Хронический атрофический: Хронический атрофический гастрит, предраковое состояние. Лечение в Ижевске

Содержание

Хронический ларингит — как распознать и успешно вылечить заболевание?

Цветной бульвар

Москва, Самотечная, 5

круглосуточно

Преображенская площадь

Москва, Б. Черкизовская, 5

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Бульвар Дмитрия Донского

Москва, Грина, 28 корпус 1

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Мичуринский проспект

Москва, Большая Очаковская, 3

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Атрофический бронхит

Атрофический бронхит — это хроническая патология, которая сопровождается воспалительным процессом в бронхах и дистрофически-склеротическими изменениями слизистой оболочки.

 

Что такое атрофический бронхит?

Это одна из хронических форм бронхита, которая очень распространена в странах с развитой промышленностью. При этой патологии изменяется структура эпителия бронхов, а слизистая оболочка становится более тонкой.

Виды

Вообще все виды бронхита подразделяются на два типа:

  • острый — кашель продолжается менее 30 дней;
  • хронический — кашель присутствует 1–3 месяца в году в течение 2 и более лет.

По причине появления бронхиты подразделяются на:

  • инфекционный — вирусный, бактериальный, смешанный;
  • неинфекционный — провоцируется физическими или химическими факторами.

По локализации воспалительного процесса бронхит может быть:

  • дистальный — поражаются мелкие бронхи;
  • пароксизмальный — поражаются крупные бронхи;
  • острый бронхиолит — поражаются самые мелкие бронхи, диаметр которых составляет не более 2 мм.

По характеру воспаления:

  • катаральный — слизистая мокрота без гноя;
  • гнойный — мокрота с гноем;
  • гнойно-некротический — в мокроте присутствуют кровяные прожилки — распадается слизистая бронхов.

По фазе обострения:

  • обострение;
  • ремиссия.

По клинике:

  • обструктивный — сужение просвета бронхов;
  • необструктивный — более легкое течение.

Непосредственно атрофический бронхит подразделяется на:

  • односторонний — поражается одна ветвь бронхиального дерева;
  • двусторонний диффузный — изменения касаются обеих ветвей и всех ответвлений.

Односторонний процесс диагностируется реже, чем двусторонний, а его клинические проявления выражены не так сильно.

Причины возникновения

Причины появления атрофического бронхита внутренние, под действием агрессивных факторов окружающей среды.

В группе риска:

  • курильщики;
  • люди, дышащие загрязненным воздухом;
  • проживающие во влажном холодном климате.

Также внутренними причинами является наследственная предрасположенность, наличие аллергий.

Бронхи истощаются на фоне следующих заболеваний:

  • ринит, синусит;
  • кариес;
  • фарингит, вирусные респираторные патологии;
  • хроническая бронхоэктатическая болезнь.

Симптомы и признаки

Двусторонний атрофический бронхит сопровождается приступообразным сухим кашлем, который усиливается после контакта с резкими запахами, приемом пищи, вдыхания холодного воздуха, психоэмоционального напряжения.

Кашель длительный, обострения сменяются периодами ремиссии.

Некоторые пациенты жалуются на боль в грудине, особенно при глубоком вдохе, одышку, иногда может наблюдаться кровохаркание.

Кашель более выражен ночью и в утренние часы. Температура тела в стадии обострения может подниматься до 38 °С. Присутствует утомляемость. В периоды ремиссии кашель становится редким — по утрам.

Диагностика

Диагностика атрофического бронхита заключается в следующем:

  • осмотр грудной клетки пациента, проведение перкуссии, аускультации, выявление хрипов и определение их характера;
  • анализ крови — общий и биохимический;
  • спирометрия;
  • рентгенологическое обследование;
  • бронхоскопия.

Какой врач лечит?

Лечением атрофического бронхита занимается пульмонолог. Его можно найти в Клинике Здоровья на Курской. Находясь в стенах клиники, пациент может пройти полное обследование и сразу же проконсультироваться со специалистом, то есть начать лечение максимально быстро.

Методы лечения

Лечение первично-дистрофического атрофического бронхита заключается в устранении контакта с провоцирующим фактором. Также пациенту назначаются антигистаминные препараты, муколитики, бронходилататоры, поливитамины. При воспалительном процессе назначают антибактериальную терапию.

Результаты

При своевременном обращении к врачу и правильном лечении прогноз благоприятный.

Реабилитация и восстановление образа жизни

В восстановительный период назначаются ингаляции с лекарственными маслами и веществами, которые оказывают противовоспалительное, антисептическое и отхаркивающее действие.

Также показана физиотерапия — УВЧ-терапия, лазеротерапия, ультрафиолет, электрофорез, парафиновые аппликации, озокерит на грудь, кислородные и хвойные ванны.

Образ жизни при атрофическом бронхите

Рекомендуется:

  • исключить профессиональные вредности, контакт с аллергенами и вредными веществами;
  • бросить курить;
  • правильно питаться — в рационе должно быть достаточное количество витаминов;
  • пить 2–3 литра жидкости в сутки — травяные чаи, вода, соки;
  • соблюдать режим сна и отдыха, избегать переутомлений.

Атрофический бронхит склонен прогрессировать. Если вовремя не оказывается лечение, возможно развитие осложнений — пневмоторакс, эмфизема, легочная гипертензия, хроническая дыхательная недостаточность.

Наименование услуги Цена в рублях Цена до 14.01.

КТ органов грудной клетки

4 990 2 790

Если вы не нашли услугу в прейскуранте, пожалуйста, позвоните нам по телефону +7 (495) 961-27-67,
 Вам сообщат необходимую информацию.

Вам помогут наши врачи:

Врач-терапевт, иммунолог

Острый, подострый, хронический аутоиммунный тиреоидит

Хронический аутоиммунный тиреоидит или лимфоматозный тиреоидит это воспалительноезаболевание щитовидной железы аутоиммунной природы, когда в организме человекаобразуются антитела и лимфоциты повреждающие собственные клетки щитовиднойжелезы. Чаще всего аутоиммунныйтироидит встречается упациентов от 40 до 50 лет, причем у женщин в десять раз чаще, чем у мужчин. Этонаиболее часто встречающееся воспалительное заболевание щитовидной железы.Однако в последнее время аутоиммунным тироидитом страдает все больше пациентовмолодого возраста и детей.

Считается, что аутоиммунный лимфоматозный тиреоидит имеет наследственную природу. У родственников больных 

тиреоидитом Хасимото или Хашимото часто встречаютсясахарный диабет, различные заболевания щитовидной железы. Но для реализациинаследственно предрасположенности нужны дополнительные неблагоприятные внешниефакторы. Это респираторные вирусные заболевания, хронические очаги инфекции внебных миндалинах, пазухах носа, пораженных кариесом зубах.

Способствуют развитию аутоиммунного тироидита длительный бесконтрольный прием йодсодержащихпрепаратов, действие радиационного излучения. Под действием провоцирующегофактора в организме активируются клоны лимфоцитов, которые запускают реакциюобразования антител к собственным клеткам. Итогом этого процесса являетсяповреждение клеток щитовидной железы (тироцитов). Из поврежденных клетокщитовидной железы в кровь попадает содержимое фолликулов: гормоны, разрушенныечасти внутренних органелл клетки, которые в свою очередь способствуютдальнейшему образованию антител к клеткам щитовидной железы. Процессприобретает циклический характер.

Хроническийаутоиммунный тиреоидит очень часто длительно протекает без каких-либоклинических проявлений. К ранним признакам относятся неприятные ощущения вобласти щитовидной железы, ощущения кома в горле при глотании, чувство давленияв горле, дискомфорт при глотании. Иногда возникают несильные боли в областищитовидной железы, в основном при прощупывании щитовидной железы. Некоторыебольные могут жаловаться на легкую слабость, боли в суставах.

В зависимости отклинической картины и размеров щитовидной железы хронический аутоиммунный тиреоидит Хасимото делится на формы:

·        атрофическаяформа аутоиммунного тиреоидита. При атрофической форме увеличения щитовидной железы небывает. Обычно эта форма клинически сопровождается снижением функции щитовиднойжелезы (гипотироз).

·        гипертрофическаяформа Гипертрофическая форма аутоиммунного тироидитавсегда сопровождается увеличением щитовидной железы. Щитовидная железа можетбыть равномерно увеличена по всему объему (диффузная гипертрофическая форма),или отмечается наличие узлов (узловая форма). Возможно сочетание диффузной иузловой форм. Гипертрофическая форма аутоиммунного тироидита можетсопровождаться тиротоксикозом в начале заболевания, но чаще функция щитовиднойжелезы бывает нормальной или сниженной.

Диагнозаутоиммунного тироидита устанавливают на основании истории заболевания,характерной клинической картины, данных дополнительных  методовисследования – УЗИ щитовидной железы и гормонального фона.


Лечение аутоиммунноготироидита: специфической терапии аутоиммунного тиреоидита несуществует. В условиях отделения эндокринной хирургии ОКБМ пациентыимеют возможность получить лечение в полном объеме: назначается комплекснаяпротивовоспалительная терапия, иммуномодулирующая терапия, симптоматическаятерапия, физиотерапевтическое лечение, а также ноу-хау отделения –внутриорганные, субфасциальные инъекции дипроспана, непосредственно вщитовидную железу, под контролем УЗИ. При частых рецидивах заболевания,гипертрофии железы с нарастанием компрессионного синдрома с нарастающимгипотиреозом в нашем отделении успешно проводится хирургическое лечение этогозаболевания – тотальная тиреоидэктомия.

Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты при хроническом атрофическом гастрите, ассоциированном с Helicobacter pylori : научное издание

Перевод названия: Lipid peroxidation and antioxidant defense in chronic atrophic gastritis associated with Helicobacter pylori

Тип публикации: статья из журнала

Год издания: 2019

Ключевые слова: гастроэнтерология, онкология, перекисное окисление липидов, антиоксидантная защита, хронический атрофический гастрит, helicobacter pylori, рак желудка, gastroenterology, oncology, lipid peroxidation, antioxidant defense, chronic atrophic gastritis, stomach cancer

Аннотация: Хронический атрофический гастрит (ХАГ) — предраковое заболевание желудка. Согласно каскаду Корреа, атрофический гастрит, ассоциированный с Helicobacter pylori (Нр), может способствовать не только появлению, но и прогрессированию метаплазии, дисплазии в эпителиоцитах слизистой оболочки желудка, трансформации этих изменений в рак желудка (РЖ). Вероятность развития РЖ увеличивается в 15 раз при ХАГ. Перекисное окисление липидов (ПОЛ) представляет собой процесс окислительной деградации липидов под действием свободных радикалов. Результаты ПОЛ балансируются системой антиоксидантной защиты (АОЗ). Целью исследования явилось изучение показателей ПОЛ-АОЗ при ХАГ, ассоциированном с Hp. Chronic atrophic gastritis (CAG) is a precancerous disease of the stomach. According to Correa’s cascade, atrophic gastritis associated with Helicobacter pylori (Hp) can contribute not only to the occurrence, but also to the progression of metaplasia, dysplasia in the epithelial cells of the gastric mucosa, and to the transformation of these changes into gastric cancer. The risk of developing cancer increases by 15 times in CAG. Lipid peroxidation (LPO) is a process of oxidative degradation of lipids by free radicals. The results of LPO are balanced by the antioxidant defense (AOD) system. The objective of the investigation was to study LPO-AOD values in Hp-associated CAG.

Ссылки на полный текст

Ассоциации инфекции Helicobacter pylori и хронического атрофического гастрита с ускоренным эпигенетическим старением у пожилых людей атрофический гастрит с риском рака толстой кишки, поджелудочной железы и желудка: десятилетнее наблюдение когортного исследования ESTHER.

Oncotarget 7 (13): 17182–17193.

ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Farinati F, Cardin R, Cassaro M, Bortolami M, Nitti D, Tieppo C, Zaninotto G, Rugge M (2008) Helicobacter pylori, воспаление, окислительное повреждение и рак желудка: морфологический, биологический и молекулярный путь. Eur J Рак Предыдущий 17 (3): 195–200.

    КАС Статья Google Scholar

  • Ferlay J, Soerjomataram I, Dikshit R, Eser S, Mathers C, Rebelo M, Parkin DM, Forman D, Bray F (2015) Заболеваемость раком и смертность во всем мире: источники, методы и основные закономерности в GLOBOCAN 2012. Int J Cancer 136 (5): E359–E386.

    КАС Статья Google Scholar

  • Franceschi F, Niccoli G, Ferrante G, Gasbarrini A, Baldi A, Candelli M, Feroce F, Saulnier N, Conte M, Roccarina D, Lanza GA, Gasbarrini G, Gentiloni SN, Crea F (2009) Антиген CagA Helicobacter pylori и коронарной нестабильности: выводы из клинико-патологического исследования и метаанализа 4241 случая. Атеросклероз 202 (2): 535–542.

    КАС Статья Google Scholar

  • Gao X, Gao X, Zhang Y, Breitling LP, Schottker B, Brenner H (2017) Связи самооценки курения, уровней котинина и эпигенетических показателей курения с окислительным стрессом среди пожилых людей: популяционное исследование. Eur J Epidemiol 32 (5): 443–456.

    КАС Статья Google Scholar

  • Gao X, Mons U, Zhang Y, Breitling LP, Brenner H (2016a) Изменения метилирования ДНК в ответ на активное воздействие курения связаны с длиной теломер лейкоцитов у пожилых людей. Eur J Epidemiol 31 (12): 1231–1241.

    КАС Статья Google Scholar

  • Gao X, Zhang Y, Breitling LP, Brenner H (2016b) Связь курения табака и связанного с курением метилирования ДНК с ускорением эпигенетического старения. Oncotarget 7 (30): 46878–46889.

    Артикул Google Scholar

  • Graham DY (2015) Обновление Helicobacter pylori: рак желудка, надежная терапия и возможные преимущества. Гастроэнтерология 148 (4): 719–31.e3.

    Артикул Google Scholar

  • Hannum G, Guinney J, Zhao L, Zhang L, Hughes G, Sadda S, Klotzle B, Bibikova M, Fan JB, Gao Y, Deconde R, Chen M, Rajapakse I, Friend S, Ideker T, Zhang K (2013) Полногеномные профили метилирования раскрывают количественные представления о темпах старения человека. Mol Cell 49 (2): 359–367.

    КАС Статья Google Scholar

  • Hekimi S, Lapointe J, Wen Y (2011) «Хороший» взгляд на свободные радикалы в процессе старения. Trends Cell Biol 21 (10): 569–576.

    КАС Статья Google Scholar

  • Horvath S (2013) Возраст метилирования ДНК тканей и типов клеток человека. Геном Биол 14 (10): R115.

    Артикул Google Scholar

  • Lewerin C, Jacobsson S, Lindstedt G, Nilsson-Ehle H (2008) Сывороточные биомаркеры атрофического гастрита и антител против Helicobacter pylori у пожилых людей: значение для статуса витамина B12, фолиевой кислоты и железа и ответ на пероральную витаминотерапию . Scand J Gastroenterol 43 (9): 1050–1056.

    КАС Статья Google Scholar (2006) ) Высокий уровень аберрантного метилирования ДНК в слизистой оболочке желудка, инфицированной Helicobacter pylori, и его возможная связь с риском рака желудка. Clin Cancer Res 12 (3 части 1): 989–995.

    КАС Статья Google Scholar

  • Naito Y, Yoshikawa T (2002) Молекулярные и клеточные механизмы, участвующие в вызванном Helicobacter pylori воспалении и окислительном стрессе. Free Radic Biol Med 33 (3): 323–336.

    КАС Статья Google Scholar

  • Пандей К.Б., Ризви С.И. (2010)Маркеры окислительного стресса в эритроцитах и ​​плазме при старении человека. Oxid Med Cell Longev 3 (1): 2–12.

    Артикул Google Scholar

  • Симпкин А.Дж., Хемани Г., Судерман М., Гонт Т.Р., Литтлтон О., Макардл В.Л., Ринг С.М., Шарп Г.К., Тиллинг К., Хорват С., Кунце С., Петерс А., Вальденбергер М., Уорд-Кавинесс С., Нор Э.А. , Соренсен Т.И., Релтон К.Л., Смит Г.Д. (2016)Влияние пренатального периода и раннего периода жизни на эпигенетический возраст у детей: исследование пар мать-потомок из двух когортных исследований. Hum Mol Genet 25 (1): 191–201.

    КАС Статья Google Scholar

  • Weck MN, Brenner H (2008) Ассоциация инфекции Helicobacter pylori с хроническим атрофическим гастритом: метаанализы в соответствии с определением типа заболевания. Int J Рак 123 (4): 874–881.

    КАС Статья Google Scholar

  • Zhang Y, Hoffmeister M, Weck MN, Chang-Claude J, Brenner H (2012) Инфекция Helicobacter pylori и риск колоректального рака: данные крупного популяционного исследования методом случай-контроль в Германии. Am J Epidemiol 175 (5): 441–450.

    Артикул Google Scholar

  • Zhang Y, Zhang XR, Park JL, Kim JH, Zhang L, Ma JL, Liu WD, Deng DJ, You WC, Kim YS, Pan KF (2016) Полногеномные профили метилирования ДНК, измененные Helicobacter pylori в ДНК слизистой оболочки желудка и лейкоцитов крови. Oncotarget 7 (24): 37132–37144.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • хронический атрофический гастрит – определение

  • (желудочная атрофия) Состояние, при котором мышцы желудка сморщиваются и становятся слабыми.Пищеварительные (пептические) железы также могут уменьшаться, что приводит к недостатку пищеварительных соков.

    Словарь онкологических терминов NCI

    Национальный институт рака США, 2021 г.

  • ГАСТРИТ с атрофией СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА, ПАРИЕТНЫХ КЛЕТОК ЖЕЛУДКА и желез слизистой оболочки, что приводит к ахлоргидрии.Атрофический гастрит обычно прогрессирует из хронического гастрита.

    Медицинские предметные рубрики NLM

    Национальная медицинская библиотека США, 2021 г.

  • (хронический атрофический гастрит) Форма хронического гастрита, связанная с атрофией слизистой оболочки желудка.

    Онтология фенотипа человека (HPO)

    Проект онтологии фенотипа человека, 2021

  • (хронический атрофический гастрит) Персистирующий и длительный атрофический гастрит.

    Тезаурус NCI

    Национальный институт рака США, 2021 г.

  • Атрофический гастрит представляет собой гистопатологическое состояние, характеризующееся хроническим воспалением слизистой оболочки желудка с потерей железистых клеток желудка и заменой их эпителием кишечного типа, железами пилорического типа и фиброзной тканью. Атрофия слизистой оболочки желудка является конечной точкой хронических процессов, например хронического гастрита, ассоциированного с…

    ВебМД, 2019

  • Этот контент следует , а не использовать вместо прошедших медицинскую проверку справочных материалов для поддержки принятия решений или профессиональных медицинских советов.Некоторые термины могут иметь альтернативные или обновленные определения, не отраженные в этом наборе. Определения на этой странице не следует считать полными или актуальными.

    Модифицирующее влияние хронического атрофического гастрита на радиационный риск некардиального рака желудка в зависимости от гистологического типа

    ВВЕДЕНИЕ

    Рак желудка считается одним из наиболее распространенных злокачественных новообразований и третьей причиной смертности от рака во всем мире ( 1 ). Оценки GLOBOCAN 2018 показывают, что в 2018 году произошло около 1 000 000 новых случаев заболевания, при этом примерно 783 000 человек умерли ( 1 ).Международное агентство по изучению рака (IARC) классифицировало Helicobacter pylori ( H. pylori ) как канцероген группы 1 в 1994 году, и в настоящее время оценивается почти 90% некардиального рака желудка (возникающего из дистальных отделов желудка). быть вызваны хронической инфекцией H. pylori ( 2 ). Рак желудка можно разделить на два гистологических типа: 1. Кишечный или высокодифференцированный, к которому относятся папиллярные и тубулярные аденокарциномы; и 2. Диффузная или низкодифференцированная, которая включает низкодифференцированную аденокарциному и перстневидно-клеточную карциному ( 3 ).Недавно опубликованные данные указывают на то, что факторы окружающей среды, такие как образ жизни ( 4 ) и генетические факторы, а также инфекция H. pylori , синергетически влияют на генез двух типов рака желудка ( 3 ). Связь некардиального рака желудка с инфекцией H. pylori более выражена, чем кардиального рака желудка (возникающего в области, примыкающей к пищеводно-желудочному переходу), и выражена в теле желудка и пилорическом отделе антрального отдела кишечника при кишечно- и диффузном — виды рака желудка.В частности, при некардиальном раке желудка кишечного типа начальной стадией является хронический гастрит (поверхностный гастрит) после инфицирования H. pylori , за которым следует хронический атрофический гастрит (ХАГ), кишечная метаплазия, дисплазия и, в конечном итоге, аденокарцинома. С другой стороны, диффузный тип встречается при легкой и средней степени гастрита.

    Хорошо известно, что облучение связано с повышенным риском злокачественных заболеваний, включая солидный рак.Исследования среди пациентов, получающих лучевую терапию, показали, что высокие дозы радиации связаны с повышенным риском рака желудка ( 5–10 ). Значимой связи между раком желудка и низкими дозами профессионального и экологического облучения не наблюдалось ( 11–17 ), в то время как положительная оценка радиационного риска рака желудка наблюдалась в когортном исследовании работников атомной промышленности (INWORKS) ( 18 ). Оценка риска по когорте рабочих ПО «Маяк» также продемонстрировала незначительно значимое влияние радиации на смертность от рака желудка ( 19 ).Сообщалось о повышенном риске рака желудка с дозой облучения среди выживших после атомной бомбардировки на основании исследований смертности в рамках исследования продолжительности жизни (LSS) ( 20 ), реестров опухолей ( 21 ) и обзоров патологий ( 22 ), но это важно факторы риска, такие как инфекция H. pylori или курение, не учитывались в этих анализах. Исследование заболеваемости раком LSS показало, что избыточный относительный риск рака желудка на Гр (ERR/Gy) составлял 0,21 для мужчин и 0,47 для женщин ( 21 ).Последнее исследование заболеваемости раком LSS также показало, что усредненный по полу относительный риск рака желудка в возрасте 70 лет составлял 0,33 на Гр ( 23 ). Патологоанатомический обзор случаев рака желудка показал, что низкодифференцированный тип чаще наблюдается у выживших при высоких дозах, чем у контрольной группы и у выживших при низких дозах ( 22 ).

    Наше более раннее исследование ( 24 ) дополнительно продемонстрировало, что радиационное облучение связано с повышенным риском диффузного рака желудка некардиального типа среди некурящих, но не с риском диффузного типа среди курильщиков или с риском рака кишечника независимо от курения. статус.Однако более раннее исследование не показало подробно совместное влияние радиации и статуса CAG по гистологическому типу на риск рака желудка. Кроме того, более ранние случаи исследования включали случаи кардии и случаи без кардии с неизвестной гистологией или гистологическими типами, отличными от кишечного или диффузного типов, с тремя контрольными случаями на случай, соответствующими случаям по полу, возрасту, городу, времени и типу хранения сыворотки. , и уравновешены по дозе облучения.

    Мы предположили, что радиационное облучение влияет на определенные этапы многостадийного процесса канцерогенеза рака желудка.Мы исследовали, как радиационное облучение взаимодействует с такими факторами риска, как инфекция H. pylori , ХАГ и курение, для некардиального рака желудка в канцерогенном процессе, с помощью более раннего вложенного исследования случай-контроль, проведенного в лонгитюдной клинической когорте атомных пережившие бомбу. Кроме того, в текущем исследовании для оценки модифицирующего влияния CAG-статуса на радиационный риск некардиального рака желудка по гистологическому типу повторный анализ был ограничен случаями некардиального рака кишечника или диффузного типа, и доступные контроли были повторно сопоставлены с этими случаями.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Когорты

    Комиссия по авариям в результате атомных взрывов (ABCC) и ее преемник, Фонд исследования радиационных эффектов (RERF), в 1958 г. создали когорту исследования здоровья взрослых (AHS) для проспективного продольного исследования, в ходе которого раз в два года в амбулаторных клиниках Хиросимы и Нагасаки проходили обследование более 20 000 человек, соответствующих по полу, возрасту и городу, выживших после атомных бомбардировок и лиц, которые не находились в городах во время бомбардировок. С 1969 года образцы сыворотки систематически хранились при каждом посещении участников.

    Случаи и контроль

    Возникающие случаи рака были идентифицированы с помощью Реестра опухолей и тканей Хиросимы и Реестра рака Нагасаки, где гистологическая классификация основывалась сначала на классификации Японского общества рака желудка до 1986 года, а затем на системе кодирования ВОЗ ( МКБ-О, МКБ-О-2 и МКБ-О-3). Как описано в нашей ранее опубликованной работе ( 24, 25 ), в период с января 1970 г. по декабрь 2001 г. было диагностировано 719 случаев рака желудка среди участников AHS, которые посетили нашу клинику до постановки диагноза и предоставили образцы сыворотки по крайней мере в двух отдельных случаях.Было 423 случая первичного рака желудка с гистологическим диагнозом по патологическому обзору Э. Тахара; второй и третий случаи первичного рака желудка были исключены. Из первичных случаев в 356 случаях образцы сыворотки хранились во время обследования на АЧЛ от 1 до 5 лет (в среднем 2,3 года) до постановки диагноза. После того, как мы исключили 22 кардиальных случая, 34 некардиальных случая гистологических типов, отличных от кишечного или диффузного типов, два некардиальных случая неизвестной гистологии и один случай неизвестной локализации (всего 59 случаев), по три контрольных случая на каждый случай были повторно выбраны из числа контроли, ранее выбранные из членов когорты риска.Контрольный отбор был сделан по схеме «случай-контроль» с сопоставлением случаев по полу, возрасту (±5 лет) на момент сбора сыворотки, городу и календарному времени (±1 год) сбора сыворотки, а также способу хранения сыворотки. , и встречное сопоставление по дозе облучения ( 26 ). Случаи некардиального рака желудка классифицировали по кишечному типу и диффузному типу на основе микроскопических признаков и моделей роста, определенных Lauren ( 27 ). Характеристики 297 случаев некардиального рака желудка и 873 контролей с полными серологическими данными показаны в таблице 1.

    ТАБЛИЦА 1

    Характеристики случаев некардиального рака желудка по гистологическому типу и контролю в другом месте ( 24, 25 ). Степень атрофического гастрита диагностировали по критериям Miki и соавт. . ( 28 ) с использованием измерений пепсиногена (PG). Подробная информация о лабораторных тестах на PG I и II описана в другом месте ( 24, 25 ).Степень II (умеренно положительная) CAG определялась как PG I менее 50 мкг/л и соотношение PG I/PG II менее 3,0. CAG III степени (тяжелоположительный) определяли как PG I менее 30 мкг/л и соотношение PG I/PG II менее 2,0. В этом исследовании субъекты с умеренной или тяжелой ХАГ были классифицированы как имеющие ХАГ, а субъекты с отсутствием или легкой ХАГ были отнесены к категории без ХАГ.

    Привычка курить и другая эпидемиологическая информация

    Информация о статусе курения, потреблении алкоголя, истории образования и диетических привычках была получена из интервью с AHS и опросов по почте, как описано в другом месте ( 24, 25 ).Индекс массы тела рассчитывали по росту и весу, измеренным во время последнего визита в клинику перед постановкой диагноза.

    Доза облучения

    Доза облучения желудка оценивалась для каждого субъекта в соответствии с системой дозиметрии 2002 (DS02) ( 29 ). Использовалась взвешенная сумма дозы гамма-излучения в Гр плюс 10-кратная доза нейтронов в Гр. Для повышения эффективности оценки радиационных эффектов мы использовали метод встречного сопоставления для отбора случай-контроль для получения контролей с более широким распределением доз облучения, чем это было бы получено при простом случайном отборе из когорты, в которой преобладают выжившие с низким уровнем облучения ( 24, 26 ).

    Этические соображения

    Это исследование (RERF Research Protocol 2-04) было рассмотрено и одобрено Комитетом RERF по обзору протокола исследований и Комитетом RERF по исследованиям человека (комитет, который в то время функционировал как IRB).

    Статистический анализ

    Вложенный план случай-контроль ( 26 ) основан на наборах рисков, сформированных путем связывания каждого случая с набором контролей, выбранных случайным образом из всех лиц в когорте САГ того же возраста, которые подвергались риску (я. э., у него не развился рак) на момент постановки диагноза. Относительный риск (RR) оценивали с помощью модели условной логистической регрессии: RR = (1 + β 0 D ), где D – доза облучения в Гр, x i s — другие переменные фактора риска, а β i s — коэффициенты, подлежащие оценке. Другими словами, относительный риск радиации оценивался через линейный избыточный относительный риск, тогда как относительный риск для других факторов оценивался через логарифм относительных рисков.Для оценки реакции на дозу облучения отдельно для подгрупп (например, с ХАГ или без нее) или для четырех категорий, образованных перекрестной классификацией (по 1. ХАГ по сравнению с отсутствием ХАГ; и 2. кишечный по сравнению с диффузным типом). , мы создали индикаторную переменную для каждой подгруппы и оценили параметр для члена в модели, состоящего из этого индикатора, умноженного на дозу облучения (член мультипликативного взаимодействия).

    Модели условной логистической регрессии были подобраны с использованием пакета GMBO программного обеспечения Epicure (Risk Sciences International, Меткалф, Канада).Доверительные интервалы (ДИ) основаны на правдоподобии профиля, а значения P предназначены для тестов отношения правдоподобия.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Характеристики случаев и контролей

    По дизайну случаи и контроль были сопоставимы по полу, возрасту, городу, времени и методу хранения сыворотки. Из-за встречного соответствия по дозе облучения дозы среди контрольной группы не являются репрезентативными для доз среди не-случаев в когорте, но известные доли выборки можно использовать для корректировки необъективной выборки (таблица 1).Средний возраст при диагностике рака кишечного типа и диффузного типа составлял 72 и 67 лет соответственно, и примерно 60% были мужчинами среди каждого гистологического типа. Распространенность инфекционного статуса H. pylori и доли курильщиков и лиц с ХАГ среди больных некардиальным раком желудка были выше, чем в контроле. Более высокая доля случаев диффузного типа была курильщиками в настоящее время, а более высокая доля случаев кишечного типа имела ХАГ. Средняя желудочная доза была выше среди случаев диффузного типа, чем среди случаев кишечного типа, а средние дозы среди обеих групп больных были выше, чем средние дозы среди контрольной группы.

    Риск некардиального рака желудка для инфекции H. pylori Статус, CAG, привычка курения и радиация

    В нашем предыдущем анализе ( 24 ) предварительные результаты показали, что потенциальные и хорошо известные факторы риска ( 30 ), такие как индекс массы тела, образование, употребление алкоголя и пищевые привычки не были связаны с риском некардиального рака желудка. Таким образом, мы исключили эти переменные из окончательной модели в текущем анализе. После того, как мы исключили участников, у которых была неполная информация о факторах риска, использованных в нашем анализе, осталось 287 страт (наборов случай-контроль).Скорректированные по многим параметрам относительные риски (95% ДИ) некардиального рака желудка составили 3,9 (2,1–7,2) и 1,9 (1,2–3,2) для серопозитивности H. pylori IgG с низким титром CagA IgG и высоким титром, 2,6 (1,9–3,6) ) для КАГ, 1,9 (1,3–2,8) для текущего курения и 1,4 (1,1–1,9) для облучения в дозе 1 Гр (табл. 2). Скорректированные по многим параметрам относительные риски некардиального рака желудка также превышали единицу для серопозитивности H. pylori IgG с низким титром CagA IgG, CAG, текущим курением и дозой желудка при 1 Гр (таблица 2), что указывает на то, что эти факторы связаны с более высокий риск некардиального рака желудка, даже если они взаимно скорректированы [что должно контролировать смешанные или косвенные (опосредующие) эффекты].

    ТАБЛИЦА 2

    Скорректированный по многим параметрам относительный риск некардиального рака желудка для отдельных факторов CAG (таблица 3) составлял 2,3 (95% ДИ, 1,4–3,7; P <0,001) на основе линейной модели избыточного относительного риска с поправкой на статус H. pylori IgG и CagA IgG и на привычку курить, тогда как относительный риск всех некардиальных раков желудка с КАГ в дозе 1 Гр не был статистически значимым при аналогичной корректировке (относительный риск, 1. 1; 95% ДИ, 0,8–1,5). Дополнительные анализы были выполнены путем добавления индикаторов для 159 наборов случаев кишечного типа и 128 наборов случаев диффузного типа для изучения взаимодействия между CAG и облучением на риск рака желудка отдельно по гистологическому типу. Опять же, с поправкой на другие факторы, радиационное облучение было связано с повышенным риском диффузного некардиального рака желудка без КАГ: относительный риск при 1 Гр составил 3,8 (95% ДИ, 2,0–7,6, P <0,001). Однако статистически значимых ассоциаций между лучевым и диффузным типом с ХАГ или между лучевым и кишечным типом, независимо от статуса ХАГ, обнаружено не было.Общее взаимодействие облучения и КАГ для всех некардиальных раков желудка (таблица 3) было значимым ( P = 0,012). По гистологическому типу взаимодействие радиации и ХАГ в слое диффузного типа было статистически значимым ( P = 0,002), а в слое кишечного типа — нет ( P > 0,5). Таблица 3 ), что свидетельствует о том, что каждый из факторов ассоциирован с более высоким риском некардиального рака желудка даже при взаимной корректировке. Кроме того, инфекция H. pylori и текущее курение были значительными факторами риска развития рака желудка независимо от статуса CAG, тогда как относительный риск прежнего курения без CAG не был значительным. Скорректированные по многим параметрам относительные риски некардиального рака желудка не показали существенной разницы между серопозитивностью H. pylori IgG с CAG и H. pylori серонегативности IgG с CAG, за исключением серопозитивности H. pylori IgG с низким титром CagA, со скорректированным относительный риск (95% ДИ) 16.6 (7,4–39,7). Эти результаты показывают, что CAG, инфекция H. pylori и курение в настоящее время являются важными факторами риска возникновения рака желудка, а сочетание серопозитивности H. pylori IgG с низким титром CagA IgG и CAG может оказывать более сильное влияние на желудочный склероз. риск рака.

    ТАБЛИЦА 4

    Нескорректированные и скорректированные по многим параметрам относительные риски некардиального рака желудка Факторы риска по статусу CAG

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наш углубленный повторный анализ данных вложенного исследования случай-контроль показал, что радиационное облучение связано с повышенным риском некардиального рака желудка среди выживших после атомной бомбардировки, несмотря на сопутствующую поправку на H. pylori и курение. В частности, риск некардиального рака желудка диффузного типа увеличивался с дозой облучения среди участников без ХАГ, но не среди участников с ХАГ, и не было никакой связи между некардиальным раком желудка кишечного типа и дозой облучения независимо от статуса ХАГ.

    Эпидемиологические исследования, основанные на когорте выживших после атомной бомбардировки LSS, показали, что смертность ( 20 ) и заболеваемость ( 21, 23 ) раком желудка увеличиваются в связи с дозой облучения.Саката и др. . продемонстрировали, что усредненная по полу ERR составляет 0,33 на Гр [относительный риск (при 1 Гр) 1,33] в возрасте 70 лет. Их результат не был скорректирован на H. pylori IgG или CAG, но был скорректирован на курение. В текущем исследовании относительный риск (при дозе 1 Гр) составил 1,4 (табл. 2) с поправкой на курение, H. pylori, IgG и CAG. Средний возраст при обследовании в текущем исследовании составил 66 лет для мужчин и 68 лет для женщин. Таким образом, общий относительный риск в текущем исследовании (без учета взаимодействия с H.pylori IgG или CAG) сопоставима с оценкой Sakata et al .

    Мацуура и др. . ( 22 ) наблюдали тенденцию к частоте аденокарциномы низкодифференцированного типа (низкодифференцированная аденокарцинома и перстневидно-клеточная карцинома) в группе высоких доз на основании 997 случаев, диагностированных между 1950 и 1977 годами. о 231 случае между 1964 и 1986 годами, о которых сообщили Ito et al . ( 31 ) были сходными, но связь между частотой аденокарциномы низкодифференцированного типа и дозой облучения была значимой.Кроме того, наш ранее опубликованный анализ, проведенный в когорте AHS ( 24 ), показал, что радиационный риск значителен для некардиального рака желудка диффузного типа среди некурящих (относительный риск 4,0; P = 0,046), но не для диффузного рака желудка. типа у курильщиков или кишечного типа независимо от статуса курения. Однако многовариантный анализ взаимодействия между гистологическим типом и другими возможными факторами риска, за исключением CAG, не показал, что радиационный риск различается между диффузным и кишечным типами.

    H. pylori вызывает хроническую воспалительную реакцию, вызывающую кишечную метаплазию, которая играет важную роль в многоступенчатом процессе канцерогенеза желудка человека ( 3, 32 ). Канцерогенез желудка представляет собой многостадийный процесс, и прогрессирование эпителиальных клеток из нормальных в опухолевые после инфицирования H. pylori включает несколько стадий: хронический гастрит (поверхностный гастрит), ХАГ, кишечную метаплазию, дисплазию и аденокарциному.CAG может вызывать длительный окислительный стресс в клетках-предшественниках рака или стимулировать их пролиферацию, что важно для прохождения клетками-предшественниками этапов многостадийного канцерогенеза ( 33 ). В общей популяции рак желудка диффузного типа развивается в пределах нормальной слизистой оболочки или при хроническом гастрите, тогда как рак желудка кишечного типа развивается в сопровождении ХАГ ( 34 ). При обоих гистологических типах инфекция H. pylori может играть роль в развитии рака желудка, поскольку распространенность H.pylori -отрицательный рак желудка, основанный на строгих методах, таких как титр антител, микроскопическое исследование, дыхательный тест с мочевиной или экспресс-тест на уреазу, составляет всего 0,66% в Японии ( 35 ). Радиационное воздействие может сократить продолжительность некоторых стадий многостадийного процесса канцерогенеза за счет увеличения генетической нестабильности в клетках-предшественниках рака. Однако неясно, на каких стадиях канцерогенного процесса радиационное воздействие может влиять на возникновение рака желудка.Также неясно, связано ли радиационное облучение с развитием рака желудка в результате перехода в ХАГ.

    Таким образом, мы исследовали, связано ли облучение напрямую с повышенным риском некардиального рака желудка, несмотря на поправку на инфекцию H. pylori , CAG и привычку курить. Мы оценили, влияет ли статус CAG на риск некардиального рака желудка для облучения по гистологическому типу. Радиационное воздействие было связано с повышенным риском развития некардиального рака желудка диффузного типа без ХАГ.Этот результат согласуется с ранее опубликованными данными о том, что риск развития низкодифференцированного (диффузного) рака желудка выше у лиц с более высокими дозами облучения ( 22, 31 ). Это говорит о том, что радиационное облучение может влиять на одну или несколько стадий канцерогенеза, приводящих к диффузному типу рака желудка вне кардиального отдела, которые обычно возникают на стадии хронического гастрита у необлученных субъектов. Наши более ранние исследования также показали, что генотипы LTA ( 25 ) или генотипы IL-10 ( 36 ) могут быть вовлечены в развитие связанного с облучением рака желудка диффузного типа.Такие генетические факторы, связанные с иммунитетом/воспалением, могут быть связаны с этапами канцерогенеза в слизистой оболочке хронического гастрита и могут изменять индивидуальные различия в риске рака, связанного с облучением.

    Как и результаты, о которых сообщалось ранее ( 24, 25 ), среди H. pylori IgG серопозитивных субъектов с низким титром CagA IgG был выявлен более высокий и более значительный риск развития некардиального рака желудка в будущем, чем у пациентов с серонегативным или серонегативным CagA IgG или высокий титр. В этом исследовании комбинация H.pylori серопозитивность IgG с низким титром CagA IgG и CAG показали более сильное влияние на риск рака желудка. Мы также не обнаружили существенной разницы между серопозитивностью H. pylori IgG с CAG и серонегативностью H. pylori IgG с CAG, за исключением низкого титра CagA IgG с CAG. В этом исследовании субъекты с ХАГ средней или тяжелой степени были классифицированы как имеющие ХАГ на основании критериев Miki и соавт. . ( 28 ) и, таким образом, их риск рака желудка мог быть недооценен.Тем не менее, эти результаты аналогичны результатам метаанализа исследований, проведенных среди жителей Восточной Азии ( 37 ), или другого когортного исследования в Японии ( 38 ).

    Основными преимуществами нашего исследования являются его проспективный когортный дизайн, который частично позволяет избежать систематической ошибки при отборе, а также использование данных, полученных из сохраненных сывороток, и эпидемиологической информации, полученной до постановки диагноза рака желудка. Выполнение полных когортных анализов сыворотки сложно и дорого, тогда как использованный здесь вложенный дизайн случай-контроль может обеспечить существенное сокращение усилий с небольшой потерей статистической эффективности ( 39 ).Еще одним преимуществом является то, что случаи рака желудка, классифицированные по гистологическому типу, были идентифицированы с помощью хорошо зарекомендовавших себя раковых регистров, а ошибочная классификация была уменьшена, поскольку данные были дополнены дополнительными случаями, выявленными путем патологоанатомического анализа материалов из случаев родственных заболеваний. Новизна текущего анализа заключается в том, что мы недавно оценили модифицирующее влияние КАГ на радиационный риск некардиального рака желудка по гистологическому типу.

    Основным ограничением нашего исследования является метод, используемый для диагностики атрофии желудка.Атрофический гастрит обычно диагностируют с помощью эндоскопии и биопсии, в то время как в Японии вместо флюорографии для скрининга для оценки состояния слизистой оболочки желудка в последнее время используется метод PG сыворотки ( 40, 41 ). Пороговое значение для соотношения PG I/II менее 3,0 идентифицировало бы кишечную метаплазию с чувствительностью 71,7% и специфичностью 66,7% у участников с положительным результатом на H. pylori ( 42 ). В текущем исследовании мы использовали сывороточные пепсиногены в качестве маркера топографии ХАГ, потому что было сложно провести инвазивное обследование, такое как эндоскопия, при обследовании здоровья АГС.Хотя метод ПГ полезен для неинвазивной оценки атрофических изменений слизистой оболочки желудка, точность диагностики ХАГ на основе метода ПГ ниже, чем на основе инвазивной эндоскопии и биопсии. Другим потенциальным ограничением, существующим во всех обсервационных исследованиях, является неизмеряемое смешение. Хотя возраст и пол не связаны напрямую с дозой облучения, они (в дополнение к городу проживания во время облучения) являются потенциальными коррелятами рака желудка, которые, скорее всего, связаны с неизмеряемыми факторами, связанными с радиационным облучением, и они были скорректированы в процессе выбора контроля.Что касается взаимодействия между дозой облучения и статусом CAG, как объяснил VanderWeele ( 43 ), неоднородность риска радиационного облучения может быть установлена, если скорректированы искажающие факторы связи между радиацией и раком желудка, и если искажающие факторы связи между ХАГ и рак желудка также корректируются, взаимодействие можно считать причинно-следственным. Возраст, пол и курение являются наиболее вероятными искажающими факторами этих последних отношений, и все они были скорректированы.

    В заключение, радиационное облучение было напрямую связано с повышенным риском некардиального рака желудка даже после поправки на инфекцию H. pylori , CAG и привычку курить. В частности, радиационное воздействие было значимым фактором риска некардиального рака желудка диффузного типа без ХАГ. Механизм, лежащий в основе связи между радиационным облучением и канцерогенезом желудка диффузного типа при нормальной слизистой оболочке или хроническом гастрите, не мог быть изучен. Однако глубокое понимание механизмов, посредством которых радиационное облучение способствует развитию некардиального рака желудка диффузного типа без ХАГ, может привести к профилактике, ранней диагностике и лучшим терапевтическим стратегиям, особенно для тех, кто подвергся радиационному облучению.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Мы благодарим Drs. Х. Сугияма и М. Сода из RERF за их усилия по координации с региональными регистрами опухолей Хиросимы и Нагасаки, соответственно; д-ру J. Cologne за помощь в некоторых аспектах анализа; всем членам отдела клинических лабораторий за отличную помощь в проведении лабораторных анализов; и г-же С. Тераниши за подготовку наборов данных случай-контроль и соответствующей информации. Фонд исследований радиационных эффектов (RERF), Хиросима и Нагасаки, Япония, является общественным фондом, финансируемым Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии и Министерством здравоохранения США.С. Министерство энергетики (DOE). Исследование также частично финансировалось за счет премии Министерства энергетики №. DEHS0000031 в Национальную академию наук. Это исследование было основано на исследовательском протоколе RERF 2-04 и поддержано грантом Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии №. 175

    3607 и грант Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии №. h25-Профилактика рака-019. Взгляды авторов не обязательно отражают взгляды двух правительств.

    ССЫЛКИ

    1.

    Брей Ф, Ферлей Дж, Серджоматарам Я, Сигел РЛ, Торре Лос-Анджелес, Джемаль A. Глобальная статистика рака, 2018 г.: оценки GLOBOCAN заболеваемости и смертности во всем мире от 36 видов рака в 185 странах. CA Cancer J Clin 2018; 68:394–424. Google Scholar

    2.

    2 . Рабочая группа IARC по Helicobacter pylori. Эрадикация Helicobacter pylori как метод профилактики рака желудка. Отчет рабочей группы IARC, Vol. 8. Лион, Франция: Международное агентство по изучению рака.2014. Google Академия

    3.

    Тахара E. Генетические пути двух типов рака желудка. Научная публикация МАИР, 2004 г.; 157:327–49. Google Scholar

    4.

    Мачида-Монтани А, Сасадзуки С, Иноуэ М, Нацукава С, Шаура К, Коидзуми Ю и др. Ассоциация инфекции Helicobacter pylori и факторов окружающей среды при некардиальном раке желудка в Японии. Рак желудка 2004; 7:46–53. Google Scholar

    5.

    Кляйнерман РА, Смит ЮАР, Холоватый Э, зал П, Пуккала Э, Ваалавирта Л и др. Доза облучения и последующий риск рака желудка у пациентов, перенесших рак шейки матки в течение длительного времени. Int J Radiat Oncol Biol Phys 2013; 86:922–9. Google Scholar

    6.

    гауптман М, Фосса SD, Стовалл М, ван Левен ФЭ, Йоханнесен ТБ, Раджараман П и др. Повышенный риск рака желудка после лучевой терапии рака яичка. Бр Дж Рак 2015; 112:44–51.Google Scholar

    7.

    Карр ЗА, Кляйнерман РА, Стовалл М, Вайншток РМ, Грим мл, Земля СЕ. Злокачественные новообразования после лучевой терапии язвенной болезни. Радиат Рез 2002; 157: 668–77. Google Scholar

    8.

    Мортон ЛМ, Дорес ГМ, Кертис РЭ, Линч CF, Стовалл М, зал П и др. Риск рака желудка после лечения лимфомы Ходжкина. Дж. Клин Онкол, 2013 г.; 31:3369–77. Google Scholar

    9.

    Метайер С, Линч CF, Кларк ЭА, Глимелий Б, Буря ЧАС, Пуккала Э и др. Вторые онкологические заболевания у длительно перенесших болезнь Ходжкина диагностированы в детском и подростковом возрасте. Дж. Клин Онкол 2000; 18:2435–43. Google Scholar

    10.

    Маленький депутат, Стовалл М, Смит ЮАР, Кляйнерман РА. Повторный анализ кривизны дозозависимой реакции при раке и модификаций в зависимости от возраста при облучении после лучевой терапии при доброкачественных заболеваниях.Int J Radiat Oncol Biol Phys 2013; 85:451–9. Google Scholar

    11.

    Охотник Н, Кузнецова ЯВЛЯЕТСЯ, Лабутина ЭВ, Харрисон Джей Ди. Заболеваемость солидным раком, кроме легких, печени и костей, у работников ПО «Маяк»: 1948–2004 гг. Бр Дж Рак 2013; 109:1989–96. Google Scholar

    12.

    Раху К, Аувинен А, Хакулинен Т, Теккель М, Пропустить ПД, Бромет Э.Дж. и др. Рабочие по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС из Эстонии: Наблюдение за заболеваемостью раком и смертностью.Дж Радиол Прот 2013; 33:395–411. Google Scholar

    13.

    Раху К, Хакулинен Т, Смайлит Г, Стенгревикс А, Австралийский А, Пропустить ПД и др. Риск рака в конкретных местах в балтийской когорте чернобыльских ликвидаторов, 1986–2007 гг. Евро J Рак 2013; 49: 2926–33. Google Scholar

    14.

    Хван СЛ, Хван JS, Ян ЮТ, Се Вашингтон, Чанг ТС, Го ХР и др. Оценки относительного риска развития рака у населения после длительного радиационного облучения с низкой мощностью дозы: последующая оценка с 1983 по 2005 год.Радиат Рез 2008; 170:143–8. Google Scholar

    15.

    Эшмор JP, Кревски Д, Зелински ДМ, Цзян ЧАС, Семенцив Р, Группа пиар. Первый анализ смертности и профессионального облучения на основе данных Национального реестра доз Канады. Am J Epidemiol 1998; 148: 564–74. Google Scholar

    16.

    Ёсинага С, Аояма Т, Ёсимото Y, Сугахара T. Смертность от рака среди радиологов в Японии: обновленный анализ данных наблюдения с 1969 по 1993 год.J Эпидемиол 1999; 9:61–72. Google Scholar

    17.

    Кройцер М, Дюфи Ф, Лорье Д, Новак Д, Марш ЮВ, Шнельцер М и др. Смертность от внутреннего и внешнего радиационного облучения в когорте мужчин-мельников урана в Германии, 1946–2008 гг. Международная организация Arch Occup Environ Health 2015; 88:431–41. Google Scholar

    18.

    Ричардсон ДБ, Кардис Э, Дэниелс РД, Гиллис М, Хейлок Р, Леро К и др. Смертность от солидного рака в зависимости от места после воздействия ионизирующего излучения: когортное исследование рабочих (INWORKS).Эпидемиология 2018; 29:31–40. Google Scholar

    19.

    Сокольников М, Престон Д, Гилберт Э, Шёнфельд С, Кошурникова N. Влияние радиации на смертность от солидных раков, кроме рака легкого, печени и костей, в когорте работников ПО «Маяк»: 1948–2008 гг. ПЛоС Один 2015; 10:e0117784. Google Scholar

    20.

    Осаса К, Симидзу Y, Суяма А, Касаги Ф, Сода М, Грант Э.Дж. и др. Исследования смертности выживших после атомной бомбардировки, Отчет 14, 1950–2003 гг.: Обзор онкологических и нераковых заболеваний.Радиат Рез 2012; 177: 229–43. Google Scholar

    21.

    Престон ДЛ, Рон Э, Токуока С, Фунамото С, Ниши Н, Сода М и др. Заболеваемость солидным раком у выживших после атомной бомбардировки: 1958–1998 гг. Радиат Рез 2007; 168:1–64. Google Scholar

    22.

    Мацуура ЧАС, Ямамото Т, Секине Я, Очи Y, Отаке М. Патологическое и эпидемиологическое исследование рака желудка у выживших после атомной бомбардировки, Хиросима и Нагасаки, 1959–77.J Радиат Res 1984; 25:111–29. Google Scholar

    23.

    Саката Р, Престон ДЛ, Бреннер СРЕДНИЙ, Сугияма ЧАС, Грант ЭДж, Раджараман П и др. Радиационный риск рака верхних отделов пищеварительного тракта среди выживших после атомной бомбардировки японцев. Радиат Рез 2019; 192: 331–44. Google Scholar

    24.

    Сузуки Г, Выбраковка ЧАС, Фудзивара С, Хаттори Н, Мацуура С, Хакода М и др. Низкий положительный титр антител против ассоциированного с цитотоксином Helicobacter pylori гена A (CagA) может лучше предсказать будущий рак желудка, чем простая серопозитивность против H.pylori CagA или против H. pylori. Эпидемиологические биомаркеры рака до 2007 г .; 16:1224–8. Google Scholar

    25.

    Сузуки Г, Выбраковка ЧАС, Фудзивара С, Мацуура С, Киши Т, Охиши В. и др. Генотипы LTA 252GG и GA связаны с риском развития рака желудка диффузного типа вне кардии у населения Японии. Хеликобактер 2009; 14: 571–9. Google Scholar

    26.

    Кёльн Джей Би, Острый ГБ, Нерииси К, Веркасало ПК, Земля СЕ, Накачи К.Повышение эффективности вложенных исследований взаимодействия «случай-контроль» путем выбора контроля с использованием сопоставления счетчиков при воздействии. Международный журнал «Эпидемиол», 2004 г.; 33:485–92. Google Scholar

    27.

    Лорен P. Два гистологических основных типа рака желудка: диффузный и так называемый рак кишечного типа. Попытка гистоклинической классификации. Acta Pathol Microbiol Scand 1965; 64:31–49. Google Scholar

    28.

    Мики К, Ичиносе М, Исикава КБ, Яхаги Н, Мацусима М, Какей Н и др. Клиническое применение уровней сывороточного пепсиногена I и II для массового скрининга для выявления рака желудка. Jpn J Cancer Res 1993; 84:1086–90. Google Scholar

    29.

    Выбраковка ХМ, Фудзита С, Фунамото С, Грант ЭДж, Керр ГД, Престон ДЛ. Оценка дозы для исследований выживших после атомной бомбардировки: ее эволюция и современное состояние. Радиат Рез 2006; 166: 219–54. Google Scholar

    30.

    Цугане С, Сасадзуки S. Диета и риск рака желудка: обзор эпидемиологических данных.Рак желудка 2007; 10:75–83. Google Scholar

    31.

    Ито С, Като М, Ямамото Т, Ота Н, Окухара Т, Мабучи К и др. Изучение рака желудка у спасателей атомной бомбы. Отчет 1. Гистологические данные и прогноз. Дж Радиат Рез 1989; 30:164–75. Google Scholar

    32.

    Тахара E. Молекулярный механизм канцерогенеза желудка человека, связанный с инфекцией Helicobacter pylori. Опыт Toxicol Pathol 1998; 50:375–8. Google Scholar

    33.

    Олински Р. Гаковски Д, Фоксински М, Розальский Р, Рошковский К, Яруга P. Окислительное повреждение ДНК: оценка роли в канцерогенезе, атеросклерозе и синдроме приобретенного иммунодефицита. Free Radic Bio Med 2002; 33:192–200. Google Scholar

    34.

    Охата ЧАС, Китаучи С, Йошимура Н, Мугитани К, Иване М, Накамура Х и др. Прогрессирование хронического атрофического гастрита, ассоциированного с инфекцией Helicobacter pylori, увеличивает риск развития рака желудка.Международный Рак 2004; 109:138–43. Google Scholar

    35.

    Мацуо Т, Ито М, Таката С, Танака С, Йошихара М, Чаяма K. Низкая распространенность Helicobacter pylori-негативного рака желудка среди японцев. Хеликобактер 2011; 16:415–9. Google Scholar

    36.

    Хаяси Т, Ито Р, Кёльн Дж, Маки М, Морисита Y, Нагамура Х и др. Влияние гаплотипа IL-10 и воздействия атомной бомбы на риск рака желудка. Радиат Рез 2013; 180:60–9. Google Scholar

    37.

    Терасава Т, Нисида ЧАС, Като К, Миясиро Я, Йошикава Т, Такаку Р и др. Прогнозирование развития рака желудка с помощью теста на пепсиноген в сыворотке и серопозитивности Helicobacter pylori у жителей Восточной Азии: систематический обзор и метаанализ. ПЛоС Один 2014; 9:e109783. Google Scholar

    38.

    Чарват ЧАС, Сасадзуки С, Иноуэ М, Ивасаки М, Савада Н, Симадзу Т и др.Прогнозирование 10-летней вероятности возникновения рака желудка у населения Японии: когорта исследования JPHC II. Международный рак J 2016; 138:320–31. Google Scholar

    39.

    Кёльн Дж, Ланггольц B. Выбор контроля для оценки взаимодействия во вложенных исследованиях случай-контроль. J Эпидемиол 2003; 13:193–202. Google Scholar

    40.

    Кодори А, Йошихара М, Сумии К, Харума К, Кадзияма G. Пепсиноген сыворотки при скрининге рака желудка.J Гастроэнтерол 1995; 30:452–60. Google Scholar

    41.

    Китахара К, Кобаяши К, Сато Т, Кодзима Y, Араки Т, Фуджино Массачусетс Точность скрининга рака желудка с использованием концентрации пепсиногена в сыворотке. Гут 1999; 44: 693–7. Google Scholar

    42.

    Урита Y, Путешествовать пешком К, Тории Н, Кикучи Y, Канда Э, Сасадзима М и др. Пепсиногены сыворотки как предиктор топографии кишечной метаплазии у больных атрофическим гастритом.Раскопки науки 2004; 49: 795–801. Google Scholar

    43.

    Вандервил ТДж. Объяснение причинного вывода: методы посредничества и взаимодействия. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2015. с. 268–70 Академия Google

    Хронический атрофический акродерматит | ДермНет NZ

    Автор: д-р Daniela Vanousova, дерматолог, Чехия; Главный редактор: д-р Аманда Окли, дерматолог, Гамильтон, Новая Зеландия, июль 2015 г. Редакция DermNet NZ, октябрь 2021 г.


    Что такое хронический атрофический акродерматит?

    Хронический атрофический акродерматит (ACA) является наиболее частым кожным проявлением поздней стадии болезни Лайма.

    Что вызывает хронический атрофический акродерматит?

    Хронический атрофический акродерматит вызывается продолжающейся активной кожной инфекцией, вызванной бактериями Borrelia afzelii , встречающимися в основном в Европе. Эти бактерии передаются при укусе клеща за несколько месяцев или лет до того, как разовьется АЦА.

    Кто болеет хроническим атрофическим акродерматитом?

    Хронический атрофический акродерматит в основном поражает людей среднего и пожилого возраста, особенно женщин. Однако он может развиться у любого человека с нелеченой боррелиозной инфекцией, в том числе у детей.По оценкам, он возникает примерно у 1–10% людей в Европе, инфицированных бактериями болезни Лайма.

    Каковы клинические признаки хронического атрофического акродерматита?

    Хронический атрофический акродерматит обычно проявляется односторонним фиолетовым изменением цвета разгибательных частей верхних или нижних конечностей, особенно тыльной поверхности кисти, локтя, подъема стопы, лодыжки или колена. Однако он может появиться на любом участке тела и может быть двусторонним.

    ВСА развивается в 2 стадии. Начальное воспаление сменяется прогрессирующим фиброзом и атрофией кожи в течение месяцев или лет.

    1. Стадия воспаления: нечеткое красноватое изменение цвета и припухлость пораженного участка. Кожа может быть нежной или болезненной.
    2. Атрофическая стадия: истончение кожи, потеря придаточных структур, таких как потовые железы и волосы, исчезновение эластических волокон и расширение кровеносных сосудов. Кожные разрывы и изъязвления после незначительной травмы. Кожа описывается как папиросная бумага.

    Менее распространенные признаки ACA включают фиброзные папулы и бляшки, а также узелки цвета кожи.

    У большинства пациентов в анамнезе были укусы клещей. Некоторые из них могут вспомнить сыпь, характерную для мигрирующей эритемы несколько месяцев или лет назад, часто поражающую ту же конечность. Мигрирующая эритема представляет собой кольцевидную сыпь, которая возникает вокруг места укуса зараженного боррелиями клеща. [см. изображения мигрирующей эритемы]

    Клинические признаки хронического атрофического акродерматита

    Имеются ли системные признаки болезни Лайма на поздних стадиях?

    Хронический мигрирующий акродерматит является кожным признаком поздней стадии болезни Лайма.Другие признаки поздней стадии болезни Лайма у пациентов с АЦА включают:

    • Неврологические расстройства — наиболее распространенные
    • Ревматологические симптомы
    • Сердечно-сосудистые заболевания.

    Какова дифференциальная диагностика хронического атрофического акродерматита?

    Как проводится диагностика хронического атрофического акродерматита?

    Хронический мигрирующий акродерматит, вероятно, недооценивается. Очень важно собрать подробный анамнез и определить, был ли контакт с клещами (например, в траве или лесах в эндемичных районах) или какие-либо предыдущие проявления болезни Лайма.При подозрении на АЦА следует провести тщательное общее обследование кожи.

    Диагноз АЦА подтверждается лабораторными исследованиями:

    • Серология на боррелии показывает положительный высокий уровень IgG в твердофазном иммуноферментном анализе (ИФА) и вестерн-блоттинге. Антитела IgG могут сохраняться длительное время, даже после успешного лечения болезни Лайма или АЦА.
    • Типичными гистологическими признаками ACA при биопсии кожи являются плотный периваскулярный лимфоцитарный инфильтрат с плазматическими и тучными клетками и отек дермы; поздняя стадия показывает эпидермальную атрофию, потерю придаточных структур (волосы, эккринные железы), поверхностный склероз и фиброплазию.Спирохеты можно увидеть со специальными пятнами.
    • Заражение кожи боррелиозом можно подтвердить с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР).

    Как лечится хронический атрофический акродерматит?

    Профилактика

    Вакцины против бореллии не существует, поэтому профилактика направлена ​​на предотвращение укуса клеща или быстрое удаление клеща в случае его приобретения.

    • Избегайте районов, эндемичных по Лайм-боррелиозу.
    • При ходьбе по высокой траве или лесу надевайте белую одежду (чтобы клеща было легче увидеть) с длинными рукавами, длинные брюки, заправленные в носки, или высокие сапоги.
    • Используйте репелленты/инсектициды.
    • Вернувшись с прогулки по эндемичной местности, переоденьтесь и тщательно осмотрите все свое тело.
    • На следующий день снова проверьте свое тело на наличие клещей.
    • Удалите клеща, так как быстрое удаление снижает риск передачи болезни Лайма. Продезинфицируйте сайт. Используйте пинцет, чтобы осторожно и уверенно вытащить клеща из кожи. Еще раз продезинфицируйте сайт. Помой свои руки.
    • Наблюдайте за местом укуса клеща в течение нескольких недель.Если сыпь кажется больше 5 см или у вас есть симптомы гриппа, обратитесь к врачу.

    Особые меры

    Хронический атрофический акродерматит лечится антибиотиками. Выбор антибиотика и продолжительность лечения зависят от вовлечения других органов и тяжести симптомов. Антибиотики, используемые при АЦА, могут включать:

    Пациентам с АЦА может потребоваться направление к другим специалистам, если имеется поражение внекожных органов.

    Каков исход хронического атрофического акродерматита?

    Хронический атрофический акродерматит наиболее эффективно лечится на ранней стадии воспаления, когда кожные изменения обратимы.В более поздней атрофической стадии инфекция может быть ликвидирована, но кожные изменения сохраняются.

     

    Библиография

    • Флисяк И., Шварц Р.А., Ходыницка Б. Клинические особенности и специфический иммунологический ответ на Borrelia afzelii у пациентов с хроническим атрофическим акродерматитом. J Мед. 1999;30(3-4):267–78. ПабМед
    • Монюшко-Малиновска А., Чуприна П., Дунай Ю. и др. Хронический атрофический акродерматит: различные грани поздней формы Лайм-боррелиоза.Постерий Дерматол Алергол. 2018;35(5):490-4. doi:10.5114/ada.2018.77240 Журнал
    • Скотт Джей Ди. Презентация сыпи хронического атрофического акродерматита у пациентов с болезнью Лайма в Канаде. Здравоохранение (Базель). 2020;8(2):157. doi:10.3390/healthcare8020157 Журнал
    • Сметаник М.Т., Зеллис С.Л., Ермолович Т. Хронический атрофический акродерматит: клинический случай и обзор литературы. Кутис. 2010 г., май; 85 (5): 247–52. Обзор. ПабМед
    • Steere AC, Strle F, Wormser GP и др.Лайм-боррелиоз. Праймеры Nat Rev Dis. 2016;2:16090. doi:10.1038/nrdp.2016.90 Журнал

    На DermNet NZ

    Другие веб-сайты

    Книги о кожных заболеваниях

    Передача и распространение инфекции H. pylori

    Трансмиссия

    H. pylori обычно передается от человека к человеку через слюну. Бактерии также могут распространяться фекальным загрязнением пищи или воды. В развивающихся странах сочетание неочищенной воды, тесноты и плохой гигиены способствует более высокому уровню инфицирования H.распространенность пилори. Большинство людей заражаются в детстве, и основную роль в передаче инфекции играют родители, братья и сестры.

    Распространение инфекции

    H. pylori проникает в организм через рот, проходит через пищеварительную систему и поражает желудок или первый отдел тонкой кишки. Спиралевидная бактерия использует свои хвостовидные жгутики, чтобы перемещаться и проникать в слизистую оболочку желудка, что вызывает воспаление.

    В отличие от других бактерий, H.pylori могут выживать в жесткой кислой среде желудка, потому что они производят вещество, нейтрализующее желудочную кислоту. Это вещество, уреаза, реагирует с мочевиной с образованием аммиака, который токсичен для клеток человека. В зависимости от того, где в желудке происходит инфекция, H. pylori также может вызывать перепроизводство желудочной кислоты.

    Диаграмма инфекции H. Pylori

    Источник: Y_tambe, двойная лицензия с GFDL и CC-by-SA, http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/51/H_pylori_ulcer_diagram_en.png

    Прогресс

    Несмотря на отсутствие формального прогрессирования инфекции H. pylori, хорошо задокументированы несколько стадий. Этот процесс очень медленный, занимает десятилетия и может остановиться на любом этапе, потому что для развития рака желудка, вероятно, требуется несколько других факторов, помимо инфекции H. pylori.

    Этап 1:
    Нормальная слизистая оболочка желудка
    Этап 2:
    Воспаление слизистой оболочки желудка (хронический гастрит)
    Этап 3:
    Потеря клеток желудка и нарушение работы пищеварительной системы (атрофический гастрит)
    Этап 4:
    Трансформация слизистой оболочки желудка (кишечная метаплазия)
    Этап 5:
    Начальные стадии рака желудка (дисплазии)
    Этап 6:
    Рак желудка (аденокарцинома желудка)

    Эпизод 168.0 — Болезнь Лайма — Core EM

    Показать заметки

    Эпизод

    Продюсер: Одри Бри Це, MD


    Фон

    • Самая распространенная клещевая болезнь в Северной Америке
    • Эндемик на северо-востоке, Верхнем Среднем Западе, северо-западе Калифорнии
    • от 80% до 90% в летние месяцы

    Патофизиология

    • Иксодовый клещ (олений клещ) имеет трехстадийный жизненный цикл (личинка, нимфа, взрослая особь) и принимает 1 порцию крови на каждую стадию
    • Олений клещ питается зараженным диким животным (зараженным спирохетой Borrelia burgodrferi), а затем кусает человека
    • У людей они обычно двигаются, пока не столкнутся с сопротивлением (т. г. линия роста волос, пояс, резинка, кожная складка). B. Burgdorferi требуется от 24 до 48 часов, чтобы перейти от клеща к хосту
    • .
    • Патогенез: локальное воспаление, индуцированное организмом, высвобождение цитокинов, аутоиммунитет
    • Отсутствие передачи от человека к человеку

    Клиническая картина

    Этап 1: Начало

    • Симптомы появляются через несколько дней или месяц после укуса клеща
    • Сыпь при мигрирующей эритеме: сыпь в форме «бычьего глаза» наблюдается более чем у 90% пациентов с болезнью Лайма (неравномерно расширяющееся кольцевидное поражение(я))
    • Регионарная лимфаденопатия, перемежающаяся лихорадка, головная боль, миалгия, артралгия, утомляемость, недомогание

    Стадия 2: диссеминированная/вторичная

    • Через несколько дней или недель после укуса клеща
    • Прерывистые колебания sx, которые в конечном итоге разрешаются
    • Триада асептического менингита, черепных невритов и радикулоневритов: паралич Белла чаще всего
    • Кардиальные симптомы: тахикардия, брадикардия, атриовентрикулярная блокада, миоперикардит

    Стадия 3: третичная/поздняя

    • Симптомы возникают >1 года после укуса клеща
    • Хронический атрофический акродерматит: атрофические поражения на разгибательных поверхностях конечностей (напоминает склеродермию)
    • Моноартрит, олигоартрит (колено > плечо > локоть)
    • GI: Гепатит, боль в правом подреберье
    • Глаза: кератит, увеит, ирит, неврит зрительного нерва
    • Неврологические: хроническая аксональная полиневропатия или энцефалопатия

    Хроническая болезнь Лайма (по сравнению с общепризнанными последствиями болезни Лайма):

    • Сохранение симптомов после антибиотиков
    • В настоящее время рекомендуется только поддерживающая терапия

    Педиатрические вопросы:

    • Лихорадка чаще, чем у взрослых
    • Лицевой паралич, сопровождающийся асептическим менингитом на 1/3
    • У нелеченных детей может развиться кератит
    • Отличный прогноз при соответствующем лечении

    История

    • Путешествия, походы, леса, игры под листьями или в кучах дров
    • Проживание в эндемичных районах (северо-восток: от штата Мэн до Вирджинии; верхний Средний Запад: Висконсин, Миннесота; северо-запад Калифорнии)
    • Эндемик Северной Европы и Восточной Азии, а также
    • Укус клеща в анамнезе (- 30-50% пациентов вспоминают укус клеща)
    • Гриппоподобное заболевание летом
    • Сыпь: https://www. cdc.gov/lyme/signs_symptoms/rashes.html
    • Совместные жалобы
    • Сердечные жалобы
    • Неврологические жалобы
    • Тщательный поиск тика

    Диагностика

    Лаборатория

    • Общий анализ крови (лейкоцитоз, анемия, тромбоцитопения)
    • СОЭ: наиболее частая лабораторная аномалия (>30 мм/ч)
    • Химия 7
    • LFT: обычно повышен, особенно GGT
    • Культуры, обычно не указанные
    • LP при менингеальных знаках (ЦСЖ: плеоцитоз, повышенный белок, СМЖ спирохетные АТ).Функция LP предназначена скорее для исключения другой этиологии менингита, чем для диагностики менингита Лайма, учитывая, что ПЦР Лайма и индекс антител Лайма не очень точны.

    Серологическое тестирование

    • Серологическое тестирование не всегда оправдано из-за очень высокой частоты ложноположительных результатов
    • Серологические исследования бесполезны в острой фазе (<30 дней инфекции), поскольку они отрицательны; требуется несколько недель для выработки достаточного количества антител для одного из приведенных ниже тестов (ИФА или Вестерн-блот)
    • Острый Лайм является клиническим диагнозом и не требует лабораторного тестирования, особенно в эндемичных районах, таких как Нью-Йорк
    • .
    • Если претестовая вероятность высока (симптомы соответствуют болезни Лайма + эпидемиологический фон), например, у пациентов с параличом нервной системы, менингитом, кардитом или мигрирующим артритом крупных суставов, то серологические исследования могут быть очень полезными
    • Не проводите тестирование, если пациенты в эндемичных районах с потенциальным контактом с клещами имеют ЭМ — просто лечите антибиотиками
    • Не проводить тестирование, если у пациентов в эндемичных районах нет контакта с клещами в анамнезе или имеются только неспецифические симптомы
    • Тест, если у вас сильное подозрение на болезнь Лайма, без EM
    • ПЦР обладает высокой специфичностью и чувствительностью, но недоступен для рутинного использования.Есть два теста, которые вам нужно использовать вместе:

    1) ИФА: выявляет антитела к бактериям Лайма (borrelia burgdorferi) в крови, НО не может отличить боррелии от подобных бактерий (даже иногда от нормальной флоры, которая живет в вас). Кроме того, ответ IgM занимает 1-2 недели, а ответ IgG — 2-4 недели.

    Если ИФА положительный или сомнительный, переходите к:

    2) Вестерн-блот-тест: он ищет антитела не ко всему организму, а к основным строительным блокам бактерий Лайма — отдельным белкам, НО многие типы бактерий используют одни и те же строительные блоки.Таким образом, CDC говорит, что тест Western Blot должен обнаруживать антитела IgG к 5 из 10 белков.

    См. рисунок 2: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4918152/

    • Двухуровневое тестирование имеет чувствительность от 70 до 100% и специфичность ~95% на поздних стадиях
    • Интерпретация результатов серологии Лайма должна выполняться специалистом по ИД, поскольку они могут сбивать с толку и приводить к неверным выводам, если незнакомы с ними
    • Нью-Йорк — эндемичный регион, где 5% населения могут иметь положительный результат без симптомов!
    • Если бы кто-то, у кого была болезнь Лайма, но успешно вылечил ее с помощью доксициклина, проверил себя спустя годы, у него все еще могли бы быть антитела, и, следовательно, это выглядело бы так, как будто у него все еще была болезнь Лайма (несмотря на то, что он вылечился)
    • Положительный результат серологических исследований или предшествующая болезнь Лайма не обеспечивают защитного иммунитета

    Прочие тесты:

    • Артроцентез при остром артрите: повышение уровня криоглобулина
    • XR: могут быть выявлены изменения мягких тканей, хрящей, костей
    • ЭКГ

    Дифференциальная диагностика

    • Клещевые болезни: пятнистая лихорадка Скалистых гор, туляремия, возвратный тиф, колорадская клещевая лихорадка, клещевой паралич, бабезиоз, анаплазмоз, вирус повассан
      • Помните, что доксициклин лечит анаплазмоз и болезнь Лайма, но не бабезиоз, для которого требуется Атоваквон
    • Ревматическая лихорадка (обычно проявляется краевой эритемой, сыпью, поражением клапанов, а не блокадой сердца, артритом височно-нижнечелюстного сустава)
    • Вирусный менингит
    • Септический артрит
    • Сифилис
    • Парвовирус В19
    • Инфекционный эндокардит
    • Ювенильный ревматоидный артрит
    • Синдром Рейтера
    • Укус коричневого паука-отшельника
    • Фибромиалгия
    • Синдром хронической усталости

    Лечение

    • Удалите клеща: продезинфицируйте место, затем тупым инструментом, возьмите клеща проксимальнее кожи и осторожно потяните вверх. Ротовые части высвободятся примерно через минуту. Если остатки ротового аппарата остались в коже, оставьте их в покое, чтобы избежать инфекции (со временем они естественным образом выдавятся из кожи). Поскольку клещи, которые не прикрепились или двигаются по коже, не могут передавать болезнь Лайма, их можно просто стряхнуть.
    • NS Болюс для ЭКО, поддерживающая терапия
    • Кардиомониторинг, временный кардиостимулятор для блокады сердца
    • Остерегайтесь реакции Яриша-Герксгеймера: ухудшение секса через несколько часов после начала лечения
    • Аспирин при поражении сердца, НПВП при артралгии/ артрите

    Профилактика:

    • В соответствии с IDSA, дайте однократную дозу доксициклина 200 мг перорально пациентам, которые соответствуют всем следующим критериям:
      • Клещ оленя был прикреплен в течение 36 часов или более (обоснование времени прикрепления связано с тем фактом, что спирохеты живут в кишечнике клеща, поэтому им нужно много времени, чтобы размножиться и добраться до слюнных желез (событие, вызванное кровью), а затем преодолевают слюнную железу  (что удается лишь немногим) и, наконец, достигают кожи пациента
      • Профилактику можно провести в течение 72 часов после удаления клеща
      • Локальная ставка Б. Инфекция Burgdorferi у клещей превышает 20% (на северо-востоке США распространенность зараженных клещей составляет 15-20%)
      • Доксициклин можно использовать (дети старше 8 лет, небеременные женщины)
    • В исследовании 2001 года изучалась профилактика доксициклином в сравнении с плацебо. Однократная доза 200 мг перорального доксициклина или плацебо была дана лицам, поступившим в течение 72 часов после удаления клеща I scapularis . У одного из 235 человек в группе доксициклина развилась мигрирующая эритема (МЭ) по сравнению с 8 из 247 в группе плацебо, эффективность лечения составила 87% ( 95% ДИ, 25%–98%; P <0.04 ) (9).
    • Разумная альтернативная стратегия: наблюдение за ЭМ или другими признаками инфекции, затем начало лечения, если у них развивается болезнь Лайма (отличные результаты у пациентов, получавших лечение на ранней стадии ЭМ)

    Антибиотики:

    • Антибиотики могут ускорить разрешение артрита и задержки сердечной проводимости, но не обязательно лицевого паралича
    • Доксициклин имеет лучшую биодоступность и проникновение в ЦНС
    • Всегда консультируйтесь со своими коллегами по медицинскому надзору, чтобы определить подходящую продолжительность лечения в более серьезных случаях болезни Лайма
    • Этап 1:
      • Амоксициллин (500 мг внутрь три раза в день) или цефуроксим (500 мг внутрь два раза в день) или доксициклин (100 мг внутрь два раза в день; старше 8 лет и не беременные) x 21 день; азитромицин (500 мг перорально 1 раз в день x 14–21 день)
      • В/в терапия у беременных
    • Этап 2:
      • Пероральные антибиотики при изолированном параличе Белла и легком поражении
      • Амоксициллин с пробенецидом (500 мг внутрь три раза в день) x 30 дней или доксициклин (100 мг перорально два раза в день; старше 8 лет и не беременные) x 10-21 день
      • Цефтриаксон в/в (2 г в/в 1 раз в день) x 14–21 день или пенициллин G (20–24 млн ЕД в/в каждые 4–6 часов x 14–28 дней) при менингите, кардите, тяжелом артрите
    • Этап 3:
      • Пенициллин G (20–24 млн ЕД в/в каждые 4–6 ч) x 14–21 день или цефтриаксон (2 г в/в р/день x 14–28 дней)

    Отделение

    • Прием нестабильных или больных пациентов с менингоэнцефалитом и кардитом (телеметрия/поступление в отделение интенсивной терапии)
    • пациентов с ДК, получавших пероральную терапию
    • Стратегии профилактики в будущем: носить длинные брюки и рубашки, светлую одежду (легче обнаружить ползающих клещей), заправлять брюки в носки, спрей ДЭТА, одежду, пропитанную перметрином

    Каталожные номера

    Baker C et al. , Группа экспертов по болезни Лайма Американского общества инфекционистов (IDSA). Заключительный отчет группы экспертов по болезни Лайма Американского общества инфекционистов (IDSA). 2006 г. https://www.idsociety.org/globalassets/idsa/topics-of-interest/lyme/idsalymediseasefinalreport.pdf

    (22 июля 2019 г., дата последнего доступа)

    Центры по контролю и профилактике заболеваний. ЦДК — Лайм. 2019 г. https://www.cdc.gov/lyme/index.html (22 июля 2019 г., дата последнего доступа)

    Hilton E, DeVoti J, Benach JL, Halluska ML, White DJ, Paxton H, Dumler JS.Серопревалентность и сероконверсия клещевых заболеваний в группе высокого риска на северо-востоке США. Am J Med. 1999 г., апрель; 106 (4): 404-9.

    Ху LT. Болезнь Лайма . Энн Интерн Мед. 2016;164:ITC65-ITC80. Дои: 10.7326/AITC201605030

    Ли, М.  Болезнь Лайма . 5-минутная консультация по неотложной медицинской помощи Розена и Баркина. 2015 г.; 664-665.

    Надельман Р. Б., Новаковски Дж., Фиш Д. и др., Группа по изучению укусов клещей. Профилактика однократной дозой доксициклина для предотвращения болезни Лайма после укуса клеща Ixodes scapularis. N Engl J Med. 2001;345:79-84.

    Сандерс, Л. (2009). Каждый пациент рассказывает историю: Загадки медицины и искусство диагностики.


    Особая благодарность нашему редактору отдела инфекционных заболеваний:

    Анжелика Сифуэнтес Коткамп, Мэриленд

    Инфекционные болезни и иммунология

    Медицинский факультет Нью-Йоркского университета

    Хронический атрофический акродерматит, патофизиология — wikidoc

    Главный редактор: C.Майкл Гибсон, MS, MD [1]; Заместитель главного редактора: Анахита Дейламсалехи, доктор медицины[2] Равитея Гуддети, M.B.B.S. [3]

    Обзор

    Хронический атрофический акродерматит является одним из третичных проявлений европейского клещевого боррелиоза. Borrelia afzelii известен как наиболее распространенный ответственный микроорганизм. Тем не менее, другие виды боррелий, такие как borrelia garinii и borrelia burgdorferi (B. burgdorferi sensu lato), также были обнаружены у пациентов с хроническим атрофическим акродерматитом.Передача этой инфекции, вероятно, происходит через укусы иксодовых клещей (например, Ixodes ricinus), комаров и слепней. Эти переносчики сами заражаются, питаясь зараженным животным-резервуаром. Развитие различных симптомов при этом заболевании является результатом хронической Т-клеточно-опосредованной реакции иммунной системы на боррелиоз. Эта иммунная реакция приводит к инфильтрации клеток CD3+ и CD4+ в дерму. Боррелии способны присоединяться к белкам внеклеточного матрикса (таким как гликозаминогликан, фибронектин и декориновый протеогликан), что в конечном итоге приводит к активации металлопротеаз и деградации внеклеточного матрикса.Провоспалительные цитокины, такие как фактор некроза опухоли альфа и интерлейкин-4, были обнаружены в биоптатах кожи. Ген, ответственный за патофизиологию хронического атрофического акродерматита, неизвестен. Некоторые состояния, такие как лимфоцитарный менингорадикулит, склерозирующий лишай и атрофический лишай, морфея и другие заболевания, переносимые клещами, связаны с хроническим атрофическим акродерматитом. Истончение кожи, видимые вены, отеки и морщины — вот некоторые из особенностей, которые можно заметить при грубой патологии.Световое и электронно-микроскопическое исследование биоптата кожи показывает дегенерацию эластических и коллагеновых волокон. Истончение дермы и эпидермиса, пигментированный зародышевый слой, расширение кровеносных сосудов дермы и периваскулярная инфильтрация плазматическими клетками являются некоторыми из находок при микроскопической патологии.

    Патофизиология

    Патогенез

    • Хронический атрофический акродерматит является одним из третичных проявлений европейского клещевого боррелиоза. [1] [2]
    • Этот прогрессирующий кожный процесс является следствием хронической инфекции спирохетой borrelia burgdorferi. Borrelia afzelii является преобладающей патофизиологией, но не может быть исключительной этиологией хронического атрофического акродерматита. [3] [4] [5] [6] [1] [2]
    • Borrelia garinii, borrelia afzelii и borrelia burgdorferi (B. burgdorferi sensu lato) являются ответственными и обнаруживаются у пациентов с хроническим атрофическим акродерматитом. [7] [8]
    • На основании многочисленных исследований большинство биопсий кожи пациентов с хроническим атрофическим акродерматитом выявили borrelia afzelii. [8] [7]
    • Передача этой инфекции, вероятно, происходит через укусы иксодовых клещей (например, Ixodes ricinus), комаров и слепней. Эти переносчики сами заражаются, питаясь зараженным животным-резервуаром. [9] [3]
    • Развитие хронического атрофического акродерматита является результатом хронической опосредованной Т-клетками реакции иммунной системы на боррелиоз. Эта иммунная реакция приводит к инфильтрации клеток CD3+ и CD4+ в дерму. [9]
    • Боррелии способны присоединяться к белкам внеклеточного матрикса (таким как гликозаминогликан, фибронектин и декориновый протеогликан), что в конечном итоге приводит к активации металлопротеаз. Когда металлопротеазы активируются, они разрушают внеклеточный матрикс. [9] [10]
    • Высокое сродство боррелий к коллагеновым волокнам объясняет, как происходит повреждение соединительной ткани, фиброз и атрофия дермы. [9] [11] [12]
    • Фиброз и накопление коллагена приводят к образованию лентовидной твердости на конечностях и, как следствие, могут вызывать уменьшение подвижности суставов. [12]
    • На основании исследования, включавшего пациентов с хроническим атрофическим акродерматитом, в биоптатах кожи была обнаружена экспрессия провоспалительных цитокинов (таких как фактор некроза опухоли альфа и интерлейкин-4). В отличие от биоптатов кожи при мигрирующей эритеме, которые демонстрируют высокую экспрессию гамма-интерферона, в биоптатах кожи при хроническом атрофическом акродерматите этот интерферон отсутствует. Поскольку присутствие гамма-интерферона связано с контролем спирохетозной инфекции, его отсутствие при хроническом атрофическом акродерматите может объяснить хронический характер этого заболевания. [13]

    Генетика

    Ген, отвечающий за патофизиологию хронического атрофического акродерматита, неизвестен.

    Сопутствующие состояния

    Связанные условия включают: [14] [4] [15] [16] [17]

    Макроскопическая патология

    Микроскопическая патология

    Ссылки

    1. 1,0 1,1 Сметаник М.Т., Зеллис С.Л., Ермолович Т. (2010).«Хронический атрофический акродерматит: клинический случай и обзор литературы». Кутис . 85 (5): 247–52. PMID 20540415.
    2. 2.0 2.1 2.2 Огринц К., Мараспин В., Луса Л., Церар Кишек Т., Ружич-Саблич Э., Стрле Ф. (2021). «Хронический атрофический акродерматит: клинические и микробиологические характеристики когорты из 693 словенских пациентов». J Интерн Мед . doi:10.1111/joim.13266. PMID 33550695 .
    3. 3.0 3.1 Скотт Д.Д. (2020). «Презентация сыпи хронического атрофического акродерматита у пациентов с болезнью Лайма в Канаде». Здравоохранение (Базель) . 8 (2). doi: 10.3390/healthcare8020157. ЧВК 7349802 . PMID 32512846 .
    4. 4,0 4,1 4,2 Асбринк Э., Ховмарк А., Олссон И. (1986). «Клинические проявления хронического атрофического акродерматита у 50 шведских пациентов». Zentralbl Bakteriol Mikrobiol Hyg A . 263 (1–2): 253–61. doi: 10.1016/s0176-6724(86)80128-6. PMID 3577484.
    5. Хансен К., Асбринк Э. (1989). «Серодиагностика мигрирующей эритемы и хронического атрофического акродерматита с помощью иммуноферментного анализа жгутика Borrelia burgdorferi». Дж Клин Микробиол . 27 (3): 545–51. doi:10.1128/jcm.27.3.545-551.1989. PMC 267355. PMID 2715325.
    6. Руденко Н, Головченко М (2021).«Половой путь передачи боррелиоза Лайма? Вопрос, требующий ответа». Trop Med Infect Dis . 6 (2). doi: 10.3390/tropicalmed6020087. PMID 34074046 .
    7. 7.0 7.1 Рийпкема С.Г., Тазелаар Д.Дж., Молкенбур М.Дж., Нордхук Г.Т., Плантинга Г., Шоулс Л.М.; и другие. (1997). «Обнаружение Borrelia afzelii, Borrelia burgdorferi sensu stricto, Borrelia garinii и группы VS116 с помощью ПЦР в биоптатах кожи пациентов с мигрирующей эритемой и хроническим атрофическим акродерматитом». Clin Microbiol Infect . 3 (1): 109–116. doi:10. 1111/j.1469-0691.1997.tb00259.x. PMID 11864084.
    8. 8.0 8.1 8.2 8.3 Пикен Р.Н., Стрле Ф., Пикен М.М., Ружич-Саблич Э., Мараспин В., Лотрик-Фурлан С.; и другие. (1998). «Идентификация трех видов Borrelia burgdorferi sensu lato (B. burgdorferi sensu stricto, B. garinii и B. afzelii) среди изолятов из поражений хронического атрофического акродерматита». Дж Инвест Дерматол . 110 (3): 211–4. doi:10.1046/j.1523-1747.1998.00130.x. PMID 9506437.
    9. 9.0 9.1 9.2 9.3 9.4 9.5 9.6 9128 2021. PMID 33085436 .
    10. Го, Б. П.; Норрис, С.Дж.; Розенберг, LC; Хёк, М. (1995). «Прилипание Borrelia burgdorferi к декорину протеогликана». Инфекция и иммунитет . 63 (9): 3467–3472.doi: 10.1128/iai.63.9.3467-3472.1995. ISSN 0019-9567.
    11. Конинг, Дж. ; Тазелаар, DJ; Hoogkamp-Korstanje, JAA; Элема, JD (1995). «Хронический атрофический акродерматит: световое и электронно-микроскопическое исследование». Журнал патологии кожи . 22 (1): 23–32. doi:10.1111/j.1600-0560.1995.tb00735.x. ISSN 0303-6987.
    12. 12,0 12,1 Мюллер, Курт Э. (2012). «Повреждение коллагена и эластических волокон Borrelia Burgdorferi — известные и новые клинические и гистопатологические аспекты». Открытый неврологический журнал . 6 (1): 179–186. дои: 10.2174/1874205X01206010179. ISSN 1874-205X.
    13. Мюллеггер Р.Р., Макхью Г., Рутазер Р., Биндер Б., Керл Х., Стир А.С. (2000). «Дифференциальная экспрессия мРНК цитокинов в образцах кожи пациентов с мигрирующей эритемой или хроническим атрофическим акродерматитом». Дж Инвест Дерматол . 115 (6): 1115–23. doi:10.1046/j.1523-1747.2000.00198.x. PMID 11121150.
    14. Халили М., Вонг Р. Дж. (2018).«Недостаточно обслуживаемый не означает незаслуженный: развертывание ухода за ВГС в сети безопасности». Научные раскопки . 63 (12): 3250–3252. doi: 10.1007/s10620-018-5316-9. PMC 6436636. PMID 30311153.
    15. Ким Мён Хва; Чой, Ми Су; Сон, ГиХён; Пак, Мёнджин; Парк, Минки; Хонг, СынФил; Пак, Бёнчхоль (2020). «Быстро прогрессирующая генерализованная морфеа с высоким титром болезни Лайма». Индийский журнал дерматологии . 65 (5): 432. doi:10.4103/ijd.IJD_279_18. ISSN 0019-5154.
    16. Асбринк Э., Бремер-Андерссон Э., Ховмарк А. (1986). «Хронический атрофический акродерматит — спирохетоз. Клиническая и гистопатологическая картина на основе 32 пациентов; течение и связь с хронической мигрирующей эритемой Афцелиуса». Am J Дерматопатол . 8 (3): 209–19. дои: 10.1097/00000372-198606000-00005. PMID 3728879.
    17. Аберер Э., Клейд Х., Хобиш Г. (1991). «Клиническое, гистологическое и иммуногистохимическое сравнение хронического атрофического акродерматита и морфеа». Am J Дерматопатол . 13 (4): 334–41. дои: 10.1097/00000372-19
    18. 00-00003. PMID 1928618.
    19. Абеле, округ Колумбия, Андерс К.Х. (1990). «Многоликость и фазы боррелиоза II». J Am Acad Дерматол . 23 (3 часть 1): 401–10. дои: 10.1016/0190-9622(90)70233-8. PMID 2212138.
    20. 19,0 19,1 19,2 де Конинг Дж., Тазелаар Д.Дж., Хугкамп-Корстанье Дж.А., Элема Дж.Д. (1995). «Хронический атрофический акродерматит: световое и электронно-микроскопическое исследование». Дж. Кутан. Патол . 22 (1): 23–32. PMID 7751475.
    21. 20,0 20,1 20,2 20,3 Надаль, Д; Гундельфингер, Р.; Флюлер, Ю.; Больцхаузер, Э. (1988). «Хронический атрофический акродерматит». Архив болезней детства . 63 (1): 72–74. дои: 10.1136/adc.63.1.72. ISSN 0003-9888.
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *