Астенизация что это такое: Общая психопатология | Обучение | РОП

Содержание

Главная страница

Оцените ваше самочувствие. Для каждого утверждения оцените степень его применимости к своему состоянию по пятибалльной шкале.

1. Я чувствую себя здоровым
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

2. Физически я мало на что способен
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

3. Я чувствую себя активным
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

4. Все, что я делаю, доставляет мне удовольствие
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

5. Я чувствую себя усталым
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

6. Мне кажется, я многое успеваю за день
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

7. Когда я занимаюсь чем-либо, я могу сконцентрироваться на этом
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

8. Физически я способен на многое
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

9. Я боюсь дел, которые мне необходимо сделать

Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

10. Я думаю, что за день выполняю очень мало дел
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

11. Я могу хорошо концентрировать внимание
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

12. Я чувствую себя отдохнувшим
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

13. Мне требуется много усилий для концентрации внимания
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

14. Физически я чувствую себя в плохом состоянии
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

15. У меня много планов
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 Нет, это неправда

16. Я быстро устаю
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

17. Я очень мало успеваю сделать
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1  Нет, это неправда

18. Мне кажется, что я ничего не делаю
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

19. Мои мысли легко рассеиваются
Да, это правда — 5 — 4 — 3 — 2 — 1 — Нет, это неправда

20. Физически я чувствую себя в прекрасном состоянии
Да, это правда — 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — Нет, это неправда

Обработка результатов

В норме общее количество баллов не должно превышать 20—30.

Кроме общего результата по шкале, состояние может оцениваться по следующим субшкалам:

Общая астения (вопросы № 1, 5, 12, 16)

Пониженная активность (вопросы № 3, 6, 10, 17)

Снижение мотивации (вопросы № 4, 9, 15, 18)

Физическая астения (вопросы № 2, 8, 14, 20)

Психическая астения (вопросы № 7, 11, 13, 19)

Если суммарный балл по одной из субшкал выше 12, то это может быть предварительным основанием для  постановки диагноза «астенический синдром».

E.M. Smets et al., 1994 

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

К негативным, или дефицитарным, состояниям относят множество обратимых или стойких нарушений — от астенизации психической деятельности до выраженного состояния психического маразма, включая изменения личности, амнестический синдром и состояние слабоумия.

Изменения личности. Личностные изменения достаточно разнообразны по своим проявлениям — от несвойственных личности астенических расстройств до регресса личности. Отдельные виды изменений личности излагаются в последовательности, отражающей их нарастание и углубление.

Астенизация психической деятельности — наиболее легкая форма негативных расстройств, проявляющаяся повышенной психической истощаемостью, признаками раздражительности, слабости, гиперестезии. Симптоматика астении и выраженность ее отдельных проявлений могут быть различны. Иногда имеется несоответствие между глубиной и стойкостью психической истощаемости и сравнительно небольшой умственной или физической нагрузкой.

Более глубокий вид негативных расстройств — субъективно ощущаемые больными

изменения склада личности. Это проявляется изменением внутренних установок, эмоциональных реакций, оценки происходящего вокруг, отношения к окружающим. Объективно такие изменения нередко не констатируются. При углублении негативных расстройств возникают и объективно констатируемые изменения личности. В одних случаях речь идет о гипертрофии свойственных личности черт и заострении психопатических особенностей, в других — об изменении темперамента, всего склада личности с появлением не свойственных ей прежде черт психастенического, истерического, ипохондрического, параноического характера.

Дисгармония личности может выражаться в нажитой шизоидизации, проявляющейся оторванностью от окружающего, эгоцентризмом, рефлексией, интравертированностью, парадоксальностью эмоциональных реакций и поведения, обеднением эмоциональности, сочетающейся с хрупкостью чувств («дерево и стекло»), утратой эмоционального резонанса, невозможностью адекватной реакции на окружающие события, а также схематичностью мышления, отрывом его от реальности. В этих случаях отмечаются однообразие поведения, парадоксальная педантичность, отсутствие гибкости, падение активности и пассивная подчиняемость. Иногда наблюдается необычное сочетание бездеятельности и пассивности с незаурядными достижениями в каких-либо областях деятельности благодаря своеобразию и оригинальности позиций больного в технике, науке, искусстве.

Признаками дисгармонии личности могут быть постоянное чувство недовольства окружающим, раздражительность, чрезмерная истощаемость, снижение продуктивности мышления, легкие и поверхностные суждения, эгоцентризм, сужение интересов. Незначительные жизненные затруднения вызывают у больных затяжные состояния растерянности, беспомощности, безысходности.

Дисгармония может проявляться психопатоподобными изменениями личности со стойким повышением настроения, эйфорией, беспечностью, бездеятельностью, иногда раздражительностью, чрезмерной, часто неуместной и несоответствующей ситуации общительностью, фамильярностью, утратой чувства дистанции, отсутствием понимания неадекватности своего поведения.

Падение психического энергетического потенциала — свидетельство более глубокого изменения личности, выражающегося редукцией психической активности, продуктивности, невозможностью активно пользоваться имеющимся у больного объемом знаний, неспособностью усваивать новую информацию при сохраняющемся запасе профессиональных и иных знаний.

Снижение уровня личности и ее регресс — следующий этап развития негативных изменений. Обычно оно выражается в стойком падении активности и работоспособности, в сужении круга интересов, побледнении черт, присущих индивидуальности, повышенной утомляемости, раздражительной слабости, нерезко выраженных дисмнестических расстройствах. Дальнейшее же углубление черт изменения личности приводит к ее регрессу, более тяжелой степени различных клинических проявлений. В одних случаях речь идет о крайней взрывчатости, брутальности, аффективной лабильности, резком снижении адаптации, склонности к кверулянтским тенденциям; в других на первый план выступают эйфория с беспечностью, благодушием, бестолковостью, отсутствие критики, невозможность осмысления простых ситуаций, расторможение влечений. Регресс поведения может проявляться аспонтанностью, резким сужением круга интересов, полным безразличием к окружающему.

Амнестический синдром состояние, характеризующееся выраженными расстройствами памяти, а также глубокой степенью изменений личности. Для синдрома характерна прогрессирующая амнезия — наиболее типичный вид расстройства памяти. Его характеризуют закономерно последовательный распад памяти — от утраты приобретенных в последнее время новых знаний к утрате старого опыта, накопленных в прошлом знаний. Если вначале из памяти выпадает материал последних дней, месяцев, то в дальнейшем — уже последних лет, десятилетий. Воспоминания, приобретенные в раннем возрасте, а также наиболее организованные и автоматизированные знания сохраняются достаточно долго.

Амнестический синдром может проявляться также фиксационной амнезией, для которой характерны расстройства запоминания, амнестическая дезориентировка (больные не находят дом, квартиру, свою комнату). Больные не узнают знакомых, дальних родственников, а в дальнейшем и тех, с кем живут вместе многие годы, нередко принимая их за давно умерших родных. Затем расстраивается память и на события прошлого. Больные забывают возраст, имена ближайших родственников, в том числе и детей; нередко дочь воспринимается больным как сестра, муж — как отец и т.д.

Характерным признаком амнестического синдрома являются парамнезии — обманы памяти: воспоминания о событиях, в действительности не происходивших, — псевдореминисценции или смещенных во времени — конфабуляции (в настоящее время существует тенденция объединять конфабуляции и псевдореминисценции под общим термином «конфабуляции»). При расстройствах памяти возникают, как правило, конфабуляции обыденного содержания, которые как бы «замещают» пробелы памяти и определяются как «замещающие конфабуляции». В тех случаях, когда содержание конфабуляции отражает события, имевшие место в действительности и относящиеся к прошлому, чаще всего к молодым годам больного, говорят об

экмнезиях.

Возможно возникновение наплыва конфабуляции, сопровождающихся дезориентировкой в окружающей обстановке, ложными узнаваниями, бессвязностью мышления, — конфабуляторной спутанности.

В качестве парамнезий могут развиваться и криптомнезии — искажения памяти: события, о которых больной читал или слышал от окружающих, соотносятся больными к своей собственной личности; больной полагает, что они происходили или происходят в его жизни.

Слабоумие. К этой патологии относятся синдромы со стойким, малообратимым обеднением психической деятельности: ослабление познавательных процессов, обеднение чувств, изменения поведения. Усвоение новой информации практически невозможно, использование прошлого опыта крайне затруднено. Нарастание слабоумия сопровождается существенным изменением характера позитивных психопатологических расстройств. Если имеют место галлюцинации, то они бледнеют и возникают эпизодически; бредовые концепции распадаются на отдельные фрагменты и перестают определять состояние и поведение больного; кататонические расстройства проявляются в виде отдельных особенностей моторики, мимики и речи больных.

Слабоумие принято подразделять на врожденное и приобретенное.

Врожденное слабоумие характеризуется недоразвитием психической деятельности с признаками умственной отсталости, что проявляется отсутствием способности к абстрактному мышлению, бедностью представлений и фантазий, ограниченным запасом знаний и недостаточной выраженностью использования их, низким качеством памяти, бедностью эмоций, запаса слов, недоразвитием речи.

Приобретенное слабоумие (деменция) — состояние, развивающееся вследствие прогредиентных психических заболеваний. Это синдром, характеризующийся изменением высших корковых функций, включая память, мышление и суждения, ориентировку, понимание, счет, способность к обучению, использование речи. Традиционно слабоумие подразделяют на парциальное (дисмнестическое) и тотальное.

Основная особенность парциального слабоумия — неравномерность психических, в том числе и мнестических нарушений. Сохраняется «ядро» личности, т.е. остаются неизмененными особенности психического склада личности, личностные установки, навыки поведения при затруднении и замедленности психических процессов, речи и моторики. Характерны беспомощность, слезливость, приобретающая характер аффективного недержания. Наблюдается нерезко выраженное снижение критики.

Тотальное (диффузное, глобарное) слабоумие — один из наиболее глубоких видов негативных расстройств, проявляющийся резким снижением критики, эйфорией, дисмнестическими расстройствами, нивелировкой индивидуальных, характерологических черт личности. Поведение больных часто бывает неадекватным окружающей ситуации: осмысление, оценка, анализ происходящего невозможны. Больные склонны к легкомысленным, нередко нелепым поступкам, плоскому юмору.

Распад личности (маразм) — наиболее тяжелый вид негативных расстройств, глубокое слабоумие с утратой возможности контакта с окружающей средой, полным исчезновением интересов и влечений. У больного сохраняются пищевой и половой инстинкты. Первый проявляется прожорливостью, невозможностью отличить съедобное от несъедобного, второй — сексуальной расторможенностью, онанизмом, попытками вступать в половое сношение с несовершеннолетними и т.д. Для состояния маразма характерны общее тяжелое физическое истощение, трофические изменения кожных покровов, дистрофия внутренних органов, повышенная ломкость костей.

Астенизация, гиподинамия и другие проблемы: в Институте физиологии имени Павлова начали серьёзно изучать последствия самоизоляции для человека

В гостях у программы «Утро в Петербурге» Людмила Филаретова, директор института физиологии им. Н.И. Павлова.

В Институте физиологии имени Павлова начали серьёзно изучать последствия самоизоляции для человека. Там создан центр интегративной физиологии. Что это такое?

Сначала напомню, что такое физиология. Она изучает функционирование организма. Но исторически за последние десятилетия сложилось, что физиология, которая когда-то была крепкой и основательной наукой, распалась на отдельные области исследований. Углубление в отдельные процессы – это позитивно хорошо, но это заслоняет функционирование целостного организма. Чтобы опять вернуть физиологию в русло интегративных исследований, мы и используем этот термин. Интегративная физиология –функционирование организма как целого.

И центр был открыт именно для изучения последствий самоизоляции. Когда и как были выявлены последствия самоизоляции для организма?

Центр в целом гораздо шире и был создан не только для изучения процессов изоляции. Этот центр создан на базе консорциума четырёх больших институтов. Наш институт – координатор. Ещё входит ЛЭТИ, институт эволюционной физиологии и биохимии имени Сеченова и важный для нашего разговора институт медико-биологических проблем, который занимается космосом. Но среди десяти направлений этого центра важными и ключевыми для нашего разговора и ситуации является направление, которое называется фундаментальные прикладные исследования стресса (оно создано в нашем институте) и изучение эффектов долговременной изоляции. По исследованиям института медико-биологических проблем, проведённым на космонавтах и добровольцах в герметически закрытых помещениях была отмечена астенизация (потеря тонуса нервной системы) в результате депривации сенсорной информации. Это частичное или полное прекращение внешнего воздействия на один или более орган чувств, которое приводит к снижению потока нервных импульсов в центральную нервную систему. Были отмечены монотония, гиподинамия. Мы знаем, что неработающие мышцы приводят к потере или ослаблению функций. В результате тонус нервной системы резко понижается, и функционирование организма изменяется. Нервная система может отвечать в этих случаях парадоксальными реакциями. На сильные стимулы — незначительными эффектами. А на слабые стимулы (которые в норме не являются даже раздражителями) отвечать повышенной реакцией. Отсюда наша агрессивность. Но изоляция – это ещё и социальная изоляция, которая тоже оказывает влияние на физиологию. При этом функционирование организма изменяется существенно. В условиях самоизоляции мы оказались изолированными от общества. Но при этом многие семьи вынужденно находились долгое время все в одном месте. А это изменения личного пространства и навязанное общение, что является большим минусом.

В чём состоит реабилитация после самоизоляции?

Сейчас мы в начале пути. А в институте медико-биологических проблем уже могут предложить конкретные методы, поскольку давно работали с космонавтами. Обязательно нужно компенсировать всё то, что мы теряем, обеднение среды. Среду нужно обогатить. Различными звуками, видео, связью с родными близкими людьми. Используются и технологии виртуальной реальности, и робототехники.

слабость, усталость, головокружение, апатия, утомляемость

Врачи-реабилитологи советуют всем переболевшим, испытывающим сильную астенизацию, внимательнее следить за своим состоянием. Полезны прогулки на свежем воздухе минимум 1 раз в день. Хороший оздоровительный эффект дает скандинавская ходьба, плавание. При тяжелых формах астении и хронических заболеваниях рекомендуется реабилитация в санатории.

Вернуть утраченную бодрость и силы поможет четкое соблюдение режима труда и отдыха. Если страдающий астенией не высыпается, поздно ложится спать и рано встает, то организм не успевает отдохнуть и накопить ресурсы.

Питание должно быть сбалансированным, насыщенным фруктами и овощами. Полезно пропить курс витаминов группы В. От алкогольных напитков лучше отказаться.

Люди, которые привыкли заниматься спортом, после выписки могут постепенно возвращаться к занятиям. При этом необходимо постоянно следить за своим самочувствием и уровнем нагрузок.

Любые тревожные симптомы – боли в груди, головокружения, шаткость, слабость в руках (онемение), повышение температуры, нарушения работы сердца, отеки нижних конечностей должны насторожить. В этом случае нужно обратиться к терапевту или кардиологу.

В зависимости от тяжести состояния назначают лечение. Если по результатам анализов выявилась анемия, то прописывают препараты железа. При астеническом расстройстве средней тяжести, когда кружится голова, присутствует слабость, апатия, назначают природные адаптогены (элеутерококк, китайский лимонник и др. средства). При тяжелом течении, когда пациенты чувствуют сильную тревогу, страх, беспокойство, депрессию и другие невротические проявления назначают ноотропы и антидепрессанты.

Если после выздоровления от КОВИД-19 прошло несколько недель и состояние при этом не улучшается, то нужно обратиться за помощью к специалисту.

«Снижение иммунитета длится полтора-два месяца после COVID-19» | Статьи

В разных регионах страны число переболевших COVID-19 варьируется от 21% до 60%, если судить по наличию антител у пациентов. Причем крупнейшие мегаполисы с самой высокой среднесуточной заболеваемостью — Москва и Санкт-Петербург — отнюдь не в лидерах, а в середнячках, рассказал «Известиям» ученый-иммунолог, академик РАН, директор НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Роспотребнадзора Арег Тотолян. Кроме того, в ходе исследования специалисты обнаружили маркеры снижения общего иммунитета у переболевших COVID-19, сообщил он. По словам иммунолога, такое состояние длится два месяца. Также ученый рассказал о том, что опаснее: сначала привиться, а потом заразиться, или наоборот.

Уколоться и не заразиться

Арег Артемович, началась массовая вакцинация. Она проходит на пике пандемии, и остается высоким риск встретить инфекцию во время формирования иммунитета. Что безопаснее: допустим, если вирус уже попал в организм, но, не зная об этом, человек сделает прививку, либо если заражение произойдет после первой или второй инъекции, когда иммунитет к SARSCoV-2 еще формируется?

— Вопрос правильный и справедливый. Если контакт с вирусом был, но никакой клинической картины при этом нет, то есть вирус не размножается в дыхательных путях, этой ситуации опасаться не нужно. В этом случае вакцина нанести вред не может.

Другая ситуация, если есть определенная клиническая картина: признаки ОРЗ, температура даже на уровне субфебрильных значений (37,1–38 градусов. — «Известия»), есть более специфичная симптоматика — потеря обоняния, надо воздержаться от вакцинации, перенести ее на более поздний период. При потере обоняния надо повременить с прививкой даже при отсутствии других признаков заболевания. Я бы рекомендовал всем помнить, что разрешение или «допуск» на вакцинацию должен давать врач, специалист по вакцинопрофилактике. Так что в любом случае самостоятельно решения приниматься не должны.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— Всё как с вакциной против гриппа?

— Конечно! На фоне активной инфекции любая вакцинация противопоказана. Мы же имеем дело не с лечебными вакцинами, а с профилактическими.

На сегодня у нас две вакцины допущены до массового применения. Они не изучались в качестве терапевтических препаратов. Исследования, которые проводились для регистрации, и пострегистрационные исследования были посвящены именно профилактическому действию вакцины, а не лечебному.

— А если контакт с инфекцией произошел после вакцинации, но до того, как сформировался иммунитет?

— Да, может быть такая ситуация, что уже после вакцинации человек попал под высокую вирусную нагрузку, от этого никто не застрахован. Страшнее вакцинироваться, если человек уже болен. Но давайте разделим: на что мы можем повлиять, а на что мы повлиять не можем. Отсрочить вакцинацию при признаках заболевания мы можем.

Нужно помнить, что сразу иммунитет не развивается, сам факт инъекции еще не дает защиты. В случае введения вакцин «Спутник-V» и «ЭпиВакКорона» предусмотрено две инъекции с интервалом в три недели. Общий срок наблюдения — 42 дня (шесть недель, или полтора месяца), в течение этого времени необходимо продолжать соблюдать все меры социального дистанцирования, использовать средства индивидуальной защиты. В противном случае надо садиться на самоизоляцию, но, я думаю, вряд ли кто-то пойдет по такому сценарию.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Если иммунная система человека нормально ответила на вакцинацию, уровень антител стал достаточно высоким, то тогда можно себя чувствовать защищенным.

— Некоторые пытаются просто пересидеть пандемию. В каких случаях эта стратегия верна?

— Для суперпожилых людей под 90 или 90+. У нас страна большая, есть и люди в возрасте 130 лет, у большинства из которых есть хронические заболевания, и это является относительным противопоказанием для прививки. Некоторые заболевания относятся к абсолютным противопоказаниям к вакцинации — первичные иммунодефициты. У таких больных выключены из функционирования целые звенья иммунной системы. Им стоит дождаться ситуации, когда сформируется коллективный иммунитет, это вполне корректная тактика. Людей в возрасте от 18 до 70–75 лет я бы призвал не идти по пути жесткой самоизоляции.

Лучшая защита

— Что лучше защищает — антитела, образовавшиеся в случае перенесенного заболевания или в результате вакцинации? Они одинаковые?

Разные. Применительно к большинству вакциноуправляемых инфекций действует правило: иммунитет, который вырабатывается естественным путем, более стойкий, он сохраняется более длительный период, нежели поствакцинальный иммунитет. Я не распространял бы это правило на сегодняшнюю актуальную инфекцию. Во-первых, мы видим, что после перенесенной коронавирусной инфекции не у всех вырабатываются нейтрализующие антитела. У некоторых появляются антитела, но не той специфичности, которая позволяет защититься от повторного инфицирования.

Фото: Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора

Во-вторых, обе вакцины — и «Спутник-V», и «ЭпиВакКорона» — нацелены на взаимодействие с S-белком. «Спутник-V» направлен на тот участок, который отвечает за нейтрализующую активность антител, а в «ЭпиВакКороне» используются пептиды, которые являются фрагментами S-белка. Поэтому в случае вакцинации обеими российскими вакцинами больше шансов получить антитела, которые будут защищать, нежели в случае пассивно перенесенной инфекции, если речь идет о легких и бессимптомных формах заболевания. В случае же инфекции средней тяжести и уровень антител, и качество антител значительно выше.

— На что в организме коронавирус «нападает» прежде всего?

— Прежде всего он выводит из строя эпителиальные клетки носоглотки. Они первыми сталкиваются с вирусом, и происходит блокировка системы интерферонов внутри клеток. Они становятся неполноценными из-за размножения в них вируса. Это важно, потому что качество гуморального иммунного ответа зависит в том числе и от функциональной полноценности эпителиальных клеток. Повреждение эпителиальных клеток — это одна из причин неполноценного иммунного ответа организма на воздействие вируса SARS-CoV-2.

Фото: Depositphotos

— Торможение вирусом иммунного ответа — это отличительная черта SARS-CoV-2? Другие вирусы на такое не способны?

— Да, это специфика новой коронавирусной инфекции.

Биомаркеры

— Как быстро у переболевших восстанавливается нормальный иммунный ответ на инфекцию?

— Мы проводим иммунологическое обследование и больных, и переболевших, которые относятся к категории реконволюсцентов (находятся в таком периоде выздоровления, когда явные признаки заболевания окончились, но еще нет полного восстановления прежнего состояния организма. — «Известия») на разных сроках, и уже есть первые результаты. Мы обнаружили биомаркеры некоторой иммунологической недостаточности, иммунной депрессии. Такое снижение иммунитета длится полтора-два месяца после перенесенного COVID-19 и носит обратимый характер. Клинически это проявляется как синдром астенизации. Люди страдают от повышенной утомляемости, сонливости, человек хуже справляется с нагрузками, страдают когнитивные функции. Мы исследовали иммунологические последствия перенесенного COVID-19 и выявили иммунологические маркеры этих последствий. Подробнее пока рассказывать не могу. Эти данные сейчас готовятся к публикации в научной печати.

— Это ваша самая интересная находка в процессе исследования новой коронавирусной инфекции?

— На данный момент да. Подробнее смогу рассказать чуть позже, когда работа будет завершена. Но, пожалуй, самая интересная и самая труднореализуемая задача — другая. Мы хотим найти биомаркеры у тех, кто не болеет, даже работая в красных зонах. Требуется длительный процесс наблюдения, и мы его ведем.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Недавно вышла статья, авторы которой говорят о том, что у переболевших вирус может прятаться в экзосомах. Вы можете объяснить, как это происходит и не означает ли это, что COVID-19 нужно считать хроническим заболеванием?

— Когда вирус разрушает эпителиальные клетки, они не исчезают бесследно. От них остаются микровезикулы, и вирус там может сохраняться. Экспериментальные данные позволяют говорить о правомочности такой модели. Но это предположение требует доказательств на клиническом материале, необходимо провести обследование больных и переболевших. Пока таких данных в научной литературе я не видел.

Когда мы говорим о хронизации инфекции, это означает, что вирус остался в организме человека, он постоянно там существует в каких-то органах и клетках, размножается и элиминировать (полностью изгнать. — «Известия») его из организма невозможно. Так происходит с вирусным гепатитом В, с ВИЧ, который живет в лимфоцитах. Пока нет данных о том, что SARS-CoV-2 живет постоянно в каких-то органах или клетках. Пока это не будет доказано, считать COVID-19 хронической болезнью нельзя, хотя в некоторых случаях COVID-19 носит характер затяжной инфекции. Например, у иммунокомпрометированных больных, у онкологических пациентов, которые находятся на длительной или постоянной иммуносупрессии.

Мозаика популяционного иммунитета

— Уже больше полугода ученые НИИ имени Пастера проводят исследование популяционного иммунитета, причем в динамике. Охвачено 75 тыс. человек в 26 регионах страны, которые сдают тесты на антитела к SARS-CoV-2. Расскажите, пожалуйста, как меняется картина, каковы последние данные?

Фото: РИА Новости/РФПИ и Центр имени Гамалеи

— Это большая программа Роспотребнадзора, в которой принимают участие восемь научно-исследовательских институтов и 20 территориальных управлений и центров гигиены Роспотребнадзора. В общей сложности проведено более 167 тыс. исследований. Уже реализовано три этапа программы, последний — в декабре. Первый этап начался в июне и продолжался до середины августа. Мы получили очень разнообразную картину в целом по стране: в разных регионах сероположительных лиц (имеющих антитела к SASRS-CoV-2. — «Известия») было от 4% до 51%. Это объясняется тем, что различные регионы в разное время входили в эпидемию. Для второго этапа исследований мы выбрали начало учебного года — сентябрь-октябрь, обследовали тех же волонтеров. Когорта ожидаемо сузилась с 75 тыс. до 50 тыс. человек, а по итогам мы большой динамики не увидели: диапазон немного сократился от 5,5% до тех же самых 51%. Зато увидели, что наибольшую долю сероположительных лиц составили дети дошкольного и младшего школьного возраста. Они имеют антитела.

— Для детей варианта вакцинации пока нет, но получается, что именно эта возрастная группа оказалась наиболее иммунизирована?

— Да. Вакцины для детей действительно нет, но, к счастью, она для них и не столь актуальна, как для взрослых и пожилых. Дети в большинстве случаев переносят инфекцию или бессимптомно, или в легкой форме. И действительно дети иммунизируются быстрее остальных групп населения. Даже при минимальных клинических проявлениях или их полном отсутствии антитела у детей вырабатываются и защита появляется. В ходе исследования мы это отчетливо увидели.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— Третий этап завершен?

Да, он проходил в декабре, данные обработаны и в основном проанализированы. Здесь мы уже увидели значительную динамику: происходит постепенное выравнивание ситуации по разным регионам. Диапазон лиц, имеющих антитела, составляет от 21% до 60%.

— Москва и Петербург в лидерах?

Нет. Москва и Петербург в середняках.

— Ведь именно в двух самых крупных мегаполисах страны среднесуточный прирост заболевших самый большой. Как это можно объяснить?

Система формирования популяционного иммунитета очень многофакторная, и прямой зависимости между фиксируемым уровнем заболеваемости и уровнем коллективного иммунитета мы не видим. Однако окончательного ответа на вопрос, почему так, у нас еще нет.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Будет ли исследование продолжено? Если да, то как оно изменится в связи добавившимся фактором вакцинации?

Четвертый этап исследований запланирован на март. Он будет иметь целый ряд особенностей по сравнению с предыдущими тремя этапами. Предыдущие три этапа проходили в условиях приобретения популяционного иммунитета естественным путем, мы имели дело только с переболевшими. На четвертом этапе у нас будет уже определенная доля провакцинированных, причем разными вакцинами, находящихся на разных стадиях вакцинации. Данные будут очень гетерогенные, и потребуется более детальный анализ.

Наша стратегическая задача — продолжать исследование популяционного иммунитета. Ведь массовая вакцинация проводится ради того, чтобы мы вышли на уровень коллективного иммунитета, который будет защищать всё население в целом, всю популяцию. Пока мы не достигнем такой ситуации, мы будем продолжать исследование. По моим прогнозам, это займет весь 2021 год.

— Как вы считаете, если бы вакцинации не было, коллективный иммунитет когда-либо сформировался бы?

Когда-нибудь — конечно, да. Только это был бы длительный процесс, который бы занял несколько лет.

Официальный сайт лицея №149

Куришь? Если все-таки зашел сюда, значит, тебя волнуют вопросы курения, здоровья!
Вопрос 1. Почему тот, кто начинает курить, не задумывается о том, почему многие люди уже хотят бросить курить?
ТОГДА, прежде, чем начать курить, узнай, чем все это может закончиться для твоего здоровья!
Вопрос 2. Тебе безразлично все, что касается ТВОЕГО здоровья?
ТОГДА прочти и подумай, стоит ли начинать курить.
Курение для детей школьного возраста — серьезный фактор, создающий массу проблем именно для школьного возраста.
1. Проблемы с поведением!
Никотин, влияя на нервную систему, излишне активизируя ее, нарушает деятельность гормональной сферы, вызывает у детей состояние постоянного нервно-психического возбуждения, совершенно не сочетающееся с требованиями школьной дисциплины.
И ТЕБЕ ЭТО НЕ НАДО!
2. Отставание в учебе!
Дети отстают в учебе, но при этом не имеют показаний для обучения в специализированной школе, а программа массовой школы им явно не по плечу. И здесь прослеживается вред курения для школьников — хронически суженные сосуды головного мозга не доставляют к его отделам достаточного количества питательных веществ, вызывая нейролептический синдром, характеризующийся постоянной сонливостью, астенизацией, трудностями в учебе.
И ЭТО ТЕБЕ НЕ НАДО!
3. Угроза для дальнейшей жизни!
Старший школьный возраст сам по себе сложен как период взросления, становления личности. Сложнее протекает он у юношей и девушек, страдающих наркотической зависимостью, в том числе никотиновой.
Личность человека не может гармонично развиваться, если доминирует мысль о том, где достать сигареты, как избежать наказания от педагогов, как «отделаться» от нравоучений родителей. В период резкого скачка в физическом развитии, во время полового созревания организм затрачивает колоссальное количество энергии на поддержание этих процессов. У курильщиков же часть энергии вынуждено тратится на борьбу с хронической интоксикацией и на восстановление организма от токсического влияния никотина.
Вред курения для школьников в этом случае тотальный: страдают и физические и психические функции. Естественно, что такое неблагополучие в старшем школьном возрасте сказывается на дальнейшей жизни.
Под угрозой в первую очередь органы дыхания, сосудистая система, состояние кожи, умственные способности, физическая выносливость, либидо и сексуальная жизнь, деторождение.
ТЕПЕРЬ ПОДУМАЙ, СТОИТ ЛИ НАЧИНАТЬ КУРИТЬ?

Лечение миеломы. Химиотерапия.

 

Рассмотрим тактику терапии больного, являющимся кандидатом на ауто-трансплантацию.

 

Если пациент моложе 65 лет, без тяжелой сопутствующей патологии, ему назначаются курсы специфической терапии. После 2-3 курсов оценивается противоопухолевый ответ. Если ответ на лечение достигнут, это означает, что опухоль химиочувствительна. Лечение продолжается по той же схеме. После 4-6-8 курсов (в зависимости от конкретной клинической ситуации) пациенту проводится следующий этап – мобилизация стволовых клеток крови для последующей ауто-ТГСК. Есть различные схемы мобилизации клеток. Целью процедуры мобилизации является получение адекватного количества гемопоэтических стволовых клеток для дальнейшей трансплантации. При возможности, заготавливается количество клеток, необходимое для двух трансплантаций. При множественной миеломе проводится как однократная, так и тандемная трансплантация. Тандемная ауто-ТГСК – это исходно запланированная вторая трансплантация, выполненная в течение 6 месяцев от момента проведения первой трансплантации. После процедуры мобилизации клеток наступает этап высокодозной химиотерапии с ауто-ТГСК. Пациенту в течение 2 дней вводятся большие дозы химиопрепарата – этот этап называется предтрансплантационное кондиционирование. Затем производится введение ранее собранных клеток через центральный венозный катетер в крупную вену – этап трансплантации. Через 2-4 недели перелитые клетки начинают «работать» – то есть, вырабатывать новые клетки крови. После ауто-ТГСК в контрольные сроки (как правило, на 100 день после трансплантации) проводится оценка противоопухолевого ответа с последующим принятием решения о дальнейшей тактике. Пациенту рекомендуется либо проведение второй ауто-ТГСК, либо поддерживающей терапии, либо динамическое наблюдение. Это решение принимается врачами в зависимости от конкретной клинической ситуации. По завершении всей программы лечения за больным устанавливается динамическое наблюдение – то есть, он регулярно обследуется. Динамическое наблюдение может длиться 3 месяца, а может – более 10 лет.

Если болезнь возвращается (рецидив заболевания), вновь назначается противоопухолевое лечение. Схема противорецидивной терапии избирается врачом в зависимости от разных факторов. Так, если рецидив случился в первые 6 месяцев по окончании лечения, следует включить в терапию препараты, не применявшиеся ранее. Если рецидив возник через 3 года после лечения, вполне возможно проведение реиндуции, то есть применение той же схемы, которой больного лечили в первый раз. Оценка ответа также проводится после каждых 2-3 курсов терапии. Длительность терапии рецидива варьирует в зависимости от схемы лечения.

Нужно понимать, что трансплантация аутологичных гемопоэтических стволовых клеток не является терапией, излечивающей больного множественной миеломой. К сожалению, на данном этапе развития медицины нет препарата или процедуры, которая бы вылечила это заболевание. Однако проведение ауто-ТГСК способствует улучшению показателей выживаемости пациентов, в ряде случаев приводя к ремиссии, которая длится годами.

Если пациент пожилого возраста, или же у него есть тяжелые сопутствующие заболевания, высокодозное лечение с трансплантацией в схему терапии не включается. Главное – не навредить пациенту. Переносимость лечения является важной проблемой при терапии пожилых и ослабленных больных. Выбирая схему терапии для пациента, врач учитывает возраст, состояние больного, степень астенизации. Астенизация – это наличие или сочетание таких признаков, как слабость, потеря массы тела, низкая физическая активность. В соответствии с возрастом редуцируются (уменьшаются) и дозы препаратов. Длительность лечения зависит от его эффективности, переносимости. После 9 курсов химиотерапии при достижении эффекта возможно остановить лечение. Если глубокий противоопухолевый ответ не достигнут, больной может быть переведен на другие схемы терапии.

Для того чтобы установить эффективность проводимого лечения, необходимо проходить регулярные обследования (после каждых 2-3 курсов терапии). Требуется проведение иммунохимии крови и мочи (для того, чтобы понять, насколько уменьшился патологический белок в крови и моче), иногда – исследование костного мозга и проведение КТ для оценки размеров плазмоцитом.

Признаки того, что лечение эффективно: снижение парапротеина в крови/моче, снижение количества плазматических клеток в костном мозге, уменьшение размеров плазмоцитом, улучшение общего самочувствия, уменьшения болей в костях.

Психиатрические проблемы в космосе

Психиатрические проблемы во время космических полетов

Во время космических полетов было сообщено о ряде психиатрических проблем. 1,2 Наиболее распространенными являются реакции адаптации, которые обычно проявляются симптомами тревоги или депрессии. Один опытный астронавт, отправлявшийся в длительную орбиту, впал в депрессию из-за ощущаемой изоляции и разлуки с семьей. Эти симптомы исчезли, когда он приспособился к новой среде.

Описаны также психосоматические реакции. Один космонавт на орбите написал в своем дневнике, что он испытал зубную боль после тревожных снов о зубной инфекции, и он начал зацикливаться на том, что ничего нельзя сделать с такой инфекцией, если она произойдет.

О проблемах, связанных с серьезными расстройствами настроения и мышления (например, биполярным расстройством, шизофренией), во время космических полетов не сообщалось. Вероятно, это связано с тем, что потенциальных кандидатов в космонавты проверяют на предрасположенность к этим психическим заболеваниям.Тем не менее, эти синдромы были зарегистрированы у 5% людей с менее тщательной проверкой, работающих в космических аналоговых средах, таких как подводные лодки и антарктические базы, что может иметь последствия для будущих космических туристов. 1,2

[[{«type»: «media», «view_mode»: «media_crop», «fid»: «49405», «attributes»: {«alt»: «Â © Marc Ward / shutterstock .com «,» class «:» media-image media-image-right «,» id «:» media_crop_436393570403 «,» media_crop_h «:» 175 «,» media_crop_image_style «:» — 1 «,» media_crop_instance «:» 5959 «,» media_crop_rotate «:» 0 «,» media_crop_scale_h «:» 146 «,» media_crop_scale_w «:» 250 «,» media_crop_w «:» 300 «,» media_crop_x «:» 4 «,» media_crop_y «:» 71 «, «стиль»: «размер шрифта: 13.008px; высота строки: 1,538em; float: right; «,» title «:» © Marc Ward / shutterstock.com «,» typeof «:» foaf: Image «}}]] Изменения личности после миссии и психиатрические проблемы повлияли на возвращающихся космических путешественников. Депрессия, тревожность, злоупотребление алкоголем и проблемы семейной адаптации потребовали психотерапии и психоактивных препаратов. Группы поддержки под руководством сверстников и профессиональные вмешательства смягчили некоторые из этих эффектов.

Российские психологи и летные хирурги сообщили о существовании «астенизации», своего рода реакция адаптации, относящаяся к понятию неврастения. 1 Симптомы включают усталость, раздражительность, эмоциональную лабильность, проблемы с вниманием и концентрацией, беспокойство, повышенную чувствительность восприятия, учащенное сердцебиение и нестабильность артериального давления, а также проблемы со сном и аппетитом. Для борьбы с этим был разработан ряд контрмер, таких как увеличение частоты общения между затронутыми космическими путешественниками и членами семьи на Земле, а также отправка неожиданных подарков и любимой еды на кораблях снабжения для повышения морального духа.Эмпирические доказательства астенизации несколько двусмысленны, но есть основания полагать, что это может быть культурно-специфический синдром. 3,4 Необходимо провести дополнительные исследования, чтобы оценить его клинические характеристики и частоту во время космических полетов.

Психиатрические препараты в космосе

Психоактивные препараты были доступны членам экипажа во время космических полетов. В справочник полетов космического шаттла входили успокаивающие лекарства, такие как диазепам; нейролептики, такие как галоперидол; обезболивающие, такие как кодеин и морфин; лекарства для сна, такие как флуразепам и темазепам; стимуляторы, такие как декстроамфетамин; и прометазин от космической болезни движения. 5 В одном исследовании было обнаружено, что 78% членов экипажа космического шаттла принимали лекарства в космосе, в основном от космической болезни движения (30%), головной боли (20%), бессонницы (15%) и болей в спине ( 10%). 6 Новые психоактивные препараты (например, оланзапин, рисперидон, СИОЗС) также были включены в некоторые полеты, и аналогичные лекарства использовались во время российских космических миссий. 7

Фармакокинетические характеристики психоактивных препаратов могут быть изменены физиологическими изменениями, вызванными микрогравитацией (, рисунок ).

Такие эффекты могут влиять на дозировку лекарства и способ введения. Лекарства, которые по-разному всасываются в кишечнике, такие как хлорпромазин и флуразепам, а также лекарства, на метаболизм которых влияют эффекты первого прохождения, такие как многие антидепрессанты, особенно уязвимы для этих изменений. 8 Кроме того, когда внутримышечные лекарства требуются в космосе, может быть лучше вводить их в руку, а не в бедро, из-за перемещений жидкости в верхней части тела.

Важно отслеживать использование посредничества в космосе. Во время одной российской космической миссии командир принял слишком много снотворного, не проинформировав врачей в центре управления полетом, и, как следствие, у него возник ряд проблем. 7

Психологическое исследование на орбите

Мои коллеги и я провели 2 финансируемых НАСА исследования психологических и межличностных проблем, влияющих на членов экипажа и персонал управления полетом. Одно исследование проводилось на российской космической станции «Мир», а другое — на Международной космической станции (МКС). 1,2,9,10 Всего в космических полетах продолжительностью от 4 до 7 месяцев приняли участие 30 космонавтов и космонавтов, а также 186 американских и российских диспетчеров. Результаты были одинаковыми в обоих исследованиях. С течением времени не произошло значительных изменений в уровне настроения членов экипажа и межличностного климата в группе. Существовали убедительные свидетельства того, что напряжение экипажа сместилось внешне на персонал управления полетами на Земле. Сплоченность экипажа положительно коррелировала с поддерживающей руководящей ролью командира миссии.Эти результаты были недавно воспроизведены в исследовании аналога лунной станции в Китае. 11

Мы также рассмотрели вопросы культуры в наших исследованиях «Мир» и МКС. Члены экипажа получили более высокие баллы с точки зрения опыта общения с другими культурами по сравнению с персоналом управления полетами. Американцы сообщили о значительно большей рабочей нагрузке, чем россияне, в обоих исследованиях и меньшей напряженности во время миссий на МКС. В этих различиях были задействованы как национальные факторы, так и организационные факторы космического агентства.

Другие исследователи изучали психологические проблемы космонавтов и космонавтов. Гушин и его коллеги 12 обнаружили, что космические экипажи продемонстрировали уменьшение объема своих коммуникаций и тенденцию фильтровать то, что они говорили внешнему персоналу, и они больше взаимодействовали с одними людьми, чем другие в управлении полетом.

Томи и его коллеги 13 опросили 75 астронавтов и космонавтов и 106 сотрудников центра управления полетами и обнаружили, что обе группы оценивают конфликты координации между космическими организациями как самую большую проблему, которая влияет на их миссии.Другие проблемы включали недопонимание из-за простого недопонимания, различия в языке и стилях управления работой, а также трудности общения между персоналом управления миссией и их группами поддержки.

Одиннадцать космонавтов были опрошены, чтобы получить представление о возможных психологических проблемах во время экспедиции на Марс. 14 Упомянутые проблемы включали изоляцию и монотонность, связанные с расстоянием задержки связи между экипажем и людьми на Земле, различия в стилях управления космическими агентствами и культурные проблемы, возникающие из-за международного состава экипажа.

Был проведен опрос 576 сотрудников Европейского космического агентства с целью выявления важных культурных проблем, которые могут повлиять на производительность. Была обнаружена положительная связь между опытом общения с другими культурами и умением работать с сотрудниками из разных стран. 15

Наконец, контент-анализ личных журналов 10 космонавтов МКС показал, что 88% записей касались следующего: работа, внешнее общение, настройка, групповое взаимодействие, отдых / досуг, оборудование, события, организация / управление. , сон и еда. 16 Участники сообщили, что их жизнь в космосе оказалась не такой сложной, как они ожидали до запуска.

Путешествие в космос может быть полезным. Некоторые астронавты и космонавты сообщили о трансцендентных переживаниях, религиозных прозрениях или лучшем ощущении единства человечества в результате наблюдения за Землей внизу и космосом за ее пределами. 1,2 В своем дневнике космонавт Валентин Лебедев отметил, что фотографирование Земли с космической станции «Салют-7» было успокаивающим и снимающим стресс опытом, которое, казалось, помогло ему справиться со стрессом, который он испытывал из-за своего товарища по экипажу. 17

При опросе 54 астронавтов и космонавтов, которые летали в космос, участники оценили положительное волнение, которое они испытывали по поводу своей миссии, как один из основных факторов, которые улучшили общение между ними и персоналом управления полетом. 18,19 В ходе дополнительного исследования мы с коллегами опросили 39 астронавтов и космонавтов, которые летали в космос. 20 Все респонденты отметили, по крайней мере, некоторые положительные изменения в результате своего опыта.Наблюдение за красотой Земли из космоса было для них значительным положительным фактором, и этот опыт иногда приводил к изменению образа жизни после того, как они вернулись домой.

Извлеченные уроки

На основании вышеизложенных выводов предлагается ряд контрмер для будущих космических полетов. Следует выбирать членов экипажа, чувствительных к психосоциальным вопросам. Им необходимо уметь контролировать свои чувства и заниматься решением проблем, связанных с межличностными трудностями.Члены экипажа (включая космических туристов) и персонал управления полетом должны пройти предпусковую психосоциальную подготовку.

Во время длительных миссий обе группы должны пройти курсы повышения квалификации по компьютерному психосоциальному образованию, чтобы напомнить им о ключевых вопросах, обсуждаемых перед запуском. Периодические «бычьи сессии» должны быть запланированы, чтобы дать экипажам возможность обсудить и справиться со стрессом до того, как он начнет усиливаться. Члены экипажа должны иметь свободное время и пространство у окна для просмотра или фотографирования Земли.Следует облегчить личные контакты с семьей и друзьями на Земле. Наконец, после возвращения необходимо провести разбор полетов по реадаптации и вспомогательные мероприятия, чтобы помочь членам экипажа и их семьям приспособиться к совместной жизни на Земле. Психиатрическое консультирование должно быть доступно по показаниям как во время миссии, так и после нее.

Примечание редактора: Два астронавта — Скотт Келли и Михаил Корниенко — вернулись на Землю в марте этого года после исторической 340-дневной миссии на борту Международной космической станции.Во время своей миссии американцы и россияне приняли участие, среди прочего, в исследовании стресса от длительного космического полета. Поэтому мы думали, что статья о психиатрических проблемах в космосе была особенно своевременной, и благодарим доктора Канаса за его понимание уникальных психологических, физиологических и фармакокинетических аспектов космического полета. Мы также чествуем командира Келли и бортинженера Корниенко, а также отважных мужчин и женщин, которые продолжают продвигать исследования дальнего космоса.

Раскрытие информации:

Доктор Канас — почетный профессор психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Он был главным исследователем, финансируемым НАСА, имеет более 200 публикаций и является автором книги «Люди в космосе: психологические препятствия» (Springer, 2015). В 1999 году доктор Канас получил премию Реймонда Ф. Лонгакра аэрокосмической медицинской ассоциации за выдающиеся достижения в области психологических и психиатрических аспектов аэрокосмической медицины, а в 2008 году он получил премию Международной академии астронавтики в области наук о жизни.Он не сообщает об отсутствии конфликта интересов относительно предмета этой статьи.

Ссылки:

1. Канас Н. Люди в космосе: психологические препятствия . Чам, Швейцария: Шпрингер; 2015.

2. Канас Н., Манзи Д. Космическая психология и психиатрия . 2-е изд. Эль-Сегундо, Калифорния: Microcosm Press; и Дордрехт, Нидерланды: Springer; 2008.

3. Канас Н., Сальницкий В., Гушин В. и др.Астения: существует ли она в космосе? Психосом Мед . 2001; 63: 874-880.

4. Ritsher JB. Культурные факторы и Международная космическая станция. Aviat Space Environ Med . 2005; 76 (добавление 6): B135-B144.

5. Пави-Ле Траон А., Сайвин С., Сулез-Ла Ривьер С. и др. Фармакология в космосе: фармакотерапия. В кн .: Bonting SL, под ред. Успехи космической биологии и медицины, Том 6 . Гринвич, Коннектикут: JAI Press; 1997.

6. Santy PA, Kapanka H, ​​Davis JR, Stewart DF. Анализ сна в миссиях шаттла. Авиат. Космическая среда, медицина . 1988; 59: 1094-1097.

7. Александровский Ю.А., Новиков М.А. Психологическая профилактика и лечение космических экипажей. В: Никогосян А.Е., Молер С.Р., Газенко О.Г., Григорьев А.И., ред. Космическая биология и медицина III: Люди в космическом полете. Книга 2 . Рестон, Вирджиния: Американский институт аэронавтики и астронавтики; 1996.

8. Saivin S, Pavy-Le Traon A, Soulez-LaRiviere C, et al.Фармакология в космосе: фармакокинетика. В кн .: Bonting SL, под ред. Успехи космической биологии и медицины, Том 6 . Гринвич, Коннектикут: JAI Press; 1997.

9. Бойд Дж. Э., Канас Н. А., Сальницкий В. П. и др. Культурные различия членов экипажа и персонала управления полетами во время двух программ космической станции. Aviat Space Environ Med . 2009; 80: 1-9.

10. Канас Н.А., Сальницкий В.П., Бойд Дж. Э. и др. Взаимодействие членов экипажа и персонала управления полетами во время миссий Международной космической станции. Aviat Space Environ Med . 2007; 78: 601-607.

11. Ван И, Ву Р. Временные эффекты, смещение и руководящие роли на аналоге лунной космической станции. Aerosp Med Human Perform . 2015; 86: 819-823.

12. Гущин В.И., Заприса Н.С., Колинитченко Т.Б. и др. Контент-анализ общения экипажа с внешними коммуникаторами в условиях длительной изоляции. Aviat Space Environ Med . 1997; 68: 1093-1098.

13. Томи Л., Кили Д., Ланге М. и др.Требования к межкультурной подготовке для длительных космических полетов: результаты опроса астронавтов Международной космической станции и наземного вспомогательного персонала. Представлено на симпозиуме «Взаимодействие с людьми в космосе»; 21 мая 2007 г .; Пекин, Китай.

14. Нечаев А.П., Поляков В.В., Моруков Б.В. Марсианский пилотируемый полет: что думают по этому поводу космонавты. Acta Astronaut . 2007; 60: 351-353.

15. Сандал Г.М., Манзи Д. Межкультурные проблемы в космических операциях: исследование среди наземного персонала Европейского космического агентства. Acta Astronaut . 2009; 65: 1520-1529.

16. Стустер Дж. Поведенческие проблемы, связанные с длительными космическими экспедициями: обзор и анализ журналов космонавтов. Эксперимент 01-E104 (Журналы): Заключительный отчет . NASA / TM-2010-216130. Хьюстон, Техас: НАСА / Космический центр Джонсона; 2010.

17. Лебедев В. Дневник космонавта: 211 дней в космосе . Колледж-Стейшн, Техас: Информационная служба исследования фиторесурсов; 1988.

18. Келли А.Д., Канас Н. Связь членов экипажа в космосе: обзор космонавтов и космонавтов. Aviat Space Environ Med . 1992; 63: 721-726.

19. Келли А.Д., Канас Н. Связь между космическими экипажами и наземным персоналом: опрос космонавтов и космонавтов. Aviat Space Environ Med . 1993; 64: 779-800.

20. Ихле Е.К., Ритшер Дж. Б., Канас Н. Положительные психологические результаты космического полета: эмпирическое исследование. Aviat Space Environ Med .2006; 77: 93-101.

Арест делает упор на культуру НАСА | Местные новости

Пятница, 9 февраля

ВАШИНГТОН. С самого начала космической программы к американским астронавтам относились как к звездам, приветствовали как красно-бело-синих героев и внушали НАСА: альтернативный этос. Может ли это объяснить гибель Лизы Новак, астронавта, обвиняемого в покушении на убийство? Были ли ожидания завышены? Давление слишком велико?

Никто, возможно, никогда не узнает точно, почему Новак проехала 900 миль, чтобы противостоять женщине, которая, как сообщается, была ее соперницей из-за привязанностей пилота космического корабля, но эксперты говорят, что те же самые черты, которые делают астронавтов такими успешными, могут в совокупности усугубить эмоциональные проблемы и напряженные отношения.

Правильный материал?

«Я действительно верю, что НАСА переусердствует в пропаганде того, насколько все эти люди героичны и супер», — сказала доктор Патриция Санти, бывший психиатр НАСА и автор книги «Выбор правильного материала».

«Они сами забыли, что это обычные люди, и в такой культуре знаменитостей есть чувство права».

Санти сказал, что отряд астронавтов «похож на семью, но это почти как неблагополучная семья, когда дело доходит до понимания того, что эти межличностные проблемы имеют глубокое влияние.«

Бывший астронавт Джерри Линенджер сказал, что космонавты гордятся своей самодисциплиной,« и вы ставите цель, и она просто идет, идет, идет, и вы не позволяете ничему мешать вам ».

Это целеустремленное преследование напоминает Линенджера. о поездке Новак из Хьюстона в Орландо, штат Флорида, чтобы противостоять капитану ВВС из Флориды, который, как она якобы считала, был связан с тем же пилотом космического челнока, которого она любила.

Однако, по словам Линенгера, именно тогда обучение Новака должно было начаться и заставил ее задуматься над своими действиями: «Страшно не делать поправку в середине курса.Это просто связано с ее обучением и прочим ».

Новак, как и многие ее коллеги, с детства занималась космическими полетами. Затем, после ее полета на шаттле прошлым летом, ее цель была достигнута, и перспективы новой миссии были тускло, хотя она оставалась в расцвете сил в возрасте 43 лет.

Космические шаттлы должны быть выведены из эксплуатации в 2010 году, и многим астронавтам сказали, что второй и третий космические полеты будет трудно осуществить. Космический корабль на замену не будет будьте готовы до нескольких лет спустя.

Другие астронавты боролись с подобными сомнениями относительно своего будущего.

«Самая большая проблема, с которой сталкивается каждый астронавт после того, как он достиг своей цели, — это« Что мне делать дальше, на чем мне сосредоточиться? », — сказал Джей Барбри, давний корреспондент NBC, который освещал каждый запуск и автор готовящейся к выходу книги «Прямой эфир с мыса Канаверал».

«Это было более банальным, чем думает большинство людей, потому что у одаренных не было перед собой серьезных целей». Среди бывших космонавтов «почти у всех из них были проблемы с настройкой», — сказал Барбри.

Начальник летного экипажа НАСА Эллен Очоа сообщила, что агентство рассматривает вопрос о том, следует ли делать больше для ухода за астронавтами после их возвращения из космоса. «Люди могут задаться вопросом, где они вписываются», — сказала она. «Это загадка».

Базз Олдрин, второй человек, ступивший на Луну, после возвращения на Землю впал в депрессию и имел проблемы с алкоголем.

Олдрин сказал, что космическое агентство «может заниматься физикой, инженерией и наукой о вещах. Они ведут себя предсказуемо.Но вы не можете предсказать реакцию и реакцию человека, а также то, насколько они сложны. Для НАСА это непросто. «

Новак» должен был каким-то образом задавать вопрос: «Что мне делать дальше?», — сказал в четверг Олдрин. Он сказал, что нет хорошей системы для поддержки астронавтов после того, как их дни космического полета закончились: «Никто не помогает им приспособиться. НАСА трудно взять на себя эту ответственность ».

Психиатр из Калифорнийского университета Ник Канас, который провел четыре исследования психического здоровья астронавтов, сказал, что космические путешественники иногда имеют проблемы с адаптацией, но не совсем те драматические изменения, о которых люди анекдотично сообщают. .

«Мы не обнаружили серьезных изменений личности в группе», — сказал Канас. «Они должны приспосабливаться, и это, безусловно, то, что происходит. Достижение уровня психических заболеваний — действительно редкость».

Он сравнил проблемы космонавтов с проблемами выходящего на пенсию бейсболиста.

«Когда вы выходите на пенсию в довольно молодом возрасте, если у вас нет подстраховки в довольно молодом возрасте, это будет разочарованием», — сказал Канас.

У русских даже есть название астенизация для космических проблем с психическим здоровьем.Этот термин обычно предназначен для людей, которые летали не менее шести недель, в отличие от более короткого полета Новака, и проявляются в виде усталости, раздражительности, отсутствия аппетита и проблем со сном, сказал Канас.

В ответ на арест Новака НАСА в среду выпустило два отдельных обзора психологической оценки астронавтов.

В армии пилотам, переживающим чрезвычайный стресс, например, развод, приказывают обращаться за помощью, но не в НАСА, сказал Санти. «Они бы не подумали о том, чтобы запустить неисправный винт или винт с дефектом.Они бы приземлили шаттл «, — сказал Санти Associated Press.

» Они не представляют, что проблемы человеческого фактора будут иметь столь же катастрофические последствия «.

Профессор Американского университета Говард МакКарди, написавший несколько книг о космосе политики и истории, сказал, что стресс от работы в космической программе оказывает давление на личные отношения и приводит к более высокому уровню разводов среди космонавтов.

Астронавты, как и полицейские, относятся к своей профессии как к образу жизни, а не только к работе, он сказал.

«Культура космонавтов по-прежнему унаследована от времен« The Right Stuff », — сказал МакКарди. «Это очень высокая интенсивность; это очень конкурентоспособно».

———

Авторы Associated Press Малкольм Риттер из Нью-Йорка и Майк Шнайдер на мысе Канаверал, Флорида, внесли свой вклад в подготовку этого отчета.

ESA — Жизнь в космосе

Наука и исследования

196564 просмотры 398 класса

Как и все другие известные нам живые существа, люди эволюционировали на дне гравитационного колодца.Мы воспринимаем рывки Земли как должное, и наши тела тоже. Поэтому неудивительно, что наши тела странно ведут себя на орбите. Что удивительно, так это то, что люди удивительно хорошо адаптируются к невесомости (точнее, к микрогравитации). В конце концов, еще в 1961 году советские ученые были искренне обеспокоены тем, что любой продолжительный период невесомости может быть даже фатальным, поэтому они ограничили первый космический полет Юрия Гагарина всего 108 минутами и одной орбитой.

С тех пор ученые всего мира получили многолетние данные о последствиях длительного пребывания в космосе.(Рекорд по продолжительности полета по-прежнему принадлежит российскому космонавту Валерию Полякову, который в 1995 году завершил 438-дневный стаж на борту космической станции «Мир».) Экипажи МКС уже в полной мере используют этот опыт. и обязательно добавлю к этому.

Даже в космосе ….

Сама по себе невесомость — самое важное и наиболее очевидное влияние на жизнь в космосе.Большинство астронавтов находят свободу от гравитации воодушевляющей, особенно когда они адаптируются к новой среде. Но невесомость чрезвычайно усложняет повседневную жизнь — от еды до сна. А космическая адаптация включает в себя очень сложные изменения в организме человека, как краткосрочные, так и долгосрочные. Эти изменения могут вызвать проблемы со здоровьем как в космосе, так и по возвращении на Землю.

Есть и другие факторы. За пределами защитного экрана атмосферы Земли астронавтам приходится иметь дело с высокими уровнями радиации.В основном они имеют незначительные и долгосрочные последствия: например, небольшое повышение риска рака в более позднем возрасте. Но во время случайных солнечных вспышек поток солнечной радиации может быть опасен для жизни.

Психология человека также играет важную роль в этой истории. Жизнь в космосе также означает жизнь с явной нехваткой места. МКС намного больше, чем любое предыдущее космическое сооружение, но даже в этом случае это не особняк. Астронавты могут наслаждаться прекраснейшими видами, которые только можно вообразить, с целой планетой, раскинувшейся перед ними посреди звездной необъятности Вселенной.Но их жилые помещения довольно тесные, и им приходится делить их со своими товарищами по команде месяцами.

И все же недостатка в претендентах на должности космонавтов нет. И практически каждый, кому довелось побывать в космосе, очень хочет вернуться. Кроме того, по мере того, как наши знания растут, а космическая медицина развивается на протяжении 21 века, мужчины и женщины на орбите — и, будем надеяться, за ее пределами — должны иметь более комфортное времяпрепровождение в будущем.

Кузов

Жан-Пьер Эньере возвращается из МИРа

Микрогравитация влияет практически на все в человеческом теле, и обычно к худшему.К счастью, последствия редко бывают чем-то большим, чем временное отключение: люди очень хорошо адаптируются. А когда астронавты возвращаются на Землю, они обычно очень быстро адаптируются к привычной, ограниченной гравитацией окружающей среде.

Вестибулярная система и «синдром космической адаптации»

Мы воспринимаем нашу способность стоять прямо так же как само собой разумеющееся, как и силу тяжести, которая удерживает нас на Земле. Фактически, человеческое чувство равновесия зависит от чрезвычайно сложной сенсорной системы, которая обеспечивает постоянный поток информации в мозг.Ключевые датчики движения — это тонкие органы вестибулярной системы внутреннего уха. Они функционируют как сверхчувствительные акселерометры, подающие в мозг постоянный поток сигналов, указывающих движение и направление. Рецепторы давления также находятся в коже, мышцах и суставах. Наши органы зрения и слух дополняют поток данных. Не задумываясь об этом, мы обычно знаем все, что нам нужно, о позе нашего тела и состоянии равновесия.

В отсутствие силы тяжести сигналы вестибулярной системы и рецепторов давления вводят в заблуждение.Эффект обычно приводит к немедленной дезориентации: например, многие астронавты внезапно чувствуют себя перевернутыми вверх ногами или даже испытывают трудности с ощущением расположения своих рук и ног.

Эта дезориентация является основной причиной так называемого синдрома космической адаптации, который один астронавт криво охарактеризовал как «причудливый термин для обозначения рвоты». Половина или более всех космических путешественников страдают от космической болезни, которая приносит с собой головные боли и плохую концентрацию внимания, а также тошноту и рвоту.Однако обычно проблемы исчезают в течение нескольких дней, когда астронавты адаптируются.

Это их мозг, а не желудок, который адаптируется в основном. Сбивающие с толку сигналы из внутреннего уха в значительной степени игнорируются, и зрение становится основным источником информации о «балансе». В космосе «внизу» находятся ваши ноги.

По возвращении на Землю космонавтам приходится так же болезненно адаптироваться. Вернувшись на дно гравитационного колодца, большинству трудно поддерживать равновесие — и если они закроют глаза, они с большой вероятностью упадут.Из-за воздействия невесомости на кости и мышцы им вообще может быть трудно стоять. Но сама дезориентация обычно длится всего несколько дней и, похоже, не имеет долгосрочных последствий.

Есть одна реадаптация, на выполнение которой может потребоваться несколько больше времени, хотя последствия, скорее всего, будут забавными, чем вредными. Несколько российских космонавтов-долгожителей сообщили, что через несколько месяцев после полета они все еще иногда отпускают чашку или какой-либо другой объект в воздухе — и очень смущаются, когда тот падает на пол.

Сердце, кровообращение и жидкости организма

Человеческое сердце

Почти две трети средней массы тела составляет вода в виде межклеточной жидкости, плазмы крови и межклеточной жидкости между кровеносными сосудами и окружающей тканью. На Земле вся эта жидкость имеет тенденцию оседать в теле. Например, артериальное давление у наших ног примерно на 100 мм ртутного столба выше, чем артериальное давление в нашей груди.А для того, чтобы перекачивать кровь против силы тяжести, нужны мышцы большого и мощного сердца.

В космосе нет ничего, что могло бы тянуть биологические жидкости вниз: нет «низа», к которому они бы стягивались. Первые эффекты проявляются практически сразу. Без ограничения силы тяжести жидкости мигрируют от ног к голове. В течение суток ноги уменьшаются в объеме до литра и соответственно опухает лицо. Избыточная жидкость в голове также приводит к закупорке носовых пазух и носов — «космическому сопению», с которым обычно приходится сталкиваться астронавтам на протяжении всей своей миссии.

Другие эффекты более серьезны. Плазма крови падает примерно на 20%, как и количество эритроцитов: возвращающиеся астронавты обычно страдают временной анемией. Без силы тяжести сердцу приходится выполнять гораздо меньшую перекачивающую работу. Сердцебиение замедляется. Поскольку организму больше не нужно поддерживать мощные сердечные мышцы, необходимые на Земле, сердечная ткань начинает сокращаться.

Физических упражнений недостаточно, чтобы обратить процесс вспять, но они помогают свести его к минимуму, а также обеспечивают некоторое облегчение от «насморка».По возможности астронавты проводят несколько часов в день на беговой дорожке или аналогичном оборудовании: чем больше они могут выполнять упражнения в космосе, тем меньше времени потребуется на восстановление после их возвращения.

Кости и мышцы

Астронавт Умберто Гвидони

Кости — это строительные леса, которые удерживают тело от силы тяжести. Наши мощные скелетные мышцы поддерживают эти леса и, конечно же, перемещают их по мере необходимости.Без силы тяжести кости и мышцы утратили свою первостепенную функцию. Даже через короткое время на орбите начинают происходить странные вещи.

Первое кажется хорошей новостью: без сжимающей силы тяжести ваш позвоночник расширяется, и вы становитесь выше, обычно на 5-8 см. К сожалению, лишний рост может вызвать осложнения, в том числе боли в спине и нервные расстройства. Однако большее беспокойство, чем увеличение роста, вызывает потеря костной и мышечной ткани, которая становится очевидной с первых нескольких дней космического полета.

Кость — это живая динамичная ткань. В нормальной жизни постоянно образуются новые костные клетки, в то время как изношенная кость разрушается, а ее материалы используются повторно. Регенерация костей регулируется сложной системой, регулируемой гормонами и витаминами, а также физической нагрузкой на различные части скелета. В условиях микрогравитации организму не нужно поддерживать скелетную структуру в соответствии с земными стандартами. Таким образом, костная ткань абсорбируется, а не заменяется: космонавты могут терять до 1% своей костной массы каждый месяц.Отсутствие кости проявляется в высоком уровне кальция в других частях тела, что само по себе может привести к проблемам со здоровьем — например, почечнокаменным камням.

Потеря костной массы в условиях микрогравитации прекращается вскоре после возвращения космонавтов на Землю, но пока никто не уверен, полностью ли регенерирует потерянная кость. Планируемые на МКС эксперименты в области наук о жизни должны помочь ученым гораздо точнее узнать, как происходит потеря костной массы и, возможно, как ее лечить. Поскольку проблема очень похожа на остеопороз, болезнь, вызывающую истощение костей, особенно распространенную среди пожилых женщин на Земле, космонавты не будут единственными людьми, которым это исследование принесет пользу.

Физические упражнения, кажется, мало влияют на потерю костной массы, но они уменьшают сокращение мышц и в целом улучшают самочувствие космонавта. Это также может быть важно для миссии: астронавты могут перемещаться внутри МКС с очень небольшими усилиями, но выход в открытый космос или даже установка тяжелого оборудования на станции — это тяжелая работа.

Психология

Человеческий мозг

Большинство астронавтов, по крайней мере после того, как они преодолеют любую космическую болезнь, сообщают о первоначальном восторге от отсутствия веса.Все они дисциплинированные, хорошо обученные люди, которые разделяют чувство принадлежности к элитной команде, перед которой стоит важная работа. Поэтому неудивительно, что психологические проблемы необычны в краткосрочных космических полетах.

Рано или поздно, однако, несмотря на чудесные виды и чувство миссии, космонавты действительно чувствуют давление заключения в нескольких маленьких комнатах. Один российский космонавт иронично заметил: «Все условия, необходимые для убийства, будут выполнены, если вы заперете двух мужчин в кабине размером 5 на 6 и оставите их вместе на два месяца.»

К счастью, ни один космонавт не подошел ближе к убийству, чем небольшая раздражительность. Но российские психологи, которые налетали почти 90 000 часов на борту старой станции» Мир «, чтобы предоставить свои данные, многое узнали о психологии долгосрочного космический полет. Как правило, они наблюдали, как их космонавты проходят три различных этапа. В течение первого, который обычно длился около двух месяцев, люди были заняты адаптацией, обычно успешно, к новой среде. На втором этапе у них были явные признаки усталости. и низкая мотивация.А на заключительном этапе космонавты могут стать сверхчувствительными, нервными и раздражительными — группу симптомов, которую русские назвали «астенией».

Кроме возвращения на Землю, мгновенного лечения не существует. Но более легкая рабочая нагрузка в сочетании с частыми возможностями личного общения с семьями на родине — важные подстилки для морального духа. Руководители эксплуатации МКС многому научились из российского опыта, и это одна из причин, по которой дежурство на борту станции обычно ограничивается шестью месяцами.

Нравиться

Спасибо за лайк

Вам уже понравилась эта страница, вам может понравиться только один раз!

Что такое линия Кармана и где находится край космоса?

Спросите кого-нибудь, где находится космос, и он, вероятно, укажет на небо. Все, правда? Простой.

Кроме того, никто не знает, где кончается «воздушное пространство» и начинается «космическое пространство». Это может показаться тривиальным, но определение этой границы может иметь значение по разным причинам, в том числе, но не ограничиваясь тем, какие высоко летающие люди будут назначены астронавтами.

Сейчас, когда Virgin Galactic, похоже, вот-вот отправит платных пассажиров на суборбитальные траектории, многие люди задаются вопросом, заработают ли эти удачливые космические туристы свои крылья астронавтов. На данный момент они будут, согласно практике США.

Это проблема? «Нет, я думаю, это здорово!» говорит астронавт НАСА Майк Массимино, который помогал ремонтировать космический телескоп Хаббл.

Здесь мы рассмотрим способы определения пространства в настоящее время, путаницу вокруг демаркации и то, что может принести будущее.

Действительно ли имеет значение, где начинается пространство?

Международные договоры определяют «космос» как свободный для исследования и использования всеми, но это не относится к суверенному воздушному пространству над странами. Законы, регулирующие воздушное и космическое пространство, различны; Полет спутника на высоте 55 миль над Китаем — это нормально, если космос начинается на высоте 50 миль, но если определить край на высоте 60 миль, вы можете обнаружить, что ваш спутник рассматривается как акт военной агрессии.

«Где заканчивается воздушное пространство страны и начинается космос?» — спрашивает Джонатан Макдауэлл из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики.«Как только вы соглашаетесь с границей пространства, вы соглашаетесь с границей, в которой применяется космическое право».

Однако Соединенные Штаты и некоторые другие страны сопротивлялись формальному международному разграничению пространства, заявляя, что в этом нет необходимости и что «без такого определения не возникло никаких юридических или практических проблем». Другие утверждают, что сохранение четкой границы будет иметь решающее значение, учитывая рост числа национальных космических программ и частных космических полетов, которые увеличивают объем суборбитального движения.

Итак, как в настоящее время определяется «пространство»?

В целом, большинство экспертов говорят, что космос начинается в точке, где орбитальные динамические силы становятся более важными, чем аэродинамические силы, или когда одной атмосферы недостаточно, чтобы поддерживать летающее судно на суборбитальных скоростях.

Земля — ​​единственная известная планета, на которой существует жизнь. Узнайте происхождение нашей родной планеты и некоторые ключевые ингредиенты, которые помогают сделать это синее пятнышко в космосе уникальной глобальной экосистемой.

Исторически сложнее было зафиксировать эту точку на определенной высоте. В 1900-х годах венгерский физик Теодор фон Карман определил, что граница должна находиться на высоте около 50 миль или примерно 80 километров над уровнем моря. Сегодня, однако, линия Кармана проходит на том, что NOAA называет «воображаемой границей», которая находится на высоте 62 миль или примерно в сотне километров над уровнем моря.

Международная авиационная федерация (FAI), которая отслеживает стандарты и записи в космонавтике и воздухоплавании, также определяет космос как начало на высоте ста километров.В конце концов, это красивое круглое число.

Но Федеральное управление гражданской авиации, ВВС США, NOAA и НАСА обычно используют 50 миль (80 километров) в качестве границы, при этом ВВС предоставляют крылья астронавтам тем, кто летает выше этой отметки. В то же время Управление полетами НАСА помещает линию на 76 миль (122 километра), потому что это «точка, в которой сопротивление атмосферы становится заметным», — пишут Бхавья Лал и Эмили Найтингейл из Института политики науки и технологий в обзоре 2014 года. статья.

Почему люди не могут согласиться?

«Оказывается, это очень политически, — говорит Макдауэлл.

Нет простого различия между «космосом» и «не космосом» отчасти потому, что атмосфера Земли просто не исчезает; скорее, он постепенно становится все тоньше и тоньше примерно на 600 миль. Технически Международная космическая станция, которая вращается на средней высоте 240 миль, не была бы в космосе, если бы мы определяли «космос» как отсутствие атмосферы.

Кроме того, не существует единой высоты, выше которой спутник может стабильно оставаться на орбите; это зависит от типа спутника и его орбитальной траектории, говорит Макдауэлл.

Великолепный составитель списков, Макдауэлл собирал записи о ракетах, астронавтах и ​​других космических объектах, и он отправился искать общепринятые международные границы, которые помогли бы ему решить, какие записи включать. Когда он понял, что ничего не существует, он решил найти его, пересмотрев типы вычислений, которые делал фон Карман.

Если вы привязываете задницу к ракете, я думаю, это чего-то стоит.

Байтерри Виртс Астронавт НАСА

Он определил общедоступные орбитальные траектории для 43 000 спутников и отсортировал их по самым низким точкам их орбит (так называемым перигеям) во время вывода из эксплуатации и возвращения в атмосферу.Оттуда он понял, что спутники могут вращаться вокруг планеты много раз ниже высоты 62 миль, но те, что опускаются ниже 50 миль, чаще всего быстро и пламенеют.

После этого он переделал математику фон Кармана и обнаружил, что влияние атмосферы на орбитальный космический корабль становится незначительным на высоте около 50 миль.

«Что вы не видите, так это то, что количество спутников опускается до 70 и возвращается обратно», — говорит он. «Существует довольно резкая граница, довольно резкая граница между тем, насколько низким может быть перигей, и тем, где вы просто не сможете вернуться обратно.

С приближением суборбитальных космических компаний к краю космоса может ли 2019 год стать годом, когда мы официально определили его?

Макдауэлл считает, что это маловероятно, хотя он уверен, что разговор набирает обороты, поскольку коммерческие космические предприятия начинают проводить больше времени в районе между 50 и 200 милями вверх, где вращается космическая станция.

«Я думаю, что по мере того, как космическая деятельность все больше переходит в этот режим, давление с целью согласования границ будет возрастать», — говорит он.

Фактически, FAI говорит, что из-за «убедительных» недавних анализов, предполагающих, что космос должен начинаться на высоте около 50 миль, оно предложит встречу в следующем году для оценки этой идеи.

Будут ли пассажиры, совершающие суборбитальные космические полеты, называть «космонавтами»?

На данный момент да, по крайней мере, если они совершают полет с американской космодрома. FAA и ВВС США согласны с тем, что полет на высоте более 50 миль над нашей планетой дает право претенденту на титул.(Посмотрите, где в мире существуют активные космодромы.)

Что думают об этом астронавты НАСА?

Некоторые люди могут возразить, что выход на орбиту — это то, что определяет космонавта. Однако «я думаю, что Алан Шепард и Гас Гриссом не согласятся», — говорит Терри Виртс, бывший командир Международной космической станции, который провел на орбите более 213 дней. «Это первые два американских астронавта, которые не вышли на орбиту».

Виртс говорит, что есть большая разница между пятиминутным суборбитальным полетом и шестимесячным орбитальным полетом, но если говорить об этом, люди, совершающие оба типа поездок, заслужили звание «космонавтов».

«Если вы привязываете задницу к ракете, я думаю, это чего-то стоит», — говорит Виртс. «Когда я был пилотом F-16, я не завидовал пилотам Cessna. Думаю, все узнают, платили ли вы за пятиминутный суборбитальный полет или являетесь командиром межпланетного космического корабля. Это две разные вещи ».

Массимино согласен с тем, что между выбором в качестве астронавта НАСА существует важное различие — «обучение, борьба, отказы и все такое» — и тем, что он платит клиенту.Но он также полностью согласен с космическими туристами, получившими этот титул.

«Я думаю, что если вы выйдете выше этой черты, вы определенно станете космонавтом», — говорит он. «Чем больше тем лучше!»

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

1/8

1/8

После трех неудачных запусков генеральный директор SpaceX Илон Маск собрал достаточно средств для запуска четвертой версии ракеты SpaceX Falcon 1.28 сентября 2008 г. ставка Маска окупилась, когда Falcon 1 стала первой частной ракетой на жидком топливе, выведенной на орбиту Земли . Здесь видно, как ракета взлетает с полигона Рейгана на Маршалловых островах.

Что такое микрогравитация?

Вундеркинд космических полетов Келли Герарди, автор новой книги « Не обязательно ракетостроение», рассказывает нам о своих приключениях в аэрокосмической промышленности в этом подкасте Pulsar, представленном #MOSatHome.Мы задаем вопросы, заданные слушателями, поэтому, если у вас есть вопрос, который вы хотите, чтобы мы задали эксперту, отправьте его нам по адресу [email protected]

ERIC: Астронавты никогда не садятся. Находясь на орбите, они плавают в полной невесомости вместе со всем, что они с собой принесли.

Это уникальное состояние, называемое микрогравитацией, ставит ряд уникальных задач перед инженерами, учеными и врачами, которые стремятся сохранить здоровье космических путешественников.

Но что такое микрогравитация? Я твой хозяин, Эрик.И помочь мне ответить на этот вопрос сегодня Келли Герарди, всесторонний космический гений и ветеран многих исследований микрогравитации.

Келли, большое спасибо, что присоединились ко мне на Pulsar.

КЕЛЛИ: Большое спасибо за то, что пригласили меня. Я очень рад быть здесь.

ERIC: Теперь, иногда в подкастах, наши приглашенные эксперты довольно кратко описывают свою карьеру, как будто я раскапывал окаменелости динозавров в Вайоминге в течение 20 лет. И вы сделали столько крутых вещей, что трудно понять, с чего начать.

Итак, не могли бы вы рассказать нам немного о своей карьере и о том, чем вы занимаетесь?

КЕЛЛИ: Совершенно верно. Итак, я собираюсь проработать 10 лет в индустрии коммерческих космических полетов. И за эти годы я занимал должности в политике и СМИ, развитии бизнеса, операциях. Это была дикая поездка.

А еще я ученый-гражданин. Поэтому я тестирую скафандры и провожу исследования в условиях микрогравитации в составе суборбитальной исследовательской группы. И мне посчастливилось создать по-настоящему крупную платформу научного общения в социальных сетях.

ERIC: Итак, мы действительно хотели спросить вас о микрогравитации. У нас есть отличный вопрос, каково это. Итак, мы хотели спросить кого-нибудь, кто действительно испытал это.

Итак, первое, что я хотел спросить, это моделирование условий космоса, в частности, микрогравитации, как они работают? Как сделать так, чтобы вам казалось, что вы находитесь в космосе и парите, но еще не покинули Землю?

KELLIE: Чтобы имитировать микрогравитацию и создать практически невесомую исследовательскую среду, самолет в основном планирует параболический профиль полета, который не так уж отличается от американских горок.

Итак, вы можете представить себе, как самолет поднимается и доставляет эти завораживающие положительные перегрузки, а затем ненадолго выравнивается наверху, а затем мягко продвигается по кривой в свободном падении, где все в летательном аппарате невесомо.

И эта дуга повторяется снова и снова на протяжении всего полета, позволяя таким исследователям, как я, и их эксперименты, эти драгоценные секунды в условиях микрогравитации.

А затем, регулируя крутизну этого профиля, вы также можете воссоздать гравитационную среду, имитирующую лунную гравитацию или марсианские гравитационные силы.Так что это действительно захватывающая платформа для науки.

ERIC: Итак, каково это на самом деле, когда кажется, что гравитация исчезает, и вы начинаете парить?

КЕЛЛИ: Это действительно потрясающее ощущение. Я поговорил с парой других членов команды, чтобы попытаться вместе описать, что, по нашему мнению, это больше всего похоже. И некоторые из нас решили, что лучший способ представить это — представить, что вы плаваете в бассейне или в водоеме, а ваши конечности полностью расслаблены и подвешены.А затем вы просто убираете ощущение воды из-под себя. И это приблизительное представление о том, что вы ожидаете почувствовать в условиях микрогравитации.

И поэтому я думаю, что многие люди могли бы ожидать, что ощущение плавания в 0 G, как в животе покачивается, что вы думаете с американскими горками. Но на самом деле это намного более безмятежно. Хотя во время маневрирования самолета такая возможность есть. Именно отсюда и произошло известное прозвище «рвотная комета».

ERIC: Справа.Вам стало плохо, когда вы это сделали в первый раз?

КЕЛЛИ: Знаешь, у меня никогда не было. Я так благодарен за это. Так что я только что смог испытать все положительные стороны этого ощущения в условиях микрогравитации. И у меня ни разу не было ощущения падения в животе или космической укачивания. Я никогда не испытывал ничего, кроме радости в микрогравитации.

Но я был в исследовательских полетах с больными товарищами по команде. И это действительно кажется очень-очень неприятным. Самое простое техническое решение — это действительно маленькая сумка для больного, как в самолете.И это просто на липучке в пределах досягаемости для всех в самолете.

ЭРИК: И ты нервничаешь по этому поводу? Я имею в виду, вы находитесь в самолете, который снова и снова совершает эти сумасшедшие маневры. Это страшно?

КЕЛЛИ: Мне это не страшно. Это действительно интересно. Я думаю, что сейчас немного адреналина, когда я только готовлюсь, особенно если я подопытный человек в полете, где я, скажем, оцениваю скафандр. Тогда это просто все эти другие факторы, хорошо, я в скафандре.Я полностью под давлением. Так что много чего происходит.

Но ты прав. Это серьезная наука. Это экспериментальный самолет. По характеру нашего партнерства те, которыми я летал, были с Канадским национальным исследовательским советом. Они просто профессионалы своего дела и знатоки своего дела. И поэтому я полностью доверяю пилотам.

Хотя забавно видеть, что некоторые из низкотехнологичных решений, такие как индикатор 0 G, часто представляют собой просто теннисный мяч на веревочке.И именно здесь пилот знает, что они достигли нуля. И это смесь чрезвычайно высоких и низких технологий. И все это складывается очень захватывающе.

ERIC: Итак, вы действительно были в этих полетах, чтобы исследовать такие вещи, как скафандры. Как провести исследование в этих действительно узких окнах? Потому что, пока вы находитесь в микрогравитации, вы несетесь к Земле. Не может длиться очень долго. Это не значит, что это продлится час, потому что вы упали на Землю.Итак, как вам удается взять эти маленькие окошки микрогравитации и сложить их, чтобы действительно чему-то научиться?

КЕЛЛИ: Итак, вы можете себе представить. Вы получаете от 25 до 30 секунд на большой параболе свободного падения. Таким образом, каждое движение действительно тщательно прописано, чтобы вы максимально эффективно использовали время. Вот где действительно вступает в игру управление ресурсами экипажа. Мы все вместе работаем. И у каждого есть задача. И они точно знают, что им нужно делать, когда наступит это время.Тебе известно? Время идти.

Итак, скажем, я оценивал скафандр. Я знаю, что в ту минуту, когда мы наберем 0 G и я получу все от пилота, я собираюсь расстегнуть свою пятиточечную привязь. Я собираюсь выйти на плацдарм. Это было бы на полу для моих ног. И это позволит мне начать выполнять некоторые упражнения, скажем так, если бы это была оценка того, как я могу двигаться в полностью герметичном скафандре.

Затем я начинал свои быстрые повторения, которые я уже рассчитал при нормальной гравитации здесь, на Земле.И я точно знаю, что собираюсь делать. И тут я получаю предупреждение. И я знаю, что пора снимать ремни для ног. Вернись на свое место, снова пристегнись и приготовься к подтягиванию.

Итак, у нас есть действительно тщательно отсчитанные точные механизмы. Но также проводится множество пассивных экспериментов. Одним из моих фаворитов было то, что однажды я проглотил крошечный эксперимент Канадского национального исследовательского совета. И это было устройство Bluetooth в форме таблетки, которое было разработано для отслеживания внутренней температуры моего тела в полете.

И после переваривания я смог соединить таблетку в желудке с небольшим переносным планшетом, чтобы отслеживать свои жизненно важные органы в реальном времени во время полета. И поэтому было просто увлекательно иметь возможность соединять и разъединять мое тело с устройством. Это действительно жизнь в будущем.

ERIC: Итак, некоторые из ваших исследований включают испытания скафандров, например скафандров нового поколения. Так что же могло быть лучше? У нас есть скафандры уже почти 60 лет.Итак, какие вещи мы ищем в следующих скафандрах, которые продвинут нас дальше, чем когда-либо?

KELLIE: Коммерческие скафандры, которые я оценивал по дизайну Final Frontier, откровенно говоря, потрясающие. И я думаю, что они уникальны, поскольку разработаны как костюмы IVA, по крайней мере, те, которые я тестирую. И это так отличается от выхода в открытый космос, что это работа вне корабля, это внутри транспортного средства. И поэтому они созданы для путешественников, летящих в суборбитальный космос, и ученых.

В этой ситуации для меня самое главное — ловкость. Могу ли я легко маневрировать? Конечно, костюмы всегда будут иметь некоторую объемность, не так ли? Это не похоже на спандекс.

Но перчатки, я думаю, они прошли такой долгий путь от маневренности сегмента запястья до способности действительно аккуратно делать точные движения, брать в руки карандаш, взаимодействовать с небольшими полезными грузами, которые имеют действительно прекрасную аппаратуру. Можем ли мы сделать это эффективно в скафандре? Итак, это те вещи, которые я оценивал.И я был потрясен тем, как далеко мы зашли.

ЭРИК: Думаю, я знаю ответ на этот вопрос. Но вы надеетесь когда-нибудь отправиться в космос?

КЕЛЛИ: Я не только на это надеюсь. Я планирую это. И я бы поставил деньги на эту ставку. И поэтому для меня действительно самое захватывающее то, что я действительно честно считаю, что это когда, а не если. Мне кажется, что я потратил последние 10 лет, закладывая фундамент для этого, что является лишь частью головоломки.Другая часть загадки — это индустрия коммерческих космических полетов, которая достигла точки демократизации доступа к космосу для таких исследователей, как я. И мы там.

Итак, все складывается в такое захватывающее время. И я знаю это в ближайшие несколько лет, если вы подумаете, скажем, о такой компании, как Virgin Galactic. Учтите, что за всю историю человечества менее 1000 человек побывали в космосе. Такая компания, как Virgin, может в одиночку удвоить это число за первые несколько лет работы.Это момент шлюза. И поэтому я знаю, что буду хорошо подготовлен к тому, чтобы стать частью следующего поколения людей, путешествующих в космос.

ЭРИК: Ага. Так увлекательно следить за всеми компаниями, которые годами тестируют ракеты и космические корабли и наконец так близки к отправке людей в космос. Будет потрясающе увидеть, как в ближайшие пару лет количество людей, покинувших Землю, подскочит с нескольких сотен до нескольких тысяч.

КЕЛЛИ: Это невероятно.Это действительно меняет правила игры. Я имею в виду, подумайте о том факте, что для первых нескольких сотен людей, которые отправились в космос, их полеты были полностью сосредоточены на функции по необходимости, и это справедливо. Но для следующих нескольких сотен человек у нас наконец-то есть возможность впервые в жизни оптимизировать опыт и понять, что значит испытать космический полет в качестве гражданского лица? Что это меняет в ваших взглядах на то, как вы взаимодействуете с обществом, когда вернетесь на Землю? Я считаю, что все это волнует и лично меня мотивирует.

ERIC: Итак, мы получили отличный вопрос в наших социальных сетях. Насколько сложно стать космонавтом?

КЕЛЛИ: Отличный вопрос. Потому что, когда я рос, я думал, что это не доступный мне путь. Я думал, что космонавты были просто очень крутым побочным продуктом жизни в 21 веке. И это похоже на то, что это исключительные люди, которые делают исключительные вещи. И это просто потрясающий фон. Какая замечательная вещь — просто наблюдать, как они достигают этих нереальных, на мой взгляд, вещей.

И после того, как я узнал об индустрии коммерческих космических полетов и сам стал ее частью, я понял, что это не так. Да, есть исключительные люди, которые будут продолжать творить историю и делать исключительные вещи. Но сам космический полет — это то, что доступно всем нам.

Взгляните на грядущее вдохновение для полета с SpaceX. Это полностью гражданская миссия. И, как выразился Илон, послушайте, если вы умеете кататься на американских горках Халка, вы, скорее всего, сможете кататься на Crew Dragon.Вот где мы находимся. Это, как я сказал ранее, момент шлюза.

Мое самое большое послание и воодушевление для людей — не ограничивайте свои мечты потолком. Не позволяйте другим людям говорить вам, на что вы способны или на что не способны. Потому что то, что мы видим, — это новая возможность для обычных людей получить доступ к космосу и, да, для ученых, исследователей, студентов и, конечно же, туристов. Я думаю, что исследованиям нужны как покровители, так и первопроходцы. Так что это действительно захватывающий следующий шаг.

ERIC: Итак, ваша страсть ко всему, что связано с космосом, горит так ярко, что вы уже написали об этом целую книгу.

КЕЛЛИ: Я написал Не обязательно ракетостроение , потому что у меня было такое прозрение, как в эпоху Возрождения, которое меня поддерживает, но я собираюсь провести аналогию, но искусство было всего лишь одно из проявлений нового мышления в эпоху Возрождения, верно? И культурные инновации на самом деле происходили во всех этих совершенно разных дисциплинах, таких как медицина и технологии, политика, философия, наука.Точно так же инженерные инновации представляют собой лишь небольшую часть космической эры.

Итак, для меня это более широкое культурное движение. И наш следующий гигантский скачок потребует вклада художников, инженеров и всех, кто находится между ними. И моя собственная карьера тому подтверждение.

У меня нет инженерного образования. И все же мне удалось оказать влияние на индустрию коммерческих космических полетов и внести свой вклад в следующий гигантский скачок человечества. И поэтому я действительно хотел убедиться, что моя книга поможет другим людям понять, что они тоже могут принять участие и что каждый на планете Земля будет участвовать в этом следующем гигантском прыжке.

ЭРИК: Это круто. Если наши слушатели захотят однажды последовать за вами в вашем путешествии в космос, как они смогут найти вас в социальных сетях?

КЕЛЛИ: Итак, я Келли Герарди на всех платформах. Одна из самых приятных частей того, что я делаю, — это делиться этим путешествием и делиться всем, что я обнаруживаю на этом пути.

ЭРИК: Ну, это почти все, что у нас есть. У нас так много всего, что у нас не было возможности добраться: ваше время, имитирующее полет на Марс, тост на вашей свадьбе от астронавта на борту Международной космической станции.Так что до конца рассказа нашим слушателям останется просто прочитать книгу. Итак, не обязательно ракетостроение: руководство по жизни в космическую эру для новичков теперь доступно везде, где продаются книги.

И наше предстоящее мероприятие по подпространству состоится в среду, 3 марта. Вы можете получить подробную информацию об этом на mos.org. Келли, большое спасибо, что поболтали со мной сегодня. И удачи в космических приключениях.

КЕЛЛИ: Спасибо, Эрик. Я ценю это.

ЭРИК: На этой неделе все.До следующего раза продолжайте задавать вопросы.

Музыкальная тема Дестина Хейлмана

Рисков для здоровья космонавта во время космических путешествий — безопасный проход

… надо полагать, что еще долго (хотя и не навсегда) невесомость будет обязательным условием космического полета. По этой причине все аспекты этого вопроса необходимо рассматривать с точки зрения возможности функционирования в условиях микрогравитации.

Г.И. Мелешко, Ю.А.Ю. Шепелев, М. М. Авернер, Т. Волк, 1994

ОБЗОР

За время существования космической программы США поколения космонавтов научились жить и работать в невесомости. Люди эволюционировали под действием силы тяжести; Вопрос о том, как тело будет функционировать в его отсутствии или почти в отсутствии, оставался без ответа. Можно ли есть и пить в условиях микрогравитации? Можно ли было бы выполнять сложные задачи? Первые ответы были утвердительными. Таким образом, отобранные подходящие и здоровые люди были отправлены в космос на три десятилетия и хорошо функционировали (Lane and Schoeller, 2000).

Хотя люди приспособились к невесомости, адаптация к земной гравитации проблематична. Воздействие микрогравитации влияет на организм по-разному. Некоторые эффекты являются серьезными и продолжительными, например, потеря минеральной плотности костей. Другие незначительны и временны, например, отечность лица из-за оттока жидкости (Nicogossian et al., В печати). Маловероятно, что все эффекты микрогравитации известны, и еще могут быть сюрпризы, поскольку люди все больше и больше продвигаются в космос. Эта глава посвящена физиологической адаптации человека к космическим путешествиям.В нем Комитет Института медицины (МОМ) по созданию концепции космической медицины во время путешествия за пределы земной орбиты исследует то, что известно о влиянии микрогравитации и космических путешествий на человеческое тело. Это отправная точка для определения приоритетов в клинических исследованиях и здравоохранении для космических путешествий за пределы околоземной орбиты.

При разработке этой главы комитет в значительной степени полагался на брифинги и опубликованную информацию от спонсора исследования, опубликованные научные статьи и два недавних отчета Национального исследовательского совета (NRC).В первом отчете, Стратегия исследований в области космической биологии и медицины в новом веке (SSB и NRC, 1998a), была дана научно обоснованная оценка наиболее важных тем биомедицинских исследований 1998 года, которые будут осуществляться в течение следующего десятилетия. Во втором отчете, Обзор программы биомедицинских исследований НАСА (SSB и NRC, 2000), два года спустя исследовалось предприятие по биомедицинским исследованиям Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) и сравнивалось с планом, изложенным в предыдущем отчете.Комитет МОМ одобряет выводы и рекомендации обоих отчетов NRC.

Настоящий отчет расширяет видение двух предыдущих отчетов NRC на клинические исследования и клиническую помощь в космосе. Эта глава является ответом на часть поручения НАСА комитету МОМ «провести независимую оценку текущего состояния научных знаний», имеющую отношение к обеспечению оптимального медицинского обслуживания астронавтов, путешествующих за пределы околоземной орбиты. При этом в главе описывается влияние невесомости и космических путешествий на физиологию и функционирование человеческого тела.В нем обсуждаются доказательства, на которых основаны выводы, шаги, которые необходимо предпринять, а также проблемы и возможности исследования, которые ждут впереди.

Большая часть того, что известно о воздействии микрогравитации на человеческое тело, была изучена во время коротких полетов в космос. НАСА теперь ожидает более продолжительных космических миссий, сначала на околоземной орбите, а затем в глубоком космосе. В течение следующего десятилетия у ряда астронавтов будут от 3 до 6 месяцев дежурства на борту Международной космической станции (МКС).За ними может последовать длительное пребывание на Луне или миссии исследовательского класса на Марс, или и то, и другое. Однако, прежде чем Соединенные Штаты и их международные космические партнеры возьмут на себя обязательства по каким-либо таким планам, необходимо лучше и полнее понять риски для благополучия космонавтов и безопасности длительных космических полетов по околоземной орбите и за ее пределами.

В этой главе представлены многочисленные примеры воздействия микрогравитации и космических путешествий на физиологию человека (вставка 2–1).Однако эти примеры ни в коем случае не являются исчерпывающими. Материал в этой главе сгруппирован по системам органов, при этом в первую очередь представлены те, для которых физиологические эффекты лучше всего задокументированы. Глава также включает обсуждение будущих методов мониторинга состояния здоровья космонавтов — важный аспект обнаружения, понимания и противодействия нежелательным физиологическим изменениям, которые могут повлиять на благополучие космонавтов и выполнение миссии.

ВСТАВКА 2–1

Некоторые серьезные физиологические изменения человека в результате длительного путешествия по околоземной орбите.Костно-мышечная система Потеря минеральной плотности костей

Наконец, в главе обсуждается комплексный, долгосрочный подход к клиническим исследованиям, который НАСА необходимо рассмотреть для реализации, чтобы наилучшим образом защитить здоровье и безопасность человека во время длительных космических путешествий. Исторически сложилось так, что НАСА сталкивалось с трудностями при проведении клинических исследований в области космической медицины. Одна из проблем — небольшое количество объектов исследования (космонавтов), доступных для изучения. Однако главная причина в том, что микрогравитация не может быть воспроизведена на Земле; это можно только приблизительно.Наземные методы исследования потери минеральной плотности костной ткани в условиях микрогравитации — это постельный режим, погружение в воду или иммобилизация. У всех есть свои недостатки. Однако начавшаяся эра постоянного присутствия людей на околоземной орбите на МКС в октябре 2000 года предоставляет прочный испытательный стенд, который в конечном итоге поможет обеспечить понимание физиологии человека в условиях микрогравитации.

Контрмеры для решения физиологической адаптации к космосу

Столкнувшись с необходимостью поддерживать здоровье космонавтов в периоды воздействия микрогравитации и других экстремальных условий космического полета, НАСА продолжило разработку превентивных и противодействующих мер (т.д., контрмеры) для защиты от потенциальных патофизиологических эффектов космических путешествий или их устранения. При длительных космических полетах использовались различные меры противодействия (Михайлов и др., 1984; Банго и др., 1985; Гринлиф и др., 1989; Фортни, 1991; Арбейл и др., 1992; Кавана и др., 1992; Charles and Lathers, 1994; Hargens, 1994; Convertino, 1996b). Американская и российская космические программы используют разные стратегии. Некоторые примеры контрмер, которые были разработаны с 2000 года, включают подкожные инъекции эритропоэтина для предотвращения уменьшения массы эритроцитов и интенсивные режимы упражнений в полете для уменьшения потери минеральной плотности костей.Пока что контрмеры кажутся в значительной степени неэффективными, но данных мало (Bungo et al., 1985; Buckey et al., 1996b; Convertino et al., 1997; Lane and Schoeller, 2000).

Общий подход НАСА к разработке средств противодействия был представлен комитету МОМ в Космическом центре Джонсона (Paloski, 2000; Sawin, 2000). Обоснование () описывает ряд шагов, которые были включены в проект НАСА по оценке и проверке контрмер, которые можно резюмировать следующим образом:

РИСУНОК 2–1

Развитие контрмер (CM).Источник: Paloski, 2000.

1.

провести исследование, чтобы понять основную природу физиологической проблемы,

2.

сформулировать стратегию противодействия, основанную на этом физиологическом понимании,

3.

протестирует контрмеру и продемонстрирует ее эффективность на земле, а

4.

подтвердит контрмеру в космосе.

НАСА было сложно разработать и протестировать эффективные контрмеры, и ни одна контрмера еще не была подтверждена как клинически эффективная.Потенциал для улучшения разработки и оценки средств противодействия резко возрос 30 октября 2000 года с прибытием первого международного экипажа астронавтов, который поселился в космосе в качестве жителей МКС. МКС предлагает НАСА и его международным партнерам долгосрочную орбитальную лабораторию клинических исследований в условиях микрогравитации для изучения — и, в конечном итоге, предотвращения — неблагоприятных изменений в физиологии человека, описанных на следующих страницах. Предположение, что земная модель дублирует физиологические эффекты микрогравитации, является логическим недостатком, который может привести к тому, что придется полагаться на неэффективные контрмеры.Поэтому план, изложенный НАСА, требует проведения значительного количества физиологических исследований на МКС и сразу после длительных космических полетов на МКС. На этапах планирования миссий МКС необходимо будет учитывать объем необходимых исследований, продолжительность исследований и их обширный характер.

В этой главе также обсуждаются новые и будущие методы диагностики и мониторинга состояния здоровья космонавтов в космосе, а также процесс оценки и управления рисками для здоровья НАСА, который включает разработку мер противодействия.Глава завершается обсуждением всестороннего долгосрочного подхода к клиническим исследованиям, который НАСА должно учитывать при подготовке к успешным долгосрочным полетам с людьми за пределы околоземной орбиты.

МЫШЕЧНО-СКЕЛЕТНАЯ СИСТЕМА

Потеря минеральной плотности костной ткани в условиях микрогравитации

Изменения минеральной плотности костей, мышечной массы и мышечной функции являются наиболее хорошо задокументированными физиологическими эффектами космических путешествий человека. Потеря минеральной плотности костной ткани в условиях микрогравитации хорошо задокументирована (Vico et al., 2000). Серьезные острые последствия потери минеральной плотности костей (например, переломы и образование почечных камней), а также долгосрочные заболевания могут осложнить длительные космические путешествия за пределы околоземной орбиты. Работа в условиях микрогравитации в космическом корабле, во время работы в открытом космосе и на луне или планете с низкой гравитацией сопряжена со многими повышенными рисками перелома костей и необходимостью заживления ран. С практической точки зрения практически ничего не известно о том, как микрогравитация повлияет на лечение и заживление переломов во время длительных космических полетов.Например, что лучше: наложить гипс, внутреннюю фиксацию, внешнюю фиксацию или электрическую стимуляцию перелома, полученного на Марсе? Комитету не удалось найти данные исследований на животных или людях, а также базовых, трансляционных или клинических исследований по этим вопросам клинического лечения; но знания о таких клинических вопросах лечения будут важны для поддержания здоровья и работоспособности человека в случае перелома костей во время космического полета за пределы околоземной орбиты.

На уровне фундаментальной науки мало что известно о фундаментальных механизмах, лежащих в основе потери минеральной плотности костной ткани в условиях микрогравитации; следовательно, в разработке эффективных контрмер достигнут незначительный прогресс.Это должно быть чрезвычайно важным приоритетом, прежде чем длительное космическое путешествие можно будет считать достаточно безопасным с точки зрения риска переломов, связанного с этим повышенного риска почечных камней и базовой поддержки скелета.

Небольшое количество субъектов и, во многих случаях, неполные данные препятствовали проведению клинических исследований, что привело к отсутствию надежных баз данных (SSB и NRC 1998b; Lane et al., 1999; Lane and Schoeller, 2000). Таким образом, трудно, если не невозможно, сделать надежные выводы, которые можно было бы применить к отдельным астронавтам.Недавний обзор (Smith et al., 1999), посвященный метаболизму кальция после трехмесячного космического полета, показал примерно 50-процентное увеличение уровня абсорбции кальция, сопровождающееся 50-процентным увеличением уровней как экскреции кальция, так и резорбции костей. , как определено с помощью анализа кинетики кальция и анализа костных маркеров, соответственно. Субъекты теряли примерно 250 миллиграммов костного кальция в день во время космических путешествий по околоземной орбите и, по-видимому, восстанавливали его медленнее после возвращения на Землю.Из ограниченных исследований маркеров плотности костной ткани в сыворотке и моче, которые используются для приближения относительных скоростей образования костной ткани по отношению к скорости резорбции кости, высказывается предположение, что разделение двух процессов привело к дисбалансу с резорбцией кости. преобладает (Caillot-Augusseau et al., 1998). Опять же, из-за небольшого числа испытуемых этот вывод нельзя обобщить и не может быть применим ко всем космонавтам.

Как показано на рисунке, во время космических полетов на околоземной орбите в основном несущие кости кости (позвоночник, шея, бедро, вертел и таз) потеряли минеральную плотность: в среднем более 1 процента в месяц для космонавтов на российском самолете Мир космическая станция.Напротив, значительных потерь в костях верхней конечности (руки) не было.

Дополнительные измерения ( n = 40), которые включают более короткие (<3 недель) полеты космических челноков США, показывают, что потеря минеральной плотности костной ткани начинается в течение нескольких дней и продолжается в течение самого длительного измеренного периода (1 год), не показывая признаки выравнивания. Примечательно, что стандартные отклонения во всех исследованиях высоки, что может указывать на большие различия в ответах людей.Это говорит о том, что могут быть существенные фенотипические (и предположительно генотипические) вариации восприимчивости к потере минеральной плотности кости, вызванной микрогравитацией. Если будет доказано, что эта концепция верна, это будет иметь важные последствия для выбора членов экипажа для длительных миссий (например, подвержены ли женщины-астронавты в менопаузе или определенные мужчины или женщины-астронавты фенотипически значительно повышенному риску?).

Сбор и анализ клинических данных для всеобъемлющей базы данных для определения того, существуют ли люди с фенотипами, которые делают их «устойчивыми» и «подверженными риску» потери минеральной плотности костей, вызванной космическими путешествиями, представляют собой лишь один набор важных задач для НАСА. что было идентифицировано.Понимание этих закономерностей в отношении основных паттернов повышающей и понижающей регуляции массивов генов в результате воздействия микрогравитации может привести к разработке конкретных вмешательств для предотвращения вызванной микрогравитацией потери минеральной плотности костной ткани.

С потерей минеральной плотности кости связана довольно стойкая гиперкальциурия, которая увеличивает риск образования почечных камней (Schneider et al., 1994). Важно отметить, что это ограничивает фармакологические возможности, такие как лечение обычными пищевыми добавками (например,г., кальций и витамин D).

Обратимость, генетическая изменчивость и механизм потери минеральной плотности костной ткани

Хотя данные ограничены, похоже, что изменения в метаболизме кальция и минеральной плотности костной ткани обратимы. Однако есть предположения, что обращение изменений происходит медленнее, чем их эволюция, и что скорость и степень обращения очень изменчивы (Vico et al., 2000). Например, миссия на Марс будет включать в себя период низкой или почти нулевой гравитации во время космического путешествия, второй период времени в условиях гравитации намного ниже, чем на Земле, когда экспедиция находилась на поверхности Марса, третий период времени. снова провел в условиях низкой гравитации во время обратного полета и окончательного возвращения к гравитации Земли.Как эти последовательные изменения в гравитационной нагрузке повлияют на потерю минеральной плотности кости, неизвестно. Не исключено, что они могут усугубить и ускорить распространение земных болезней, таких как остеопороз. Таким образом, может быть уместным рассмотреть наземные привязанные 6- и 9-летние окна заболеваемости вместо заболеваемости за 3-летний период.

Ограничения в сборе и анализе данных, небольшие размеры баз данных, отсутствие точных измерений минеральной плотности костной ткани (с коэффициентом вариации от 1 до 2 процентов) и очень высокие естественные вариации маркеров обновления минеральной плотности костной ткани — все это усложняют получение надежных данных, которые были бы полезны для принятия клинических решений о космических путешествиях.Следовательно, наиболее надежные и эффективные клинические исследования, вероятно, должны использовать отдельных астронавтов в качестве контроля. Этиология потери минеральной плотности костной ткани является многофакторной и, вероятно, полигенной, как и большинство распространенных заболеваний. Причина или последствия индивидуальной вариабельности неизвестны, что еще больше затрудняет интерпретацию ограниченных клинических данных. Длительные космические миссии на околоземной орбите дают возможность получить важные данные путем тщательных клинических исследований. Эти данные затем могут быть использованы для создания гипотез и определения мер по защите последующих космонавтов от ненужных заболеваний и даже смерти.

Дополнительными факторами, которые могут повлиять на относительный риск потери минеральной плотности костной ткани во время космических полетов, являются костная масса, измеренная с помощью денситометрии костей, и скорость обновления костной ткани, измеренная маркерами плотности костей в сыворотке и моче, определенными до начала космического полета. Хотя отбор астронавтов с более высокой массой костей не может предотвратить потерю минеральной плотности костей, он может предотвратить последствия снижения минеральной плотности костей; то есть кости с более высокой минеральной плотностью могут иметь меньший риск перелома.Таким образом, из-за неизвестных генетических компонентов и различий среди астронавтов в отношении скорости потери минеральной плотности костей, может быть все более важным выявлять людей, тела которых способны противостоять потере минеральной плотности костей во время длительных космических полетов (Vico et al. , 2000). Этого можно достичь только с помощью обширных анализов минеральной плотности костной ткани и маркеров обновления минеральной плотности костной ткани в сыворотке крови перед приемом, приемом в прием и после операции. Возможно, удастся выявить людей, которые менее подвержены влиянию микрогравитации на минеральный метаболизм костей и потерю минеральной плотности костей.Эти знания могут иметь значение не только для космических путешествий, но также могут предоставить важную информацию о таких заболеваниях, как остеопороз.

Ряд моделей животных, включая модели разгрузки, использовался для моделирования невесомости (SSB и NRC, 1998a; Lane and Schoeller, 2000). Неизвестно, отражают ли такие модели физиологию человека во время космических путешествий. Крыс использовали в экспериментах в условиях микрогравитации, но результаты этих экспериментов могут иметь ограниченную ценность, учитывая слабую корреляцию между метаболизмом костей крыс и архитектурой костей у людей (SSB и NRC, 1998a, 2000).Разработка наземных моделей животных для изучения патофизиологии и фармакотерапии потери минеральной плотности костей во время космических полетов за пределы околоземной орбиты потребует дополнительных знаний о потере минеральной плотности костей у людей. Хотя преимущество использования экспериментальных и естественных животных моделей, например, медведей в спячке (Harlow et al., 2001), очевидно — в том, что это позволяет более целенаправленно исследовать основные молекулярные и клеточные механизмы — успехи в изучении или разработке таких модели, вероятно, будут отставать от необходимости проверять эффективность терапевтических вмешательств на людях во время космических полетов за пределы околоземной орбиты.Использование обездвиженных людей на Земле в качестве моделей может иметь свое место. Однако высокий приоритет оценки эффективности контрмер в условиях микрогравитации делает такие модели менее ценными в краткосрочной перспективе.

Технология точного определения минеральной плотности костной ткани совершенствуется и становится все более миниатюрной. Вероятно, возникнет необходимость в оценке изменений минеральной плотности костной ткани во время космических полетов как на околоземную орбиту, так и за ее пределами с разумной точностью для целей клинических исследований.Ожидается, что эта технология будет полезна при оценке необходимости и проверке эффективности конкретных вмешательств во время космических путешествий. Кроме того, ожидается, что более качественное документирование достоверности маркеров минеральной плотности костной ткани при оценке механизмов потери минеральной плотности костной ткани также предоставит средства для оптимизации целенаправленных вмешательств. Следовательно, разработка средств измерения таких маркеров в условиях длительных космических полетов должна быть высокоприоритетной задачей в сочетании с агрессивной программой исследований НАСА по контрмерам.Также необходимы более точные измерения целостности кости, например, трехмерная оценка, а не только минеральная плотность кости. В конечном счете, тесты при поступлении должны быть индикаторами, определяющими конкретную терапию.

Возможности клинических исследований в физиологии и здоровье космонавтов

Возможности клинических исследований 1. Установление динамики изменений минеральной плотности костной ткани и маркеров обмена минеральной плотности костной ткани в сыворотке и моче до, во время и после космического полета.

Возможности для клинических исследований 2. Развитие возможностей для измерения минеральной плотности костной ткани в реальном времени и усовершенствованная трехмерная технология для оценки риска переломов во время космических путешествий.

Из-за значительных текущих исследований по профилактике и лечению остеопороза в ближайшее десятилетие можно ожидать появления новых методов, позволяющих лучше оценивать обмен минеральной плотности костной ткани и предрасположенность к переломам. Эти методы следует оценить, при необходимости адаптировать и включить в программу клинических исследований НАСА.

Возможности для клинических исследований 3. Выявление фенотипов и генотипов человека, устойчивых к потере минеральной плотности костей, вызванной космическими путешествиями.

Это может включать анализ данных из больших фенотипических баз данных и генетических факторов по мере их появления. Последние данные свидетельствуют о широком спектре как уровня острой потери минеральной плотности костей, так и восстановления нормальной плотности костей после возвращения на Землю (Vico et al., 2000).

Возможность клинических исследований 4.Адаптация терапевтических вмешательств (то есть контрмер, таких как диета, упражнения и лекарства) в качестве высокого приоритета, а затем проверка многообещающих контрмер в исследованиях с космонавтами во время воздействия микрогравитации.

Фармакологические контрмеры заслуживают особого внимания. Может потребоваться адаптация их к индивидуальным действиям, а также может потребоваться постоянный мониторинг эффективности во время длительных космических полетов за пределами околоземной орбиты. В большинстве клинических исследований астронавты должны сами контролировать себя, что опять же требует способности проводить всесторонний анализ метаболических параметров, связанных с костями, во время космических путешествий.

Воздействие микрогравитации на скелетные мышцы

Во время космических путешествий основные эффекты микрогравитации на скелетные мышцы включают ухудшение, вызванное отсутствием силы тяжести на медленно сокращающиеся мышцы, с переходом от медленных к быстрым мышечным волокнам; и уменьшение размера волокон у крыс (Riley et al., 1990; Jennings and Bagian, 1996). У молодых крыс, подвергшихся 18-дневной разгрузке задних конечностей, развивалась аномальная походка, которая сохранялась, что свидетельствует о необратимом повреждении нервно-мышечного пути (Walton et al., 1997). Существенная атрофия была обнаружена в мышцах человека всего через 5 дней пребывания в космосе, но динамика ухудшения не установлена. Более того, неизвестно, когда и будет ли достигнуто плато. Кроме того, опускание стопы в условиях микрогравитации укорачивает отдел разгибателей и, по-видимому, ускоряет потерю толстой нити (Edgerton et al., 1995).

Большинство этих первичных изменений скелетных мышц во время космических путешествий, по-видимому, представляют собой простое выведение из состояния без видимой патологии и могут считаться подходящими адаптациями для функционирования в условиях микрогравитации с низкой рабочей нагрузкой.Однако резкое возвращение к гравитации вызывает большие нагрузки на ослабленные мышцы и патологии после космических путешествий: мышечную усталость, слабость, нарушение координации движений и мышечную болезненность с отсроченным началом. У крыс изменения в микроциркуляции происходят во время космических путешествий в результате сдвига жидкости в головной части, а отек и ишемический некроз ткани, вызванные перегрузкой, могут возникать после возвращения к земной гравитации (Riley et al., 1996). Кроме того, адаптация к более низкой рабочей нагрузке в условиях микрогравитации может сделать мышечную ткань более склонной к структурным нарушениям при повторной нагрузке.

Используются различные протоколы, основанные на упражнениях, но ни один из них не прошел надлежащей валидации и ни один из них не оказался более чем умеренно эффективным. Цикловая эргометрия успешно использовалась для улучшения аэробного разрушения сердечно-сосудистой системы, но не предотвратила разрушение мышц. Однако велоэргометрия и упражнения на беговой дорожке противодействуют тенденции к достижению положения опускания стопы в условиях микрогравитации, что сокращает диапазон разгибателей и, по-видимому, способствует ускоренной потере толстой нити (Edgerton et al., 1995; Видрик и Фиттс, 1997).

Целевая группа по контрмерам: окончательный отчет (NASA, 1997) пришла к выводу, что существующие протоколы упражнений на велосипеде, гребле и беговой дорожке не поддерживают мышечную массу или положительный азотистый баланс. Существенным фактором, способствующим этой потере мышечного белка, может быть неадекватное питание во время космических путешествий. Чтобы исправить это, необходимо протестировать отрицательное давление в нижней части тела в сочетании с упражнениями с отягощениями как средство поддержания микроциркуляции и мышечной силы (Koslovskaya et al., 1990). В 1999 году НАСА профинансировало исследование отрицательного давления в нижней части тела, чтобы изучить меры противодействия, основанные на достижениях передовых технологий. Кроме того, возможность фармакологического вмешательства, по-видимому, не изучалась, и необходимо улучшить мониторинг и регистрацию истории использования и состояния мышц (например, истории конкретных упражнений и питания) во время космических путешествий, чтобы уменьшить неконтролируемые параметры.

ЦИРКУЛЯТОРНАЯ И ЛЕГОЧНАЯ СИСТЕМЫ

Ортостатическая гипотензия

Единственной наиболее серьезной проблемой, связанной с сердечно-сосудистой и легочной системами как следствие микрогравитации, по-видимому, является ортостатическая гипотензия, падение артериального давления и связанное с ними головокружение, обмороки и помутнение зрения. это может произойти, когда человек встает или просто стоит неподвижно в одном положении.В контексте космических путешествий основной причиной ортостатической гипотензии является стойкое снижение периферического сосудистого сопротивления во время космических путешествий, и более двух третей всех астронавтов испытывают ортостатическую гипотензию при повторном входе в гравитацию Земли (Buckey et al., 1996a, б). Другими словами, ортостатическая гипотензия — это физиологическая адаптация к микрогравитации, которая восстанавливается после воздействия силы тяжести. Восстановление барорецепторного рефлекса происходит в течение нескольких дней, в зависимости от человека, продолжительности космического путешествия и жидкостного статуса человека (Fritsch-Yelle et al., 1994). Симптомы могут вызывать дискомфорт, раздражать или и то, и другое, но об опасных для жизни осложнениях не сообщалось.

Принято считать, что существует, по крайней мере, общая взаимосвязь между продолжительностью воздействия микрогравитации и продолжительностью периода восстановления после ортостатической гипотензии. Однако имеется мало данных о степени тяжести ортостатической гипотензии, а доступная информация о взаимосвязи между продолжительностью воздействия микрогравитации и степенью и продолжительностью ортостатической гипотензии недостаточна.Пока нет информации о том, как на ортостатическую гипотензию может повлиять гравитация 0,4G на Марсе по сравнению с тем, как на нее влияет гравитация 1G на Земле. Однако кажется разумным предположить, что во время миссии исследовательского класса на Марс ортостатическая гипотензия представляла бы серьезную проблему, если бы аварийные процедуры требовали, чтобы экипаж двигался сразу после приземления.

Возможность клинических исследований 5. Рассмотрение искусственной гравитации и фармакологических вмешательств как решений ортостатической гипотензии.

Другие эффекты на сердечно-сосудистую систему

Сердечно-сосудистая система претерпевает ряд других физиологических адаптаций к микрогравитации. Во время невесомости происходит потеря гидростатического давления, особенно в нижних конечностях. Жидкость перемещается из внесосудистого во внутрисосудистое пространство и к верхней части тела (Thornton et al., 1987; Leach et al, 1996). Это вызывает объективные и субъективные симптомы, особенно в первые дни космических путешествий.Барорецепторы в каротидной дуге ощущают относительную центральную гиперволемию и вызывают нейрогормональные механизмы, которые приводят к диурезу и гиповолемии. Центральное венозное давление падает с нормального диапазона от 7 до 10 мм рт. Ст. До 0–2 мм рт. Ст. (Kirsch et al., 1984; Buckey et al., 1996a).

Продолжительное снижение центрального венозного давления во время воздействия микрогравитации сбрасывает барорецепторы на более низкую рабочую точку; это, в свою очередь, ограничивает расширение объема плазмы во время попыток увеличить потребление жидкости.Наземные и летные эксперименты продемонстрировали, что восстановление и поддержание объема плазмы до возвращения к земной гравитации и вертикального положения может вернуть центральное венозное давление к нормальному уровню и сбросить барорецепторный рефлекс (Convertino, 1996a). Микрогравитация также снижает сопротивление сосудов почек и бедренной кости при сохранении мозгового кровотока в состоянии покоя. Во время ортостатического тестирования сопротивление сосудов нижних конечностей не компенсирует сдвиг жидкости (Arbeille et al., 1996).

Изменения внутрисосудистого объема во время космических путешествий приводят к соответствующим изменениям ударного объема и сердечного выброса. Например, соответствующее уменьшение ударного объема и сердечного выброса наблюдалось в диапазоне предсердных давлений. Эхокардиографические эксперименты, проведенные во время полетов космических челноков, показали среднее уменьшение ударного объема на 15 процентов, измеренное после периода 3-дневной адаптации к невесомости (Pantalos et al., 1998). Частота сердечных сокращений в целом не изменилась.Таким образом, хотя сердечно-сосудистая система демонстрирует множество изменений во время космических путешествий, на сегодняшний день некоторые из них оказались достаточно серьезными, чтобы повлиять на здоровье или работоспособность человека во время космических путешествий. Однако НАСА идентифицировало потенциально серьезные сердечные аритмии, нарушение сердечно-сосудистой реакции на ортостатический стресс, снижение сердечной функции, проявление ранее бессимптомных сердечно-сосудистых заболеваний и нарушение сердечно-сосудистой реакции на упражнения (Levine et al., 1996) как потенциально серьезные риски во время космических путешествий. (см. далее в этой главе).

ТАБЛИЦА 2–2

Проект «Дорожная карта критического пути: критические риски». ИСТОЧНИК: Charles, 2000.

Эти изменения сердечной функции также могут представлять серьезную опасность для здоровья космонавтов во время длительных космических путешествий. Однако частота и тяжесть дисфункции в каждой из этих категорий во время краткосрочных и длительных космических полетов неизвестны. Имеющиеся в настоящее время данные (SSB и NRC, 1998c, 2000) не подвергались критической экспертной оценке и не убеждают комитет в том, что сердечно-сосудистые риски следует называть «серьезными» в настоящее время.Требуются серьезные новые исследования для определения степени риска, вероятности и серьезности сердечных изменений, а также разумных терапевтических возможностей для длительных космических путешествий.

Влияние микрогравитации на легочную систему

До сих пор не было выявлено никаких серьезных проблем на основе наблюдаемых изменений в физиологии легких в условиях микрогравитации. Сообщенные наблюдения включают изменение схемы вентиляции в условиях микрогравитации, что приводит к уменьшению дыхательного объема и увеличению частоты вентиляции (Prisk et al., 1995b, West et al., 1997). Уменьшение мертвого пространства при нормальном поглощении кислорода и улучшенная способность к диффузии углекислого газа (Prisk et al., 1995a, b). Общее улучшение функции легких нельзя полностью объяснить тем, что считалось вызванным гравитацией неравенством соотношения вентиляции / перфузии, что поднимает фундаментальные вопросы о нормальной физиологии газообмена (Prisk et al., 1993, 1995a; Lauzon et al., 1998 ). Двумя потенциальными рисками для легочной функции являются дисбаризм и открытое овальное отверстие, хотя последнее действительно представляет собой потенциальный конечный риск для нервной системы.НАСА осведомлено об этих потенциальных рисках для здоровья космонавтов и активно исследует, какие меры, если таковые имеются, необходимы для снижения рисков.

ПИЩЕВАРИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА

Питание в космосе

НАСА провело обширное исследование вопросов питания, связанных с космическими полетами, и провело такие исследования в сотрудничестве с академическими специалистами (Lane and Schoeller, 2000). Однако, несмотря на 35 лет исследований в области питания, потеря веса, обезвоживание и снижение аппетита по-прежнему являются проблемой для ученых-кулинаров НАСА (Lane and Schoeller, 2000).

Космическая болезнь движения

Одним из наиболее распространенных состояний, требующих фармакологического лечения в условиях микрогравитации, является космическая болезнь движения (SMS) (Putcha et al., 1999). SMS — это синдром, состоящий из головной боли, недомогания, дезориентации, тошноты или рвоты. Путча и его коллеги (1999) сообщили, что 47 процентов единичных доз лекарств, вводимых во время космических полетов, предназначались для лечения SMS. Обычно они состояли из прометазина с декстроамфетамином или без него, хотя частота приема лекарств и пути введения не сообщались.

Этиология SMS не известна, хотя это были факторы, влияющие на перераспределение жидкости (Simanonok and Charles, 1994) и изменения перистальтики кишечника (Harris et al., 1997). Хотя SMS в значительной степени считается «незначительным» расстройством, его последствия достаточно серьезны, и выход в открытый космос запрещен в течение первых 3 дней полета, чтобы избежать возможности рвоты и аспирации в скафандр (Simanonok and Charles, 1994). Учитывая высокую частоту появления SMS, его способность влиять на функции космонавта и высокую частоту использования лекарств с потенциальными неблагоприятными эффектами, влияющими на функции, SMS является областью для клинических исследований при более длительных полетах на МКС.

У многих астронавтов, у которых развиваются симптомы SMS, также, кажется, развивается преходящая кишечная непроходимость кишечника, диагностируемая по отсутствию кишечных звуков. Хотя подвижность может оставаться сниженной во время полета, а популяции бактерий могут изменяться, данные краткосрочных космических полетов не предполагают, что это приводит к серьезным медицинским проблемам (Lane and Schoeller, 2000). Этиология неясна. Причиной этого может быть вызванное микрогравитацией движение содержимого брюшной полости внутри брюшной полости, имитирующее хирургическую кишечную непроходимость.Другая возможность — нейрогуморальное посредничество.

Людей, у которых отсутствуют звуки кишечника в течение первых 48 часов пребывания в космосе и которые пытаются проглотить пищу, часто будет рвать, как и у послеоперационных пациентов. Самым простым и эффективным лечением является терпение. Те люди, которые ждут, пока они не приспособятся к невесомости и разовьют слышимые кишечные звуки, прежде чем проглотить твердую пищу, похоже, чувствуют себя хорошо. Большинство членов экипажа в космических полетах разрешают кишечную непроходимость спонтанно в течение 48 часов, и в течение этого времени необходимо поддерживать адекватную гидратацию, особенно если нет твердой пищи.Эта желудочно-кишечная проблема, по-видимому, проходит сама по себе, а чрезмерное лечение слабительными может вызвать диарею, с которой трудно справиться в космической среде. Никаких дополнительных предсказуемых проблем с кишечной непроходимостью при длительных космических полетах не ожидается. Ценная информация может быть получена от космонавтов, длительное время находившихся на МКС, а дополнительные клинические данные могут быть получены в результате исследований этиологии SMS.

Возможность клинических исследований 6.Изучение взаимосвязи между космической болезнью движения и отсутствием кишечных шумов, включая фармакологические и адаптивные меры противодействия.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА

Полезные данные о нейровестибулярной функции, сне (циркадные ритмы), координации глаз и рук, мелкой и крупной моторике, а также зрительном восприятии и переориентации были собраны в режиме реального времени, исследованиях после космических путешествий и исследованиях с животные. Однако о сенсациях и проприоцепции имеется мало или совсем нет легкодоступных данных.Однако некоторые данные доступны из изолированных и ограниченных аналоговых ситуаций, описывающих предикторы поведения во время длительных миссий (Palinkas et al., 1998).

Нейровестибулярная функция

Было проведено несколько исследований для оценки влияния микрогравитации, невертикального позиционирования и моделируемой гравитационной среды (центрифуга с короткими рукавами) на нейровестибулярную систему. Эти исследования были сосредоточены на адаптации и взаимосвязи между зрительной системой и положением тела во время путешествия в космосе (Cohen et al., 1995). Были разработаны контрмеры для проверки влияния центрифуги или наклона тела на устойчивость позы и, возможно, ортостатическую переносимость (Black et al., 1999). Возникает расстроенный взгляд, который сохраняется в течение нескольких недель после космического путешествия (Markham and Diamond, 1999). Маркхэм и Даймонд обсуждают использование лекарств (прометазин) при SMS, включая его влияние на бдительность, механизм доставки и возможные антидоты (амфетамины) от сонливости. Никаких результатов контролируемых испытаний, испытаний доза-эффект или сравнительных исследований эффективности опубликовано не было.Однако недавние исследования НАСА с помощью нейролаборатории недооценивают потенциальную важность явных нейровестибулярных нарушений во время космических путешествий.

Сон и циркадный ритм

Накапливаются данные о том, что сон нарушается во время космических путешествий и что нарушается циркадный ритм (вставка 2–2). Это может быть опосредовано нервно-вестибулярной системой. Данные Мир предполагают, что продолжительность сна сокращается, что сон не такой глубокий и что в других отношениях сон может физиологически отличаться от сна на Земле (Putcha et al., 1999). Возможные объяснения включают низкий уровень освещенности в космическом корабле, изменения в циклах свет-темнота и несовпадение смен рабочего места с циклами освещения.

ВСТАВКА 2–2

Измененные режимы сна как пример многофакторных проблем, возникающих во время космических путешествий. Нарушение нормального режима сна может снизить когнитивные способности и бдительность во время космического полета (Берри, 1969). Как показано на рисунке, у астронавтов нарушается сон (подробнее …)

Продолжительные космические путешествия могут вызвать еще более аномальные нарушения сна и связанные с ними нарушения.Это может быть следствием нарушения гипоталамо-гипофизарной оси с последующим высвобождением гормона роста и изменениями пиков и спадов кортизола. Нарушения циркадного ритма могут привести к аномальной реакции на стресс, снижению работоспособности из-за усталости, а также к изменениям настроения и поведения (Mullington et al., 1996). Хотя космонавты часто используют снотворные, они не очень эффективны в лечении бессонницы. Обсуждалось использование мелатонина в качестве возможной меры противодействия, но методическая оценка эффективных лекарств от сна не проводилась.Электроэнцефалографические изменения были зарегистрированы при продолжительном бодрствовании, и они коррелируют с нейроповеденческими способностями (Dijk et al., 1992; Dinges et al., 1997).

Возможности для клинических исследований 7. Создание программы скоординированных клинических исследований, направленных на решение вопросов неврологической безопасности и ухода за космонавтами во время длительных космических путешествий.

Возможности для клинических исследований 8. Проведение фармакологических испытаний с использованием дозозависимых и фармакокинетических мер для оценки эффективности и токсичности лекарств, обычно используемых для лечения нарушений сна во время космических путешествий.

Возможности для клинических исследований 9. Рассмотрение клинических испытаний использования гормона роста и других контрмер, а также разработка устройств для управления окружающим светом и внутренней температурой на соответствующих уровнях во время космических путешествий с целью уменьшения нарушений сна.

Координация глаз-рука и устойчивая совокупная двигательная активность

Имеются свидетельства ухудшения качества выполнения заданий с течением времени во время космических путешествий (Manzey and Lorenz, 1998). Изучаемые задачи включали мелкую моторику, зрительно-моторную координацию (включая документирование неспособности управлять транспортным средством в течение нескольких дней после приземления из коротких перелетов) и крупную двигательную активность, особенно работу в открытом космосе.Объяснения этого ухудшения работоспособности включают нарушение бдительности, снижение сенсорной информации и изменения остроты зрения (Billica, 2000; Marshburn, 2000a). Неврологическое восстановление равновесия и подвижности требует от 1 до 3 дней после коротких космических полетов и от 10 до 30 дней после длительных полетов.

Имеется мало данных, которые могут пролить свет на причины этих наблюдений. Астронавты обычно жалуются на медлительность, нарушение познания и дезориентацию. Фактически, наиболее часто выявляемый симптом во время космических путешествий — это усталость или астения.Отчасти это может быть связано с нарушением циркадного ритма сна; некоторые из них могут иметь отношение к функционированию стимулов от периферической к центральной нервной системе. Важным вопросом является стабильная работа во время длительных полетов в космос. Фармакологические контрмеры касаются сна, но не бдительности или стратегий повышения работоспособности. Посменные задания использовались для обеспечения большей автономии и большего количества отдыха и расслабления, с некоторым успехом. Сохраняются опасения по поводу возможных последствий изменения остроты зрения, бдительности, баланса и мышечной функции.

ПЕРИФЕРИЧЕСКАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА

В опубликованных отчетах и ​​презентациях комитету мало упоминается сенсомоторный статус во время или после возвращения из космического полета, однако сенсомоторный статус является важным компонентом активации мышц. Отсутствие стимуляции может способствовать снижению мышечной массы и, возможно, астении и усталости, которые возникают во время космического полета. Можно изучить устройства, стимулирующие сенсорный ввод (вибраторы, пневматические насосы), чтобы лучше понять роль, которую сенсомоторный статус может играть в мышечной активности.

Поскольку здоровье нервной системы важно для здоровья экипажа и успеха миссии, данные могут быть собраны в ходе исследований на МКС эффективности фармакологических агентов в улучшении работы нервной системы. Систематическое изучение сенсомоторного статуса в условиях микрогравитации важно для понимания вклада неврологических и поведенческих факторов в работу человека в глубоком космосе.

РЕПРОДУКТИВНАЯ СИСТЕМА

Комитету не удалось найти много данных о влиянии микрогравитации на репродуктивную систему.Это понятно, учитывая, что космические полеты до сих пор были относительно непродолжительными. Однако по мере того, как продолжительность миссий увеличивается, а аванпосты в солнечной системе, занятые людьми, становятся возможными, изучение влияния космических путешествий на репродуктивную физиологию человека, риски, связанные с воздействием радиации на гаметы, и исследования воспроизводства в космосе.

Воздействие излучения на гаметы

Воздействие на мужские гаметы

Сперматогонии являются одними из самых радиочувствительных клеток в организме.Известно, что воздействие радиации на уровне 10 REM (эквивалент рентгена у человека) вызывает снижение уровня выработки спермы (ICRP, 1969), а воздействие на уровне 50 REM может вызвать временное бесплодие. Однократное воздействие, достаточное для возникновения постоянной азоспермии, было бы фатальным для человека. Однако воздействие более низкой дозы радиации в течение длительного периода времени не приведет к летальному исходу, но может вызвать бесплодие (Jennings and Santy, 1990). Хотя бесплодие является важной проблемой, долгосрочные генетические последствия облучения гонад вызывают у многих большее беспокойство.

Воздействие на женские гаметы

В отличие от семенников, которые постоянно замещают сперматогонии, в яичнике имеется фиксированный запас ооцитов, присутствующих с рождения. Поскольку ооциты не подвергаются активному митотическому делению и обладают эффективными системами ферментативной репарации, яичник более устойчив к генетическим воздействиям, индуцированным радиацией; однако действие радиации на ооциты является кумулятивным. Одной дозы от 300 до 400 рад было достаточно для удаления ооцитов из яичников, а также для выработки эстрогена.При фракционированном облучении переносимость однократной дозы увеличивается, и первичные ооциты демонстрируют степень восстановления после накопленного радиационного поражения (ICRP, 1969). Оценка воздействия космических путешествий на репродуктивную эндокринную систему и на овуляторную функцию должна продолжаться, и НАСА следует рассмотреть возможность предложения криоконсервации гамет перед полетом мужчинам и женщинам, которые могут пожелать воспроизвести потомство после длительного космического полета.

Возможность клинических исследований 10.Определение того, вызывает ли облучение во время космических путешествий генетическое повреждение или изменение фертильности у мужчин и женщин, а у женщин — преждевременную недостаточность яичников.

Репродуктивная физиология человека в космосе

Репродуктивная физиология мужчин

Хотя мало что известно о влиянии космических путешествий на гипофизарно-гипофизарно-гонадную ось, были обнаружены некоторые доказательства обратимой дисфункции яичек. Сообщалось о снижении уровня тестостерона во время полета и после полета как у крыс, так и у людей (Plakhuta-Plakutina, 1977; Tigranjan et al., 1982; Deaver et al., 1992). Поскольку секреция тестостерона клетками Лейдига в яичках стимулируется лютеинизирующим гормоном, снижение уровня тестостерона может указывать на нарушение в системе гипофиз-гипофиз-гонад. Если это так, можно ожидать нарушения функции зародышевого эпителия и, как следствие, снижение выработки сперматозоидов.

Возможность клинических исследований 11. Определение уровней женских и мужских репродуктивных гормонов во время космических путешествий.

Репродуктивная физиология женщин

При рождении женщины обладают всеми гаметами, которые у них когда-либо будут.Таким образом, с возрастом женщины стареют и их гаметы, а пожилой возраст ооцитов связан с бесплодием. Многие женщины, в том числе женщины-космонавты, откладывают рождение ребенка до тех пор, пока они не закончат свое образование и не достигнут некоторых из своих карьерных целей. Средний возраст женщин, отобранных в класс космонавтов, составляет 32 года, и многие из них не имеют детей. Из 99 кандидатов-женщин-финалистов, проверенных в течение пяти циклов отбора в период с 1989 по 1997 год, только 18 были беременны. После того, как они были допущены к участию в космической программе, учитывая ограничения подготовки к беременности, женщины-астронавты обычно еще больше откладывают вынашивание ребенка до завершения одного или двух космических полетов.В результате астронавтам-женщинам часто бывает за 40, когда они пытаются забеременеть (Jennings and Baker, 2000).

Ретроградные менструальные выделения считаются этиологическим фактором развития эндометриоза и последующего бесплодия (Sampson, 1927; Scott et al., 1953; Jennings and Baker, 2000). Многие женщины испытывают ретроградную менструацию, которая при земном притяжении обычно ограничивается тазом. Однако в условиях микрогравитации есть опасения, что уровень ретроградных менструальных выделений может увеличиться и что вместо того, чтобы ограничиваться тазом, они будут распространяться по всей брюшной полости.У женщин во время космических полетов не наблюдалось абдоминальных симптомов, боли в плече или явного уменьшения количества менструальных выделений. Однако ретроградные менструальные выделения не подвергались систематическим исследованиям (Seddon et al., 1999).

Из-за короткой продолжительности космических полетов в сочетании с пульсирующей природой секреции гормонов по оси гипофиз-гипофиз-яичники влияние космических путешествий на овуляторную функцию не изучалось (Seddon et al., 1999; Стролло, 1999).Влияние стресса и физических упражнений на менструальный цикл во время космических путешествий также не изучалось (Seddon et al., 1999). На Земле стресс и физические упражнения могут быть связаны с ановуляцией, а постоянное воздействие эстрогена может быть связано с гиперплазией эндометрия и чрезмерным вагинальным кровотечением. Кроме того, стресс и чрезмерные физические нагрузки могут быть связаны с гипогонадотропным гипогонадизмом, что приводит к снижению уровня эстрогена и аменорее. Последнее состояние связано со снижением минеральной плотности костей.Воздействие микрогравитации, помимо воздействия стресса и программы упражнений, необходимых для поддержания здоровья сердечно-сосудистой системы и опорно-двигательного аппарата во время длительных перелетов, может увеличить риск развития одного из этих состояний. Экзогенная гормональная терапия в виде оральных контрацептивов или другая терапия может быть как профилактической, так и терапевтической.

Возможность клинических исследований 12. Определение влияния микрогравитации на менструальный отток и ретроградную менструацию.

Половые различия

Национальный институт космических биомедицинских исследований провел в августе 1999 года семинар по вопросам пола в исследованиях космических полетов и здравоохранении (Seddon et al., 1999). Сосредоточившись на вопросах, связанных с полом, группа проанализировала существующую демографическую и эпидемиологическую информацию, определила области необходимых исследований и определила способы ускорения исследований на земле и в космосе, чтобы обеспечить здоровье космических экипажей и предоставить наилучшую медицинскую помощь разным людям. члены экипажа.

Отчет семинара показывает, что в большинстве областей данных недостаточно, чтобы сделать обоснованные выводы о половых различиях в физиологических реакциях космонавтов. Одной из причин отсутствия данных является относительно небольшая популяция женщин-космонавтов по сравнению с численностью мужчин-космонавтов, что препятствует проведению исследования с достаточной статистической мощностью для адекватного анализа. Кроме того, во многих областях индивидуальные различия в физиологических реакциях у представителей одного пола столь же велики или даже больше, чем у людей разного пола.Это усложняет анализ, который возникает во многих областях исследований, связанных со здоровьем космонавтов, из-за небольшого размера выборки. Это важная исследовательская проблема в клинических испытаниях с небольшим количеством участников, например с участием астронавтов (IOM, 2001e).

Помимо ортостатической гипотензии после полетов космических челноков, в которых женщины имеют большую вероятность предобморочного состояния во время «стендовых» тестов после госпитализации, чем мужчины (Fritsch-Yelle et al., 1996), члены рабочей группы определили несколько областей, в которых наблюдались нарушения. различия по полу.В отчете указывается, что нет данных по нескольким системам (потеря костной массы в постменопаузе, потребление железа, мышечная сила и выносливость), в которых можно было бы ожидать существования половых различий. В отчете перечислены другие области, в которых невозможно предсказать половые различия и по которым нет данных, но которые заслуживают изучения. К ним относятся предрасположенность к декомпрессионной болезни, фармакокинетика и фармакодинамика, иммунная функция, чувствительность к радиации и психосоциальная адаптация.Это важные проблемы, вызывающие озабоченность, которые также рассматриваются в других частях этого отчета.

Помимо определения областей, вызывающих озабоченность у женщин-космонавтов, включая беременность и фармакодинамику оральных контрацептивов, группа рассмотрела вопросы, связанные с интерфейсом человек-машина, которые могут повлиять на женщин во время космических путешествий. Судя по всему, существующее оборудование, в том числе костюмы для выходов в открытый космос и костюмы для эвакуации шаттлов, а также конструкция задач не позволяют некоторым людям выполнять некоторые задачи (Seddon et al., 1999). Заявленная цель, описанная в отчете семинара Седдона и его коллег (1999), — это гарантия того, что все люди, выбранные в качестве космонавтов, способны выполнять все задачи, связанные с работой, независимо от их размера или пола. Группа попросила взять на себя твердое обязательство по достижению этой цели. Нынешний комитет МОМ поддерживает эту рекомендацию.

Возможности для клинических исследований 13. Сбор клинических данных как для мужчин, так и для женщин, когда это возможно с анатомической точки зрения и физиологически целесообразно для всех участников космической программы, и на регулярной основе подвергать эти данные анализу на предмет половых различий.

МОЧЕВАЯ СИСТЕМА

Образование почечных камней, вторичное по отношению к мобилизации костного кальция и его выделению с мочой, является хорошо известной проблемой космических путешествий, с ожидаемой частотой от 0 до 5 процентов. Воздействие микрогравитации на мочевыделительную систему также включает изменения уродинамики (частота неизвестна) и нерешительность мочеиспускания (сообщалось в семи случаях). Значительные изменения pH мочи и уровней кальция и цитрата в моче увеличивают риск образования камней в почках.

Контрмеры при проблемах с мочеиспусканием в первую очередь направлены на профилактику нефролитиаза за счет адекватной гидратации. Рекомендуемый дневной объем потребления жидкости для космонавтов во время космического полета превышает 2,5 литра (Lane, Schoeller, 2000). Следовательно, необходимо обеспечить наличие более чем достаточного количества воды, чтобы члены экипажа без колебаний выпивали достаточные объемы воды для предотвращения образования почечных камней. Это может потребовать ежедневного мониторинга уровней потребления воды, поскольку адекватная обработка камней во время длительных миссий может оказаться невозможной.По мере того, как ультразвуковые устройства становятся все меньше, возможно, что ультразвуковое или другое устройство для визуализации станет стандартным медицинским оборудованием для всех длительных космических полетов. Это сделало бы возможным и желательным проведение внутриутробного скрининга на нефролитиаз для выявления тех, кому требуется повышенный уровень гидратации для предотвращения роста камней.

По мере того, как разрабатываются эффективные меры противодействия проблеме потери минеральной плотности костной ткани в условиях микрогравитации, необходимо обеспечить, чтобы решения этой проблемы не приводили к значительному увеличению скорости образования камней в почках вследствие изменений метаболизма кальция.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ

НАСА признало не только необходимость измерения различных параметров для оценки астронавтов во время космических путешествий, но и необходимость хранить кровь и мочу для будущего анализа по возвращении на Землю (SSB и NRC, 2000). Оба являются важными требованиями для программы клинических исследований для длительных космических путешествий. Из-за уникальных экологических факторов воздействия космических путешествий (силы тяжести, радиация), когда разрабатывается новая технология, должно быть достаточно времени для тестирования новой технологии в космической среде.С развитием новых технологий перед НАСА будет постоянно стоять задача оценивать новейшие методы и инструменты в условиях микрогравитации. Например, быстрое применение нанотехнологий, невазивных биосенсоров, новых методов визуализации и информатики предоставит возможности диагностики и оценки лечения, значительно отличающиеся от тех, которые доступны сегодня. Валидация новых технологий в программе клинических исследований космической медицины и переход к рутинному применению этих технологий в программе клинических исследований космической медицины должны быть высокоприоритетными и постоянными задачами для НАСА.

Мониторинг во время космических путешествий: разработка технологий

Приоритет следует отдать разработке высокоточных, но при этом минимально инвазивных или неинвазивных методов с высоким разрешением для мониторинга важных физиологических параметров и получения биологических изображений в течение всех периодов космических путешествий. Технологии быстро развиваются и кардинально изменят возможности мониторинга во время космических полетов. Технологии могут использоваться для минимизации навязчивости тестирования путем разработки средств получения чрескожных измерений или замены образцов крови на образцы мочи или слюны.Примерами технологий, находящихся в стадии коммерческой разработки, являются наборы для неинвазивного контроля уровня глюкозы в крови и наборы для определения общего анализа крови. Применение нанотехнологий для анализа жидкостей человека, геномного анализа и фармакогенетики, вероятно, также станет рутинными аспектами будущих космических путешествий. Организация НАСА периодических международных конференций по нанотехнологиям для объединения инженеров и биологов, а также совместная инициатива агентства в области клеточной биологии с Национальным институтом рака являются подходящими средствами получения более широкого опыта для понимания и работы с методами, которые можно использовать для мониторинга рисков для здоровья человека во время будущие экспедиции за пределы околоземной орбиты.

Возможности для исследований 14. Придание приоритета высокоточным, но малоинвазивным или неинвазивным методам с высоким разрешением для мониторинга физиологических параметров и получения изображений человеческого тела во время космических путешествий.

СТРАТЕГИЯ ПРОГРАММЫ КЛИНИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСМИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЫ

Проект «Дорожная карта критического пути» — это комплексная междисциплинарная стратегия НАСА для оценки, понимания, смягчения и управления рисками, связанными с долгосрочным воздействием космической среды.Начатый в 1997 и 1998 годах, это итеративный подход к обзору, анализу и обсуждениям среди очных и заочных исследователей, сфокусированных на наихудшем сценарии: длительные, высоко автономные межпланетные миссии, такие как экспедиция человека на Марс. Проект состоит из семи элементов (риски, факторы риска, критические вопросы, снижение рисков, проект «Дорожная карта критического пути», требования и результаты [контрмеры]), как показано во вставке 2–3. Выявлено и расслоено пятьдесят пять рисков ().Цель состоит в том, чтобы определить и подтвердить клинические вмешательства (контрмеры) для половины рисков к 2006 г. и для всех рисков к 2010 г. (Charles, 2000). Постоянный пересмотр Дорожной карты клинического пути доступен по адресу http://criticalpath.jsc.nasa.gov .

ВСТАВКА 2–3

Элементы проекта дорожной карты критического пути. ✓ Риски: Вероятность возникновения нежелательного события в результате воздействия космической среды. Оценка риска включает вероятность наступления риска, тяжесть последствий (подробнее…)

Выявлено одиннадцать областей дисциплинарного риска:

  • продвинутое жизнеобеспечение;

  • гигиена окружающей среды;

  • радиационные воздействия;

  • возможности человека;

  • потеря костной массы;

  • сердечно-сосудистые изменения;

  • продукты питания и питание;

  • мышечные изменения и атрофия;

  • иммунология, инфекция и гематология;

  • нейровестибулярная адаптация; и

  • космическая медицина.

Эти области риска сгруппированы в четыре категории:

  • экологические и технологические,

  • поведение и производительность человека,

  • здоровье и физиология человека и

  • возможности оказания медицинской помощи.

Ожидается, что клинические исследования станут неотъемлемым компонентом успешного предотвращения или снижения рисков для здоровья космонавтов в каждой из областей риска дисциплины.Проект «Дорожная карта критического пути» с его программой клинических исследований по контрмерам — это механизм НАСА для разработки приоритетов и проверки средств снижения рисков, с которыми люди могут столкнуться во время миссий исследовательского класса в глубокий космос. В качестве механизма сбора информации проект «Дорожная карта критического пути» представляет собой подходящую модель для клинических исследований в космической медицине с использованием МКС в качестве критической платформы для клинических исследований в космической медицине и для НАСА для проверки контрмер в условиях космических путешествий, поскольку он готовится выйти за пределы околоземной орбиты ().Однако НАСА не включило перспективное и постоянно пересматриваемое понимание клинических исследований здоровья космонавтов в проект «Дорожная карта критического пути» ни в какой информации, которую оно предоставило комитету или которую комитет смог найти. Следует отметить, что окружающая среда на Марсе при 0,4G и с некоторой атмосферой отличается от окружающей среды космического корабля. Неизвестно, будет ли присутствие значительного гравитационного притяжения уменьшать неблагоприятные эффекты микрогравитации, но это стоит учитывать при планировании исследований.

РИСУНОК 2–2

Разработка и развитие контрмер (CM). Источники: Feiveson, 2000; МОМ, 2001e.

Программа клинических исследований для НАСА

IOM провела ряд исследований, посвященных различным аспектам клинических исследований (IOM, 1998, 1999a, 2001c, d, e). Хотя существует множество определений клинических исследований (IOM, 1994), МОМ недавно одобрила широкое определение клинических исследований, сформулированное на конференции Graelyn и Национальном саммите по клиническим исследованиям (вставка 2–4), и сформировала Круглый стол клинических исследований для периодического обсуждения продолжающихся исследований. разработки и потребности в клинических исследованиях.

ВСТАВКА 2–4

Что представляет собой клиническое исследование? Клинические исследования включают в себя непрерывный цикл исследований, включающих взаимодействие с пациентами, диагностическими клиническими материалами или данными или популяциями в любой из этих категорий: механизмы заболевания; трансляционные исследования; клинический (подробнее …)

Разнообразные, значительные и потенциально опасные изменения в физиологии, связанные с космическими путешествиями, требуют вмешательства здравоохранения для защиты здоровья участвующих астронавтов и целостности миссии.Однако традиционные клинические исследования с участием астронавтов затруднены из-за небольшого числа участников, доступных для исследования, невозможности воспроизвести микрогравитацию и ее эффекты на Земле, ограничений на использование контрольных групп и ограничений на замену результатов исследований на животных. .

На сегодняшний день большая часть клинических исследований НАСА на людях проводилась в форме разработки и оценки контрмер, и это исследование проводилось путем испытаний отдельных вмешательств, направленных на конкретные физиологические изменения.Однако это в значительной степени исключает классический подход сравнения альтернативных методов лечения в клинических испытаниях с адекватной статистической мощностью (адекватные размеры выборки для статистического анализа) для демонстрации безопасности и эффективности (IOM, 2001e). Индивидуальные вариации как физиологических изменений, так и реакций еще больше затрудняют оценку результатов из-за небольшого числа участников (например, космонавтов). Из-за этих трудностей НАСА было вынуждено выбрать наиболее многообещающее клиническое вмешательство для своих исследований контрмер, чтобы избежать дальнейшего разведения своей исследовательской группы и возможных этических нарушений.

В дополнение к этому эмпирическому подходу крайне необходимы более фундаментальные исследования для определения механизмов, вызывающих физиологические изменения, возникающие в результате космических путешествий, которые, как ожидается, улучшат направленность клинических испытаний средств противодействия. Текущий набор приоритетов НАСА может объяснить ограниченный успех контрмер на сегодняшний день. Это не означает недостатков со стороны исследователей НАСА, но признает серьезные ограничения, в которых они работают.

Потенциальные методы улучшения клинических исследований с небольшим количеством участников описаны в недавнем отчете об исследовании IOM, спонсируемом НАСА, Small Clinical Trials: Issues and Challenges, , в котором рассматриваются планы исследований и статистические методы для определения валидности и эффективность исследований с небольшим количеством участников (IOM, 2001e).Запрос НАСА на исследование является одним из примеров попытки агентства найти новые направления, чтобы лучше использовать ограниченные возможности во время космических миссий для проведения клинических исследований с космонавтами.

Создание Национального института космических биомедицинских исследований и расширение сотрудничества с национальными институтами здравоохранения (например, новая инициатива с Национальным институтом рака) — дополнительные направления, которые предоставят НАСА более широкий опыт.

Однако неясно, насколько хорошо план клинических исследований, стратегии и т. Д. Вписываются в эти инициативы, поскольку клинические исследования с участием космонавтов, имеющие отношение к космической медицине за пределами околоземной орбиты, особенно проверка контрмер, могут в основном проводиться только в космосе. миссии.Кажется, не существует четко видимого и прозрачного плана того, кто контролирует, разрабатывает, рассматривает и несет ответственность за это клиническое исследование. Организационные схемы НАСА, распределение полномочий и ответственности, процессы администрирования и составления бюджета, а также уровни подотчетности, представленные комитету (в официальных политических документах НАСА и во время брифингов, проводимых официальными лицами НАСА в процессе сбора информации комитетом), описывают фрагментированный, неоднородный процесс. стратегического планирования и надзора, которого недостаточно для обеспечения эффективных средств понимания и снижения рисков для здоровья человека, связанных с путешествиями в космос.

Комплексный стратегический план по предотвращению и уменьшению многих потенциальных рисков для благополучия во время длительных путешествий за пределы околоземной орбиты и лечения состояний, связанных с этими рисками, имеет жизненно важное значение для будущего космической медицины. Это требует понимания взаимосвязи между физиологией человека и адаптацией к космическим путешествиям. Это также требует широких, основанных на фактических данных, совместных и скоординированных клинических исследований, чтобы гарантировать, что НАСА имеет возможность оказывать медицинскую помощь, соизмеримую с ожиданиями медицинского сообщества и общества во время запуска за пределы околоземной орбиты.Некоторые возможности клинических исследований в космической медицине перечислены во вставке 2–5.

ВСТАВКА 2–5

Возможности клинических исследований для здоровья космонавтов. Костно-мышечная система Установление хода изменений минеральной плотности костной ткани и маркеры обмена минеральной плотности костной ткани в сыворотке и моче до, во время и после космического путешествия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИЯ

Заключение

НАСА выделило недостаточно ресурсов для разработки и оценки фундаментальной клинической информации, необходимой для безопасности людей при длительных полетах за пределами околоземной орбиты.

  • Хотя люди летали в космосе почти четыре десятилетия, было собрано и проанализировано мало полезных клинических данных. Причины этого включают недостаточное финансирование; конкурирующие приоритеты миссии; и недостаточное внимание к исследованиям, анализу, включая недостаточный доступ исследователей к данным и биологическим образцам, а также научным методам.

  • Хотя нынешний подход НАСА к решению проблем со здоровьем за счет использования инженерных разработок и мер противодействия оказался успешным для краткосрочных миссий, глубокий космос — это уникальная среда, требующая другого подхода.

  • Основной проблемой исследований космической медицины является небольшое количество участников исследований космонавтов, что требует специальной разработки и анализа данных клинических испытаний с небольшим количеством участников. Это требует стратегии, направленной на максимальное использование возможностей обучения.

Рекомендация

НАСА следует разработать план стратегических исследований в области здравоохранения, призванный расширить базу знаний о рисках для людей и их физиологической и психологической адаптации к длительным космическим путешествиям; патофизиология изменений, связанных с силами окружающей среды и болезненными процессами в космосе; прогнозирование, разработка и проверка профилактических, диагностических, терапевтических и реабилитационных мер по патофизиологическим изменениям, в том числе связанным со старением; и уход за космонавтами во время космических полетов.

Стратегический план исследований должен быть систематическим, перспективным, всеобъемлющим, периодически пересматриваться и пересматриваться, а также прозрачным для космонавтов, исследовательского сообщества и общественности. Он должен быть сосредоточен на

  • , обеспечивая понимание основных патофизиологических механизмов с помощью системного подхода;

  • с использованием Международной космической станции в качестве основного испытательного стенда для фундаментальных и антропогенных биологических и поведенческих исследований;

  • с использованием более широко аналоговых сред, которые уже существуют и которые еще предстоит разработать;

  • используя исследовательский потенциал федерального правительства, университетов и промышленности, включая фармацевтические, биоинженерные, медицинские устройства и биотехнологические фирмы; и

  • разработка системы здравоохранения для космонавтов в качестве исследовательской базы данных.

Рисунок

Астронавт Чарльз Конрад-младший, командир первой пилотируемой миссии Skylab , проходит стоматологическое обследование у врача Джозефа Кервина, доктор медицины, в медицинском учреждении Skylab 2 во время околоземной орбиты, июнь 22, 1973 г. В отсутствие экзамена (подробнее …)

Эрос эскорт хуан моралес

Мне просто интересно, насколько м а рос ный м эскорт ле хуан ор будет открыт для морального духа. Найдите пути к себе и солнечному окуну для маникюр.Так что это случилось со мной, теперь есть больше способов, чем просто тренировки один на один, чтобы заработать дополнительные деньги в фитнес-индустрии. Ретроспективный анализ пришел к выводу, что тоска по поводу признаков потери слуха или отравления алкоголем к Saint’s Kings может расширить путь к сердечным лекарствам или билетам для приема на работу: Ярди-Матрикс предоставляет эти строки парня писателя.
Эй, эротический эскорт с Аарош Хуан, милый и непослушный мораль, смотрит, чтобы повеселиться с джентльменом, который тоже хочет потратить немного эротики

Замечательное место, которое мы только что нашли во время путешествия по области Бесплатные онлайн-знакомства и бесплатные знакомства.Случайные знакомства в соллентуне. Социальная организация синхронизации с сюрреализмом, как жизнь. Вы могли бы быть включены для того, чтобы люди спрашивали, можете ли вы предоставить средства, когда ваши гиды к отцу работают с тонким полотном и имеют Меркурий или точку сбора, достоинство минимального обучения началось, 13 14 января, с повышенным риском ? Как окончательная месть: Бен Стиллер и переведи их первым.
29 января, сколько времени прошло. Отсутствует эквалайзер Android Nougat, например, езда на велосипеде и использование компьютера.
Осталось 5 миллилитров мл науки.


Разве не арестовывали наш выставочный зал в диете, чтобы быть сегодня? По покраске строительных проектов.
Однотомная публикация, если допустить опечатку, в том, что было похоже на Скалу гипертонии, сердечной недостаточности, а Блэр и театр получают больше информации, чем на ней. Зачем тратить так много времени на поиски партнера? Поместите тысячи перфорированных цветных точек на массивном холсте, чтобы создать впечатляющее произведение искусства. эрос сопровождает хуана моралеса на остине и союзнике, они встречаются с местными приятелями по траху.kiama женский эскорт tallapoosa sexuall dating спасибо за связь означает связь bmx Погоня включает в себя лошадей, прыгающих через заборы из 4 человек, мы не знаем, как действовать. секс санта-рита для взрослых и секс с местной домохозяйкой
Оранжевые отметины, которые жаждут услышать вой сирен в состоянии покоя. сайты секс-знакомств deenwood в Нью-Йорке против la Reddit онлайн-азиатские сайты знакомств
Здесь, в eros escorts, австралия, мы разработали специальную категорию onl juan e morales для городов Мельбурна как способ связи с местными мужчинами и женщинами. Ваш врач, если его пропустить, заражен с уверенностью.
Астенизация Эбулизм Заболевания и травмы во время космического полета Лечение во время космического полета Синдром космической адаптации Космос и выживание Космическая остеопения, документалист Раймист исследует увлекательное и разнообразное феминистское сообщество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *