Нашли гемангиому печени: Nie znaleziono strony — Внутренняя Mедицина

Содержание

Раздел для практикующего врача, назначающего лечение, наглядно демонстрирующий применение новейших научных разработок в области медицины. Статьи носят рекомендательный характер, сочетая в себе практическую информацию и научные обзоры.

Рак печени -- заболевание достаточно редкое, но коварное. Длительное время болезнь протекает бессимптомно и выявляется зачастую случайно, иногда уже в терминальной стадии. С чем связаны сложности диагностики рака печени и как решить проблему его раннего выявления? Об этом мы беседуем с ведущим научным сотрудником отделения клинических биотехнологий Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН, к.м.н. Валерием Владимировичем Бредером.

Валерий Владимирович, что можно сказать об уровне заболеваемости гепатоцеллюлярным раком в настоящее время? Отличаются ли показатели заболеваемости в развитых странах и в России?

Официальная статистика говорит, что в РФ ежегодно выявляется примерно 7 тыс. случаев гепатоцеллюлярного (ГЦР, или печеночно-клеточный) рака, хотя если судить по частоте встречаемости, сопоставимой с американскими показателями, таких больных должно быть больше 10 тыс. Настораживает еще и тот факт, что число случаев умерших от рака печени (посмертный диагноз) больше, чем число выявленных прижизненно. По всей видимости, при жизни диагноз рака печени ставится далеко не всем больным, что связано как с несовершенством системы здравоохранения, так и с особенностями течения самого заболевания.

От чего зависит риск развития рака печени?

Принято считать, что гепатоцеллюлярный рак развивается на фоне заболевания печени, чаще всего вирусного гепатита В и/или С, цирроза печени. В любом случае основной этиологический фактор -- это воспаление, особенно хроническое, многолетнее, на фоне которого происходит истощение механизмов защиты печени. И рано или поздно в печени появляются узлы -- сначала диспластические, которые постепенно перерождаются в злокачественные. Тем не менее около 10—15% (или больше) случаев рака выявляется в паренхиме нормальной печени, без гепатита и без цирроза. Это не совсем типично для зарубежных стран, где подавляющее число случаев рака печени связано с циррозом и вирусными гепатитами. В России же такие случаи выявляются не так уж редко.

С чем это связано?

Я думаю, с проблемами диагностики. В западных странах система здравоохранения направлена на активное выявление ранних форм рака печени у больных циррозом и гепатитами, у нас же это только предстоит сделать. Боюсь, что значительное число случаев такого рака печени в России не выявляется потому, что не налажена полноценная система скрининга печеночно-клеточного рака в группах риска.

Как сейчас выявляют таких пациентов?

Чаще всего случаи опухолевых поражений печени выявляет именно онкологическая служба, куда пациентов направляют на консультацию хирурги, терапевты. Сейчас широко распространена ультразвуковая диагностика, и любое изменение структуры печени может быть выявлено грамотным специалистом. После этого необходимо установить природу изменений в печени. Проблема диагностики гепатоцеллюлярного рака связана с тем, что печень очень долго не подает «сигналов неблагополучия». Печень не болит. Она начинает болеть только тогда, когда увеличивается в размерах, причем быстро: растягивается ее капсула, имеющая нервные окончания. До этого момента все изменения в печени могут отражаться только в анализах крови. Особенность узловых образований в печени -- длительный латентный период. И это бич современной гепатологии. Ведь как можно обнаружить изменения в печени, если человек ни на что не жалуется? Только случайно.

У пациентов группы риска с циррозом или хроническим гепатитом любой этиологии есть очевидный патогенетический фактор -- длительно существующее воспаление. Наличие цирроза увеличивает риск рака печени на 1—2% ежегодно. И наша задача -- обнаружить опухоль как можно раньше. Что нужно для этого делать? Современные европейские и американские руководства рекомендуют проводить УЗИ раз в 3--6 мес. пациентам из группы риска. Если на УЗИ выявляется участок, который может трактоваться как зона дисплазии или злокачественного перерождения, требуется дополнительное объективное обследование, как правило, включающее КТ с контрастированием или МРТ. Нужно ли делать всем пациентам с циррозом печени МРТ или КТ? Пожалуй, нет. Во-первых, огромное значение для первичной диагностики имеет технология проведения динамического контрастного исследования и квалификация специалиста, который будет интерпретировать результаты. Это достаточно сложно, особенно в случае хронического воспаления и тем более цирроза печени. Кроме того, исследования зарубежных коллег показали, что это экономически нецелесообразно.

Что касается серологических маркеров рака печени, то здесь есть некоторые проблемы. Наиболее часто для скрининга на выявление ГЦР используется альфа-фетопротеин, но тест имеет чувствительность всего около 60%. Результаты американского исследования с участием более 1 тыс. пациентов показали, что у больных первичным раком печени уровень альфа-фетопротеина был повышен менее чем в 20% случаев. То есть диагностическая ценность этого маркера достаточно низкая, и большинство современных клинических руководств не рекомендуют использовать его в скрининговых программах.

Возможно, появятся какие-то новые биомаркеры?

Таких маркеров достаточно много, но все они находятся в стадии изучения. Пока мы не можем говорить о том, что существует какой-то маркер, который в ближайшее время можно будет использовать в повседневной практике. Таким образом, на универсальные скрининг-тесты сейчас рассчитывать не приходится. Решающее значение для раннего выявления ГЦР имеют два фактора: осознание пациентом из группы риска того факта, что у него может развиться рак, и настороженность доктора, который наблюдает больного, готовность предпринять правильные шаги, увеличивающие вероятность раннего выявления опухолевого процесса.

Вы говорите о гепатологах?

Конечно, это их задача. Онкологическая служба не может в этом их заменить. К сожалению, нам не хватает специализированных диагностических центров, куда гепатологи направляли бы пациентов для уточнения диагноза. К примеру, на УЗИ или томографии у пациента обнаружили образование в печени. Требуется биопсия, но зачастую хирурги просто не готовы ее проводить, их приходится убеждать в том, что это необходимо пациенту. Другая проблема. Среди выявляемых в печени объемных образований около 20% составляют доброкачественные опухоли: аденомы, гемангиомы и др. Я не знаю более «вредного» диагноза в патологии печени, чем гемангиома. Это сосудистая доброкачественная опухоль, и поставить этот безобидный диагноз достаточно просто, это не требует проведения пункции. Далее, как правило, доктор рекомендует динамическое наблюдение. Но гепатоцеллюлярный рак -- как правило, опухоль с выраженной сосудистой сетью, т. е. похожа на гемангиому. А еще есть холангиокарциномы и метастазы других опухолей в печень. Рак (гепатоцеллюлярный) печени имеет, как правило, определенные рентгенологические признаки – т. н. атипичная васкуляризация, но чтобы их выявить, нужно проводить трудоемкое контрастное 4-фазное КТ-исследование либо контрастную МРТ, что дорого и не всегда доступно.

И очень важна квалификация рентгенологов. Нередко проходит несколько лет, прежде чем больному поставят правильный диагноз, иногда уже на терминальной стадии болезни. Вот почему необходимы центры, которые специализировались бы на проведении подобных исследований: подозрение на опухоль в печени всегда требует уточняющей диагностики. В Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина над этим работает слаженная команда специалистов -- клиницистов -- хороший пример.

Каково отношение онкологов к пункционной биопсии при раке печени? Высок ли риск осложнений при проведении процедуры и можно ли его оценить?

Пункционную биопсию необходимо проводить всегда, когда это клинически обосновано и технически возможно. Конечно, существует проблема сопутствующей патологии -- цирроза печени, который очень часто осложняется портальной гипертензией и связанной с ней тромбоцитопенией. Если снижается количество тромбоцитов, возрастает вероятность достаточно серьезных осложнений самой процедуры. Хотя, на мой взгляд, проблема сильно преувеличена. В руках специалиста, имеющего опыт тонкоигольной или кор-биопсии, риск осложнений очень невысок, даже в случае цирроза и тромбоцитопении. Пункция проводится не вслепую, а, как правило, под контролем УЗ или КТ.

Кроме того, существуют достаточно жесткие показания, какие узлы можно и нужно пунктировать, а какие -- нет. Если в печени выявляется узел, планируется операция и будет обязательно проведено полноценное морфологическое исследование. Пунктировать такой узел не нужно. Другая ситуация: в цирротически измененной печени обнаружено объемное образование (одно или несколько) и есть рентгенологические признаки ГЦР. Если при этом определяется высокий уровень альфа-фетопротеина (выше 400 ед/л) -- с большой вероятностью это рак печени, и делать пункцию такого узла не стоит. Зарубежные коллеги, например, утверждают, что диагноз первичного ГЦР часто может быть поставлен клинико-рентгенологически, и мы с ними согласны. Хотя у этого мнения есть противники, которые считают, что любое объемное образование в печени нужно верифицировать. Разумеется, выставляя диагноз ГЦР без пункционной биопсии, доктор берет на себя ответственность. Если же есть сомнения -- нужно проводить биопсию. Предпочтительней толстоигольная (или кор-) биопсия, позволяющая получить кусочек опухоли -- морфологический материал, на основе которого можно дать обоснованное заключение. Очевидно, что нужно пунктировать узловые образования, особенно небольших размеров, которые имеют нетипичную для ГЦР васкуляризацию. Это может быть и печеночно-клеточный рак с нетипичной васкуляризацией, и холангиокарцинома, и нейроэндокринная опухоль, и метастазы из невыявленной первично опухоли. В этих случаях пункция обязательна и основанием в отказе от нее может быть только абсолютное обоснованное противопоказание, выявленное врачом. Что касается разновидностей рака печени, то необходимо точно знать, ГЦР это или холангиокарцинома, поскольку лечат их по-разному. Прогнозы приблизительно одинаковые, но лекарственная терапия различается кардинально. Поэтому на сегодняшний день альтернатив этой процедуре, по всей видимости, нет.

Разумеется, есть ситуации, когда технически невозможно сделать пункцию, например, если узел располагается рядом с сосудом. Поэтому нельзя огульно говорить, что все узловые образования в печени нужно пунктировать. В целом подход к проведению биопсии заключается в следующем: если обнаружен узел в цирротически измененной печени и есть признаки типичной для ГЦР васкуляризации, биопсию делать не обязательно; если же цирроза нет (даже при наличии гепатита) и рентгенологическая картина неоднозначна -- нужно сделать хотя бы тонкоигольную биопсию. Иногда, чтобы выяснить генез опухоли, биопсия выполняется неоднократно, вплоть до интраоперационной.

Существует ли золотой стандарт диагностики рака печени?

К сожалению, в случае рака печени нельзя сказать, что такой стандарт существует. Дело в том, что, как правило, мы имеем дело с уже больной печенью, с циррозом или гепатитом. Активность этих процессов у пациентов может быть разная, кроме того, больные отличаются по возрасту, сопутствующей патологии, другим факторам риска. Поэтому при постановке диагноза ГЦР важен мультидисциплинарный подход -- взаимодействие гепатолога, онколога, рентгенолога и морфолога, пусть даже заочное. Даже при однозначном заключении морфолога -- ГЦР -- случаются ошибки. Мультидисциплинарный подход резко увеличивает шансы выявления злокачественного процесса, уменьшает вероятность диагностической ошибки и решает вопрос своевременного назначения адекватного лечения.

Какова стратегия лечения рака печени?

Цель лечения любого вида рака заключается в том, чтобы помочь пациенту. Если его можно вылечить -- нужно сделать все возможное, чтобы вылечить. Если вылечить больного нельзя -- постараться продлить его жизнь с максимально высоким качеством жизни. Когда и это уже невозможно -- нужно уменьшить выраженность симптомов болезни. Вот философия онкологии. Радикальный метод лечения рака печени -- операция -- возможен далеко не всегда. Для пациентов с ранним раком печени на фоне цирроза идеальным вариантом считается трансплантация печени. К сожалению, в нашей стране возможности трансплантации печени пока очень ограничены. Есть всего несколько центров, которые принимают больных на такое лечение. Для сравнения: в Европе и США до 30% больных раком печени (это ранний рак!) проходят через трансплантацию, у нас же это единичные случаи. У больных без цирроза выполняется резекция печени. Только высококвалифицированные клиники, имеющие большой опыт оперативного лечения рака печени выполняют резекции печени и при циррозе. В тех случаях, когда оперативное вмешательство невозможно, обсуждаются варианты локальной деструкции -- абляции опухолевого узла. Однако следует понимать, что удаление части печени на фоне ее хронического воспаления временно решает только локальную проблему. Вероятность того, что в ближайшие годы в такой печени образуются новые узлы, чрезвычайно высока. Если радикальное лечение невозможно, нужно постараться максимально отсрочить опухолевую прогрессию, например с помощью эмболизации -- введения в артерии, питающие опухоль печени, веществ, блокирующих кровоток. Исследования, проведенные еще в 2000 г., показали, что сочетание эмболизации с использованием цитостатика -- доксорубицина -- эффективнее обычной эмболизации с точки зрения влияния на продолжительность жизни больных. Но хочу подчеркнуть, что эти вмешательства должны проводиться в специализированных центрах, поскольку результаты -- и противоопухолевая эффективность, и непосредственные и отдаленные осложнения -- во многом зависят от опыта команды. В Российском онкологическом научном центре сложилась и активно работает междисциплинарная группа специалистов по диагностике и лечению опухолевых заболеваний печени. Разработанные нами алгоритмы диагностики и ежедневная совместная работа по поиску и проведению оптимальной стратегии лечения в каждом конкретном случае реализуются в десятки своевременных радикальных операций, эффективных многократных сеансах химиоэмболизации, системной лекарственной терапии.
Системная лекарственная терапия оправдана, если она увеличивает продолжительность жизни больного или приводит к облегчению симптомов заболевания. До появления сорафениба системная химиотерапия печеночно-клеточного рака приводила к временному уменьшению опухоли или метастазов лишь у 10--20% пациентов. Однако проведение даже эффективной химиотерапии никак не сказывалось на продолжительности жизни. Первым препаратом, который в клинических плацебо-контролируемых исследованиях 3-й фазы увеличивал продолжительность жизни больных раком печени, оказался сорафениб (Нексавар). Позднее проводились клинические исследования, сравнивавшие сорафениб с другими лекарственными препаратами, но ни один из них не превзошел Нексавар и по эффективности, и по профилю токсичности. Поэтому сорафениб -- первый и пока единственный препарат, который продлевает жизнь больных печеночно-клеточным раком. Сегодня он считается стандартом химиотерапии рака печени. Мы располагаем опытом лекарственного лечения более 200 пациентов ГЦР: молодые и пожилые больные, с циррозом/гепатитом и без неопухолевых болезней печени, с рецидивом болезни после операций (в т. ч. после трансплантации) и продолженным ростом после абляции и эмболизации. Да, опухоли печени в ответ на лечение уменьшаются в размерах не так часто, как нам бы хотелось. Да, пока не найдено маркеров эффективности сорафениба при ГЦР. Гораздо важнее стабильность достигнутой стабилизации: и если медиана времени до прогрессирования для всех получающих лечение Нексаваром около 5 мес., то в ряде случаев мы продолжаем эффективное лечение в течение 1,5--3 и более лет. Согласно результатам глобального исследования GIDEON (> 3 тыс. больных) в группе больных печеночно-клеточным раком при компенсированной функции печени (класс цирроза по Child-Pugh A) медиана ожидаемой продолжительности жизни составляет 13,6 мес.

Крайне важна адекватная оценка выраженности цирроза и его ведение вместе с противоопухолевой терапией. Рак печени и цирроз -- это, как правило, конкурирующие болезни, и для некоторых больных прогноз жизни определяется не раком, а именно циррозом. Опухоль может быть очень небольшой, а цирроз -- выраженным, может развиться портальная гипертензия, кровотечение с летальным исходом, и пациент погибнет совсем не от рака. С другой стороны, невнимание к течению цирроза или незнание способов профилактики и лечения осложнений -- и больному на эффективной терапии сорафенибом может быть отказано в продолжении химиотерапии в связи с ухудшением объективного состояния из-за гипоальбуминемии или неправильно подобранной терапии диуретиками.

Прокомментируйте, пожалуйста, рекомендации ESMO и RUSSCO по лечению рака печени.

Следование известным и принятым на данный момент рекомендациям и стандартам является залогом профессионального отношения к ведению больных с первичным раком печени. Существует множество рекомендаций по лечению рака печени -- европейские, американские, японские. Стандарты -- это другое: принятые диагностические и лечебные мероприятия, безусловно, обеспечиваются системой здравоохранения (национальные стандарты) или клиники (стандарты клиники). Российские рекомендации RUSSCO -- отечественного общества клинических онкологов -- разработаны на основе рекомендаций наших зарубежных коллег, но с оглядкой на возможности национального здравоохранения. К сожалению, они ограниченны. Лишь несколько клиник эпизодически выполняют трансплантацию при раке печени, мало хирургических центров системно занимаются лечением ГЦР. Недостаточно клиник интервенционной радиологии. В местных бюджетах просто нет денег на закупку Нексавара: нет препарата -- нет лечения. Мы пока только обсуждаем необходимость раннего скрининга рака печени, тогда как в западных странах это включено в стандарты и оплачивается страховыми компаниями. Общество заинтересовано в раннем выявлении раковых заболеваний, потому что на ранних стадиях болезнь лечить гораздо дешевле и эффективнее. В новых рекомендациях RUSSCO будут учтены результаты клинических исследований, которые сейчас проводятся. К сожалению, до сих пор остается открытым вопрос о второй линии лекарственного лечения первичного рака печени при прогрессировании на сорафенибе или его непереносимости. Это пока нерешенная проблема. Я считаю, что сегодня в случаях распространенного рака печени приоритет должен быть отдан клиническим исследованиям новых препаратов и методик.

Какие препараты предлагаются сегодня для второй линии терапии?

Их нет. И пока речь идет только о клинических исследованиях. В нескольких международных многоцентровых исследованиях участвует и наш центр. Это исследование 3-й фазы препарата регорафениб у больных ГЦР, ранее получавших сорафениб; сравнительное исследование 3-й фазы особой лекарственной формы доксорубицина (против любого варианта лечения) после прогрессирования или при непереносимости сорафениба. Уже идет клиническое исследование 3-й фазы эффективности и безопасности ленватиниба (нового перспективного препарата) в сравнении с сорафенибом в первой линии лечения больных неоперабельным раком печени.

Высок ли процент прогрессирования рака печени после лечения?

Если после радикального хирургического лечения -- трансплантации, резекции или абляции через 5 лет без признаков болезни остаются 30--70% больных, то после нерадикального прогрессируют практически все больные. Для больных, получающих химиотерапию, важна длительность эффекта/стабилизации. Иногда длительность лечения определяется переносимостью -- побочными эффектами препарата Нексавар, которые можно корригировать сопроводительной терапией. Переносимость терапии Нексаваром часто определяется выраженностью цирроза, который тоже необходимо лечить, иногда -- индивидуальной непереносимостью. Как правило, за время лечения рака развиваются нарушения функции печени, больше связанные с циррозом. Но и в терминальной стадии заболевания нужна симптоматическая терапия.

В заключение нашей беседы ответьте на вопрос: что, на Ваш взгляд, нужно для того, чтобы улучшить состояние диагностики и лечения рака печени в России?

Я не сомневаюсь, что нас ждет всплеск заболеваемости рака печени: вирусные гепатиты, токсические повреждения печени, в т. ч. алкогольные и лекарственные, неалкогольный стеатогепатит являются факторами риска. Печеночно-клеточный рак встречается и в «здоровой» печени. В нашей практике нередки случаи ГЦР у молодых пациентов без какого-либо печеночного анамнеза. Поскольку рак печени, как правило, долгое время протекает бессимптомно, крайне важна активная позиция врачей общей практики, гастроэнтерологов, диагностов в отношении любых узловых образований в печени, особенно при хронических гепатитах и циррозе. Необходима онкологическая настороженность, нужны специалисты и современное диагностическое оборудование, соблюдение жестких стандартов выполнения диагностических процедур. Ведь если рак будет выявлен на ранней стадии, больного можно вылечить. А там, где бессильны хирурги, современная интервенционная радиология и химиотерапия могут подарить пациенту надежду и годы жизни.

С учетом того, что таких больных все же пока не очень много -- по сравнению со случаями рака легкого, толстой кишки, желудка -- нужно идти по пути организации региональных специализированных центров онкогепатологии. Мне представляется это наиболее правильным. Такие центры должны располагать всеми необходимыми возможностями уточняющей диагностики и лечения рака печени -- начиная с трансплантации печени и заканчивая системной противоопухолевой терапией.

Беседовала Людмила Головина


Многоэтапное лечение разрыва опухоли печени выполнили хирурги больницы Вересаева

Пациентка 33-х лет поступила в городскую клиническую больницу имени Вересаева в экстренном порядке с подозрением на острый аппендицит. В клинике по данным ультразвукового исследования у нее была обнаружена гемангиома печени с разрывом. Это доброкачественная опухоль в виде клубка из кровеносных сосудов и клеток сосудистой стенки. Такие образования обычно не имеют ярко выраженной клинической симптоматики и обнаруживаются случайно. Иногда первым проявлением гемангиомы печени может быть массивное внутреннее кровоизлияние из-за ее разрыва, что и произошло у пациентки. Такое состояние грозило летальным исходом. Необходимо было срочно остановить внутрибрюшное кровотечение.

– Хирурги 18-го хирургического отделения в экстренном порядке выполнили лапароскопическую операцию – прошивание опухоли печени в месте разрыва. В ходе хирургического вмешательства для остановки кровотечения применялся современный инновационный метод – аргоноплазменная коагуляция, – рассказывает заведующий 18-м хирургическим отделением, кандидат медицинских наук Андрей Джаджиев.

Для предотвращения повторного массивного кровоизлияния необходимо было перекрыть кровоснабжение этого сосудистого образования. Через несколько часов рентгенохирурги больницы Вересаева выполнили женщине вторым этапом выборочную эмболизацию ветвей правой внутрипеченочной артерий.

– При ангиографии чревного ствола и печеночных артерий было обнаружено, что сосуды опухоли образуются из самых мелких ветвей правой печеночной артерии, были видны сосудистые полости, что характерно для кавернозных гемангиом. После тщательного ангиографического исследования была проведена селективная (выборочная) эмболизация всех питающих опухоль ветвей мелкими частицами ПВА. После этой процедуры контрольное обследование показало полноценную окклюзию и прекращение кровоснабжения гемангиомы, – объясняет заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения больницы Вересаева, кандидат медицинских наук Михаил Струценко.

Данный вид вмешательства позволил предотвратить спонтанный разрыв и рецидив кровотечения в раннем послеоперационном периоде и адекватно подготовить пациентку к последующей объемной радикальной операции. После проведения комплексного лечения коллегиально было решено выполнить сложнейшее хирургическое вмешательство - гемигепатэктомию – удаление всей правой доли печени. Под руководством главного врача, доктора медицинских наук, профессора Игоря Парфенова операция была успешно проведена.

– Эта операция выполняется лишь в случаях, когда консервативные методы не дают эффекта или патология органа представляет угрозу для жизни, что и было в этом случае, – отмечает главный врач больницы Игорь Парфенов.

Пациентка пошла на поправку и была выписана в удовлетворительном состоянии под наблюдение амбулаторных врачей.

Городская клиническая больница им. В.В. Вересаева – многопрофильная клиника, где оказывают специализированную медицинскую помощь в круглосуточном режиме.

Гемангиома печени или метастазы РМЖ?: oncobudni — LiveJournal

Marina Gusarova (Marina Gusarova) wrote in oncobudni,
Category: Дорогие друзья!
Дней 10 назад я ехала на такси, таксист отвлекся и машина врезалась в ограждение моста. Будь удар посильнее, моя ремиссия могла бы оказаться пожизненной.
Но вышло так, что я не только не пострадала, но еще и сходила сегодня на УЗИ брюшной полости.
Ну и чо. С 2010 по август 2016 в печени была одна гемангиома (10мм), а сегодня рядом обнаружена якобы вторая, поменьше (5мм). Внешне они обе идентичны.
УЗИсты (я сделала 2 узи в разных клиниках), считают новое явление новой гемангиомой, хотя и признают, что 100% гарантии, что это не метастаз, по УЗИ дать нельзя.
Один онколог предлагает сделать КТ с контрастом, другой предлагает понаблюдать в динамике по УЗИ.
Что-то мне неспокойно. Я помню, что читала, что у некоторых по УЗИ находили гемангиомы, которые потом оказывались метастазами, и наоборот. Но не могу найти теперь ничего.
Есть тут такие, у кого после лечения выросли гемангиомы?
Ну и вообще, какие будут соображения.
Коротко о себе: РМЖ с 2015.
  • Если больниц много, как выбрать?

    Добрый день! Хочу спросить тех, кто лечился в федеральных центрах из других городов. Как вы выбрали место? Вот в СПб я нашла 4 больницы в Песочном…

  • Мои новости! Пицце быть!!! 😉

    Всем солнечные и теплые приветы из Баку!!! Давно я тут не появлялась. Зима загнала меня в тоску-тоскливую.. и предстоящее обследование не скрашивало…

  • 1 онкодиспансер города Москвы

    Привет соплеменникам! Есть, кто из 1 од на Бауманской? Какие у нас чудесные дела творятся! Перевели наш дневной стационар на улицу Дурова, в новый…

  • Remove all links in selection

    Remove all links in selection

    {{ bubble. options.editMode ? 'Save' : 'Insert' }}

    {{ bubble.options.editMode ? 'Save' : 'Insert' }}

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Рак печени: лечение, симптомы, диагностика рака печени 4 степени

Сегодня основной метод лечения злокачественных новообразований печени при первичных опухолях и метастазах колоректального рака  – анатомическая лапароскопическая резекция печени. Такая методика используется в странах Западной Европы, в Израиле, в США и в ЛIСОД. При метастазах других видов рака применяют атипичную резекцию, радиочастотную абляцию.

Рак печени или печеночноклеточный рак – злокачественная опухоль, которая локализуется в печени. Новообразование происходит из клеток печени или является метастазом другой (первичной) опухоли. Метастазы в печени развиваются намного чаще, чем первичные опухоли. Это связано с характером кровообращения и функцией печени в организме. Метастазы злокачественного новообразования – это тяжелое осложнение, которое более опасно, чем сама первичная опухоль. Метастатический рак выявляют как метастазы злокачественной опухоли при ее первичной локализации в других органах.

Первичный рак печени имеет следующие типы: гепатоцеллюлярная карцинома, ангиопластическая саркома (ангиосаркома), гепатобалстома и гемангиосаркома, холангиокарционома.
Саркома печени — редкое и опасное заболевание. Очень быстро происходит развитие опухоли, распространение на соседние органы. Особенностью сарком является их возникновение преимущественно у людей молодого возраста и у детей. В частности, ангиосаркома печени – это редкая форма злокачественной опухоли. Новообразование имеет агрессивное течение, проявляется инвазивным, очень быстрым ростом, метастазирует.

Холангиокрацинома или рак желчного протока может развиться как в области печени, так и за пределами органа. Опухоль может образоваться в любой части протока. В зависимости от локализации образования существуют три группы: рак внутрипеченочных протоков, рак желчного протока в области ворот печени, рак дистальных желчных протоков.

Причины и механизм развития заболевания еще недостаточно изучены. Исследовалось влияние географического положения, климата, рациона питания, некоторых медицинских препаратов. У больных алкоголизмом первичный печеночноклеточный рак нередко развивается на фоне цирроза. Рак печени может обнаружиться в любом возрасте, чаще им заболевают после 40 лет.

Диагностика

В ЛIСОД для диагностики рака печени применяют современные методы, соответствующие международным медицинским стандартам.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) позволяет обнаружить опухоль и в некоторых случаях определить ее тип.

Биопсия опухоли является наиболее достоверным методом диагностики рака печени. Как правило, применяют тонкую длинную иглу, которую вводят через кожу в печень в область опухоли под контролем УЗИ-аппарата. Если во время исследования участка новообразования под микроскопом обнаруживают раковые клетки, диагноз рака печени считается подтвержденным.

Компьютерная томография (КТ) очень эффективна при диагностике опухолей печени, позволяет обнаружить даже маленькие новообразования, незаметные на УЗИ. В ЛIСОД для улучшения изображения проводится КТ с контрастированием – внутривенно вводится контрастное вещество, что дает возможность специалистам изучить расположение сосудов в печени. Во время компьютерной томографии аппарат получает изображение тонких срезов, что позволяет специалистам тщательно обследовать структуру органа и выявить даже небольшие опухоли.

Лапароскопия. Лапароскопический метод позволяет поставить точный и правильный диагноз. Метод щадящий, быстрый и безболезненный. Через небольшой разрез, под короткодействующим наркозом, врач вводит специальный прибор в брюшную полость, осматривает опухоль (на мониторе) и берет кусочек ткани на исследование.

Исследование крови. Определение уровней альфа-фетопротеина (АФП) в крови полезно как на этапе диагностики опухолей печени, так и после лечения для контроля эффективности терапии и возможного рецидива заболевания.

Лечение

Полную информацию о диагностике и лечении этого вида рака Вам предоставят консультанты Информационной службы LISOD:

  • 0-800-500-110 (бесплатно для звонков
    со стационарных телефонов по Украине)
  • или +38 044 520 94 00 – ежедневно
    с 08:00 до 20:00.  

Прежде всего, врачи уточняют диагноз опухоли и степень ее распространения. План лечения разрабатывается на междисциплинарной онкологической конференции.

Если опухоль операбельна, то начинается подготовка к серьезному хирургическому вмешательству. Удаление метастазов в печени –   эффективный метод лечения. Печень «умеет» регенерироваться, и удаленная часть постепенно восстанавливается. Таким образом, ведущим методом остается радикальное оперативное вмешательство (например, гемигепатэктомия или атипичные резекции печени) в сочетании с последующей химиотерапией.

Радиотерапия также применяется в лечении рака печени, лечении метастазов в печень, так как снижает темпы роста опухоли. Радиотерпия – эффективный метод лечения метастазов в печени. Радиотерапия может быть использована в сочетании с хирургическим лечением либо с химиотерапией. Эмболизация печеночной артерии подразумевает блокировку артериальной крови, которая переносится к карциноидным опухолям с последующим проведением химиотерапии для уменьшения размеров оставшихся очагов.

Ранее выявление болезни является залогом успешного лечения. Операция, проведенная на ранних стадиях рака печени, как правило, дает хорошие результаты.

Симптомы

Рак печени симптомы проявляет, как правило, на фоне хронических болезней (вирусный гепатит, цирроз и т.д.). В результате, на признаки уже существующего недуга накладываются новые.

Появление боли в животе или ее усиление – симптом рака, часто свидетельствующий о больших размерах новообразования или его распространения за пределы печени.

Ощущение тяжести в правом подреберье может быть признаком рака печени.

Повышенная температура тела (выше 37.5 градусов Цельсия), которая держится длительное время и не объясняется другими причинами.

Появление водянки (асцит) – это скопление в брюшной полости жидкости, возникающее при раке печени и циррозе. Т.е. появление асцита у больного с циррозом может быть как осложнением основной болезни, так и признаком рака печени.

Желтуха – пожелтение склер глаз, слизистых оболочек и кожи тела. Возникает при разных состояниях, но, в том числе, при циррозе и при раке печени. Желтуха у больного может проявляться как осложнение цирроза, но так же может быть признаком рака печени.

Вздутие живота, снижение массы тела, отсутствие аппетита, выраженная слабость – это симптомы рака печени, но могут встречаться и при других болезнях.

Факторы риска

Известны факторы риска, которые могут способствовать развитию рака печени.

Пол. Мужчины болеют чаще, чем женщины. Возможно, это связано с большим употреблением ими алкоголя.

Заболевания печени. Хроническая инфекция (гепатит С или В) – очень значимый фактор риска. Есть некоторые наследственные заболевания, которые повышают вероятность возникновения рака печени.

Цирроз. Болезнь, развивающаяся в результате формирования в печени рубцовой ткани и часто приводящая к раку. Наиболее существенные причины цирроза – употребление алкоголя и заболевание гепатитом С и В. Другая причина – это накопление в печени избыточного количества железа.

Употребление табака. Доказана связь между курением и возникновением рака печени. При сопутствующем употреблении алкоголя риск увеличивается.

Афлатоксины. Употребление продуктов, которые из-за неправильного хранения поражены афлотоксином В1(митотоксин гриба Аspergilis flavus), повышает риск заболевания. К таким продуктам относятся: пшеница, рис, кукуруза, соевые бобы, земляные орехи и пр.

Анаболические стероиды – это мужские гормоны, которые иногда используют спортсмены. Их длительное применение может несколько увеличить риск развития злокачественной опухоли печени.

Мышьяк. Есть страны, где употребляется вода, загрязненная мышьяком, что повышает риск возникновения рака печени.

Профилактика

Основными мерами профилактики рака печени являются:

  • своевременная вакцинация от гепатита В;
  • своевременное и качественное лечение гепатита В и С;
  • лечение алкоголизма и полный отказ от алкоголя;
  • регулярное наблюдение у гепатолога для больных циррозом и хроническими вирусными гепатитами (не реже 2-3 раз в год).

Особое значение имеет борьба с алкоголизмом, поскольку цирроз печени (особенно крупноузловая форма) обнаруживают примерно у 60-90% больных с гепатомой.

Вопросы и ответы

В разделе публикуются вопросы пациентов и ответы наших специалистов. Вопрос каждого человека касается конкретной проблемы, связанной с его заболеванием. Пациентам отвечают израильские клинические онкологи и главный врач ЛIСОД, д.м. н., профессор Алла Винницкая.

Ответы специалистов основаны на знаниях принципов доказательной медицины и профессиональном опыте. Ответы соответствуют исключительно предоставленным сведениям, имеют ознакомительный характер и не являются врачебной рекомендацией.

Основная цель раздела
– дать информацию пациенту и его семье, чтобы вместе с лечащим врачом принять решение о виде лечения. Предложенная Вам тактика лечения может отличаться от принципов, изложенных в ответах наших специалистов. Не стесняйтесь задать лечащему врачу вопрос о причинах отличий.  Вы должны быть уверены, что получаете правильное лечение.

Здравствуйте. У моего отца поставили диагноз - обьемное оброзование s4 печени c инвазией стенки желчного пузыря, механическая желтуха. Скажите, доктор можно ли ему помочь, пробу не берут - снижают желтизну какая опухоль не знают. Помогите, пожалуйста, что делать. Спасибо.

Без гистологической верификации диагноза (биопсии) ничего определенного сказать нельзя. Это может быть первичная опухоль печени (печеночноклеточная или из желчных протоков), может быть вторичная опухоль (метастаз) из другого источника, или другая, более «экзотическая» опухоль. Параллельно следует сделать стадирование (определить распространенность процесса). После того как у нас будет гистологический диагноз и понятие о том местный ли это процесс или распространенный (метастатический) можно будет выстраивать план лечения.

Здравствуйте! В ходе УЗИ обнаружено образование в печени (около 1,9 см), предварительный диагноз - гепатома. Подскажите, какой метод диагностики применить, чтобы подтвердить или опровергнуть онкологию? Заранее благодарна за ответ!

Для начала необходимо сделать компьютерную томографию (КТ) или магнитно-резонансную томографию (МРТ) печени.

Здравствуйте! У моего близкого друга на КТ случайно обнаружили очаговое образование в печени. Мы в испуге, не знаем куда нам обращаться. Образование маленького размера, видно в одной проекции. Заранее благодарна

Если есть сомнения по поводу природы образования и оно больше одного см,то лучше всего - проведение ПЭТ-КТ исследования.

