Астеническое: Причины, симптомы и лечение хронической усталости (астении)

Астенический синдром — дата выхода в России и других странах — Кинопоиск

1 декабря 1989 СССР
 
19 февраля 1990 Германия (ФРГ)
Международный Берлинский кинофестиваль 
13 марта 1990 Италия
 
1 августа 1990 СССР
 
9 сентября 1990
Канада
Международный кинофестиваль в Торонто 
17 января 1991
Германия
 
1 февраля 1991 Нидерланды
 
24 марта 1991
Сингапур
Международный кинофестиваль в Сингапуре 
10 апреля 1991 Франция
 
3 мая 1991 Венгрия
 
15 ноября 2000 Греция
Международный кинофестиваль в Тессалониках 
4 сентября 2008 Франция
 
26 января 2013 Нидерланды
Международный кинофестиваль в Роттердаме 
6 июля 2015 Чехия
Международный кинофестиваль в Карловых Варах 
28 октября 2018 Украина
Кинофестиваль «Киевская неделя критики» 

Клиники Ташкента, Стоматология, Акушерство, Аллергология, Андрология, Анестезиология, Венерология

Астеническое расстройство (астения)

Астеническое расстройство (астения)

Что такое Астеническое расстройство (астения)

Что провоцирует / Причины Астенического расстройства (астении)

Симптомы Астенического расстройства (астении)

Диагностика Астенического расстройства (астении)

Лечение Астенического расстройства (астении)

К каким докторам следует обращаться если у Вас Астеническое расстройство (астения)

Что такое Астеническое расстройство (астения) —

Органическое астеническое расстройство представляет собой стойкое психопатологическое образованием, обусловленное сочетанием церебрастенического и неврозоподобного синдромов, что является своеобразной «визитной картой» сосудистой патологии головного мозга. Возникая в самом начале заболевания, проявления церебральной астении сохраняются вплоть до его финальной стадии — сосудистого слабоумия. 

 

Астения – психопатологическое состояние, характеризующееся слабостью, утомляемостью, эмоциональной лабильностью, гиперестезией, нарушениями сна. 

 

Астенический синдром является одним из самых частых в практике врача любой специальности. Астения – наименее специфическое проявление расстройств, во многих случаях являющихся начальными (пусковыми) звеньями этиопатогенеза нарушений психической деятельности невротической структуры и определяющих основу для развития феноменологически более сложных психопатологических процессов. 

 

Неспецифичность астенических нарушений обусловливает их широкую распространенность. Они наблюдаются при различных заболеваниях в общесоматической, неврологической и психиатрической практике. При этом в связи с увеличением психогенных нагрузок в жизни современного человека отмечается возрастание частоты астенических расстройств.  

 

Астенический синдром в рамках неврастении (раздражительной слабости) стали выделять в XIX веке (G. Beard). Классификация МКБ-10 в отличие от предшествующей, «избавившись» от всех остальных неврозов как от «расплывчатых и неопределенных понятий», сохранила именно неврастению в качестве самостоятельной нозологической единицы, тем самым подчеркнув, с одной стороны, клиническую реальность этого состояния, а с другой – самостоятельность терапевтических подходов. 

 

Утомляемость – самая распространенная жалоба, с которой пациенты обращаются к врачам, особенно к специалистам общей практики, и которая является основным симптомом астенических расстройств. Наряду с повышенной утомляемостью и истощаемостью они включают такие проявления, как раздражительная слабость, гиперестезия, вегетативные нарушения, расстройства сна (трудности засыпания, поверхностный сон). Клиническая типология астенических расстройств определяется ее двумя вариантами: гиперстенической астенией, характеризующейся сверхвозбудимостью сенсорного восприятия с повышенной восприимчивостью нейтральных в норме внешних раздражителей (непереносимостью звуков, света и т. д.), возбудимостью, повышенной разражительностью, нарушениями сна и др. и гипостенической астенией, основными элементами которой являются снижение порога возбудимости и восприимчивости к внешним стимулам с вялостью, повышенной слабостью, дневной сонливостью. 

 

Хотя больные и описывают астению как повышенную утомляемость, научное определение астенического состояния требует отграничения его от простой утомляемости. В отличие от утомляемости (обозначаемой иногда как донозологическая астения – физиологическое состояние, которое следует за интенсивной и продолжительной мобилизицией организма, как правило, возникает быстро и исчезает после отдыха, не требует медицинской помощи), астеническое состояние представляет собой патологию, появляется постепенно и не связано с необходимостью мобилизации организма, длится месяцы и годы, не восстанавливается после отдыха и требует медицинского вмешательства. Донозологическая астения часто возникает после чрезмерных физических, психических или умственных нагрузок, при неправильном чередовании работы и отдыха, систематическом недосыпании, адаптации к новым климатическим условиям и др. и в литературе обозначается как информационный невроз, синдром менеджера, синдром «белых воротничков», синдром руководящих кадров, астения у иностранцев, астения при смене часовых поясов, астения у спортсменов, ятрогенная астения. В отличие от этого появление астенических расстройств обусловлено более разнообразными и часто связанными с другой имеющейся патологией причинами. 

 

Сам симптомокомплекс астенического состояния как патологического истощения после нормальной активности, снижения энергии при решении задач, требующих усилия и внимания, или генерализованного снижения способности к действию, состоит из трех составляющих: 

— проявления собственно астении; 

— расстройства, обусловленные лежащим в основе астении патологическим состоянием; 

— нарушения, вызванные реакцией личности на болезнь. 

 

Вторая составляющая астенического расстройства, а именно лежащие в ее основе патологические состояния, и является тем главным признаком, с учетом которого предлагается современная классификация астенических состояний. Органическая астения, доля которой во всех астенических состояниях оценивается в 45%, развивается на фоне хронических, часто прогрессирующих органических (неврологических), психических и соматических заболеваний. К ним относятся инфекционные, эндокринные, гематологические, неопластические, гепатологические, неврологические, психические (прежде всего шизофрения, злоупотребление психоактивными веществами) и другие болезни. В отличие от органической функциональная (реактивная) астения, составляющая 55% в общей структуре астений, характеризуется прежде всего принципиальной обратимостью, т. к. возникает вслед или в качестве компонента ограниченных во времени или курабельных патологических состояний. К их числу относятся острая астения, возникающая как реакция на острый стресс или значительные перегрузки на работе; хроническая астения, появляющаяся после родов (послеродовая астения), перенесенных инфекций (постинфекционная астения) или в структуре синдрома отмены, кахексии и др. 

 

Отдельно в связи с чрезвычайной значимостью проблемы выделяется психиатрическая астения, при которой в структуре функциональных пограничных психических расстройств (тревога, депрессия, инсомния и пр. ) выявляется астенический симптомокомплекс. 

К каким докторам следует обращаться если у Вас Астеническое расстройство (астения):

Психиатр

ПКБ № 5 — Органическое расстройство личности

Данное психическое заболевание обусловлено повреждением головного мозга в результате травмы, интоксикации, инфекции. Таким образом, здесь мы имеем дело с последствиями грубого повреждения ткани центральной нервной системы.

Этот вид психической патологии мало известен среди широких кругов общественности. Между тем, среди пациентов нашей больницы органическое расстройство личности лишь немного уступает шизофрении по частоте. Это и не удивительно, ведь неблагоприятные воздействия на головной мозг чрезвычайно распространены, особенно среди мужской части населения (взять хотя бы хроническую алкогольную интоксикацию и травмы головного мозга).

Часто встречающийся диагноз: «Органическое расстройство личности, в связи со смешанными заболеваниями». Подобная формулировка диагноза стала применяться в России с 1990-х годов, по мере введения в практику Международной классификации болезней Десятого пересмотра (МКБ-10). Она означает, что у пациента имеется органическое поражение головного мозга, обусловленное сочетанием двух или более причин.

Как следует из названия данного заболевания, в его клинической картине ведущим является органический психосиндром.

В наиболее легкой форме этот синдром представляет собой астеническое состояние со слабостью, утомляемостью, неустойчивостью внимания, снижением работоспособности. Возникает эмоциональная лабильность, склонность к сентиментальности, слезливости, что сочетается с раздражительностью. Пациент часто жалуется на головные боли, особенно при неустойчивой погоде (- метеозависимость). Нередки также жалобы на плохую переносимость транспорта, духоты, то есть ситуаций, когда в воздухе помещения снижена концентрация кислорода. У детей и подростков при наличии этого синдрома иногда отмечается снохождение или сноговорение.

По мере усугубления психоорганического синдрома нарастают нарушения мышления, памяти, эмоций. Мышление становится вязким, обстоятельным. При рассказе о чем-либо пациент начинает вдаваться в малозначительные конкретные подробности, отвлекаясь от основной темы. Словарный запас становится бедным, в речи прослеживается склонность к неоправданному повторению одних и тех же фраз и слов, иногда же имеется тенденция к примитивной рифмовке обыденной речи. Для психических процессов у этих больных характерна инертность, с медленной врабатываемостью при выполнении каких-либо задач. Снижается память — как на недавние, так и на отдаленные по времени события. Нарушаются критические способности. Пациент может верно различать плохое и хорошее, но в отношении окружающих легко совершает неправильные поступки, делает бестактные высказывания. Эмоции отличаются грубостью, примитивностью, заостряются негативные характерологические черты, которые были свойственны человеку в прошлом, но которые он ранее старался не выставлять напоказ. Характерна хвастливость, преувеличение своих заслуг, что бывает сопряжено с эйфоричностью. Она может сменяться тоскливо-злобным, мрачным настроением. Время от времени возникают бурные аффективные вспышки (то есть состояния сильного эмоционального возбуждения), даже по незначительным поводам. Нередко это случается неожиданно для окружающих. В таком состоянии больной утрачивает контроль за своими поступками, сознание как бы суживается, — человек не обращает внимание ни на что, кроме сиюминутной задачи «покарать» мнимого или реального обидчика. Именно по такому механизму многие наши пациенты совершают общественно-опасные деяния, в том числе убийства.

При усугубляющихся органических изменениях личности происходит социальная дезадаптация. У детей и молодежи возникают трудности с учебой, а взрослые снижаются в профессиональном плане или теряют работу. Ухудшаются отношения с близкими. Пациенты прибегают к спиртному или к наркотикам как к средству отвлечения от своих проблем. Между тем, у больных с психоорганическим синдромом чаще, чем у других случаются патологические формы алкоголизации и наркотизации, в том числе — амнезия (запамятование) событий, связанных с опьянением, алкогольные делирии («белая горячка»). Тем самым риск криминальных поступков больных повышается еще больше.

На фоне прогрессирования психоорганического синдрома присоединяются неврологические нарушения, в том числе судорожные припадки (пароксизмы). У детей бывает ночной диурез, который является одной из форм пароксизмальных нарушений.

Лечение включает препараты, улучшающие обмен веществ и кровоснабжение в головном мозге, в частности, ноотропы. Кроме того, применяются противосудорожные препараты. Некоторые из них не только предотвращают эпиприпадки, но действуют и как нормотимики, то есть сбивают повторяющиеся колебания настроения, корригируют поведение. К таким противосудорожным препаратам относятся габапентин, карбамазепин, ламотриджин. При психомоторном возбуждении, агрессивном поведении приходится применять и нейролептики. После снятия острых симптомов присоединяется психотерапия, трудотерапия, которые должны носить систематический характер.

Прогноз при органическом расстройстве личности во многом зависит от того, насколько прочными будут установки больного на воздержание от вредностей, усугубляющих основное заболевание. Прежде всего это касается употребления алкогольных напитков и наркотиков. Само же повреждение головного мозга практически нельзя бывает устранить и восстановить начальную тонкую архитектуру центральной нервной системы.

АСТЕНИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ / ЗИНОВЬЕВ П.М.

ЗИНОВЬЕВ П.М.

Проблема экспертизы трудоспособности и диагностики пограничных состояний (психоневрозы)/ Под ред. Р.М. Гладштейна и Т.А. Гейера.- Сб. 9.- М., 1939.- С. 6–26.

Термин, приведенный в заглавии предлагаемой здесь статьи, требует некоторого пояснения. Мы выбрали его для обозначения психопатологических симптомокомплексов, главной характерной особенностью которых являются: с одной стороны — нарушение нервно-психического тонуса в сторону его ослабления, с другой — бедность так называемыми «продуктивными» симптомами. Это преимущественно — состояния «раздражительной слабости», послужившие еще в начале восьмидесятых годов прошлого столетия основанием для выделения в качестве особого заболевания «неврастении» (Бирд). К числу симптомов, характеризующих эти состояния, относятся: ослабление способности к длительному рабочему напряжению, повышенная утомляемость, неустойчивое внимание, пониженное настроение, раздражительность и пр. Такого рода симптомокомплексы очень распространены и, как давно уже выяснено, нозологически неспецифичны, являясь выражением самых разнообразных расстройств и заболеваний, в том числе и таких, как начало прогрессивного паралича, шизофрении и др. В данной статье мы ограничиваем свою задачу изучением только небольшой части синдромов, могущих быть обозначенными как «астенические», именно той их группы, которую прежде всего следует считать наследницей старой «неврастении» и которая объединяет случаи, не имеющие органической основы или не дающие достаточного основания эту основу выявлять. Другими словами, данная статья посвящена изучению клинической картины так называемых «функциональных астений».

Конечно, указанные выше ограничения еще не делают намеченную группу ни этиологически, ни нозологически единой. Прежде всего, самое понятие «функциональности» в применении к нервным расстройствам до сих пор отличается большой неопределенностью. Еще совсем недавно большинство невропатологов и психиатров считали, а некоторые считают и теперь, что функциональными надо считать те заболевания, для которых пока не обнаружена органическая основа. Как ясно из этого определения, оно предполагает, что эта органическая основа, хотя сейчас и не известна, все-таки имеется. Бумке формулировал другую точку зрения: по его мнению, есть такие нервно-психические расстройства, органическая основа которых никогда не будет открыта, так как ее нет. Это — расстройства, развивающиеся преимущественно психогенным путем на основе невропатий и психопатий. Бумке считает, что в этой области происходит преимущественно развертывание и обострение таких свойств личности, которые сами по себе не являются болезненными, а скорее представляют следствие или неустойчивости или дисгармоничности строения нервной системы.

Современная «функциональная патология» (Бергман) несколько иначе ставит вопрос. С ее точки зрения, понятие функционального расстройства должно применяться к патологическим явлениям, имеющим в своей основе те нарушения изменчивой физико-химической динамики органических функций, которые не сопровождаются стойкими «органическими» изменениями в структуре органов, хотя подобные изменения и могут в некоторых случаях являться их следствием. Спазм мелких артерий представляет функциональное расстройство, так как он вызван только временным нарушением деятельности вазомоторных центров, но его следствием могут быть и органические изменения в снабжаемой пораженными сосудами области.

Если обратиться к повседневным клиническим наблюдениям, то необходимо прибавить, что в ряде случаев совершенно невозможно решить, имеем ли мы дело с функциональной аномалией, принимая этот термин в вышеуказанном смысле, или с действительными органическими изменениями структуры нервной системы, однако, выраженными настолько слабо, что их подлинный характер не может быть установлен нашими современными методами исследования. Если мы, например, обратимся к тем астеническим состояниям, которые нередко остаются на некоторое время после острых инфекций (эмоционально-гиперэстетическая слабость Бонгеффера), то, хотя они по симптоматике и течению полностью укладываются в рамки функциональных нарушений, однако по отношению к некоторым из них совершенно невозможно все-таки отрицать вероятную органическую обусловленность.

Но и в рамках того, что бесспорно должно считаться функциональным, мы встречаемся с такой бесконечной пестротой как этиологических факторов и патогенетических моментов, так и симптоматологических проявлений, что уложить все это многообразие в рамки какой-либо «единой» формы нет никакой возможности.

Приводимый ниже материал показывает, что при оценке представленных в нем случаев игнорировать конституциональные особенности совершенно невозможно, но что, с другой стороны, для возникновения снижающего трудоспособность болезненного состояния необходимо также то или другое экзогенное воздействие. В свою очередь внешние влияния могут быть очень разнообразны и приводить к нарушению самых различных нервно-психических механизмов. Особенно важно принципиальное различие, проводимое многими авторами между соматической экзогенией и психогенией: первая пускает в ход механизмы так называемого экзогенного типа реакций, вторая, если не считать своеобразных шоковых синдромов, в основном, выявляет или обостряет конституциональные свойства личности. И те и другие формы реакций могут теснейшим образом переплетаться у одних и тех же лиц.

При этих условиях единственно правильным классификационным принципом в интересующей нас области, особенно для таких практических целей, как решение вопроса о трудоспособности, должен считаться принцип симптомптологический. Если мы возьмем достаточно широкую группу случаев, характеризующихся определенной и внутренне объединенной совокупностью симптомов, то мы сможем в дальнейшем в рамках этой естественной классификации подвергнуть каждый отдельный случай углубленному изучению во всех его индивидуальных особенностях. Это изучение мы будем вести, исходя из предположения о множественности патогенетических факторов, методами так называемого структурного анализа.

Признак нервно-психической астении с изложенной точки зрения как раз очень удобен для объединения группы случаев, характеризующихся определенной функциональной недостаточностью, которая при известных условиях может вести и к нарушению трудоспособности. Конечно, объединенные этим признаком расстройства, даже если исключить из их числа все случаи, где можно с несомненностью думать о наличии хотя бы и легкого органического мозгового поражения или легких форм эндогенных психозов, по этиологическим условиям своего возникновения и построению своей клинической картины могут быть очень разнородны. Это, как мы увидим ниже, не помешает нам придти к некоторым общим для всех случаев практическим выводам в интересующей нас области оценки трудоспособности. Разнородность случаев, конечно, доставит нам ряд затруднений и, прежде всего, не позволит дать одну типичную «картину болезни» и обработать наличный материал теми методами, которыми мы обрабатываем, например, ряд заболеваний с определенной психологией и течением. Мало применим здесь в частности и клинико-статистический метод. Наш материал лучше всего обрабатывать индивидуально клинически, путем описания и анализа отдельных случаев.

Еще одно замечание. Мы не сочли себя вправе исключить из обработки те случаи, где при наличии ясно выраженной картины астенического состояния у нас возникало подозрение, — но только подозрение, — что здесь в основе может быть не функциональное расстройство, а слабо выраженный органический процесс. Мы исходили из того принципа, что в случае нерешенного колебания между функциональным расстройством и органическим поражением надо держаться диагноза функционального расстройства до тех пор, пока вопрос не будет окончательно решен в ту или другую сторону течением болезни или другими данными о ней. Взятый нами в обработку материал касается 92 случаев. Чтобы представить его возможно нагляднее и во всей полноте индивидуальных особенностей отдельных случаев, мы позволим себе сначала привести в коротком извлечении ряд историй болезни.

Наш материал, конечно, очень односторонне отражает действительные отношения в области клиники изучаемого нами синдрома. Эта односторонность является следствием специфического подбора больных по признаку нарушения трудоспособности. В силу этого в наше поле зрения не попали многочисленные случаи острых астенических с благоприятным исходом состояний, вызывающихся, например, тяжелыми инфекциями или большим переутомлением, а также те случаи конституциональных астений, которые не дают срывов в трудовом отношении, однако часто несомненно ограничивают трудовые возможности их носителей. Поэтому нам придется внести в наши выводы некоторые оговорки и поправки.

Однако прежде чем перейти к выводам, полезно подытожить некоторые данные нашего материала, касающиеся моментов, которые предрасполагают к нервному расстройству и вызывают его, а также субъективной стороны переживаний больных, поскольку эта субъективная сторона отражается в жалобах наших пациентов.

Во-первых, что отличало наших пациентов до заболевания, в тот период, когда они сами считали себя здоровыми? Ответ на этот вопрос мы можем получить только из анамнестических данных, чаще всего получаемых от самих же больных. Это обстоятельство, конечно, до известной степени ограничивает, во-первых, достоверность, и, во-вторых, объем получаемых сведений. Во всяком случае, от значительной части обследованных удалось получить указания на свойственные им еще в здоровом состоянии характерологические особенности. Оказалось, что 45, т.е. приблизительно половина описали себя как типичных астеников еще до заболевания. Вот некоторые из определений, данных отдельными пациентами: «Росла слабым ребенком,, была в детстве плаксива, по характеру — тихая, боязливая, застенчивая, замкнутая, реагировала на обиду слезами, переживала все молча»; «в детстве — трусливая, скромная, застенчивая»; «с детства — замкнутая, нервная и впечатлительная, бывали ночные страхи, в душном помещении обычно бывали припадки с потерей сознания, до восьмилетнего возраста — ночное недержание мочи»; «впечатлительная, мнительная, тревожная, нерешительная, склонная к навязчивости». Далее 13 пациентов описывали себя как мягких и спокойных людей или на фоне достаточного тонуса отмечали отдельные астенические черты: «мягкий, уступчивый, душевный, спокойный, сдержанный»; «мягкий, во всем соблюдал умеренность, уравновешенный, спокойный, всегда было хорошее настроение»; «скромный, послушный, мягкий, любил порядок, излишества допускал в меру» или «веселая, жизнерадостная, открытая, с детства страдала головными болями». У 12 пациентов удалось получить только указание на то, что они до того не болели, росли в детстве здоровыми и т.п, 12 отметили положительные синтонные черты, например «была веселой, общительной, жизнерадостной» или «был энергичным, веселым, деятельным» и т.п. Интересно, что эти определения синтонности в общем гораздо бледнее и беднее по содержанию, чем описания астенических черт, дававшиеся первой группой. Наконец, 7 человек отметили у себя стенические черты или проявления взрывчатости, например, «настойчивая, упрямая, аккуратная, упорная в работе, но одновременно добродушная и впечатлительная», или «настойчивый, упрямый, раздражительный, вспыльчивый». Об остальных 8 вообще нет никаких данных.

Большой интерес представляет вопрос о том, какие экзогенные факторы могут считаться причинными, провоцирующими или, по крайней мере, содействующими проявлению астенического состояния. Здесь на первый план выступает грипп или ангины — 33 сл. Типичный рассказ: «До гриппа чувствовал себя хорошо, после гриппа осталось длительное повышение температуры по вечерам, стал чувствовать слабость, сделался нервным, раздражительным, появились головные боли» и т. д. Другие, более тяжелые инфекционные заболевания упоминаются только в единичных случаях: у 2 — малярия, у 1 — бр.тиф, у 1 — паратиф, у 1 — острый суставной ревматизм. Указания на тбк есть только в 3 случаях. Интересно, что относительно часты указания (диагноз, поставленный Институтом) на хронические заболевания носоглоточного пространства, особенно хронический тонзиллит. Такие указания имеются в 14 случаях. Гинекологические заболевания отмечены, как осложняющие, в 31 сл., т.е. примерно в половине случаев функциональной астении у женщин. Это обстоятельство, однако, нельзя без оговорок считать показателем причинной связи между обоими этими моментами ввиду вообще очень большой частоты гинекологических расстройств у женщин. В 15 сл. отмечены желудочно-кишечные расстройства (чаще всего различные формы гастрита, но также и такие расстройства, как спастический колит).

Органические нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы отмечены у 6, субфебрилитет — у 111, гипертиреоз — у 9, преклимакс или климакс — у 5. Кроме того в нескольких случаях — радикулиты и невромиалгии, в 2 случаях — бронхиальная астма, в 3 — те или иные формы инфантилизма, в 5 — выраженное малокровие. Помимо соматических расстройств, ряд больных отмечает, что нервные расстройства у них развились или обострились после различных неприятностей (увольнения со службы или служебных недоразумений, квартирных конфликтов и особенно часто — после семейных неприятностей). Переутомление как исключительный фактор заболевания отмечается самими больными только два раза.

В жалобах больных обращает на себя внимание чрезвычайное многообразие при сравнительно небольших объективных находках. Нет почти ни одной области тела, на боли или неприятные ощущения в которой больные не жаловались бы. Некоторые жалобы обращают на себя внимание своеобразием своей формулировки. Приведем перечисление жалоб женщин, бывших на исследовании в Институте; жалобы мужчин сходны с перечисленными ниже, только они несколько однообразнее и беднее.

Общая слабость, нервность или нервное состояние, раздражительность, вспыльчивость, часто расстраивает ся, по малейшему пустяку волнуется, головные боли, беспричинная плаксивость, частые слезы, подкатывает клубок к горлу, сжимает горло, быстрая утомляемость и сильная усталость, подавленное, тоскливое, упадочное плохое настроение, головокружения, сердцебиения при утомлении, при волнениях, сердечная слабость, колотье и боли в груди и левом боку, в области сердца (в том числе: когда думает о сердце, при волнении), ощущение жара в сердце при быстрой ходьбе, замирание сердца, в левой половине тела что-то ноет, одышка, болит все, ломота в конечностях, болят мышцы всего тела и суставы, ломота в пояснице, спине, костях, боли в позвоночнике, в животе, в руках и ногах, в подложечной области, в лопатке, в затылке, в плечах, паховой области, повышенная температура, потливость, ночные поты, кашель, изжога, отрыжка, рвота, тошнота, икота, запоры, маточные кровотечения, похудание, понижение температуры, плохой аппетит, поносы, сменяющиеся запорами, обмороки и припадки различного рода, ощущение жара, приступы озноба, чувство слабости, удушье, пошатывание при ходьбе, темнеет в глазах, шум в ушах, в голове, сонливость, плохой сон, тяжесть в голове, приступами теряет зрение, невозможность долго сидеть, сжимание в груди, тяжело дышать, мурашки по телу, дрожание всего тела, рук, ног. При внезапном окрике, шуме вздрагивает и всю трясет, подергивания в конечностях, кажется, что все тело наэлектризовано, боится сделать напряжение, чтобы внутри что-то не лопнуло, заикание, приступы не то сонливости, не то потери сознания на работе, не может ходить, кажется, что упадет, хочется лежать в постели, усталость мозга, апатия, потеряла интерес к жизни, никуда не хочется ходить, тянет тишина, одиночество, избегает людей, все ей мешают, рассеянность, разбросанность, пугливость, страхи, беспокойство за работу, неуверенность в себе, плохо стала соображать, память ухудшилась, иногда бросает все, что попадает в руки, трудно работать, стала отставать в работе, работа утомляет, надоели цифры, путает на работе.

Переходя к заключительной части нашей работы, отметим прежде всего, что в научной литературе последнего десятилетия вопросу о нервно-психической астении уделялось сравнительно мало внимания. В русской литературе этому вопросу посвящены соответствующие главы (о неврозах и неврастении) в учебниках, принадлежащие перу Р. Я. Голант и Е.К. Краснушкина; кроме того, имеется сборник, выпущенный Институтом невро-психиатрической профилактики, где ряд статей посвящен неврастеническим состояниям. В западно-европейской литературе функциональными астениями больше других интересуются французы, среди которых Бенону принадлежит заслуга фиксирования внимания на самом этом понятии и выяснения большого принципиального значения изучения различных форм нервной астении. Здесь нет возможности останавливаться на многочисленных вопросах, выдвинутых обсуждением этой чрезвычайно широкой проблемы. Отметим только не которые положения, относительно которых можно считать достигнутым большее или меньшее единогласие.

Первое, это наблюдение, сделанное немецкими авторами еще во время империалистической войны, что даже очень длительная и чрезвычайно напряженная в течение дня и ночи ответственная работа, на передовых, позициях, сопряженная с постоянной опасностью для жизни, вызывала болезненные состояния, которые можно было бы оценивать как «неврастению истощения», только в редких случаях, наоборот, явления эндогенной нервности в этих условиях часто выявлялись и обострялись.

Второе, что гораздо чаще, тяжелые астенические состояния у до того видимо здоровых людей развиваются на почве соматических экзогенных вредностей: голода, инфекции и интоксикаций, особенно, если одновременно продолжается напряженная работа и присоединяется длительная вынужденная бессонница. Это обстоятельство побудило смотреть на вызываемые таким образом астении как на наиболее легкую форму так наз. экзогенного типа реакции. С этой точки зрения Штерц не видит принципиальной разницы между такими состояниями и легкими формами органических заболеваний ЦНС, так как в основе и здесь лежит некоторое экзогенное повреждение мозга.

Последнее положение, на котором сходится большинство авторов, это то, что «реакция самого больного на его болезненное состояние, которая может быть очень разнообразна, часто значительно усложняет картину болезни, создавая ряд психогенных состояний над основным синдромом».

Посмотрим теперь, что показывают наблюдавшиеся нами случаи. Первое, что обращает внимание, это очень редкое упоминание о переутомлении на работе. Почти нигде такое указание не является главным или единственным при перечислении возможных причин развития астении. Это, конечно, не значит, что в повседневной практике амбулаторных врачей нет таких случаев, наоборот, мы знаем, что нередко приходится встречаться с требованиями на больничные листы, путевки в санатории и пр., от пациентов, ссылающихся на тяжелое нервное переутомление. Не всегда такие пациенты встречают должную оценку, — и до сих пор неправильные диагнозы «нервного истощения» являются привычными при выдаче бюллетеней или в протоколах санаторно-курортных комиссий. В свете этих фактов, однако, чрезвычайно знаменательно, что до Института экспертизы эти случаи не доходят. По-видимому, действительно таких тяжелых длительных и стойких астений, которые бы заставляли задумываться над вопросом о возможности инвалидизации, этот фактор не вызывает.

Второе обстоятельство, бросающееся в глаза у наших больных, это очень большой процент (среди заболевших) лиц с конституционально-астеническим складом психики. Эндогенная астения может быть в течение долгого времени и очень часто даже — всей жизни — оставаться хорошо компенсированной и почти не проявляться в симптомах так наз. нервности, однако, она легко обостряется под влиянием всевозможных экзогенных вредностей. Мы часто видим ясно выраженных астеников, которые считаются совершенно благополучными в нервном отношении благодаря таким своим качествам, как скромность, внешнее спокойствие и сдержанность, пока тот или иной экзогенный толчок не выведет их из равновесия, после чего они иногда дают очень тяжелые и трудно поправимые срывы.

Следующим обстоятельством, которое необходимо отметить и которое, к сожалению, в предыдущем изложении было недостаточно подчеркнуто, является сравнительная частота легких, но тем не менее в ряде случаев ясно заметных вегетативных или вегетативно-эндокринных нарушений: общей повышенной возбудимости вегетативной нервной системы, функциональных нарушений желудочной секреции, функциональных расстройств сердечной деятельности, — явлений; гипер- и дистиреоза и т. д.

Далее, в анамнезе больных, как мы уже выше отметили, бросается в глаза обилие экзогенных соматических расстройств. Однако самый характер причинной зависимости в этих случаях довольно сложен и многообразен. В общем можно сказать, что роль соматической экзогении в разных случаях колеблется между значением истинного причинного фактора, с одной стороны, и незначительного провоцирующего момента — с другой. Здесь, однако, надо сделать следующую поправку: обилие случаев с соматическими расстройствами в значительной степени обусловливается тем, что диагноз нервно-психической астении ставился только в Институте, а направлялись больные исключительно с соматическим диагнозом (для выяснения характера субфебрилитета, язва желудка, эндокардит). С другой стороны, «вряд ли можно признать это обстоятельство случайностью: соматические факторы, особенно вызываемые инфекциями изменения в характере реакций вегетативной нервной системы, играют значительно большую роль в возникновении интересующих нас состояний, чем принято думать. Интересно, что другой наиболее частой группой факторов, вызывающих астенический срыв, является группа психогенных воздействий (бытовые и служебные неприятности), причем, как уже отмечалось в начале статьи, нередко соматогенные и психогенные факторы, комбинируясь друг с другом, дают переплет симптомов, совершенно не поддающийся разделению на основе этиологической обусловленности. Можно сказать только одно, что роль психогенных факторов в подавляющем большинстве случаев исключительно провоцирующая.

Последнее обстоятельство, которое очень важно подчеркнуть, это почти полное отсутствие случаев, где бы не было вторичных психогенных надстроек над соматически обусловленным астеническим состоянием. Эти надстройки чрезвычайно разнообразны и временами так сложны, что сильно затемняют основную структуру синдрома. Отметим, что в нашу группу не вошли наиболее яркие случаи подобного рода, где истерические реакции или ипохондрическое развитие выступают на первый план. Мы отбирали по возможности состояния более или менее чистых астений, — тем показательнее почти постоянная вторичная психогенная осложненность и этих случаев. Если попытаться дать типическую схему развития болезненных явлений в описанных нами случаях, то мы получим следующее.

Еще до заболевания имеется нервно-психическая неустойчивость, так что личность находится в состоянии неустойчивого равновесия. В основе этой неустойчивости может лежать та или иная соматическая неполноценность (например, общесоматическая астения) или повышенная вегетативно-нервная возбудимость (невропатия), обусловливающая своеобразную нервную дистонию, которая в дальнейшем может стать исходным пунктом для возникновения всевозможных неприятных и прямо болевых ощущений и потребовать добавочного напряжения для своего преодоления. Психика, развертывающаяся на подобной соматической почве, характеризуется в одних случаях общей вялостью, психического тонуса, неспособностью к устойчивому волевому напряжению, которое могло бы мобилизовать как для сохранения нервного равновесия, так и для труда запас нервной энергии, имеющейся в распоряжении данной личности, в других — при достаточной активности — быстрой истощаемостью, наконец, в-третьих, преимущественно большой эмоциональной неустойчивостью, часто сопровождающейся общей тревожностью, а на основе последней подверженностью страхам за свое здоровье. В некоторых случаях нет, по-видимому, развернутой картины подобного рода, но отмечаются все-таки отдельные астенические особенности, представляющие тут слабые, уязвимые места, которые и являются удобным исходным пунктом для начального нарушения нервного равновесия. В сравнительно редких случаях все дальнейшее патологическое развитие развертывается из описанных свойств на основе формулированного Ясперсом закона психологического развития, т.е. что предрасположение растет и развертывается в постоянном взаимодействии с окружающей средой, причем личность приобретает свои особые свойства, благодаря жизненным условиям, в которые она попала, и с помощью разнообразных механизмов, как упражнение, привыкание и т.д. Особенно подчеркивает Ясперс, что вырастающая на основе данного предрасположения личность реагирует на переживания соответственно остающейся постоянной природе этого предрасположения. Таким образом, основными факторами развития являются предрасположение, среда и переживания. Гораздо чаще мы имеем до поры до времени относительную устойчивость, которая в определенный момент срывается каким-нибудь внешним фактором (в нашем материале особенно часто тем или иным нарушением соматических функций). Возникает экзогенное соматически обусловленное астеническое состояние, выражающееся в общей нервности, неустойчивом или подавленном настроении, чувстве слабости, неспособности к длительному напряжению, утомляемости, ослаблению внимания, головных болях, бессоннице и пр. Такое состояние может развиться и не у астеника. Само по себе оно вполне обратимо, исчезая при отсутствии в личности фиксирующих моментов одновременно с ликвидацией вызвавших его факторов или вскоре после этой ликвидации. Подобные случаи до нас, однако, почти не доходят, так как в смысле оценки трудоспособности они не представляют затруднений. Наш материал составился в своем большинстве из случаев другого рода, где астеническая основа фиксирует близкие ей симптомы и начинает их дальнейшую переработку по выше указанным законам психологического развития, в частности, психогенно формируя симптоматику так называемых «неврозов органов» путем использования функционального расстройства их деятельности (например, сердцебиения, нарушения кишечных функций и пр. ) для выражения таких эмоциональных переживаний, как страх, тревога, неуверенность и т.д.Так происходит то, что когда действительная соматическая основа астении уже исчезла, болезненное состояние не только не исчезает, но даже подвергается дальнейшему развитию и углублению.

Описанные нами картины и типы их развертывания, как мы уже несколько раз указывали, не исчерпывают всего многообразия функциональных астений, так как обработанный здесь материал предварительно подвергся специфическому отбору с точки зрения возможности стойкой утраты трудоспособности. Однако может быть, именно благодаря этому отбору взятые нами случаи получили и некоторое клиническое объединение. Моментом, который объединяет кажущееся многообразие описанных здесь расстройств, является, по нашему мнению, наличие по меньшей мере у большинства больных тех или иных элементов конституциональной астении. Изученные нами расстройства представляют как бы иллюстрации, конечно, неполные и отрывочные, к главе о динамике астенических личностей. Мы видим, что развитие этих личностей в зависимости от действующих на них внешних факторов и от той или иной ситуации, в которой они живут, может быть очень различным, что при благоприятных условиях астенические (компоненты могут оставаться недейственными и полностью компенсироваться соответствующей волевой установкой. В других случаях, под влиянием психогенной провокации, а особенно, как следствие наслаивания на эту астеническую основу хотя бы легкой соматически обусловленной экзогенной астении, возникают острые астенические синдромы, которые при наличии соответственных установок подвергаются фиксации и дальнейшему развитию, преимущественно в смысле ипохондрического обогащения и развертывания. Конечно, в намеченной таким образом динамической схеме нет ничего непреложного. Ряд приведенных случаев показывает, что при известных условиях погружение в свои болезненные ощущения и начавшееся ипохондрическое развитие останавливаются, и перевес получают здоровые установки на активную трудовую связь с окружающей средой.

Описанный механизм развертывания интересующего нас синдрома дает нам и ряд опорных точек для разрешения задачи лечения подобных состояний. Ясно, что это лечение возможно только на основе предварительного изучения со всеми их особенностями структуры и развития астенического синдрома в данном индивидуальном случае. Соматогенные моменты надо тщательно проанализировать и всюду, где они имеются, их надо в первую очередь устранить. Не следует забывать, что часто эти соматогенные моменты являются существенными причинными факторами. Главное внимание врач все-таки должен сосредоточить на самой личности пациента. Здесь очень легко впасть в естественную ошибку: так как личность эта слабая и легко истощающаяся, то средством ее лечения надо выбрать только отдых. Между тем наш материал показывает, что, например, пребывание в санатории, особенно, если оно не связано с углубленным изучением причин, вызвавших астеническое состояние, и с надлежаще продуманными лечебными мероприятиями, нередко дает только очень нестойкое улучшение в состоянии больных, за которым часто следует новый срыв. Это и понятно: в санатории больной подчас только усиливает фиксацию своего болезненного состояния, выходя из нее с установкой на то, что он вообще должен, как слабый, щадить себя. Это в особенности относится к тем больным, у которых астенические синдромы, по миновании провоцирующих соматических или психотравматизирующих факторов, подверглись дальнейшему развитию и фиксации, как мы об этом говорили выше. Центр тяжести лечения подобных пациентов, нам кажется, должен лежать в трудовом перевоспитании их, в создании у них такой психической установки, которая обусловила бы энтузиазм к работе, заставляющий забывать о болезни. Одновременно, конечно, в соответствующих случаях надо позаботиться о правильной организации труда, даже, где это нужно, об его облегчении или об устранении отдельных мешающих возвращению нервной системы больного к должному равновесию моментов в условиях труда и в бытовой обстановке.

Вопросу о трудоспособности при астенических состояниях посвящена в настоящем сборнике особая статья. Мы считаем, однако, необходимым формулировать и здесь некоторые основные принципиальные соображения по этому вопросу, поскольку такие соображения кажутся нам вытекающими непосредственно из клинического материала.

1. Правилом, которое должно определять наше мышление по отношению ко всей области функциональных астений, должно, нам кажется, быть положение, что интересующая нас группа нервно-психических нарушений может давать короткие состояния временной нетрудоспособности, а также обусловливать известные ограничения в подборе работы для лиц, страдающих ими, но лишь в виде редких исключений ведет к таким стойким нарушениям трудоспособности, которые делали бы необходимым определение той или иной группы инвалидности.

2. Временная нетрудоспособность при функциональных астениях предоставляется в тех случаях, где мы имеем преимущесственно экзогенно-соматически обусловленные состояния остро возникшей нервно-психической слабости с явлениями упадка и вялости и где психогенная надстройка, если и имеется, то отступает на второй план. Если освобождение от работы по временной нетрудоспособности предоставляется для лечения на дому, оно не должно быть длительным.

3. Только в исключительных случаях мы встречаемся с настолько тяжелыми и длительными астеническими состояниями, при которых трудоспособность резко ограничена или полностью утрачена. Сюда относятся следующие группы случаев: а) те недостаточно еще изученные тяжелые астении с резким общим упадком нервно-психического тонуса, которые иногда развиваются как следствие эндогенно обусловленных или развившихся после инфекций, интоксикаций, иногда оперативных вмешательств и пр. сдвигов в деятельности эндокринно-вегетативной системы; б) те формы ипохондрическо-психологического развития, которые иногда встречаются у тяжелых конституциональных астеников и по отношению к которым оказывается бессильной психотерапия, и в) родственные предыдущей группе чрезвычайно редкие и также очень плохо изученные случаи прогрессирующей без видимых внешних причин нервно-психической слабости, не дающие, однако, в течение всей жизни пациента ни психотических симптомов, ни явлений интеллектуального упадка.

4. Случаи, где астенические состояния без определенной органической основы вызывают нарушение трудоспособности, будь то временное или постоянное, представляют ничтожное меньшинство в общем количестве функциональных астений. Громадное большинство этих последних может успешно подвергаться лечению без перерыва работы. При этом психогенно провоцированные астении иногда дают значительное улучшение от мероприятий, направленных на улучшение труда и бытовой обстановки.

Эта цифра касается только случаев, где термин «субфебрилитет» имеется в числе диагнозов. Число случаев, где имелись длительные расстройства терморегуляции, значительно больше.

См. Краснушкин. Неврозы и психоневрозы. Глава в «Учебнике нервных болезней» под ред. Кроля, Маргулиса и Проппера. М. Л. 1934 г, Т. II, стр. 584 и сл.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

Клиническая лекция по астенической пневмонии, прочитанная студентам Бирмингемской больницы общего профиля на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Изображения
  • Просматривать
    • По тематике
      Журналы и книги
    • По названию
      Журналы и книги
    • Издатели
    • Коллекции
    • Изображения
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

asthenic — Перевод на русский — примеры английский

Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

These examples may contain colloquial words based on your search.

It is used in the form of decoctions, infusions, tinctures in asthenic conditions, neurosis and neurasthenia, convulsions, headaches and insomnia, anemia and endocarditis.

这是用在形成的煎,输液,酊在 虚弱 状况、神经官能症和神经衰弱、惊厥、头痛和失眠症、贫血性心内膜炎。

With asthenic body Constitution nothing is added or taken away.For example, three women have the same height — 165 cm, but with a different body type, we will get the same 65 kg, subtracting from their growth 100.

虚弱 的身体的《宪法》没有什么是加入或带走。 例如, 三位妇女有相同的高度-165厘米,但具有不同体型,我们将得到同样的65公斤,减去从他们的成长以100。

But the end result depending on the Constitution of their bodies will be very different: — asthenic type — 65 kg — 10% = 58,5 kg — hypersthenic type — 65 kg + 10% = 71,5 kg — normostenichesky type — 65 kg In addition to the Constitution of the body, there is another parameter to be taken into account when calculating ideal weight by the formula Brock, — age.

但最终的结果取决于《宪法 》 , 他们的机构将是非常不同的 : — 虚弱 的类型-65公斤-10%=所58,5公斤 -hypersthenic类型-65公斤+10%=71,5公斤 -normostenichesky类型-65公斤 此外 , 《 宪法》的主体,是 另一个参数 是计算时考虑到理想的重量式布洛克 , — 年龄 的。

He left the hospital with the following diagnosis: residual effect from hydrocarbon poisoning, toxic encephalopathy, moderate asthenic syndrome and chronic bronchitis in remission.

他的出院诊断如下:碳氢化合物中毒后遗症、中毒性脑疾病、中度 衰弱症 、慢性支气管炎好转。

Other 50 cases of typical kidney and liver Yin deficiency, flaming-up of asthenic fire, the use of Sangbaipi Decoction treatment.

选50例典型肝肾亏虚型患者,使用杞菊地黄汤加减治疗。

He was sent to the interregional prison hospital for diagnosis of after-effects of methane poisoning, with vasomotor cephalalgia, chronic bronchitis, vegetative asthenic syndrome and loss of vision in the left eye.

他被送到地区间监狱医院。 检查甲烷中毒(1986年) 的后遗症情况,并被诊断患有血管舒缩性头痛、慢性支气管炎、植物性 衰弱症 和左眼视力丧失。

Associated defects include asthenic habitus, long narrow facies, constricted palate, deep overbite, and myopia.

伴随缺陷包括 虚弱 体质、狭长面容、 缩腭 、深覆牙合和近视。

Personality, Psychasthenic: A form of personality disorder characterized by an asthenic physique, a low level of energy, a proneness to fatigue, lassitude, lack of conative drive, and sometimes an oversensitivity associated with obsessional traits.

精神衰弱性人格:一种以衰弱体型、活力低下、易疲劳、厌倦、缺乏意动的内驱力,与有时伴有强迫性特征的过度敏感等为特征的人格障碍。

The Effect of Yipizhixie Decoction on the Content of D-xylose in Serum and Motilin in Plasma of Rats with Spleen Asthenic Diarrhea

益脾止泻汤对脾虚泄泻大鼠血清D-木糖含量及血浆胃动素的影响

Suggest an example

Other results

Objective Observation of asthma capsules in the treatment of mice asthenia Diseases.

目的观察平喘胶囊对小鼠 虚喘症 的治疗作用。

Objective: To explore morphological changes of gastrointestinal mucosa of rats with spleen asthenia syndrome.

Two cities stop in Friday fall, but still bounced the asthenia .

两市于周五止跌,但仍反弹 乏力

The weight stock performance is not splendid, causes the bulk lots rise asthenia .

权重股表现并不出色,导致大盘上涨 乏力

However, health asthenia in a proportion of women in rural areas still remains.

不过,一部分农村妇女仍然身体 虚弱

OBJECTIVE: To investigate the defection dynamics of Yiqi Runchang Liquid in treating asthenic -type constipation.

Objective:To approach splenic asthenia proportion in asthma acute stage and the characteristic of symptom-complex of splenic asthenia in order to provide reference evidence for clinic practice.

目的:探讨脾 在哮病急性期各证型中的构成比及脾虚的中医证候学特点,为临床 治疗 提供一定参考依据。

Clinically, the doctor may use one hand to push along or against the course of the channel in one direction.It has the function of treating asthenia and reducing asthenia .

也可沿直线在穴位上用力来回直推,有 调和阴阳 、脏腑功能的 作用

I heard about them from Western people and decided to use them to treat asthenia .

我 从西域人的口中 听到赤焰金龟的传说 我便想 用以实带虚 的方子治疗寒症

They use the word Lomography to mean a wide-angle, shoot-from-the-hip, distorted colors, plastic lenses, expired film kind of photo asthetic .

他们用这个词Lomography的看法,意味着广角,拍摄髋关节,扭曲的颜色,塑料镜片,过期膜样的照片 asthetic

Results Yun-Pi Prescription could increase body weight and food intake, improve excretory rate of D-xylose in splenic asthenia rats.

结果运脾方能明显增加 脾虚 大鼠的食量和体重,增加D-木糖的排泄率。

BFMAF – The Asthenic Syndrome

A distraught widow who has just buried her husband is about to destroy everything and everybody, but mainly herself.Измученный человек пытается найти выход из ежедневного хаоса и рутины в вечном сне. Хотя их пути на самом деле не пересекаются, фильм подразумевает, что они оба страдают титульным синдромом — слабостью, расслабленностью, усталостью, которые одинаково конкретны и аллегоричны.

«

» Самый знаменитый фильм Муратовой, эпический фильм « Астенический синдром », получил Серебряного медведя на Берлинале 1990 года и принес ей международное признание. Фильм называют великолепной фреской и апокалипсисом.Муратова создала яркие образы отчаянных персонажей, полных решимости терпеть, схватывающих и угадывающих состояние СССР накануне его распада. Жгучий портрет индивидуального недомогания и коллективной апатии, с полифоническими элементами и абсурдистскими картинами, фильм оглушает зрителя шоковой терапией, разрушая все иллюзии. Муратова (открытая любительница животных) сняла документальные кадры в собачьем загоне для одной из самых душераздирающих сцен фильма. Единственные титры фильма вписывают кредо, написанное как толчок узнавания для зрителя: «Людям не нравится смотреть на это.

Построен как Хорошо темперированный клавир Баха , Астенический синдром Metier — диссонанс. Это две части изображения двойной асимметрии. Первая часть, черно-белая, фильм в фильме, напоминает эстетику первых фильмов Муратовой. Второй, цветной, повествует о лунатической жизни незначительного писателя и учителя литературы, который задыхается в унылой рутине своего бессмысленного окружения. Независимо от того, противостоят ли они жестокости и гротескности своего окружения через агрессию или пассивность, каждый персонаж бродит без цели, «прогресс» выпотрошен.Мрачный гиперреализм Муратовой полон резких контрастов, поскольку ирония, энтропия и ярость дестабилизируют любую единую перспективу.

Обсуждая фильм « Positif » в 1991 году, Муратова заявила: «Я могла бы посвятить этот фильм Толстому. Это ключ к моему фильму. Он говорит о наивности интеллигенции, считающей, что культура и искусство могут изменить мир… Я считаю, что мы можем только привлечь внимание, спровоцировать, заставить задуматься. Попробуйте утончить душу и поднять ментальный уровень. Но суть того, что внутри, изменить нельзя.Этот фильм — трагедия, посвященная этому факту». — Елена Горфинкель

Астенический синдром (фильм) — TV Tropes

Не очень жизнерадостный

Астенический синдром — советский фильм 1989 года (сделанный на русском языке в Одессе, Украинская ССР) Киры Муратовой. Он был снят после того, как вмешалась Перестройка, и режиссеру снова разрешили свободно снимать свой кинотеатр, поскольку предыдущий запрет был снят.

Первая его часть посвящена женщине, которая пытается справиться с потерей мужа.Вторая его часть рассказывает о школьной учительнице, страдающей титульным астеническим синдромом. На самом деле первая, более короткая часть фильма — это фильм, демонстрируемый упомянутому школьному учителю. Он спит на своем месте после того, как все выходят из кинозала после окончания фильма.

Если подумать о Кире Муратовой, это, пожалуй, самый популярный фильм. Хотя и ее более ранние Brief Encounters (1967), и гораздо более поздние The Tuner (2004) также пользуются уважением.


Троп

  • В роли самой себя: Ольга Антоновна, играющая Наталью Ивановну, а также она сама как актриса, сыгравшая в фильме, составляющем первую часть всего фильма.
  • Парадокс знаменитостей: Извращенный, как после показа артхаусного фильма, лектор, желающий обсудить его со зрителями, перечисляет Германа, Сокурова и Муратова (главных режиссеров советской артхаусной сцены) как авторов, заслуживающих большего внимания. Таким образом, Муратова-режиссёр существует и во вселенной «Астенического синдрома». Люди, которых фильм раздражает, немедленно уходят из кинотеатра.
  • Crapsack World: Жизнь в советской Украине во время перестройки очень похожа на эту.Все ветшает, большинство людей чувствуют себя неадекватно.
  • Нарочито монохромный: Первая часть фильма.
  • Downer Начало: Начинается с похорон мужа главной героини. Короче говоря, она не воспринимает его смерть легкомысленно.
  • Эпический фильм: по стандартам артхаусного фильма, хронометраж 2 часа 33 минуты.
  • Чрезмерная скорбь: По Наталье Ивановне, которая настолько огорчена смертью мужа, что нападает на окружающих, как на знакомых, так и на незнакомцев.
  • Ложное обвинение в изнасиловании: И как! Наталья Ивановна стоит на трамвайной остановке с одним мужчиной и больше ни с кем. Через некоторое время она нападает на него, он сначала удивляется, затем наносит ответный удар и сбивает ее на землю. Потом она начинает кричать, что он пытается ее изнасиловать. Однако внезапно приходят несколько человек и говорят, что видели, что она сама напала на него первой. Потом все уходят, в том числе и мужчина, который вначале ждал трамвай с Натальей Ивановной.
  • Переключатель сюжета на полпути: Первая и вторая части фильма связаны только потому, что первая часть — это фильм в фильме, который смотрит персонаж второй части.Это не совсем половина, так как первая часть намного короче.
  • Пни собаку: настроение фильма задается, когда группа могильщиков делает что-то, что сейчас будет осуждено всем интернетом. Они издеваются над кошкой и прикрепляют ей к хвосту жестянку. В конце концов, кошка уносится прочь, а один из мужчин, пытающихся схватить ее за хвост, ловит жесть в подставке и остается с отстегнутой от кошки жестью. Это означает, что люди одновременно жестоки и неадекватны.
  • Шоу внутри шоу: Первый фильм фактически показывается во вселенной следующего фильма.

Что это за слово? Используйте Word Type, чтобы узнать!

К сожалению, с текущей базой данных, на которой работает этот сайт, у меня нет данных о том, какие смыслы ~term~ используются чаще всего. У меня есть идеи, как это исправить, но мне нужно будет найти источник «чувственных» частот. Надеюсь, приведенной выше информации достаточно, чтобы помочь вам понять часть речи ~term~ и угадать его наиболее распространенное использование.

Тип слова

Для тех, кто интересуется небольшой информацией об этом сайте: это побочный проект, который я разработал, работая над описанием слов и связанных слов.Оба этих проекта основаны на словах, но имеют гораздо более грандиозные цели. У меня была идея веб-сайта, который просто объясняет типы слов, которые вы ищете — точно так же, как словарь, но с акцентом на части речи слов. И так как у меня уже была большая часть инфраструктуры с двух других сайтов, я решил, что не будет слишком много работы, чтобы настроить и запустить это.

Словарь основан на замечательном проекте Wiktionary от wikimedia.Сначала я начал с WordNet, но потом понял, что в нем отсутствуют многие типы слов/лемм (определители, местоимения, аббревиатуры и многое другое). Это побудило меня изучить издание Словаря Вебстера 1913 года, которое теперь находится в открытом доступе. Однако после целого дня работы по внесению его в базу данных я понял, что было слишком много ошибок (особенно с тегами частей речи), чтобы его можно было использовать для Word Type.

Наконец, я вернулся к Викисловарю, о котором я уже знал, но избегал его, потому что он неправильно структурирован для синтаксического анализа.Именно тогда я наткнулся на проект UBY — удивительный проект, который нуждается в большем признании. Исследователи проанализировали весь Викисловарь и другие источники и собрали все в единый единый ресурс. Я просто извлек записи из Викисловаря и вставил их в этот интерфейс! Так что это потребовало немного больше работы, чем ожидалось, но я рад, что продолжал работать после первых двух грубых ошибок.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: проекту UBY (упомянутому выше), @mongodb и express. js.

В настоящее время это основано на версии Викисловаря, которой несколько лет. Я планирую обновить его до более новой версии в ближайшее время, и это обновление должно принести кучу новых значений слов для многих слов (или, точнее, леммы).

ПРОЧИЕ НЕТ. 79: АСТЕНИЧЕСКИЙ СИН, ШКАФ, SCALD

 

В первые дни NCS я начал повторяющуюся серию под названием РАЗНОЕ , которая насчитывала до 78 выпусков, прежде чем она исчезла из-за забвения.Самостоятельно установленное правило для этой серии заключалось в том, что я выбираю группы, которые никогда раньше не слышал, и слушаю одну песню (или, может быть, две) из чего-то нового, что они выпустили, записываю свои непосредственные впечатления, а затем оставляю это на суд читателей. решить, следует ли исследовать дальше. Эта стратегия позволила мне брать сэмплы из альбомов и EP, которые у меня не было времени полностью прослушать или просмотреть полностью, не зная заранее, как музыка поразит меня (или вас).

Как вы видите, сегодня я решил вернуться к этому формату, чтобы подчеркнуть некоторые новые открытия, которые я сделал.В каждом случае здесь, за исключением одного, я понятия не имел, как музыка поразит меня, но окунуться в эти воды оказалось хорошей идеей (я купил все три). Итак, начните шевелить пальцами ног, и начнем.

АСТЕНИЧЕСКИЙ СИН (Россия)

Этот первый альбом — один из трех сегодняшних, который не был полным выстрелом в темноту. Мне его порекомендовал Ренни (от Starkweather), и я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы он вел меня неправильно.В качестве еще одного побуждения попробовать Asthenic Syn (из Ставрополя, Россия) он упомянул, что музыка заставила его подумать о Kriegsmaschine , эта ссылка привлекла меня, как мух на мед. Тот факт, что человек, стоящий за этим сольным проектом, взял себе имя недоброжелатель , скрепил сделку

.

 

 

В прежние дни этой рубрики я не всегда выбирал начальный трек в качестве пробного примера, но сделал это здесь. Открывателем является 10-минутный шторм монстров под названием « Одержимый ».Злобные риффовые циклы повторяются снова и снова, подкрепляемые атакующими ударными и подчеркнутые блестящими и быстро извивающимися полосами соло-гитары в режущих аккордах. Не менее злобный, чем риффы, вокал — это проявление бешеной, напористой враждебности.

Насилие в музыке ядовито, одновременно злонамеренно-жестокое и маниакально-бешеное. В упоительной атаке есть перерыв, слияние мрачных произнесенных слов и поблескивающих акустических струн, хотя и не подает признаков надежды, прежде чем безумное варварство возобновится, а затем грохот барабанов и многослойная лепнина дрожит, визжит и кричит, настраивая еще один повторяющийся рефрен, который задорно впивается в голову слушателя, как диссонирующее алмазное сверло.Это нервирующий опыт, но очень захватывающий — и более чем достаточный, чтобы оправдать копание глубже.

BANDCAMP :
https://asthenicsyn. bandcamp.com/album/and-then-there-none

FACEBOOK :
https://www.facebook.com/thyasthenicsyn

 

 

 

 

ШКАФ (США)

Кабинет Следующим экспериментом в этом возрождении было две причины: во-первых, из-за странного, набитого слогами названия альбома — Разложение гексаэдрической сеплофобии — которое, как я знал, закончит мою суету к словарю, даже если я его не слушал.А во-вторых, потому что альбом был выпущен лейблом Bloody Mountain Records , домом для других групп, на которых я зациклился. Четыре члена кабинета не раскрывают своих официальных имен, но я подозреваю, что они пересекаются с другими группами Bloody Mountain , что увеличивало искушение.

Я снова выбрал начальный трек в качестве теста. « Вхождение в форму » немедленно приступает к кампании ударов, пульсации и калечения, сопровождаемых ужасно искаженным рычанием и отрыгиванием. Резкий треск малого барабана и лихорадочные пульсации баса вызывают рефлекторное, похожее на поршень движение, но болото гитарного истирания уродливо и мучительно, а жуткие, хныкающие соло звучат жалко. Ближе к середине музыка меняется, останавливая катастрофическую разрушительность и превращаясь в великолепно сверкающую (но все же пугающую) волну звука.

Сделайте быстрый вдох, потому что песня снова начинает воздействовать на ваши быстро сокращающиеся мышцы и царапать ваш разум — пока она резко не замедлится и не начнет стонать, тянуться и топать в титанической и глубоко гнетущей манере.Он вздымает землю, даже когда этот маленький хныкающий рефрен прорывается сквозь него, как извивающаяся личинка, а затем цикл уничтожения возобновляется, увенчанный реверберацией потусторонних клавишных тонов и демоническим ужасающим вокалом.

Трек полностью разрушительный, но увлекательный, и здесь я снова готов пойти дальше и позволить альбому поглотить меня целиком и начать ломать меня и переваривать то, что он находит.

П.С. «Гексадрон» — это любой многогранник с шестью гранями, а «сеплофобия» — боязнь разлагающейся материи.

BANDCAMP :
https://bloodymountainrecords.bandcamp.com/album/decomposing-hexahedronic-seplophobia

 

 

 

 

SCALD (Великобритания)

В случае с Scald я решил заглянуть в их недавно выпущенный альбом Regius I , потому что они из Белфаста, Северный остров. Насколько мне известно, я не имею родственной связи с Северным островом, но я один из тех американских идиотов, которых тянет к ирландским вещам из-за их склонности к трагедии и романтике.

В третий раз я выбрал начальную дорожку, чтобы проверить, хочу ли я идти дальше. Тот, « Lex Vermitronis », оказался жутким и сумеречным в начале, представляя собой смесь небесных синтезаторов и баритонового хора. В то время как синтезаторы, похожие на бореальные, продолжают звучать каскадом, песня превращается в сотрясающий кости индустриальный ритм и жуткие гортанные звуки, а танцующие клавишные создают искрящуюся мелодию. Это звериное рычание, а музыка тревожно дрожит.Вздымающиеся каскады кажутся зловещими, как приближающаяся буря опустошения, даже когда клавиши продолжают искриться жизнью.

Я решил придерживаться альбома еще для одной песни, которая еще более катастрофична в своем грохоте, еще более черноглаза в своих громоподобных битах, а блеск высоких звуков кажется скорее пугающим, чем великолепным. Риффы наэлектризованы, но харш-вокал по-прежнему безумно ненавистен, хотя здесь хоровые голоса завораживают. Опять же, сидеть на месте — не вариант, так как песня сотрясает позвоночник, забивает почки и, как правило, хорошо справляется с подавлением чувств.Я тоже продан на этом.

Только после того, как я прослушал эти треки, я заметил заметку на странице Bandcamp о том, что Scald распались в 2017 году. Просматривая Metal Archives , я узнал, что самые ранние релизы Scald восходят к 90-м годам, а что этому предшествовали еще три альбома, хотя последний из них вышел 14 лет назад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.