Что чувствует человек под наркозом: 19 слегка безумных примеров того, что говорят и чувствуют люди под наркозом

Содержание

19 слегка безумных примеров того, что говорят и чувствуют люди под наркозом

В больницах веселого мало, но есть люди, которые найдут повод посмеяться над собой в любой ситуации. И тогда любые грустные переживания превращаются в байки для дружеских посиделок, будь то история о ежиках, которые так и не принесли шампанское, или случай с вежливой пациенткой, вдруг превратившейся в Годзиллу.

Мы в AdMe.ru на славу повеселились, читая истории пользователей Pikabu и Reddit, испытавших на себе действие общей анестезии, а потом, конечно, написали про это статью.

  • Я анестезиолог, и вот две мои любимые истории. Первый пациент, выходя из наркоза: «Я в аду?» Я говорю: «Нет, вы просто в больнице». На что он отвечает: «Звучит как то, что сказал бы дьявол. А ну, считай обратно от 100, чтобы доказать, что ты - это не он!» А второй гладил мою волосатую руку, пока я вводил ему анестезию, и бормотал: «Вы купили такой классный ковер...» © electric_dolphin
  • Я после операции на аппендиксе уверял хирурга, что я инспектор по проверке операционных, специально ложусь на операции для контроля.
    Так неделю и пробыл там с прозвищем Инспектор. © KaiBrunenG
  • В старших классах мне делали операцию на колене. После нее я проснулась в реанимации, где лежали еще 6–7 таких же страдальцев, приходящих в сознание. Я лежала растерянная и сонная, когда две медсестры шли мимо, толкая тележку с компьютером. Они стояли надо мной и печатали на компьютере, когда одна из них нервно зашептала: «Мы должны подключить эту штуку, иначе она сдохнет». Я подумала, что это про меня, и стала орать медсестрам, чтобы они отключили там все, но нашли, куда подключить меня. Оказывается, они говорили про разряжающуюся батарею на ноутбуке. По-видимому, уровень смертности от операции на колене довольно низок. © dreadpirateryan13
  • Мой брат думал, что манжета для измерения кровяного давления на его руке - это ручной осьминог, и просил нас заехать в зоомагазин, чтобы купить питомцу корм. © Mars_Arbiter
  • Моя соседка по палате, выходя из наркоза, бормотала, что она пьяный летчик с планеты Сатурн.
    © Uragankatrina88
  • Мне мерещилось, что я марионетка, у меня длинные конечности, скрепленные шарнирами и изломанные во всех направлениях, и что я подвешена за все свои нити. Я так орала от страха, что муж в коридоре решил, что меня режут без анестезии! © AngelsSilence
  • Мне соседка по палате после операции под наркозом сказала, что я очень похожа на ее кошку, и просила, чтобы я еще и еще улыбнулась. И смеялась. © lutaosk
  • Я хирург. Как-то оперировал милую миниатюрную женщину. Анестезия перед операцией не подействовала, добавили еще, и она отключилась со словами: "Я ветеринар, но никогда раньше не усыпляла лошадь". Когда она проснулась, то начала хватать все вокруг: катетер, маску для лица, медсестер, пыталась встать с кровати. Мне удалось удержать ее, хотя она оказалась сильнее, чем я ожидал. И все же такое поведение в порядке вещей. Но через пару часов мне в панике позвонила медсестра. Когда я прибежал в палату, женщина стояла на кровати, вопя и размахивая руками, словно Годзилла, а персонал пытался схватить ее.
    Ей ввели дополнительный наркоз. Через некоторое время пациентка сказала, что хочет встать с кровати, чтобы покурить. Пришлось срочно заказать ей в аптеке антиникотиновую жвачку с доставкой! © Dr_D-R-E
  • После операции я отходил уже в палате. Сначала рычал, как лев: мне и правда казалось, что я лев! А потом требовал воду и вилку, потому что без вилки пить нельзя. © MGBOZZ
  • Я медсестра, и мой самый любимый тип пациентов - с фантазией. Они видят забавные вещи. Везут из операционной больного, а он смотрит в никуда и говорит: "Марина! Я Атлантиду видел! А там русалки! А у русалок хвост! А кругом лед... Они же примерзнут!"

    © KiraAtybrc

  • Во время введения анестезии я безуспешно пыталась узнать название препарата, который мне вводят. После наркоза проснулась и строго спросила: "Что мне вводили и когда мне вернут трусы?" © LampaKota
  • Перед операцией в палате сделали укол и на каталке повезли в операционную. Пока ехал, мне казалось, что я носом цепляюсь за потолок. И светильники по стенам ездили. © eag1394
  • Я был в чудном мире, где все было из кубиков, выдвигалось и задвигалось. Я тоже был кубиком и наслаждался кубической жизнью. Я понимал, что кубики рядом - мои друзья, я знаю их с квадратных пеленок. А потом картинка стала размываться, проступила розетка на стене больницы. И тут я понял, что я человек. Мне хотелось обратно в кубики: там было так хорошо! © romanoFFF
  • А я помню, что, перед тем как уснуть перед операцией, сказала доктору: "У вас пахнет синей краской". Он очень удивился. © psheva
  • За неделю до операции на плече меня бросила невеста, и я очень переживал. Мой анестезиолог оказался очень милым человеком: рассказал, что будет происходить, и даже утешил по поводу моего расставания. В операционной, засыпая, я посмотрел ему прямо в глаза, назвал его именем моей девушки и заявил: "Я все еще люблю тебя!" Я не помнил этого, но он рассказал мне. Коллеги называли его именем моей бывшей до конца операции.

    © DoctorWhoToYou

  • Я во время отхода от наркоза яростно отрицала, что замужем, и упорно называла свою девичью фамилию. Говорила: "Не может быть!" © GooGoosha89
  • Моя соседка по палате, отходя от наркоза, бормотала с разной степенью интенсивности и громкости: "Ежики меня подвели - шампанское не принесли". © pangey.a
  • У меня были трудные роды, я была в полубреду от боли. Вместе с новой сменой врачей пришел другой анестезиолог и пообещал, что сейчас мне станет хорошо. Я не знаю, что он мне вколол, но он оказался прав. Мой новый друг держал меня за руку, пока я рожала, так что после появления ребенка на свет я попыталась убедить мужа, что нам нужно немедленно отказаться от запланированного имени для малыша и назвать его именем анестезиолога. © onelittlechickadee
  • После наркоза меня спрашивают:
    - Как тебя зовут?
    - Антон.
    - Где живешь?
    - Отвалите, сам дойду.
    - Гы-гы-гы, норм, жить будет. © Avylor

Бонус

  • Перед операцией ко мне зашла медсестра и спросила, есть ли у меня вопросы. Я ответил: "Есть. Я не понял, зачем мне нужно было сбривать все волосы на теле, включая брови, если вы собирались всего лишь вырезать мне грыжу?" Она испугалась и спросила, кто именно велел мне сделать это. У меня общая алопеция, поэтому волос нигде нет, так что я не упустил повода пошутить. © Trippm86

А у вас или ваших знакомых был подобный опыт?

Общий наркоз - что происходит и как подготовиться | Публикации

Особенности проведения процедуры общего наркоза

Во время применения наркоза врач-анестезиолог постепенно погружает человека в глубокий сон, при котором пациент находится в бессознательном состоянии.

При погружении в наркоз пациент проходит через три стадии:

  • Аналгезия. На этом этапе снижается чувствительность, наблюдается нарушение дикции. Специалист может проводить только простые, не провоцирующие острую боль, операции.
  • Возбуждение нервной системы. Этап, на котором учащается пульс, заметно ускоряется сердцебиение, появляется легкая дыхательная аритмия, тонус в мышцах повышается, наблюдается расширение зрачков.
  • Хирургическая стадия. На этом этапе человек пребывает в состоянии глубокого сна, отсутствует восприимчивость к боли любого уровня интенсивности.

Привлечение квалифицированного врача-анестезиолога к проведению процедуры под общим наркозом является необходимым условием в мировой практике.

Подготовка к процедуре общего наркоза

Наша задача  – обеспечить вам полную безопасность и комфорт при проведении операции, исследования или лечения. Перед процедурой следует проконсультироваться со специалистом-анестезиологом.

Наши врачи внимательно изучат вашу ситуацию: наличие хронических и инфекционных заболеваний, аллергий, последние вакцинации и наличие беременности, а при необходимости направят на дополнительные обследования, которые можно пройти в каждой из наших поликлиник в Сергиевом Посаде, Хотьково, Пушкино и Королёве.

Если к применению общей анестезии противопоказаний не обнаружится, доктор расскажет об особенностях подготовки к процедуре.

За 6 часов до применения общего наркоза принятие пищи и жидкости строго рекомендуется ограничить.

Соблюдение рекомендаций врача позволит специалистам провести процедуру анестезии и операцию наиболее комфортно для вас. После лечения вы будете находиться под контролем наших высококвалифицированных специалистов в течение двух часов.

Наркоз – это вредно?

В медицинском сообществе  считается, что применение современных анестетиков (а именно они используются в Сети Семейных Поликлиник) – один из самых безопасных видов анестезии (в сравнении, например, с спинальной или эпидуральной анестезией). Для того, чтобы вхождение пациента в наркоз и пробуждение были комфортными, врачи используют сочетанную анестезию. К такой анестезии относится, например закись азота и пропофола, что позволяет исключить вероятность наступления побочных эффектов и имеет меньше противопоказаний.

Сны во время наркоза

Если Вы пациент, готовящийся к анестезии, наверняка Вас волнует вопрос о том, что с Вами будет происходить во время наркоза. Будете Вы видеть галлюцинации, кошмары или свет в конце тоннеля?

Смеем Вас разубедить. Врачи-анестезиологи Сети Семейных Поликлиник, имеющие опыт работы более 29 лет, утверждают, что при использовании общего наркоза с применением современных анестетиков, пациенты, как правило, видят приятные сны, а процесс пробуждения от наркоза не вызывает головных болей и других побочных явлений. Главное – прийти к врачу в спокойствии и без лишних страхов, а остальное сделает за Вас врач.

Что испытывают люди, внезапно проснувшиеся во время операции, и почему это происходит?: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Общая анестезия нужна для того, чтобы сделать медицинские процедуры безболезненными. Однако в исчезающе редких случаях она дает сбой, и больной может внезапно проснуться во время операции. Находясь в парализованном состоянии, он не в силах пошевелиться или хотя бы открыть глаза. К своему ужасу, человек чувствует каждое касание скальпеля, не имея возможности подать сигнал бедствия. Что на самом деле испытывают люди при интранаркозном пробуждении и в чем причина этого феномена — в материале «Ленты.ру».

Донна Пеннер из канадского города Альтона так и не смогла оправиться от психологической травмы, полученной 13 лет назад. В 2008 году, незадолго до своего 45-летия, она столкнулась с обильным кровотечением во время менструации и обратилась за медицинской помощью.

Врач направил ее на диагностическую лапароскопию — хирургическую операцию, при которой в животе пациента делается надрез для изучения органов брюшной полости на наличие травм или болезней. Пеннер успокоили, что опасаться нечего, так как ее ждет рядовая процедура. Однако что-то пошло не так, и женщина очнулась за считанные секунды до того, как хирург сделал первый надрез скальпелем.

Из-за нейромышечных блокирующих препаратов, применяемых одновременно с анестезией, тело Пеннер полностью парализовало. Она находилась в сознании и чувствовала, как хирург делает надрезы на ее животе. И пока врачи исследовали ее тело, пациентку пронизывала неописуемая боль. «Я думала: "Вот и все, вот так закончится моя жизнь, прямо здесь на операционном столе, и семья никогда не узнает, что я испытала в последние несколько часов своей жизни, потому что никто даже не заметит, что со мной происходило», — признавалась канадка.

Донна Пеннер

Фото: из личного архива

Болезненные воспоминания до сих пор не дают ей спокойно спать. По несколько раз за ночь она просыпается от кошмаров. Пеннер перестала носить одежду и аксессуары, перетягивающие шею, поскольку из-за них ей кажется, что она задыхается. То, что ей пришлось испытать незадолго до юбилея, она называет пожизненным приговором, который вряд ли можно отменить.

Медицинский случай Пеннер, бесспорно, редкий, однако не единичный. Исследование с участием 260 человек, проведенное в 2017 году анестезиологом Висконсинского университета Робертом Сандерсом, показывает, что около пяти процентов пациентов могут прийти в сознание на операционном столе, несмотря на то, что их погрузили в наркоз.

Правда, из-за действия анестезии многие из пациентов в конечном счете забывают об опыте интранаркозного пробуждения. Сейчас врачам как никогда важно исследовать подобные случаи, учитывая, как часто анестезию применяют при лечении больных.

Только в одной Великобритании за год применяют почти три миллиона анестезий. Я допускаю, что прямо сейчас в какой-нибудь части мира пациент находится в сознании во время операции

Питер Одор

регистратор больницы святого Георгия в Лондоне

Анестезиология появилась два века назад и стала настоящим прорывом в мире медицины. 16 октября 1846 года практиковавший в Бостоне стоматолог Уильям Мортон первым в мире успешно провел эфирный наркоз при удалении подчелюстной опухоли у пациента Гилберта Эббота. Несмотря на то что пациент все еще мог бормотать себе под нос, он уже не чувствовал боли, — лишь слабое ощущение того, что его кожу «царапают мотыгой».

В России первую операцию под наркозом провел товарищ Николая Пирогова по профессорскому институту, Федор Иноземцев, в феврале 1847 года. Неделей позже операцию с применением обезболивающего сделал и сам Пирогов. Вскоре он принял участие в военных действиях на Кавказе. Там он впервые в истории медицины начал оперировать раненых под эфирным наркозом. Всего хирург провел около 10 тысяч операций с эфирным обезболиванием.

До появления наркоза операция считалась крайним и самым жестоким способом лечения пациента. При этом области, в которых хирург мог практиковать, были строго ограничены: малая хирургия, ампутация конечностей, иссечение некротизированных тканей и удаление камней из мочевого пузыря. Брюшная полость и грудная клетка были запретными зонами.

Многие пациенты умирали на операционном столе, не выдерживая боли. Некоторые больные выживали только благодаря тому, что из-за агонии теряли сознание

Успешность операции без наркоза определялась лишь скоростью хирурга. Однако с появлением общей анестезии хирургия перешла на новый уровень. Теперь врачи могли оперировать больных медленнее, а значит, аккуратнее и точнее. Анестезиология позволила лечить и запретные зоны. Со временем эфир стали заменять на более современные ингаляционные анестетики.

В настоящее время у анестезиологов есть широкий ряд обезболивающих препаратов. Выбор того или иного средства, как и доза, зависят от процедуры и нужд конкретного больного.

Уильям Мортон проводит первый в мире наркоз (16 октября 1846 года)

Как правило, перед хирургами стоит задача не ввести пациента в бессознательное состояние, а снизить или полностью блокировать чувствительность определенной части тела. К примеру, для «заморозки» нижней половины тела используется региональное обезболивание: спинальная или эпидуральная анестезия. Чаще всего ее применяют во время родов, операций на мочевом пузыре и эндопротезировании тазобедренного сустава.

Препараты, которые вводят в организм пациента во время общей анестезии внутривенно или ингаляционно, полностью отключают сознание. Под наркозом человек не чувствует боли и чаще всего испытывает амнезию. Точные механизмы общей анестезии по сей день до конца не изучены. Существует теория, что анестетики притупляют нейромедиаторы — вещества, регулирующие работу мозга.

К примеру, краткосрочное снотворное средство пропофол используют при общей анестезии в качестве седативных препаратов. Оно усиливает работу гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) — важнейшего тормозного нейромедиатора центральной нервной системы.

Материалы по теме

00:03 — 29 июня 2019

За стеклянной стеной

Девочка росла изгоем из-за загадочной болезни. Она не могла говорить за пределами дома

00:04 — 4 октября 2019

«Вполне возможно, анестезия мешает активной передаче информации», — рассуждает анестезиолог из университета штата Висконсин Роберт Сандерс. В таком случае разум отключается, превращаясь в выключенный телевизор, не способный обрабатывать и реагировать на сигналы организма.

Однако анестезиологу важно учитывать много факторов при лечении каждого пациента. Специалист может использовать один препарат, чтобы ввести больного в медикаментозную кому, и другой, чтобы поддерживать это состояние. Кроме того, важны возраст и комплекция пациента, курил ли он, какие лекарства принимал, а также причина болезни, чтобы определить необходимую дозировку.

Врачи нередко вводят пациентам миорелаксанты — лекарства, снижающее тонус мускулатуры вплоть до полного обездвиживания человека. К примеру, в Великобритании почти половина общих наркозов включает и нейромускульные блокаторы. Эти лекарства временно парализуют больного, чтобы исключить вероятность спазмов и рефлекторных движений во время операции.

Анестезиология уже более 170 лет творит чудеса, спасая жизни миллионов людей. Однако, как и при других медицинских процедурах, в ней есть осложняющие факторы. Некоторые люди имеют высокий порог чувствительности к анестетикам. В таком случае лекарства не снижают активность головного мозга, и человек продолжает находиться в сознании. В сложных случаях, например, при ранениях с большой потерей крови, врачу приходится обходиться меньшими дозами анестетиков, чтобы не усугубить состояние пациента.

В некоторых случаях пациент может пошевелить конечностями и даже заговорить, чтобы предупредить хирурга о том, что препараты не подействовали. Однако, если больному ввели миорелаксанты, подать сигнал уже невозможно. Именно по этой причине небольшой процент людей становятся заложниками своего тела и находятся в сознании на операционном столе. Чаще всего, они слышат звуки и чувствуют боль, но не могут позвать на помощь.

Пеннер вспоминает, как волновалась перед лапароскопией, хотя в прошлом ей уже делали операции под наркозом, и все проходило без каких-либо проблем. Ее завезли в операционный блок, поместили на стол и ввели первую дозу медикаментов. Вскоре она начала проваливаться в сон, успев подумать: «Ну все, подействовало».

Когда канадка пришла в сознание, она услышала, как медсестры суетятся вокруг операционного стола. Пеннер почувствовала прикосновение к животу и решила, что обследование закончилось и медперсонал протирает ее кожу. «Я подумала: "Ну вот, а ты понапрасну переживала"», — рассказывает она. И тут она к своему ужасу услышала, как хирург попросил медсестру подать ему скальпель. Операция еще не закончилась, вдруг осознала она. В действительности, она еще даже не началась.

Следующее, что почувствовала пациентка, — острую боль от вонзившегося в тело ножа. Она отчаянно пыталась пошевелиться и заговорить, но из-за миорелаксантов ее тело было обездвижено.

Я чувствовала себя такой… такой беспомощной. Я ничего не могла сделать. Ни пошевелиться, ни закричать, ни открыть глаза. Я пыталась плакать, чтобы слезы стекали по щекам, надеясь, что они заметят это и поймут, что что-то не так. Но у меня не получалось заплакать

Пеннер направила все силы на то, чтобы пошевелить одной ступней, и в результате ей это удалось. Канадка почувствовала облегчение, когда медсестра прикоснулась к ее ноге рукой. Однако не успела она пошевелить ступней снова, медработница убрала руку. Пациентка трижды попыталась привлечь к себе внимание, но безрезультатно. «Я утратила всякую надежду, осознав, что у меня есть только один способ коммуникации, но даже он не работает», — признается она.

Фото: Christopher Furlong / Getty Images

Казалось, сразу после операции ее мучения должны были закончиться. Но как только эффект миорелаксантов начал сходить на нет, Пеннер начала шевелить языком возле вставленной в горло трубки. Таким образом она хотела намекнуть персоналу, что все это время она находилась в сознании.

Медработник понял ее послание иначе и преждевременно достал трубку, через которую поступал кислород — до того, как миорелаксанты окончательно перестали действовать и ее легкие заработали самостоятельно. «Я лежала на операционном столе, и он забрал то, что удерживало меня на плаву, мой кислород. Я не могла дышать», — говорит она.

Пеннер начала терять сознание, и в этот момент ей, по ее словам, показалось, что она чувствует присутствие Бога. К счастью, ее снова подключили к кислородному аппарату, после чего она очнулась в слезах

Воспоминания о пережитом и чувство незащищенности по сей день преследуют женщину. Психологическая травма вынудила ее временно уйти с работы и взять больничный отпуск. «Сложно сидеть дома и видеть, как соседи выходят по утрам из дома, садятся в свои машины и уезжают на работу, и осознавать, что я не могу», — жаловалась она в 2019 году в интервью.

Существуют различные организации по всему миру, исследующие подобные инциденты. Однако считается, что отделение «Реестр осведомленности в вопросах анестезии» в научно-исследовательском университете штата Вашингтон проводит наиболее детализированный анализ. Работая с 2007 года, университетская организация собрала информацию о сотнях медицинских случаев интранаркозного пробуждения.

И хотя все истории строго анонимны, они проливают свет на этот малоизученный феномен. Почти все пациенты, пережившие непреднамеренное пробуждение от общей анестезии, говорили, что слышали голоса и другие звуки.

«Я уcлышал песни в одном жанре и пытался понять, почему мой хирург выбрал именно его», — вспоминает один из больных. Другой пациент отметил, что тоже слышал разные голоса, и ему показалось, что люди взволнованы. «Они говорили, что теряют меня», — пересказал он.

Фото: BSIP / Universal Images Group via Getty Images

Более 70 процентов тех, кто пережил интраоперационный выход из наркоза, жаловались на болезненные ощущения. «Я почувствовал острую боль и жжение от четырех разрезов, ощущалось как порез пальца острым ножом, — вспоминает пациент. — И затем жгучая, невыносимая боль».

Именно парализующее действие миорелаксантов пугает пациентов больше остального. По рассказам больных, из-за блокаторов мышц у человека создается ощущение, что он перестает дышать. И ко всему этому — опустошающая беспомощность. «Про себя я кричал что-то вроде: "Неужели они не понимают, что я не сплю, открой глаза и подай им сигнал"», — отмечал один из пострадавших. Паника обостряется тем, что переживающие интранаркозное пробуждение пациенты не знают, что с ними происходит, и думают, что они умирают.

К счастью, судя по статистике, подобные инциденты происходят действительно крайне редко.

Одним из самых крупных и подробных исследований стал пятый проект национального аудита, проведенный британскими и ирландскими ассоциациями анестезиологов. Согласно договоренности, каждая государственная больница в Великобритании и Ирландии должна была в течение года сообщать о любых известных ей случаях интранаркозного пробуждения.

Результаты, опубликованные в 2014 году, показали: этот феномен встречается у одного из 19 тысяч пациентов, перенесших общую анестезию. При этом, если при наркозе вводили парализующие препараты, интраоперационный выход из наркоза происходил чаще — у одного из восьми тысяч больных — поскольку люди не могли предупредить врачей о проблеме.

Материалы по теме

07:22 — 16 января 2015

Очень страшная сила

Фотогалерея самых знаменитых жертв страсти к улучшению собственной внешности

00:03 — 12 октября 2018

Тяжелая рука

Хирург годами убивал и калечил пациентов. Никто не знал, как его остановить

Полученные данные и экспертные мнения подтверждают, что риск испытать интранаркозное пробуждение — исчезающе мал. Однако Питер Одор из больницы Святого Георгия в Лондоне считает, что результаты исследования недостаточно корректны, чтобы на их основе оценивать риски общей анестезии.

Проект национального аудита учитывал истории только тех пациентов, которые пожелали поделиться пережитым опытом. По мнению Одора, многие пострадавшие просто не смогли или не захотели рассказывать о полученной во время операции травме, чтобы оставить негативные воспоминания в прошлом.

Помимо этого, анестетики могут провоцировать у пациентов провалы в памяти. «Анестезирующие препараты нарушают способность запоминать, — говорит Одор. — И доза, которую используют, чтобы притупить память, меньше, чем та, что применяется для выведения человека из сознания». Из этого следует, что больший процент людей также мог выходить из наркоза во время операции, но после забывать об этом.

Для исследования этого феномена эксперты используют то, что они называют техникой изолирования руки. Во время инъекции анестезии плечо пациента перетягивают ремнем, который не позволяет миорелаксантам блокировать руку. Благодаря этому какое-то время больной все еще может шевелить рукой и отвечать на вопросы врача: находится ли он в сознании и чувствует ли боль.

В одном из крупнейших исследований такого рода анестезиолог из университета штата Висконсин Роберт Сандерс сотрудничал с коллегами из шести больниц в США, Европе и Новой Зеландии. Из 260 пациентов, участвовавших в опытах, 4,6 процента подтвердили, что все еще находились в сознании, несмотря на действие общей анестезии.

Полученные данные идут вразрез с показателями, отмеченными в рамках проекта национального аудита 2014 года. Примерно четыре из десяти пациентов, к которым применяли технику изолированной руки, — 1,9 процента всей исследуемой группы — также заявили, что чувствовали боль. Эти результаты ставят под сомнение этический аспект использования анестезии.

Всякий раз, когда я говорю с практикантами, я обсуждаю с ними этот философский вопрос. Если пациент ничего не запомнит, стоит ли об этом волноваться?

Роберт Сандерс

анестезиолог из университета штата Висконсин

По словам Сандерса, на сегодняшний день не существует доказательств, что пациенты, которые реагируют на боль во время экспериментов с перетягиванием руки ремнем, но не помнят о пережитом позже, не испытывают посттравматическое стрессовое расстройство и другие психологические проблемы, например, как в случае с Пеннер. Ведь если человек не испытывает в таком случае пагубных последствий и ничего не помнит, можно подумать, что интранаркозное пробуждение — пусть и неприятный, но чаще всего не вызывающий опасений опыт.

Сандерс решил провести опрос среди обычных людей и был удивлен, услышав неоднозначные мнения. Поразительно большое число опрошенных заявили, что они отнеслись бы к такому внезапному выходу из наркоза спокойно, если болезненный опыт наверняка исчезнет из их памяти после пробуждения.

Я считаю, что пациент надеется, что он будет находится без сознания; и как исследователи, которые хотят разобраться в механизмах этого явления, а также как врачи, желающие оказать качественную помощь и оправдать ожидания пациента, мы обязаны изучить этот процесс и выяснить, каково истинное влияние интранаркозного пробуждения на человека, а также узнать, каким образом мы можем уменьшить вероятность его проявления

Роберт Сандерс

анестезиолог из университета штата Висконсин

Бесспорно, различные статьи и исследования на тему интранаркозного пробуждения могут напугать пациентов, готовящихся к операции. Некоторые даже отказываются от наркоза и последующего лечения, чтобы избежать возможных последствий общей анестезии. Однако следует помнить, что риск внезапного выхода из медикаментозного сна крайне низок.

Медики убеждены, что этот феномен должен быть известен как можно большему числу людей. В некоторых случаях, описанных в медицинских журналах, пациенты не знали о существовании такого феномена и при пробуждении были убеждены, что умирают. Возможно, при большей осведомленности больные смогут менее болезненно пережить этот опыт.

Большая осведомленность в этом вопросе может также помочь врачам лечить пациентов, переживших интранаркозное пробуждение. Многие больные, в том числе Пеннер, утверждают, что их поведение на операционном столе воспринималось врачами неверно.

Фото: Klar / ullstein bild via Getty Images

Согласно исследованию ученых из университета штата Вашингтон, 75 процентов пациентов, переживших незапланированное пробуждение от анестезии, остались недовольны реакцией персонала на их жалобы. 51 процент людей утверждали, что ни анестезиолог, ни хирург не выразили им сочувствия. Лишь 10 процентов пострадавших сказали, что больница принесла им свои извинения, и только 15 процентов были направлены к специалистам, которые помогли им справиться с психологической травмой.

Когда Пеннер попыталась сообщить о произошедшем медсестрам, они в недоумении стояли и молчали. «Никогда не забуду выражения их лиц — казалось, они были в полном шоке, — говорит она. — Они не знают, что делать в подобной ситуации». Канадка считает, что медики должны больше изучать этот феномен.

Пеннер надеется, что дальнейшие исследования интранаркозного пробуждения помогут лучше понимать действие общей анестезии и, как следствие, сократить число случаев внезапного пробуждения во время операции. Ученые считают, что при более глубоком изучении медикаментозного сна врачи смогут использовать этот феномен во благо пациентов.

Клинические исследования подтверждают, что некоторые виды лечебного гипноза благоприятно влияют на пациентов. Таким образом, анестезия может стать идеальным способом ввести пациента в состояние гипнотического транса. И хотя головной мозг погружается в глубокий сон под действием анестетиков, доказано, что некоторые области продолжают функционировать, к примеру, слуховая зона. Это позволяет предположить, что врачи могут коммуницировать с находящимся без сознания пациентом прямо во время операции

Исследований, изучающих эту теорию, крайне мало, однако Дженни Розендаль и ее коллеги из университетской больницы в городе Йена, Германия, пытались собрать все имеющиеся доказательства. Их метаанализ показал небольшое, но значительное улучшение послеоперационных симптомов у пациентов, в частности, тошноты и рвоты, а также меньшее использование морфина в период реабилитации.

Немного окрепнув после полученной травмы, Пеннер вызвалась помогать канадским университетам распространять среди врачей информацию об интранаркозном пробуждении и наиболее эффективных методах лечения пациентов. «Я хочу, чтобы они были подкованы, — подчеркивает она. — Ведь когда операция идет не по плану, нужно знать, как реагировать; это крайне важно для благополучия пациента».

«Он рыжий! Конечно всё пойдёт через задницу!» анестезиолог — о приметах, наркотиках и потере памяти 27 декабря 2019 года | НГС55

— А такое происходит?

— Такое может произойти, так что, это, скорее правда, чем миф. Но, опять же, и здесь есть свои нюансы. Если пациент оперируется в сознании, то выболтать свои секреты он может только по собственной инициативе. Если же пациент находится под седацией, то чаще всего ему выполняется какой-нибудь из методов защиты дыхательных путей, чтобы пациент мог нормально дышать. Либо вводится трубочка, либо устанавливается специальная маска-воздуховод, которая прижимает язык, чтобы пациент дышал. Поэтому, даже если пациент захочет нам какой-то секрет рассказать, у него рот закрыт, дыхательные пути открыты, сказать он ничего не сможет.

— То есть, хирурги и анестезиологи, оперируя преступников, не становятся хранителями их секретов?

— Ну, в моём опыте ещё такого не было! Хотя, преступники к нам периодически попадают! Причём, это всегда такая забавная картина. Привозят человека, и с ним приезжает целый взвод охраны (полиция либо УФСИН). Они всегда такие суровые, в форме и с пулемётами, с автоматами. И какого-нибудь щупленького дедушку, прикованного к кровати, всего в татуировках, как правило, приводят. Человек лежит в реанимации, или готовят его к операции, и они всегда присутствуют, периодически меняются. И всегда делают всё с таким видом, как он будто он сейчас в мгновение ока подскочит, побежит и начнёт всех резать-убивать! Вот буквально недавно был какой-то человек, который из 70 лет почти 60 провёл за решёткой. Он мне своих секретов тоже не рассказал.

— Но это правда, что под анестезией человек своё поведение не контролирует, и может начать нести откровенную чушь?

— Это — да. Иногда удивляет, откуда в человеке такое берётся. Безобидного вида человек начинает вдруг громко материться, угрожать, нести какие-то пахабные вещи. Одни начинают петь. Один дядька, помню, прям хорошо так пел... Многие молятся, особенно религиозные люди, мусульмане. Кто-то стихи читает. Кто-то пытается втянуть медиков в обсуждение. Недавно у нас был случай. Врачи у нас в отделении уже преклонного возраста, к 80-и годам есть и дяденьки, и тётеньки. И была пациентка, которая умудрилась втянуть хирурга в политическую полемику. То ли про Крым, то ли про забастовки она говорила, не помню. И анестезиолога-женщину это так за душу взяло, что они на протяжении всей операции очень бурно обсуждали политическую ситуацию! Хирурги даже нервничать начали, чтобы доктор не отвлёкся и не ушёл в разговор с головой. Но всё прошло хорошо. Вот так у нас прошла операция с политическими дебатами в операционной. Каждый врач — тоже человек со своими тараканами!

— Разве подобное поведение пациента не отвлекает?

— Это может сильно отвлекать. Особенно не то, чтобы отвлекает, а раздражает, когда начинают говорить под руку и задавать вопросы касательно операции. Но все вопросы, которые пациент может задать, ничего, кроме раздражения операционной бригады вызвать не могут. Потому что всё, что нужно будет знать, пациенту расскажут до или после операции, а не во время. Поэтому я часто люблю пациентам, которые ещё находятся в сознании, надевать наушники и включать музыку, которую они любят. Это сразу решает две проблемы. Во-первых, человек отвлекается от окружающей обстановки и успокаивается. Он находится с закрытыми ушами и не слышит ничего, что происходит вокруг. Вдруг санитарка уронила тазик, а ему покажется, что это его по ноге ударили, и он испугается. А во-вторых, он концентрируется на музыке и не задаёт раздражающих вопросов, что вообще считается плохой приметой.

— У анестезиологов тоже есть свои приметы?

— Да, и самая популярная плохая примета, это когда пациент начинает спрашивать, сколько будет длиться операция! Это вообще вопрос такой, на который заранее ответить довольно сложно. Иногда бывает так, что операция, которая должна была длиться двадцать минут, растягивается. Потому что абсолютно одинаковых пациентов нет, все разные. Мы же не штампованные детали. Ещё один нехороший вопрос: «Какие препараты вы мне сейчас будете вводить?» Или: «А кто будет меня оперировать?» Хотя об этом, вообще-то, заранее известно. А ещё очень часто пожилые тучные пациентки говорят: «У меня вен нет!» «Вот у меня вен нет, вы сейчас будете ковыряться!» Во-первых, анестезиолог — человек, который выполняет одну и ту же манипуляцию каждый день по много раз. Он уверен в своих силах. А во-вторых, мы же знаем, что вены есть! Только они скрыты под толщей жира. Ещё раздражает, когда начинают учить: «У меня вот здесь вот вена, и вон там вот вена хорошая! Колите туда!» В такие моменты хочется ответить: «Молчи, женщина! Я сам найду!»

Наркозы | Центр Эндохирургичеких технологий

В современном обществе почти каждому человеку рано или поздно приходится столкнуться с наркозом и испытать на себе, что это такое. Неведомое всегда вызывает беспокойство. Выяснить достоверную информацию о наркозе из научно-популярной литературы очень сложно. От того, что показывают в кино и описывают в художественных книгах, некоторых впечатлительных людей просто пугает. Подавляющее количество фильмов, где затрагивается медицинская тематика, профессионал смотреть просто не может. Ясно, что нужно заинтересовать зрителей, но такое просто нельзя снимать. Наркоз для человека не связанного с медициной – это большая таинственная область со своими слухами и домыслами.

У специалистов наркоз называют анестезиологическим пособием, потому что, это очень обширное понятие. Работа анестезиолога это не только сделать внутривенный укол или наложить на лицо маску (как представляют большинство обывателей). Основная задача анестезиолога защитить пациента от операционного стресса в целом и боль это только одна из его составляющих. Анестезиолог должен не только сделать так, чтобы вам не было больно и страшно, но и поддержать ваш организм во время и после операции, подстраховать вас от всяких случайностей. Это защитник, а не агрессор. Смысл анестезиологической помощи в том, чтобы уменьшить риск операции, а не увеличить его, минимализировать влияние операции на организм, а не усугублять его. То есть операция с наркозом должна быть безопаснее и безвреднее, чем операция без наркоза. Прогресс хирургии за последние полтора века обеспечен в основном прогрессом анестезиологии и интенсивной терапии. Многие операции в «доанестезиологическую» эпоху были просто невыполнимы, на другие можно было решиться только по жизненным показаниям, потому что сама операция представляла собой серьезную угрозу.

А что сегодня? Чего стоит бояться, чего нет? Каковы реальные риски, которым подвергает себя человек, решившийся на операцию. Как их минимализировать, не будучи специалистом. Как нужно вести себя, чтобы все было хорошо.

Чтобы принять правильное решение в любой ситуации, главное-информация, знание. Панический ужас, основанный на мифах и слухах, такой же плохой советчик, как наивная беззаботность.

Сначала разберемся в терминологии.

Анестезия. В дословном переводе — состояние бесчувственности. Очень широкое понятие, которое необходимо детализировать.

Местная анестезия. Проводится путем введения местного анестетика, вещества блокирующего проведение болевого импульса по нервному волокну, непосредственно в зону операции. Анестетик наносится либо в виде аппликации на слизистую или кожу, либо, чаще, путем инфильтрации, т. е. шприцевого введения в ткани. Создается как бы подушка из местного анестетика, в пределах которой и оперирует хирург.

Проводниковая, регионарная анестезия. Местный анестетик вводится около нервного ствола. Происходит временное «выключение» нервного проводника, обратимое обезболивание и обездвиживание в зоне его «ответственности». Блокируются либо нервные сплетения, либо нервные корешки, отходящие от спинного мозга. В последнем случае это либо спинальная, либо эпидуральная (перидуральная) анестезия. При спинальной анестезии анестетик вводится под оболочку, которая, как мешок, покрывает спинной мозг (твердая мозговая оболочка, dura mater). Спинной мозг внутри нее плавает в спинномозговой жидкости, ликворе. С этой жидкостью и смешивается анестетик. При эпидуральной анестезии твердая мозговая оболочка не прокалывается, анестетик вводится в так называемое эпидуральное пространство, заполненное клетчаткой, через которое проходят нервные корешки. Следует особо подчеркнуть, что ни игла, ни анестетик не вводится в сам спинной мозг или нервные сплетения, а около них. Чаще всего эти виды анестезии проводятся в поясничном отделе позвоночника, куда спинной мозг не спускается.

Общая анестезия или наркоз. Это состояние глубокого сна, когда человек ничего не чувствует, в том числе боль. В зависимости от того, каким путем вводятся средства для наркоза, выделяется внутривенная анестезия и ингаляционная( анестетик вдыхается). Часто пути введения анестетиков комбинируются. Если анестетик вдыхается через маску при самостоятельном дыхании пациента-это масочный наркоз. Для обеспечения проходимости дыхательных путей и их защиты в дыхательное горло(трахею) может вводиться специальная трубка — это интубационный или эндотрахеальный наркоз. С той же целью может использоваться так называемая ларингеальная маска, тоже трубка, но с надувной маской на конце, которая охватывает гортань. Во время наркоза кроме средств, вызывающих сон и обезболивание, часто применяются миорелаксанты-препараты, вызывающие расслабление скелетных мышц. Это позволяет обеспечить хирургам удобные условия для работы, не вводя чрезмерных количеств анестетиков.

Внутривенная седация. При этом виде анестезиологического пособия вводится снотворный препарат в таких дозах, чтобы не вызвать наркоз, а только успокоение, дремотное, психологически комфортное состояние, иногда поверхностный сон. При этом сама по себе седация не вызывает обезболивания. Ее задача убрать страх, тревогу. Как правило она сочетается с местной или регионарной анестезией. В ходе операции пациент доступен контакту, у него самостоятельное адекватное дыхание, он может глотать, кашлять, выполнять инструкции врача. Он заторможен, но ведет себя вполне адекватно. Операция ему кажется короче, иногда полностью стирается из памяти. В целом, это похоже на состояние между сном и бодрствованием, которое все мы испытываем, когда ночью засыпаем.

Как уже говорилось, анестезиологическое пособие должно не увеличивать риск операции, а снижать его. Каков же риск самой анестезии? Любое действие в нашей жизни сопряжено с каким-то риском. Важна его степень. За последние 25 лет риск для жизни при проведении наркоза снизился более чем в 10 раз. Сейчас он статистически, по разным оценкам, 1/100 000-200 000. Для наглядности — риск в течении года попасть под колеса поезда выше, риск погибнуть в автокатастрофе несоизмеримо выше. При этом 1/200 000 это, средние величины. Риск повышается при выполнении экстренных операций, при выполнении травматичных операций ( кардиохирургия, нейрохирургия, онкология, пересадка органов и т.д.), при выраженной сопутствующей патологии и в пожилом возрасте. В плановой, малотравматичной хирургии, не сопряженной с массивной кровопотерей и травмой жизненно важных органов, риск ниже. То есть о нем можно просто не думать. Опасности, подстерегающие нас в повседневной жизни, значительно больше. Все вроде бы замечательно. Но есть одно «но». Значительное снижение риска наркоза произошло не само по себе, оно обусловлено целенаправленным внедрением в анестезиологию стандартов безопасности, современной техники и анестетиков. Эти стандарты включают в себя: постоянное присутствие в операционной анестезиолога с достаточным уровнем квалификации, постоянный мониторинг целого ряда показателей: артериального давления, электрокардиограммы, частоты сердечных сокращений, насыщения крови кислородом, концетрации вдыхаемого кислорода и газообразных анестетиков, концентрации углекислого газа в выдыхаемой смеси, температуры тела и т.д. Кроме того, наркозно-дыхательный аппарат должен отслеживать объем вдыхаемой смеси, минутный объем вентиляции, давление в дыхательных путях, герметичность дыхательного контура и сигнализировать о возникающих отклонениях.

Нельзя нарушать определенные правила, просто нельзя и все. Эксперименты тут недопустимы. Экспериментировать нужно на мышах. К людям должны применяться проверенные методики. Всякая аналогия хромает, но сравнение с авиацией в данном случае будет уместно. Самолет является самым безопасным видом транспорта, но только в том случае, если это хороший самолет хорошей авиакомпании с грамотным пилотом в кабине. В авиации разработана целая система мер безопасности. Соблюдать их дорого и хлопотно, зато самолеты в этом случае не падают. Наркоз не является естественным, физиологичным состоянием человека. Поэтому он потенциально опасен. Но точно так же для человека не является естественным состояние полета. Тем не менее, мы все каждый год летаем, часто по многу раз. Одним словом, если это возможно, выберите себе клинику, где не жалеют средств на анестезиологию и безопасность, и забудьте о риске. Думайте о более приятных вещах.

Панический, ни на чем не основанный страх перед наркозом иногда приводит к тому, что люди принимают неправильные, даже трагические решения. Отказываются от необходимых операций, диагностических процедур. Изводя себя беспочвенной тревогой, не замечают настоящих угроз. Тот, кто шарахается от теней, рискует упасть в канаву.

Выбор вида анестезии. Нельзя сказать в общем, какой вид анестезии лучше, какой хуже. Выбор метода анестезии зависит от характера, объема, длительности операции, исходного состояния здоровья пациента, его анатомических, физиологических и характерологических особенностей. Анестезиолог должен подобрать метод анестезии, оптимальный именно для вас в данной конкретной ситуации. Осведомленность анестезиолога во всех нюансах этого выбора объективно на несколько порядков выше вашей. Поэтому естественно довериться в этом выборе ему. Но он обязан обосновать этот выбор, подробно и в доступной форме объяснить преимущества и недостатки того или иного вида анестезии, сообщить вам о возможных осложнениях. Если клиника позиционирует себя, как хирургическая, в ней должна быть обеспечена возможность проведения всех основных современных методов анестезии. Ведь любая местная анестезия или «маленький наркозик» всегда могут перейти в «большой». Должна быть обеспечена возможность маневра, гибкой тактики. От этого зависит ваша безопасность. Если вам упорно предлагают какой-то один вид анестезии, например местную анестезию с седацией, это может настораживать — не исключено, что в этой клинике просто экономят на анестезии. Часто можно предложить несколько альтернативных вариантов обезболивания, тогда выбор остается за вами. Например, абсолютным противопоказанием для проведения эпидуральной или спинальной анестезии является нежелание пациента. Вас не могут заставить их выбрать, но могут постараться объяснить их преимущества.

Особенно хочется остановиться на некоторых устойчивых стереотипах, касающихся выбора анестезии. Местная инфильтрационная анестезия несомненно является самой безопасной, но только в определенных пределах, только при выполнении небольших операций. Как и все препараты, местные анестетики безобидны только в определенной дозе. При превышении ее они становятся грозными ядами, возникают такие осложнения, как нарушения сердечного ритма, значительное снижения артериального давления, судороги с нарушением дыхания, кома. Если выполняется обширная операция, то перед хирургом встает альтернатива: или снизить концетрацию местного анестетика (тогда пациенту будет просто больно), или превысить максимально допустимую дозу местного анестетика. То есть либо неполноценная анестезия, либо недопустимый риск. Кроме того, во многих областях хирургии проведение полноценной местной анестезии просто невыполнимо. Собственно поэтому и пришлось в свое время разрабытывать методы общей анестезии. Токсическое действие местных анестетиков может проявиться и без превышения дозы, при случайном введении анестетика не в ткани, а в сосуд. Тогда концетрация местного анестетика в крови резко возрастает со всеми вытекающими последствиями. Развившееся тяжелое состояние иногда неверно интерпретируется врачом как «анафилактический шок». Истинный анафилактический шок, то есть бурная аллергическая реакция, конечно, встречается, но вовсе не так часто, как в нашей медицинской статистике. «Золотым стандартом» при выполнении небольших хирургических операций во всем мире становится местная анестезия с умеренной внутривенной седацией, которую проводит анестезиолог. Пациент при этом не в состоянии наркоза, он дремлет, адекватен, может отвечать на вопросы. Такой подход позволяет, с одной стороны, сделать операцию комфортной для пациента, уменьшить тревогу, страх, с другой стороны, присутствие анестезиолога на операции значительно уменьшает риск всевозможных непредвиденных обстоятельств. Такой метод анестезии часто практикуется в амбулаторной хирургии.

При больших, длительных операциях разумной альтернативы наркозу или проводниковой анестезии нет. Выбор между общей анестезией с самостоятельным дыханием (обычно в обиходе называемой внутривенной анестезией) и интубационным наркозом тоже не так прост. Людей страшит интубационная трубка, искуственная вентиляция легких. Внутривенный наркоз представляется безобиднее. «Ну там, введут чего -нибудь в вену, я посплю, и все». Между тем, во время внутривенного наркоза с самостоятельным дыханием и интубационного наркоза вводятся практически одни и теже препараты. Все они в той или иной степени угнетают самостоятельное дыхание. Поэтому наркоз без интубации и искуственной вентиляции легких возможен только при непродолжительных операциях и при свободном, неограниченном доступе анестезиолога к дыхательным путям пациента, чтобы он всегда мог помочь пациенту дышать. «Маленький» внутривенный наркоз может в любой момент перейти в интубационный, все для этого должно быть готово. Понятно, когда хирурги работают в области лица и головы, доступ этот ограничен. Заранее введенная интубационная трубка (или установленная ларингеальная маска) как раз и призвана обеспечить безопасность пациента, полную управляемость ситуации. В данном случае риск интубационного наркоза ниже, чем внутривенного или с применением лицевой маски. Интубационный наркоз позволят гарантированно обеспечить адекватную вентиляцию пациента, кроме того гораздо проще обеспечить стабильное артериальное давление на нужном уровне. Если анестезиолог рекомендует интубационный наркоз, он заботится прежде всего о Вашей безопасности. Зачастую интубационный наркоз позволяет ввести пациенту даже меньше анестетиков, чем это было бы сделано в той же ситуации при внутривенном наркозе. Введение интубационной трубки или установку ларингеальной маски вы не почувствуете, вы уже будете в наркозе. Их уберут, как только вы начнете просыпаться, скорее всего вы не вспомните этого момента. После больших травматичных операций в других областях хирургии наркоз иногда намеренно продлевают после окончания операции и продолжают искуственную вентиляцию легких. Это связано с тяжелым состоянием пациента и необходимостью временного протезирования его дыхательной функции. Иногда после интубационной трубки пациент какое- то время чувствует в горле дискомфорт, першение. Все эти симптомы проходят через несколько часов, редко через сутки.

Перидуральная и спинальная анестезия чаще применяются при операциях ниже реберной дуги, хотя и в грудной хирургии они нашли свое место. Риск при проведении этих методов анестезии сопоставим с риском при наркозе. Осложнения очень редки, но крайне неприятны для пациентов-это различные неврологические нарушения в зоне анестезии. Главное в их профилактике-опытные руки анестезиолога и использование наборов для анестезии и анестетиков только самого высокого качества. У этих методов есть определенные преимущества в некоторых областях хирургии, например в акушерстве. Перидуральная анестезия может быть продолжена и после операции. При травматичных операциях это позволяет эффективно решать проблему послеоперационного обезболивания, быстрой активизации пациента, что очень важно для достижения окончательного хорошего результата лечения.

О вреде наркоза. Современные анестетики малотоксичны. Они, конечно, не могут быть совершенно безразличны для организма, как и все медикаменты, но прямого повреждающего действия на печень, почки, мозг и другие органы не оказывают. Изменения, происходящие под их воздействием в органах, незначительны и быстрообратимы. Это позволило расширить показания для наркоза. Такие процедуры, как гастроскопия, колоноскопия в развитых странах теперь не принято проводить без участия анестезиолога. Появилась возможность оперировать очень пожилых пациентов, пациентов с серьезной сопутствующей патологией. На самом деле, теперь некорректен вопрос: перенесет ли пациент наркоз? Правильнее спросить: перенесет ли пациент операцию? Наркоз не бьет кувалдой по организму, не травит его. Хорошая вечеринка, скорее всего, принесет вашему организму больший ущерб, чем наркоз. Кстати, этиловый спирт в свое время пытались использовать в качестве анестетика, вводя его в вену. Он ведь и усыпляет, и обезболивает, это всем известно. В принципе, этанол — это анестетик. Но оказалось, что он слишком токсичен и плохо управляем.

Все, что сказано выше, относится к современным анестетикам. В нашей стране ситуация с обеспечением ими лечебных учреждений довольно пестрая. Зачастую анестезиологам приходится работать с тем, что есть в наличии. Отсюда всякие доморощенные » коктейли» и неудовлетворенность пациентов наркозом.

Несмотря на свою низкую токсичность, современные анестетики безопасны только в руках хорошо обученного специалиста, оснащенного соответствующей аппаратурой. Дело в том, что все они, в той или иной степени, вызывают угнетение самостоятельного дыхания, влияют на гемодинамику, то есть на артериальное давление, тонус сосудов, производительность сердца. Для того и нужен анестезиолог, чтобы применить анестетики вам во благо, а не во вред. Жутким примером ненадлежащего применения средств для наркоза является нелепая смерть Майкла Джексона. Он умер от дипривана (он же пропофол). Препарат этот сейчас является одним из базовых в анестезиологии. Он прекрасно себя зарекомендовал, является одним из самых безопасных и комфортных для пациентов. Но его нельзя применять дома, без постоянного наблюдения анестезиолога и соответствующего мониторинга. Когда я узнал о причине гибели Джексона, я был ошарашен. Как!!! В Штатах!!! Врач!!! Ввел или позволил ввести пациенту пропофол и куда- то ушел!!! Для меня объяснение этой нелепицы только одно: видимо это был «карманный» прикормленный врач, который за деньги мог позволить пациенту делать все, что угодно. Даже если вы очень богаты, никогда не поступайте так. Природа равнодушна к денежным знакам, и очень жестока к тем, кто с ней не считается.

Чего обычно боятся пациенты. Одни боятся не уснуть, другие не проснуться. По порядку. Проблема восстановления сознания во время наркоза сейчас широко обсуждается как в профессиональном кругу, так и в околопрофессиональном. Она действительно есть. Ежегодно в мире проводятся миллионы наркозов. Есть сообщения о том, что пациенты просыпались во время наркоза, некоторые из них даже чувствовали боль. В США посыпались иски. Создана ассоциация людей, перенесших эту серьезную психотравму. Понятно, что некоторые люди просто пытаются заработать, журналисты раздувают тему в погоне за сенсацией. В общем, ажиотаж как всегда гипертрофирован. Но проблема-то есть. Когда и почему такое может случиться? Подавляющее большинство таких случаев зарегистрировано в акушерской практике, кардиохирургии и при очень тяжелой травме. Во всех этих ситуациях анестезиолог выбирает из двух зол меньшее. В акушерстве при проведении наркоза он вынужден думать о том, чтобы не навредить ребенку, не усыпить вместе с мамой и его. Поэтому он стремится ввести анестетиков поменьше. Такая дилемма явилась одной из причин, почему в акушерстве стараются проводить не наркоз, а спинальную или эпидуральную анестезию. При травме состояние пациента бывает настолько тяжелым, что ему нельзя вводить много средств для наркоза, все они снижают давление. Врач пытается спасти пациенту жизнь, и заведомо идет на риск его пробуждения. Такой приоритет естественен и психологически понятен. В кардиохирургии такие ситуации тоже не редки. Чтобы анестезиолог все-таки мог пройти между Сциллой и Харибдой, сейчас все шире внедряются специальные мониторы глубины наркоза. Что касается плановой малотравматичной хирургии, то здесь ситуация гораздо проще. Действия анестезиолога здесь не лимитированы тяжелым состоянием пациента. Имея современные анестетики и аппаратуру можно гарантировать пациенту, что он не проснется во время операции.

Можно ли не проснуться после наркоза? Действие анестетиков прекращается само по себе. Организм их успешно разрушает и выводит. Иногда, после длительных, травматичных оперативных вмешательств, или при очень значительном нарушении функции печени или почек, это происходит не быстро, но все равно происходит. Не проснуться после наркоза нельзя. Трагические случаи комы после операции и наркоза связаны не с прямым действием анестетиков на мозг. Это всегда результат катастрофы. Как правило, кома является следствием нарушения доставки в мозг кислорода. Или дыхание страдает, или кровообращение, или то и другое вместе. Причины могут быть разными. Объективные причины — это кровопотеря, тяжелая инфекция, фатальное поражение сердца или сосудов и т. д. Но это все не про плановую, малотравматичную хирургию. В малотравматичной хирургии оперируются относительно здоровые люди и операции не столь агрессивны. Здесь главное исключить субъективный фактор, ошибку, несчастный случай. Для этого есть правила безопасности, которые должны выполняться неукоснительно.

Наиболее частые осложнения наркоза:

Тошнота, рвота после наркоза. Это бывает. Современная анестезиология обладает серьезным арсеналом средств для профилактики этих осложнений. Частота их несравненно ниже, чем лет 10 назад, но, тем не менее, проблема эта полностью не решена. Вероятность того, что вам придется это испытать, низка, но не равна нулю.

Озноб. Это тоже бывает. Пациент во время операции неподвижен, если она достаточно длительная, он просто охлаждается. С этим борются, но, как и тошноту, озноб не удается исключить в 100 процентах случаев.

Что Вам нужно сделать, чтобы минимализироваать риск наркоза.

Во-первых, если возможно, вам нужно выбрать клинику, где думают о вашей безопасности. Во-вторых, вам нужно заранее и продуктивно пообщаться с анестезиологом. Вы оба заинтересованы в одном и том же: в том, чтобы ваша операция прошла для вас безопасно, безвредно и с максимальным для вас комфортом. Анестезиолог обязательно расспросит вас о вашем здоровье, о хронических заболеваниях, предшествующих операциях. Если вы до этого где- то лечились или обследовались, захватите с собой выписки из истории болезни или данные обследования. Ничего не скрывайте. Вся информация, сообщенная вами — конфиденциальна. Если Вы чем-то больны, не нужно бояться, что ваша операция не состоится из-за ваших болезней. Обсудите это с анестезиологом. Возможно, вам придется пройти дополнительное обследование, консультацию соответствующего специалиста, предварительный курс лечения. Вам откажут, только если операция для вас действительно опасна. В таком случае пытаться прооперироваться во что бы то ни стало не нужно. Вы подвергнете себя серьезному риску. Это уже не мифическая страшилка о «вреде» наркоза, это реальная угроза.

Анестезиолог расскажет вам о предстоящей анестезии, о том что вы почувствуете, о возможных осложнениях.

Задавайте анестезиологу вопросы. Обо всем, что вас страшит, непонятно, все что угодно. Вы должны прийти к вашей операции с ясным пониманием, что вам предстоит. Не стыдитесь самых «глупых» вопросов. Вы не специалист. Вы имеете право знать, что с вами будет. Умный анестезиолог рад любым вашим вопросам. Ему это поможет найти с вами контакт, успокоить вас, познакомиться с вами, как с личностью. Это важно. Лучше поступать в операционную, когда там не чужие люди.

Анестезиолог даст Вам инструкции, как вести себя до и после операции. Эти инструкции не рекомендательны, они обязательны. Эта небольшая статья носит ознакомительный характер. Вы можете задать мне вопросы на нашем сайте. В любом случае, только личное общение с Вашим анестезиологом может дать Вам исчерпывающую информацию о Вашей анестезии.

Для записи на консультацию: e-mail: [email protected], тел.: +7 (391) 297-52-52, 298-91-27

Анестезия

Даже самый осведомленный пациент  волнуется и задается подобным вопросом: а не будет ли мне больно во время и сразу после операции, когда «отойдет» наркоз? Ответ в этом случае может звучать так: благодаря достижениям  анестезиологии (раздел медицинской науки, изучающий различные виды обезболивания и наркоза), любая, даже самая сложная и обширная операция пройдет для пациента безболезненно, безопасно и комфортно.

АНЕСТЕЗИЯ - состояние, при котором на фоне потери или сохранения сознания частично либо полностью утрачиваются ощущения, и поэтому отсутствует боль. В общеупотребительном смысле анестезией называют тот или иной способ избавления пациента от боли в процессе хирургических операций.

Целью анестезиологического обеспечения хирургических вмешательств является адекватная защита организма от операционного  стресса.

Какие виды обезболивания существуют в современной медицине?

Обезболивание или анестезия может быть общей и местной.

Местная анестезия. Она заключается во введении с помощью шприца в зону выполняемой операции или в область периферических нервов, контролирующих болевую чувствительность зоны операции, специального вещества, местного анестетика, которое на время выключает болевую чувствительность. Местная анестезия бывает инфильтрационной (введение анестетика непосредственно в зону разреза и операционных манипуляций), проводниковой (блокада периферических нервов и сплетений, эпидуральная и субарахноидальная анестезия (на уровне спинного мозга) -введение анестетика в область крупных нервов, которые обеспечивают болевую чувствительность в зоне операции, однако сами находятся вне этой зоны). Во время операции под местной анестезией пациент находится в сознании.

Общая анестезия или наркоз заключается во временном выключении центральных зон болевой чувствительности и передачи болевых импульсов в головном или спинном мозге.

Наркоз бывает внутривенный и интубационный.

При внутривенном наркозе в вену пациента вводится препарат, который вызывает выключение центров болевой чувствительности головного мозга и одновременно выключает сознание пациента, сохраняя, как правило, самостоятельное дыхание.

Интубационный наркоз заключается в предварительном временном выключении на уровне головного мозга центральной болевой чувствительности и сознания пациента, временной парализации мускулатуры с последующей интубацией (введением в трахею дыхательной трубки) и осуществлением искусственной вентиляции легких (искусственное дыхание) с помощью специальной дыхательной аппаратуры на все время операции. Такой вид наркоза применяется при обширных операциях где требуется, чтобы мышцы пациента были расслаблены и непроизвольные или произвольные движения не мешали бы хирургу и были бы полностью исключены.

 Особое место среди методов общего обезболивания занимает спинальная (перидуральная) анестезия , которая заключается во введении в спинномозговой канал местных анестетиков различной продолжительности действия, что приводит к временному выключению болевой и тактильной чувствительности, а также двигательной функции ниже места введения. Спинальная анестезия, как правило, дополняется так называемой внутривенной седатацией (медикаментозный сон) и пациент во время операции спит.

Комбинированная анестезия - это широкое понятие, подразумевающее последовательное или одновременное использование различных видов анестезии (инголяционный наркоз с местной анестезией), что позволяет усиливать обезболивание.

Рекомендации по подготовке к анестезии

  • Ограничение на прием пищи и напитков. Запрещается есть или пить что-либо за определенный период времени перед анестезией ( в среднем 8 часов).
  • Ограничения приема лекарств. Если пациент принимает какие-либо лекарственные средства на регулярной основе( при диабете или сердечных заболеваниях), выясняется у анестезиолога, можно ли принимать эти препараты в день накануне и в день выполнения процедуры. Некоторые лекарственные средства могут взаимодействовать с анестетиками и другими лекарственными препаратами, применяемыми для анестезии.
  • Применение некоторых методов психического расслабления (фокусировка на оптимистические и позитивные мысли, расслабление и ослабление напряжение путем концентрации на приятном опыте или успокаивающем месте, медитация).

Непосредственно перед операцией пациенту проводится премедикация — комплексная медикаментозная подготовка к анестезии (на ночь дают снотворное, за 40 мин до операции наркотические анальгетики) .

Цели премедикации: устранить чувство тревоги, страха и волнения; усилить эффективность предстоящей анестезии; предупредить нежелательные побочные явления наркоза.

Каковы особенности выхода пациента из различных видов анестезии и ближайшего послеоперационного периода?

Очень часто пациенты интересуются, что будет с ними, и как они себя будут чувствовать, когда действие анестезии пройдет? Конечно же, это зависит и от вида применявшегося обезболивания, и от вида и объема операции, а также от общего состояния и индивидуальных особенностей болевой чувствительности пациента. После прекращения действия местной анестезии,  пациенты, как правило, испытывают незначительную боль в зоне операционной раны (место операционной травмы не может не болеть). Для снятия этих болей обычно достаточно принять обезболивающее.

После внутривенного и интубационного наркоза пациенты чувствуют себя как после хорошего и глубокого сна, иногда они помнят причудливые сновидения, изредка испытывают головную боль, отмечают тошноту, в единичных случаях рвоту. После интубационного наркоза ощущается першение и чувство дискомфорта в горле, что связано с нахождением там во время операции дыхательной трубки. В первые часы после операции все пациенты находятся под пристальным наблюдением медицинского персонала анестезиологической службы (врач анестезиолог, медсестра-анестезист). Только когда пациент полностью приходит в сознание, он  переводится в обычную палату.

ПОМНИТЕ, ЧТО КВАЛИФИЦИРОВАННОЕ АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ И ПОЛНОЦЕННАЯ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЯВЛЯЮТСЯ ВАЖНЕЙШИМИ КОМПОНЕНТАМИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ!

что чувствуют люди, очнувшиеся от наркоза во время операции и почему такое вообще может произойти

Почти тридцать лет назад Рейчел Бенмайор была на восьмом месяце беременности. У девушки было повышенное давление, и врачи советовали ей соблюдать постельный режим. Несмотря на это, давление становилось все выше, врачи решили сделать кесарево сечение. Рейчел должна была находиться под общим наркозом, но когда хирург сделал первый надрез, она проснулась.

Рейчел казалось, что по ней ездит грузовик. Она слышала все звуки и чувствовала ужасную боль. Позже врачи объяснили ей, что после вскрытия брюшной полости на органы давит воздух. Именно поэтому девушке казалось, что она попала в автокатастрофу.

Каждый день сотни врачей вводят сотни пациентов в состояние наркоза, чтобы провести операцию. Состояние пациента анестезиологи могут контролировать с помощью специальных мониторов. Однако узнать, находится человек в сознании и насколько успешно действует анестезия, сложно.

Рейчел вспоминает, что она слышала голоса, но не могла разобрать речь. Через некоторое время она поняла, что не дышит, и попыталась вздохнуть, но ничего не вышло. Девушке казалось, что она умирает, тогда она не знала, что за нее дышит машина.

— Через некоторое время я начала понимать, что они говорят. Врачи обсуждали свои планы на выходные. Потом один из них сказал: «Посмотрите, вот и ребенок». Тогда я поняла, что нахожусь в сознании во время операции. Я пыталась подать знак медикам, но мое тело было полностью парализовано, — рассказала девушка.

Согласно исследованиям европейских ученых, во время наркоза «просыпается» каждый тысячный пациент. Далеко не все из них чувствуют боль. Однако Рейчел еще долго страдала от панических атак и ночных кошмаров. Ей часто казалось, что она не может дышать.

По мнению врачей, существует несколько групп людей, которые могут очнуться под наркозом. Среди них женщины, полные люди, рыжеволосые и наркоманы. Однако даже это деление не может гарантировать остальным людям безопасность во время наркоза. Ни один врач не сможет с уверенностью сказать вам, что вы не проснетесь во время наркоза.

— Мы пытаемся успокоить людей, — рассказывает врач-анестезиолог.  — Однако нас всегда мучает вопрос: должны ли мы сказать вам, что есть риск смерти во время операции. Ведь не сделав ее, вы точно можете умереть.

Врачи говорят, что попытки пациента сигнализировать о том, что он в сознании, еще больше пугают его. Человек запросто может поверить, что он парализован на всю жизнь, и испытать ужасные эмоции.

Американский психолог Хэнк Беннетт вспоминает, что однажды к нему на прием пришла девушка. Ее мама заметила изменения в поведении дочери после удаления аденоидов. Девочка перестала общаться с друзьями и отстранилась от семьи. Она не могла уснуть по ночам и ужасно боялась темноты. Психолог спросил девочку, может ли это быть связано с операцией.

— Она рассказала, что после наркоза не могла дышать. Многое она не помнит, но после операции постоянно должна убеждаться в том, что у нее будет возможность вздохнуть, — рассказал Хэнк.

Спустя время ребенок вернулся к обычной жизни, но это счастливый случай. По мнению врачей, нужно говорить с пациентом до операции. Рассказать ему, что будет происходить. Следует также поддерживать общение во время операции. Человек может очнуться, понять, что все в порядке и снова уснуть. Многие ученые считают, что успокаивающий голос помогает пациенту, даже если он не понимает, о чем идет речь.

Просыпается во время операции - Создано для этого момента

Осведомленность об анестезии (пробуждение) во время операции

Если вам предстоит серьезная операция, вы, скорее всего, получите общую анестезию и будете без сознания во время процедуры. Это означает, что вы не будете знать о процедуре после того, как подействует анестезия, и не вспомните об этом позже.

Очень редко - только в одной или двух из каждых 1000 медицинских процедур с применением общей анестезии - пациент может осознавать или осознавать.Состояние, называемое осознанием анестезии (пробуждение) во время операции, означает, что пациент может вспомнить свое окружение или событие, связанное с операцией, находясь под общим наркозом. Хотя это может расстраивать, пациенты обычно не чувствуют боли, когда испытывают ощущение анестезии.

Хотя это может расстраивать, пациенты обычно не чувствуют боли, когда испытывают ощущение анестезии.

Осведомленность об анестезии - это не то же самое, что вспоминать некоторые действия, связанные с вашей процедурой, например, что-то, что произошло непосредственно перед тем, как анестезия начала работать, или когда ее эффекты начали исчезать после операции.Это нормально. Вы можете даже мечтать во время операции и думать только о том, что ощутили осознанность.

Почему некоторые пациенты ощущают осознанность?

Осведомленность об анестезии во время операции может происходить по нескольким причинам. Это может быть более распространено у пациентов с несколькими заболеваниями, а определенные операции или обстоятельства повышают риск осведомленности, поскольку обычная доза требуемой анестезии не может быть безопасно использована. Эти операции часто являются неотложными, например, экстренное кесарево сечение, некоторые виды операций на сердце и операции, которые необходимы после травмы.

Что произойдет, если во время операции вы будете осведомлены об анестезии?

Люди, испытавшие сознание под наркозом, сообщают о разном уровне осведомленности. У некоторых людей краткие, смутные воспоминания. Другие помнят конкретный момент операции или свое окружение. В некоторых случаях люди вспоминают чувство давления.

Пациенты также с большей вероятностью узнают о процедурах, не связанных с общей анестезией. Например, вы можете вспомнить всю или часть процедуры, если у вас есть один из следующих типов анестезии:

  • Внутривенная, или «сумеречная» седация, которая часто используется при незначительных процедурах, таких как колоноскопия, некоторые виды биопсии или стоматологические процедуры.
  • Местная или региональная анестезия, такая как эпидуральная, спинномозговая или нервная блокада, которая временно обезболивает обрабатываемую область во время операции.

В зависимости от человека и события осведомленность об анестезии может быть тревожной и даже травматичной. Если это должно случиться с вами, обязательно опишите свой опыт своему врачу-анестезиологу после операции. Некоторым пациентам после операции нужно проконсультироваться, чтобы помочь справиться с чувством замешательства и стресса.

Как снизить риск осведомленности о наркозе?

Перед операцией ваш врач-анестезиолог встретится с вами, чтобы узнать о любых состояниях вашего здоровья, а также о вашем предыдущем опыте применения анестезии. Чтобы снизить риск возникновения осознанности во время общей анестезии, важно сообщить врачу-анестезиологу как можно больше информации о своем здоровье, в том числе следующую:

  • Предыдущие проблемы с анестезией, включая анамнез во время операции
  • Все лекарства, которые вы принимаете - рецептурные, безрецептурные и травяные добавки
  • Обеспокоенность по поводу операции, в том числе боязнь осознания во время операции
  • Употребление наркотиков или алкоголя в анамнезе, что может повысить риск осведомленности о наркозе

Врачи-анестезиологи - самые высококвалифицированные медицинские эксперты в области анестезиологической помощи, обезболивания и реанимации, образование и подготовка которых могут означать разницу между жизнью и смертью.

Идут под наркозом? Вопросы, которых следует ожидать от анестезиолога, и как подготовиться.

Вам предстоит медицинская процедура, требующая анестезии, лекарства, которое вы принимаете, чтобы не чувствовать боли? У вас, вероятно, есть вопросы о том, как это работает и чего ожидать, когда вы его получите.

Какие бывают типы?

Он бывает трех видов:

  • Общая анестезия: Вызывает бессознательное состояние, чтобы вы не чувствовали боли.Вы можете получить это лекарство в виде газа или пара, которые вы вдыхаете через маску или трубку. Или вы можете ввести его через иглу в вену.
  • Регионарная анестезия : обезболивает всю область вашего тела, где будет проводиться операция. Врач введет лекарство в пучок нервов. Один хорошо известный тип - эпидуральная анестезия. Вы получаете его в спинной мозг, чтобы онемел нижнюю часть тела. Иногда через капельницу можно получить как регионарную анестезию, так и седативное средство. Это называется «сумеречный сон».«Вы не полностью спите, но и не полностью проснулись.
  • Местная анестезия : Врач обезболивает гораздо меньшую часть вашего тела, где будет проводиться процедура. Они могут ввести лекарство или растереть его на кожу. Он используется для небольших процедур, таких как удаление родинки.

Врач по вызову анестезиолога или медсестра-анестезиолог назначит вам общую и регионарную анестезию. Они также проверит ваше дыхание, частоту сердечных сокращений и т. д. жизненно важные функции, пока вы находитесь в состоянии

Как мне подготовиться?

Перед процедурой вы встретитесь с анестезиологом. Они спросят о вашей истории болезни и о том, какие лекарства вы принимаете. Возможно, вам придется прекратить прием некоторых лекарств, таких как антикоагулянты или аспирин, за неделю или более до операции. Сообщите своему врачу, если вы принимаете инсулин или пероральные гипогликемические средства.

Когда мне нужно перестать есть и пить?

Если вам делают общую анестезию, врач, вероятно, попросит вас остановиться за 6-8 часов до процедуры. Это значит, что пища не попадает из желудка в легкие, пока вас нет дома. Если вы принимаете лекарство каждый день, спросите своего врача, можно ли вам запивать его небольшим глотком воды в день операции.

Что происходит, пока я сплю?

Во время операции с вами будет анестезиолог или медсестра-анестезиолог. Они дадут вам лекарство, чтобы вы уснули на протяжении всей процедуры. Они также будут отслеживать ваши жизненно важные показатели, такие как частота сердечных сокращений, температура тела, дыхание и артериальное давление.

Как долго я буду отсутствовать?

Это зависит от того, как долго длится ваша операция. Как только это будет сделано, вы перестанете получать анестезию. Вы проснетесь в реабилитационной палате.

Я что-нибудь вспомню?

Общий наркоз - это не сон. У вас не будет снов, которые вы сможете вспомнить. Вы не должны ничего запоминать - в том числе и процедуру.

Когда он износится?

После операции вы проснетесь в палату восстановления. Медсестры будут следить за вашим пульсом, дыханием и другими жизненно важными показателями в течение примерно 30 минут.

Когда вы выйдете из наркоза, вы можете почувствовать сонливость и замешательство. Эффект от лекарств может полностью исчезнуть через несколько часов.

Будут ли побочные эффекты?

Возможно, но большинство из них незначительны и временны. Это зависит от типа анестезии.

Побочные эффекты от общей анестезии включают:

Побочные эффекты от регионарной анестезии включают:

Когда я могу пойти домой?

Это зависит от типа перенесенной вами операции. Некоторые процедуры требуют пребывания в больнице на ночь или дольше.Если вам сделали операцию в тот же день, вы сможете вернуться домой через 1–4 часа.

Нужен ли мне драйвер?

Да, вам нужно будет заранее договориться о том, чтобы кто-нибудь отвез вас домой. Вы не сможете отправиться в путь в течение 24 часов после наркоза.

Чего мне следует остерегаться потом?

Если вы пойдете домой в тот же день, что и процедура, вы, вероятно, заметите некоторые легкие побочные эффекты, пока анестезия полностью не пройдет:

У вас также могут быть побочные эффекты от самой операции. Постарайтесь расслабиться хотя бы день после процедуры.

Зонд Вопрос: Как действует анестезия?

Эрик Мендес

Многие изобретения XIX века - телефоны, самолеты, фонографы - помогли сформировать наш современный мир. Однако можно утверждать, что открытие в 1846 году эффективной хирургической анестезии занимает почетное место среди достижений века. До появления эффективных анестетиков хирургия была крайней крайней мерой, в которой использовались грубые и опасные средства (включая большие дозы опиума или алкоголя или сбивание пациента без сознания) для притупления ощущений пациента.Сегодня, будь то укол новокаина у стоматолога, спинальная или эпидуральная анестезия во время родов, глубокая седация для небольшой процедуры или общая анестезия для серьезной операции, использование эффективной анестезии является обычной частью нашей медицинской помощи.

Хотя большинство из нас испытали анестезию, широкая публика мало понимает, что это такое и как работает.

По словам Стива Киматиана, доцента кафедры анестезиологии и педиатрии Медицинского колледжа Пенсильванского университета, анестезия - это не единое целое, а скорее манипуляция несколькими физиологическими функциями организма.

«В самом общем смысле вы можете сказать, что анестезия состоит из четырех компонентов: гипноза, амнезии, анальгезии и расслабления мышц», - объясняет Киматиан.

Эти компоненты - от инъекций местного анестетика до регионарной анестезии (например, спинальной и эпидуральной) до общей анестезии - можно комбинировать или использовать по отдельности в зависимости от типа операции и потребностей пациента.

В подростковом возрасте вы, возможно, думали, что «спите» после тонзиллэктомии, но формально вы находились в состоянии глубокого гипноза.Когда вы наконец проснулись в палате для восстановления, вы, вероятно, ничего не вспомнили об операции - благодаря действию препаратов, вызывающих амнезию, которые вам были введены.

Но Киматиан объясняет, что седация и амнезия не обязательно означают одно и то же. Вы можете «спать» во время процедуры, но потом помните, что слышите голоса врачей, или вы также можете «бодрствовать» во время процедуры, разговаривая с врачами, отвечая на вопросы и следуя командам, но ничего не запоминая.

По словам Киматиана, хотя вы не помните, чтобы во время операции была какая-либо боль, это не обязательно означает, что боли не было.

«Человек может быть под воздействием седативных препаратов и казаться спящим, он может быть в амнезии и ничего не помнить, но его тело все еще может иметь физиологический ответ на раздражитель» «Рассмотрим аналогию с падением дерева в лесу. Если у вас была боль и Вы этого не помните, действительно ли у вас была боль? С точки зрения анестезиолога, да, потому что мы должны учитывать те физиологические изменения, которые происходят в ответ на раздражитель.«

В случаях, когда требуется регионарная анестезия, как анестезиологи блокируют чувствительность определенных частей тела, а не других?

Объясняет Киматиан: если мы коснемся горячей плиты, тепловые рецепторы в нашей руке посылают электрический сигнал в наш спинной мозг, который сигнализирует нашему мозгу, и мы реагируем, испытывая боль и убирая руку от раздражителя. Чтобы убедиться, что мы не чувствуем боли во время операции или процедуры, анестезиолог использует анальгетики или местные анестетики, чтобы заблокировать сигнал где-то между точкой раздражителя и мозгом.

«Я могу сделать регионарную анестезию выборочно для отдельного пальца, просто заблокировав нервы этого пальца, и вы не заметите, что палец болит», - говорит Киматиан. «Или вы можете заблокировать все нервы к предплечью, чтобы не чувствовать боли в этом месте. Можно заблокировать его в плече. Вы можете заблокировать его в эпидуральном пространстве, где нервы входят в спинной мешок, или вы можете положить человек полностью уснул и заблокировал его на церебральном уровне ». По словам Киматиана, искусство и наука анестезии заключается в том, чтобы адаптировать как технику, так и дозировку к индивидуальным потребностям пациента.«Понимание тонкого баланса между желаемыми эффектами и нежелательными побочными эффектами требует от врача глубоких знаний физиологии и фармакологии», - добавляет он.

Стивен Киматиан, доктор медицинских наук, FAAP, доцент кафедры анестезиологии и педиатрии, директор резидентуры по анестезиологии в Медицинском центре Милтона С. Херши. С ним можно связаться по адресу [email protected] edu.

Что такое общая анестезия?

Общая анестезия приводит к потере сознания и используется во время многих хирургических процедур.Анестезия определяется как лекарство для предотвращения боли. Доступны несколько типов. Некоторые позволяют вам быть внимательными и ориентироваться во время медицинской процедуры, в то время как другие усыпляют, так что вы в блаженном неведении о том, что происходит.

Тип анестезии, которую вы получаете, зависит от характера выполняемой процедуры, вашего возраста и общего состояния здоровья, а также от предпочтений хирурга и анестезиолога. С некоторыми процедурами вы можете выбирать между разными типами анестезии, в то время как другие процедуры требуют определенного типа.

Westend61 / Getty Images

Общая анестезия

Общая анестезия - самый сильный вид и наиболее часто используемый во время операции. По сути, это вводит вас в медицинскую кому.

Определение общей анестезии

Общая анестезия - это комбинация лекарств, которые предназначены для того, чтобы пациент не осознавал, что происходит вокруг него, чтобы предотвратить боль и парализовать тело во время процедуры.

Обычно используется во время операции, общая анестезия позволяет врачу чтобы обеспечить лечение, которое было бы чрезвычайно болезненным, если бы пациент бодрствовал и мог чувствовать.

Общая анестезия не только заставляет человека не осознавать, но также парализует мышцы тела, в том числе мышцы, позволяющие дышать. По этой причине пациентам, которые получают общую анестезию, необходим аппарат искусственной вентиляции легких, чтобы выполнять работу диафрагмы и других мышц, которая помогает делать вдох и выдох.

Использование общей анестезии

Общая анестезия обычно используется при более серьезных операциях, длительных процедурах и процедурах, которые обычно очень болезненны.Этот тип анестезии не только позволяет пациенту пройти процедуру без боли, но также позволяет пациенту оставаться без сознания во время процедуры.

Для некоторых операций было бы очень травмо бодрствовать во время процедуры, независимо от того, чувствуете ли вы боль или нет. Представьте себе, что у вас удалена часть тела, например аппендикс, и вы бодрствуете. Хотя вы можете не чувствовать боли, это все равно может быть очень неприятно.

Риски общей анестезии

Риски, связанные с анестезией, сильно различаются от процедуры к процедуре и от человека к человеку.У каждого свой индивидуальный уровень риска, поскольку нет двух абсолютно одинаковых людей.

Например, 90-летний пациент с хроническими заболеваниями будет иметь совершенно другой уровень риска, чем здоровый 12-летний ребенок, даже если у него будет такая же процедура.

Некоторые риски, которые могут возникнуть при анестезии, включают:

  • Осведомленность об анестезии : Это состояние, которое возникает, когда пациент не полностью теряет сознание во время общей анестезии.Уровень заболеваемости составляет 0,2%.
  • Аспирация : Можно вдохнуть пищу или жидкости, которые могут быть вырваны во время операции, поэтому вам советуют не есть за несколько часов до операции.
  • Пневмония или другие проблемы с дыханием : Они усиливаются с возрастом и длительностью операции и считаются, по крайней мере частично, из-за происходящего глубокого расслабления мышц. Операции на брюшной полости также могут нести более высокий риск.
  • Ссадины роговицы : Царапины на глазах представляют опасность и могут возникать по разным причинам.
  • Зубная травма : они могут быть вызваны ларингоскопом или установкой эндотрахеальной трубки
  • Злокачественная гипертермия : Это потенциально опасное для жизни состояние, которое вызывает тяжелую реакцию на анестезию. Обычно это происходит в семьях.
  • Сердечно-сосудистые проблемы : Они могут включать сердечный приступ, сердечную недостаточность, инсульт, а также аномально высокое или низкое кровяное давление.
  • Смерть (редко) : Согласно некоторым исследованиям, почти половина смертей, связанных с анестезией, происходит из-за передозировки анестезии. Большинство других связано с побочными реакциями на анестетики, включая злокачественную гипертермию и проблемы с дыханием. Риск, хотя и небольшой, с возрастом увеличивается.

Некоторые риски и побочные эффекты возникают после завершения процедуры, в том числе:

  • Тошнота и рвота : Это наиболее частая проблема, с которой пациенты сталкиваются после общей анестезии. Если у вас в анамнезе тошнота, вызванная анестезией, сообщите об этом врачу. Вы можете принимать лекарства, чтобы предотвратить это, и предотвратить это обычно проще, чем лечить.
  • Дрожь и озноб : Обычно это длится короткое время после операции и проходит, когда вы просыпаетесь и двигаетесь.
  • Боли в мышцах : вызванные лекарством или лежанием во время процедуры, это состояние обычно временное и проходит в течение нескольких часов или дней после операции.
  • Зуд : Зуд часто вызывают обезболивающие, включая анестезию. Болеутоляющие, которые вам дают после операции, также могут вызывать это.Обычно он проходит, как только лекарство выходит из организма.
  • Затруднение при мочеиспускании : Это чаще встречается у пациентов, у которых во время операции установлен мочевой катетер, и для восстановления нормального состояния мочевого пузыря могут потребоваться часы или даже дни.
  • Боль в горле и охриплость : Вызывается дыхательной трубкой, это раздражение обычно незначительно
  • Сухость во рту : Обычно это незначительная проблема, которая исчезает, когда вы снова можете пить жидкость.
  • Сонливость : Это обычное явление после операции и проходит, когда организм выводит большую часть анестезиологических препаратов.
  • Путаница : Это наиболее часто встречается у пожилых людей и у тех, кто страдает болезнью Альцгеймера, деменцией или другим состоянием, которое способствует спутанности сознания.
  • Илеус : это состояние, при котором кишечник не срабатывает. просыпаться после операции так быстро, как ожидалось, а движения очень медленные или отсутствуют.
  • Трудности при отключении от аппарата ИВЛ: Отлучение от аппарата ИВЛ сложнее у очень больных или пациентов с проблемами дыхания. Сгустки крови: Эта проблема чаще возникает после операции, потому что пациент сохраняется в течение длительного периода времени, что является известным фактором риска образования тромбов.

Другие виды анестезии

Прежде чем вы решите, что вам нужна общая анестезия для вашей процедуры, важно знать, какие типы анестезии доступны.Другие наиболее распространенные виды анестезии:

  • Регионарная анестезия : Этот тип анестезии, также известный как регионарный блок, не позволяет пациенту ощущать какую-либо часть тела, например всю руку или ниже талии.
  • Местная анестезия : Этот тип анестезии предотвращает ощущение чувствительности в небольшой области тела, например, когда палец онемел, чтобы можно было наложить швы, чтобы зашить разрез. ) : Этот тип анестезии, также известный как «сумеречный сон», представляет собой вид анестезии, которая предотвращает боль, когда пациент находится в сознании или находится под легким седативным действием.Пациент может помнить всю процедуру или не помнить о событиях.

Во время общей анестезии

Процесс общей анестезии часто начинается с седации, чтобы можно было вставить дыхательную трубку. Тип седации остается на усмотрение провайдера анестезии и может широко варьироваться в зависимости от пациента и типа операции.

После того, как вы окажетесь в операционной, подключитесь к устройствам наблюдения и заполните протоколы безопасности, можно начинать анестезию.

Это обычная практика, когда перед назначением седативных препаратов проводится «тайм-аут», в течение которого медицинская бригада проверяет вашу личность и процедуру, которую вы проходите. Это сделано для предотвращения таких ошибок, как выполнение неправильной операции.

По истечении тайм-аута вам могут дать седативное средство, и врач-анестезиолог начнет готовить вас к операции.

Интубация и вентиляция

Во время общей анестезии парализованы мышцы тела, в том числе мышцы, которые помогают легким дышать, что означает, что легкие не могут функционировать самостоятельно.

По этой причине вас подключат к аппарату искусственной вентиляции легких, который возьмет на себя работу по вдыханию легких. Чтобы было ясно, легкие все еще работают во время анестезии, они просто не могут дышать, потому что мышцы, которые выполняют эту работу, временно отключены.

Для помещения на вентилятор необходимо, чтобы в дыхательные пути была вставлена ​​трубка, называемая эндотрахеальной трубкой. Затем эту трубку присоединяют к трубке большего размера, которая идет к аппарату ИВЛ, позволяя аппарату ИВЛ доставлять кислород к вам.

Процесс введения трубки называется интубацией. Перед тем, как вставить дыхательный аппарат, пациенты проходят анестезию.

Мониторинг

Во время операции за пациентом очень внимательно наблюдают с помощью электронных устройств мониторинга, которые отслеживают частоту сердечных сокращений, количество кислорода в крови, количество вдохов и даже электрокардиограмму (ЭКГ). Помимо электронного мониторинга, пациент также контролируется персоналом операционной и анестезиологом.

Общая анестезия обычно проводится врачом-анестезиологом (называемым анестезиологом) или сертифицированной дипломированной медсестрой-анестезиологом (CRNA). Оба обеспечивают безопасную и эффективную анестезию и имеют большой опыт проведения общей анестезии.

Во время процедуры цель состоит в том, чтобы вы полностью не осознавали, что происходит, и не испытывали боли.

После общей анестезии

То, как вы просыпаетесь от наркоза, зависит от типа перенесенной операции и от того, насколько хорошо вы дышите.Цель после общей анестезии - экстубировать пациента - удалить дыхательную трубку - как можно быстрее после окончания операции.

В конце процедуры, когда процедура обычная и неосложненная, вам обычно дадут лекарства, которые отменяют анестезию, пробуждают вас и прекращают паралич мышц. Тогда дыхательная трубка может выйти сразу, и через несколько минут вы начнете дышать самостоятельно.

Если процедуры более продолжительны, перед экстубацией все равно вводят реверсивные препараты.В этой ситуации вы проснетесь в PACU - отделении постанестезиологической помощи - и перейдете в больничную палату или пойдете домой, когда полностью проснетесь. Пациенты обычно будут испытывать боль в фазе выздоровления, которую можно контролировать.

При некоторых очень серьезных операциях, таких как операция на открытом сердце или операция на головном мозге, пациенту позволяют медленно просыпаться от анестезии без каких-либо реверсивных агентов, чтобы вывести мышцы из паралича. Это означает, что пациент может оставаться на аппарате ИВЛ до тех пор, пока он полностью не придет в сознание, что может произойти через шесть-восемь часов после операции.

Некоторым пациентам, возможно, придется оставаться на ИВЛ в течение нескольких дней или даже дольше после операции, но это менее распространено. Чаще всего это происходит с людьми с определенными факторами риска, включая респираторные заболевания, курение и ожирение.

Еда и питье после наркоза

Проснувшись после операции, вы можете сосать кусочки льда или глотать воды. Если все пойдет хорошо, следующим шагом будет пить обычные жидкости, а затем придерживаться обычной диеты.

Этот процесс может занять часы или даже дни, если пациент испытывает тошноту, рвоту или просто не чувствует себя в состоянии принимать пищу или жидкости.В большинстве случаев пациент может есть обычную пищу в течение дня после общей анестезии.

Безопасность после общей анестезии

Американская ассоциация медсестер-анестезиологов (AANA) дает несколько рекомендаций по безопасности пациентов после проведения общей анестезии. Это связано с тем, что для полного прекращения действия анестезии может потребоваться целый день или больше, и пока это не произойдет, средний пациент может обнаружить чувствуют себя сонными, тошнотворными или даже сбитыми с толку.

В течение как минимум первых 24 часов после операции:

  • Будьте готовы проводить большую часть времени в тишине, дремоте или расслабляющих занятиях.
  • Не ходи с работы дома.
  • Избегайте сложных занятий.
  • Не работайте с тяжелой техникой, в том числе водите машину, поэтому вам, возможно, придется договориться о поездке домой.
  • Не подписывайте никаких юридических документов.
  • Избегайте употребления алкоголя или седативных препаратов, не назначенных вашим хирургом.
  • Если у вас есть маленькие дети, обратитесь за помощью по уходу за детьми.

Слово от Verywell

Общая анестезия сопряжена с риском, но безболезненная операция может принести существенные выгоды. Ваше решение о хирургическом вмешательстве должно взвесить риски процедуры и анестезии, которые вы получите, с потенциальными вознаграждениями.

Шесть вещей, которые нужно знать перед наркозом

Понятно, что идея получить успокоительное во время операции нервотрепка. Заставит ли анестезия раскрыть свои самые сокровенные секреты? Сложно проснуться после операции? Анестезиолог Джон Мейзингер, М.D. излагает факты, которые вам необходимо знать перед процедурой.

1. Большинство пациентов до операции встречается со своим анестезиологом

В большинстве случаев перед операцией пациент встречается со своим анестезиологом.

«Когда пациенты приходят в больницу на операцию, они встречаются с анестезиологом, который обсуждает тип анестезии, которая им понадобится для операции», - говорит д-р Мейзингер.

2. Большинство пациентов получают общую анестезию

Большинство людей получают общую анестезию, которая является самой глубокой формой анестезии, и теряют сознание на время операции.

Общая анестезия достигается за счет приема нескольких лекарственных препаратов. Эти лекарства сначала вводятся через капельницу, а затем переходят на ингаляционные анестетики, когда пациент засыпает.

Эти лекарства включают:

3.

Анестезия каждого пациента индивидуальна

Когда анестезиолог встречается с пациентом, он или она разработает индивидуальный план, соответствующий потребностям этого человека.

«Каждый пациент индивидуален с точки зрения того, что нам нужно давать им для анестезии», - объясняет д-р.Мейзингер. «Пациенты старшего возраста и с более серьезными заболеваниями часто нуждаются в меньшем количестве лекарств или других типах лекарств по сравнению с более молодыми и здоровыми людьми».

4. Принимается во внимание предыдущий опыт пациента с анестезией.

«Пациентов часто беспокоит количество принимаемых лекарств и то, насколько легко они проснутся после анестезии», - говорит он. «Мы нередко меняем лекарства в зависимости от их прошлого опыта, чтобы на этот раз убедиться, что они бодрствуют и бодрствуют как можно скорее.”

5. Доступны более легкие методы седации.

Для некоторых процедур анестезиологи могут использовать более легкую форму анестезии, называемую глубокой седацией или контролируемой анестезией.

«При этом типе седации нам не нужно устанавливать дыхательную трубку, и мы можем просто вводить лекарства через капельницу», - говорит д-р Мейзингер.

После глубокой седации пациенты могут вспомнить, как слышали голоса или на короткое время открывали глаза, но во время процедуры они чувствуют себя комфортно и безболезненно.

6. ​​Анестезия не заставит вас признаться в самых сокровенных секретах

«Пациенты иногда беспокоятся о приеме лекарств, которые могут заставить их позже сказать то, о чем они сожалеют», - говорит д-р Мейзингер.

Расслабление во время наркоза - это нормально, но большинство людей не говорят ничего необычного.

Будьте уверены, даже если вы скажете то, что обычно не сказали бы, находясь под седативным действием, говорит доктор Майзингер, «это всегда остается в операционной.Мы знаем, что пациент принимает дополнительные лекарства, и нас это совершенно не беспокоит ».

Вам нужно записаться на прием к врачу из Пьемонта? Экономьте время, бронируйте онлайн.

Врач-анестезиолог, обслуживающий округа Сонома и Напа

В чем разница между анестезией и обезболиванием?

Анестезия вызывает потерю чувствительности и используется для предотвращения боли во время операции или процедуры. Обезболивание означает потерю боли и включает в себя методы лечения боли, такие как блокада.Для получения дополнительной информации прочтите о наших услугах.

Почему я не могу есть перед операцией?

И пищевые, и дыхательные пути берут начало в задней части глотки. Когда вы бодрствуете, рвотный рефлюкс защищает дыхательные пути от контакта с пищей и желудочной кислотой. Однако, когда вы спите и рвотный рефлекс неактивен, вы можете срыгнуть содержимое желудка, и оно может попасть в трахею или легкие. Чтобы избежать этого осложнения, важно голодать перед операцией, чтобы не обезвоживаться до дня операции / процедуры.

Буду ли я мечтать во сне?

Находясь под общим наркозом, вы находитесь в бессознательном состоянии, вызванном приемом лекарств, которое отличается от сна. Поэтому вам не приснится. Однако, если вы находитесь под нервной блокадой, эпидуральной, спинальной или местной анестезией, пациенты сообщают о приятных, похожих на сновидения переживаниях.

Что такое отзыв?

Каждый пациент воспринимает анестетики по-своему.В редких случаях пациент будет вспоминать или «вспоминать» части своего опыта, когда он, как предполагалось, «спал». В большинстве случаев это касается фрагмента разговора, который они слышали, или ощущения, такого как движение или прикосновение. Крайне редко пациент вспоминает настоящую боль. Большинство случаев отзыва происходит у людей, перенесших экстренную операцию по спасению жизни. Эти пациенты не могут справиться с обычными анестетиками, поскольку их жизненно важные функции уже нарушены. Сначала им проводят реанимацию, затем анестезию.Около 10-15% выживших «вспомнят» некоторые части своего опыта.

Будет ли кто-нибудь со мной на протяжении всей операции?

Да. Ваш анестезиолог будет с вами на протяжении всей операции, от операционной до палаты восстановления.

Смогу ли я сказать что-нибудь смущающее под действием снотворного?

Нет. Обычно пациенты реагируют на седативные препараты засыпанием. Некоторые сначала будут хихикать или немного улыбаться.

Через какое время после пробуждения я снова почувствую себя «нормальным»?

Незначительные количества анестезии останутся в вашем теле в течение 24 часов. Обычно в этот период пациенты не ощущают воздействия анестезии. Некоторые сообщают о легкой тошноте. То, как вы себя чувствуете после операции, во многом будет зависеть от того, насколько сильно вы испытываете послеоперационную боль и как ее лечить. У вас также может быть боль в горле на срок до 48 часов после операции из-за того, что дыхательная трубка помещается в горло после того, как вы засыпаете, чтобы защитить дыхательные пути и облегчить дыхание.Этот дискомфорт должен быть легким и уменьшаться в течение дня или около того.

Будет ли меня тошнить, когда я просыпаюсь?

Многие факторы определяют, подействует ли на вас послеоперационная тошнота и рвота (PONV). Почти все пациенты получают лекарства для предотвращения ПОТ. Если вы сталкивались с этим в прошлом, обязательно сообщите нам, чтобы мы могли определить наилучшее лечение.

Как скоро после операции я могу возобновить грудное вскармливание?

Доказано, что большинство анестетиков, используемых во время операции, выделяются с грудным молоком в чрезвычайно низкой скорости, а это означает, что грудное молоко должно быть безопасным для вашего ребенка.Однако, чтобы быть осторожными, мы рекомендуем замораживать грудное молоко в течение первых 24 часов после операции.

С кем я могу связаться по вопросу о моем счете?

Вы можете связаться с нашим офисом по любым вопросам, связанным с выставлением счетов. Для получения контактной информации щелкните здесь.

Почему я получил несколько счетов за одну операцию?

Анестезиологи AAMGI практикуют независимо от того, в каком учреждении проводится хирургическая операция.Счет за ваше учреждение не включает плату за наши услуги. Поскольку мы не являемся сотрудниками этого учреждения, мы выставляем счет за наши услуги отдельно.

С какими страховыми компаниями заключены контракты с врачами AAMGi?

AAMGI пытается заключить контракт со всеми основными перевозчиками. Если вы не уверены в своем страховом покрытии или у вас есть другие вопросы, свяжитесь с нашей биллинговой компанией по телефону (800) 275-2152.

Чем занимается мой анестезиолог во время операции?

Анестезиолог будет с вами все время, пока вы находитесь в операции.Он или она следит за вашими жизненно важными показателями и при необходимости корректирует анестетик. Ваш анестезиолог также может контролировать объем жидкости и крови. Ваш анестезиолог может также назначить внутривенное введение жидкости, крови, антибиотиков и других необходимых лекарств. После операции анестезиолог будет сопровождать вас в палату восстановления или в отделение интенсивной терапии.

Что мне следует надеть на амбулаторную операцию или процедуру?

По возможности носите свободную одежду, которую легко надевать и которая будет носить поверх громоздких повязок или хирургических повязок. Оставьте свои драгоценности и ценные вещи дома.

Могут ли хирургические пациенты чувствовать боль под наркозом?

Рассел дает команду запустить инфузионные насосы, которые направят анестетик в ее кровоток, а затем надевает противогаз ей на рот и нос. «Сделайте глубокий вдох». Через несколько секунд она ушла.

* * *

В 1993 году, как малоизвестный анестезиолог из рекурсивного Халла, Англия, Рассел опубликовал поразительное исследование. Используя почти примитивную по своей простоте технику, он наблюдал за 32 женщинами, перенесшими серьезную гинекологическую операцию в Королевском лазарете Халла, чтобы оценить их уровень сознания.Результаты убедили его прекратить судебное разбирательство на полпути.

Женщин уложили спать с помощью анестезирующего коктейля с низкой дозой, который недавно был признан обеспечивающим защиту от осознания. Основными ингредиентами были (тогда) относительно новый препарат мидазолам, а также болеутоляющее и миорелаксант, которые эффективно парализовали ее на протяжении всей операции. Однако до того, как женщинам сделали анестезию, Рассел наложил на предплечья каждой из женщин то, что по сути было манжетой для измерения артериального давления.Затем манжета была затянута, чтобы действовать как жгут, предотвращающий приток крови и, следовательно, миорелаксанта к правой руке. Рассел надеялся оставить открытым простой, но изобретательный канал связи - например, приоритетную телефонную линию - на случай, если кто-нибудь будет рядом, чтобы ответить ему.

Когда женщины потеряли сознание, Рассел заткнул им уши наушники, через которые на протяжении всех, кроме последних минут операции, проигрывал записанную одноминутную кассету с непрерывной петлей.Каждое сообщение начиналось с того, что голос Рассела дважды повторял имя пациента. Тогда каждая женщина услышит идентичное сообщение. «Это доктор Рассел. Если ты меня слышишь, я бы хотел, чтобы ты разжал и сомкнул пальцы своей правой руки, разжал и сомкнул пальцы правой руки ».

Согласно плану исследования, если пациент двигал рукой в ​​ответ на записанную на пленку команду, Рассел должен был взять ее за руку, поднять один из наушников и произнести свое имя, а затем произнести эту инструкцию: «Если вы меня слышите» , сжать мои пальцы. Если женщина отвечала, Рассел просил ее сообщить ему, снова сжав, если она чувствовала боль. В любом из этих сценариев он затем вводил снотворное, чтобы снова усыпить ее.

К тому времени, когда он проверил 32 женщины, 23 сжали его руку, когда его спросили, слышат ли они. Двадцать из них указали, что испытывают боль. На этом он остановил исследование.

Во время интервью в палате послеоперационного периода ни одна из женщин не заявила, что ничего не помнит, хотя через три дня у некоторых из них появились некоторые признаки воспоминаний.Двое согласились после подсказки, что их попросили что-то сделать правой рукой. Никто из них не мог вспомнить, что это было, но пока они думали об этом, сказал Рассел, оба невольно открыли и закрыли эту руку. У четырнадцати пациентов, участвовавших в исследовании (включая одного, который был позже исключен), были обнаружены некоторые признаки легкой анестезии (учащение пульса, изменения артериального давления, потливость, слезы), но это относилось менее чем к половине сжимателей для рук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *