Чем опасен наркоз для человека – Опасен ли наркоз? Эксперт — о мифах и реальной медицинской практике | Здоровая жизнь | Здоровье

Содержание

Опасен ли наркоз? Эксперт — о мифах и реальной медицинской практике | Здоровая жизнь | Здоровье

Как не умереть от наркоза? Так ли опасен лидокаин? Как работают современные анестетики? Правда ли, что для обезболивания используются вещества, подобные яду кураре?

Всю правду про наркоз «АиФ» рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации Городской клинической больницы № 1 им. Н. И. Пирогова Владислав Краснов.

Юлия Борта, АиФ»: В последнее время нередки случаи, когда люди умирают во время операции от анестезии в салонах красоты, в клиниках стоматологии. В Саранске погиб шестилетний ребёнок при удалении аденоидов, в Омске ещё один — во время лечения зубов. В прошлом году балетмейстер Мариинки скончался опять же в кресле стоматолога. Наркоз так опасен?

Владислав Краснов: Я вас уверяю: анестезия всегда повышает безопасность проведения операции и шансы пациента на выживание, если уж принято решение о хирургическом вмешательстве. У нас есть такой девиз: «Управляя, защищаю». Безопасность складывается из нескольких составляющих. Первая — это исключение всевозможного стресса, в том числе боли, страха, дискомфорта. Вторая — обеспечение комфортной работы хирурга. Тогда врач сделает операцию максимально качественно и в максимально сжатые сроки. И все это надо сделать таким образом, чтобы сохранить жизненно важные функции пациента: дыхание, сердцебиение, артериальное давление, выделительную функцию почек и т. д. Как это ни парадоксально, анестезиолог, обеспечивая безопасность проведения операции, использует средства чрезвычайно опасные. Несомненно, все наши препараты — это фактически яды, которые могут убить пациента при неправильном применении. Но раз пациент пришел к решению об оперативном вмешательстве, значит, оценены все риски: оперативного вмешательства, воздержания от него и анестезии.

— Как тогда объяснить случаи, когда люди гибнут от анестезии, в частности, лидокаином? Внезапно останавливается сердце, человек впадает в кому и умирает.

— Любая медицинская манипуляция не всегда может протекать гладко. Возможные осложнения описаны в аннотации к каждому медицинскому препарату и большинству изделий медицинского назначения. Задача медицинского персонала — это знать вероятные побочные эффекты и быть готовыми к их устранению, оказанию неотложной помощи. Проблема не в том, что препараты вызывают побочные эффекты. Проблема смертности в том, что иногда учреждения здравоохранения (часто коммерческие) не готовы к оказанию неотложной помощи: не имеют соответствующего реанимационного оборудования, обученного персонала. Есть и другой момент. Вы поймите: с анестезией лидокаином ежегодно проводят сотни, миллионы, а может, и миллиарды оперативных вмешательств. И статистика осложнений ничтожно мала. Однако вот эта рутинность применения препарата в атмосфере безопасности иногда «притупляет бдительность» врача. Представьте: человек выполнил 10 млн анестезий лидокаином и привык к тому, что все протекает хорошо. И вот впервые за многие-многие годы у его пациента развивается осложнение. Оно всем известно, описано в литературе. Но врач привык к тому, что этого не может быть, и не готов устранить осложнение. Основная причина смертности не в действии лекарственного препарата, а в бездействии или неверном действии того, кто его вводит.

— А это осложнение можно заранее предусмотреть? Скажем, как при аллергии есть аллергические пробы. Нельзя ли по аналогии проводить пробы анестетика, чтобы избежать анафилактического шока?

— Ужас аллергической (а чаще — анафилактической) реакции на анестезию в том, что предвидеть её крайне сложно. Часто эти реакции развиваются при первой встрече организма с аллергеном. Проведение кожных проб не всегда безопасно, потому что возникновение и сила анафилактической реакции не зависят от дозы аллергена. Проведение подобных аллергопроб само по себе опасно и никогда никого не защитит.

Увы, ежегодно пациенты погибают на операционных столах в связи с проведением анестезии. В США это 2,2 смерти на 1 млн манипуляций, в Европе — 7. Однако вот тут возникает вопрос: что является смертью именно от анестезии, а что — от иных причин? Марк Твен прекрасно говорил: «Цифры хороши, когда сам ими занимаюсь».

Приведу пример. Мы пользуемся миорелаксантами. В детстве все читали книги про индейцев, которые плевали стрелами, смоченными легендарным ядом кураре. Так вот формально препарат не особо претерпел изменения. Это по-прежнему курареподобный препарат, который при отсутствии искусственной вентиляции легких приводит к смерти пациента. Вопрос не в том, что это яд, а в его рациональном применении. Нельзя предвидеть все реакции. Надо знать действие лекарственного препарата, быть готовым к возможным осложнениям, информировать о них пациента, чтобы он принимал взвешенное решение о проведении операции и анестезии. Вот гарантия.

— Так как же тогда быть пациентам, чтобы не попасть в эту печальную статистику?

— Всё очень просто. Первое, в чем должен быть уверен пациент, — это то, что ему необходимо выполнить манипуляцию. Второе — он должен быть осведомлен о медицинском учреждении, его возможностях, коечном фонде, наличии специалистов, которые готовы оказать неотложную помощь, возможных осложнениях, о способах их устранения и профилактике. Можно по аналогии привести пример с выбором авиакомпании. Вы хотите полететь дешевле. При этом вам говорят: слушайте, самолет старый, но вообще летает. И вы делаете выбор, учитывая степень риска: стоит ли экономить? Так и в медицине. Например, вы живете в деревне Цветочная, где есть фельдшерско-акушерский пункт. И фельдшер вам говорит: «Я сделаю удаление родинки под местной анестезией, никаких проблем». Да, вроде рядом с домом, и фельдшер знакомый. А если задаться вопросами… Есть ли у фельдшера дефибриллятор? Кислород? А умеет ли фельдшер интубировать трахею? После этого вы можете принять решение пойти в другое медучреждение, где все это есть. Вот принципиальный момент.

— Я слышала, что дешевый лидокаин как раз и вызывает больше всего осложнений. Может, нужно просто использовать другие анестетики?

— Да, лидокаин — это сегодня один из самых опасных местных анестетиков. Местных, подчеркиваю. Лидокаину ведь уже больше 100 лет. Но он самый дешёвый и доступный. Мы это знаем и стараемся его использовать значительно меньше. Сейчас на рынке существует колоссальное количество более безопасных местных анестетиков, которые вызывают в десятки раз меньше осложнений, связанных с анафилаксией, нейротоксичностью, кардиотоксичностью. Другой вопрос, что они дороже, формы их применения другие, они не всегда доступны или медперсонал не знает об их существовании.

Вы зря так зацикливаетесь на лидокаине. Это мизер в общей статистике смертности по анестезиологическим причинам. Основная проблема другая: обеспечение безопасности дыхательных путей, правильная интубация трахеи, надежность наркозно-дыхательного оборудования, действие ингаляционных анестетиков. Есть методики операции, которые исключают возможность самостоятельного дыхания. Для этого нужно ввести те самые миорелаксанты, о которых я говорил, далее ввести в просвет трахеи интубационную трубку и подключить её к наркозно-дыхательному аппарату. Не всегда это бывает возможно. Сегодня это тоже весомая причина смертности во время анестезии. Мы с ней боремся. Бывают и другие причины.

Что касается современных препаратов, то сейчас предпочтение отдаётся анестетикам, которые действуют максимально коротко. Если раньше мы вводили лекарственные препараты, которые действовали 20-30 минут, то сегодня мы работаем с анестетиками, период полувыведения которых составляет 2 минуты. Специальное дозирующее устройство вводит препарат, и, как только его поступление в организм прекращается, он за минуты выводится, прекращается действие наркоза, пациент просыпается.

— Ваше мнение: под общей анестезией (наркозом) стоит лечить зубы? Или уж лучше потерпеть боль, зато живым выйти?

— Каждому методу есть свое применение. Конечно же, в рутинной стоматологии, когда речь идет о пломбировании, чистке зубного камня, косметических процедурах и т. д., общая анестезия не требуется. Однако регионарная анестезия в виде блокад оправдана. Не все пациенты могут переносить дискомфорт, связанный с введением местного анестетика.

Большой вопрос: готовы ли стоматологические клиники предоставить эту услугу в безопасном ее виде? Могу сказать одно: пациенту ни при каких обстоятельствах не должно быть больно, он не должен испытывать стресс. Стресс рождает болезнь или усиливает её. Когда пациент находится в состоянии комфорта, он не боится врача, доверяет ему и готов с ним сотрудничать. Если человек боится боли, он будет избегать лечения и тянуть с визитом к врачу до последнего. И возникают запущенные, а то и неизлечимые случаи. Когда к нам в больницу приходят люди с флегмоной дна полости рта и шеи (гнойное воспаление в мягких тканях), нередко выясняется, что причиной её стал кариозный зуб. Но пациент боялся пойти к стоматологу и довёл себя до того, что ему уже требуется срочная операция, иначе он может погибнуть. Ведь гной разъедает ткани, инфекция попадает в кровь и распространяется по всему организму.

— Возможны ли какие-то неприятные эффекты после наркоза?

— Да. Бывает остаточное действие лекарственных препаратов, которое несвоевременно распознаны персоналом. Вот помните, я говорил про препарат, который имеет курареподобный эффект? Если пациента преждевременно экстубировать, то есть извлечь трубку из трахеи, отлучить его от респиратора, он может погибнуть от гипоксии (нехватки кислорода и, как следствие, угнетения сознания). Потому что у него ещё не восстановился мышечный тонус, он ещё не может самостоятельно дышать. Это явление называется рекурарезацией. Это самая опасная ситуация после извлечения трубки из трахеи. Чтобы этого не допустить, в цивилизованных клиниках существуют так называемые «палаты пробуждения». В них за пациентами, которые подверглись введению курареподобных препаратов, продолжают следить анестезиолог и медсестра-анестезист, готовые оказать неотложную помощь. Сегодня есть антидоты, которые блокируют действие курареподобных препаратов. Если необходимо, чтобы пациент быстрее проснулся, ему вводится такой лекарственный препарат. И действие курареподобного яда, который мы ввели для того, чтобы он не дышал, моментально прекращается.

— После наркоза бывают проблемы с печенью?

— Раньше, лет 25 назад, мы действительно использовали препараты, которые были, по сути, гепатотропными ядами (фторотан). И их передозировка или регулярное применение не лучшим образом сказывались на печеночной функции пациента и ещё в большей степени — персонала. Ведь пациент один раз за всю жизнь мог подвергнуться операции, а у специалиста-анестезиолога в день их бывает несколько. Сегодня в рутинной практике мы не применяем подобные лекарства. Современные препараты настолько безопасны, что мы перестали защищать воздух рабочей зоны. Хотя мы по-прежнему сегодня работаем в условиях ионизирующего излучения в операционной. Однако мы осознанно идем на этот риск, чтобы реализовать свою самую главную задачу, ради которой мы все шли в профессию: лечить людей. Наши предшественники испытывали на себе вакцины от оспы и чумы, и опасность их работы была несоизмеримо выше, чем у нас.

— Говорят, что самая опасная анестезия спинальная, когда блокируется спинной мозг.

— Конечно, мы сталкиваемся с осложнениями, но крайне редко. К примеру, в Первой городской больнице на 7,5 тыс. спинальных анестезий в год случается всего 3 осложнения. Это говорит о том, что эта методика чрезвычайно безопасна и рутинна. Мы работаем очень тонкими иглами диаметром с три волоса, которые не травмируют твердую мозговую оболочку. Хотя бывают грозные осложнения: эпидуральные гематомы, повреждения вещества спинного мозга, ранения корешка нерва. Но это случается чрезвычайно редко. И не всегда их наступление связано с квалификацией врача. Объясню, почему. Методика является слепой. Врач приблизительно ориентируется, куда ввести иглу. А у каждого пациента есть свои анатомические особенности. Мы, конечно, можем их уточнить, выполнив, например, магнитно-резонансную томографию. Но это чрезвычайно дорогой метод. Если мы начнем рутинно проверять всех наших больных таким способом, то встретим в первую очередь негодование наших пациентов. Они справедливо возмутятся: «Ребята, мы же хотим просто прооперировать геморрой, а вы нас загнали в магнитно-резонансный томограф?!» Здесь опять же главное — это вовремя распознать развившееся осложнение и предпринять все для его устранения.

— Правда ли, что во время наркоза пациент видит галлюцинации, кошмары или, наоборот, свет в конце тоннеля?

— Как человек, который многократно находился по обе стороны операционной занавески, будучи и пациентом, и врачом, могу сказать, что страшные видения, как и свет в конце тоннеля или ощущение, что человек сам наблюдает со стороны за операцией, по сути, навязаны извне. Да, многие из препаратов, которые мы применяем, являются, по сути, потенцирующими галлюцинации, видения, яркие сновидения. Но у современных анестетиков такой побочный эффект минимален. Если пациент заснул в спокойном состоянии (для этого могут вводиться специальные препараты-анксиолитики, снимающие тревожность и страх), то страшных сновидений точно не будет.

aif.ru

Опасен ли внутривенный наркоз для человека: мнение специалистов

Пластический хирург Георгий Чемянов развеивает популярные в народе страхи, что наркоз отнимает 5 лет жизни и объясняет, чего на самом деле стоит бояться. 

О наркозе ходит много мифов. Говорят, каждый наркоз — это минус 5 лет жизни. Говорят, что после общей анестезии выпадают волосы. Говорят, можно уснуть так, что уже не проснуться, и это сплошь и рядом, вот у меня соседка рассказывала… В общем, чего только не говорят.

Когда я слышу фразу «доктор, я боюсь не операции, я боюсь наркоза», я обычно начинаю терпеливо объяснять: да, раньше этот страх имел под собой некоторую почву. Но в наше время все обстоит иначе. Изменились препараты, которые используются во время операции: они работают гораздо мягче. Масочки с эфиром, вдохнул, досчитал до двух с половиной и вырубился решительно и беспощадно — это прошлый век. Сейчас анестезиологи готовят «коктейль» из нескольких препаратов, и количество каждого строго дозируется и полностью контролируется. И, самое важное — к каждому препарату есть антидот, который мгновенно нейтрализует его действие в том случае, если что-то пошло не так.

Но все равно каждый второй пациент просит меня «сделать все под местной анастезией». Поэтому я решил рассказать, чего на самом деле стоит бояться.

Можно ли — теоретически — делать пластические операции под местной анестезией? Конечно. По крайней мере, большую их часть. У меня была одна отважная пациентка, которая так удалила комки Биша, сделала верхние веки, нижние веки и грудь. Но она действительно невероятно смелая, она четко знала, что ее ждет, и у нее завидный болевой порог.

Всем остальным стоит подумать — надо ли? Да, вы не почувствуете боли. Но явно будете чувствовать дискомфорт. И неизбежно — паниковать. Если человек нервничает — у него резко скачет давление, и начинает литься кровь. В итоге хирург не может провести операцию так чисто, как хотелось бы, и вообще, кому, скажите на милость, нужна лишняя кровопотеря?

Вот, скажем, обычная блефаропластика. С одной стороны, не слишком сложная операция. Но она длится примерно 2 часа, и даже если вы не чувствуете боли, это вряд ли похоже на пикник. Если же мы используем некоторые современные техники, которые подразумевают более широкий объем работ (например, кроме века оперируем носослезную железу, убираем и вводим жир), — это и вовсе невозможно сделать под местной анестезией. Слишком обширна площадь. Если же речь о простой блефаропластике верхних век — да, без наркоза можно обойтись. Так это часто и происходит. Мы просто слушаем музыку. Однажды — я уже заканчивал — пациентка вдруг расчувствовалась. Я заволновался: не болит ли что? А она говорит: «Доктор, что вы, все прекрасно, но отдельная благодарность вам за Вивальди, я его так люблю!» Кто бы мог подумать.

Под музыку и с разговорами можно сделать и небольшую подтяжку груди по ареолам. Это примерно те же полтора-два часа, но пациент не видит, что там происходит, и поэтому вообще не волнуется. С ним тоже можно обсуждать все насущные проблемы от басен Лафонтена до электромобилей Маска. С интересным человеком всегда поговорить приятно, даже в такой нестандартной ситуации.

Эпидуральная анестезия — оптимальный выход для операций на нижней половине тела. Человек в сознании, но ничего не чувствует и ничего не видит. Оперируемое пространство закрыто. Можно добавить и внутривенные релаксанты, но, в принципе, все обычно проходит очень гладко и без них.

Но вернемся к страшному общему наркозу.

Вот сухие данные. В современной медицине используются разные комбинации трех видов средств: общий газовый наркоз, внутривенный коктейль, плюс местная анестезия (последнее — чтобы не стрелять из пушки по воробьям и ударную дозу вводить локально и концентрированно). Такая схема позволяет использовать минимум препаратов, это самый нетоксичный вид наркоза. Более того, все эти препараты выводятся из организма в течение суток.

Делает ли все это наркоз абсолютно безопасным?

Нет. Это все равно нагрузка на организм. Поэтому людей старшей возрастной группы мы перед операцией обследуем тщательнее. У меня была история с дамой, которая прилетела на операцию из Новосибирска. На этапе подготовки, пока мы общались дистанционно, она ухитрилась сбросить себе полтора десятка лет, соврав и мне, и моей помощнице. (Хотя, видимо, понимала риски, потому что по собственной инициативе сдала все возможные анализы.) И вот в день Х, уже после того, как с ней заключили договор и увидели в паспорте ее настоящий возраст, ко мне подходит медсестра и аккуратно спрашивает, как так вышло, что у нас сейчас на столе окажется 70-летняя дама?! А у нее пластика лица, блефаропластика — часа на 4 работы. Решили, что будем действовать по ситуации: если нам не понравится, как ведет себя давление пациентки, — сделаем только блефаропластику и быстро выведем из наркоза. В итоге все прошло превосходно, и на операции, и после нее, дама была счастлива и сейчас, уже спустя несколько лет, отлично выглядит.

Но, знай я все эти детали заранее, скорее всего, я бы эту пациентку просто не взял. Хотя она как раз ничего не боялась.

А чего боятся те, кто боится наркоза «больше, чем операции», и сильно ли они заблуждаются? А если да, то в чем именно?

Как ни странно, по существу вопроса я в чем-то согласен. Нельзя отрезать веки или так зашить грудь, чтобы произошел летальный исход. А вот от наркоза может случиться все — от аллергической реакции на те препараты, которые вводят перед операцией, до реакции на препараты при выводе из анестезии. Ошибки хирурга могут стоить пациенту дорого, но большинство из них поправимо. У анестезиолога права на ошибку просто нет — риски слишком высоки. И поэтому анестезиолог — самый главный человек во всех операционных. Критично важно, чтобы это был профессионал, отработавший десяток лет в отделении реанимации государственной больницы, и прошедший огонь, воду и медные трубы.

Да, сегодня у него есть крутой помощник — немецкий аппарат, который фиксирует все данные пациента: давление, обогащение крови кислородом, пульс, работу сердца. Даже если пациенту под наркозом вдруг стало больно — мы это видим. Аппарат пищит и показывает, что происходит с организмом, и мы можем скорректировать свои действия.

Но главный — не аппарат, главный — анестезиолог. Его опыт (а не только легкая рука хирурга) влияет даже на то, как будет проходить процесс восстановления. Для примера: количество жидкости, которое вливается во время операции, может дать отеки. Они могут на несколько недель затянуть реабилитацию, и никакой аппарат вас об этом не проинформирует. Это просто нужно видеть и знать.

А в операционной анестезиолог скромно выполняет функции Господа Бога. Как бы ни был опытен хирург, каким бы недюжинным здоровьем ни отличался пациент, что-то может пойти не по плану.

Однажды у нас во время операции выключилось электричество. В каждой операционной есть специальные бесперебойники, но тогда почему-то они не включились автоматически. Естественно, немецкую чудо-машину мы потеряли в ту же секунду. Мой анестезиолог за секунду принял решение: схватил специальный мешок и вместо аппарата «дышал» за пациента. Проблема с электричеством решилась за пару минут, но эта пара минут могла стоить человеку жизни. Сказать, что я восхищаюсь таким профессионализмом — слишком мало.

Так вот, собственно, о чем я хотел сказать. Конечно, обычно люди выбирают прежде всего хирурга, ориентируясь на имена, ученые степени, фотографии и отзывы. Но исход всего дела решает не только хирург. Его решает вся команда, которая стоит в операционной и работает как единый механизм.

Стоит ли бояться наркоза? Думаю, нет. Стоит бояться непрофессионалов, которые не знают всех опасностей и/или делают вид, что их нет. Стоит бояться непрофессионалов, которые не знают, что делать в нештатных ситуациях, и врут себе и вам, что таких ситуаций с ними не происходит. Стоит бояться непрофессионалов, которые не понимают значимость своих коллег, которые не занимаются пиаром, не светятся в журналах, и чьи имена «широкому кругу» ни о чем не говорят.

Храни вас Бог от таких деятелей.


Узнать больше о докторе Чемянове можно на его сайте. Телефон для записи на консультацию: +7 499 130 8069.

Инстаграм доктора Чемянова — @chemyanov

E-mail — [email protected]

www.beautyinsider.ru

Какой наркоз безопаснее для организма

Виды анестезии, польза и последствия наркоза для организма. Какой наркоз самый безопасный. Эксклюзивно для сайта svetulka.ru

В наше время проводить медицинские манипуляции и хирургические вмешательства, лечить и спасать жизни можно совершенно безболезненно для пациента из-за возможности применения анестезии. Под анестезией понимается обезболивание участка или части тела вплоть до полного прекращения восприятия окружающей информации с помощью специальных лекарственных средств.

Анестезия может быть, как местной, так и общей, в зависимости  от возраста и состояния пациента, а также объема планируемого вмешательства. Поскольку термин «наркоз» пугает людей, готовящихся в операции, больше самой операции, сегодня мы с вами подробно рассмотрим виды и способы анестезии, противопоказания к их использованию, а также вред и последствия наркоза для организма человека.

Виды анестезии

Что такое анестезия и как она действует? Любая анестезия – это медикаментозное вмешательство в организм, посредством которого можно избавить пациента от болевых ощущений. Боль возникает в нашем теле в ответ на импульс, который посылается в мозг из травмированной области. Чтобы не допустить появление боли, необходимо блокировать нервные окончания. Для этого применяются разные способы обезболивания.

Местная анестезия

Данный вид анестезии позволяет остановить передачу болевого импульса в определенном участке тела. Таким образом, во время проведения медицинских манипуляций пациент находится в сознании, но не чувствует боли и какого-либо дискомфорта. Обычно эффект от местной анестезии длится в течение 1-2 часов. Наиболее популярные местные анестетики: новокаин, лидокаин, ультракаин и др.

Регионарная анестезия

При регионарной анестезии препарат-анестетик вводится в область нерва, обезболивая часть тела, конечность полностью. Пациента во время операции могут погрузить в легкий сон, чтобы он не испытывал психологического дискомфорта. Обычно регионарный наркоз применяется при травмах, кесаревом сечении.

Самой широко применяемой разновидностью такого вида обезболивания является спинальная и эпидуральная анестезии. При спинальной анестезии лекарство вводят непосредственно в спинномозговой канал, временно отключая проводящую функцию спинного мозга. Мышцы пациента при этом расслаблены, он не чувствует боли, анестезированная часть тела становится обездвиженной. Спинальная анестезия трудно управляема и применяется достаточно редко.

Эпидуральная анестезия подразумевает отключение функции не спинного мозга, а подходящих к нему от зоны операции чувствительных корешков. Анестетик вводится в пространство вдоль позвоночного канала в область от 3 до 5 позвонка. Органы, находящиеся ниже оперируемой зоны, могут быть не обезболены и оставаться слабо подвижными. Потеря чувствительности длится от 3 до 5 часов.

Плюсами данных видов анестезии является возможность находиться в сознании во время проведения операции, низкий риск развития осложнений, отсутствие тошноты и рвоты при «выходе из наркоза». Осложнения после регионарной анестезии возникают нечасто. Их появление зависит от квалификации анестезиолога, правильности введения анестетика, индивидуальных особенностей организма пациента.

Общая анестезия

Общая анестезия (в простонародье «общий наркоз») применяется при объемных хирургических вмешательствах. Пациента вводят в глубокий обратимый медикаментозный сон, благодаря которому тормозится центральная нервная система, расслабляются скелетные мышцы, теряется чувствительность. Когда человек крепко спит и при этом достаточно расслаблен, ничто не мешает хирургу проводить операцию. При этом после пробуждения пациент может не вспомнить то, что было до, во время и сразу после выхода из наркоза.

Существует несколько разновидностей общей анестезии: ингаляционная, инъекционная и комбинированная. Вид наркоза и его дозировка подбирается врачом в зависимости от индивидуальных особенностей организма пациента.

Ингаляционная общая анестезия

При данном виде анестезии препарат в виде аэрозоля подается в легкие пациента. Он может быть масочным, эндотрахеальным и эндобронхиальным. Ингаляционный наркоз применяется при быстрых и малотравматичных, а также диагностических операциях. Он оказывает минимальное влияние на внутренние органы и дает контролируемый эффект.

Масочная общая анестезия чаще применяется при несложных операциях, не требующих расслабления мышц и проведения искусственной вентиляции легких, либо у пациентов с аномалиями строения ротовой полости, затрудняющими интубацию трахеи.

Эндотрахеальная общая анестезия наиболее распространена в современной хирургии, поскольку является самой эффективной и безопасной. Она показана при любых сложных операциях. Суть заключается в том, что наркозный препарат поступает в организм пациента через специальную трубку, введенную в трахею. Единственными недостатками эндотрахеальной анестезии является сложность выполнения и возможная травматизация дыхательных путей. Ее разновидностью является эндобронхиальная анестезия.

Инъекционная общая анестезия

Неингаляционные анестетики вводятся в организм внутривенным или внутримышечным путем. Преимущества такого вида обезболивания в простоте проведения, быстром эффекте, отсутствии загрязнения операционного блока парами наркозного вещества. Из недостатков отмечается малая возможность управления. Наиболее часто применяемые неингаляционные анестетики: Кетамин, Пропофол, Гексенал, Этомидат и др.

Комбинированная анестезия

Такой вид анестезии подразумевает использование разных препаратов для наркоза, а также их сочетание с другими лекарственными средствами (например, транквилизаторами, анальгетиками и др.). Это позволяет получить от каждого используемого препарата максимально полезный эффект, уменьшив негативные проявления других.

Седация

Под седацией понимают использование специальных лекарственных средств, снижающих у пациента уровень сознания, болевую чувствительность, вызывая поверхностный сон и угнетение рефлексов. Чаще всего седацию применяют в стоматологии при лечении зубов, во время родов при эпидуральной анестезии, во время выполнения колоноскопии и др. вмешательств. Седация не равносильная наркозу, тем не менее, с ее помощью можно уменьшить тревожность больного и спокойно провести необходимую процедуру.

Как выбрать наркоз

Какой наркоз самый безопасный? Подбирает вид анестезии, препарат, его дозировку врач-анестезиолог в зависимости от возраста пациента, планируемого хирургического вмешательства, индивидуальных особенностей организма (наличие сопутствующих заболеваний, противопоказаний, аллергии на препараты и пр. факторов).

Нужно понимать, что наркоз – это не просто избавление от боли. В задачу анестезиолога входит контроль и управление состоянием пациента во время операции: его дыхательной системой, кровообращением, обменом веществ, умение действовать в чрезвычайном ситуации при развитии осложнений. Именно поэтому очень важно правильно подготовиться к операции и как можно подробнее ответить на все вопросы врача.

За 1-2 недели до госпитализации больной проходит медкомиссию: сдает общий анализ крови, мочи, биохимию крови, анализ на ВИЧ, гепатит, сифилис, коагулограмму (анализ крови на свертываемость), проходит ЭКГ, плюс другие исследования, в зависимости от вида, способа операции и оперируемого органа (рентген, узи, КТ, МРТ и пр.).

На основании данного обследования может быть оценена готовность пациента к анестезии. Противопоказанием к операции является обострение хронического заболевания, любое острое заболевание, повышенная температура тела, нарушение сердечного ритма. Особенно тщательно анестезия подбирается пациентам, имеющим проблемы с сердечно-сосудистой, дыхательной системами, страдающим почечной недостаточностью, гормональными нарушениями, склонным к аллергии, больным сахарным диабетом.

Примерно за 15-20 минут до введения в наркоз пациенту делают инъекцию успокаивающих препаратов. При полной готовности медперсонала, медицинских приборов начинается погружение в сон. Состояние пациента во время хирургических манипуляций контролируется специальными электронными устройствами, отслеживающими частоту сердечных сокращений, количество кислорода в крови и количество вдохов в минуту.

Как долго отходят после общего наркоза? Пробуждение после общей анестезии происходит постепенно, после остановки подачи анестетика в организм больного. Спустя некоторое время человек начинает дышать самостоятельно. Через 1-2, редко 5-6 часов пациент окончательно просыпается после наркоза.

Вред наркоза для организма человека

Практически все пациенты переживают, что общий наркоз вреден для здоровья, укорачивает жизнь, приводит к потере памяти и прочим ужасным последствиям. Вреден ли наркоз на самом деле? Любое вмешательство имеет свои последствия, но операция без анестезии – это с большой вероятностью смерть от болевого шока. Так что же лучше: терпеть боль или довериться врачу? Современные препараты для анестезии хорошо управляемы.

Как только подача анестетика прекращается, активное вещество быстро распадается, и пациент выходит из сна. Врачи-анестезиологи используют препараты разных групп и применяют разные способы их введения в зависимости от индивидуальных особенностей организма конкретного пациента, что существенно снижает риск развития каких-либо негативных последствий. Единственным полным противопоказанием к применению той или иной анестезии является аллергия на компоненты, входящие в состав анестетика.

Последствия общего наркоза

Пользу обезболивания во время хирургической операции невозможно недооценивать, но, тем не менее, существует ряд последствий от использования общей анестезии, о которых пациенту необходимо знать.

Самые распространенные осложнения после наркоза:

  • повышение или понижение артериального давления
  • нарушение сердечного ритма
  • нарушение дыхания, отек легких
  • тромбоэмболия легочной артерии (закупорка)
  • образование тромбов
  • аллергическая реакция (анафилактический шок)

После выхода из общего наркоза пациент может жаловаться на головную боль, сонливость, тошноту, рвоту, озноб, нарушение терморегуляции. Боль в горле и сухость во рту возникают из-за введения ингаляционной трубки, обычно проходят в течение нескольких дней. Такие неприятные ощущения, как спутанность сознания, галлюцинации, нарушение памяти чаще всего возникают после проведения экстренных операций, например, в результате тяжелых аварий, когда времени на раздумья для выбора анестетика особо нет и приходиться действовать очень быстро.

Местная анестезия обычно проходит без последствий, изредка возможно покраснение, отечность, легкая болезненность в месте укола. Во время проведения эпидуральной анестезии возможно повреждение спинного мозга или нервных корешков. В редких случаях развивается интоксикация организма анестезирующим препаратом при его попадании в системный кровоток. Иногда пациенты жалуются на боли в области проведения инъекции в течение 3-12 месяцев после операции. Существуют некая совокупность факторов, усиливающих вероятность развития последствий после общего наркоза.

К ним относятся:

  • пожилой или детский возраст
  • неправильно подобранный анестетик
  • неверно рассчитанная доза анестезирующего препарата
  • наличие у пациента определенных заболеваний
  • тяжелые травмы пациента

Многие пациенты переживают, что могут проснуться во время операции под общим наркозом или не проснуться после нее вовсе. Чисто теоретически очнуться на операционном столе реально, если, к примеру, врач неправильно рассчитал дозировку анестетика, либо неверно подобрал препарат, но на практике такие случаи практически не встречаются.

Пациент находится под строгим контролем бригады врачей и специальных электронных устройств, что позволяет вовремя отследить любые негативные изменения и добавить анестезию при необходимости. Риск не очнуться после наркоза тоже существует, но обычно это характерно для экстренных операций и нейрохирургической практики.

Летальный исход чаще всего наступает не из-за самой анестезии, а в связи с травмами, несовместимыми с жизнью или имеющегося опасного заболевания. При плановых операциях смертельные случаи – большая редкость, роковое стечение обстоятельств. Слухи о том, что каждый общий наркоз отбирает 5 лет жизни, сильно преувеличены.

На самом деле наркоз не забирает ни минуты вашей жизни, что подтверждено многочисленными исследованиями. Да и сколько на свете взрослых людей, перенесших в детском возрасте большое количество операций под общей анестезией. Таким образом, бояться наркоза совершенно не нужно. Современные анестетики – это великое благо, возможность спасти человеческие жизни при необходимости хирургического вмешательства.

Как отличить вирусную инфекцию от бактериальной
Как по анализу крови определить, вирусное или бактериальное заболевание у человека.

Аптечка на море с ребенком: список лекарств
Какие лекарства взять с собой в отпуск? Аптечка на море с ребенком: список лекарств.

Бакпосев на флору
Как правильно сдать бакпосев мочи, отделяемого половых путей. Расшифровка результатов бакпосева.

Комментарии

Автор статьи: Светлана Саркисян
Симптомы, лечение и профилактика различных заболеваний, психология и другие женские темы — это то, что мне интересно изучать и делиться с Вами! Читайте мои статьи, смотрите видео и задавайте любые вопросы в комментариях, всегда открыта к обсуждениям. Мой контактный e-mail: [email protected]

www.svetulka.ru

мифы и правда — Sibmeda


Анестезиологи уже давно не говорят пациенту: «наркоза вы не перенесёте». Среди современных методов анестезии оптимальный вариант можно подобрать для каждого пациента, максимально снизив риски осложнений. О том, как это происходит, порталу Sibmeda рассказал Всеволод Лучанский, врач-анестезиолог-реаниматолог, зав. отделением анестезиологии и реанимации ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии».


 


К общей анестезии многие относятся предвзято: одни слишком боятся общего наркоза и уверены в его смертельной опасности для организма, другие, наоборот, готовы «засыпать» даже во время не самых сложных медицинских манипуляций. Действительность такова, что большинство людей хотя бы раз в жизни проходят через общую анестезию – а потому, пациентам важно знать, что она из себя на сегодняшний день представляет. Глубокий сон больного во время операции очень важен, но основной задачей анестезиолога является поддержание нормальных показателей жизнедеятельности организма – дыхания, сердцебиения, артериального давления и многого другого. Многие опытные специалисты сравнивают работу анестезиолога с работой пилота гражданской авиации, которому пассажиры доверили свои жизни на время перелёта.


– Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?


– Вопрос: «перенесу ли я наркоз?» опоздал лет на 50 как минимум. Сегодня нет такого наркоза, который можно «не перенести». У нас есть методики для работы со всеми, даже с тяжёлыми пациентами со сложными сопутствующими патологиями. Основной вопрос, который приходится решать при обсуждении тяжёлых случаев – перенесёт ли пациент хирургическое вмешательство.


Сегодня сильно изменилась тактика ведения анестезии – появились современные обезболивающие средства, есть дополнительные методики местного обезболивания – эпидуральная, спинальная анестезии. Есть инъекционные средства, которые отключают сознание, не влияя на всё остальное. Есть комплекс мер поддержки и протезирования тех функций, которые страдают больше всего при наличии сопутствующих патологий. Есть специальные методики, применяемые в особых случаях, как, например, анестезия ксеноном для больных с тяжелой сопутствующей кардиальной патологией. О таком случае удаления опухоли мозга под ксеноновой анестезией у молодого пациента с сопутствующим тяжелым пороком сердца докладывал профессор А.Ю. Лубнин из института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко – операция прошла удачно, пациент проснулся немедленно после её завершения.


Сегодня используется очень широкий спектр методик, поэтому мы давно уже не говорим родственникам пациента: «наркоза он не перенесёт».


– Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?


– Мнение о том, что наркоз сокращает жизнь – тоже миф. Его возникновение относится к самому началу анестезиологии, к тем временам, когда наркоз проводился препаратами типа эфира и хлороформа. Средства, которые используются сейчас, не ведут к негативным последствиям. Современный мониторинг состояния пациента позволяет быстро и точно управлять состоянием пациента, ориентируясь на изменения жизненно важных показателей в режиме реального времени.


– Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?


– Малоинвазивная хирургия – общемировая практика. Операции проводятся через небольшие разрезы, проколы, и анестезиологические пособия отвечают этим тенденциям. Для таких операций часто используется «лёгкий» поверхностный гипноз.


Однако, в нейрохирургии без инвазивных, многочасовых операций не обойтись. Нейрохирурги не могут удалить опухоль мозга малоинвазивным методом, поэтому здесь мы вынуждены использовать глубокий сон, сильное обезболивание, агрессивные методы управления гемодинамикой, расслабление мускулатуры и ИВЛ. Разнообразие средств и методов позволяет в каждом отдельном случае выбрать оптимальный для пациента вариант.


Достижением может считаться то, что проведение подобных операций занимает сегодня не так много времени, как раньше. Аппараты, с которыми работает хирург, имеют точнейшую систему навигации, позволяющей до миллиметра определить размер и расположение опухоли. Это также влияет на «щадящие» характеристики анестезии.


– Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.


– Конечно, они делают переносимость процедуры более комфортной. Хотя, скажу честно, меня как анестезиолога не слишком волнует – легко проснётся человек или нелегко. Для меня важно, чтобы организм оставался стабилен во время операции, не было изменений гемодинамики, не было болевой импульсации, не было негативных последствий. Качество выхода из наркоза – не самая главная задача.


– Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?


– Сложных случаев, на самом деле, много. Они начинаются с такой проблемы как освоение трудных дыхательных путей, когда пациенту невозможно провести интубацию трахеи и искусственную вентиляцию лёгких. Непредвиденные сложности с обеспечением проходимости дыхательных путей могут возникнуть у любого пациента.


Проблема освоения трудных дыхательных путей одна из главнейших в анестезиологии: ей посвящено много исследований и научных разработок. В помощь анестезиологам создано высокотехнологичное оборудование, позволяющее контролировать все процессы. В центрах, которые им оснащены, риски трагических последствий минимизированы.


Вторая проблема, которая может стать причиной тяжёлых осложнений – это большая операционная кровопотеря. Когда хирурги не могут быстро остановить кровотечение, анестезиологи помогают восполнить потерю крови, контролировать факторы свёртываемости и т.д. Это сложные технологии, требующие современных методик диагностики и коррекции.


Третья проблема – тяжёлые длительные операции с большой травматизацией и неясным неврологическим прогнозом. Большая хирургия, которой требуется большая анестезиология.



– Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?


– Скорее, не возраст пациента, а сопутствующие заболевания могут вызвать сложности. У пациентов пожилого возраста  чаще встречается ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, распространенный атеросклероз сосудов.  Это требует особых подходов в проведении анестезии и послеоперационной терапии. Так, к примеру, при лечении заболеваний сердца и сосудов пациентам сейчас часто устанавливаются стенты. После этого от трёх месяцев до года необходимо принимать дезагреганты – препараты, которые снижают свёртываемость крови. Но, естественно, это вызывает сложности при возникновении необходимости в нейрохирургической операции в этот период, поэтому анестезиологу и хирургу надо выбрать правильную тактику.


Когда говорят об индивидуальном подходе к каждому больному, именно это имеется в виду – принятие во внимание всех особенностей состояния пациента, возрастных, анатомических, характерологических, сопутствующих и фоновых заболеваний. В сложных случаях собирается консилиум с участием многих специалистов, чтобы решить, как вести пациента с учетом исходного статуса, операционного риска и возможных исходов.


– Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?


– Как бы мы ни старались снизить количество используемых препаратов во время анестезии, оно остается достаточно большим. Предугадать анафилактический шок нельзя, потому, что он может развиться в ответ на первое введение любого препарата. Быстрая реакция персонала и современное аппаратное и медикаментозное обеспечение играют решающую роль в этой ситуации. В моей практике пару раз были остановки сердца в результате индивидуальной непереносимости препаратов, и в обоих случаях мы смогли справиться с грозным осложнением без ущерба для пациента.  


– Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?


– Наш центр полностью укомплектован всем необходимым. Думаю, что мы вполне соответствуем международному уровню оснащения, видел сам, что в зарубежных операционных стоят точно такие же мониторные системы, наркозные аппараты. Однако лидером в разработке и внедрении решений в здравоохранении по-прежнему остаются развитые западные страны. Как только инновации выходят на рынок, мы с небольшой задержкой внедряем их у себя. Поэтому отставание, на самом деле, минимально. Другое дело, что доступность современной высокотехнологичной помощи еще далека от идеала, потребности общества в таких высокотехнологичных больницах, как наша, очень велики.



– Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?


– Существуют рекомендации ведущих клиник по методикам проведения анестезий у разных категорий пациентов с различной патологией. Их нюансы обсуждаются на конференциях, описываются в статьях и диссертациях, поэтому основные черты различных видов обезболивания хорошо известны. Мы в своей работе ориентируемся на протоколы ведения анестезиологических пособий у нейрохирургических пациентов, разработанные в институте им. Бурденко. Однако, несмотря на это, наркоз – это всегда индивидуальная работа анестезиолога с конкретным пациентом, он рассчитывается не просто «по массе тела». Результат зависит от опыта, грамотности  и навыков анестезиолога и его понимания того, что происходит с пациентом в каждый момент. Очень важен в нашей специальности уровень оснащенности операционной, наличие качественных мониторов, наркозных аппаратов, расходных материалов и еще множества всего того, что делает анестезию безопасной для больного.


Анестезиологи отвечают за сон, обезболивание, мышечную релаксацию, протезирование функций дыхания у пациента. На протяжении всего оперативного вмешательства они мониторируют состояние больного – оценивают функцию дыхания, глубину наркоза, глубину обезболивания, уровень релаксации и т.д. Если поддерживать все показатели в норме, следить за давлением, дыханием, отсутствием гипоксии – пациент выйдет из наркоза в нормальном состоянии.


Наркоз, как и любое введение лекарственных средств – это, безусловно, нагрузка на организм, хоть она и не идёт ни в какое сравнение с хирургическим стрессом. Современные подходы к анестезии призывают оптимизировать это воздействие и воздерживаться от введения любых препаратов без строгих показаний. Например, анестезиологи часто вводят димедрол перед операцией, потому что считается, что он успокаивает и предотвращает аллергические реакции. В реальности, его основной эффект – тяжелая голова после пробуждения. Мы не вводим этот препарат и не чувствуем никакой разницы.


Моя позиция – минимизировать фармакологическую агрессию. Я радуюсь каждый раз, когда  могу убрать из схемы анестезии один или другой препарат, снизив воздействие на организм. Чем меньше препаратов, тем лучше, на самом деле, ведь у каждого из них есть свой спектр побочных действий, да и взаимодействие их друг с другом может иметь непредсказуемые последствия.


– Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?


– Абсолютно неоправданно. Дело в том, что у общей анестезии всегда есть и будут осложнения.


Когда мы беседуем с пациентом, принимая решение об анестезиологическом пособии, мы оцениваем ситуацию в категориях риска. Есть риск хирургического вмешательства, есть риск анестезии и риск, например, того, что ишемическая болезнь сердца приведёт больного к инфаркту во время операции – и все эти риски мы должны сбалансировать.


Если соотношение не в пользу риска, и есть возможность обойтись местной анестезией – следует так и сделать. Конечно, трагических ситуаций не так много – но они всё равно периодически бывают и обсуждаются в профессиональной среде. Когда человек пришёл на небольшую операцию – и получил смерть мозга, например.


У нас в клинике в распоряжении анестезиологов – новейшие аппараты и инструментарий. Кроме того, у нас работает сразу семь операционных залов и целая команда анестезиологов-реаниматологов. Если мы сталкиваемся с критической ситуацией, у нас есть максимум возможностей выйти из неё без последствий. Возможно ли организовать такую мощную службу в небольшой стоматологической клинике? Сомневаюсь.


У анестезиологов есть такая поговорка: интубируй раз, интубируй два, интубируй три. Не получилось? Зови коллегу. В Центре нейрохирургии, в семи операционных, оснащённых «по последнему слову», работает опытная команда анестезиологов-реаниматологов.  В любой момент к решению возникших проблем могут подключиться несколько специалистов и совместно эти проблемы решить.


– Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?


– Сложно сказать. Вот, например, у хирурга есть цель – удалить опухоль мозга. Если хирург не может этого сделать – анестезиолог ему не поможет. Цель, в любом случае, достигается хирургом и зависит только от него. От анестезиолога зависит нормальное самочувствие больного и жизнедеятельность организма во время операции. В итоге, конечно, эти разные вещи складываются в одно общее достижение.


Какое сравнение  привести? Хирург, как капитан, ведёт судно к цели. А анестезиолог делает так, чтоб оно не затонуло.

sibmeda.ru

10 мифов о наркозе: чего стоит и не стоит бояться | Здоровая жизнь | Здоровье

Наш эксперт – руководитель отделения анестезиологии и терапии критических состояний МНИИ педиатрии и детской хирургии, доктор медицинских наук, профессор Андрей Лекманов.

1. Можно увидеть «тот свет».

Анестезия с клинической смертью не имеет ничего общего.

2. Можно очнуться в самый разгар операции.

Эту тему с замиранием сердца обсуждают тревожные больные. В принципе анестезиолог может разбудить больного специально, но он никогда этого не сделает. У него другая задача. А самому пациенту проснуться досрочно не под силу.

3. От наркоза можно стать умственно отсталым.

Специальные тесты показывают, что память, внимание, способности к запоминанию… после любой общей анестезии снижаются. Этот эффект длится от двух недель до нескольких месяцев, но уловить снижение под силу только специалисту, настолько эти нарушения минимальны.


4. Каждый наркоз уносит 5 лет жизни.

Некоторые дети уже до года получили по 15 и более анестезий. Сейчас это взрослые люди. Считайте сами.

5. Организм за анестезию потом всю жизнь расплачивается.

Как любая лекарственная терапия, наркоз действует определенный промежуток времени. Длительных последствий нет.


6. С каждой новой операцией придется применять все большую дозу наркоза.

Нет. При тяжелых ожогах некоторым детям делают анестезию до 15 раз за 2–3 месяца. И доза не увеличивается.

7. При наркозе можно заснуть и не проснуться.

В обозримом прошлом, а тем более настоящем, все больные просыпались.


8. От наркоза можно стать наркоманом.

За 40 лет работы я видел только один случай, когда ребенку с упорным болевым синдромом три месяца подряд бездумно давали наркотики и сделали его зависимым. Более таких больных я не наблюдал.

9. После анестезии человек еще долго будет заторможенным.

Нет. В США 70% операций проводятся в стационаре одного дня (утром больной приезжает на операцию, днем уезжает домой). На следующий день  взрослый идет на работу, ребенок приступает к учебе. Без всяких поблажек.


10. После анестезии можно впасть в кратковременное буйство.

Можно. Но это индивидуальная реакция, которая при современной анестезии встречается крайне редко. Когда-то, лет 30 назад, когда еще применялся эфирный наркоз, возбуждение было нормальной реакцией как на вхождение, так и на выход из него.


Особенно много волнений вызывает необходимость использования наркоза, если речь идет не о взрослых пациентах, а о ребенке.


Проснулся – ничего не помню


 


Формально больные имеют полное право принимать участие в выборе анестезии. Но реально, если они не специалисты, этим правом воспользоваться им трудно. Приходится доверять клинике. Хотя понимать, что врачи вам предлагают, все-таки нелишне. 


 


Если говорить о детях, сегодня считается нормой (в России – в теории, в Европе и в США – на практике), что любое оперативное вмешательство у них должно проводиться под общей анестезией. Состоит она из трех составляющих. Первая – наркоз или сон. На Западе говорят «гипнотический компонент». Ребенок не должен присутствовать на собственной операции. Он должен находиться в состоянии глубокого медикаментозного сна.

Следующий компонент – аналгезия. То есть собственно обезболивание.


Третий компонент – амнезия. Ребенок не должен помнить, что предшествовало непосредственно операции и, естественно, что было во время нее. Он должен проснуться в палате без всяких негативных воспоминаний. За рубежом, кстати, пациенты могут подать на врачей в суд и без проблем выиграть дело, если они получили психическую травму в результате операции, притом что ее можно было не допустить. Это не блажь, поскольку речь идет о навязчивых страхах, нарушениях сна, приступах гипертонии и озноба. Никаких тягостных впечатлений быть не должно!

Иногда требуется дополнительный четвертый компонент современной анестезии – миоплегия, расслабление всех мышц во время «больших» операций на легких, органах брюшной полости, на кишечнике… Но так как при этом расслабляется и дыхательная мускулатура, больному приходится делать искусственное дыхание. Вопреки досужим страхам, искусственное дыхание во время операции не вред, а благо, поскольку позволяет и анестезию дозировать более точно, и избежать многих осложнений.


И тут уместно рассказать о видах современной анестезии.


Укол или маска?


Если требуется расслабить мышцы, приходится делать искусственное дыхание. А при искусственном дыхании наркоз разумно подавать в легкие в виде газа, либо через эндотрахеальную трубку, либо через маску. Масочный наркоз требует от анестезиолога большего искусства, большего опыта, а эндотрахеальный позволяет более точно дозировать препарат и лучше прогнозировать реакцию организма.


Можно провести внутривенную анестезию. Американская школа настаивает на ингаляционной, европейская, в том числе и российская, – на внутривенной. Но детям все-таки чаще делают ингаляционный наркоз. Просто потому, что ввести иголку в вену малышу довольно хлопотно. Часто ребенка сначала усыпляют с помощью маски, а потом под наркозом пунктируют вену.


К радости педиатров, в нашу практику все шире входит поверхностная анестезия. На место предстоящего введения капельницы или иглы шприца наносится крем, через 45 минут это место становится нечувствительным. Укол получается безболезненным, маленький пациент не рыдает и не бьется в руках врача. Местная анестезия как самостоятельный вид к детям применяется сегодня крайне редко, только как вспомогательный компонент во время больших операций, для усиления обезболивания. Хотя раньше под ней даже аппендицит оперировали.

Сегодня очень распространена регионарная анестезия, когда анестетик вводится в область нерва и обеспечивает полное обезболивание конечности, кисти или стопы, а сознание больного отключается малыми дозами гипнотических препаратов. Этот вид анестезии удобен при травмах.


Есть еще и другие виды обезболивания, но какие-то из них устарели, какие-то применяются крайне редко, так что вникать в эти тонкости пациентам необязательно. Выбор анестетика – прерогатива врача. Хотя бы потому, что современный анестезиолог во время операции использует как минимум полтора десятка препаратов. И каждый препарат имеет несколько аналогов. Но приносить свои ампулы врачу не надо. Закон это запрещает.


Смотрите также:

aif.ru

Чем опасен наркоз? Средства для наркоза. Осложнения наркоза

Любое оперативное вмешательство невозможно представить без использования анестезии. Обезболивающие препараты позволяют осуществить любую операцию, но невозможно предсказать, как средства для наркоза подействуют на организм. Опасность состоит в том, что негативные последствия могут проявиться через некоторое время после использования анестезии.

Что представляет собой общий наркоз

Общая анестезия – это обезболивание и введение пациента в бессознательное положение с последующим выведением из него. Используется для блокировки импульсов от болевых рецепторов во время любых хирургических вмешательств.

Добиться полного отключения сознания больного можно путем использования специальных средств для наркоза, подобранных в определенной дозировке.

История использования наркоза

Первым, кто применил обезболивание, был Авиценна. У него был интересный способ, он охлаждал конечности до тех пор, пока не терялась чувствительность. Амбруаз Паре вызывал потерю чувствительности, пережимая нервы и сосуды. В Древнем Египте использовали специальные сонные трубки, пропитанные травами с наркотическим действием.

Настоящую анестезию стали применять только в конце 19 века. Первым препаратом был «Кокаин гидрохлорид», но, учитывая его высокую токсичность и большое количество смертельных исходов, от него быстро отказались.

В годы войны использовали даже этиловый спирт, чтобы довести человека до сильнейшего опьянения, когда чувствительность максимально притупляется.

Требования к анестезирующим средствам

Препараты, которые используются в хирургической практике для анестезии, должны соответствовать некоторым требованиям:

  1. Наркоз должен действовать быстро и лучше без стадии возбуждения.
  2. Сон пациента должен быть глубоким, чтобы провести операцию в оптимальных условиях и в полном объеме.
  3. Есть возможность у анестезиолога управлять глубиной наркоза.
  4. Пациент после операции должен быстро выходить из этого состояния.
  5. Минимальное количество побочных эффектов.
  6. Препарат не должен быть взрывоопасным или горючим.
  7. Доступная стоимость.

Цель использования наркоза

Перед тем, как выяснять, чем опасен наркоз, важно понять, какие цели преследует применение препаратов для погружения человека в сон, а они таковы:

  1. Качественно провести оперативное вмешательство и в полном объеме.
  2. Избежать дискомфорта и стресса для организма пациента во время выполнения хирургических манипуляций.
  3. Максимально контролировать состояние пациента во время лечения и после окончания терапии.
  4. Исключить риск развития психических отклонений.

Воздействие на организм

Анестетик после введения оказывает влияние на организм в несколько этапов:

  1. Постепенная потеря чувствительности и утрата сознания.
  2. Стадия возбуждения, но она характерна не для всех препаратов.
  3. Полное отключение сознания и утрата всех видов чувствительности.
  4. Пробуждение с возвращением болевых синдромов и сознания.

Можно также выделить стадии наркоза:

  1. Поверхностный наркоз.
  2. Легкий.
  3. Глубокий.
  4. Сверхглубокий.
  5. Агональная стадия.

Разновидности анестезии

Чтобы ответить на вопрос, чем опасен наркоз, необходимо разобраться с его видами. В зависимости от пути проникновения анестетика в организм человека выделяют:

  • Ингаляционный наркоз. Пациент вдыхает газообразный препарат, например, таким путем вводится медицинская «Закись азота».
  • Введение препарата внутримышечно или внутривенно.
  • Комбинированная анестезия. Одновременно препарат вводится в вену и вдыхается.
  • Спинальная анестезия.
  • Эпидуральное обезболивание.

Сравнение эпидуральной и спинальной анестезии

Разница между этими двумя видами наркоза имеется и ее необходимо знать. Если используется спинальная анестезия, то средство вводится спинным мозгом и паутинной оболочкой, при эпидуральном обезболивании анестетик вводится над твердой оболочкой мозга.

Можно назвать еще некоторые отличия:

  • Введение лекарственного средства для наркоза в субдуральное пространство менее травматично, чем прокол мягкой оболочки мозга.
  • Спинальная анестезия имеет более обширный перечень противопоказаний.
  • Эпидуральная анестезия длится дольше, но эффект наступает медленнее.
  • Введение катетера при эпидуральном наркозе позволяет регулировать время действии препарата.
  • Спинальная анестезия имеет более обширный список показаний к использованию.

Какой вид наркоза выбрать в каждом конкретном случае, решает врач с учетом тяжести и объема предстоящего оперативного вмешательства.

Опасность наркоза

Использование современных средств позволяет гарантировать обезболивание в 100% случаев. Во время хирургической операции врач анестезиолог находится рядом и следит за состоянием пациента на мониторах медицинских приборов.

Многие пациенты врачам задают вопрос, чем опасен наркоз и можно ли от него умереть? Невозможно предсказать реакцию организма на препарат, поэтому перед операцией с каждым пациентом беседует анестезиолог. Современные технологии позволили существенно снизить риск летального исхода, но осложнения общей анестезии полностью предупредить невозможно.

После анестезии, сколько отходят от наркоза, зависит от используемого вида препарата, чаще всего пациенты жалуются на:

  • Тошноту.
  • Неприятные и болезненные ощущения в горле.
  • Судорожный синдром.
  • Потерю ориентации.
  • Головную боль.
  • Боли в области поясницы после спинальной анестезии.
  • Ломоту в мышцах.
  • Неясность сознания.

Такая симптоматика, как правило, исчезает через сутки после операции, но можно выделить некоторые осложнения наркоза, которые сопровождают человека длительное время:

  • Приступы страха.
  • Проблемы с памятью.
  • Нарушение сердечного ритма.
  • Учащение пульса.
  • Повышение артериального давления.
  • Нарушения в работе печени и почек.

С повышением уровня развития медицины процент смертности после использования наркоза сократился до 1%.

Как влияет наркоз на организм

Для каждого пациента вид анестезии подбирается индивидуально, но как наркоз влияет на организм человека, зависит от его индивидуальных особенностей. У взрослых пациентов последствия могут быть следующие:

  • Нарушение сна.
  • Проблемы с речью.
  • Мигрень.
  • Галлюцинации.
  • Нарушение мозгового кровообращения.
  • Развитие почечной недостаточности.
  • Отек головного мозга.
  • Удушье.
  • Быстрое утомление.
  • Снижение работоспособности.
  • Снижение концентрации внимания.
  • Развитие астенического синдрома.

Тяжесть осложнений наркоза зависит не только от особенностей организма, но и от наличия сопутствующих заболеваний, вида анестезии и препарата, используемого для этого.

Разновидности анестезии в детской практике

Бывают ситуации, когда просто невозможно обойтись без использования наркоза во время врачебных манипуляций на детском организме. Если на взрослого препараты оказывают негативное воздействие, то, что можно сказать про ребенка, у которого происходит формирование всех систем.

В детской практике используют:

  • Ингаляционный наркоз.
  • Внутривенный или внутримышечный. Используется редко, так как врач не имеет возможности контролировать продолжительность действия наркоза. Доказано, что препарат «Кетамин», который чаще всего применяется для этих целей, небезопасен для ребенка.

Чаще всего практикуют аппаратно-масочную анестезию. Если операция предстоит длительная, то комбинируют ингаляционную анестезию с внутривенной. Используют следующие группы препаратов:

  • Анальгетики, но не наркотические.
  • Миорелаксанты.
  • Снотворные.
  • Инфузионные растворы.

Перед выбором вида анестезии для ребенка врач обязательно должен побеседовать с родителями и выяснить:

  • Как прошла беременность и процесс родов.
  • Ребенок находился на искусственном или естественном вскармливании.
  • Какими заболеваниями болел.
  • Имеется ли аллергия на медикаментозные средства.
  • Проводится ли вакцинация, как ребенок реагирует на прививки.

Абсолютных запретов для использования анестезии нет, но имеются относительные противопоказания к наркозу у детей:

  • Наличие хронического заболевания в стадии обострения, которое может негативно отразиться на состоянии организма.
  • Аномалии строения, например, гипертрофия вилочковой железы.
  • Болезни, провоцирующие трудности с дыханием.
  • Ингаляционный наркоз противопоказан, если имеется искривление носовой перегородки, разросшиеся аденоиды, хронический ринит.
  • Аллергия на препараты для наркоза.
  • После перенесенного инфекционного заболевания необходимо отложить операцию до полного восстановления организма.

После наркоза наблюдение за ребенком должно вестись с особой тщательностью, чтобы не пропустить развитие осложнений.

Основные группы препаратов, используемых для анестезии

Среди ингаляционных препаратов во время оперативного вмешательства используются:

  • «Севоран».
  • «Пропофол», инструкция далее будет рассмотрена.
  • «Фторотан».
  • «Закись азота».
  • «Эфир».

Эти средства дают следующий эффект:

  • Расслабляются скелетные мышцы.
  • Исчезает болевая чувствительность.
  • Потеря сознания на некоторое время.
  • Утрата рефлексов.

Среди внутривенных препаратов в медицинской практике применяют:

  • «Тиопентал натрия». Инструкция по применению содержит подробную информацию.
  • «Гексенал».
  • «Седуксен».
  • «Кетамин».
  • «Фентанил».

Внутривенное введение препарата вызывает быстрое действие, одна доза позволяет отключить человека минут на 20.

В медицинском учреждении все препараты для наркоза подвергаются строгой отчетности и хранятся в специальной комнате в сейфе. Обязательно ведется журнал учета их расхода.

Рассмотрим характеристику наиболее часто используемых средств.

«Эфир»

Использование «Эфира» достаточно распространено, потому что препарат имеет много преимуществ:

  • Дает сильный эффект.
  • Относительно безопасен.
  • Для применения не требуется специального оборудования, достаточно препарата и марлевой салфетки.

Необходимо отметить недостатки средства:

  • Погружение в сон наступает медленно.
  • После вдыхание «Эфира» отмечается повышенная двигательная активность в первые 15-20 минут.
  • Пациент медленно выходит из наркоза.

Имеет «Эфир» для наркоза побочные эффекты:

  • Пары препарата раздражающе действую на слизистые оболочки, что приводит к появлению кашля и рвоты.
  • После операции часто развивается пневмония.

«Окись азота»

Препарат относится также к газообразным средствам. Медицинская «Закись азота» обладает минимальной токсичностью и практически не провоцирует побочных эффектов. Но среди недостатков надо отметить небольшую активность, поэтому препарат комбинируют с другими средствами.

«Тиопентал натрия»

Препарат представляет собой порошок с едва уловимым запахом серы. После внутривенного введения начинает действовать уже через минуту. Эффект сохраняется на протяжении 20-30 минут. Учитывая путь введения, врач не имеет возможности повлиять на характер воздействия препарата.

Средство имеет свои недостатки:

  • Маленькая широта терапевтического воздействия.
  • Считается слабым анальгетиком.
  • Препарат угнетает дыхание.
  • Слабо расслабляет мускулатуру.
  • Возможен ларингоспазм.
  • После введения средства могут подергиваться мышцы.

«Тиопентал натрия» инструкция по применению рекомендует вводить медленно, так как возможно угнетение дыхательного и сосудодвигательного центра, а также остановка дыхания.

«Пропофол»

Этот препарат относится к средствам кратковременного действия, длительность такого наркоза составляет всего 15 минут. К преимуществам «Пропофола» инструкция относит:

  • Быстрое наступление эффекта.
  • Пациент быстро выходит из наркоза.

Но надо учитывать и минусы средства:

  • Препарат имеет низкую обезболивающую активность, поэтому часто комбинируется с другими средствами.
  • Возможно понижение артериального давления.
  • Есть риск временной остановки дыхания.
  • Пациент после выхода из наркоза испытывает тошноту, головную боль, может быть рвота.
  • Может развиться тромбоз или флебит.

Нельзя использовать средство при сердечной недостаточности, серьезных патологиях печени и почек.

«Севоран»

Препарат представляет собой бесцветную жидкость без запаха. В анестезиологической практике средство чаще всего используется для вводного наркоза, а также во время оперативных вмешательств, не требующих много времени.

Широко используется «Севоран» в детской анестезиологии, благодаря наличию многих преимуществ:

  • Не раздражает дыхательные пути.
  • Не влияет на гемодинамику.
  • Плохо растворяется в крови, поэтому выводится из организма почти в неизменном виде.
  • Пациент быстро погружается в сон и также быстро из него выходит, стоит только прекратить подачу препарата.
  • Можно регулировать подачу и сэкономить расход средства.
  • Врач-анестезиолог может контролировать глубину наркоза.
  • Пациент легко выходит из наркоза с минимальными негативными проявлениями.

Наркоз «Севораном» последствия вызывает не всегда, но среди них возможно:

  • Повышенная сонливость.
  • Апатия ко всему.
  • Головокружение.
  • Повышенное возбуждение при выходе из наркоза.
  • Резкое снижение артериального давления.
  • Угнетение дыхательного центра.
  • Тошнота и рвота.
  • Зуд кожных покровов.

Проявление негативных последствий после наркоза невозможно предсказать. Все зависит не только от мастерства анестезиолога и используемого вида наркоза и препарата, но и особенностей организма, сопутствующих хронических патологий. Поэтому невозможно однозначно ответить, чем опасен наркоз с использованием того или иного препарата.

Выход из наркоза

Каждый организм индивидуален, поэтому процесс выхода из наркоза у каждого проходит по-своему. На продолжительность этого периода влияют следующие факты:

  • Общее состояние здоровья пациента.
  • Глубина наркоза.
  • Сложность оперативного вмешательства.

Если операция не была сложной, врач имеет высокую квалификацию, то выход из наркоза занимает около 6 часов. При оперативном вмешательстве, которое продолжалось более 3 часов, адаптация после анестезии может занимать около трех дней.

Противопоказания к анестезии

Нельзя использовать общий наркоз при наличии у пациентов следующих состояний и патологий:

  • Серьезных сердечных болезней.
  • Инфекционных патологий в стадии обострения.
  • Бронхиальная астма.
  • Жизненные функции находятся в подавленном состоянии.
  • Имеется аллергия на средства для наркоза.
  • Пациент принимает наркотические вещества.
  • Налицо расстройство психики.
  • Сразу после вакцинации.
  • Имеются отклонения в гормональной системе.

Такие патологии могут быть у многих пациентов, поэтому выбор анестезии осуществляется в индивидуальном порядке.

Полезные советы для пациентов

Чтобы максимально легко перенести наркоз и выйти из него без серьезных последствий, необходимо придерживаться следующих рекомендаций:

  1. Получить точную и исчерпывающую информацию о воздействии анестезии на организм и правилах выхода из нее можно только у узкого специалиста, который даст рекомендации с учетом индивидуальных особенностей организма.
  2. Перед операцией с использованием наркоза лучше за пару дней перейти на питание с легкими блюдами.
  3. После выхода из наркоза пить много жидкости для скорейшего выведения препарата.
  4. За месяц до операции отказаться от приема алкогольных напитков и курения.
  5. Прекратить терапию с использованием препаратов, снимающих спазм мускулатуры.
  6. После наркоза при появлении дрожи в конечностях можно укрыться теплым пледом или одеялом.
  7. Для устранения головной боли использовать анальгетики.

Современные препараты для наркоза позволяют проводить самые масштабные операции на внутренних органах человека. Высокая квалификация врача и тщательный подбор вида анестезии и средства позволят пациенту быстро выйти из этого состояния с минимальными последствиями.

fb.ru

Ой, боюсь! Эксперт о мифах и последствиях наркоза | Здоровая жизнь | Здоровье

Наркоз отнимает 5 лет жизни и лишает человека памяти — эти мифы знает каждый, даже если ему никогда не делали подобную процедуру. О выдуманных и реальных последствиях общей анестезии для организма АиФ.ru рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации отдела термических поражений ФГБУ «Институт хирургии им. А. В. Вишневского» Владимир Кулабухов.


До операции


Наталья Кожина, АиФ.ru: Владимир Витальевич, во время наркоза пациент целиком и полностью зависит от анестезиолога. Можно ли оценить степень компетентности специалиста до операции?

Владимир Кулабухов: По большому счёту, нет. Но существующая система сертификации врачей говорит о том, что если анестезиолог допущен до проведения этой манипуляции медицинским учреждением, то он владеет всеми методами анестезии, необходимыми для конкретной ситуации. Вообще, анестезиолога, как и любого врача, который будет лечить пациента, назначает заведующий отделением. 


— Получается, что я не могу сказать не внушающему мне доверия анестезиологу: «Извините, вы мне не нравитесь, я хочу другого специалиста»?


— По закону о здравоохранении, любой человек имеет право выбирать лечащего врача. Но вначале анестезиолог не является лечащим врачом, хотя в момент самой операции ответственность распределена между ним и хирургом. Конечно, вы можете попросить другого специалиста, но в категоричной форме заявлять: «Я не хочу этого анестезиолога, а хочу вот такого», — наверное, это не совсем правильно. Хотя юридически такая возможность есть.


— На сегодняшний день у нас хватает анестезиологов?


— К сожалению, дефицит специалистов в области анестезиологии и реанимации — у нас это единая специальность — составляет примерно 50%. Это связано с огромной физической и психологической нагрузкой, низкой зарплатой. Люди не идут в эту специальность плюс ко всему прочему потому, что роль и место врача в нашем обществе значительно принижена в последние годы.



Важно знать


— Когда происходит знакомство анестезиолога с пациентом, если мы говорим о плановой операции?


— Анестезиолог всегда осматривает пациента как минимум за сутки. Но бывают ситуации, когда желательно сделать это раньше. Есть ряд состояний, которые невозможно корригировать за 24 часа до операции. Например, при онкологии пациенты нередко бывают истощены. Это влияет не столько на саму анестезию, сколько на последствия, выход пациента из наркоза, заживление раны, результаты операции и т. д. Если анестезиолог осмотрит человека раньше, то сможет дать какие-то советы, ведь существуют специальные методы подготовки, дополнительное питание.


Другой важный момент — анестезиолог обязательно должен осмотреть пациента с точки зрения наличия и компенсации его сопутствующей патологии. Не секрет, что у людей старше 40 лет часто бывает артериальная гипертония, различные хронические заболевания — всё это может впоследствии тормозить процесс выздоровления.


Человек должен быть готов откровенно ответить на все вопросы анестезиолога. А он обязательно спросит о вредных привычках, наличии аллергии или каких-то иных проблем со здоровьем, операциях и травмах в прошлом и т. д. Бывают ситуации, когда анестезиолог может посоветовать, если позволяет болезнь, отложить операцию и подготовиться к ней. Не следует пренебрегать подобными рекомендациями.



— Как часто происходят осложнения после наркоза?


— Осложнения естественны, поскольку это серьёзная инвазивная манипуляция, но они крайне редки. 1 осложнение на 250 тысяч анестезий! Это гораздо меньше, чем, например, число пострадавших в автоавариях. Поэтому говорить, что анестезия — ужасная вещь, от которой человек может не проснуться, — ничего подобного. Естественно, что у молодых и исходно здоровых людей риски осложнений ниже, чем у пожилых.


— Мне проводили наркоз в 19 лет, я вполне подходила под ваше определение «молодого организма», но выходила из него я очень долго. Какие ещё факторы влияют на состояние человека после этой процедуры?


— Дело в том, что во время наркоза мы взаимодействуем не только с организмом пациента, но и с его мозгом, и здесь реакция может быть у каждого своя. Безусловно, влияет настрой человека, боялся ли он анестезии или нет. Люди разные. Один из очень авторитетных врачей Уильям Ослер сказал: «Если бы все люди были одинаковыми, то медицина превратилась бы в науку, а не оставалась бы искусством».


Кроме того, есть люди, которые быстро метаболизируют препараты, а есть те, у кого этот процесс проходит медленно. Это генетическая особенность. Конечно, последние будут чуть дольше выходить из анестезии.



— Есть какие-то жёсткие противопоказания для общей анестезии?


— Никаких. Современное развитие анестезии и хирургии таково, что противопоказаний к хирургической операции, если она необходима, практически не существует. Задача современной анестезиологии — обеспечить максимально безопасное и комфортное проведение этой операции. Какими методами — зависит от врача. Конечно, когда речь идёт о плановых операциях, то можно подготовить свой организм. Но нередко бывают операции экстренные, когда пациенты поступают и их необходимо оперировать в ближайшие час – два. Тогда подготовить такого человека в полной мере невозможно. Иногда и опросить этого больного невозможно — он без сознания или в плохом состоянии. Конечно, в таком случае опасность и риски возрастают. Но задача всё равно остаётся неизменной — обеспечить максимальную безопасность.


— Сколько наркозов может выдержать человеческий организм, и оправдан ли страх пациента, который, например, 6 раз перенёс наркоз и панически боится ещё одной анестезии, поскольку она может стать последней?


— Я не назову вам какую-то цифру, потому что её просто нет. Но есть понятие статистики. Например, чем больше вы летаете на самолёте, тем выше риск, что вы можете попасть в авиакатастрофу. Конечно, если человек перенесёт 100 анестезий, то, наверно, попадётся одна, когда будут осложнения. Есть распространённое мнение, что каждое наше попадание в медицинское учреждение здоровья не добавляет, — это неверно. Причинно-следственная связь обратная. Человек попадает в больницу не потому, что он здоров, а его там калечат. А потому, что он уже болен и уже возникли какие-то проблемы, которые требуют лечения. Так же и анестезия — она же не проводится просто так. И задача анестезиолога — с учётом предыдущих анестезий, состояния пациента грамотно провести эту процедуру.



Мифы и страшилки


— Давайте поговорим о мифах. Можно ли проснуться во время наркоза?


— Да, такое возможно и называется «присутствие пациента во время операции». Но никакой большой беды подобное «присутствие» не представляет. В наркозе есть несколько компонентов. Анестезия — когда человек ничего не чувствует, анальгезия — обезболивание, миорелаксация — расслабление мышц, защита вегетативной нервной системы — это делается для того, чтобы не было реакций со стороны нервной системы.


Анестезия — это, с одной стороны, комфорт пациента, с другой стороны — вопрос комфорта оперирующей бригады. И не более того. Существует ведь местная анестезия, которая не выключает сознание. Человек присутствует во время операции.


Пробуждения случаются. Но страшного в этом ничего нет. Кроме нарушения комфорта. Бояться этого не надо. Это бывает крайне редко, иногда человеку просто кажется, что он проснулся.


— Как наркоз влияет на память?


— В настоящий момент есть исследования, которые показывают, что снижается не память, а «когнитивное восприятие», то есть понимание после анестезии. Это свойственно пожилым больным. Но как ни странно, есть ровно такое же количество исследований, которые говорят, что наркоз никак не влияет на память. Поэтому однозначного ответа на этот вопрос пока нет. С другой стороны, сказать, что все люди, которым проводили наркоз, плохо помнят или плохо соображают, — некорректно.


— Тогда, может быть, есть данные о том, что наркоз отнимает 5 лет жизни, или это тоже миф?


— Таких данных нет. Здоровье отнимает болезнь, по поводу которой проводится анестезия. Тут всё надо ставить с головы на ноги. Немножко менять ракурс и объяснять населению, что дело не в наркозе. Но этот миф, пожалуй, один из самых распространённых среди россиян.


— И всё же я не могу у вас не спросить: правда ли, что с каждой операцией нужно применять всё большую дозу анестезии?


— И снова скажу вам нет, это неправда, «наркоз» не накапливается в организме. Вообще, если мы начнём обсуждать все мифы об общей анестезии, то и часа времени не хватит. Некоторые, например, считают, что от наркоза можно стать наркоманом. Это невозможно! Или вот ещё миф — на пьяных наркоз не действует. Он действует, но хуже. Здесь просто поднимается вопрос о выборе анестезии. К людям с алкогольной или с наркотической зависимостью должен быть другой подход. Именно поэтому анестезиологу всегда надо правдиво отвечать на все вопросы, от этого зависит выбор исходной анестезии. 


— Как человек должен выходить из наркоза?


— Сразу скажу, что ограничения могут быть только с точки зрения выполненной операции. Единственное, что должен делать человек, — слушать и слышать, что говорит анестезиолог, выполнять его просьбы и инструкции, не самовольничать и не проявлять самостоятельность, поскольку врач лучше понимает, что действительно нужно его пациенту.


Смотрите также:

aif.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о