Новости в лечении рака – НОВОСТИ ОНКОЛОГИИ

Содержание

В России разрабатывают прорывную терапию против рака

МОСКВА, 18 окт — РИА Новости, Альфия Еникеева. Отечественные специалисты разрабатывают и испытывают препараты для иммунотерапии рака, более дешевые и такие же эффективные, как импортные аналоги. В их основе — животные и искусственные моноклональные антитела, которые вовлекают защитные силы организма в борьбу против злокачественной опухоли. Как продвигаются исследования, РИА Новости рассказали ученые и врачи.

Антитела в помощь иммунитету

"Смысл иммунотерапии рака заключается в том, чтобы помочь человеческому организму побороть злокачественную опухоль самостоятельно. Как правило, наша иммунная система умеет распознавать раковые клетки. Но так случается не всегда. Некоторые опухоли вырабатывают специальные белки, мешающие их увидеть и уничтожить. Если активность этих белков подавить, то иммунная система идентифицирует опухоль как чужеродную и начнет с ней бороться. Именно на этом построено действие иммуноонкологических моноклональных антител", — объяснила РИА Новости директор Института кластерной онкологии Сеченовского университета Марина Секачева.

Помимо того что антитела умеют специфично связываться с белками на поверхности раковых клеток, они могут проникать к ним внутрь и мешать работе ферментов, разлагающих формальдегид — опасный продукт жизнедеятельности. В результате в клетке скапливаются токсины.

В прошлом году ученые из Института общей генетики РАН показали, что если антителам помочь и дополнительно блокировать в клетках работу этих ферментов (например, обрабатывая их дисульфирамом), то стойкость опухоли к действию терапии снижается. Как отметил руководитель проекта, заведующий лабораторией генетического контроля устойчивости к стрессам Института общей генетики РАН Юрий Дорохов, работа в этом направлении продолжается, но "пока из суеверных соображений нам лучше сделать паузу в общении с прессой".1 октября 2018, 15:30РИА НаукаВылечить онкологию силами организма: нобелевку дали за иммунотерапию рака

Лечение не для всех

"Не стоит рассматривать иммунотерапию как панацею. Скажем, в случае меланомы и рака легкого она очень эффективна, а при некоторых молекулярных особенностях опухоли не действует в принципе. Важно подобрать для каждого онкопациента свой вид лечения", — уточнила Марина Секачева.

Другая проблема иммуноонкологических препаратов — их высокая стоимость. Во-первых, моноклональных антител для лечения рака не так много на рынке. Во-вторых, на все действует патентная защита, ведь первый такой препарат появился всего несколько лет назад. Сейчас уже зарегистрированы десятки наименований в разных странах мира, еще сотни лекарственных средств — на стадии клинических исследований.

"Во многом дороговизна этих препаратов связана с особенностями разработки. Технология получения терапевтических антител для связывания конкретных белков-мишеней — чрезвычайно трудоемкий и затратный по времени процесс. Даже использование прогрессивных методов, таких как генная инженерия и направленная эволюция, лишь ненамного повышает ее эффективность и скорость. Кроме того, полученные в результате антитела в любом случае требуют дальнейшей гуманизации и наработки в стабильных линиях-продуцентах, создание которых — отдельная сложная задача", — пояснил заведующий лабораторией клеточного сигналинга МФТИ Николай Барлев, участвовавший в проекте по разработке искусственных антител.

25 декабря 2018, 11:49РИА НаукаБиологи РАН нашли "скрытое оружие" у противораковых антител

Семь лет отмерь — один препарат получи

Согласно официальному реестру Миндрава России, в стране сейчас проходят клинические испытания около десятка моноклональных антител для иммунотерапии рака. По крайней мере, один препарат — отечественная разработка. Он находится на второй стадии испытаний.

Руководитель лаборатории инженерии и синтеза антител биотехнологической компании BIOCAD Анна Владимирова принимала непосредственное участие в создании одного из первых российских иммуноонкологических препаратов. По ее словам, полный цикл его разработки и испытаний занял около семи лет.

"Создание нового моноклонального антитела мы начинаем с определения мишени. Обычно это некий белок в организме человека, который мы хотим нейтрализовать. В случае с онкологическими заболеваниями речь идет о рецепторах на поверхности опухолевых клеток, например факторах роста. Затем мы вакцинируем животное, вводим ему антиген — ту самую мишень. Организм животного вырабатывает антитела в качестве иммунного ответа. Дальше мы забираем у животного кровь, выделяем из нее иммунные клетки, несущие гены этих антител, и получаем из них генетический материал в виде библиотеки антител", — объясняет ученый РИА Новости.

Библиотека — это пробирка с прозрачной жидкостью, внутри которой — миллиарды разных вариантов антител. Чтобы отобрать из этого множества те, что способны затормозить размножение раковых клеток, ученые используют фаги — вирусы бактерий.

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

Исследователи берут кровь у животного, привитого антигеном-мишенью, и выделяют из нее иммунные клетки, несущие гены антител

1 из 5

Исследователи берут кровь у животного, привитого антигеном-мишенью, и выделяют из нее иммунные клетки, несущие гены антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

Полученный генетический материал находится в библиотеках антител — пробирках с прозрачной жидкостью, внутри которых — миллиарды разных вариантов антител

2 из 5

Полученный генетический материал находится в библиотеках антител — пробирках с прозрачной жидкостью, внутри которых — миллиарды разных вариантов антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

С помощью вирусов бактерий — фагов — ученые сужают число вероятных кандидатов. Затем выбирают из них два-три лучших варианта и переносят их на бактерии. Бактерии размножаются, и каждая несет на себе генетическую информацию одного варианта антитела

3 из 5

С помощью вирусов бактерий — фагов — ученые сужают число вероятных кандидатов. Затем выбирают из них два-три лучших варианта и переносят их на бактерии. Бактерии размножаются, и каждая несет на себе генетическую информацию одного варианта антитела

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

Из бактерий выделяют генетический материал и расшифровывают

4 из 5

Из бактерий выделяют генетический материал и расшифровывают

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

5 из 5

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

1 из 5

Исследователи берут кровь у животного, привитого антигеном-мишенью, и выделяют из нее иммунные клетки, несущие гены антител

2 из 5

Полученный генетический материал находится в библиотеках антител — пробирках с прозрачной жидкостью, внутри которых — миллиарды разных вариантов антител

3 из 5

С помощью вирусов бактерий — фагов — ученые сужают число вероятных кандидатов. Затем выбирают из них два-три лучших варианта и переносят их на бактерии. Бактерии размножаются, и каждая несет на себе генетическую информацию одного варианта антитела

4 из 5

Из бактерий выделяют генетический материал и расшифровывают

5 из 5

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

"Мы делаем конструкции, несущие на своей поверхности варианты нужных нам антител. Затем эти фаговые частички наливаем в пробирку, где живет антиген-мишень. Нас интересуют только способные связаться с мишенью, остальные мы удаляем. Так из нескольких миллиардов вариантов у нас остаются сотни тысяч. Из них мы выбираем две-три лучшие молекулы и переносим их на бактерии кишечной палочки. Они начинают размножаться, и появляются бактериальные клоны — потомки одной клетки. Они несут в себе генетическую информацию о единственном варианте антитела. Мы выделяем из этих бактерий генетический материал и расшифровываем его. Полученные на этом этапе данные — это то, что обычно пишется в первых строчках патента на препарат", — объяснила исследовательница.

На заключительных этапах ученые с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека. Это позволяет избежать побочных реакций, иммуногенности и нежелательного ответа организма.

"Такие конструкции мы передаем коллегам, которые работают с клетками яичника китайского хомячка. Они нарабатывают белки и тестируют их в функциональных клеточных тестах, проверяют наши гипотезы. Если эти кандидаты прошли долгий цикл проверок, мы имеем право выпускать их на доклинические испытания к мышам, а при самом оптимистичном варианте — на клинические испытания и запускать регистрацию препарата", — уточнила Владимирова.

22 апреля, 19:37РИА НаукаУченые сделали иммунотерапию рака безопасной для "домашнего" применения

Пластиковая терапия

Ученые из лаборатории клеточного сигналинга МФТИ предложили значительно сократить процесс создания антител, заменив их искусственными аналогами. Они успешно испытали антитела из полимеров, позволяющие уничтожать раковые клетки.

"При непосредственном участии нашей группы удалось получить наночастицы с молекулярным импринтингом против пептидов. Это открывает возможности использовать нашу технологию в будущем для создания терапевтических препаратов на их основе. Механизм их действия такой же, как у обычных белковых антител: они могут связывать молекулы-мишени на поверхности раковых клеток. Однако в отличие от природных аналогов они также могут нести внутри себя противоопухолевые препараты. Таким образом, они могут одновременно выступать и как терапевтический агент, и как средство направленной доставки. То есть по специфичности и эффективности пластиковые нано-антитела ненамного отличаются от белковых аналогов, а их получение несравнимо проще и быстрее", — пояснил один из руководителей работы Николай Барлев.

Описанные результаты ученые получили на раковых клетках, растущих в пробирке. В настоящее время, по словам Барлева, идет подготовка к экспериментам на животных. Это позволит оценить эффективность инновационных препаратов при лечении рака печени, простаты и других агрессивных форм злокачественных опухолей. Если "пластиковые антитела" успешно пройдут испытания на животных, затем их, скорее всего, протестируют и на человеке.

20 мая 2017, 09:30РИА НаукаУченые открыли антитело, заставляющее иммунитет убивать рак

ria.ru

Новые методы лечения рака в 2019. Современные и экспериментальные методы.

По данным Минздрава РФ, только в 2018 году в мире было зарегистрировано около 18 миллионов новых случаев рака и других злокачественных новообразований. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утверждает, что с онкологическими заболеваниями сталкивается каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина.

Новые методы лечения рака позволяют помочь пациентам, которые ранее могли рассчитывать только на паллиативную помощь.

Люди, далекие от медицины и сами врачи связывают терапию онкологических заболеваний с массивными, калечащими операциями, изнуряющей химиотерапией, которая переносится тяжелее, чем сами симптомы болезни, долгим восстановлением и постоянным страхом, что болезнь вернется.

Критерием эффективности лечения рака считают так называемую пятилетнюю выживаемость. Этот отрезок времени отмеряют от момента обнаружения онкологического процесса. Он связан с тем, что в данные сроки возникает наибольшее число рецидивов опухоли. ВОЗ отмечает, что ранняя диагностика и успешное лечение в последние годы «подарили» до 5 лет жизни почти 44 миллионам пациентов.

Как развивается рак

Клетки организма размножаются делением и начинают умирать после 50-52 циклов. Процесс естественной гибели называется апоптоз. Зараженные вирусом, мутирующие клетки выставляют на своих оболочках специальные маркеры. Их распознает и немедленно уничтожает иммунная система. Соседние клетки утилизируют продукты распада.

В организме человека ежедневно возникает угроза появления и воспроизведения «неправильных» клеток. Заболевание возникает только при нарушениях со стороны иммунитета или внутриклеточных механизмов регуляции.

Бесконтрольное размножение приводит к тому, что клетки не успевают созревать, утрачивают свои свойства. Они распространяются в окружающие ткани или мигрируют с кровью, лимфой, образуя метастазы. Канцерогенез - процесс перерождения обычных клеток в атипичные.

Как работает традиционное лечение

Стандартные современные методы лечения рака направлены на уничтожение опухоли различными способами:

  • оперативное вмешательство;
  • введение химиопрепаратов;
  • лучевая или радиотерапия
  • иммунотерапия

При хирургическом лечении врач удаляет массив атипичных клеток. К недостаткам метода относят невозможность убедиться на месте, что рак удален в полном объеме, и сложность проведения операции в труднодоступных местах.

Во время химиотерапии пациент получает лекарства, которые нарушают жизнедеятельность, тормозят размножение клеток опухоли или стимулируют их апоптоз. Препараты воздействуют и на здоровые ткани организма, что ухудшает переносимость лечения. У ряда пациентов рак может и не реагировать на стандартные средства.

Радиотерапия борьба с опухолью различными видами излучения. Она повреждает ДНК быстро делящихся клеток, приводя к их гибели. Недостаток метода заключается в невозможности прицельного воздействия только на патологический очаг.

Чтобы стандартное лечение помогло пациенту, необходимо стечение обстоятельств:

  • небольшой размер и хорошая доступность первичной опухоли,
  • низкая злокачественность и хороший ответ на препараты,
  • хорошая переносимость курса терапии.

А как же быть тем, чья история борьбы с раком осложнена отягчающими обстоятельствами? В области онкологии новости лечения связаны с преодолением стандартных проблем терапии:

  • нечувствительность рака к препаратам или облучению;
  • невозможность воздействия только на клетки опухоли;
  • большой объем образования и риск непереносимости терапии;
  • риск оставить рак на месте после операции.

Если иммунитет «растерялся»

В крови человека есть клетки, выполняющие защитную функцию. Это T и B-лимфоциты. Они помогают расправляться как с инфекционными агентами, так и с аномальными образованиями: обнаруживают, передают информацию о «преступниках», ликвидируют угрозу и сохраняют в памяти сведения о контакте. На оболочках клеток организма находятся рецепторы, которые сигнализируют иммунитету, все ли с ними в порядке. Зараженные вирусами или атипичные образования подлежат уничтожению.

Маркировка опасных раковых клеток

Если иммунная система пропускает начало опухолевого процесса, болезнь прогрессирует. Раковые клетки действуют хитростью, маскируя свои рецепторы специальными белками.

Микробиологи изобрели так называемые моноклональные антитела. Это белковые молекулы, имеющие сродство только к определенным рецепторам. Антитела связываются с раковыми клетками, не только делая их видимыми для иммунной системы, но активируя их уничтожение.

Моноклональные антитела созданы для молекул, отвечающих за развитие разных заболеваний. Этот принцип лег в основу таргетной (прицельной) терапии. Например, препарат Ритуксимаб эффективен при лечении B-клеточных лимфом, Цетуксимаб для борьбы с раком толстой и прямой кишки, опухолями головы и шеи. Бевацизумаб применяют при опухоли молочной железы, толстого кишечника, головного мозга и немелкоклеточном раке легких.

Эти медикаменты доступны и в России. Первое время их производством занимались только иностранные компании. Пациенты с нечувствительностью к стандартной химиотерапии могли опасаться, что препарат не придет вовремя или будет стоить дороже. С 2012 года российская компания Biocad производит биоаналоги: Гертикад, Авегра, Ацеллбия.

CAR-T – найти и уничтожить

Генная терапия помогает организму бороться с опухолью посредством модифированных T-лимфоцитов. Их готовят индивидуально. Из крови пациента выделяют нужные клетки, а в структуру ДНК встраивают рецептор, состоящий из нескольких частей. Его внеклеточная часть на оболочке распознает раковые клетки. Внутриклеточная область активизирует другие звенья иммунитета. За счет этого происходит уничтожение опухоли. «Отработавшие» лимфоциты не погибают, а продолжают поиски новых клеток.

Универсальный рецептор на поверхности позволяет настраивать иммунитет против разных опухолевых антигенов. T-клетки легко проникают внутрь раковой опухоли. Так CAR-T позволяет уничтожать самые мелкие метастазы в головном и спинном мозге, снижая риск рецидива. Генную терапию считают более эффективной по сравнению с моноклональными антителами.

Достижения иммунной терапии

Среди последних новостей в онкологии – официальное разрешение американской федерации FDA на применение CAR-T в борьбе с B-клеточными лимфомами. Препарат Yescarta - лишь второе такое средство за всю историю генной терапии.

Ученые доказали, что применение моноклональных антител в комплексе с CAR-T – один из самых эффективных методов лечения рака у пациентов с плохой переносимостью и резистентностью к традиционной химиотерапии. Так у пациентки с 4 стадией карциномы молочной железы уменьшился в объеме первичный очаг и его метастазы.

В 2018 году Нобелевская премия за метод лечения рака была присуждена двум ученым Джеймсу Эллисону (США). Их исследования продолжались более 20 лет и привели к открытию белка PD-1 и рецепторов CD152 на лимфоцитах, мешающих иммунитету находить и уничтожать раковые клетки. Затем ученые синтезировали препараты, которые решают эту проблему. В перспективе средства позволят увеличить выживаемость при опухолях различной локализации, в том числе при наличии метастазов.

Эти новые методы лечения рака доступны и в России. Среди зарегистрированных зарубежных препаратов: Китруда, Ервой, Тецентрик.

Диагностика и лечение с помощью света

Отделение злокачественной опухоли от здоровой ткани представляет определенные сложности. Травмы новообразования при операции и сохранение в организме «забытых» клеток может стимулировать рост и метастазирование опухоли. Так в 2017 году хорошей новостью в лечении рака стало открытие профессора Хайинь Лю из Мичиганского технологического университета. Химик обнаружил антитела, которые при введении в организм прикрепляются только к раковым клеткам и заставляют их светиться в инфракрасном диапазоне. Очаги опухоли хорошо заметны на фоне здоровых тканей, имеющих зеленоватое или синеватое свечение. Этот метод стали применять для ревизии операционного поля и окружающих лимфоузлов во время операции.

Фотодинамическая терапия основана на использовании светочувствительных веществ (фотосенсибилизаторов) и лазерной установки. Их молекулы поглощают кванты света, уничтожая раковые клетки и разрушая сосуды, питающие опухоль. Невозможность прицельного воздействия лазера позволяла применять его только для видимых кожных опухолей.

Однако изобретение ученых в московском университете НИТУ «МИСиС» позволило преодолеть это ограничение. Они соединили молекулу фотосенсибилизатора с контрастным агентом. Так в конце 2018 года был получен инструмент, помогающий использовать фототерапию для рака другой локализации. Новое в лечении онкологии в 2019 году - это возможность отслеживать границы опухоли и концентрацию фото-лекарства в пораженном органе с помощью МРТ.

Нижегородские ученые синтезировали флуоресцентный белок, который позволяет обнаруживать клетки опухолей. В 2012 году они получили патент на воспроизведение пептида, уничтожающего рак шейки матки в поле лазера.

Прицельное воздействие на опухоль

Радиотерапия сопряжена с риском получения массивного облучения. Во время лечения повреждаются не только раковые, но и здоровые клетки. К самым сложным локализациям опухоли относят голову и шею ввиду опасности повреждения головного мозга и крупных сосудов. Поражение зрения, слуха неизбежно снижает качество жизни пациента. Кроме того, до ряда опухолей нельзя добраться хирургическим путем.

Уничтожить такой рак помогает стереотаксическая гамма-терапии (или гамма-нож). Лучевые диагносты определяют точную локализацию и размеры образования, после чего в патологический очаг направляют до 200 лучей из разных точек. Единственная процедура занимает несколько часов и дает результат, сопоставимый с 30 сеансами облучения.

Гамма-нож – неинвазивная хирургическая процедура, которая позволяет пациентам возвращаться домой в день ее проведения. В 2019 году в России действует 6 установок, позволяющих помочь 3 тысячам пациентов в год. Новости онкологии в этой области обнадеживают онкобольных перспективами открытия 20 таких центров в стране.

В 2018 году сотрудники филиала «НМИЦ радиологии» Минздрава в г. Обнинске сконструировали портативные нейтронные генераторы на базе гамма-излучателей. Нейтронное излучение в онкологии применяется более 40 лет. Однако необходимость строить для оборудования отдельные здания и возможность пролечить не более 10 человек в день существенно ограничивали применение генератора. Компактные приборы решают эту проблему.

Снизить повреждение окружающих тканей возможно благодаря замене рентгеновского излучения на протонное. Оно лучше концентрируется в очаге. В 2018 году немецкие ученые из Центра им. Гельмгольца Дрезден-Россендорф успешно соединили протонную терапию с МРТ-сканером. Ранее визуализацию опухолей выполняли с помощью компьютерной томографии, на которой хорошо отображаются только неподвижные костные образования. Среди новостей в лучевом лечении рака в 2019 году – создание прибора, позволяющего ввести протонное облучение в клиническую практику.

Экспериментальное лечение рака

Внедрение новых методик терапии возможно благодаря клиническим исследованиям. В ходе экспериментального лечения используются методы, эффективность и безопасность которых полностью не изучена. Онкологи проводят набор пациентов с определенным заболеванием. Они полностью обследуют кандидатов и отсеивают тех, кто не подходит по состоянию здоровья.

Лица, прошедшие скрининг, получают бесплатную экспериментальную терапию. К ней относят:

  • генное лечение;
  • локальное замораживание тканей;
  • точечный нагрев тканей;
  • применение бактерий-анаэробов;
  • вакцины против рака;
  • лечение лазером;
  • нанотехнологии.

Участие в клинических исследованиях дает шанс выйти в ремиссию пациентам, которым не помогают стандартные схемы лечения.

Можно ли считать, что экспериментальная терапия позволяет победить рак? Исследователи рассказывают о протоколах с ошеломляющими результатами. Так при испытании препарата Китруда в 2013 году около 76% участников почувствовали облегчение, а полностью излечилось от рака около 20%. Так препарат был включен в схемы лечения различных агрессивных опухолей.

При обнаружении немедленных или отсроченных негативных последствий протоколы закрывают, а средства или методы не допускают до рутинной практики.

С 2018 года работает сервис, позволяющий онкологам России искать больницы, в которых проводят экспериментальную терапию, и направлять туда пациентов. Он создан непосредственно Агентством клинических исследований и Российским онкологическим обществом RUSSCO.

Последние новости в онкологии: что ожидать в 2019 году?

Ученые разных стран объединяются в интересах пациентов. Так 19 февраля 2019 года на базе филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России состоялся первый семинар по регенеративной медицине. Отрасль находится на стыке биологии, инженерии и лечебной деятельности. Регенеративная медицина помогает восстанавливать поврежденные, удаленные ткани за счет стволовых клеток пациентов, трансплантации или имплантации биоматериалов.

Специалисты в области клинической иммунологии, радиологии, регенеративных технологий из России принимали японских коллег. Трансляция семинара позволила коллегам из 38 регионов получить актуальную информацию о применении новых дендритно-клеточных вакцин от рака, культивировании стволовых клеток с помощью роботов, инженерных методиках.

Кроме того, среди новостей онкологии 2019 года в России - успешное внедрение органосохраняющих операций при раке легких и эндоскопическое удаление новообразования желудка и толстого кишечника.

К сожалению, онкологи до сих пор не располагают «волшебной таблеткой» от всех видов опухолей. Рак остается заболеванием с высокой летальностью. Однако современные изобретения в этой области помогают подарить жизнь и здоровье все большему числу пациентов.

profilaktica.ru

Новости лечения рака | Последние открытия области онкологии

Рак — это не сама болезнь, а лишь форма протекания заболеваний, причин которых множество. Они медленно, пошагово с переменной успешностью дают раскрывать себя, способы лечения тех или иных форм проявления.

Но что такое рак на самом деле человечеству пока досконально неизвестно. Оно не столько изучает его суть, сколько концентрирует внимание на разработке медикаментов для борьбы с его видимыми формами. Что, несомненно, важно. Но пора перейти к первостепенному!

А пока — обозначим очередные промежуточные успехи.

Новости лечения рака

Рецепты натуропата

Сообщается, что австрийский врач Рудольф Бройс, специализирующийся на лечении онкозаблеваний, изучавший воздействие на них природных средств, пришел к выводу, что вылечить канцер возможно растительными белками.

Утверждается, что созданный им рецепт позволил достичь уникального результата: выздоровления свыше 40 тысяч страдающих от онкологии.

Онколог рекомендует:

Сок из овощей

Система лечения представляет собой 42-дневный курс.

В течение этого времени рацион следует ограничить чаями и овощным соком, основным компонентом которого является свекла.

По убеждению автора, при таких обстоятельствах опухолевые клетки голодают и погибают, а самочувствие пациента улучшается.  

 Какие овощи необходимы?

  • Морковь и корень сельдерея — в одинаковых пропорциях: по 20%.
  • Картофель- без глазков, не лежалый клубень: 3% .
  • Редис — 2%.
  • Свекла – основной ингредиент: 55% от общей массы продуктов.

Этот корнеплод широко известен своими антиоксидантными свойствами, содержанием важнейших витаминов, минералов, кислот, пигментов, а также бетаина – аминокислоты, показавшей себя, как результативное противораковое средство. Подробнее обо всех полезных свойствах свеклы можно прочитать, перейдя по этой ссылке.

Овощи следует измельчить в блендере и приступать к употреблению и выздоровлению!

Настои трав (чаи)

Шалфей

Растение богато эфирными маслами, которые очень полезны при полосканиях. Но в напитке их быть не должно. Поэтому траву (1-2ч.л./0.5л) нужно проварить в течение 2-3 минут.

Процедив жидкость, следует добавить по половину чайной ложки травяного коктейля, состоящего из мелисы, зверобоя, мяты. Настоять 10 минут.

Шалфейный напиток содержит жизненно необходимые ферменты. Употребляя его пожизненно, вы сохраните свое здоровье, поддержите межпозвоночные хрящи, спинной мозг, железы.

Герань Роберта

Автор считает настой этого растения незаменимым для лечения всех разновидностей рака, в том числе он крайне необходим тем, кто прошел курс облучения.

Половину столовой ложки измельченного растения залить кипятком, дать настояться в течение 10 минут. Пить остывшим, небольшими глотками 1стак./день.

Травяной чай из герани хорош при почечных болезнях.

Готовить напиток следует точно по указанию:

  • Щепотку природного сырья залить стаканом кипятка, настоять, процедить.
  • Отцеженную массу вновь залить кипятком (2 стакана), кипятить на протяжении 10 минут, еще раз процедить.
  • Обе жидкости слить в одну посуду. Пить три недели. На это период исключить мясные блюда, бульоны.

Можно заваривать обычный почечный сбор, но непреклонно соблюдая способ приготовления.

Важно!

Натуропатическое лечение не заменяет медикаментозной терапии.

Выполняйте назначение лечащего врача и сочетайте их с эффективными природными средствами.

Последние изыскания в области онкологии

Причина рака легких прячется в микрофлоре дыхательных органов?

Молекулярные биологи (специалисты массачусетского института) заметили, что появление злокачественных образований легких происходит одновременно с инфекциями бактериального характера.

Журнал Cell опубликовал выводы ученых о том, что микроорганизмы обладают способностью «обмануть» иммунную систему легких, вмешаться в ее опции и активизировать развитие рака, создавая тому благоприятные условия.

Доводы ученых были подтверждены опытами на мышах.

Онкологи убеждены, что препарат, который сможет справиться с бактериями в легких, поможет в борьбе с онкозаболеваниями данных органов.

Эти изыскания помогут выявлению онкологии уже на ранних стадиях, и изобретению новых препаратов для лечения канцера.

«Спящий рак»

Онкологами был сделан неутешительный вывод о том, что на данном этапе рак молочной железы невозможно называть излечимым. Он скорее относится к хроническому недугу, поскольку, несмотря на то, что лечение было оценено, как результативное по большей части, спустя +- 15 лет, он появляется вторично.

Исследования американских ученых установили, что метастазирующие клетки, имеют способность годами пребывать в покое, после чего вновь активируются и образуют вторичные злокачественные образования.

В апреле 2019 было опубликовано заявление о том, что найден способ блокировки этих самых «спящих» клеток, что позволит предотвратить их будущее метастазирование.

Как сообщает Medicalxpress, установлено:

  • Белок SYK, является фактором передвижения тех самых, разбросанных по организму и находящихся в состоянии «сна» раковых клеток.
  • Активность белка успешно снижается при помощи препарата фостаматиниб.
  • Лекарство малотоксично. Принимать его нужно будет длительно.

А. Шинде, научный работник Purdue University поведала, что это подтверждено опытами на мышах.

Однако отмечается сложность проведения клинических испытаний на людях (Майкл Вендт). Это связано с тем, что испытуемые пациенты — в стадии ремиссии, а значит, не больны. Есть ли у них эти неявные раковые клетки или нет, можно только предполагать. Метод их выявления пока не определен.

Кровоток при онкологии

Обнаружено, что сжатие сосудов при развитии опухоли увеличивает риск развития тромбоза. А химеотерапия значительно усиливает коагуляцию.

Рак и зерновые

Утверждается, что:

Употребление зерновых снижает вероятность возникновения злокачественной опухоли толстой кишки.

Овсянка благотворна в предотвращении онкологических новообразований предстательной железы и яичников.

Польза цельнозерновых каш с их богатством витаминов и микроэлементов неоспорима. Блюдо рекомендуется всем желающим, как один из самых полезных, здоровых завтраков.

К примеру, овсянка с бананом корицей и медом порадует букетом вкусовых ощущений и научит не пренебрегать утренней трапезой.

info-health.info

Новости о лечении рака 2018

Модифицированный вирус перехитрил рак

Сегодняшний наш выпуск посвящен успехам ученых в разработке новейших препаратов против рака и других тяжелых заболеваний.

В нашей рубрике «Новости медицины» мы уже рассказывали вам, как обычный папаверин помог преодолеть защиту твердых опухолей и обеспечить прямой доступ для лучевой терапии. Теперь аналогичный «фокус» ученые проделали для усиления иммунотерапии.

Трудность состояла в том же: надо было добраться до раковых клеток, заключенных в «оболочку» (строму), значительную часть которой составляют фибробласты. Фибробласты — это совершенно нормальные клетки соединительной ткани, которые в основном синтезируют компоненты межклеточного вещества.

Но, к сожалению, именно они образуют защитную капсулу вокруг опухоли. Поэтому иммунным клеткам в ходе иммунотерапии бывает непросто добраться до врага и устранить его полностью. Часть опухоли в укрытии благополучно выживает и продолжает развиваться.

Ученые уже давно научились прицельно уничтожать те или иные виды клеток. Но прямая атака на фибробласты невозможна — ведь тогда пострадают все фибробласты организма, а значит, вся соединительная ткань.

Эту задачу смогли решить ученые из Оксфордского университета. Они построили генно-модифицированный вирус Enadenotucirev и нацелили его на раковые клетки. Вирус был непростой, с секретом. Его дополнили генетическими инструкциями, которые заставили поражаемые клетки опухоли производить белок — Т-клеточный стимулятор. В итоге внутри опухоли активизировались ранее подавленные Т-клетки и напали на рак изнутри.

Но и это еще не все. Белок был сконструирован таким образом, что одновременно связывался с этими самыми Т-клетками и в то же время — с фибробластами вокруг опухоли. В итоге произошел небольшой коллапс, в ходе которого Т-клетки убили прикрепленные фибробласты. Все остальные фибробласты организма остались целы.

Исследователи говорят, что если дальнейшее тестирование безопасности будет успешным, то вирус двойного действия можно будет применить для лечения пациентов с твердыми опухолями уже в 2019 году.

Экспериментальные анестетики нашли новое применение

Следующая наша новость посвящена разработке с чуть более отдаленными перспективами. Ее путь начался в 2013 году, когда двое исследователей из небольшой биотехнологической фирмы открыли способ создания ненаркотических препаратов, которые могли бы превзойти самые мощные из известных обезболивающих.

Открытие состояло в том, что белок тетрагидробиоптерин, также известный как Bh5, является основным естественным переключателем нейропатической и воспалительной болевой чувствительности. Логично было предположить, что ингибирование Bh5 остановит боль, причем без развития зависимости или привыкания, поскольку этот механизм не действует на центры поощрения в головном мозге. Было создано множество препаратов — ингибиторов Bh5.

Дело дошло до токсикологических испытаний, тут-то и выяснилось, что тестируемые препараты слишком легко проникают сквозь гемато-энцефалический барьер (ГЭБ). Это создавало угрозу неврологических побочных эффектов. И спонсоры поставили на проекте жирный крест, полностью прекратив его финансирование.

Но исследователи не опустили руки. И начали искать новое применение накопленным данным. Совместно с иммунологами они провели эксперименты, на основании которых сделали вывод, что Bh5 к тому же функционирует как своего рода иммунологический термостат в организме, повышая и понижая уровни активности T-клеток.

Если блокировать путь Bh5, то деление Т-клеток снижается. Если активировать его заново — иммунный ответ Т-клеток увеличивается. Первое свойство выглядит многообещающим для лечения аутоиммунных болезней, таких как атопический дерматит, псориаз, системная красная волчанка, полиартрит. А второе может быть интересно в иммунотерапии рака.

Исследователи сообщают что первую задачу они уже решили на практике, разработав сильнодействующую молекулу QM385, которая ингибирует путь Bh5, тем самым блокируя пролиферацию Т-клеток и аутоиммунные реакции. Что касается рака, то тут все более туманно. Также не совсем ясно, как был решен вопрос с проникновением сквозь ГЭБ. Но исследователи говорят, что провели значительные модификации, которые позволили сделать новые препараты более безопасными.

Наночастицы доставили «химию» прямо в опухоль

Несмотря на успехи в разработке иммунотерапии, пока она не используется массово. Во-первых, иммунотерапия не работает одинаково хорошо на всех, а во-вторых, стоит больших денег.

Поэтому «золотым стандартом» в лечении рака все еще остается химиотерапия. Известно, что эта процедура очень тяжело переносится и сама отчасти подрывает здоровье пациентов. Поэтому ученые постоянно пытаются что-то придумать, чтобы облегчить положение больных.

Например, исследователи из Университета Пердью разработали адресную доставку химиотерапии к больному органу с помощью наночастиц. Эти модифицированные частицы содержат химиотерапевтический препарат и не выпускают его, пока не дойдут до цели.

Наночастицы ищут опухоль путем оценки состояния кровеносных сосудов. Прибыв «по адресу», они проникают прямо в опухоль и выделяют химиотерапевтический препарат именно там, где он необходим.

Важно, что при этом препарат выпадает из системы кровообращения, а значит, меньше вредит здоровым тканям. При этом, благодаря максимальной концентрации в клетках опухоли, снижаются необходимые терапевтические дозы.

«Нанодоставка» благополучно протестирована на моделях рака молочной железы и меланомы. Впрочем, исследователи говорят, что метод будет успешен для подавляющего большинства видов рака.

Ирина Кайнова, Ксения Скрыпник

Фото depositphotos.com

apteka.ru

В онкологии прорыва нет — Троицкий вариант — Наука

Василий Власов (polit.ru)

Совсем недавно практически все новостные СМИ облетела новость: «Британские израильские ученые изобрели универсальное лекарство от рака». Мы попросили прокомментировать новость вице-президента Общества специалистов доказательной медицины, докт. мед. наук, профессора Высшей школы экономики Василия Власова.

Человечество ждет новостей. Если их нет, то их придумывают. Пуще того, чтобы показать, что это не просто новость, а о-го-го какая новость, используют словечки типа «инновация» или, еще того хлеще, «прорывная инновация» (disruptive). Или даже game-changing innovation. Возникает впечатление, что там, где прогресс наиболее очевиден — компьютерные процессоры и дисплеи очевидно радуют нас год за годом, — этими словами играют меньше, чем в онкологии.

Сорок лет назад один пессимист заметил, что если читать онкологические журналы, то складывается впечатление, что уже сейчас онкология может многое и скоро все формы рака будут излечимы. Конечно, это ложное впечатление. Виной тому несколько обстоятельств.

Ученые любят сообщать об успехах и не любят писать о неудачах. Как, например, можно отчитаться за грант сообщением о неудаче проекта? Трудно. Поэтому результаты представляют как достижение важного результата, пусть и не того, который был заявлен. Даже если врачи захотят написать, что их новый план лечения оказался не лучше старого, и направят статью в журнал, вероятно, что редактор ее отклонит. Это же неинтересно читателям. Значит, вредит репутации журнала. Читатели хотят журнал, в котором публикуются «прорывные инновации», где есть источник для оптимизма.

Большие проблемы для онкологии создает ее очерёдная важность. В XX веке произошел эпидемиологический переход — люди стали умирать не в детстве и не от инфекционных заболеваний, а в старшем возрасте, от заболеваний хронических. В середине ХХ века это выглядело как эпидемия ишемической болезни сердца. С дальнейшим увеличением продолжительности жизни людей растет доля тех, кто доживает до злокачественных новообразований старшего возраста. Увеличение смертности от рака при увеличивающейся продолжительности жизни — признак прогресса. Хороший знак. Именно поэтому поставленные в планах российского правительства задачи снижения общей смертности и смертности от онкологических заболеваний, с одной стороны, логичны, а с другой — противоречат друг другу. Задача сокращения смертности от рака — это задача сокращения общей смертности, большого сокращения.

Смертность от рака желудка (на 100 тыс. населения обоего пола), стандартизованная по возрасту, в ряде стран. Источник: Global Burden of Disease
Project (vizhub.healthdata.org/gbd-compare/)

Большого сокращения смертности от рака можно было бы добиться, если бы были известны эффективные средства профилактики. Увы, лишь некоторые формы рака сильно зависят от условий жизни, от питания и от инфекций. Соответственно, при улучшении условий жизни, уменьшении передачи инфекций, связанных со стесненным проживанием, пищевыми привычками, снижается смертность. Так, смертность от рака желудка за последние 25 лет снизилась в странах с высокой смертностью (Япония, Китай, Россия, Казахстан, Украина и ряд других, не показанных на рисунке) в два раза.

Вторая важная особенность онкологии — особый страх, который люди испытывают перед болезнями, обобщенно называемыми «рак». Это очень разные болезни по своему возникновению, течению, возможностям лечения. Некоторые из них не влияют не только на продолжительность жизни, но даже на ее качество. С этими формами рака живут и умирают, но умирают не от них. Люди боятся других онкозаболеваний — приводящих к смерти большинство заболевших, таких как меланома и рак легких. Смерть от них обычно медленная, сопровождающаяся болезненным угасанием. К этому виду смерти человечество не было готово. Лишь в конце ХХ века в развитых странах стали обращать внимание на важность создания человеческих условий для умирающих. То, что, например, в США в 1980-е категорически отрицалось обществом, — самоубийство с помощью врача или иного помощника — ныне становится законной и одобряемой практикой. В некоторых развитых странах практика ассистированного самоубийства или эвтаназии (отличие в том, что при эвтаназии процедуру выполняет врач) стала законной и весьма распространенной. В других странах, таких как Россия, уже обращается внимание на развитие паллиативной помощи, но дискуссии о самоубийстве и эвтаназии подавляются и даже запрещаются. Россия в этом смысле соответствует, например, Великобритании 1970-х годов.

По этим причинам — высокой смертности от рака и его субъективной важности — внимание к разработке средств профилактики и лечения рака очень велико. Самые дорогие операции, самые дорогие устройства (для радиотерапии) и, конечно, самые дорогие лекарства. Увы, лишь некоторые решения оказываются эффективными и лишь применительно к некоторым опухолям. Вот пример идеи, которая должна была радикально изменить лечение сóлидных опухолей. Лекарства, подавляющие размножение раковых клеток (химиотерапия), применяются самостоятельно или в дополнение к хирургическому удалению опухоли. В 1950-е была высказана идея: химиотерапию надо проводить еще перед операцией. Тогда размер опухоли будет меньше, ее потенциал метастазирования будет меньше. В конце ХХ века эта идея реализовалась на практике в массовых масштабах. В особенности этот вариант ценили хирурги, оперирующие в труднодоступных местах, где опухоль соседствует с жизненно важными органами. При этом активно проводились исследования. Если в начале 1990-х публиковалось лишь несколько статей в год, то в 2012–2017 годах — по полторы тысячи статей (оценка по базе данных MEDLINE). Постепенно накапливались и сведения об эффективности такого лечения. Оказалось, например, что применительно к раку молочной железы, несмотря на впечатления хирургов о том, что удаление опухоли происходит более эффективно, неоадъювантная терапия не приводит к увеличению продолжительности жизни больных.

В химиотерапии на отдельных направлениях были достигнуты потрясающие успехи. Самый известный из них — разработка препарата иматиниб для лечения хронического миелолейкоза в тех случаях, когда у больного имеется так называемая филадельфийская хромосома. Этот вариант был обнаружен в 1960 году, и хронический миелолейкоз стал первым раком, для которого был обнаружен генетический субстрат. Десятилетия исследований этого феномена привели к разработке лекарства, которое с 2001 года (в США) большинству больных хроническим миелолейкозом дает эффективный контроль над опухолью на долгие годы. Для некоторых прием лекарства означает полное или почти полное сохранение трудоспособности и качества жизни. С иматиниба поднялась волна надежд на разработку в скором будущем множества лекарств, предназначенных для лечения отдельных вариантов рака. Эта волна оптимизма трансформировалась в глобальные надежды на «персонализированную медицину», когда каждый страдающий хроническим заболеванием принимает особое лекарство, соответствующее особенностям болезни и человека. Этот хайп используется в основном для придания оптимизма программам финансирования и имеет мало оснований в виде результатов эффективных разработок.

Вот поэтому — из-за огромной значимости злокачественных опухолей и весьма ограниченных возможностей их лечения — всякое сообщение о разработке новых средств лечения встречается с горячим интересом. На днях газеты всего мира поведали о созданной израильскими учеными технологии MuTaTo (название происходит от multi-targettoxi — «многоцелевая токсикация», не путать с названием музыкального сервиса). Авторы заявили, что через год они смогут представить средство для полного излечения рака. Именно так: «a complete cure for cancer». Одной этой фразы достаточно, чтобы отбросить новости про мутато как не заслуживающие доверия: рак — это совокупность очень разных болезней, и говорить об одном средстве просто несерьезно. Если же добавить обещание, что лекарство будет эффективно для всех, с первого дня и почти без побочных эффектов, то оценка новости будет скорее такой: бессовестный треп. Да, конечно, авторы говорят, что их технология прорывная (a disruption technology of the highest order). Суть технологии, поясняют авторы журналистам, в применении пептидов для обнаружения злокачественных клеток и их умерщвления. А что они говорят научному сообществу? Ничего или почти ничего. Авторы сообщили, что представляли результаты на трех конференциях и эти их презентации прошли незамеченными. Журналы? Авторы «не могут этого себе позволить» по соображениям времени и расходов. Странно. Ученые не видели результатов и, конечно, не комментируют газетные интервью. Инвесторы, которым приходится делать оценки на основе любой доступной информации и отвечать своими деньгами, используют весьма однозначную оценку: unadulterated bullshit. Я склонен согласиться с инвесторами.

Василий Власов

См. также https://trv-science.ru/2019/02/12/izrailskie-uchenye-posramili-britanskix/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

trv-science.ru

Таблетки от рака не будет? Честный разговор об онкологии - Поиск

23.10.19

Рак становится настоящей чумой 21 века. Заболеваемость растет во всем мире, и Россия — не исключение. В 2018 году в нашей стране на учете стояли 3,76 миллионов человек. Иными словами, на каждые 100 тысяч населения приходилось 2,5 тысячи онкобольных. Еще 6 лет назад эта цифра была на 20 % меньше. С чем связан такой взрывной рост заболеваемости? Есть ли у человечества шанс победить рак? И на какие перспективные методы ученые возлагают самые большие надежды? Обо всем этом «Поиск» поговорил с Алексеем Улитиным, директором РНХИ им. проф. А. Л. Поленова — филиала ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России.

Когда стало понятно, что рак может стать чумой 21 века?

Росвелл Парк, известный хирург из Буффало, еще в 1899 году высказал предположение, что рак перегонит оспу, брюшной тиф, туберкулез и станет основной причиной смертности в мире. Тогда его слова не воспринимали всерьез, не считали пророческими. Если мы вспомним рассказы Чехова, романы Ремарка или Достоевского — тогда гораздо страшнее казались пневмония, туберкулез, брюшной тиф, дифтерия. Или грипп — в 1919–1920 годах он унес, как считают сейчас, 50 миллионов жизней. В современном же мире после сердечно-сосудистых заболеваний главная причина смерти — это рак.

Почему все-таки заболеваемость раком так стремительно растет именно в последние годы?

Во-первых, это питание. Еще в 1995 году состоялся онкологический конгресс, на котором были определены три основных направления борьбы с раком. И на первое место выведена именно нормализация питания. Речь идет об исключении из рациона консервантов, красителей, ароматизаторов, которые делают нашу пищу, скажем так, не вполне здоровой. Во-вторых, конечно же, окружающая среда: выхлопные газы и другие вредные примеси в воздухе, не вполне чистая вода, накопление радиоизотопов в почве. Третья причина парадоксальная, она кроется в успехах медицины. Диагностика стала лучше. Например, диагноз «опухоль головного мозга» раньше ставили только на основании неврологического осмотра. И, конечно, процент ошибок был катастрофически высок даже среди профессоров и специалистов высокого уровня. В «эпоху визуализационных методов» — КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ — уровень диагностики поднялся на принципиально новый уровень.

Ну и еще одна причина — это все-таки генетические поломки. Сейчас выживают дети, которые не выживали бы 50 лет назад — с маленьким весом, с различной патологией. Этот «генетический мусор» накапливается в поколениях и обусловливает во многом появление онкологических заболеваний на протяжении жизни.

А как давно человечество впервые столкнулось с раком?

Самое старое упоминание относится к 2700–2600 годам до нашей эры. Был в Древнем Египте такой гениальный врач, инженер и архитектор Имхотеп (кстати, древние греки его считали прообразом Асклепия). В его трудах подробно описаны симптомы рака молочной железы, а в разделе «Лечение» он написал: «Отсутствует». Вообще многие генетики считают, что рак «вшит» в геном человека и, предположительно, он является средством, которое ограничивает распространение нашего вида. И даже есть мнение, что именно поэтому он, возможно, неизлечим. У тех, кто дожил до 60, высокая вероятность умереть от того или иного вида рака. А тех, кто перешагнул 90-летний порог, с большой вероятностью ждет болезнь Альцгеймера.

Тем не менее определенные успехи в лечении рака все-таки есть…

Определенные, да. Онкологи научились лечить герминогенные опухоли, лимфогрануломатоз, рак кожи. Определенные успехи достигнуты в лечении некоторых видов рака молочной железы. Но что касается солидных опухолей, прорыва здесь пока не произошло.

Но шанс на создание «таблетки от рака» все-таки остается?

Сейчас перед учеными стоят две задачи. Первая — предупредить развитие мутации клеток организма. Вторая — отделить клетки с патологическими мутациями гена от здоровых клеток и воздействовать на них, не причиняя вреда здоровым клеткам и не подавляя процессы их нормального деления. Это практически неразрешимая задача. Во всяком случае пока. Возможно, поможет генная инженерия, которая развивается сейчас очень бурно. «Таблетки от рака» ждать не приходится. Хотя есть определенная надежда на создание противоопухолевых вакцин.

 

www.poisknews.ru

Как победить рак. Пять поводов для оптимизма по итогам прошлого года

В 2018 году 9,6 миллиона человек в мире умерли от онкозаболеваний. Рак – причина примерно каждой шестой смерти в мире, подсчитали во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Исследовательские центры, фармкомпании и государства инвестируют миллиарды долларов в поиск новых способов лечения и каждый год продвигаются к цели: научиться предотвращать и исцелять рак.

Ко Всемирному дню борьбы против рака, который отмечается 4 февраля, Настоящее Время выбрало для вас важные научные достижения прошлого года, которые помогают в борьбе с раковыми заболеваниями – на основе ежегодного отчета Американского общества клинической онкологии (АОКО), итогового годового обзора в журнале Oncology (Онкология) и других источников.

Достижение года в США: лечение редких форм рака

Американское общество клинической онкологии назвало достижением года успехи в лечении редких форм рака. В США это примерно каждый пятый обнаруженный случай, и как правило прогресс в лечении этих болезней не поспевал за развитием терапии более распространенных онкозаболеваний. Для клинических исследований редких форм рака гораздо сложнее найти нужное число участников, а значит и проверить новые способы лечения. Тем не менее, прошедший год отметился сразу несколькими успехами в этой сфере.

В 2018-м было найдено первое за 50 лет средство лечения редкой формы рака щитовидной железы, анапластической карциномы с мутацией BRAF V600Е. Плохо реагирующая на стандартные методы лечения опухоль тем не менее оказалась чувствительной к таргетной терапии препаратами "Дабрафениб" (коммерческое название Tafinlar) и "Траметиниб" (Mekinist) –​ у 61% пациентов в клиническом испытании опухоль частично или полностью уменьшилась в размерах.

Появилось и первое средство для улучшения выживаемости без признаков прогрессирования при десмоидной фиброме, редкой форме саркомы, злокачественной опухоли – сорафениб (Nexavar). Положительная реакция зафиксирована у 87% пациентов из группы получивших это лекарство.

Редкоземельный лютеций, вернее его радиоактивный изотоп (177Lu) в новом препарате "177Lu-дотатат" (Lutathera) успешно борется с гастроэнтеропанкреатическими нейроэндокринными опухолями (от такой умер создатель Apple Стив Джобс) на поздних стадиях: риск развития заболевания или смерти у получивших лекарство пациентов снижался на 79%. Лекарство использует комбинацию особых пептидов, аналогов гормона соматостатина, с радиоактивным изотопом. Пептид находит раковые клетки, которые уничтожаются радиацией.


Такое лечение называют таргетной радиорецепторной терапией, и его уже несколько лет предлагают в ЕС и Израиле. Заинтересовался созданием отечественных аналогов подобной терапии и российский Минздрав.

Ученые также обнаружили способ продлить жизнь пациенткам с серозной карциномой тела матки, у которых обнаружена избыточная выработка – экспрессия – белка HER2 (примерно 30% случаев). Для этого к их стандартной химиотерапии добавили трастузумаб, что позволило увеличить сроки выживаемости без прогрессирования почти наполовину.

В 2018-м американские ученые нашли и первые эффективные способы борьбы с теносиновиальными гигантоклеточными опухолями – редким видом рака суставов, поражающим обычно молодых людей. В 39% случаев был зафиксирован ответ опухоли на лечение пексидартинибом.

Определить рак по анализу крови

Раннее обнаружение рака обычно определяет успешность дальнейшего лечения. Но именно на ранних стадиях найти рак трудно. Появление дешевых, простых и универсальных способов обнаружения онкозаболеваний могло бы перевернуть всю отрасль.

Недавние исследования показали, что анализ крови, в котором изучаются множественные маркеры – как гены, так и протеины – может быть достаточно точным способом определения рака.

Один из перспективных вариантов, CancerSEEK, позволяет определять до восьми распространенных видов рака на основе биомаркеров и отдельных мутаций генов, для них характерных. Тесты показали, что методика CancerSEEK позволила обнаружить признаки рака с чувствительностью 69-98% (т.е. вероятностью того, что положительный результат действительно свидетельствует о раке) и специфичностью 99% (т.е. вероятностью того, что отрицательный результат действительно означает отсутствие рака).

Австралийские ученые сумели определить универсальный ДНК-признак сразу для нескольких типов рака (груди, простаты, кишечника), который можно будет в дальнейшем использовать для проведения быстрых и простых тестов.


Заявления на тему революционных универсальных методик обнаружения онкозаболеваний по анализу крови делались и раньше, но до действующих и клинически-подтвержденных результатов дело пока так и не дошло.

Иммунотерапия: прорывное направление

В 2018-м году Нобелевскую премию по медицине получили двое ученых, исследовавших механизмы контрольных точек (“чекпоинтов”) иммунного ответа: особых рецепторов и молекул, с помощью которых организм – а еще, как оказалось, многие опухоли – подавляет чрезмерную активность Т-лимфоцитов, "клеток убийц" иммунной системы, чтобы те не уничтожали нормальные клетки (и маскирующиеся под них клетки опухолей).

Позднее ученые поняли, что если эти блокирующие механизмы "чекпоинтов" заблокировать, то Т-лимфоциты начинают активно бороться с раковыми клетками. Больше 15 лет спустя этого важного открытия иммунотерапия – то есть применение собственного иммунитета для борьбы с раком – становится все более многообещающим средством для лечения онкозаболеваний, а лекарств (они называются “ингибиторы чекпоинтов”) – все больше.


Активация Т-лимфоцитов действует пока не на все опухоли, ее эффективность зависит от генотипа каждого больного. К тому же пока такое лечение дорого и применяется не везде.

Американское общество клинической онкологии отмечает, что прошедший год принес не только новые иммунотерапевтические препараты, но и сразу несколько подтверждений эффективности иммунотерапии на ранних этапах лечения и в комбинации с другими способами терапии онкозаболеваний.

Так, ингибиторы чекпоинтов атезолизумаб (Tecentriq) и пембролизумаб (Keytruda​) показали эффективность в качестве средства первоочередной терапии против немелкоклеточного рака легких на поздних стадиях. А почечно-клеточный рак с неблагоприятным прогнозом хорошо отвечал на терапию из ниволюмаба (OPDIVO) и ипилимумаба (Yervoy), ингибиторов чекпоинтов, обычно используемых для лечения меланомы.

Кстати, комбинация этих же препаратов на пациентах с меланомой, метастазирующей в головной мозг, показала исчезновение опухоли в четверти случаев (26%) и ее уменьшение почти в трети (30%). При этом 82% получивших эти препараты больных остались живы по прошествии года с начала лечения, тогда как раньше они могли рассчитывать максимум на недели или месяцы.

Минусы таких "коктейлей" – в серьезных побочных эффектах. Они были отмечены у 55% участников клинических испытаний с метастазирующей меланомой.

Но иммунотерапия включает в себя не только ингибиторы чекпоинтов. В 2017 году американский регулятор FDA (управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств) одобрил революционный метод иммунотерапии: генную CAR-T. Официально этот способ называется “адоптивная иммунотерапия генетически модифицированными Т-лимфоцитами, экспрессирующими химерные антигенные рецепторы”.


Лекарство под названием "Тисагенлеклейсел-T" (Kymriah) готовят отдельно для каждого пациента с особой формой острого лимфобластного лейкоза. У человека забирают Т-клетки иммунной системы, модифицируют их для эффективной "атаки" на раковые клетки (используется биомаркер CD19) и вводят обратно.

Терапия оказалась чрезвычайно успешной и очень дорогой – около полумиллиона долларов за курс. Чуть позже другое аналогичное лекарство, "Yescarta", было одобрено для еще одного вида рака, агрессивной В-крупноклеточной лимфомы у взрослых (самая распространенная форма неходжкинской лимфомы) – если опухоль не реагирует на другую терапию. Позже для лечения этого рака одобрили и Kymriah.

Клинические испытания показывают длительные сроки выживаемости (полная ремиссия для половины участников теста Yescarta) и подтверждают эффективность такой терапии. Главные минусы, кроме стоимости, – серьезные побочные эффекты, в том числе высокая температура, затрудненное дыхание, сильная тошнота или понос. Еще одна проблема – сложность в производстве лекарства, из-за чего продажи Kymriah оказались гораздо ниже ожидаемых.

Микробы и рак: перспективное направление

В человеческом теле живет огромное количество разнообразных микроорганизмов, и о нем даже иногда говорят как о "суперорганизме", составленном из клеток человека и микробов. Лабораторные и клинические исследования показывают, что изменения отдельных организмов микробиома ("экосистемы" всех микроорганизмов человека) может привести к развитию болезней, в том числе – рака.

И хотя отдельные микробы могут ускорять рост опухолей, другие, похоже, помогают иммунным механизмам человека эффективнее с ними бороться.

Исследователи обращают все больше внимания на это направление.

В двух крупных исследованиях ученые выяснили, что, например, обилие коринебактерий (Corynebacterium) и кингелл (Kingella) в ротовой полости свидетельствовало о менее опасных формах плоскоклеточного рака головы и шеи, тогда как например присутствие таннереллы (Tannerella forsythia) связывали с более опасными формами рака пищевода – эзофагеальной аденокарциномы. Ученые пока лишь изучают возможность применения этих знаний для предотвращения или лечения отдельных онкозаболеваний головы и шеи, но отмечают, что в дальнейшем при лечении рака может быть необходим анализ особенностей микробиома каждого пациента.

Таргетная терапия: новые лекарства

Активно развивались в 2018-м году и новые виды таргетной терапии рака. Этот способ лечения раковых заболеваний, в отличие от химиотерапии, не бьет по всем клеткам сразу, а действует избирательно, лишь на клетки опухоли отмеченные “мишенями” – определенными генетическими мутациями. Таргетная терапия развивается уже более десятилетия, в минувшем году появились новые многообещающие лекарства.

Например, FDА одобрило осимертиниб (Tagrisso) для лечения рака легких с мутацией гена EGFR – лекарство практически вдвое увеличивает срок выживаемости без признаков развития болезни. Появились новые способы для лечения отдельных видов рака груди поздней стадии (абемациклиб, Verzenio) и острых миелоидных лейкозов у пожилых (венетоклакс, Venclexta).

Новые цели для исследователей: девять направлений

Американское общество клинической онкологии назвало девять направлений, на которых ученым стоит сконцентрировать свою работу. Им, по версии АОКО, следует:

  • Найти способы лучше предсказывать ответ рака на иммунотерапию,
  • Научиться лучше выявлять пациентов, которым действительно нужна послеоперационная (адъювантная) терапия,
  • Перенести достижения клеточной терапии рака на сóлидные опухоли,
  • Усилить исследования способов таргетной терапии для лечения онкозаболеваний у детей,
  • Оптимизировать лечение людей старшего возраста с раковыми заболеваниями,
  • Увеличить равноправный доступ к клиническим исследованиям рака,
  • Уменьшить долгосрочные последствия лечения рака,
  • Лучше исследовать влияние ожирения на возникновение рака и его лечение,
  • Создать стратегии обнаружения и терапии предраковых состояний.

"Эти приоритеты соответствуют нашему видению в сфере поиска следующего поколения лекарств от рака и снижению негативного воздействия рака на жизни пациентов, – заявил Ричард Шчильски (Richard L. Schilsky), старший вице-президент АОКО. – Эти приоритеты призваны выделить те сферы, в которых более всего нужен прогресс и в которых он окажется наиболее многообещающим".

Поводы для пессимизма

Многие научные достижения и новые способы лечения пока лишь несколько улучшают прогноз и не всегда способны привести к полному или даже длительному избавлению от опухолей и метастазов. Похоже, что в ближайшей перспективе таких достижений не предвидится, особенно если не обращать внимания на громкие заявления без достаточных научных и клинических доказательств.

Еще одна проблема: современные препараты для комплексной терапии рака очень дороги – от десятков до сотен тысяч долларов – и доступны далеко не повсеместно. Не всюду можно принять участие в испытаниях новых экспериментальных антираковых средств и схем лечения.

При этом, по данным ВОЗ, почти 70% всех смертей от рака приходится на страны с низким и средним достатком, где не хватает возможностей не только для лечения, но и для диагностики онкозаболеваний.

“Новое чудо-лекарство от рака”

Помимо серьезных научных исследований в рецензируемых журналах и результатов клинических тестов каждый год появляются рассказы о "волшебном" новом лекарстве от рака или методе его лечения, который вот-вот произведет революцию в онкологии.

Такой анонс уже произошел и в 2019-м: израильский стартап Accelerated Evolution Biotechnologies Ltd. (AEBI) пообещал миру "полное исцеление от рака" в ближайший год. В интервью газете The Jerusalem Post глава компании Дэн Аридор (Dan Aridor) заявил, что их противораковая терапия “MuTaTo” (multi-target toxin, “многоцелевой токсин”) – основанная на комбинации нескольких пептидов и пептида-токсина для раковых клеток – окажется эффективна с первого же дня, курс лечения займет лишь несколько недель и будет выгодно отличаться от конкурентов не только отсутствием побочных эффектов, но и ценой. Авторы говорят об успешных исследованиях на мышах и собираются вскоре начать клинические испытания, которые, по их словам, займут несколько лет.

“К сожалению, по опыту других похожих громких анонсов прорывных технологий для лечения рака, скорее всего [нынешний анонс] также не станет успешным, – считает замдиректора Американского онкологического общества Леонард Лихтенфилд. – Мы все надеемся на то, что лекарство от рака найдется и найдется быстро. Безусловно возможно, что этот подход [израильских ученых] может сработать. Но опыт нам много раз показывал, что между успешными экспериментами на мышах и эффективным, полезным применением лабораторных открытий для лечения реальных пациентов пролегает долгая и трудная дорога, полная непредвиденных и неожиданных препятствий”.

Глава онкологического центра в госпитале NYU Langone Health, доктор Бенджамин Ниил, высказался еще более жестко: "Я действительно думаю, что это очень несправедливо и почти жестоко давать подобные – скорее всего, ложные – надежды раковым больным”.

Будьте здоровы

Пока совершенного лекарства от всех форм рака не изобрели, попробуйте снизить риск онкозаболеваний, изменив свой образ жизни. Эксперты ВОЗ считают, что так можно предотвратить от 30 до 50% раковых заболеваний.

Бросьте курить: употребление табака ВОЗ называет самый главным фактором риска. Каждая пятая смерть от онкозаболеваний связана с курением.

Примерно треть всех смертей от рака ученые связывают с ожирением, недостаточным потреблением фруктов и овощей, употреблением алкоголя и табака, а также нехваткой физической активности.

ВОЗ рекомендует делать прививки против инфекций, вызываемых вирусом папилломы человека (ВПЧ) и вирусом гепатита В, меньше попадать под действие ультрафиолетового излучения (например, загорать), следить за безопасностью на рабочем месте и уменьшать воздействие ионизирующего излучения.

www.currenttime.tv

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о