Гемоглобин 91 у женщины: какой должен быть у женщин и мужчин

Содержание

от чего зависит и как влияет на результаты в беге Медсанчасть-168

Показатель максимального потребления кислорода (МПК) волнует тех, кто хочет улучшать результаты и показывать свой спортивный максимум. Если вы регулярно бегаете больше 5 км и участвуете в различных стартах, то аббревиатура МПК вам точно знакома.

Каким должен быть МПК (VO2max) у бегуна, можно ли его увеличить и как это правильно делать, рассказывает МСМК по лёгкой атлетике и тренер по бегу Елена Соколова.

Содержание:

1.Что такое МПК и чем он важен для спортсмена

2.Можно ли развить свой уровень МПК

3.Каким должно быть максимальное потребление кислорода

4.Самые высокие показатели МПК

5.В чём измеряется МПК

6.Величина МПК у мужчин и женщин

7.Влияние возраста на МПК

8.Как определить свой МПК

9.Как повысить МПК

10.Как влияет МПК на скорость бега

Что такое МПК и чем он важен для спортсмена

МПК или максимальное потребление кислорода – это то, сколько кислорода из вдыхаемого воздуха ваш организм может потребить и переработать на критической, предельной скорости или мощности.

То есть из вдыхаемого воздуха ваш организм может взять определённое количество миллилитров кислорода для того, чтобы впоследствии донести его с током крови до работающих мышц и там каскадом биохимических процессов превратить его в энергию, которую вы реализуете в виде той же самой предельной скорости.

Способность организма поглощать кислород определяется нашими физическими и физиологическими параметрами. Сюда входят объём лёгких (или жизненная ёмкость лёгких), размер сердца и его способность проталкивать большое количество крови за одно сокращение, эластичность сосудов, качество крови (уровень эритроцитов, гемоглобина, железа, несущие этот кислород к мышцам), митохондрии (энергетические станции клеток), а также сильная ЦНС, которая способна выдерживать критические скорости. Пол, возраст и наличие лишнего веса также определяют уровень МПК.

Парадоксальность этого показателя в том, что измеряется он в условиях предельной работы организма, а отражает наши аэробные способности или выносливость, в том числе общую, то есть совсем не предельные возможности. В свою очередь количество тренировок на уровне МПК обратно пропорционально продолжительности дистанции. То есть в марафонском и сверхмарафонском беге тренировки на МПК не имеют такого значения, как в беге на средние дистанции (800 м, 1500 м).

Вообще, теоретическая логика этого показателя такова, что чем он выше у конкретного человека, тем более высокую скорость он может показать на дистанции. Кроме того, чем выше максимальное потребление кислорода, тем лучше выносливость, тем легче даются длительные аэробные работы.

Можно ли развить свой уровень МПК

МПК среднестатистического здорового тренированного человека может достигать 60-65 мл/кг/мин. Но считается, что показатель МПК – величина, данная конкретному человеку от природы, хотя до определённого уровня её всё-таки можно развить. А можно довольно долго и успешно развивать сам организм на определённом уровне МПК и расти в результатах.

В наших работающих мышцах далеко не все мышечные волокна задействованы в работе. Организм же не враг себе, чтобы на низкоинтенсивный, по его меркам, образ жизни тратить 100-процентный пул мышечных волокон да ещё и «кормить» их энергией.

Так вот если периодически «дёргать» организм предельными нагрузками (а также силовыми тренировками), то количество работающих мышечных волокон будет увеличиваться, а, следовательно, будет увеличиваться и их питание. То есть организм будет вынужден адаптироваться и расширять свои границы скорости и выносливости при неизменном МПК, тем более, если вы достигли его природного предела.

МПК важен не сам по себе, а то, как вы используете его в тренировках, то есть какая скорость у вас на уровне этого показателя, и как её увеличивать. В беге этот показатель весьма важен и отражает работоспособность спортсмена и его потенциал на средних дистанциях 1500-5000 метров.

Чем выше уровень спортсмена, тем выше его МПК. Однако при равных значениях МПК совсем не обязательно, что бежать спортсмены будут одинаково. И при неравных значениях МПК совсем не значит, что спортсмен с более высоким показателем будет быстрее другого. Зависеть это может как от мышечной системы, так и от нервной, от сосудистой и других факторов.

Каким должно быть максимальное потребление кислорода

Не стоит зацикливаться на этой пресловутой цифре МПК. Гораздо важнее тренировать определённые качества, которые нужны на той или иной дистанции, а растущий (или не растущий) МПК как определённая точка контроля ваших тренируемых (или не тренируемых) функциональных возможностей будет вам одним из маячков качества.

Качества, предъявляемые организму той или иной дистанцией, – это такие показатели, как экономичность бега, специальная выносливость, силовая выносливость, скоростная выносливость, сама скорость и т.д. Именно из набора тренировок на эти качества (а они все измеримы) складывается ваш результат. Это потрясающе объёмная работа!

Как развить выносливость в беге

То есть в улучшении результата на определённой дистанции многие параметры идут в связке, и настолько одно зависит от другого, что было бы странно слышать от тренера или спортсмена – а это тоже бывает – такую фразу: «Мы сегодня тренируем МПК». Или: «А как вы работаете над улучшением МПК?»

Гораздо логичнее была бы постановка: «Мы сегодня делаем отрезки (интервальную тренировку) на уровне МПК для улучшения скоростной выносливости в полумарафоне. А МПК, в свою очередь, мы измерили в лаборатории, и теперь можем опираться на эти данные для того, чтобы развивать свой организм».

А уж если говорить о начинающих бегунах, то показатель МПК для них совсем не объективен и приближается к уровню ПАНО – порогу анаэробного обмена. Развивая организм базовыми тренировками (кроссы на низком пульсе, укрепление целевых мышц, суставов и связок), мы параллельно развиваем все показатели, в том числе и МПК, так что совсем не обязательно проводить специальные интервальные тренировки.

Самые высокие показатели МПК

  • Лошадь – 180 мл/кг/мин
  • Оскар Свендсен (велогонки) – 97,5 мл/кг/мин
  • Бьорн Дели (лыжи) – 96 мл/кг/мин
  • Мэтт Карпентер (бегун) – 92,0 мл/кг/мин
  • Джоан Бенуа (Олимпийская чемпионка 1984 г. в марафоне) – 78,6 мл/кг/мин
  • Бенте Скари (лыжные гонки) – 76,6 мл/кг/мин
  • Флавия Оливейра (велогонки) – 76,0 мл/кг/мин

В чём измеряется МПК

Есть так называемые абсолютные и относительные величины измерения максимального потребления кислорода. Абсолютный показатель выражается в миллилитрах в минуту, то есть это наибольшее количество кислорода в миллилитрах, которое человек способен потребить за 1 минуту. Среднестатистический здоровый человек, не занимающийся спортом, потребляет 3200-3500 мл/мин, у занимающихся спортом МПК достигает 6000 мл/мин.

Абсолютные показатели МПК находятся в прямой зависимости с размерами тела (весом) человека. Поэтому наиболее высокие показатели МПК имеют гребцы, пловцы, велосипедисты, конькобежцы. И именно в этих видах спорта наибольшее значение для физиологической оценки имеют абсолютные показатели МПК.

Относительные же показатели МПК у высококвалифицированных спортсменов находятся в обратной зависимости от веса тела и выражаются в миллилитрах на килограмм веса тела в минуту (мл/кг/мин).

Дело в том, что при беге и ходьбе выполняется вертикальное перемещение массы тела, и, следовательно, при прочих равных условиях, чем больше вес спортсмена, тем больше совершаемая им работа. Поэтому у бегунов на длинные дистанции относительно небольшой вес тела. Так что иногда для повышения МПК и, как следствие, для повышения работоспособности достаточно похудеть, тем более, если вес явно лишний.

Величина МПК у мужчин и женщин

Значения МПК у женщин в среднем ниже, чем у мужчин, из-за более высоких жировых запасов и более низкого уровня гемоглобина. Так как МПК выражается относительно массы тела, то наличие жировых запасов у женщин, связанных с физиологией, ставит их в этом смысле в невыгодное положение. Гемоглобин переносит кислород к тканям. Меньше гемоглобина – меньше кислорода на единицу крови. Уровень МПК у хорошо тренированных женщин в среднем на 10% ниже, чем у хорошо тренированных мужчин.

  • Мужчина 35 лет, ведущий малоподвижный образ жизни – 45 мл/кг/мин
  • Женщина 35 лет, ведущая малоподвижный образ жизни – 38 мл/кг/мин
  • Бегун на 5 км мирового уровня – 79 мл/кг/мин
  • Бегунья на 5 км мирового уровня – 70 мл/кг/мин
  • Марафонец мирового уровня – 73 мл/кг/мин
  • Марафонка мирового уровня – 65 мл/кг/мин

Влияние возраста на МПК

По некоторым данным, лет до 25 МПК растёт, его стабилизация приходится на 25-35 лет, после чего начинается спад. Другие исследования утверждают, что период стабилизации приходится на возраст 30-40 лет, после чего начинается спад. Однако поддерживать определённый уровень всегда можно и нужно.

Как определить свой МПК

Существует несколько способов определения своего МПК. Например, вы можете пробежать на стадионе 1500 м в полную силу. Результат в цифрах и будет показателем ваших функциональных возможностей на уровне МПК. В процессе можно также отследить свой пульс при беге. И дальше отталкиваться от этих данных в тренировках.

Однако этот способ подойдёт далеко не всем. Например, если вы только начинаете бегать, то, скорее всего, показатели будут не совсем адекватные: не так-то просто заставить себя бежать почти 4 круга по стадиону на максимуме. Это не только работа мышц, сердца, лёгких. Главным образом, это работа нервной системы, а если она не приучена по-хорошему терпеть, то через какое-то совсем короткое расстояние вы просто не сможете поддерживать высокий темп, то есть соответствующие усилия.

Другой способ определения МПК относительно прост. Сегодня все «умные» спортивные часы способны выдавать это значение, исходя из расчётов вашего пола, возраста, пульса и выполняемых тренировок. Но вряд ли стоит полностью доверять этим данным без предварительного лабораторного исследования и сопоставления полученного анализа с часов и исследования.

Поэтому лучшим вариантом будет нагрузочное исследование в лаборатории, так называемый функциональный тест с газоанализом «до отказа».

Как это происходит? Вам надевают маску на рот и нос, подключают к датчикам компьютера, и вы бежите по беговой дорожке или крутите велотренажёр. Нагрузка увеличивается ступенями по скорости/мощности и наклону или только по скорости с неизменным наклоном. Там, где вы сказали «стоп», и будет ваш показатель МПК, который, в свою очередь, соответствует определённому пульсу и уровню лактата в крови.

Дело в том, что существует определённая корреляция между данными МПК, ПАНО и пульсовыми зонами, а также вашим темпом бега на уровне этих показателей. Например, на уровне МПК ваш темп бега равен 5 мин/км, а сердце ваше на этой скорости бьётся с частотой 180 ударов в минуту. Это значит, что на этой скорости и на этом пульсе вы теоретически можете пробежать те же 1500 м по стадиону. Однако здесь есть масса оговорок: например, готовы ли ваши мышцы и та же нервная система к такой нагрузке, пусть и разовой?

Как повысить МПК

Повысить МПК можно при помощи интервальных тренировок. Интервальные тренировки на уровне МПК, пожалуй, самые сложные, в первую очередь, для нервной системы. Они требуют достаточно хорошей физической формы и времени восстановления после. И несмотря на то, что в марафонской подготовке такие тренировки не очень часты, они всё же присутствуют. Ими мы повышаем способность организма в усвоении кислорода, а также поднимаем показатели на уровне ПАНО.

Определённо, тренировки должны быть персонифицированы и встроены в общий план тренировок, исходя из целей и дистанции, на которой вы планируете выступать.

Например, варьировать тренировку можно от 2 до 8 минут 4-8 повторений на уровне МПК или чуть ниже (90-95 %), в зависимости от длины отрезка, но по скорости это будет отражать ваш бег на 3000-5000 м. Интервал отдыха – 2-4 минуты трусцой.

А вообще, самая лучшая тренировка на повышение МПК, если уж мы так хотим повысить именно его, – это соревнования на средних дистанциях (всё те же 3000-5000 м).

Как влияет МПК на скорость бега

На первый взгляд, зависимость скорости бега от МПК прямая. Вот только вопрос – про какую скорость мы говорим. Например, для развития скорости на марафоне гораздо важнее скорость на уровне анаэробного обмена. А скорость на уровне МПК может проявиться в данном случае в финишном спурте. И наоборот – чем короче дистанция, тем непосредственнее вклад показателя МПК.

Источник публикации: https://marathonec.ru/maksimalnoe-potreblenie-kisloroda-vo2max/

Отделение КТ и МРТ НИИ СП им. Н.В. Склифосовского

Главная – Пациентам – Противопоказания

Для КТ

1. Масса тела более 120 кг
2. Беременность

Внутривенное введение контрастного вещества значительно увеличивает информативность КТ исследования, однако имеет свои противопоказания.

Противопоказаниями к введению йодсодержащего контрастного вещества являются:

  • Тяжелые реакции на контрастные препараты в анамнезе (шок, остановка дыхания или сердечной деятельности, судороги).
  • Бронхиальная астма, сахарный диабет в стадии декомпенсации.
  • Гипертиреоз в тяжелой форме.
  • Тяжелая почечная или печеночная недостаточность.

Перед КТ-исследованием с внутривенным контрастированием необходимо проконтролировать уровень креатинина в крови (сдать биохимический анализ крови из вены на креатинин). Запись на КТ исследование с внутривенным контрастированием проводится только в тех случаях, когда уровень креатинина не повышен.

Для МРТ

А. Наличие у пациента:

1. Кардиостимуляторов любого вида
2. Протезов стремечка или любых иных вживленных слуховых аппаратов
3. Гемостатических или иных клипсов в центральной нервной системе и других органах, кава-фильтров
4. Металлических осколков или иных инородных металлических предметов в организме пациента, железосодержащих (стальных) металлоконструкций после остеосинтеза и др.
5. Инсулиновых насосов, электронных, магнитных или механических стимуляторов, электродов, проводов и пр.
6. Металлизированного макияжа и татуировок
7. Пластырей с лекарственными средствами

Б. Состояние пациента

8. Клаустрофобия (боязнь замкнутого пространства) – преимущественно для высокопольного МРТ закрытого типа
9. Застойная сердечная недостаточность
10. Беременность I и III триместр
11. Масса тела более 120 кг

Актиферол 7 mg » Polski Lek S.A.

Саше
Пищевой продукт для специальных медицинских целей.
Пищевая добавка для обеспечения необходимого уровня железа, а также при дефиците железа и анемии у младенцев и детей младшего возраста.

Железо является микроэлементом, необходимым для правильного развития и функционирования организма. Способствует правильному развитию когнитивных функций у

 (…) подробнее

Саше
Пищевой продукт для специальных медицинских целей.
Пищевая добавка для обеспечения необходимого уровня железа, а также при дефиците железа и анемии у младенцев и детей младшего возраста.

Железо является микроэлементом, необходимым для правильного развития и функционирования организма. Способствует правильному развитию когнитивных функций у детей. Участвует в образовании гемоглобина и эритроцитов, что имеет большое значение для растущего организма ребенка. Помогает в правильном функционировании иммунной системы. Является компонентом гемоглобина, который участвует в переносе кислорода.

Актиферол Fe® содержит уникальную форму железа, подвергнутую микронизации и эмульгированию. Благодаря процессу микронизации, то есть измельчению, железо из пирофосфата железа (III), усваивается в два раза выше, что подтверждается научными исследованиями. Железо, содержащееся в Актиферол Fe®, высвобождается в кишечнике, а не в желудке. Благодаря этому вы не испытываете дискомфорт в желудке.

Cостав: мальтодекстрин, железо [дихлорид железа (III) (пирофосфат железа (III)), мальтодекстрин, эмульгатор: лецитин].

Пищевая ценность

100 г

Рекомендуемая суточная доза 1 саше

Энергетическая ценность

1538 кДж (362 ккал)

15кДж (4 ккал)

Жир, в том числе

0 г

0 г

•    Насыщенные жирные                 кислоты

0 г

0 г

Углеводы, в том числе

91 г

0,9 г

·         сахар

23 г

< 0,5 г

белко

0 г

0 г

соль

0,63 г

<0,01 г

железо

700 мг

7 мг

Младенцы и дети до 3 лет: принимать под наблюдением врача, в зависимости от индивидуальных потребностей.

Дети старше 3 лет: 1 пакетик 7 мг железа в день.

При дефиците железа и/или анемии: принимать под наблюдением врача, в зависимости от индивидуальных потребностей.

Содержимое пакетика растворить в небольшом количестве теплой жидкости (около ¼ стакана воды или материнского молока) или добавить в пищу (столовая ложка в кашу или суп). Принимать внутрь.

Важная информация: принимать под наблюдением врача. Пищевая добавка. Продукт не предназначен для парентерального применения. Не является единственным источником питания. Не употреблять при повышенной чувствительности к какому-либо компоненту препарата. Не является альтернативой разнообразному и сбалансированному питанию и здоровому образу жизни.

Распространенность анемии среди лиц 65 лет и старше в Соединенных Штатах: свидетельства высокого уровня необъяснимой анемии | Кровь

На Рисунке 1 показана распространенность анемии среди мужчин и женщин во всем возрастном диапазоне. Дети в возрасте от 1 до 16 лет страдают анемией от 6% до 9%. В возрастной группе от 17 до 49 лет у мужчин самая низкая распространенность анемии, тогда как у женщин репродуктивного возраста — более 12%.Показатели для женщин снижаются вдвое в группе от 50 до 64 лет, а затем постепенно увеличиваются в возрасте 84 лет. Распространенность анемии среди женщин увеличивается вдвое — с 10% до 20% — в возрастной группе от 75 до 84 лет и старше. Показатели распространенности анемии у мужчин растут быстрее, чем у женщин, начиная со среднего возраста, почти удваиваясь в каждой последующей возрастной группе, как показано на Рисунке 1. Это приводит к тому, что мужчины имеют более высокую распространенность, чем женщины после 75 лет, и достигают самой высокой распространенности — 26. % в возрасте 85 лет и старше.

Общая распространенность анемии среди населения в возрасте 65 лет и старше составляет 10,6%, при этом распространенность составляет 11,0% для мужчин и 10,2% для женщин. Однако существуют существенные различия в распространенности в зависимости от расы и этнической принадлежности (Таблица 1). Среди белых неиспаноязычных стран самая низкая общая распространенность (9,0%), с немного более высоким показателем у американцев мексиканского происхождения (10,4%), но значительно более высоким показателем у нелатиноамериканских чернокожих (27,8%), что в 3 раза превышает распространенность среди неиспаноязычных американцев. белые.

Более высокая общая распространенность анемии у пожилых мужчин является следствием пороговых значений для конкретного пола, используемых для определения анемии, с уровнем гемоглобина от 120 до 130 г / л (12-13 г / дл), определяемым как анемия у мужчин, но нормальным для женщины. На рисунке 2 показано распределение гемоглобина для мужчин и женщин в возрасте 65 лет и старше. Кривая для женщин заметно смещена в сторону более низких значений; 32,5% женщин имеют уровень гемоглобина ниже 130 г / л (13 г / дл). В этом населении, проживающем в общинах, менее 1% людей имеют показатели гемоглобина ниже 100 г / л (10 г / дл).

В таблице 2 показано распределение типов анемии у примерно 3 миллионов пожилых анемичных людей в Соединенных Штатах. В целом на дефицит железа, фолиевой кислоты или B 12 приходится треть всех анемий у пожилых людей. В этой группе половина случаев анемии связана с дефицитом железа. Примерно одна треть пожилых людей с анемией страдает ОКИ (19.7%), анемии хронической почечной недостаточности (8,2%) или того и другого (4,3%), а у оставшейся трети — UA.

Дополнительные сравнения пожилых людей без анемии, пациентов с ACI и людей с UA представлены в таблице 3. Фактическое количество людей в выборке с ACI и UA невелико, поэтому только самые большие различия достигают статистической значимости. Лица с UA немного старше, чем люди без анемии или с ACI, а в группах ACI и UA значительно больше чернокожих, чем среди неанемического населения. В группе ACI значительно меньше женщин, чем в неанемической популяции. Средние уровни гемоглобина одинаковы у субъектов с ACI и UA, и обе группы имеют одинаково низкие доли с тяжелой анемией. По сравнению с людьми с UA, у людей с ACI выше, хотя и не является статистически значимой, распространенность диабета, застойной сердечной недостаточности и инсульта. Лабораторные исследования показывают, что у людей с ACI повышенная распространенность повышенного CRP и положительного ревматоидного фактора по сравнению с людьми с UA, хотя эта разница значима только для повышенного CRP.По сравнению с людьми с ACI, люди с UA имеют более высокие показатели рака за предыдущие 2 года и более чем на 2 года раньше, хотя это не было статистически значимым. Как и ожидалось, люди с ACI, по сравнению с неанемическим населением, были значительно более склонны к артриту, диабету, повышенному CRP и положительному ревматоидному фактору. Люди с UA значительно чаще подвергались хирургическому вмешательству в течение последних 12 месяцев.

Наконец, на Рисунке 3 показана взаимосвязь коморбидности с ACI и UA.В общей популяции 65 лет и старше, не имеющей ни одного из рассмотренных здесь состояний, показатели ACI и UA очень низкие (менее 1%). Показатели UA повышаются до 2,5–5,5% у лиц с 1, 2 или 3 состояниями и выше 6% у лиц с 4 и более состояниями. Напротив, распространенность ACI остается низкой у людей с 1, 2 или 3 состояниями и существенно увеличивается только при наличии 4 или более состояний.

Мы дополнительно проанализировали подгруппу UA, чтобы определить долю в этой категории с макроцитозом (средний корпускулярный объем [MCV] более 100 мкл), лейкопенией (количество лейкоцитов [WBC] менее 3 × 10 9 / л [< 3000 / мкл]) или тромбоцитопения (количество тромбоцитов менее 150 × 10 9 / л [<150 000 / мм 3 ]), гематологические особенности соответствуют диагнозу миелодиспластического синдрома. 23 Семнадцать процентов людей с UA, или 5,8% от общей популяции с анемией, соответствовали 1 из этих 3 критериев.

Распространенность и детерминанты анемии среди беременных женщин в Восточной Африке; Многоуровневый анализ недавних демографических и медицинских обследований

Абстрактные

Введение

Анемия во время беременности — это проблема общественного здравоохранения, которая приводит к различным опасным для жизни осложнениям и плохим исходам беременности.Пока что мало данных об объединенной распространенности и детерминантах анемии во время беременности в Восточной Африке для комплексного вмешательства. Таким образом, это исследование было направлено на оценку распространенности и детерминант анемии среди беременных женщин в Восточной Африке с использованием недавних демографических и медицинских обследований.

Метод

Анализ вторичных данных был проведен с использованием данных недавних наборов данных демографических и медицинских обследований из 10 стран Восточной Африки. Всего в анализ были включены 8583 беременных (взвешенная выборка).Многоуровневая обобщенная линейная модель со смешанными эффектами (регрессия Пуассона с устойчивой дисперсией ошибок) была адаптирована для определения детерминант анемии. Наконец, был представлен скорректированный коэффициент распространенности (aPR) с 95% доверительным интервалом и случайными эффектами для многоуровневой обобщенной линейной модели смешанных эффектов.

Результаты

В этом исследовании общая распространенность анемии среди беременных женщин составила 41,82% (95% ДИ: 40,78, 42,87) с большой разницей между отдельными странами, которая варьировалась от 23.36% в Руанде до 57,10% в Танзании. В многоуровневом анализе беременные женщины-подростки (aPR = 1,22; 95% ДИ: 1,02, 1,40), незамужние женщины (aPR = 1,14; 95% ДИ; 1,02,1,28), беременные женщины, имевшие неулучшенные туалеты (aPR = 1,17; 95% ДИ: 1,06,1,27), а женщины из стран с высоким уровнем неграмотности (aPR = 1,12; 95% ДИ; 1,07,1,18) имели более высокую распространенность анемии во время беременности.

Заключение

Анемия по-прежнему является проблемой общественного здравоохранения в Восточной Африке. Таким образом, предоставление домохозяйствам возможности улучшить туалеты за счет усиления существующей программы расширения здравоохранения, сокращения подростковой беременности и повышения уровня грамотности населения имеет жизненно важное значение для снижения распространенности анемии во время беременности в Восточной Африке.

Образец цитирования: Лиев А.М., Тесема Г.А., Аламнех Т.С., Ворку М.Г., Тешале А.Б., Алем А.З. и др. (2021) Распространенность и детерминанты анемии среди беременных женщин в Восточной Африке; Многоуровневый анализ недавних демографических и медицинских обследований. PLoS ONE 16 (4): e0250560. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0250560

Редактор: Марли А. Кардозу, Universidade de Sao Paulo Faculdade de Saude Publica, БРАЗИЛИЯ

Поступила: 4 декабря 2020 г . ; Принят к печати: 11 апреля 2021 г .; Опубликован: 27 апреля 2021 г.

Авторские права: © 2021 Liyew et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные, использованные в этом исследовании, являются сторонними данными DHS (http://www.dhsprogram.com), и к ним можно получить доступ, следуя протоколу, описанному в разделе «Методы».

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Сокращения: АНК, Дородовой уход; APR, Скорректированный коэффициент распространенности; CSA, Центральное статистическое агентство; DHS, Демографическое и медицинское обследование; Советники, Счетные участки; ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения

Введение

Анемия во время беременности означает концентрацию гемоглобина менее 11 г / дл [1]. Это наиболее распространенное гематологическое заболевание, которое влияет на нормальное функционирование системы органов, создавая дефицит кислорода, который достигает различных тканей и органов через кровообращение [2]. Хотя анемия может возникнуть среди любой популяции людей, беременные женщины и маленькие дети являются частыми жертвами этой гематологической аномалии. Депривация гемоглобина из-за анемии во время беременности имеет серьезные осложнения для матери и плода, которые могут даже привести к материнской смертности [3]. Данные показывают, что анемия является причиной 20% смертей беременных женщин [4].Основными причинами анемии во время беременности являются недостаточность питательных веществ (железа, витамина B12, фолиевой кислоты), паразитарные инфекции (анкилостомоз и малярия) [5] и острая кровопотеря [6].

Во всем мире около 32,4 миллиона беременных женщин страдали анемией, тогда как на Юго-Восточную Азию и Африку приходилось около 48,7% и 46,3% бремени анемии соответственно [7]. Самый высокий уровень анемии во время беременности отмечается в регионе к югу от Сахары, где, как сообщается, 17,2 миллиона беременных женщин страдают анемией [8]. Распространенность анемии среди беременных женщин в странах Восточной Африки колеблется от 20% в Руанде [9] до 32%.5% в Уганде [10]. Кроме того, он варьируется в разных странах в другой части мира [11–16].

Таким образом, такое более высокое бремя анемии во время беременности является серьезной проблемой общественного здравоохранения, поскольку оно подвергает пораженных женщин более высокому риску многочисленных осложнений для плода и самой женщины во время и после беременности [17–19]. Его негативные последствия для здоровья сохраняются в младенчестве с долгосрочными неблагоприятными исходами, если заболевание не будет исправлено на ранней стадии [20,21].Кроме того, специфическими частыми неблагоприятными последствиями анемии являются задержка внутриутробного развития, преждевременные роды, низкая масса тела при рождении и гибель плода [22]. Он также во всем мире считается индикатором различных неблагоприятных для здоровья и социально-экономических последствий, поскольку анемия ухудшает физическое здоровье, когнитивное развитие, продуктивность и отражает слабое экономическое развитие страны [7,23].

Для снижения анемии среди беременных женщин были реализованы различные национальные программы питания и стратегии профилактики и контроля недостаточности питательных микроэлементов [24,25].Несмотря на предпринимаемые различные усилия, материнская анемия по-прежнему является серьезной проблемой для общественного здравоохранения [26].

В предыдущих исследованиях индекс благосостояния [27,28], образование матери [28–30], возраст матери [31], равенство [28,31,32], место жительства [30,33], род занятий матери [30] , прерывание беременности в анамнезе [28,33,34], потребление железа во время беременности [32,34], неулучшенный источник воды [27] и семейное положение [35] были факторами, связанными с анемией во время беременности.

Хотя в предыдущей литературе [9,15,27,35,36] были свидетельства о влиянии анемии во время беременности в Восточной Африке [9,15,27,35,36], ни одно из них не указывало на общее бремя анемии среди беременных женщин, поскольку они проводились в конкретные страны.В то время как другие [37–40] являются исследованиями в отдельных странах. Поскольку в последнее время возникла необходимость интегрировать Восточную Африку в аспект здравоохранения для обеспечения всеобщего охвата услугами здравоохранения как части целей устойчивого развития [41], результаты настоящего исследования могут иметь положительные последствия в этом отношении. Кроме того, преимущество этого исследования по сравнению с исследованием, проведенным на женщинах репродуктивного возраста [42] в этом регионе, заключается в том, что оно сосредоточено на бремени анемии среди беременных женщин. Поскольку беременность — это период с высокой потребностью в кислороде из-за физиологических изменений [3], влияние анемии на беременных женщин выше, чем у других женщин репродуктивного возраста.

Более того, страны Восточной Африки продолжали оставаться очагами анемии. Следовательно, чтобы уменьшить бремя анемии среди беременных женщин, жизненно важно исследовать объединенную распространенность и ее детерминанты среди беременных женщин на уровне Восточной Африки. Проведение объединенного анализа с использованием репрезентативных на национальном уровне данных DHS по странам Восточной Африки имеет жизненно важное значение для понимания общих детерминант в разных странах. Чтобы снизить заболеваемость анемией, необходимо вмешательство межотраслевых организаций и международных заинтересованных сторон в общие факторы в разных странах.

Кроме того, результаты этого исследования могут помочь в разработке основанных на фактических данных решений в области общественного здравоохранения для снижения заболеваемости анемией среди беременных женщин в Восточной Африке и, как следствие, улучшения исходов беременности. Более того, это исследование представляло собой объединенный анализ, который мог увеличить мощность исследования, чтобы позволить полное изучение модификации эффекта в пределах данных и может уменьшить ошибки измерения и смещения, возникающие при объединении исследований, в которых использовались разнородные планы и методы сбора данных.

Метод

Дизайн исследования и постановка

В этом исследовании использовались данные демографического и медицинского обследования (DHS), которые были собраны с использованием дизайна перекрестного исследования. Демографические и медицинские обследования (DHS) — это сопоставимые общенациональные репрезентативные обследования домашних хозяйств, которые с 1984 года проводились в более чем 85 странах мира. DHS собирает широкий спектр объективных данных и данных, представленных самими собеседниками, с уделением особого внимания показателям фертильности и репродуктивного здоровья. , здоровье матери и ребенка, смертность, питание и самооценки поведения в отношении здоровья среди взрослых.Ключевые преимущества DHS включают высокий процент ответов, национальный охват и высококачественную подготовку интервьюеров, стандартизованные процедуры сбора данных в разных странах и постоянное содержание с течением времени. Данные DHS облегчают проведение эпидемиологических исследований, направленных на мониторинг распространенности, тенденций и неравенства. Были составлены репрезентативные выборки для населения страны. Подробное описание характера наборов данных демографических и медицинских обследований было опубликовано в другом месте [43]. Таким образом, настоящее исследование основано на демографических исследованиях и исследованиях в области здравоохранения, которые проводились в период с 2008/09 по 2018/2019 гг. В странах Восточной Африки.

Источник данных и измерения

Данные для этого исследования были взяты из недавних национальных репрезентативных данных DHS, проведенных в 10 странах Восточной Африки (Бурунди, Эфиопия, Мадагаскар, Малави, Мозамбик, Руанда, Танзания, Уганда, Замбия, Зимбабве). Судан и Эритрея не имели недавно проведенных данных DHS. Другие страны Восточной Африки, такие как Коморские Острова и Кения, не имели зарегистрированных данных о статусе анемии у женщин в своих наборах данных демографических обследований и обследований состояния здоровья. Обследования DHS обычно собираются каждые пять лет в странах с низким и средним уровнем доходов с использованием структурированных методологий, предварительно протестированных и проверенных инструментов. Обследования DHS следуют той же стандартной процедуре выборки, анкетированию, сбору данных и кодированию, которые на международном уровне проводятся программой DHS [44]. Это делает многострановой анализ простым и разумным.

Для обеспечения национальной репрезентативности обследование DHS использует метод стратифицированной двухэтапной выборки в каждой стране. На первом этапе счетные участки (ЕА), которые представляют всю страну, были случайным образом выбраны из основы выборки (т. Е. Разработаны на основе имеющейся последней национальной переписи населения).Второй этап — это систематическая выборка домохозяйств, перечисленных в каждом кластере или СУ, и интервью проводятся в выбранных домохозяйствах с целевыми группами населения (женщины в возрасте 15–49 лет и мужчины в возрасте 15–64 лет). В это исследование были включены женщины в возрасте 15–49 лет, которые были беременны в течение периода исследования. Беременные женщины, у которых не был измерен гемоглобин, были исключены из исследования. Таким образом, общий размер выборки из объединенных (приложенных) данных, проанализированных в этом исследовании, составил 8583, а общее количество беременных женщин из каждой страны варьировалось от 491 в Руанде до 1516 в Мозамбике (Таблица 1).

Этическое одобрение и согласие на участие

Этического одобрения для этого исследования не требовалось, поскольку в этом исследовании использовались существующие наборы данных опросов общественного достояния, которые находятся в свободном доступе в Интернете на веб-сайте www.measuredhs.com, при этом вся информация об идентификаторах удалена. Но для доступа к данным и их использования мы получили разрешение и одобрение от MeasureDHS через онлайн-запрос.

Зависимая переменная

Зависимой переменной для этого исследования был статус анемии.Беременные женщины с показателем гемоглобина <11 г / дл, скорректированным с высотой, были классифицированы как страдающие анемией, в остальном неанемичны. Анемия регистрируется как категориальная переменная с категориями неанемической, легкой, средней и тяжелой степени в наборах данных DHS для каждой страны. Для этого исследования мы переклассифицировали эту легкую, среднюю и тяжелую анемию на анемию (кодируется как «1») и неанемическую (кодируется как «0»), чтобы соответствовать многоуровневой модели бинарной логистической регрессии. Это было сделано потому, что было очень небольшое количество случаев в категории тяжелой и умеренной анемии.

Независимые переменные

Из самых последних наборов данных DHS, образовательный статус матери (без формального образования, начальное, среднее, высшее образование), возраст матери (15–19, 20–24, 25–29, 30–34, 35–39, 40 –49), род занятий матери (работающая, неработающая), родство (нулипара, первородящие, многоплодные, большие многоплодные), статус материального достатка (самый бедный, более бедный, средний, богатый и самый богатый), история прерывистой беременности (да, нет), страхование здоровья (да, нет), ощущение удаленности от медицинского учреждения (большая проблема, не большая проблема), добавки железа (да, нет), освещение в СМИ (да, нет), источник питьевой воды (улучшено, не улучшено ), тип туалета (улучшенный, не улучшенный), пол главы домохозяйства (мужчина, женщина) и семейное положение (не женат, женат) рассматривались как переменные индивидуального уровня.

Принимая во внимание, что место жительства (город, село), ​​уровень бедности сообщества (низкий, высокий), уровень неграмотности сообщества (низкий, высокий), страхование здоровья сообщества (низкий, высокий) были рассмотрены как факторы уровня сообщества.

Агрегированные объясняющие переменные на уровне сообщества (уровень бедности в сообществе, уровень неграмотности в сообществе, медицинское страхование в сообществе) были рассчитаны путем агрегирования характеристик индивидуального уровня на уровне страны. Они были разделены на высокие и низкие на основе распределения значений пропорций, вычисленных для каждого сообщества после проверки распределения с помощью гистограммы.Если совокупная переменная была нормально распределенным средним значением, а если нет, то нормально распределенное медианное значение использовалось в качестве пороговой точки для категоризации.

Статистический анализ

Извлечение данных, перекодирование, а также описательный и аналитический анализ выполнялись с использованием программного обеспечения STATA версии 14. Взвешивание производилось для восстановления репрезентативности выборки, чтобы общая выборка выглядела как фактическое население страны. Описательный анализ проводился с использованием перекрестных таблиц.В результате были указаны частоты и проценты. Многоуровневый анализ был подобран в связи с иерархическим характером данных демографического исследования здоровья. В этом исследовании использовалась многоуровневая обобщенная линейная модель со смешанными эффектами (с использованием регрессии Пуассона с устойчивой дисперсией ошибок), поскольку распространенность анемии была высокой, а зависимая переменная была бинарной. Кроме того, были определены коэффициент внутриклассовой корреляции (ICC) и пропорциональное изменение дисперсии (PCV) для оценки изменчивости по стране.Сначала был проведен двухвариантный анализ, чтобы выбрать переменные для многомерного анализа, и переменные с p-значением <0,20 в двухфакторном анализе подходили для многомерного анализа. После того, как переменные-кандидаты были выбраны в двумерном анализе, были подогнаны четыре модели; нулевая модель (без предикторов), модель II (скорректированная только на переменные индивидуального уровня), модель III (скорректированная только на переменные уровня сообщества) и модель IV (корректировка модели одновременно для переменных индивидуального уровня и уровня сообщества) установлен. отклонение использовалось для сравнения моделей. Окончательно скорректированный коэффициент распространенности (АРП) с 95% доверительным интервалом (ДИ) был представлен для наиболее подходящей модели.

Результаты

Социально-демографические характеристики участников исследования

Всего в исследование было включено 8583 беременных женщины. Из них 24,20% не имели образования, а 45,12% не имели профессии. Около 46% участников считали расстояние до медицинского учреждения большой проблемой. Почти половина (49,85%) беременных женщин пользовались неулучшенными источниками питьевой воды, а 35.62% имели неулучшенные туалеты. Большинство (68,91%) участников были женаты. Что касается характеристик на уровне сообществ, то большинство участников (77,83%) были из сельских сообществ и почти половина (49,67%) из стран с высоким уровнем неграмотности. Наконец, около 52% и 49% участников были из стран с высоким уровнем бедности и низким уровнем медицинского страхования соответственно (Таблица 2).

Распространенность анемии по странам

Распространенность анемии среди беременных женщин в Восточной Африке составляла 41.82 (95% ДИ: 40,78, 42,87) с большой разницей между отдельными странами, которая колеблется от 23,36% в Руанде до 57,10% в Танзании (рис. 1).

Случайный эффект и сравнение моделей

Таблица 3 показывает случайный эффект или вариацию анемии на уровне страны и сравнение моделей. Таким образом, в нулевой модели был проведен компонентный анализ дисперсии для разложения общей дисперсии анемии. Страна использовалась в качестве переменной второго уровня. Таким образом, была оценена дисперсия на уровне страны, которая указывает на общую дисперсию анемии, которая может быть отнесена к контексту страны, в которой проживали женщины.Применимость многоуровневого анализа обосновывалась значимостью дисперсии на уровне страны [дисперсия по стране = 0,30; стандартная ошибка (SE) = 0,17; P-value = 0,001], что указывает на наличие статистически значимых различий между странами в отношении анемии среди беременных женщин. Это было дополнительно подтверждено ICC в нулевой модели, которая показала, что около 8,50% вариации анемии среди беременных женщин объясняется различиями на уровне стран. Кроме того, последняя модель (модель IV) показывает, что около 20% вариаций анемии среди беременных женщин было связано как с факторами индивидуального, так и на страновом уровне.Что касается сравнения моделей, мы использовали отклонение для оценки пригодности модели. Следовательно, модель с наименьшим значением отклонения (Модель IV) оказалась наиболее подходящей моделью (Таблица 3).

Детерминанты анемии беременных

Как представлено в Таблице 4, где факторы индивидуального и странового уровней были включены одновременно; Возраст матери, семейное положение и тип туалета на основе факторов индивидуального уровня и уровень неграмотности страны на основе совокупных факторов на уровне страны в значительной степени были связаны с анемией.

После учета других факторов на индивидуальном и общинном уровне распространенность анемии у беременных женщин, у которых не было улучшенных туалетов, на 17% [скорректированный коэффициент распространенности (aPR = 1,17; 95% ДИ: 1,06, 1,27) выше, чем у тех, кто пользовался улучшенными туалетами. средство. Что касается материнского семейного положения, незамужние женщины имели на 14% (aPR = 1,14; 95% ДИ; 1,02, 1,28) более высокую распространенность анемии по сравнению с замужними женщинами.

Распространенность анемии увеличилась на 22% (aPR = 1.22; 95% ДИ: 1,02, 1,40) среди подростков по сравнению с женщинами в возрасте 40–49 лет. Кроме того, беременные женщины из страны с более высоким уровнем неграмотности имели на 12% (aPR = 1,12; 95% ДИ; 1,07, 1,18) более высокую распространенность анемии по сравнению с беременными женщинами из стран с низким уровнем неграмотности среди населения (Таблица 4).

Обсуждение

Анемия во время беременности связана с повышением материнской и детской смертности и заболеваемости в странах с низким уровнем дохода [14,45]. Таким образом, в этом исследовании оценивали распространенность и детерминанты, влияющие на анемию во время беременности в Восточной Африке.Это исследование показало, что 41,82% (95% ДИ: 40,78, 42,87) беременных женщин страдали анемией, что указывает на то, что анемия среди беременных женщин является серьезной проблемой общественного здравоохранения в Восточной Африке [3]. Этот вывод согласуется с исследованием, проведенным в Нигерии [11]. Распространенность в этом исследовании выше, чем в исследованиях, проведенных в Саудовской Аравии [12], Эфиопии [36] и Уганде [38]. Однако этот результат ниже результатов исследований, проведенных в Мали [13], Индии [29], Судане [15] и Пакистане [16]. Такие географические различия анемии в разных странах могут быть объяснены различиями в пищевых предпочтениях и культурных представлениях о диетическом питании во время беременности [46], возникновении инфекционных заболеваний [47] и различием в доступности медицинских учреждений.Кроме того, более высокая распространенность анемии в текущем исследовании может быть связана с недавним возрождением малярии в Восточной Африке из-за изменения климата [48].

Согласно последней модели, факторы как на индивидуальном, так и на общинном уровне определяют 20% вариации распространенности анемии среди беременных женщин в Восточной Африке. Это исследование показало, что беременные женщины, у которых были неулучшенные туалеты, имели более высокую распространенность анемии по сравнению с теми, у кого были улучшенные туалеты. Это соответствует исследованию, проведенному с использованием данных последних демографических обследований и обследований состояния здоровья в 47 странах [49]. Это может быть связано с тем, что отсутствие чистой воды и неулучшенных туалетов приведет к увеличению числа инфекций, передаваемых через почву [50], что, в свою очередь, может привести к анемии [51]. Кроме того, данные показывают, что повышенная интенсивность инфицирования анкилостомами беременных женщин связана с более низким уровнем гемоглобина в крови беременных женщин в экономически бедных странах [52].

Аналогичным образом, это исследование показало, что беременные подростки чаще страдают анемией, чем женщины старшего возраста. Этот вывод согласуется с исследованиями, проведенными в Уганде [27], Индии [31] и Саудовской Аравии [12]. Различные свидетельства показали, что ранний брак связан с низким экономическим статусом, прекращением учебы, риском заражения инфекциями, передаваемыми половым путем (например, ВИЧ / СПИДом), более высокими показателями некоторых неблагоприятных социальных и физических результатов, осложнениями беременности (включая анемию), и высокий уровень разводов [53–55]. Таким образом, совокупный эффект таких состояний может повысить риск анемии в подростковом возрасте.

Настоящее исследование также показало, что распространенность анемии среди незамужних женщин выше, чем среди замужних женщин. Этот результат подтверждается данными, сделанными в Руанде [35]. Эмпирические данные в различных публикациях показали, что незамужние беременные женщины подвержены более высокому уровню заболеваемости, плохому эмоциональному благополучию [56,57], стрессу и депрессии. Они реже сообщают о том, что они счастливее и здоровее, чем замужние женщины [58].Следовательно, они могут усугубить уже существующий физиологический стресс во время беременности, что может привести к подавлению выработки эритроцитов в костном мозге. Более того, беременность у незамужних женщин, скорее всего, нежелательна. Хотя ежедневный прием добавок железа является доказанным вмешательством общественного здравоохранения для беременных женщин, исследование показало, что женщина с незапланированной беременностью имеет низкую приверженность к добавлению железа (т. Е. Дефицит железа является наиболее частой причиной анемии) из-за социальной стигмы [59].

Из факторов на уровне общины (страны) уровень неграмотности на уровне общины в значительной степени связан с анемией во время беременности. Соответственно, распространенность анемии высока среди женщин из стран с высоким уровнем неграмотности по сравнению с женщинами из стран с низким уровнем неграмотности. Этот вывод согласуется с выводами из других публикаций [60,61]. Это может быть связано с тем, что неграмотные женщины могут быть экономически нестабильными [62] и могут не удовлетворять потребности в питательных веществах (продукты, богатые витамином A, железом и фолиевой кислотой e.t.c) во время беременности, что может привести к анемии. Есть также свидетельства того, что эти неграмотные женщины не обращались за дородовой помощью (ДП) [63]. Если они не получают добавок железа во время беременности (период с высокой потребностью в железе), у них наиболее высока вероятность развития железодефицитной анемии [64].

Сильные стороны этого исследования: Во-первых, он был проведен с использованием объединенных данных 10 национальных репрезентативных обследований DHS в странах Восточной Африки. Таким образом, этот большой размер выборки имел достаточную мощность, чтобы обнаружить истинное влияние независимых переменных.Во-вторых, во время анализа применялся выборочный вес, чтобы получить надежные оценки и стандартные ошибки. В качестве ограничения, поскольку в исследовании использовались перекрестные данные, причинно-следственная связь между анемией и идентифицированными независимыми переменными не может быть установлена. Кроме того, это исследование было основано на вторичных данных, факторы, которые могут иметь отношение к анемии во время беременности, такие как пищевые привычки, заражение паразитами (анкилостомоз), предыдущая госпитализация и использование пищевых добавок (витамин B12 и фолиевая кислота) не были включены.

Заключение

В этом исследовании как индивидуальные, так и страновые факторы были связаны с анемией среди беременных женщин. Соответственно, незамужние женщины, подростки, женщины, имевшие непроверенные туалеты, и женщины из страны с высоким уровнем неграмотности, имели более высокую распространенность анемии во время беременности. Таким образом, предоставление домохозяйствам возможности улучшить туалеты за счет усиления существующей программы распространения медицинских услуг, повышения уровня грамотности населения и сведения к минимуму подростковой беременности имеет жизненно важное значение для снижения распространенности анемии в Восточной Африке.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Meter DHS за разрешение на доступ к наборам данных EDHS.

Ссылки

  1. 1. Макгуайр С., Всемирная организация здравоохранения. Комплексный план реализации по питанию матерей, детей грудного и раннего возраста. Женева, Швейцария, 2014 г. «Достижения в области питания», 2015 г. 6 (1): с. 134–135. pmid: 25593153
  2. 2. Акушеры, A.C.o. и гинекологи, Практический бюллетень ACOG No. 95: анемия при беременности. Акушерство и гинекология, 2008. 112 (1): с. 201. pmid: 18591330
  3. 3. Де Бенуа, Б. и др., Распространенность анемии в мире, 1993–2005 гг .; Глобальная база данных ВОЗ по анемии. 2008.
  4. 4. Недостатки W.M., Железодефицитная анемия . ВОЗ: Женева, Швейцария, 2017.
  5. 5. Гетахун В., Белачью Т. и Волид А.Д. Бремя и связанные с ним факторы анемии среди беременных женщин, получающих дородовое наблюдение в южной Эфиопии: перекрестное исследование.Примечания к исследованию BMC, 2017. 10 (1): p. 276. pmid: 28705235
  6. 6. Брок Дж. Х., Метаболизм железа при здоровье и болезнях . 1994: компания WB Saunders.
  7. 7. Снабжение, W.U.J.W., S.M. Программа и W.H. Организация, Прогресс в области санитарии и питьевой воды: обновление 2015 г. и оценка ЦРТ. 2015: Всемирная организация здравоохранения.
  8. 8. Сьюзан Т. и Блэкберн Д. Физиология матери, плода и новорожденного: клиническая перспектива. Качественные исследования в области здравоохранения, 2007 г.11 (6): с. 780–794.
  9. 9. Галлоуэй, Р., Тенденции в программах борьбы с анемией и распространенности анемии в Руанде. Тенденции Программы профилактики анемии, Руанда, 2013.
  10. 10. Ононге С., Кэмпбелл О. и Мирембе Ф., Статус гемоглобина и предикторы анемии среди беременных женщин в Мпиги, Уганда. Примечания к исследованию BMC, 2014. 7 (1): p. 712. pmid: 25304187
  11. 11. Dim C.C. и Онах Х.Э., Распространенность анемии среди беременных женщин при бронировании в Энугу, Юго-Восточная Нигерия.Medscape, общая медицина, 2007. 9 (3): с. 11. pmid: 18092018
  12. 12. Махфуз А. и др., Анемия среди беременных женщин в регионе Асир, Саудовская Аравия: эпидемиологическое исследование. Отправить в J Trop Med Public Health Юго-Восточной Азии, 1994. 25 (1): p. 84–87. pmid: 7825031
  13. 13. Ayoya M.A., et al., Детерминанты анемии среди беременных женщин в Мали. Бюллетень по продуктам питания и питанию, 2006. 27 (1): p. 3–11. pmid: 16572713
  14. 14. Калайвани К., Распространенность и последствия анемии во время беременности.Индийский журнал J Med Res, 2009. 130 (5): p. 627–33. pmid: 200

  15. 15. Адам И., Ибрагим Ю. и Эльхарделло О. Распространенность, типы и детерминанты анемии среди беременных женщин в Судане: систематический обзор и метаанализ. BMC hematology, 2018. 18 (1): с. 1–8. pmid: 30455961
  16. 16. Баиг-Ансари Н. и др., Распространенность анемии и факторы риска у беременных женщин в городских районах Пакистана. Бюллетень по продуктам питания и питанию, 2008. 29 (2): p. 132–139. pmid: 18693477
  17. 17.Чопра Дж. и Кевани Дж. Международный подход к алиментарной анемии. Американский журнал общественного здравоохранения, 1971. 61 (2): p. 250–258. pmid: 5100331
  18. 18. Бейкер В.Ф. Jr, Дефицит железа при беременности, акушерстве и гинекологии. Гематологические / онкологические клиники Северной Америки, 2000. 14 (5): с. 1061–1077. pmid: 11005034
  19. 19. Штольцфус Р.Дж., Дефицит железа: глобальная распространенность и последствия. Бюллетень по продуктам питания и питанию, 2003. 24 (4_suppl_1): с.S99 – S103. pmid: 17016951
  20. 20. Аллен Л.Х., Беременность и дефицит железа: нерешенные вопросы. Nutrition Reviews, 1997. 55 (4): p. 91–101. pmid: 9197129
  21. 21. Лозофф Б., Хименес Э. и Вольф А.В., Долгосрочные результаты развития младенцев с дефицитом железа. Медицинский журнал Новой Англии, 1991. 325 (10): p. 687–694. pmid: 1870641
  22. 22. Хассан А.-А. и др., Анемия и дефицит железа у беременных женщин в Зарии, Нигерия. Медицинский журнал стран Африки к югу от Сахары, 2014 г.1 (1): с. 36.
  23. 23. Стивенс Г.А. и др., Глобальные, региональные и национальные тенденции концентрации гемоглобина и распространенности тотальной и тяжелой анемии у детей, беременных и небеременных женщин за 1995–2011 годы: систематический анализ репрезентативных данных для населения. The Lancet Global Health, 2013. 1 (1): p. e16 – e25. pmid: 25103581
  24. 24. GotFDR, E., Национальная программа питания, июнь 2013 г. — июнь 2015 г. Аддис-Абеба: Правительство Федеративной Демократической Республики Эфиопия, 2013 г.
  25. 25. Раджкумар А.С., Гауклер К. и Тилахун Дж., Борьба с недоеданием в Эфиопии : Подход, основанный на фактических данных, для достижения устойчивых результатов . 2011: Всемирный банк.
  26. 26. Лоне Ф.В., Куреши Р.Н. и Эмануэль Ф., Материнская анемия и ее влияние на перинатальный исход. Тропическая медицина и международное здоровье, 2004. 9 (4): p. 486–490.
  27. 27. Нанкинга О. и Агута Д. Детерминанты анемии среди женщин в Уганде: дальнейший анализ демографических исследований и исследований состояния здоровья Уганды.BMC Public Health, 2019. 19 (1): с. 1–9.
  28. 28. Маски М. и др. Анемия во время беременности и связанные с ней факторы: исследование из восточного Непала. Непальский эпидемиологический журнал, 2014. 4 (4): p. 386–92.
  29. 29. Раджамули Дж. И др., Исследование распространенности анемии среди беременных женщин, посещающих дородовую клинику при Сельском учебном центре здоровья (RHTC) и Учебную больницу Института медицинских наук им. Чалмеда Ананд Рао, Каримнагар, Телангана, Индия. Международный журнал современных медицинских исследований, 2016.3 (8): с. 43–50.
  30. 30. Хайлу Т. и др., Факторы, определяющие анемию среди беременных женщин, посещающих клинику дородовой помощи на северо-западе Эфиопии. Тропические болезни, медицина путешествий и вакцины, 2019. 5 (1): с. 13. pmid: 31360533
  31. 31. Lokare P.O. и др., Исследование распространенности анемии и социально-демографических факторов, связанных с анемией, среди беременных женщин в городе Аурангабад, Индия. Анналы нигерийской медицины, 2012. 6 (1): с. 30.
  32. 32.Али М.М., Нгови А.Ф. и Гиборе Н.С., Распространенность и акушерские факторы, связанные с анемией среди беременных женщин, получающих дородовую помощь на острове Унгуджа. Танзания: Int J Community Med Public Health, 2019. 6 (3): p. 950–95.
  33. 33. Берхе Б. и др., Распространенность анемии и связанных с ней факторов среди беременных женщин в больнице общего профиля Адиграта, Тиграй, северная Эфиопия, 2018 г. Примечания к исследованию BMC, 2019 г. 12 (1): стр. 310. pmid: 31151463
  34. 34. Хассване Н., et al., Распространенность и факторы, связанные с беременностью с анемией, в группе марокканских беременных женщин. Журнал биологических наук и медицины, 2015. 3 (10): с. 88.
  35. 35. Хакизимана Д. и др., Определение факторов риска анемии среди женщин репродуктивного возраста в Руанде — кросс-секционное исследование с использованием вторичных данных демографического обследования и медицинского обследования в Руанде 2014/2015. BMC Public Health, 2019. 19 (1): p. 1662. pmid: 31829161
  36. 36. Касса Г.М. и др., Распространенность и детерминанты анемии среди беременных женщин в Эфиопии; систематический обзор и метаанализ. BMC hematology, 2017. 17 (1): с. 17.
  37. 37. Кефиялев Ф. и др. Анемия среди беременных женщин в Юго-Восточной Эфиопии: распространенность, тяжесть и связанные факторы риска. Примечания к исследованию BMC, 2014. 7 (1): p. 771. pmid: 25362931
  38. 38. Обай Г., Одонго П. и Ваньяма Р. Распространенность анемии и связанные с ней факторы риска среди беременных женщин, получающих дородовое наблюдение в региональных больницах Гулу и Хойма в Уганде: перекрестное исследование. BMC беременность и роды, 2016.16 (1): с. 76. pmid: 27067390
  39. 39. Тадесс С.Е. и др., Детерминанты анемии среди беременных матерей, получающих дородовую помощь в медицинских учреждениях города Десси, на севере центральной части Эфиопии, не имеющее себе равных исследование случай-контроль. PloS one, 2017. 12 (3): с. e0173173. pmid: 28288159
  40. 40. Тулу Б.Д., Атомса Е.М. и Менгист Х.М., Детерминанты анемии среди беременных женщин, получающих дородовое наблюдение в зоне Хоро Гудуру Воллега, Западная Эфиопия: непревзойденное исследование случай-контроль. PloS one, 2019. 14 (10): с. e0224514. pmid: 31671128
  41. 41. Ямин А.Е. и Малече А., Обеспечение всеобщего охвата услугами здравоохранения в Восточной Африке: актуальность прав человека. BMC International Health and Human Rights, 2017. 17 (1): p. 1–10.
  42. 42. Тешале А.Б. и др., Анемия и связанные с ней факторы среди женщин репродуктивного возраста в Восточной Африке: многоуровневая обобщенная линейная модель со смешанными эффектами. Плос один, 2020. 15 (9): с. e0238957. pmid: 32915880
  43. 43.Корси Д.Дж. и др., Демографические и медицинские исследования: профиль. Международный эпидемиологический журнал, 2012. 41 (6): с. 1602–1613. pmid: 23148108
  44. 44. Рутштейн С.О. и Рохас Г., Руководство по статистике DHS . Калвертон, Мэриленд: ORC Macro, 2006. 38.
  45. 45. Организация, W.H., Уровни рецепторов трансферрина в сыворотке для оценки статуса железа и дефицита железа у населения. 2014 г., Всемирная организация здравоохранения.
  46. 46. Чакона Г.и Шеклтон К., Табу на еду и культурные убеждения влияют на выбор продуктов питания и диетические предпочтения беременных женщин в Восточной Капской провинции, Южная Африка. Питательные вещества, 2019. 11 (11): с. 2668. pmid: 31694181
  47. 47. Они Т. и Анвин Н., Почему дихотомия инфекционных / неинфекционных заболеваний проблематична для стратегий контроля общественного здравоохранения: последствия мультиморбидности для систем здравоохранения в эпоху перехода к здоровью. Международное здоровье, 2015. 7 (6): p. 390–399. pmid: 26103981
  48. 48.Пиндолия Д.К. и др., Демография перемещения людей и малярии и модели миграции в Восточной Африке. Журнал малярии, 2013. 12 (1): p. 1–12. pmid: 24191976
  49. 49. Котари М.Т. и др., Изучение связей между водой, санитарией и анемией с помощью 47 репрезентативных на национальном уровне демографических обследований и обследований здоровья. Annals of the New York Academy of Sciences, 2019. 1450 (1): p. 249. pmid: 31232465
  50. 50. Мара Д. и др., Санитария и здоровье.PLoS Med, 2010. 7 (11): с. e1000363. pmid: 21125018
  51. 51. Тай С.К.К., Нани Е.А. и Валана В. Паразитарные инфекции и материнская анемия среди будущих матерей в Восточном округе Дангме, Гана. Примечания к исследованию BMC, 2017. 10 (1): p. 3. pmid: 28057071
  52. 52. Брукер С., Хотез П.Д., Банди Д.А. Анемия, вызванная анкилостомами у беременных женщин: систематический обзор. PLoS Negl Trop Dis, 2008. 2 (9): с. e291. pmid: 18820740
  53. 53. де Гроот Р., Кууньем М.Ю. и Палермо Т. Детские браки и связанные с ними результаты в северной Гане: перекрестное исследование. BMC Public Health, 2018. 18 (1): p. 1–12. pmid: 29482546
  54. 54. Херлиана Б.Р., Утами Н.В.А. и Курниати Д.П.Й., Практика ранних браков и влияние на здоровье девочек-подростков в Центральном Ломбоке: качественное исследование. Архив общественного здравоохранения и профилактической медицины, 2018. 6 (1): с. 61–67.
  55. 55. Организация, W.H., Детские браки: 39 000 каждый день; 2013.2017.
  56. 56. Койн Дж. К. и Андерсон К. К., Семейное положение, удовлетворенность браком и процессы поддержки среди женщин с высоким риском рака груди. Журнал семейной психологии, 1999. 13 (4): с. 629.
  57. 57. Гольдман Н., Выбор брака и закономерности смертности: выводы и заблуждения. Демография, 1993. 30 (2): с. 189–208. pmid: 8500636
  58. 58. Рахман М.М. и др., Материнская анемия и риск неблагоприятных родов и последствий для здоровья в странах с низким и средним уровнем доходов: систематический обзор и метаанализ.Американский журнал клинического питания, 2016. 103 (2): p. 495–504. pmid: 26739036
  59. 59. Сейфу С.Н., Уайтинг С.Д. и Хайлемариам Т.Г., Более образованные, пожилые или незамужние беременные женщины в меньшей степени соблюдают прием препаратов железа и фолиевой кислоты в Южной Эфиопии. Журнал диетических добавок, 2020. 17 (4): с. 442–453. pmid: 31230484
  60. 60. ЗАИДИ С.Р.Х. и др., ЖЕНСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ И АНЕМИЯ ПРИ БЕРЕМЕННОСТИ: ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ. Пакистанский последипломный медицинский журнал, 2016.27 (3): с. 72–74.
  61. 61. Лиев А.М. и Тешале А.Б., Факторы на уровне отдельных лиц и сообществ, связанные с анемией среди кормящих матерей в Эфиопии, на основе данных эфиопского демографического обследования и обследования состояния здоровья, 2016 г .; многоуровневый анализ. BMC Public Health, 2020. 20: с. 1–11.
  62. 62. Хак А. и Зульфикар М., Расширение экономических прав и возможностей женщин через финансовую грамотность, финансовое положение и финансовое благополучие. Международный журнал бизнеса и социальных наук, 2016.7 (3): с. 78–88.
  63. 63. Сароде В.М. Влияет ли неграмотность на осложнения беременности у женщин в трущобах Большого Мумбаи. Международный журнал социологии и антропологии, 2010. 2 (5): с. 82–93.
  64. 64. Агарвал Т., Кочар Г. и Гоэль С. Влияние добавок железа на анемию во время беременности. Исследования по этномедицине, 2008. 2 (2): с. 149–151.

Анемия увеличивает риск смерти у очень пожилых людей — ScienceDaily

Анемия у очень пожилых людей в возрасте 85 лет и старше, по-видимому, связана с повышенным риском смерти, согласно новому исследованию, опубликованному в CMAJ (журнал Канадской медицинской ассоциации).

Исследование было частью Лейденского исследования для людей старше 85 лет, в котором приняли участие 562 человека в возрасте 85 лет в Нидерландах и наблюдали за ними до 90 лет. У 27% участников была анемия в начале исследования (распространенная анемия) и В последующий период эпизодическая анемия развивалась у 24% людей без анемии в начале исследования.

Анемия у пожилых людей обычно связана с повышенной смертностью, а также снижением подвижности, когнитивными нарушениями, депрессией, падениями и переломами, госпитализацией и снижением качества жизни. Это может существенно повлиять на потребности и расходы в области здравоохранения в стареющих западных обществах.

В исследуемой группе риск смерти был одинаковым среди мужчин и женщин, а также среди людей в учреждениях длительного ухода и в обществе.

«Мы обнаружили сильную независимую связь между распространенной анемией у участников в возрасте 85 лет и риском смерти», — пишет г-жа Венди ден Эльзен из Медицинского центра Лейденского университета и соавторы, подтверждая результаты предыдущих исследований людей в Нидерландах и Северная Америка.«Мы обнаружили, что случайная анемия у участников старше 85 лет оказала даже более сильное влияние на смертность, чем распространенная анемия в возрасте 85 лет».

После корректировки на другие заболевания негативное влияние анемии на когнитивные способности и физические функции было нейтрализовано. Авторы приходят к выводу, что связанное с этим функциональное снижение, по-видимому, в основном связано с сопутствующими заболеваниями.

В соответствующем комментарии д-р Марк Кларфилд из Университета Бен-Гуриона и д-р Ора Палтиэль из Хадасса-Еврейского университета в Израиле пишут: «В случае необъяснимой анемии у пожилых пациентов мы, возможно, никогда не сможем понять, является ли основная причина или анемия. несет ответственность за смерть.Они предупреждают, что необходимы доказательства того, что регулярное лечение необъяснимой анемии более полезно, чем вредно.

История Источник:

Материалы предоставлены журналом Canadian Medical Association Journal . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Женщины с анемией в два раза чаще нуждаются в переливании после кесарева сечения

Орландо, Флорида. Согласно исследованию, представленному на ежегодном собрании ANESTHESIOLOGY ® 2019, беременным женщинам с анемией в два раза чаще требуется переливание крови после кесарева сечения, чем женщинам без этого заболевания. Тем не менее, большинство беременных женщин не проходят обследование на ранних сроках беременности на дефицит железа, который может привести к анемии.

Анемия, дефицит гемоглобина или красных кровяных телец, переносящих кислород по всему телу, может вызвать серьезные проблемы у беременных женщин, включая послеродовое кровотечение (обильное кровотечение после родов) — основная причина материнской смертности и проблема в США. США. имеет самый высокий уровень материнской смертности среди развитых стран — с 1990 по 2015 год он увеличился на 56%.Тяжелый дефицит железа — наиболее частая причина анемии у беременных. Женщины, родившие ребенка путем кесарева сечения, подвержены высокому риску послеродового кровотечения.

Но хотя все беременные женщины должны проходить скрининг на анемию во время их первого дородового визита в соответствии с рекомендациями Целевой группы профилактических служб США и Американского колледжа акушеров и гинекологов, они обычно не проверяются на дефицит железа, что является отдельным анализом крови.

Тем не менее, многие женщины с дефицитом железа, но не страдающие анемией, на ранних сроках беременности становятся анемичными, поскольку их возрастающая потребность в железе во время беременности возрастает.Их анемия часто выявляется только на поздних сроках беременности, и ее становится все труднее вылечить быстро и эффективно.

«Если скрининг на дефицит железа не будет проведен у всех женщин при первом дородовом посещении, многие из тех, у кого дефицит железа, но еще не страдают анемией, не будут идентифицированы», — сказала Гислен Эчеваррия, доктор медицины, магистр наук, ведущий автор, и доцент кафедры анестезиологии, периоперационного ухода и медицины боли в Медицинской школе Нью-Йоркского университета, Нью-Йорк. «Наше исследование предполагает, что мы должны рассмотреть возможность скрининга всех женщин на дефицит железа на ранних сроках беременности.Для тех, у кого обнаружен дефицит, решение простое — назначить добавку железа, безопасное лечение, которое потенциально полезно как для матери, так и для ребенка, что может привести к меньшему количеству переливаний крови после кесарева сечения ».

В ходе исследования исследователи проанализировали проспективный клинический регистр, а также электронные истории болезни 5 527 женщин, которым было запланировано кесарево сечение в течение 4–1,5 лет, и определили, что 1276 (23%) положительных результатов теста на анемию, когда они были госпитализированы. в больницу для доставки.Из женщин, страдающих анемией, 107 (8,4%) сделали переливание крови по сравнению с 187 из 4251 женщины, у которых не было анемии (4,4%), что означает, что скорректированные шансы на получение переливания были в два раза выше для женщин, у которых была анемия. анемия при поступлении в больницу.

По словам доктора Эчеваррии, скрининг женщин на дефицит железа на ранних сроках беременности может помочь предотвратить осложнения во время родов, в том числе связанные с переливанием крови. Женщинам с дефицитом железа можно назначать пероральные добавки железа.По ее словам, тем, кто не переносит побочные эффекты пероральных добавок (такие как запор и тошнота), может быть назначена внутривенная (IV) терапия на более поздних сроках беременности.

«Скрининг всех женщин на дефицит железа может улучшить результаты пациентов и улучшить их состояние в больнице, а также сократить расходы, связанные с переливаниями крови», — сказал д-р Эчеваррия.

Помимо послеродового кровотечения, анемия также увеличивает риск других опасных для жизни состояний, таких как преэклампсия, отслойка плаценты и сердечная недостаточность.У женщин с анемией в два раза выше вероятность преждевременных родов и в три раза выше вероятность родить ребенка с низкой массой тела при рождении. Кроме того, их дети с большей вероятностью будут испытывать дефицит железа, задержку роста и развития, а также отклонения в поведении, даже после того, как им дадут железо. Анемия также вызывает у матери утомляемость и нарушение мышления, что может негативно сказаться на отношениях между матерью и ребенком.

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО АНЕСТЕЗИОЛОГОВ

Основанное в 1905 году Американское общество анестезиологов (ASA) представляет собой образовательное, исследовательское и научное сообщество, в которое входят более 53 000 членов, организованных для повышения и поддержания стандартов медицинской практики анестезиологии. ASA стремится к тому, чтобы врачи-анестезиологи оценивали и контролировали медицинское обслуживание пациентов до, во время и после операции, чтобы обеспечить высочайшее качество и безопасность, которых заслуживает каждый пациент.

Для получения дополнительной информации в области анестезиологии посетите Интернет-сайт Американского общества анестезиологов по адресу asahq.org . Чтобы узнать больше о роли врачей-анестезиологов в обеспечении безопасности пациентов, посетите asahq.org / WhenSecondsCount . Присоединяйтесь к социальной беседе АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ ® 2019 сегодня. Поставьте лайк ASA на Facebook , подпишитесь на ASALifeline в Twitter и используйте хэштег # ANES19.

# #

Низкий уровень гемоглобина | Библиотека здоровья клиники NCH Mayo

Определение

Низкий уровень гемоглобина — часто встречающийся результат анализа крови. Гемоглобин (Hb или Hgb) — это белок красных кровяных телец, переносящий кислород по всему телу.

Низкий уровень гемоглобина обычно определяется как менее 13,5 граммов гемоглобина на децилитр (135 граммов на литр) крови для мужчин и менее 12 граммов на децилитр (120 граммов на литр) для женщин. У детей определение зависит от возраста и пола. Порог немного отличается от одной медицинской практики к другой.

Во многих случаях низкий уровень гемоглобина, который лишь немного ниже нормы, не влияет на ваше самочувствие. Низкий уровень гемоглобина, более серьезный и вызывающий симптомы, может означать, что у вас анемия.

Причины

Нормально низкий уровень гемоглобина

Слегка низкий уровень гемоглобина не всегда является признаком болезни — для некоторых людей это может быть нормальным явлением. У женщин с менструациями и беременных обычно низкий уровень гемоглобина.

Низкий уровень гемоглобина, связанный с заболеваниями и состояниями

Низкий уровень гемоглобина может быть связан с заболеванием или состоянием, из-за которого в вашем организме слишком мало эритроцитов. Это может произойти, если:

  • Ваше тело производит меньше эритроцитов, чем обычно
  • Ваше тело разрушает красные кровяные тельца быстрее, чем они могут быть произведены
  • У вас кровопотеря

Заболевания и состояния, при которых ваше тело вырабатывает меньше красных кровяных телец, чем обычно, включают:

  • Апластическая анемия
  • Рак
  • Некоторые лекарства, такие как антиретровирусные препараты для лечения ВИЧ-инфекции и химиотерапевтические препараты для лечения рака и других состояний
  • Хроническая болезнь почек
  • Цирроз
  • Лимфома Ходжкина (болезнь Ходжкина)
  • Гипотиреоз (недостаточная активность щитовидной железы)
  • Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК)
  • Железодефицитная анемия
  • Отравление свинцом
  • Лейкемия
  • Множественная миелома
  • Миелодиспластические синдромы
  • Неходжкинская лимфома
  • Ревматоидный артрит
  • Витаминодефицитная анемия

Заболевания и состояния, при которых ваше тело разрушает эритроциты быстрее, чем они могут быть вызваны, включают:

  • Увеличенная селезенка (спленомегалия)
  • Гемолиз
  • Порфирия
  • Серповидно-клеточная анемия
  • Талассемия

Низкий уровень гемоглобина также может быть следствием кровопотери, которая может произойти из-за:

  • Кровотечение в пищеварительном тракте, например, из-за язвы, рака или геморроя
  • Частая сдача крови
  • Меноррагия (обильное менструальное кровотечение) (обильное менструальное кровотечение — хотя даже нормальное менструальное кровотечение может вызвать незначительное снижение уровня гемоглобина)

Когда обращаться к врачу

Некоторые люди узнают, что у них низкий гемоглобин, когда они пытаются сдать кровь. Отказ от сдачи крови — не обязательно повод для беспокойства. У вас может быть гемоглобин, который вам подходит, но не соответствует стандартам, установленным центрами сдачи крови.

Если ваш гемоглобин лишь немного ниже требуемого уровня, особенно если вы принимали участие в сдаче крови в прошлом, возможно, вам просто нужно подождать пару месяцев и попробовать еще раз. Если проблема не исчезнет, ​​запишитесь на прием к врачу.

Запишитесь на прием, если у вас есть признаки и симптомы

Если у вас есть признаки и симптомы низкого уровня гемоглобина, запишитесь на прием к врачу.Признаки и симптомы могут включать:

  • Усталость
  • Слабость
  • Бледная кожа и десны
  • Одышка
  • Учащенное или нерегулярное сердцебиение

Ваш врач может порекомендовать сделать общий анализ крови, чтобы определить, низкий ли у вас уровень гемоглобина. Если ваш тест показывает, что у вас низкий уровень гемоглобина, вам, вероятно, потребуется дополнительное тестирование, чтобы определить причину.

Анемия — проблема общественного здравоохранения, которая затрагивает население как богатых, так и бедных стран

Анемия — это проблема общественного здравоохранения, которая затрагивает население как богатых, так и бедных стран.Его основной причиной является дефицит железа (ЖДА), но есть и ряд других состояний, таких как малярия, паразитарные инфекции, дефицит других питательных веществ и гемоглобинопатии. Анемия — это состояние, при котором количество красных кровяных телец или их способность переносить кислород недостаточны для удовлетворения физиологических потребностей, которые зависят от возраста, пола, высоты, курения и статуса беременности. В тяжелой форме это связано с утомляемостью, слабостью, головокружением и сонливостью. Особенно уязвимы беременные женщины и дети.

Анемия у беременных

Объем плазмы увеличивается быстрее, чем масса эритроцитов во время беременности, и происходит падение уровня гемоглобина. При отсутствии лечения дефицит железа во время беременности связан с множеством неблагоприятных исходов как для матери, так и для ребенка. У беременных женщин лечение анемии может улучшить исходы родов и общее самочувствие во время и после беременности.

Анемия у детей

Подсчитано, что до 80% детей в развивающихся странах будут страдать анемией в какой-то момент до достижения 18-летнего возраста.Даже легкая анемия может привести к усталости и нарушить способность ребенка учиться в школе. У младенцев анемия может вызвать необратимую задержку умственного, моторного и поведенческого развития. Из-за быстрого роста, увеличения общего объема крови и начала менструации увеличивается потребность в железе, что делает девочек-подростков более восприимчивыми к анемии. Анемия в подростковом возрасте влияет на весь жизненный цикл женщины, поскольку у девочек с анемией запасы железа перед беременностью ниже. Инвестиции в профилактику анемии в подростковом возрасте имеют решающее значение для самих девочек-подростков, а также для выживания, роста и развития их детей в дальнейшей жизни.

Питание и ЦУР — и анемия?

17 целей в области устойчивого развития и связанные с ними 169 задач были недавно объявлены ООН; индикаторы предоставят правительствам очень четкое представление о том, что им нужно делать, и что будет служить в качестве дальнейших действий с добавленной стоимостью. Согласно задаче 2.2 Глобальной цели 2 «Нулевой голод» заявленная цель заключается в искоренении «всех форм недоедания», и в ней упоминаются конкретные подгруппы населения, включая детей до 5 лет, девочек-подростков, беременных и кормящих женщин, а также пожилых людей.

Как диагностировать анемию

Раннее выявление и лечение анемии, вызванной дефицитом железа или витаминов, относительно просты и могут значительно улучшить качество жизни и общее самочувствие. Следовательно, измерение уровня гемоглобина должно быть включено в обычные обследования. Незначительные отклонения от нормального уровня гемоглобина могут быть первым признаком тяжелого заболевания и / или дефицита железа / витаминов. Тест на гемоглобин должен быть простым, быстрым и точным в диапазоне нормальных и аномальных значений.
HemoCue на протяжении более 30 лет разрабатывает и производит устройства для диагностики анемии и в настоящее время присутствует в более чем 130 странах, в том числе в суровых климатических условиях. Решение HemoCue Hb, похоже, достигает тех, кто в нем больше всего нуждается.

Список литературы

1. Веб-сайт ВОЗ
2. ВОЗ, Железодефицитная анемия, оценка, профилактика и контроль, Руководство для руководителей программ
3. Ирвин и др., Анемия у детей. Американский семейный врач, 2001; 64: 1379-1386
4.ЮНИСЕФ; Программа борьбы с анемией девочек-подростков

Текущее и будущее использование анализов «сухих пятен крови» в клинической химии

Список литературы

1. Bang I. Ein verfahren zur mikrobestimmung von blutbestandteilen. Biochem Ztschr 1913; 49: 19–39. Искать в Google Scholar

2. Гатри Р., Сьюзи А. Простой метод фенилаланина для обнаружения фенилкетонурии в больших популяциях новорожденных. Педиатрия 1963; 32: 338–43.14063511 Искать в Google Scholar

3.Мэй СП, Александр-младший, Адам Б.В., Хэннон У. Использование фильтровальной бумаги для сбора и анализа образцов цельной крови человека. J Nutr 2001; 131: 1631S–6S. Искать в Google Scholar

4. Паркер С.П., Кубитт В.Д. Использование высушенного образца пятен крови в эпидемиологических исследованиях. J Clin Pathol 1999; 52: 633–9.10.1136 / jcp.52.9.63310655983 Искать в Google Scholar

5. Коста Х, Харди Р., Родригес Ф., Миравитлес М., Котрина М., Гонсалес С. и др. Простой метод скрининга на дефицит альфа1-антитрипсина с использованием сухих образцов крови.Eur Respir J 2000; 15: 1111–5.10.1034 / j.1399-3003.2000.01521.x Искать в Google Scholar

6. Xu H, Zhao Y, Liu Z, Zhu W., Zhou Y, Zhao Z. Бисульфитное геномное секвенирование ДНК из образцов микрообъемов высушенных пятен крови. Forensic Sci Int Genet 2012; 6: 306–9.2173737010.1016 / j.fsigen.2011.06.007 Поиск в Google Scholar

7. Tuaillon E, Mondain AM, Meroueh F, Ottomani L, Picot MC, Nagot N, et al. Высушенное пятно крови для серологического и молекулярного тестирования на вирус гепатита С. Гепатология 2010; 51: 752–8.20043287Поиск в Google Scholar

8. Уттаямакул С. , Ликанонсакул С., Сунтхорнкачит Р., Кунтиранонт К., Луизириротчанакул С., Чаоваванич А. и др. Использование засохших пятен крови для молекулярной диагностики и мониторинга ВИЧ-1 инфекции. J Virol Methods 2005; 128: 128–34.1591379710.1016 / j.jviromet.2005.04.010 Искать в Google Scholar

9. Литтл Р.Р., Видмейер Х.М., Англия Д.Д., Ноулер В.К., Голдштейн, DE. Измерение гликозилированного белка цельной крови для оценки контроля глюкозы при диабете: сбор и хранение капиллярной крови на фильтровальной бумаге.Clin Chem 1985; 31: 213–6.3967351 Искать в Google Scholar

10. Caggana M, Conroy JM, Pass KA. Быстрый и эффективный метод мультиплексного усиления с фильтровальной бумаги. Hum Mutat 1998; 11: 404–9.960045910.1002 / (SICI) 1098-1004 (1998) 11: 5 <404 :: AID-HUMU8> 3.0.CO; 2-S Поиск в Google Scholar

11. Strenger V, Pfurtscheller K, Wendelin G, Aberle SW, Nacheva EP, Zohrer B, et al. Дифференциация унаследованного генома герпесвируса человека 6 типа от первичной инфекции вируса герпеса человека 6 типа с помощью сухого пятна крови из карты скрининга новорожденных. J Pediatr 2011; 159: 859–61.10.1016 / j.jpeds.2011.06.032 Искать в Google Scholar

12. Левенсон-Фукс И., Остерволл П., Форсгрен М., Мальм Г. Обнаружение ДНК вируса простого герпеса в сухих пятнах крови делает возможным ретроспективный диагноз. J Clin Virol 2003; 26: 39–48. Искать в Google Scholar

13. Де Кригнис Э., Ре М.С., Чиматти Л., Зекки Л., Гибеллини Д. Обнаружение ВИЧ-1 и ВГС в сухих пятнах крови с помощью мультиплексной ОТ-ПЦР в реальном времени SYBR green. Дж. Вирол Методы 2010; 165: 51–6.2004502810.1016 / j.jviromet.2009.12.017 Искать в Google Scholar

14. Харди Р., Родригес-Фриас Ф., Бути М., Шапер М., Вальдес А., Мартинес М. и др. Полезность высушенных образцов крови для количественного определения и молекулярной характеристики HBV-ДНК. Гепатология 2004; 40: 133–9.1523909610.1002 / hep.20275 Искать в Google Scholar

15. Геринг К., Дитц К., Хартлейф ​​С., Ян Дж., Хампрехт К. Влияние различных методов экстракции и методов ПЦР на чувствительность обнаружения ДНК HCMV в фильтровальных картах сухих пятен крови (DBS). J Clin Virol 2010; 48: 278–81.10.1016 / j.jcv.2010.04.01120570211 Поиск в Google Scholar

16. Сканга Л., Чейнг С., Пауэлл С., Эйлсворт А.С., Харрелл Л.Дж., Хеншоу Н.Г. и др. Диагностика врожденной цитомегаловирусной инфекции человека путем амплификации вирусной ДНК из засохших пятен крови на перинатальных картах. J Mol Diagn 2006; 8: 240–5.1664521110.2353 / jmoldx.2006.050075 Искать в Google Scholar

17. Юрно Дж., Конрой Дж. Новый метод полимеразной цепной реакции для обнаружения вируса иммунодефицита человека в сухих пятнах крови на фильтровальной бумаге.J Clin Microbiol 1992; 30: 2887–92.1452659 Искать в Google Scholar

18. Барин Ф., Плантье Дж. С., Бранд Д., Брюне С., Моро А., Лиандье Б. и др. Серотипирование вируса иммунодефицита человека на сухих пятнах сыворотки как инструмент скрининга для наблюдения за эпидемией СПИДа. J Med Virol 2006; 78 (Suppl 1): S13–8.10.1002 / jmv.2060016622871 Искать в Google Scholar

19. Тигровый Э., Фуджита М., Шофер Дж., О’Коннор К. А. Высокочувствительный иммуноферментный анализ С-реактивного белка в сыворотке, плазме и сухих пятнах крови для популяционных исследований.J Immunol Methods 2010; 362: 112–20.2085044610.1016 / j.jim.2010.09.014 Искать в Google Scholar

20. Cowans NJ, Stamatopoulou A, Liitti P, Suonpaa M, Spencer K. Стабильность свободного бета-хорионического гонадотропина человека и связанного с беременностью белка-A плазмы в пятнах высушенной крови в первом триместре. Пренатальная диагностика 2011; 31: 293–8.10.1002 / pd.2709 Искать в Google Scholar

21. Уортман К.М., Столлингс Дж. Ф. Измерение гонадотропинов в пятнах засохшей крови. Clin Chem 1994; 40: 448–53.Искать в Google Scholar

22. Hoffman DL. Очистка и крупномасштабное получение антитромбина III. Am J Med 1989; 87: 23S – 6S.280172610.1016 / 0002-9343 (89) 80527-3 Искать в Google Scholar

23. Митчелл М.Л., Хермос Р.Дж., Моисей А.С. Радиоиммуноанализ соматомедина-C на дисках из фильтровальной бумаги, содержащих высушенную кровь. Clin Chem 1987; 33: 536–8.3829386 Искать в Google Scholar

24. Ван XL, Дудман Н.П., Блейдс Б.Л., Вилкен, Делавэр. Изменение иммунореактивности APO A-I при хранении.Clin Chim Acta 1989; 179: 285–93.249694310.1016 / 0009-8981 (89)

-0 Искать в Google Scholar

25. Макри Дж. Н., Андерсон Р. У., Кранц Д. А., Ларсен Дж. В., Бьюкенен, полиция. Пренатальный скрининг высушенной крови матери с альфа-фетопротеином и свободным бета-хорионическим гонадотропином человека для выявления дефекта открытой нервной трубки и синдрома Дауна. Am J Obstet Gynecol 1996; 174: 566–72.10.1016 / S0002-9378 (96) 70429-58623786 Искать в Google Scholar

26. Ямагути А., Фукуси М., Араи О, Мидзусима Й, Сато Й, Симидзу Й и др.Простой метод количественной оценки активности биотинидазы в сухом пятне крови и его применение для скрининга дефицита биотинидазы. Tohoku J Exp Med 1987; 152: 339–46.10.1620 / tjem.152.3393660404 Искать в Google Scholar

27. Сонг Е.Ю., Ванданк С., Куддо Т., Нельсон П. Г. Измерение CGRP в пятнах засохшей крови с использованием модифицированного иммуноферментного сэндвич-анализа. J Neurosci Methods 2006; 155: 92–7.10.1016 / j.jneumeth.2005.12.02016466803 Поиск в Google Scholar

28. deWilde A, Sadilkova K, Sadilek M, Vasta V, Hahn SH.Триптический пептидный анализ церулоплазмина в сухих пятнах крови с использованием жидкостной хроматографии и тандемной масс-спектрометрии: применение для скрининга новорожденных. Clin Chem 2008; 54: 1961–8.10.1373 / Clinchem.2008.11198918845768 Искать в Google Scholar

29. О’Броин С.Д., Гюнтер Э.В. Скрининг фолиевой кислоты с использованием пятен засохшей крови на фильтровальной бумаге. Am J Clin Nutr 1999; 70: 359–67. Искать в Google Scholar

30. Лакшми Р., Гупта Р. Измерение гликированного гемоглобина A1c из высушенной крови с помощью турбидиметрического иммуноанализа.J Diabetes Sci Technol 2009; 3: 1203–6. Поиск в Google Scholar

31. Дэниэл Я., Тернер С., Хейнс Р.М., Хант Б.Дж., Далтон Р. Н. Количественное определение гемоглобина А2 методом тандемной масс-спектрометрии. Clin Chem 2007; 53: 1448–54.10.1373 / Clinchem.2007.08868217556646 Искать в Google Scholar

32. Джакомелли Дж., Микели В., Перуцци Л., Нотарантонио Л., Цербони Б., Сестини С. и др. Простой нерадиохимический метод, связанный с ВЭЖХ, для выявления нарушений пуринового обмена с использованием сухих пятен крови. Clin Chim Acta 2002; 324: 135–9.10.1016 / S0009-8981 (02) 00243-712204435Поиск в Google Scholar

33. Ван Д., Вуд Т., Садилек М., Скотт С.Р., Туречек Ф., Гелб М.Х. Тандемная масс-спектрометрия для прямого анализа ферментов в сухих пятнах крови: применение для скрининга новорожденных на мукополисахаридоз II (болезнь Хантера). Clin Chem 2007; 53: 137–40.17082248 Искать в Google Scholar

34. Диаманди А., Хосрави М.Дж., Мистри Дж., Мартинес В., Гевара-Агирре Дж. Анализ пятен крови на фильтровальной бумаге человеческого инсулиноподобного фактора роста I (IGF-I) и IGF-связывающего белка-3 и предварительное применение в оценка статуса гормона роста. J Clin Endocrinol Metab 1998; 83: 2296–301.10.1210 / jc.83.7.22969661598 Искать в Google Scholar

35. Фишер Р.С., Чан Д.В., Бэр М, Лессер РП. Измерение капиллярного пролактина для диагностики судорог. Ann Neurol 1991; 29: 187–90.201238710.1002 / ana.4102 Искать в Google Scholar

36. МакДейд Т.В., Шелл-Дункан Б. Цельная кровь, собранная на фильтровальной бумаге, представляет собой минимально инвазивный метод оценки уровня рецепторов трансферрина человека. J Nutr 2002; 132: 3760–3.12468620 Искать в Google Scholar

37.Циммерманн М.Б., Моретти Д., Чауки Н., Торресани Т. Разработка анализа тироглобулина из сухих пятен цельной крови и его оценка в качестве индикатора состояния щитовидной железы у детей с зобом, получающих йодированную соль. Am J Clin Nutr 2003; 77: 1453–8.12791623 Искать в Google Scholar

38. Мваба П., Кассол С., Пилон Р., Чинту К., Джейнс М., Нанн А. и др. Использование высушенных пятен цельной крови для измерения количества CD4 + лимфоцитов у ВИЧ-1-инфицированных пациентов. Lancet 2003; 362: 1459–60.10.1016 / S0140-6736 (03) 14693-4 Искать в Google Scholar

39.Helfand RF, Keyserling HL, Williams I., Murray A, Mei J, Moscatiello C, et al. Сравнительное определение IGM и IGG кори и краснухи, полученных из образцов крови и сыворотки на фильтровальной бумаге. J Med Virol 2001; 65: 751–7.1174594110.1002 / jmv.2100 Искать в Google Scholar

40. Соренсен Т., Спентер Дж., Джалиашвили И., Кристиансен М., Норгаард-Педерсен Б., Петерсен Э. Автоматизированный иммунофлуориметрический анализ с временным разрешением на антитела к токсоплазме gondii IGM и IGA: исследование более 130 000 пятен крови на фильтровальной бумаге образцы от новорожденных.Clin Chem 2002; 48: 1981–6. Искать в Google Scholar

41. Dowlati B, Данхардт PA, Smith MM, Shaheb S, Stuart CA. Количественное определение инсулина в пятнах засохшей крови. J Lab Clin Med 1998; 131: 370–4.957939110.1016 / S0022-2143 (98) -3 Искать в Google Scholar

42. Chamoles NA, Niizawa G, Blanco M, Gaggioli D, Casentini C. Болезнь накопления гликогена, тип II: ферментный скрининг в сухих пятнах крови на фильтровальной бумаге. Clin Chim Acta 2004; 347: 97–102.10.1016 / j.cccn.2004.04.00915313146 Искать в Google Scholar

43.Chamoles NA, Blanco MB, Gaggioli D, Casentini C. Фенотип, подобный Hurler: ферментативная диагностика по сухим пятнам крови на фильтровальной бумаге. Clin Chem 2001; 47: 2098–102.11719472 Искать в Google Scholar

44. Chamoles NA, Blanco M, Gaggioli D. Диагностика дефицита альфа-l-идуронидазы в сухих пятнах крови на фильтровальной бумаге: возможность диагностики новорожденных. Clin Chem 2001; 47: 780–1.11274042 Искать в Google Scholar

45. ten Brink HJ, van den Heuvel CM, Christensen E, Largilliere C, Jakobs C.Диагностика пероксисомальных расстройств путем анализа фитановой и пристановой кислот в хранящихся пятнах крови, собранных при неонатальном скрининге. Clin Chem 1993; 39: 1904–6. Искать в Google Scholar

46. Владутиу Г.Д., Глюк С.Дж., Шульц М.Т., Макнили С. , Гатри Р. Количественное определение бета-липопротеинов в пуповинной крови, нанесенной на фильтровальную бумагу: скрининговый тест. Clin Chem 1980; 26: 1285–90.7398043 Искать в Google Scholar

47. Laberge C, Grenier A, Valet JP, Morissette J. Измерение фумарилацетоацетазы как процедура массового скрининга наследственной тирозинемии типа I.Am J Hum Genet 1990; 47: 325–8.2378358 Искать в Google Scholar

48. Скогстранд К., Экелунд К.К., Торсен П., Фогель И., Якобссон Б., Норгаард-Педерсен Б. и др. Влияние процедур обработки образцов крови на измеримые маркеры воспаления в плазме, сыворотке и образцах сухих пятен крови. J Immunol Methods 2008; 336: 78–84.1849514910.1016 / j.jim.2008.04.006 Искать в Google Scholar

49. Таннер С., Макдейд Т.В. Иммуноферментный анализ общего иммуноглобулина E в сухих пятнах крови. Am J Human Biol 2007; 19: 440–2.10.1002 / ajhb.20635Поиск в Google Scholar

50. Фачиро Дж., Прасетьянти П.Р., Парамита Д.К., Прасетьявати А.Т., Ангграхини Д. В., Харьяна С.М. и др. Отбор проб сухой крови на иммуноглобулин g (IGG) вируса Эпштейна-Барра и серологический анализ на IGA при скрининге карциномы носоглотки. J Clin Microbiol 2008; 46: 1374–80.10.1128 / JCM.01368-0718256216 Искать в Google Scholar

51. Чамолес Н.А., Бланко М.Б., Иоркански С., Гаджоли Д., Спекола Н., Казентини С. Ретроспективная диагностика ганглиозидоза GM1 с использованием карты скрининга новорожденных.Clin Chem 2001; 47: 2068–9. Искать в Google Scholar

52. Xu YY, Pettersson K, Blomberg K, Hemmila I, Mikola H, Lovgren T. Одновременный четырехкратный флуориметрический иммуноанализ тиреотропного гормона, 17-альфа-гидроксипрогестерона, иммунореактивного трипсина и изофермента креатинкиназы MM в сухих пятнах крови . Clin Chem 1992; 38: 2038–43. Искать в Google Scholar

53. Dussault JH, Morissette J, Letarte J, Guyda H, Laberge C. Емкость и концентрация тироксин-связывающего глобулина оцениваются по пятнам крови на фильтровальной бумаге в программе скрининга неонатального гипотиреоза. Clin Chem 1980; 26: 463–5. Искать в Google Scholar

54. Кирби Л.Т., Эпплгарт Д.А., Дэвидсон АГ, Вонг Л.Т., Хардвик Д.Ф. Использование сухого пятна крови в иммунореактивном анализе трипсина для выявления муковисцидоза у младенцев. Clin Chem 1981; 27: 678–8.7226492 Искать в Google Scholar

55. де Алмейда Л.М., Азеведо Р.С., Гимараес А.А., Коутиньо Эда С., Стручинер С.Дж., Массад Э. Обнаружение антител против вируса гепатита А в элюатах крови, нанесенных на фильтровальную бумагу: пилотное исследование в Рио-де-Жанейро, Бразилия.Trans R Soc Trop Med Hyg 1999; 93: 401–4.1067408810.1016 / S0035-9203 (99) -5 Искать в Google Scholar

56. Гил А., Гонсалес А., Даль-Ре Р., Домингес В., Астасио П., Агилар Л. Обнаружение антител против гепатита А в пятнах крови, высушенных на фильтровальной бумаге. Это надежный метод эпидемиологических исследований? Epidemiol Infect 1997; 118: 189–91.912959610.1017 / S0950268896007297 Искать в Google Scholar

57. Вильяр Л. М., де Оливейра Дж. С., Круз Х. М., Йошида К. Ф., Лампе Е., Льюис-Хименес Л. Л.Оценка сухих пятен крови как простой метод обнаружения маркеров вируса гепатита В. J Med Virol 2011; 83: 1522–9.2173944110.1002 / jmv.22138 Искать в Google Scholar

58. Тэппин Д.М., Грир К., Кэмерон С., Кеннеди Р., Браун А.Дж., Гирдвуд Р.У. Материнские антитела к кор-антигену гепатита В обнаружены в сухих образцах пятен крови новорожденных. Epidemiol Infect 1998; 121: 387–90.10.1017 / S09502688980013939825790 Искать в Google Scholar

59. Джадд А., Парри Дж., Хикман М., Макдональд Т., Джордан Л., Льюис К. и др.Оценка модифицированного коммерческого теста на обнаружение антител к вирусу гепатита С в жидкостях ротовой полости и сухих пятнах крови. J Med Virol 2003; 71: 49–55.10.1002 / jmv.1046312858408 Искать в Google Scholar

60. Паркер С.П., Хан Х.И., Кубитт В.Д. Обнаружение антител к вирусу гепатита С в образцах сухих пятен крови от матерей и их потомков в Лахоре, Пакистан. J Clin Microbiol 1999; 37: 2061–3. 10325381 Искать в Google Scholar

61. Корран PH, Кук Дж., Линч С., Лендертсе Х., Манджурано А., Гриффин Дж. И др.Сухие пятна крови как источник противомалярийных антител для эпидемиологических исследований. Malar J 2008; 7: 195–207.10.1186 / 1475-2875-7-19518826573 Искать в Google Scholar

62. Thanasekaraan V, Wiseman MS, Rayner RJ, Hiller EJ, Shale DJ. Антитела к Pseudomonas aeruginosa в пятнах крови пациентов с муковисцидозом. Arch Dis Child 1989; 64: 1599–603.251377910.1136 / adc.64.11.1599 Искать в Google Scholar

63. Хофман Л.Ф., Фоли Т.П., Генри Дж. Дж., Нейлор Е. В.. Использование высушенных на фильтровальной бумаге пятен крови для скрининга антител к щитовидной железе у взрослых.J Lab Clin Med 2004; 144: 307–12.1561425310.1016 / j.lab.2004.09.009 Искать в Google Scholar

64. Хонг Х.А., Ке Н.Т., Нхон Т.Н., Тхин Н.Д., ван дер Гун Дж. У., Хендрикс Дж. Т. и др. Валидация комбинированного теста на ингибирование связывания токсинов для определения нейтрализующих антител против столбнячных и дифтерийных токсинов в полевом исследовании вакцины во Вьетнаме. Bull World Health Organ 1996; 74: 275–82. Искать в Google Scholar

65. Таккуче Б., Иглесиас Дж., Алонсо-Фернандес Дж. Р., Фернандес-Гонсалес К., Гешталь-Отеро Дж. Дж.Обнаружение антител к бруцеллам в элюированной сухой крови: валидационное исследование. Immunol Letters 1995; 45: 107–8.10.1016 / 0165-2478 (94) 00247-O Искать в Google Scholar

66. Перальта Р. Х., Маседо Н. В., Ваз А. Дж., Мачадо Л. Р., Перальта Дж. М.. Обнаружение антител против цистицерка с помощью ELISA с использованием цельной крови, собранной на фильтровальной бумаге. Trans R Soc Trop Med Hyg 2001; 95: 35–6.1128006110.1016 / S0035-9203 (01)

-4 Искать в Google Scholar

67. de la Fuente L, Toro C, Soriano V, Brugal MT, Vallejo F, Barrio G, et al.Инфекция HTLV среди молодых потребителей инъекционного и неинъекционного героина в Испании: распространенность и корреляты. J Clin Virol 2006; 35: 244–9.10.1016 / j.jcv.2005.06.006 Искать в Google Scholar

68. Феноллар Ф., Рауль Д. Диагностика риккетсиозов с использованием образцов, высушенных на промокательной бумаге. Clin Diagn Lab Immunol 1999; 6: 483–8.10391847 Искать в Google Scholar

69. Стивенс Р., Пасс К., Фуллер С., Визня А., Нобл Л., Дува С. и др. Скрининг крови и подтверждающие тесты на антитела к сифилису.J Clin Microbiol 1992; 30: 2353–8.1401000 Искать в Google Scholar

70. Backhouse JL. Методика сухих пятен крови для выявления трепонемной инфекции. Trans R Soc Trop Med Hyg 1998; 92: 469–76.10.1016 / S0035-9203 (98) 91098-79850414 Искать в Google Scholar

71. Зикер Ф., Смит П. Г., Лукетти А. О., Оливейра О. С.. Массовый скрининг на инфекции трипаносомы cruzi с использованием тестов иммунофлуоресценции, ELISA и гемагглютинации образцов сыворотки и элюатов крови с фильтровальной бумаги. Bull World Health Organ 1990; 68: 465–71.2119903Поиск в Google Scholar

72. Мейсон П.Р., Фиори П.Л., Капучинелли П., Раппелли П., Грегсон С. Сероэпидемиология влагалищной трихомонады у сельских женщин в Зимбабве и модели ассоциации с ВИЧ-инфекцией. Epidemiol Infect 2005; 133: 315–23. 1581615710.1017 / S0950268804003127 Искать в Google Scholar

73. Фудзимото А., Окано Ю., Мияги Т., Иссики Дж., Оура Т. Количественный тест Бейтлера для массового скрининга новорожденных на галактоземию с использованием флюорометрического считывающего устройства для микропланшетов. Clin Chem 2000; 46: 806–10.Искать в Google Scholar

74. Харделид П., Уильямс Д., Дезатё С., Кубитт В. Д., Пекхэм С.С., Туки П.А. и др. Согласованность антител к IGG краснухи, измеренных в сыворотке и сухих пятнах крови с использованием двух коммерческих иммуноферментных тестов. J Med Virol 2008; 80: 360–4.10.1002 / jmv.2107718098156 Искать в Google Scholar

75. Балмаседа А., Саборио С., Теллез И., Меркадо Дж. С., Перес Л., Хаммонд С. Н. и др. Оценка иммунологических маркеров в сыворотке крови, пятнах крови на фильтровальной бумаге и слюне для диагностики лихорадки денге и эпидемиологических исследований.J Clin Virol 2008; 43: 287–91.1878398410.1016 / j.jcv.2008.07.016 Искать в Google Scholar

76. Соренсен К.М., Агергаард П., Олесен С., Андерсен П.С., Ларсен Л.А., Остергаард Дж. Р. и др. Обнаружение делеций 22q11.2 с использованием мультиплексной лигирования-зависимой амплификации зонда на ДНК из неонатальных образцов высушенных пятен крови. J Mol Diagn 2010; 12: 147–51.10.2353 / jmoldx.2010.0

Искать в Google Scholar

77. Клотц Дж., Брайант П., Уилкокс Х. Б., Диллон М., Вольф Б., Фальяно Дж. Популяционный поиск пятен засохшей крови новорожденных для исследования генов предрасположенности к раку у детей.Paediatr Perinat Epidemiol 2006; 20: 449–52.1691102410.1111 / j.1365-3016.2006.00749.x Искать в Google Scholar

78. Уотербур Т., Дондог Б., Майкл К.М., Мишель А., Шмитт М., Ваккарелла С. и др. Сухие пробы крови для сероэпидемиологии инфекций папилломавирусом человека, хеликобактер пилори, вирусом гепатита С и вирусом JC. Биомаркеры эпидемиологии рака Prev 2012; 21: 287–93.10.1158 / 1055-9965.EPI-11-100122147363 Искать в Google Scholar

79. Кураиши Р., Лакшми Р. , Прабхакаран Д., Мукхопадхьяй А.К., Джайлхани Б.Использование фильтровальной бумаги для хранения высушенной крови для измерения триглицеридов. Lipids Health Disease 2006; 5: 20.10.1186 / 1476-511X-5-20 Искать в Google Scholar

80. Zytkovicz TH, Fitzgerald EF, Marsden D, Larson CA, Shih VE, Johnson DM, et al. Тандемный масс-спектрометрический анализ нарушений содержания аминов, органических веществ и жирных кислот в сухих пятнах крови новорожденных: двухлетний обзор программы скрининга новорожденных в Новой Англии. Clin Chem 2001; 47: 1945–55.11673361 Искать в Google Scholar

81.Аччинни Р., Камполо Дж., Паролини М., Де Мария Р., Карузо Р., Майорана А. и др. Скрининг новорожденных на гомоцистинурию: количественный анализ общего гомоцистина (е) на сухом пятне крови методом жидкостной хроматографии с флуориметрическим детектированием. J Chromatogr B Analyt Technol Biomed Life Sci 2003; 785: 219–26.10.1016 / S1570-0232 (02) 00852-8 Искать в Google Scholar

82. Буррин Ю. М., Цена CP. Выполнение трех ферментных методов определения глюкозы в фильтровальной бумаге. Энн Клин Биохим 1984; 21 (Pt 5): 411–6.6508212Поиск в Google Scholar

83. Лэйси Дж. М., Минутти К. З., Магера М. Дж., Таушер А. Л., Касетта Б., Макканн М. и др. Повышенная специфичность скрининга новорожденных на врожденную гиперплазию надпочечников за счет определения стероидного профиля второго уровня с использованием тандемной масс-спектрометрии. Clin Chem 2004; 50: 621–5.14656.1373 / Clinchem.2003.027193 Искать в Google Scholar

84. Erhardt JG, Craft NE, Heinrich F, Biesalski HK. Быстрое и простое измерение ретинола в сухих пятнах цельной крови человека. J Nutr 2002; 132: 318–21.Искать в Google Scholar

85. Чейс Д.Х., Синглтон С., Диперна Дж., Айелло М., Фоли Т. Быстрый метаболический скрининг тироксина (t4) и новорожденных на тироксин (t4) из сухих пятен крови с помощью MS / MS. Clin Chim Acta 2009; 403: 178–83.10.1016 / j.cca.2009.02.012 Искать в Google Scholar

86. Пакьяротти А., Барталена Л., Фальконе М., Буратти Л., Грассо Л., Мартино Е. и др. Измерение свободного тироксина и свободного трийодтиронина в сухих пятнах крови на фильтровальной бумаге методом колоночной адсорбционной хроматографии с последующим радиоиммуноанализом.Horm Metab Res 1988; 20: 293–7.340291210.1055 / s-2007-1010818 Искать в Google Scholar

87. Шульце А., Шмидт С., Кольмюллер Д., Хоффманн Г. Ф., Маятепек Э. Точное измерение свободного карнитина в сухих пятнах крови с помощью тандемной масс-спектрометрии с электрораспылением изотопного разведения без бутилирования. Clin Chim Acta 2003; 335: 137–45.1292769510.1016 / S0009-8981 (03) 00292-4 Искать в Google Scholar

88. Кухара Т., Осе М., Иноуэ Ю., Йорифудзи Т., Сакура Н., Мицубучи Н. и др. Газохроматографический-масс-спектрометрический скрининг новорожденных на пропионовую ацидемию путем нацеливания на метилцитрат в образцах мочи с высушенной фильтровальной бумаги.J Inherit Metab Dis 2002; 25: 98–106.1211853310. 1023 / A: 1015620609075 Искать в Google Scholar

89. Кимура М., Юн Х. Р., Вазант П., Такахаши Ю., Ямагути С. Чувствительный и упрощенный метод анализа свободных жирных кислот у детей с нарушениями митохондриального бета-окисления с использованием газовой хроматографии / масс-спектрометрии и сухих пятен крови. Clin Chim Acta 2002; 316: 117–21.10.1016 / S0009-8981 (01) 00741-011750281 Искать в Google Scholar

90. Allard P, Grenier A, Korson MS, Zytkovicz TH.Скрининг новорожденных на гепаторенальную тирозинемию с помощью тандемной масс-спектрометрии: анализ сукцинилацетона, экстрагированного из сухих пятен крови. Clin Biochem 2004; 37: 1010–5.1549853010.1016 / j.clinbiochem.2004.07.006 Искать в Google Scholar

91. Кардуччи С., Сантагата С., Леуцци В., Артиола С., Джованниелло Т., Баттини Р. и др. Количественное определение гуанидиноацетата и креатина в сухом пятне крови методом проточной инъекции и тандемной масс-спектрометрии с электрораспылением. Clin Chim Acta 2006; 364: 180–7. 1619793410.1016 / j.cca.2005.06.016 Искать в Google Scholar

92. Д’Аволио А., Симиеле М., Сиккарди М., Байетто Л., Скиандра М., Бонора С. и др. Метод ВЭЖХ-МС для количественного определения девяти препаратов против ВИЧ из пятна сухой плазмы на стеклянном фильтре и их долгосрочной стабильности в различных условиях. J Pharm Biomed Anal 2010; 52: 774–80. Искать в Google Scholar

93. Коал Т., Бурхенн Х., Ромлинг Р., Свобода М., Реш К., Кейвер В. Количественная оценка антиретровирусных препаратов в образцах сухих пятен крови с помощью жидкостной хроматографии / тандемной масс-спектрометрии.Rapid Commun Mass Spectrom 2005; 19: 2995–3001. Искать в Google Scholar

94. Хендерсон Л.О., Пауэлл М.К., Хэннон У.Х., Миллер Б.Б., Мартин М.Л., Ханзлик Р.Л. и др. Радиоиммунологический скрининг сухих пятен крови на бензоилэкгонин. J Anal Toxicol 1993; 17: 42–7.10.1093 / jat / 17.1.428429627 Искать в Google Scholar

95. Блессборн Д., Ромсинг С., Бергквист Ю., Линдегард Н. Анализ для скрининга шести противомалярийных препаратов и одного метаболита с использованием образцов сухих пятен крови, последовательной экстракции и обнаружения с помощью ионной ловушки. Биоанализ 2010; 2: 1839–47.2108349210.4155 / bio.10.147 Искать в Google Scholar

96. Линдквист Дж., Мальм М., Бергквист Ю. Прямое и быстрое определение сульфадоксина и сульфаметоксазола в капиллярной крови на бумаге для образцов с жидкостной хроматографией и УФ-детектированием. Trans R Soc Trop Med Hyg 2009; 103: 371–6.1918532610.1016 / j.trstmh.2008.11.031 Искать в Google Scholar

97. Берс В.В., ДеГузман М.Р., Корвер М.П., ​​Наджам А.Р., Уильямс С.С., Хэннон У.Х. и др. Предварительное исследование использования пятен засохшей крови для оценки внутриутробного воздействия загрязнителей окружающей среды.Biochem Mol Med 1997; 61: 236–9.925998910.1006 / bmme.1997.2603 Искать в Google Scholar

98. Ли П.К., Ли Дж.Т., Конбой К.А., Эллис Э.Ф. Иммуноферментный флуоресцентный поляризационный иммуноанализ для теофиллина, модифицированного для использования с сухими пятнами крови на фильтровальной бумаге. Clin Chem 1986; 32: 552–5.3948405 Искать в Google Scholar

99. Конрой Дж. М., Триведи Дж., Совд Т., Каггана М. Частота аллелей мутаций в четырех генах, которые обеспечивают повышенную восприимчивость к венозной тромбоэмболии у неотобранной группы новорожденных в штате Нью-Йорк.Thromb Res 2000; 99: 317–24.10.1016 / S0049-3848 (00) 00254-1 Искать в Google Scholar

100. Бобилло Лобато Дж., Санчес Пераль Б.А., Дуран Парехо П., Хименес Хименес Л.М. Обнаружение c. -32t> g (ivs1-13t> g) мутация болезни Помпе с помощью ПЦР в реальном времени в образцах сухих пятен крови. Clin Chim Acta 2013; 418C: 107–8. Искать в Google Scholar

101. Чиен Ю. Х., Ли Северная Каролина, Чианг СК, Десник Р. Дж., Хву ВЛ. Болезнь Фабри: частота встречаемости распространенной более поздней альфа-галактозидазы a ivs4 + 919g–> мутация у тайваньских новорожденных — превосходство скрининга новорожденных на основе ДНК перед ферментным скринингом на общие мутации.Mol Med 2012; 18: 780–4. Искать в Google Scholar

102. Абдалла М.В., Ларсен Н., Гроув Дж., Бонефельд-Йоргенсен Е. К., Норгаард-Педерсен Б., Хугард Д.М. и др. Уровни хемокинов у новорожденных и риск расстройств аутистического спектра: результаты датского последующего исследования когорты при рождении. Cytokine 2012; 61: 370–6.23267761 Искать в Google Scholar

103. МакКэндлесс С.Е., Чандрасекар Р., Линард С., Кикано С., Райс Л. Секвенирование по засохшим пятнам крови у младенцев с «ложноположительным» скринингом новорожденных на дефицит MCAD.Mol Genet Metab 2013; 108: 51–5.2315138710.1016 / j.ymgme.2012.10.016 Искать в Google Scholar

104. Cordovado SK, Hendrix M, Greene CN, Mochal S, Earley MC, Farrell PM, et al. Анализ мутаций CFTR и ассоциации гаплотипов у пациентов с МВ. Mol Genet Metab 2012; 105: 249–54.2213713010.1016 / j.ymgme.2011.10.013 Искать в Google Scholar

105. Картипан С.Н., Джордж Э., Джамила С., Лим В.Ф., Тех Л.К., Ли Т.Ю. и др. Оценка трех некоммерческих методов экстракции ДНК из сухих пятен крови для идентификации мутации бета-талассемии.Int J Lab Hematol 2011; 33: 540–4. 21884505 Искать в Google Scholar

106. Harahap NI, Harahap IS, Kaszynski RH, Nurputra DK, Hartomo TB, Pham HT, et al. Выявление пациентов с мышечной атрофией позвоночника и скрининг носителей с использованием пятен засохшей крови на фильтровальной бумаге. Genet Test Mol Biomarkers 2012; 16: 123–9.10.1089 / gtmb.2011.010921942573 Искать в Google Scholar

107. Кофе Б., Кейт К., Альбизуа И., Мэлоун Т., Моури Дж., Шерман С.Л. и др. Заболеваемость синдромом ломкой Х-хромосомы при скрининге новорожденных на наличие метилированной ДНК FMR1.Am J Hum Genet 2009; 85: 503–14.10.1016 / j.ajhg.2009.09.007 Искать в Google Scholar

108. Резник Л., Верен К., Салахуддин С.З., Тондро С., Маркхэм П.Д. Стабильность и инактивация HTLV-III / LAV в клинических и лабораторных условиях. J Am Med Assoc 1986; 255: 1887–91.10.1001 / jama.1986.03370140085029 Искать в Google Scholar

109. McDade TW, Williams S, Snodgrass JJ. На что способна капля: засохшие пятна крови как малоинвазивный метод интеграции биомаркеров в популяционные исследования.Демография 2007; 44: 899–925.1823221810.1353 / dem.2007.0038 Искать в Google Scholar

110. Burnett JE. Отбор проб сухой крови: практические соображения и рекомендации по использованию в доклинических исследованиях. Биоанализ 2011; 3: 1099–107.10.4155 / bio.11.6821585305 Искать в Google Scholar

111. Гарсия Бой Р., Хенселер Дж., Маттерн Р., Скопп Г. Определение морфина и 6-ацетилморфина в крови с использованием сухих пятен крови. Ther Drug Monit 2008; 30: 733–9. Искать в Google Scholar

112.Холлегаард М.В., Граухольм Дж., Борглум А., Найгаард М., Норгард-Педерсен Б., Орнтофт Т. и др. Полногеномное сканирование с использованием архивных образцов сухой крови новорожденных. BMC Genomics 2009; 10: 297–303.10.1186 / 1471-2164-10-29719575812 Искать в Google Scholar

113. О’Мара М., Хадсон-Кертис Б., Олсон К., Юэ И., Данн Дж., Спунер Н. Влияние гематокрита и местоположения штампа на систематическую ошибку анализа во время количественного биоанализа проб высушенных пятен крови. Биоанализ 2011; 3: 2335–47.10.4155 / bio.11.220 Искать в Google Scholar

114.Snijdewind IJ, van Kampen JJ, Fraaij PL, van der Ende ME, Osterhaus AD, Gruters RA. Текущее и будущее применение сухих пятен крови в лечении вирусных заболеваний. Antiviral Res 2012; 93: 309–21.10.1016 / j.antiviral.2011.12.011 Искать в Google Scholar

115. Леманн С., Хофнагл А., Хохштрассер Д., Бреде С., Глюкманн М., Кочо Дж. А. и др. Количественная клиническая химия, протеомика (QCCP) с использованием масс-спектрометрии: общие характеристики и применение. Clin Chem Lab Med 2012: 1–16. Искать в Google Scholar

116.Йоханссон Дж., Беккер С., Перссон Н.Г., Фекс М., Торн С. С-пептид в сухих пятнах крови. Scand J Clin Lab Invest 2010; 70: 404–9.2060257610.3109 / 00365513.2010.501113 Искать в Google Scholar

117. Чемберс А.Г., Перси А.Дж., Ян Дж., Камензинд А.Г., Борхерс С.Х. Мультиплексное количественное определение эндогенных белков в сухих пятнах крови с помощью масс-спектрометрии с мониторингом множественных реакций. Mol Cell Proteomics 2012; 12: 781–91.23221968 Искать в Google Scholar

118. Ньюман М.С., Брэндон Т.Р., Гровс М.Н., Грегори В.Л., Капур С., Зава Д.Т.Метод жидкостной хроматографии / тандемной масс-спектрометрии для определения 25-гидрокси-витамина D2 и 25-гидрокси-витамина D3 в сухих пятнах крови: потенциальное дополнение к скринингу диабета и кардиометаболического риска. J Diabetes Sci Technol 2009; 3: 156–62. Искать в Google Scholar

119. Ruhaak LR, Miyamoto S, Kelly K, Lebrilla CB. N-гликановое профилирование пятен засохшей крови. Anal Chem 2012; 84: 396–402.2212887310.1021 / ac202775t Искать в Google Scholar

120. Henderson LO, Powell MK, Hannon WH, Bernert JT, Jr., Пасс К.А., Фернхофф П. и др. Оценка использования пятен засохшей крови при скрининге новорожденных для мониторинга распространенности употребления кокаина среди женщин детородного возраста. Biochem Mol Med 1997; 61: 143–51.10.1006 / bmme.1997.26099259979 Искать в Google Scholar

121. Плита CP, Ingels AS, De Kesel PM, Lambert WE. Засохшие пятна крови в токсикологии: от пеленок до могилы? Crit Rev Toxicol 2012; 42: 230–43.10.3109 / 10408444.2011.6507

  • 48353 Искать в Google Scholar

    122. Saussereau E, Lacroix C, Gaulier JM, Goulle JP.Он-лайн жидкостная хроматография / тандемная масс-спектрометрия с одновременным определением опиатов, кокаина и амфетаминов в сухих пятнах крови. J Chromatogr B Analyt Technol Biomed Life Sci 2012; 885–886: 1–7. Искать в Google Scholar

    123. McCabe ER, Huang SZ, Seltzer WK, Law ML. Микроэкстракция ДНК из засохших пятен крови на промокательной бумаге с фильтровальной бумагой: потенциальные применения для скрининга новорожденных. Hum Genet 1987; 75: 213–6.10.1007 / BF002810613030923 Искать в Google Scholar

    124.Маковски Г.С., Асланзаде Дж., Хопфер С.М. ПЦР-амплификация in situ ДНК карты Гатри для выявления мутаций муковисцидоза. Clin Chem 1995; 41: 477–9.7882533 Искать в Google Scholar

    125. Шохольм М.И., Диллнер Дж., Карлсон Дж. Оценка качества и функциональности ДНК из свежих и архивных сухих пятен крови и рекомендации по руководствам по контролю качества.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.