Ингибитор протонной помпы что это такое: обзор группы препаратов . Гастроэнтерология. Видаль справочник лекарственных препаратов

Содержание

Ингибиторы протонной помпы при хронической обструктивной болезни лёгких — Kikuchi, S — 2020

Ингибиторы протонной помпы при хронической обструктивной болезни лёгких

Какова цель этого обзора?

Авторы обзора хотели узнать, эффективны ли ингибиторы протонной помпы (ИПП) в (а) сокращении обострений хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ) и (б) улучшении качества жизни людей с ХОБЛ. Для ответа на эти вопросы мы провели поиск рандомизированных клинических испытаний и нашли только одно испытание с участием 103 человек.

Ключевая информация

Прием ИПП может снизить частоту обострений у людей с ХОБЛ. Однако, для большей уверенности необходимо больше исследований высокого качества. Дальнейшие исследования должны включать различные виды ИПП.

Что было изучено в этом обзоре?

В этом исследовании рассматривали непосредственно ХОБЛ. ХОБЛ — распространённое заболевание, проявляющееся кашлем со слизью и затруднением дыхания. ХОБЛ — одна из самых частых причин смерти во всём мире и приводит к ухудшению качества жизни. Обострение ХОБЛ может привести к госпитализации и смерти, и является большим бременем для общества и экономики. Обострение ХОБЛ может быть вызвано разными факторами, требующими различного лечения.

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) является одной из причин обострения ХОБЛ. ГЭРБ это распространённое желудочно‐кишечное заболевание, вызываемое рефлюксом (забросом) желудочного сока в пищевод (пищевую трубку) и лёгкие. Это заболевание вызывает у людей симптомы изжоги и кашля. Люди с ГЭРБ получают лечение с применением ИПП. Эти лекарства действуют путем сокращения количества кислоты в желудке. Хотя ИПП эффективны в устранении симптомов ГЭРБ, неясно, приводит ли добавление ИПП к обычной помощи к сокращению частоты приступов ХОБЛ и улучшению качества жизни людей с ХОБЛ.

Каковы основные результаты этого обзора?

Мы нашли только одно подходящее исследование. Оно было проведено в университетской больнице и трёх городских больницах Японии. В этом исследовании эффекты ИПП в сочетании с обычной помощью сравнивали только с обычной помощью (лечением) у людей с ХОБЛ, у которых раньше не было ГЭРБ или симптомов ГЭРБ. Исследователи на протяжении 12 месяцев изучали изменения частоты обострений ХОБЛ и случаев обычной простуды. В исследовании применяли ингибитор протонной помпы под названием лансопразол в дозе 15мг в сутки. Были получены доказательства низкой определенности, что в сравнении с людьми, получавшими стандартное лечение, среди людей, принимавших лансопразол, реже встречались обострения ХОБЛ. Также были получены доказательства низкой определенности, что аналогичное число пациентов в каждой группе перенесли, по меньшей мере, один эпизод простуды.

Авторы обзора не нашли каких‐либо исследований, описывающих влияние применения ИПП на развитие пневмонии и серьезных неблагоприятных событий, качество жизни, функцию лёгких или специфичные для этой болезни неблагоприятные события.

Насколько актуален этот обзор?

Мы провели последний поиск исследований 22 мая 2020 года.

Клинические исследование Пациенты, получающие длительную терапию ингибиторами протонной помпы: OMNI-BiOTiC PPI — Реестр клинических исследований

Подробное описание

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) входят в пятерку наиболее широко используемых лекарств в мире. ИЦП подавляют образование желудочной кислоты за счет ингибирования водород-калий-аденозин-трифосфатаза (H + / K + -ATPase) — известный протонный насос в париетальные клетки желудка. На практике ИПП обычно назначают для лечения ЖКТ. такие расстройства, как язвенная болезнь и гастроэзофагеальный рефлюкс. Они также используются профилактически для предотвращения стрессовых язв и снижения токсичности желудочно-кишечного тракта, связанной с определенными лекарства, включая нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), аспирин и стероиды, иногда, несмотря на скудность доказательств. Использование ИПП было связано с повышенным риском кишечные инфекции. Метаанализ 23 исследований с участием почти 300 000 пациентов показал: увеличение на 65% случаев диареи, связанной с Clostridium difficile, среди пациентов кто использовал ИЦП.

Другой метаанализ 11 280 пациентов из шести исследований, оценивающих Сальмонелла, кампилобактер и другие кишечные инфекции также имеют повышенный риск из-за: подавление кислоты, с большей ассоциацией с PPI, чем с антагонистами h3-рецепторов. Более того, было показано, что длительное использование ИПП связано с кишечными симптомами: исследование, проведенное В 2011 г. сообщалось о случаях вздутия живота, метеоризма, болей в животе и диареи (43%, 17%, 7%). и 2% отобранных случаев соответственно). Кроме того, известно, что ИПП вызывают мальабсорбцию. витамина B12, что в конечном итоге может привести к дефициту витамина B12. Совсем недавно PPI использовали был связан с увеличением смертности. Микробиом кишечника играет важную роль в возникновении кишечных инфекций и симптомов кишечника. В состав микробиома кишечника может ингибировать или способствовать микробной колонизации кишечник микробными патогенами. Несколько механизмов могут влиять на рост бактерий или иммунную систему. система. Длительное использование ИПП связано с глубокими изменениями микробиома кишечника.
Считается что эти состояния вызваны долгосрочным подавлением секреции желудочного сока. (и, таким образом, сдвиг внутрижелудочного pH), который изменяет естественную среду обитания резидентной микробиоты. Кроме того, повышенный pH желудочного сока может недостаточно защитить от перорального или пищевого происхождения. патогены. Недавно мы провели исследование в Медицинском университете Граца, в котором мы могли показывают, что у пациентов, длительно принимающих ИПП, наблюдается дисбактериоз кишечника. воспаление, повышенная проницаемость кишечника, бактериальная транслокация и системное воспаление связаны с более высоким риском осложнений и летальности при циррозе печени. (А. Хорват и др., длительное использование ингибиторов протонной помпы увеличивает дисбактериоз кишечника, проницаемость кишечника, воспаление и смертность у пациентов с циррозом печени, UEG Journal, принято) Пробиотики — это живые микроорганизмы, которые, как было продемонстрировано, изменяют флору кишечника и проявляют положительно влияет на многочисленные желудочно-кишечные заболевания, укрепляет кишечный барьер и уменьшить параметры воспаления Мы предполагаем, что трехмесячное пробиотическое вмешательство с ИПП OMNi BiOTiC улучшает ИПП.
индуцированный дисбактериоз, воспаление кишечника и проходимость кишечника у пациентов, длительно принимающих ИПП терапия, ведущая к уменьшению бактериальной транслокации и улучшению желудочно-кишечного тракта. качество жизни.

Ингибиторы протонной помпы и риск почечной недостаточности у пожилых

По данным нового исследования, опубликованного в журнале CMAJ Open, пожилые пациенты, принимающие ингибиторы протонной помпы (часто назначаемые препараты против изжоги и кислотного рефлюкса), имеют в два раза больший риск госпитализации по поводу почечной недостаточности, по сравнению с пожилыми людьми, не принимающими эти препараты. 

Побочные эффекты этой группы препаратов довольно редки, и это исследование не доказывает прямую причинно-следственую связь между приемом ингибиторов протонной помпы (ИПП) и развитием почечной недостаточности, однако такая все же взаимосвязь вызывает серьезную обеспокоенность, поскольку ежегодно десятки миллионов людей принимают эти таблетки, продаваемые без рецепта под разными торговыми наименованиями.  

«Как правило, ИПП хорошо переносятся, и подавляющее большинство пациентов, которые их принимают, не имеют никаких побочных эффектов, в том числе не имеют почечную недостаточность. Однако наше исследование еще раз напоминает, что принимать ИПП следует короткими курсами и по строгим показаниям», — говорит ведущий автор исследования Тони Антониу из Торонто.  Доктор Антониу и его коллеги подобрали для своего исследования 290 000 человек в возрасте 66 лет и старше, принимавших ингибиторы протонной помпы в период между 2002 и 2011 гг, и такое же количество людей, соответствующего возраста, не принимавших ИПП. Авторы исследования оценили количество госпитализаций по причине острого повреждения почек в течение 120 дней от начала лечения ИПП, и сравнили с группой контроля.  Пытаясь включить в исследование только тех пациентов, которые впервые начали прием ИПП, авторы исключили из исследования людей, которым назначались ИПП в течение года, предшествовавшего исследованию. Они также исключили людей, у которых в последние 5 лет перед исследованием были выявлены заболевания, связанные с почечной недостаточностью, такие как ВИЧ и системная красная волчанка.
Также из исследования были исключены люди, которым назначались антибиотики в течение последних четырех месяцев, так как почечная недостаточность у них могла быть вызвана как почечной инфекцией, так и приемом самих антибиотиков.  За время исследования острое повреждение почек произошло у 1787 человек, то есть менее чем у 1% от всей исследуемой популяции. Среди людей, принимавших ИПП показатель госпитализации составил 13,5 на 1000 человек в год, по сравнению с 5,5 случаев на 1000 в группе контроля.

«Я бы не стал ограничивать назначение ингибиторов протонной помпы, основываясь только на этом исследовании; общий риск почечной недостаточности в исследуемой популяции все же довольно невысокий, и причинно-следственная связь между повреждением почек и приемом ИПП — сомнительна», — говорит Dr. John O’Brian Clarke, гастроэнтеролог больницы Джона Хопкинса в Балтиморе, который не принимал участие в этом исследовании.

Он продолжает: «Это исследование лишь напоминает нам, что ингибиторы протонной помпы не являются абсолютно безвредными препаратами, и должны назначаться обоснованно.

  Врачи должны строго взвешивать риски и назначать ИПП только тем пациентам, которым они действительно необходимы, а также подбирать минимальные дозы и минимальную продолжительность курсов». 

«Несмотря на то, что для тех же целей многим пациентам успешно помогают антациды, ингибиторы протонной помпы нельзя полностью заменить антацидами, особенно в случаях серьезных заболеваний», — считает Dr. George Sachs, который также не принимал участия в этом исследовании. «Пациентам с желудочно-пищеводным рефлюксом или ГЭРБ ингибиторы протонной помпы могут предотвратить развитие рака пищевода и практически спасти жизнь», — говорит он. 

Однако он тоже находит это исследование интересным, и отмечает, что во многих случаях врач может обойтись без ИПП, назначив лишь изменение образа жизни (исключение продуктов, провоцирующих рефлюкс и снижение лишнего веса) и тем самым получить отличные клинические результаты. Именно в таких случаях следует воздерживаться от назначения ИПП пожилым людям.

 

Ингибиторы протонной помпы при гастродуоденальных язвенных кровотечениях

К началу 1990-х годов фактом, доказанным теоретически и экспериментально, явилась необходимость создания при гастродуоденальных язвенных кровотечениях гипоацидной или анацидной интрагастральной среды для реализации агрегационного потенциала тромбоцитов, коагуляционного потенциала плазмы и предотвращения лизиса формирующегося тромба пепсином [5]. В 1980-е годы для снижения интрагастрального рН в клинике в подавляющем большинстве случаев назначались блокаторы Н2-рецепторов. Однако если для лечения неосложненной язвенной болезни такие препараты применялись более или менее успешно, то использование пероральных форм при гастродуоденальных язвах, осложненных кровотечением, многим исследователям представлялось малоперспективным. Лишь с появлением парентеральной формы данных препаратов начали предприниматься попытки включения Н2блокаторов в программу лечения пациентов с кровоточащими язвами.

Первые отчеты, посвященные этим вопросам, были весьма оптимистичными. Тем не менее, с точки зрения принятых сейчас стандартов доказательной медицины, исследования 1980-х годов адекватными признать весьма затруднительно.

В 1992 г. в журнале «Lancet» был опубликован отчет группы авторов во главе с R.P. Walt о первом многоцентровом плацебоконтролируемом исследовании по изучению эффективности парентеральной формы фамотидина при острых гастродуоденальных язвенных кровотечениях [19]. Исследование проводилось на клинической базе 67 хирургических стационаров Великобритании и Ирландии. Критерием включения в исследование служило наличие у пациентов язвы желудка или двенадцатиперстной кишки, осложненной кровотечением Forrest Ia-b и Forrest IIa-b.

После осуществления эндоскопического гемостаза больным, включенным при рандомизации в группу фамотидина (n=497), препарат вводили вначале внутривенно болюсно в дозе 10 мг, а впоследствии в виде непрерывной инфузии со скоростью 3,2 мг/ч в течение 72 ч. Избранный режим был основан на ранее экспериментально доказанном повышении интрагастрального рН до 6 у большинства пациентов именно при указанном способе применения фамотидина. Лицам, включенным при рандомизации в группу плацебо (n=508), после эндогемостаза внутривенно вводился физиологический раствор в аналогичном режиме.

Критериями оценки эффективности лечения являлись: общая летальность, число рецидивов кровотечения, необходимость оперативного вмешательства, связанная с повторной геморрагией. На фоне терапии фамотидином рецидив язвенного кровотечения развился в 23,9%, при введении плацебо – в 25,5% случаев. Экстренные оперативные вмешательства по поводу рецидива кровотечения были выполнены у 15,5% пациентов, получавших фамотидин, и у 17,1% получавших плацебо. Общая летальность в группе пациентов, получавших фамотидин, составила соответственно 6,2 и 5,0%. Очевидно, что достоверных различий в обследованных группах выявлено не было.

Авторы отчета в заключение весьма дипломатично отметили, что «потенциально возможное угнетение желудочной секреции не находится в прямой зависимости с клиническим течением и результатами лечения пациентов с кровоточащими пептическими язвами». Однако если называть вещи своими именами, рассмотренное исследование показало, что при гастродуоденальной язвенной геморрагии эффективность терапии Н2-блокатором фамотидином не отличается от таковой при приеме плацебо. По сути, неэффективность введения при кровоточащих язвах фамотидина уже давно доказана. Так почему вплоть до настоящего времени фамотидин с упорством, достойным лучшего применения, продолжает широко использоваться у пациентов с язвенной геморрагией (т. е. с жизнеугрожающим состоянием!) в хирургических отделениях и отделениях интенсивной терапии практически по всей стране? По всей видимости, разрешение этого парадокса следует искать отнюдь не в медицинских сферах…

1990-е годы ознаменовались стремительным восхождением к вершине популярности нового класса антисекреторных препаратов – ингибиторов протонной помпы (ИПП). Объяснялось это большей эффективностью подавления кислотопродукции данными препаратами по сравнению с М1-холинолитиками и Н2-блокаторами при почти полном отсутствии у ИПП побочных эффектов. Уже упомянутым R.P. Walt в 1992 г. были опубликованы результаты плацебоконтролируемого исследования эффективности подавления кислотопродукции при парентеральном введении омепразола [20]. На фоне круглосуточного мониторирования интрагастрального рН и троекратного исследования концентрации соляной кислоты в желудочном соке больным с неосложненными дуоденальными язвами дважды болюсно вводился омепразол по двум схемам: 80 мг утром + 40 мг вечером и 80 мг утром

— 80 мг вечером. В контрольной группе пациентов с аналогичной патологией, получавших плацебо, концентрация соляной кислоты составила в среднем 34,3 ммоль/л. При использовании омепразола по схеме 80 мг + 40 мг этот показатель составил в среднем 2,1 ммоль/л, при терапии по схеме 80 мг — 80 мг – 0,7 ммоль/л. Было установлено, что на фоне применения омепразола по любой из схем интрагастральный рН поддерживался выше 4 у 90% обследованных по сравнению с 5% пациентов, получавших плацебо. Результаты исследования позволили сделать вывод о том, что парентеральная форма омепразола является наиболее мощным ингибитором желудочной секреции.

В связи со сказанным вновь появилась надежда на возможность адекватного медикаментозного контроля гастродуоденальной язвенной геморрагии. Однако первое же исследование, посвященное оценке эффективности омепразола, в том числе при кровоточащих пептических язвах, эту надежду как будто бы не оправдало. В 1992 г.T.K. Daneshmend и соавт. был опубликован отчет о результатах двойного слепого плацебоконтролируемого исследования эффективности омепразола при острых гастродуоденальных кровотечениях [4]. После клинической верификации геморрагии из верхнего отдела пищеварительного тракта больным незамедлительно внутривенно вводили омепразол (80 мг) / плацебо и затем выполняли эндоскопическое исследование с проведением при необходимости эндоскопического гемостаза. В дальнейшем пациентам основной группы омепразол вводили троекратно по 80 мг через каждые 8 ч. Со 2-х суток переходили на пероральный прием омепразола по 40 мг дважды в сутки в течение 4 дней. Авторы не нашли достоверных различий между показателями летальности, частотой рецидивов кровотечений, числом экстренных операций у обследованных обеих групп, однако отмечено, что при эндоскопическом исследовании, выполняемом после начала терапии, стигмы кровотечения выявлялись достоверно реже при введении омепразола, чем при использовании плацебо.

Вывод, к которому пришли авторы, сегодня выглядит несколько неожиданным: при острых кровотечениях из верхнего отдела пищеварительного тракта широкое применение ингибиторов протонной помпы нецелесообразно. Однако даже сейчас не следует относиться к данным заключениям как к абсолютному архаизму. Отрицательный результат – тоже результат! Во-первых, в исследование T.K. Daneshmend были включены пациенты как с гастродуоденальными язвенными кровотечениями, так и с гастродуоденальными кровотечениями неязвенной этиологии (варикозно-расширенные вены пищевода, синдром Мэллори–Вейса, опухоли желудка и т. д.). В этой связи результаты исследования действительно можно трактовать как малую эффективность ИПП, но только при неязвенных гастродуоденальных кровотечениях. Вовторых, парентеральное применение омепразола продолжалось всего одни сутки и заключалось в болюсном введении через 8-часовые интервалы. В данном контексте полученные T.K. Daneshmend результаты указывают, с одной стороны, на недостаточную продолжительность парентерального введения ИПП и, с другой, на необходимость не периодического болюсного, а непрерывного режима введения омепразола. Тем не менее, опубликованные T.K. Daneshmend материалы вызвали недоумение у значительной части авторов, изучавших применение ИПП в неотложной гастроэнтерологии. Следствием явилось проведение нескольких крупных исследований, посвященных изучению той же проблемы – эффективности применения ИПП при гастродуоденальных кровотечениях.

В 1997 г. группой авторов во главе с M.S. Khuroo был предоставлен отчет о двойном слепом плацебоконтролируемом исследовании эффективности омепразола при кровотечениях из язв желудка и двенадцатиперстной кишки [9]. В исследование были включены 220 пациентов с клинически манифестированным и подтвержденным эндоскопически кровотечением из желудочных, дуоденальных язв или язв гастроэнтероанастомоза (Forrest Iа – 11,8%, Forrest Ib – 15,5%, Forrest IIa – 15,9%, Forrest IIb – 56,8%). Критериями исключения являлись соматические заболевания в терминальной стадии, продолжающееся профузное кровотечение с геморрагическим шоком, невозможностью эндоскопической визуализации источника кровотечения и необходимостью экстренной операции, эндоскопическая картина Forrest IIc. При наличии продолжающегося кровотечения (Forrest I) выполнялся эндогемостаз. Медикаментозная терапия включала: омепразол 40 мг / плацебо перорально (!) каждые 12 ч в течение 5 сут, пациенты обеих групп получали также антациды каждые 6 ч. Критериями оценки эффективности лечения являлись рецидивы кровотечения в стационаре, необходимость экстренного оперативного вмешательства по поводу повторного кровотечения, число единиц эритроцитарной массы, понадобившееся для трансфузий, длительность пребывания в стационаре и общая летальность.

Результаты исследования M.S. Khuroo и соавт. оказались следующими. Рецидив кровотечения на фоне терапии омепразолом возник у 10,9% пациентов, на фоне приема плацебо – у 36,4% (различия достоверны, р<0,001). Экстренные оперативные вмешательства по поводу рецидива кровотечения в первой группе были проведены у 7,3% больных, во второй – у 23,6% (различия достоверны, р<0,001). Необходимость в трансфузии красной крови возникла у 20,1% пациентов, получавших омепразол (среднее число перелитых единиц эритроцитарной массы – 2,3±1,0) и у 70,9% получавших плацебо (среднее число перелитых единиц эритроцитарной массы – 4,1±2,1). Длительность нахождения в стационаре и общая летальность в группах достоверно не отличались, составив для группы омепразола 5,5 сут и 1,8% соответственно, для группы плацебо – 6,9±2,1 сут и 5,5% (различия недостоверны, р>0,05) [9].

На первый взгляд может показаться, что исследование M.S. Khuroo по различиям в частоте рецидивирования кровотечения, числу экстренных операций и необходимых гемотрансфузий доказало эффективность применения пероральной формы омепразола в качестве базисного компонента терапии больных с язвенной геморрагией. Однако при детальном анализе выясняется ряд немаловажных нюансов. Так, в описании дизайна исследования не было указано, проводилась ли рандомизация пациентов по критерию Forrest. Создается впечатления о преобладании в группе больных, получавших плацебо, эндоскопической картины продолжающегося кровотечения. Соответственно данные пациенты были госпитализированы с исходно более тяжелой кровопотерей, что косвенно подтверждается бόльшим объемом проводимых в этой группе трансфузий красной крови, поскольку одним только фактом 3-кратного возрастания числа рецидивов кровотечения у пациентов, получавших плацебо, вряд ли можно объяснить 4-кратное увеличение у них потребности в гемострансфузиях. Это предположение подтверждается и тем, что число рецидивов в группах пациентов, получавших омепразол или плацебо при эндоскопической картине Forrest Ia и Ib (наиболее проблемная с точки зрения возможности достижения окончательного гемостаза категория больных), оказалось сопоставимым. Различия в частоте рецидивов кровотечения были обусловлены в основном неодинаковой долей повторных геморрагий при кровотечениях Forrest IIb.

Указанные факты и, что наиболее важно, отсутствие достоверных различий по общей летальности в сопоставляемых группах пациентов, свидетельствует о недостаточной эффективности пероральной формы омепразола в качестве базисного компонента терапии больных с гастродуоденальными язвенными кровотечениями. Сейчас, по прошествии 12 лет, практически каждому специалисту, занимающемуся лечением пациентов с осложненными кровотечением гастродуоденальными язвами, очевидно, что применение пероральных форм антисекреторных препаратов (в том числе ИПП) в первые 3 сут после госпитализации по поводу язвенной геморрагии является грубой тактической ошибкой. В данный период при терапии жизнеугрожающего осложнения язв желудка и двенадцатиперстной кишки необходима гарантия полного подавления кислотопродукции, обеспечиваемая только парентеральным введением ИПП в высоких дозах.

Необходимость пролонгированного внутривенного введения ИПП при язвенной геморрагии была доказана целым рядом исследований конца 1990-х – начала 2000-х годов. В своих работах Lin и соавт. (1997), J. Labenz и соавт. (1997), Netzer и соавт. (1999), K. Palmer и соавт. (2002), A. Barkun и соавт. (2003) убедительно продемонстрировали, что консервативные мероприятия, включающие эндоскопический гемостаз и длительную инфузию ИПП с последующим переходом на пероральный прием данных препаратов, позволяют добиться окончательного гемостаза у подавляющего (70–75%) числа больных с гастродуоденальными язвами, осложненными кровотечением [3, 12, 15].

Наиболее часто в литературе приводятся ссылки на исследование группы авторов из Гонконга во главе с J.Y. Lau, посвященное изучению продленного внутривенного введения омепразола при гастродуоденальных кровотечениях, отчет о котором был опубликован в 2005 г. [10, 11]. По своему дизайну исследование являлось двойным слепым плацебоконтролируемым и заключалось в сопоставлении результатов лечения пациентов, получавших непрерывную 72-часовую инфузию омепразола или плацебо до и после проведения эндоскопии и эндогемостаза. В течение 17 мес в исследование были включены 638 больных с клинической картиной кровотечения из верхних отделов пищеварительного тракта. Если состояние пациента не расценивалось как критическое (симптоматика продолжающегося профузного кровотечения, глубокий геморрагический шок), после рандомизации начиналась непрерывная инфузия омепразола (Лосек, 8 мг/ч) / плацебо после болюсного введения препарата (Лосек – 80 мг/ плацебо) продолжительностью 72 ч с последующим переходом на пероральный прием омепразола в дозе 40 мг/сут в обеих группах в течение 8 нед.

Через 12 ч пациенту выполняли эндоскопическое исследование, в ходе которого оценивали характер источника кровотечения (язва, варикозно-расширенные вены пищевода, линейные разрывы слизистой оболочки кардии), осуществляли эндогемостаз. В случае неварикозного характера кровотечения проводился инфильтрационный эндогемостаз адреналином и (или) термокоагуляция сосудов в дне язвы. При наличии варикозно-расширенных вен пищевода и желудка выполнялось их эндоскопическое лигирование. Во время эндоскопии брали биопсийный материал из слизистой оболочки антрального отдела желудка на предмет персистенции Н. рylori с проведением тройной терапии при положительном результате. Если при госпитализации имелись признаки продолжающегося гастродуоденального кровотечения, эндоскопия выполнялась незамедлительно, введение исследуемого препарата начиналось непосредственно после эндогемостаза. При неэффективности последнего экстренно выполнялась операция. Проведение повторных эндоскопических исследований было строго регламентировано: повторная эндоскопия и эндогемостаз осуществлялись только при наличии клинико-лабораторных признаков рецидива кровотечения.

Основная цель рассматриваемого исследования состояла в определении необходимости выполнения эндогемостаза при первичной эндоскопии на фоне проводимой внутривенной терапии омепразолом/плацебо. Кроме того, предметом анализа являлись рецидивы кровотечения и необходимость повторной эндоскопии, продолжительность пребывания пациентов в стационаре, потребность в гемотрансфузиях, проведении экстренных операций и, естественно, общая летальность в 30-суточный период от момента госпитализации. Было отмечено, что наиболее часто источниками кровотечения из верхнего отдела пищеварительного тракта были язвы желудка и двенадцатиперстной кишки: в 60% случаев выявлены кровоточащие пептические язвы гастродуоденальной зоны, в 7% случаев – НПВП-индуцированные язвы желудка, осложненные кровотечением. Необходимость в проведении эндоскопического гемостаза при первичной эндоскопии (на фоне уже начатой медикаментозной терапии) в группе омепразола возникла у 19,1% больных, в группе плацебо – у 28,4% (р=0,007). При этом в первой группе эндоскопическая остановка кровотечения из пептических язв была проведена у 22,5% пациентов, во второй – у 36,8%. Объем необходимого для инфильтрационного эндогемостаза адреналина оказался меньшим в группе омепразола (9,2±6,0 мл) по сравнению с группой плацебо (10,5±7,0 мл), р=0,3; аналогичным было различие для числа термокоагуляционных воздействий на источник кровотечения. Авторы не нашли достоверных различий между группами получавших омепразол и плацебо по частоте повторных эндоскопических исследований (seu – частоте рецидивов кровотечения), необходимости гемотрансфузий, экстренных оперативных вмешательств, а также по показателю общей летальности (смертельные исходы в обеих группах не были непосредственно связаны с кровотечением). Тем не менее, выявлена достоверно меньшая продолжительность пребывания в стационаре больных, получавших омепразол.

На основании полученных данных J.Y. Lau и соавт. пришли к заключению, что парентеральное введение высоких доз омепразола до проведения эндоскопического исследования уменьшает число пациентов с продолжающимся на момент эндоскопии кровотечением (Forrest I) и соответственно необходимость в выполнении эндогемостаза. Авторы подчеркивают, что терапию омепразолом и эндоскопическое воздействие следует рассматривать не как альтернативные мероприятия, а как неотъемлемые составные части программы ведения больных с гастродуоденальными кровотечениями. Кроме того, они посчитали своим долгом отметить наличие потенциальной нерепрезентативности выборки пациентов в исследовании. Это касалось искусственного уменьшения числа больных с НПВП-индуцированными язвами (одновременное проведение исследования по данной нозологии), а также заметно большего, чем в общей популяции, числа пациентов с варикозно-расширенными венами пищевода, что связано с эндемичностью Гонконга по заболеваниям печени [11].

Таким образом, проведенные исследования позволили сделать вывод о высокой эффективности омепразола в плане обеспечения стабильного гемостаза при гастродуоденальных кровотечениях. Однако особенности каждого отдельно взятого исследования (прежде всего применение омепразола при неязвенных кровотечениях), очевидно, мешали получить объективную картину о реальном потенциале ИПП при гастродуоденальном язвенном кровотечении.

В 2005 г. группой авторов был проведен мета-анализ исследований, посвященных изучению эффективности применения парентеральной формы препарата в режиме непрерывной инфузии (>6 мл/ч), а также пероральной формы омепразола при гастродуоденальных язвах, осложненных кровотечением, за период с 1990 по 2003 г. Основная цель заключалась в изучении эффективности терапии омепразолом у пациентов с высоким риском рецидива кровотечения (Forrest I–IIb) [1].

Мета-анализ охватывал 1855 клинических случаев в 18 исследованиях. Показано, что непрерывная внутривенная инфузия омепразола достоверно снижает частоту повторной геморрагии (–14,6%), необходимость экстренных операций (–8,4%) и общую летальность (–5,2%). Отмечено также, что частота рецидивов кровотечения при непрерывной внутривенной инфузии омепразола на 20,6% меньше, чем при применении Н2-блокаторов в аналогичном режиме. В отношении перорального приема омепразола установлено наличие достоверных различий с плацебо только по числу рецидивов язвенного кровотечения (–11,8%). На этом основании авторы пришли к выводу, что парентеральное введение омепразола в высоких дозах при эндоскопической картине Forrest I–IIb достоверно снижает число рецидивов кровотечения, экстренных операций и общую летальность. Пероральный прием препарата, снижая число рецидивов язвенной геморрагии, реально не оказывает влияния на исходы лечения. Авторами подчеркивается малая эффективность терапии Н2-блокаторами при гастродуоденальных язвенных кровотечениях, связываемая с непродолжительным антисекреторным эффектом этих препаратов, проявляющимся в снижении интрагастрального рН до 3 уже к исходу 24 ч терапии, несмотря на продолжающуюся инфузию. В противоположность этому поддержание интрагастрального рН выше 6 в течение всего времени применения омепразола объясняет принципиально более высокую эффективность данного препарата при гастродуоденальных язвенных кровотечениях [1].

В 2003 г. лечебные возможности были расширены появлением в клинической практике парентеральной формы нового представителя ИПП – эзомепразола (Нексиум). По своей химической структуре эзомепразол является оптическим левовращающим S-изомером омепразола и снижает секрецию кислоты в желудке путем специфического ингибирования кислотного насоса в париетальных клетках. S- и R-изомеры омепразола обладают сходной фармакодинамической активностью. Эзомепразол – первый ингибитор протонного насоса, представляющий собой чистый изомер, все другие ингибиторы являются смесью изомеров (рацематами).

Фармакокинетика эзомепразола менее подвержена индивидуальным колебаниям по сравнению с фармакокинетикой омепразола. Это свидетельствует о снижении межиндивидуальной вариабельности в контроле кислотообразования и, следовательно, о повышении клинической предсказуемости и надежности фармакотерапии с использованием эзомепразола. Очевидно, что механизм действия препарата такой же, как омепразола и других ИПП, однако по сравнению с ними, благодаря улучшенной фармакокинетике, антисекреторный эффект эзомепразола более выражен, быстрее проявляется и более стабилен по сравнению с таковым у омепразола (Rohss K. и соавт., 2004) [16]. По наблюдениям G. Hasselgren и соавт., при выполнении непрерывной суточной рН-метрии на фоне перорального приема 40 мг эзомепразола или омепразола через 12 ч доля пациентов с интрагастральным рН>4 составила 88 и 75% соответственно (р<0,001), а спустя 24 ч – 68,4 и 62,0% (р<0,001). При этом значение медианы интрагастрального рН в течение 24 ч в группе получавших эзомепразол составило 4,8, а в группе получавших омепразол – 4,5 [8].

Сравнительный анализ фармакодинамических параметров пероральных форм эзомепразола 40 мг, рабепразола 20 мг, омепразола 20 мг и лансопразола 30 мг, проведенный Ph. Miner и соавт., позволил заключить, что принципиально лучшим профилем эффективности обладает именно эзомепразол. Методом непрерывной суточной рН-метрии на фоне перорального приема препаратов установлено, что на 5-е сутки доля пациентов, у которых уровень интрагастрального рН>4 поддерживался в течение 12 ч и более, составила в группе эзомепразола – 73,5%, в группе омепразола – 50,0%, в группе лансопразола – 52,9% и в группе рабепразола – 50,0% (р<0,03). В данном контексте следует отметить, что высокий процент пациентов с гипоацидным состоянием на 5-е сутки терапии эзомепразолом свидетельствует об отсутствии эффекта тахифилаксии при длительном приеме препарата [14].

В 2005–2007 гг. по дизайну, разработанному группой авторов во главе с J.J. Sung, было проведено исследование PUB (Peptic Ulcer Bleeding), посвященное изучению эффективности применения эзомепразола у пациентов с гастродуоденальными язвами, осложненными кровотечением [2, 17, 18]. Данное исследование отвечало стандартам GCP, являясь двойным слепым плацебоконтролируемым, и формально представляло собой III фазу клинических испытаний внутривенной формы эзомепразола. Исследование проводилось в 160 клинических центрах, расположенных в 18 странах, в том числе в Российской Федерации.

Диагностические и лечебные мероприятия, проводимые в рамках протокола, сводились к следующему. В исследование включались пациенты, поступившие в стационар с клинической картиной кровотечения из верхнего отдела пищеварительного тракта, у которых при эндоскопическом исследовании в качестве источника кровотечения были верифицированы язвы желудка или (и) двенадцатиперстной кишки, оцененные как Forrest I–IIb. При продолжающемся кровотечении проводился эндогемостаз инфильтрацией адреналина, термокоагуляцией или клиппированием. При безуспешном эндоскопическом гемостазе и установленных показаниях к экстренной операции больные в исследование не включались. Не были включены в него также лица, находящиеся в терминальном состоянии. После проведения эндоскопии больные, удовлетворяющие критериям включения (и не соответствующие критериям исключения), подвергались рандомизации и были отнесены в группы эзомепразол/плацебо. Непосредственно после включения в исследование, но не позднее 24 ч от момента госпитализации пациенты получали внутривенно болюсно 80 мг эзомепразола/ плацебо и затем исследуемый препарат (эзомепразол/плацебо) в виде непрерывной внутривенной инфузии (эзомепразол 8 мг/ч) в течение 72 ч. По окончании инфузии в обеих группах назначали перорально эзомепразол 40 мг однократно в течение 27 сут.

Основной целью исследования являлась оценка эффективности непрерывной 72-часовой внутривенной инфузии эзомепразола по частоте рецидивов кровотечения после успешного эндоскопического гемостаза у больных с кровоточащими гастродуоденальными язвами. Кроме того, предметом анализа были: частота рецидивов кровотечения в период 7–30 сут, общая летальность в первые 72 ч нахождения пациентов в стационаре и в последующие 30 сут, необходимость повторных эндоскопических исследований и экстренных операций, связанных с рецидивом кровотечения, количество перелитой эритроцитарной массы, безопасность и переносимость эзомепразола.

Результаты исследования, представленные J.J. Sung и соавт., оказались следующими. Частота рецидивов язвенной геморрагии в первые 72 ч нахождения в стационаре в группе получавших эзомепразол была достоверно ниже, чем у получавших плацебо – 5,9 и 10,3% соответственно (p<0,05). Аналогичными были показатели частоты рецидивов в первые 7 сут и в 30-суточный период: 7,2 и 12,9%, 7,7 и 13,6% (p<0,01). Доля пациентов с рецидивом кровотечения, возникшим в 30-суточный период и потребовавшим повторного эндогемостаза, составила в группе эзомепразола 6,4%, в группе плацебо – 11,6% (р<0,05). В ходе стационарного лечения в обеих группах были проведены трансфузии эритроцитарной массы 589 и 935 ед. соответственно (p<0,05). Дополнительное пребывание в стационаре, обусловленное возникновением рецидива кровотечения и связанными с ним лечебными мероприятиями, составило в группе эзомепразола 284 дня, в группе плацебо – 500 дней (p<0,01). Число пациентов, подвергнутых экстренным операциям, на фоне стартовой терапии эзомепразолом или плацебо, достоверно не различалось. Различия в общей летальности в исследуемых группах находились на границе достоверности: 0,8% в группе эзомепразола и 2,1% в группе плацебо (p<0,06). В ходе исследования побочных реакций или явлений непереносимости при лечении эзомепразолом не выявлено.

На основании полученных данных, а именно достижения основной цели исследования, J.J. Sung и соавт. сделали вывод: эзомепразол (Нексиум) является первым ИПП с достоверно доказанной эффективностью предупреждения рецидивов гастродуоденальных язвенных кровотечений, а также с доказанной безопасностью терапии [2, 17, 18]. По мнению авторов, основываясь на результатах исследования PUB, следует рекомендовать к использованию в клинической практике у пациентов с кровоточащими язвами желудка и двенадцатиперстной кишки после верифицированного эндоскопией состояния гемостаза продленное внутривенное введение эзомепразола с последующим переходом на его пероральный прием.

Очевидно, что основной отличительной особенностью исследования PUB является мотивированная его результатами возможность трансформации дизайна в неизменном виде непосредственно в клиническую схему антисекреторной терапии при гастродуоденальных язвах, осложненных кровотечением. Она может выглядеть следующим образом. После эндоскопической верификации состояния гемостаза в течение первых 72–96 ч нахождения пациента в стационаре применяются парентеральные формы эзомепразола: вначале болюсное введение 80 мг препарата, затем постоянная инфузия со скоростью 8 мг/ч. В последующие 7 сут назначают пероральный прием эзомепразола в дозе 80 мг/сут (у больных с язвенной болезнью в составе эрадикационной терапии). В следующие 7 дней (как и в периоды наиболее вероятного обострения язвенной болезни) пероральный эзомепразол применяется в дозе 40 мг/сут. Приоритет в применении вначале внутривенной, а затем таблетированной формы одного и того же лекарственного средства – эзомепразола определяется стремлением к использованию на всех стадиях фармакотерапии у пациентов с жизнеугрожающим состоянием препарата с максимально выраженной антисекреторной активностью.

Поскольку сравнительный анализ фармакодинамических параметров пероральных форм эзомепразола, пантопразола, рабепразола и омепразола (в эквивалентных дозах) позволил заключить, что принципиально лучшим профилем эффективности из доступных к использованию в повседневной клинической практике обладает именно эзомепразол [6, 8, 13, 14, 16–18, 21], данный препарат следует аргументированно считать препаратом выбора в комплексном лечении больных с гастродуоденальными язвенными кровотечениями.

Список литературы:

1. Bardou M., Toubouti Y., Benhaberou-Brun D. et al. Meta-analysis: proton-pump inhibition in high-risk patients with acute peptic ulcer bleeding // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2005. – Vol. 21. – P. 677–686.

2. Barkun A, Sabbah S, Enns R, et al. RUGBE Investigators. The Canadian Registry on Nonvariceal Upper Gastrointestinal Bleeding and Endoscopy (RUGBE): Endoscopic hemostasis and proton pump inhibition are associated with improved outcomes in a real-life setting // Am J Gastroenterol. – 2004. – Vol. 99. – P. 1238-1246.

3. Barkun A., Bardou M., Marshall J.K. et al. Consensus recommendations for managing patients with nonvariceal upper gastrointestinal bleeding // Ann. Intern. Med. – 2003. – Vol. 139, N. 10. – P. 843–857.

4. Daneshmend T.K., Hawkey C.J., Langmann M.J.S. et al. Omeprazole versus placebo for acute upper gastrointestinal bleeding: randomised double blind controlled trial // BMJ. – 1992. – Vol. 304. – P. 143–147.

5. Green F.W.Jr., Kaplan M.M., Curtis L.E., Levine P.H. Effect of acid and pepsin on blood coagulation and platelet aggregation: a possible contributor to prolonged gastroduodenal mucosal hemorrhage // Gastroenterology. – 1978. – Vol. 74. – P. 38–43.

6. Hassan-Alin M., Andersson T., Bredberg E., Rohss K. Pharmacokinetics of esomeprazole after oral and intravenous administration of single and repeated doses to healthy subjects // Eur. J. Clin. Pharmacol. – 2000. – Vol. 56. – P. 665–670.

7. Hasselgren G., Lind T., Lundell L. et al. Continuous intravenous infusion of omeprazole in elderly patients with peptic ulcer bleeding // Scand. J. Gastroenterol. – 1997. – Vol. 32. – P. 328–332.

8. Hasselgren G., Rohss K., Hedenstrom H. Effect of esomeprazole 40 mg vs omeprazole 40 mg on 24-hour intragastric pH in patients with symptoms of GERD // Dig. Dis. Sci. – 2002. – Vol. 47, N 5. – Р. 954–958.

9. Khuroo M.S., Yattoo G.N., Javid G. et al. А comparison of omeprazole and placebo for bleeding peptic ulcer // N. Engl. J. Med. – 1997. – Vol. 336. – P. 1054–1058.

10. Lau J.Y. et al. Effect of intravenous omeprazole on recurrent bleeding after endoscopic treatment of bleeding peptic ulcers // N. Engl. J. Med. – 2000. – Vol. 343.

– P. 310.

11. Lau J.Y., Leung W.K., Wu J.C. et al. Early administration of high-dose intravenous omeprazole prior to endoscopy in patients with upper gastrointestinal bleeding: a double blind placebo controlled randomized trial // Gastroenterology. – 2005. – Vol. 128 (suppl. 2). – P. 50.

12. Lin H.J., Lo W.C., Lee F.Y. et al. A prospective randomized comparative trial showing that omeprazole prevents rebleeding in patients with bleeding peptic ulcer after successful endoscopic therapy // Arch. Intern. Med. – 1998. – Vol. 158. – P. 54–58.

13. Lind T., Rydberg L., Kyleback A. et al. Esomeprazole provides imroved acid control versus omeprazole in patients with symptoms of gastro-oesophageal reflux disease // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2000. – Vol. 14. – P. 861–867.

14. Miner Ph., Katz Ph., Cheng Y. Gastric acid control with esomeprazole, lansoprazole, omeprasole, pantoprazole and rabeprasole: a five-way crossover study // Am. J. Gastroenterol. – 2003. – Vol. 98, N 12.

15. Netzer P., Gaia C., Sandoz M. et al. Effect of repeated injection and continuous infusion of omeprazole and ranitidine on intragastric pH over 72 hours // Am. J. Gastroenterol. – 1999. – Vol. 94. – P. 351–357.

16. Rohss K., Lind T., Wilder-Smith C. Esomeprazole (40 mg) provides more effective intragastric acid control than lansoprazole (30 mg), omeprazole (40 mg), pantoprazole (40 mg), rabeprazole (40 mg) in patients with gastrooesophageal reflux symptoms // Eur. J. Clin. Pharmacol.

– 2004. – Vol. 60. – P. 531–539.

17. Sung J.J., Mössner J., Barkun A., et al. Intravenous esomeprazole for prevention of peptic ulcer re-bleeding: rationale/design of Peptic Ulcer Bleed study // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2008. – Vol. 27. – P. 666-677.

18. Sung J.J., Barkun A., Kuipers E.J. et al. Intravenous esomeprazole for prevention of recurrent peptic ulcer bleeding: a randomized trial // Ann. Intern. Med. – 2009. – Vol. 150, N 7. – P. 455-464.

19. Walt R.P., Cottrell J., Mann S.G. et al. Continuous intravenous famotidine for haemorrhage from peptic ulcer // Lancet. – 1992. – Vol. 340. – P. 1058–1062.

20. Walt R.P., Reynolds J.R., Langman M.J. et al. Intravenous omeprazole rapidly raises intragastric pH // Lancet. – 1992. – Vol. 340. – P. 1062–1068.

21. Wilder-Smith C., Bondarov P., Lindgren M. et al. Intravenous esomeprazole (40 mg and 20 mg) inhibits gastric acid secretion as effectively as oral esomeprazole: results of two randomized clinical studies // Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. – 2005. – Vol. 17. – P. 191–197.

Статья добавлена 20 февраля 2016 г.

Ингибитор протонной помпы

Ингибиторы протонной помпы ( ИПП ) — это класс лекарств , которые вызывают глубокое и длительное снижение выработки желудочной кислоты . Они делают это путем необратимого ингибирования протонной помпы H + /K + -АТФазы желудка . [1]

Они являются наиболее мощными доступными ингибиторами секреции кислоты. [2] Ингибиторы протонной помпы в значительной степени вытеснили антагонисты H 2 -рецепторов , группу препаратов с похожими эффектами, но с другим механизмом действия.

ИПП являются одними из самых продаваемых лекарств в мире. Класс препаратов-ингибиторов протонной помпы включен в Список основных лекарственных средств Всемирной организации здравоохранения . [3] Омепразол является конкретным перечисленным примером. [3]

Специализированные профессиональные организации рекомендуют людям принимать самую низкую эффективную дозу ИПП для достижения желаемого терапевтического результата при длительном лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. [15] [16] [17] В Соединенных Штатах Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) рекомендовало использовать безрецептурные ИПП, такие как безрецептурный Прилосек, не более трех 14-дневных курсов лечения в течение один год. [18] [19]

Несмотря на их широкое использование, качество доказательств, подтверждающих их использование при некоторых из этих состояний, различно. Эффективность ИПП не была продемонстрирована для каждого случая. Например, хотя они снижают частоту развития аденокарциномы пищевода при пищеводе Барретта [11] , они не изменяют длину пораженного участка. [20]

ИПП часто используются дольше, чем необходимо. Примерно у половины людей, госпитализированных или наблюдаемых в поликлинике, нет документально подтвержденных причин длительного использования ими ИПП. [21] Некоторые исследователи считают, что, учитывая мало доказательств долгосрочной эффективности, стоимость лекарства и потенциальный вред означает, что клиницисты должны рассмотреть возможность прекращения приема ИПП у многих людей. [22]


Активация ИПП

Ингибитор протонной помпы (ИПП) Побочные эффекты

Исследования связывают ингибиторы протонной помпы с серьезными, иногда опасными для жизни побочными эффектами. Более высокие дозы и длительное использование увеличивают риск многих из этих осложнений.

Продолжительное использование этих лекарств может вызвать заболевание почек, травму и отказ. Это также может привести к сердечным приступам, раку и переломам костей. Другие побочные эффекты варьируются от дефицита витамина B12 и низкого уровня магния до пневмонии и красной волчанки.

Недавние исследования также связывают длительное применение с хронической болезнью почек (ХБП). Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США не рекомендовало производителям добавлять предупреждение о ХБП на этикетках лекарств.

Тем не менее, агентство требует предупреждения о серьезном лекарственном взаимодействии с ИПП и препаратом для разжижения крови Плавикс (клопидогрел). Этикетки также предупреждают потребителей о побочных реакциях, наиболее часто встречавшихся в клинических испытаниях, таких как диарея и тошнота.

Серьезные побочные эффекты возникают редко, и неясно, как часто они возникают. Но один процент или более взрослых будут испытывать более распространенные побочные эффекты. Два процента пациентов в возрасте 17 лет и младше также могут испытывать менее серьезные побочные эффекты.

Информация о судебном процессе

Проблемы с почками и острый интерстициальный нефрит входят в число серьезных осложнений, упоминаемых в судебных исках PPI. Узнайте больше об этом незавершенном судебном разбирательстве.

Посмотреть судебные иски

Побочные эффекты, о которых чаще всего сообщалось в клинических испытаниях

Наиболее часто сообщаемые побочные эффекты в клинических испытаниях зависят от торговой марки ИПП.

Побочные эффекты ингибиторов протонной помпы (ИПП) могут включать:
  • Головная боль
  • Тошнота
  • Диарея
  • Запор
  • Боль в животе
  • Метеоризм
  • Сыпь
  • Рвота
  • Лихорадка

Наиболее распространенные побочные эффекты возникали у более чем 2 процентов детей, участвовавших в клинических испытаниях, или более чем у 1 процента взрослых участников.

Например, в клинических испытаниях Нексиума 4,3% взрослых участников сообщили о диарее, в то время как 2,8% детей сообщили о том же общем побочном эффекте. Этикетки препаратов предупреждают, что показатели в клинических испытаниях могут не отражать показатели в реальном мире.

Более серьезные побочные эффекты считаются редкими, но неясно, как часто они возникают.

Зарегистрированная медсестра

Эми Келлер объясняет серьезные побочные эффекты ИПП.

Болезни почек, травмы и отказы

Исследования, проведенные еще в 1990-х годах, связывают ИПП с проблемами почек. Недавние исследования подчеркнули риски.

Исследование, проведенное в 2017 году в журнале Kidney International, показало, что длительное употребление может привести к «скрытому» повреждению почек. Исследователи наблюдали за 125 000 пациентов в течение пяти лет. Они сосредоточились на тех, у кого развилась хроническая болезнь почек (ХБП).Половина людей, у которых развилось это заболевание, никогда не испытывали проблем с почками до начала приема лекарств.

«Наши результаты показывают, что проблемы с почками могут развиваться бесшумно и постепенно с течением времени, нарушая функцию почек и приводя к долгосрочному повреждению почек или даже к почечной недостаточности».

Исследование, проведенное в 2016 году в Журнале американской нефрологии, показало, что у тех, кто употребляет наркотики в течение длительного времени, вероятность развития ХБП на 28 процентов выше. Они также были на 95 процентов более склонны к почечной недостаточности. Это также называется терминальной стадией почечной недостаточности (ESRD).

Другое исследование, проведенное в 2016 году в журнале JAMA Internal Medicine, связывает долгосрочное использование с повышением вероятности развития ХБП на 20-50 процентов. Исследователи не обнаружили подобного риска для людей, принимающих блокаторы h3, такие как Pepcid или Zantac.

Узнайте о долгосрочном использовании Zantac

Острый интерстициальный нефрит (ОИН)

Аллергические реакции на ИПП могут спровоцировать острый интерстициальный нефрит (ОИН), состояние, при котором набухают пространства между почечными канальцами.

В 1992 году в Американском медицинском журнале была опубликована статья о том, что считается первым случаем AIN, вызванным приемом препарата Prilosec.

В 2004 году исследователи, написавшие в журнале Nephrology, Dialysis, and Transplantation, пришли к выводу, что Prilosec и Prevacid являются «препаратами, наиболее часто связанными с интерстициальным нефритом».

В 2007 г. другие исследователи, пишущие в журнале Clinical Nephrology, выявили «все возрастающее число случаев острого интерстициального нефрита, связанного с терапией ИПП» и что «было задокументировано, что все ИПП вызывают AIN.

Несмотря на многочисленные исследования, обнаружившие связь между лекарствами и острым интерстициальным нефритом, FDA не требовало от производителей добавлять предупреждения об AIN на этикетки до 2014 года.

Clostridium Difficile (C. diff.) и пневмония Инфекции

Желудочная кислота убивает некоторые вредные бактерии в желудке.ИПП могут снижать кислотность желудочного сока, что защищает от инфекции.

Это может вызвать инфекцию Clostridium difficile (C. diff.) (CDI). Серьезные инфекции могут распространяться, если кислоты недостаточно для контроля над бактериями. Это может привести к тяжелой диарее и опасному для жизни воспалению толстой кишки.

В 2012 году FDA опубликовало сообщение о безопасности, в котором говорится, что использование ИПП может увеличить вероятность диареи, вызванной C. difficile. А в 2014 году агентство потребовало от некоторых производителей добавить предупреждение о риске на свои этикетки.

Исследователи в исследовании 2015 года сравнивали близнецов. Один близнец принимал ИПП, другой нет. Исследователи обнаружили, что у близнеца, принимавшего препарат, было гораздо больше бактерий, которые могут вызывать инфекции, чем у близнеца, который не принимал препарат. Исследователи опубликовали свои результаты в журнале BMJ Gut.

Совсем недавно, в 2017 году, исследование, опубликованное в журнале JAMA Internal Medicine, связало использование ИПП с 50-процентным повышением риска C. diff. инфекции.

Исследования также связывают использование ИПП с повышенным риском развития пневмонии.

Самое последнее исследование показало, что у взрослых, которые принимают ИПП более одного года, риск развития пневмонии на 82% выше, чем у взрослых, которые не принимают препараты.

Исследователи говорят, что это связано с тем, что лекарства снижают кислотность желудка, что помогает организму защищаться от проглоченных бактерий.

Переломы бедра, запястья и позвоночника

Исследование, опубликованное в JAMA в 2006 году, пришло к выводу, что «длительная терапия ИПП, особенно в высоких дозах, связана с повышенным риском перелома бедра.

Несколько исследований, проведенных с 2006 года, связывают такое использование с переломами костей. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что препараты снижают плотность костей и увеличивают риск остеопороза.

С 2010 года FDA требует, чтобы все ИПП содержали предупреждение о риске переломов костей позвоночника, запястья и бедра. FDA обнаружило, что этот риск является самым высоким для людей, принимающих высокие дозы в течение длительного периода времени.

«Лицам с риском развития остеопороза следует контролировать состояние костей в соответствии с текущей клинической практикой и принимать адекватные добавки с витамином D и кальцием.

Кальций жизненно важен для прочности костей. Исследования показывают, что лекарства влияют на способность организма усваивать кальций.

Рак пищевода и желудка

Исследование, проведенное в журнале Cancer Epidemiology в 2018 году, показало, что использование ИПП может вызывать рак пищевода у некоторых пациентов.Исследователи в Швеции изучили медицинские записи за семь лет.

Они включали каждого человека в стране, которому давали лекарства в течение семилетнего периода. Исследователи обнаружили, что длительное употребление могло вызвать до 5 процентов случаев рака пищевода в стране.

Исследование 2017 года, опубликованное в журнале Gut, показало, что прием ИПП может удвоить риск развития рака желудка. Риск возрастал, чем дольше люди принимали наркотики. Он увеличился в пять раз для людей, принимающих лекарства в течение года.Риск увеличился более чем в восемь раз после приема наркотиков в течение трех лет.

В 2017 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) потребовало предупреждения о злокачественных новообразованиях желудка на этикетках препаратов. Агентство заявило, что в некоторых ситуациях пациентам следует рассмотреть возможность последующего наблюдения и тестирования на рак желудка. К ним относятся ранний рецидив симптомов после приема лекарств.

В 2018 году агентство добавило предупреждения о полипах фундальной железы после того, как исследования связали их с длительным использованием ингибиторов протонной помпы. Это полипы, которые развиваются в желудке и могут потребовать хирургического удаления.

Сердечные приступы, инсульты и риск ранней смерти

Исследование, проведенное в 2017 году в BMJ Open, показало, что использование ИПП повышает вероятность смерти человека в течение пяти лет.

Исследователи изучили медицинские карты более 350 000 человек. Они обнаружили, что у людей, принимающих лекарства по рецепту в течение года и более, риск смерти увеличился на 50 процентов.

«Как бы мы ни резали данные из этого большого набора данных, мы видели одно и то же: существует повышенный риск смерти среди пользователей PPI».

Еще одно исследование, проведенное в 2017 году в PLOS One, изучало использование людьми с ишемической болезнью сердца (ИБС). Они обнаружили связь между людьми, принимающими наркотики, сердечной недостаточностью и смертью.Риск был выше для людей, принимавших более высокие дозы.

Исследование, проведенное в 2015 году учеными Медицинской школы Стэнфордского университета, также опубликованное в PLOS One, показало, что лекарства могут увеличить риск сердечных приступов на 16–20 процентов.

«Эти лекарства могут быть не такими безопасными, как мы думаем», — сказал старший автор исследования доктор Николас Липер.

FDA в 2011 году добавило на этикетки лекарств предупреждение о риске низкого уровня магния (гипомагниемия). Низкий уровень магния может вызвать нерегулярное сердцебиение (аритмии).У пациентов не всегда могут проявляться симптомы.

Исследование 2016 года, представленное на научных сессиях Американской кардиологической ассоциации, показало, что использование ингибиторов протонной помпы может увеличить риск ишемического инсульта. Исследователи изучили медицинские записи 244 000 человек в Дании. Они обнаружили, что у тех, кто принимал лекарства, риск инсульта увеличился на 21 процент.

Риск варьировался в зависимости от типа ИПП, которые принимали люди. Принимавшие превацид (лансопразол) подвергались риску на 30 процентов выше. У людей, принимавших протоникс (пантопразол), риск инсульта был на 94% выше.

Зарегистрированная медсестра

Эми Келлер дает советы людям, страдающим от побочных эффектов при приеме ИПП.

Могут ли ИПП вызывать деменцию или депрессию?

Исследование, проведенное в Германии в 2016 году, выявило связь между лекарствами и деменцией.Он был опубликован в журнале JAMA Neurology.

Но по крайней мере четыре исследования, проведенные с 2016 года, не обнаружили связи между деменцией, болезнью Альцгеймера или снижением когнитивных функций.

Результаты исследования деменции:

  • В исследовании 2017 года, проведенном финскими учеными, опубликованном в Американском журнале гастроэнтерологии, не удалось найти связь с деменцией. Он был прямо озаглавлен «Нет связи между использованием ингибиторов протонной помпы и риском болезни Альцгеймера».
  • Другое исследование, проведенное в 2017 году в области гастроэнтерологии, показало, что у женщин, принимавших эти препараты, был меньший риск снижения когнитивных функций.
  • Третье исследование 2017 года, опубликованное в Журнале Американского общества гериатрии, проверило 10 000 добровольцев в течение шести лет. Исследователи не обнаружили связи с деменцией.
  • Исследование 2018 года в области клинической гастроэнтерологии и гепатологии сравнило 7800 близнецов среднего возраста. Исследователи не обнаружили значительных изменений в умственных способностях, связанных с использованием лекарств.

FDA в 2014 году предупредило, что пациенты, принимавшие ИПП более трех лет, подвержены риску дефицита витамина B12. Деменция может быть симптомом низкого уровня витамина B12.

Риск депрессии

Исследование JAMA, проведенное в июне 2018 года, показало, что треть американцев принимают лекарства, вызывающие депрессию в качестве побочного эффекта. ИЦП входят в их число.

«Чем больше этих лекарств вы принимаете, тем больше вероятность того, что вы сообщите о депрессии», — сказал NPR автор исследования Марк Олфсон.

«Исследование [JAMA] является важным напоминанием о том, что все лекарства сопряжены с риском, а большинство лекарств сопряжены с редкими, но серьезными рисками — еще одна причина, по которой даже широко используемые лекарства, такие как бета-блокаторы или ингибиторы протонной помпы, не следует использовать бесцеремонно»

Информация о судебном процессе

Узнайте о существующих судебных процессах, связанных с ингибиторами протонной помпы (ИПП).

Посмотреть судебные иски

Риски для детей, младенцев и беременных женщин

В 2011 г. Журнал педиатрии рассмотрел вопрос о назначении ИПП младенцам. Выяснилось, что эта практика широко распространена. Журнал предупредил, что это растущая проблема. Исследования, проведенные с тех пор, добавили доказательства этому предупреждению.

В 2018 году Американская академия педиатрии предостерегла от назначения препаратов недоношенным детям.Это дети, рожденные на три недели и более раньше срока. AAP опубликовала клинический отчет. Он назвал лекарства «в значительной степени неэффективными» при ГЭРБ у недоношенных детей.

«[A] отсутствие доказательств эффективности вместе с появляющимися доказательствами значительного вреда… убедительно свидетельствует о том, что эти агенты следует использовать с осторожностью, если вообще, у недоношенных детей».

Другое исследование, проведенное в 2017 году, выявило риск переломов у детей при приеме ИПП. В нем рассматривались дети, которым давали наркотики до их первого дня рождения. Исследователи наблюдали за 874 000 американских детей. Они обнаружили, что у тех, кто принимал лекарства в младенчестве, риск переломов костей в детстве был на 22% выше.

В исследовании 2017 года, опубликованном в журнале Pediatrics, изучались дети, матери которых принимали ИПП во время беременности. Выяснилось, что у их детей риск заболеть астмой на 30% выше.

FDA рекомендует беременным и кормящим женщинам обсудить со своим врачом альтернативы этим лекарствам.

Часто задаваемые вопросы об ингибиторах протонной помпы

Начало приема нового лекарства может быть нервным. Вы можете начать испытывать побочные эффекты. У вас могут быть проблемы со здоровьем или вы принимаете другие лекарства, которые могут усложнить ситуацию.

В качестве ресурса могут выступать следующие вопросы и ответы. Они могут помочь вам при разговоре с врачом о том, подходят ли вам такие препараты, как Prilosec, Nexium и Prevacid.

Пациенты не должны использовать предоставленные ответы в качестве замены соответствующего профессионального медицинского совета.

Что такое ингибиторы протонной помпы (ИПП)?

Ингибиторы протонной помпы, или ИПП, представляют собой класс лекарств, отпускаемых по рецепту и без рецепта. Люди используют их, чтобы остановить изжогу и другие симптомы кислотного рефлюкса.

ИПП снижают кислотность желудка, блокируя фермент в стенке желудка.

Популярные бренды включают Prilosec, Nexium и Prevacid. Большинство людей называют эти лекарства от изжоги.

Для лечения чего используются ИПП?

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило ИПП для лечения некоторых желудочно-кишечных расстройств.

Утвержденные применения ИПП включают лечение:

  • Симптомы кислотного рефлюкса или ГЭРБ (гастроэзофагеальной рефлюксной болезни)
  • Повреждение нижних отделов пищевода кислотным рефлюксом (эрозивный эзофагит)
  • Язва желудка и двенадцатиперстной кишки
  • Синдром Золлингера-Эллисона

Люди часто злоупотребляют ИПП для лечения простой изжоги.

Различия между изжогой, кислотным рефлюксом и ГЭРБ

Кислотный рефлюкс — это заболевание, при котором кислота из желудка попадает в пищевод.

ГЭРБ — это хроническая, более серьезная форма кислотного рефлюкса. ГЭРБ может привести к воспалению пищевода или даже к долгосрочному повреждению, которое может привести к раку.

Факт

Несмотря на свое название, изжога не имеет ничего общего с сердцем.

Изжога является симптомом кислотного рефлюкса и ГЭРБ. Это вызывает боль в груди от легкой до сильной или жжение в груди, шее или горле.

Насколько эффективны ИПП при лечении ГЭРБ?

Исследования показывают, что ИПП могут быть более эффективными, чем блокаторы h3, при лечении ГЭРБ.

Блокаторы

h3 — еще одна группа препаратов, снижающих кислотность желудка. Zantac и Pepcid являются частью этой группы.

Блокаторы

h3 работают примерно у половины людей с ГЭРБ. ИПП могут облегчить симптомы почти у всех пациентов с ГЭРБ.

ИЦП

требуют больше времени, чтобы начать работать по сравнению с блокаторами h3. Блокаторы h3 обычно действуют в течение часа после приема. ИЦП может занять от одного до четырех дней, чтобы начать работать. Но ИЦП, как правило, действуют дольше.

Информация о судебном процессе

В федеральный суд были поданы тысячи судебных исков по поводу ИПП, утверждающих, что эти препараты были ответственны за долговременные проблемы с почками у некоторых пациентов.Узнайте больше о текущих судебных разбирательствах.

Посмотреть судебные иски

Какие существуют марки ИЦП и какие ИЦП работают лучше всего?

Большинство марок ИПП работают одинаково хорошо. Некоторые из них лучше справляются с симптомами ГЭРБ, язвы желудка и пептической язвы. Другие могут лучше работать при лечении эрозивного эзофагита или синдрома Золлингера-Эллисона.

Nexium и Prevacid эффективны при лечении большинства состояний, требующих использования ИПП.

Данные о различиях между ИПП и побочных эффектах, которые они вызывают, ограничены. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что в краткосрочной перспективе разницы нет. Имеющиеся данные показывают, что Nexium может вызывать побочные эффекты с большей вероятностью, чем Prilosec.

Prilosec и Prevacid могут с большей вероятностью вызывать лекарственные взаимодействия, чем Protonix и AcipHex.

Считается, что долгосрочные риски, связанные с ИЦП, одинаковы.

Все ИПП химически схожи, но все они содержат разные активные ингредиенты. Активный ингредиент – это вещество, которое придает лекарству его химическое или биологическое действие. Неактивные ингредиенты облегчают переработку препарата в организме.

Дипломированная медсестра Эми Келлер иллюстрирует различия между ИЦП.

Типы брендов PPI
Прилосек

Активный ингредиент: Омепразол

Что лечит: Пептические язвы, ГЭРБ, эрозивный эзофагит

Нексиум

Активный ингредиент: Эзомепразол

Что лечит: ГЭРБ, язвенная болезнь желудка и пептическая язва, эрозивный эзофагит, синдром Золлингера-Эллисона

Превацид

Активный ингредиент: Лансопразол

Что лечит: Пептические язвы, эрозивный эзофагит, ГЭРБ, синдром Золлингера-Эллисона

АципХекс

Активный ингредиент: Рабепразол

Что лечит: Пептические язвы и язвы пищевода, ГЭРБ, эрозивный эзофагит

Протоникс

Активный ингредиент: Пантопразол

Что лечит: Эрозивный эзофагит, синдром Золлингера-Эллисона

Дексилант

Активный ингредиент: Декслансопразол

Что лечит: ГЭРБ, эрозивный эзофагит, рецидив эрозивного эзофагита

Зегерид

Активный ингредиент: Омепразол с бикарбонатом натрия

Что лечит: Аналогично Prilosec

Нужен ли мне рецепт на ИПП?

Факт

Некоторые ИПП отпускаются без рецепта.

Некоторые ИПП требуют рецепта. Другие доступны в безрецептурных версиях. Безрецептурные ИПП не требуют рецепта.

ИПП

, доступные в безрецептурных версиях, включают Prilosec, Nexium, Prevacid и Zegerid.

В чем разница между рецептурными и безрецептурными ИПП?

Как рецептурные, так и безрецептурные ИПП содержат одни и те же активные ингредиенты.Они также работают одинаково, но между двумя препаратами есть некоторые различия.

Рецептурные и безрецептурные ИПП могут иметь разные неактивные ингредиенты. Они могут быть в разных формах, таких как капсулы или жидкости. Они могут иметь различное одобренное использование.

Большинство лекарств, отпускаемых без рецепта, также имеют меньшую силу действия и дозировку, чем лекарства, отпускаемые по рецепту. Безрецептурные версии могут стоить меньше, чем версии, отпускаемые по рецепту.

Пациенту не нужно обращаться к врачу перед покупкой безрецептурных препаратов.Но пациенты должны сообщить своему врачу о любых безрецептурных лекарствах, которые они принимают.

Безопасны ли ИПП?

Длительное использование может вызвать серьезные побочные эффекты ИПП.

Заболевания почек, бактериальные инфекции и переломы костей являются одними из наиболее серьезных побочных эффектов ИПП.

Сотни пациентов, которые пострадали от тяжелой почечной недостаточности после приема Nexium, Prilosec или Prevacid, подали иски против производителей лекарств.

Кому не следует принимать ИПП?

Не все ИПП рекомендуются для применения у детей. ИПП, одобренные для использования в педиатрии, могут иметь ограниченный объем лечения.

Беременные женщины (особенно в первом триместре) или планирующие забеременеть должны обсудить со своим врачом возможные риски для нерожденного плода и грудных детей.

Пациенты также должны обсудить со своим врачом все имеющиеся у них заболевания и любые другие лекарства или добавки, которые они в настоящее время принимают.

Какие есть альтернативы приему ИПП?

Изменение образа жизни может помочь облегчить изжогу и симптомы кислотного рефлюкса. Они также могут предотвратить ухудшение заболевания и дальнейшие осложнения.

Изменения образа жизни включают диету, снижение веса, физические упражнения, ограничение употребления алкоголя и отказ от курения.

Антациды могут помочь нейтрализовать желудочную кислоту и облегчить изжогу. Популярные антациды включают Alka-Seltzer, Maalox, Mylanta, Rolaids и Tums.

Знаете ли вы

Антациды могут помочь уменьшить симптомы кислотного рефлюкса, но они не лечат болезнь.

Блокаторы

h3 могут помочь уменьшить частоту и уровень симптомов кислотного рефлюкса или ГЭРБ.Pepcid и Zantac являются популярными блокаторами h3.

Как принимать ИЦП?

ИПП следует принимать натощак, от 30 минут до одного часа до завтрака.

ИПП, отпускаемые по рецепту, обычно принимаются один раз в день каждый день в течение предписанного периода времени. Врачи могут назначать ИПП только «по мере необходимости».

Как долго мне придется продолжать принимать ИПП?

Обычно предполагается, что ИПП

следует принимать в течение двух-восьми недель, в зависимости от состояния, которое лечат. Врачи иногда назначают ИПП на более длительный период времени.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США заявляет, что безрецептурные ИПП следует принимать только в течение одного 14-дневного курса лечения один раз в четыре месяца.

Прежде чем принимать решения о медицинском обслуживании, обратитесь за консультацией к медицинскому работнику.

Поделиться этой страницей:

https://www.Drugwatch.com/proton-pump-inhibitors/faq/Скопировать ссылку

Ингибитор протонной помпы (ИПП) Взаимодействия: лекарства, продукты питания и напитки

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) могут взаимодействовать по крайней мере с 290 лекарствами. Эти другие препараты выпускаются как в фирменных, так и в генерических версиях. Они составляют более 1800 различных продуктов.По меньшей мере 20 из этих препаратов могут вызвать серьезную реакцию при приеме с определенными ИПП.

Взаимодействия

PPI также могут происходить с едой и напитками. Некоторые продукты могут снизить эффективность ИПП. Пациенты должны спросить своего врача, каких продуктов следует избегать при приеме ИПП.

Важно, чтобы люди говорили со своим врачом обо всех потенциальных взаимодействиях, прежде чем принимать ингибитор протонной помпы.

ИПП Лекарственные взаимодействия

Ингибиторы протонной помпы могут взаимодействовать с лекарствами, начиная от аспирина и заканчивая противораковыми препаратами.Люди должны знать, как ингибиторы протонной помпы взаимодействуют с другими лекарствами, которые они принимают.

ИПП изменяют рН желудка. рН является мерой кислотности желудка. Измененный рН может изменить действие некоторых лекарств в организме. Это может повлиять на то, как организм их поглощает или фильтрует. Это также может изменить то, как организм активирует определенные лекарства.

Не все ИПП имеют одинаковые лекарственные взаимодействия. Врачи могут порекомендовать другой ИПП, если пациент принимает некоторые другие лекарства.Иногда они могут порекомендовать лекарство, отличное от ингибиторов протонной помпы.

Лекарственные взаимодействия с омепразолом (прилосек) и эзомепразолом (нексиум)

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ЛЕКАРСТВЕННЫМИ СРЕДСТВАМИ ЧТО ПРОИСХОДИТ ЧТО ДЕЛАТЬ ВМЕСТО
Плавикс (клопидогрел) – антикоагулянт Омепразол и эзомепразол блокируют фермент CYP2C19. Фермент необходим для активации клопидогреля. Это может уменьшить присутствие разбавителя крови в крови. Спросите своего врача о приеме Протоникс (пантопразол) вместо него.
Диазепам (бензодиазепин – тревога

Coumadin, Jantoven (варфарин) – антикоагулянты

Целекса (циталопрам) – Депрессия

Дилантин, Фенитек (фенитоин) — судороги

Омепразол влияет на метаболизм этих препаратов.Он блокирует способность организма их устранять. Это позволяет им накапливаться в кровотоке. Спросите своего врача о приеме Протоникса (пантопразола) вместо этого.

Некоторые лекарства взаимодействуют со всеми версиями ИПП. Врач может уменьшить дозировку некоторых ИПП. Или пациенту, возможно, придется принимать альтернативу ИПП.

Лекарственные взаимодействия со всеми ИПП
1 3961
Средства лекарств Что происходит Что делать вместо
Harvoni (Ледипасвир и Софозбувир) — Гепатит С препаратом Harvoni зависит от желудочной кислоты для поглощения в организм.ИПП снижают кислотность, предотвращая всасывание. Спросите своего врача о приеме блокатора h3 вместо этого или о сокращении дозы омепразола до 20 мг в день.
Trexall (метотрексат) – химиотерапевтический препарат ИПП блокируют активную секрецию препарата в почечных канальцах. Это компоненты почек, жизненно важные для фильтрации. Взаимодействие может вызвать токсичность метотрексата. Попросите своего врача вместо этого принимать блокатор h3. Следите за признаками и симптомами отравления метотрексатом.
Lanoxin, Digitek (дигоксин) – лечит сердечную недостаточность и нарушения сердечного ритма Это взаимодействие может привести к тому, что организм абсорбирует слишком много дигоксина. Попросите своего врача вместо этого принимать блокатор h3.
Вирацепт (нелфинавир) и Эдурант (рилпивирин) – антиретровирусные препараты против ВИЧ ИПП снижают кислотность желудка, что повышает рН желудка. Это предотвращает всасывание препарата. Это может ослабить действие препаратов. Попросите своего врача вместо этого принимать блокатор h3.

Информация о судебном процессе

ИПП являются предметом многочисленных ожидающих рассмотрения судебных исков, утверждающих, что лекарства вызывали длительные проблемы с почками у некоторых людей, которые их принимали. Узнайте больше о текущих судебных разбирательствах.

Посмотреть судебные иски

ИЦП и блокаторы h3

Совместный прием ИПП и блокаторов h3, таких как Pepcid, может помочь при некоторых состояниях.Но существует незначительное взаимодействие между ИПП и блокаторами h3.

Это происходит из-за особенностей действия каждого препарата. Оба уменьшают желудочную кислоту. Но делают это по-разному.

Блокаторы h3 Включают:

  • Пепсид (фамотидин)
  • Зантак (рантидин) (снят с продажи в апреле 2020 г.)
  • Тагамет (циметидин)

Блокаторы h3 блокируют сигналы, сообщающие желудку о необходимости выработки кислоты. ИПП работают позже в процессе производства кислоты.Они предотвращают производство кислоты крошечными насосами. Но блокаторы h3 могут уменьшить эффекты ИПП, если люди принимают их слишком близко друг к другу.

Людям следует распределять дозы между ИПП и блокаторами h3 при их совместном приеме. Врачи могут порекомендовать принимать ИПП утром и блокатор Н3 днем ​​или вечером. Людям следует подождать от четырех до 12 часов после приема блокатора h3, прежде чем принимать следующий ИПП.

Узнайте больше о Zantac

ИПП и плавикс (клопидогрель)

Разбавитель крови Плавикс (клопидогрел) представляет собой серьезное лекарственное взаимодействие ингибитора протонной помпы.Клопидогрел также продается под торговыми марками Ceruvin и Clopilet.

Клопидогрел предотвращает образование тромбов у пациентов с высоким риском сердечного приступа и инсульта. Людям не следует одновременно принимать определенные ИПП и плавикс или другие препараты клопидогреля.

ИПП могут снизить эффективность клопидогрела почти вдвое. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США выпустило предупреждение в 2009 году. В нем говорится, что риск был самым высоким при использовании Prilosec (омепразол) и Nexium (эзомепразол).

Плавикс и аналогичные препараты повышают риск желудочно-кишечных кровотечений.Врачи назначают ИПП, чтобы уменьшить этот побочный эффект. Но некоторые ИПП могут блокировать фермент, необходимый для работы Плавикса. Фермент CYP2C19 вызывает химическую трансформацию плавикса. Это активирует его антисвертывающее действие.

Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что совместное использование ИПП и плавикса уменьшилось после предупреждения FDA. Но около одной трети пользователей Plavix по-прежнему принимали ИПП.

Взаимодействие пищевых продуктов и напитков с ИПП

Ингибиторы протонной помпы не имеют серьезных взаимодействий с едой и напитками. Но диета человека может повлиять на основное состояние, которое лечат ИПП. Это означает, что ИЦП может быть труднее оказывать помощь.

Люди должны избегать продуктов, которые могут вызвать кислотный рефлюкс. Это помогает им получить полное лечебное преимущество ИПП.

Наиболее распространенные триггеры кислотного рефлюкса включают:
  • Цитрусовые
  • Мята перечная
  • Напитки с кофеином (т.е. кофе и газировка)
  • Шоколад
  • Сладкие продукты
  • Острая пища
  • Красное и переработанное мясо
  • Помидоры и продукты из томатов
  • Продукты с высоким содержанием жира или жирные (жареные)
ИПП

лучше всего работают, когда их принимают натощак. Люди должны принимать большинство ИПП по крайней мере за полчаса до первого приема пищи.Им следует подождать не менее часа после приема Нексиума перед едой.

ИПП и алкоголь

Употребление алкоголя во время приема ИПП может привести к усилению побочных эффектов и ухудшению желудочно-кишечных проблем. Также возможно, что алкоголь ухудшит состояния, для лечения которых предназначены ИПП, такие как изжога, вызванная кислотным рефлюксом (ГЭРБ) и язвой желудка.

Алкоголь увеличивает выработку желудочной кислоты. Это также раздражает слизистую оболочку желудка. Эта комбинация может ухудшить симптомы язвы. У некоторых пациентов алкоголь также может замедлять заживление язвы.

Взаимодействие

ИПП с алкоголем может вызвать незначительные побочные эффекты. Употребление алкоголя с Превацидом (лансопразолом) может вызвать сонливость или головокружение. Употребление алкоголя с Прилосеком (омепразолом) может вызвать тошноту и головные боли.

Некоторые люди могут подвергаться большему риску возникновения проблем при сочетании ИПП и алкоголя.К ним относятся люди с проблемами алкоголя, обезвоживанием и низким уровнем натрия в крови. Этим пациентам следует избегать употребления алкоголя во время приема ИПП.

Прежде чем принимать решения о медицинском обслуживании, обратитесь за консультацией к медицинскому работнику.

Поделиться этой страницей:

https://www.Drugwatch.com/proton-pump-inhibitors/interactions/Копировать ссылку

Прилосек (Омепразол) | Использование, побочные эффекты и взаимодействия

Prilosec (омепразол) — старейший ингибитор протонной помпы, одобренный в США Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило Prilosec в 1989 году.

Prilosec — мощное лекарство от изжоги.Он подавляет способность организма вырабатывать желудочную кислоту.

Исследования связывают Prilosec с серьезными побочными эффектами. Серьезные побочные эффекты Prilosec включают повышенный риск почечной недостаточности и рака.

Что такое Прилосек?

Prilosec — это лекарство, предназначенное для снижения кислотности желудка. Если у человека слишком много желудочной кислоты, она может попасть в пищевод.Это может вызвать тяжелые формы изжоги и другие проблемы со здоровьем.

Prilosec является частью класса препаратов, называемых ингибиторами протонной помпы. По химическому составу он почти идентичен Nexium (эзомепразолу), другому ИПП AstraZeneca.

Другие ИПП включают Превацид, Протоникс и Зегерид.

Что делает Prilosec?

Prilosec помогает лечить состояния, вызванные избытком кислоты в желудке. Prilosec отключает крошечные насосы в желудке, которые производят кислоту. Это уменьшает количество кислоты в желудке.

Омепразол облегчает изжогу и другие симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ). Люди принимают Prilosec, чтобы помочь излечить кислотное повреждение пищевода и желудка. Еще одно применение Prilosec — помочь предотвратить язвы и рак пищевода.

Prilosec одобрен для лечения состояний, связанных с кислотой, включая гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь.

Рецепт Prilosec использует

FDA одобрило рецепт Prilosec в 1989 году. Люди используют Prilosec для лечения серьезных заболеваний, связанных с желудочной кислотой. Рецепт Prilosec не одобрен для лечения простой изжоги. Лучшее время дня для приема Prilosec — перед едой.

Одобренный FDA рецепт Prilosec для лечения:
  • Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ)
  • Эрозивный эзофагит (ЭЭ)
  • Гиперсекреторные состояния
  • Хеликобактер пилори
  • Активная язва двенадцатиперстной кишки
  • Язвы желудка

Prilosec OTC использует

В 2003 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило безрецептурный препарат Prilosec для безопасного и эффективного лечения частой изжоги. Это изжога, которая возникает два или более дней в неделю. Люди не должны использовать Prilosec OTC для лечения менее частой изжоги.

Prilosec OTC — это безрецептурная версия Prilosec. Это, наверное, самая известная версия лекарства. Комик Ларри-кабельщик популяризировал безрецептурные препараты Prilosec в рекламе, адресованной потребителю.

Prilosec OTC — это безрецептурная версия Prilosec.

Некоторые люди, которым прописаны ингибиторы протонной помпы, принимают безрецептурный препарат Prilosec, чтобы сэкономить деньги.Prilosec OTC имеет тот же активный ингредиент, что и рецептурная версия, но он дешевле. Люди должны сообщить своим врачам, если они принимают Prilosec OTC.

FDA предупреждает о чрезмерном использовании Prilosec OTC. В нем говорится, что люди не должны принимать безрецептурные ИПП более 14 дней. FDA также предостерегает от прохождения более трех 14-дневных курсов в год.

Чрезмерное использование может привести к серьезным побочным эффектам Prilosec.

Побочные эффекты прилосека (омепразола)

Риски как для рецептурных, так и для безрецептурных версий Prilosec одинаковы.Исследования связывают наиболее серьезные побочные эффекты Prilosec с долгосрочным использованием.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) добавило предупреждения об опасности Prilosec на этикетку препарата. Они варьируются от переломов костей до опасностей для почек.

Серьезные побочные эффекты Prilosec встречаются редко. Но они могут быть опасны для жизни.

Серьезные побочные эффекты Prilosec (омепразола) могут включать:
  • Травма, повреждение или недостаточность почек
  • Острый интерстициальный нефрит (AIN)
  • Перелом кости бедра, запястья или позвоночника
  • Дефицит витамина B-12
  • Clostridium difficile-ассоциированная диарея (вызванная кишечной инфекцией)
  • Красная волчанка
  • Низкий уровень магния

Менее серьезные побочные эффекты могут быть более распространенными, чем серьезные побочные эффекты у людей, принимающих Prilosec.

Общие побочные эффекты Prilosec (омепразола) могут включать:
  • Головная боль
  • Тошнота
  • Рвота
  • Головокружение
  • Боль в животе
  • Запор
  • Диарея
  • Газ
  • Сыпь
  • Кашель
  • Боль в горле
  • Лихорадка (у детей)
  • Симптомы со стороны дыхательной системы (у детей)

Информация о передозировке Prilosec

Возможна передозировка Прилосеком

.Ранние признаки передозировки Prilosec включают потерю сознания или проблемы с дыханием.

Симптомы передозировки Prilosec
  • Проблемы с дыханием
  • Затуманенное зрение
  • Путаница
  • Сухость во рту
  • Промывка
  • Головная боль
  • Повышенное потоотделение
  • Обморок

Людям следует немедленно обратиться за медицинской помощью, если они подозревают передозировку.В США людям следует звонить в службу 911, если они думают, что у кого-то произошла передозировка Prilosec. Они также могут позвонить в местный токсикологический центр по телефону 1-800-222-1222.

Прилосек и опасность для почек

В нескольких исследованиях изучалась безопасность длительного применения ИПП. Они связывают Prilosec и Prilosec OTC с серьезными проблемами с почками. Опасности Prilosec включают повышенный риск заболевания почек и долгосрочного повреждения почек.

Хронология Prilosec и почек

Информация о судебном процессе

Ингибиторы протонной помпы, такие как Prilosec, были вовлечены в более чем 12 000 судебных процессов. Узнайте больше об этих случаях.

Посмотреть судебные иски

Судебные иски Prilosec заявляют о проблемах с почками

Сотни судебных исков утверждают, что Prilosec может вызвать повреждение почек.Судебные иски Prilosec обвиняют Prilosec и Prilosec OTC в нескольких серьезных проблемах с почками.

В 2017 году федеральная коллегия объединила иски PPI в многоокружной судебный процесс (MDL). MDL позволяют нескольким аналогичным искам быстрее проходить через суды.

По состоянию на июль 2019 года в MDL находилось 12 775 исков, находящихся на рассмотрении.

Prilosec (омепразол) и Prilosec безрецептурные судебные иски Травмы
  • Острый интерстициальный нефрит
  • Хроническая болезнь почек
  • Почечная недостаточность (терминальная стадия почечной недостаточности)
  • Травма почек

Прочие опасности Prilosec

Исследователи продолжают обнаруживать новые опасности Prilosec спустя почти 30 лет после того, как препарат получил одобрение.Недавние исследования связывают ИПП с рисками, начиная от сердечных приступов и заканчивая раком. Prilosec также может вызвать проблемы у детей. Женщины должны учитывать риски, прежде чем принимать Prilosec во время беременности.

Prilosec и риски рака

Недавние исследования обнаружили связь между ИПП, такими как Prilosec, и раком.

Рак пищевода
В ходе исследования, проведенного в 2018 году, были изучены медицинские карты 796 000 пациентов.Они включали каждого взрослого в Швеции, получавшего терапию ИПП в течение семи лет. Исследователи пришли к выводу, что ИПП вызывают пять процентов всех случаев рака пищевода.

Риск сердечного приступа и инсульта с Prilosec

Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что Prilosec может увеличить риск инсульта. Исследование 2015 года связало ИПП, такие как Prilosec, с повышенным риском сердечного приступа.

Ход
Исследование, проведенное в 2016 году в журнале Circulation, показало, что ИПП повышают риск инсульта в среднем на 21 процент.Но риск варьировался в зависимости от типа ИПП и дозы. Исследователи обнаружили, что Prilosec в дозе 40 мг или выше увеличивает риск на 40 процентов.

Prilosec и проблемы с печенью

Люди с существующими проблемами с печенью должны проконсультироваться со своим врачом, прежде чем принимать Prilosec. Лекарства могут изменить работу печени человека. Их врач может выбрать более низкую дозу. Или врач может захотеть рассмотреть альтернативы Prilosec.

Prilosec и астма у детей

Исследование 2018 года подтвердило связь между использованием ИПП во время беременности и астмой у детей. Он рассмотрел восемь популяционных обзоров. Женщины, принимавшие ИПП во время беременности, имели детей с повышенным риском развития астмы.

Исследование 2017 года дало аналогичные результаты. Исследователи изучили медицинские записи 1,6 миллиона пациентов. Они обнаружили, что дети, рожденные от матерей, принимавших Прилосек или другие ИПП, подвергались большему риску астмы. Риск увеличился на треть для этих детей.

Прилосек и детские переломы костей

Исследование, проведенное в 2017 году, выявило более высокий риск переломов костей у детей, получавших Прилосек или другие ИПП. Исследователи просмотрели 874 000 детских медицинских карт. Они сосредоточились на тех детях, которым давали ИПП до их первого дня рождения. Исследователи обнаружили, что у этих детей риск переломов был на 22% выше.

Прилосек Взаимодействия

Prilosec может вызывать взаимодействие с более чем 160 различными лекарствами.По крайней мере 29 из этих препаратов могут вызывать серьезные реакции.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) рекомендует избегать применения Prilosec без рецепта с некоторыми лекарствами, отпускаемыми по рецепту. В 2009 году агентство выпустило рекомендацию по общественному здравоохранению в отношении безрецептурного препарата Прилосек. Взаимодействие с лекарственными средствами без рецепта Прилосек может привести к проблемам со здоровьем.

Не принимайте Prilosec OTC с:

  • Плавикс (клопидогрел)
  • Плетал (цилостазол)
  • Метотрексат

Prilosec также может ослабить положительный эффект от некоторых химиотерапевтических и противовирусных препаратов против ВИЧ.Люди должны поговорить со своим врачом о лекарствах, которые они принимают. Им также следует ознакомиться с полным списком лекарственных взаимодействий на этикетке Prilosec, прежде чем принимать его.

Альтернативы Prilosec

Люди могут захотеть спросить своего врача об альтернативах Prilosec. Они могут включать другие классы наркотиков. Люди могут лечить изжогу антацидами или блокаторами Н3.

8 возможных альтернатив Prilosec
  • Зантак
  • Пепсид
  • Аксид
  • Тагамет
  • Маалокс
  • Алка-Зельцер
  • Пепто-Бисмол
  • Тумс
Узнайте больше о Зантаке

Изменение диеты и физических упражнений также может помочь другим людям.Но ИЦП могут быть единственным вариантом для некоторых условий.

Люди никогда не должны прекращать прием Prilosec без наблюдения врача. Внезапная остановка может вызвать другие проблемы со здоровьем. Люди должны разработать план со своим врачом, чтобы постепенно уйти в отставку в течение нескольких недель.

Прежде чем принимать решения о медицинском обслуживании, обратитесь за консультацией к медицинскому работнику.

Поделиться этой страницей:

https://www.drugwatch.com/proton-pump-inhibitors/prilosec/Скопировать ссылку

Ингибиторы протонной помпы: обновленная информация об их клиническом применении и фармакокинетике

Задний план: Ингибиторы протонной помпы (ИПП) представляют собой препараты первого выбора для лечения язвенной болезни, инфекции Helicobacter pylori, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, поражений желудочно-кишечного тракта, вызванных приемом нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) (осложнений), и синдрома Золлингера-Эллисона.

Результаты: Доступные препараты (омепразол/эзомепразол, лансопразол, пантопразол и рабепразол) несколько различаются по своим фармакокинетическим свойствам (например, биодоступность, зависящая от времени/дозы, характер метаболизма, потенциал взаимодействия, генетическая изменчивость). Для всех ИПП существует четкая взаимосвязь между экспозицией препарата (площадь под кривой зависимости концентрации в плазме от времени) и фармакодинамическим ответом (подавление секреции кислоты).Кроме того, клинический результат (например, скорость заживления и эрадикации) зависит от поддержания внутрижелудочного значения рН выше определенных пороговых уровней. Таким образом, любые изменения в распределении лекарств впоследствии будут напрямую транслироваться в клиническую эффективность, так что экстенсивные метаболизаторы CYP2C19 будут демонстрировать более высокий уровень терапевтического отсутствия ответа.

Выводы: Это обновление фармакокинетических, фармакодинамических и клинических данных обеспечит необходимое руководство для выбора между различными ИПП, которые различаются на основе фармакодинамических оценок своей относительной эффективностью (например,г., для пантопразола и лансопразола необходимы более высокие дозы по сравнению с рабепразолом). Несмотря на хорошо задокументированную клиническую эффективность и безопасность, все еще существует определенное количество пациентов, невосприимчивых к лечению ИПП (не ответивших на лечение), что оставит достаточно места для будущей разработки лекарств и клинических исследований.

Ингибиторы протонной помпы | UF Health, University of Florida Health

Определение

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) — это лекарства, которые уменьшают количество желудочной кислоты, вырабатываемой железами слизистой оболочки желудка.

Альтернативные названия

ИПП

Как ИПП помогают вам

Ингибиторы протонной помпы используются для:

  • Облегчения симптомов кислотного рефлюкса или гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ). Это состояние, при котором пища или жидкость перемещаются из желудка в пищевод (трубка изо рта в желудок).
  • Лечение язвы двенадцатиперстной кишки или желудка (желудочной).
  • Лечение повреждений нижних отделов пищевода, вызванных кислотным рефлюксом.

Типы ИПП

Существует много названий и марок ИПП.Большинство работает одинаково хорошо. Побочные эффекты могут варьироваться от препарата к препарату.

  • Омепразол (Прилосек), также отпускается без рецепта (без рецепта)
  • Эзомепразол (Нексиум), также отпускается без рецепта (без рецепта)
  • Лансопразол (Превацид), также отпускается без рецепта безрецептурный (без рецепта)
  • Рабепразол (AcipHex)
  • Пантопразол (Protonix)
  • Декслансопразол (Dexilant)
  • Зегерид (омепразол с бикарбонатом натрия), также доступен без рецепта (без рецепта)
  • Прием ИПП

    ИПП принимают внутрь.Они доступны в виде таблеток или капсул. Обычно эти лекарства принимают за 30 минут до первого приема пищи.

    Некоторые марки ИПП можно купить в магазине без рецепта. Поговорите со своим лечащим врачом, если вы обнаружите, что вам приходится принимать эти лекарства большую часть дней. Некоторым людям с кислотным рефлюксом может потребоваться ежедневный прием ИПП. Другие могут контролировать симптомы с помощью ИПП через день.

    Если у вас пептическая язва, ваш врач может назначить ИПП вместе с 2 или 3 другими лекарствами на срок до 2 недель.Или ваш врач может попросить вас принимать эти препараты в течение 8 недель.

    Если ваш лечащий врач прописывает вам эти лекарства:

    • Принимайте все лекарства в соответствии с вашими указаниями.
    • Старайтесь принимать их каждый день в одно и то же время.
    • НЕ прекращайте прием лекарств, не посоветовавшись предварительно со своим врачом. Регулярно обращайтесь к своему провайдеру.
    • Планируйте заранее, чтобы не остаться без лекарств. Убедитесь, что у вас достаточно с собой, когда вы путешествуете.

    Побочные эффекты

    Побочные эффекты ИПП встречаются редко.У вас может быть головная боль, диарея, запор, тошнота или зуд. Спросите своего врача о возможных опасениях при длительном использовании, таких как инфекции и переломы костей.

    Если вы кормите грудью или беременны, поговорите со своим лечащим врачом, прежде чем принимать эти лекарства.

    Сообщите своему врачу, если вы также принимаете другие лекарства. ИПП могут изменить действие некоторых лекарств, в том числе некоторых противосудорожных препаратов и препаратов для разжижения крови, таких как варфарин или клопидогрел (плавикс).

    Когда звонить врачу

    Позвоните своему врачу, если:

    • У вас есть побочные эффекты от этих лекарств
    • У вас есть другие необычные симптомы
    • Ваши симптомы не улучшаются

    Ссылки

    6Ингибиторы протонной помпы. В: Аронсон Дж. К., изд. Побочные эффекты лекарств Мейлера . 16-е изд. Уолтман, Массачусетс: Elsevier; 2016:1040-1045.

    Кац П.О., Герсон Л.Б., Вела М.Ф. Руководство по диагностике и лечению гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Am J Гастроэнтерол . 2013;108(3):308-328. PMID: 23419381 www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23419381.

    Койперс Э.Дж., Блазер М.Дж. Кислотная пептическая болезнь. В: Goldman L, Schafer AI, ред. Медицина Голдман-Сесил . 25-е ​​изд.Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир Сондерс; 2016: глава 139.

    Рихтер Дж. Э., Фриденберг Ф. К. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь. В: Фельдман М., Фридман Л.С., Брандт Л.Дж., ред. Заболевания желудочно-кишечного тракта и печени Слейзенгера и Фордтрана . 10-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир Сондерс; 2016: глава 44.

    Ингибиторы протонной помпы и риск рака желудка: популяционное когортное исследование назначают для лечения симптомов нескольких желудочных заболеваний.1–3 В последние годы ИПП становятся все более популярными4, отчасти из-за их превосходного подавления кислотности и предполагаемого профиля безопасности.5 последствия для здоровья, связанные с желудочно-кишечным трактом, включая инфекцию

    Clostridium difficile , колонизацию кишечника микроорганизмами с множественной лекарственной устойчивостью и рак желудка.7–20

    Возможная связь между применением ИПП и раком желудка биологически правдоподобна, поскольку известно, что ИПП вызывают гипергастринемию, которая может вызывать гиперплазию.21, 22 На сегодняшний день несколько обсервационных исследований изучали связь между использованием ИПП и заболеваемостью раком желудка, во всех из которых сообщалось о повышенных относительных рисках в диапазоне от 1,06 до 3,61, за исключением одного нулевого исследования (ОР 1,01, 95% ДИ от 0,88 до 1,16). .9–20 Однако эти исследования имели существенные методологические недостатки, которые могли привести к преувеличению их результатов. В большинстве исследований пользователей ИПП сравнивали с общей популяцией, что, вероятно, приводило к путанице по показаниям, в то время как в других исследованиях вводились систематические ошибки, связанные со временем, влияющие на выводы, такие как систематическая ошибка бессмертного времени и систематическая ошибка временного окна.23–25

    Учитывая, что ИПП являются одним из наиболее часто назначаемых классов препаратов во всем мире, а неопределенность в отношении их связи с раком желудка остается, мы провели крупное популяционное когортное исследование, чтобы определить, подвержены ли пациенты, впервые получающие ИПП, повышенному риску развития рак желудка по сравнению с пациентами, недавно получавшими лечение h3RA.

    Методы

    Источник данных

    Это исследование было проведено с использованием канала данных исследований клинической практики Великобритании (CPRD).CPRD представляет собой крупную базу данных первичной медико-санитарной помощи, которая, как показано, хорошо репрезентативна для населения Великобритании в целом и содержит полные записи о более чем 15 миллионах пациентов.26 27 Зарегистрированные данные включают характеристики пациентов, медицинские диагнозы, предписания и особенности образа жизни. Диагнозы рака были подтверждены ранее, с положительными прогностическими значениями рака желудочно-пищеводного тракта, достигающими 96%.28-31

    Исследуемая популяция

    Мы использовали план активного сравнения с новым пользователем, в котором пациентов, впервые получавших ИПП, сравнивали с пациентами, недавно получавшими АРч3.Этот активный компаратор был выбран, чтобы свести к минимуму смешение показаний, учитывая, что h3RA используются по тем же показаниям, что и ИПП. Запись в когорту была определена как дата первого назначения либо ИПП, либо h3RA в течение периода исследования (определяется с помощью кодов Британского национального формуляра, онлайн-дополнительных таблиц 1 и 2), начиная с 1 января 1990 г. (первый полный год применения ИПП и h3RA). доступность) до 30 апреля 2018 г. При включении в когорту все пациенты должны были быть не моложе 40 лет и иметь медицинскую информацию в CPRD не менее 1 года; последнее было необходимо для выявления новых пользователей ИПП и h3RA.Мы исключили пациентов, которым одновременно назначали ИПП и h3RA при включении в когорту, всех, у кого в анамнезе был рак желудка (т. е. для исключения распространенных случаев), редкие наследственные раковые синдромы (синдром Линча, семейный аденоматозный полипоз, синдром Ли-Фраумени или синдром Пейтца-Егерса)32 или синдром Золлингера-Эллисона (онлайн-дополнительный рисунок 1). Наконец, когорта была ограничена пациентами с периодом наблюдения не менее 1 года после включения в когорту (т. е. 1-летний лаг-период), чтобы учесть латентное временное окно и свести к минимуму систематическую ошибку обнаружения и обратную причинно-следственную связь.33

    Определение воздействия

    Все пациенты наблюдались, начиная с 1 года после включения в когорту до момента постановки диагноза рака желудка (идентифицированного с помощью кодов Рида (онлайн-дополнительная таблица 3), через 1 год после переключения между классами исследуемых препаратов (т. е. перехода с ИПП к h3RA или наоборот для учета лагового периода в 1 год, при этом человеко-время в течение лагового периода связано с первоначальным воздействием), смертью по любой причине, окончанием регистрации в общей практике или окончанием периода исследования (30 апрель 2019 г.), в зависимости от того, что наступит раньше.Пациенты считались постоянно подвергающимися воздействию с момента включения в когорту, независимо от прекращения лечения, поскольку такое определение воздействия согласуется с предполагаемым биологическим механизмом (т. е. необратимым действием ИПП на развитие рака желудка, которое сохраняется даже после прекращения лечения).

    Потенциальные вмешивающиеся факторы

    Мы рассмотрели широкий спектр потенциальных вмешивающихся факторов, все из которых были измерены во время или до включения когорты. К ним относятся демографические переменные и переменные образа жизни, такие как возраст (смоделированный как непрерывная переменная с использованием модели кубического сплайна для учета возможной нелинейной связи с результатом), пол, расстройства, связанные с алкоголем (алкогольная зависимость, алкогольный цирроз печени). печень, алкогольный гепатит, печеночная недостаточность), статус курения и индекс массы тела.Потенциальные искажающие факторы также включали сопутствующие заболевания, такие как мерцательная аритмия, анемия, рак (за исключением немеланомного рака кожи), застойная сердечная недостаточность, желудочная метаплазия, гиперхолестеринемия, гипертония, венозная тромбоэмболия, хроническая болезнь почек, инсульт, грыжа, желудочно-кишечное кровотечение, диализ. и хирургии желудка. Мы рассмотрели утвержденные показания к применению кислотоподавляющих препаратов (пищевод Барретта, инфекция Helicobacter pylori (выявляемая либо по диагнозу, либо по назначению тройной терапии), гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, язвенная болезнь, диспепсия) и не по назначению. гастрит или дуоденит и боль в животе).Мы рассмотрели каждое показание отдельно, так как существуют некоторые различия в руководствах по показаниям.35 Наконец, мы включили использование следующих препаратов: метформин, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и циклооксигеназу-2 (ЦОГ-2). ингибиторы, которые были связаны со снижением риска рака желудка,36-38 антиагреганты, двойные антитромбоциты, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), антикоагулянты и стероиды, которые могут вызывать кровотечения, и синтетические аналоги простагландинов, которые являются более старыми препаратами, используемыми для справиться с желудочными заболеваниями.6 Вышеупомянутые переменные были выбраны на основе тщательного обзора литературы, в ходе которого были выявлены переменные, соответствующие традиционному определению вмешивающихся факторов, меры общего состояния здоровья и возможности взаимодействия с поставщиками медицинских услуг (что может повысить выявляемость)39.

    Статистический анализ

    Модели были взвешены с использованием стандартизированных весовых коэффициентов смертности, рассчитанных с использованием показателей предрасположенности в зависимости от календарного времени.40 41 Показатели склонности оценивались с использованием логистической регрессии как прогнозируемая вероятность получения ИПП по сравнению с h3RA, зависящая от перечисленных ковариат выше и в пределах 5-летнего календарного года записи когорты (1990–1994, 1995–1999, 2000–2004, 2005–2009, 2010–2018).Полосы календарного года использовались для учета временных изменений в назначении кислотоподавляющих препаратов,4 изменений в заболеваемости раком желудка,42 неоднородности в определениях ковариант в течение периода исследования. Календарно-временные показатели предрасположенности могут привести к лучшему контролю искажений по сравнению с моделью с одной оценкой склонности.41 Пациенты в непересекающихся областях распределений показателей склонности были сокращены.

    При использовании показателей склонности пациентам, принимавшим ИПП, присваивался весовой коэффициент 1, а пациентам, принимавшим h3RA, присваивался вес шансов вероятности лечения (показатель склонности / (1-показатель склонности)).40 Это увеличивает вес пациентов из группы сравнения (т. е. пользователей h3RA) для представления популяции, получающей лечение (т. е. пользователей ИПП). Ковариатный баланс оценивался до и после взвешивания с использованием стандартизированных различий, при этом различия менее 0,10 указывали на хороший баланс.43

    Мы рассчитали общие показатели заболеваемости раком желудка с 95% ДИ на основе распределения Пуассона и построили взвешенные кривые Каплана-Мейера для сравнения кумулятивной заболеваемости раком желудка для пользователей ИПП и h3RA.Псевдокопуляция, созданная взвешиванием, должна сбалансировать ковариаты исследования, описанные выше, чтобы можно было сравнить кумулятивную заболеваемость раком желудка между пользователями ИПП и h3RA. Модели пропорциональных рисков Кокса были пригодны для оценки взвешенных HR рака желудка с 95% CI с использованием надежных оценок дисперсии. Мы также рассчитали число, необходимое для причинения вреда через 5 и 10 лет наблюдения, используя метод Каплана-Мейера.44

    Вторичный анализ

    Мы выполнили четыре предварительно определенных вторичных анализа.Первый набор анализов смоделировал использование ИПП как изменяющуюся во времени переменную, обновляемую в каждый человеко-день наблюдения, чтобы определить, изменяется ли связь в зависимости от кумулятивной продолжительности использования, кумулятивных эквивалентов омепразола и времени, прошедшего с начала лечения. Кумулятивная продолжительность определялась путем суммирования продолжительности каждого назначения ИПП с момента включения когорты до момента установления риска. Чтобы учесть разную активность типов ИПП, мы преобразовали все рецепты ИПП в эквиваленты омепразола, используя суточную дозу, установленную ВОЗ (дополнительная онлайн-таблица 4).45 Затем были рассчитаны кумулятивные эквиваленты омепразола путем суммирования дозы каждого рецепта с момента ввода когорты до времени каждого набора риска, определяющего событие. Наконец, время с начала лечения было определено как время между включением в когорту и моментом установления риска. HR для этих вторичных экспозиций оценивались в соответствии с заранее определенными категориями, а кумулятивная продолжительность и доза также гибко моделировались с использованием моделей с ограниченным кубическим сплайном. , лансопразол, омепразол, пантопразол, рабепразол или их комбинации).В-третьих, мы исследовали возможную модификацию измерения эффекта в зависимости от возраста и пола, включив в модель взаимосвязь между статусом воздействия и этими переменными. Наконец, мы рассчитали стратифицированные HR в соответствии с утвержденными показаниями на исходном уровне и в стратах года включения когорты.

    Анализ чувствительности

    Мы провели шесть анализов чувствительности, чтобы оценить надежность наших результатов. Во-первых, с учетом неопределенностей, связанных с оптимальной продолжительностью латентного временного окна, мы повторили первичный анализ, увеличив лаговый период воздействия до трех, пяти и 10 лет.Во-вторых, чтобы оценить влияние информативного цензурирования, мы не подвергали цензуре пациентов, которые перешли с ИПП на h3RA и наоборот (т. е. по аналогии с определением воздействия с намерением лечить, согласно которому пациенты считаются постоянно подвергающимися воздействию исходного препарата их когорты до тех пор, пока окончание наблюдения). В-третьих, в качестве альтернативного метода исследования влияния цензурирования информативности мы объединили весовые коэффициенты стандартизированного коэффициента смертности со стабилизированной обратной вероятностью весов цензурирования, чтобы учесть цензурирование смены препарата во время наблюдения46, 47 и учесть конкурирующий риск смерти (46, 47). онлайн дополнительный метод 1).48 В-четвертых, поскольку недавно было обнаружено, что некоторые h3RA (например, ранитидин) загрязнены N-нитрозодиметиламином (NDMA), вероятным канцерогеном, 49 мы повторили анализ с последующим наблюдением, сокращенным до 31 декабря 2017 г., то есть до время, когда были обнаружены загрязнители NDMA.49 В-пятых, чтобы исследовать влияние остаточного смешения, мы повторили первичный анализ, используя подход многомерной оценки склонности (HD-PS), чтобы повторно взвесить нашу исследуемую группу (дополнительный онлайн-метод 2).50 Мы рассмотрели все предопределенные ковариаты, перечисленные выше, вместе с 200 эмпирически выбранными ковариатами из алгоритма HD-PS для этого анализа.Наконец, мы провели апостериорный анализ чувствительности для устранения потенциального влияния остаточного искажения с использованием подхода, предложенного Дингом и Вандервилем (дополнительный онлайн-метод 3).51 Все анализы проводились с использованием SAS V.9.4 (SAS Institute) и R (R). Фонд статистических вычислений, Вена, Австрия).

    Участие пациентов и общественности

    Мы не включали пациентов в число участников исследования, поскольку в нашем исследовании использовались вторичные данные. Пациенты не участвовали в разработке или проведении исследования.Мы не планируем привлекать пациентов к распространению результатов и не будем распространять результаты непосредственно среди пациентов.

    Результаты

    Когорта включала 973 281 новых пользователей PPI и 198 306 новых пользователей h3RA (рис. 1). За этими группами воздействия наблюдали в течение средней (Q1, Q3) продолжительности 5,1 (2,7, 8,4) и 4,2 (1,9, 8,3) года соответственно, включая лаг-период в 1 год. В когорте, принимавшей ИПП, было зарегистрировано 1166 случаев рака желудка, что дало общий уровень заболеваемости 23.9 (95% ДИ от 22,5 до 25,3) на 100 000 человеко-лет. В когорте h3RA было 244 случая рака желудка, что дало общий уровень заболеваемости 25,8 (95% ДИ от 22,6 до 29,2) на 100 000 человеко-лет.

    Рисунок 1

    Блок-схема исследования, описывающая создание когорт ингибиторов протонной помпы (ИПП) и антагонистов рецепторов гистамина-2 (h3RA).

    В таблице 1 показаны исходные характеристики групп, получавших ИПП и ч3РА. До взвешивания лица, принимавшие ИПП, с большей вероятностью страдали ожирением, имели предшествующий диагноз гиперхолестеринемии, хронической болезни почек и H.pylori , но реже страдали диспепсией по сравнению с пользователями h3RA. Пользователям ИПП также чаще назначали НПВП, ингибиторы ЦОГ-2 и СИОЗС. В целом, большинство пользователей h3RA вошли в когорту в начале периода исследования, в то время как большинство пользователей ИПП вошли в группу позже в период исследования. После взвешивания пользователи ИПП и пользователи h3RA были хорошо сбалансированы по всем ковариатам исследования (стандартизированные различия ниже 0,10). В течение последующего периода пользователи h3RA с большей вероятностью подвергались цензуре из-за перехода на ИПП, чем пользователи ИПП из-за перехода на h3RA (56.2% против 7,9% соответственно).

    Таблица 1

    Исходные характеристики пользователей PPI и h3RA до и после взвешивания

    В таблице 2 представлены результаты первичного и вторичного анализов. В то время как грубый HR был ниже нулевого значения (HR: 0,92), использование ИПП было связано с повышенным риском рака желудка после поправки на слои календарного года (HR: 1,34, 95% ДИ от 1,14 до 1,57). В полностью скорректированной модели использование ИПП было связано с повышением риска рака желудка на 45% по сравнению с использованием h3RA (HR: 1.45, 95% ДИ от 1,06 до 1,98). Точно так же у пользователей ИПП была более высокая кумулятивная заболеваемость раком желудка, чем у пользователей h3RA. Взвешенные кумулятивные кривые заболеваемости разошлись через два года наблюдения (или годы после начала лечения) (рис. 2). Число, необходимое для причинения вреда, составило 2121 и 1191 через пять и 10 лет после начала лечения соответственно.

    Рисунок 2

    Взвешенная кривая Каплана-Мейера, иллюстрирующая кумулятивную заболеваемость раком желудка у пациентов, которым недавно были назначены ингибиторы протонной помпы (ИПП) и антагонисты рецепторов гистамина-2 (h3RA).Последующее наблюдение начинается через 1 год после включения когорты. Кривые взвешиваются с использованием стандартизированных весовых коэффициентов смертности: пациентам с ИПП присваивается вес, равный 1, а пациентам с h3RA взвешиваются шансы вероятности лечения.

    Таблица 2

    Необработанные и скорректированные HR для связи между использованием ИПП и раком желудка по сравнению с использованием h3RA

    Во вторичном анализе HR увеличивались с кумулятивной продолжительностью использования, кумулятивными эквивалентами омепразола и временем с начала лечения ( Таблица 2).Эти шаблоны были согласованы в моделях с ограниченным кубическим сплайном (дополнительные онлайн-рисунки 2 и 3). Средняя (Q1, Q3) кумулятивная продолжительность применения ИПП составила 139 дней, но колебалась в зависимости от показаний: от 130 (36, 715) дней для инфекции H. pylori до 3,0 (1,3, 6,0) лет для пищевода Барретта. Медиана (Q1, Q3) кумулятивной продолжительности для пользователей h3RA составила 55 (30, 159) дней с минимальной вариацией между медианным значением по показаниям (диапазон 30–92 дня).

    Все молекулы ИПП были связаны с повышенным HR для рака желудка (в диапазоне от 1.от 19 до 1,48; онлайн дополнительная таблица 5). В то время как точечные оценки увеличивались с возрастом (онлайн-дополнительная таблица 6), а у женщин ЧСС был несколько выше, чем у мужчин (онлайн-дополнительная таблица 7), ДИ для этих анализов перекрывались, что предполагает отсутствие изменения меры измерения по возрасту или полу. HR были повышены среди пациентов с желудочно-пищеводным заболеванием (HR 1,38, 95% ДИ от 0,59 до 3,22) и язвенной болезнью (HR 1,53, 95% ДИ от 0,49 до 4,92) (онлайн-дополнительная таблица 8). При стратификации по стратам календарного года наблюдалась некоторая неоднородность в HR (в пределах от 0.с 87 до 2,55), хотя доверительные интервалы для всех страт в значительной степени перекрывались (онлайн-дополнительная таблица 9).

    На рис. 3 обобщены результаты первичного анализа и анализа чувствительности (подробно показанные в дополнительных онлайн-таблицах 10–14). В целом, результаты в значительной степени соответствовали данным первичного анализа, при этом HR варьировался от 1,26 для анализа намерения лечить до 2,21 для анализа с лагом 10 лет. Основываясь на постфактум-анализе, неизмеренный искажающий фактор должен быть сильно связан как с воздействием, так и с исходом, чтобы свести на нет наблюдаемую связь (дополнительная онлайн-таблица 15).

    Рисунок 3

    Лесная диаграмма, обобщающая результаты первичного анализа и анализа чувствительности, со взвешенными HR и 95% CI для связи между использованием ингибиторов протонной помпы и раком желудка по сравнению с использованием антагонистов рецепторов гистамина-2. NDMA: N-нитрозодиметиламин.

    Обсуждение

    Основные результаты

    В этом крупном популяционном когортном исследовании мы обнаружили, что у новых пользователей ИПП риск развития рака желудка повышен на 45% (ОР 1,45, 95% ДИ 1.от 06 до 1,98) по сравнению с новыми пользователями h3RA, с числом, необходимым для нанесения вреда, равным 2121 и 1191 в течение пяти и 10 лет после начала лечения соответственно (рис. 4). Во вторичных анализах риск увеличивался с увеличением общей продолжительности использования, совокупного количества эквивалентов омепразола и времени с момента начала лечения. Результаты оставались очень согласованными в нескольких анализах чувствительности, которые касались различных источников систематической ошибки.

    Рисунок 4

    Графическое резюме, отражающее основные результаты исследования связи между применением ингибиторов протонной помпы (ИПП) и раком желудка по сравнению с применением антагонистов рецепторов гистамина-2 (h3RA).ИР, уровень заболеваемости; NNH, число, необходимое для нанесения вреда.

    Сравнение с предыдущими исследованиями

    Результаты этого исследования согласуются с результатами нескольких предыдущих обсервационных исследований с предыдущими оценками в диапазоне от 1,01 до 3,61,9–20, включая одно исследование, проведенное с использованием той же базы данных.16 Однако наше исследование использовали активный компаратор и были специально разработаны для оценки сравнительной безопасности ИПП по сравнению с h3RA. Это клинически значимый вопрос, который не рассматривался в предыдущих исследованиях.Действительно, в других исследованиях, возможно, был переоценен риск ИПП в отношении заболеваемости раком желудка путем сравнения пользователей ИПП с населением в целом9–19, учитывая, что пациенты с заболеваниями желудка уже подвержены повышенному риску рака желудка52, 53 Таким образом, наше исследование представляет важное дополнение, сводящее к минимуму потенциальное смешение индикации за счет использования активного компаратора. Помимо этого, в предыдущих исследованиях имелись и другие существенные ограничения, такие как включение основных пользователей9, 10, 17, что могло привести к систематической ошибке, связанной с выживанием, и путанице54, важные систематические ошибки, связанные со временем9–11, 14–16, 20 такие как систематическая ошибка бессмертного времени. и смещение временного окна, 23-25 ​​и неспособность объяснить латентность рака.11 13 В этом контексте эти предубеждения, изменяющие выводы, могут привести к ложным и преувеличенным ассоциациям, ограничивающим выводы, сделанные из предыдущих исследований. Мы попытались устранить эти ограничения посредством тщательного планирования исследования и многочисленных анализов чувствительности.

    Связь между применением ИПП и раком желудка биологически правдоподобна и может быть опосредована несколькими различными факторами. Известно, что ИПП вызывают гипергастринемию (повышенную секрецию гастрина из G-клеток), поскольку секреция гастрина ингибируется кислотностью.21 Гастрин считается мощным фактором роста, который может вызывать гиперплазию. 22 Во-вторых, длительное использование ИПП может привести к изменениям в микробиоме кишечника, включая снижение микробного разнообразия.55, 56 Было показано, что изменения в микробиоте кишечника способствуют повышенный риск рака желудка.57 В-третьих, хотя и спорно, хроническое подавление секреции кислоты ИПП может быть связано с атрофическим гастритом (хроническим воспалением слизистой оболочки желудка),58,59 который является одним из основных предшественников рака желудка60; хотя не во всех исследованиях сообщалось об этой связи.61 В совокупности эти факторы могут способствовать развитию рака желудка у пользователей ИПП. Наконец, учитывая, что h3RA снижают кислотную супрессию, блокируя эффекты только гистамина, они менее эффективны, чем ИПП,6 и связаны с более низкими уровнями гастрина (то есть с меньшей вероятностью вызывают гипергастринемию)21. Таким образом, с теоретической биологической точки зрения, h3RA с меньшей вероятностью связаны с повышенным риском рака желудка, чем ИПП.

    Сильные стороны и ограничения этого исследования

    У этого исследования есть несколько сильных сторон.Во-первых, насколько нам известно, это крупнейшее исследование с самым длительным периодом наблюдения, проведенное на сегодняшний день. Учитывая количество желудочных событий, наблюдаемых в нашей когорте, это исследование было достаточно мощным, чтобы рассмотреть долгосрочную безопасность ИПП и оценить риск среди важных подгрупп, в том числе по продолжительности использования. Во-вторых, мы ограничили когорту новыми потребителями наркотиков, устранив предвзятость, связанную с включением распространенных потребителей. 54 В-третьих, группа сравнения состояла из пациентов, которым были назначены h3RA, активный препарат сравнения, который, вероятно, сводил к минимуму путаницу по показаниям.Более того, использование взвешенных по шкале склонностей методов обеспечило превосходный баланс всех исходных искажающих факторов. Наконец, наши результаты оставались очень стабильными в нескольких анализах чувствительности.

    Это исследование также имеет некоторые ограничения. Во-первых, рецепты в CPRD выписываются врачами общей практики, а не специалистами, что может привести к некоторой неправильной классификации воздействия. Однако в Соединенном Королевстве врачи общей практики несут ответственность за долгосрочное лечение большинства хронических заболеваний, включая желудочные расстройства62; таким образом, мы ожидаем, что эта неправильная классификация будет минимальной.Точно так же было невозможно напрямую оценить приверженность лечению, хотя этот возможный источник неправильной классификации воздействия вряд ли будет различаться между группами воздействия. Во-вторых, ИПП и h3RA доступны без рецепта в Великобритании, что может привести к отсутствию некоторой информации о рецептах. Тем не менее, существует финансовый стимул для пациентов, нуждающихся в длительном применении ИПП или h3RA, получать рецепты от своего врача общей практики, а не покупать лекарства без рецепта.В-третьих, невозможно было провести стратификацию по типу рака желудка (кардиальный или некардиальный), поскольку эта информация не всегда фиксируется в CPRD. В-четвертых, некоторые вторичные анализы могут иметь недостаточную мощность, и их не следует интерпретировать чрезмерно. Наконец, учитывая наблюдательный характер этого исследования, остается возможным остаточное смешение. В то время как смешение календарного времени объясняет большую часть наблюдаемой разницы между грубыми и скорректированными оценками4, 42, мы не можем исключить потенциальное влияние смешения неизмеренных или неизвестных искажающих факторов, включая расу и этническую принадлежность.Кроме того, может иметь место некоторое остаточное смешение из-за несовершенно зафиксированных ковариат, таких как инфекция H. pylori , которая обычно не проверяется врачами общей практики. Обнадеживает то, что результаты модели HD-PS, в которой учитывались дополнительные 200 эмпирически выбранных ковариат, которые могут быть прокси для неизвестных или неизмеренных вмешивающихся факторов,63 хорошо согласовывались с первичным анализом. Более того, учитывая силу наблюдаемой связи, апостериорный анализ показал, что любой неизмеряемый искажающий фактор должен быть тесно связан как с воздействием, так и с исходом, чтобы свести на нет наблюдаемые результаты.

    Таким образом, результаты этого крупного исследования, проведенного в реальных условиях, позволяют предположить, что пациенты, недавно получавшие ИПП, могут подвергаться повышенному риску рака желудка по сравнению с пациентами, недавно получавшими АРч3, хотя абсолютный риск остается низким. Несмотря на то, что ИПП доказали свою клиническую пользу при использовании в соответствии с рекомендациями, основанными на доказательствах, это исследование подчеркивает необходимость регулярной переоценки врачами необходимости постоянного лечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *