Как действует общий наркоз на человека: Общий наркоз для ребенка: виды и последствия для организма

Содержание

Этот страшный наркоз | incomed

Наркоз отнимает 5 лет жизни и лишает человека памяти – эти мифы знает каждый, даже если ему никогда не делали подобную процедуру. Оказывается, анестезиолог-персонаж настолько мало знакомый широкой публике, что в одном из анкетных опросов часть пациентов хирургической клиники посчитала его «разновидностью хирурга», а другие вовсе не отнесли к разряду врачей.

Между тем именно анестезиологу принадлежит роль главного гаранта безопасности больного в свете всех рисков ,связанных с операцией. При наличии тех или иных сопутствующих заболеваний -ишемической болезни сердца, тяжелой гипертонии, последствий инфаркта или инсульта, бронхиальной астмы и т.д.- врачи часто боятся , что пациент «не перенесет наркоз «. Не хочется никого обидеть, но очень часто приходится слышать удивительные по безграмотности и невежеству высказывания о наркозе не только от обывателей, но и от врачей других специальностей.
Ни один анестезиолог не берется судить о хирургии или ЛОР-болезнях. Про гинекологические заболевания никто не станет спрашивать у травматолога. Тем не менее, вопросы по анестезиологии задают врачам любой специальности, которые,как правило, смыслят в ней не больше остальных обывателей — очень уж специфичный предмет анестезиология.

Пациенты, которые готовятся к операции под общей анестезией, с удовольствием пишут в различных форумах, как они боятся «общего наркоза», а хор доброжелателей им вторит: «да, да, наркоз — это как немножечко умереть»; «у наркоза масса противопоказаний»; «может быть аллергический шок!».Такое ощущение, что можно обойтись без обезболивания, и во время сложнейших и травматических вмешательств не надо следить за соматическим состоянием пациента. При этом никто не пишет , что боль весьма сильно влияет на здоровье, что не всё можно потерпеть ; и что хирург- это человек, который выполняет операцию, а анестезиолог — это специалист. который наблюдает больного до операции, во время неё и после.

Пациенту и его родственникам обязательно нужно объяснить, что операцию-то сделать можно, но высока вероятность смерти от осложнений, связанных с влиянием обезболивания на течение тяжелых сопутствующих заболеваний. В итоге существенно страдает качество жизни человека. Парадокс в том, что требуется часто достаточно простое вмешательство. А между тем неизбежная при этом анестезия способна вызвать в организме опасные сдвиги, чреватые печальным финалом.

В ближайшие минуты после начала обезболивания резко изменяется работа нервной и эндокринной систем, кровообращения, дыхания, работы печени и почек. В еще более жёстких условиях организм оказывается по завершении анестезии: прекращается подача снотворных и обезболивающих, больной должен начинать самостоятельно дышать, поддерживать тонус мышц, температуру тела, и делать ещё многое из того, чем во время операции управлял анестезиолог.

Итак, что же такое «Анестезиологическое пособие» (общая анестезия, общий наркоз)?
Это:

  1. комплекс мер по коррекции операционного стресса;
  2. управление жизненно важными функциями во время операций, инвазивных методов исследования и неоперативных методов лечения.

Стресс — это защитная реакция на любую агрессию. К стресс-агентам относят:

  • боль
  • кровопотерю
  • потерю жидкости
  • повреждение тканей
  • психо-эмоциональную нагрузку
  • лекарственное воздействие
  • операцию
  • анестезиологическое пособие

В результате анестезиологического стресса снижается реактивность нервной системы, сердечно-сосудистой системы, дыхательной системы. Изменения нервной системы: постепенная утрата сознания, повышение порога рефлексов. Таким же образом изменяется и работа других систем( кровообращения, дыхания и т.д. )
Безопасность сдвигов, происходящих в организме, зависит от компенсаторных возможностей систем органов (а это определяется наличием патологии органов).

Анестезиологическое пособие можно разбить на компоненты:

  • сон
  • анальгезия (обезболивание)
  • коррекция сосудистых реакций( артериальное давление )
  • коррекция дыхания
  • коррекция тонуса мышц
  • коррекция обмена веществ

Этапы анестезиологического пособия

1) Премедикация:

  • это преднаркозная медикаментозная подготовка
  • цель — снизить рефлексы сердца, бронхоспазм и рвоту

2) Индукция ( вводный наркоз ):

  • это этап от начала введения анестетика до достижения хирургической стадии наркоза
  • в этот период вводится мышечный релаксант, выполняется интубация трахеи, начинается искусственная вентилляция лёгких.

3) Поддержание анестезии:
• осуществляется введением больному анестетика и миорелаксанта, проведением искусственной вентилляции легких.

4) Выход из анестезии:

  • в этот период организм «покидают» все лекарственные препараты , введенные на предыдущих этапах
  • происходит медленно
  • функции жизненно-важных систем возвращаются к своему исходному уровню
  • постепенно восстанавливается мышечный тонус , сознание, защитные рефлексы и исходная температура тела
  • продолжительность этого периода колеблется от нескольких десятков минут до нескольких часов ( в зависимости от длительности анестезии , количества введенных препаратов, состояния печени, почек, обмена веществ ).

Во время операции врач-анестезиолог наблюдает за состоянием пациента не только по клиническим признакам , но и с помощью объективных данных. На экране монитора отображаются:

  • частота пульса
  • ритм сердечных сокращений
  • артериальное давление
  • количество кислорода в крови пациента
  • количество углекислого газа в крови пациента и выдыхаемом воздухе

Это минимальный набор показателей. При необходимости к нему может быть добавлено еще такое же количество показателей.

Если выделить самое важное, то общее обезболивание — это такое обезболивание, которое проводит анестезиолог. Пациент не обязательно должен глубоко спать во время общего обезболивания, иногда достаточно и дремоты. Такое состояние называется седацией — медикаментозно вызванное спокойствие и индифферентности к окружающему миру. За счет такого успокоения пациент засыпает самостоятельно, но в нужный момент просыпается по команде врача.

Кроме общей анестезии существует спинальная и эпидуральная анестезия.
При спинальной анестезии препарат вводится под твердую мозговую оболочку в жидкость, омывающую спинной мозг на уровне его сегментов , ответственных за чувствительность в зоне операции. На срок действия анестетика эти сегменты и все те, которые находятся ниже них, становятся нечувствительными к боли, а анестезированные части тела — неподвижными.

При эпидуральной анестезии препарат вводится над твердой мозговой оболочкой на уровне нервных стволов, отходящих от спинного мозга и , омывая их, прерывает чувствительные и двигательные нервные импульсы в месте действия препарата.

Оба вида такой анестезии считаются щадящими: они наименее агрессивны, и обладают достоинствами общей и местной анестезии. При этом практически не имеют их недостатков.

Эпидуральная анестезия может быть еще и продленной ( Над твердой мозговой оболочкой ставится тонкий катетер, который выводится наружу. Его фиксируют к спине пациента и добавляют туда обезболивающие препараты при необходимости. Такое послеоперационное обезболивание является самым эффективным).

Другие виды анестезии:

  • проводниковая (анестетик вводится рядом с нервным стволом)
  • внутривенная (на самостоятельном дыхании — часто используется при проведении гинекологических процедур в амбулаторных условиях)
  • другие виды анестезии (сакральная, плевральная, торакальная, ректальная, внутрикостная)

И, напоследок, профессиональная поговорка: «Страшен не наркоз, страшен наркотизатор» (и некомпетентный человек, дающий советы).

Стоматология без наркоза

Многие люди настолько боятся ходить к стоматологу, что предпочитают не лечиться вовсе. Анестетики являются важным инструментом, помогающим пациентам чувствовать себя комфортно во время стоматологических процедур. Сегодня существует много вариантов анестезии, применяемых в стоматологии. Каждый препарат врач подбирает индивидуально, исходя из истории болезни и состояния здоровья. 

Страх и слезы нельзя назвать показаниями для такого серьезного обезболивающего как наркоз. Маленьких пациентов следует подготовить к посещению стоматолога и объяснить суть процедуры заранее. 

Основными показаниями для назначения наркоза могут быть: 

  • аллергия и местные анестетики;

  • сложное хирургическое вмешательство на челюстях и сложные удаления;

  • периостит и повреждение челюсти;

  • ДЦП, олигофрения и другие врожденные патологии, которые сопровождаются гипервозбудимостью;

  • заболевания иммунной системы.

Виды наркоза в стоматологии

Само понятие наркоз означает состояние, при котором возникает торможение работы ЦНС. Сопровождается обычно сном, отключением сознания, расслаблением мышечных тканей, отсутствием рефлексов чувствительности боли. Другими словами, наступает усыпление пациента на определенный период времени. 

Существует три основных видов наркоза: местный, седативный и общий. Каждый из них имеет определенное применение. 

Местный наркоз используется для несложных процедур. При нем человек находится в сознании, все видит и слышит. Наркоз действует на конкретную область. Большинство местных анестетиков действуют быстро (в течение 10 минут) и длятся от 30 до 60 минут. Иногда добавляют адреналин, чтобы усилить действие и не допустить распространения анестезирующего эффекта на другие участки тела. Также могут дополнительно назначить легкую седацию, чтобы помочь человеку расслабиться. При седации пациент способен реагировать на команды, он находится в полубессознательном или едва сознательном состоянии. В стоматологии применяются несколько видов седации: ингаляционная, внутривенная, пероральная. Отличаются они друг от друга степенью воздействия на пациента. 

Седацию обычно назначают при наличии:

  • низкого болевого порога;

  • чувствительных зубов;

  • сильного рвотного рефлекса;

  • а также при назначении большого объема стоматологических работ.

Общий наркоз — это медикаментозная потеря сознания, во время которой человек погружен в глубокий сон и не реагирует даже на болезненную стимуляцию. Данный вид применяют для лечения пациентов с особыми потребностями. Однако он несет в себе значительные риск для здоровья, а иногда смертности.

Общий наркоз обычно используется для облегчения стоматологического лечения у пациентов с повышенной тревожностью или сложным поведением, это касается детей и людей с особыми потребностями. При проведении таких процедур врачи-стоматологи должны провести тщательную предоперационную оценку, а также о уведомить пациента о потенциальных рисках и убедиться, что получено информированное согласие. Такие меры предосторожности обеспечивают оптимальное ведение лечения и снижают частоту заболеваний, связанных с этой формой наркоза. 

Удаление зубов с применением седации и под наркозом — принципиально разные методы. Во время седации пациент находится в полном сознании. Седация сохраняет глотательный рефлекс, не нарушает ритм дыхания. Наркоз в свою очередь полностью отключает человека и он не в состоянии никак реагировать на внешнее влияние. 

Детская стоматология без наркоза

Лечение зубов у детей требует терпения не только со стороны маленьких пациентов, но и со стороны родителей и врачей. Редко когда ребенок может спокойно сидеть в кресле. Многие вообще отказываются заходить в кабинет стоматолога. На помощь приходит применение наркоза. 

Перед удалением молочных зубов под наркозом ребенок обязательно должен пройти обследование у терапевта или педиатра. После этого нужно сдать определенные анализы, в том числе биохимическое исследование крови. 

Чаще всего для детей применяют ингаляционную седацию, так как она допустима для пациентов младше 16 лет. Данный вид седации является самым щадящим из всех, но требует специального оборудования, которое есть далеко не во всех клиниках. Ингаляционная седация выполняется с помощью кислородной маски, через которую постепенно поступает закись азота. Наличие маски может мешать выполнению стоматологических процедур. Также этот метод противопоказан для пациентов с нарушениями работы сердечно-сосудистой системы и повышенным артериальным давлением. Остальные виды седации могут назначаться пациентам только с 16 лет. 

Общий наркоз может быть крайне рискованным для детей. Их дыхательные пути небольшого размера, при применении наркоза возникает вероятность закупорки этих путей и ребенок может задохнутся. Родители часто признаются в том, что даже не знали о таких опасностях. При подписании форм согласия на применение наркоза обычно не вчитываются в эти на первый взгляд формальные пункты. 

Учитывая подобные риски, врач должен быть откровенным и предупредить родителей о всех последствиях применения наркоза. Стоит помнить том, что дети приходят в себя намного медленнее взрослых и нуждаются в длительном наблюдении. 

Риски и последствия наркоза 

В большинстве случаев пациенты не испытывают побочных реакций после местного наркоза. Более высока вероятность негативных последствий у пожилых и людей с осложнениями здоровья.

Наркоз всегда несет за собой возможность развития осложнений. Подобные риски включают в себя:

  • аллергическую реакция. Обязательно нужно предупредить врача об аллергии, если она имеется. Реакции могут быть легкими или тяжелыми, включают в себя сыпь, зуд, отек языка, губ, рта и горла, а также затрудненное дыхание;

  • некоторые анестетики могут причинить вред нервной системе;

  • кома;

  • остановка дыхания — наиболее распространенное последствие применения наркоза;

  • сердечный приступ;

  • понижение кровяного давления;

  • гипертермия;

  • повышение температуры тела;

  • учащение сердцебиения.

Помимо побочных эффектов есть риск развития тромбоза, воспаления легких, инсульта головного мозга и инфаркта миокарда. По этой причине пациенты после проведения наркоза должны несколько часов находится под наблюдением врачей в больнице. 

Прием пищи разрешается через несколько часов после выхода из наркоза. Еда должна быть легкой и простой, чтобы не вызвать тошноты. Все это время и до выписки необходимо наблюдать за состоянием здоровья, чтобы избежать осложнений и побочных действий.  

Стоматологические процедуры необходимы для поддержания здоровья зубов и всего организма в целом. В отличие от других направлений в медицине принято посещать стоматолога без наркоза. И не спроста. Ведь любое вмешательство в организм, тем более насильное погружение в сон с помощью сильнодействующих препаратов не может проходить бесследно. Задумайтесь, стоит ли Ваш организм того, чтобы подвергать его такому сильному воздействию как наркоз или седация, если речь идет об удалении одного зуба. 

Тенденция применения седации в стоматологии вызвана тем, что в отличие от общего наркоза седация не требует выделения специального места для операционного блока. Другими словами седацию применить проще, она не требует сложной аппаратуры. Анестезиолог таким образом может ввести несколько наркозов одновременно. Но вопрос сможет ли он одновременно оказать помощь в случае необходимости? 

Нельзя утверждать, что седация или общий наркоз это плохо или хорошо. Все зависит от показаний. Без них однозначно можно сказать, что наркоз и седация лишние и абсолютно не нужны организму. Если у пациента сильный рвотный рефлекс либо большой объем планируемых операций это возможно считать показанием. Но помните, если есть возможность избежать применения того или иного наркоза используйте ее. И самое главное — наличие лицензии на анестезиологию и реанимацию, а также на сильнодействующие препараты. Частно-практикующий, приходящий анестезиолог должен сразу насторожить пациента. Это может быть опасно как для здоровья, так и жизни в целом.

Врачи сети стоматологических клиник “КИТ” знают как расположить и успокоить пациента даже перед самой сложной процедурой. С помощью инновационных обезболивающих препаратов в клиниках стоматологии “КИТ” возможно проведение длительных хирургических процедур. Даже маленькие пациенты выходят их стоматологического кресла с улыбкой и хорошим настроением.

 Вы можете посетить того или иного специалиста и задать все интересующие вопросы, которые будут касаться именно Вашего плана лечения. Наша главная задача — сохранить здоровье зубов и организма в целом и мы знаем как это сделать без наркоза.

Спустя 170 лет ученые разобрались, как работает общий наркоз

С тех пор как первый пациент в 1846 году уснул под наркозом, ученые пытались понять, как именно это происходит. Основная теория заключалась в том, что сильнодействующие препараты подавляют активность мозга, в том числе — способность двигаться или чувствовать боль. Были и теории, касавшиеся сна, но в последние десятилетия наука выяснила, что сон — более активный процесс, и большая группа нейронов продолжает работать, пока мы отдыхаем.

Команда ученых из Университета Дьюка решила проверить, не был ли господствующий взгляд на общую анестезию слишком однобоким. Возможно, вместо того чтобы просто подавлять нейроны, наркоз активирует некоторые из них, пишет Futurity.

Для того чтобы проверить свою теорию, они ввели мыши несколько различных анестетиков, широко распространенных в медицинской практике, а затем применили молекулярные маркеры, чтобы отследить нейроны, которые затронет анестезия.

Они обнаружили скопление активных нейронов в крошечном участке мозга, супраоптическом ядре, который выделяет большое количество гормонов — например, вазопрессина — в кровеносную систему.

Затем ученые применили сложную технологию собственной разработки для того, чтобы включать или отключать определенные группы клеток при помощи химических веществ или света. Когда они включили эти клетки у мышей, животные перестали двигаться и впали в глубокий сон, которые обычно бывает у потерявших сознание. Отключив эту группу клеток, исследователи лишили мышей сна.  

Это одно из первых исследований роли гормонов в поддержании состояния общей анестезии. Оно раскрывает ранее неизвестную роль клеток, выделяющих гормоны, в процессе глубокого сна. Воздействуя на эти клетки, ученые могли бы разработать более эффективные препараты от бессонницы.

По мнению шведских ученых, все одна бессонная ночь запускает механизмы разрушения мышечных тканей и накопления жира. Кроме того, недостаток сна делает людей замкнутыми, а одинокие люди могут, как вирусом, заражать своим чувством других.

Загадка людей, на которых не действует местная анестезия

  • Крис Баранюк
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Некоторые люди не реагируют на введение местной анестезии, и это означает, что им приходится переносить различные стоматологические и медицинские манипуляции без обезболивания. Обозреватель BBC Future попытался понять, почему так происходит.

У Лори Лемон есть необычная особенность, которой удивляются многие врачи. Однажды она обратилась в клинику Майо в Джексонвилле, штат Флорида, для удаления липомы — доброкачественной подкожной опухоли из жировых отложений, появившейся у нее на локте.

Для этой процедуры необходимо было обезболить участок вокруг опухоли, однако по какой-то необъяснимой причине сделать это оказалось невозможно.

«Какие бы препараты и способы их введения они не использовали, ни один из них не подействовал», — говорит она.

Анестезиолог клиники Стивен Кленденен это подтверждает. «Ее нервы были буквально залиты местным анестетиком, но это не помогло», — вспоминает он.

Возможно, врачей это и удивило, но только не Лемон. С проблемой резистентности к местным анестетикам она сталкивалась всю свою сознательную жизнь.

Первый случай произошел десятки лет назад на приеме у стоматолога, когда ей было около семи лет.

«Врачи начали выполнять все необходимые действия, а я, будучи очень смирным ребенком, просто подняла руку и сказала, что все чувствую», — говорит она.

Вторая инъекция местного анестетика также не возымела никакого эффекта. «В итоге я просто кричала и плакала без остановки», — вспоминает Лемон.

Кленденен, лично убедившийся в том, какими последствиями эта резистентность к анестетикам чревата для его пациентки, решил изучить этот вопрос поподробнее.

В медицинской литературе он нашел всего несколько упоминаний о странных случаях, когда пациенты заявляли о том, что местный анестетик на них не действует.

Оказалось, что никто понятия не имеет, что с этими пациентами не так. Никаких сведений о том, какие механизмы вызывают эту резистентность, ни о способах ее лечения, ему не встретилось.

Тем не менее новое генетическое исследование с участием Лемон и ее семьи может помочь нам разгадать эту загадку.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Пациенты с резистентностью к местной анестезии могут выбрать общий наркоз, который представляет собой намного более сложную процедуру

Алан Хаким и его коллеги из больницы Университетского колледжа Лондона стали одними из первых ученых, поднявших этот вопрос.

Хаким оказывал помощь в управлении клиникой для людей с синдромом Элерса-Данлоса (СЭД). Это группа очень редких генетических заболеваний, характеризующихся дефектами соединительной ткани и сопровождающихся гипермобильностью суставов, появлением синяков и усталостью.

Хаким выяснил, что некоторые из этих пациентов жаловались на резистентность к местной анестезии. Обезболивание на них не действовало, и им приходилось терпеть боль.

«Нам стало очевидно, что вопрос об этом следует задавать каждому пациенту, поступающему в клинику», — вспоминает Хаким, в 2005 году выступивший в роли соавтора краткого отчета о результатах исследования.

Хаким написал об этой проблеме 11 лет назад, однако, по его словам, официальное медицинское исследование причин резистентности к местным анестетикам в тех случаях так и не было проведено.

Тем не менее появилось несколько теорий. Одна гипотеза гласит, что ткани у пациентов с СЭД немного отличаются от тканей здоровых людей, и это может влиять на всасывание анестетика.

Местное обезболивание достигается за счет блокирования натриевых каналов. Эти каналы обеспечивают прохождение положительно заряженных ионов натрия — а с ними и ощущения боли — к нервным клеткам.

Впрочем, механика этого процесса до конца не изучена. Если нам удастся выяснить все его детали, мы сможем понять, почему на некоторых пациентов определенные лекарства — например, артикаин, а не лидокаин — действуют лучше.

Автор фото, Science Photo Library

Подпись к фото,

Врачи до сих пор пытаются понять, как различия в строении периферической нервной системы могут приводить к этим странным симптомам

Согласно одной из теорий, артикаин более эффективен потому, что лучше растворяется в жирах (липидах) и лучше проникает через мембраны нервов.

Кроме того, возможно, что нервные окончания у эти пациентов могут находиться чуть в стороне от места, где они в норме должны располагаться. Так, стоматологи иногда решают эту проблему, изменив место инъекции.

Иногда местный анестетик вводится в ткань подкожно (этот способ называют инфильтрацией), а иногда — непосредственно в нерв или рядом с ним (нервная блокада).

В последнем случае анестетик от места блокады распространяется по нервной системе, проникая непосредственно в нервные клетки.

Этот способ применяется в стоматологии в том случае, если зуб придется сверлить очень долго, так как могут быть затронуты другие нервы, и анестетику не нужно будет проникать через множество слоев ткани, чтобы достигнуть их.

Однако достоверные данные об этом практически отсутствуют. Авторы статей, описывающих причины резистентности пациентов с СЭД к местным анестетикам, не углубляются в подобные детали.

«Они не уточняют, какой именно способ оказался неэффективным — инфильтрация или нервная блокада», — отмечает Джоэл Уивер, стоматолог-анестезиолог из Университета штата Огайо.

Хаким говорит, что работа, проделанная им и его коллегами, помогла врачам и стоматологам понять, что резистентность к местной анестезии — это реальная проблема.

Тем не менее, многие все еще не слышали о ней и реагируют скептически, когда им впервые говорят, что такое явление существует.

Дженни Моррисон, медсестра, которая работает с СЭД-пациентами и сама страдает от этого синдрома, знает об этом не понаслышке.

«Анестезия действует всего несколько минут, и ее эффект очень быстро ослабевает, — говорит она. — На кого-то она не действует совсем, а на меня — примерно 10 минут».

Пациенты говорили ей, что их врач или стоматолог просто не верили, когда им говорили, что местная анестезия не действует.

Благотворительная организация Ehlers-Danlos UK опубликовала информацию, которую пациенты могут показать своему врачу, чтобы объяснить эту проблему с точки зрения современной медицины.

Моррисон считает, что это может помочь, однако отношение врачей к этой проблеме не изменится до тех пор, пока масштабное официальное исследование не подтвердит существование этого явления у достаточно большой выборки пациентов.

«Мне кажется, врачи не примут это до тех пор, пока не появятся достаточные доказательства», — говорит она.

Лори Лемон говорит, что тоже сталкивалась с подобным отношением. Помимо стоматолога и других более поздних процедур, она вспоминает и другие связанные с хирургией случаи, когда ей пришлось терпеть боль.

Она приводит пример катетеризации сердца, при которой длинная тонкая трубка вводится в сердце пациента через вены.

«Мне пришлось перенести катетеризацию сердца, хотя я чувствовала все, что со мной делали, — говорит она. — Такого никому не пожелаешь».

«Миссенс-мутация»

Но в случае Лемон есть еще кое-что удивительное: у нее никогда не диагностировали СЭД. Могут ли существовать другие причины ее резистентности к анестетикам?

Именно такой вопрос задал себе Стивен Кленденен, как только начал изучать ее медицинскую карту.

Его сын Нэйтан, работавший в медицинской школе Йельского университета, предположил, что во всем может быть виновата генетика.

Результатом их коллективного исследования стала новая работа, которая дает основания полагать, что резистентность к анестетикам намного более распространена, чем мы привыкли думать.

Они спросили у других членов семьи Лемон, сталкивались ли они с подобной проблемой. Оказалось, что у ее матери и сводной сестры по матери была резистентность к анестезии, хоть и не так ярко выраженная, а у отца — не было.

Следующим шагом стал анализ генома членов семьи. Когда Кленденен и его коллеги провели его, они обнаружили генетический дефект, связанный с одним из натриевых каналов, известным как «натрий 1.5».

Мутировавший ген, получивший название SCN5A, отвечает за выработку белка NaV1.5, который является основным компонентом этого канала.

Этот тип мутации называют «миссенс-мутацией», и это означает, что у людей с подобной генетической особенностью одна из аминокислот в этом белке заменяется другой, и это может повлиять на его функции.

Так, например, у людей с серповидно-клеточной анемией схожая мутация приводит к образованию дефектного гемоглобина — белка, отвечающего за перенос кислорода в крови.

«Мы изучили генетическую сторону явления и удивились: у ее матери был такой же генетический дефект», — рассказывает Кленденен.

То же самое обнаружилось и у ее сводной сестры по матери, но не у отца, который не жаловался на резистентность к анестезии.

Однако натриевые каналы 1.5 подробно изучались лишь в сердечной ткани, а не в периферических нервах, к которым применяют местную анестезию.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Стоматологи могут использовать разные препараты или вводить анестетик в другую часть ткани, но это не всегда дает желаемый результат

Тем не менее химический тест сразу же показал, что натриевые каналы 1.5 присутствуют и в периферических нервах, а это значит, что в теории связанный с ними генетический дефект мог подавлять действие анестетика на соответствующие участки тела.

Пока неизвестно, какое именно влияние оказывает эта мутация, но можно предположить, что из-за нее натриевые каналы остаются открытыми, и, несмотря на применение местного анестетика, сигналы продолжают поступать в мозг.

Как правило, анестетик блокирует прохождение натрия по каналу, и нерв не передает болевой сигнал. Однако Кленденен признает, что детали этого механизма все еще остаются загадкой.

Кленденен говорит, что после того, как он представил свою работу на недавней конференции, с ним связались несколько врачей, у которых тоже были пациенты с необъяснимой на тот момент резистентностью к местной анестезии.

Один врач рассказал ему, как однажды провел пациенту не менее пяти процедур нервной блокады, но результата так и не получил.

Алан Хаким называет это исследование потрясающим. Он отмечает, что, определив генетические различия, которые могут оказывать влияние на ионные каналы в нервной системе, мы сможем усовершенствовать способы лечения пациентов, страдающих от резистентности к анестезии.

«Это может быть очень полезно для того, чтобы определить, какие медикаменты следует использовать, и насколько эффективными они будут», — говорит он.

Хаким подчеркивает, что размер выборки в текущем исследовании ограничивается всего одной семьей, и поэтому результат необходимо будет перепроверить.

Кленденен планирует привлечь к исследованию других пациентов, страдающих от резистентности к местным антибиотикам, чтобы проверить, есть ли у них эта генетическая особенность.

Он также хочет изучить влияние местного антибиотика на клетки с указанным генетическим дефектом.

Лемон очень хвалит его работу и клинику Майо. Она говорит, что уже просто боится говорить врачам о том, что во время хирургических манипуляций что-то может пойти не так, но старается относиться к этому с юмором.

«Я чувствую себя одним из людей Икс, — шутит она. — У меня тоже есть мутировавшие гены».

У тех, кому приходится терпеть инвазивные процедуры в кабинете врача без обезболивания или использовать общий наркоз только для того, чтобы полечить зубы, вскоре может появиться повод надеяться на перемены.

«Очень важно, чтобы эта проблема не замалчивалась, — говорит Кленденен. — Люди не верят этим пациентам, и это прискорбно. Даже некоторые из моих коллег, с которыми я говорил об этом, заявляют, что не верят в это».

Как общий наркоз влияет на сознание человека и где в это время находится его душа

Мало кто знает, что происходит с сознанием и душой, когда человек находится под общим наркозом. Медики решили поведать о том, как наркоз влияет на человека и что он чувствует в это время.

Как наркоз влияет на человека

Под наркозом понимают состояние потери сознания, которое искусственно вызывается и характеризуется обратимостью. Наркоз обезболивает, поэтому его применяют во время проведения операции, чтобы избавить человека от страданий. Наркоз достигается благодаря анестетикам, дозу которых определяет анестезиолог, исходя из индивидуальных особенностей пациента.

В некоторых случаях наркоз бывает опаснее, чем сама операция. Есть много слухов о том, что из-за наркоза люди умирали, которые не всегда являются правдой.

Наркоз вводят человеку на определенное время, чтобы провести операцию, после этого сознание пациента восстанавливается. Анестезиолог вводит наркоз пациенту, чтобы избавить его от боли во время операции.

О том, как наркоз влияет на человека, можно говорить лишь после того, какой именно наркоз ему был сделан. Общая анестезия разделяется на несколько признаков.

Во время проведения операции на внутренних органах наркоз часто применяют в комплексе с искусственной вентиляцией легких, а порой и с искусственным кровообращением.

Наркоз можно вводить как внутривенно, так и с вдыхаемым воздухом. Иногда делают спинальную или эпидуральную анестезию. Эти два вида наркоза являются щадящими и менее агрессивными.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Наркоз без опиатов позволяет снизить количество обезболивающих после операции при раке груди

Что происходит с сознанием человека под наркозом


Проведенные исследования учеными показали, что наркоз полностью не отключает сознание человека, он и дальше реагирует на все события, которые происходят вокруг, но не осознает это. Анестезию можно сравнить с обычным сном, нежели с полным отключением сознания.

Ученые выделяют две теории относительно состояния сознания человека во время наркоза. Первая говорит о том, что под анестезией мозг может видеть сны, а также подсознательно воспринимать и распознавать информацию. Другая теория свидетельствует о том, что наркоз останавливает биологические часы человека, а также повышает риск развития слабоумия и болезни Альцгеймера.

Многие ученые больше всего склоняются к первой теории. Они провели исследование, в котором приняли участие 50 добровольцев. Их вводили в наркоз и наблюдали за ними при помощи электроэнцефалографа.

Все участники эксперимента могли распознавать звуки речи, но потом этого не помнили. Энцефалограммы показали волны, которые характерны для глубокого сна, когда человек воспринимает реальность, но не двигается и не осознает это.

После пробуждения пациенты не помнили, что они слышали, находясь под наркозом.

Ученые заявляют, что мозг что-то все-таки ощущал, но эти ощущения не сохранились в сознательной памяти. Получается, что сознание под анестезией сохраняется, но многое зависит от вводимого препарата и его дозировки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Ученые выявили в мозге механизм быстрого пробуждения от сна и наркоза

Что происходит с человеком после наркоза

Анестезиолог подбирает вид наркоза, основываясь на индивидуальных особенностях пациента, его состоянии и характере операции. Для проведения одинаковой операции разным людям могут применяться разные виды наркоза. Во время проведения операции всегда присутствует врач-анестезиолог.

Люди, которым проводилась операция и вводился наркоз, рассказывают о многих неприятных симптомах:

  • нарушение памяти;
  • нарушение сна;
  • головная боль;
  • галлюцинации;
  • проблемы со слухом.

Описанные симптомы в медицине называют когнитивной дисфункцией. Когда именно пройдут все эти симптомы, анестезиологи не могут дать четкого ответа. Чаще всего люди страдали от нарушения памяти, но через время все это проходило. У некоторых подобные симптомы длились около года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Средства от выпадения волос у женщин помогут справиться с последствиями наркоза

Общая анестезия: определение и побочные эффекты

Общая анестезия

Хотя существует множество типов и уровней анестезии — лекарства, чтобы не чувствовать боли во время операции — общая анестезия чаще всего используется при крупных операциях, таких как замена коленного и тазобедренного суставов, операции на сердце и многие типы хирургических процедур для лечения рака. . Многие из этих операций спасают или меняют жизнь и были бы невозможны без общей анестезии.

Как действует общая анестезия?

Общая анестезия — это лекарство, которое вводит врач-анестезиолог через маску или капельницу, помещенную в вену. Пока действует анестезия, вы будете без сознания, и многие функции вашего тела замедлятся или потребуется помощь для эффективной работы. Вам в горло могут ввести трубку, чтобы облегчить дыхание. Во время операции или процедуры врач-анестезиолог будет контролировать вашу частоту сердечных сокращений, артериальное давление, дыхание и другие жизненно важные показатели, чтобы убедиться, что они в норме и стабильны, пока вы остаетесь без сознания и без боли.

Во время операции врач-анестезиолог будет следить за вашими жизненными показателями, чтобы убедиться, что они в норме и стабильны, пока вы остаетесь без сознания и без боли.

После завершения операции ваш врач-анестезиолог отменит прием лекарств и будет с вами, когда вы вернетесь в сознание, постоянно следя за вашим дыханием, кровообращением и уровнем кислорода. Некоторые пациенты чувствуют себя хорошо, когда просыпаются; другие испытывают такие симптомы, как тошнота, рвота или озноб.У вас может болеть горло из-за дыхательной трубки. Ваш врач-анестезиолог поможет вам справиться с этими симптомами.

Поскольку вам была сделана серьезная операция, по мере выздоровления вы, вероятно, будете испытывать боль и дискомфорт от процедуры, которые могут усугубиться по мере ослабления эффекта общей анестезии. Ваш врач-анестезиолог посоветует вам, как справиться с болью во время выздоровления в больнице и дома.

Если вы сможете пойти домой в день операции, вы не сможете водить машину после общей анестезии — поэтому убедитесь, что кто-нибудь может отвезти вас домой.Может потребоваться день или два, чтобы обезболивающее средство полностью покинуло ваш организм, поэтому вы можете почувствовать сонливость, что может повлиять на ваши рефлексы и суждения.

Врачи-анестезиологи — самые высококвалифицированные медицинские эксперты в области анестезиологии, обезболивания и реанимации, их образование и подготовка могут означать разницу между жизнью и смертью.

Основы общей анестезии

Когда вам делают общую анестезию, вы «погружены», что означает, что вы полностью без сознания и обездвижены.Вы «засыпаете» и не чувствуете, не ощущаете и не помните ничего, что происходит после того, как наркотики начинают действовать на вашу систему.

Не совсем ясно, как именно работают общие анестетики, но в настоящее время принятая теория состоит в том, что они влияют на спинной мозг (поэтому вы в конечном итоге остаетесь неподвижным), на ретикулярную активирующую систему ствола мозга (которая объясняет бессознательное состояние) и коры головного мозга (что приводит к изменениям электрической активности на электроэнцефалограмме).

Крупные, сложные операции, для выполнения которых требуется длительный период времени, обычно требуют общей анестезии. Пациентам может не хватить всего нескольких часов для замены коленного сустава или до шести часов для чего-то более сложного, например, операции по шунтированию сердца.

Если вы готовитесь к операции, требующей общей анестезии, вы обычно встречаетесь с анестезиологом, чтобы сообщить ему или ей вашу историю болезни. Это важно, потому что людям с определенными заболеваниями может потребоваться особая помощь под наркозом — например, пациенту с низким кровяным давлением может потребоваться лечение эфедрином.Пьяные или употребляющие наркотики пациенты также по-разному реагируют на анестезию. Во время этой встречи вас попросят не есть за несколько часов до операции. Кто-то под общим наркозом может аспирировать или вдохнуть содержимое желудка.

Когда вы находитесь под общим наркозом, вы будете носить дыхательную маску или дыхательную трубку, потому что мышцы становятся слишком расслабленными, чтобы держать ваши дыхательные пути открытыми. Пока вы моложе, постоянно контролируются несколько различных показателей — пульсоксиметрия , (уровень кислорода в крови), частота сердечных сокращений, артериальное давление, частота дыхания, уровни выдыхаемого углекислого газа, температура, концентрация анестетика и активность мозга.Также есть сигнал тревоги, который срабатывает, если уровень кислорода упадет ниже определенной точки.

Существует четыре стадии общей анестезии:

  • Во время первой стадии, индукции , пациенту вводят лекарство, и он может начать ощущать его действие, но еще не потерял сознание.
  • Далее пациенты проходят стадию возбуждения . Они могут подергиваться и иметь нерегулярное дыхание или частоту сердечных сокращений. Пациенты на этой стадии ничего не помнят, потому что находятся без сознания.Этот этап очень короткий и быстро переходит к третьему этапу.
  • На третьем этапе мышцы расслабляются, дыхание становится регулярным, и пациент считается полностью анестезированным .
  • Анестезия четвертого этапа не является частью обычного процесса. Это когда пациент получил передозировку и лекарств, что может привести к остановке сердца или дыхания, повреждению головного мозга или смерти, если не будут приняты быстрые меры.

Далее мы рассмотрим препараты, вводимые во время общей анестезии, а также во время выздоровления.

Что такое мозг под наркозом | MIT News

С 1846 года, когда бостонский дантист по имени Уильям Мортон впервые публично продемонстрировал общую анестезию с использованием эфира, ученые и врачи пытались выяснить, что происходит с мозгом во время общей анестезии.

Хотя с тех пор многое было изучено, многие аспекты общей анестезии остаются загадкой. Как анестетики воздействуют на нейроны и химические вещества мозга, вызывая глубокую потерю сознания и отсутствие боли, типичных для общей анестезии? И чем общая анестезия отличается от сна или комы?

Эмери Браун, нейробиолог Массачусетского технологического института и практикующий анестезиолог из Массачусетской больницы общего профиля, хочет ответить на эти вопросы, применив строгий нейробиологический подход к изучению общей анестезии.В обзорной статье, опубликованной 29 декабря в журнале New England Journal of Medicine , он и двое его коллег излагают новую схему изучения общей анестезии, связывая ее с тем, что уже известно о сне и коме.

Такой подход может помочь исследователям открыть новые способы индукции общей анестезии и улучшить наше понимание других состояний мозга, таких как наркомания, эпилепсия и болезнь Паркинсона, — говорит Браун, профессор кафедры мозга и когнитивных наук. Отделение медицинских наук и технологий Гарвардского технологического института.

«Анестезия не подвергалась столь серьезным атакам, как другие вопросы нейробиологии, например, как работает зрительная система», — говорит Браун, который начал изучать общую анестезию несколько лет назад. Нейробиологи изучают зрение на всех уровнях, включая молекулярный, нейрофизиологический и теоретический. «Почему бы нам не сделать то же самое с вопросами общей анестезии?» он спрашивает.

Анестезия, сон и кома

В Соединенных Штатах 60 000 хирургических пациентов проходят общую анестезию каждый день.Хотя врачи иногда говорят своим пациентам, что они «засыпают» во время хирургической процедуры, это не совсем так, говорит Браун. «Это может показаться мелочью, но мы должны говорить именно о том, что это за состояние», — говорит он. «Этот документ — попытка начать с нуля и получить четкие определения».

Общая анестезия — это не просто глубокий сон, подчеркивает Браун. Фактически, одна из причин, по которой он и его коллеги написали статью NEJM, состоит в том, чтобы помочь врачам лучше понять различия и сходства между общей анестезией, сном и комой.Соавтор Ральф Лидик, нейробиолог из Мичиганского университета, является экспертом по сну, а Николас Шифф, еще один соавтор и невролог из Медицинского колледжа Вейл Корнелл, является экспертом по коме.

В статье NEJM авторы определяют общую анестезию как «вызванное лекарством обратимое состояние, которое включает определенные поведенческие и физиологические черты» — бессознательное состояние, амнезию, онемение боли и неспособность двигаться. Также ключевым моментом является стабильность таких функций организма, как дыхание, кровообращение и регулирование температуры.

Используя показания ЭЭГ (электроэнцефалографии), которые показывают электрическую активность мозга, Браун и его коллеги показывают, что даже самый глубокий сон не такой глубокий, как самый легкий общий наркоз.

В течение ночи спящий мозг циклически проходит три стадии сна без быстрого сна (быстрое движение глаз), чередующихся с быстрым сном, когда происходит большая часть сновидений. У каждого из них есть отличительный паттерн ЭЭГ. Однако ни один из них не похож на ЭЭГ головного мозга под общим наркозом.Фактически, паттерны ЭЭГ под общим наркозом больше всего похожи на таковые в коматозном мозге. Как указывает Браун, общая анестезия — это, по сути, «обратимая кома».

Действительно, ранние клинические признаки выхода из общей анестезии — возвращение нормального дыхания, возвращение движений и познания — параллельны тем, что выздоравливают из комы, хотя сжимаются в течение нескольких минут, а не часов (или даже лет), необходимых для того, чтобы наступить. из комы.

Кроме того, в статье предлагаются объяснения клинических признаков потери сознания, вызванной общей анестезией, на основе лежащих в основе нейронных цепей.Авторы также объясняют явление, известное как «парадоксальное возбуждение», при котором анестетики фактически увеличивают активность мозга, вызывая потерю сознания. В качестве одного из примеров авторы описывают, как кетамин вызывает бессознательное состояние, подавляя нейроны, чья работа заключается в сдерживании других нейронов, что приводит к перевозбуждению в нескольких областях мозга. Это перевозбуждение объясняет галлюцинации, наблюдаемые при употреблении кетамина, распространенного наркотика, также известного как «Особый К.».

На пути к лучшей анестезии

Хотя общая анестезия считается рутинной процедурой, она несет в себе определенный риск.Расчетная смертность, напрямую связанная с анестезией, составляет 1 случай на 250 000. Препарат, который, как считается, стал причиной смерти Майкла Джексона, пропофол, является сильнодействующим анестетиком.

«Анестетики — очень мощные лекарства с очень узким запасом прочности, о чем свидетельствуют печальные события, связанные со смертью Майкла Джексона», — говорит Андреас Лёпке, доцент кафедры клинической анестезии и педиатрии Медицинского колледжа Университета Цинциннати. «Эти лекарства обладают сильными побочными эффектами, такими как угнетение дыхания, потеря защитных рефлексов дыхательных путей, нестабильность артериального давления, а также тошнота и рвота.

Лучшее понимание того, как работает общая анестезия на клеточном и молекулярном уровне, могло бы помочь исследователям разработать анестезиологические препараты, лишенные этих побочных эффектов, — говорит Лёпке, не участвовавший в работе над этой статьей.

Браун также надеется, что его работа приведет к созданию новых анестетиков. С этой целью у него есть несколько текущих исследований, в которых он регистрирует электрическую активность мозга животных под общим наркозом, а также визуализирует человеческий мозг. Из этих исследований он надеется узнать больше о том, какие части мозга становятся более или менее активными во время общей анестезии.

Общие анестетики не просто усыпляют — ScienceDaily

Новое понимание сложных способов воздействия общих анестетиков на мозг может в конечном итоге привести к созданию более совершенных препаратов для хирургии. Остается неясным, как работает общая анестезия, хотя это одна из самых распространенных медицинских процедур во всем мире.

Исследователь

Университета Квинсленда, доцент Бруно ван Суиндерен, сказал, что его команда опровергла предыдущие представления о том, что общие анестетики действуют на мозг, обнаружив, что лекарства действуют гораздо больше, чем просто вызывают сон.

«Мы изучили влияние пропофола — одного из наиболее распространенных анестетиков общего назначения, используемых во время операции — на высвобождение синапсов», — сказал ученый из Квинслендского института мозга.

Синаптический выброс — это механизм, с помощью которого нейроны или нервные клетки взаимодействуют друг с другом.

«Из предыдущих исследований мы знаем, что общие анестетики, включая пропофол, действуют на системы сна в головном мозге, как снотворное», — сказал доцент ван Суиндерен.

«Но наше исследование показало, что пропофол также нарушает пресинаптические механизмы, вероятно, влияя на коммуникацию между нейронами всего мозга систематическим образом, который отличается от обычного сна. В этом смысле он сильно отличается от снотворного».

Аспирант

Адекунле Бадемоси сказала, что это открытие пролило новый свет на то, как общие анестетики действуют на мозг.

«Мы обнаружили, что пропофол ограничивает движение ключевого белка (синтаксин1А), необходимого в синапсах всех нейронов.Это ограничение приводит к снижению связи между нейронами в головном мозге », — сказал он.

Доцент ван Суиндерен сказал, что это открытие помогло понять, как работают общие анестетики, и могло объяснить, почему люди испытывали вялость и дезориентацию после выхода из операции.

«Мы думаем, что широко распространенное нарушение синаптических связей — коммуникационных путей мозга — делает операцию возможной, хотя эффективные анестетики, такие как пропофол, в первую очередь усыпляют», — сказал он.

«Открытие имеет значение для людей, чьи мозговые соединения уязвимы, например, для детей, чей мозг все еще развивается, или для людей с болезнью Альцгеймера или Паркинсона.

«Никогда не понималось, почему общая анестезия иногда бывает проблематичной для очень молодых и пожилых людей. Этот недавно открытый механизм может быть причиной».

Доцент ван Свиндерен сказал, что необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, оказывают ли общие анестетики какое-либо длительное воздействие на эти уязвимые группы людей.

«Изучение этих эффектов на модельных системах, таких как крысы и мухи, позволяет нам решать эти вопросы, манипулируя вероятными задействованными механизмами, чего мы не можем сделать на людях».

В исследовании участвовала лаборатория профессора Фредерика Менье в QBI, где методы микроскопии сверхвысокого разрешения позволили исследователям понять, как анестетик действует на отдельные клетки. Доктор Виктор Анггоно, чья лаборатория в QBI специализируется на синаптических механизмах, был партнером в исследовании.

История Источник:

Материалы предоставлены Квинслендским университетом . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

В чем разница между седацией и общей анестезией?

Седация вместе с обезболиванием, амнезией и параличом мышц является конечным результатом общей анестезии, которая представляет собой индуцированную, обратимую и контролируемую потерю сознания. Седация сама по себе является депрессией осознания, когда реакция пациента на внешние раздражители становится ограниченной.Седативный эффект может быть минимальным, умеренным или глубоким.

Минимальная седация применяется только для снятия беспокойства, с очень небольшим влиянием на сознание пациента, в то время как умеренная седация подавляет сознание, но оставляет пациента способным реагировать на внешние раздражители (тактильные или вербальные). В режиме глубокой седации пациент реагирует только на болезненные или повторяющиеся раздражители.

При большинстве форм анестезии пациентам перед операцией вводят лекарственные препараты, чтобы помочь им расслабиться. Наиболее часто используемые препараты для этого процесса — бензодиазепины.Другие лекарства вводятся в зависимости от потребностей, которые уникальны для данного пациента. Например, пациент с риском гастроэзофагеального рефлюкса может получать лекарства для решения этой потенциальной проблемы. Индукционная анестезия проводится под общим наркозом с помощью препаратов, которые усыпляют пациента, и как только действие этих препаратов начинает действовать, назначается поддерживающая анестезия. Ближе к концу операции прием этих препаратов прекращается, и пациентам назначают препараты, устраняющие последствия мышечного паралича.

Анестезия — глубокая седация Play

Седация против общей анестезии

Хотя и седация, и общая анестезия являются формами анестезии, а седация — компонентом общей анестезии, они различаются по нескольким параметрам. Пациенты, находящиеся под наркозом, полностью теряют сознание. Это означает, что пациент ничего не почувствует, не услышит и не вспомнит. Чтобы добиться этой потери сознания, необходима смесь агентов. Напротив, состояние где-то между сонливостью, расслаблением в сознании и, тем не менее, бессознательным, характеризует седативный эффект.Пациенты не чувствуют боли, но знают, что происходит вокруг них.

Преимущество заключается в том, что побочные эффекты, которые могут быть связаны с общей анестезией, можно избежать с помощью седативных средств. Кроме того, пациенты сохраняют свои естественные физиологические рефлексы и могут самостоятельно дышать.

Анестезия — общая анестезия Play

Однако это не означает, что респираторная поддержка может не потребоваться в некоторых случаях с седацией. Фактически, некоторые анестезиологи могут предпочесть общий наркоз, потому что он позволяет им полностью контролировать дыхательные пути, тем самым избавляя от необходимости беспокоиться о оксигенации пациента.Тем не менее, период восстановления после седации обычно быстрее, чем после общей анестезии.

Сердечно-сосудистая функция обычно не нарушается или сохраняется на различных этапах седативного действия. Напротив, это обычно ухудшается при общей анестезии, и необходимо тщательное наблюдение. В обоих случаях пациенты должны голодать за несколько часов до операции. Стандартная продолжительность голодания — шесть часов. Прозрачные жидкости можно употреблять не позднее, чем за два часа до операции.

Технически легкая седация может быть дана после двухчасового голодания, но это не рекомендуется, особенно в тех случаях, когда продолжительность хирургической процедуры непредсказуема и может длиться значительно дольше, чем планировалось, и становится необходимой общая анестезия.

Список литературы

Дополнительная литература

Обеспечение проходимости дыхательных путей для общей анестезии

Общая анестезия — это состояние глубокого сна или бессознательного состояния, во время которого пациент не осознает или не ощущает.Хотя в этом состоянии человек может поддерживать спонтанное дыхание (дышать самостоятельно), многие не могут делать это надежно и нуждаются в поддержке своего анестезиолога. Эта поддержка иногда может быть всего лишь поднятием подбородка или выталкиванием челюсти, чтобы помочь открыть дыхательные пути, но обычно включает размещение либо эндотрахеальной трубки (ЭТ-трубка), либо надгортанного дыхательного пути (SGA), устройства, которое находится над голосовыми связками. Оба эти устройства обеспечивают адекватную доставку кислорода и анестезирующих газов.Выбор устройства определяется многими хирургическими факторами и пациентами.

Эндотрахеальная трубка (ЭТ-трубка или ЭТТ)


Эндотрахеальная трубка (ЭТТ) — это пластиковая трубка, которая вставляется в трахею (дыхательное горло) и обеспечивает прямой путь доставки кислорода и удаления углекислого газа из легких. Установка ЭТТ называется интубацией. Перед интубацией пациента подключаются мониторы показателей жизнедеятельности. Затем ЭТТ устанавливается после того, как пациент теряет сознание после введения либо внутривенных (в / в) лекарств, либо вдыхания анестезирующих газов, либо и того, и другого.Когда пациента интубируют, используется ларингоскоп (лезвие с лампочкой на конце) для перемещения языка и визуализации голосовых связок и дыхательных путей. В большинстве случаев на ЭТТ есть надувная манжета, которая надувается, чтобы перекрыть дыхательные пути и обеспечить надувание легких.

Осложнения при установке эндотрахеальной трубки


Возможные осложнения интубации и установки ЭТТ варьируются от легкой боли в горле до опасной для жизни невозможности интубации.К счастью, наиболее частые побочные эффекты не являются серьезными.

Осложнения установки ЭТТ:

  • Больное горло
  • Порезы на губах, языке, деснах, горле
  • Повреждение зубов
  • Охриплость от временного или постоянного повреждения голосовых связок
  • Повышенное кровяное давление или частота сердечных сокращений
  • Обострение астмы
  • Повреждение мозга и / или смерть из-за невозможности интубации

Легкая ангина — наиболее частая жалоба после общей анестезии, которая может длиться несколько дней.Небольшие порезы на губах, языке или рту могут возникнуть из-за давления металлическим лезвием ларингоскопа. Сколы или сломанные зубы встречаются редко, и повышенная вероятность этого осложнения у пациентов с расшатанными зубами, коронками на резцах или плохим прикусом. Это может произойти из-за давления, оказываемого на зубы лезвием ларингоскопа, или из-за того, что пациент прикусил эндотрахеальную трубку или прикусной блок во время пробуждения.


Наиболее серьезным риском во время интубации является невозможность интубации и невозможность вентиляции (невозможность установить дыхательную трубку или подавать воздух в легкие и из них).Во время обучения анестезиологи учатся определять у пациента особенности, которые могут указывать на то, что их дыхательные пути трудно контролировать. Эти предикторы «затрудненного прохождения дыхательных путей» помогают анестезиологу разработать стратегию прохождения дыхательных путей, которая может включать в себя дополнительные материалы и рабочую силу или даже выполнение интубации в состоянии «бодрствования», когда пациенту, находящемуся под седативным действием, вводят ЭТТ с помощью специальных инструментов при спонтанном дыхании.

Другие серьезные осложнения, как правило, возникают у конкретных пациентов и ситуаций.Примеры включают опасно повышенное кровяное давление или частоту сердечных сокращений у пациента с плохо функционирующим сердцем или повышенное внутричерепное давление (давление на мозг) у пациента с большой опухолью или аневризмой.

Надгортанные дыхательные пути (SGA) (например, дыхательные пути гортанной маски)


Надгортанный дыхательный путь, или SGA, представляет собой пластиковую трубку с большой манжетой, которая помещается в заднюю часть глотки и располагается над отверстием для трахеи (дыхательного горла). Это альтернатива эндотрахеальной трубке, которую можно использовать в определенных ситуациях.Он стал более популярным, так как его можно быстро разместить, меньше болей в горле и позволяет пациенту легко дышать самостоятельно. На рынке представлено множество SGA. Как и в случае с эндотрахеальной трубкой, SGA устанавливаются после того, как пациент полностью уснул и потерял сознание. Размещение SGA зависит от провайдера и производителя. Большинство из них предназначены для установки без использования лезвия ларингоскопа.

Затем вводятся анестезирующие газы и кислород, чтобы держать пациента под наркозом.После завершения операции анестезирующие газы отключаются, а SGA удаляется после того, как будет обеспечено адекватное дыхание пациента.

SGA Противопоказания


Поскольку SGA находится над отверстием в трахею (дыхательное горло), газы также могут доставляться в желудок через пищевод (пищевод), особенно если пациент находится на вентиляции (анестезиолог обеспечивает дыхание пациенту) через SGA. . Это также означает, что все, что срыгивается, может попасть в легкие.Содержимое желудка, попадающее в легкие, называется аспирацией, и риск ее возникновения выше у некоторых пациентов. Эти пациенты включают людей с рефлюксом от умеренной до тяжелой степени, тех, кто ел в течение предыдущих 6-8 часов, беременных женщин и пациентов с диабетом, желудки которых не опорожняются должным образом. Для этих пациентов SGA небезопасно, и интубация с установкой эндотрахеальной трубки является оправданной.

Другие ситуации, в которых использование SGA противопоказано:

  • Положение на животе (операция, проводимая пациентом, лежащим на животе) — делает очень трудным или невозможным регулировку или замену SGA, если он смещается.
  • Лапароскопическая хирургия — высокое давление, создаваемое в брюшной полости, затрудняет вентиляцию с помощью SGA.
  • Хирургия, требующая тщательного контроля дыхания — включает операции на головном мозге, сердце и грудной клетке / грудной клетке.
  • Операция на носу или во рту — кровь может капать из места операции на голосовые связки или в легкие и вызывать раздражение; сам по себе SGA может повлиять на место операции.
  • Ожирение — SGA можно использовать у пациентов с ожирением, но увеличение количества мягких тканей в дыхательных путях и шее может затруднить правильную установку SGA.Дополнительный вес брюшной полости также может затруднить вентиляцию, подобно давлению, создаваемому при лапароскопической хирургии. Частота перехода на установку эндотрахеальной трубки выше в этой популяции.
Осложнения размещения SGA

Наиболее распространенная проблема с размещением SGA заключается в том, что устройство не подходит или не герметично закрывается достаточно хорошо для доставки необходимого количества анестезирующих газов и кислорода. В этой ситуации SGA удаляется и устанавливается эндотрахеальная трубка.


Как упоминалось выше, существует риск аспирации. Аспирация может привести к затруднению доставки кислорода в легкие, повреждению легких из-за кислого содержимого желудка или пневмонии.

Боль в горле и небольшие порезы во рту все еще возможны при установке SGA, но, как правило, они менее беспокоят и разрешаются быстрее, чем при интубации.

Также возможно повреждение нервов в горле и шее. Это может произойти из-за чрезмерного накачивания манжеты, оказывающего давление на окружающие нервы.Это нежелательное явление в настоящее время изучается больше, но его частота очень низкая и не препятствует рутинному использованию SGA.

Это ваш мозг под наркозом

Когда вы бодрствуете, ваши нейроны разговаривают друг с другом, настраиваясь на одинаковые частоты электрических импульсов. Один набор может работать синхронно на частоте 10 Гц, а другой — на частоте 30 Гц. Когда вы находитесь под наркозом, этот сложный шум превращается в более равномерный гул. Нейроны все еще активны, но сигнал теряет свою сложность.

Лучшее понимание того, как это работает, могло бы сделать операцию более безопасной, но многие анестезиологи не используют ЭЭГ для наблюдения за своими пациентами. Это беспокоит Эмери Брауна, который отслеживает мозговые паттерны своих пациентов, когда они находятся в плохом состоянии. «Большинство анестезиологов не думают об этом с точки зрения нейробиологии», — говорит Браун, профессор вычислительной нейробиологии в Массачусетском технологическом институте и анестезии в Гарвардской медицинской школе, а также практикующий анестезиолог. В течение последнего десятилетия он изучал, что происходит с мозгом, когда его владелец находится без сознания.Он хочет знать больше о том, как работают анестетики, и отслеживать точные характеристики поведения нейронов, когда пациенты находятся в недомогании. Он хочет иметь возможность сказать: «Вот что происходит. Это не черный ящик ».

«И как только вы поймете, как читать эти закономерности, и поймете нейрофизиологию, стоящую за ними, вы сможете лучше дозировать свои лекарства», — говорит Браун. «Вы используете физиологию, чтобы лучше заботиться о своих пациентах».

В исследовании, опубликованном в апреле в онлайн-журнале eLife , команда Брауна использовала электроды для изучения нейронов глубоко внутри мозга обезьян, подвергшихся анестезии.Работа впервые показывает, как отдельные нейроны в нескольких областях мозга реагируют, когда они наполняются седативным средством, и что их импульсы замедляются на 90-95 процентов. Подслушивая болтовню мозга в различных состояниях, команда получила изнутри, как возникает и исчезает сознание, и как врачи могут лучше его контролировать.

Каждая мысль, которая приходит в голову, буквально приходила в голову, когда миллионы нейронов в разных частях мозга болтают друг с другом.«Ваш мозг — это очень ритмичная машина», — говорит Эрл К. Миллер, профессор нейробиологии в Институте Пикауэра Массачусетского технологического института, который руководил работой вместе с Брауном. «Он делает это на всех частотах, от 1 Гц до 100 Гц и более». Мозговые волны, записанные с черепа на электроэнцефалограмме, или ЭЭГ, показывают перекрестную связь нейронов, коллективно запускающих волны электрических импульсов через самые удаленные области мозга или кору головного мозга, которая обычно рассматривается как центр управления.

Сознание возникает из этого диалога.«Виды, звуки, чувства — все действуют вместе, чтобы создать единый опыт того, что мы делаем, как мы чувствуем, о чем думаем в данный момент», — говорит Миллер. По сути, это означает осознание собственного разума и окружающего мира — сознание. Точный процесс того, как нейронная активность преобразуется в индивидуальное восприятие и мышление, до сих пор не понят, но один из способов изучить, что эти нейронные цепи делают для создания сознания, — это наблюдать, что происходит с нейронами, когда они выключаются.

«Один из самых интересных вопросов — это то, как мы воспринимаем познание — как мы обретаем сознательный опыт», — говорит Лаура Колгин, нейробиолог и директор Центра обучения и памяти Университета штата Вашингтон в Остине, которая не принимала участия в исследовании. «Рассмотрение общей анестезии как окна для понимания сознательного опыта — действительно крутой подход».

Анестезия в основном заставляет ваши нейроны заткнуться. Пропофол, общий анестетик, используемый в этом исследовании, прилипает к белкам, называемым рецепторами GABA A , что затрудняет передачу клеткам электрических импульсов.

В более ранних исследованиях имплантатов мозга грызунов и показаниях ЭЭГ у людей Браун показал, что пропофол нарушает коммуникацию в коре головного мозга. Но чтобы продвинуть науку дальше, он и Миллер хотели одновременно регистрировать различные области, когда животное входит в сознание и выходит из него. Они хотели использовать имплантированные электроды, чтобы слушать, как отдельные нейроны меняют свои мелодии, чтобы понять, как и где сложная коммуникация мозга нарушается под наркозом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.