Отходняк от наркоза у человека: Страница не найдена — Северо-Западный государственный медицинский университет имени И. И. Мечникова

Содержание

Опасен ли «Пропофол»? Популярный препарат для анестезии подвергнут проверке

Медики говорят о непредвиденных реакциях пациентов. «Пропофол» используется при операциях. На что жалуются врачи и можно ли заменить немецкий препарат?

Фото: depositphotos.com

Росздравнадзор проводит проверку серии препарата для анестезии «Пропофола». О непредвиденных реакциях у пациентов на «Пропофол Каби» в ведомство заявили врачи из Центральной клинической больницы № 1 филиала Научно-клинического центра ОАО «РЖД». Об этом сообщает ТАСС.

Немецкий препарат производится с 1977 года и используется для поддержания наркоза во время хирургических операций. В России его производит компания «Фрезениус Каби». Росздравнадзором ей направлено уведомление о грядущей проверке.

Непонятно, чем вызваны опасения врачей, препарат зарекомендовал себя с хорошей стороны очень давно, говорит анестезиолог-реаниматолог госпиталя имени Бурденко Евгений Волошин:

— Такой информации я не слышал, о том, чтобы распоряжение какое-то было, вообще про «Пропофол» ничего плохого не слышал. У него есть отрицательный побочный эффект, но это если его принимать более двух суток, даже трех. Просто накапливается фенол в крови, и это не очень хорошо для пациента. Все грамотные анестезиологи и реаниматологи долго на «Пропофоле» не держат. Он сделан на основе яичного белка, может быть реакция, но она редка, я такого не видел ни разу. Препарат выбора в принципе для коротких операций, рассчитывается дозировка определенная на массу тела человека, он легко управляемый, вызывает седацию сознания пациента, пациент спит. Препарат выключают, он через минуту просыпается.

— Есть у него альтернативы?

— Всегда можно без «Пропофола» провести анестезию, это на любую операцию — на короткую и длинную. Просто «Пропофол» удобен для коротких операций, но без него обойтись можно.

Ранее ряд СМИ распространил сообщение о том, что Минздрав устным распоряжением запретил использование «Пропофола» после двух неудачных операций в клиниках пластической хирургии.

Однако главный внештатный анестезиолог Минздрава Игорь Молчанов опроверг РБК сообщения о запрете. «Я только что обсуждал этот вопрос с главным анестезиологом Москвы. Информация неверная. Никакого устного распоряжения не было», — сказал он.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Что такое дофаминовое голодание и чем оно может помочь

  • Крис Стокел-Уокер
  • BBC Worklife

Автор фото, Getty Images

«Дофаминовое голодание» перезагружает ваш мозг и позволяет снова получать удовольствие от простых радостей жизни, утверждают адепты. Но подкреплены ли их идеи научно?

Когда Джеймс Синка начинает дофаминовое голодание, он старается максимально отрезать себя от раздражителей современного мира.

Он прекращает есть и вместо этого только пьет воду. Он отключает телефон, не заглядывает в лэптоп и игнорирует остальные гаджеты. И, насколько это возможно, он старается ни с кем не разговаривать — и даже не встречаться глазами.

«Мне повезло — у меня очень понимающие друзья и члены семьи, — говорит предприниматель из Кремниевой долины. — Я их заранее предупреждаю: «17 ноября у меня дофаминовое голодание, извините, но со мной нельзя будет связаться. Это не потому, что я вас не люблю, просто мне это нужно». Поначалу это казалось несколько странным, но сейчас все уже привыкли. Посмеялись и приняли это как данность».

24-летний Синка — один из растущего числа работающих в высокотехнологическом секторе, кто применяет дофаминовое голодание. Таково последнее увлечение (или, если хотите, причуда) Кремниевой долины, обитатели которой, как считается, обращены в будущее и с готовностью поддерживают все оздоровительные инициативы.

Но не пытаются ли выдать за что-то новое одну из форм древней медитации — только в современных одеждах? И что думает по этому поводу наука?

«Стоит того»

Дофамин (или допамин) — это нейромедиатор, вырабатываемый в мозге человека и служащий элементом «системы вознаграждения» мозга. Его часто (и неправильно!) называют гормоном радости, удовольствия.

«Его выработку в организме могут запускать внешние раздражители — особенно неожиданные важные события, — рассказывает Джошуа Берк, профессор неврологии и психиатрии из Калифорнийского университета (Сан-Франциско). — Они могут быть самыми разными — от внезапных неприятных звуков до стимулов, которые, исходя из прежнего опыта, стали ассоциироваться с вознаграждением».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Кремниевая долина, битком набитая гигантскими компаниями и стартапами в сфере высоких технологий, — эпицентр взрыва популярности дофаминового голодания

Поклонники дофаминового голодания считают, что мы стали слишком зависимы от всевозможных радостей современной жизни, от дозы дофамина, который выделяется каждый раз, когда мы испытываем удовольствие от пищи, от пользования технологиями и соцсетями.

Они утверждают, что, умышленно избегая всех этих стимулов, мы можем снизить количество дофамина в мозгу. И потом, после «голодания», когда мы вновь начинаем пользоваться стимулами, нам это доставляет больше удовольствия и делает нашу жизнь лучше.

Синка считает, что постоянные дофаминовые «всплески» делают нас нечувствительными к этому нейромедиатору — точно так же, как у наркомана, принимающего ту или иную субстанцию, рано или поздно вырабатывается толерантность к ней.

Психолог Кэмерон Сепа, который работает со многими клиентами в Кремниевой долине, говорит, что дофаминовое голодание основано на методе поведенческой терапии, известном как «контроль над раздражителями» и помогающем больным с зависимостями, убирая триггеры.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

От кофе тоже придется отказаться…

Он уточняет: это способ оптимизировать здоровье и эффективность высших руководителей и венчурных инвесторов, с которыми он работает.

«Учитывая характер их работы, полной стрессовых ситуаций, когда ни на минуту невозможно отвлечься, когда надо быть постоянно на связи и всё контролировать, неудивительно, что они склонны к развитию зависимостей, с помощью которых надеются уменьшить стресс и избавиться от отрицательных эмоций», — объясняет Сепа.

Однако если полностью прекратить пользоваться соцсетями и технологическими гаджетами, для их карьеры это станет самоубийством. Так что он советует кратковременное воздержание — чтобы восстановить баланс в жизни.

Сепа говорит, что его пациенты сообщают об улучшении настроения, способности концентрироваться и производительности. Дофаминовое голодание дает им больше времени на более здоровые привычки.

Джеймс Синка вспоминает свой первый опыт голодания, случившийся с ним, когда он был еще ребенком. Три дня он болел, а когда наконец почувствовал желание съесть что-нибудь, то откусил кусочек персика.

«Это было совершенно невероятно! Чувство вознаграждения, возникшее от съеденной пищи, было феноменальным, я запомнил его на всю жизнь».

Потом он эпизодически пробовал голодать, когда учился в университете, и теперь ежемесячное голодание вошло в распорядок его жизни. Регулярно Синка отказывается и от пользования современными технологиями — в течение прошлого года он устраивал себе дофаминовое голодание раз в три месяца.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Закройте свой ноутбук — это один из многих раздражителей, от которых вам придется отказаться, если хотите попробовать дофаминовое голодание

«Дофаминовое голодание для меня — это синтез разных форм голодания, которые я пробовал в течение жизни. И как синтез оно дает многосторонний положительный эффект», — утверждает он.

Голодая, он сосредотачивается на уменьшении раздражителей в трех основных сферах: в окружении, в поведении и в пище. Он не слушает музыку, не пользуется электронными приборами, ни с кем не разговаривает. Он избегает зажигать свет, прекращает есть, не принимает лекарств или пищевых добавок.

Самое сложное — найти для этого время, когда жизнь заполнена деловыми встречами и телефонными переговорами с инвесторами или клиентами.

Но, по его словам, голодание стоит того.

Новая причуда или ребрендинг древней медитации?

Но далеко не все убеждены в пользе дофаминового голодания. «Имейте в виду: дофамин не имеет прямого отношения к «удовольствию» или «радости», — отмечает Берк.

По его словам, он не знает ни одного доказательства того, что «голодающие», не пользуясь современными технологиями и вкусной пищей, могут снизить уровень дофамина в мозгу.

«Это всего лишь увлечение, а не контролируемое исследование, — подчеркивает он. — Конечно, это звучит довольно правдоподобно: если прекратить на какое-то время то и дело проверять свой аккаунт в соцсетях и воздержаться от регулярных вечеринок, это действительно принесет вам пользу. Только вот маловероятно, что это как-то связано с дофамином».

«Трудно отрицать, что вы испытаете облегчение, когда сделаете перерыв в деятельности, приносящей стресс или сильно возбуждающей. Но это не то же самое, что отказаться от разговора с другом только потому, что у вас, видите ли, «дофаминовое голодание».

Эми Милтон, старший преподаватель психологии в колледже Даунинг (Кембридж), поддерживает Берка: «Я не убеждена, что всё это имеет отношение к системе выработки дофамина или к перезагрузке мозга, как пытаются нас убедить. Но я, конечно, не могу сказать, что это плохая затея — время от времени пересматривать свои привычки».

К тому же это невероятно похоже на другой способ поддержания психического здоровья, известный давным-давно: медитация випассана существует в буддизме более 2500 лет, а в последние 100 лет обрела популярность на Западе, благодаря 10-дневным курсам таких учителей, как Махаси Саядо и Сатья Нараян Гоенка.

Тех, кто приходит на курсы випассаны, просят воздержаться «от убийства любых живых существ, воровства, секса, лжи и опьяняющих веществ». Поэтому многие считают дофаминовое голодание той же випассаной, замаскированной под нечто суперсовременное, под биохакинг Кремниевой долины.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Кремниевая долина известна и тем, что здесь рождаются самые причудливые увлечения или методики

Одержимость общества всем, что исходит из Кремниевой долины, и убежденность в том, что там живут и работают люди, которые — на переднем фронте любых достижений, означают, кроме всего прочего, что мы склонны доверять чуть ли не любой инициативе, которая там рождается, даже если специалисты говорят, что научно она никак не обоснована.

Дэн Лайонс — скептик. Он — журналист, освещающий вопросы технологии, сценарист комедийного телесериала HBO «Кремниевая долина».

«Мы попадаемся на удочку, почему-то считая, что эти люди умнее, чем все остальные, — говорит он. — Что они уже живут в будущем, что они видят, что там, за поворотом. И всякие прочие штампы. Мы покупаемся на это, и они успешно продают это нам… Скажите, если бы такое увлечение родилось на автозаводах нынешнего Детройта, кто-нибудь вообще обратил бы на него внимание?»

Возможно, играет роль и сексизм. «Смотрите, как высмеяли Гвинет Пэлтроу — и заслуженно — с ее компанией Goop и всякими безумными вещами, которые она пропагандировала, — говорит Лайонс. — Во многом вся штука в том, что здесь [в Кремниевой долине] — богатые белые мужчины».

«Контроль над поведением»

Как считает Джеймс Синка, то, что он делает, — современная интерпретация медитации випассана, адаптированная к технологическим реалиям XXI века.

По его словам, критики высмеивают то, чего не понимают. Для него же дофаминовое голодание снова сделало притягательными повседневные дела.

«Каждый день мы погружаемся в перенаселенную, переполненную раздражителями реальность, тонем в шуме. И вот теперь мы способны отступить на шаг, подумать и снова включиться в этот мир, но уже на своих условиях».

Только не надо называть это дофаминовым голоданием, предупреждают некоторые эксперты. Милтон, которая называет это «интересной идеей», полагает, что главные преимущества метода в том, что он дает ощущение контроля над своей жизнью.

«Нам нравится управлять тем, что мы делаем. Когда вам кажется, что вы получили контроль над своим поведением и делаете шаги, помогающие справиться с проблемами, вы чувствуете себя лучше», — объясняет она.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Верните контроль над своим поведением

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Worklife.

Как вывести человека из наркоза. Как долго отходят от общего наркоза? Как отходят дети после наркоза

Перед запланированной операцией помимо того, как все пройдет, пациента волнует еще один вопрос: каким будет восстановление после общего наркоза и как побыстрее из этого состояния выйти? Эти переживания вполне объяснимы, ведь нередки случаи, когда на введенные препараты человек реагирует достаточно тяжело.

Наркоз – это искусственный сон, вызванный определенными препаратами (анестетиками), во время которого наступает торможение и отключение рефлексов, некоторых функций организма. Происходит расслабление мышц, исчезает реакция на боль, сознание выключается.

Сколько нужно времени для восстановления после наркоза

Этот вопрос задают себе и докторам практически все, кому предстоит хирургическое вмешательство, но вряд ли кто-то сможет ответить однозначно, сколько времени выходит наркоз и как его выводят. Восстановление длится от нескольких минут до определенного количества часов. Поэтому, как быстрее отойти от анестезии, зависит от нескольких факторов:

  • Длительность операции. Если она сложная и проводится в течение нескольких часов, то и выходить из наркоза будет тяжелее.
  • Дозировка анестетиков. Она напрямую связана со временем, затраченным на операцию: при многочасовом хирургическом вмешательстве количество введенного препарата соответственно больше и его переносимость может быть более тяжелой.
  • Общее состояние здоровья пациента. Крепкий организм способен легче перенести наркоз и быстрее его вывести.
  • Возраст пациента. Пожилые люди обычно переносят наркоз тяжелее.

Выход из наркоза сопровождается восстановлением жизнедеятельных процессов, возвращением к работе всех функций. В среднем на это уходит от 1,5 до 5 часов. Анестезиолог продолжает наблюдать пациента и по окончании вмешательства, следя за тем, как человек приходит в норму, нет ли каких-либо осложнений.

Возможные побочные проявления наркоза

То, как организм справится с анестетиками, каким будет выход из-под их воздействия, особенно волнует пациента. Реакция на введенные препараты у каждого своя: кто-то выходит из этого состояния почти сразу, а кто-то ощутит на себе побочные явления:

  • Головная боль, головокружение. Анестетики иногда понижают давление, что приводит к головокружениям. Боли в голове часто случаются после эпидуральной анестезии, но проходят они в течение нескольких часов.
  • Боли в горле. Если пришлось использовать дыхательную трубку или интубировать пациента, то возможно такое побочное явление. Обычно проходит через 2 дня.
  • Тошнота, иногда со рвотой. Самое распространенное явление. Ощущение тошноты напрямую зависит от введенных препаратов.
  • Спутанное сознание. Этому обычно подвержены люди пожилого возраста.

Это основные, наиболее часто встречающиеся побочные явления наркоза. Есть еще несколько более тяжелых реакций организма, но встречаются они реже:

  • галлюцинации;
  • нарушение речи или слуха;
  • озноб;
  • заторможенность мышления;
  • онемение конечностей;
  • нарушение сна.

В любом случае совсем не факт, что перечисленные реакции на наркоз обязательно будут. Большинства из них можно избежать, если учесть ряд несложных условий.

Общие правила: как не усугубить последствия наркоза, профилактика

Чтобы помочь себе и легче пережить так называемый «отходняк» от наркоза, нужно следовать нескольким правилам, о которых врачи всегда предупреждают:

  • За день до хирургического вмешательства категорически нельзя есть тяжелую пищу. Ужин должен быть легким, и не позднее 18-19 часов (точнее скажет врач, это зависит от вида операции и предполагаемой ее продолжительности).
  • В день операции (до ее начала) поесть можно за 6 часов (не позже), а пить – минимум за 2 часа или более. В каждом конкретном случае возможное время приема пищи точнее определит анестезиолог.
  • Анестезиолог должен знать абсолютно все о состоянии больного, чтобы правильно подобрать дозу препарата или отменить операцию. Особенно это касается тех случаев, когда самочувствие пациента вдруг изменилось незадолго до вмешательства. Это очень важно!
  • Пить можно не ранее, чем через час, и то с разрешения врача. Употреблять сладкие или газированные напитки нельзя: это может спровоцировать вздутие кишечника или рвоту. Лучше попить простую кипяченую воду или теплый чай.
  • Если питье не вызвало рвоту, через несколько часов с ведома врача можно съесть немного легкой и жидкой пищи: кисломолочные продукты, суп-пюре, желе, овощное пюре. Особенно важно придерживаться такой диеты перенесшим операцию на брюшной или тазовой области: у этих пациентов в течение 2-3 дней будет наблюдаться нарушение перистальтики, поэтому пища должна быть максимально нежной и из легко усваиваемых продуктов.
  • Если операция была длительной и тяжелой, то во избежание нарушений памяти нужно будет пить много жидкости: от 1,5 до 3 л в сутки. Это поможет быстрее вывести препарат из организма.
  • Сильную боль в прооперированной области нет смысла терпеть, поэтому всегда можно попросить врача назначить обезболивающий укол. Но обычно очнувшемуся пациенту инъекцию делают сразу.

Профилактика осложнений

Помимо нелегкого подчас состояния после наркоза, есть еще риск появления послеоперационных осложнений. Но их можно избежать, если выполнять простые условия.

Не всегда после операции больной может глубоко дышать, что обычно чревато угнетением дыхательной функции, застоями в легких и последующей пневмонией. Поэтому, чтобы раздышаться, пациенту необходимо проводить дыхательную гимнастику. Полезным будет упражнение, имитирующее надувание воздушного шарика.

Через 2 часа после окончания работы хирурга нужно начинать переворачиваться (с разрешения врача), через 5-6 часов пытаться сесть на кровати, а через полсуток или сутки можно ходить. Двигательная активность необходима во избежание образования тромбов из-за долгого лежачего положения. Возможно, врач назначит и лечебную физкультуру.

Вывод

Страх перед тем, как выходить из-под действия анестетиков, у многих людей вполне понятен. Но это величайшее изобретение дает врачам уникальные возможности проводить любые, даже самые сложные, операции и прочие действия без угрозы болевого шока у пациента. Препараты, вводящие больного в состояние искусственного сна, постоянно совершенствуются, и, возможно, когда-нибудь будет изобретено средство, не вызывающее негативных реакций организма.

Но пока важно понимать, что есть основные требования к тому, чтобы облегчить свое состояние после наркоза:

  • тщательное предварительное обследование и выполнение рекомендаций врача до операции;
  • правильные действия после операции, касающиеся двигательной активности, дыхания и питания;
  • беседа с анестезиологом, если есть панический страх или ухудшение состояния перед операцией, что поможет специалисту подобрать подходящий препарат в зависимости от здоровья и психологического состояния пациента, так же анестезиолог может посоветовать вам, как быстро отойти от анестезии, если вы его спросите об этом.

И есть еще одно очень важное условие: не слушать страшные рассказы о том, как тяжело и мучительно пережил «отходняк» от наркоза кто-то из родственников или знакомых. У каждого все пройдет индивидуально, а со временем любые испытанные в это время ощущения все равно забудутся.

Выход из наркоза после операции волнует многих людей больше, чем сам ход хирургического вмешательства. Ведь во время него человек ничего не чувствует, а вот после отхода анестезии возникают неприятные ощущения. И они связаны не только с возвращением чувствительности в зоне операционного воздействия: помимо боли пациент порой испытывает массу мучительных симптомов, которые могут продолжаться несколько часов.

Особенности местной анестезии

Под местной анестезией понимается временное обезболивание небольшого участка тела вследствие воздействия на него наружных препаратов либо обкалывания лекарственным раствором. В определении сразу же можно видеть и крупную классификацию видов местной анестезии: поверхностная и внутренняя. Последняя, в свою очередь, делится на еще несколько подтипов в зависимости от области воздействия (эпидуральная, проводниковая, спинномозговая, инфильтрационная).

Местная анестезия нашла применение почти во всех областях медицины, но самым ярким примером является стоматология. Сегодня практически все манипуляции проводятся с обезболиванием. И если раньше пациенту приходилось терпеть по 10-20 минут, пока врач сверлит зуб, чистит каналы, ставит пломбу, то сейчас все болевые ощущения сводятся к секундному покалыванию от введения тонкой иглы.

Как проводится

Все виды местного обезболивания имеют свои особенности проведения, но в среднем это примерно так: человеку вводят лекарство в определенную область. Спустя несколько минут чувствительность в этой зоне теряется, и врачи могут приступать к манипуляциям. Пациент при этом пребывает в сознании, но он ничего не ощущает, даже прикосновений холодного инструмента. Общее состояние тоже стабильно, хотя некоторые признаются, что испытывают легкую тошноту и головокружение. Но врачи связывают это, скорее, с волнением, чем с обезболиванием.

Кстати! Иногда перед введением иглы кожу предварительно обезболивают наружными анестетиками, чтобы снизить болевые ощущения от прокалывания мягких тканей. Получается комбинированная местная анестезия. Она используется, например, при проведении эпидурального наркоза.

Как отходит наркоз

Количество вводимого анестетика и выбор его типа рассчитывается исходя из сложности операции и телосложения пациента. Но лекарство всегда берется с запасом, чтобы анестезия вдруг случайно не отошла во время врачебных манипуляций, если на них потребуется больше времени. Соответственно, после окончания операции у пациента есть еще несколько минут (иногда даже чуть больше часа), чтобы анестетик перестал действовать.

Чувствительность возвращается постепенно, но достаточно быстро. Сначала человек начинает ощущать прикосновения, а уже спустя минуту-две чувствует боль в месте проведения манипуляций. Если это была стоматологическая процедура, то может ныть зона прокола десны или лунка после удаленного зуба.

При лечении кариеса, как правило, боли после отхода анестезии не ощущаются. Если это была более сложная операция, например, по удалению вросшего ногтя, то прооперированный палец может начать достаточно сильно болеть, потому что имело место нарушение целостности тканей. Но эти боли можно купировать анальгетиками.

Возможные осложнения

Некоторые люди страдают аллергией на те или иные виды лекарств. Местная анестезия предусматривает применение Лидокаина, Новокаина, Бупивакаина и др. И на них у человека может возникнуть реакция в виде:


Эти реакции проявляются сразу после введения лекарства. И если первые две вполне терпимы, то последние три требуют прекращения операции и госпитализации пациента. Узнать о наличии аллергии на анестетики можно путем предварительного проведения аллергопробы.

Некоторые люди отмечают определенные реакции уже после отхода местной анестезии: кружится или болит голова, появляется слабость, клонит в сон, поднимается температура. Но точно невозможно сказать, является это аллергией на лекарство либо последствиями после проведенной операции.

Особенности общего наркоза

Более сложный тип анестезии, подразумевающий погружение пациента в наркотический сон и полное лишение его не только чувствительности, но и сознания. Людям, которые ни разу в жизни не подвергались этому, сложно представить такое состояние. Поэтому многие боятся своей первой операции под общим наркозом.

Общая анестезия сегодня тоже успешно применяется во всех областях медицины. Причем, иногда это единственный шанс провести операцию. В стоматологии этот тип обезболивания тоже используется, когда человек (обычно ребенок) не способен побороть свой страх перед походом к дантисту.

Два основных типа общего наркоза: ингаляционный (через маску) и внутривенный. Иногда применяется комбинированная анестезия. Какой она будет в конкретном случае, решает врач в зависимости от специфики операции и физиологии пациента.

Из чего складывается

Общая анестезия состоит из трех «компонентов»: медикаментозный сон, анальгезия и миорелаксация. По сути, человек просто засыпает, но фактически в его организме происходят совсем иные изменения. Во время обычного сна дыхание спокойное, тело расслаблено, но рефлексы сохраняются.

И если кольнуть человека булавкой или просто похлопать по нему, он проснется. А наркотический сон подразумевает еще и анальгезию – подавление вегетативных реакций организма на все типы вмешательств: проколы, разрезы, манипуляции с внутренними органами и т.д.

Третий «компонент» общего наркоза – миорелаксация – необходим для облегчения работы хирургов во время операции. Благодаря наличию в лекарственном растворе миорелаксантов, мышцы пациента максимально расслаблены и тоже не могут рефлекторно реагировать на вмешательства (сокращаться, напрягаться).

Как проводится

Если это общее обезболивание по ингаляционному типу, то пациенту на нос и рот надевается маска, через которую подается газонаркотическая смесь. От человека требуется ровно дышать и не сопротивляться наступлению сна. По подключенным к телу датчикам анестезиолог определяет, когда наркоз полностью подействовал, и сигнализирует об этом хирургам.

Внутривенная общая анестезия подразумевает введение лекарственных средств через кожу. Такой наркоз считается более глубоким и надежным, тогда как ингаляционное обезболивание применяют для несложных операций. Если предстоит тяжелое и длительное вмешательство, то используют комбинированный наркоз: сначала внутривенный, затем добавляют маску.

Кстати! Во время действия общего наркоза медики обязательно наблюдают за основными показателями жизнеспособности организма, благодаря аппаратуре и внешним признакам. Цвет кожи пациента, температура тела, работа сердца, пульс – все это позволяет контролировать течение анестезии и состояние человека.

Сколько отходят от общего наркоза

Люди иногда опасаются за свое самочувствие в момент выхода из общего наркоза после операции, потому что это сложный процесс. Хотя, сложен он для анестезиолога, а для пациента, скорее, неприятен. Это напоминает пробуждение от очень тяжелого сна. При этом могут отмечаться следующие ощущения:

Если общая анестезия была легкой, то пациент после операции отправляется в палату и «просыпается» сам. После глубокого наркоза человека обязательно «будит» анестезиолог. Это может происходить прямо в операционной, либо в реанимационном отделении спустя какое-то время.

Кстати! Некоторые люди выходят из общего наркоза часами, испытывая при этом весь «набор» перечисленных выше симптомов.

Возможные последствия

Общее обезболивание – это стресс для организма, который во время его действия фактически балансирует на грани жизни и смерти. Да, все происходит под контролем бригады медиков, но все равно дыхание почти останавливается, рефлексов нет, сердце бьется очень слабо. Поэтому последствия, связанные с нарушением нормального функционирования сердечно-сосудистой и дыхательной системы – не редкость. Это проявляется понижением или повышением давления, спазмами гортани и бронхов, выделением мокроты, икотой.

Можно ли облегчить выход из наркоза

Снизить интенсивность неприятных ощущений можно, если правильно подготовиться к операции. Для этого нужно откровенно рассказать врачу о перенесенных заболеваниях и о своих беспокойствах, соблюсти диету, добросовестно принять положенные препараты. Если пациент своевольно относится к предоперационной подготовке, втайне от медиков ест, бегает курить или пьет какие-то таблетки, то это создаст проблемы во время хирургического вмешательства. Причем, они будут связаны не только с погружением в наркоз и выходом из него, но и с ходом самой операции.

Соблюдать врачебные рекомендации нужно и после того, как общее обезболивание перестало действовать. Если врач разрешает вставать и ходить, нужно делать это, чтобы предотвратить тромбоэмболию (закупорку венозных сосудов). Кому-то советуют просто шевелить ногами по той же причине. Не рекомендуется сразу после пробуждения хвататься за книгу или смартфон: лучше отдыхать и думать о чем-то хорошем, например, о том, что все позади. И ни в коем случае не пренебрегать указаниями врача, которые в зависимости от типа наркоза и проведенной операции могут быть разными.

Мне тогда в 13 лет делали плановую операцию на обоих глазах в московской Морозовской больнице, — как и прочим детям, что там лежали, под общим наркозом… Помимо меня, тогда такой же наркоз давали ещё дюжине ребят, оперировавшихся в этой офтальмологии: все эти мальчики в палате были школьного возраста, однако более-менее младше чем я…

Ещё за сутки до собственной операции, уже лёжа в хирургической палате, я мог наблюдать со стороны, как отходили от наркоза все те, кого уже проопериравали. Так вот, ВНЕШНЕ это казалось вообще безобидным,и ничуть не напоминал тех ужасов, о которых часто можно прочесть сейчас в Интернете!:(((

Итак, после операции пациента привозили на каталке ещё без сознания, с забинтованными глазами и резиновой трубкой во рту, — но не той длинной и тонкой, которую глубоко в трахею вставляют при интубации, а с такой довольно короткой и толстой, концом до начала горла лишь доходящей, она «воздуховод» называется, по-моему. В ней отверстие прямоугольного сечения, и затыкали ею рот только чтобы язык зафиксировать под дороге из операционной в палату. Там бесчувственного больного клали без подушки с каталки на койку, прибинтовывали к ней за руки, а трубку-воздуховод вынимали… Все, кого мне довелось наблюдать, приходили в сознание одинаково: сперва все просто лежали в отключке 1-2 часа, потом начинали тихонько стонать и чуть шевелиться в постели, но это длилось всего считанные минуты, а не часы или сутки! Врачи же специально никого не будили, по щекам не лупили, и даже когда один пацанчик дольше других не отходил от наркоза, никаких специальных мер они не предпринимали, а просто ждали, когда он чуть погодя очнулся… Короче, все рано или поздно приходили в ясное сознание безо всяких побочных эффектов. И НИКТО при этом не бредил, не глючил, не орал, не рыдал, не матерился, не трясся, не икал, языком попусту не болтал, родителей не звал, не дёргался, не блевал, под себя не ссался и не срался (об этом, правда, заранее позаботилась та медсестра, что делала всем до операции большущую клизму:))…

В общем, извне всё это выглядело настолько мирно, что я, ранее страшившись наркоза больше, чем самой операции, почти успокоился: и как оказалось, зря, — т.к. самое неприятное от него было именно во ВНУТРЕННИХ, не зримых со стороны ощущениях!.. Прежде чем описать мой ВЫХОД из наркоза, надо прежде сказать об ощущениях при вводе в него, т. к. они были взаимосвязаны. Общий наркоз делали внутривенно, и — как я узнал из больничных документов уже много лет спустя, будучи уже давно взрослым, — КЕТАМИНОМ, который все очень клянут за вызываемые им «глюки» и кошмары. Но там его вводили в смеси с дроперидолом и гаммааминомасляной кислотой (ГАМК), которые нейтрализовывали глючность этого препарата, так что мои ощущения от него были далеко не столь жуткими, как многие другие описывают! Правда, тогда с непривычки и эти «средние» ощущения меня сильно напугали…

Итак, когда на операционном столе мне воткнули в руку капельницу, врачи не просил меня считать и не говорили, когда я должен заснуть: все просто молча занимались своими приготовлениями к операции. Между тем сестра начала влажной пахучей марлей смазывать мне лицо (вероятно каким-то антисептиком), — и в то же самое время стали вводить препарат в вену… Я уже к тому моменту от страха лежал на столе в полуобморочном состоянии, а когда одновременно с этим мазанием начал действовать наркоз, меня быстро стала охватывать жуткая, тошнотворная слабость: тело стало как ватное, голова закружилась, перед глазами зарябило, и вообще сделалось небывало плохо. Эта пугающая дурнота всё нарастала, о чём я было хотел сказать врачам, но мой язык уже не слушался… Поэтому я мог только жалобно стонать, и вслед затем быстро лишился чувств. Причём мои органы чувств отключались не синхронно, а в определённой последовательности, и дольше всего у меня сохранялся слух. Из-за этого по мере погружения в наркоз собственные стоны доносились до меня как будто со стороны… Последнее, что я подумал до того, как совсем потерять сознание, была мысль: «НАВЕРНОЕ, Я УМИРАЮ!»..:(((

Дальше я провалился во тьму, где уже ничего не думал, не слышал и не чувствовал. Однако всё же под этим наркозом я видел сон, но не кошмарный или сказочный, как очень часто бывает, слыхал, от кетамина, а вполне простой и банальный. — Приснилось лишь, что операцию в последний момент отменили: наверное потому, что именно это соответствовало моим желаниям:) Правда, трудно сказать, снилось ли мне это непосредственно во время операции или уже после неё, перед началом пробуждения!? Однако в любом случае, никаких кошмаров, глюков, полётов по трубам, лабиринтам и тоннелям, чувства «потери личности» и прочей жуткой психоделики я тогда не испытывал!..

Через некоторое время после сна началось пробуждение… Тут до меня ДИАНА ОСИПОВА и ЕВГЕНИЙ АБРАМОВ рассказывали, что когда после схожих операций очнулись с повязкой на глазах, не могли сперва осознать, где они и что произошло: такое конечно испытать при «отходняке», лёжа в полной темноте, — это мне представить даже жутко! Но в моём случае подобной амнезии, к счастью, не было,- едва начав приходить в себя, хоть и с завязанными глазами, я вполне уже понимал, что к чему!.. Т.е. ознавал, кто я; что операция кончилась; что я всё же не умер — вопреки моему испугу при вводе в наркоз, — и сейчас постепенно от него отхожу…:) Вот только радоваться этим фактам я не мог из-за того довольно мерзкого состояния, в котором сперва пребывал: мало того, что ничего не мог воспринимать извне, ибо в ушах звенело, а перед забинтованными глазами была сплошная мгла, так ещё и своего тела сперва я вообще не чувствовал, как будто его заморозили. Я не ощущал даже силы тяжести, поэтому мне казалось, будто моя замороженная голова, отдельно от тела, летит где-то в этой звенящей пустоте, словно в тёмном космическом вакууме… Притом самое поганое в этом мучительном состоянии было то, что я совершенно не знал, сколько оно будет длиться!? Мне оставалось лишь тупо, пассивно ждать… Долго или коротко, но постепенно я «разморозился»: мои чувства восстановились, я стал вместо прежнего звона в ушах различать внешние звуки, почувствовал наконец своё тело, а не только голову. — Вскоре я не только пришёл в нормальное, ясное сознание, но и смог порвать сам те дурацкие бинты на руках, которыми меня, подобно другим, привязали к кровати, когда ранее привезли с операции, т.к. лежать привязанным мне было унизительно!..:) В общем, сложил освобождённые руки на груди, и когда в палату впервые (т.е. после моего пробуждения) зашла дежурная медсестра, она сразу без слов поняла, что я вполне пришёл в себя.- Помню, она стала ещё выговаривать мне за эти порванные завязки, но я перебил её и спросил сколько времени: она соблаговолила ответить, — кажется, было где-то часа три пополудни… Я ещё прикинул, что после операции прошло часа 2, и значит, я просыпался не дольше остальных!

Вот, короче, что испытал при наркозе и выходе из него лично я. И хотя других оперированных пацанов мне как-то не пришло тогда в голову расспрашивать про их ощущения, думаю, они внутренне чувствовали примерно то же самое. Этот дешёвый кетаминовый наркоз был конечно не сахар, но, как теперь понимаю, далеко не худший вариант. — По крайней мере при нём тогда не было кошмаров или галлюцинаций, никто в судорогах не бился, не рыдал и не пел, не кричал и не мычал, никакого бреда не плёл. Вообще лежали все после операции очень тихо, как мышки, даже меж собой не переговаривались вовсе… И вовсе не потому, что язык не слушался, заплетался или что, — когда хотели, говорили четко и внятно!.. Даже ЖАЖДЫ, как помню, и то особой ни у кого после того наркоза не было! И в дальнейшем никаких «побочек» типа провалов в памяти, сонливости, головных болей или панических страхов я не испытывал ни в больнице, ни потом, — учиться продолжил нормально…

Многие люди боятся оперативных вмешательств именно из-за препаратов, используемых для введения пациента в состояние наркоза. За последние несколько десятков лет анестезиология очень продвинулась в своем развитии. Наркозные медикаменты ежегодно становятся более безопасными. Тем не менее каждый ввод человека в состояние общего наркоза негативно сказывается на его здоровье . Последствия могут быть отдаленными и заметными не сразу. В этой статье мы рассмотрели, как вывести наркоз из организма после операции, как обезопасить себя от негативных последствий и быстро восстановиться после оперативного вмешательства.

Что такое наркоз, как он действует на человеческий организм

Как действует общий наркоз на человека, почему пациенты не чувствуют боли во время операции? Состояние наркоза – это искусственно вызванный глубокий медикаментозный сон, во время которого человек полностью теряет всю чувствительность . При этом происходит полное расслабление мускулатуры. Это помогает хирургу проводить операцию, обеспечивает полную неподвижность больного.

Общий наркоз может проводиться только в полностью укомплектованных и оборудованных операционных. Вводить человека в это состояние может только квалифицированный анестезиолог. Он присутствует на протяжении всей операции, контролирует жизненно важные показатели, во время того как хирург проводит непосредственно оперативное вмешательство.

Время выхода из наркоза после операции также контролируется анестезиологом. Чаще всего пробуждение наступает в первые 10-20 минут после завершения оперативного вмешательства.

Не путайте общий наркоз с местной анестезией. При последней проводится только локальное обезболивание определенного участка тела. Во время проведения такой операции человек находится в полном сознании. Местная анестезия показана при малоинвазивных и непродолжительных оперативных вмешательствах.

Препараты для введения человека в состояние наркоза оказывают влияние на кору головного мозга . Они временно отключают ее, вследствие чего болевые импульсы не поступают в мозг. Ученые и исследователи до сих пор до конца не изучили влияние общего наркоза на человеческий организм. Некоторые вопросы о механизме его действия до сегодняшнего дня остаются без точного и определенного ответа.

Выделяют две большие группы препаратов для проведения общего наркоза:

  • Ингаляционные. При их использовании, наркозное состояние наступает вследствие вдыхания специальных препаратов, находящихся в газовом состоянии. Представители:
  1. закись азота;
  2. фторотан;
  3. галотан;
  4. изофлюран;
  5. севофлюран;
  6. десфлюран.

  1. фентанил;
  2. кетамин;
  3. морфин;
  4. промедол;
  5. пропофол;
  6. тиопентал натрия;
  7. реланиум;
  8. диазепам;
  9. оксибутират натрия.

Чаще всего при проведении оперативного вмешательства проводится комбинирование различных препаратов . При короткой операции возможно применение какого-то одного лекарства.

Какие могут быть негативные последствия и осложнения от наркоза

Препараты для проведения общего наркоза некоторыми пациентами тяжело переносятся. Состояние такого глубокого медикаментозного сна является стрессом для организма, так же как и сама операция.

Запомните, что не нужно отказываться от операции из-за страха общего наркоза. Благодаря современной анестезиологии хирурги получили возможность спасать жизни и проводить сложнейшие и длительные операции. Процент тяжелых осложнений вследствие наркозных препаратов минимален.

Чаще всего у пациента развивается тошнота и рвота после наркоза . Зачастую эти симптомы связаны с раздражением слизистой оболочки ингаляционными препаратами, а также воздействием собственного желудочного сока на слизистую оболочку. Рвота чаще всего развивается у детей, а также пациентов, имеющих повышенную кислотность желудочного сока.

Рвота у ребенка после операции чаще всего не является опасным осложнением и признаком развития какого-то патологического состояния. Но на всякий случай вам следует немедленно сообщить о ней лечащему доктору.

В редких случаях, общий наркоз может приводить к следующим осложнениям:

  • Отеку головного мозга.
  • Гипотензии – снижению уровня артериального давления.
  • Аритмии – нарушенному ритму сердечных сокращений.
  • Осложнениям со стороны дыхательной системы. Это может быть госпитальная пневмония или повреждение слизистой оболочки вследствие проведения интубации.
  • Острому нарушению мозгового кровообращения, инсульту. К такому осложнению более склонны люди пожилого возраста, страдающие атеросклеротическим поражением сосудов.
  • Нарушению работы почек, почечной недостаточности.

Отдельно от осложнений выделяют галлюцинации после наркоза . Они могут развиваться у пациентов на протяжении первых суток. Они вызываются препаратами, например, наркотическими анальгетиками.

Среди некоторых пациентов, которые боятся наркоза, бытует мнение, что лучше потерпеть боль во время операции, чем подвергать свой организм такой сильной медикаментозной нагрузке. Это утверждение ошибочно. Само ощущение боли в разы опаснее анестезии. Болевой шок, рефлекторная остановка сердца, коллапс сосудов могут развиться у человека, чувствующего сильную боль.

Ускорение выведения наркоза из организма

Сколько наркоз выходит из организма? Время, за которое наркозные препараты выводятся из организма, зависит от их количества, вида и общего состояния пациента . Также на продолжительность этого времени влияет и длительность пребывания человека в состоянии наркоза, тяжесть проводимой операции. Чаще всего в современной анестезиологии, применяются препараты короткого действия. Они выводятся из организма на протяжении первых суток. Этот период может увеличиваться у пациентов пожилого возраста.

Восстановление после общего наркоза проводится под контролем доктора анестезиолога-реаниматолога и лечащего хирурга. Первые сутки пациент может находиться в отделении интенсивной терапии.

Находясь в больнице, нужно следовать всем рекомендациям доктора и не стараться как-то самостоятельно ускорить выведение лекарств. Все нужное лечение будет проводиться медицинским персоналом, отклоняться от назначенной терапии опасно. Никакие народные средства или «советы соседей и друзей» в этом периоде не должны применяться.

При появлении каких-то нарушений и симптомов немедленно сообщите о них доктору. Самостоятельно принимать любые лекарства, даже обезболивающие или противорвотные запрещено.

Есть и пить в послеоперационном периоде можно только после разрешения доктора . Чаще всего на протяжении первых суток назначается голодание, а вся необходимая организму жидкость вводится через капельницы.

Как можно помочь организму после выписки из больницы

После выписывания из больницы, врачом будут даны вам рекомендации. Это может быть диета, питьевой режим, препараты. Придерживаться следует всех назначений.

При нормальном функционировании почек больным назначается обильное питье, направленное на выведение остатков наркозных препаратов. В сутки желательно выпивать воды не меньше чем 30 мл на 1 кг веса .

Все препараты, применяемые для введения человека в наркоз, оказывают негативное влияние на работу и функционирование печени. Для ее поддержания можно пропить курс расторопши. Это лекарственное растение продается практически в каждой аптеке. Но перед его приемом желательно проконсультироваться с доктором.

Не существует определенных и расписанных схем, как быстро восстановить организм после наркоза. Зачастую лекарств и диеты, назначенных в больнице, достаточно. Период реабилитации включает не только выведение препаратов из организма, но и заживление послеоперационных ран, восстановление после вмешательства .

Оперативное вмешательство, проводимое под общим наркозом, безусловно, является стрессовой ситуацией для организма. Выведение самих наркозных препаратов занимает небольшой период времени, до суток. Как правило, на протяжении этого периода человек пребывает в отделении интенсивной терапии, где ему оказывается все необходимая помощь. Не занимайтесь самолечением и не пытайтесь вывести препараты из организма с помощью каких-либо народных средств. Они могут навредить здоровью, удлинить реабилитационный период.

Большинство стоматологических лечебных процедур включают в себя обезболивание. Причина этому в чрезвычайной к боли. Без устранения болевой восприимчивости можно проводить лишь на начальной стадии – когда еще не начался воспалительный процесс в пульповой камере. Но когда воспаление началось, то, как правило, зуб болит сам по себе, даже без каких-либо воздействий на него. Если же на жевательный орган производится температурное (например, от охлажденной воды или даже просто от струи прохладного воздуха) или механическое воздействие, боль многократно усиливается и может даже стать невыносимой.

В стоматологии существует три основных подхода к устранению чувства боли при врачебных манипуляциях на зубах:

  • умерщвление пульпы при помощи мышьяковых соединений и других химических веществ аналогичного действия;
  • при помощи новокаина, и других анестетиков;
  • общий наркоз.

Первый подход сегодня считается устаревшим и применяется, в основном, либо при наличии противопоказаний к анестезии, либо неопытными и недостаточно квалифицированными врачами. Общий наркоз применяется редко – в особых ситуациях при наличии соответствующих показаний – например, при долгих и сложных операциях, таких как установка трансосальных имплантатов.

Местная анестезия сегодня является наиболее широко распространенным методом обезболивания. В этом случае при помощи соответствующих медикаментов лишается болевой восприимчивости тот участок полости рта, где проводятся лечебные процедуры.

Однако действие препарата не ограничивается только зубом и прилегающими тканями. После укола пациент чувствует, как у него немеет щека и губа. Результатом становится затрудненная речь, и это еще продолжается какое-то время после выхода из кабинета. В связи с этим у пациента может возникнуть вполне закономерный вопрос о том, сколько может продолжаться такое состояние. Иногда в жизни такой вопрос может иметь принципиальное значение. В самом деле, можно ли лечить зубы с анестезией в тот же день, когда планируется публичное выступление?

С другой стороны, врачебные ошибки во время инъекции препарата, а также факторы, связанные с особенностями организма пациента и общим состоянием здоровья, могут стать причиной осложнений. Потому пациент может быть обеспокоен слишком большой продолжительностью анестезии. Сколько же в норме должна составлять длительность действия препарата, и в каких случаях есть основания для беспокойства. Итак,

Сколько времени отходит анестезия зуба

Во время проведения многих лечебных процедур на зубах производится обезболивание, которое может быть как местным, так и общим. Общий наркоз, представляющий собой искусственное лишение пациента сознания, при лечении зубов применяется редко – обычно при наличии специальных показаний. Так, общая анестезия применяется:

  • при наличии у пациента определенных психических расстройств;
  • при эпилепсии;
  • при проведении лечения зубов у детей в случае наличия у них непреодолимой боязни зубных врачей и стоматологического кабинета.
  • при большой продолжительности и сложности хирургического вмешательства.

Местное обезболивание имеет широкое применение в стоматологии и сегодня оно все более и более вытесняет старый метод лечения зубов с девитализацией нерва мышьяком. В основе местной анестезии лежит свойство ряда химических веществ подавлять проводимость и уменьшать возбудимость нервов, передающих болевые сигналы в мозг.

Воздействие на нервы с целью подавления их болевой чувствительности может быть осуществлено двумя способами. В первом случае препарат вводится непосредственно в область, где проводятся стоматологические манипуляции. Такая анестезия называется инфильтрационной.

Во втором случае подавляется проводящая способность одного из основных нервов, передающих сигналы от определенных зон лица и полости рта. В этом случае болевой чувствительности лишается не один зуб, а целый участок челюсти и лица.

Проводниковое обезболивание более сложно и рискованно, чем инфильтрационное, а также требует высокой квалификации врача. Однако оно обеспечивает более сильный и продолжительный эффект и позволяет выполнять зубоврачебные процедуры сразу на целой группе зубов.

Вне зависимости от способа проведения анестезии, через некоторое время после инъекции анестетик диффундирует через ткани из зоны своего воздействия. Тем самым обезболивающий эффект постепенно ослабевает, а затем и вовсе исчезает. В дальнейшем препарат подвергается метаболизму и выводится из организма.

Продолжительность обезболивающего эффекта зависит от следующих факторов:

  • химической природы анестетика;
  • способа проведения обезболивания;
  • места введения препарата;
  • индивидуальных особенностей пациента.

Через сколько проходит анестезия зуба в зависимости от природы анестетика

Различные химические вещества, являющиеся основными действующими компонентами препаратов для обезболивания, способны произвести анестезирующий эффект разной продолжительности. На длительность обезболивания также оказывает влияние индивидуальная способность организма пациента к дезактивации анестетика – у одних метаболизм анестетика происходит быстрее, у других медленнее. Если не учитывать этот фактор и рассматривать длительность действия в среднем, то по этому параметру анестетики можно разделить на следующие категории:

  1. Анестетики с малой продолжительностью воздействия, к которым относится, в частности, новокаин, действующий порядка четверти часа.
  2. Анестетики, оказывающие средний по продолжительности обезболивающий эффект – к таковым относятся лидокаин и тримекаин, действующие около получаса.
  3. Препараты для долгого обезболивания, такие как бупивакаин, который устраняет болевую чувствительность на два и более часа.

Через сколько пройдет анестезия зуба: факторы, оказывающие влияние на продолжительность обезболивания

На длительность отсутствия болевой чувствительности влияют различные факторы. К таковым относятся:

  1. Наличие воспалительных процессов в зоне обезболивающего укола. В воспаленных тканях образуется кислая среда. Анестетики же являются веществами, растворы которых имеют щелочную реакцию. Потому в области воспалительного процесса происходит нейтрализация кислоты и щелочи, а потому продолжительность обезболивания небольшая. Иногда анестетик может и вовсе не произвести нужного эффекта.
  2. Присутствие в препарате веществ, обладающих сосудосуживающим действием, таких как адреналин либо норадреналин. Из-за сужения сосудов замедляется диффузия анестетика из зоны воздействия, что увеличивает продолжительность обезболивания. При наличии в лекарстве сосудосуживающего вещества пациент сильнее и дольше ощущает онемение. Длительность обезболивающего эффекта возрастает по мерее увеличения содержания в обезболивающем средстве сосудосуживающего препарата.
  3. Возраст человека – как показывают статистические данные, на пожилых пациентов анестетики действуют слабее, чем на молодых. Длительность обезболивания у пациентов старшего возраста также меньше.
  4. Наличие хронических печеночных и почечных патологий. Печень ответственна за дезактивацию обезболивающих препаратов, а почки – за их выведение из организма. Потому, при соответствующих заболеваниях анестезия более продолжительна.
  5. Качество проведения процедуры. Если обезболивающий укол сделан правильно, то эффект будет иметь нужную продолжительность. Если при выполнении инъекции были допущены ошибки, например, в выборе места укола, препарат не окажет должного воздействия на нужные нервы, потому обезболивающий эффект будет слабее и короче по длительности – вплоть до сохранения болевых ощущений во время лечения.
  6. Способ обезболивания – проводниковая анестезия характеризуется более продолжительным эффектом, нежели инфильтрационная.

Продолжительность анестезии зависит и от того, на какой челюсти осуществляется обезболивания. Так, в случае верхней челюсти длительность эффекта может составлять около двух с половиной часов. При анестезии на нижней челюсти при совпадении всех прочих нюансов обезболивание будет продолжаться четыре часа и более, так как в этом случае проводится более глубокая инъекция препарата.

Сколько времени отходит анестезия зуба в зависимости от ее вида

Длительность обезболивания весьма зависит от применяемой техники. В зависимости от стоящих перед стоматологом задач, могут применяться различные способы устранения болевой восприимчивости, характеризующиеся различной продолжительностью эффекта. Наименьшая длительность действия у аппликационного обезболивания, производимого без инъекции. Метод состоит в нанесении на слизистую ротовой полости специального обезболивающего геля. Анестетик, содержащийся в геле, проникает через слизистую и производит свое действие. Такая анестезия действует около четверти часа.

Методика проведения аппликационной анестезии. На ватную палочку врач наносит гелеобразную форму анестетика и втирает в слизистую оболочку полости рта.

При использовании инфильтрационной анестезии – инъекции анестетика непосредственно в ту область, где проводятся стоматологические манипуляции – эффект менее продолжителен, чем в случае проводникового способа. На длительность отсутствия чувства боли немалое влияние оказывает применяемый препарат.

Наибольшая длительность обезболивания имеет место в случае применения проводниковой анестезии. Этот метод заключается в инъекции анестетика в места выхода основных нервных магистралей. В этом случае под воздействием анестезии оказывается целая область челюсти и лица. В некоторых случаях обезболивание при использовании проводникового метода может продолжаться шесть часов. Именно проводниковая техника обезболивания применяется при продолжительных и сложных операциях.

Что делать, если долго не отходит анестезия зуба

В некоторых случаях анестезия и сопровождающее ее онемение продолжаются дольше, чем нужно. В этом случае можно самостоятельно увеличить скорость процесса отхождения обезболивания. Для этого следует приложить к области онемения теплый, но не горячий компресс или просто помассировать соответствующий участок. В этом случае произойдет расширение сосудов, а потому увеличится скорость процесса диффузии препарата из зоны укола. Однако, прежде чем применять такие процедуры, необходимо проконсультироваться с врачом. Кроме того, компресс и массаж применять .

Чтобы онемение не было слишком долгим, перед походом к зубному врачу не следует употреблять алкоголь и есть продукты, содержащие большое количество жира. Спиртное и жирная пища приводят к возрастанию нагрузки на печень, что затрудняет метаболизм препарата. Не следует принимать .

Однако в некоторых случаях слишком продолжительное онемение может являться признаком осложнения, в частности, повреждения нерва. Тем не менее, если с точки зрения пациента онемение не проходит слишком долго, это еще не повод бить тревогу. Нормой считается то, когда при обезболивании на верхней челюсти эффект продолжается не более двух с половиной часов, а в случае нижней челюсти – четырех с половиной. При слишком долгом онемении необходимо обязательно обратиться к врачу.

Если онемение не проходит слишком продолжительное время, это может указывать на повреждение нерва. В этой ситуации может понадобиться участие в решении проблемы не только зубного врача, но и невролога. В некоторых случаях для устранения онемения требуется применение .

Как работают анестетики и почему идеальный ксенон

Общепринятая мудрость утверждает, что из-за бесчисленного множества эффектов на мозг, как анестетики действуют на молекулярном уровне, остается загадкой.

Напротив. Как давний исследователь фармакологии, я считаю, что существует достаточно доказательств, подтверждающих, что это не так уж и загадочно.

Во-первых, немного информации — и немного урока истории — об анестетиках для всех кабинетных ученых и врачей среди нас.

Общие анестетики называются так потому, что введенное лекарство транспортируется через кровь по всему телу, включая мозг — намеченную цель.

Первым общим анестетиком, использовавшимся в клинических условиях, была закись азота, газ, синтезированный в исследовательской лаборатории в 1772 году. Он до сих пор известен как веселящий газ, а в более поздние годы, поскольку он не мог заставить мозг в достаточной степени замолчать, он был полезен только для небольших операций.

К 1800-м годам Уильям Т.Г. Мортон (1819-1868), молодой дантист из Бостона, искал обезболивающее лучше, чем закись азота, обычно используемой стоматологами.

Эфир был жидким соединением, полученным путем дистилляции этанола и серной кислоты. В то время это было просто любопытством. Но Мортон оставил открытую бутылку эфира в своей гостиной и отключился. В 1846 году он впервые публично продемонстрировал влияние эфира на пациента, перенесшего серьезную операцию.

Как это работает

Как общие анестетики, такие как эфир, подавляют функцию мозга?

Большинство из них вдыхаются и вводятся из баллонов под давлением. Эфир в виде жидкости испускает пары, которые вдыхаются.Другой чрезвычайно мощный жидкий анестетик — пропофол, вводимый внутривенно. Он был признан одним из главных виновников смерти поп-иконы Майкла Джексона.

Некоторые барбитураты, вводимые внутривенно, являются полезными общими анестетиками. Другое дело — алкоголь, но он слишком токсичен для клинического использования.

Процесс анестезии принято делить на четыре этапа.

Четыре фазы бессознательного

Стадия 1 известна как индукция, период между введением анестетика и потерей сознания.

Стадия 2 — стадия возбуждения, период после потери сознания, отмеченный возбужденной и бредовой активностью.

Этап 3 — хирургическая анестезия. Скелетные мышцы расслабляются, рвота при ее наличии прекращается, угнетение дыхания и движения глаз прекращаются. Пациент готов к операции.

Стадия 4 — передозировка, сопровождающаяся тяжелым поражением жизненно важных органов, которое может привести к летальному исходу.

Работает с червями так же, как с людьми

Различные соединения, вызывающие анестезию у человека, действуют на всех животных, включая беспозвоночных.Реакция дождевого червя C. elegans на постоянное введение анестетика вызывает прогрессирующее угнетение функции, подобное тому, как это работает у людей.

Дождевые черви реагируют на анестезию точно так же, как люди, становясь медленными и несогласованными, прежде чем окончательно потерять сознание. (Shutterstock)

Есть начальная фаза повышенной подвижности, за которой следует нарушение координации и, наконец, неподвижность. Движение быстро возвращается, когда введение анестетика прекращается.Это показывает, что оптимальная архитектура нервных клеток сформировалась на раннем этапе эволюции жизни на Земле.

А теперь давайте углубимся в то, что происходит на молекулярном уровне. Как молекула анестетика препятствует жизненно важным молекулам или сборкам молекул, необходимым для функционирования клетки, чтобы вызвать бессознательное состояние?

Преобладающая липидная (жировая) теория анестезирующего действия была основана на том факте, что все анестетики представляют собой «гидрофобные» химические соединения, то есть они смешиваются с маслом, но не с водой.Предположительно, они нарушают функцию клеток мозга (нейронов) и вызывают бессознательное состояние, растворяясь в мембранах жировых клеток, тем самым нарушая нормальную активность клеток.

Я сомневался в этой теории.

Белки важны для понимания анестезии

Итак, 35 лет назад я сделал наблюдение, что молекулярная масса различных анестетиков не превышала 350 дальтон, что сравнимо по размеру с меньшими молекулами-посредниками, которые активируют утилитарные белки в клетках.

Художник передает человеческие клетки. Анестетики выполняют свою работу, когда их молекулы проникают в полость клеточного белка, что, в свою очередь, запускает нервный процесс, который приводит к седативному эффекту. (Shutterstock)

Функциональные, жизненно важные белки — это рабочие лошадки клетки. Они включают рецепторы, которые служат для передачи клеточным сигналам от гормонов и других регуляторов, которые вызывают изменения клеточной активности различными способами, и ионные каналы, которые постоянно отслеживают и контролируют уровни натрия, калия и кальция в клетках, в частности, процесс. жизненно важен для функции клеток мозга.

Белки имеют сферическую форму и содержат в своем ядре полость, выстланную гидрофобными частями (теми, которые смешиваются с маслом, а не с водой) окружающих составляющих аминокислот, и они вмещают небольшие так называемые молекулы-регуляторы.

Полости примерно одинакового размера для всех этих белков, но отличаются друг от друга только типами составляющих аминокислот как выстилки, так и вокруг полости.

Проникновение в полость запускает цепочку событий

Расчетный объем полости, сообщенный для одного конкретного типа белка, колебался от 853 до 1566 кубических Ангстрем.Для сравнения, объем находящегося в полости, лекарственного средства от эпилепсии дифенилгидантоина (торговая марка Dilantin, используемого для контроля припадков), составлял 693 кубических Ангстрема — достаточно малых, чтобы занимать полость, как и все анестетики.

Проникновение в полость регулирующей молекулы заставляет белок активировать внутриклеточный процесс или открытие ионного канала, который, как уже упоминалось, контролирует уровни натрия, калия и кальция в клетках мозга. Молекула анестетика вытесняет регулятор, нормальная активность клеток прекращается и наступает бессознательное состояние.

Есть ли рецептор для общей анестезии? Так называется статья, которую я опубликовал в 1982 году. Ответ: да, существует рецептор для общей анестезии. Это важнейшая центральная полость всех жизненно важных белков клетки.

Многие клеточные жизненно важные белки и их небольшие молекулы-регуляторы составляют биологический замок, каждый из которых имеет свой особый ключ. Молекула анестетика занимает все замки, блокируя все ключи.

Сегодня общепринято, что белки являются мишенью для общих анестетиков и что липидная теория — это древняя история.

Так какой же идеальный анестетик?

Разнообразные молекулярные структуры анестетиков отражаются в их различных репертуарах взаимодействий с многочисленными белковыми полостями и другими клеточными образованиями. Это означает, что каждый анестетик уникален тем, как он успокаивает пациентов, и имеет уникальные побочные эффекты.

Идеальный анестетик должен обладать следующими основными характеристиками: химическая стабильность, низкая воспламеняемость, отсутствие раздражения дыхательных путей, низкая растворимость крови: газа, позволяющая пациентам получить седативный эффект и быстро выйти из седативного режима, минимальные побочные эффекты со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной систем, минимальные влияние на мозговой кровоток и слабое взаимодействие с другими вводимыми препаратами.

В операционной, агент, который ставит галочки во всех этих клетках, — это газообразный атом ксенона.

Ксенон — один из одноатомных редких «благородных» газов, присутствующих в следовых количествах в атмосфере. Остальные — гелий, неон, аргон, криптон и радон. Они инертны, что означает чрезвычайно низкую химическую активность.

Единственное взаимодействие ксенона с биологической тканью — это заполнение белковых полостей.

Атом ксенона подобен гладкому круглому бильярдному шару и не имеет обменных электронов и придатков, т.е.е. дополнительные атомы, чтобы задействовать другие клеточные сущности. Напротив, другие анестетики состоят из нескольких атомов, каждый из которых выражает реактивные электроны, что объясняет многие из их побочных эффектов. Атом ксенона буквально превращается в белок.

Строение нейрона головного мозга. Анестетики проникают в тело клетки, подавляя жизненно важные белки, тем самым подавляя как передающие, так и принимающие нейроны. (Shutterstock)

Газ уникальный.Побочных эффектов практически нет.

При вдыхании переносимый с кровью ксенон безвредно проникает в ткани организма, пока не попадет в белковый карман, где он будет захвачен. Аминокислоты, выстилающие полость, затем образуют прочную связь с ксеноном.

Ксенон: благородный газ, благородный анестетик

В результате ксенон блокирует молекулу физиологического активатора, что приводит к отключению жизненно важного белка и, таким образом, нарушению функции клеток. Все это приводит к безопасному и эффективному бессознательному пациенту.

Так почему же ксенон не является предпочтительным анестетиком для хирургии в целом?

Главный фактор — высокая цена. Были попытки преодолеть это препятствие, например, путем установки устройств для восстановления выдыхаемого ксенона в атмосфере операционной после его введения пациенту; переработка ксенона, так сказать.

Это вызов. Следующая сложная задача в нашем понимании анестетиков — выяснить, какие жизненно важные белки, в которых нейроны мозга — среди миллиардов нейронов — заглушаются, в свою очередь, с более глубокой анестезией.

Но, с оптимизмом, это может быть предметом будущих уроков естествознания.

Общая анестезия подавляет нормальную вариабельность сердечного ритма у людей: Хаос: Междисциплинарный журнал нелинейных наук: Том 24, № 2

Человеческое сердце обычно демонстрирует устойчивую вариабельность сердечного ритма (ВСР) между ударами. Утрата этой изменчивости связана с патологией, включая болезненные состояния, такие как застойная сердечная недостаточность (ЗСН). Влияние общей анестезии на собственную ВСР неизвестно.В этом проспективном наблюдательном исследовании мы включили 100 человек, которым выполнялись плановые основные хирургические процедуры под общей анестезией. Мы записали непрерывные данные о частоте сердечных сокращений с помощью непрерывной электрокардиограммы до, во время и после анестезии, и мы оценили ВСР интервалов R-R. Мы оценили ВСР с помощью нескольких общих показателей, включая анализ отклоненных от тренда флуктуаций (DFA), мультифрактальный анализ и многоуровневый энтропийный анализ. Каждый из этих анализов проводился на каждой из четырех клинических фаз для каждого субъекта исследования в течение 24 часов: до анестезии, во время анестезии, раннее выздоровление и позднее выздоровление.В среднем мы наблюдали потерю вариабельности вышеупомянутых показателей, которая, по-видимому, соответствовала состоянию общей анестезии. После завершения анестезии у большинства испытуемых восстановилась нормальная ВСР, хотя это произошло не сразу. Восстановление нормальной ВСР особенно задерживалось на DFA. Качественно снижение ВСР под наркозом похоже на снижение ВСР, наблюдаемое при ХСН. Эти наблюдения необходимо будет подтвердить в будущих исследованиях, а более широкие клинические последствия этих наблюдений, если таковые имеются, неизвестны.

БЛАГОДАРНОСТИ

Это исследование было одобрено Институтом наблюдательного совета (IRB) Юго-Западного медицинского центра Техасского университета, исследование № STU 102011-021, 28 декабря 2011 г. (председатель IRB Джордж Бьюкенен, Университет г. Совет по наблюдению за учреждениями Юго-Западного медицинского центра Техаса, 5323 Harry Hines Blvd, Dallas TX 75390-8843, США. Тел .: 214-648-3060. Факс: 214-648-2171). Финансовая поддержка и спонсорство со стороны Департамента анестезиологии и обезболивания Юго-Западного медицинского центра Техасского университета и Департамента математики Университета Висконсин-Мэдисон.Авторы не сообщают о конфликте интересов. Джеральд Матчетт — местный главный исследователь исследования, финансируемого WEX Pharmaceuticals, Inc. и Premier Research, Inc., которое не имеет отношения к этому исследованию. Нет предварительного представления или предварительной публикации. Филипа Вуда частично поддержала стипендия для постдокторских исследований Национального научного фонда (NSF).

Рекомендации по анестезии: нечеловеческие приматы | AHC Research Services

Найдите рекомендации по анестезии приматов, не относящихся к человеку, включая рекомендуемые анестезирующие препараты и процедуры.

Ветеринарный персонал

Research Animal Resources (RAR) разработал это руководство как общие рекомендации, а не как исчерпывающий список всех возможных комбинаций лекарств, которые могут быть использованы для лечения нечеловеческих приматов (NHP).

Следовательно, они не включают ссылки на конкретные проблемы, связанные с исследованиями. Если у вас есть вопросы об использовании анестетиков в вашей конкретной ситуации, обратитесь к ветеринарному врачу вашего района, чтобы разработать наиболее эффективный план анестезии.


Общие положения

Тепловая опора

Поскольку большинство анестетиков вызывают гипотонию и гипертермию, необходимо проводить дополнительное тепло под наркозом.Дополнительные источники тепла включают циркулирующие водяные одеяла, устройства для нагрева воздуха или коммерческие продукты, которые можно нагревать или выделять тепло с помощью безопасных химических реакций. Запрещается использовать электрические грелки с нечеловеческими приматами. Независимо от источника тепла, никогда не помещайте животных прямо на тепло.

Катетеризация

После седации установите постоянный катетер для введения анестетиков, препаратов неотложной помощи и внутривенной инфузионной поддержки. Наиболее частыми участками для установки катетера являются подкожные и головные вены.

Гидравлическая опора

Обеспечьте дополнительную жидкостную поддержку животным, которые будут находиться под наркозом более 30 минут. Соответствующие скорости жидкости варьируются от 5 до 10 мл / кг / час и могут варьироваться в зависимости от используемой комбинации анестетиков.

Мониторинг

Стандартные методы мониторинга млекопитающих применимы к НПЗ. Целью мониторинга должно быть поддержание сердечно-сосудистого гомеостаза и внутренней температуры тела.

Понимание основных физиологических эффектов используемых анестетиков имеет первостепенное значение для правильной интерпретации параметров мониторинга.Просмотрите описания анестетиков.

Параметры, которые необходимо контролировать в анестезированных NHP, включают глубину анестезии, частоту сердечных сокращений, частоту дыхания, насыщение кислородом, выдыхаемый CO2 (EtCO2), температуру, артериальное давление и цвет слизистой оболочки.

За 170 лет, никто не знает, как работает общая анестезия. Мы наконец приближаемся

Уже более 100 лет больницы помещают людей под общую анестезию для выполнения рутинных операций и хирургических вмешательств.В наши дни его используют по всему миру тысячи раз каждый день.

Но хотя мы знаем, что это сбивает нас с толку и мешает нашему сознанию, реальный механизм, лежащий в основе общей анестезии, был неизвестен, когда мы впервые нашли его, и у нас до сих пор нет полного объяснения.

«Это было большой загадкой около 170 лет», — сказал ScienceAlert исследователь анестезии из больницы Альфреда и Университета Монаша Пол Майлз. «Прямой ответ -« на самом деле никто не знает ».»

Но это не помешало ученым выдвигать гипотезы на протяжении последних 170 лет. Недостаточно просто вырубить людей, не понимая, что происходит на более глубоком биологическом уровне, особенно с учетом травмирующего опыта пациентов, которые проснулись.

Еще в 1847 году два исследователя предложили идею «липидной теории», согласно которой анестезия воздействует на жировые (также известные как липидные) мембраны клеток головного мозга, подавляя нашу нормальную нейронную активность.

Теория липидов в последующие десятилетия постепенно потеряла пар в пользу других гипотез, в основном идеи о том, что определенные рецепторы мозга прикрепляются к анестетикам — лекарствам, используемым для нокаута человека, — вызывая потерю сознания.

«Исследователи во всем мире выделили определенные типы рецепторов в мозгу и субклеточные механизмы, которые создают это состояние обратимого гипноза или бессознательного состояния», — говорит Майлз.

«Мы приближаемся к выяснению того, как работают общие анестетики и почему они работают, но на самом деле есть еще много чего, что на данный момент неизвестно.»

Однако только в прошлом году мы увидели ряд статей, в которых утверждалось, что механизм общей анестезии был решен, причем совершенно по-другому.

Хотя такие заголовки могут заставить вас поверить, что теперь у нас есть все ответы , все никогда не бывает так просто. Возьмите последнюю статью, которая подтолкнула нас к этой кроличьей норе.

Исследование, опубликованное в PNAS , дает объяснение того, действуют ли общие анестетики непосредственно на ионные каналы («ворота», встроенные в клетку мембраны) или на мембране способами, которые мы еще не понимаем.

Команда пришла к выводу, что, хотя анестетики действительно действуют на ионные каналы, есть промежуточный этап, связанный с липидами.

Это интересный результат, но он далек от окончательного ответа, как и все предыдущие статьи.

«В статье освещаются некоторые очень элегантные исследования, которые действительно демонстрируют механизм того, как анестетики могут влиять на мозг», — сказал Майлз ScienceAlert.

«Вероятно, это часть истории, но это явно не вся история, потому что это несовместимо с некоторыми другими типами исследований, которые в большей степени связаны с механизмами, основанными на рецепторах или порах.»

Похоже, что исследование общей анестезии одновременно является правильным и неправильным, что кажется маловероятным. Но есть гениально простое объяснение, которое все это имеет смысл.

С гипотезой липидов идея была что все анестетики работали одинаково с молекулярной точки зрения. Но сегодня в медицине используется огромное количество общих анестетиков, все с довольно разными молекулярными структурами.

Было бы чертовски совпадением, если бы все они работали точно так же так же.

«Это то, что долгое время озадачивало исследователей, потому что анестетики (газы, пары или внутривенные препараты) с совершенно разными типами структур, похоже, создают это конечное состояние, которое выглядит одинаково», — объяснил Майлз.

«Но они явно не могут работать через один механизм, потому что это просто не имеет смысла, слишком много разных типов ключей проходят через один замок».

Скорее всего, конечный продукт — отсутствие сознания — создается рядом различных молекулярных механизмов (или замков, если использовать метафору), и это не просто универсальный сценарий.

«Эти замки, вероятно, связаны друг с другом внутри ячейки, и вы, вероятно, можете войти и« разблокировать »эту ячейку с помощью одного из нескольких различных механизмов, — говорит Майлз.

«Вот почему это все еще очень загадочно. Мы еще не знаем в полной мере, что это такое и как это происходит».

Итак, заголовки, в которых утверждается, что исследователи «решили», как работает общая анестезия, не совсем ошибочны. Будь то ионные каналы, специальные нейроны или ослабление синапсов в головном мозге, все они являются частью истории.У нас просто еще нет полной истории.

К счастью, чем больше исследуется общая анестезия, тем ближе мы подходим к полному ответу.

«Я занимаюсь специализированной анестезиологической практикой уже более 35 лет. Еще в предыдущие годы моей карьеры мы просто ничего не знали», — сказал Майлз ScienceAlert.

«Я думаю, что особенно за последние десять лет произошел значительный прогресс. Буквально год за годом мы все лучше понимаем на клеточном уровне.»

Надеюсь, нам не придется долго ждать, пока мы сможем с уверенностью сказать, что мы действительно раскрыли дело.

Ученые понятия не имеют, почему анестезия работает

Если вы планируете серьезную операцию скоро вы, возможно, не захотите читать это следующее предложение. Ученые на самом деле не знают, почему работает общая анестезия, хотя некоторые ученые в Австралии думают, что они могут быть на один шаг ближе к ответу.

Мы действительно знаем основы: вдохните, быть выбитым.(Другой распространенный вариант — вводить лекарства через внутривенную трубку.) «Нокаутированная» часть происходит из-за того, что общая анестезия заставляет клетки вашего мозга меньше общаться друг с другом.

Если это звучит расплывчато, то очень плохо. Это все, что мы знаем наверняка. Или, как сказал профессор анестезиологии клиники Мэйо доктор Билл Перкинс в Scientific American , «как именно ингаляционные анестетики подавляют синаптическую нейротрансмиссию, еще полностью не изучено». Но, учитывая химические свойства анестетиков, можно предположить, что они изменяют способ работы определенных белков в стенках нервных клеток, отмечает он.

С момента первого использования в 1840-х годах общая анестезия была «одной из величайших медицинских загадок нашего времени», как объяснил io9 еще в 2014 году. Но ученые из Квинслендского института мозга, который является филиалом Квинслендского университета, сделали некоторые эксперименты, которые могут пролить свет на то, что именно анестетики делают в нашем мозгу. В четверг они опубликовали свои выводы в журнале Cell Reports .

Доктор Майкл Порт, медицинский директор D.I.S.C. Центр спорта и позвоночника, сертифицированный анестезиолог, наполняет шприц анестетиком пропофолом 16 июля 2009 года в Марина-дель-Рей, Калифорния.Фредерик М. Браун / Getty Images

В своих экспериментах исследователи использовали клетки мозга крыс и плодовых мушек. Если кажется странным, что мозг плодовой мушки используется вместо человеческого, на самом деле это не так уж и странно. Ученые довольно часто используют плодовых мушек вместо людей в подобных исследованиях; и, как сообщает ScienceAlert, этот белок есть у людей.

Они обнаружили, что обычные анестетики, такие как пропофол и этамидат, по-видимому, предотвращают перемещение белка синтаксин1A по плазматической мембране клетки.Исследователи уже знали, что мутации в syntaxin1A сделали некоторых плодовых мушек более устойчивыми к анестезии, но они не были уверены, почему. В этой статье показано, что это может быть связано с тем, что анестезия нарушает способность белков объединяться и образовывать нечто, называемое комплексом SNARE. Эти комплексы помогают крошечным карманам химических веществ связываться с мембранами нервных клеток — что должно произойти, если нервная клетка хочет посылать сигналы другим нервным клеткам с помощью молекул, называемых нейротрансмиттерами. Нет SNARE, нет сигнала.

Если мы точно знаем, что делает анестезия, это могло бы помочь нам объяснить некоторые побочные эффекты, которые испытывают люди, когда просыпаются, — заявили авторы исследования в пресс-релизе.

Однако, хотя механизм, который они обнаружили, является правдоподобным объяснением, авторы отмечают, что необходимо провести дополнительные исследования, чтобы доказать, что то, что они обнаружили у мух, действительно происходит с людьми. Пока этого не произойдет, тайна общей анестезии будет продолжать жить.

Анестезия может работать, воздействуя на жир в нашем мозгу

Спустя почти 150 лет мы, наконец, можем понять, как общая анестезия заставляет нас терять сознание, хотя некоторые детали остаются неясными.

Эти препараты вытесняют молекулы, удерживаемые в жировой мембране, окружающей клеток головного мозга . Согласно новому исследованию, проведенному на культивируемых клетках и плодовых мушках, как только лекарства достигают этой жировой оболочки, освобожденные молекулы подпрыгивают, как бильярдные шары внутри мембраны, и изменяют функцию белков, встроенных в ее поверхность.

Новые открытия могут помочь раскрыть тайну, которая сохранялась десятилетиями.

Связано: От мозга динозавров к управлению мышлением — 10 увлекательных открытий мозга

«Люди серьезно занимались этим уже не менее 100 лет», — сказал автор исследования Скотт Хансен, доцент кафедры молекулярной медицины и нейробиологии в Исследовательском институте Скриппса в Ла-Хойя, Калифорния.

Но не все думают, что новое исследование может показать, почему анестетики «усыпляют» людей.

«Скажем так, существует большая разница между мозгом плодовой мушки и человеческим мозгом», — сказал доктор Эмери Браун, профессор медицинской инженерии и компьютерной нейробиологии Массачусетского технологического института и профессор анестезии в Гарвардской медицинской школе. , который не принимал участия в исследовании.

Источник бессознательного

С момента стоматологического хирурга Др.Уильям Мортон впервые использовал химический эфир в качестве анестетика в 1840-х годах, ученые пытались понять, как препарат и другие анестетики взаимодействуют с мозгом . По его словам, ученые девятнадцатого века подозревали, что анестетики каким-то образом разрушают жировую мембрану, окружающую клетки, в том числе клетки мозга, поскольку лекарства отталкивают воду, легко смешиваясь с маслами и жирами. Более поздние исследования, проведенные в 1980-х годах, показали, что анестетики связываются непосредственно с белками, находящимися внутри жировой мембраны, и напрямую влияют на активность этих белков, снижая общую активность клеток мозга, The Scientist сообщил .Но Хансен и его коллеги подозревали, что дело не в этом.

В экспериментах на культивируемых клетках и плодовых мушках авторы обнаружили, что анестетики разрушают определенные жировые карманы внутри клеточной мембраны; эти разрушения затем освобождают молекулы и запускают цепные реакции в другом месте на поверхности клетки. Авторы утверждают, что эти молекулярные изменения, среди других механизмов, привели к потере сознания дрозофилом, о чем свидетельствует то, что насекомые становятся неподвижными в течение нескольких минут.

Однако эксперты сообщили Live Science, что эти эксперименты на животных могут рассказать нам не так много о том, как лекарства действуют на людей.

Хотя исследование подтверждает, что анестетики являются «грязными лекарствами», то есть они нацелены на несколько клеточных систем одновременно, оно не может точно сказать, как нарушения жировой мембраны изменяют сознание или даже как эти изменения влияют на активность всего мозга, — сказал Браун Live. Наука.

Лекарства разрушают мембрану. «Хорошо, но теперь закончим рассказ», — сказал он.«Как же тогда это стимулирует [активность] определенных частей мозга?» По словам Брауна, понимание того, как действуют анестетики, может помочь врачам более точно использовать их в клинике.

Это понимание может также намекнуть на то, как мозг естественным образом входит в сознание и выходит из него, как это происходит во время сна, добавил Хансен.

Усовершенствованные микроскопы предлагают более пристальный взгляд

«Назад в день», когда анестетики впервые получили широкое распространение, ученые предположили, что многие физиологические эффекты лекарств были вызваны изменениями жировой мембраны клеток , шлюза, который определяет когда молекулы могут входить или выходить, сказал Франсиско Флорес, научный сотрудник и инструктор отделения анестезии Массачусетской больницы общего профиля, который не принимал участия в исследовании.По мере развития технологий ученые обнаружили, что многие лекарства взаимодействуют со специфическими белками, закрепленными в жировой мембране, и впоследствии исследовательские усилия были сосредоточены больше на этих мембраносвязанных белках, чем на окружающих их жирах, известных как липиды, сказал он.

«Однако для анестетиков липидная гипотеза сохранялась дольше», — сказал Флорес. Анестетики могут преодолевать гематоэнцефалический барьер, границу клеток, которая отделяет циркулирующую кровь от ткани мозга и позволяет проходить только определенным молекулам.Все анестетики, а также другие препараты, которые проходят гематоэнцефалический барьер, отталкивают воду и легко взаимодействуют с липидами, «так что есть шанс, что они могут что-то сделать с мембраной», — сказал он.

Но ученые девятнадцатого века не могли наблюдать, как анестетики деформируют липидную мембрану; По словам Хансена, эта задача требовала микроскопов со сверхвысоким разрешением, которые в то время еще не были изобретены. Хансен и его соавторы использовали такой микроскоп, называемый dSTORM, чтобы наблюдать, как клетки реагируют, когда их омывают анестетиками хлороформом и изофлураном.

Связано: 10 фактов, которые каждый родитель должен знать о мозге своего подростка

Они обнаружили, что разные типы жиров внутри клеточной мембраны по-разному реагируют на лекарства.

Один карман жиров, известный как GM1, содержит высокие концентрации молекул холестерина , плотно упакованных вместе и усеянных определенными молекулами сахара. Под воздействием анестетика жиры в этих кластерах GM1 распределяются и при этом высвобождают различные белки, связанные с ними.Один из таких белков, называемый PLD2, ускользает от другой связки жиров и инициирует серию химических реакций.

В частности, реакция открывает туннель через ячейку, называемый ионным каналом TREK1, который позволяет положительно заряженным частицам выходить из ячейки. В клетке мозга этот массовый исход положительных частиц делает клетку более отрицательно заряженной и может подавить электрическую и химическую активность этой клетки. По словам Хансена, это теоретически может перевести мозг в бессознательное состояние.

Но это может быть не так просто, заметил Браун.

Еще больше загадок, которые предстоит разгадать

Чтобы увидеть, переносятся ли их клеточные эксперименты на животных, авторы вскрыли мозг плодовых мушек и обнаружили, что после воздействия хлороформа жиры в липидных мембранах клеток мозга мух распространяются. точно так же, как это наблюдалось в культуре клеток. Кроме того, мутантные плодовые мушки, не обладающие способностью вырабатывать PLD2, стали устойчивыми к лечению хлороформом и потребовали большей дозы, чтобы успокоиться, сообщили исследователи в исследовании, которое было опубликовано 28 мая в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences . .

Поскольку мухи-мутанты не были полностью невосприимчивы к хлороформу, авторы пришли к выводу, что множественные механизмы, вероятно, позволяют закрепить анестезирующий эффект препарата. Нарушения липидной мембраны клеток могут способствовать этому общему эффекту, но на данный момент их относительное влияние остается неясным, отметил Браун. «Грязные» анестетики запускают ряд реакций в мозге через различные химические и метаболические пути, и ученые пока не знают, как разрушение мембран влияет на общую активность в этой цепи, сказал он.

Эти взаимодействия будет трудно распутать в несколько простом мозгу мухи, и еще сложнее понять в человеческом мозге, сказал Браун.

Тем не менее, Хансен и его соавторы предполагают, что разрушение мембран может играть более широкую, незамеченную роль в воздействии анестетиков на людей. По словам Хансена, теоретически анестетики могут косвенно влиять на многие белки, сначала разрушая липидную мембрану. Например, многие белки, расположенные в липидной мембране, содержат жирные кислоты, прилипшие к их структурам, и некоторые из этих белков взаимодействуют с химическими веществами мозга и помогают управлять активностью клеток мозга.Одна из гипотез заключается в том, что если анестетики нацелены на жирные кислоты, прикрепленные к этим белкам, они могут изменить их функцию и успокоить мозг, сказал Хансен.

«Опять же, это предположение», и его необходимо подтвердить в будущих исследованиях, — добавил он. По словам Флореса, аналогичные исследования следует провести с другими лекарствами, которые проникают через гематоэнцефалический барьер, а не только с анестетиками, чтобы определить, является ли эффект уникальным или общим для многих классов лекарств. Хансен сказал, что хочет узнать, существуют ли химические вещества с аналогичным действием в мозге и, возможно, помочь нам уснуть.

Хотя новое исследование открывает много интересных возможностей для будущих исследований, на данный момент результаты остаются довольно предварительными, сказал Браун.

«Сделаю ли я что-нибудь другое в операционной теперь, когда я прочитал эту статью? Нет», — сказал Браун.

Первоначально опубликовано на Live Science .

Вот как анестезия влияет на ваш мозг

В сентябре 1811 года британская писательница Фанни Бёрни обнаружила вызывающую беспокойство опухоль в груди.По совету врача она перенесла мастэктомию в Париже в возрасте 59 лет. Но анестезия в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, еще не была доступна, и Бёрни не спал в течение четырехчасового испытания. Позже она написала сестре об агонии: «Затем я почувствовала, как нож [стоечный] прижался к грудной кости — царапая ее!» Несмотря на боль, хирурги сочли эту процедуру успешной, и Берни прожил еще почти три десятилетия.

В том же году Эбигейл Адамс Смит, дочь отца-основателя и второго У.Президент С. Джон Адамс также перенес мастэктомию. Смит обнаружила опухоль в 46 лет, и по мере того, как она увеличивалась, она согласилась позволить хирургам удалить ее грудь. Привязав ее ремнем к стулу в спальне наверху дома Адамсов, хирург воткнул зубец ей в грудь, приподнял и начал резать бритвой. Раны Смита прижигали горячей лопаткой из камина. Вся операция длилась 25 минут. К сожалению, это не спасло ее жизнь, и она умерла два года спустя в возрасте 48 лет.

Без анестезии такие операции, как мастэктомия Смита и Бёрни, были мучительными для пациентов и стрессовыми для хирургов. Неудивительно, что желание уменьшить боль во время операции восходит к древним временам, когда китайский врач придумал то, что считается первым известным анестетиком из трав и вина в 500 году до нашей эры. Другие цивилизации также экспериментировали с алкоголем, листьями коки или опиумом, но эти анестетики были неэффективными — поэтому немногие пациенты были готовы лечь под нож.

Даже когда в 1846 году хирурги в Бостоне начали успешно применять седативные препараты для пациентов с эфиром (а позже и хлороформом), они все еще не понимали, как на самом деле действует седация. Вместо этого врачи сосредоточили свое внимание на обучении безопасному применению анестетиков. Фактически, несмотря на то, что около 100 миллионов человек в настоящее время получают анестезию ежегодно, часто с помощью комбинации нескольких препаратов, ученые только начали понимать, как седация обманывает мозг в последние несколько лет.

Успокоить болтовню

В 1980-х годах ученые показали, что лекарства действуют, взаимодействуя с рецепторами клеток мозга и изменяя работу нейронов. Когда человек бодрствует, нейроны в его мозгу обмениваются данными, передавая сигналы посредством электрических импульсов. Анестетики нарушают это общение и тем самым изменяют сознание человека.

Затем, в 2021 году, два ключевых исследования помогли объяснить, почему разные лекарства вызывают разные неврологические эффекты. В одном из них исследователи создали статистическую модель для анализа ритмической активности мозга девяти человек и двух макак.Они подключили испытуемых к электроэнцефалографическому (ЭЭГ) монитору и дали каждому кетамину, анестетику.


Подробнее: Как кетамин помогает облегчить депрессию


Находясь под влиянием, ЭЭГ показала, что у испытуемых наблюдались высокочастотные колебания нейронов, превышающие нормальный диапазон для сознания. Это означало, что нейроны не могли общаться, как в сознательном состоянии. «Для работы необходима определенная степень подключения, — говорит Эмери Браун, профессор медицинской инженерии и вычислительной нейробиологии Массачусетского технологического института и соавтор обоих исследований.

Во втором исследовании исследователи подключили четырех макак к монитору ЭЭГ и дали им пропофол, лекарство, используемое при общей анестезии. На этот раз колебания нейронов обезьян значительно снизились, ниже нормального диапазона для сознания.

Когда связь нейронов нарушается, человек теряет сознание. «Связь в мозгу в достаточной степени отключена», — говорит Браун. «Вы не осознаете [], что происходит, и не формируете никаких воспоминаний о том, что происходит.«Хотя возможность общаться отключена, — добавляет он, — сам мозг не отключен.

«[Наркотики] изменяют динамику, перемещают колебания за пределы определенного диапазона, и тогда части мозга больше не могут общаться», — говорит он. Связь нечеткая и неразборчивая. Браун сравнивает это с мелодией, которая превращается в один длинный монотонный звук. И это эффект, который наступает быстро — он говорит, что такие лекарства, как пропофол, действуют в течение 10-15 секунд после приема. «Это очень быстро.Вот почему это так опасно. Эти штуки очень мощные ».

Ограничение риска

Браун надеется, что его исследование поможет ученым больше узнать об анестезии, чтобы ограничить риски и побочные эффекты. В своей собственной практике анестезиолога Браун использует ЭЭГ, чтобы контролировать колебания своих пациентов и обеспечивать их частоту, необходимую для потери сознания. По его оценкам, примерно четверть анестезиологов делают то же самое, но говорит, что хотел бы, чтобы это стало универсальной практикой, позволяющей соответствующим образом корректировать дозировки.

Использование ЭЭГ может также предотвратить межоперационное осознание, редкое событие, которое сегодня встречается всего в 0,007–0,023 процента хирургических вмешательств, когда человек получает осознание во время хирургического вмешательства, возможно, регистрируя боль и создавая воспоминания. В статье 2015 года в Британском журнале анестезии было обнаружено, что оперативное осознание не всегда означает, что у пациента сформировалось воспоминание о событии, но отмечалось, что посттравматическое стрессовое расстройство возможно в том редком случае, когда кто-то действительно приходит в сознание во время операции и позже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.