы оказать необходимую помощь другу, вы должны узнать как можно больше о его заболевании. Если друг не хочет говорить с вами об этом, проведите собственное исследование. Например, можно проконсультироваться с врачом.

    • Правильно говорите о болезни. Например, рак имеет несколько стадий. Узнайте, какая стадия рака у вашего друга: первая (неинвазивная) или четвертая (инвазивная и наиболее опасная).
    • Если, на ваш взгляд, это целесообразно, узнайте о прогнозе. Будьте очень осторожны в словах, однако если ваш друг готов говорить с вами об этом, вы можете спросить у него о прогнозах заболевания. Этим вы покажете свою заинтересованность в нем и в его благополучии.
  2. Спрашивайте о методах лечения. После того, как вы соберете необходимую информацию о заболевании своего друга, можно узнать о подходящих методах лечения. Зачастую рак лечится хирургическим путем. В некоторых случаях первоначально проводится химиотерапия. Если вы не до конца понимаете, о чем говорит друг, задавайте ему вопросы. Ему будет приятно, что вы интересуетесь им.

    • Если другу понадобится операция, позаботьтесь о послеоперационном уходе. Кроме того, пообещайте ему выгуливать и кормить его собаку. Также приносите ему свежие журналы и навещайте его в больнице.
    • Если вашему другу назначена процедура химиотерапии, вы можете быть рядом во время лечения. Возьмите с собой колоду карт или скачайте интересные передачи на планшет. Это поможет отвлечь друга от неприятных процедур.

Признали онкологию. Ушла в себя. Где искать помощь и поддержку онкобольному? Как бороться?

Отвечает Татьяна Сосновская, педагог, психолог:

Здравствуйте!

Хочется сказать, не отчаивайтесь! Современные возможности лечения огромны, очень многим удается помочь. Не отгораживайтесь от людей и внешнего мира, поддержка и помощь больному раком просто необходима, и в этом нет проявления слабости.

Когда человек слышит от врачей диагноз «рак», это неизменно вызывает у него потрясение. Рак? У меня? Не может быть! За что?!

Помощь больному раком. Понимать, что происходит в душе

Психологи давно описали стадии реакции на стресс.

  1. Стадия шока и отрицания (этого не может быть!).
  2. Стадия гнева и обиды (почему именно у меня?).
  3. Стадия вины и навязчивостей (если бы я …).
  4. Стадия страдания и уныния (все ужасно плохо).
  5. Стадия принятия и реорганизации (мы все когда-нибудь умрем, а сейчас надо жить).

Но как пройти их наиболее безболезненно конкретному человеку? В чем искать помощь онкобольному? Как справиться со страшным диагнозом, продолжая при этом жить, а не доживать? Попробуем разобраться с этим с точки зрения Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Полнота жизни или неизбежность смерти? Зачем искать помощь онкобольному

Узнавая о болезни, которая может оказаться неизлечимой, человек задумывается о жизни и ее конечности, и это рождает много мыслей, чувств. Происходит переоценка своей жизни, подведение итогов пройденных этапов. Это свойственно каждому человеку, но особенно это характерно для человека со звуковым вектором.

Вектор – это набор врожденных бессознательных желаний-возможностей человека, данный ему для выполнения определенной социальной роли в обществе. Звуковик всегда относится к жизни как бы немного отстраненно и свысока. Желание познать ее смысл и цену – врожденное желание человека со звуковым вектором, которое он нередко реализует через изучение мира с помощью философии, физики, математики, самопознания.

Поначалу может показаться, что болезнь обессмысливает жизнь. Зачем эти оставшиеся дни, эти муки, зачем искать помощь, если жизнь все равно закончится? Зачем она вообще была, эта жизнь?! В большей или меньшей степени этот вопрос смысла есть у каждого звуковика. Но человеку, узнавшему о раке, отложить его уже не получается. И вот он уже высверливает мозг. В чем смысл жизни? В чем смысл смерти? Может, нет смысла продолжать?

Но это не так. Наоборот, болезнь обостряет и очищает поиск смысла жизни от ненужной суеты и шелухи, позволяя каждый день проживать как подарок. Это шанс еще что-то осознать и переосмыслить, сделать что-то, что, возможно, всегда откладывал. Неважно, сколько каждому из нас осталось, смысл есть в каждой минуте. Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает это ощутить, оказывая поддержку онкобольному .

Страх смерти нормален для больного раком

Каждому из нас трудно думать о смерти, никто не хочет умирать. Но больше всего смерти боятся, согласно системно-векторной психологии Юрия Бурлана, люди со зрительным вектором .

Человек со зрительным вектором, наиболее чувствительный к оттенкам красок (а впоследствии и к оттенкам чувств), в первобытные времена был наиболее уязвим. Он выполнял роль дневного охранника стаи. И если не справлялся со своей ролью, не замечал опасность вовремя, не оповещал всю стаю мгновенным выбросом феромонов страха, то тут же оказывался первым в очереди на смерть в лапах хищника.

В любви страха нет

Люди со зрительным вектором обладают наибольшей эмоциональной амплитудой. Страх смерти для них первичная, корневая эмоция, избавиться от которой можно только одним способом – вынося свой страх наружу через создание эмоциональных связей. Сопереживая, сочувствуя, в том числе и боясь за других, человек со зрительным вектором становится по-настоящему бесстрашным. Так, медсестры во время Великой Отечественной войны под пулями оказывали помощь раненым солдатам.

Можно наблюдать два полюса состояний человека со зрительным вектором: страх и любовь. Страх собственной смерти парализует, замыкает человека на себе. Любовь к другим наполняет жизнь новыми эмоциями, дает силы и возможности для реализации высшего смысла – сохранения Жизни. Именно люди со зрительным вектором являются носителями культуры, именно они научили людей тому, что мы сейчас называем истинно человеческими чувствами: любви, поддержке, состраданию.

Слова поддержки в помощь больному раком

Когда человек слышит от врача: «У вас онкология», — его пронзает страшная мысль: «Ну, вот и все!» И вторая, не менее страшная мысль: «Кому я теперь такой нужен?».

Человек не хочет никому быть обузой, — хотя поддержка и психологическая помощь онкобольному очень нужна, — избегает общения с близкими и друзьями, не хочет, чтобы его жалели.

И ошибается! Причем дважды. По отношению к себе. И по отношению к другим.

Самоизоляция никому, кроме звуковиков, не бывает полезной, да и то только в том случае, когда это необходимо им для сосредоточения. Для остальных — это лишение себя поддержки социума. Под «благородным» предлогом, — «я не хочу, чтобы меня жалели», — онкобольной начинает себя жалеть сам, все больше и больше погружаясь в пучину грустных мыслей. Совершенно забывая о том, что он пока может быть кому-то нужен. Добрым советом, авторитетным мнением, поддержкой в чужой трудной ситуации. И просто тем, что он есть.

И вторая ошибка совершается, когда онкобольной боится попросить помощи и поддержки при раке, не желая утруждать и навязываться. Дело в том, что помощь другим людям в трудную минуту не менее благотворна для помогающего, чем для того, кто ее принимает. Ведь не зря сейчас так широко распространяется волонтерство, когда люди помогают без всякой видимой выгоды для себя. Но для своей души они получают гораздо больше. В глянцевом мире селфи с утиными улыбочками помощь другим позволяет нам чувствовать себя живыми, избавиться от собственных страхов, объединяться и в горе, и в радости.

Поэтому даже с таким диагнозом как рак постарайтесь подумать о других людях, близких и дальних. Чем они вам могут помочь, чем вы им сможете пригодиться?

И напоследок, несколько советов, слов поддержки больному раком, родившихся из общения с женщиной с IV стадией рака, которая после удаления желудка и постановки диагноза живет уже второй год, вопреки всем прогнозам врачей.

  1. Найдите врача, которому вы будете доверять. Пройдите несколько обследований в разных медучреждениях.
  2. Во время прохождения химиотерапии сразу начинайте принимать гепатопротекторы и ферменты.
  3. Не жалейте себя. Изо всех сил старайтесь вести себя, как здоровый человек, а не как онкобольной.
  4. Следите за собой так, как вы это делали, пока были здоровы. Делайте маникюр, посещайте парикмахерскую, покупайте себе новую одежду и обувь.
  5. Общайтесь с людьми. Найдите, чем вы можете быть нужны, чем можете оказать помощь другим людям. (Моя знакомая, например, всегда старается приготовить что-то вкусное к приходу гостей. А по ночам, когда не спится, пишет методичку по своей специальности).
  6. Просите помощи. Отвезти, привезти, купить лекарство или продукты для человека может быть не сложно. Но это может оказать неоценимую помощь для онкобольного, проходящего химиотерапию.
  7. Оказывайте поддержку другим.

Также, возможно, вам будет полезна вот , в которой автор описывает свой двухлетний опыт борьбы с туберкулезом.

Очень хочется пожелать вам выздоровления и улучшения вашего психического состояния и пригласить на бесплатные вводные онлайн-лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, благодаря которым многие люди получили помощь и поддержку. У слушателей тренинга начинают проходить тяжелые эмоциональные состояния, которые во многом являются причинами наших болезней. Новый взгляд на себя, на мир, на все то, что было и будет, позволяет многое переоценить, отпустить страхи, найти смысл в каждом дне, ощутить внутренний стержень, силу для борьбы за жизнь и здоровье .

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана
Раздел:

Даже самые сильные из нас зачастую нуждаются в словах поддержки. У каждого бывают периоды, когда необходимо дружеское участие. В этой статье собраны слова и идеи, которые станут импульсом, помогающим оценить сложившиеся обстоятельства с другой точки зрения.

К сожалению, мы не умеем говорить слова поддержки. Большинство из нас существует в сказочных мирах социальных сетей или телевизионных сериалов, где все прекрасно, безоблачно и всенепременно со счастливым концом. Но реальная жизнь далека от идеальных миров.

Если вам необходимо поддержать человека, борющегося с недугом, избегайте затертых клише. Они лишены человеческого тепла, в котором так нуждается ваш визави.

Итак, слова поддержки для болеющего:

  • Ты всегда можешь рассчитывать на меня.
  • Я сожалею о том, что случилось. Я здесь, чтобы помочь.
  • Просто хочу напомнить тебе насколько ты сильный/сильная.
  • Я верю в тебя.
  • Прислушайся к советам врачей и позаботься о себе.
  • Я всегда восхищался/восхищалась твоему таланту преодолевать все невзгоды с изяществом и юмором.
  • Все то, что мы оставили в прошлом, и то, что ждет нас в будущем — все это неизмеримо мало, по сравнению с тем, что заключено в нас настоящих (Ральф Уолдо Эмерсон ).
  • То, что гусеница называет концом света, творец называет бабочкой (Ричард Бах ).
  • У души не было бы радуги, если бы у глаз не было бы слез (Бет Менде Конни ).
  • Звезды можно увидеть лишь тогда, когда вокруг достаточно темно (Ральф Уолдо Эмерсон ).
  • Сон, богатство и здоровье должны быть прерваны, чтобы мы научились по-настоящему наслаждаться ими (Иоганн Павел Фридрих Рихтер ).
  • Своей скорбью и беспокойством мы лишаем наше завтра всякой возможности быть. У нас просто не остается для него сил (Корри Тен Бум ).
  • Твоя болезнь — это всего лишь одна глава, но не вся история.

Фразы и слова, чтобы подбодрить мужчину, парня: список



Общаясь с мужчиной, не забывайте добавлять сахар во все, что вы говорите. И убирайте соль из всего, что он говорит вам.

Попробуйте следующие аффирмации:

  • Я люблю тебя сегодня больше, чем когда-либо до этого.
  • Твои решения, тяжелый труд, любящее и щедрое сердце наполняют меня гордостью.
  • Даже если мы не вместе, мы всегда будем одной командой.
  • Я счастлива, что ты у меня есть.
  • Ты так много делаешь для моего счастья, позволь мне поддержать тебя.
  • Я всегда буду рядом с тобой. И пойду туда, куда ты меня поведешь.
  • Быть рядом с тобой — честь для меня.
  • Я многому научилась у тебя.
  • Чтобы ни случилось, я хочу состариться рядом с тобой.
  • Я думаю, что у судьбы большие планы относительно меня. Именно поэтому она дала мне тебя.
  • Тяжелые времена не имеют значения, если мы вместе.
  • Все будет так, как должно быть. Даже если будет иначе.
  • Каждый финиш является стартом для чего-то совершенно нового.

Фразы и слова, чтобы подбодрить девушку, женщину: список



Женщины более эмоциональны и чаще нуждаются в поддержке. Не нужно в этот момент критиковать ее саму или ее действия.

Попробуйте вернуть женщине крылья:

  • Если бы каждая моя мысль о тебе превращалась в цветок, ты бы оказалась в Эдемском саду.
  • Ты даже представить себе не можешь, как я тебя ценю.
  • Ты не одинока, даже когда думаешь, что это так.
  • Благодарю, что ты рядом.
  • У меня вызывает восхищение твой талант раскрашивать жизнь яркими красками.
  • Я восхищаюсь той бескорыстной любовью, которую ты даришь миру.
  • Ты — солнечный луч в моей жизни.
  • Рядом с тобой я чувствую себя любимым, защищенным и понятым. Спасибо тебе за это.
  • Судьба знала, что мне понадобится поддержка и опора в этой жизни и послала мне тебя.
  • Твое отношение ко мне заставляет меня становится лучше, чем я есть.

Фразы и слова, чтобы подбодрить себя: список



  • Я у себя один/одна.
  • Я свободен/свободна в принятии решений.
  • Любой «минус» всегда можно превратить в «плюс».
  • Я архитектор своей жизни. Я закладываю фундамент и выбираю наполнение.
  • Я выше негативных мыслей и низких действий.
  • Все, что происходит со мной сейчас, происходит для моей конечной пользы.
  • Хотя этот период моей жизни и не самый легкий, это всего лишь короткий отрезок моего жизненного пути.
  • Солнце взойдет и завтра. Не смотря ни на что.
  • Даже в неприятностях всегда есть что-то полезное и важное для тебя.

Как подбодрить мужчину, парня, человека словами, который много работает и устал на работе?

Гендерные роли в семье изменяются. Тем не менее, мы живем в достаточно патриархальном обществе, где главным добытчиком в семье остается мужчина.

  • Основа, которой вполне достаточно для счастья: солнечный свет, вода, отдых, воздух, физическая нагрузка. И все это не стоит ни копейки. Подумай об этом. Сделай паузу. Побудь счастливым.
  • Мир может подождать. Не торопись. Восстановись.
  • Твой тяжелый труд, любящее и щедрое сердце наполняют меня благодарностью.
  • Не думаю, что нам хотелось бы многое сделать, если бы мы не испытывали усталости (Клайв Стейплз Льюис ).
  • Жизнь сложная штука. Сначала ты устаешь от работы, а потом от того, что ее нет.
  • Дорогу осилит идущий. Мы пройдем нашу дорогу вместе.
  • Я очень ценю то, что ты делаешь для меня (нас).

Как подбодрить мужчину, парня, человека, девушку в депрессии словами?



С депрессией трудно бороться в одиночку. Простые, но искренние слова могут многое изменить. Но в этих словах не должно быть жалости. Только любовь, поддержка и понимание.

  • Скорее всего, проблема не исчезнет за 24 часа. Но за 24 часа может измениться твое отношение к этой проблеме. Давай изменим это вместе. Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.
  • Самые болезненные удары наносит нам жизнь. Именно поэтому нужно учиться держать удар. Я буду учиться вместе с тобой. Давай подумаем, с чего мы начнем.
  • Мои слова, возможно, не облегчат твою ношу, но я здесь и ты не одинок/одинока.
  • Ты сильнее и смелее, чем ты думаешь, и более любима, чем можешь себе представить.
  • Самые сильные люди — это не те, кто демонстрируют силу перед другими, а те, кто побеждают в битвах, о которых мы ничего не знаем.
  • Никто и никогда не бывает слишком старым, слишком плохим, слишком больным или слишком глупым для того, чтобы начать все сначала (Бикрам Чоудхури).
  • Даже если ты споткнулся и упал, ты все равно продвинулся вперед.
  • Никто не может вернуться в прошлое и переписать начало истории. Но каждый может изменить текущий момент и изменить финальную часть истории.

Как подбодрить мужчину, парня, человека, девушку во время болезни словами?

  • Я не могу представить, какими будут твои последующие дни (месяцы), но я намерен быть рядом с тобой все это время.
  • Нет ничего страшного в том, что ты боишься. Испуг означает, что ты готов сделать что-то действительно смелое — победить.

В начале статьи вы найдете больше аффирмаций на эту тему.

Если человек расстроен: как его подбодрить? Как подбодрить друга словами?

  • Я не могу пережить это вместо тебя. Но я могу прожить это вместе с тобой. А вместе мы все сможем.
  • Хаос и неприятности предшествуют великим переменам.
  • Вспомни любую неприятную историю, которая тревожила тебя недавно. Она все еще тревожит тебя?
  • Сложи прочный фундамент из камней, которые бросают в тебя недоброжелателей.

Выше по тексту вы найдете множество других интересных цитат, афоризмов и аффирмаций.

Видео: Как помочь другу, если у него депрессия? #6 // Психология Что?

Как найти группу поддержки

Многие женщины и мужчины, у которых был диагностирован рак, обнаружили, что присоединение к группе поддержки помогает им справиться с широким спектром чувств и страхов, которые они испытывают во время и после лечения рака. Группы поддержки также помогают членам семьи и друзьям справиться с бесчисленными эмоциями, которые может вызвать рак у близкого человека.

Исследования показали, что группы поддержки больных раком могут повышать самооценку, уменьшать депрессию, уменьшать тревогу и улучшать отношения с членами семьи и друзьями.Группы поддержки также могут помочь вам лучше справиться с диагнозом и расширить ваши знания о раке и его лечении.

Ранние исследования показали, что группы поддержки могут помочь людям, больным раком, жить дольше. Более поздние исследования не подтвердили этот вывод. Тем не менее, эмоциональные преимущества, которые могут предоставить эти группы, значительны. Группы поддержки значительно улучшили качество жизни многих людей, у которых диагностировали рак.

Некоторые люди предпочитают группы поддержки, которые встречаются лично.Другие чувствуют себя более комфортно, сообщая о своих чувствах в группах поддержки, которые встречаются онлайн или по телефону. (Интернет-группы и телефонные группы также хорошо подходят для тех, кто живет в сельской местности или не может легко покинуть дом.) Что бы вы ни предпочли, скорее всего, найдется группа или обстановка, которые могут удовлетворить ваши потребности.

Вы можете начать с того, что расспросите своего врача, медсестру или социального работника больницы о группах поддержки, которые предлагает ваша больница или другие организации в вашем районе.

Интернет тоже может быть полезен.Ниже приведены веб-сайты, на которых есть поисковые системы, которые могут помочь вам найти группу поддержки в вашем районе или которые предлагают онлайн-группы или группы поддержки по телефону.

  • Американское онкологическое общество (ACS) управляет тысячами групп поддержки больных раком по всей стране. Он также ведет список организаций, которые предлагают группы поддержки. Если вы не хотите искать в Интернете, вы можете связаться с ACS по бесплатному телефону 1-800-ACS-2345. Специалисты по информации о раке доступны 24 часа в сутки.
  • Другим вариантом является Сеть выживших после рака ACS, онлайн-сообщество, созданное людьми, пережившими рак, и их близкими.Там вы можете найти доски обсуждений и живые чаты. Для лиц, не имеющих доступа в Интернет, телефонная сеть доступна по бесплатному номеру 1-877-333-HOPE.
  • CancerCare предлагает профессиональные группы поддержки онлайн, по телефону и в офисах CancerCare в Нью-Йорке, Лонг-Айленде, Нью-Джерси и Коннектикуте.
  • Cancer News содержит ссылки на сайты со списками групп поддержки для женщин с раком груди или гинекологическим раком, мужчин с раком простаты и людей с лимфомой, множественной миеломой или лейкемией.
  • Национальный институт рака имеет базу данных «Национальные организации, предлагающие услуги, связанные с раком». Эти организации либо имеют группы поддержки, либо могут порекомендовать другим, которые это делают.
  • OncoChat обеспечивает онлайн-поддержку для выживших после рака, членов семьи и друзей.
  • Сообщество поддержки рака предлагает онлайн-группы поддержки для пациентов, лиц, осуществляющих уход, и тех, кто завершил лечение рака. Он также имеет более двух десятков объектов по всей территории Соединенных Штатов, которые предлагают широкий спектр вспомогательных услуг.

Прежде чем посетить первое собрание группы поддержки, вы можете связаться с координатором группы поддержки. Это позволит вам лучше познакомиться с группой и ее работой. Вы можете узнать, например, сколько человек в группе, как долго она существует и есть ли в группе профессиональный фасилитатор, такой как психолог, психиатр или социальный работник (если это важно для вас). ). Вы также захотите узнать, свободна ли группа (большинство из них).Если есть плата, вам следует связаться с поставщиком медицинского страхования, чтобы узнать, покрывается ли она вашим планом медицинского страхования.

Все группы поддержки не одинаковы. Вы можете попробовать более одной группы, прежде чем найдете настройку, которая подходит именно вам. Вы также можете обнаружить, что онлайн-группы или группы поддержки по телефону лучше подходят для вас, чем те, которые вы посещаете лично. Не существует одной «правильной» группы поддержки для всех. Лучшая группа поддержки та, которая работает на вас.

Дополнительный список организаций, предлагающих поддержку и другие услуги больным раком, их семьям, опекунам и адвокатам, можно найти на веб-странице групп поддержки и защиты интересов.

Службы поддержки рака | Durham, Raleigh

Ресурсы Self-Image
Бутики в наших онкологических центрах в Дареме и Роли бесплатно предоставляют парики, шляпы, тюрбаны и шарфы женщинам и мужчинам, у которых выпадают волосы в результате лечения рака. Во всех трех бутиках также предлагаются бесплатные услуги салона красоты, макияжа и ухода за кожей. Наши профессиональные волонтеры и терапевты также предлагают учебные материалы, общественные ресурсы и консультации, чтобы помочь с проблемами самооценки.

Поддержка выживания
Наши специалисты, перенесшие рак, составляют персонализированные планы для выявления и лечения долгосрочных последствий лечения. Эти планы также включают режимы скрининга для выявления рецидива рака или развития других видов рака.

Физическая реабилитация
Наш комплексный подход к фитнесу, управлению стрессом и правильному питанию предоставляет инструменты и поддержку, необходимые для поддержания силы, выносливости и позитивного взгляда на жизнь.

Консультации по физической активности при раке (только виртуальные)
Центр поддерживающей терапии и выживания Duke’s предлагает бесплатные индивидуальные консультации по физической активности с физиологами. Эти персонализированные сеансы доступны для онкологических пациентов и выживших. Каждая 60-минутная консультация включает в себя обсуждение вашего здоровья и истории упражнений для создания рекомендаций, уникальных для вас и ваших целей. Видеочат или телефонные сеансы доступны по понедельникам с 14:00 до 16:00 и по средам с 8:30 до 11:30.Чтобы записаться на консультацию по физической активности, отправьте электронное письмо по адресу [email protected] edu.

Раковое питание
Наши зарегистрированные диетологи/диетологи специализируются на работе с людьми, больными раком. Мы помогаем вам предотвратить недоедание, восстановить здоровье пищеварительной системы, свести к минимуму побочные эффекты, связанные с лечением рака, и помочь вам выжить.

Отказ от курения для больных раком
Наша программа «Бросить в Дьюке» решает особые проблемы курильщиков, выживших после рака.Вы получите рекомендации экспертов, различные варианты лечения и последующее наблюдение.

Клиника неотложной помощи при симптомах рака, побочных эффектах и ​​осложнениях
Клиника неотложной помощи при онкологическом центре Дьюка предлагает прием в тот же день, когда вам нужна неотложная медицинская помощь из-за симптомов, побочных эффектов или осложнений лечения рака. Наши специалисты по лечению рака предоставят вам необходимую помощь, чтобы помочь вам избежать ненужных поездок в отделение неотложной помощи. Эта клиника не принимает пациентов без очереди.

Рекреационная терапия
Сертифицированные реабилитационные терапевты помогут вам и вашей семье насладиться творческим потенциалом и личным стремлением к борьбе с раком. Мероприятия, вмешательства и методы предлагаются бесплатно.

Домашние животные в Duke
Наша программа терапии с помощью животных является эффективным психотерапевтическим вмешательством, которое, как было показано, помогает при стрессе и депрессии. Это также дает чувство товарищества, которое может бороться с чувством изоляции и максимизировать результаты для здоровья.

Группы поддержки и классы | Онкологический центр Мурса

Обновление COVID-19: Наши классы и группы поддержки перешли на видеоконференции Zoom. Пожалуйста, зарегистрируйтесь, используя приведенные ниже ссылки, чтобы получить дополнительную информацию о том, как участвовать через Zoom.

Наши группы поддержки и занятия могут помочь решить эмоциональные, социальные, физические и духовные проблемы, которые могут повлиять на ваше благополучие до, во время и после лечения рака. Хотя вам может быть трудно говорить о своих чувствах и переживаниях, обращение к ним может улучшить ваше лечение.Мы предлагаем ряд мероприятий и возможностей для удовлетворения ваших уникальных предпочтений и потребностей.

Все события бесплатно и открыт для сообщества. Большинство классов предоставляют общую информацию и поддержку, хотя некоторые из них могут содержать информацию, относящуюся конкретно к услугам, предоставляемым UC San Diego Health.

Подробнее о наших программах:

Если у вас есть вопросы, напишите нам по адресу [email protected] для получения информации. Мы здесь, чтобы помочь вам в вашем пути к раку.

Просмотреть ежемесячный календарь

Группы поддержки


Мы предлагаем бесплатные группы поддержки рака многих видов. Щелкните ссылки, чтобы узнать даты, затем выберите дату, чтобы получить дополнительную информацию и детали регистрации.

Группа поддержки при опухолях головного мозга

Познакомьтесь с другими пациентами с опухолью головного мозга, а также с членами семьи и опекунами, чтобы получить эмоциональную поддержку и образование.

Контактное лицо: Конни Ривз Кэмпбелл, [email protected]

Даты и время:

Группы поддержки рака молочной железы

Серия мероприятий включает в себя серию мероприятий по выживанию молодых людей с раком молочной железы, Sunset Connections: группу поддержки молодых людей с раком молочной железы и группу поддержки рака молочной железы стадии IV.

Контакты:

  • Группа поддержки по выживанию при раке молочной железы у молодых на ранней стадии и группа поддержки Sunset Connections: Сесилия Касперик, RN, [email protected] или 858-249-3114
  • Группа поддержки по раку молочной железы 4 стадии: Лори Knight, BS, MSW, LCSW по адресу [email protected] или 858-249-3116

Даты и время:

Группа обучения и поддержки лиц, осуществляющих уход за больными раком

Познакомьтесь с другими лицами, осуществляющими уход, получите эмоциональную поддержку и узнайте информацию, имеющую отношение к потребностям лиц, осуществляющих уход.

Контактное лицо: Хелен Тиг-Снайдер, эл. адрес [email protected] или 858-245-9055

Даты и время:

Группа поддержки рака шейки матки

Эта ежемесячная группа поддержки предоставляет возможность общаться с другими людьми во время и после постановки диагноза рака шейки матки. Приглашаются пациентки, которые в настоящее время находятся на лечении, и перенесшие гинекологический рак. Группа обсудит различные темы, в том числе социальную поддержку после постановки диагноза, сексуальные изменения после облучения, диету и питание, выживаемость, страх после завершения лечения, а также советы по физическим упражнениям и психическому здоровью.Мы надеемся, что вы присоединитесь к нам!

Контактное лицо: Юко Эбботт, DSW, LCSW, OSW-C, [email protected] или 858-246-1536

Даты и время:

Grupo Esperanza (Группа поддержки испаноговорящих)

Ofrecemos información sobre recursos en la comunidad, así como la experiencia de otras personas que han sido Diagnosticadas con cáncer.

Las Reuniones se llevan a cabo el segundo miércoles del mes, de 10 a 12.

El grupo es en español y facilitado por la Doctora Sara Fainstein, sobreviviente de cáncer de mama.

Mayores сообщает по телефону 619-890-9730 или по электронной почте sf[email protected]

Группа поддержки рака головы и шеи

Познакомьтесь с пациентами, страдающими раком головы и шеи, чтобы получить эмоциональную поддержку и образование.

Контактное лицо: Лиза Блуменфельд, SLP, [email protected]

Даты и время:

Дети, затронутые диагностикой и лечением рака у опекуна

Группа поддержки для детей и подростков, пострадавших от рака у родителей или опекуна.Группа делится на две возрастные группы: 4-10 и 11-17 лет. Участникам предоставляется возможность встретиться и пообщаться с другими детьми и подростками посредством содержательных дискуссий, а также художественных мероприятий, призванных способствовать преодолению трудностей и самовыражению.

В настоящее время, поскольку из-за COVID-19 мы перевели занятия с очных на виртуальные, этот урок будет предлагаться только детям в возрасте от 5 до 12 лет. Мы предложим более широкий возрастной диапазон, как только группы снова смогут возобновить очные занятия.

Даты и время:

Группа поддержки ларингэктомии

Группа поддержки для пациентов, которые перенесли или уже перенесли тотальную ларингэктомию (полное удаление гортани) и лиц, ухаживающих за ними.Эта давняя группа дает пациентам безопасное пространство, чтобы задавать вопросы, практиковаться в использовании своего нового «голоса» и видеть, как другие люди живут полной жизнью после операции. Большинство встреч включают приглашенного докладчика по соответствующей теме, неформальную дискуссию, общение и угощение.

Контактное лицо: Кристен Линнемейер, Массачусетс, CCC-SLP, по адресу [email protected]

Даты и время:

Фокус-группа по переходу к серповидно-клеточной анемии

Эта группа открыта для пациентов в возрасте от 18 до 40 лет, заинтересованных в встрече с другими больными серповидноклеточной анемией, в получении дополнительной информации об этом заболевании и обсуждении способов улучшения ухода за людьми с серповидноклеточной анемией. Различные темы и события для обсуждения. Мы надеемся, что вы присоединитесь к нам!

Контактное лицо: Стефани Сакнофф, [email protected]

Даты и время:

Семинар для пар «Вместе против рака»

«Вместе против рака» — это семинар для больных раком, супругов и партнеров. Семинар основан как на положительных результатах исследований эмоционально-ориентированной терапии, так и на книге «Держи меня крепче». Презентации, видеоролики, обсуждения и упражнения для пар помогут вам уверенно ориентироваться в отношениях.На этом семинаре вы и ваш партнер изучите влияние рака на ваши отношения и начнете решать вопросы, которые было трудно обсуждать. Вы оба узнаете о преимуществах безопасных и связанных отношений.

Дата и время:

Это 16-часовой курс в течение 2 выходных:
24–25 апреля, 9:00–13:00.
1–2 мая, 9:00–13:00.

Зарегистрируйтесь онлайн, чтобы получить электронное письмо со ссылкой на Zoom.

Группы поддержки молодых взрослых по вопросам рака

Открыты для пациентов в возрасте от 18 до 35 лет со всеми диагнозами рака.

. или 858-249-3114

Даты и время:

Занятия по оздоровлению души и тела


Эти занятия и услуги адаптированы по мере необходимости для больных раком и открыты для населения.Щелкните ссылки, чтобы узнать даты, затем выберите дату, чтобы получить дополнительную информацию и детали регистрации.

Физические упражнения для пациентов и лиц, осуществляющих уход

Масштабный физкультурный класс EPARC для пациентов и лиц, осуществляющих уход:

  • Пятинедельный цикл занятий, проходящий с субботы, 10 апреля, по субботу, 8 мая, с 9 до 10 утра
  • Занятия основаны друг на друге , уделяя особое внимание силовым упражнениям, а также некоторым аэробным упражнениям и упражнениям на растяжку.
  • Все занятия проводятся в частном и безопасном сеансе Zoom, и будут предоставлены распечатанные листы с подробным описанием преподаваемых упражнений

Контактное лицо: Дэвид Винг на [email protected] ucsd.edu или 858-534-9315

Даты и время:

Мастерская выразительного искусства

Эти мастерские помогают пациентам рассказывать свои истории с помощью различных видов искусства. Они предназначены для оценки, поддержки и повышения устойчивости и улучшения качества жизни онкологических пациентов и лиц, осуществляющих уход. Каждый вид искусства обычно представлен серией из шести-восьми еженедельных семинаров. Мы рекомендуем вам участвовать во всех сессиях в рамках определенной серии.

Контактное лицо: Алессандра Колфи, доктор философии, RYT-200, ZIN®, по адресу [email protected] или 858-735-5708

Даты и время:

Gentle Zumba

Нежный танцевальный фитнес-класс для восстановления и профилактики рака. Игривый, легкий, полезный для тела, ума и духа класс для пациентов и лиц, осуществляющих уход, адаптированный к способностям и ограничениям каждого участника.

Контактное лицо: Алессандра Колфи, доктор философии, RYT-200, ZIN®, по адресу [email protected] ucsd.edu; 858-735-5708

Даты и время:

Медитация

Мощный способ воссоединиться со своим внутренним «я».Это приводит к естественной интеграции тела, ума и духа. Открыт для пациентов, членов семьи и лиц, осуществляющих уход.

Контакты: Кристина Джонс, HHP, CMT, RYT и Рави Халкер, [email protected] или 619-246-6339

Даты и время:

Техники релаксации

Медитация, осознанность и глубокое дыхание.

Эта еженедельная серия управляемых методов релаксации посвящена взаимосвязи разума, тела и сердца для оптимального самочувствия.Мы представим различные методы глубокого дыхания, осознания настоящего момента, техники внимательности и медитативных практик. Этот класс послужит как введением для тех, кто плохо знаком с этими методами, так и возможностью углубить понимание для практиков. Типичный сеанс будет состоять из глубокого дыхания, самоанализа в тишине и техники управляемой медитации.

Класс ведет Джоти Маядев, доктор медицинских наук. Д-р Маядев — адъюнкт-профессор радиационной онкологии в Онкологическом центре Мурса при UCSD Health, специализирующийся на исследованиях и клинических исследованиях гинекологической онкологии.Доктор Маядев сертифицирована в технике трансцендентальной медитации, и за последние несколько десятилетий она обучала и обучала различным формам дыхания, движениям йоги, медитации и внимательности для улучшения здоровья и хорошего самочувствия.

Даты и время:

Тай Чи

Мягкая, подвижная медитация успокаивает ум, укрепляет тело и заряжает энергией дух.

Контактное лицо: Дэн Халпейн, специалист по холистической медицине и сертифицированный азиатский терапевт по работе с телом, по адресу [email protected]ком

Даты и время:

Больше двигаться для здоровья и хорошего самочувствия

Чтобы получить пользу от физической активности, не нужно часами заниматься в тренажерном зале. Присоединяйтесь к нам, чтобы узнать, как правильно и безопасно включить физическую активность в свою жизнь, чтобы улучшить свое здоровье и самочувствие. Этот класс открыт для выживших после рака, лиц, осуществляющих уход, членов семей больных раком и членов сообщества.

Контактное лицо: Вера Росс MPH, CPT, BA, [email protected]ком

Даты и время:

Письмо через рак

Письмо может быть прекрасным инструментом для обработки эмоций, связанных с диагнозом рака. Присоединяйтесь к нам на уроке письма в групповой среде. Пожалуйста, посещайте все занятия восьминедельного семинара по групповой динамике.

Контактное лицо: Трейси Аронли, LCSW, CCLS, [email protected]

Йога для выздоровления от рака

Практики йоги и осознанности, адаптированные для удовлетворения потребностей больных раком на всех этапах лечения и после него.Занятия сосредоточены на использовании дыхания для создания мира и гармонии в теле, безопасного и осознанного улучшения силы, баланса и гибкости.

Контактное лицо: Мэри Бейкер, Be Well Therapy, электронная почта: [email protected]

Образовательные курсы по лечению

Информационные занятия для пациентов, которые готовятся к различным видам лечения рака. Щелкните ссылки, чтобы узнать даты, затем выберите дату, чтобы получить дополнительную информацию и детали регистрации.

Класс пациентов и лиц, осуществляющих уход за аллогенной ТКМ

Образовательный класс для пациентов с ТКМ и лиц, ухаживающих за ними, которые готовятся к аллогенной трансплантации стволовых клеток.Темы занятий включают сбор стволовых клеток, больничную трансплантацию и процесс восстановления, а также потребности в уходе после трансплантации. Регистрация не требуется.

Контактное лицо: Дженнифер Шеклтон, MSW, LCSW, [email protected] или 858-822-6600

Даты и время:

Класс пациентов и лиц, осуществляющих уход за аутологичной ТКМ

Учебный класс для пациентов с ТКМ и лиц, осуществляющих уход за ними, которые готовятся к трансплантации аутологичных стволовых клеток. Темы занятий включают сбор стволовых клеток, больничную трансплантацию и процесс восстановления, а также потребности в уходе после трансплантации.Регистрация не требуется.

Контактное лицо: Хизер Эллиот Фам, MSW, по адресу [email protected] или 858-822-6600

Даты и время:

Учебный класс по химиотерапии и иммунотерапии

Подготовка к лучевой терапии

Узнайте, чего ожидать от лучевой терапии. Рекомендуется для всех пациентов, получающих лучевую терапию. Семья и опекуны приветствуются.

Контактное лицо: Юко Эбботт, DSW, LCSW, OSW-C, по адресу [email protected]

Даты и время:

Учебный класс головы и шеи

Стома 101

Немедикаментозные занятия по образу жизни для людей, перенесших операции на кишечнике или отведении мочи (колостома, илеостома или уростома). Изучите практические инструменты для яркой жизни.

Контактное лицо: Estrella (Star) Harrison, RN, BSN, CWOCN, [email protected] edu

Даты и время:

Демонстрации продуктов питания и семинары

Мы предлагаем демонстрации продуктов питания и семинары для пациентов, сотрудников, участников исследований и сообщества через нашу Программа лечебного питания.Нажмите на ссылки ниже, чтобы узнать даты, затем выберите дату, чтобы получить дополнительную информацию и детали регистрации.

График демонстрации продуктов питания и регистрация

Местонахождение: Room 2007, Moores Cancer Center
Стоимость: Бесплатно, но требуется регистрация.
Регистрация: Воспользуйтесь ссылками ниже:

Расписание семинаров

Стоимость: бесплатно. Регистрация рекомендуется, но не обязательна.
Регистрация: Используйте ссылки ниже:


Как поддержать больного раком груди

Если у друга или члена семьи диагностирован рак груди, вы можете сделать ряд вещей, чтобы помочь или поддержать их.

1. Практическая поддержка
2. Эмоциональная поддержка
3. Поддержка для вас

Наша информация для партнеров также содержит советы о том, как разговаривать, слушать и поддерживать человека с раком молочной железы.

1. Практичная опора

Многие люди хотят продолжать делать как можно больше во время лечения. Однако побочные эффекты часто могут затруднить выполнение повседневных задач, а обратиться за помощью не всегда легко.

Иногда бывает трудно понять, как помочь.Помимо размышлений о том, в чем вашему другу или члену семьи может понадобиться помощь, важно подумать о том, что вы можете сделать и сколько времени вы можете выделить.

Предложение конкретной помощи означает, что обе стороны понимают, что предлагается. Например, вместо того, чтобы спрашивать: «Что я могу сделать для вас?», лучше сказать: «Хотите, я завтра заберу детей из школы?».

Вещи, с которыми вы можете предложить помощь, включают:

  • очистка и уборка пылесосом
  • стирка и глажка одежды
  • садоводство
  • приготовление блюд для заморозки
  • транспортировка в больницу и обратно
  • доставка детей в школу или из школы
  • услуги няни

Некоторые люди могут неохотно принимать помощь или даже стесняться предлагаемой помощи. Иногда это может показаться обидным, но для некоторых людей важно сохранять чувство нормальности и продолжать делать что-то, даже если это очень сложно.

Наверх


2. Эмоциональная поддержка

Большинство людей потрясены, узнав, что у них рак молочной железы, и испытывают множество различных эмоций, включая гнев, страх, печаль и депрессию.

Чувства могут меняться день ото дня и даже час от часа. Часто трудно понять, что сказать и как лучше всего поддержать кого-то.

Просто быть рядом с кем-то и позволять ему выражать свои чувства, вероятно, является одним из самых важных способов поддержать его.

Старайтесь не бояться слез, которые могут быть пролиты – это может быть полезным способом для вашего друга или родственника выразить свои чувства. Если это уместно, возьмитесь за руки или обнимите их — это полезный способ показать свою поддержку.

Если кто-то злится из-за своего диагноза, он может направить это на вас. Это может быть обидно, особенно если вы пытаетесь их поддержать.Но постарайтесь помнить, что часто это происходит потому, что они расстроены из-за рака, а не из-за вас.

Иногда бывает сложно или неприятно слушать, как ваш друг или родственник рассказывает о своих чувствах, но им может быть очень полезно выразить свои чувства.

Наверх


3. Поддержка для вас

Поддержка друга или родственника может быть очень требовательной и неприятной. Чтобы иметь возможность и дальше поддерживать своего друга или родственника, вам необходимо позаботиться о себе.

В зависимости от того, насколько вы вовлечены, важно хорошо питаться, регулярно заниматься спортом, хорошо высыпаться и иметь время для себя.

Если вам трудно делать эти вещи и вы чувствуете себя подавленным, сообщите об этом другу, члену семьи или своему терапевту.

Есть ряд мест, куда вы можете обратиться за дополнительной поддержкой, в том числе:

Наверх


Когда у супруга рак | Выживший рак

Как мне рассказать другим о своем раке?

Насколько открыто вы должны говорить о том, что у вас рак, или о том, как проходит ваше лечение, зависит только от вас. Не существует единственного «правильного» способа говорить об этом. Не существует «правильных» слов. Как и всем остальным, вам придется найти свою собственную зону комфорта и слова, которые вам удобнее всего использовать. Если вы предпочитаете говорить о своем «злокачественном заболевании», или «опухоли», или «росте», или «припухлости», или «проблеме», чем постоянно использовать слово «рак», пусть будет так.

Хотя это может быть трудно, имеет смысл быть открытым и прямым со своей семьей и близкими друзьями, если вы чувствуете себя при этом комфортно. Без искренности и открытости заинтересованные родственники и друзья остаются со своими самыми мрачными фантазиями.У них есть свои собственные страхи и разочарования, которые только перерастут в ужасающие фантомы, если оставить их за завесой тайны и неведения о том, что вы на самом деле испытываете. Взаимная конфронтация страхов — хороший способ держать под контролем собственные страхи и страхи других.

Открытость не означает, что каждый разговор нужно начинать с рассказа о своих последних болячках. Кроме того, если кто-то спросит, как вы себя чувствуете, вы не обязательно должны отвечать длинным подробным описанием.Литания человека, который хочет сочувствия или сочувствия: «У меня все плохо. Болит здесь и здесь. Я должен получить это лечение »- заставляет многих людей избегать вас. Людей, больных раком, часто избегают, потому что, судя по их собственному разговору, с ними случается только плохое.

Другой человек в нашем опыте — военный и фармацевт, больной лимфолейкозом и, по совместительству, раком толстой кишки — был очень открытым, экстравертным человеком. Но если бы кто-нибудь сказал ему: «Как ты себя чувствуешь?» он всегда говорил: «Мне никогда не было лучше в моей жизни.Для него это было отличным открытием, положившим конец любому разговору о его раке, который он мог счесть удручающим, деморализующим или неуместным. Это также сделало общение с другими гораздо менее неудобным и более теплым, потому что никто не чувствовал себя неловко.

Прекращение болезненных разговоров, подобных этому, — один из способов справиться с ситуацией и продолжить свою жизнь. Но, опять же, это не единственный способ. Что подходит именно вам, это ваше собственное решение. Для вас может оказаться бесполезным просто сказать «хорошо», если кто-то спросит, как у вас дела.Такая автоматическая социальная реакция может быть уместна для друзей, родственников или коллег, с которыми вы не особенно близки, но не для кого-то из близких, которые пытаются поддержать вас.

То же предостережение применимо и в другую сторону. Когда вы чувствуете себя подавленным физически или морально, многие люди попытаются подбодрить вас, сказав: «Не волнуйся, все будет хорошо». Это распространенное, социально приемлемое заявление, которое нас всех учат произносить, чтобы выразить поддержку. Но истинный посыл, похоже, таков: «Не говорите мне, что вам нехорошо; скажи мне, что ты в порядке.«Когда вы действительно не очень хорошо себя чувствуете, такая поддержка явно противоречит тому, что вы считаете правдой. В такие моменты особенно приятно иметь близкого друга или родственника, который может сказать: «Мне жаль, что ты чувствуешь себя подавленным, и я рад, что я здесь для тебя». Чтобы этот особенный человек был рядом с вами, вы должны быть в состоянии правдиво рассказать о том, что вы действительно чувствуете.

Что переживают мои друзья и семья?


Рак — болезнь личная, но так или иначе страдают все близкие.Рак особенно тяжел для членов семьи, особенно когда вы находитесь в больнице в течение длительного времени. Период разлуки может быть травмирующим.

Члены семьи, осуществляющие уход, часто испытывают сильный стресс. Все члены семьи задаются вопросом, где вы окажетесь через месяц или два в будущем — в больнице, доме престарелых, дома и нуждаетесь в уходе? Они боятся, что вы испытаете сильный дискомфорт или боль.

Очень часто семьи мучаются вопросами о том, как можно удовлетворить потребности и организовать уход таким образом, чтобы за него платили страховые компании.Они задаются вопросом, как другие опекуны могут принять участие, чтобы они могли вернуться к работе. Родственникам, которые живут далеко, возможно, придется составить план по уходу за своими детьми, чтобы они могли прийти и оказать помощь на несколько недель или месяц. Расписания, возможно, придется изменить, но люди часто не уверены, когда им следует прийти. И все члены семьи боятся потерять того, кто является важной частью жизни семьи.

Что мои дети переживают из-за моего рака?

Когда вы находитесь в больнице или возвращаетесь домой, но чувствуете усталость от лечения, дети нередко чувствуют себя потерянными или брошенными.Вы и другие члены семьи должны часто убеждать их, что их все еще любят. С детьми младшего возраста вам также, возможно, придется быстро избавиться от любых представлений о том, что они каким-то образом вызвали эту болезнь. Подростки особенно уязвимы к стрессу. У них есть все те же заботы, что и у других членов семьи. У них такие же потребности в утешении, как и у детей младшего возраста. И в то же время они могут быть обременены необходимостью брать на себя взрослые обязанности по дому. Если все это становится невыносимым, они могут восстать, сократив количество посещений больницы, не выполняя свои новые обязанности по дому, или даже употребляя алкоголь или наркотики.

Как справиться со стрессом в семье?


Не все семьи всегда оказывают поддержку. На самом деле не все способны быть открытыми, любящими и разумно поддерживать в кризисной ситуации. Семьи иногда чувствуют смерть еще до того, как это произойдет. Онкологи видели, как пациентам становилось хуже, а затем видели, как члены семьи эмоционально и психологически решают, что все кончено, и перестают посещать больницу. Семья погружается в траур, в то время как пациент все еще пытается поправиться и питает надежду.К сожалению, онкологи иногда видят, как члены семьи дерутся у постели больного из-за завещаний и приписок.

Но даже близким семьям и стабильным отношениям может угрожать давление продолжительной болезни. Эмоциональное и физическое истощение, разочарование, постоянное беспокойство и забота — все это может сказаться. Гнев и чувство вины могут проявляться во внезапных нападениях, взаимных обвинениях или в безразличном или чрезмерно заботливом поведении. Другие проблемы, которые годами скрывались в отношениях, могут внезапно проявиться.

Все эти возможные штаммы только подчеркивают необходимость того, чтобы каждый заботился о своих потребностях. Вы должны делать все возможное, чтобы заботиться о себе. Членам вашей семьи нужно напоминать, что им нужно время для себя. Им нужны моменты отдыха и облегчения, чтобы держать себя в эмоциональном и психологическом состоянии.

И вы, и ваша семья можете страдать от одного и того же чувства неадекватности, одного и того же бремени вины, одной и той же тихой тоски, одной и той же сплошной тоски продолжительной болезни.Любой или все из них могут сломить дух самых любящих и мужественных людей.

Никто не может и не должен быть обвинен или подвергнут критике за то, как он или она реагирует на кризис рака или угрозу перемен или потери. Некоторые люди и некоторые отношения становятся крепче. Некоторые колеблются, но держат крепко. Какой-то крах. Некоторые испытывают новые высоты любви, уважения и понимания.

Лечение рака достаточно сложно, теперь мне приходится иметь дело с гневом и страхом среди членов моей семьи, что я могу сделать?


Ничто не может подорвать вашу волю к жизни и вашу «готовность к бою» так сильно, как негативные эмоции, которые так часто являются реакцией на диагноз «рак» — гнев, страх, потеря чувства собственного достоинства и чувство изоляции.Эти эмоции должны быть разрешены. Если это не так, беспомощность, тщетность и покорность могут легко взять верх.

То, как вы реагируете на диагноз «рак», зависит от вашего характера и от того, как вы обычно адаптируетесь к жизненным проблемам. Если вы относитесь к тому типу людей, которые смотрят на невзгоды как на еще одну проблему, которую нужно решить решительно, или просто как на то, из чего вы должны извлечь максимальную пользу, то ваше обычное позитивное отношение, вероятно, поможет вам пройти через первоначальный шок от диагноза и тяжелые времена впереди.Но если вы обычно реагируете на невзгоды, спрашивая: «Почему я?» вы можете потратить большую часть или всю свою эмоциональную энергию, злясь на болезнь, «богов» или других людей за то, что они обрушили эту катастрофу на вашу голову.

Гнев — нормальная реакция. В некотором смысле это может помочь вам пережить период скорби, который наступает после диагноза. На самом деле, если вы не чувствуете гнева и не находите способа его выразить, возможно, вы настраиваете себя на период депрессии. Но есть время для гнева и время, чтобы отложить гнев в сторону.

Если гнев остается неразрешенным, он забирает энергию, которую можно было бы направить на борьбу с болезнью и максимально плодотворную жизнь. Первый шаг к ее решению — понять, почему вы злитесь. Если вы этого не сделаете, вы можете вымещать свой гнев на других, придираться к друзьям или семье, придавать большое значение тривиальным вещам или выходить из себя при малейшей провокации. В результате вы можете оттолкнуть нужных людей именно тогда, когда они вам больше всего нужны.Но если вы осознаете свой гнев таким, какой он есть, вы настроите свой ум на то, чтобы справиться с ним.

Важно выпустить свой гнев. Говорить об этом. Крик. Ударьте подушку или разбросайте вещи — все, что поможет высвободить гнев. Затем постарайтесь применить эту энергию в положительном и полезном направлении. Скажите миру, что вы просто не готовы уйти, и заставьте свой гнев работать, чтобы убедиться, что вам не придется этого делать.

Как мне справиться со своими страхами?


Большинство людей слышат слово «рак» и сразу же думают о страданиях, длительной нетрудоспособности или фразе «Ничего нельзя сделать.Эти ответы могут быть хороши для фильмов, но, за исключением необычных обстоятельств, они не имеют ничего общего с реальностью лечения рака сегодня. Почти всегда можно что-то сделать. Боль и другие побочные эффекты лечения можно контролировать. Инвалидность не является неизбежной. Большинство людей с удивлением узнают, что их представления о раке гораздо более пессимистичны, чем подтверждают факты.

Но ни у кого из больных раком нет опыта или обучения тому, как справляться с иногда пугающими событиями, происходящими изо дня в день, из недели в неделю или из месяца в месяц. Даже если хирург «все вылечил» или кажется, что лучевая или химиотерапия подействовали, всегда есть опасение, что рак вернется.

Страх — ужасный хозяин, если вы позволите ему завладеть вашей жизнью. Вы можете буквально «напугаться до смерти». В современной медицинской практике задокументировано явление, когда люди, принимающие диагноз рака как смертный приговор, могут умереть довольно быстро, задолго до того, как болезнь продвинется достаточно далеко, чтобы вызвать смерть сама по себе.

Диагноз «рак» не является смертным приговором.Первый вопрос, который обычно задают люди, когда им ставят диагноз: «Сколько времени у меня осталось?» К сожалению, некоторые врачи до сих пор безоговорочно отвечают «шесть месяцев», «год» или «два года». Подобные конкретные прогнозы просто недействительны. Такие цифры могут быть опубликованными средними значениями для людей с определенным типом рака, но это только средние значения. Очевидно, что некоторые люди не жили так долго, как предполагалось, а некоторые жили дольше. По определению, половина людей живет дольше, чем «в среднем».«Невозможно оценить индивидуальную выживаемость до тех пор, пока не начата терапия и не будет установлен ответ на нее. До тех пор прогнозы в лучшем случае являются догадками и неопределенностью, которые могут только задушить надежду и волю к жизни.

Знание и понимание – ключ к освобождению от необоснованного страха. Если вы хотите узнать правду о раке, поговорите с онкологами и другими членами вашей медицинской бригады. Не слушайте, что говорят вам друзья, родственники или знакомые, и не воспринимайте сообщения в прессе как истину.Страхи можно разрешить, если вы четко понимаете проблемы, с которыми сталкиваетесь, если понимаете, какие методы лечения и поддержки можно предпринять, а также если у вас есть разумная и реалистичная оценка дискомфорта или неудобств, которые вы можете ожидать.

Как мне справиться со страхами моей семьи и друзей?

 

Даже если ваш собственный страх находится под контролем, друзья или члены семьи, действующие из лучших побуждений, могут поделиться с вами своими страхами. Если вы не готовы к этому, вы можете обнаружить, что ваши запасы эмоциональной энергии истощены и начинается депрессия.

Единственный выход из этой ситуации – либо скрыть факт наличия у вас рака, либо убедиться, что ваша семья и друзья понимают ваше заболевание и лечение. Возможно, вы даже захотите включить некоторых из них в свои консультации с врачом, чтобы они могли стать частью вашей «осведомленной» группы поддержки. Это также может помочь вашему врачу, поскольку, с точки зрения врача, многие проблемы в общении исходят из семьи — мужа или жены, сестры или брата, двоюродного брата или друга, которые где-то слышали о лекарстве или о ком-то, кто имел лучшее лечение.Убедившись, что все заинтересованные стороны информированы, каждый может сосредоточить свою энергию и усилия на наиболее конструктивных каналах.

Службы поддержки пациентов и их семей | Пациенты и семьи

Наш календарь зимней программы теперь доступен

Изображение

Чтобы получить копию календаря или узнать больше о любой из этих программ, позвоните по телефону 603-650-7751 или напишите по адресу [email protected] org.Служба поддержки пациентов и их семей

предлагает множество бесплатных программ, которые улучшают самочувствие пациентов и лиц, осуществляющих уход, на протяжении всего пути лечения рака.

Мы предоставляем все классы, группы поддержки и большинство программ практически для вашего удобства.

Рекомендуемое онлайн-предложение

Программа «Антираковый образ жизни»

Онлайн-курс «Программа образа жизни против рака» предоставляется пациентам и лицам, осуществляющим уход, бесплатно и проводится преданными своему делу дипломированными специалистами, работающими в области диеты, фитнеса, мышления, окружающей среды и поведения.Мы рекомендуем вам принять участие в этой научно обоснованной программе, чтобы дополнить свой здоровый образ жизни. По любым вопросам обращайтесь по адресу [email protected]

Программы и занятия

Чтобы узнать даты и время, посетите наш веб-сайт Онкологического центра Норриса Коттона: мероприятия для пациентов и их семей.

Акупрессура

Изучите расслабляющую практику, которую можно применять при жизни с раком до, во время и после лечения.

Творческое письмо

Наш творческий писатель предоставляет вам и вашей семье возможность рассказывать и слушать истории, писать стихи, прозу или письма.Предварительный опыт письма не требуется.

Мягкое кресло для йоги

На наших щадящих занятиях обучают контролируемому дыханию и простым движениям. Это начальный уровень, опыт не требуется. Приглашаются пациенты и болельщики всех уровней физической подготовки. Присоединяйтесь, не выходя из дома.

Демонстрация здоровой кулинарии

Откройте для себя вкусные и простые способы увеличить потребление фруктов и овощей, которые помогут улучшить общее самочувствие и снизить риск рецидива рака.

Медитация

Семинары, разработанные, чтобы помочь вам расслабиться и больше присутствовать в повседневной жизни. Опыт не обязателен.

Класс Пэм — групповые упражнения для женщин

Занятия физкультурой для женщин с раком и/или лимфедемой верхней части тела. Этот класс открыт для женщин с любым уровнем физической подготовки.

Тай Чи/Цигун

Мягкая практика, помогающая снять стресс и напряжение и развить центр спокойствия. Наш класс будет обучать сидячим и стоячим позам и медитации с акцентом на дыхании.Опыт не требуется.

Изобразительное искусство

Наш визуальный художник поможет вам и вашим сторонникам найти место для самовыражения. Предыдущий художественный опыт не требуется.

Вы также можете воспользоваться нашим:

Кресло массажное

Профессионально лицензированные массажисты проводят 15-минутный массаж в кресле для пациентов и их помощников. Из-за большой осторожности каждый массажист носит маску, лицевой щиток и халат, чтобы защитить пациентов и сторонников.В настоящее время массаж предлагается в Ливане и Сент-Джонсбери.

Примечание : Сеансы массажа на стуле и сеансы творчества доступны лично.

Библиотека ресурсов

В нашей библиотеке есть книги, компакт-диски и DVD-диски по широкому спектру тем, связанных с раком. Пожалуйста, свяжитесь с нашим администратором 2K, чтобы взять предметы из библиотеки. Пожалуйста, узнайте о печатных материалах, доступных вам в месте, где вы проходите лечение.

Лечебная арфа

Арфа производит музыку, которая может помочь в процессе исцеления тела, разума и духа.Наш терапевтический арфист предлагает поддерживающие и восстановительные услуги с учетом ваших потребностей. Наши терапевтические арфисты играют в онкологическом центре в Ливане по четвергам. Мы приглашаем вас насладиться опытом, находясь в социальной дистанции.

Опорные группы

Чтобы узнать даты встреч, посетите наш веб-сайт Norris Cotton Cancer Center: Support Groups.

Рак крови: поддержка лейкемии, лимфомы и миеломы

2-я среда, с 15:30 до 16:30
Группа для людей с любым типом рака крови на любой стадии и/или партнеров, членов семьи и друзей.

Уход за тяжелобольным

1-й вторник, с 16:00 до 17:30
Заботясь о себе, вы можете лучше заботиться о других — группе партнеров, членов семьи и друзей.

Жизнь с раком


При любом раке на любой стадии

2-й и 4-й четверг, с 16:30 до 18:00
Группа для пациентов с любым диагнозом рака во время или после лечения и/или партнеров, членов семьи и друзей.

Поддержка меланомы

1-й вторник, с 17:45 до 19:00
Это группа для людей с меланомой на любой стадии.Присоединяйтесь и получайте поддержку от других.

Поддержка метастатического рака молочной железы

1-я среда, с 14:30 до 16:30
Группа для людей с раком груди IV стадии. Присоединяйтесь к нам для поддержки и обучения.

Поддержка рака простаты

4-й понедельник, с 17:30 до 19:00
Обучение и поддержка мужчин и/или партнеров, членов семьи и друзей.

Поддержка после рака молочной железы

3-я среда, с 17:00 до 18:00
Эта группа предоставляет поддержку и образование для женщин, которые не прошли лечение от рака молочной железы.

Службы поддержки пациентов и их семей

Все наши программы, предлагаемые бесплатно, поддерживаются благодарными пациентами, а также корпоративными и институциональными донорами.

Чтобы добавить поддержку, свяжитесь с Андреа Буччеллато, менеджером службы поддержки пациентов и семей, по телефону (603) 650-7776 или по электронной почте [email protected]

Поддержка больных раком и лиц, ухаживающих за ними | Комплексный онкологический центр Герберта Ирвинга (HICCC)

Программа интегративной терапии предоставляет персонализированную интегративную медицину и поддерживающую помощь на протяжении курса лечения пациента, от постановки диагноза до выживания.

Интегративное здоровье

CancerFIT — это бесплатный еженедельный урок упражнений для больных раком и выживших, который основан на текущих и новых исследованиях, связывающих физические упражнения с лучшими результатами лечения рака.

РакFIT

Наша команда включает экспертов в области психосоциальной онкологии и поможет вам и вашей семье справиться с широким спектром эмоционального стресса и возможных симптомов, которые могут сопровождать новый диагноз рака.

Психосоциальная онкология

Программа генетики рака обеспечивает квалифицированную помощь пациентам с недавним диагнозом рака или раком в личной истории, а также лицам, у которых в семейном анамнезе есть рак.

Генетическое консультирование и тестирование

Служба паллиативной помощи для взрослых Колумбии/Нью-Йорка предлагает пациентам облегчение боли, симптомов и стресса, вызванных серьезным заболеванием.

Паллиативная помощь

Узнайте больше о наших дополнительных услугах поддерживающей терапии в Columbia Cancer, таких как капелланы, сохранение фертильности, социальная работа и многое другое.

Другие услуги поддерживающей терапии .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.