Двойной перегиб желчного пузыря: Деформация желчного пузыря / Заболевания / Клиника ЭКСПЕРТ

Содержание

Двойной перегиб желчного пузыря — Вопрос гастроэнтерологу

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 73 направлениям: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, липидолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, подолога, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 97.5% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

Перегиб желчного пузыря и медкомиссия — Вопрос гастроэнтерологу

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 73 направлениям: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, липидолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, подолога, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 97.5% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

Диагностика болезней билиарного тракта у детей. Конспект врача

Заболевания билиарного тракта (БТ) занимают одно из первых мест среди болезней органов пищеварения в детском возрасте. В последнее время интерес к заболеваниям как самого желчного пузыря, так и протоковой системы обусловлен тем, что внедрение в педиатрическую практику современных методов медицинской интраскопии дало возможность значительно улучшить диагностику многих заболеваний БТ и определить наиболее оптимальный выбор лечебно-профилактических мероприятий.

Трудности диагностики болезней БТ во многом обусловлены, с одной стороны, его анатомо-топографическим расположением, общностью крово- и лимфообращения, нервно-гормональной регуляцией, с другой — однотипностью клинических проявлений, напоминающих заболевания желудка, двенадцатиперстной кишки и т.д. Дети в основном предъявляют жалобы на боли в животе и диспептические проявления.

Многие заболевания билиарного тракта, например желчнокаменная болезнь (ЖКБ), аномалии развития желчевыводящих путей, холестероз желчного пузыря и т.д., могут протекать бессимптомно. В то же время лабораторные показатели, за редким исключением, не изменяются. Именно такие дети нуждаются в обследовании, включая методы медицинской интраскопии.

Арсенал современных лучевых и эндоскопических методов исследования, используемых в гастроэнтерологии, достаточно обширен. Не вызывает сомнения тот факт, что приоритетным в педиатрической практике является применение неинвазивных вмешательств, обеспечивающих высокую надежность диагностики.

Внедрение интраскопических методов (ультрасонография, компьютерная томография, эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография, магнитно-резонансная томография, радиоизотопное сканирование желчных путей) дало возможность выйти на качественно новый уровень диагностики заболеваний билиарного тракта у детей. Это позволило принципиально пересмотреть структуру болезней БТ, определить в ряде случаев их этиологию (осадок в желчном пузыре, гельминтозы), уточнить звенья патогенеза.

Наиболее часто у детей диагностируются аномалии развития билиарного тракта, его дисфункциональные расстройства, болезни обменного характера. В отличие от взрослых, у детей острые воспалительные заболевания — острый холецистит, холецистохолангит — встречаются реже.

Первым методом, с которого следует начинать диагностический поиск, является трансабдоминальное ультразвуковое сканирование. Исследование позволяет выявлять такие аномалии развития желчного пузыря, как агенезия, гипоплазия, внутрипеченочное его расположение, а также так называемый блуждающий желчный пузырь. Достаточно часто у детей встречаются аномалии формы желчного пузыря — шаровидный, S-образный пузырь, перегибы, а также соединительнотканные перегородки и перетяжки в полости желчного пузыря.

Толщина стенки желчного пузыря и ее структура являются очень важной диагностической информацией. Для острого холецистита характерно утолщение (более 2 мм) стенки или двойной контур желчного пузыря. Об отеке слизистой оболочки свидетельствует появление эхонегативной зоны в стенке желчного пузыря. Косвенным признаком хронического воспалительного процесса в желчном пузыре является уплотнение и утолщение стенки желчного пузыря более 2 мм.

Ультразвуковое исследование выявляет камни в желчном пузыре в 90–98 % случаев. Критерием диагностики конкрементов в желчном пузыре является гиперэхогенное образование, расположенное на задней стенке либо в его просвете, дающее акустическую тень. В то же время «молодые», рыхлые холестериновые по своему составу камни могут не давать акустической тени. В этом случае дифференциация полипов от фиксированного на задней стенке желчного пузыря осадка в виде сгустка затруднена. Осадок характеризуется низкой эхогенностью, он располагается на задней стенке желчного пузыря, образует горизонтальный уровень и смещается при изменении положения тела. С помощью УЗИ определяют количество, локализацию, подвижность и размеры камней в желчном пузыре.

В спавшемся желчном пузыре или при резко уменьшенном его объеме единичные и множественные холестериновые полипы, кальцинированная стенка желчного пузыря, густая эхогенная взвесь также могут быть приняты за конкременты. Для дифференцировки этих состояний в практике интернистов используется эндоскопическая ультрасонография, которая с высокой степенью достоверности позволяет диагностировать холедохолитиаз. У детей это исследование не нашло широкого применения из-за его инвазивности и травматичности.

Ультрасонография позволяет оценить двигательную активность желчного пузыря, для чего проводится исследование с желчегонным завтраком. Если после приема желчегонного завтрака объем желчного пузыря уменьшается менее чем на треть, это свидетельствует о снижении его двигательной функции. Атония диагностируется при полном отсутствии сокращения желчного пузыря. Соответственно, уменьшение объема более чем наполовину свидетельствует о гиперкинетической дисфункции желчного пузыря. У большинства детей с заболеваниями билиарного тракта имеются дисфункции желчного пузыря по гипотоническому типу. При сопутствующих аномалиях развития билиарного тракта гипотония желчного пузыря вплоть до атонии диагностируется в 2 раза чаще, с увеличением длительности заболевания частота обнаружения подобных дисфункций нарастает.

Определенные трудности существуют при ультразвуковом исследовании протоков желчевыводящей системы. Практически невозможно получить изображение всего общего желчного протока в плоскости одного сечения, в частности трудна для исследования его дистальная часть из-за ретробульбарного расположения. Нельзя выявить место слияния общего печеночного протока с пузырным, а сам пузырный проток обычно определяется только на небольшом участке, где имеется перегиб в месте перехода шейки в пузырный проток. Исходя из анатомо-топографических особенностей внепеченочных желчных протоков и их визуализации, достаточно сложна диагностика холедохолитиаза и аномалий пузырного и общего желчного протоков, соответственно, для их выявления требуются другие методы интраскопии.

Таким образом, ультрасонографию целесообразно использовать как стартовый скрининг-метод и проводить его в полном объеме с обязательной оценкой сократительной способности желчного пузыря. Выявленные аномалии развития желчного пузыря в сочетании с нарушением сократительной функции при наличии определенных клинических проявлений позволяют на начальном этапе диагностики предположить более грубые изменения билиарного тракта и направить ребенка для углубленного обследования в специализированный стационар или центр.

Ультразвуковое исследование также широко используется для динамического наблюдения за проводимой терапией. В частности, при проведении литолитической терапии вначале происходит разрыхление конкремента, что проявляется в увеличении эхографического размера камня, уменьшении степени его эхогенности, а также уменьшении или исчезновении акустической тени. Эти особенности следует учитывать и не принимать ошибочно за вновь образующиеся молодые конкременты.

При заболеваниях пищеварительного тракта у детей широко используется эзофагогастродуоденоскопия. С помощью этого метода можно выявить изменения в области большого дуоденального сосочка, в частности его отек, недостаточность сфинктера Одди и др. Атипичное расположение большого дуоденального сосочка — на передней или латеральной стенке — при наличии ряда других эндоскопических признаков свидетельствует о кольцевидной поджелудочной железе.

Особого внимания заслуживает возможность применения в детской практике многофракционного дуоденального зондирования, дающего возможность провести биохимическое, микроскопическое и бактериологическое исследования желчи. Однако эти исследования в настоящее время у детей не применяются, поскольку их диагностическая значимость невелика: для исследования берется желчь, смешанная с содержимым двенадцатиперстной кишки, тогда как представляют интерес показатели желчи, полученной в стерильных условиях интраоперационно (непосредственно из желчного пузыря) либо при канюляции общего желчного протока во время выполнения эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии.

Методика дуоденального зондирования травматична. Высок риск инфицирования ВИЧ и вирусами гепатитов В и С и др. Практически по всем параметрам исследование можно заменить другими неинвазивными методами. Функциональные нарушения, признаки воспаления билиарного тракта диагностируются при ультразвуковом исследовании; дискоординация работы сфинктеров желчевыводящей системы (ЖВС) выявляется с помощью динамической гепатобилисцинтиграфии. Поэтому в современной литературе этот рутинный метод исследования не упоминается и представляет в настоящее время только исторический интерес.

Следующим этапом диагностики заболеваний билиарного тракта, как правило, является использование рентгенологических методов исследования. Их значение трудно переоценить, и оно не нуждается в обосновании. До недавнего времени рентгеновское исследование имело приоритет в диагностике и дифференциальной диагностике заболеваний желчевыводящей системы. Оно позволяло наиболее полно выявлять морфологические особенности и функциональное состояние желчного пузыря и желчных протоков. Но в связи с высокой лучевой нагрузкой показания к ним существенно сузились.

Конкременты, содержащие кальций, можно обнаружить на обзорном снимке брюшной полости. Для визуализации рентгенонегативных (холестериновых) желчных камней, а также желчного пузыря и вне- и внутрипеченочных протоков используются методики с введением контрастного вещества: перорально (холецистография), в кровяное русло (внутривенная и инфузионная холецистохолангиография) и непосредственно в просвет желчных путей (холангиография — эндоскопическая, чрескожная чреспеченочная, интраоперационная). Противопоказаниями для проведения этих исследований являются непереносимость обследуемым йода, нарушение функции печени, тяжелое состояние больного.

Информативность рентгенологических исследований зависит от состояния желчного пузыря и протоков. Так, изображение желчного пузыря при проведении холецистографии может быть получено только при отсутствии острых воспалительных изменений в нем, препятствий в пузырном протоке (обтурация камнем или рубцовые изменения), а также нарушений функции желудочно-кишечного тракта, влияющих на всасывание контрастного вещества.

Информативность внутривенной холеграфии напрямую зависит от функционального состояния печени, которая может быть нарушена у детей с заболеваниями билиарного тракта. Невозможность оценить концентрационную способность желчного пузыря и недостаточная визуализация терминального отдела общего желчного протока, где нередко находятся камни, также являются недостатком холангиографии. Следует учитывать и риск развития аллергических реакций на йодосодержащие контрастные вещества.

Итак, недостаточная информативность холецистографии и холангиографии в сочетании с высокой лучевой нагрузкой на растущий организм существенно ограничивают использование этих рентгенологических методов. В большинстве случаев их успешно заменяет ультрасонография. Но необходимость в использовании современных рентгенологических исследований, таких как эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография и компьютерная томография, при определенных показаниях остается.

Методика выполнения эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) заключается в заполнении желчных и панкреатических протоков контрастным веществом ретроградно с помощью специальной эндоскопической техники. Исследование является инвазивным, требует специального анестезиологического обеспечения, включает множество сложных манипуляций, поэтому его применение показано лишь в случаях, когда другие методы исследования не дают необходимой информации о состоянии желчных путей и поджелудочной железы. Особенно возрастает значимость этого метода, если ребенку предстоит оперативное вмешательство на желчных путях.

Преимуществами ЭРХПГ перед другими рентгенологическими методами являются: возможность визуализировать желчные протоки, включая внутрипеченочные желчные ходы, желчный пузырь как в случаях нарушения выделительной функции печени, так и при отключенном желчном пузыре и недостаточности сфинктера Одди.

Использование этого метода дало возможность диагностировать и дифференцировать аномалии общего желчного протока, пузырного, долевых печеночных. Наиболее часто у детей выявляется фиброз и низкое впадение пузырного протока в общий желчный проток. Параллельный или спиральный ход пузырного протока и низкое его впадение в общий желчный проток являются особенностью детского возраста и встречаются у половины детей. Знать эти варианты необходимо при проведении видеоэндоскопических оперативных вмешательств на органах брюшной полости, когда в условиях ограниченного оперативного поля производится идентификация пузырного, общего печеночного и общего желчного протоков.

Именно с помощью ЭРХПГ при ретроградном заполнении желчных ходов удается дифференцировать кисты от конкремента и полипа. Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография позволяет также определить природу желчных камней — холестериновые или пигментные, что имеет исключительное значение для выбора лечебной тактики.

Следовательно, ЭРХПГ дает наиболее полную информацию об анатомо-топографических особенностях желчных протоков, наличии или отсутствии конкрементов на всем их протяжении, позволяет с высокой степенью достоверности дифференцировать характер инородных включений. Полученные результаты помогают определить выбор лечебных мероприятий — оперативное вмешательство (плановое или экстренное) или консервативная терапия.

Компьютерная томография органов брюшной полости представляет собой особый вид рентгенологического исследования. Преимуществом ее является то, что сама желчь — естественное контрастное вещество, поэтому имеется возможность визуализировать расширенные печеночные протоки вплоть до концевых ходов без введения контрастных веществ.

При исследовании удается получить изображение желчного пузыря, определить его форму, размеры. Информативность компьютерной томографии в диагностике аномалий желчного пузыря более низкая, чем при ультрасонографическом исследовании. При компьютерной томографии в результате послойного сканирования видна только определенная часть желчного пузыря, попадающая в область сканирования. Эхография позволяет осуществлять сканирование объекта в режиме реального времени, что дает возможность с большей точностью определить форму желчного пузыря и его размеры.

Содержимое полости желчного пузыря оценивается как гомогенное или гетерогенное, при этом осуществляется количественный подсчет в ед. Н. (единицы Хаунсфилда) — относительные единицы коэффициента ослабления материала, нормированные по отношению к воде; ед. Н воды = 0. Нормальный показатель плотности желчи составляет от 4 до 10 ед. Н., литогенной желчи — 20–40 ед. Н. Конкременты и различные включения в полости желчного пузыря достоверно определяются только в случаях их кальцификации, когда их индекс составляет более 100 ед. Н. Диагностировать холестериновые конкременты при выполнении стандартной методики без контрастирования можно лишь косвенно при подсчете денситометрического индекса (от 30 до 50 ед. Н). В то же время обнаруженные гетерогенные включения в полости желчного пузыря могут представлять собой и другие образования, например полипы, холестериновые бляшки, которые имеют сходные индексы плотности. Диагностика камня в общем желчном протоке возможна только при наличии в нем обызвествлений. Во всех остальных случаях можно лишь констатировать наличие образования в протоке, выявляемого как неоднородность его сечения и не вызывающего или вызывающего затруднение оттока желчи, что проявляется расширением протока.

У здоровых детей при проведении компьютерной томографии не удается дифференцировать пузырный проток в зоне его слияния с общим печеночным протоком. Общий желчный проток можно увидеть между головкой поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишкой. Пузырный же проток, как правило, без внутривенного контрастирования не выявляется.

Выполнение компьютерной томографии нецелесообразно и для диагностики внутрипеченочного литиаза, который имеется у каждого десятого ребенка с желчнокаменной болезнью.

Компьютерная томография незаменима при дифференциальной диагностике объемных образований от опухоли, дивертикула, водянки желчного пузыря, абсцесса печени. Этот рентгенологический метод эффективен в диагностике патологических изменений паренхиматозных органов — печени, поджелудочной железы.

Магнитно-резонансная томография коренным образом отличается от компьютерной томографии. При обследовании отсутствует лучевая нагрузка, не требуется особой подготовки, но диагностическая значимость этого метода у детей еще не определена.

На протяжении длительного времени в диагностике заболеваний билиарного тракта используются радионуклидные методы исследования. Для исследования билиарного тракта применяют динамическую гепатобилисцинтиграфию (ДГБСГ). Радиоизотопное исследование с помощью короткоживущих изотопов технеция (Тс99m) связано со способностью печени поглощать радиоактивные вещества и выделять их вместе с желчью в систему внепеченочных желчных ходов, где они фиксируются с помощью специальных приборов. Исследование физиологично, не требуется специальной подготовки пациента. Важным положительным фактором является низкая лучевая нагрузка, равная или даже ниже дозы облучения ребенка при проведении одного рентгеновского снимка.

 С помощью ДГБСГ достоверно диагностируются нарушения концентрационной и сократительной способности желчного пузыря, явления холестаза, стриктуры и сужения внепеченочных желчных ходов и, что очень важно, нарушения деятельности сфинктеров билиарного тракта (Одди, Люткенса, Мириззи). Метод позволяет определять как поглотительную, так и выделительную функции печени, наблюдать за пассажем желчи по билиарному тракту, выявлять локализацию блока. Метод неэффективен при выявлении конкрементов и стенозов желчевыводящих путей.

При качественной (визуальной) оценке сцинтиграмм определяются размеры печени и желчного пузыря, имеющиеся их деформации, степень и равномерность поглощения радиофармпрепарата (РФП), своевременность выхода РФП в кишечник. В случаях, когда РФП появляется в двенадцатиперстной кишке натощак, диагностируют недостаточность сфинктера Одди.

Таким образом, накопленный нами опыт по диагностике заболеваний билиарного тракта у детей позволяет рекомендовать следующий алгоритм диагностических исследований. При первичном обращении на амбулаторном уровне: ультрасонография > эзофагогастродуоденоскопия > динамическая гепатобилисцинтиграфия. В условиях специализированного стационара: УЗИ > эзофагогастродуоденоскопия > ЭРХПГ.

Компьютерная томография рекомендуется к использованию по показаниям для дифференциальной диагностики от объемных образований гепатобилиарной области.

Выполнение ЭРХПГ показано при имеющихся особенностях клинического течения заболевания, а также данных других методов обследования, позволяющих предположить аномалии развития билиарного тракта или желчнокаменную болезнь. Для уточнения анатомо-топографических взаимоотношений гепатобилиарной области и одновременно выбора тактики ведения данного больного необходимо выполнение этого исследования.

Высокоинформативным методом, позволяющим оценить функциональное состояние печени и сфинктеров желчевыводящих путей, а соответственно, позволяющим диагностировать дисфункциональные расстройства билиарного тракта, является динамическая гепатобилисцинтиграфия.

Использование интраскопических методов в комплексе позволяет получить четкое детальное представление об анатомических особенностях желчных путей, имеющихся патологических изменениях, в том числе функционального характера, и помогает определить правильный терапевтический подход.

Камни в желчном пузыре Изображение, причины, возраст и симптомы

Желчные камни представляют собой кристаллоподобные отложения, которые образуются в желчном пузыре — маленьком грушевидном органе, в котором хранится желчь — пищеварительная жидкость, вырабатываемая печенью.

Эти отложения могут быть размером с песчинку или размером с мяч для гольфа; они могут быть твердыми или мягкими, гладкими или зубчатыми. У вас может быть несколько камней в желчном пузыре или только один.

Около 30 миллионов взрослых американцев страдают от камней в желчном пузыре. Тем не менее, большинство из тех, кто страдает этим заболеванием, не осознают этого.В этом случае то, чего вы не знаете, вероятно, не повредит вам; желчные камни, которые просто плавают внутри желчного пузыря, обычно не вызывают никаких симптомов и не причиняют вреда.

Эти «молчащие» камни обычно остаются незамеченными, если они не обнаруживаются при ультразвуковом исследовании, проводимом по какой-либо другой причине. Однако чем дольше камень существует в желчном пузыре, тем выше вероятность того, что он станет проблематичным. Люди, у которых есть камни в желчном пузыре без симптомов, имеют 20-процентный шанс испытать приступ боли в течение жизни.

Если симптомы действительно возникают, это обычно происходит из-за того, что желчный камень сместился и застрял в протоке, по которому желчь, например, в пузырном протоке, небольшом канале, который соединяет желчный пузырь с другой трубкой, называемой общим желчным протоком. Типичным симптомом является боль в животе, которая может сопровождаться тошнотой, расстройством желудка или лихорадкой. Боль, вызванная сокращением желчного пузыря относительно застрявшего камня, обычно возникает в течение часа после обильного приема пищи или посреди ночи.Камни также могут закупоривать общий желчный проток, по которому желчь поступает в тонкую кишку, и печеночные протоки, выводящие желчь из печени.

Закупорка желчевыводящих путей может привести к воспалению и, возможно, инфицированию протока. Закупорка общего желчного протока, который сливается с протоком поджелудочной железы в тонкой кишке, также может привести к воспалению поджелудочной железы (желчнокаменному панкреатиту).

При редком, но опасном состоянии, которое чаще всего встречается у пожилых женщин, желчные камни мигрируют в тонкую кишку и блокируют проход в толстую кишку; симптомы включают сильную и частую рвоту.Хотя камни в желчном пузыре присутствуют примерно у 80% людей с раком желчного пузыря, неясно, играют ли они роль, за исключением случаев, когда присутствуют действительно большие камни (более 3 сантиметров в диаметре).

Ежегодно в США диагностируется около миллиона новых случаев желчнокаменной болезни. По причинам, которые до сих пор неясны, женщины в два раза чаще, чем мужчины, страдают этим заболеванием. У коренных американцев самые высокие показатели образования желчных камней в США, потому что они имеют генетическую предрасположенность к выделению высокого уровня холестерина в желчь (фактор, способствующий образованию желчных камней. ) Мексиканские американцы также имеют высокие показатели желчных камней.

Камни в желчном пузыре также чаще встречаются у людей старше 60 лет, у лиц, страдающих ожирением или сильно похудевших за короткий промежуток времени, у пациентов с диабетом или серповидно-клеточной анемией, а также у женщин с многоплодной беременностью и которые принимают заместительную гормональную терапию или противозачаточные таблетки.

Что вызывает камни в желчном пузыре?

Основной функцией желчного пузыря является хранение желчи, коричневой или желтоватой жидкости, которая помогает организму расщеплять жирную пищу.Когда вы едите пищу, желчный пузырь выпускает накопленную желчь в пузырный проток. Оттуда жидкость проходит через общий желчный проток в тонкую кишку, где смешивается с пищей.

Основными компонентами желчи являются холестерин и желчные кислоты. В норме концентрация желчных кислот достаточно высока, чтобы расщепить холестерин в смеси и сохранить ее в жидком виде. Однако диета с высоким содержанием жиров может нарушить этот хрупкий баланс, заставляя печень производить больше холестерина, чем желчные кислоты могут справиться. В результате часть этого избыточного холестерина начинает затвердевать в кристаллы, которые мы называем желчными камнями. Около 80% всех камней в желчном пузыре называются холестериновыми и формируются таким образом. Остальные 20% состоят из кальция, смешанного с желчным пигментом билирубином, и называются пигментными камнями. Серповидноклеточная анемия и другие заболевания крови, при которых разрушаются эритроциты, часто могут приводить к образованию пигментных камней в желчном пузыре

Камни в желчном пузыре могут образовываться даже у людей, которые правильно питаются. И, как обнаружили исследователи, диета с очень низким содержанием жиров также может способствовать образованию камней в желчном пузыре: при небольшом количестве жирной пищи для переваривания желчный пузырь задействован реже, чем обычно, поэтому у холестерина есть больше времени для затвердевания.Другие факторы, которые могут снизить активность желчного пузыря, что может привести к образованию камней в желчном пузыре, включают цирроз печени, использование противозачаточных таблеток или заместительной гормональной терапии, а также беременность.

Семейный анамнез, диабет, внезапная потеря веса и прием препаратов от холестерина, а также пожилой возраст также могут повышать риск образования камней в желчном пузыре.

Симптомы, причины и что это такое

Обзор

Полипы на внутренней стенке желчного пузыря

Что такое полипы желчного пузыря?

Полипы желчного пузыря — это аномальные разрастания ткани, выступающие из внутренней слизистой оболочки желчного пузыря.Есть несколько видов, изготовленных из разных материалов. В основном они безвредны, но могут быть признаком другого заболевания желчного пузыря. В редких случаях они могут вызывать такие осложнения, как воспаление, и около 5% из них могут стать злокачественными.

Что такое желчный пузырь?

Желчный пузырь является частью пищеварительной системы. Это небольшой полый орган, который находится под вашей печенью. Похоже на фиг. Желчный пузырь получает желчь из печени и концентрирует ее (извлекает воду) при хранении.Когда жиры попадают в пищеварительную систему, желчный пузырь срабатывает, чтобы выпустить концентрированную желчь в тонкую кишку, чтобы помочь расщепить жиры.

Насколько распространены полипы желчного пузыря?

Исследования показывают, что у 4-7% взрослых могут развиваться полипы желчного пузыря. Но только 5% из них потенциально могут превратиться в рак. От 60% до 90% составляют псевдополипы — не настоящие опухоли или «наросты», а отложения холестерина, прилипшие к стенке желчного пузыря. Еще от 5% до 10% составляют воспалительные полипы, своего рода рубцовая ткань от хронического воспаления.

Какие существуют типы полипов желчного пузыря?

Псевдополипы: Также называемые холестериновыми полипами, они являются результатом доброкачественного состояния, называемого холестеринозом. Это означает, что у вас есть лишние холестериновые липиды, которые накапливаются и прилипают к стенке желчного пузыря, образуя полипы.

Воспалительные полипы: Это тип рубцовой ткани, связанный с хроническим воспалением стенки желчного пузыря (холецистит).

Аденомиоматоз: Аномальное разрастание слизистой оболочки желчного пузыря, приводящее к образованию кист в стенке желчного пузыря. Ученые не уверены, почему это происходит, но это не вредно.

Аденомы: Доброкачественные опухоли, состоящие из клеток, которые напоминают оболочку желчных путей, канала, соединяющего желчный пузырь с другими органами. Они представляют 0,5% риск стать раковыми.

Злокачественные полипы: Обычно это аденокарцинома, наиболее распространенный тип рака, поражающий внутренние органы.

Симптомы и причины

Полипы желчного пузыря могут вызывать боль?

Большинство полипов не вызывают боли или каких-либо симптомов.В редких случаях они могут вызывать воспаление и боль, если блокируют один из протоков, ведущих из желчного пузыря. Но есть и другие, более вероятные причины воспаления и боли в желчном пузыре, чем полипы, особенно камни в желчном пузыре.

Какие симптомы вызывают полипы желчного пузыря?

Полипы желчного пузыря обычно не вызывают никаких симптомов. Обычно их обнаруживают случайно, когда медицинские работники ищут что-то другое. Однако некоторые из них могут вызывать симптомы, если они закупоривают один из проходов, ответвляющихся от желчного пузыря: пузырный проток или желчный проток.

Полипы, развивающиеся в пузырном протоке, могут препятствовать оттоку желчи в желчный пузырь, вызывая воспаление стенки желчного пузыря (холецистит). Кусочки, которые отрываются и попадают в желчные протоки, могут препятствовать оттоку желчи из желчного пузыря, вызывая воспаление желчных протоков (холангит) или поджелудочной железы (панкреатит).

Симптомы воспаления могут включать:

Реже эти симптомы могут указывать на рак желчного пузыря.

Что вызывает полипы желчного пузыря?

Истинные опухоли представляют собой аномальные разрастания клеток.Мы не знаем, почему они возникают. Полипы холестерина и воспалительные полипы, которые не являются истинными новообразованиями, являются побочными продуктами других состояний. Холестериновые полипы вызываются холестерозом, а воспалительные полипы — холециститом. Эти два типа составляют большинство полипов желчного пузыря.

Какие факторы риска связаны с полипами желчного пузыря?

У вас может быть больше шансов на развитие полипов желчного пузыря, если у вас есть:

Диагностика и тесты

Как диагностируются полипы желчного пузыря?

Полипы желчного пузыря часто обнаруживаются случайно при рентгенологическом исследовании, например при трансабдоминальном УЗИ.Если вы обращаетесь за помощью по поводу симптомов желчного пузыря, вам, вероятно, сначала сделают УЗИ. Медицинские работники могут таким образом идентифицировать полипы желчного пузыря, но они могут быть не в состоянии сказать, к какому типу они относятся. Они могут захотеть провести более детальное визуализирующее исследование, например компьютерную томографию или эндоскопическое ультразвуковое исследование, чтобы получить более полное представление.

Как узнать, являются ли мои полипы желчного пузыря злокачественными?

К сожалению, медицинские работники не могут точно сказать, являются ли полипы злокачественными, не удалив их предварительно. И они не могут удалить полипы, не удалив полностью желчный пузырь. Хотя вы можете хорошо жить без желчного пузыря, медицинские работники не хотят удалять его без уважительной причины. Поэтому они пытаются рассчитать вероятность рака на основе ваших симптомов и факторов риска.

Злокачественные полипы, как правило, крупнее доброкачественных — обычно более 2 сантиметров в диаметре. В целях безопасности медицинские работники обычно рекомендуют удалять полипы размером 1 сантиметр и более. Они также порекомендуют удаление при симптомах воспаления, таких как боль и лихорадка.Они будут продолжать контролировать ваши оставшиеся полипы с помощью ежегодных ультразвуковых исследований.

Как быстро растут полипы в желчном пузыре?

Один полип обычно вырастает менее чем на 2 миллиметра в год. Злокачественный полип может расти быстрее. Если ваш лечащий врач зафиксирует более быстрый рост при ежегодном осмотре, он может порекомендовать удалить полип.

Доброкачественные полипы чаще появляются в большом количестве, в то время как злокачественные полипы, как правило, единичны. Если ваши полипы быстро увеличиваются в количестве, они, вероятно, не являются злокачественными.Но они могут указывать на другое состояние, например, на хронический холецистит.

Управление и лечение

Могут ли полипы желчного пузыря исчезнуть сами по себе?

Нет. Некоторые виды полипов, но не полипы желчного пузыря. Они, скорее всего, со временем вырастут как в размере, так и в количестве. Удалить их без хирургического вмешательства невозможно.

Как лечат полипы желчного пузыря?

Наблюдение: Большинство полипов не вызывают никаких проблем и не требуют лечения, но ваш лечащий врач захочет держать их под наблюдением, чтобы убедиться, что они не становятся слишком большими или слишком быстрыми и не вызывают каких-либо новых симптомов.Они сделают это с помощью периодических ультразвуковых тестов. Если они увидят какие-либо тревожные тенденции, они порекомендуют удаление желчного пузыря.

Хирургия: Хотя это может показаться серьезным, удаление желчного пузыря является единственным известным методом лечения заболеваний желчного пузыря. Если ваши полипы сопровождаются воспалением или камнями в желчном пузыре, ваш лечащий врач порекомендует удалить их, чтобы предотвратить дальнейшие осложнения. Они также порекомендуют его при любой возможности возможного рака. Вы можете хорошо жить без желчного пузыря.

Существует два вида операций по удалению желчного пузыря.

  • Лапароскопическая холецистэктомия — это минимально инвазивная операция, позволяющая хирургу извлечь желчный пузырь через несколько небольших разрезов. Вместо того, чтобы вскрывать живот, хирург вводит крошечную камеру с подсветкой, называемую лапароскопом, через один небольшой разрез и использует ее, чтобы найти желчный пузырь на экране. Затем они удаляют желчный пузырь через еще один небольшой разрез. Хирурги предпочитают использовать лапароскопический метод, когда это возможно, потому что он вызывает меньше осложнений и меньше времени на восстановление (около двух недель).
  • Открытая холецистэктомия может потребоваться при сильном подозрении на рак. Это связано с тем, что хирургу, возможно, придется удалить другие пораженные ткани и лимфатические узлы за пределами желчного пузыря. Открытая холецистэктомия требует одного большего разреза под правой грудной клеткой, чтобы открыть брюшную полость. Это более длительная процедура с более длительным периодом восстановления (около шести-восьми недель).

Каковы возможные риски или осложнения операции по удалению желчного пузыря?

Операция всегда сопряжена с некоторыми рисками, включая кровотечение, осложнения анестезии и повреждение близлежащих органов.Эти риски низки по сравнению с рисками потенциального рака. Удаление желчного пузыря не имеет долгосрочных побочных эффектов.

Перспективы/прогноз

Каков мой прогноз после операции по удалению желчного пузыря?

Большинство людей хорошо выздоравливают после удаления желчного пузыря, и их симптомы больше не возвращаются. Ваша пищеварительная система продолжит функционировать без желчного пузыря. Ваша печень будет откладывать желчь непосредственно в тонкую кишку, не сохраняя ее сначала в желчном пузыре.Хотя вам, возможно, придется ограничить потребление жиров сразу после операции, большинство людей возвращаются к своему обычному рациону через несколько недель.

Записка из клиники Кливленда

Полипы желчного пузыря бывают разных форм, но подавляющее большинство из них не вызывает беспокойства. Если полипы удивят вас, обнаружив на УЗИ, они могут дать ключ к разгадке другого состояния, но они, вероятно, не являются причиной ваших симптомов. Если ваш лечащий врач обнаружит полип, который потенциально может стать раковым, он может порекомендовать его удалить, даже если вероятность этого составляет всего .5%. Если это произойдет, вы обойдетесь без желчного пузыря. Большинство удаленных таким образом полипов оказываются доброкачественными, но лучше перестраховаться.

Каковы результаты УЗИ при камнях в желчном пузыре (желчнокаменная болезнь)?

Автор

Дуглас М. Хьюман, доктор медицины, FACP, FACG, AGAF  Главный гепатолог, Медицинский центр Хантера Холмса Макгуайра по делам ветеранов; Профессор, кафедра внутренних болезней, отделение гастроэнтерологии, Медицинский факультет Университета Содружества Вирджинии

Дуглас М. Хьюман, доктор медицинских наук, FACP, FACG, AGAF является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация по изучению заболеваний печени, Американский колледж врачей, Американская гастроэнтерологическая ассоциация

Раскрытие информации: Получены гранты/финансовые исследования от Novartis для другого; Получены гранты/финансовые исследования от Bayer для других целей; Безвозмездно получил грант / средства на исследования от Оцуки; Получены гранты / средства на исследования от Bristol Myers Squibb для других целей; Ничего не получил от Scynexis ни за что; Получены гранты/финансовые исследования от Salix для других целей; Получены гранты/финансовые исследования от MannKind для других целей.

Соавтор (ы)

Анастасиос А. Михас, доктор медицины, доктор медицинских наук, FACP, FACG  профессор медицинского факультета отделения гастроэнтерологии Медицинского факультета Университета Содружества Вирджинии; консультанты, больницы и клиники Университета Содружества Вирджинии; Руководитель отдела клинических исследований желудочно-кишечного тракта, директор амбулаторной службы желудочно-кишечного тракта, заместитель директора отделения гепатологии, Медицинский центр по делам ветеранов Хантера Холмса Макгуайра

Анастасиос А. Михас, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук, FACP, FACG является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация Исследование заболеваний печени, Американский колледж гастроэнтерологии, Американский колледж врачей, Американская гастроэнтерологическая ассоциация, Американское общество желудочно-кишечной эндоскопии, Sigma Xi, Общество почетных научных исследований, Южное общество клинических исследований, Американская федерация клинических исследований, Исследовательская группа гастроэнтерологии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Джефф Аллен, доктор медицины  доцент кафедры хирургии Университета Луисвилля

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

BS Anand, MD  Профессор, отделение внутренней медицины, отделение гастроэнтерологии, Медицинский колледж Бейлора

BS Anand, MD является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация по изучению заболеваний печени, Американский колледж гастроэнтерологии , Американская гастроэнтерологическая ассоциация, Американское общество желудочно-кишечной эндоскопии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Благодарности

Фирас Абиад, MD Заведующий отделением общей и лапароскопической хирургии, Больница специализированного медицинского центра, Саудовская Аравия

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

BS Anand, MD Профессор кафедры внутренних болезней, отделение гастроэнтерологии, Медицинский колледж Бейлора

BS Anand, MD является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация по изучению заболеваний печени, Американский колледж гастроэнтерологии, Американская гастроэнтерологическая ассоциация и Американское общество желудочно-кишечной эндоскопии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дэвид Эрик Бернстайн, доктор медицины Директор отделения гепатологии, университетская больница Норт-Шор; Профессор клинической медицины, Медицинский колледж Альберта Эйнштейна

Дэвид Эрик Бернштейн, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации по изучению заболеваний печени, Американского колледжа гастроэнтерологии, Американского колледжа врачей, Американской гастроэнтерологической ассоциации и Американского общества желудочно-кишечной эндоскопии

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Барри Э. Бреннер, доктор медицины, доктор медицинских наук, FACEP Профессор неотложной медицины, профессор внутренних болезней, директор программы неотложной медицины, Медицинский центр Кейс, Университетские больницы, Медицинский факультет Университета Кейс Вестерн Резерв

Барри Э. Бреннер, доктор медицинских наук, FACEP, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей-пульмонологов, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американского колледжа врачей, Американской кардиологической ассоциации, Американское торакальное общество, Арканзасское медицинское общество, Нью-Йоркская медицинская академия, Нью-Йоркская академия наук и Общество академической неотложной медицины

Дэвид Ф. М. Браун, доктор медицины Доцент, Отделение неотложной медицины, Гарвардская медицинская школа; Заместитель заведующего отделением неотложной медицины Массачусетской больницы общего профиля

Дэвид Ф.М. Браун, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей скорой помощи и Общество академической неотложной медицины

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Уильям К. Чанг, доктор медицинских наук Доцент кафедры неотложной медицины Медицинской школы Нью-Йоркского университета; Начальник службы, отделение неотложной медицины, больничный центр Бельвю

Уильям К. Чанг, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии клинической токсикологии, Американского колледжа медицинской токсикологии и Общества академической неотложной медицины

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Alfred Cuschieri, MD, ChM, FRSE, FRCS , руководитель, профессор кафедры хирургии и молекулярной онкологии, Университет Данди, Великобритания

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Имад С. Дандан, MD Хирург-консультант, Хирургическое отделение, Отделение травм, Мемориальный госпиталь Скриппса

Имад С. Дандан, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация хирургии травм, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, Американское общество травм, Калифорнийская медицинская ассоциация и Общество медицины критических состояний

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дэвид Гринвальд, MD Адъюнкт-профессор клинической медицины, директор программы стипендий, медицинский факультет, отделение гастроэнтерологии, Медицинский центр Монтефиоре, Медицинский колледж Альберта Эйнштейна

Дэвид Гринвальд, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж гастроэнтерологии, Американский колледж врачей, Американская гастроэнтерологическая ассоциация, Американское общество желудочно-кишечной эндоскопии и Нью-Йоркское общество желудочно-кишечной эндоскопии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Юджин Хардин, доктор медицинских наук, FAAEM, FACEP Бывший председатель и доцент кафедры неотложной медицины Университета медицины и науки им. Чарльза Дрю; Бывший заведующий отделением неотложной медицины Медицинского центра Мартина Лютера Кинга-младшего/Дрю

Фэй Марианн Ли, MD Штатный врач, отделение неотложной медицины, Нью-Йоркский университет/Больничный центр Bellevue

Фэй Марианн Ли, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Phi Beta Kappa

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Салли Сантен, MD Программный директор, доцент кафедры неотложной медицины Университета Вандербильта

Салли Сантен, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей скорой помощи и Общества академической неотложной медицины

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Assaad M Soweid, MD, FASGE, FACG является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж гастроэнтерологии, Американский колледж врачей, Американский колледж врачей-Американское общество внутренних болезней, Американское гинекологическое и акушерское общество и Американская медицинская ассоциация.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Жизнь после удаления желчного пузыря: Хирургические специалисты Rockwall: общая хирургия

Желчный пузырь представляет собой грушевидный орган длиной около 4 дюймов. Он находится чуть ниже печени в правом верхнем квадранте живота.Ваш желчный пузырь не является жизненно важным органом, а это означает, что вы можете хорошо жить без него. Однако он служит цели: концентрировать, хранить и высвобождать желчь, вырабатываемую вашей печенью, чтобы помочь вам переваривать жирную пищу.

Если вы испытываете боль и другие симптомы, которые могут быть вызваны дефектом желчного пузыря, возможно, вы с нетерпением ждете удаления желчного пузыря (холецистэктомии) и избавления от дискомфорта. И вы не одиноки. Хирурги в Соединенных Штатах ежегодно удаляют около 600 000 нездоровых желчных пузырей, в основном из-за камней в желчном пузыре.

После операции на желчном пузыре вы можете жить совершенно нормальной жизнью, но у вас могут возникнуть временные побочные эффекты, связанные с тем, как ваша пищеварительная система перерабатывает жирную пищу. Эти симптомы могут включать жидкий стул или диарею, вздутие живота, спазмы и избыток газа в ответ на прием пищи или определенные продукты. К счастью, эти проблемы обычно длятся 30 дней или меньше и затрагивают только около половины людей, перенесших удаление желчного пузыря.

Хирурги Rockwall Surgical Specialists обладают значительным опытом и знаниями в области удаления желчного пузыря.Читайте их советы о том, что вы можете сделать, чтобы облегчить пищеварительные заболевания после холецистэктомии.

Сделайте перерыв после операции

По возможности наши хирурги отдают предпочтение роботизированной лапароскопической технике удаления желчного пузыря, поскольку это минимально инвазивная процедура. По сравнению с традиционной открытой хирургией лапароскопический метод предлагает меньший риск осложнений во время и после операции и значительно ускоряет время восстановления.

На самом деле, большинство наших пациентов, перенесших лапароскопическую операцию, могут вернуться домой в день операции. Но не ждите, что вы сразу же вернетесь к своим обычным делам. Дайте своему телу отдохнуть день или два.

Побалуйте свой желудок в течение двух-трех дней диетой, которая легко усваивается. Начните с прозрачных жидкостей, бульона и желатина, а затем постепенно добавляйте твердую пищу.

Берите меньшие порции и отказывайтесь от жареного во фритюре

По мере того, как ваш организм привыкает перерабатывать жиры без помощи желчного пузыря, обильные приемы пищи и продукты с высоким содержанием жиров могут вызывать боль и вздутие живота.Небольшие порции с низким содержанием жира, распределенные в течение дня — шесть — это хорошее число, — легче перевариваются пищеварительной системой.

Продукты, которых следует избегать в течение нескольких недель после операции на желчном пузыре, включают:

  • Мясо с высоким содержанием жира, такое как колбаса, колбаса и гамбургер
  • Сыр, мороженое, цельное молоко и другие молочные продукты с высоким содержанием жира
  • Пицца
  • Крем-супы или соусы и мясные подливы
  • Шоколад
  • Кожа курицы или индейки

Мы также рекомендуем вам избегать сильно приправленных продуктов на начальном этапе восстановления, потому что они труднее перевариваются. Вместо того, чтобы жарить продукты во фритюре, уменьшите количество жира и добавьте вкуса, обжаривая куриную грудку без кожи или нежирный стейк на сковороде с чайной ложкой оливкового масла.

Медленно вводите газообразующие продукты

Продукты с высоким содержанием клетчатки являются важной частью здорового питания, но могут усилить газообразование и спазмы, которые могут возникнуть после холецистэктомии. Мы не рекомендуем вам прекращать есть клетчатку, но рекомендуем постепенно вводить ее в свой послеоперационный рацион в течение пары недель.

Продукты с высоким содержанием клетчатки, которые производят природный газ, включают:

  • Цельнозерновой хлеб
  • Орехи и семена
  • Бобовые
  • Брюссельская капуста, брокколи, цветная капуста и белокочанная капуста
  • Некоторые сухие завтраки, такие как хлопья с отрубями

Помните, что побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта после холецистэктомии должны исчезнуть в течение одной-четырех недель после процедуры. Если у вас есть постоянные симптомы более 30 дней, пришло время обратиться к врачу.

Если вам нужны дополнительные сведения о том, чего ожидать во время холецистэктомии и какова жизнь после удаления желчного пузыря, запишитесь сегодня на консультацию к одному из наших опытных хирургов из Rockwall Surgical Specialists.

исходов полипов желчного пузыря и их ассоциации с раком желчного пузыря в 20-летней когорте | Гастроэнтерология | Открытие сети JAMA

Ключевые моменты español 中文 (китайский)

Вопрос Как часто растут полипы желчного пузыря и связаны ли они с раком желчного пузыря?

Находки В этом когортном исследовании с участием 622 227 участников в возрасте 18 лет и старше рост полипов желчного пузыря был обычным явлением, встречающимся у 66% полипов размером менее 6 мм и у 53% полипов размером от 6 мм до менее 10 мм.Несмотря на это, рак желчного пузыря редко возникал у пациентов с полипами желчного пузыря, с общей частотой 11,3 на 100 000 человеко-лет и среди пациентов, наблюдаемых в течение как минимум 1 года, с частотой 3,6 на 100 000 человеко-лет.

Значение Результаты этого исследования показывают, что текущие рекомендации, рекомендующие периодическое УЗИ полипов желчного пузыря для проактивного выявления рака желчного пузыря, возможно, нуждаются в пересмотре.

Важность Полипы желчного пузыря (ГП) обнаруживаются более чем в 4% случаев УЗИ органов брюшной полости у взрослых.Характер их роста и связь с раком желчного пузыря (РЖП) плохо определены.

Объектив Определить характер роста GPs и их связь с GBC.

Дизайн, настройка и участники В это когортное исследование были включены 622 227 взрослых членов (то есть в возрасте 18 лет и старше) Kaiser Permanente Northern California, интегрированной системы оказания медицинской помощи, зарегистрированных в период с 1 января 1995 г. по 31 декабря 2014 г. Когорта GBC включала в себя в общей сложности 365 взрослых с GBC и предшествующим УЗИ, а когорта врачей общей практики включала 35970 взрослых с врачами общей практики, присутствующими на УЗИ. Анализ данных проводился с марта 2016 г. по ноябрь 2019 г.

Воздействие Полипы желчного пузыря (количественный размер, <6 мм, от 6 до <10 мм и ≥10 мм или качественный размер [т.е. крошечные, маленькие, средние и большие]).

Основные результаты и меры Для когорты GBC доля пациентов с GBC с полипами, выявленными на предыдущем УЗИ. Для когорты GP, показатели GBC среди пациентов с полипами в зависимости от размера и скорости роста GP не менее чем на 2 мм с течением времени.

Результаты Когорта GBC включала 365 человек (267 [73,1%] женщин; 173 [47,4%] белых пациентов; медиана [межквартильный размах] возраста 71 [61-79] лет). После исключения 14 пациентов, у которых не оценивался размер полипов, окончательная когорта врачей общей практики включала 35856 взрослых, из них 18645 (52,0%) женщин, средний возраст (межквартильный диапазон) 50 (40-60) лет и 15573 (межквартильный диапазон) 43,3%) белые пациенты. Полипы желчного пузыря были обнаружены у 22 пациентов (6,0%) в когорте GBC и у 35870 из 622227 взрослых (5.8%), прошедших УЗИ органов брюшной полости. Из них у 19 (0,053%) был диагностирован ГБК, как и у пациентов без ГП (316 из 586357 [0,054%]). Нескорректированный показатель GBC на 100 000 человеко-лет в целом составлял 11,3 (95% ДИ, 6,2–16,3) и увеличивался с увеличением размера полипа от 1,3 (95% ДИ, 0–4,0) при исходном размере менее 6 мм (n = 17531) до 128,2 (95% ДИ, 39,4–217,0) при исходном размере 10 мм и более (n = 2055). У тех, кто наблюдался не менее 1 года, частота составила 3,6 (95% ДИ, 0,7-6,5) на 100 000 человеко-лет.У 6359 пациентов с поддающимся оценке наблюдением нескорректированная кумулятивная вероятность роста полипов не менее чем на 2 мм через 10 лет составила 66,2% (95% ДИ, 62,3–70,0%) при исходно полипах менее 6 мм и 52,9% (95% ДИ, 47,1%-59,0%) в полипах исходно от 6 мм до менее 10 мм.

Выводы и актуальность В этом исследовании показатели GBC были низкими и одинаковыми среди пациентов с и без врачей общей практики. Рост на 2 мм и более оказался частью естественного течения ГП. Результаты ставят под сомнение стратегию активного наблюдения за GP для выявления GBC.

Полипы желчного пузыря (ГП) являются частой находкой при УЗИ органов брюшной полости, встречаясь у 4,5% взрослого населения. 1 ,2 Хотя считается, что большинство из них не имеют злокачественного потенциала, меньшинство (т.е. 4-10%) составляют аденомы, которые действительно имеют злокачественный потенциал. 3 ,4 Серия хирургических операций показывает, что размер полипа является основным фактором риска малигнизации, при этом аденоматозные полипы размером 10 мм и более имеют вероятность малигнизации от 37% до 55%. 5 -7

Однако различие между аденомами и неаденомами обычно проводится после хирургического вмешательства, поэтому, если хирургическое вмешательство не проводится, врач должен решить, проводить ли наблюдение терапевта. Исследования эволюции ГП ограничены небольшими размерами выборки, причем самая большая серия включала 1553 пациента, из которых только 369 (23,8%) наблюдались в течение 5 лет. 8 ,9 В официальном документе Американского колледжа радиологии за 2013 г. не рекомендуется последующее наблюдение при полипах размером 6 мм или меньше и ежегодное наблюдение за полипами размером от 7 до 9 мм, с консультацией хирурга в случае их роста.Продолжительность наблюдения не обсуждалась. 10 2 упомянутых исследования включали 346 пациентов, из которых 149 (43,1%) подвергались ультразвуковому наблюдению в среднем в течение 5,4 лет, 11 и 467 пациентов наблюдались в среднем в течение 39 месяцев. 12 Американское общество эндоскопии желудочно-кишечного тракта также рекомендовало неопределенное ежегодное наблюдение за врачами общей практики. 13 Совместное руководство различных европейских обществ от 2017 г. рекомендовало хирургическое вмешательство для всех полипов размером более 10 мм и для полипов размером более 6 мм с факторами риска и 5-летнее наблюдение для всех других полипов. Кроме того, они заявили, что рост полипов происходит редко, и рекомендовали операцию при росте полипов на 2 мм и более. В руководстве признается, что рекомендации основаны на низком уровне доказательности из-за небольшого числа и короткого периода наблюдения в упомянутых исследованиях. 14

Учитывая недостаток данных, мы провели ретроспективное обсервационное когортное исследование, чтобы ответить на три вопроса. Во-первых, как часто врачи общей практики обнаруживаются на УЗИ до постановки диагноза рака желчного пузыря (РЖП)? Во-вторых, как часто врачи общей практики связаны с текущим или будущим раком? В-третьих, как часто растут ВОП?

Все участники были совершеннолетними членами (т.е. старше 18 лет) Kaiser Permanente Northern California (KPNC), интегрированной системы оказания медицинской помощи.В исследование были включены участники, зарегистрированные в период с 1 января 1995 г. по 31 декабря 2014 г., а анализ данных проводился с марта 2016 г. по ноябрь 2019 г. В течение этого периода не существовало обязательного протокола для последующего УЗИ или холецистэктомии. Институциональный наблюдательный совет Исследовательского института Фонда Кайзера одобрил это обсервационное исследование, основанное только на данных, с отказом от согласия из-за минимального риска с обезличенными данными. Исследование следует руководству по отчетности об усилении отчетности об наблюдательных исследованиях в эпидемиологии (STROBE).

Мы включили всех пациентов с новым диагнозом GBC и предыдущим ультразвуковым исследованием в когорту GBC. Случаи были выявлены с помощью реестра рака KPNC и проверены путем просмотра электронных медицинских карт. Все доступные данные визуализации были рассмотрены, чтобы определить, был ли обнаружен GP до постановки диагноза рака. Для этой когорты предшествующая дата УЗИ или компьютерной томографии не ограничивалась периодом между 1995 и 2014 годами, и, таким образом, количество пациентов с ГБЖ отличалось от числа в следующей части исследования.

Мы определили всех участников плана KPNC, которым в рамках нашего плана медицинского обслуживания было проведено УЗИ брюшной полости в течение периода исследования, используя коды Current Procedural Terminology (т. е. 76700 и 76705). Мы исключили пациентов с желчнокаменной болезнью, диагностированных до первого УЗИ в период исследования, и тех, чье первоначальное обследование показало отсутствие желчного пузыря, что было определено с помощью обработки естественного языка. Мы также исключили тех, кто был членом KPNC в течение менее 30 дней после индексного УЗИ, чтобы дать время для последующего наблюдения.Ультрасонография была выполнена в соответствии со стандартами того времени; УЗИ с контрастным усилением не проводилось.

Была создана когорта врачей общей практики, состоящая из пациентов, индексная дата которых была первой датой ультразвукового исследования врача общей практики в течение периода исследования. Последующее наблюдение было продлено до 30 июня 2015 г. с цензурированием в момент смерти, окончания включения в план, постановки диагноза GBC или холецистэктомии. Мы определили GP и их размеры по отчетам УЗИ брюшной полости, используя обработку естественного языка с помощью I2E (Linguamatics).Участники были разделены на 4 следующие группы в зависимости от исходного размера GP: менее 6 мм, от 6 мм до менее 10 мм, 10 мм или больше и только качественный размер (т. е. крошечный, маленький, средний или большой). Эти размеры были выбраны потому, что 6 мм используется в руководствах для разграничения различных групп риска, а 10 мм используется как показатель высокого риска GBC и, следовательно, показание для рассмотрения холецистэктомии. 10 ,13 ,14 Исходные демографические и клинические данные, собранные при включении в когорту, включали возраст, пол, расу/этническую принадлежность (т.е. белый, черный, азиат, латиноамериканец или другой), сопутствующие заболевания (т.е. диабет , гипертония, гиперлипидемия, гипертриглицеридемия) и индекс коморбидности Чарлсона. Расовая/этническая принадлежность сообщалась пациентами и была включена для оценки обобщаемости результатов. Когорта, не являющаяся терапевтом, состояла из всех пациентов, у которых были подходящие ультразвуковые исследования без обнаруженных терапевтов, с индексной датой первого УЗИ, выполненного в течение периода исследования.

Исходами для когорты GP были диагноз GBC, рост полипа не менее 2 мм, размер GP, достигающий 10 мм или более, и холецистэктомия. Общие показатели и показатели на 100 000 человеко-лет были рассчитаны для всей когорты и для каждой группы исходного размера полипов.Холецистэктомии идентифицировали с использованием кодов процедур Международной классификации болезней, девятого пересмотра, клинической модификации ( ICD-9-CM ) (т.е. 51.21-51.24). Для когорты без общей практики интересующим исходом был GBC с вторичным исходом холецистэктомии.

Определение роста было ограничено членами с не менее чем двумя УЗИ с количественным размером полипа. Мы взяли рост не менее 2 мм во время последующего наблюдения, чтобы представить истинный рост, а не ошибку измерения, в соответствии с рекомендациями европейских радиологических, хирургических и эндоскопических обществ. 14 Рост менее 2 мм считался стабильным размером. Мы также оценили частоту полипов, достигающих 10 мм. У тех, у кого было не менее 3 количественных размеров полипов, мы определили, произошел ли рост не менее 2 мм или достижение не менее 10 мм после периодов отсутствия роста в течение 1, 3 и 5 лет. Последующее наблюдение продолжалось до последнего поддающегося оценке УЗИ.

Категориальные исходные характеристики и нескорректированные общие показатели GBC по группам сравнивались с использованием тестов χ 2 , а ненормально распределенные непрерывные переменные (т. е. возраст образования полипа и показатель индекса коморбидности Чарлсона) сравнивались с использованием непараметрических тестов Крускала-Уоллиса. Общие показатели GBC с и без GP сравнивались с тестом χ 2 . Анализы выживаемости проводились с использованием метода Каплана-Мейера для оценки функции выживания (т. е. роста не менее чем на 2 мм или достижения 10 мм) среди участников с 2 или более количественными размерами полипов, вероятности холецистэктомии и вероятности GBC. Все они были стратифицированы по группам исходного размера, а выживаемость сравнивалась с использованием критерия логарифмического ранга. Все анализы проводились в SAS версии 9.4 (Институт САН). Статистическая значимость была установлена ​​на уровне P  < 0,05, и все тесты были двусторонними.

Уровень GP в когорте GBC

Мы идентифицировали 469 человек с диагнозом GBC с 1995 по 2014 год. Всего было исключено 12 (2,6%); из них 2 (16.7 %) имели рак, диагностированный до присоединения к плану медицинского страхования, 5 (41,7 %) имели нормальную патологию желчного пузыря, 1 (8,3 %) имели нормальную последующую визуализацию желчного пузыря без патологии, подтверждающей диагноз, и 4 (33,3 %) не имели подтверждающих данных в электронной форме. запись о здоровье. Из оставшихся 457 человек 365 (79,9%; 267 [73,1%] женщин; 173 [47,4%] белых пациентов; медиана [межквартильный размах] возраста 71 [61-79] лет) ранее проходили УЗИ брюшной полости, из которых 22 ( У 6,0%) в какой-то момент были диагностированы полипы, в том числе у 1 (4.5%), которые наблюдались временно, и 4 (18,2%), которые также были описаны как массы. Из 325 (71,1%) компьютерных томографов ни у одного не были обнаружены полипы, которые еще не были идентифицированы с помощью УЗИ. В целом, 17 случаев рака (3,7%) были in situ, в том числе 3 из 22 (13,6%) с полипами. Ультрасонографию выполняли в среднем (межквартильный размах [IQR]) за 7 (1-42) дней до постановки диагноза.

В период с 1995 по 2014 год 622227 взрослых прошли УЗИ брюшной полости; Врачи общей практики присутствовали в 35870 (5.8%), из которых 14 (<0,1%) имели полипы без зарегистрированного размера, в результате чего осталась конечная когорта из 35856 (рис. 1). Исходные демографические и клинические характеристики всей когорты врачей общей практики и размеры полипов показаны в таблице 1. В когорту вошли 18645 (52,0%) женщин и 15572 (43,3%) чернокожих, латиноамериканских и азиатских пациентов, а также пациентов другой расы/ этническая принадлежность, средний возраст (IQR) 50 (40-60) лет. По состоянию на 30 июня 2015 г. ни у одного из исключенных пациентов, в том числе исключенных из-за отсутствия членства, не был диагностирован ГБК.

Почти у трех четвертей пациентов (25498 [71,1%)] с полипами была проведена количественная оценка размера, в том числе 17531 (68,8%) с ГП менее 6 мм, 5912 (23,2%) с ГП размером от 6 мм до менее 10 мм и 2055 (8,1%) с размером GP 10 мм или больше. В целом, 6359 (24,9%) имели по крайней мере 1 повторную визуализацию с указанием размера полипа, а 2452 (9,6%) имели 2 или более повторных УЗИ с измеренным GP (рис. 1). Были небольшие различия в характеристиках между теми, кто делал и не проходил повторные УЗИ, но они не казались важными. Однако, учитывая размер когорты, они достигли статистической значимости (таблица 1 в Приложении).

В общей сложности у 19 из 35856 взрослых в когорте врачей общей практики впоследствии был диагностирован ГБК, в том числе у 3 (15,8%) in situ, с общей частотой 11,3 (95% ДИ, 6,2–16,3) на 100 000 человеко-лет, увеличивается с размером полипа, от 1,3 (95% ДИ, 0–4,0) при начальном размере менее 6 мм (n = 17531) до 128,2 (95% ДИ, 39,4–217,0) при начальном размере 10 мм и более ( n = 2055).Нескорректированная общая доля GBC для взрослых с любым GP составила 0,053%, аналогично таковой для взрослых без GP (т.е. 0,054%; 316 из 586357; P  = ,94). Нескорректированные показатели по исходным размерам полипов показаны в таблице 2 и электронной таблице 2 в Приложении, а свобода от GBC с течением времени изображена на электронном рисунке 1 в Приложении. После первого года частота ГБК у лиц с исходным размером ГП менее 10 мм составила 1,05 (95% ДИ, 0-3,10) на 100 000 человеко-лет. Подробная информация о раке представлена ​​в таблице 3; 12 из 19 (63.2%) были диагностированы у пациентов с исходными полипами размером более 10 мм или описаны как большие, из которых 4 (33,3%) также были описаны как образования. Медиана (IQR) между первым УЗИ с полипом и диагнозом составила 113 (47-1153) дней. Всего в течение первого года было диагностировано 13 (68,4%) случаев, вероятно, представляющих распространенный рак. Исключая первый год, было диагностировано только 6 случаев ГБ (31,6%), заболеваемость 3,6 (95% ДИ, 0,7-6,5) на 100 000 человеко-лет. После первого года был диагностирован только 1 случай GBC среди пациентов с исходным размером полипа менее 10 мм, несмотря на почти 100 000 человеко-лет наблюдения.Стабильный размер полипа в течение как минимум 1 года был зарегистрирован у 4182 человек (11,7%), у 1 из которых примерно через 11 лет был диагностирован ГБК. Небольшое количество случаев GBC сделало многопараметрический анализ рака невозможным.

Кумулятивная вероятность роста ГП на 2 мм и более была небольшой, но линейно прогрессировала в течение большей части периода наблюдения, достигая 66,2% (95% ДИ, 62,3–70,0%) при первоначальном росте ГП менее 6 мм и 52. 9% (95% ДИ, 47,1%-59,0%) у пациентов с исходным размером от 6 мм до менее 10 мм (рис. 2А; электронная таблица 3 в Приложении). Рост был одинаковым в течение первых 6 лет между группами с исходным размером полипа менее 6 мм и от 6 мм до менее 10 мм. Риск полипов, достигающих 10 мм, также увеличивался линейно с течением времени, при этом более мелким полипам требовалось больше времени, чтобы достичь этого порога (рис. 2D; электронная таблица 3 в Приложении).

При многомерном анализе показатель индекса коморбидности Чарлсона не менее 2, мужской пол и азиатская раса были связаны с увеличением размера полипа не менее чем на 2 мм (показатель индекса коморбидности Чарлсона ≥2: отношение рисков [HR], 1.22; 95% ДИ, 1,02-1,46; женский пол: ЧСС 0,86; 95% ДИ, 0,78-0,95; азиатская гонка: ЧСС, 1,13; 95% ДИ, 1,002–1,27), тогда как более крупные полипы с меньшей вероятностью демонстрировали измеримый рост (исходный размер ≥10 мм: HR, 0,45; 95% ДИ, 0,32–0,62) (таблица 4 в Приложении). Для размера, достигающего 10 мм, мужской пол и индекс коморбидности Чарлсона не менее 2 снова были связаны с повышенным риском (женский пол: ОР, 0,75; 95% ДИ, 0,63-0,89; индекс коморбидности Чарльсона ≥2: ОР, 1,41; 95% ДИ, 1,01-1,90), но наибольший риск был связан с более крупными ГП (исходный размер от 6 мм до <10 мм: ЧСС, 3. 79; 95% ДИ, 3,17-4,52).

Рост до 10 мм не был связан с повышенным риском GBC. В общей сложности 507 врачей общей практики, по крайней мере, на одном последующем УЗИ достигли размера 10 мм; из которых 210 (41,4%) изначально были меньше 6 мм, а 297 (58,6%) имели размер от 6 мм до менее 10 мм. За 1549 человеко-лет наблюдения не было диагностировано GBC. Из них 163 (32,2%) подверглись холецистэктомии с окончательным патологическим доказательством отсутствия рака.

Стабильный размер полипа в течение 1 года зарегистрирован у 4162 человек (11.6%), на 3 года в 1795 г. (5,0%) и на 5 лет в 880 г. (2,5%). У тех, кто также прошел последующие УЗИ (2137 [51,3%] для 1-летней стабильности, 1036 [57,7%] для 3-летней стабильности и 505 [57,4%] для 5-летней стабильности), риск последующего роста прогрессировал более время параллельно с риском у тех, у кого нет начального периода стабильности (рис. 2B и рис. 2C; eTable 3 в Приложении). После периода начальной стабильности риск достижения порога 10 мм также увеличивался с течением времени (рис. 2E и рис. 2F; электронная таблица 3 в приложении).У одного пациента (<0,1%), полип которого оставался стабильным в течение 3 лет, впоследствии развился ГБК.

Приблизительно 1 из 6 пациентов (5721 из 35856) врачей общей практики подвергся холецистэктомии в период нашего исследования, и только у 14 из 5721 (0,2%) были обнаружены гистологические признаки ГБК. Кумулятивная вероятность холецистэктомии по размеру показана на рис. 2 в Приложении. Большинство холецистэктомий было выполнено в первые 2 года. Для полипов размером 10 мм и более кумулятивный показатель составил 37.3% (95% ДИ, 35,2%-39,5%) через 2 года, 39,8% (95% ДИ, 37,5%-42,1%) через 4 года и 43,9% (95% ДИ, 41,2%-46,7%) через год 10. Общая доля холецистэктомий у пациентов с полипами и без них составила 16,0% (5721 из 35856) и 19,1% (111781 из 586357) соответственно ( P  < ,001).

Мы обнаружили, что 6,0% членов KPNC с диагнозом GBC имели предшествующее УЗИ брюшной полости, что соответствует показателю 5,8% среди взрослого населения в целом. Кроме того, мы обнаружили, что одинаковые пропорции взрослых имели GBC (0,053% против 0,054%), независимо от того, показало ли первоначальное УЗИ GP. Оба вывода предполагают, что не может быть общей связи GP с GBC и что GP являются случайной находкой. Исключением могут быть аденоматозные полипы, хотя эта ассоциация еще не полностью очерчена.

Хотя у пациентов с более крупными полипами частота ГБК была выше, чем у пациентов с меньшими полипами, развитие ГБХ в этой подгруппе было все еще низким.Большая часть GBC присутствовала в течение первого года, что, вероятно, представляло распространенный рак. Полипы размером менее 10 мм почти никогда не ассоциировались с будущим GBC, а полипы размером 10 мм и более лишь изредка ассоциировались с GBC после первого года и не ассоциировались после четвертого года (рис. 1 в Приложении). Этот низкий уровень последующего рака, по-видимому, не был связан с профилактическим удалением желчных пузырей, учитывая, что даже для самых больших полипов кумулятивная вероятность холецистэктомии достигала 37. 3% на 2-й год и минимально увеличился после этого (т.е. до 43,9% на 10-й год). Частота GBC в еще более крупных полипах вызывает семантические вопросы, учитывая, что они могут быть описаны как массы, а не полипы, как показано в ряде наших случаев.

Мы обнаружили, что полипы, обнаруженные с помощью УЗИ, росли с низкой скоростью, но со временем этот рост не прекращался. Следовательно, увеличивающийся процент достиг порогового размера 10 мм с течением времени, что, как и ожидалось, чаще случалось с полипами, которые изначально были большими.Важно отметить, что этот рост не был связан с будущим GBC; ни у одного из 507 пациентов с меньшими полипами, выросшими до 10 мм и более, впоследствии не был диагностирован рак, несмотря на 1549 человеко-лет наблюдения.

Наши результаты ставят под сомнение рекомендации европейских обществ по последующему наблюдению за терапевтами. 14 Требуют последующего наблюдения через 1, 3 и 5 лет для полипов размером менее 6 мм и через 6 месяцев и ежегодно в течение 5 лет для полипов размером от 6 до 9 мм. Холецистэктомия рекомендуется при размерах полипов 10 мм и более и при росте полипов не менее 2 мм. Наше исследование предполагает, что рост с течением времени является естественным течением ГП и что даже стабильность в течение 5 лет не гарантирует последующую стабильность. Кроме того, мы не нашли доказательств того, что этот последующий рост был связан с GBC.

Наши результаты подтверждают позицию Американского колледжа радиологии о том, что полипы размером менее 7 мм не нуждаются в последующем наблюдении, и предполагают, что это может относиться и к полипам размером от 7 мм до менее 10 мм. 10 Для подтверждения этого подхода необходимы дальнейшие исследования. Ограниченная стратегия 1 или 2 контрольных УЗИ в последующие год или 2 года должна обеспечить адекватную уверенность, если это необходимо. В противном случае количество ежегодных УЗИ, необходимых для выявления GBC, огромно. Например, при полипах размером менее 10 мм потребуется 95 624 УЗИ после первого года для выявления 1 ГБК (коэффициент 1,05 на 100 000; диапазон 0–3,10). Для полипов размером 10 мм и более холецистэктомия все еще может быть рекомендована, но выход при раке будет низким (8 из 2055 [0,000].4%] в нашем исследовании), и это должно быть включено в уравнение риска и пользы. Плодотворной областью исследований было бы определение того, следует ли использовать более высокий порог размера, и определение гистологии этих более крупных полипов, чтобы ограничить хирургическое вмешательство пациентам с аденоматозными полипами.

Наше исследование также поднимает вопросы для дальнейших исследований, чтобы подтвердить и проанализировать факторы риска для роста в GP. Неясно, является ли более медленный рост более крупных полипов реальностью или артефактом измерения (например, систематическими ошибками при округлении в большую или меньшую сторону).Если исследования подтвердят, что индекс коморбидности Чарлсона действительно связан с большим ростом, механизмы (например, воспалительное состояние) еще предстоит выяснить.

Сильные стороны и ограничения

Наше исследование имеет несколько сильных сторон. Насколько нам известно, это, безусловно, крупнейшее отдельное исследование GP на порядок, оно намного превышает общую популяцию GP и имеет более длительное наблюдение, чем метаанализ 2016 года. 8 ,9 Наше население было многонациональным и представляло собой население Северной Калифорнии в целом. 15 Мы избежали систематической ошибки отбора, включив все ультразвуковые исследования, независимо от показаний, проведенные в нашей популяции в течение периода исследования, за исключением указанных исключений. Наблюдение за нашей популяцией в целом было полным. Как предоплаченная организация по поддержанию здоровья, у наших участников нет стимула получать медицинскую помощь в другом месте; если они получают эпизодическую или неотложную помощь в другом месте, они возвращаются в нашу организацию для обычного лечения, и их диагнозы фиксируются.

Наше исследование также имеет несколько ограничений. Мы рассматривали только полипы, обнаруженные на УЗИ, с сопутствующими вероятными ошибками оператора в интерпретации. В то же время это преимущество, поскольку именно с этим сценарием сталкиваются врачи при принятии решения о проведении наблюдения.

В большинстве случаев последующее определение отсутствия GBC основано на визуализации и клинических критериях. Мы не можем исключить наличие GBC, который не был обнаружен. Однако продолжительность наблюдения говорит против этого: 13236 пациентов находились под наблюдением не менее 5 лет, а 4923 пациента — не менее 10 лет.Кроме того, в 5707 случаях мы имели окончательное подтверждение отсутствия ГБЦ, т. е. образец патологии после холецистэктомии.

В задачи данного исследования не входило определение причин выполнения холецистэктомии в этой когорте, и неясно, как это изменит наши результаты. Также было невозможно зафиксировать показания для УЗИ, потому что они не были закодированы, и также неясно, как показания повлияют на естественное течение ГП.

Наши результаты показывают, что естественное течение ГП со временем увеличивается. Полипы размером менее 10 мм очень редко ассоциировались с GBC, и даже полипы размером 10 мм или больше редко. Большинство видов рака были диагностированы в течение первого года после диагностики полипов и, скорее всего, были распространенными видами рака. Наличие или отсутствие полипов в целом, по-видимому, не влияет на долю GBC. Наше исследование ставит под сомнение стратегию мониторинга полипов для упреждающего обнаружения GBC. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить полезность более высокого порога размера для рекомендации холецистэктомии, а также практичность и полезность определения того, являются ли ГП аденоматозными.

Принят к публикации: 11 марта 2020 г.

Опубликован: 18 мая 2020 г. doi:10.1001/jamanetworkopen.2020.5143

Открытый доступ: -BY Лицензия. © 2020 Szpakowski J-L et al. Открытие сети JAMA .

Автор, ответственный за переписку: Жан-Люк Шпаковски, доктор медицинских наук, отделение гастроэнтерологии, Kaiser Permanente, 39400 Paseo Padre Parkway, Fremont, CA 94538 (jeanlucszp@gmail. ком).

Вклад авторов: Д-р Шпаковски и г-жа Такер имели полный доступ ко всем данным исследования и несут ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Оба автора.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Оба автора.

Составление рукописи: Szpakowski.

Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания: Оба автора.

Статистический анализ: Оба автора.

Получено финансирование: Szpakowski.

Административная, техническая или материальная поддержка: Szpakowski.

Надзор: Шпаковский.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

Финансирование/поддержка: Исследование финансировалось Программой социальных пособий Kaiser Permanente Северной Калифорнии.

Роль спонсора/спонсора: Спонсор не участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

Дополнительные взносы: Наоми Рафф, доктор философии (RuffDraft Communications), предоставила помощь в редактировании, финансируемую Permanente Medical Group.

5. Адсей Ви, Джанг КТ, Роа Джей Си, и другие. Внутрихолецистозные папиллярно-тубулярные новообразования (ВЦНП) желчного пузыря (неопластические полипы, аденомы и папиллярные новообразования размером ≥1,0 ​​см): клинико-патологический и иммуногистохимический анализ 123 случаев.  Ам Дж. Сург Патол .2012;36(9):1279-1301. doi: 10.1097/PAS.0b013e318262787cPubMedGoogle ScholarCrossref 7.Tsuchiya К, Учимура М. Коллективный обзор 503 случаев небольших полиповидных образований (максимальный диаметр менее 20 мм) желчного пузыря: распределение размеров при различных заболеваниях и глубина карциноматозной инвазии.  Нихон Шокакибё Гаккай Засси . 1986;83(9):2086-2087. PubMedGoogle Scholar9.Elmasry М, Линдоп Д, Данн ДФ, Малик Х, Постон ГДж, Фенвик SW.Риск малигнизации полипов желчного пузыря, обнаруженных на УЗИ: систематический обзор.  Инт. J Surg . 2016;33(Pt A):28-35.PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Sebastian С, Араужо С, Нейтлих JD, Берляндия ЛЛ. Управление случайными находками на КТ и МРТ брюшной полости и таза, часть 4: информационный документ Комитета по случайным находкам II ACR по находкам желчного пузыря и желчевыводящих путей. J Am Coll Radiol . 2013;10(12):953-956. doi: 10.1016/j.jacr.2013.05.022PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Corwin МТ, Зиверт Б, Шейман РГ, Кейн РА. Случайно выявленные полипы желчного пузыря: необходимо ли диспансерное наблюдение? долгосрочный клинический и ультразвуковой анализ 346 пациентов.  Радиология . 2011;258(1):277-282. doi:10.1148/radiol.10100273PubMedGoogle ScholarCrossref 13. Андерсон Массачусетс, Аппаланени V, Бен-Менахем Т, и другие; Комитет по стандартам практики Американского общества желудочно-кишечной эндоскопии (ASGE).Роль эндоскопии в оценке и лечении пациентов с билиарной неоплазией.  Гастроинтест Эндоск . 2013;77(2):167-174. doi:10.1016/j.gie.2012.09.029PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Wiles Р, Тоэни РФ, Барбу СТ, и другие. Лечение и последующее наблюдение полипов желчного пузыря: совместные рекомендации Европейского общества гастроинтестинальной и абдоминальной радиологии (ESGAR), Европейской ассоциации эндоскопической хирургии и других интервенционных методов (EAES), Международного общества пищеварительной хирургии — Европейская федерация (EFISDS) и Европейского Общество желудочно-кишечной эндоскопии (ESGE). Евро Радиол . 2017;27(9):3856-3866. doi: 10.1007/s00330-017-4742-yPubMedGoogle ScholarCrossref

Болезни желчевыводящих путей Симптомы и лечение

Заболевания желчевыводящих путей относятся к заболеваниям, поражающим желчные протоки, желчный пузырь и другие структуры, участвующие в производстве и транспортировке желчи.

Желчь — это жидкость, вырабатываемая печенью и способствующая пищеварению. Желчь оттекает из печени через желчные протоки в первую часть тонкой кишки или двенадцатиперстной кишки и, в конечном итоге, обратно в желчные протоки и печень.Если какой-либо проток в этой сложной системе заболевает или блокируется, это может привести к ряду серьезных заболеваний.

Факторы риска

Наследственность, пожилой возраст, ожирение, диета с высоким содержанием жиров, определенные желудочно-кишечные заболевания и прием некоторых рецептурных препаратов могут увеличить риск развития желчных заболеваний.

Симптомы возможного заболевания желчевыводящих путей

Хотя симптомы могут различаться при заболеваниях желчевыводящих путей, симптомы, общие для многих заболеваний, включают:

  • Желтуха (пожелтение кожи и белков глаз)
  • Боль в животе, особенно в верхней правой части живота под грудной клеткой
  • Тошнота или рвота
  • Потеря аппетита, которая может привести к потере веса
  • Усталость
  • Лихорадка или озноб
  • Зуд
  • Светло-коричневая моча
  • Жирный или глиняный стул

Обнаружение и диагностика

Проведенные тесты различаются в зависимости от предполагаемого заболевания желчных протоков. Однако тесты, обычно выполняемые для диагностики многих заболеваний желчных протоков, могут включать:

  • Анализы крови
  • Функциональные пробы печени
  • УЗИ
  • Эндоскопическое УЗИ
  • Компьютерная томография (КТ)
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ)
  • Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ)
  • Биопсия печени

Лечение

  • Лекарства/антибиотики: Пациентов лечат лекарствами для увеличения оттока желчи из печени, а антибиотики используются для лечения инфекций.
  • Гепатопортоэнтеростомия: Операция по дренированию желчи из печени при закупорке желчных протоков.
  • Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ): Эта процедура может помочь выявить и удалить желчные камни из желчных протоков.
  • Холецистэктомия: Центр расстройств пищеварения GW предлагает лапароскопическую холецистэктомию с одним разрезом (удаление желчного пузыря). Во время этой процедуры хирурги работают через один порт, расположенный в разрезе пупка пациента, который имеет три отдельных отверстия.Гибкий порт позволяет хирургам одновременно оперировать тремя лапароскопическими инструментами. Эта операция может привести к тому, что шрам будет невидимым или едва заметным, по сравнению с традиционными лапароскопическими операциями, которые могут оставить три-четыре небольших, но видимых шрама. Кроме того, некоторые пациенты, перенесшие лапароскопическую операцию с одним разрезом, имеют более короткое пребывание в больнице и используют значительно меньше обезболивающих препаратов.

Профилактика

Заболевания желчевыводящих путей, вызванные камнями в желчном пузыре, можно предотвратить путем хирургического удаления желчного пузыря.Образование камней в желчном пузыре также можно предотвратить, придерживаясь хорошо сбалансированной диеты, поддерживая здоровый вес и регулярно занимаясь физическими упражнениями.

Отчет о болезни и обзор литературы

Двойной желчный пузырь является редкой врожденной билиарной аномалией, но дополнительный желчный пузырь, возникающий из левого печеночного протока, является более редкой врожденной аномалией. Мы сообщаем о случае двойного желчного пузыря с аденокарциномой и желчными камнями, который был диагностирован до операции с помощью эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ), а затем подтвержден открытой лапаротомией.Представлен обзор литературы.

1. Введение

Двойной желчный пузырь — очень редкая врожденная аномалия желчевыводящих путей, встречаемость которой составляет один случай на 4 000 5 000 человек [1]. Мы сообщаем об одном редком случае двойного желчного пузыря, при котором пузырный проток возникает из левого печеночного протока. Насколько нам известно, в мире было зарегистрировано четыре случая двойного желчного пузыря, в котором двойной желчный пузырь возникает из левого печеночного протока, но не было сообщений о случае, в котором дополнительный желчный пузырь был бы осложнен не только желчными камнями, но и аденокарциномой.

2. История болезни

Пациент, 75-летний мужчина, обратился в нашу больницу примерно за месяц до этого с основными жалобами на повторную эпигастралгию и потерю массы тела. В ноябре 2009 года поступил в нашу больницу для детального обследования и лечения. На момент поступления признаков анемии и желтухи не было, живот был плоским, без болезненных ощущений. Лабораторные данные были в норме.

Ультрасонография и компьютерная томография (КТ) брюшной полости показали, что основной желчный пузырь в норме, без камней.Кистозная структура (40,1 мм 31,3 мм 17,3 мм) наблюдалась в верхнем отделе основного желчного пузыря. Он был заполнен камнями и мусором (рис. 1).


Магнитно-резонансная холангиопанкреатография (МРХПГ) показала результаты, сходные с результатами УЗИ и КТ, но сообщение между кистозной структурой и печеночным протоком определить не удалось (рис. 2). При эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) правый печеночный проток и левый печеночный проток сдавлены влево и вправо соответственно, а при дополнительном введении рентгеноконтрастного материала визуализировался добавочный желчный пузырь с множественными камнями между левым и правым печеночными протоками ( Рисунки 3(а) и 3(б)).


С помощью холангиографии через эндоскопический назобилиарный дренаж (ЭНБД) можно было визуализировать пузырный проток и дополнительный желчный пузырь, отходящие от левого печеночного протока (рис. 3(c) и 3(d)). С помощью позитронно-эмиссионной компьютерной томографии (ПЭТ-КТ) можно визуализировать кистозную структуру, напоминающую желчный пузырь, между левой и правой долями печени вместе с накоплением F18-фторрадезоксиглюкозы (F18-FDP) (рис. 4). С помощью гастроэндоскопии и колоноскопии причину эпигастралгии установить не удалось.


На основании вышеизложенных данных, свидетельствующих о возможности наличия камней и карциномы в добавочном желчном пузыре, в ноябре 2009 г. была выполнена открытая холецистэктомия.

После хирургического удаления основного желчного пузыря была обнаружена половина добавочного желчного пузыря. внедряться в печень. Добавочный желчный пузырь можно было отделить от печени, но поскольку отделение добавочного желчного пузыря от левого и правого печеночных протоков было затруднено из-за сильного воспаления, добавочный желчный пузырь был вскрыт и после исключения в нем камней стенка добавочного желчного пузыря было максимально удалено. Убедившись в выходе пузырного протока в сторону добавочного желчного пузыря, была выполнена перевязка (рис. 5). Оставшуюся стенку желчного пузыря коагулировали пучком аргона. В резецированном добавочном желчном пузыре наблюдалась хорошо дифференцированная тубулярная аденокарцинома с инфильтрацией в субсерозный слой (рис. 6).


Пациент выписан, но сейчас проходит послеоперационную химиотерапию амбулаторно.

3. Обсуждение

Двойной желчный пузырь — редкая врожденная аномалия, описанная в 2 случаях (0.02%) среди 9921 случая вскрытия и в 3 случаях (0,03%) среди 9970 случаев при рентгенологическом исследовании [1]. Бойден классифицировал двойной желчный пузырь на два типа; Тип Y, при котором два пузырных протока соединяются в общий желчный проток, и тип Н, при котором два пузырных протока по отдельности соединяются в общий желчный или печеночный проток. Классификация Harlaftis et al. [2] определяет на основе морфологии и эмбриогенеза две основные группы и третью смешанную группу. Первый характеризуется наличием единственного пузырного протока, впадающего в общий желчный проток (тип I, то есть группа расщепленных зачатков).Группа добавочного желчного пузыря характеризуется двумя пузырными протоками, открывающимися отдельно в желчное дерево (тип 2, то есть группа добавочного желчного пузыря). Последним является тип 3, смешанная группа, которая не попадает в два предыдущих типа (рис. 7).


Сингх и др. [4] в своем обзоре 2006 г. 148 случаев двойного желчного пузыря, зарегистрированных в соответствии с классификацией Harlaftis et al. к типу 1 относились 16 случаев (10,8%) подтипа перегородчатого желчного пузыря, 14 случаев (9.5%) двухлопастного или V-образного подтипа и 36 случаев (24,3%) Y-образного подтипа, принадлежащего к типу 2, было 72 случая (48,6%) H или протокового подтипа и 4 случая (2,7%) трабекулярного подтипа. соединяется с правым печеночным протоком, но не соединяется с левым печеночным протоком.

Кроме того, в 1969 г. Gross [3] в своем отчете о врожденных аномалиях желчного пузыря рассмотрел 28 случаев двойного желчного пузыря и провел классификацию по типу A-F (рис. 8). Он представил случай, связанный с левым печеночным протоком, как тип E.После этого Горецки и соавт. [5] сообщили о случае двойного желчного пузыря у 69-летней женщины с камнями в обоих желчных пузырях, при этом добавочный желчный пузырь отходил от левого печеночного протока, но пузырный проток не визуализировался. В 2009 году Ким и соавт. [6] сообщили об удвоении желчного пузыря с камнями из левого печеночного протока у 78-летнего мужчины через 10 лет после открытой холецистэктомии. Явной спиральной структуры пузырного протока в данном случае выявить не удалось.


Наш случай, по-видимому, соответствует типу H, описанному Бойденом, типу 3 или типу 2 (левотрабекулярный подтип), описанному Harlaftis et al.и тип E, о котором сообщил Гросс. Таким образом, это четвертый зарегистрированный случай, когда добавочный желчный пузырь выходит из левого печеночного протока (рис. 9). В добавочном желчном пузыре есть не только камни, но и аденокарцинома. Пузырный проток также можно было наблюдать с помощью визуализации.


Ультрасонография брюшной полости и КТ доступны как простой метод визуализации двойного желчного пузыря, и можно определить наличие массы, но связь с желчным деревом остается неясной.По МРХПГ расположение образования по отношению к желчевыводящим путям можно определить лучше, чем при КТ и УЗИ, но трудно определить, действительно ли оно объединено с желчевыводящими путями. ЭРХПГ является инвазивной процедурой, но путем введения рентгеноконтрастного материала и тщательного наблюдения за ходом введения можно визуализировать пузырный проток и прилегающий к нему дополнительный желчный пузырь. Для оценки билиарного дерева это наиболее ценный диагностический метод.Кроме того, в нашем настоящем случае с помощью ЭРХПГ с последующей холангиографией через трубку ENBD можно было подтвердить наличие пузырного протока, соединяющегося с левым печеночным протоком и желчным пузырем с множественными камнями. Кроме того, с помощью ПЭТ-КТ наблюдалось аномальное накопление F18-фтордеоксиглюкозы, что свидетельствует о наличии карциномы желчного пузыря.

Двойной желчный пузырь часто обнаруживают случайно или при осложнениях желчнокаменной болезни и холецистита. Сопутствующими симптомами являются потеря аппетита, тошнота, рвота и эпигастралгия.Кроме того, в нашем случае основными жалобами были потеря аппетита и эпигастралгия без отклонений в лабораторных данных, а гастроэндоскопия и колоноскопия не выявили основной причины. По наблюдаемым симптомам сопутствующими считались осложнения желчнокаменной болезни и холецистита.

Известны случаи двойного желчного пузыря, которым была выполнена успешная лапароскопическая холецистэктомия [7, 8], но для типа I по классификации Harlaftis et al. также возможна лапароскопическая холецистэктомия.При 2-м типе вероятность повреждения желчных протоков и печеночной артерии высока, а успешных случаев лапароскопической холецистэктомии мало [9, 10]. В нашем случае в связи с отхождением добавочного желчного пузыря из левого печеночного протока с подозрением на осложнение карциномы была выбрана открытая лапаротомия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.