Добрый день. С наступающим Рождеством! Вопрос касается мамы. Был диагноз: Гемангиома печени. Расшифруйте диагноз пожалуйста. Какое лечение необходимо в данном случае? Возраст: 62 Жалобы пациента на данный момент: Боли Нет, присутствие органа имеется. Данные биопсии или гистологического исследования опухоли: нет Предшествующее лечение по поводу онкологического заболевания: нет Какое обследование уже было проведено: В динамике от 19.03.2010г., при СКТ печень обычной плотности-65 НY, однородной структуры,размерами -190/114/125 мл. В правой доле (с-7) сохраняется образование прежних размеров, до 20 мл в диаметре, с неровными контурами, слабо накапливающее контрастный препарат. Внутри печеночные желчные протоки не расширены . Желчный пузырь удален. Селезенка обычно расположена, плотность ее не изменена, в ее паренхиме множественные кальцинаты. Поджелудочная железа не увеличена в объеме , однородной структуре. Ретропанкреатическое пространство свободно. Объемных образований не выявлено. Параортальные лимфоузлы не увеличены надпочечники обычной формы и размеров. Почки без структурных изменений. В теле Тh21 позвонка нельзя исключить остеосклеротический очаг до 5 мл. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: КТ- признаки очагового образования печени, более всего соответствует С-r, кальцинатов селезенки, с остеосклеротическим мтс тело Тh 11 позвонка, без отрицательной динамики от 19,03,10 г. Ответ буду ждать с нетерпением. С уважением к Вам Людмила.

Дорогая Людмила! Гемангиома - это доброкачественное образование из кровеносных сосудов. Оно не требует лечения при расположении в печени. Для дифференциальной диагностики от опухоли возможно проведение МРТ печени или сканирования с меченными радиоизотопом эритроцитами. Судя по тому что вы описываете (образования в печени и Th21 без динамики с марта 2010) речь не идет об онкологическом заболевании. Находка в 11 грудном позвонке может быть простым так называемым "костным островком".

У моего мужа месяц назад обнаружили на Узи и КТ множественные метастазы в печени от 12 до 45 мм, а сама опухоль не найдена нигде. Эти метастазы похожи на экране УЗИ на тёмные пятна. Ему 47 лет. Лечить его не стали, сказав мне, что в такой стадии рак уже не операбелен и неизлечим. Я ему про рак пока не говорю. Сейчас он очень слабый, потому что сильно худой. Вес 65 кг. Ходит медленно, иногда теряет равновесие, но ест всё, хотя и понемногу. Курит и бросать не собирается. Иногда жалуется на боли в области пупка и печени. Бывают дни, когда температура повышается до 37,5 и выше, и его начинает бить страшный озноб. Он становится очень холодный, губы синеют, начинается сильное потоотделение (как будто водой его окатили). Делаем ему тогда систему, в которую входит физраствор, глюкоза, преднизалон, спазмалгон и реосорбилакт. После системы потоотделение сначала усиливается, а потом прекращается и ситуация более-менее стабилизируется на некоторое время. Скажите мне, пожалуйста, это действительно рак? Или возможна ошибка. Можно что-то сделать, чтобы его вылечить или надо просто ждать конца, а все средства только на короткий срок отодвинут этот конец?

Юлия, добрый день! Ситуация не совсем понятна.
В любом случае необходимо провести стадирование и обязательно биопсию из очагов в печени для верификации диагноза. Только после этого будет понятно о каком заболевании и, соответственно, лечении будет идти речь.

Кисты печени - диагностика и лечение в СПб, цена

Последние десятилетия увеличивается число людей, обращающихся за медицинской помощью в связи с обнаруженными кистами в печени. Это, зачастую,  случайные находки при ультразвуковом обследовании или компьютерной томографии органов брюшной полости.

Этиология, патогенез, классификация 

Заболевание клинически проявляется обычно в возрасте от 30 до 50 лет и встречается  у женщин  в 35 раз чаще, чем у мужчин. Различают истинные и ложные кисты печени. Первые имеют на внутренней поверхности полости покров, состоящий из  эпителия желчных протоков. Считается, что они образуются за счет изменения протоков в эмбриогенезе с последующим их отключением от общего желчного дерева. Ложные кисты чаще являются следствием травмы. Основой стенки ложной кисты становится фиброзно-измененная ткань печени в месте повреждения или воспалительного процесса. 

Жидкость, содержащаяся в кистах печени, чаще всего прозрачная, светлая  или слегка желтоватая, в редких случаях - имеет примесь крови или желчи. 

Какими симптомами  проявляется заболевание?  

Симптоматика связана с ростом образований, их количеством, расположением кисты (кист) в органе, а также  сдавлением  рядом расположенных органов. Увеличение размеров образования приводит к давлению на ткани и сосуды печени, нарушению кровообращения и атрофии сдавливаемых участков. Кроме того, происходит давление на желудок, 12-перстную кишку и диафрагму. Это вызывает боль в области желудка, появляется постоянная  тяжесть в правом подреберье, прием пищи сопровождается дискомфортом, человек быстро насыщается. Затем присоединяется тошнота, теряется аппетит, нарастает слабость, возможна желтуха из-за сдавления желчевыводящих путей. У некоторых пациентов развивается фиброз печени и её дисфункция. При осмотре и пальпации печени возможно обнаружить гладкое плотное, напряженное образование, связанное с печенью. Часто отмечается болезненность  при ощупывании кисты. Опытный врач опишет кисту как «эластичное, флюктуирующее (колеблющееся, переливающееся) образование». Редко в левой доле появляются одиночные большие кисты, выступающие за границы печени, которые могут быть подвижными. Но все-таки прощупать даже крупные образования удается не всегда из-за их расположения.

При выявлении  кисты печени требуется уточнить её характер и выяснить, не является ли она паразитарной. Для этой цели выполняются лабораторные исследования крови (серологические реакции) на присутствие в организме эхинококка. Проводить дифференциальную диагностику приходится также с различными опухолями как самой печени, так  и кишечника,  забрюшинного пространства, поджелудочной железы, образованиями или водянкой желчного пузыря.

Несмотря на то, что киста растет очень медленно и может не вызывать никаких жалоб, относиться к этой проблеме следует серьезно. Развитие и прогрессирование кисты приводит зачастую к грозным осложнениям. Нарушение движения пищи через желудок и тонкий кишечник из-за сдавления этих органов большой кистой может вызвать не только расстройства усвоения пищи, но и печеночную или почечную колику. Киста, сдавливая желчевыводящие пути, может способствовать их воспалению, привести к механической желтухе. Кроме того, возможно нагноение кисты, кровоизлияния в ней, разрывы её в брюшную полость с последующим кровотечением. Если киста на ножке, то случается её перекрут, что вызывает симптоматику острого живота. Описаны случаи превращения кист в злокачественные новообразования.  

Следует отличать образование одиночных кист печени от поликистоза.  Поликистоз - это наследственное заболевание, которое характеризуется развитием множественных кист в печени и в других паренхиматозных органах - почках, поджелудочной железе, яичниках. Такое заболевание длительное время имеет благоприятное течение. Только когда поражение органа составляет более 50%, появляется симптоматика, связанная с увеличением печени: диспептические расстройства , чувство тяжести, при  пальпации выявляется плотная бугристая ткань печени. Нарушения функции печени появляются только при далеко зашедшем процессе — снижается синтез альбумина, протромбина и т. д. В дальнейшем, когда работоспособных клеток печени остается мало, нарастает печеночная недостаточность, которая способна привести к  смерти.

Алгоритм обследования пациентов с кистами печени

Обследование пациентов с идиопатическими кистами печени, помимо общих вопросов, должно решать следующие специфические задачи: 

  • Обнаружение точного расположения кисты в органе, определение её  размеров.
  • Дифференциальная диагностика с другими очаговыми заболеваниями печени (паразитарные кисты, абсцессы, гемангиомы и др.) или кистами  околопеченочной локализации. 
  • Оценка функционального состояния печени. 

Диагноз непаразитарной кисты печени базируется на результатах комплексного исследования, включающего клиническую картину, данные лабораторных и серологических исследований, различные методы лучевой диагностики (рентгенография, УЗИ, КТ, МРТ, СЦГ), а при необходимости дополняется иммунологическими тестами и ангиографическими исследованиями.

Рентгенологические исследования позволяют выявить только некоторые косвенные признаки заболевания в виде изменения контуров печени, оттеснения диафрагмы, смещения полых органов, в редких случаях - киста становится видимой вследствие отложения солей в ее стенке. 

Ультразвуковое исследование является очень ценным методом в диагностике очаговых заболеваний печени.  

Кисты печени представляют собой отграниченные тонкой стенкой (1-2 мм) полости с жидкостью; форма их может быть круглой или овальной. В случае наличия внутренней перегородки, кисты печени могут иметь пятнистый рисунок. Иногда  для дифференциальной диагностики необходимо провести чрескожную пункцию кисты для получения её содержимого с целью проведения цитологического и бактериологического исследования материала. Проводится эта манипуляция под контролем УЗИ. 

Компьютерная томография 

Этот вид исследования позволяет обнаружить любые бессимптомно протекающие непаразитарные  кисты печени. Они выглядят однородными очагами округлой формы, с четкими и ровными контурами. Стенка «истинной» кисты, как правило, не видна. Для того, чтобы отличить кисту от другого объемного образования печени, применяют компьютерную томографию с методикой «усиления», т.е. внутривенным введением рентгеноконтрастного препарата. Эта методика также позволяет различать осложненные и неосложненные, паразитарные (эхинококк) и непаразитарные кисты печени.

По  результатам обследования решают следующие вопросы врачебной тактики: 

  • Показания к хирургическому лечению. 
  • Методика и объем хирургического вмешательства.
  • Доступ и вид операции. 

Традиционные методы лечения непаразитарных кист печени 

Размер и локализация кист печени являются определяющими параметрами для выбора способа хирургического лечения. Выявленные бессимптомные маленькие кисты печени стабильных размеров подлежат наблюдению в динамике, кроме тех случаев, когда они локализуются в области ворот печени и создают билиарный стаз. 

Наиболее радикальным методом хирургического лечения является резекция печени. Однако, риск резекции органа достаточно высок и, по сравнению с лечебной необходимостью, является оправданным только при наличии многокамерной цистаденомы или при огромных кистах, обладающих потенциально высокой степенью озлокачествления. 

Ведущее значение в хирургии кист печени принадлежит органосохраняющим операциям. В их числе следует назвать частичную резекцию стенки кисты или вскрытие кисты с дренированием оставшейся полости. 

Фенестрация кист технически проста, дает значительно меньше осложнений, позволяет сохранять ткань печени, создает эффективную декомпрессию и дренаж кист, лежащих в глубине паренхимы органа. Суть метода заключается во вскрытии полости образования, эвакуации содержимого, удалении  части стенки и коагуляции оставшейся части. Как правило выполняют при тотальном поликистозе. Также при поликистозе можно использовать чрескожную пункцию и склерозирование быстро растущих кист. 

Эндовидеохирургические операции 

Современная видеолапароскопическая техника позволяет получить высококачественное изображение печени, выявить патологические изменения в ней, выполнить прицельную биопсию и оперативное лечение. Приближение лапароскопа к объекту создает эффект его многократного увеличения, что открывает возможности детального, более полноценного изучения патологических очагов. Лапароскопические вмешательства производят после наложения пневмоперитонеума, который отодвигает переднюю брюшную стенку от органов брюшной полости и создает достаточные условия для выполнения различных хирургических манипуляций. Непаразитарные кисты печени, располагающиеся на ее передне-верхней, боковой и нижней поверхностях, хорошо визуализируются и вполне доступны для выполнения таких лапароскопических операций как наружное дренирование, фенестрация, резекция-вылущение и энуклеация кист.

Пункции кист печени 

Опыт выполнения чрескожной прицельной аспирационной биопсии печени под ультразвуковым контролем позволяет не только определить наличие кисты и характер ее содержимого, но и выполнить лечебное вмешательство: декомпрессию, склерозирующую и антибактериальную терапию. 

Несомненно, пункционный метод лечения является наиболее щадящим. Однако, зачастую для достижения лечебного эффекта требуется от 1 до 3 пункций, а крупные кисты требуют дренирования из-за высокой частоты рецидива.

В нашей клинике имеется большой опыт лечения очаговых заболеваний печени и все возможности для выполнения полноценного обследования и выбора оптимального способа лечения для каждого больного.

Гемангиома печени | Для пациентов

Гемангиома в печени

Здравствуйте! Я работаю врачом 21 год. Меня зовут Георгий Олегович Сапего. В этой статье расскажу кое-что полезное о гемангиоме печени.

Гемангиома печени - это самое распространенное доброкачественное образование в печени. Чаще это одиночная штуковина, которую случайно обнаружили при УЗИ.

Никто точно не знает, отчего появляется гемангиома. Она похожа на клубок кровеносных сосудов. Сосуды внутри гемангиомы не разрастаются, а скорее растягиваются и раздуваются кровью.

Сейчас людям слишком часто заглядывают в живот разными приборами и говорят, что гемангиому печени можно найти чуть ли не у каждого пятого человека.

Возраст и пол

Гемангиома может быть в любом возрасте, но обычно ее находят где-то между 30 и 50 годами. У женщин она бывает чаще.

Гормоны

Иногда мирно живущая гемангиома вдруг начинает расти во время беременности или на фоне заместительной терапии эстрогенами. Понятно, что это связано с гормонами, но в тонких механизмах этого роста так до сих пор и не разобрались.

Какая она бывает

Обычно это одиночное образование в печени, размером меньше 5 сантиметров.

Она может быть совсем крошечной или вымахать до 20 сантиметров.

Гемангиому больше 10 сантиметров уже называют гигантской.

Гемангиома чаще живет в правой толстенькой доле печени.

Гемангиома по своей структуре похожа на раздутый пузырями кровеносный сосуд. Внутри нее кровь, а иногда могут быть и тромбы.

Бывает, что вся гемангиома тромбируется и потом постепенно превращается в один плотный комок, похожий на рубец.

Гемангиома печени иногда может болеть.

Никаких специфических лабораторных анализов для гемангиомы печени нет.

Диагноз

Если узист понимает, что делает, если гемангиома меньше 3 сантиметров в диаметре, если у человека нет цирроза или какой-то уже имеющейся онкологии, то хватило бы и простого УЗИ.

Если что-то не совпадает с перечисленным выше, то придется делать МРТ. Томограммой подтверждают диагноз гемангиомы и думают дальше.

Если гемангиома меньше 5 сантиметров в диаметре, то про нее забывают и спокойно живут.

Если гемангиома больше 5 сантиметров в диаметре, то придется делать МРТ (и может даже с контрастом) каждые 6 - 12 месяцев. Если гемангиома за год выросла не больше, чем на 3 миллиметра, то про нее можно забыть.

Если гемангиома выросла за год больше, чем на 3 миллиметра, то надо продолжать делать МРТ каждые 6 - 12 месяцев, пока рост не остановится.

Если гемангиома продолжает расти, то хирург вместе с гастроэнтерологом и кем-нибудь еще будут думать, что с этой гемангиомой делать. Потому что рост гемангиомы сам по себе не слишком опасен.

Если у человека с гемангиомой печени заболел живот, то его будут подробненько обследовать на предмет каких-нибудь других причин для боли, а про гемангиому будут думать в последнюю очередь.

Беременность

Несмотря на то, что гемангиома во время беременности растет быстрее, за ней в этот период времени не следят, потому что обычно ничего плохого не бывает.

Дети

У детей бывает куча своих детских разновидностей гемангиом, которые могут появляться в раннем возрасте. Это уже отдельная история.

Что будет потом

Обычно ничего плохого не бывает. Если гемангиома растет, то не быстрее 3 миллиметров в год. Говорят, что от этого ничего плохого не бывает.

Гемангиома печени редко болит и еще реже разрывается. Если считаете, что у вас что-то не в порядке с животом, то обязательно консультируйтесь со своим врачом.

Если вам понравилась статья, то ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал. Почитайте мою статью про полипы в желчном пузыре и как за ними нужно следить.

Новообразования печени. Диагностика и лечение

Опухоли печени имеют значительную распространенность среди собак и кошек. По данным Денисенко В.Н. и Кесаревой Е.А. (2003) они встречаются у 4.4% собак, поступивших в клинику с признаками функциональных расстройств печени. Нами, за период с 2002 по октябрь 2009 г. , они выявлены у 7% собак и 3% кошек поступивших в клинику с признаками патологий печени.

Из проведенных в нашей клинике 7500 онкологических операций 44 были сделаны по поводу новообразований печени, что составляет менее 1%.

Ткань печени могут поражать как первичные, так и вторичные опухоли. Метастатическое поражение печени по данным различных авторов встречается в 2.5 – 30 раз чаще первичных новообразований печени (4,6,7). Такой разброс данных связан, вероятно, с отсутствием единого подхода к диагностике новообразований печени.

Опухоли печени чаще диагностировали у собак, средний возраст которых составлял 8.6 лет, а средняя масса тела – 19.4 кг. У  кошек с онкологическим поражением печени средний возраст составлял 14.3 года, а средняя масса тела 3.4 кг. У самок указанную патологию выявляли чаще, чем у самцов.

Этиология

По современным представлениям, развитие первичных опухолей печени у собак и кошек связано с действием разных этиологических агентов. Отмечается роль физических, химических, бактериальных, вирусных, паразитарных, возрастных, генетических  и других факторов. Особая роль в возникновении опухоли отводится действию мутагенов, которые воздействуя на генетический аппарат клетки, вызывают мутацию и превращение нормальной клетки в опухолевую.

Метастазируют в печень чаще всего опухоли молочных желез, яичников, а также всех органов, дренируемых воротной веной печени. Очень редко бывают метастазы в печень при раке полости рта, глотки, предстательной железы, мочевого пузыря и практически не бывают при раке кожи.

Патогенез

В отношении патогенеза первичных опухолей единого мнения в литературе нет.

Метастазы в печени развиваются когда опухолевая клетка, отделившись от первичной опухоли проникают в кровеносные сосуды и циркулируют в сосудистом русле. Далее происходит фиксация их в капиллярах печени, разрушение стенок сосудов и проникновение опухолевых клеток в экстраваскулярное пространство, где они размножаются и образуется метастатический узел.

Диагностика

На первых стадиях развития онкологического процесса болезнь протекает без выраженных клинических признаков.    

Клинические симптомы при новообразованиях печени, как правило, появляются при поражении более 70% гепатоцитов, что значительно осложняет лечебный процесс.

Клиническое проявление опухолей печени у собак характеризовалось угнетением общего состояния, рвотой, кахексией, болезненностью в области печени, гепатомегалией, аллопециями, кожным зудом.

У кошек при наличии опухолей в печени регистрировали наличие высыпаний на коже, частичную анорексию, кахексию, иктеричность слизистых оболочек и кожи, рвоту.

Инструментальная диагностика

Для диагностики опухолей печени используются рентгенографические исследования, УЗИ, магнитно-резонансная томография (МРТ), компьютерная томография (КТ) и сцинтиграфия.

Результаты, полученные указанными методами диагностики играют ведущую роль при постановке окончательного диагноза. При этом ведущими задачами диагностики являются определение локализации опухоли, ее вид, степень инвазии опухоли в окружающие ткани и состояние лимфоузлов ворот печени.

При использовании современной аппаратуры рентгенографическое исследование органов брюшной полости в латеральной и вентро-дорсальной проекциях позволяет визуализировать опухоли в 86% и 73% случаев, соответственно.

УЗИ позволяет дифференцировать солидные образования и кисты, гемангиомы и злокачественные опухоли. Метод высоко информативен для определения локализации поражения и распространенности процесса.

Эхографическое изображение новообразований печени зависит от их типа и стадии развития. Печеночноклеточный рак визуализируется в виде единичных или множественных образований неправильной формы с неоднородной эхоструктурой, окруженных тонким гипоэхогенным ободком (рис. ). Капиллярная гемангиома на эхограмме представляется в виде овальных образований с повышенной эхогенностью и ровными четкими краями. Часто визуализируются также питающие опухоль кровеносные сосуды (рис. ). Кавернозная гемангиома характеризуется неоднородной внутренней структурой и наличием эхонегативных зон различной формы и разного размера (рис. ). Метастазы визуализируются в виде единичных или множественных образований неопределенной формы с неопределенной структурой и неровными краями. При наличии некроза и распада опухоли на эхограмме выделяется участки паренхимы печени со смешанной эхогенностью.

Компьютерная томография в настоящее время в гуманной и ветеринарной практике считается одним из классических методов диагностики различных новообразований печени(4, 6,7).

Магнитно-резонансную томографию можно считать одним из лучших методов выявления новообразований печени.  Однако, из-за отсутствия аппаратов МРТ в ветеринарной практике он используется крайне редко.

К современным методам оценки функционального состояния печени в гуманной медицине является динамическая сцинтиграфия, которая заключается в введении больному изотопа препарата радия и одновременном проведении динамической сцинтиграфии. Этот метод позволяет точнее определить поглотительно-выделительную функцию печени, оценивая ее функциональные возможности. К сожалению, в доступной литературе данных об использовании данного метода в ветеринарной практики мы не обнаружили.

Лабораторные методы

Они включают общий клинический анализ крови и биохимические исследования сыворотки крови.

При гематологических исследования отмечается, как  правило, умеренный лейкоцитоз и эритропения.

В табл. 1 приведены данные об изменении показателей крови у собак и кошек со злокачественным поражением печени.

Табл.1 Изменение биохимических показателей крови у собак и кошек со злокачественным поражением печени (Денисенко В.Н., Кесарева Е.А., 2003).

Собаки

Показатель

Min-Max

P

АЛТ МЕ\л

3.2-680.3

0.01

АСТ МЕ\л

23-612

0. 01

Щелочная фосфотаза МЕ\л

172.7-3285

0.05

О.билирубин моль\л

3.62-113.9

0.001

Альбумин г\л

16-36

0.05

Глюкоза моль\л

1.5-5.0

0.01

Кошки

Показатель

Min-Max

P

АЛТ МЕ\л

90. 2-618.4

0.001

АСТ МЕ\л

31.5-438.0

0.001

Щелочная фосфотаза МЕ\л

60.7-1891.8

0.05

О.билирубин моль\л

7.1-310.0

0.01

Альбумин г\л

23.0-42.0

-

Глюкоза моль\л

4.1-10.9

0.01

 

Анализ таблицы показывает, что при наличии опухолей печени у собак отмечают более высокие, чем при другой патологии уровни общего билирубина, АЛТ, АСТ и ЩФ. Содержание глюкозы у больных животных понижено.

У кошек при наличии онкологических поражений печени статистически достоверно повышена активность АЛТ, АСТ, ЩФ, а также содержание глюкозы и общего билирубина.

Отмеченные изменения биохимических показателей при неоплазии печени у собак и кошек являются следствием усиленного разрушения гепатоцитов и нарушения динамики желчи.

К дополнительным методам исследования можно отнести проведение различных функциональных проб. К ним относятся антипириновая проба, определение клиренса лидокаина, проба нагрузки аммонием, а также бромсульфалеиновая (БСФ) и индоцианиновая пробы.

Проба с бромсульфалеином основана на способности гепатоцитов улавливать из крови и выделять в желчь бромсульфолеин. При наличии патологических изменений в гепатоцитах процесс экскреции замедляется и БСФ удерживается в крови долгое время. Для проведения теста животному вводят в/в 5% раствор БСФ 5 мг/кг. Берут кровь из вены через 45 мин. К 1мл сыворотки добавляют 2,39 мл р-ра NaСI и 0,1 мл 5%-го КОН. При наличии БСФ – фиолетовый цвет. Обнаружение БСФ через 45 мин после введения свидетельствует о нарушении поглотительно-выделительной функции, что значительно ухудшает прогноз и осложняет реабилитацию животных после проведениях объемных или экономных резекций печени(1,4).

Индоцианин зеленый удаляется из сосудистого русла только печенью в не конъюгированном виде. Клиренс индоцианина менее 0.4 мг/кг/мин даже после небольших резекций печени ассоциируется с достоверно более высокой частотой острой печеночной недостаточности в послеоперационном периоде(4,5).

При постановке пробы нагрузки аммонием вследствии снижения детоксицирующей функции печени содержание аммиака в сыворотке крови через 30 мин увеличивается в 2-30 раз по сравнению с исходным.

Определение онкомаркеров на сегодняшний день не находит широкого применения. Хотя, по данным авторов, увеличение альфафетопротеина у собак может свидетельствовать о наличии гепатоцеллюлярного рака, гепатита или цирроза (4,7).

Морфологическое исследование

Для диагностики и дифференциальной диагностики в ветеринарной практики проводят цитологические и гистологические исследования.

Для получения материала с целью проведения цитологического исследования используется спинальная игла Spinocan 25 Gx. Биоптаты для гистологического анализа получают при помощи иглы типа «tru-cut».

Наиболее частым осложнением биопсии печени является кровотечение. Из 32 биопсий, проведенных в нашей клинике при использовании вышеописанных игл нами не получено ни одного случая серьезного.

Наиболее эффективным  для постановки диагноза является комплекс: «Рентгенологическое исследование + УЗИ + развернутая лабораторная диагностика + пункционная биопсия печени». Причем лабораторная диагностика должна проводиться в максимально полном объеме, особенно, если планируется оперативное вмешательство, т.к. это позволяет максимально снизить риск послеоперационных осложнений, а также определить прогноз. Также не следует пренебрегать таким современным методом диагностики, как интраоперационное УЗИ, которое выявляет невидимые глазом и непальпируемые опухоли печени, а также позволяет, в сложных случаях, определить расположение крупных сосудов, что значительно облегчает операцию и минимизирует риск кровотечений.

Макро- и микроскопическое строение опухолей печени

Опухоли печени, в соответствии классификации опухолей ВОЗ подразделяются на:

  1. А.Эпителиальные доброкачественные: печеночно-клеточная аденома, аденома внутрипеченочных желчных протоков, цистоаденома внутрипеченочных желчных протоков.

Б.Эпителиальные злокачественные: гепатоцеллюлярный рак, холангиокарцинома, цистоаденокарцинома желчных протоков, смешанный гепатохолангиоцеллюлярный рак, гепатобластома, недифференцированный рак.

  1. Неэпителиальные опухоли: гемангиома, инфантильная гемангиоэндотелиома, гемангиосаркома, эмбриональная саркома и др.
  2. Различные другие типы опухолей: тератома, карциносаркома и др.
  3. Неклассифицируемые опухоли.
  4. Опухоли кроветворной и лимфоидной тканей.
  5. Метастатические опухоли

В табл. 2 и 3 представлены наши результаты морфологического исследования первичных и метастатический поражений печени у собак и кошек, подвергшихся хирургическому лечению

 Табл. 2 Морфологические виды первичных опухолей печени у собак и кошек (n=23)

Первичная опухоль печени

Собака

Кошка

Гепатоцеллюлярный рак

12 (52.1%)

 

Холангиоцеллюлярный рак

2 (8.7%)

 

Гемангиома

4 (17.4%)

3 (13.04%)

Фибросаркома

1 (4.3%)

 

Сочетанные опухоли

1 (4. 3%)

 

 

Табл. 3 Морфологические виды метастатических поражений печени у собак и кошек (n=21)

Метастаз в печень из

Собака

Кошка

Рака молочной железы

9 (42.9%)

2 (9.5%)

Рака яичников

5 (23.8%)

 

Рака тела матки

1 (4.8%)

 

Рака почки

1 (4. 8%)

 

Саркомы мягких тканей

2 (9.5%)

 

Фибросаркомы селезенки

1 (4.8%)

 

 

Анализ таблицы показывает, что из первичных опухолей печени чаще всего встречается гепатоцеллюлярный рак, что совпадает с данными международной ветеринарной литературы. Метастазы рака молочных желез превалируют над метастазами из других органов. Это, вероятно, связано с большим количеством животных, страдающих опухолями молочных желез.

Макрокартина опухолей печени

 Гемангиомы печени представляли собой образования с ограниченными контурами и разрастаниями патологической ткани в виде скопления пузырьков различного диаметра.

 Кисты печени представляли собой ограниченные полости с серозной или серозно-геморрагической жидкостью.

Остальные типы опухолей печени, по нашим данным, не имеют специфической макрокартины.

Гистологическая картина

Гемангиома – тонкостенные каналы сосудов разнообразные по размеру, чаще крупные, ход их резко развитой. Выстилающие эндотелиальные клетки уплощены, в некоторых местах слущены. Сосудистые каналы поддерживаются фиброзной стромой.

Гепатоцеллюлярный рак – клеточные элементы опухолевой ткани крупные полигональные со средним ядерно-цитоплазматическим соотношением, клетки с эозинофильной цитоплазмой, имеющие центральные везикулярные ядра с четко выраженными ядрышками. Клетки располагаются в виде трабекул или неупорядоченно. Между трабекулами и скоплениями клеток располагаются синусоиды, выстланные эпителием. Могут определяться фигуры митозов.

Фибросаркома печени - опухолевая ткань построена из средних мономорфных веретеновидных и овальных клеток, формирующих тяжи, ленты и завихрения. Строма представлена равномерно в виде тонких коллагеновых волокон. Рост инвазивный.

Метастаз тубулярного рака молочной железы в печень – опухоль построена из железистого эпителия, формирующего тубулярные и псевдокистозные структуры. Клеточные элементы опухоли округлой формы, умеренно полиморфные со средним ядерно-цитоплазматическим соотношением. Ядра окргулые, крупные, содержат гиперхромный хроматин. Выявляются признаки пролиферации митозов, в том числе атипичных.

Метастаз аденокарциномы яичника – опухоль чаще построена из железистых структур, разделенных перегородками, клетки имеют кубическую или овальную форму со средним ядерно-цитоплазматическим соотношением и располагаются на тонких перегородках стромы. Ядра окргуглые, гиперхромные, содержат грубодисперсный хроматин, цитоплазма эозинофильная.

Лечение

Хирургический метод является наиболее эффективным при лечении новообразований печени.

Использование химиотерапии при первичных опухолях печени в медицине не привело к ожидаемым результатам и также плохо зарекомендовала себя в ветеринарии. Химиотерапию применяют при лечении системных заболеваний, таких как лимфосаркома. По данным различных авторов (Уейс и др., 2005) лимфосаркома составляет 7% от всех онкологических заболеваний печени. При ней применяют схемы СОР (винкристин и циклофосфан) и АСОР (винкристин, циклофосфан, доксорубицин). Также химиотерапию в сочетании с хирургической операцией используют при метастатическом поражении печени опухолями, чувствительными к химиотерапии. При метастатическом процессе, например, из рака молочной железы одна из возможных схем включает в себя несколько препаратов: 5 –фторурацил, циклофосфан и доксорубицин. Выбор схем и доз химиотерапевтических препаратов зависит от морфогенеза опухоли, общего состояния больного животного, результатов анализов крови, степени дегидратации.

Оценка применения радиотерапии у животных с опухолями гепато-билиарной системы изучена недостаточно.

При неудовлетворительном общем состоянии животных начинать хирургическое лечение необходимо только после стабилизации состояния при помощи инфузионной терапии с применением антибактериальных препаратов, гепатопротекторов и др.

При единичном поражении печени в независимости от морфологической ее принадлежности проводили лобэктомию, либо краевую резекцию пораженной доли. При первичной опухоли – лечение только хирургическое, при метастатическом процессе  в послеоперационном периоде решали вопрос о применении химиотерапии.

Для проведения лобэктомии рекомендуется проводить комбинированный доступ в брюшную полость, который включает в себя срединную лапаротомию, боковой разрез параллельно каудальному краю последнего ребра, резекцию серповидной связки. По нашим данным 80% опухолей локализовалась в левой половине печени.

После вышеуказанного доступа выделяли пораженную долю и на ее основание накладывали две обвивные лигатуры. При наложении узла нить прорезала паренхиму печени и лигировала основные сосудистые магистрали.

При множественных поражениях печени следует минимизировать объем резекции печени и сочетать его с методами локального воздействия, такими как склеротерапия и криодеструкция. При этом доступ удобнее сочетать с ранорасширителем Сигала.

Криодеструкция

В основе криодеструкции лежит быстрое замораживание опухоли жидким азотом с последующим оттаиванием, что приводит к повреждению клеток и их гибели. Этот метод может быть использован в качестве монотерапии, также он используется как дополнение к лобэктомии, при невозможности абластичного удаления опухоли.

Алкоголизация (склеротерапия)

96* спирт вызывает тромбоз артерий, питающих опухоль, ее ишемию и некроз. Размер опухоли не должен превышать 5 см. Количество очагов не более – 3-5, а максимальная доза не должна быть выше 0.5 мл на килограмм массы тела. Введение спирта необходимо делать по краю опухоли до изменения цветовой гаммы очага.

Как правило, при множественных опухолях печени, повторное вмешательство путем лапароскопии, выполненное через 30 суток после операции, позволяет оценить эффект от проведенного лечения, и, при необходимости, повторить локальное воздействие.

Результаты лечения и прогноз

При доброкачественных поражениях печени, а также при первичных злокачественных, при единичном поражении прогноз от благоприятного до осторожного. При множественном поражении печени или при метастатическом процессе прогноз зависит от общего состояния животного, функциональных резервов печени, а также состояния других жизненно важных органов.

Таблица 4. Длительность жизни животных в зависимости от вида опухоли

Новообразования

6 месяцев

12 месяцев

18 месяцев

Первичные опухоли

72.7%

42.3%

18.2%

Метастатические поражения

89%

52%

14%

 

При адекватном лечении количество животных с метастатическим поражением печени, пережившие годовой рубеж, превышало количество животных с первичным поражением печени. Это обусловлено тем, что у животных с метастазами в печень на момент обследования чаще выявлялись 1-2 пораженные доли, а у животных с первичной злокачественной опухолью печени на момент диагностики, как правило, выявлялись более 3-х пораженных долей (таблица 4).

При отказе владельцев животного от лечения ни одно животное не прожило более 6 месяцев не зависимо от окончательного диагноза и степени поражения.

Список литературы.

  1. Вилковыский И.Ф. Диагностика и лечение новообразований печени, Российский ветеринарный журнал,№1, 2006, с.14-17
  2. Вилковыский И.Ф., Соловьева О.В., Кусенков С.А. Криодеструкция опухолевых поражений печени у собак, Российский ветеринарный журнал,№1, 2009, с.6-10
  3. Вилковыский И.Ф.,  Лисицкая К.В., Телицын В.В., Кривова Ю.В., Куриннова С.В. Возможности современных методов диагностики опухолей печени у мелких домашних животных, Российский ветеринарный журнал,№1, 2006, с.14-17
  4. Патютко Ю.И. Хирургическое лечение злокачественных опухолей печени, Практическая медицина, 2005
  5. Matrin RA et all, Liver and billiary system in dogs and cats, Textbooks of small animal surgery, edition 3, Philadelphia, 2003
  6. Jane M. Dobson Canine and feline oncology, second edition, BSAVA, 2003
  7. John M.Williams Canine and feline abdominal surgery, BSAVA, 2005
  8. Withrow S, et all, Small animal clinical oncology, fourth edition, Canada, 2007 

Перекрут гигантской гемангиомы печени на ножке, имитирующей острый аппендицит: клинический случай | World Journal of Emergency Surgery

Кавернозная гемангиома - наиболее распространенная доброкачественная опухоль печени. Вероятно, они имеют врожденное происхождение и не имеют возможности злокачественной трансформации. Большинство из них диагностируются случайно и протекают бессимптомно. Гемангиомы обычно обнаруживаются в правой доле печени в субкапсулярном или краевом месте. Большинство гемангиом диагностируются случайно, они маленькие и бессимптомны.Их размер обычно остается стабильным и может варьироваться от нескольких миллиметров до более 20 см. Поражения размером более 4 см были определены как гигантские гемангиомы [3].

Гигантские гемангиомы могут вызывать дискомфорт в животе, отек, боль в животе, желтуху и тромбоцитопению [4]. Очень редко самопроизвольный разрыв с внутрибрюшным кровотечением может вызвать острые абдоминальные симптомы, которые также могут возникнуть после разрыва из-за тупой травмы живота. Хирургическое лечение является предпочтительным методом лечения, особенно при гигантских симптоматических гемангиомах с неопределенным диагнозом.

Редко гемангиомы могут быть на ножке [5]. На УЗИ может быть трудно распознать происхождение поражения. Поражение может быть прикреплено к печени тонкой ножкой, которую практически невозможно обнаружить при визуализации. Если они подвергаются перекруту из-за их длинной подвижной ножки и инфаркта, у них могут появиться симптомы. Боль является наиболее частым симптомом и, скорее всего, возникает в результате инфаркта или давления на окружающие ткани. Они редко могут вызывать симптомы давления или разрываться.Следует поставить точный диагноз, чтобы отличить его от других причин острой боли в животе.

Насколько нам известно, данный случай является первым в литературе примером гемангиомы с перекрученной ножкой, имитирующей острый аппендицит, с оценкой 6 по шкале Мантрелса [6].

В заключение, этот отчет впечатляет; даже случайно обнаруженные гемангиомы на ножке требуют хирургического вмешательства из-за их склонности к перекручиванию. Кроме того; Хирург должен искать другую этиологию, если во время операции обнаруживается нормальный аппендикс.

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie.Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или уточнить у системного администратора.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файлах cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Гемангиомы печени: история вопроса, патофизиология, эпидемиология

  • Дики Б., Дасгупта Р. , Наир Р. и др. Спектр гемангиом печени: лечение и исход. Дж. Педиатр Хирургия .2009 Январь 44 (1): 125-33. [Медлайн].

  • Moser C, Hany A, Spiegel R. Семейные гигантские гемангиомы печени. Изучение семьи и обзор литературы. Праксис (Берн 1994) . 1998 г. 1. 87 (14): 461-8. [Медлайн].

  • Такахаши Т., Кувао С., Катагири Х. и др. Увеличение множественных гемангиом печени при длительной стероидной терапии миастении. Dig Dis Sci . 1998 Июль 43 (7): 1553-61. [Медлайн].

  • Giannitrapani L, Soresi M, La Spada E, et al.Половые гормоны и риск опухоли печени. Энн Н. Ю. Акад. Наук . 2006 ноябрь 1089: 228-36. [Медлайн].

  • Глинкова В., Шевах О., Боаз М. и др. Гемангиомы печени: возможная связь с женскими половыми гормонами. Кишечник . 2004 Сентябрь 53 (9): 1352-5. [Медлайн].

  • Spitzer D, Krainz R, Graf AH и др. Беременность после стимуляции яичников и внутриматочной инсеминации у женщины с кавернозной макрогемангиомой печени. Отчет о болезни. Дж Репрод Мед . 1997 декабрь 42 (12): 809-12. [Медлайн].

  • Дрейфус М., Балдауф Дж. Дж., Дадун К. и др. Пренатальная диагностика гемангиомы печени. Диагностика плода Ther . 1996 Янв-Фев. 11 (1): 57-60. [Медлайн].

  • Dong KR, Zheng S, Xiao X. Консервативное лечение гемангиомы печени новорожденных: отчет одного института. Педиатр Хирург Инт . 2009 июн.25 (6): 493-8. [Медлайн].

  • Bajenaru N, Balaban V, Savulescu F, Campeanu I, Patrascu T.Гемангиома печени -обзор-. Дж Мед Лайф . 2015. 8. Вып .: 4–11. [Медлайн].

  • Reischle S, Schuller-Petrovic S. Лечение капиллярных гемангиом раннего детства с помощью нового метода криохирургии. Дж. Ам Акад Дерматол . 2000 Май. 42 (5 Пет 1): 809-13. [Медлайн].

  • Аслан А., Мейер Цу Вильсендорф А., Кляйне М., Бредт М., Бектас Х. Синдром Касабаха-Мерритта у взрослых, вызванный гигантской гемангиомой печени. Кейс Реп Гастроэнтерол .2009 20 ноября. 3 (3): 306-12. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сузуки Т., Цучия Н., Ито К. Множественные кавернозные гемангиомы печени у пациентов с системной красной волчанкой. Дж. Ревматол. . 1997 г., 24 (4): 810-1. [Медлайн].

  • Tan ST, Itinteang T, Leadbitter P. Низкие дозы пропранолола для лечения множественных печеночных и кожных гемангиом с нарушением функции печени. Педиатрия . 2011 марта 127 (3): e772-6. [Медлайн].

  • Старки Э., Шахидулла Х.Пропранолол при детских гемангиомах: обзор. Арк Дис Детский . 2011 сентябрь 96 (9): 890-3. [Медлайн].

  • Tsai MC, Liu HC, Yeung CY. Эффективность инфантильной гемангиомы печени с лечением пропранололом: отчет о клиническом случае. Медицина (Балтимор) . 2019 января 98 (4): e14078. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ян К., Пэн С., Чен Л., Чен С., Джи Ю. Эффективность лечения пропранололом при детской гемангиоме печени. J Детский педиатр .2019 9 января. [Medline].

  • Хуанг С.А., Ту Х.М., Харни Дж. В. и др. Тяжелый гипотиреоз, вызванный йодтирониндейодиназой 3 типа, при инфантильных гемангиомах. N Engl J Med . 2000 20 июля. 343 (3): 185-9. [Медлайн].

  • Гудман З. Доброкачественные опухоли печени. Окуда К., Исхак К.Г. Новообразования печени . Токио: Спрингер-Верлаг; 1987. 105-25.

  • Хасан Х.Й., Хиншоу Дж.Л., Борман Э.Дж., Гегиос А., Леверсон Дж., Уинслоу ER.Оценка нормального роста гемангиом печени во время длительного наблюдения. JAMA Surg . 2014 декабрь 149 (12): 1266-71. [Медлайн].

  • Jing L, Liang H, Caifeng L, et al. Новое признание естественного течения и характера роста гемангиомы печени у взрослых. Hepatol Res . 2016 Июль 46 (8): 727-33. [Медлайн].

  • Миками Т., Хирата К., Оикава И. и др. Гемобилия, вызванная гигантской доброкачественной гемангиомой печени: отчет о случае. Surg Сегодня . 1998. 28 (9): 948-52. [Медлайн].

  • Lee CW, Chung YH, Lee GC и др. Случай гигантской гемангиомы печени с лихорадкой неизвестного происхождения. Дж. Корейская медицина . 1994, 9 (2): 200-4. [Медлайн].

  • Pol B, Disdier P, Le Treut YP и др. Воспалительный процесс, осложняющий гигантскую гемангиому печени: сообщение о трех случаях. Транспл. Хирургии печени . 1998 Май. 4 (3): 204-7. [Медлайн].

  • Лоретте Дж., Джорджско Дж., Сиринелли Д. и др. [Кожная незрелая гемангиома и печеночная ангиома: частая связь не наблюдается]. Энн Дерматол Венереол . 1996. 123 (12): 789-90. [Медлайн].

  • Бранниган М., Бернс П.Н., Уилсон С.Р. Паттерны кровотока в очаговых поражениях печени при УЗИ с микропузырьками. Рентгенография . 2004 июль-авг. 24 (4): 921-35. [Медлайн].

  • Дитрих К.Ф., Мертенс Дж. С., Брейден Б. и др.Ультразвук с контрастным усилением гистологически подтвержденных гемангиом печени. Гепатология . 2007 май. 45 (5): 1139-45. [Медлайн].

  • фон Хербей А., Фогт С., Виллерс Р. и др. Визуализация в реальном времени с помощью ультразвукового контрастного вещества SonoVue: различение доброкачественных и злокачественных поражений печени. J Ультразвуковое лечение . 2004 г., 23 (12): 1557-68. [Медлайн].

  • Штробель Д., Зейтц К., Бланк В. и др. Опухолево-специфический паттерн васкуляризации метастазов в печень, гепатоцеллюлярной карциномы, гемангиомы и очаговой узловой гиперплазии в дифференциальной диагностике 1349 поражений печени с помощью ультразвукового исследования с контрастированием (CEUS). Ультрашалл Мед . 2009 30 августа (4): 376-82. [Медлайн].

  • Хигасихара Х., Мураками Т., Ким Т. и др. Дифференциальный диагноз между метастатическими опухолями и доброкачественными новообразованиями печени с использованием МРТ с ферукарботраном. евро J Радиол . 2010 январь 73 (1): 125-30. [Медлайн].

  • Vossen JA, Buijs M, Liapi E, Eng J, Bluemke DA, Kamel IR. Анализ рабочих характеристик приемника диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии для дифференциации гемангиомы печени от других гиперваскулярных поражений печени. J Компьютер Ассистент Томограф . 2008 сен-окт. 32 (5): 750-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Альбиин Н. МРТ очаговых поражений печени. Curr Med Imaging Ред. . 2012 май. 8 (2): 107-16. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Фаргес О., Дарадке С., Висмут Х. Кавернозные гемангиомы печени: есть ли показания к резекции ?. Мир J Surg . 1995 Янв-Фев. 19 (1): 19-24. [Медлайн].

  • Обата С., Мацунага Н., Хаяси К. и др.Уровни жидкости-жидкости при гигантской кавернозной гемангиоме печени: демонстрация КТ и МРТ. Визуализация брюшной полости . 1998 ноябрь-декабрь. 23 (6): 600-2. [Медлайн].

  • Duran R, Ronot M, Di Renzo S, Gregoli B, Van Beers BE, Vilgrain V. Отличается ли магнитно-резонансная томография гемангиомы печени при фиброзе и циррозе печени от нормальной печени? евро J Радиол . 2015 май. 84 (5): 816-22. [Медлайн].

  • Киннард М.Ф., Алави А., Рубин Р.А. и др.Ядерная визуализация твердых новообразований печени. Семин Рентгенол . 1995 30 октября (4): 375-95. [Медлайн].

  • Краузе Т., Хауэнштейн К., Студие-Фишер Б. и др. Улучшенная оценка ОФЭКТ технеция-99m-красных кровяных телец при гемангиоме печени. Дж. Nucl Med . 1993 Mar.34 (3): 375-80. [Медлайн].

  • Tsai CC, Yen TC, Tzen KY. Гигантская гемангиома печени на ножке, имитирующая гиперваскулярную опухоль желудка на Tc-99m RBC SPECT. Клин Нукл Мед . 1999 24 февраля (2): 132-3. [Медлайн].

  • Де Франко А., Монтефорте М.Г., Мареска Г. и др. [Комплексная диагностика ангиомы печени: сравнение цветного допплеровского ультразвукового исследования, компьютерной томографии и магнитного резонанса]. Радиол Мед . 1997 Янв-Фев. 93 (1-2): 87-94. [Медлайн].

  • Окано А, Сонояма Х, Масано Й и др. Естественное течение печеночной ангиосаркомы, которую трудно отличить от кавернозной гемангиомы. Медицинский работник . 2012. 51 (20): 2899-904. [Медлайн].

  • Heo SH, Jeong YY, Shin SS, Chung TW, Kang HK. Солитарная ангиосаркома малой печени: данные первичной и последующей визуализации. Корейский J Radiol . 2007 март-апрель. 8 (2): 180-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Пикхардт П.Дж., Китчин Д., Любнер М.Г., Ганешан Д.М., Бхалла С., Кови А.М. Первичная ангиосаркома печени: многопрофильный комплексный онкологический центр, обзор многофазной КТ и МРТ у 35 пациентов. евро Радиол . 2015 25 февраля (2): 315-22. [Медлайн].

  • Heilo A, Stenwig AE. Гемангиома печени: пункционная биопсия 18 калибра под контролем УЗИ. Радиология . 1997 Сентябрь 204 (3): 719-22. [Медлайн].

  • Bruix J, Sherman M, Llovet JM и др. Клиническое лечение гепатоцеллюлярной карциномы. Выводы конференции Barcelona-2000 EASL. Европейская ассоциация изучения печени. Дж. Гепатол . 2001 Сентябрь 35 (3): 421-30.[Медлайн].

  • Craig JR, Peters RL, Edmondson HA. Опухоли печени и внутрипеченочных желчных протоков. Атлас опухолевой патологии . Вашингтон, округ Колумбия: Институт патологии вооруженных сил; 1989. Серия вторая, фаш. 26: 56-62.

  • Исхак К.Г., Маркин РС. Печень. Дамджанов И., Линдер Дж., Ред. Патология Андерсона . 10-е изд. Мосби: Сент-Луис, Миссури; 1996. 1834.

  • Гибни Р.Г., Хендин А.П., Куперберг ПЛ.Гемангиомы печени, обнаруженные сонографически: отсутствие изменений с течением времени. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1987 ноябрь 149 (5): 953-7. [Медлайн].

  • Махаджан Д., Миллер С., Хиросе К., Маккалоу А., Йериан Л. Случайное уменьшение размера гемангиомы печени после использования ингибитора VEGF бевацизумаба. Дж. Гепатол . 2008 г. , ноябрь 49 (5): 867-70. [Медлайн].

  • Ямасита С., Окита К., Харада К. и др. Гигантская кавернозная гемангиома печени уменьшилась при применении сорафениба. Клин Дж. Гастроэнтерол . 2013 Февраль 6 (1): 55-62. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Miura JT, Amini A, Schmocker R и др. Хирургическое лечение гемангиом печени: многопрофильный опыт. Е.П.Б. (Оксфорд) . 2014 16 октября (10): 924-8. [Медлайн].

  • Belli G, D'Agostino A, Fantini C и др. Хирургическое лечение гигантских гемангиом печени путем энуклеации с использованием устройства, активируемого ультразвуком (USAD). Гепатогастроэнтерология .2009 Янв-Фев. 56 (89): 236-9. [Медлайн].

  • Мокчегиани Ф., Винченци П., Колетта М. и др. Распространенность и клинические исходы гемангиомы печени с учетом риска разрыва: большое ретроспективное поперечное исследование. Копать печени Dis . 2016 Март 48 (3): 309-14. [Медлайн].

  • Джайн V, Рамачандран V, Гарг Р., Пал С., Гаманагатти С.Р., Шривастава Д.Н. Спонтанный разрыв гигантской гемангиомы печени - последовательное лечение с транскатетерной эмболизацией артерий и резекцией. Саудовская Дж. Гастроэнтерол . 2010 апр-июнь. 16 (2): 116-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Корильяно Н., Меркантини П., Амодио П.М. и др. Гемоперитонеум от спонтанного разрыва гигантской гемангиомы печени: отчет о случае. Surg Сегодня . 2003. 33 (6): 459-63. [Медлайн].

  • Ribeiro MAF, Papaiordanou F, Goncalves JM, Chaib E. Спонтанный разрыв гемангиом печени: обзор литературы. Мир J Hepatol .27 декабря 2010 г. 2 (12): 428-33. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Donati M, Stavrou GA, Donati A, Oldhafer KJ. Риск спонтанного разрыва гемангиомы печени: критический обзор литературы. J Гепатобилиарная панкреатология . 2011 18 ноября (6): 797-805. [Медлайн].

  • Plackett TP, Lin-Hurtubise KM. Гемангиомы печени и парашютный спорт. Aviat Space Environ Med . 2008 Октябрь 79 (10): 986-8. [Медлайн].

  • Schnelldorfer T, Ware AL, Smoot R, Schleck CD, Harmsen WS, Nagorney DM.Ведение гигантской гемангиомы печени: резекция против наблюдения. Джей Ам Колл Сург . 2010 Декабрь 211 (6): 724-30. [Медлайн].

  • Арнолетти Ю.П., Бродский Ю. Хирургическое лечение доброкачественных образований в печени. Am Surg . 1999 Май. 65 (5): 431-3. [Медлайн].

  • Fu XH, Lai EC, Yao XP и др. Энуклеация гемангиом печени: есть ли разница в хирургических исходах при поражениях, расположенных в центре или на периферии? Am J Surg . 2009 августа 198 (2): 184-7. [Медлайн].

  • Zhu H, Obeidat K, Ouyang J, Roayaie S, Schwartz ME, Thung SN. Рецидивирующие гигантские гемангиомы печени: отчет о двух редких случаях с обзором литературы. Мир J Gastrointest Surg . 2012 27 ноября. 4 (11): 262-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Deutsch GS, Yeh KA, Bates WB 3rd, Tannehill WB. Эмболизация для лечения гемангиом печени. Am Surg . 2001 фев.67 (2): 159-64. [Медлайн].

  • Шривастава Д.Н., Ганди Д., Сейт А. и др. Транскатетерная артериальная эмболизация в лечении симптоматических кавернозных гемангиом печени: проспективное исследование. Визуализация брюшной полости . 2001 сентябрь-октябрь. 26 (5): 510-4. [Медлайн].

  • Zeng Q, Li Y, Chen Y, et al. Гигантская кавернозная гемангиома печени, обработанная внутриартериальной эмболизацией эмульсией пингьянмицина и липиодола: многоцентровое исследование. Кардиоваск Интервент Радиол . 2004 сентябрь-октябрь. 27 (5): 481-5. [Медлайн].

  • Bozkaya H, Cinar C, Besir FH, Parıldar M, Oran I. Минимально инвазивное лечение гигантских гемангиом печени: эмболизация блеомицином. Кардиоваск Интервент Радиол . 2014 Февраль 37 (1): 101-7. [Медлайн].

  • Рокитанский AM, Jakl RJ, Gopfrich H и др. Специальные компрессионные швы: новый хирургический метод для быстрого уменьшения объема шунта, вызванного диффузным гемангиоматозом печени. Педиатр Хирург Инт . 1998 14 ноября (1-2): 119-21. [Медлайн].

  • Hinshaw JL, Laeseke PJ, Weber SM, Lee FT Jr. Многоэлектродная радиочастотная абляция симптоматической кавернозной гемангиомы печени. AJR Ам Дж. Рентгенол . 2007 сентябрь 189 (3): W146-9. [Медлайн].

  • Park SY, Tak WY, Jung MK и др. Симптоматически увеличивающиеся гемангиомы печени эффективно лечатся чрескожной радиочастотной абляцией под контролем ультразвукового исследования. Дж. Гепатол . 2011 Март 54 (3): 559-65. [Медлайн].

  • Fan RF, Chai FL, He GX и др. Лапароскопическая радиочастотная абляция кавернозной гемангиомы печени. Предварительный опыт с 27 пациентами. Эндоскопическая хирургия . 2006 20 февраля (2): 281-5. [Медлайн].

  • ван Тилборг А.А., Нильсен К., Шеффер Х.Дж. и др. Биполярная радиочастотная абляция для симптоматических гигантских (> 10 см) кавернозных гемангиом печени: начальный клинический опыт. Клин Радиол . 2013 января, 68 (1): e9-e14. [Медлайн].

  • Шарп Э. Э. 3-й, Додд Г. Д. 3-й. Чрескожная радиочастотная абляция гигантских кавернозных гемангиом печени с симптомами: отчет о двух случаях и обзор литературы. J Vasc Interv Radiol . 2012 июл.23 (7): 971-5. [Медлайн].

  • Gaspar L, Mascarenhas F, da Costa MS, Dias JS, Afonso JG, Silvestre ME. Лучевая терапия при неоперабельной кавернозной гемангиоме печени. Радиатор отопления Oncol . 1993 29 октября (1): 45-50. [Медлайн].

  • Бисвал Б.М., Сандху М., Лал П. и др. Роль лучевой терапии при кавернозной гемангиоме печени. Индийский Дж. Гастроэнтерол . 1995 г., 14 (3): 95-8. [Медлайн].

  • Тепетес К., Селби Р., Уэбб М. и др. Ортотопическая трансплантация печени при доброкачественных новообразованиях печени. Арк Сург . 1995 Февраль 130 (2): 153-6. [Медлайн].

  • Vagefi PA, Klein I, Gelb B, et al.Неотложная ортотопическая трансплантация печени при кровотечении из гигантской кавернозной гемангиомы печени: отчет о болезни и обзор. Дж Гастроинтест Сург . 2011 15 января (1): 209-14. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Окано А, Сонояма Х, Масано Й и др. Естественное течение печеночной ангиосаркомы, которую трудно отличить от кавернозной гемангиомы. Медицинский работник . 2012. 51 (20): 2899-904. [Медлайн].

  • Озмен Э., Адалетли И., Каядиби Ю. и др.Влияние долевой волновой эластографии на дифференциацию гемангиомы печени от злокачественных опухолей печени в педиатрической популяции. евро J Радиол . 2014 Сентябрь 83 (9): 1691-7. [Медлайн].

  • Си Дики Б., Фишман С.Дж., Азизхан Р.Г. Опухоли сосудов печени. Семин Педиатр Хирургия . 2014 23 августа (4): 168-72. [Медлайн].

  • Hardie AD, Egbert RE, Rissing MS. Улучшенная дифференциация между гемангиомой печени и метастазами на диффузионно-взвешенной МРТ путем измерения стандартного отклонения кажущегося коэффициента диффузии. Клиническая визуализация . 2015 июл-авг. 39 (4): 654-8. [Медлайн].

  • Kumar N, Adam SZ, Goodhartz LA, Hoff FL, Lo AA, Miller FH. Помимо гемангиом печени: разнообразные проявления гемангиом желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы. Визуализация брюшной полости . 2015 Октябрь 40 (8): 3313-29. [Медлайн].

  • Бай Д.С., Чен П., Цянь Дж. Дж. И др. Модифицированная лапароскопическая гепатэктомия по поводу гемангиомы печени. Эндоскопическая хирургия . 2015 29 ноября (11): 3414-21.[Медлайн].

  • Клиническая картина гемангиом печени: анамнез, физикальное обследование

  • Дики Б., Дасгупта Р., Наир Р. и др. Спектр гемангиом печени: лечение и исход. Дж. Педиатр Хирургия . 2009 Январь 44 (1): 125-33. [Медлайн].

  • Moser C, Hany A, Spiegel R. Семейные гигантские гемангиомы печени. Изучение семьи и обзор литературы. Праксис (Берн 1994) . 1998 г. 1. 87 (14): 461-8.[Медлайн].

  • Такахаши Т., Кувао С., Катагири Х. и др. Увеличение множественных гемангиом печени при длительной стероидной терапии миастении. Dig Dis Sci . 1998 Июль 43 (7): 1553-61. [Медлайн].

  • Giannitrapani L, Soresi M, La Spada E, et al. Половые гормоны и риск опухоли печени. Энн Н. Ю. Акад. Наук . 2006 ноябрь 1089: 228-36. [Медлайн].

  • Глинкова В., Шевах О., Боаз М. и др.Гемангиомы печени: возможная связь с женскими половыми гормонами. Кишечник . 2004 Сентябрь 53 (9): 1352-5. [Медлайн].

  • Spitzer D, Krainz R, Graf AH и др. Беременность после стимуляции яичников и внутриматочной инсеминации у женщины с кавернозной макрогемангиомой печени. Отчет о болезни. Дж Репрод Мед . 1997 декабрь 42 (12): 809-12. [Медлайн].

  • Дрейфус М., Балдауф Дж. Дж., Дадун К. и др. Пренатальная диагностика гемангиомы печени. Диагностика плода Ther . 1996 Янв-Фев. 11 (1): 57-60. [Медлайн].

  • Dong KR, Zheng S, Xiao X. Консервативное лечение гемангиомы печени новорожденных: отчет одного института. Педиатр Хирург Инт . 2009 июн.25 (6): 493-8. [Медлайн].

  • Баженару Н., Балабан В., Савулеску Ф., Кампеану I, Патраску Т. Гемангиома печени -обзор-. Дж Мед Лайф . 2015. 8. Вып .: 4–11. [Медлайн].

  • Reischle S, Schuller-Petrovic S.Лечение капиллярных гемангиом раннего детства новым методом криохирургии. Дж. Ам Акад Дерматол . 2000 Май. 42 (5 Пет 1): 809-13. [Медлайн].

  • Аслан А., Мейер Цу Вильсендорф А., Кляйне М., Бредт М., Бектас Х. Синдром Касабаха-Мерритта у взрослых, вызванный гигантской гемангиомой печени. Кейс Реп Гастроэнтерол . 2009 20 ноября. 3 (3): 306-12. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сузуки Т., Цучия Н., Ито К. Множественные кавернозные гемангиомы печени у пациентов с системной красной волчанкой. Дж. Ревматол. . 1997 г., 24 (4): 810-1. [Медлайн].

  • Tan ST, Itinteang T, Leadbitter P. Низкие дозы пропранолола для лечения множественных печеночных и кожных гемангиом с нарушением функции печени. Педиатрия . 2011 марта 127 (3): e772-6. [Медлайн].

  • Старки Э., Шахидулла Х. Пропранолол для инфантильных гемангиом: обзор. Арк Дис Детский . 2011 сентябрь 96 (9): 890-3. [Медлайн].

  • Tsai MC, Liu HC, Yeung CY.Эффективность инфантильной гемангиомы печени с лечением пропранололом: отчет о клиническом случае. Медицина (Балтимор) . 2019 января 98 (4): e14078. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ян К., Пэн С., Чен Л., Чен С., Джи Ю. Эффективность лечения пропранололом при детской гемангиоме печени. J Детский педиатр . 2019 9 января. [Medline].

  • Хуанг С.А., Ту Х.М., Харни Дж. В. и др. Тяжелый гипотиреоз, вызванный йодтирониндейодиназой 3 типа, при инфантильных гемангиомах. N Engl J Med . 2000 20 июля. 343 (3): 185-9. [Медлайн].

  • Гудман З. Доброкачественные опухоли печени. Окуда К., Исхак К.Г. Новообразования печени . Токио: Спрингер-Верлаг; 1987. 105-25.

  • Хасан Х.Й., Хиншоу Дж.Л., Борман Э. Дж., Гегиос А., Леверсон Дж., Уинслоу ER. Оценка нормального роста гемангиом печени во время длительного наблюдения. JAMA Surg . 2014 декабрь 149 (12): 1266-71. [Медлайн].

  • Jing L, Liang H, Caifeng L, et al.Новое признание естественного течения и характера роста гемангиомы печени у взрослых. Hepatol Res . 2016 Июль 46 (8): 727-33. [Медлайн].

  • Миками Т., Хирата К., Оикава И. и др. Гемобилия, вызванная гигантской доброкачественной гемангиомой печени: отчет о случае. Surg Сегодня . 1998. 28 (9): 948-52. [Медлайн].

  • Lee CW, Chung YH, Lee GC и др. Случай гигантской гемангиомы печени с лихорадкой неизвестного происхождения. Дж. Корейская медицина . 1994, 9 (2): 200-4. [Медлайн].

  • Pol B, Disdier P, Le Treut YP и др. Воспалительный процесс, осложняющий гигантскую гемангиому печени: сообщение о трех случаях. Транспл. Хирургии печени . 1998 Май. 4 (3): 204-7. [Медлайн].

  • Лоретте Дж., Джорджско Дж., Сиринелли Д. и др. [Кожная незрелая гемангиома и печеночная ангиома: частая связь не наблюдается]. Энн Дерматол Венереол . 1996 г.123 (12): 789-90. [Медлайн].

  • Бранниган М., Бернс П.Н., Уилсон С.Р. Паттерны кровотока в очаговых поражениях печени при УЗИ с микропузырьками. Рентгенография . 2004 июль-авг. 24 (4): 921-35. [Медлайн].

  • Дитрих К.Ф., Мертенс Дж. С., Брейден Б. и др. Ультразвук с контрастным усилением гистологически подтвержденных гемангиом печени. Гепатология . 2007 май. 45 (5): 1139-45. [Медлайн].

  • фон Хербей А., Фогт С. , Виллерс Р. и др.Визуализация в реальном времени с помощью ультразвукового контрастного вещества SonoVue: различение доброкачественных и злокачественных поражений печени. J Ультразвуковое лечение . 2004 г., 23 (12): 1557-68. [Медлайн].

  • Штробель Д., Зейтц К., Бланк В. и др. Опухолево-специфический паттерн васкуляризации метастазов в печень, гепатоцеллюлярной карциномы, гемангиомы и очаговой узловой гиперплазии в дифференциальной диагностике 1349 поражений печени с помощью ультразвукового исследования с контрастированием (CEUS). Ультрашалл Мед .2009 30 августа (4): 376-82. [Медлайн].

  • Хигасихара Х., Мураками Т., Ким Т. и др. Дифференциальный диагноз между метастатическими опухолями и доброкачественными новообразованиями печени с использованием МРТ с ферукарботраном. евро J Радиол . 2010 январь 73 (1): 125-30. [Медлайн].

  • Vossen JA, Buijs M, Liapi E, Eng J, Bluemke DA, Kamel IR. Анализ рабочих характеристик приемника диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии для дифференциации гемангиомы печени от других гиперваскулярных поражений печени. J Компьютер Ассистент Томограф . 2008 сен-окт. 32 (5): 750-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Альбиин Н. МРТ очаговых поражений печени. Curr Med Imaging Ред. . 2012 май. 8 (2): 107-16. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Фаргес О., Дарадке С., Висмут Х. Кавернозные гемангиомы печени: есть ли показания к резекции ?. Мир J Surg . 1995 Янв-Фев. 19 (1): 19-24. [Медлайн].

  • Обата С., Мацунага Н., Хаяси К. и др.Уровни жидкости-жидкости при гигантской кавернозной гемангиоме печени: демонстрация КТ и МРТ. Визуализация брюшной полости . 1998 ноябрь-декабрь. 23 (6): 600-2. [Медлайн].

  • Duran R, Ronot M, Di Renzo S, Gregoli B, Van Beers BE, Vilgrain V. Отличается ли магнитно-резонансная томография гемангиомы печени при фиброзе и циррозе печени от нормальной печени? евро J Радиол . 2015 май. 84 (5): 816-22. [Медлайн].

  • Киннард М.Ф., Алави А., Рубин Р.А. и др.Ядерная визуализация твердых новообразований печени. Семин Рентгенол . 1995 30 октября (4): 375-95. [Медлайн].

  • Краузе Т., Хауэнштейн К., Студие-Фишер Б. и др. Улучшенная оценка ОФЭКТ технеция-99m-красных кровяных телец при гемангиоме печени. Дж. Nucl Med . 1993 Mar.34 (3): 375-80. [Медлайн].

  • Tsai CC, Yen TC, Tzen KY. Гигантская гемангиома печени на ножке, имитирующая гиперваскулярную опухоль желудка на Tc-99m RBC SPECT. Клин Нукл Мед . 1999 24 февраля (2): 132-3. [Медлайн].

  • Де Франко А., Монтефорте М.Г., Мареска Г. и др. [Комплексная диагностика ангиомы печени: сравнение цветного допплеровского ультразвукового исследования, компьютерной томографии и магнитного резонанса]. Радиол Мед . 1997 Янв-Фев. 93 (1-2): 87-94. [Медлайн].

  • Окано А, Сонояма Х, Масано Й и др. Естественное течение печеночной ангиосаркомы, которую трудно отличить от кавернозной гемангиомы. Медицинский работник . 2012. 51 (20): 2899-904. [Медлайн].

  • Heo SH, Jeong YY, Shin SS, Chung TW, Kang HK. Солитарная ангиосаркома малой печени: данные первичной и последующей визуализации. Корейский J Radiol . 2007 март-апрель. 8 (2): 180-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Пикхардт П. Дж., Китчин Д., Любнер М.Г., Ганешан Д.М., Бхалла С., Кови А.М. Первичная ангиосаркома печени: многопрофильный комплексный онкологический центр, обзор многофазной КТ и МРТ у 35 пациентов. евро Радиол . 2015 25 февраля (2): 315-22. [Медлайн].

  • Heilo A, Stenwig AE. Гемангиома печени: пункционная биопсия 18 калибра под контролем УЗИ. Радиология . 1997 Сентябрь 204 (3): 719-22. [Медлайн].

  • Bruix J, Sherman M, Llovet JM и др. Клиническое лечение гепатоцеллюлярной карциномы. Выводы конференции Barcelona-2000 EASL. Европейская ассоциация изучения печени. Дж. Гепатол . 2001 Сентябрь 35 (3): 421-30.[Медлайн].

  • Craig JR, Peters RL, Edmondson HA. Опухоли печени и внутрипеченочных желчных протоков. Атлас опухолевой патологии . Вашингтон, округ Колумбия: Институт патологии вооруженных сил; 1989. Серия вторая, фаш. 26: 56-62.

  • Исхак К.Г., Маркин РС. Печень. Дамджанов И., Линдер Дж., Ред. Патология Андерсона . 10-е изд. Мосби: Сент-Луис, Миссури; 1996. 1834.

  • Гибни Р.Г., Хендин А.П., Куперберг ПЛ.Гемангиомы печени, обнаруженные сонографически: отсутствие изменений с течением времени. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1987 ноябрь 149 (5): 953-7. [Медлайн].

  • Махаджан Д., Миллер С., Хиросе К., Маккалоу А., Йериан Л. Случайное уменьшение размера гемангиомы печени после использования ингибитора VEGF бевацизумаба. Дж. Гепатол . 2008 г., ноябрь 49 (5): 867-70. [Медлайн].

  • Ямасита С., Окита К., Харада К. и др. Гигантская кавернозная гемангиома печени уменьшилась при применении сорафениба. Клин Дж. Гастроэнтерол . 2013 Февраль 6 (1): 55-62. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Miura JT, Amini A, Schmocker R и др. Хирургическое лечение гемангиом печени: многопрофильный опыт. Е.П.Б. (Оксфорд) . 2014 16 октября (10): 924-8. [Медлайн].

  • Belli G, D'Agostino A, Fantini C и др. Хирургическое лечение гигантских гемангиом печени путем энуклеации с использованием устройства, активируемого ультразвуком (USAD). Гепатогастроэнтерология .2009 Янв-Фев. 56 (89): 236-9. [Медлайн].

  • Мокчегиани Ф., Винченци П., Колетта М. и др. Распространенность и клинические исходы гемангиомы печени с учетом риска разрыва: большое ретроспективное поперечное исследование. Копать печени Dis . 2016 Март 48 (3): 309-14. [Медлайн].

  • Джайн V, Рамачандран V, Гарг Р., Пал С., Гаманагатти С.Р., Шривастава Д. Н. Спонтанный разрыв гигантской гемангиомы печени - последовательное лечение с транскатетерной эмболизацией артерий и резекцией. Саудовская Дж. Гастроэнтерол . 2010 апр-июнь. 16 (2): 116-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Корильяно Н., Меркантини П., Амодио П.М. и др. Гемоперитонеум от спонтанного разрыва гигантской гемангиомы печени: отчет о случае. Surg Сегодня . 2003. 33 (6): 459-63. [Медлайн].

  • Ribeiro MAF, Papaiordanou F, Goncalves JM, Chaib E. Спонтанный разрыв гемангиом печени: обзор литературы. Мир J Hepatol .27 декабря 2010 г. 2 (12): 428-33. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Donati M, Stavrou GA, Donati A, Oldhafer KJ. Риск спонтанного разрыва гемангиомы печени: критический обзор литературы. J Гепатобилиарная панкреатология . 2011 18 ноября (6): 797-805. [Медлайн].

  • Plackett TP, Lin-Hurtubise KM. Гемангиомы печени и парашютный спорт. Aviat Space Environ Med . 2008 Октябрь 79 (10): 986-8. [Медлайн].

  • Schnelldorfer T, Ware AL, Smoot R, Schleck CD, Harmsen WS, Nagorney DM.Ведение гигантской гемангиомы печени: резекция против наблюдения. Джей Ам Колл Сург . 2010 Декабрь 211 (6): 724-30. [Медлайн].

  • Арнолетти Ю.П., Бродский Ю. Хирургическое лечение доброкачественных образований в печени. Am Surg . 1999 Май. 65 (5): 431-3. [Медлайн].

  • Fu XH, Lai EC, Yao XP и др. Энуклеация гемангиом печени: есть ли разница в хирургических исходах при поражениях, расположенных в центре или на периферии? Am J Surg . 2009 августа 198 (2): 184-7. [Медлайн].

  • Zhu H, Obeidat K, Ouyang J, Roayaie S, Schwartz ME, Thung SN. Рецидивирующие гигантские гемангиомы печени: отчет о двух редких случаях с обзором литературы. Мир J Gastrointest Surg . 2012 27 ноября. 4 (11): 262-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Deutsch GS, Yeh KA, Bates WB 3rd, Tannehill WB. Эмболизация для лечения гемангиом печени. Am Surg . 2001 фев.67 (2): 159-64. [Медлайн].

  • Шривастава Д.Н., Ганди Д., Сейт А. и др. Транскатетерная артериальная эмболизация в лечении симптоматических кавернозных гемангиом печени: проспективное исследование. Визуализация брюшной полости . 2001 сентябрь-октябрь. 26 (5): 510-4. [Медлайн].

  • Zeng Q, Li Y, Chen Y, et al. Гигантская кавернозная гемангиома печени, обработанная внутриартериальной эмболизацией эмульсией пингьянмицина и липиодола: многоцентровое исследование. Кардиоваск Интервент Радиол . 2004 сентябрь-октябрь. 27 (5): 481-5. [Медлайн].

  • Bozkaya H, Cinar C, Besir FH, Parıldar M, Oran I. Минимально инвазивное лечение гигантских гемангиом печени: эмболизация блеомицином. Кардиоваск Интервент Радиол . 2014 Февраль 37 (1): 101-7. [Медлайн].

  • Рокитанский AM, Jakl RJ, Gopfrich H и др. Специальные компрессионные швы: новый хирургический метод для быстрого уменьшения объема шунта, вызванного диффузным гемангиоматозом печени. Педиатр Хирург Инт . 1998 14 ноября (1-2): 119-21. [Медлайн].

  • Hinshaw JL, Laeseke PJ, Weber SM, Lee FT Jr. Многоэлектродная радиочастотная абляция симптоматической кавернозной гемангиомы печени. AJR Ам Дж. Рентгенол . 2007 сентябрь 189 (3): W146-9. [Медлайн].

  • Park SY, Tak WY, Jung MK и др. Симптоматически увеличивающиеся гемангиомы печени эффективно лечатся чрескожной радиочастотной абляцией под контролем ультразвукового исследования. Дж. Гепатол . 2011 Март 54 (3): 559-65. [Медлайн].

  • Fan RF, Chai FL, He GX и др. Лапароскопическая радиочастотная абляция кавернозной гемангиомы печени. Предварительный опыт с 27 пациентами. Эндоскопическая хирургия . 2006 20 февраля (2): 281-5. [Медлайн].

  • ван Тилборг А.А., Нильсен К., Шеффер Х.Дж. и др. Биполярная радиочастотная абляция для симптоматических гигантских (> 10 см) кавернозных гемангиом печени: начальный клинический опыт. Клин Радиол . 2013 января, 68 (1): e9-e14. [Медлайн].

  • Шарп Э. Э. 3-й, Додд Г. Д. 3-й. Чрескожная радиочастотная абляция гигантских кавернозных гемангиом печени с симптомами: отчет о двух случаях и обзор литературы. J Vasc Interv Radiol . 2012 июл.23 (7): 971-5. [Медлайн].

  • Gaspar L, Mascarenhas F, da Costa MS, Dias JS, Afonso JG, Silvestre ME. Лучевая терапия при неоперабельной кавернозной гемангиоме печени. Радиатор отопления Oncol . 1993 29 октября (1): 45-50. [Медлайн].

  • Бисвал Б.М., Сандху М., Лал П. и др. Роль лучевой терапии при кавернозной гемангиоме печени. Индийский Дж. Гастроэнтерол . 1995 г., 14 (3): 95-8. [Медлайн].

  • Тепетес К., Селби Р., Уэбб М. и др. Ортотопическая трансплантация печени при доброкачественных новообразованиях печени. Арк Сург . 1995 Февраль 130 (2): 153-6. [Медлайн].

  • Vagefi PA, Klein I, Gelb B, et al.Неотложная ортотопическая трансплантация печени при кровотечении из гигантской кавернозной гемангиомы печени: отчет о болезни и обзор. Дж Гастроинтест Сург . 2011 15 января (1): 209-14. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Окано А, Сонояма Х, Масано Й и др. Естественное течение печеночной ангиосаркомы, которую трудно отличить от кавернозной гемангиомы. Медицинский работник . 2012. 51 (20): 2899-904. [Медлайн].

  • Озмен Э., Адалетли И., Каядиби Ю. и др.Влияние долевой волновой эластографии на дифференциацию гемангиомы печени от злокачественных опухолей печени в педиатрической популяции. евро J Радиол . 2014 Сентябрь 83 (9): 1691-7. [Медлайн].

  • Си Дики Б., Фишман С.Дж., Азизхан Р.Г. Опухоли сосудов печени. Семин Педиатр Хирургия . 2014 23 августа (4): 168-72. [Медлайн].

  • Hardie AD, Egbert RE, Rissing MS. Улучшенная дифференциация между гемангиомой печени и метастазами на диффузионно-взвешенной МРТ путем измерения стандартного отклонения кажущегося коэффициента диффузии. Клиническая визуализация . 2015 июл-авг. 39 (4): 654-8. [Медлайн].

  • Kumar N, Adam SZ, Goodhartz LA, Hoff FL, Lo AA, Miller FH. Помимо гемангиом печени: разнообразные проявления гемангиом желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы. Визуализация брюшной полости . 2015 Октябрь 40 (8): 3313-29. [Медлайн].

  • Бай Д.С., Чен П., Цянь Дж. Дж. И др. Модифицированная лапароскопическая гепатэктомия по поводу гемангиомы печени. Эндоскопическая хирургия . 2015 29 ноября (11): 3414-21.[Медлайн].

  • Склерозирующая гемангиома печени, имитирующая злокачественные новообразования печени: описание случая и междисциплинарный подход | Egypt Liver Journal

    Склерозирующая / склерозированная гемангиома печени (HSH) - редкая доброкачественная сосудистая опухоль, проявляющая дегенеративные изменения, фиброз и склероз в результате тромбоза кровеносных сосудов [5]. Впервые он был описан Shepherd и Lee как возможная причина единичных некротических узлов в печени [6]. Берри сообщил еще о двух случаях случайно обнаруженного HSH при исследовании 1000 образцов аутопсии [7].В 1994 г. была постулирована объективная основа для развития HSH, и поражение было признано имитатором злокачественного новообразования печени [1]. Югава и др. сообщили о характеристике 41 случая HSH [8]. Однако после тщательного поиска терминов «склерозирование», «склерозирование» или «гиалинизация» мы обнаружили 77 случаев в литературе, включая настоящий случай. Клинико-радиологические и гистопатологические особенности были сведены в Таблицу 1. Средний возраст составлял шесть или седьмое десятилетие с преобладанием женщин.Помимо хронического заболевания печени, девять случаев; ВГВ или ВГС, неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) или смешанное ВГВ и алкогольная болезнь печени. Кроме того, в семи случаях был метаболический синдром; сахарный диабет, ожирение или гиперлипидемия. В данном случае была женщина, страдающая диабетом и страдающая ожирением, у которой случайно обнаружена инфекция ВГС. Большинство HSH было обнаружено во время визуализации брюшной полости или боли в животе [9]. Однако зарегистрирован только один случай разрыва склерозирующей гемангиомы [10]. Около 78% и 60% случаев были одиночными и локализовались в правой доле печени соответственно.

    Таблица 1 Обзор литературы по случаям печеночной склерозирующей гемангиомы (HSH)

    Типичная печеночная гемангиома имеет диагностическое периферическое прерывистое усиление после пула крови на компьютерной томографии (КТ) с самой высокой чувствительностью и специфичностью МРТ [2]. Однако предоперационная радиологическая диагностика HSH очень сложна и имитирует злокачественные новообразования печени; 23 случая, 9 случаев и 7 случаев были ошибочно диагностированы как метастаз, гепатоцеллюлярная карцинома (HCC) и IHCC, соответственно.В данном случае печень была нецирротической, при этом поражение не имело типичного патологического паттерна усиления ГЦК, гомогенного артериального усиления, вымывания контраста в портовенозной и гипоинтенсивной фазы гепатоцитов при динамическом МРТ-исследовании. Наличие очагового IHBRD свидетельствует в пользу IHCC, но отсутствие отсроченного улучшения делает этот диагноз маловероятным. Кроме того, IHBRD может возникать как следствие всех внутри- или внепеченочных поражений с масс-эффектом, особенно вокруг сегмента IV [11].Очевидное периферическое усиление поражения в портовенозной фазе способствовало метастатическому процессу, который следует рассматривать в качестве первоочередной задачи дифференциальной диагностики. Однако в анамнезе пациента не было ни прошлого, ни настоящего рака. Осведомленность рентгенолога о радиологических особенностях ГПГ, гиперинтенсивном Т2 и наличии типичных гемангиом печени и гемангиом позвоночника вызвала подозрение на ГПГ. С помощью расширенной радиологической визуализации Miyata et al. постулировал, что кажущийся коэффициент диффузии (ADC) означает дифференциацию HSH от других злокачественных новообразований печени, как, в частности, более высокое среднее значение ADC при использовании взвешенных по диффузии последовательностей (DW-MRI). Они сообщили, что среднее значение ADC HSH составило 1,94 × 10–3 мм2 / с, что было выше, чем значение для обычных злокачественных опухолей печени [4]. В данном случае было рекомендовано провести биопсию печени и изучить патологию, чтобы выяснить природу поражения.

    Патология тканей была стандартным инструментом для постановки диагноза. Ткань была получена при аутопсии в 5 случаях, хирургическая резекция - в 37 случаях, биопсия печени - в 13 случаях. Только два случая были подтверждены рентгенологически как HSH при регулярном наблюдении [12, 13].В настоящих случаях биопсия ядра печени была получена и оценена двумя независимыми патологами печени. При обычном окрашивании гематоксилином и эозином была очевидна плотная бесклеточная фиброзная ткань с небольшим количеством рассредоточенных кровеносных сосудов, выстланных уплощенными эндотелиальными клетками. Не было свидетельств цитологической атипии, митоза или некроза. Иногда наблюдалась периваскулярная пролиферация гладких мышц. При окраске МТ установлена ​​плотная фиброзная строма. Окрашивание ИГХ не было существенным, за исключением области плотного склероза, чтобы исключить редкую возможность поражения желчных протоков.Неопластические клетки были положительными на CD34 и отрицательными на CK7, что подтверждает сосудистую природу новообразования.

    Однако нет единого мнения относительно состояния инволюции гемангиом. Было предложено несколько теорий. Takahashi et al. сообщили о роли VEGF в стимулировании ангиогенеза и пролиферации эндотелия в фазе пролиферации [1]. Напротив, SMA экспрессировалась в перицитах и ​​функционировала посредством ингибирования пролиферации эндотелиальных клеток в инволюционной и инволютивной фазах.Makhlouf и Ishak обнаружили высокую иммунопозитивность к CD34 и SMA при склерозирующей, а не склерозированной гемангиоме, а также роль тучных клеток в индукции ангиогенеза, регрессии и фиброгенеза [14]. Кроме того, Choi et al. сообщили о случае склерозирующей гемангиомы с преобладающей перикапиллярной пролиферацией гладких мышц [15]. Поэтому мы выполнили панель IHC для оценки возможной фазы гемангиомы. Эндотелиальные клетки были отрицательными по VEGF, что указывает на остановленную фазу пролиферации.SMA выявила периваскулярную пролиферацию гладких мышц, а c-Kit оказался положительным в дегенерированных тучных клетках. Эти данные не соответствовали склерозирующей фазе гемангиомы.

    Успешное медицинское лечение опасной для жизни гемангиомы печени у новорожденных

    Abstract

    Гемангиома печени (ГГ) - это распространенная бессимптомная, самоизлечивающаяся доброкачественная сосудистая опухоль печени у новорожденных. Хотя осложненные ДГ встречаются редко, они сопряжены со значительным риском заболеваемости и смертности, особенно в перинатальный период.Из-за высокого риска осложнений хирургических вмешательств существует неудовлетворенная потребность в эффективной медикаментозной терапии. Мы сообщаем о 2 новорожденных с опасными для жизни HH, которые были обследованы на трансплантацию печени до успешного лечения комбинированной лекарственной терапией, которая включала сиролимус, кортикостероиды и пропранолол.

  • Сокращения:
    CHF -
    застойная сердечная недостаточность
    CHH -
    врожденная гемангиома печени
    CTA -
    компьютерная томографическая ангиограмма
    DOL -
    1 910 910 глюкометр 1
    HH -
    Гемангиома печени
    IHH -
    Инфантильная гемангиома печени
    INR -
    международное нормализованное отношение
    PT -
    протромбиновое время
    thrombo
    PT - быстро инвазивная врожденная гемангиома
  • Гемангиомы печени (ДГ) являются наиболее частыми доброкачественными сосудистыми опухолями печени у новорожденных.Исторически в номенклатуру включались как ГГ, так и гемангиоэндотелиома, что является неправильным названием. Совсем недавно на основе характеристик изображения были идентифицированы 3 варианта: очаговый, мультифокальный и диффузный. Эти отдельные поражения имеют уникальные клинические и патологические особенности, которые следуют чертам, отмеченным при более распространенных кожных, врожденных и детских гемангиомах. Очаговые поражения оказались отрицательными для транспортера глюкозы 1 (GLUT-1), так что они считаются врожденными гемангиомами печени (CHH), аналогичными быстроинвазивным врожденным гемангиомам (RICH), обнаруженным в других местах.В настоящее время нет сообщений о врожденных гемангиомах, поддающихся лечению. Мультифокальный и диффузный подтипы положительны в отношении GLUT-1 и поэтому считаются инфантильными гемангиомами печени (IHH). 1,2 IHH маленькие или не обнаруживаются при рождении. Эти поражения быстро растут в течение первых нескольких месяцев жизни, прежде чем они спонтанно развернутся. ИГГ чаще связаны с гемангиомами на коже, а также с гипотиреозом. 2

    Согласно классификации Международного общества по изучению сосудистых аномалий, как CHH, так и IHH классифицируются как доброкачественные сосудистые опухоли, и большинство случаев протекает бессимптомно и самоограничивается, но могут возникнуть опасные для жизни осложнения, особенно с большими ДХ. 3 Уровень смертности оценивается от 11% до 18% из-за острой застойной сердечной недостаточности (ХСН) и синдрома брюшной полости. 2 Среди других осложнений, о которых сообщалось, - интрамуральное кровотечение, коагулопатия, чахоточный гипотиреоз и печеночная недостаточность. В настоящее время существуют руководящие принципы оценки и мониторинга ДХ, но стандартные медицинские рекомендации ограничены. 1 Здесь мы представляем 2 новорожденных с опасным для жизни HH, которые потребовали срочного хирургического или ангиографического вмешательства.Оба рассматривались для трансплантации печени; однако после острой стабилизации оба пациента успешно прошли курс лечения сиролимусом в комбинации с кортикостероидами и пропранололом.

    Отчеты о случаях заболевания

    Доношенный новорожденный мальчик был переведен в нашу больницу в связи с пренатальным диагнозом: порок развития сосудов печени с ХСН. При обследовании кожных сосудистых патологий не выявлено. Лабораторное обследование выявило легкую коагулопатию без тромбоцитопении (количество тромбоцитов: 135 000 тромбоцитов на мкл; протромбиновое время [ПВ]: 19.1 секунда; международное нормализованное отношение [INR]: 1,7; частичное тромбопластиновое время [ЧТВ]: 40 секунд; уровень фибриногена: 121 мг / дл; уровень аспартатаминотрансферазы: 34 Ед / л; уровень аланинаминотрансферазы: 13 Ед / л; Уровень ЩФ: 104 Ед / л; общий уровень билирубина: 2,2 мг / дл; Уровень ALB: 2,5 г / дл). Эхокардиограмма выявила сильно расширенное правое предсердие и правый желудочек из-за большого объема, возвращающегося из массы печени. Послеродовая компьютерная томография брюшной полости (КТА) выявила мультифокальные гиперваскулярные образования в печени, соответствующие диагнозу ИГГ (рис. 1 А и В).Артериальная эмболизация при сердечной недостаточности с высоким выбросом включена в алгоритм клинической практики, представленный Christison-Lagay et al. 4 Этот опыт не был доступен во время презентации, и поэтому перевязка артерий была успешно выполнена через 27 часов после родов, чтобы уменьшить опасное для жизни внутрисосудистое шунтирование. Первоначально целью перевязки артерий было уменьшение быстрого кровотока, улучшение сердечной функции и получение биопсии ткани. Сбор ткани был прерван из-за нестабильности клинических данных и высокого риска массивного кровотечения.Ему начали принимать метилпреднизолон в дозе 2 мг / кг в день в день жизни (DOL) 6, который впоследствии был увеличен до 5 мг / кг в день в DOL 11 из-за прогрессирования заболевания. Хотя предполагалась трансплантация печени, медицинское лечение было максимально эффективным с добавлением сиролимуса и пропранолола к DOL 12. Сиролимус начинали с 0,8 мг / кг / м 2 каждые 12 часов, а затем постепенно повышали до целевого терапевтического минимального уровня 10. до 15 нг / мл. Пропранолол начинали с 0,5 мг / кг в день, разделенные на 3 раза в день.Из-за гемодинамической нестабильности дозировка пропранолола медленно увеличивалась на 0,1 мг / кг на дозу каждые 2 приема до достижения цели 1 мг / кг в день при ДОЛ 17. Поскольку пациент хорошо переносил комбинированную терапию, пропранолол был увеличен до 3 мг / сут. кг в сутки в течение следующих 3 дней. На следующей неделе после начала комбинированного лечения у пациента отмечалось заметное улучшение, и он смог прекратить прием инотропных сердечных препаратов. Контрольная эхокардиограмма на DOL 26 показала только умеренное расширение ПЖ с нормальной систолической функцией.Ультразвук брюшной полости показал заметное уменьшение опухоли и снижение кровотока в возрасте 1 месяца. Больная выписана из стационара в 2-х месячном возрасте. Системные стероиды были впоследствии отлучены, и его сердечная функция нормализовалась к 4-месячному возрасту. Снижение дозы пропранолола и сиролимуса было начато в возрасте 12 месяцев. К 2 годам пациент больше не нуждался в какой-либо медикаментозной терапии, и поражения IHH были только слабо заметны на УЗИ, без признаков возобновления роста на последовательных УЗИ.

    РИСУНОК 1

    A, КТА с усилением аксиального контрастирования выявляет нечеткое центральное гиперваскулярное поражение печени. B, корональная КТА выявляет центральные и периферические нечеткие гиперваскулярные поражения с увеличением печеночных и воротных вен.

    Вторая пациентка - доношенная девочка, родившаяся с заметным вздутием живота без острой легочной или сердечной дисфункции. У нее не было кожных сосудистых аномалий (рис. 2А). При лабораторном обследовании выявлена ​​анемия легкой степени (уровень гемоглобина: 12.3 г / дл), тромбоцитопения (количество тромбоцитов: 75 000 тромбоцитов на мкл) и коагулопатия (PT: 25,9 секунды; INR: 2,4; PTT: 52,3 секунды; уровень фибриногена: 37 мг / дл). Была сделана МРТ брюшной полости и выявила большую очаговую дольчатую массу сосудов с прогрессивным увеличением контраста от периферии к центру, что соответствует HH (рис. 2 B и C). Пропранолол был начат с 1 мг / кг в день, разделенный каждые 8 ​​часов, затем увеличился до 3 мг / кг в день. Серийное УЗИ брюшной полости показало стойкое увеличение размера опухоли и кровотока после 2 недель лечения пропранололом.Оральное кормление было невозможно из-за вздутия живота. Поэтому добавляли метилпреднизолон в дозе 2 мг / кг в день. К сожалению, вскоре после первой дозы стероидов у ребенка произошло внутрибрюшное кровоизлияние, которое привело к геморрагическому шоку, синдрому брюшной полости и остановке сердца. Ей была выполнена экстренная декомпрессия брюшной полости, за которой сразу же последовала эмболизация левой печеночной артерии. Хотя были запланированы хирургическая резекция и трансплантация печени, непосредственные хирургические риски, а также долгосрочные заболевания вызывали обеспокоенность из-за расположения и размера новообразования.Таким образом, дополнительную медикаментозную терапию начали с сиролимуса (начальная доза 0,8 мг / кг / м 2 каждые 12 часов и постепенно увеличивалась до целевого минимального уровня 10-15 нг / мл). Через неделю после начала комбинированной терапии количество тромбоцитов и результаты коагулограммы стали нормальными (количество тромбоцитов: 267 000 тромбоцитов на мкл; ПВ: 14,0 секунды; МНО: 1,1; ЧТВ: 27,8 секунды; уровень фибриногена: 373 мг / дл). Еженедельное ультразвуковое исследование показало стабилизацию размера опухоли после 2 недель лечения с использованием комбинированной терапии, а устойчивое уменьшение объема было отмечено через 4 недели (рис. 2D).Пациент был переведен на пероральное питание и вскоре выписан из больницы. Преднизолон постепенно снижался из-за гипертонии и подавления надпочечников. Она хорошо переносила пропранолол и сиролимус без каких-либо побочных эффектов. Сиролимус был впоследствии снижен в возрасте 5 месяцев из-за госпитализации по поводу бронхиолита, связанного с респираторно-синцитиальным вирусом. Последовательное контрольное ультразвуковое исследование показало дальнейшее уменьшение размера новообразования после прекращения терапии сиролимусом, при этом пациент продолжал принимать пропранолол.

    РИСУНОК 2

    A, новорожденный с вздутием живота, синяками и выступающими брюшными венами. B, DOL 1 МРТ с корональным T2 брюшной полости, показывающим большую массу, заполняющую правую сторону живота. C, осевой постконтраст T1 с насыщением жира, выявляющий периферическое усиление поражения и центральное жидкостное пространство. D, УЗИ в возрасте 6 месяцев, выявившее значительное уменьшение массы (штангенциркуль). Расст., Расстояние.

    Обсуждение

    HH - самая распространенная доброкачественная опухоль печени в младенчестве.У большинства пациентов происходит спонтанная инволюция без каких-либо последствий. Хотя осложненные ДГ встречаются редко, они представляют значительный риск заболеваемости и смертности, особенно в перинатальный период. Хирургические вмешательства часто предпринимаются для сохранения сердечной функции. Однако необходимо тщательно учитывать непосредственные хирургические риски и отдаленные заболевания. 2 Здесь мы сообщили о 2 детях с опасными для жизни HH, которые лечились без резекции, но нуждались в срочной хирургической или интервенционной терапии, а затем успешно лечились комбинированной медикаментозной терапией в течение первого года жизни.

    Системные кортикостероиды были традиционной терапией первой линии для HH. Однако отсутствие ответа, как сообщается, достигает 25%. 5 Пациентов с осложненным ГГ часто направляют на эмболизацию артерий, хирургическую резекцию или трансплантацию печени. С момента внедрения пропранолола для лечения детской гемангиомы в 2008 году частота хирургических вмешательств снизилась почти на 90%. Более низкая стоимость лечения пропранололом и долгосрочное отсутствие последствий являются благоприятными, особенно по сравнению с трансплантацией печени. 6 Большинство мультифокальных и диффузных ДГ, как и инфантильные ДГ в других частях тела, хорошо реагируют на пропранолол; поэтому он считается терапией первой линии. 7

    CHH обычно представляют собой очаговые поражения, которые имеют характерное периферическое усиление и часто показывают высокий кровоток. Это связано с риском развития ЗСН и, в редких случаях, опасного для жизни кровотечения. 8 Стандартным лечением симптоматической печеночной RICH является эмболизация или хирургическое вмешательство, которое иногда невозможно из-за нестабильного клинического состояния.Сообщений об успешном применении пропранолола при лечении ХГГ немного; однако эффективность кортикостероидов и пропранолола в лечении RICH в других местах не доказана. 8,9 Недавние исследования выявили соматические мутации GNAQ и GNA11 в врожденной гемангиоме, которые приводят к конститутивной активации передачи сигналов митоген-активируемой протеинкиназой. 10 Известно, что млекопитающая-мишень ингибитора рапамицина влияет на активность митоген-активируемого пути протеинкиназы 11 и поэтому должна рассматриваться, когда CHH не отвечает на традиционные методы лечения.

    Сиролимус (рапамицин), мишень для ингибитора рапамицина у млекопитающих, в последние годы широко используется для лечения многих сосудистых опухолей и пороков развития из-за его антиангиогенного действия. 12 Greenberger et al. 13 показали, что сиролимус снижает способность к самообновлению клеток, полученных из IH, и вызывает регрессию опухоли. Синергетические эффекты наблюдались при использовании сиролимуса и кортикостероидов в комбинации для уменьшения ангиогенеза и туморогенеза in vitro. Вероятно, это было связано с их различиями в механизме действия. Кортикостероиды блокируют экспрессию фактора роста эндотелия сосудов А, тогда как сиролимус подавляет ангиогенин и фактор роста плаценты-1. 12 Комбинированное применение двух препаратов может улучшить терапевтическую эффективность и сократить продолжительность лечения, тем самым минимизируя побочные эффекты.

    На практике чрезвычайно сложно получить биопсию печени для иммуноокрашивания на GLUT-1 у тяжелобольного пациента; поэтому диагностические и управленческие решения могут быть сложными.Несмотря на это, наш отчет показал эффективность использования сиролимуса, особенно в сочетании с кортикостероидами и пропранололом. Оба наших пациента хорошо переносили лечение и отвечали на него без признаков рецидива.

    Хотя многие крупные ДХ могут спонтанно развиваться, опасные для жизни осложнения могут возникнуть в неонатальном периоде. Основываясь на нашем анекдотическом опыте с этими двумя случаями опасных для жизни ГГ, мы считаем, что комбинированная терапия может иметь синергетические эффекты и максимизировать пользу от лечения. Своевременное начало лечения всеми тремя лекарствами в сочетании может позволить пациентам избежать радикальных операций или избежать пожизненной иммуносупрессии в результате трансплантации печени. Крупномасштабное рандомизированное исследование в будущем может оказаться полезным для изучения роли каждого агента в лечении CHH и IHH. Рандомизированное начало этого лечения возможно только для новорожденных, которые не находятся в критическом состоянии.

    Примеры, представленные здесь, показывают важность междисциплинарного сотрудничества в ведении сложных ДГ.Раннее направление к специалисту по сосудистым аномалиям важно для раннего начала медикаментозной терапии и может улучшить результаты.

    Footnotes

    • Адресная корреспонденция Джойс М. Тенг, MD, PhD, Отделение детской дерматологии, Медицинский факультет, Стэнфордский университет и Детская больница Люсиль Паккард Стэнфорд, 700 Welch Rd, Suite 114; MC5896, Stanford, CA 94304. Электронная почта: jteng3 {at} stanford. edu
    • РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: Авторы указали, что у них нет финансовых отношений, имеющих отношение к этой статье, которые следует раскрывать.

    • ФИНАНСИРОВАНИЕ: Нет внешнего финансирования.

    • ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ: Авторы указали, что у них нет потенциальных конфликтов интересов для раскрытия.

    • Авторское право © 2019 Американской академии педиатрии

    Гемангиома печени // Middlesex Health

    Обзор

    Гемангиома печени (he-man-jee-O-muh) - это доброкачественная опухоль в печени.Гемангиома печени состоит из путаницы кровеносных сосудов. Другие термины для гемангиомы печени - гемангиома печени и кавернозная гемангиома.

    В большинстве случаев гемангиомы печени обнаруживаются во время обследования или процедуры при каком-либо другом заболевании. Люди с гемангиомой печени редко проявляют признаки и симптомы и обычно не нуждаются в лечении.

    Может быть неприятно знать, что у вас опухоль в печени, даже если это доброкачественная опухоль. Нет никаких доказательств того, что нелеченная гемангиома печени может привести к раку печени.

    Гемангиома печени - это доброкачественное образование в печени. Гемангиома печени состоит из путаницы кровеносных сосудов.

    Признаки

    В большинстве случаев гемангиома печени не вызывает никаких признаков или симптомов.

    Признаки и симптомы гемангиомы печени могут включать:

    • Боль в правом верхнем углу живота
    • Чувство сытости после небольшого количества еды
    • Тошнота
    • Рвота

    Однако эти симптомы неспецифичны и могут быть вызваны чем-то другим, даже если у вас гемангиома печени.

    Когда обращаться к врачу

    Запишитесь на прием к врачу, если вы испытываете какие-либо постоянные признаки и симптомы, которые вас беспокоят.

    Печень - ваш самый большой внутренний орган. Размером с футбольный мяч, он расположен в основном в правой верхней части живота, под диафрагмой и над животом.

    Причины

    Непонятно, что вызывает образование гемангиомы печени. Врачи считают, что гемангиомы печени являются врожденными, то есть вы родились с ними.

    Гемангиома печени обычно возникает как единичное аномальное скопление кровеносных сосудов шириной менее 1,5 дюймов (около 4 сантиметров). Иногда гемангиомы печени могут быть более крупными или множественными. У маленьких детей могут возникнуть большие гемангиомы, но это очень редко.

    У большинства людей гемангиома печени никогда не разрастается и не вызывает никаких признаков и симптомов. Но у небольшого числа людей гемангиома печени разрастается, вызывая осложнения и требуя лечения.Непонятно, почему так происходит.

    Факторы риска

    Факторы, которые могут увеличить риск того, что гемангиома печени вызовет признаки и симптомы, включают:

    • Ваш возраст. Гемангиому печени можно диагностировать в любом возрасте, но чаще всего ее диагностируют у людей в возрасте от 30 до 50 лет.
    • Ваш пол. У женщин вероятность диагностировать гемангиому печени выше, чем у мужчин.
    • Беременность. У беременных женщин больше шансов получить диагноз гемангиомы печени, чем у никогда не беременных.Считается, что гормон эстроген, повышающийся во время беременности, может играть роль в росте гемангиомы печени.
    • Заместительная гормональная терапия. У женщин, которые использовали заместительную гормональную терапию для лечения симптомов менопаузы, вероятность диагностирования гемангиомы печени выше, чем у женщин, которые этого не сделали.

    Осложнения

    Женщины, у которых диагностировали гемангиомы печени, сталкиваются с риском осложнений в случае беременности. Считается, что уровень женского гормона эстрогена, который увеличивается во время беременности, вызывает рост некоторых гемангиом печени.

    В редких случаях растущая гемангиома может вызывать признаки и симптомы, которые могут потребовать лечения, включая боль в правом верхнем квадранте живота, вздутие живота или тошноту. Наличие гемангиомы печени не означает, что вы не можете забеременеть. Однако обсуждение возможных осложнений с врачом поможет вам сделать более осознанный выбор.

    Лекарства, влияющие на уровень гормонов в организме, например противозачаточные таблетки, могут вызвать осложнения, если у вас диагностирована гемангиома печени.Но это спорно. Если вы подумываете о приеме этого лекарства, обсудите с врачом преимущества и риски.

    Диагностика

    Тесты и процедуры, используемые для диагностики гемангиом печени, включают:

    • Ультразвук, метод визуализации, использующий высокочастотные звуковые волны для получения изображений печени
    • Компьютерная томография (КТ), , которая объединяет серию рентгеновских изображений, сделанных под разными углами вокруг вашего тела, и использует компьютерную обработку для создания изображений поперечного сечения (срезов) печени
    • Магнитно-резонансная томография (МРТ), метод, использующий магнитное поле и радиоволны для создания подробных изображений печени
    • Сцинтиграфия, вид ядерной визуализации, в котором используется радиоактивный индикаторный материал для получения изображений печени

    В зависимости от ситуации могут использоваться другие тесты и процедуры.

    Лечение

    Если ваша гемангиома печени небольшого размера и не вызывает никаких признаков или симптомов, вам не потребуется лечение. В большинстве случаев гемангиома печени никогда не вырастет и не вызовет проблем. Ваш врач может назначить контрольные осмотры, чтобы периодически проверять вашу гемангиому печени на предмет роста, если гемангиома большая.

    Лечение гемангиомы печени зависит от расположения и размера гемангиомы, наличия нескольких гемангиом, состояния вашего здоровья в целом и ваших предпочтений.

    Варианты лечения могут включать:

    • Операция по удалению гемангиомы печени. Если гемангиому можно легко отделить от печени, врач может порекомендовать операцию по удалению образования.
    • Операция по удалению части печени, включая гемангиому. В некоторых случаях хирургу может потребоваться удалить часть вашей печени вместе с гемангиомой.
    • Процедуры остановки кровотока к гемангиоме. Без кровоснабжения гемангиома может перестать расти или уменьшаться.Два способа остановить кровоток - это перевязка основной артерии (перевязка печеночной артерии) или введение лекарства в артерию, чтобы заблокировать ее (артериальная эмболизация). Здоровая ткань печени не пострадает, потому что она может забирать кровь из других соседних сосудов.
    • Операция по пересадке печени. В том маловероятном случае, если у вас большая гемангиома или множественные гемангиомы, которые нельзя вылечить другими способами, ваш врач может порекомендовать операцию по удалению вашей печени и замене ее печенью от донора.
    • Лучевая терапия. Лучевая терапия использует мощные энергетические лучи, такие как рентгеновские лучи, для повреждения клеток гемангиомы. Это лечение редко используется из-за доступности более безопасных и эффективных методов лечения.

    Запись на прием

    Большинство гемангиом печени обнаруживается во время теста или другой процедуры. Если вы считаете, что у вас опухоль в печени, вас могут направить к врачу, специализирующемуся на пищеварительной системе (гастроэнтеролог), или к тому, кто специализируется на печени (гепатолог).

    Вот некоторая информация, которая поможет вам подготовиться к приему и узнать, чего ожидать от врача.

    Что вы можете сделать

    • Имейте в виду любые ограничения, накладываемые предварительной записью. Когда вы записываетесь на прием, обязательно спросите, нужно ли вам что-нибудь сделать заранее, например, ограничить свой рацион.
    • Запишите все симптомы, которые у вас возникают. У большинства людей с гемангиомами печени нет никаких признаков или симптомов.
    • Составьте список всех лекарств, витаминов и добавок, которые вы принимаете.
    • Возьмите с собой члена семьи или друга. Иногда бывает трудно запомнить всю информацию, предоставленную во время встречи. Кто-то из ваших сопровождающих может вспомнить что-то, что вы пропустили или забыли.
    • Запишите вопросы, которые вы можете задать своему врачу.

    При гемангиоме печени можно задать врачу следующие основные вопросы:

    • Какого размера моя гемангиома печени?
    • У меня одна гемангиома печени или несколько гемангиом?
    • У меня растет гемангиома печени?
    • Какие дополнительные тесты мне нужны?
    • Нужно ли мне лечение гемангиомы печени?
    • Есть ли брошюры или другие печатные материалы, которые я могу взять с собой? Какие сайты вы рекомендуете?
    • Следует ли мне планировать повторный визит?
    • Существуют ли лекарства, которые могут ухудшить мою гемангиому?
    • Мои симптомы от гемангиомы?

    Не стесняйтесь задавать любые другие вопросы.

    Чего ожидать от врача

    Ваш врач, вероятно, задаст вам ряд вопросов, в том числе:

    • Были ли у вас боль, тошнота, потеря аппетита или чувство сытости после небольшого количества еды?
    • Вы были беременны?
    • Применяли ли вы заместительную гормональную терапию?

    © 1998-2021 Фонд медицинского образования и исследований Мэйо (MFMER).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *