Гемоглобин 109 у женщины: Ваш браузер устарел

Содержание

🧬 Как понять результаты общего анализа крови?

Москвичам в тестовом режиме открыли доступ к электронной медицинской карте — истории обращений к врачам за три года. Эта практика, возможно, вскоре распространится по всей стране, и люди будут изучать, как менялись показатели здоровья. Чаще других в карте встречается общий анализ крови. Он включает около двух десятков параметров: одни жизненно важны, другие отклоняются от нормы лишь при редких болезнях. Рассказываем вместе с кандидатом медицинских наук, семейным врачом GMS Clinic Андреем Бесединым, что означает изменение уровня главных и почему его почти всегда назначают первым.

Когда достаточно одного анализа?

В некоторых случаях врач, получив результат анализа из пальца, уже понимает, в чем проблема и как ее решить.

«Кровь очень часто помогает определить разные признаки болезни по балансу кровяных телец и соотношению клеток, — рассказывает кандидат медицинских наук, семейный врач GMS Clinic Андрей Беседин. — Например, дефицит эритроцитов вкупе с низким гемоглобином — типичная картина анемии и нужно обязательно искать и устранять её причину. Иногда, этого достаточно, чтобы сразу на приеме выписать препараты железа».

Анализ крови позволяет понять, например, что у пациента тяжелое инфекционное заболевание, а не обычная простуда. Об этом будет кричать уровень лейкоцитов.

«При банальном ОРЗ или ОРВИ можно обойтись и без анализа — рассказывает терапевт поликлиники № 2 города Сергиева Посада Виктор Щербина. — Но часто есть дополнительные признаки: длительная температура, сильный кашель и т. д. Например, пациент приходит с простудой, но больше недели держится температура 37,2−37,5°C. Оказалось, ее причиной был воспалительный процесс от пиелонефрита — пациент застудил область таза».

Общий анализ — это и первичный онкологический скрининг болезней органов кроветворения. При подозрении терапевт сразу направит к гематологу или онкологу.

«При серьезной патологии сразу несколько параметров могут отличаются от нормы — говорит Беседин. — Бывают исключения — у женщины в течение дня беспричинно „скакала“ температура с 35,5° до 38,5°C, выраженная слабость. Все показатели анализа были в порядке, а вот относительный и абсолютный уровень лимфоцитов оказался во много раз завышен. Это позволило на ранней стадии обнаружить онкологическое заболевание крови».

На что смотреть в первую очередь?

По мнению терапевтов, главные параметры — уровень гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов и СОЭ, она же скорость оседания эритроцитов. А также лейкоцитарная формула — процентное содержание лейкоцитов разного типа.

Гемоглобин — железосодержащий белок в кровяных клетках эритроцитах, отвечающий за газообмен и обмен веществ, — первое, на что смотрят терапевты. Уровень гемоглобина у женщин ниже, чем у мужчин за счет разницы в мышечной массе. Повышенный уровень бывает намного реже пониженного и может намекать на патологии сердца, почек или костного мозга. С ним направляют к гематологу, если только пациент не донор. У них после переливания эритроциты резко восстанавливаются, так что их количество сильно повышается и им приходится продолжать сдавать кровь для поддержания баланса. А вот снижение вызывается чаще всего несбалансированным питанием, физическими перегрузками и болезнями печени. Сильно сниженный показатель — признак более серьезных проблем.

«Если у мужчины очень низкий гемоглобин, я подозреваю кровотечение, — делится опытом Щербина. — Возможно, мельчайшие капли крови выделяются в желудке или кишечнике, быть может, дело в геморрое, или же кровоточит мочеточник вследствие мочекаменной болезни. У женщин это, вкупе с бледностью, говорит о серьезной анемии».

Тромбоциты отвечают за свертываемость крови. При их низком уровне больного не возьмут на операцию — остановить кровь будет непросто. При повышенном уровне велик риск образования тромбов — сгустков крови, которые закупоривают сосуд и вызывают инфаркт или инсульт. Уровень тромбоцитов говорит о состоянии сосудов, а в сочетании с другими помогает понять природу многих заболеваний.

Лейкоциты защищают организм от инфекций, вирусов и аллергенов. До реформы здравоохранения в России нормой считался промежуток (6−8)*109/л, теперь (4−11)*109/л. Дефицит лейкоцитов может говорить о проблемах с иммунитетом, нехватке витаминов группы В или нарушении работы костного мозга. Повышенный уровень говорит о воспалении в организме, а степень его интенсивности помогает понять скорость оседания эритроцитов.

«Если лейкоцитов менее 4*109/л, СОЭ больше 30 мм/ч, а в лейкоцитарной формуле нейтрофилы повышены до 70−80%, я ищу очаг воспаления — говорит Виктор Щербина. — При температуре под 40 °C это может быть пневмония или острый простатит. При обратной ситуации — избытке лейкоцитов и нехватке нейтрофилов, подозреваю лимфолейкоз, и направляю к гематологу».

Так, лейкоцитарная формула помогает понять источник проблем по иммунной реакции: на вирусы, как правило реагируют одни клетки, например, лимфоциты, на бактерии — нейтрофилы. По словам Андрея Беседина, например, воспаления могут быть вызваны как вирусами, так и бактериями и показатели лейкоцитарной формулы нужны для определения тактики лечения и наблюдения за пациентом.

Что влияет на результаты и когда они могут врать?

От возраста, веса и цвета кожи цифры почти не зависят. У 80-летних бывают значения лучше иных молодых. Если же параметры чуть выходят за пределы нормы, но серьезных жалоб нет, врачи ничего не назначают для нормализации, кроме советов по ведению здорового образа жизни. Показатели считаются действительными не более 1−2 недель, а в случае скоротечной болезни или выздоровления и того меньше.

«У пациента с рожистым воспалением конечности на фоне приема антибиотиков параметры лейкоцитов за сутки улучшались вдвое — рассказывает Беседин». А вот безрецептурные препараты, как правило, не влияют на результаты. Чего не скажешь о БАДах: не все проходят клинические испытания и могут не только исказить показания анализов, но и и сами стать причиной болезни.

Врачи признаются, что иногда показатели выглядит почти нормальными у очевидно нездорового человека. Так бывает у больных гастритом, панкреатитом, желчно-каменной болезнью, а часто и у страдающих гипертонией. Одни болезни опытный специалист может заподозрить уже по внешнему виду языка, в то время как для диагностики других не обойтись без фиброгастроскопии или ЭКГ и ЭхоКГ.

«Общий анализ назначается, если явные симптомы не видны при визуальном осмотре, — говорит Щербина». Часто в первые 1−2 дня болезни общий анализ не помогает выявить, например, острый аппендицит: уровень лейкоцитов резко не повышается. Если человек в зрелом возрасте начинает курить и при этом ведет малоподвижный образ жизни, гемоглобин в его крови еще несколько месяцев будет оставаться на нормальном уровне или даже будет слегка повышенным, в то время как самочувствие может резко ухудшиться. Да и для диагностики пресловутого коронавируса общий анализ бесполезен. Но есть и обратная сторона медали: изменение показаний из-за физиологических процессов.

«Ко мне нередко приходят дамы, у которых несколько показателей вне пределов нормы, — рассказывает Виктор Щербина. — Оказывается, анализ сдавался на фоне большой потери крови во время месячных, а на самом деле все в порядке. Так что сдавать его женщинам лучше спустя хотя бы неделю после окончания менструации, а если это невозможно, предупредить врача».

Общий анализ крови почти никогда не бывает единственным, его назначают, как подсказку — в каком направлении думать, и какие патологии исключить. Поэтому без медицинского образования толковать его, или динамику результатов в электронной карте, можно только в общих чертах. Лучше понять, что происходило с организмом и проконсультироваться с опытным врачом.

Источник: EAPTEKA.RU

Что влияет на уровень гемоглобина

Игорь КРОПАЧЕВ, врач общей практики, заведующий Центром общей врачебной практики №3 Великого Новгорода:

— Усталость, снижение работоспособности, ухудшение состояния кожи, волос и ногтей могут быть проявлениями анемии — патологического состояния, при котором в крови уменьшается количество эритроцитов или гемоглобина. Между тем эти красные кровяные тельца косвенно отвечают за иммунитет и устойчивость нашего организма к вирусам и бактериям. А их снижение приводит к кислородному голоданию.

Гемоглобин является белком, в состав которого входит железо. На фоне его недостаточной концентрации и возникает анемия, а вместе с ней неприятные и усложняющие жизнь симптомы. Низкий гемоглобин приводит также к ухудшению памяти, внимания и выносливости.

Нормальные показатели гемоглобина для мужчины — 130–160 г/л, для женщины — 120–150 г/л.

Железо человек получает с пищей. Из 20 миллиграммов этого микроэлемента, что поступают с ней каждый день в наш организм, в клетки всасывается только два. Поэтому пища должна быть разнообразной, богатой витаминами, микро- и макроэлементами, минералами.

Также анемия свидетельствует о наличии у человека серьёзного заболевания. Когда сложно установить её причину, врачи направляют пациента на фиброгастроскопию, колоноскопию, рентгенологические диагностики или УЗИ брюшной полости и малого таза.

Впрочем, иногда возникают ситуации, когда человек ведёт здоровый образ жизни, но жизненные неурядицы выбивают его из колеи, и гемоглобин снижается. Это происходит от того, что на организм влияет не только питание, но и отношение к жизни, стрессоустойчивость.

Пациентам с анемией врачи назначают железосодержащие препараты, которые сочетают с аскорбинкой. Назначают витамины группы В (В6 и В12), а также фолиевую кислоту.

КАКИЕ ПРОДУКТЫ ПОМОГУТ ПОДНЯТЬ ГЕМОГЛОБИН

Поскольку организм накапливает железо медленно, важно набраться терпения и контролировать гемоглобин и восполнять его в течение полугода. Рекомендуется пить неконцентрированный гранатовый, свекольный соки и отвар шиповника, есть больше сухофруктов, мёда и орехов. Обязательно в пище должны присутствовать говядина, рыба, бобовые, гречка и овсянка. А вот замедлит усвоение железа зелень. При низком гемоглобине не рекомендуется пить чай и кофе.

АНЕМИЯ и БЕРЕМЕННОСТЬ, АМБУЛАТОРНАЯ ПРАКТИКА

Анемии беременных – это ряд анемических состояний, возникающих во время беременности, осложняющих её течение и обычно исчезающих вскоре после родов или после её прерывания. Поскольку распространенность анемий у беременных женщин гораздо более высокая, чем у небеременных, логично предположить, что большинство этих анемий связано с самой беременностью. Выделение в МКБ-10 анемий беременных (это код О 99.0) в отдельную рубрику подчеркивает особенность этой группы анемий, заключающуюся в существовании характерных для беременности физиологических и патофизиологических изменений, которые способствуют развитию анемии.

Наиболее частыми последствиями анемий беременных являются – выкидыши, преждевременные роды, задержка внутриутробного развития плода и повышенный риск рождения маловесных новорожденных детей. Развитие анемии в 1 и 2 триместрах беременности ассоциируется с двухкратным увеличением риска преждевременных родов.

Большинство исследователей считают, что запасы железа у плода не зависят от содержания железа в организме матери. Перенос железа от матери через плаценту регулируется потребностями плода, осуществляется даже против градиента концентрации и главным образом происходит в 3 триместре беременности. Вот почему развитие дефицита железа возможно лишь у недоношенных детей.

Указанные неблагоприятные последствия анемий беременных, как правило, ассоциируются с уровнем гемоглобина < 90г/л. При уровне гемоглобина 90-110г/л во второй половине беременности прогноз для женщины и ребенка благоприятный. В то же время повышение концентрации Нb выше 120г/л в этом периоде гестации чревато высоким риском развития осложнений (в частности преэклампсии).

Любая беременность приводит к увеличению объема плазмы, которое составляет в среднем 1250 мл. Это приблизительно в 1,5 раза превышает объем плазмы у небеременных женщин. Это состояние является одной из главных причин относительного снижения уровня Нb у беременных женщин.

На сегодняшний день нижней границей нормы концентрации Нb у беременных женщин считается 110 г/л, Нb от 90 до 110г/л – это анемия 1 ст., от 70 до 90 г/л – анемия 2 ст, < 70 г/л – анемия 3 ст.

Согласно данным ВОЗ ежегодно у 35-75% беременных женщин в мире выявляется анемия. В отечественной акушерской практике распространенность дефицита железа у беременных женщин принято считать высокой.

Анемии беременных имеют мультифакторный характер, а дефицит железа является важной, но далеко не единственной причиной развития анемии во время беременности.

ФОРМЫ АНЕМИИ.

Приобретенные

Наследственные

1. Железодефицитная

2. Постгеморрагическая

3. Фолиеводефицитная

4. Анемия воспаления

5. Гемолитическая

6. Апластическая или гипопластическая

1. Талассемии

2. Серповидно-клеточные

3. Анемии при других гемоглобинопатиях

4. Гемолитические анемии вне гемоглобинопатий

К наиболее частым видам анемий беременных относятся железо-дефицитная анемия (ЖДА) и фолиево-дефицитная анемия, к менее частым – апластические, мегалобластные, гемолитические анемии и талассемии.

К развитию ЖДА у беременных предрасполагают такие факторы, как часто повторяющиеся кровотечения при предлежании плаценты; анемия, существовавшая у матери пациентки во время беременности и недоношенность пациентки, а также сезонность и связанные с нею изменения состава пищи (дефицит витаминов в зимнее-весенний период).

Анемия воспаления – в последние годы растет число женщин с урогенитальными инфекциями (кольпиты, цервициты, бактериальный вагиноз, пиелонефрит и т.д.), которые часто протекают латентно. При этом около 30% беременных женщин с урогенитальными инфекциями подходит к родам в состоянии анемии, несмотря на неоднократно проводимую коррекцию препаратами железа. Эта анемия определяется как «гипохромная анмия без дефицита железа» с нормальными или повышенными запасами железа в организме.

Жалобы при анемиях во время беременности обычно выявляются редко, как правило, при наличии сопутствующей патологии. Наиболее характерными являются жалобы на слабость, головокружение, повышенную утомляемость, в более тяжелых случаях одышка, беспокойство и нарушения сознания.

Обследование и лечение на амбулаторном этапе пациенток с анемиями беременных осуществляется в соответствии с Приказом МЗ РФ от 01.11.2012г. № 572н.

Обследование на амбулаторном этапе:

1) Общеклинический анализ крови развернутый 1 раз в месяц с лейкоцитарной формулой, подсчетом ретикулоцитов и тромбоцитов.

2) ЭКГ в каждом триместре.

3) Биохимический анализ крови (общий белок, сывороточное железо, ферритин, трансферрин, билирубин общий и прямой).

4) Консультация врача-терапевта (врача-гематолога) и в дальнейшем динамическое наблюдение (1-2 раза в месяц).

5) Уточнение диагноза и решение вопроса о возможности продолжения беременности при сроке до 10 недель.

6) Пункция костного мозга (по назначению врача-гематолога).

7) КТГ и допплерометрия в динамике.

Лечение на амбулаторном этапе:

1) Диета, богатая белками, железом, витаминами и фоллатами.

2) Препараты, содержащие железо (в соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 26 декабря 2015 г. N 2724-р, в котором указан перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2016 год) – это пероральные препараты железа 3 валентного – железа 3 гидроксид полимальтозат (мальтофер, фенюльс, феррум лек). Не рекомендуется прекращать прием препаратов железа после нормализации уровня гемоглобина.

3) Лечение основного и сопутствующих заболеваний.

Показания для госпитализации:

1) Ухудшение состояния беременной женщины, отсутствие эффекта от амбулаторного лечения осложнений беременности.

2) Плановая госпитализация для родоразрешения в сроке 38-39 недель.

Профилактика анемий беременных.

Для поддержания нормального баланса железа во время беременности необходимо, чтобы:

1. запасы железа в организме женщины к началу беременности были адекватными;

2. диета беременной содержала достаточное количество биодоступного железа для обеспечения высокого уровня кишечной абсорбции во 2 половине беременности.

Суточная потребность в железе беременной женщины оценивается как 27 мг. Более низкий уровень потребления у женщин с недостаточными запасами железа может приводить к развитию анемии. Всасывание железа значительно повышается в присутствии аскорбиновой кислоты. Поэтому наиболее полезно употребление продуктов, содержащих железо, в сочетании с пищей, обогащенной витамином С.

ВОЗ рекомендует назначение 60 мг железа в сутки всем беременным в местности, где распространенность ЖДА меньше 20% и 120 мг – там, где она превышает это значение.

Профилактика дефицита железа в период планирования беременности является идеальной формой профилактики ЖДА у беременных женщин.

Первичная профилактика ЖДА у беременных женщин направлена на уменьшение распространенности дефицита железа во время беременности и предупреждение тех неблагоприятных последствий для женщины и плода, которые он может вызывать.

Статистические данные по заболеваемости анемиями беременных в женской консультации ГБУ РО «Городской клинический родильный дом № 2» за 3 года.

Год

Закончили беременность

Анемии беременных

%

2013

1792

475

26,5

2014

1803

382

21,2

2015

1782

462

26

Статистические данные по заболеваемости анемиями за 6 мес. 2015 года и 6 мес. 2016 г.

Закончили беременность

Анемии беременных

%

6 мес. 2015 г.

845

155

18%

6 мес. 2016 г.

1118

250

22,3%

Если проанализировать приведенные показатели заболеваемости анемией у беременных женщин за последние 3 года, то можно сказать следующее, что в 2013г. и в 2015г. % указанной патологии среди беременных женщин оставался приблизительно на одном уровне, в 2014 году отмечалось незначительное снижение данного показателя до 21,2%.

Ведение пациенток с анемией беременных в ж/к № 2.

1. Обследование пациенток с анемией беременных проводим в соответствии с Приказом МЗ РФ от 01.11.2012г. № 572н.

2. При установлении диагноза анемия беременных пациентка направляется на консультацию к врачу-терапевту ж/к.

3. При анемиях 2-3 ст. и не поддающейся коррекции анемии 1 ст. женщина направляется на консультацию к врачу-гематологу.

4. В рамках программы Родовой сертификат пациенткам с анемией беременных выписываем бесплатно пероральные препараты железа.

5. В соответствии с приказом МЗ РО от 21.01.2009г. № 54 «Об обеспечении полноценным питанием беременных женщин, кормящих матерей, а также детей в возрасте до 3 лет в Рязанской области» выдаем справки для получения ежемесячной денежной компенсации до родов беременным женщинам с диагнозом анемия 2-3 ст.

В целях профилактики анемии беременных при проведении предгравидарной подготовки, с учетом уровня исходного гемоглобина, пациенткам назначаются препараты железа.

А также в рамках занятий в «Школе беременных» женщинам с ранних сроков беременности рассказывают о необходимости полноценного, рационального питания при беременности в целях профилактики анемий.

Железодефицитная анемия при беременности » Медвестник

Болезнь каждого четвертого жителя Земли

Железодефицитная анемия — это одно из наиболее распространенных заболеваний человека, поражающее около 25% населения земного шара. Железодефицитная анемия (ЖДА) характеризуется недостатком в организме железа, необходимого для построения молекулы гемо­глобина, в частности, его железосодержащей части — гема.

Актуальность проблемы ЖДА беременных связана с ее значительной распространенностью во время беременности (от 21 до 80%) и неблагоприятным влиянием на течение беременности, родов, послеродового периода, а также на развитие патологии плода и новорожденного.

Согласно мировой медицинской статистике распространенность анемии во время беременности в развивающихся странах колеблется от 35 до 56% в Африке, от 37 до 75% в Азии и от 37 до 52% в Латинской Америке. Предполагается, что наиболее частым этиологическим фактором данного заболевания является дефицит железа и фолиевой кислоты. Установлено, что у 20% беременных уровень гемоглобина не превышает 80 г/л, а у 2—7% пациенток данный показатель составляет не более 70 г/л.

Дефицит железа во время беременности связан с увеличением потребности организма женщины в железе. Суточная потребность во время беременности в железе увеличивается и составляет: в I триместре 0,6—0,8 мг/сут, во II-м — 2,8—3 мг/сут, в III-м — 3,5—4 мг/сут. Это связано с расходами на развитие плаценты и плода, образованием дополнительного глобулярного объема, сопровождающегося усиленным эритропоэзом, расходами на растущую матку и другими потребностями.

Анемия не только широко распространена в этих странах у женщин во время беременности, но также очень часто встречается в виде тяжелой формы самостоятельного заболевания. По данным ВОЗ, в индустриальных странах средний уровень распространенности данной патологии составляет 18%.

Как поставить диагноз анемии?

Основными критериями железодефицитной анемии являются: снижение уровня гемоглобина (Hb), цветового показателя, отражающего содержание Hb в эритроците. Морфологически определяется гипохромия эритроцитов, микроцитоз, анизоцитоз и пойкилоцитоз. Содержание ретикулоцитов в крови, как правило, в пределах нормы.

Существует несколько классификаций анемий, основанных на этиологических, патогенетических и гематологических признаках. В практической деятельности тяжесть клинического течения анемии принято определять по уровню гемо­глобина в периферической крови, и чаще используется следующая классификация ЖДА:

  • легкая степень (Hb от 90 до 109 г/л)
  • умеренная (Hb от 70 до 89 г/л)
  • тяжелая (Hb менее 70 г/л).

Эксперты ВОЗ анемией у беременных считают уровень Hb

Клиническая картина железодефицитной анемии зависит от степени выраженности дефицита железа. При легкой степени ЖДА клиническая симптоматика обычно отсутствует и объективными признаками являются лабораторные показатели. Клиническая симптоматика появляется, как правило, при средней тяжести анемии. По мере нарастания дефицита железа появляются слабость, головокружение, головная боль, сердцебиение, одышка, обмороки, снижение работоспособности, бессонница. Эти симптомы неспецифичны для железодефицитной анемии и могут наблюдаться при анемиях другой этиологии.

Терапия диетическая и лекарственная

Учитывая важную роль железа в патогенезе железодефицитной анемии во время беременности, необходимо соблюдение основных принципов диетотерапии. При выборе пищевого рациона следует ориентироваться не на количество железа в продукте, а на форму, которой оно представлено. Именно форма определяет процент всасывания и усвоения железа, следовательно, эффективность диетотерапии. Наиболее эффективно железо усваивается из продуктов, где оно содержится в виде гема, когда оно активно захватывается и всасывается клетками слизистой кишечника в неизмененном виде (говядина, язык говяжий, мясо кролика, индейки, курицы).

Частота встречаемости анемии беременных у женщин, больных эпилепсией, не превышает общепопуляционную, однако подобные случаи требуют тщательной коррекции с целью снижения весьма серьезных акушерских осложнений. Эпилепсия — хроническое заболевание мозга, характеризующееся повторными приступами, которые возникают в результате чрезмерной нейронной активности. Эпилепсия является одним из наиболее распространенных заболеваний нервной системы и значимой медико-социальной проблемой.

Процессы абсорбции гема в кишечнике не зависят от кислотности среды и ингибирующих пищевых веществ. В злаках, фруктах и овощах железо находится в негемовой форме и всасывание из них значительно хуже. Снижению всасывания также способствует присут­ствие в них оксалатов, фосфатов, танина и других ингибиторов ферроабсорбции. Необходимо отметить, что мясо, печень, рыба, аскорбиновая кислота, а также вещества, понижающие рН пищи (например, молочная кислота) увеличивают всасывание железа из овощей и фруктов при одновременном их потреблении. Полноценная и сбалансированная по основным ингредиентам диета позволяет лишь «покрыть» физиологическую потребность организма в железе, но не устранить его дефицит, и должна рассматриваться как один из вспомогательных компонентов терапии.

Традиционным методом лечения железодефицитной анемии беременных является применение пероральных препаратов железа. В настоящее время пероральные ферропрепараты разделены на две основные группы: ионные – это соли двухвалентного железа (ферро-фольгамма, ферретаб, сорбифер дурулес, актиферрин, тардиферрон, тотема, ферроплекс, фенюльс и др.) и неионные – представленные протеиновым и гидроксид-полимальтозным комплексом трехвалентного железа (мальтофер, феррум лек, ферлатум).

Преимущества универсальных препаратов

В нашей практике мы предпочитаем назначать беременным пациенткам с ЖДА универсальный по своим фармакологическим эффектам и спектру клинического воздействия препарат ферро-фольгамма. В его состав входят: сульфат железа 100 мг, в т.ч. железо (Fe2+) 37 мг, цианокобаламин 10 мкг, фолиевая кислота 5 мг, аскорбиновая кислота 100 мг.

Ферро-фольгамма — мультифакторный гемопоэтик, включающий все необходимые компоненты, обеспечивающие стимуляцию структурного синтеза гемо­глобина и повышающие репродукцию эритроцитов красным ростком костного мозга. Универсальность фармакологических эффектов препарата связана с его избирательно-стимулирующим действием на синтез не только железосодержащей, но и белковой частей гемоглобина.

Патогномоничными для ЖДА можно считать изменения кожи, ногтей, волос, мышечную слабость, соответствующую степени анемии, извращение вкуса.

Так, сульфат железа практически не образует в желудочно-кишечном тракте малодоступных сложных соединений и обладает высоким коэффициентом всасывания. Активные компоненты препарата ферро-фольгамма находятся в специальной нейтральной оболочке, которая обеспечивает их всасывание, главным образом, в верхнем отделе тонкой кишки. Абсорбционный коэффициент в значительной степени усилен присутствием в препарате аскорбиновой кислоты.

Ферро-фольгамма с успехом применялась для лечения анемии при различной акушерско-гинекологической патологии: пациенткам с маточными кровотечениями различной этиологии, гестозом в сочетании с анемией, плацентарной недостаточностью и хронической гипо­ксией плода.

Важно также подчеркнуть, что препарат ферро-фольгамма оказывается эффективным и в случаях сочетания беременности с  другими патологиями, причем достаточно опасными. В част­ности, мы применяли препарат для лечения анемии у беременных с эпилепсией во второй половине беременности. Препарат назначался по 1 капсуле 3 раза в день до еды. Продолжительность терапии составила 1 месяц. За время лечения побочных эффектов, таких как аллергические реакции, желудочно-кишечные расстройства, не наблюдалось, поскольку наличие специальной оболочки обеспечивает усвоение препарата из кишечника, что значительно улучшает его переносимость.

При длительном течении анемии или при отсутствии эффекта от ее лечения, несмотря на умеренное снижение гемоглобина, нарушается функция плаценты, развивается плацентарная недостаточность, которая при анемии обусловлена резким снижением уровня железа не только в материнской крови, но и в плаценте. Это приводит к нарушению активности дыхательных ферментов в синцитиотрофобласте и снижению транспорта железа к плоду. При сочетании анемии с другой патологией беременности происходит нарушение не только газообмена, но и питательной функции плаценты.

На фоне проводимой терапии через 10 дней количество эритроцитов и величина гематокрита существенно не изменились, незначительно увеличилось содержание гемоглобина. После проведенного полного курса лечения происходило значительное увеличение содержания гемоглобина по сравнению с исходными данными в среднем почти на 22%. У беременных на фоне проводимой терапии наблюдалось улучшение общего самочувствия, улучшались сон и  настроение, снижалась утомляемость. Применение ферро-фольгаммы в профилактических дозах позволяет снизить развитие анемии после родов, особенно после операции кесарево сечение. Для беременных, страдающих эпилепсией, наличие в препарате фолиевой кислоты и цианокобаламина является уникальным, так как позволяет снизить риск развития дефектов нервной трубки плода у этого контингента женщин.

Анемия — высокий риск для матери и плода!

К группе повышенного риска развития железодефицитной анемии относятся беременные женщины с анемией в анамнезе, наличием очагов хронической инфекции, хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта, подверг­шиеся воздействию неблагоприятных химических факторов, многорожавшие, с беременностью, характеризующейся многоплодием, рвотой, повторными кровотечениями, особенно при предлежании плаценты.

Наличие ЖДА во время беременности связано со значительным риском как для матери, так и для плода. Увеличение тяжести анемии сопровождается более частым развитием у беременной тяжелых форм гестоза, пиелонефрита, кровотечений во время родов. Кроме того, повышается риск преждевременных родов, плацентарной недостаточности и внутриутробной гибели плода.

В соответствии с рекомендациями ВОЗ женщинам во время беременности должна проводиться профилактика железодефицитной анемии (в дозе 50 мг/сут), а при наличии железодефицитной анемии (Hb

В родильном доме ГКБ № 52 благополучно завершили беременность у женщины с тяжелым гематологическим заболеванием

Пациентка К., 33 лет, поступила в родильный дом ГКБ №52 в январе 2019 года в сроке 36 недель беременности. С 2009 года (во время первой беременности) в анализах крови наблюдалось повышение уровня тромбоцитов (до 400*109/л) . В октябре 2016 г. женщина была обследована в гематологическом отделении московской больницы, где при морфологическом исследовании костного мозга диагностирована эссенциальная тромбоцитемия (Ph-негативное миелопролиферативное заболевание). При повторном исследовании костного мозга в 2017г. морфологическая картина не исключала наличия у пациентки первичного миелофиброза (заболевание крови опухолевой природы, при котором костный мозг замещается соединительной тканью, а функцию кроветворения берет на себя селезенка).

Эссенциальная тромбоцитемия — заболевание костного мозга, при котором ненормальное деление клеток-предшественников в костном мозге приводит к увеличению количества тромбоцитов в крови с риском развития сосудистых тромбозов и тромбоэмболий. При длительном течении заболевание приводит к замещению костного мозга волокнами коллагена (соединительной ткани).

В 2018г. женщина проходила обследование в клинике Израиля, диагноз «Миелопролиферативное заболевание (эссенциальная тромбоцитемия)» был подтвержден, рекомендовано лечение антиагрегантами — препаратами, препятствующими образованию тромбов в сосудах. На фоне лечения наступила беременность.

В 1 триместре настоящей беременности отмечалось повышение уровня тромбоцитов до 900*109/л (при норме до 400), что свидетельствовало о прогрессии опухолевого заболевания. Для снижения риска тромбозов пациентка получала лечение антиагрегантами, а с целью циторедукции (торможения выработки избыточных тромбоцитов) — интерферон.
В III триместре пациентка консультирована в ГКБ №52 руководителем реанимационной гематологической бригады Булановым А.Ю., который рекомендовал госпитализацию в родильный дом ГКБ № 52 для дообследования, уточнения диагноза и тактики ведения.

Ведение беременности и родов у пациенток с различными гематологическими заболеваниями — специфика нашего родильного дома. Совместная работа акушеров-гинекологов, врачей гематологической службы, диагностических подразделений и многих других специалистов, привлекаемых к решению сложных клинических ситуаций — это выбор оптимальной диагностической, химиотерапевтической и акушерской тактики в интересах здоровья плода/ребенка и сохранения здоровья и жизни женщины.

В отделение патологии беременности родильного дома ГКБ №52 беременная поступила в тяжелом состоянии на сроке 35-36 недель беременности — эссенциальная тромбоцитемия прогрессировала. Отмечался рост числа тромбоцитов за несколько дней, предшествовавших госпитализации, с 1700 до 2200 *109/л, рост уровня лейкоцитов с 35 до 42 *109/л (при норме 4-9) , анемия (гемоглобин 109 г/л), увеличение размеров селезенки (по данным УЗИ), что позволило сделать вывод об отсутствии эффекта проводимой противоопухолевой терапии. Следует отметить, что столь тяжелый тромбоцитоз чреват трудно прогнозируемыми осложнения со стороны системы гемостаза. Возможно как острое образование тромбов, локализация которых в плаценте может привести к внутриутробной гибели плода, так и быстрый переход в неуправляемое массивное кровотечение. А если усилить химиотерапию, что вполне логично, исходя из течения болезни — возможны осложнения как у матери, так и у плода.

После всесторонней оценки ситуации ведущими специалистами города* было принято решение о необходимости добавлении к терапии гидроксикарбамида (традиционный препарат для лечения эссенциальной тромбоцитемии). Была тщательно разработана система контроля за состоянием пациентки и логистика действий докторов при неблагоприятном развитии событий. Определена акушерская тактика: с развитием спонтанной родовой деятельности вести роды через естественные родовые пути в присутствии выездной реанимационной гематологической бригады, учитывая высокий риск декомпенсации системы гемостаза с развитием массивного кровотечения, связанного с основным заболеванием. В случае возникновения показаний к экстренному кесареву сечению, хирургическую профилактику кровотечения (перевязку внутренних подвздошных артерий и др.) готовы были выполнить врачи-хирурги совместно с акушерами-гинекологами. Надо отметить, что антенатально (до родов) у малыша по данным ультразвукового исследования была диагностирована диафрагмальная грыжа, и к планированию родов и послеродового периода были подключены специалисты Филатовской детской больницы (ДГКБ №13).

Общие усилия специалистов нашей клиники и оправданный риск были вознаграждены. Активность заболевания удалось уменьшить и дождаться наступления самостоятельных естественных родов в доношенном сроке беременности. На сроке 38 недель родился живой доношенный мальчик 3240гр./50 см. Через 2 часа после рождения малыш был переведен в отделение хирургии Филатовской деткой больницы, прооперирован в первые сутки лапароскопическим доступом, и через две недели мама и малыш уже были дома. Так слаженная, оперативная и высокопрофессиональная работа команды акушеров-гинекологов, гематологов, гемостазиологов и неонатологов позволила успешно решить все сложные клинические задачи, а наш список побед «Стану мамой вопреки всему» пополнился еще одной счастливой историей.

*Консилиум в составе:

  • Главный врач ГКБ №52 М.А. Лысенко
  • Главный внештатный специалист акушер-гинеколог ДЗМ А.С.Оленев
  • Главный внештатный специалист гематолог В.В.Птушкин
  • Главный внештатный специалист неонатолог В.В.Горев
  • Профессор кафедры детской хирургии РНИМУ им. Н.И. Пирогова О.Г. Мокрушина
  • Зам. главного врача ГКБ №52 по медицинской части И.Ю. Кокая (родильный дом)
  • Зам. главного врача ГКБ №52 по хирургической помощи Р.Р.Мударисов
  • Зам. главного врача ГКБ №52 по анестезиологии-реаниматологии С.В.Царенко
  • Руководитель гематологической службы ГКБ №52 Е.Н. Мисюрина
  • Главный внештатный специалист трансфузиолог ДЗМ, руководитель выездной гемостазиологической бригады А.Ю. Буланов
  • Профессор кафедры акушерства и гинекологии РНИМУ им.Н.И.Пирогова П.В.Козлов
  • Зав. ОРИТ №5 ГКБ №52 Д.Н.Ярош
  • Зав. ОРИТ №6 ГКБ №52 А.В.Буданцев
  • Зав. отделением для новорожденных родильного дома ГКБ №52 И.В.Соловьева

Общий анализ крови: расшифровка и норма

Показатель

Что это означает

Норма

Число эритроцитов (RBC) Эритроциты выполняют функцию питания тканей организма кислородом, а также удаления из тканей углекислого газа, который затем выделяется через легкие.

Если уровень эритроцитов ниже нормы - организм получает недостаточные количества кислорода.

Если уровень эритроцитов выше нормы имеется высокий риск того, что красные кровные клетки склеятся между собой, что приведет к тромбозу.

4.3-6.2 х 10 в 12 степени /л для мужчин

3.8-5.5 х 10 в 12 степени /л для женщин

3.8-5.5 х 10 в 12 степени /л для детей

Гемоглобин (HGB, Hb) Это особый белок, который отвечает за перенос кислорода к органам.

Снижение уровня гемоглобина приводит к кислородному голоданию организма.

Повышение уровня гемоглобина, как правило, говорит о высоком количестве эритроцитов, либо об обезвоживании организма.

120 - 140 г/л
Гематокрит (HCT) Гематокрит - показатель, отражающий какой объем крови занимают эритроциты.

Повышенный гематокрит встречается при эритроцитозах, а также при обезвоживании организма.

Снижение гематокрита указывает на анемию либо на увеличение количества жидкой части крови.

39 – 49% для мужчин

35 – 45% для женщин

Ширина распределения эритроцитов (RDWc) Ширина распределения эритроцитов - это показатель, который говорит о том, насколько сильно эритроциты отличаются между собой по размерам.

Если в крови присутствуют и крупные и мелкие эритроциты - такое состояние называется анизоцитозом (это признак железодефицитной и др. видов анемий).

11,5 - 14,5%
Средний объем эритроцита (MCV) Средний объем эритроцита позволяет врачу получить данные о размерах эритроцита.

Эритроциты с малым средним объемом встречаются при микроцитарной анемии, железодефицитной анемии и пр.

Эритроциты с повышенным средним объемом встречаются при мегалобластной анемии.

80 - 100 фл
Среднее содержание гемоглобина в эритроците (MCH) Данный показатель позволяет врачу определить, сколько гемоглобина содержится в одном эритроците.

Снижение этого показателя встречается при железодефицитной анемии.

Увеличение – при мегалобластной анемии.

26 - 34 пг (pg)
Средняя концентрация гемоглобина в эритроците (МСНС) Средняя концентрация гемоглобина в эритроците отражает, насколько эритроцит насыщен гемоглобином.

Снижение этого показателя встречается при железодефицитных анемиях, а также при врожденном заболевание крови.

Повышение этого показателя практически не встречается.

30 - 370 г/л (g/l)
Число тромбоцитов  Повышение уровня тромбоцитов в крови встречается при некоторых заболеваниях крови, а также после операций, и удаления селезенки.

Снижение уровня тромбоцитов встречается при некоторых врожденных заболеваниях крови, апластической анемии, идиопатической тромбоцитопенической пурпуре, циррозе печени и др.

180 – 320 × 109/л
Число лейкоцитов (WBC) Высокий уровень лейкоцитов говорит о наличии бактериальной инфекции.

А снижение числа лейкоцитов встречается при приеме некоторых лекарств, заболеваниях крови и др.

4,0 – 9,0 × 10 в 9 степени/л
Содержание лимфоцитов (LYM) Лимфоцит – это вид лейкоцита, который отвечает за выработку иммунитета и борьбу с микробами и вирусами.

Увеличение числа лимфоцитов встречается при некоторых инфекционных заболеваниях, а также при заболеваниях крови.

Уменьшение числа лимфоцитов встречается при тяжелых хронических заболеваниях, СПИДе, почечной недостаточности, приеме некоторых лекарств, подавляющих иммунитет.

LY% 25-40%

LYM# 1,2 - 3,0х109/л (или 1,2-63,0 х 103/мкл)

Содержание смеси моноцитов, эозинофилов, базофилов и незрелых клеток (MID, MXD) Эти виды клеток крови также относятся к лейкоцитам и выполняют важные функции

Для определения характера изменений, как правило, изучают процентное соотношение каждого вида клеток.

MID# (MID, MXD#) 0,2-0,8 x 109/л

MID% (MXD%) 5 – 10%

Количество гранулоцитов (GRA, GRAN) Гранулоциты, как правило, повышены при наличии воспаления в организме.

Снижение уровня гранулоцитов встречается при апластической анемии, после приема некоторых лекарств, а также при системной красной волчанке.

GRA# 1,2-6,8 х 109/л (или 1,2-6,8 х 103/мкл)

GRA% 47 - 72%

Количество моноцитов (MON) Повышенное содержание моноцитов встречается при некоторых инфекционных заболеваниях, ревматоидном артрите, заболеваниях крови.

Снижение уровня моноцитов встречается после тяжелых операций, приема лекарств, подавляющих иммунитет.

MON% 4 – 10%

MON# 0.1-0.7 х 109/л (или 0,1-0,7 х 103/мкл)

Скорость оседания эритроцитов, СОЭ, ESR. Повышенная СОЭ указывает на возможное воспаление в организме из-за увеличенного содержания воспалительных белков в крови. СОЭ встречается при анемиях, злокачественных опухолях и др.

Уменьшение СОЭ встречается нечасто и говорит о повышенном содержании эритроцитов в крови, либо о других заболеваниях крови.

До 10 мм/ч для мужчин

До 15 мм/ч для женщин 

Общий анализ крови с лейкоформулой

22. Клиническая лабораторная диагностика
22.01 Общий (клинический) анализ крови 400
22.02 Общий (клинический) анализ крови развернутый (5-diff) 500
22.02.1 Общий (клинический) анализ крови развернутый + микроскопия (5-diff) 700
22.03 Определение основных групп крови (А,В,0) и резус -принадлежности 400
22.04 Аллоиммунные антитела (включая антитела к Rh-антигену) 400
22.05 Общий (клинический анализ крови развернутый (5-diff) + подсчет числа тромбоцитов (по Фонио) 600
22.06 Длительность кровотечения по Дьюку 100
22.07 Свертываемость крови по Сухареву 100
22.08 Общий (клинический) анализ мочи 300
22.09 Общий анализ мочи (без микроскопии осадка) 250
22.09.1 Анализ мочи по Зимницкому 700
22.09.2 Трехстаканная проба мочи 600
22.10 Анализ мочи по Нечипоренко 200
22.11 Анализ эякулята с фоторегистрацией и MAR-тестом (Спермограмма) 1 800
22.13 Антиспермальные антитела IgG в сперме (прямой MAR-тест) 800
22.14 Определение фрагментации ДНК сперматозоидов 5 400
22.15 Посткоитальный тест 500
22.16 Микроскопическое исследование осадка секрета простаты 300
22.17 Микроскопическое исследование синовиальной жидкости 550
22.18 Микроскопическое исследование на грибковые заболевания (кожа, ногти, волосы) 300
22.19 Микроскопическое исследование на демодекоз 300
22.20 Соскоб урогенитальный на флору 350
22.21 Микроскопическое исследование на трихомонады (Trichomonas vaginalis) 300
22.22 Системная красная волчанка. Определение LE-клеток (микроскопия) 400
22.23 Цитологическое исследование биоматериала 500
22.24 Цитологическое исследование соскоба шейки матки и цервикального канала 500
22.25 Цитологическое исследование пунктата молочной железы (1 образование) 1 000
22.26 Цитологическое исследование отделяемого молочных желез (мазок-отпечаток) 500
22.27 Цитологическое исследование пунктата молочной железы (2 и более образований) 3 000
22.28 Гистологическое исследование (1 элемент) 1 400
22.29 Исследование на уреамикоплазмы с определением чувствительности к антибиотикам 1 550
22.29.1 Исследование на уреаплазму (Ureaplasma urealyticum) с определением чувствительности к антибиотикам 750
22.29.2 Исследование на микоплазму (Mycoplasma hominis) с определением чувствительности к антибиотикам 750
22.30 Бактериологическое исследование на микрофлору 1 150
22.31 Бактериологическое исследование отделяемого половых органов 1 150
22.32 Бактериологическое исследование мочи 1 150
22.33 Соскоб со слизистой носа на эозинофилы (нозограмма) 200
22.34 Соскоб на яйца гельминтов/энтеробиоз 300
22.35 Исследование кала на яйца гельминтов и простейшие 350
22.36 Копрологическое исследование 1 000
22.37 Бактериологическое исследование секрета простаты/эякулята с определением чувствительности к антимикробным препаратам 2 560
22.38 Посев отделяемого из уха на микрофлору, определение чувствительности к антимикробным препаратам и бактериофагам (Eye Culture, Routine. Bacteria Identification. Antibiotic Susceptibility and Bacteriophage Efficiency testing) 1 600
22.39 Исследование уровня ретикулоцитов в крови 195
22.40 Исследование уровня эозинофильного катионного белка в крови 675
23. ПЦР-диагностика показать
23.01 ПЦР-диагностика хламидии трахоматис (в соскобе) 265
23.02 ПЦР-диагностика хламидии трахоматис (в синовиальной жидкости) 380
23.03 ПЦР-диагностика уреаплазмы уреалитикум + парвум (в соскобе) 265
23.04 ПЦР-диагностика микоплазмы хоминис (в соскобе) 265
23.05 ПЦР-диагностика микоплазмы гениталиум (в соскобе) 265
23.06 ПЦР-диагностика гонококка (в соскобе) 265
23.07 ПЦР-диагностика гонококка (в синовиальной жидкости) 380
23.08 ПЦР-диагностика вируса герпеса 1,2 типа (в соскобе) 265
23.09 ПЦР-диагностика вируса герпеса 6 типа в крови 500
23.10 ПЦР-диагностика вируса герпеса 6 типа в крови (количественно) 980
23.11 ПЦР-диагностика цитомегаловируса (в соскобе) 265
23.12 ПЦР-диагностика трихомонады (в соскобе) 265
23.13 ПЦР-диагностика гарднереллы (в соскобе) 265
23.14 ПЦР-диагностика кандиды (в соскобе) 265
23.15 ПЦР-диагностика кандиды (в синовиальной жидкости) 380
23.16 ПЦР-диагностика кандиды - типирование (Candida albicans/glabrata/krusei) 610
23.17 ПЦР-диагностика папилломавируса 16 тип (в соскобе) 300
23.18 ПЦР-диагностика папилломавируса 18 тип (в соскобе) 300
23.19 ПЦР-диагностика папилломавирусной инфекции 16,18 тип (количественно) 700
23.20 ПЦР-диагностика папилломавируса 6, 11 типы (в соскобе) 350
23.21 ПЦР-диагностика папилломавирусов (КВАНТ-21) 1 500
23.21.1 ПЦР-диагностика ВПЧ (вирус папилломы человека,HPV) скрининг 15 типов: 16,18,31,33,35,39,45,51,52,56,58,59,6,11,68) 650
23.21.2 ПЦР-диагностика ВПЧ (вирус папилломы человека, НРV) скрининг 14 + определение интегрированных форм вируса 900
23.22 ПЦР-диагностика 1 инфекции в крови 500
23.23 ПЦР-диагностика 1 инфекции в эякуляте 500
23.24 ПЦР-диагностика биоценоза урогенитального тракта (ФЕМОФЛОР 16) 2 500
23.24.1 Исследование микрофолоры урогенитального тракта женщин (ФЕМОФЛОР Скрин) 1 800
23.25 ПЦР-диагностика биоценоза урогенитального тракта (Андрофлор) 3 000
23.25.1 Исследование микрофлоры урогенитального тракта мужчин (Андрофлор Скрин) 1 800
23.25.2 Исследование микрофлоры урогенитального тракта мужчин -  Вирафлор-А (АФ скрин +Квант 15) 2 500
23.25.3 Исследование микрофолоры урогенитального тракта женщин -  Вирафлор-Ф  (ФФ скрин +Квант 15) 2 500
23.26 Определение ДНК вируса гепатита B (Hepatitis B virus) в крови методом ПЦР, качественное исследование 700
23.27 ПЦР-диагностика гепатита В (количественно) 3 000
23.28 Определение РНК вируса гепатита C (Hepatitis C virus) в крови методом ПЦР, качественное исследование 700
23.29 Определение генотипа вируса гепатита C (Hepatitis C virus) 800
23.30 ПЦР-диагностика гепатита С (количественно ) 3 000
23.31 ПЦР-диагностика гепатита D (качественно) 550
23.32 ПЦР-диагностика гепатита D+В (качественно) 1 000
23.33 ПЦР-диагностика ротавируса,норовируса, астровируса (качественно) 1 000
23.33.1 ПЦР-диагностика норовирусов 1,2 геногруппы (кал) 800
23.33.2 ПЦР-диагностика ротавируса, норовируса, астровируса, энтеровируса (качественно) 1 200
23.34 ПЦР-диагностика хеликобактера пилори (кал) 600
23.35 ПЦР-диагностика энтеровируса (кал) 439
23.36 ПЦР-диагностика энтеровируса (зев, нос) 1 000
23.37 ПЦР-диагностика ОКИ (острые кишечные инфекции) Аденовирусы группы F, Ротавирусы группы А, Норовирусы 2 генотипа, Астровирусы, Энтеровирус, - Шигелла, Энтероинвазивные E. coli, Сальмонелла, Термофильные Кампилобактерии (кал) 1 500
23.38 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) 350
23.39 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) в крови, качественное исследование 500
23.40 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) в крови (количественно) 980
23.41 ПЦР-диагностика мононуклеоза (Вирус Эпштейна-Барр/ Цитомегаловирус/ Вирус герпеса 6 типа) (качественно) 740
23.42 ПЦР-диагностика мононуклеоза (Вирус Эпштейна-Барр/ Цитомегаловирус/ Вирус герпеса 6 типа) (количественно) 1 330
23.43 ПЦР-диагностика токсоплазмы (кровь) 500
23.44 ПЦР-диагностика вируса краснухи (кровь) 500
23.46 ПЦР-диагностика вирусов гриппа А+В (Influenza А-В) 1500
23.47 ПЦР-диагностика ОРВИ-скрин (респираторно-синцитиальный вирус, метапневмовирус, вирус парагриппа 1,2,3,4, коронавирусы, риновирусы, аденовирусы В,С,Е, бокавирусы) 1600
23.48 ПЦР-диагностика вируса гриппа A h2N1 (свиной), h4N2 (Гонконг) 1000
23.49 ПЦР-диагностика хламидия пневмония (Chlamydophila pneumoniae) 480
23.50 ПЦР-диагностика вируса герпеса 3 типа (ветряная оспы и опоясывающий лишай) (Varicella-Zoster Virus) 350
23.51 Генетика тромбофилии (8 генов) с описанием 3 600
23.52 Генетика тромбофилии (2 гена) (для контрацепции) с описанием 2 300
23.53 ПЦР-диагностика микоплазма пневмония (Mycoplasma pneumoniae) 480
23.55 Генетика нарушения обмена фолатов с описанием  3 100
23.57 Генетика тромбофилии, обмен фолатов  с описанием 5 600
23.59 Генетическая предрасположенность к развитию рака молочной железы и яичников (BRCA-1, BRCA-2) с описанием 3 980
23.61 Генетический фактор мужского бесплодия (AZF) с описанием 3 980
23.62 Типирование генов системы HLAII класса (DQB1 - репродуктивные проблемы) 12 показателей 3 080
23.62.1 Типирование генов системы HLA II класса. Полная панель. Локусы DRB1, DQA1, DQB1.  4 300
23.62.2 Типирование генов системы HLA II класса. (DRB1 - трансплантация органов и тканей) 13 показателей. 2 000
23.62.3 Типирование генов системы HLA II класса. (DQA1 - риск развития сахарного диабета I типа) 8 показателей. 2 000
23.64 Кардиогенетика гипертонии (полная панель) с описанием 3 960
23.65 Описание результатов генетических исследований врачом-генетиком 600
23.66 ПЦР-диагностика золотистого стафилококка. Качественно, количественно и выявление метициллин-чувствительного Staphylococcus aureus. 600
23.67 ПЦР-диагностика возбудителей коклюша (Bordetella pertussis), паракоклюша (Bordetella parapertussis) и бронхисептикоза (Bordetella bronchiseptica) 600
23.68 ПЦР-диагностика коронавируса (SAR.S-CoV-2) (качественное определение) 2 000
23.69 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) с выездом для забора биоматериала 2 250
23.70 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) (результат на английском языке) 2 200
24. ИФА-диагностика показать
24.01 Экспресс-анализ крови на ВИЧ 330
24.02 Антитела к ВИЧ 1 и 2 и антиген ВИЧ 1 и 2 (HIV-Аг/Ат) 260
24.03 Экспресс-анализ крови на сифилис 330
24.04 Суммарные антитела к антигенам Treponema pallidum (Сифилис IgG и IgM качественно) 350
24.04.1 Сифилис РПГА (реакция пассивной гемагглютинации), качественно 330
24.04.2 Сифилис РПГА (реакция пассивной гемагглютинации), количественно (титр) 660
24.05 Экспресс-анализ крови на гепатит В 330
24.06 Определение поверхностного антигена вируса гепатита В (HBsAg, качественный тест) 330
24.07 Определение поверхностного антигена вируса гепатита В (HBsAg, количественный тест) 600
24.08 Экспресс-анализ крови на гепатит С 330
24.09 Суммарные антитела к антигенам вируса гепатита C (Ig M и Ig G качественно) 330
24.10 Исследование уровня 25-OH витамина Д в крови 2 000
24.10.1 Исследование уровня фолиевой кислоты (Folic Acid) в крови 770
24.10.2 Исследование уровня витамина В12 (цианокобаламин) в крови 615
24.11 Исследование уровня тиреотропного гормона (ТТГ) в крови 450
24.12 Исследование уровня свободного тироксина (Т4) сыворотки крови 450
24.13 Исследование уровня общего трийодтиронина (Т3) в крови 300
24.14 Исследование уровня антител к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО) в крови 450
24.15 Исследование уровня антител к рецептору тиреотропного гормона (ТТГ) в крови 1 200
24.16  Исследование уровня антител к тиреоглобулину (АТ-ТГ) в крови 360
24.16.1 Исследование уровня Тиреоглубина  (Тиреоглобулин; Thyroglobulin, TG) 550
24.17 Исследование уровня адренокортикотропного (АКТГ) гормона в крови 570
24.17.1 Исследование уровня соматотропного гормона в крови (соматотропин, СТГ) 350
24.18 Исследование уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ) в сыворотке крови 450
24.19 Исследование уровня фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в сыворотке крови 450
24.20 Исследование уровня пролактина в крови 450
24.21 Исследование уровня общего кортизола в крови 450
24.22 Исследование уровня прогестерона в крови 450
24.23 Исследование уровня эстрадиола в крови 650
24.24 Исследование уровня хорионического гонадотропина (бета-ХГЧ) в крови 500
24.25 Исследование уровня хорионического гонадотропина (бета-ХГЧ) в крови (срок выполнения 1 день) 1 000
24.26 Исследование уровня паратиреоидного гормона в крови 750
24.27 Исследование уровня ферритина в крови 500
24.28 Исследование уровня общего тестостерона в крови 450
24.28.1 Исследование уровня свободного тестостерона в крови 1 250
24.28.2 Исследование уровня дигидротестостерона (Dihydrotestosterone) в крови 1 100
24.29 Исследование уровня глобулина, связывающего половые гормоны (ССГ), в крови 650
24.30 Исследование уровня гормона ДГЭА-С(дегидроэпиандростерон-сульфат) 450
24.31 Исследование уровня 17-гидроксипрогестерона (17-OH прогестерон) в крови 500
24.32 Определение уровня антимюллерова гормона в крови 1 200
24.33 Исследование уровня Ингибина В, в крови 1 000
24.34 Исследование уровня C-пептида в крови 600
24.35 Исследование уровня инсулина крови 600
24.36 Определение антител класса M (IgM) к вирусу краснухи (Rubella virus) в крови 400
24.37 Определение антител класса G (IgG) к вирусу краснухи (Rubella virus) в крови 400
24.38 Определение антител класса M (IgM) к токсоплазме (Toxoplasma gondii) в крови 400
24.39 Определение антител класса G (IgG) к токсоплазме (Toxoplasma gondii) в крови 400
24.40 Определение антител класса M (IgM) к вирусу простого герпеса в крови 400
24.41 Определение антител класса G (IgG) к вирусу простого герпеса в крови 400
24.42 Определение антител класса M (IgM) к цитомегаловирусу (Cytomegalovirus) в крови 400
24.43 Определение антител класса G (IgG) к цитомегаловирусу (Cytomegalovirus) в крови 400
24.44 Определение антител класса G (IgG) к возбудителю описторхоза (Opisthorchis felineus) в крови 400
24.45 Определение норовирусов (1,2 геногруппа) 450
24.46 Определение антигена ротавируса в крови 450
24.47 Определение антител класса G (Ig G) к антигенам лямблий 450
24.48 Определение антител класса G (Ig G) к антигенам токсокар 410
24.49 Определение антител класса G (Ig G) к аскаридам 760
24.50 Определение антител к возбудителю брюшного тифа Salmonella typhi (РПГА) 470
24.51 Определение суммарных антител (IgА, IgМ, Ig G) к антигену CagA Helicobacter pilori 580
24.52 Определение суммарных антител ( IgА, IgM, IgG) к антигену лямблий  490
24.53 Системная красная волчанка. Антитела ( IgG) к двуспиральной (нативной) ДНК 470
24.54 Исследование уровня общего иммуноглобулина E в крови 450
24.55 Аллергопанель №1 – Смешанная (IgE к 20 респираторным и пищевым аллергенам) 4 000
24.56 Аллергопанель №2 - Респираторная (IgE к 20 респираторным аллергенам) 4 000
24.57 Аллергопанель №3 - Пищевая (IgE к 20 пищевым аллергенам) 4 000
24.58 Аллергопанель №4 - Педиатрическая (IgE к 20 «педиатрическим» аллергенам) 4 000
24.59 Экспресс-анализ кала на скрытую кровь 300
24.60 Исследование уровня простатспецифического (ПСА) антигена общего в крови 450
24.61 Экспресс-анализ крови на общий ПСА (простат-специфический антиген) 330
24.62 Исследование уровня антигена плоскоклеточной карциномы (SCC) 1 900
24.63 Исследование уровня РЭА (раково-эмбриональный антиген) 510
24.64 Исследование уровня опухолеассоциированного маркера CA 15-3 в крови (углеводный антиген рака молочной железы) 560
24.65 Исследование уровня антигена аденогенных раков CA 19-9 в крови 510
24.66 Исследование уровня антигена аденогенных раков CA 125 в крови 550
24.67 Определение антифосфолипидного синдрома (Бета-2-гликопротеин, Суммарная фракция фосфолипидов, ХГЧ, Ревматоидный фактор, Двуспиральная ДНК, Коллаген), полуколичественно 3 500
24.68 Скрининговый анализ мочи на опиаты, амфетамин, метамфетамин, кокаин, каннабиноиды и их метаболиты (иммунохроматография) 1 980
24.69 Исследование уровня Кальцитонина (Calcitonin) 850
24.70 Определение антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП) 1 000
24.71 Исследование уровня АФП (Альфа-фетопротеин) 310
24.72 Диагностика целиакии (Антитела к тканевой трансглутаминазе IgG: IgA) 1 500
24.73 Определение антител класса М (IgM) к коронавирусу (SARS-CoV, IgM) в крови 750
24.74 Определение антител класса G (IgG) к коронавирусу (SARS-CoV, IgG) в крови 750
24.75 Определение суммарных антител (IgM+IgG) к коронавирусу (SARS-CoV-2, IgM+IgG) в крови 1 350
25. Биохимические исследования показать
25.01 Исследование уровня глюкозы в крови 150
25.02 Глюкозотолерантный тест с определением глюкозы натощак и после нагрузки через 2 часа (включая взятие биоматериала) 600
25.03 Глюкозотолерантный тест при беременности (включая взятие биоматериала) 750
25.04 Исследование уровня гликированного гемоглобина в крови 450
25.05 НОМА Оценка инсулинорезистентности: глюкоза (натощак), инсулин (натощак), расчет индекса HOMA-IR 700
25.06 Проба Реберга (клиренс эндогенного креатинина, скорость клубочковой фильтрации) (кровь,моча) 300
25.07 Исследование уровня общего билирубина в крови 150
25.08 Исследование уровня билирубина связанного (конъюгированного) в крови 150
25.09 Определение активности аспартатаминотрансферазы (АСТ) в крови 150
25.10 Определение активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) в крови 150
25.11 Определение активности гамма-глютамилтрансферазы (ГГТ) в крови 150
25.12 Исследование уровня лактатдегидрогеназы (ЛДГ) в крови 150
25.13 Исследование уровня С-реактивного белка (СРБ) 300
25.14 Исследование уровня гомоцистеина в крови 1 100
25.15 Исследование уровня общего белка в крови 150
25.16 Суточная потеря белка в моче 160
25.17 Исследование уровня альбумина в крови 150
25.18 Исследование уровня микроальбумина в моче 250
25.19 Исследование уровня мочевины в крови 150
25.20 Исследование уровня креатинина в крови 150
25.21 Исследование уровня холестерина в крови 150
25.22 Исследование уровня холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) 250
25.23 Исследование уровня холестерина липопротеинов высокой плотности в крови (ЛПВП) 250
25.24 Исследование уровня липопротеинов в крови (триглицериды) 200
25.25 Липидограмма (холестерин, ЛПВП, ЛПНП, триглицериды, коэффициент атерогенности) 800
25.26 Исследование уровня общего магния в крови 180
25.27 Исследование уровня неорганического фосфора в крови 150
25.28 Исследование уровня общего кальция в крови 150
25.29 Исследование уровня кальция в суточной моче 160
25.30 Исследование уровня железа сыворотки крови 200
25.30.1 Исследование уровня меди (Cu) сыворотки крови 240
25.30.2 Исследование уровня цинка (Zn) сыворотки крови 240
25.31 Исследование железосвязывающей способности в крови 350
25.32 Исследование уровня трансферрина в крови 400
25.33 Электролиты (К, Na,Ca, Cl) 500
25.34 Исследование уровня амилазы в крови 150
25.35 Исследование уровня мочевой кислоты в крови 150
25.36 Исследование уровня мочевой кислоты в моче 150
25.37 Исследование уровня АСЛО в крови (антистрептолизин О, полуколичественно) 250
25.38 Исследование уровня ревматоидного фактора (полуколичественно) 250
25.39 Исследование уровня изоферментов креатинкиназы в крови(Креатинфосфокиназа КФК) 190
25.40 Исследование уровня изоферментов креатинкиназы в крови (Креатинфосфокиназа КФК -МВ) 250
25.40.1 Исследование уровня маркеров: Миоглобин/Креатинкиназа МВ/Тропонин-I 850
25.41 Исследование уровня иммуноглобулина G в крови 200
25.42 Исследование уровня щелочной фосфатазы в крови 150
25.43 Исследование уровня простатической кислой фосфатазы в крови 160
26. Коагулологические исследования(оценка системы гемостаза)показать
26.01 Активированное частичное тромбопластиновое время 200
26.02 Протромбиновый комплекс по Квику(протромбиновое время, ПТИ, МНО) 200
26.03 Исследование уровня фибриногена в крови (по Клауссу) 200
26.04 Определение тромбинового времени в крови 200
26.05 Определение концентрации Д-димера в крови 860
26.06 Определение активности антитромбина III в крови 300

Связь между уровнем гемоглобина в первые 20 недель беременности и исходами беременности

Аннотация

Фон

Низкий уровень гемоглобина связан с неблагоприятными исходами беременности. Наше исследование было направлено на оценку связи гемоглобина (Hb) в первые 20 недель беременности и восстановления низкого уровня Hb с исходами беременности в Австралии.

Методы

Клинические данные по одноплодной беременности из двух государственных больниц третьего уровня в Новом Южном Уэльсе были получены за 2011–2015 годы.Связь между самым низким результатом Hb в первые 20 недель беременности и неблагоприятными исходами определялась с помощью скорректированной регрессии Пуассона. Пациенты с гемоглобином <110 г / л были классифицированы как «восстановленные» и «не восстановленные» на основании результатов Hb, начиная с 21 недели, и риск неблагоприятных исходов исследован с помощью скорректированной регрессии Пуассона.

Результаты

Из 31 906 одноплодных беременностей 4,0% имели Hb <110 и 10,2% - ≥140 г / л на сроке ≤20 недель. Женщины с низким уровнем гемоглобина имели значительно более высокий риск послеродового кровотечения, переливания крови, преждевременных родов, очень низкой массы тела при рождении и передачи ребенка в учреждение более высокого уровня или мертворождения.Высокий гемоглобин также был связан с более высоким риском преждевременных родов, очень низкой массой тела при рождении и переходом к более высокому уходу / мертворождению. Переливание крови было единственным исходом, при котором риск снижался с увеличением Hb. Риск переливания был значительно ниже в «восстановленной» группе по сравнению с «невосстановленной» (OR 0,39, 95% ДИ 0,22–0,70), но восстановление Hb не оказало значительного влияния на другие измеренные исходы.

Выводы

Женщины с низким и высоким уровнем гемоглобина в первые 20 недель беременности имели более высокий риск неблагоприятных исходов, чем женщины с нормальным уровнем гемоглобина.Восстановление гемоглобина через 20 недель не улучшило показатели большинства неблагоприятных исходов, но снизило риск переливания крови.

Образец цитирования: Randall DA, Patterson JA, Gallimore F, Morris JM, McGee TM, Ford JB, et al. (2019) Связь между уровнем гемоглобина в первые 20 недель беременности и исходами беременности. PLoS ONE 14 (11): e0225123. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0225123

Редактор: Массимо Чиккоцци, университет биомедицинского кампуса, ИТАЛИЯ

Поступила: 11 июля 2019 г .; Принята к печати: 29 октября 2019 г .; Опубликован: 13 ноября 2019 г.

Авторские права: © 2019 Randall et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Набор данных, используемый в этой статье, был создан путем извлечения клинических данных матерей из базы данных ObstetriX и электронных медицинских записей в больнице Royal North Shore и больнице Westmead за период с 2011 по 2015 годы.Разрешение на использование наборов данных было получено от местного округа здравоохранения Северного Сиднея Комитетом по этике исследований в области здравоохранения, а также посредством дополнительных приложений оценки для каждой больницы. Извлечение данных для базы данных ObstetriX осуществлялось хранителями данных в каждой больнице, а извлечение данных eMR было предпринято третьей стороной по контракту. Деидентифицированные данные были безопасно переданы и затем собраны авторами. Как авторы, мы не можем делиться предоставленными нам наборами данных.Процедуры получения доступа к данным можно получить в Исследовательском отделе местного здравоохранения Северного Сиднея (тел. +61 2 9926 4590, https://www.nslhd.health.nsw.gov.au/AboutUs/Research/Office), и Женский институт исследований и сбора данных Вестмид (W 2 IRED; связаться с доцентом / профессором Сенг Чай Чуа +61 2 8850 8100, https://www.wslhd.health.nsw.gov.au/WNH/Health- Профессионалы / Исследования).

Финансирование: Исследование финансировалось за счет средств пилотного проекта Австралийского национального управления крови.Спонсор не принимал участия в планировании исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Каждая десятая женщина страдает обильным кровотечением после родов, и 15% этих женщин будут переливать эритроциты. [1] Отмечено увеличение количества переливаний крови среди беременных женщин, что вызывает озабоченность.[2, 3] Дородовое и дородовое выявление и коррекция анемии может быть эффективной стратегией для уменьшения последствий кровопотери после родов и улучшения исходов родов. [4]

Потребность в железе увеличивается во время беременности, в основном для увеличения массы красных кровяных телец, удовлетворения потребностей плода в железе и для компенсации кровопотери при родах. [5] Хотя во время беременности наблюдается увеличение объема красных кровяных телец, наблюдается большее увеличение объема плазмы, и это дифференциальное увеличение приводит к разбавлению гемоглобина (Hb) в крови во время беременности.[6] В Австралии не существует согласованного нормального диапазона для концентрации гемоглобина у беременных [7] и нет данных о состоянии здоровья населения, в которых можно было бы проспективно собирать уровни гемоглобина для изучения диапазонов и их влияния на исходы. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает беременных женщин с гемоглобином <110 г / л анемией [8], однако пороговые значения получены в основном из развивающихся стран и не обязательно могут быть обобщены. [7] Пороговые значения, рекомендованные Центрами по контролю и профилактике заболеваний США, были разработаны на основе четырех европейских исследований здоровых беременных женщин, получающих добавки железа.[9] Они определили следующие максимальные уровни гемоглобина для диагностики анемии: 110 г / л в первом триместре, 105 г / л во втором триместре и 110 г / л в третьем триместре. [9] На сегодняшний день никаких исследований среди австралийских беременных не проводилось.

Анемия при поступлении при рождении была связана с более высокой частотой кесарева сечения и неблагоприятными исходами, такими как более высокая частота послеродовых кровотечений (ПРК), переливание крови и перевод младенца в отделение интенсивной терапии новорожденных [10]. Анемия в первом и втором триместре беременности связана с низкой массой тела при рождении и преждевременными родами [11, 12], а также с высоким уровнем гемоглобина.[13]

Национальные рекомендации по уходу за беременными рекомендуют всем женщинам проверять уровень гемоглобина при первом дородовом посещении и еще раз примерно на 28 неделе беременности [14]. Хотя рекомендуется обследовать и лечить любую анемию, регулярный прием добавок железа не рекомендуется при каждой беременности. [15] Рекомендации по контролю за кровью пациентов направлены на сокращение акушерских переливаний крови за счет индивидуального подхода, который пытается снизить потребность в переливании и, следовательно, избежать ненужного контакта с кровью и продуктами крови.[16] Учитывая потенциальную важность уровня железа до родов в помощи женщинам в преодолении кровопотери, связанной с родами, важно понимать влияние низкого уровня гемоглобина на ранних сроках беременности на неблагоприятные исходы. На этом этапе, возможно, удастся восстановить уровень гемоглобина. Таким образом, наше исследование было направлено на оценку уровней гемоглобина на сроке ≤20 недель и связи с ПРК и переливанием крови при рождении или послеродовом периоде, а также на снижение уровня гемоглобина на вероятность ПРК или переливания крови и / или улучшение исходов беременности.

Материалы и методы

Устройство и установка

Исследование представляло собой ретроспективное когортное исследование с использованием данных больниц и проводилось в двух крупных государственных больницах в Новом Южном Уэльсе, Австралия, Королевской больнице Северного побережья и больнице Вестмид. Включены одноплодные беременности за пятилетний период с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2015 г.

Источники данных

Подробные данные о характеристиках матери, истории беременности и факторах рождения были получены из базы данных ObstetriX («данные о рождении»), клинической базы данных, которая заполняется акушерками при бронировании, во время дородовых посещений и при поступлении при родах, записывая информацию о рождении сроком беременности не менее 20 недель или массой тела при рождении 400 г.Данные о возрасте матери, стране рождения (COB), стационарных и амбулаторных обращениях в перинатальный период (от начала беременности до шести недель послеродового периода) для матери были получены из электронной медицинской карты («eMR»). Большинство диагнозов и процедур были закодированы в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем, Австралийской модификацией (ICD10-AM) и Австралийской классификацией медицинских вмешательств [17], при этом небольшое меньшинство закодировано с использованием классификации SNOMED.[18] Результаты Hb и дата тестирования были получены либо из базы данных ObstetriX, где они были введены вручную, либо из данных патологии eMR (где результаты были получены из местной лаборатории патологии больницы или из внешней лаборатории, связанной только для Вестмида).

Переменные

Чтобы выявить женщин с низким уровнем гемоглобина, были проанализированы все результаты, полученные в первые 20 недель беременности, и самый низкий результат был классифицирован по категориям 10 г / л (<90, 90–99, 100–109 и т. Д. 150–159 г / л), а также три широкие категории <110 (диапазон 45–109), 110–139 и 140+ (диапазон 140–159) г / л.Результаты Hb между 8 и 14 (n = 24) были перекодированы на 80–140 из-за вероятных ошибок транскрипции. Все другие результаты за пределами вероятных значений (от 45 до 159 г / л), определенных клиническими авторами и сравнений с уровнями гематокрита, были пропущены. Мы выбрали самый низкий уровень гемоглобина в первые 20 недель, так как нас интересовал уровень гемоглобина перед любым лечением. Те, у кого не было результата Hb в течение первых 20 недель, были исключены из исследования, и распределение их характеристик сравнивалось с распределением тех, кто участвовал в исследовании, с использованием стандартизованных процентных различий.[19] Женщины с результатом Hb <110 г / л на сроке ≤20 недель были дополнительно обследованы, чтобы определить их последующее среднее значение Hb в оставшейся части гестационного периода до рождения (> 20 недель). Эти женщины были классифицированы как «выздоровевшие», если их средний гемоглобин после 20 недель беременности составлял 110 г / л или более, «не восстановленные», если средние результаты Hb были <110 г / л, и «без дальнейших результатов», если больше не было гемоглобина. результаты были записаны через 20 недель и до родов.

Основными исходами были послеродовое кровотечение (ПРК; комбинированный показатель, использующий данные о рождении и eMR) и переливание крови при рождении или через 6 недель после рождения (данные о рождении и eMR).Дальнейшие исходы включали преждевременные роды (срок беременности <37 недель; данные о родах), разделенные на запланированные (индукционное или предродовое кесарево сечение) и самопроизвольные, мертворождение (данные о рождении), перевод новорожденных в специализированный детский сад (SCN) или отделение интенсивной терапии новорожденных (NICU). ; данные о рождении), малый для гестационного возраста <10% (SGA; данные о рождении) [20] и очень низкий вес при рождении (<1500 г; данные о рождении). См. Более подробную информацию в таблице S1.

Возраст матери, COB и почтовый индекс проживания были получены из eMR.На основании данных о рождении были получены данные о паритете, курении, индексе массы тела (ИМТ), гестационном диабете, гипертонии при беременности, аномальном участке плаценты и анемии, диабете, гипертонии и обширных операциях на матке в анамнезе. Социально-экономический статус был сопоставлен с Индексом относительных социально-экономических преимуществ и недостатков (IRSAD) [21] с использованием почтового индекса и разделен на квинтили населения. Дополнительные факторы рождения, которые могли быть опосредующими причинами ПРК или переливания крови, т.е. начало родов, способ родов и разрыв промежности, были получены из данных о рождении.

Статистические методы

Характеристики женщин в трех широких группах гемоглобина (<110, 110–139, 140+ г / л) сравнивались с использованием тестов χ 2 . Данные по исходам также сравнивались между этими широкими группами гемоглобина с использованием процентов. Относительная частота ПРК, переливания крови, преждевременных родов, малой для гестационного возраста, очень низкой массы тела при рождении и перевода в отделение интенсивной терапии / SCN или мертворождений исследовалась более детально в группах гемоглобина (<90, 90–99, 100–109, 110–119 , 120–129, 130–139, 140–149, 150–159 г / л) с использованием модифицированных моделей регрессии Пуассона, с поправкой на материнские характеристики (возраст, ИМТ, страна рождения, родство, квинтиль SES), факторы риска беременности (курение , гестационный диабет и гипертензия, ранее существовавший диабет и гипертензия, предыдущие операции на матке, аномальное расположение плаценты, дородовое кровотечение) и потенциально опосредующие факторы (начало родов, способ родов, разрывы промежности).Использовался составной показатель мертворождения или перевода на более высокий уровень помощи, поскольку не было достаточного количества мертворожденных, чтобы рассматривать их отдельно. Риск тех же исходов для женщин с «восстановленным» и «не восстановленным» гемоглобином также оценивался с использованием модифицированного Пуассона и корректировался с помощью меньшего набора ковариат, которые различались в группах гемоглобина и также влияли на исходы (страна рождения, Квинтиль SES, паритет, курение, ИМТ, начало родов, способ родов, слезы промежности). Не было достаточного количества мертворожденных или младенцев с очень низкой массой тела при рождении для отдельного обследования, поэтому они были объединены в комбинированный показатель неблагоприятного исхода новорожденных с переводом на более высокий уровень медицинской помощи.

Этика

Этическое одобрение для этого исследования было получено от этического комитета местного медицинского округа Северного Сиднея (LNR / 17 / HAWKE / 32).

Результаты

С 1 января 2011 г. по 31 декабря 2015 г. в больницах Royal North Shore и Westmead было зарегистрировано 40 352 родов. После исключения (см. Рис. 1) осталось 31 906 родов одиночек. Ряд женщин были исключены из анализа из-за отсутствия гемоглобина в первые 20 недель (n = 4621). Сравнение характеристик тех женщин, у которых отсутствует гемоглобин, и популяции окончательного анализа приведено в таблице S2.Женщины, у которых в течение первых 20 недель беременности отсутствовал результат Hb, были аналогичны женщинам в исследуемой популяции, но с меньшей вероятностью родились в Южной Азии и с большей вероятностью родились в Океании, имели 2 или более предыдущих беременностей, имели в анамнезе дефицит B12 / фолиевой кислоты и курили во время беременности (стандартизованная разница> 0,1).

Среднее значение самого низкого уровня гемоглобина на сроке ≤20 недель, зарегистрированное для каждой женщины, составило 127,4 г / л (стандартное отклонение 10,0), а медиана составила 128 (межквартильный размах 13).В целом, 4,0% женщин имели Hb <110 г / л, 85,7% имели Hb 110–139 г / л и 10,2% имели Hb 140+ г / л на сроке ≤20 недель. Женщины с Hb <110 г / л на сроке ≤20 недель с меньшей вероятностью, чем женщины с Hb 110–139 и 140+ родились в Австралии, Европе, Южной и Северо-Восточной Азии и Америке, и с большей вероятностью родились. родиться в Африке, на Ближнем Востоке, в Южной и Центральной Азии (Таблица 1). Также имел место социально-экономический градиент, при котором вероятность проживания в наиболее благополучных районах возрастала с повышением уровня гемоглобина.Женщины с более низким уровнем гемоглобина имели более высокий показатель паритета, с большей вероятностью имели ИМТ <18,5 и имели в анамнезе железодефицитную анемию, чем женщины со средним уровнем гемоглобина, у которых, в свою очередь, были более высокие показатели, чем у женщин с гемоглобином 140+. В группе с низким уровнем гемоглобина чаще было запланировано кесарево сечение, реже рождались естественные роды без посторонней помощи, а среди вагинальных родов частота травм промежности была аналогичной.

Наиболее частыми неблагоприятными исходами беременности были младенцы, переведенные в специализированные учреждения (16,0%), послеродовые кровотечения (13.6%), малолетних для гестационного возраста (9,5%) и преждевременных родов (7,1%) (таблица 2). Пациенты с Hb <110 г / л имели более высокий процент всех неблагоприятных исходов по сравнению с группой с Hb 110–139 г / л. У пациентов с гемоглобином 140+ г / л вероятность возникновения многих неблагоприятных исходов была несколько выше, чем у пациентов с нормальным гемоглобином, но вероятность переливания была ниже, чем у пациентов с более низким уровнем гемоглобина.

На рис. 2 показаны скорректированные отношения частоты неблагоприятных исходов по детальным группам гемоглобина. После поправки на коварианты в многомерных моделях наблюдалась U-образная связь между гемоглобином и всеми неблагоприятными исходами, за исключением переливания крови.Для большинства исходов риск был сравнительно выше при более низких уровнях Hb, чем при более высоких, причем риск начинал увеличиваться при уровнях Hb менее 120 (по сравнению с 120–129 г / л). U-образная зависимость была очень незначительной для ПРК, при этом скорректированные показатели среди лиц с самым высоким уровнем гемоглобина (150–159) составляли всего 1,1 и не были значительными. Наблюдалась линейная зависимость между гемоглобином и скоростью переливания, причем скорость переливания была значительно выше в группах гемоглобина <120 г / л и ниже в группах гемоглобина ≥130 г / л (хотя и не достигала значимости) по сравнению с 120–129 г / L группа.

Из 1282 женщин с Hb <110 г / л на сроке ≤20 недель 38% (n = 492) имели средний уровень Hb с 21 недели до рождения ≥110 г / л («восстановлен»), 38% (n = 488) нет («не восстановлен»), и еще 24% (n = 302) не имели результатов по гемоглобину после 21 недели (таблица 3). Мы сравнили риск неблагоприятных исходов для «восстановленных» и «невосстановленных» групп гемоглобина с поправкой на коварианты. Скорректированный риск переливания был значительно ниже в «восстановленной» группе по сравнению с «невосстановленной» группой, но не было значительного увеличения или уменьшения риска для других исходов.

Обсуждение

Среди 31 906 одноплодных беременностей 4% женщин имели Hb <110 г / л и 10% имели Hb 140+ г / л на сроке ≤20 недель беременности. Наши результаты показывают, что как низкий, так и высокий уровень гемоглобина на сроке ≤20 недель связаны с неблагоприятными исходами во время родов в U-образной форме, которая возрастает по обе стороны от точки наименьшего риска на уровне 120–129 г / л. Связь между низким уровнем гемоглобина и неблагоприятными исходами была относительно сильнее, чем связь между высоким уровнем гемоглобина и неблагоприятными исходами. Только переливание имело линейную зависимость: риск увеличивался с более низким Hb и снижался с более высоким Hb.U-образная связь между гемоглобином и неблагоприятными исходами, которую мы обнаружили, также была показана в исследовании, проведенном в Перу, при беременности как на большой, так и на небольшой высоте. [22]

Из женщин с низким уровнем гемоглобина на сроке ≤20 недель почти у 40% уровень гемоглобина восстановился во второй половине беременности. Восстановление гемоглобина, по-видимому, не изменило риск ПРК, преждевременных родов, SGA или составного показателя, включая перевод на более высокий уровень помощи, мертворождение и очень низкий вес при рождении, но снизило риск послеродового переливания крови.Эти данные согласуются с обзором данных испытаний, согласно которому добавление железа улучшило уровень гемоглобина у беременных, но не улучшило окончательно исходы беременности [23]. Причины, по которым улучшение гемоглобина не приводит к улучшению перинатальных исходов, требуют дальнейшего изучения. Может существовать критическое окно для влияния низкого уровня гемоглобина на исходы, или низкий уровень гемоглобина может быть симптомом основного состояния, которое само по себе является причиной плохого исхода. Другая возможность заключается в том, что восстановление гемоглобина действительно улучшает некоторые результаты, но не те, которые конкретно измерялись в нашем исследовании.

Более высокая частота ПРК, продемонстрированная в группах с низким уровнем гемоглобина по сравнению с группами с нормальным гемоглобином, соответствует предыдущим данным, свидетельствующим о том, что анемия связана с более высоким риском ПРК. [24, 25] У женщин с высоким уровнем гемоглобина в антенатальном периоде частота ПРК несколько выше, чем у женщин. пациенты с нормальным гемоглобином (хотя и не столь значительным), но с меньшей вероятностью подвергались переливанию, чем пациенты с низким уровнем гемоглобина, что могло быть связано с лучшими запасами железа или с большей готовностью лечащих врачей переносить потерю крови, прежде чем принять решение о переливании.Мы также обнаружили значительно более высокий риск неблагоприятных исходов, таких как преждевременные роды, очень низкий вес при рождении и перевод на более высокий уровень лечения или мертворождение для людей с высоким результатом Hb, как было обнаружено в других исследованиях [26, 27], возможно, из-за неадекватной плазмы увеличение объема или нарушение реакции на воспаление и инфекцию [5, 26] или, возможно, из-за высокого уровня гемоглобина до беременности.

Дородовое кровотечение и аномальное расположение плаценты могут вызывать анемию, а также связаны с неблагоприятными исходами беременности.[28, 29] Эти факторы были скорректированы в нашем анализе, но также маловероятно, что они повлияли на анемию в первые 20 недель беременности, поскольку кровотечение из-за этих факторов обычно происходит на более поздних сроках беременности.

Данные по Австралии о распространенности анемии у беременных ограничены. Наша оценка низкого уровня гемоглобина (4%) была аналогична оценке женщин с анемией во время беременности в Южной Австралии в 2015 году (6,6%) [30]. Международные исследования выявили гораздо более высокие показатели материнской анемии: глобальная оценка в 2011 г. составила 38%.[31] Высокая доля женщин с железодефицитной анемией в анамнезе в нашей популяции (15%), особенно в группе с низким уровнем гемоглобина, предполагает, что, возможно, существовали возможности скорректировать низкий уровень гемоглобина из-за дефицита железа до беременности.

Нам удалось получить результаты по Hb для большой группы беременных женщин и изучить результаты по уровням Hb на сроке беременности ≤20 недель. Однако ограничения этих данных заключались в том, что были доступны только результаты по гемоглобину, которые были вручную введены в данные о рождении акушерками или были получены из лабораторий патологии в больницах (в Royal North Shore) или в больничных или связанных лабораториях патологии (в Westmead).Это означало, что 13% беременных женщин (n = 4621) не имели достоверных результатов Hb в течение первых 20 недель беременности. Однако эти женщины были в целом похожи на женщин из последней исследуемой популяции. Кроме того, мы не знали причину низкого уровня гемоглобина или какие меры были приняты для восстановления гемоглобина, и могли сделать вывод о лечении только на основании изменений результатов по гемоглобину. Исходя из предыдущего опроса и клинического опыта, мы предполагаем, что большинство женщин принимали дополнительное железо либо в составе поливитаминов, либо в составе добавки, содержащей только железо [32], но без информации о том, какие добавки и сколько железа они принимали. содержащихся в базе данных, мы не смогли изучить, как это повлияло на гемоглобин или результаты.Результаты по стране рождения предполагают, что некоторые случаи талассемии / серповидно-клеточной анемии могли быть пропущены, поскольку эти состояния более распространены в Африке и на Ближнем Востоке, где вероятность рождения женщин с низким гемоглобином была выше.

Выводы

Мы обнаружили, что у женщин с низким уровнем гемоглобина в первые 20 недель беременности вероятность ПРК и переливания крови после родов выше, чем у женщин с гемоглобином 120–129 г / л. Пациенты с высоким и низким уровнем гемоглобина имели повышенный риск преждевременных родов, очень низкую массу тела при рождении и комбинированные исходы перевода на более высокий уровень помощи или мертворождения по сравнению с пациентами с концентрацией 120–129 г / л.Восстановление гемоглобина во время беременности снизило риск послеродового переливания крови, но, по-видимому, не повлияло на риск других измеренных неблагоприятных исходов. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, почему низкий и высокий уровень гемоглобина в первые 20 недель связан с более неблагоприятными исходами и можно ли предотвратить эти неблагоприятные исходы до или во время беременности.

Благодарности

В состав Руководящей группы по акушерскому переливанию входят: Дженнифер Р. Боуэн (Королевская больница Северного побережья), Сандра Кокрейн (Национальное управление крови), Дэвид О Ирвинг (Служба крови Австралийского Красного Креста), Джеймс П. Исбистер (Сиднейский университет), Элени Мейсон. (Госпиталь Сент-Винсент), Майкл К. Николл (Здравоохранение Нового Южного Уэльса), Майкл Дж. Пик (Австралийский национальный университет), Аманда Томсон (Служба крови Австралийского Красного Креста) и Пенни О'Бейд (Комиссия по совершенствованию клинической практики).

Ссылки

  1. 1. Паттерсон Дж., Робертс С., Боуэн Дж., Ирвинг Д., Исбистер Дж., Моррис Дж. И др. Акушерское переливание крови во время беременности, родов и в послеродовой период: популяционное исследование. Obstet Gynecol. 2014. 123 (1): 126–33. pmid: 24463672
  2. 2. Knight M, Callaghan WM, Berg C, Alexander S, Bouvier-Colle MH, Ford JB и др. Тенденции послеродового кровотечения в странах с высокими ресурсами: обзор и рекомендации Международной совместной группы по послеродовым кровотечениям.BMC Беременность и роды. 2009; 9: 55. pmid: 19943928
  3. 3. Ford JB, Робертс CL, Симпсон JM, Vaughan J, Cameron CA. Повышенная частота послеродовых кровотечений в Австралии. Int J Gynaecol Obstet. 2007. 98 (3): 237–43. pmid: 17482190
  4. 4. Муньос М., Пенья-Росас Дж. П., Робинсон С., Мильман Н., Хольцгрев В., Брейманн С. и др. Управление кровью пациентов в акушерстве: ведение анемии и нарушений кроветворения во время беременности и в послеродовой период: согласованное заявление NATA.Transfus Med. 2018; 28 (1): 22–39. pmid: 28722245
  5. 5. Мильман Н. Железо и беременность - хрупкое равновесие. Анналы гематологии. 2006. 85 (9): 559–65. pmid: 16691399
  6. 6. Мильман Н. Предродовая анемия: профилактика и лечение. Анналы гематологии. 2008. 87 (12): 949–59. pmid: 18641987
  7. 7. Национальное управление крови. Руководство по управлению кровью пациентов: Модуль 5 - Акушерство и материнство. Канберра: Национальное управление крови, 2015.
  8. 8.Всемирная организация здоровья. Концентрация гемоглобина для диагностики анемии и оценки степени тяжести. Женева: ВОЗ, 2011 г. Номер документа: WHO / NMH / NHD / MNM / 11.1.
  9. 9. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Рекомендации по профилактике и контролю дефицита железа в США. Атланта, Джорджия: CDC; 1998 [цитируется 15 января 2019 года]. Доступно по ссылке: https://www.cdc.gov/Mmwr/preview/mmwrhtml/00051880.htm.
  10. 10. Друккер Л., Хантс Ю., Фаркаш Р., Рухлемер Р., Самуэлофф А., Грисару-Грановский С.Железодефицитная анемия при поступлении в роды и родоразрешение связана с повышенным риском кесарева сечения и неблагоприятными исходами для матери и новорожденного. Переливание. 2015; 55 (12): 2799–806. pmid: 26246160
  11. 11. Аллен Л.Х. Анемия и дефицит железа: влияние на исход беременности. Am J Clin Nutr. 2000. 71 (5): 1280–4.
  12. 12. Haider BA, Olofin I, Wang M, Spiegelman D, Ezzati M, Fawzi WW. Анемия, пренатальное употребление железа и риск неблагоприятных исходов беременности: систематический обзор и метаанализ.BMJ. 2013; 346: f3443. pmid: 23794316
  13. 13. Мерфи Дж. Ф., Ньюкомб Р. Г., О'Риордан Дж., Коулз И. Ф., Пирсон Дж. Ф. Связь уровня гемоглобина в первом и втором триместрах с исходом беременности. Ланцет. 1986. 327 (8488): 992–5.
  14. 14. Департамент здравоохранения. Руководство по клинической практике: Ведение беременности. Канберра, Австралия: Департамент здравоохранения правительства Австралии, 2018.
  15. 15. Королевский колледж акушеров и гинекологов Австралии и Новой Зеландии.Заявление C-Obs 25: Добавки витаминов и минералов и беременность. Мельбурн: RANZCOG, 2014 Номер документа: C-Obs 25.
  16. 16. Isbister JP. Трехкомпонентная матрица управления кровью пациентов - обзор. Лучшая практика Res Clin Anaesthesiol. 2013. 27 (1): 69–84. pmid: 235
  17. 17. Национальный центр классификации здоровья. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, десятая редакция, австралийская модификация (ICD-10-AM), Австралийская классификация медицинских вмешательств (ACHI) и Австралийские стандарты кодирования (ACS), седьмое издание.Сидней: Национальный центр классификации здравоохранения, 2010.
  18. 18. SNOMED International. Что такое SNOMED CT? 2018 [цитируется 21 августа 2018 г.]. Доступно по адресу: https://www.snomed.org/snomed-ct/what-is-snomed-ct.
  19. 19. Остин ПК. Диагностика баланса для сравнения распределения исходных ковариат между группами лечения в выборках, сопоставленных с оценкой склонности. Статистика в медицине. 2009. 28 (25): 3083–107. pmid: 19757444
  20. 20. Доббинс Т.А., Салливан Э.А., Робертс К.Л., Симпсон Дж. М..Национальные процентили массы тела при рождении в Австралии с разбивкой по полу и гестационному возрасту, 1998–2007 гг. Med J Aust. 2012; 197 (5): 291–4. pmid: 22938128
  21. 21. Австралийское статистическое бюро. 2033.0.55.001 - Перепись населения и жилищного фонда: социально-экономические индексы территорий (SEIFA), Австралия, 2011 2011 [цитируется 15 июня 2018 года]. Доступно по адресу: http://www.abs.gov.au/AUSSTATS/[email protected]/allprimarymainfeatures/8C5F5BB699A0921CCA258259000BA619?opendocument.
  22. 22. Гонсалес Г.Ф., Стинланд К., Тапиа В.Уровень материнского гемоглобина и исходы для плода на малых и больших высотах. Американский журнал физиологии - регуляторной, интегративной и сравнительной физиологии. 2009; 297 (5): R1477 – R85. pmid: 19741055
  23. 23. Peña ‐ Rosas JP, De ‐ Regil LM, Garcia ‐ Casal MN, Dowswell T. Ежедневный пероральный прием добавок железа во время беременности. Кокрановская база данных Syst Rev.2015; (7).
  24. 24. Owiredu WKBA, Osakunor DNM, Turpin CA, Owusu-Afriyie O. Лабораторное прогнозирование первичного послеродового кровотечения: сравнительное когортное исследование.BMC Беременность и роды. 2016; 16 (1).
  25. 25. Кавле Дж. А., Штольцфус Р. Дж., Виттер Ф., Тильш Дж. М., Халфан СС, Колфилд Л. Е.. Связь между анемией во время беременности и кровопотерей во время и после родов у женщин с естественными родами на острове Пемба, Занзибар, Танзания. J Health Popul Nutr. 2008. 26 (2): 232–40. pmid: 18686556
  26. 26. Dewey KG, Oaks BM. U-образная кривая риска, связанного с материнским гемоглобином, статусом железа или добавками железа. Am J Clin Nutr.2017; 106: 1694С – 702С. pmid: 265
  27. 27. Gonzales GF, Tapia V, Fort AL. Материнские и перинатальные исходы при втором измерении гемоглобина у неанемичных женщин при первом бронировании: влияние высоты проживания в Перу. ISRN Акушерство и гинекология. 2012; 2012: 7.
  28. 28. Синха П., Куруба Н. Дородовое кровотечение: обновление. J Obstet Gynaecol. 2008. 28 (4): 377–81. pmid: 18604667
  29. 29. Ваганян С.А., Лавери Дж.А., Анант К.В., Винцилеос А.Аномалии имплантации плаценты и риск преждевременных родов: систематический обзор и метаанализ. Am J Obstet Gynecol. 2015; 213 (4): S78 – S90.
  30. 30. Scheil W, Jolly K, Scott J, Catcheside B, Sage L, Kennare R. Результат беременности в Южной Австралии, 2015 г. Аделаида: Отдел оценки результатов беременности, SA Health, Правительство Южной Австралии, 2017.
  31. 31. Стивенс Г.А., Финукейн М.М., Де-Регил Л.М., Пасиорек С.Дж., Флаксман С.Р., Бранка Ф. и др. Глобальные, региональные и национальные тенденции в концентрации гемоглобина и распространенности общей и тяжелой анемии у детей, беременных и небеременных женщин за 1995–2011 годы: систематический анализ репрезентативных данных для населения.Lancet Global Health. 2013; 1 (1): E16 – E25. pmid: 25103581
  32. 32. Чаттерджи Р., Шанд А., Нассар Н., Уоллс М., Хамбалия Аризона. Использование добавок железа во время беременности. Правильные ли женщины принимают правильное количество? Clin Nutr. 2016; 35 (3): 741–7. pmid: 26070630

Анемия во время беременности в сельских районах Танзании: связь со статусом микронутриентов и инфекциями

В этом исследовании среди беременных женщин в сельских районах Танзании анемия была связана с различными признаками инфекций и с дефицитом некоторых микронутриентов.

Питание

Антропометрические измерения

Женщины с небольшой окружностью руки имели более высокий риск развития анемии с гемоглобином <90 г / л. Ограничивая анализ женщинами без признаков инфекции, окружность руки не была связана с анемией, тогда как ассоциация была сильнее среди женщин с признаками инфекции. Окружность руки отрицательно коррелировала с биохимическими показателями инфекции и острой фазой реакции, но не с наличием малярийных паразитов или инфекций мочевыводящих путей.Длительные инфекции могли приводить как к анемии, так и к истощению и, следовательно, к очевидной связи между окружностью руки и анемией. Окружность руки не была связана с дефицитом питательных микроэлементов.

Состояние железа

Истощенные запасы железа были обычным явлением как у женщин, не страдающих анемией, так и у женщин с анемией. Это подтверждает результаты исследований во всем мире, показывающие, что запасы железа у большинства женщин истощаются во время беременности, если не принимать добавки (Kiwanuka et al, 1999; Milman et al, 1991).В нашем исследовании женщины с дефицитом железа имели более высокий риск анемии (Hb <90 г / л), чем женщины с высоким содержанием железа. Было показано, что добавление железа во время беременности оказывает благотворное влияние на анемию (Milman et al, 1999; Panth et al, 1990; Suharno et al, 1993), что оправдывает дородовой рутинный прием добавок железа в регионах с высокой распространенностью дефицита железа (Carroli и др., 2001).

Фолат

s-фолат ниже 4,5 нмоль / л был более распространен в этой области, чем в аналогичном исследовании в Непале (Bondevik et al, 2000).Содержание s-фолиевой кислоты ниже 4,5 нмоль / л было связано с повышенным риском анемии, но эта связь была более слабой и несущественной при многомерном анализе. В нашем исследовании, вероятно, недооценивалась связь между анемией и низким содержанием s-фолиевой кислоты. Во-первых, концентрация фолиевой кислоты внутри эритроцитов намного выше, чем в плазме. У женщин с самым низким уровнем гемоглобина была самая высокая доля сывороток с признаками гемолиза, на что указывало повышенное значение s-LD. Во время гемолиза внутриэритроцитарный фолат просачивается в плазму, а s-фолат может временно повышаться и маскировать дефицит фолиевой кислоты, предпочтительно у женщин с самым низким уровнем гемоглобина.Во-вторых, прием пищи может существенно влиять на s-фолат, поэтому он меняется изо дня в день. Случайное изменение s-фолиевой кислоты привело бы к более слабым и менее значимым ассоциациям. Таким образом, вместе взятые, повышенный риск анемии среди женщин с дефицитом фолиевой кислоты был, вероятно, реальным и подтверждает текущие рекомендации Танзании по введению добавок фолиевой кислоты беременным женщинам.

Кобаламин

Распространенность дефицита кобаламина (s-кобаламин ниже 150 пмоль / л) была намного ниже, чем в аналогичном исследовании среди непальских женщин (Bondevik et al, 2000).Исследования в Африке показали относительно низкую распространенность дефицита кобаламина (Brabin et al, 1986; Coetzee et al, 1994; Liljestrand et al, 1986). В нашем исследовании OR для анемии (Hb <90 г / л) не было значительно увеличено среди женщин с дефицитом кобаламина, и важность дефицита кобаламина в возникновении анемии в нашей исследуемой популяции, вероятно, была незначительной.

Витамин А

У значительной части женщин был низкий уровень s-витамина А, и это может отражать реальный дефицит витамина А, поскольку распространенность была высокой (20%) даже среди не страдающих анемией женщин без признаков инфекции.В группах населения, где распространенность низкого содержания витамина А (менее 0,70 мкмоль / л) превышает 15%, дефицит витамина А следует рассматривать как проблему общественного здравоохранения (Arroyave et al, 1989). Распространенность была выше, чем среди беременных женщин без анемии в Непале (4,8%; Bondevik et al, 2000), но ниже, чем общая распространенность в Индонезии (33%; Suharno et al, 1992).

Повышенный риск анемии (Hb <90 г / л) у женщин с низким содержанием s-витамина А не был статистически значимым, но не противоречит результатам исследования в Непале (Bondevik et al, 2000), где риск оценка была выше.Кроме того, рандомизированное контролируемое исследование среди беременных женщин, страдающих анемией, в Индонезии показало, что добавление витамина А увеличивало гемоглобин, и 35% не страдали анемией без каких-либо добавок железа (Suharno et al, 1993).

Низкий уровень s-витамина A был связан с признаками инфекций (s-CRP <10 г / л), что также показано в других исследованиях (Friis et al, 1997). Реакция острой фазы может подавлять s-витамин A (Hautvast et al, 1998), а малярия связана с низким s-витамином A, даже если он носит субклинический характер (Das et al, 1996).Das и др. объяснили эту ассоциацию уменьшением в молекуле-носителе ретинол-связывающего белка, который может экстравазировать во время воспаления, а также может попадать в мочу. Крысы с дефицитом витамина А имели пониженную устойчивость к плазмодиям (Krishnan et al, 1976; Stoltzfus et al, 1989), но интервенционное исследование в Гане не показало влияния добавок витамина A на заболеваемость малярией.

Мы обнаружили связь между низким содержанием витамина А и низкими запасами железа, что было показано в других исследованиях (Suharno et al, 1992).Это могло быть связано с нарушением мобилизации железа из магазинов (Роденбург и др., 1994). Исследования на животных показали, что дефицит витамина А не снижает абсорбцию железа (Sijtsma et al, 1993), а дефицит железа снижает мобилизацию витамина А. Интервенционные исследования показали, что витамин А и железо лучше, чем одно железо, в облегчении анемии (Kolsteren et al, 1999; Panth et al, 1990; Suharno et al, 1993). Следует рассмотреть возможность регулярного приема витамина А беременным женщинам, особенно женщинам с низким уровнем гемоглобина.Добавки витамина А для фертильных женщин в уязвимых областях в настоящее время обсуждаются, и необходимо соблюдать осторожность, чтобы не вызывать тератогенных эффектов (Azais Braesco & Pascal, 2000; Rothman et al, 1995). Международная консультативная группа по витамину A (IVACG) рекомендовала ежедневно 10 000 МЕ или еженедельно 25 000 МЕ беременным женщинам в районах с высокой распространенностью дефицита витамина A (Международная консультативная группа по витамину A, 1998).

Инфекции и связанные с ними факторы

Многие женщины, особенно женщины с самым низким уровнем гемоглобина, имели признаки инфекций.Мы наблюдали связь между повышенным s-CRP и анемией, а также между повышенным s-ферритином и анемией, что также наблюдается в других исследованиях (Massawe et al, 1999). Лечение инфекции было бы рациональным подходом к лечению анемии у этих женщин. Кишечные паразиты, потенциально вызывающие недоедание, в этой области были редкостью.

Малярийная паразитемия, обнаруженная под микроскопом, была связана с более высоким риском анемии (Hb <90 г / л). Связь не была статистически значимой при многомерном анализе.Этого можно было ожидать, поскольку в модель были включены переменные, сильно связанные с инфекцией малярии. В исследованиях, проведенных в Африке, малярия часто рассматривается как основная причина анемии (Garner & Gulmezoglu, 2000) и связана с маркерами острой фазы (Hurt et al, 1994). Однако микроскопия на предметных стеклах крови может не быть полезным маркером малярии у людей с приобретенным иммунитетом (Smith et al, 1993), и это уменьшит ассоциацию с анемией. Прогностическая ценность результатов мазков крови может быть особенно низкой в ​​напряженных рабочих условиях.s-LD, маркер гемолиза и связанный с малярийной паразитемией, может быть более чувствительным маркером активного малярийного заболевания в эндемичных районах (Jakobsen et al, 1997). Мы обнаружили значимое 10-кратное повышение риска анемии (Hb <90 г / л) у женщин с признаками гемолиза. Взятые вместе, наши результаты позволяют предположить, что малярия является основной причиной анемии с гемоглобином ниже 90 г / л.

Инфекции мочевыводящих путей были связаны с анемией (Hb <90 г / л) и повышенным s-CRP. В исследовании, проведенном в Непале с использованием микроскопии мочи для выявления инфекций, их точечная оценка риска анемии (Hb <90 г / л) была аналогична нашей (удвоение риска), но у них были широкие доверительные интервалы (0.45–8,49). В предыдущем исследовании мы показали, что инфекции мочевыводящих путей были очень распространены в этих условиях (Olsen et al, 2000), и им следует уделять больше внимания во время дородовых посещений. Помимо ассоциации с анемией, инфекции мочевыводящих путей во время беременности повышают риск пиелонефрита, амнионита, преждевременных родов, низкой массы тела при рождении и перинатальной смерти (Schieve et al, 1994) и заслуживают большего внимания в женских консультациях (Carroli et al, 2001). ).

Других инфекционных заболеваний, обычно связанных с анемией, таких как лейшманиоз и шистосомоз, в этом районе не было.Только 12 пациентов с серповидноклеточной анемией были выявлены в Лютеранской больнице Хейдома в 1995–1996 годах (стационарные и амбулаторные), и только 38 случаев анкилостомоза были зарегистрированы (Хейдом Лютеранская больница (HLH), 1998). Среди 733 женщин, обследованных в женских консультациях при HLH в 1995–1996 гг., Были обнаружены две ВИЧ-положительные сыворотки (неопубликованные данные HLH, 2000).

В этом исследовании отбор женщин был неслучайным, и некоторые из отобранных женщин отказались от участия и не были включены в окончательный анализ.Это может повлиять на репрезентативность цифр распространенности, но не повлияет на связь между биохимическими факторами и анемией. Различные стадии беременности во время дородовых посещений усложняли оценку пороговых значений для аномальных значений нескольких переменных с помощью физиологической гемодилюции, но гестационный возраст был сходным на трех уровнях гемоглобина, а предварительный анализ с поправкой на гестационный возраст не показал. изменить оценки.

Пример из практики: 32-летняя женщина с анемией и спутанностью сознания

Вопрос в виде доски с объяснением и ссылкой на соответствующую статью - это повторяющаяся функция TraineE-News .Цель тематического исследования - прояснить конкретные и своевременные пункты обучения в области гематологии. Следующее тематическое исследование сосредоточено на 32-летней женщине без значительного прошлого истории болезни, которая поступает в отделение неотложной помощи с ухудшением замешательства в течение нескольких дней. Общий анализ крови показывает концентрацию гемоглобина 9,8 г / дл и количество тромбоцитов 34 x 109 / л. Креатинин составляет 3,1 мг / дл, а ЛДГ - 448 МЕ / л. В мазке периферической крови обнаружены многочисленные шистоциты.Уровень ADAMTS13 измеряется и составляет 68 процентов без признаков обнаруживаемого ингибитора. У больного диагностирован атипичный гемолитико-уремический синдром и назначен экулизумаб.

Какие из следующих прививок следует сделать как можно скорее после начала приема экулизумаба?

  1. Сезонный грипп
  2. Вирус ветряной оспы
  3. Гепатит В
  4. Менингококк
  5. Столбняк

Ответ

  1. Менингококк

Пояснение

Менингококковые инфекции (Neisseria meningitides) произошли у пациентов, получающих экулизумаб, и пациенты, получающие экулизумаб, должны быть вакцинированы.У пациента имеются признаки тромботической микроангиопатии с анемией, шистоцитозом и повышенным уровнем ЛДГ. В сочетании с тромбоцитопенией и почечной недостаточностью при уровне ADAMTS13> 10% клиническая картина предполагает атипичный гемолитико-уремический синдром. Хотя это похоже на тромботическую тромбоцитопеническую пурпуру (ТТП), это происходит не из-за дефицита ADAMTS13, а скорее из-за мутаций в генах C3, факторов H, B и I, а также белка мембранного кофактора. Моноклональное антитело экулизумаб ингибирует терминальную часть каскада комплемента и одобрено FDA для лечения атипичного ГУС, а также пароксизмальной ночной гемоглобинурии (ПНГ).Препарат содержит предупреждение FDA о риске менингококковой инфекции, а вкладыш содержит рекомендацию вакцинировать пациентов от менингококка, а также проводить обучение и консультировать. В идеале вакцину следует вводить как минимум за две недели до начала приема экулизумаба, чтобы обеспечить достаточный иммунный ответ. Пациентам, которым требуется немедленное начало лечения экулизумабом, вакцинация против менингококка должна быть сделана как можно скорее.Если у пациента появятся признаки менингококка, терапию экулизумабом следует прекратить.

Ресурс

  1. Пример из практики, представленный Натаном Коннеллом, доктором медицины, Университет Брауна, Провиденс, Род-Айленд, членом совета стажера.

Расовые различия во взаимосвязи анемии со смертностью и ограниченными возможностями передвижения среди пожилых людей | Кровь

Раса и концентрация гемоглобина были ключевыми предикторами интереса.Участников попросили идентифицировать свою расу на базовом собеседовании. Уровень гемоглобина измерялся автоматическими счетчиками в лаборатории каждого полевого центра. В соответствии с критериями ВОЗ анемия определялась как уровень гемоглобина ниже 120 г / л у женщин и ниже 130 г / л у мужчин. Чтобы оценить, возникает ли риск неблагоприятных исходов при разных уровнях гемоглобина у пожилых чернокожих и белых, уровень гемоглобина был разделен на 5 уровней (<110, 110-119, 120-129, 130-139, 140-149 и ≥ 150 г / л. ) у женщин и 6 уровней (<110, 110-119, 120-129, 130-139, 140-149, 150-159 и ≥ 160 г / л) у мужчин.Пациенты с гемоглобином на 0–9 г / л выше порогового значения ВОЗ (т.е. 120–129 у женщин и 130–139 у мужчин) входили в контрольную категорию для регрессионного анализа, оценивающего альтернативные пороги риска.

Смертность была первичным исследованным исходом, в то время как частота инвалидности двигательной способности была вторичным исходом. В течение августа 2005 г. в общей сложности 502 случая смерти (19,3%) систематически регистрировались по телефону каждые 6 месяцев и подтверждались свидетельствами о смерти.Время выживания рассчитывалось от даты исходного визита в клинику до даты смерти или даты последнего контакта (среднее время выживания составляло 5,3 года). Инвалидность была определена как 2 последовательных отчета (с интервалом в 6 месяцев) о наличии больших трудностей или невозможности пройти четверть мили или подняться на 10 ступенек без отдыха. Если участник сообщал о больших трудностях с любой задачей при одном контакте и умер до следующего 6-месячного контакта, то предполагалось, что проблема сохранялась до смерти, и участник классифицировался как инвалид.Этот результат отражает стойкое и серьезное ограничение функции нижних конечностей, которое у пожилых людей является прогностическим признаком будущей нетрудоспособности при выполнении задач по уходу за собой, госпитализации и смерти. 15-17 Те с мобильностью инвалидности на исходном уровне (п = 225, 8,7%) были исключены время от анализа событий для этого результата. Было зарегистрировано 345 случаев непредвиденной инвалидности (14,5%) за средний период наблюдения в 3,9 года, который рассчитывался с даты базового визита в клинику до даты события или даты последнего контакта.

Потенциальные смешивающие факторы, указанные в анализе данных, включают возраст, пол, уровень образования (<средняя школа, выпускник средней школы или> средняя школа) и место обучения (Мемфис или Питтсбург). Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался на основе измеренных роста и веса (ИМТ = вес в килограммах, деленный на рост в метрах в квадрате). Вопросы анкеты использовались для классификации участников как никогда не куривших, бывших или нынешних курильщиков. Госпитализация, потребовавшая ночевки в течение последних 6 месяцев, также оценивалась с помощью анкеты.Сывороточный альбумин, креатинин и цистатин С были определены путем сбора крови во время первоначального клинического визита 1997–1998 годов. Цистатин С - это новый измеритель функции почек, на которую не влияет мышечная масса, и было показано, что он позволяет прогнозировать скорость клубочковой фильтрации лучше, чем оценки, основанные на креатинине. 18–21 В целях сравнения для оценки скорости клубочковой фильтрации (рСКФ) использовалась сокращенная формула «Модификация диеты при заболевании почек», которая требует возраста, пола, расы и креатинина. 22 Кроме того, медицинские условия оценивались посредством самоотчета, приема лекарств и / или клинических / лабораторных исследований, включая рак, цереброваскулярные заболевания, застойную сердечную недостаточность, ишемическую болезнь сердца, диабет, желудочно-кишечное кровотечение / язву, гипертензию, периферические артериальные сосуды. болезни и легочные заболевания. Участники были классифицированы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, если у них было цереброваскулярное заболевание, застойная сердечная недостаточность, ишемическая болезнь сердца или заболевание периферических артерий.Каждое медицинское состояние было обновлено в соответствии с исходными данными текущего исследования (1999–2000 гг.), За исключением желудочно-кишечного кровотечения / язвы, заболевания периферических артерий и заболеваний легких, которые оценивались только при первоначальном клиническом посещении в 1997–1998 годах.

Острый ишемический инсульт, вторичный по отношению к железодефицитной анемии: отчет о болезни

Сообщается о редком случае острого ишемического инсульта у молодого пациента с железодефицитной анемией (ЖДА). Было высказано предположение, что ЖДА связана с инсультом, но пока это доказано лишь в нескольких случаях.Три физиологических механизма, объясняющих ЖДА и ишемический инсульт, включают состояние гиперкоагуляции, вторичное по отношению к ЖДА, тромбоцитоз, вторичный по отношению к ЖДА, и анемическую гипоксию, вызванную ЖДА. В нашей статье показан пример инсульта, вызванного гипоксией, вторичного по отношению к ЖДА, у молодой женщины с меноррагией. Образование тромба было исключено, поскольку магнитно-резонансная ангиограмма (МРА) не показала никаких доказательств. Поскольку все другие известные причины инсульта были исключены, ЖДА пациентки является разумной причиной инсульта. Дефицит железа снижает количество гемоглобина, что, следовательно, снижает количество кислорода в крови, что приводит к низкой доставке кислорода в мозг.Это вызывает гипоксические состояния в головном мозге, ведущие к отмиранию тканей мозга. Таким образом, мы предполагаем возможную связь между ЖДА и ишемическим инсультом у молодых людей. Рассмотрение ЖДА как одного из факторов риска ишемического инсульта и своевременное лечение переливания крови было бы важным шагом, который можно предпринять для предотвращения инсульта.

1. Введение

Инсульт часто считают следствием гипертонии и атеросклероза. Некоторые редкие причины инсульта также включают системную гипоперфузию, серповидно-клеточную анемию, тромбоз венозного синуса головного мозга, артериальную фибрилляцию и злоупотребление кокаином.О железодефицитной анемии как факторе риска острого ишемического инсульта сообщалось лишь в нескольких отчетах [1]. В большинстве из этих нескольких случаев тромбоз вторичен по отношению к ЖДА, вызывая ишемический инсульт [1], но в нашем случае это был инсульт, вызванный гипоксией, вторичный по отношению к ЖДА.

2. Изложение клинического случая

Женщина 47 лет, поступившая в отделение неотложной помощи с жалобами на слабость и онемение в течение двух часов в левой верхней конечности, а также на невнятную речь.В ее прошлой истории болезни были отмечены железодефицитная анемия и меноррагия из-за миомы матки. У нее также была история хронической болезни сердца и астмы. Она отказалась принимать какие-либо лекарства от этих состояний, а также не принимала никаких оральных контрацептивов. В ее семейном анамнезе были отрицательные неврологические или гематологические заболевания.

Клиническое обследование в отделении неотложной помощи включало легкую дизартрию и уменьшение повторяющихся движений пальцев в левой верхней конечности.В остальном подробное неврологическое обследование было нормальным. Пациенту был назначен протокол инсульта, и была проведена КТ головы, которая выявила старую бифронтальную энцефаломаляцию с левым большим, чем правым, возможно, вторичным по отношению к предыдущей травме (Рисунок 1). МРТ головного мозга показала острый инфаркт в правой средней мозговой артерии (СМА) (рис. 2 (а) и 2 (б)). МРА не выявила признаков тромбообразования или расслоения сонной артерии (Рисунки 2 (c) и 2 (d)).


Лабораторный анализ показал гемоглобин пациента 7.6 г / дл, гематокрит 23%, ферритин 4,6 нг / мл, эритроциты / мкл, MCV 72,8 мкл и MCH 24,1 пг / клетка, которые были ниже нормальных пределов, и вместе с мазком периферической крови выявляли микроцитарную гипохромную анемию. У пациента также был тромбоцитоз с числом тромбоцитов 512 000. Липидная панель пациента была нормальной, состоящая из ЛПНП 67 мг / дл и ЛПВП 42 мг / дл. Другие лабораторные параметры, включая количество лейкоцитов, химический анализ, уровень мочевины, креатинина и анионного разрыва, также были в пределах нормы.

Во время пребывания в больнице пациент был найден лежащим на полу без ответа, с недержанием кишечника. Глаза пациента отклонены в правую сторону, слабость в левой части лица и в левую верхнюю конечность с 0/5 по шкале MRC (Медицинского исследовательского совета) для моторной силы. За две минуты до этого события пациентка бродила по своей комнате. Постепенно она стала отзывчивой и была загружена фенитоином по подозрению в припадке. Затем ее перевели в отделение интенсивной терапии. Повторная компьютерная томография головы (рис. 3) показала большой острый негеморрагический инфаркт правой СМА со значительным увеличением размера, наблюдаемым на предыдущей МРТ.Во время этого события гемоглобин пациента составлял 6,9 г / дл. В связи с фибромой матки в анамнезе пациентке было проведено трансвагинальное УЗИ, которое исключило активное кровотечение. Пациентка получила две единицы упакованных эритроцитов (PRBC), и ее гемоглобин стабилизировался на протяжении оставшейся части курса лечения в пределах 9-10 г / дл. Она прошла курс физиотерапии и логопеда и была выписана на пятнадцатый день с остаточной слабостью в верхней части левой руки.


Обратите внимание, все другие возможные факторы, влияющие на инсульт, были исключены путем проведения дополнительных тестов, которые все были нормальными, включая электрофорез гемоглобина, маркер пароксизмальной ночной гемоглобинурии, протеин S и C, антитромбин III, фактор Лейдена V, скорость оседания эритроцитов, антинуклеарные антитела, быстрый плазменный реагин, антикардиолипиновые антитела, уровни витамина B12, уровни гомоцистеина, протромбиновое и частичное протромбиновое время, гемоккультный стул, TEE и антикоагулянтные антитела к волчанке.

3. Обсуждение

Инсульты могут возникать в любом возрасте, и хотя большинство инсультов возникает в возрасте старше 65 лет, почти четверть инсультов возникает у людей в возрасте до 65 лет. Некоторые частые причины в этой группе населения включают кардиоэмболию, гематологические нарушения. , злоупотребление психоактивными веществами, травмы, расслоения, использование оральных контрацептивов, нарушения соединительной ткани, беременность и послеродовые состояния, а также мигрень. Однако причина инсульта у молодых пациентов остается неустановленной примерно в 30% случаев [2].Следовательно, необходимо уделять больше внимания выявлению других факторов риска, таких как ЖДА, в этой популяции. Было высказано предположение, что ЖДА связана с инсультом, но пока это доказано лишь в нескольких случаях.

ЖДА ассоциирована с цереброваскулярным заболеванием при трех условиях. Во-первых, он был обнаружен у пациентов с тромбозом венозного синуса [3] или тромбозом центральной вены сетчатки [4], возможно, из-за вторичного тромбоцитоза [5]. Во-вторых, тяжелая анемия может вызвать обратимый очаговый дефицит на основе анемии и гипоксии [6], иногда в условиях тяжелого атеросклеротического заболевания.В-третьих, ЖДА связана с инфарктами головного мозга, предположительно на артериальной основе [7, 8], либо с признаками тромбообразования, либо с гипоксией.

Ишемические инсульты у детей, связанные с ЖДА, изучены более глубоко, чем инсульты, ассоциированные с ЖДА, у молодых людей. Три физиологических механизма, объясняющих ЖДА и ишемический инсульт у детей, включают состояние гиперкоагуляции, вторичное по отношению к ЖДА, тромбоцитоз, вторичный по отношению к ЖДА, и анемическую гипоксию, вызванную ЖДА [9]. Hartfield et al.сообщили о группе из шести детей в возрасте от 6 до 18 месяцев с ишемическим инсультом или венозным тромбозом после вирусного продрома. Все пациенты имели дефицит железа, что было постоянным обнаружением в группе, и другие известные причины инсульта у детей были исключены [10]. Эти факторы риска могут быть причиной инсульта и у взрослого населения.

Сообщалось о случаях тромба сонной артерии, связанного с железодефицитной анемией и тромбоцитозом у взрослых. Одна из причин заключается в том, что пациенту с анемией требуется больший приток крови к мозгу, чтобы компенсировать недостаток кислорода.Следовательно, усиление кровотока может вызвать повреждение эндотелиальных сосудов, вызывая каскад тромбообразования. Akins et al. сообщили о трех случаях, в которых у молодых женщин с тяжелой ЖДА и тромбоцитозом, вторичным по отношению к меноррагии, развился тромбоз сонной артерии. Профиль пациента и обследование были аналогичны нашему случаю. Трем женщинам в этих случаях было 44, 20 и 39 лет, а уровень гемоглобина находился в пределах 6,3–7,1 г / дл [1]. В каждом из описаний случаев были доказательства тромба при ангиографии из-за подозрения на инсульт, вызванный тромбом.Они также исключили другие распространенные причины инсульта, выполнив аналогичные тесты, как в нашем случае.

В нашей статье показан пример инсульта, вызванного гипоксией, вторичного по отношению к ЖДА, у молодой женщины с меноррагией. Образование тромба было исключено, так как MRA не показало доказательств. Поскольку все другие известные причины инсульта были исключены, ЖДА пациента является разумной причиной инсульта. Дефицит железа снижает количество гемоглобина, что, следовательно, снижает количество кислорода в крови, что приводит к низкой доставке кислорода в мозг.Это вызывает гипоксические состояния в головном мозге, ведущие к отмиранию тканей мозга. Таким образом, мы предполагаем возможную связь между ЖДА и ишемическим инсультом у молодых людей.

Наш пациент поступил в отделение неотложной помощи с гемоглобином 7,6 г / дл, который в то время не рассматривался как возможная причина инсульта. Затем пациентка перестала реагировать из-за внезапного начала слабости левой конечности во время ее длительного пребывания в больнице с низким уровнем гемоглобина 6,9 г / дл. Пациентке перелили две единицы PRBC, и после этого у нее постепенно улучшились моторная сила и речь.После исключения распространенных причин инсульта стало ясно, что причиной, скорее всего, был низкий гемоглобин. Вполне вероятно, что стойкий низкий уровень гемоглобина и вертикальное положение пациентки могли вызвать гипоксию и острую ишемическую атаку в ее мозгу из-за недостаточной доставки кислорода. Это пример механизма, вызванного гипоксией, который поддерживался развитием более крупного инфаркта в правой области СМА.

Анемию часто упускают из виду как важный фактор при возникновении ишемического инсульта, который после коррекции может значительно улучшить исход.Хуанг и др. основное внимание было уделено влиянию анемии на клинические проявления и исходы у пациентов с первым в истории ишемическим инсультом, связанным с атеросклерозом. Было показано, что в течение трех лет после начала первого в истории ишемического инсульта, связанного с атеросклерозом, уровень смертности был значительно выше у пациентов, у которых на момент госпитализации была анемия [11]. Эта тема явно требует серьезного внимания и дальнейших исследований.

Если бы наша пациентка лечилась от анемии при поступлении, это могло бы предотвратить ее прогрессирование до более выраженного инсульта, что обеспечило бы более благоприятный исход.Поэтому рассмотрение таких факторов риска, как анемия, важно для предотвращения таких разрушительных и изнурительных событий.

4. Заключение

Об этом случае было сообщено из-за уникальной последовательности событий, которая привела к интересной корреляции между ЖДА и ишемическим инсультом, вызванным гипоксией. Когда инсульт возникает у более молодых людей, нам необходимо искать другие факторы риска, такие как расслоение, атриовентрикулярные мальформации, коагулопатии, заболевания соединительной ткани, использование ОКП, и теперь мы обнаруживаем, что нельзя упускать из виду ЖДА.ЖДА - распространенная проблема, в основном у молодых женщин, которую необходимо рассматривать как фактор риска инсульта. В этом случае переливание крови пациенту и, таким образом, излечение анемии - это то, что, скорее всего, спасло пациенту жизнь и предотвратило дальнейшие возможные ишемические инсульты. Если анемия была известным фактором риска и анемия нашего пациента была скорректирована при поступлении, результат мог быть благоприятным, предотвращая остаточную слабость левой конечности. Таким образом, следует разработать стандартный набор рекомендаций относительно переливания крови пациентам с анемией в условиях инсульта.ЖДА не рассматривалась как фактор риска ишемического инсульта и требует дальнейшего более пристального изучения.

Аббревиатуры
RBC: липопротеин плотности
CT: Компьютерная томография
МРТ: Магнитно-резонансная томография
MRA: Магнитно-резонансная ангиограмма Ангиограмма магнитного резонанса
Эритроцит
MCA: Средняя мозговая артерия
MCV: Средний корпускулярный объем
MCH: Средний корпускулярный гемоглобин
ЛПНП: Липопротеин низкой плотности
MRC: Медицинский исследовательский совет
TEE: Чреспищеводный эхокардиограф
PRBC: Упакованные эритроциты 9 0352
OCP: Таблетка для пероральной контрацепции
AV: Артериальная венозная.
Согласие

Письменное информированное согласие было получено от пациента на публикацию этой статьи и сопроводительных изображений.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Понимание результатов лабораторных анализов крови

Перейти к:

Свойства крови и легкость ее извлечения делают ее полезным источником для анализа, который врачи могут использовать для измерения конкретных характеристик гомеостаза у пациентов.Это позволяет назначить точный диагноз и варианты лечения.

Как работают анализы крови?

Взятие образцов крови у пациентов обычно используется для анализа аспектов здоровья человека. Это может позволить врачам диагностировать любые потенциальные заболевания, связанные и не связанные с кровью, а также отслеживать состояние и эффективность лечения.

Во время лабораторного анализа образцов можно измерить несколько факторов, включая общий анализ крови, уровни гормонов и электролитов, типы лейкоцитов и уровни белка плазмы крови.

Чтобы установить наличие или отсутствие ряда заболеваний, свойства крови пациента могут быть проанализированы и сделаны сравнения с набором здоровых или нормальных значений, известных как «контрольные диапазоны».

Анализ крови: Apple's Eyes Studio / Shutterstock

Понимание результатов лабораторных анализов крови

Существует набор категорий референсных диапазонов, которые можно анализировать в каждом конкретном случае для исследования состояния здоровья пациентов.

Некоторые из наиболее распространенных параметров анализа крови описаны ниже, включая то, что это означает, если ваши результаты отклоняются от нормального диапазона значений.

Количество белых клеток (WBC)

Измерение количества лейкоцитов у пациента позволяет врачам прогнозировать ряд заболеваний, например ишемическую болезнь сердца (ИБС). Нормальный эталонный диапазон от 4 до 11 (109 / л) ожидается как для мужчин, так и для женщин.

Результаты выше этого числа могут указывать на воспаление, связанное с иммунной системой и возникшее в ответ на воздействие токсичных веществ, таких как сигаретный дым, или инфекция.

В долгосрочной перспективе более высокие, чем обычно, уровни лейкоцитов были связаны с повышенной вероятностью развития ИБС.

Изображение лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов в мазке крови, проанализированное под микроскопом, 400x: Jarun Ontakrai / Shutterstock

Гемоглобин (HB)

Измерение уровня гемоглобина позволяет измерить кислородную способность крови пациента. Для мужчин нормальные результаты колеблются между 130–180 г / л и 115–165 г / л для женщин. Если ваши результаты ниже этих значений, это может означать, что у вас анемия. Это может быть вызвано снижением выработки эритроцитов, гемолизом (ненормальным разрушением) эритроцитов и сильной кровопотерей.

Напротив, высокий уровень HB может означать, что пациент страдает от чрезмерного обезвоживания, наследственного порока сердца или вырабатывает слишком много красных кровяных телец из-за курения.

Строение молекулы гемоглобина человека. Диаграмма вектора. Гемоглобин - это вещество в красных кровяных тельцах, переносящее кислород. Кредит изображения: Designua / Shutterstock

Количество лимфоцитов

У пациента может быть измерено количество лимфоцитов, если он находится в группе риска или в настоящее время болен раком.Анализ иммунной системы важен для больных раком, поскольку он является неотъемлемой частью развития и возникновения рака.

Лимфоциты, в частности, представляют собой эффекторные клетки, которые помогают защитить организм от иммунного ответа и могут предотвратить прогрессирование нескольких опухолей. Нормальные контрольные диапазоны количества лимфоцитов как для мужчин, так и для женщин составляют 1,5–4,5 (109 / л). Следовательно, у больных раком высокие уровни лимфоцитов являются благоприятными, тогда как низкие уровни могут быть связаны с плохим прогнозом некоторых типов рака.

Анализ крови (RBC)

Результаты анализа крови, в котором анализируются эритроциты, могут помочь в диагностике множества заболеваний, связанных с кровью. Нормальным показателем эритроцитов для мужчин является 4,5-6,5 (1012 / л), а для женщин - 3,8-5,8 (1012 / л). Подобно низкому количеству HB, низкий уровень эритроцитов может указывать на железодефицитную анемию в дополнение к дефициту B12, B6 и фолиевой кислоты.

Высокий уровень эритроцитов может указывать на наличие ряда заболеваний, таких как гипоксия (низкий уровень кислорода в крови), легочный фиброз, обезвоживание и врожденные пороки сердца.

Эозинофилы

Эозинофилы - это клетки, которые происходят из костного мозга и находятся в тканях организма. Они участвуют в ряде процессов, таких как высвобождение медиаторов воспаления, презентация антигенов и гомеостатические иммунные реакции.

Типичные значения анализа крови на эозинофилы составляют 0–0,4 (109 / л) как у мужчин, так и у женщин. Повышенные уровни эозинофилов в результатах анализа крови пациента могут быть связаны с началом эозинофильных заболеваний.

Соображения

Если вы анализируете результаты анализа крови, важно отметить, что необходимо принять во внимание определенную степень. Например, несмотря на наличие контрольных диапазонов, которые устанавливают параметры для нормальных значений, врачи обычно должны принимать во внимание личные данные каждого пациента. В частности, они будут учитывать любые лекарства, которые в настоящее время принимает пациент, историю болезни и результаты любых анализов крови или других медицинских исследований.

Например, более высокий, чем ожидалось, уровень щелочной фосфатазы не только нормально, но и желателен для некоторых пациентов. Щелочная фосфатаза - это тип фермента, участвующего в синтезе новых костных клеток. Концентрация уровня в крови обычно увеличивается пропорционально производству новых костных клеток. Поэтому считается, что высокий уровень щелочной фосфатазы в крови не является проблемой для растущих детей и подростков.

Кроме того, важно отметить, что типичные контрольные диапазоны могут отличаться.Например, разные лаборатории используют разные типы методов тестирования и оборудования. В результате они могут создавать свой собственный набор эталонных диапазонов. Кроме того, в разных лабораториях по всему миру единицы измерения часто могут различаться.

Источники

  • NHS Trust (2017). Нормальные гематологические контрольные диапазоны для взрослых. https://www.royalwolverhampton.nhs.uk/services/service-directory-a-z/pathology-services/departments/haematology/haematology-normal-adult-reference-ranges/
  • Ковальский А., И Веллер П. Ф. (2017). Эозинофилия. Первичная помощь. DOI: 10.1016 / j.pop.2016.07.010
  • GutsUK. Эозинофильные заболевания. gutscharity.org.uk/.../
  • NHS (2018). Количество эритроцитов . https://www.nhs.uk/conditions/red-blood-count/
  • Feng F., Zheng G., Wang Q., et al. (2018). Низкое количество лимфоцитов и высокое количество моноцитов предсказывают плохой прогноз рака желудка. BMC Gastroenterology. DOI: https: // doi.org / 10.1186 / s12876-018-0877-9
  • Чжао В., Ван П., Цзя Х., и др. (2017). Количество или процент лимфоцитов: что может лучше предсказать прогноз больных раком на поздней стадии после паллиативной помощи? BMC Рак. DOI: 10.1186 / s12885-017-3498-8
  • Ян X., Piety N. Z., Vignes M. S., et al. (2014). Простой бумажный тест для измерения концентрации гемоглобина в крови в условиях ограниченных ресурсов. Клиническая химия. DOI: 10.1373 / Clinchem.2013.204701
  • Kabat, G.C., Kim M. Y., Manson J. E., et al. (2017). Подсчет лейкоцитов, общая смертность и смертность от конкретных причин в Инициативе по охране здоровья женщин. Американский журнал эпидемиологии. DOI: 10.1093 / aje / kww226
  • Lab Tests Online UK (2018). Справочные диапазоны и их значение. https://labtestsonline.org.uk/articles/laboratory-test-reference-ranges
  • Национальный институт сердца, легких и крови. Анализы крови. https://www.nhlbi.nih.gov/health-topics/blood-tests

Дополнительная литература

Тенденции социально-экономического неравенства и распространенности анемии среди детей и небеременных женщин в странах с низким и средним уровнем доходов | Глобальное здоровье | Открытие сети JAMA

Ключевые моменты español 中文 (китайский)

Вопрос Как со временем изменилось неравенство, связанное с анемией, в странах с низким и средним уровнем доходов?

Выводы В этом перекрестном исследовании с участием 163419 детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и 304202 небеременных девочек и женщин в возрасте от 15 до 49 лет социально-экономическое неравенство анемии не уменьшилось среди детей примерно в 80% стран с низким и средним уровнем доходов. .Для небеременных женщин этот показатель составлял примерно 60% от стран с низким и средним уровнем дохода.

Значение Чтобы уменьшить неравенство, связанное с анемией, которое наблюдается в большинстве стран с низким и средним уровнем дохода, в будущем необходимо уделять внимание политике, направленной на охват уязвимых групп, особенно тех, кто имеет более низкий социально-экономический статус.

Важность Анемия остается серьезной проблемой для здоровья женщин и детей в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД).

Цель Оценить социально-экономическое неравенство и распространенность анемии среди детей и небеременных девочек и женщин в СНСД с течением времени.

Дизайн, обстановка и участники В этом перекрестном и повторном перекрестном анализе использовались данные демографических и медицинских обследований, собранные с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2014 г. Первоначальные наборы перекрестных данных, построенные на основе последних опросов, включали 163419 детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и 304202 небеременных девушки и женщины в возрасте от 15 до 49 лет (далее именуемые небеременными женщинами) из 45 СНСД.Повторные наборы перекрестных данных из самых последних и самых ранних обследований включали 32 2088 небеременных женщин из 25 СНСД и 18 2273 ребенка из 24 СНСД. Анализы проводились с 1 июня 2016 г. по 3 июля 2018 г.

Основные результаты и меры Общая и тяжелая анемия у детей в возрасте от 6 до 59 месяцев (уровень гемоглобина, <11 и <7 г / дл соответственно) и небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет (<12 и <8 г / дл, соответственно) определялись в соответствии с пороговые уровни гемоглобина Всемирной организации здравоохранения.Индекс наклона неравенства (SII) и относительный индекс неравенства (RII) были рассчитаны для определения неравенства по анемии.

Результаты Среди 163419 детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и 304202 небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет в первоначальных наборах данных поперечного сечения, 34 из 45 стран имели уровни распространенности анемии среди детей более 40%, а 37 из 45 страдали анемией. уровни распространенности среди небеременных женщин превышают 20%. Среди 182273 детей из 24 СНСД и 322088 небеременных женщин из 25 СНСД в повторных наборах поперечных данных абсолютное снижение распространенности анемии в годовом исчислении варьировалось от 0.От 67 до 3,98 процентных пунктов в 16 из 24 СНСД; в случае тяжелой анемии снижение составило 0,03–0,82 процентных пункта в 15 странах с низким и средним уровнем дохода. Среди 322088 небеременных женщин из 25 СНСД в повторных наборах поперечных данных абсолютное снижение распространенности анемии в годовом исчислении составляло от 0,49 до 2,59 процентных пунктов в 17 из 25 СНСД; в случае тяжелой анемии снижение составило 0,03–0,29 процентных пункта в 15 странах с низким и средним уровнем дохода. SII был значительно отрицательным, а RII был значительно меньше, чем у 1 из 37 из 45 СНСД среди детей и в 26 из 45 СНСД для небеременных женщин.Годовые изменения SII приблизились к 0 в 16 из 24 СНСД среди детей и в 11 из 25 СНСД среди небеременных женщин.

Выводы и актуальность В большинстве СНСД по-прежнему наблюдается высокая распространенность анемии среди детей и небеременных женщин, хотя распространенность тотальной и тяжелой анемии во многих СНСД снизилась. Неравенство в отношении анемии среди детей и небеременных женщин сохраняется в большинстве СНСД.

Анемия остается серьезной проблемой для здоровья и развития женщин и детей в странах с низким и средним уровнем доходов (СНСД). 1 -4 Анемия - серьезная проблема общественного здравоохранения, от которой страдают 293,1 миллиона детей и 468,4 миллиона небеременных женщин в СНСД. 1 , 3 , 4 В большинстве СНСД анемия является основной причиной детской и материнской смертности 1 , 2 и связана с повышенным риском низкой массы тела при рождении, когнитивных нарушений, 3 повышенная восприимчивость к инфекциям, 1 и задержка физического и умственного развития с пониженной трудоспособностью. 1 , 3 Примечательно, что анемия служит индикатором социально-экономического неблагополучия, поскольку она обратно пропорциональна социально-экономическому статусу домохозяйств в развивающихся странах 1 , 3 , 4 ; люди с низким социально-экономическим статусом подвергаются более высокому риску заражения анемией и ее последствиями. 3 Более того, как распространенность анемии, так и справедливость в отношении здоровья детей и небеременных женщин во многих СНСД представляют собой важные аспекты Обратного отсчета до 2015 года. 5 , 6 Исследования распространенности анемии и справедливости в отношении здоровья детей и небеременных женщин в СНСД имеют решающее значение для разработки новых мероприятий по борьбе с анемией.

Хотя предыдущие исследования оценивали масштабы анемии среди детей и небеременных женщин, 4 , 7 -9 было предпринято несколько систематических попыток мониторинга социально-экономического неравенства анемии и того, как неравенство анемии меняется во времени в СНСД.Более того, неравенство по анемии не исследовалось для сравнения между странами 10 , потому что не использовались стандартизированные инструменты измерения и аналогичные обследования. Поэтому мы использовали данные Демографических и медицинских обследований (DHS) для систематической оценки социально-экономического неравенства и распространенности анемии среди детей и небеременных женщин в СНСД с течением времени.

Мы провели поперечный и повторный поперечный анализ с данными DHS. 11 -13 Наше исследование проводилось в соответствии с Руководством по отчетности по усилению отчетности наблюдательных исследований в эпидемиологии (STROBE). Протоколы DHS и процесс получения устного информированного согласия всех участников на это исследование были одобрены институциональным наблюдательным советом ICF International, Калвертон, Мэриленд.

DHS состоит из обследований домашних хозяйств, предназначенных для сбора данных по социально-демографическим характеристикам, детскому и материнскому здоровью, планированию семьи, малярии, питанию, санитарным условиям, а также ВИЧ и / или СПИДу в 85 СНСД; 57 из этих стран провели как минимум 2 исследования. 14 -16 Множественные обследования позволяют проводить многократный перекрестный анализ, позволяющий систематически оценивать тенденции социально-экономического неравенства и распространенности анемии. Поэтому мы построили первоначальные и повторные наборы перекрестных данных с использованием опросов женщин и / или детей из DHS с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2014 г., за исключением стран, в которых опросы не проводились. Для включения в исследование было отобрано четыре набора данных (см. Рисунок 1 в Приложении), и весь анализ был ограничен небеременными девушками и женщинами в возрасте от 15 до 49 лет (далее именуемые небеременными женщинами) и детьми в возрасте от 6 до 59 месяцев (электронные методы). 1 в Приложении).

Первый и второй наборы данных были разработаны на основе перекрестных обследований в странах, где было проведено по крайней мере одно обследование. Для построения набора данных были выбраны данные самых последних исследований, в которых фиксировались концентрации гемоглобина и социально-демографические характеристики детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет. Первый набор перекрестных данных включал детей в возрасте от 6 до 59 месяцев, полученных на основе последних опросов 45 стран с низким и средним уровнем дохода, а окончательное количество аналитических участников составило 163419 детей в возрасте от 6 до 59 месяцев (см. Рисунок 1 в Приложении).Второй набор перекрестных данных включал небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет, разработанный на основе последних опросов 45 стран с низким и средним уровнем дохода, при этом окончательное количество аналитических участников составило 304202 небеременных женщины в возрасте от 15 до 49 лет (см. Рисунок 1 в Приложении). . Эти 2 набора поперечных данных использовались для проведения поперечных анализов, изучающих социально-экономическое неравенство и распространенность анемии среди детей и небеременных женщин.

Третий и четвертый наборы данных были разработаны на основе многократных перекрестных обследований, в которые были включены страны, в которых было проведено не менее 2 обследований и которые отражали концентрацию гемоглобина и социально-демографические характеристики детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет.Если в стране было по крайней мере 2 набора данных из DHS, данные самого раннего и последнего обследований были выбраны для построения набора данных. Поэтому мы включили самые ранние и самые последние опросы 24 СНСУД в третий набор перекрестных данных для детей в возрасте от 6 до 59 месяцев, всего 182273 аналитических участника (см. Рис. 1 в Приложении). Мы включили самые ранние и самые последние обследования 25 стран с низким и средним уровнем дохода в четвертый поперечный набор данных, всего 322088 небеременных женщин (см. Рисунок 1 в Приложении).Эти третий и четвертый поперечные наборы данных использовались для проведения повторных поперечных анализов, в ходе которых изучалась тенденция социально-экономического неравенства и распространенности анемии среди детей и небеременных женщин с течением времени. Годы опросов, а также размеры выборки представлены в электронных таблицах 1–4 Приложения.

Меры и выбор показателей

DHS использовал стандартизированные протоколы и процедуры для получения данных о концентрациях гемоглобина. 17 В соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения общая анемия определялась как уровень гемоглобина менее 11 г / дл для детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и менее 12 г / дл для небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет (для преобразования гемоглобина в грамм на литр, умножьте на 10,0). Тяжелая анемия у детей в возрасте от 6 до 59 месяцев определялась как уровень гемоглобина менее 7 г / дл, тогда как тяжелая анемия определялась как уровень гемоглобина менее 8 г / дл у небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет. 9 , 18

Данные DHS рассматривали распределение благосостояния вместе с другими домохозяйствами. 13 , 15 , 19 Индекс благосостояния DHS был основан на наборе переменных, связанных с характеристиками места жительства, владением домохозяйством выбранными активами и доступностью основных услуг на уровне общины (например, воды и электричества). . 15 , 19 Индекс благосостояния обычно используется при систематическом сравнении неравенств в отношении здоровья 10 , 12 , 13,15 , 20 -22 и близко соответствует показателям, используемым для определения социально-экономического положения домохозяйств. статус в СНСД. 19 DHS разбивает индекс благосостояния на 5 квинтилей.

Данные были проанализированы с 1 июня 2016 г. по 3 июля 2018 г. Все оценки, использованные для определения анемии, были взвешены и оказались подходящими для комплексного плана обследования DHS. Оценки распространенности общей и тяжелой анемии среди небеременных женщин были скорректированы с использованием данных о населении мира, полученных от Всемирной организации здравоохранения. Мы использовали модели линейной регрессии для оценки годовых абсолютных изменений распространенности общей и тяжелой анемии с 95% доверительным интервалом, скорректированным на возраст и время обследования, и мы взяли за контрольную группу самое раннее время обследования.Изменения распространенности общей и тяжелой анемии измерялись ежегодными абсолютными изменениями в процентных пунктах и ​​оценивались путем расчета разницы между распространенностью анемии в самых ранних и самых последних исследованиях, деленной на количество лет между этими двумя исследованиями.

Индекс наклона неравенства (SII) и относительный индекс неравенства (RII) были рассчитаны для определения абсолютного и относительного социально-экономического неравенства при анемии, соответственно. 20 -24 SII и RII можно интерпретировать как разницу в уровне распространенности и коэффициент распространенности, соответственно; они более сложны, чем разница в оценках и соотношение, которые измеряют только самый высокий и самый низкий квинтили. Более того, поскольку SII и RII позволяют суммировать социально-экономическое неравенство по всему социально-экономическому распределению в индексе, они способствуют сравнению неравенств, связанных с анемией, по странам и во времени. 20 -22 Дети и небеременные женщины в этом исследовании были отдельно ранжированы от самого низкого (ранг 0) до самого высокого (ранг 1) уровня благосостояния, чтобы оценить их положение в совокупном распределении социально-экономического статуса. 15 SII можно интерпретировать как ожидаемую разницу между распространенностью анемии на уровне 1 и 0 (по всему социально-экономическому распределению). 25 В этом исследовании SII был рассчитан с использованием линейной регрессии и был равен значению наклона линейной регрессии, которая оценивает абсолютное влияние на распространенность анемии в диапазоне от 1 до 0. 25 RII оценивается как ожидаемое соотношение между распространенностью анемии на уровне 1 и 0 (по всему социально-экономическому распределению).RII был получен с помощью логистической регрессии и был равен наклону логистической регрессии, оценивающей относительное влияние на распространенность анемии, в диапазоне от 1 до 0. 25 SII больше 0 и RII больше 1 будет означать что люди с более низким социально-экономическим статусом с большей вероятностью будут иметь анемию, тогда как обратное неравенство будет указывать на более низкую распространенность анемии среди групп населения с более низким социально-экономическим статусом. 12 , 22

Годовые изменения SII и RII были рассчитаны с поправкой на интервал времени между самыми ранними и самыми последними съемками. 13 , 21 , 22,25 С использованием моделей линейной регрессии и логита изменения в SII и RII были оценены с помощью 95% доверительных интервалов, при этом в качестве контрольной группы использовалось самое раннее время обследования и корректировка времени обследования. Изменения в SII измерялись годовым абсолютным изменением, выраженным путем деления разницы между SII в самом раннем и самом последнем обследованиях на количество лет между двумя обследованиями. Относительный масштаб изменения RII оценивался путем расчета процентного изменения RII между самым ранним и самым последним обследованиями, деленного на количество лет между двумя обследованиями.Положительные значения годового изменения SII и RII указывают на сокращение неравенства, тогда как отрицательные значения указывают на увеличение неравенства. Как показано в таблицах с 7 по 12 в Приложении, мы также исследовали неравенство анемии по другим параметрам социально-экономического положения, включая уровень образования (или уровень образования матери в случае детей), используя тот же метод анализа (eMethods 2 в Приложении). . Двусторонний P <0,05 считался статистически значимым.Все статистические тесты были двусторонними и выполнялись с использованием программного обеспечения Stata (версия 12; StataCorp).

Поперечные наборы данных включали 163419 детей в возрасте от 6 до 59 месяцев и 304202 небеременных женщины в возрасте от 15 до 49 лет (таблица). Взвешенная распространенность общей анемии и тяжелой анемии среди детей в СНСД составила 55,32% (95% ДИ, 54,85-55,80%; 91462 участника) и 2,81% (95% ДИ, 2,68% -2,94%; 4691 участник), соответственно. .Взвешенная распространенность общей и тяжелой анемии среди небеременных женщин составила 34,89% (95% ДИ, 34,52–35,27%; 106686 участников) и 0,58% (95% ДИ, 0,55–0,62%; 1871 участник), соответственно. Распространенность общей и тяжелой анемии оказалась самой высокой среди групп с самым низким социально-экономическим статусом (59,80% [95% ДИ, 59,01% -60,58%] и 3,59% [95% ДИ, 3,33% -3,86%], соответственно, для детей в возрасте от 6 до 6 лет). 59 месяцев; 37,58% [95% ДИ, 36,88% -38,27%] и 0,78% [95% ДИ, 0,68% -0,87%], соответственно, для небеременных женщин в возрасте 15-49 лет) и самый низкий показатель в самых высоких социально-экономических группах ( 47.46% [95% ДИ, 46,42–48,52%] и 1,44% [95% ДИ, 1,23–1,65%], соответственно, для детей в возрасте 6–59 месяцев; 34,42% [95% ДИ, 31,70–33,14%] и 0,46% [95% ДИ, 0,40–0,52%], соответственно, для небеременных женщин в возрасте 15–49 лет). Самым высоким абсолютным неравенством во всем социально-экономическом распределении была общая анемия среди детей. Например, SII для полной и тяжелой анемии среди детей составляли -14,66 (95% ДИ, от -16,07 до -13,26) и -2,59 (95% ДИ, от -2,98 до -2,20) соответственно. Существовали доказательства большего неравенства в отношении анемии среди детей, чем среди небеременных женщин (RII для тяжелой анемии был равен 0.38 [95% ДИ, 0,33–0,44] для детей и 0,61 [95% ДИ, 0,53–0,72] для небеременных женщин; для общей анемии 0,55 [95% ДИ 0,52–0,58] для детей и 0,77 [95% ДИ 0,75–0,79] для небеременных женщин).

Распространенность тотальной и тяжелой анемии в разных странах с течением времени

На рисунках 2 и 3 в Приложении показана распространенность полной и тяжелой анемии среди детей и небеременных женщин в 45 странах с низким и средним уровнем дохода на момент проведения последнего обследования.Среди СНСУД наблюдались существенные различия в распространенности тотальной и тяжелой анемии. Взвешенная распространенность общей анемии колебалась от 14,08% (3112 из 20385) в Гондурасе в 2011 году до 61,70% (4992 из 6760) в Йемене в 2013 году для небеременных женщин и от 17,57% (254 из 1355) в Албании в 2008 году до 87,89. % (5239 из 5928) в Буркина-Фасо в 2010 году для детей. Взвешенные показатели распространенности тяжелой анемии среди небеременных женщин колебались от 0,02% (3 из 6464) в Египте в 2014 году до 2,64% (204 из 6760) в Йемене в 2013 году.Наибольшая распространенность тяжелой анемии среди детей составляла 15,49% (644 из 3754) в Йемене в 2013 году, тогда как самая низкая распространенность была 0 (0 из 1261) в Молдове в 2005 году. Распространенность анемии в каждом из СНСД показана в электронных таблицах. 1 и 2 в Приложении.

На рисунках 4 и 5 в Приложении показаны абсолютные изменения в годовом исчислении в распространенности общей и тяжелой анемии среди детей из 24 стран с низким и средним уровнем дохода и небеременных женщин из 25 стран с низким и средним уровнем дохода с момента проведения самого раннего до самого последнего обследования.В 16 из 24 СНСД абсолютное снижение распространенности общей анемии в годовом выражении находилось в диапазоне от 0,67 процентных пункта (95% ДИ, от −0,99 до −0,34 процентных пункта) в Гане (2003-2014 гг.) До 3,98 процентных пункта (95% ДИ). , От −4,91 до −3,04 процентных пункта) на Мадагаскаре (2003–2008 гг.) Для детей. Однако в 3 странах (Армения, Боливия и Гаити) в годовом исчислении наблюдалось абсолютное увеличение распространенности общей анемии среди детей. В пятнадцати из 24 стран с низким и средним уровнем дохода наблюдалось значительное снижение показателей распространенности тяжелой анемии среди детей, начиная с 0.03 до 0,82 процентных пункта ежегодно. Тем не менее, ставки в Боливии увеличивались ежегодно на 0,30 процентных пункта (95% ДИ, 0,09-0,52 процентных пункта). Среди небеременных женщин распространенность тотальной анемии в 17 из 25 СНСД снизилась; абсолютные изменения в годовом исчислении составили от 0,49 до 2,59 процентных пунктов. Однако ставки в Армении ежегодно увеличивались на 2,34 процентных пункта (95% ДИ, 1,91–2,78 процентных пункта), а в Боливии - на 0,93 процентных пункта (95% ДИ, 0,45–1,42 процентных пункта).В 15 из 25 СНСД распространенность тяжелой анемии среди небеременных женщин значительно снизилась - от 0,03 до 0,29 процентных пунктов ежегодно. Годовые абсолютные изменения распространенности анемии среди детей и небеременных женщин показаны в таблицах 3 и 4 Приложения, соответственно.

Социально-экономическое неравенство при анемии в разных странах и во времени

На рис. 1 и 2 показаны абсолютное и относительное социально-экономическое неравенство общей анемии среди детей и небеременных женщин для каждой из СНСД на момент последнего обследования, соответственно.SII и RII были значительно меньше 0 и меньше 1, соответственно, в 37 из 45 СНСД среди детей. Например, SII для Ганы составил -35,96 (95% ДИ, от -42,19 до -29,74), что означает, что переход от нижней части к верхней части распределения богатства был связан с предполагаемым снижением на 35,96 случаев анемии на 100 детей ( eТаблица 5 в Приложении). Для небеременных женщин RII для общей анемии также был статистически менее 1 из 26 из 45 стран с низким и средним уровнем дохода. Например, RII для Эфиопии был 0.38 (95% ДИ, 0,33-0,43), что указывает на то, что коэффициент распространенности анемии составил 38% между распространенностью анемии среди небеременных женщин в верхней части распределения благосостояния и у женщин в нижней части (во всем социально-экономическом распределении) (таблица 6 в Приложении).

Годовые изменения абсолютного и относительного социально-экономического неравенства отдельно показаны на Рисунке 3 и Рисунке 4. Годовые абсолютные изменения SII существенно не отличались от 0 в 16 из 24 СНСД среди детей.Однако 6 стран (Лесото, Сенегал, Гана, Гвинея, Мали и Перу) продемонстрировали значительное абсолютное снижение SII для общей анемии среди детей. Только SII для Танзании и Армении продемонстрировали ежегодный абсолютный рост общей анемии среди детей, что свидетельствует о сокращении социально-экономического неравенства (eTable 7 в Приложении). Годовые абсолютные изменения SII в 11 из 25 СНСД существенно не отличались от 0 среди небеременных женщин. Тем не менее, SII для стран Сьерра-Леоне, Лесото, Гвинеи и Бенина представлял годовое абсолютное сокращение среди небеременных женщин, что указывает на рост социально-экономического неравенства (eTable 8 в Приложении).

Насколько нам известно, это исследование является первым систематическим определением масштабов социально-экономического неравенства в распространенности анемии среди детей и небеременных женщин в странах с низким и средним уровнем дохода и во времени. Анализ показал, что показатели распространенности снизились в 16 из 24 СНСД среди детей и в 17 из 25 СНСД среди небеременных женщин. Более 40% детей страдали анемией в 34 из 45 СНСД (76%), а также 20% небеременных женщин в 37 из 45 СНСД (82%).Анемия была выше среди групп населения с низким социально-экономическим статусом среди небеременных женщин в 26 из 45 СНСД (58%) и среди детей в 37 из 45 СНСД (82%). Социально-экономическое неравенство в отношении анемии не уменьшилось примерно у 80% детей в 16 из 24 СНСД и у 60% небеременных женщин в 11 из 25 СНСД.

Расчетная общая распространенность анемии среди детей в странах с низким и средним уровнем дохода, составляющая 55%, оказалась выше, чем 43% распространенность анемии среди детей во всем мире в 2011 году; 35% среди небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет также оказались выше общемировой оценки в 30%. 9 В 2005 году Постоянный комитет системы ООН по питанию оценил глобальную распространенность анемии в 47% среди детей и 30% среди небеременных женщин в возрасте от 15 до 49 лет 7 ; эти цифры также были ниже, чем распространенность общей анемии, выявленная в этом исследовании. Методы, которые мы использовали здесь, могут давать меньше вариаций, чем глобальные оценки, благодаря использованию данных DHS, собранных с помощью единых опросов, а также стандартизированных инструментов сбора и измерения в разных странах.Кроме того, глобальные оценки включали данные из регионов с высоким уровнем доходов. 7 , 9 Более 50% небеременных женщин страдали анемией в некоторых СНСД, включая Йемен, Габон и Гамбию. Примерно 80% детей страдали анемией и около 10% страдали тяжелой анемией в некоторых СНСД, причем самые высокие показатели наблюдались в Буркина-Фасо, Йемене и Мали. Исследования показали, что дефицит железа может быть основной причиной анемии во многих развивающихся странах. 3 , 26 Другие причины включают недоедание, паразитарные инфекции, дефицит питательных микроэлементов и / или наследственные гемоглобинопатии. 1 , 3 , 27 Масштабы проблемы среди детей и небеременных женщин требуют неотложных ответных мер, направленных на устранение причин анемии в СНСУД.

Годовые изменения для детей и небеременных женщин составили более 1 процентного пункта в год примерно в 50% СНСД, тогда как глобальная распространенность анемии уменьшалась на 0,16 процентных пункта в год с 1995 по 2000 год для небеременных женщин и 0,36 процентных пункта в год для детей. . 28 Результаты также показали, что, хотя многие СНСУД успешно решили проблему анемии среди детей и небеременных женщин, позитивные изменения в других странах были очень медленными. Например, мы обнаружили меньшее улучшение в Мали, где общая и тяжелая анемия среди детей достигла примерно 80% и 10% соответственно. В Боливии абсолютное бремя анемии не увеличилось и не уменьшилось, но распространенность среди детей оставалась на уровне примерно 60%, а среди небеременных женщин - почти 40%.Группы высокого риска (т.е. дети и женщины детородного возраста) не получали адекватных доз за счет диверсификации рациона и потребления продуктов с высокой биодоступностью железа, отдельно или вместе с ежедневными или периодическими добавками железа, а также с другими питательными микроэлементами из-за отсутствия внимания уделяется поведенческим аспектам, связанным с регулярным употреблением пищевых добавок. 1 , 9 Эти факторы могут быть приняты во внимание клиническими врачами для улучшения приема пациентов.Вмешательство при анемии в СНСД может быть сосредоточено на эффективной системе доставки обогащения и добавок железа, 27 учитывать разнообразие культур и пищевых привычек и установить эффективный мониторинг. 3 , 26

Сравнение этого исследования с предыдущими исследованиями оказалось трудным, учитывая, что это исследование было первым, насколько нам известно, инициировавшим межстрановое сравнение с течением времени. Результаты согласуются с другими анализами DHS, в которых изучались услуги по охране здоровья матери и ребенка в СНСД. 12 Одно предыдущее исследование 12 с использованием данных DHS показало, что охват всеми мероприятиями по охране здоровья матерей, новорожденных и детей был значительно выше среди наиболее обеспеченных квинтилей. Это исследование также показало, что распространенность анемии была на 12% ниже среди детей из верхней части распределения благосостояния, чем среди детей из нижней части. Страны, которые оказались особенно относительно несправедливыми в отношении детей с анемией, - это Мали, Гана, Йемен и Мозамбик. Гамбия, Камбоджа, Эфиопия и Мадагаскар были особенно несправедливы по отношению к небеременным женщинам с анемией.Такое неравенство может быть связано с возможностью того, что люди с низким социально-экономическим статусом с большей вероятностью столкнутся с более серьезными факторами риска (например, отсутствие медицинских услуг, 29 плохое знание питания и плохое питание 30 ).

Почти две трети СНСД продемонстрировали явное снижение распространенности анемии. Однако снижение заболеваемости анемией не обязательно сопровождалось сокращением неравенства по анемии. Представленные здесь результаты подтвердили соответствие с предыдущими исследованиями, которые показали, что глобальная распространенность задержки роста значительно снизилась с 1990 по 2011 год, но это снижение необязательно сопровождалось уменьшением неравенства в отношении его распространенности Распространенность задержки роста в 2 раза выше, чем в самой богатой квинтиле.Большинство программ или стратегий вмешательства, как правило, были разработаны для улучшения общего состояния здоровья населения. Однако бенефициары этой политики были в большей степени сконцентрированы в секторах с более высоким социально-экономическим статусом. 31

Некоторые исследования показали, что меры вмешательства в области питания улучшили качество питания (снизилась энергетическая плотность, увеличилось количество овощей и фруктов и увеличился средний адекватный коэффициент питания). Однако женщины с низким социально-экономическим статусом улучшились незначительно; политика не уменьшила социально-экономическое неравенство в отношении питания. 32 , 33 Примечательно, что результаты этого исследования показали, что Сенегал, Перу, Мали, Лесото, Гвинея, Гана и Сьерра-Леоне продемонстрировали существенное увеличение абсолютного социально-экономического неравенства среди детей, небеременных женщин или того и другого. Некоторые предыдущие исследования 13 показали, что те, кто подвергался более низкому риску, получали больше пользы от политики вмешательства, чем те, кто ранее подвергался более высокому риску. Успешные программы вмешательства также устранили финансовые барьеры для служб охраны здоровья матери и новорожденного. 12 , 34 В будущих усилиях следует уделять больше внимания политике, направленной на охват уязвимых групп с более низким социально-экономическим статусом, как средству сокращения неравенства, связанного с анемией.

Некоторые ограничения этого исследования заслуживают внимания. Во-первых, индекс благосостояния DHS, используемый в качестве социально-экономического показателя при измерении неравенства, связанного с анемией, не был абсолютным показателем благосостояния, а скорее показателем владения домохозяйством выбранными активами и наличия основных услуг на уровне общины (например, воды и электричества). ). 13 Однако данные DHS были собраны из обследований с аналогичным дизайном и единым индексом благосостояния, который облегчил систему, используемую для измерения и сравнения неравенства по анемии в разных странах и во времени. 20 Еще одним ограничением было то, что данные DHS, использованные в разных странах, часто были получены за разные годы и периоды между обследованиями. Поэтому следует проявлять осторожность при сравнении неравенств анемии по странам и временам. 21

Несмотря на почти 60% наблюдаемого снижения среди СНСД, большинство этих стран по-прежнему сталкиваются с проблемой высокой распространенности анемии среди детей и небеременных женщин. Более того, неравенство по анемии среди детей и небеременных женщин сохраняется в большинстве СНСД. Необходимы более эффективные вмешательства, направленные на облегчение бремени анемии среди детей и небеременных женщин, которые уделяли бы больше внимания социально-экономически неблагополучным слоям населения.

Принято к публикации: 30 июля 2018 г.

Опубликовано: 28 сентября 2018 г. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2018.2899

Открытый доступ: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями CC -По лицензии. © 2018 Ян Ф и др. Открытая сеть JAMA .

Автор для корреспонденции: Фань Ян, магистр медицины, Школа политики и менеджмента в области здравоохранения, Нанкинский медицинский университет, проспект Лунмян, 101, район Цзяннин, Нанкин, 211166, провинция Цзянсу, Китай (youngfan @ njmu.edu.cn).

Вклад авторов: Г-н Ян имел полный доступ ко всем данным в исследовании и несет ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Ян.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

Составление рукописи: Ян.

Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Все авторы.

Статистический анализ: Все авторы.

Получено финансирование: Ян.

Административная, техническая или материальная поддержка: Все авторы.

Куратор: Ян.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Г-н Ян сообщил о получении грантов от Национального фонда естественных наук Китая во время проведения исследования. О других раскрытиях информации не сообщалось.

Финансирование / поддержка: Это исследование было поддержано грантом 71704083 Национального фонда естественных наук Китая.Группа творческих исследований политики здравоохранения, Нанкинский медицинский университет, Нанкин, Китай, также оказала поддержку.

Роль спонсора / спонсора: Финансирующие организации не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

Дополнительные материалы: В этом исследовании используются данные демографических и медицинских обследований.Мы благодарим всех исследователей, принявших участие в разработке опроса и сборе данных.

1. марка H, Кричли JA. Точность цветовой шкалы гемоглобина ВОЗ для диагностики анемии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи в странах с низким уровнем дохода: систематический обзор и метаанализ. Ланцетный шар Здоровье . 2016; 4 (4): e251-e265. DOI: 10.1016 / S2214-109X (16) 00005-XPubMedGoogle ScholarCrossref 4.

Всемирная организация здравоохранения. Распространенность анемии в мире, 1993–2005 гг .: Глобальная база данных ВОЗ по анемии .Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2008.

5. Заработная плата. J, Банерджи Р., Кэмпбелл О, и другие. Цели развития тысячелетия: межсекторальный анализ и принципы постановки целей после 2015 г. Lancet и Комиссия Лондонского центра международного развития. Ланцет . 2010; 376 (9745): 991-1023. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (10) 61196-8PubMedGoogle ScholarCrossref 7.

Постоянный комитет системы ООН по питанию. Шестой доклад о состоянии питания в мире: прогресс в области питания .Женева, Швейцария: Постоянный комитет системы ООН по питанию; 2010.

9. Стивенс Джорджия, Finucane ММ, Де-Региль LM, и другие; Группа изучения модели воздействия на питание (анемия). Глобальные, региональные и национальные тенденции в концентрации гемоглобина и распространенности общей и тяжелой анемии у детей, беременных и небеременных женщин за 1995–2011 годы: систематический анализ репрезентативных данных для населения. Ланцетный шар Здоровье . 2013; 1 (1): e16-e25. DOI: 10.1016 / S2214-109X (13) 70001-9PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Агентство США по международному развитию. Данные демографических и медицинских обследований (DHS). http://dhsprogram.com/data/. Опубликовано 17 мая 2016 г. Проверено 9 февраля 2017 г. 13.Victora CG, Баррос Эй Джей, Аксельсон ЧАС, и другие. Как изменения в охвате влияют на справедливость в мероприятиях по охране здоровья матери и ребенка в 35 странах «Обратный отсчет времени до 2015 года»: анализ национальных обследований. Ланцет . 2012; 380 (9848): 1149-1156. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (12) 61427-5PubMedGoogle ScholarCrossref 17.

Шарман A. Тестирование на анемию в обследованиях населения: общая информация и рекомендации для страновых наблюдателей и руководителей программ . Калвертон, доктор медицины: ORC Macro; 2000.

18.

Всемирная организация здравоохранения. Концентрации гемоглобина для диагностики анемии и оценки степени тяжести . Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2011.

19.

Рутштейн SO, Джонсон K. Индекс благосостояния DHS .Калвертон, доктор медицины: ORC Macro; 2004.

21. Мозер. К, Мороз C, Леон DA. Сравнение неравенства в отношении здоровья по времени и месту - соотношения показателей и различия показателей приводят к различным выводам: анализ перекрестных данных из 22 стран, 1991–2001 гг. Int J Epidemiol . 2007; 36 (6): 1285-1291. DOI: 10.1093 / ije / dym176PubMedGoogle ScholarCrossref 23.

Всемирная организация здравоохранения. Справочник по мониторингу неравенства в отношении здоровья: с особым вниманием к странам с низким и средним уровнем доходов .Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2013.

26.Bhutta ZA, Das JK, Ризви А, и другие; Группа по обзору вмешательств Lancet Nutrition; Исследовательская группа по вопросам питания матери и ребенка. Основанные на фактах вмешательства для улучшения питания матери и ребенка: что можно сделать и какой ценой? Ланцет . 2013; 382 (9890): 452-477. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (13) 60996-4PubMedGoogle ScholarCrossref 29.

Всемирная организация здравоохранения. Оценка, профилактика и контроль железодефицитной анемии: руководство для руководителей программ .Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2001.

32. Дармон N, Лакруа А, Мюллер L, Ruffieux B. Политика цен на продукты питания может улучшить питание, но усилить социально-экономическое неравенство в питании. Диета World Rev Nutr . 2016; 115 (115): 36-45. DOI: 10.1159 / 000442069PubMedGoogle ScholarCrossref .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *