Как выводят из наркоза после операции: Анестезия: вопросы и ответы — Euromed

Содержание

Анестезиология в отделении анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, стационар ЕМС в Москве

В ЕМС работает опытная команда анестезиологов. Весь процесс подготовки пациента к операции организован таким образом, чтобы минимизировать риск осложнений. Обязательной является консультация анестезиолога за несколько дней до операции. Пациент рассказывает об имеющихся изменениях здоровья, сопутствующих заболеваниях, аллергических реакциях, перенесенных ранее операциях. Анестезиолог оценивает результаты анализов, дополнительных методов исследования, обсуждает с пациентом планируемый вид анестезии, при необходимости назначает консультации специалистов, например, кардиолога при сложных проблемах с сердечно-сосудистой системой. С анестезиологом обязательно нужно обсудить принимаемые лекарства, некоторые из них необходимо отменить перед операцией. Утром в день операции анестезиолог обязательно еще раз встретится с пациентом, узнает самочувствие, настроение, ответит на возникшие вопросы. Анестезиолог внимательно сопровождает пациента в течение всего периода от подачи в операционную до перевода в стационар после операции.

В операционной медсестра-анестезистка подключает к пациенту монитор, который в заданном режиме в течение всей операции контролирует артериальное давление, электрокардиограмму, пульс, содержание кислорода в организме, частоту и объем дыхания пациента. При необходимости может контролироваться глубина сна пациента и степень мышечного расслабления. Врач-анестезиолог оценивает все жизненно важные параметры пациента, следит, чтобы пациенту не было больно, рассчитывает дозу и кратность введения различных лекарств.

Анестезия (наркоз или обезболивание) – это временная утрата чувствительности, в том числе и болевой, под действием различных медикаментов. Анестезия - важная составляющая оперативного вмешательства, во время операции она обеспечивает полное отсутствие ощущения боли. Анестезия проводится с высочайшей степенью ответственности. 

Методы анестезии

Общая анестезия

Во время наркоза сон пациента поддерживается постоянным точно дозированным введением снотворных препаратов внутривенно (через установленный перед операцией пластиковый внутривенный катетер) или ингаляционно (вдыханием через маску).

Отсутствие боли обеспечивают анальгетики, которые также вводятся в течение всей операции.

Дыхание пациента во время общей анестезии может быть самостоятельным, но чаще всего поддерживается с помощью дыхательных аппаратов, «подстраивающихся» под ритм и глубину дыхания человека. Во время коротких и несложных операций анестезиолог использует ларингеальную маску, через которую пациент дышит смесью кислорода, воздуха и анестетических газов. При более длительных операциях, требующих полного мышечного расслабления, где применяются мышечные релаксанты, проводится эндотрахеальный наркоз. Под медикаментозным сном пациенту в дыхательные пути вводится термопластическая трубка со специальной манжетой, которая полностью защищает легкие и позволяет проводить искусственную вентиляцию.

У пациентов с сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы во время анестезии вводятся необходимые лекарства, поддерживающие работу сердца или нормализующие артериальное давление. У пациентов с сахарным диабетом контролируется уровень сахара в крови.

При необходимости во время операции за короткое время может быть лабораторно исследован любой параметр.

Регионарная анестезия

Позволяет обезболивать отдельные зоны тела. Наиболее известны спинальная и эпидуральная анестезии, когда небольшим количеством местного анестетика блокируется проведение болевых и двигательных нервных импульсов нижней части тела. Под этим видом анестезии выполняется большинство операций на нижних конечностях. Для пациентов старших возрастных групп эта анестезия является альтернативным методом при протезировании коленных и тазобедренных суставов.

Регионарная анестезия применяется также при операциях на верхних конечностях. С помощью специального прибора точно определяется расположение нервного сплетения (в области шеи, подмышечной области или отдельных нервов на предплечье и кисти) и вводится местный анестетик. Через 20-30 минут рука теряет чувствительность и способность двигаться.

Блокада нервов длится 2-3 часа, затем постепенно восстанавливаются все обычные ощущения.

Во время действия регионарной анестезии может поддерживаться легкий медикаментозный сон, исключающий «присутствие» пациента на операции. Этот вопрос обязательно обсуждается на консультации с анестезиологом перед операцией. По желанию пациента снотворные препараты не будут вводиться, и он сможет наблюдать за ходом операции на мониторе, не испытывая при этом никаких неприятных ощущений.

Регионарная анестезия также применяется для обезболивания в послеоперационном периоде, наиболее часто при операциях в области колена, голени, стопы, обеспечивая отсутствие боли на 8-12 часов.

Местная анестезия

В настоящее время применяется только при небольших операциях на поверхности тела. Разновидность местной анестезии – аппликационная, когда мазь с анестетиком наносится на кожу, и через 30-40 минут появляется возможность безболезненно производить пункцию вен для забора анализов крови.

Риски анестезии

Анестезия – безопасная манипуляция, но как и все медицинские процедуры имеет определенные риски.

Осложнения, опасные для жизни (остановка сердца, дыхания, тяжелые аллергические реакции), наблюдаются крайне редко.

Однако риск при проведении анестезии считается повышенным, если:

  • У пациента есть какое-либо хроническое заболевание (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, астма, сахарный диабет и т.д.). Если эти заболевания хорошо компенсированы, риск повышается незначительно.

  • У пациента есть аллергия на какие-либо лекарственные препараты

  • Пациент курит, употребляет алкоголь и наркотики

  • Пациент невнимательно отнесся к рекомендациям по подготовке к операции и анестезии, например, не выдержал нужный временной интервал по ограничению в приеме пищи, либо не согласовал с анестезиологом прием своих лекарств.

Опасности при проведении общей анестезии

Во время общей анестезии защитные рефлексы угнетаются, поэтому существует опасность попадания желудочного содержимого в дыхательные пути, что может быть опасно для жизни.

В связи с этим в течение 6 часов до начала операции нельзя употреблять пищу, а за 4 часа до операции не рекомендуется пить воду, жевать жевательную резинку, курить. Если пациент не следовал данному правилу, то в целях его безопасности операция откладывается или отменяется.

Важно сообщить анестезиологу о шатающихся зубах или съемных зубных протезах, так как во время эндотрахеального наркоза при постановке интубационной трубки есть возможность повреждения зубов или голосовых связок.

В редких случаях в раннем послеоперационном периоде может наблюдаться тошнота и рвота, что связано с индивидуальной реакцией на препараты для анестезии.

Во время наркоза снижен тонус мышц, поэтому при длительных операциях возможны так называемые позиционные сдавления нервов, что может привести к длящемуся до нескольких недель снижению чувствительности в какой-либо части тела.

Опасности при проведении регионарной анестезии

При снижении артериального давления, появлении головокружения, тошноты, затрудненного дыхания при проведении спинальной или эпидуральной анестезии сразу же сообщите об этом анестезиологу или медсестре.

Специалисты примут необходимые меры для улучшения вашего состояния.

После операции, проведенной под спинальной или эпидуральной анестезией, в течение нескольких часов сохраняется снижение чувствительности в нижних конечностях. Также может быть затруднено опорожнение мочевого пузыря, при необходимости в мочевой пузырь вводят катетер.

После спинальной анестезии может возникнуть головная боль. Это редкое осложнение может потребовать нескольких дней постельного режима и приема обезболивающих препаратов.

Беседа с анестезиологом

Проведению анестезии всегда предшествует беседа с анестезиологом. Если у Вас есть вопросы, обязательно задайте их во время этой беседы! Вам выдадут анкету, где необходимо точно и подробно отметить все данные о состоянии Вашего здоровья, ранее перенесенных и имеющихся заболеваниях и применяемых в настоящее время лекарственных препаратах. Также необходима информация о ранее перенесенных операциях, возможной аллергии на лекарственные препараты и Ваших привычках (занятиях спортом, курении, употреблении алкоголя и т.

д.). До операции Вы должны подписать форму согласия на операцию и проведение анестезии.

Подготовка к операции

  • Перед хирургическим вмешательством и анестезией

  • Предупредите врача обо всех изменениях здоровья, в частности для женщин – о начале менструации или о возможной беременности

  • Откажитесь от приема алкоголя и курения за 12 часов до визита в клинику

  • Подготовьтесь к возможной госпитализации на срок более суток.

В день операции

  • Не принимайте еду за 6 часов и напитки за 4 часа до операции

  • Не используйте косметику, лак для ногтей, контактные линзы. Накрашенные или искусственные ногти могут затруднять работу накладываемого на палец датчика слежения за кислородом

  • Принимайте назначенные анестезиологом лекарства не более, чем с одним глотком воды

  • Утром в день операции примите душ

  • В клинику следует прийти в указанное в направлении время

  • Непосредственно перед операцией необходимо переодеться в специальное белье, выданное Вам медсестрой

  • Снимите и отдайте медицинской сестре в отделении все украшения и кольца, очки, контактные линзы и съемные зубные протезы

  • Непосредственно перед операцией посетите туалет

  • При необходимости возьмите с собой в операционную слуховой аппарат или ингалятор, применяемый при астме.

После операции

  • Восстановление после анестезии происходит в послеоперационной палате, где медицинский персонал наблюдает за дыханием, пульсом, артериальным давлением, болевыми ощущениями. При необходимости вводятся обезболивающие препараты и подается кислород. Если Вам была проведена спинальная анестезия, то контролируется также восстановление подвижности и чувствительности в нижних конечностях. В палату стационара Вы будете переведены только после пробуждения при условии удовлетворительного состояния.

  • В зависимости от сложности операции может потребоваться послеоперационное лечение в отделении интенсивной терапии.

  • После операции в области раны может возникнуть боль. Для ее предотвращения или лечения Вам будут вводиться обезболивающие лекарства. У разных людей даже при одинаковых операциях интенсивность болевых ощущений может сильно отличаться. Сильная боль способствует нарушению сна, вызывает страх и раздражительность. Чем быстрее будет достигнут контроль над болью, тем быстрее Вы восстановитесь после перенесенной операции. Не надо терпеть боль! Если Вы почувствовали боль, сообщите об этом медицинской сестре.

  • Даже если операция проводится амбулаторно, и уже вечером Вы сможете уехать домой, покинуть клинику можно только с разрешения анестезиолога или хирурга. Необходимо, чтобы Вас сопровождал кто-то из друзей или близких (для детей сопровождающим не может быть человек, управляющий автомобилем). Все специальные рекомендации будут даны Вам перед выпиской из клиники.

В первые сутки после операции не рекомендуется:

  • Принимать алкоголь, снотворные или психотропные вещества, переедать вечером после операции

  • Управлять автомобилем или пользоваться другими потенциально опасными устройствами

  • Находиться в местах, требующих повышенного внимания, принимать важные решения

  • Оставаться в одиночестве в первые сутки после операции.

Противопоказания к анестезии

Врач не имеет право отказать пациенту в анестезии при проведении оперативного вмешательства.

Для каждого планового вмешательства есть определенный перечень видов анестезии, которые можно использовать. Вид анестезии для каждого пациента определяется во время консультации с анестезиологом перед операцией. Только оценив состояние пациента, сопутствующие заболевания, лекарственные препараты, которые он принимает, анестезиолог может сделать вывод о том, какая именно анестезия подходит конкретному пациенту при конкретной операции. Врач-анестезиолог совместно с пациентом составляет индивидуальный план анестезии.

Если у пациента в прошлом проявлялись аллергические реакции на лидокаин или новокаин, ему проведут анестезию с использованием других препаратов. Так же предварительно может быть рекомендована консультация аллерголога и проведение аллергопроб.

Противопоказания к общей анестезии:

- Тяжелое состояние пациента, когда риск анестезии может оказаться выше риска самой операции. Это может быть недавно перенесенный инфаркт миокарда, тяжелая сердечная или дыхательная недостаточность, недавно перенесенные операции.

- Анатомические особенности пациента (слишком высокий вес, короткая шея).

В этих случаях анестезиолог совместно с хирургом определяют, какое анестезиологическое пособие подойдет данному пациенту.

Противопоказания к регионарной анестезии (спинальная, эпидуральная):

- отказ самого пациента;

- инфекционный процесс в месте укола;

- татуировка в месте укола – относительное противопоказание; в ряде случаев можно ввести анестезию в другом месте или под другим углом.

Отсрочить проведение анестезии и самой операции врачам придётся в случаях:

- В случае общей анестезии - если пациент не выполнил рекомендации об отказе от приема пищи и жидкости перед операцией.

- В случае регионарной анестезии - если пациент недавно принял антикоагулянтный препарат (разжижающий кровь), и он продолжает действовать. Тогда проведение анестезии возможно только после того, как закончится действие текущей дозы препарата.

Благодаря новым технологиям и современным протоколам проведения анестезии НЕ являются противопоказаниями:

- активное кровотечение,

- тяжелый инфекционный процесс (сепсис),

- сердечно-сосудистые заболевания.

Показания к проведению манипуляций под медикаментозным сном в дополнение к местной анестезии:

 - тяжелое психоэмоциональное состояние,

- поздний возраст и сопутствующие заболевания,

- детский возраст.

 

Врач-анестезиолог: «У анестезии почти нет побочных эффектов»

– Что должен рассказать пациент врачу-анестезиологу перед операцией, чтобы не случился летальный исход во время операции? (Sergio, по электронной почте)

– Риск летального исхода при проведении анестезии почти равен нулю. Есть процент, связанный с аллергической реакцией. Мы всегда опрашиваем пациента на предмет предположительных аллергических реакций. Обязательно – по поводу всех оперативных вмешательств: какие были операции, как выходили из анестезии, были ли осложнения, есть ли хронические заболевания, принимаются ли какие-либо препараты постоянно. Это достаточно серьезный осмотр. И, конечно, смотрим на анатомо-физиологические особенности человека.

 

– Лечить зубы с точки зрения здоровья лучше с анестезией или без (речь идет не об удалении нерва)? (Паша, по электронной почте)

– На данный момент используются анестетики с прогнозируемым эффектом. Серьезных побочных эффектов они не вызывают, поэтому зубы с анестезией можно лечить безбоязненно.

 

– Перед операцией (лапароскопией, гистероскопией) всегда страшно волнуюсь. Проблема уснуть. Можно ли принимать какое-то успокоительное, снотворное вечером накануне операции? Не повлияет ли это на эффективность наркоза? Очень боюсь проснуться, когда операция еще не закончилась (Mariya, по электронной почте).

– Принимать успокоительное и снотворное можно и нужно. По правилам пациент должен быть госпитализирован. Премедикация проводится накануне операции (ее пациент может провести и дома обычными препаратами «для сна»). Назначаются седативные препараты на ночь, чтобы больной мог выспаться и не сильно волновался. Потому что операция – это стресс, если будет высокое давление, анестезиологу придется его корригировать.

 

– Здравствуйте. Могут ли выпадать волосы после анестезии (длилась 3,5 часа)? Спустя два месяца начали очень сыпаться волосы. Анализы крови в норме (Катерина, по электронной почте).

– Нет, на данный момент не применяются препараты, провоцирующие облысение.

 

– Скажите, пожалуйста, нарушаются ли обменные процессы в организме после общего наркоза? Нужно ли каким-то образом выводить наркоз из организма? Может быть, необходимо пить какие-то препараты для печени или еще что-то? (Максим, по электронной почте)

– Обменные процессы во время обезболивания замедляются, но после выхода из наркоза они восстанавливаются в полном объеме. Выводить препараты из организма не нужно. Они быстро утилизируются. В течение первого дня их уже нет в крови.

 

– Здравствуйте! У меня была операция под общим наркозом. Спустя полгода диагностировали вегетативное нарушение нервной системы. Лечилась долго, все симптомы до конца не ушли, но предстоит еще одна операция под общим наркозом. Есть ли какие-то противопоказания? Может ли быть общий наркоз провокатором болезни? (Соня, по электронной почте)

– Нет такого понятия, как общий наркоз. Есть общая анестезия.

В настоящее время препараты применяются безопасные с точки зрения неврологических нарушений. Не понятен термин «вегетативное нарушение нервной системы» как таковой. Наверное, пациент неправильно прочел диагноз. Толчковым механизмом для появления неврологических нарушений, скорее всего, стал предоперационный или послеоперационный стресс.

– А вообще какие-то побочные эффекты, если анестезия проведена правильно, могут быть? («БГ»)

– На данный момент применяются препараты, которые лишены серьезных осложнений. Они быстро элиминируются из организма человека без каких-либо побочных явлений.

– Моя дочь при каждом посещении стоматолога после укола теряет сознание. Как можно проверить, это реакция на лекарство или нервы? Она говорит, что не боится (Мама_Оли, по электронной почте).

– Нужно провести аллергическую пробу на анестетики. Можно опросить дочку, была ли такая реакция при первом введении, т. е. была ли предварительная сенсибилизация. Если ее не было, то это не аллергия.

 

– Скажите, пожалуйста, влияет ли общий наркоз на качество спермы мужчины? Мы с мужем на активной стадии планирования, а ему в срочном порядке сделали операцию по удалению нароста в горле.(Альбина, по электронной почте).

– Анестезия не влияет на качество спермы.

 

– Добрый день! У меня сломался зуб. А через неделю после дня удаления мне предстоит операция на щитовидной железе. Можно ли удалять зубы за неделю до операции? (Олешка, по электронной почте)

– Противопоказаний нет, но желательно выдержать паузу до месяца. Считается, что между любыми операциями должен пройти месяц. Но экстракцию зуба за неделю до предстоящего оперативного вмешательства делать можно.

 

– Существуют ли контрольные вопросы, которые пациент может задать анестезиологу, чтобы понять, что перед ним профессионал? (ValentinKa, по электронной почте)

– Наверное, вряд ли есть такие вопросы. Но мне приятно, когда пациенты о чем-то спрашивают.

– Как вообще проходит общение с анестезиологом? («БГ»)

– Анестезиолог всегда осматривает пациента накануне операции и непосредственно перед операцией. Контактов с анестезиологом у пациента может быть при желании сколько угодно.

 

– Правда ли, что рыжеволосым анестезии требуется больше, чем, например, брюнетам? (Мифолог, по электронной почте)

– Нет. Есть некоторые различия между негроидной расой и европеоидной. Это связано не с болевым порогом, а с особенностями работы мочевыделительной системы.

 

– Делали гистероскопию и другие операции (около 10 раз). Последствия – трудно сконцентрировать внимание и плохая память, некоторые события из жизни не могу даже вспомнить. Предстоят еще 3 наркоза в связи с процедурой ЭКО. Каковы риски осложнений при последующих наркозах? Есть ли какие-то способы профилактики подобного явления? (Гость, по электронной почте)

– Проблемы с концентрацией внимания не могут быть связаны с применением анестезии.

 

– У меня стоят коронки на передних зубах. Может ли анестезиолог их повредить при введении наркоза? (Оксана К., по электронной почте)

– К сожалению, такой вариант возможен. В частности, это связано со сложностями при интубации трахеи. Мы прогнозируем сложную интубацию, но иногда можем ошибаться. Есть понятия короткая шея, ограничение открытия рта, большой надгортанник. Такие варианты возможны.

 

– Какой наркоз лучше – «маска» или «укол в вену», например, при гистероскопии? (Марго, по электронной почте)

– Внутривенный наркоз при данном оперативном вмешательстве оптимален.

 

– Мой ребенок в двухлетнем возрасте перенес две операции с применением анестезии. Может ли это ослабить его иммунитет и негативно отразиться на здоровье в будущем? (Анечка, по электронной почте)

– Нет.

 

– Добрый день! Подскажите, пожалуйста, является ли наличие татуировок на спине противопоказанием для спинномозговой анестезии? (Катя, по электронной почте)

– Нет.

 

– Добрый день. Я нахожусь на 14-й неделе беременности, предстоит операция по удалению кисты на глазу. Врачи говорят, что начнут с местной анестезии, но может потребоваться и общая. Как оба этих варианта наркоза могут сказаться на здоровье моего будущего ребенка? (Любопытная, по электронной почте)

– Анестезия никак не скажется на здоровье вашего будущего ребенка.

 

– Делается ли общая анестезия детям при проведении стоматологических операций? (Ольга, вопрос по телефону)

– Да, такое практикуется. В стоматологической поликлинике есть анестезиолог. Он приходит в определенные дни и проводит анестезию у детей. Можно применять с любого возраста. Риск связан только с введением препаратов, но он очень низкий.

 

– Добрый день. Скажите, пожалуйста, проводят ли какие-то исследования пациенту перед оперативным вмешательством, чтобы определить, есть ли у него аллергия на тот или иной препарат? (Гость_Я, по электронной почте)

– Нет.

– Как тогда определить возможную аллергическую реакцию? («БГ»)

– Степень выраженности аллергической реакции не зависит от дозы. Анафилактический шок может развиться на дозу 0,0001 препарата. Поэтому исходят из того, что обследование просто не имеет смысла. При проведении проб можно получить такую же реакцию, как при введении анестетика. Исследования на аллергическую реакцию могут проводить постфактум, в ситуации, когда нужно решить, аллергия это или ответ человеческого организма на стресс и в вариантах поливалентной аллергии.

– Мне предстоит операция по удалению миомы (вместе с маткой), но у меня проблемы с носом (искривление перегородки и постоянный аллергический ринит). Не повлияет ли это на ход операции и стоит ли чего-нибудь опасаться? (Пациентка, по электронной почте)

– Нужно предупредить анестезиолога, что у вас есть такая патология. Но это не противопоказание. Если пациент боится, то можно сделать ту же операцию под спинальной или эпидуральной анестезией. Это анестезия, которая характеризуется адекватным обезболиванием и позволяет минимизировать кровопотерю при операции.

– А почему говорят, что при родах эпидуральную анестезию нельзя? («БГ»)

– Это заблуждение. Эпидуральная анестезия обеспечивает комфортные роды, адекватную родовую деятельность. Будет минимальное количество разрывов, минимальная кровопотеря, отсутствие депрессии новорожденного.

– У нас ее проводят по желанию?

– Да. Противопоказанием является только отказ пациентки. Вообще в травматологии, гинекологии, урологии – это анестезия выбора.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Наркоз - мифы и реальность

Анестезиология

А. Малахов:

Программа «Инсайд: пластическая хирургия», я, ее ведущий, пластический хирург Малахов Александр, моя соведущая Олеся Голубцова. Сегодняшний наш гость – врач анестезиолог-реаниматолог РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН, кандидат медицинских наук, врач высшей категории Татьяна Витальевна Ващинская.

Тема сегодняшней программы: «Наркоз». Я ее назвал: «Наркоз – мифы и реальность», потому что очень много различных слухов, глупостей ходит. Я уже не говорю о том, что каждый второй пациент, опасается наркоза. Поэтому, хотелось бы немножко прояснить некоторые моменты, общие вопросы. Татьяна Витальевна, давайте с чего бы нам начать?

Т. Ващинская:

Начну с того, что, во-первых, очень приятно, что вопрос зашел об анестезии, об анестезиологии и об анестезиологах. В последнее время, в связи с информированностью пациентов, они стали задумываться, что же такое «анестезия». Вы сказали «наркоз». Сейчас это не очень правильно, так не говорят. Анестезия. Для врачей как-то это не очень звучит. Говорят «общая анестезия», «местная», «регионарная». То есть варианты анестезии.

А. Малахов:

 Тогда начнем с того, какие варианты анестезии бывают? Давайте расскажем о них нашим слушателям.

Т. Ващинская:

На самом деле, очень много, все-таки сейчас XXI век. Первый наркоз произошел, случился 16 октября 1846 года. Это был эфирный наркоз при удалении челюстной опухоли. Мортон, такой был врач, первый раз сделал. Вот прошло столько времени. На протяжении этого времени анестезиология шагнула настолько вперед, что даже сложно предположить, большие достижения. Развитие этой науки позволило шагнуть вперед хирургии. Если бы не было такого скачка в анестезиологии, хирургия так бурно не могла бы развиваться. Просто больные умирали бы от осложнения, от боли, от кровотечения, от нарушений функций жизненно важных органов. Анестезия помогает и как бы защищает пациента от, можно так сказать, агрессии хирурга.

А. Малахов:

Какая бывает анестезия на сегодняшний день, какие есть варианты у пациента?

Т. Ващинская:

Я сказала уже – общая анестезия. Пациент засыпает, просыпается, когда все закончено. Он ничего не помнит, ничего не знает. Есть варианты регионарной анестезии, это блокада нервных структур, нервных стволов, которые иннервируют ту или иную зону, в которой оперирует хирург. Все зависит от того, в какой области выполняется операция. Например, на руке – блокируется плечевое сплетение или нервы, которые иннервируют, например, мизинец или большой палец. Все можно прецизионно заблокировать с помощью различных медикаментозных средств.

Есть варианты регионарной анестезии, такие как, многие слышали, спинальная, эпидуральная анестезия. Особенно это близко женщинам, которые перенесли кесарево сечение. Сейчас широко используется. Это укол в области спинного мозга, поясничного отдела или грудного, в зависимости от того, в какой зоне происходит операция. Суть метода заключается в том, что лекарственный препарат, в частности местный анестетик, подводится к нервным структурам, которые иннервируют зону операции, и как бы на протяжении блокируются, а обезболивание наступает в той или иной зоне.

Далее, всем хорошо известная местная анестезия, которую широко используют хирурги, и очень часто в пластической хирургии. Местный анестетик вводится непосредственно в зону разреза, в локальную зону. Например, веки, или на лице, или удаление образования небольшого. Но местная анестезия имеет свои ограничения. Не все операции можно выполнить в этих условиях. Тем более, сейчас пациенты предпочитают, чтобы заснуть, не видеть, не слышать ничего и проснуться, когда все уже.

Видов анестезии существует много. Наиболее распространены три.

А. Малахов:

Расскажу вам сейчас очень много историй, что касается моей специфики, ринопластики. Очень многие, как я уже говорил, имеют страх перед общей анестезией и хотят местно обезболить. Для меня, во-первых, это некомфортно в первую очередь для хирурга, работать в такой деликатной области. Там производится достаточно большая работа. При небольшой операции – иссечь рубец, максимум. Верхние веки, если пациент не спит, очень сложно. Поэтому, может быть, есть какие-то именно показания к проведению?

Т. Ващинская:

Безусловно, да. Но, я говорю, все пациенты хотят ничего не чувствовать. Даже если выполняется небольшая операция, ринопластики, небольшая коррекция, можно сделать в условиях местной анестезии. Внутривенно сейчас принято вводить препараты, которые вызывают сон. Больной засыпает. Это называется «состояние седации» в той или иной степени. Глубина тоже зависит. Сон может быть более или менее поверхностным. Можно вступить в контакт с пациентом, если это необходимо. При некоторых ситуациях, например, при блефаропластике, хирург предпочитает, чтобы больной открыл глаза, закрыл глаза, чтобы определиться с объемом иссечения тканей. Это все в наших силах. Мы можем управлять глубиной седации, сейчас это делается. Есть специальные методики. Есть специальные приборы, которые позволяют дозированно в той или иной концентрации вводить препараты и вызывать ту или иную степень как бы сна – чтобы всем было понятно. Есть методы, которые позволяют регистрировать или определять глубину сна. Используется запись энцефалограммы, чтобы можно было объективно – не по состоянию пациента, а именно анализируя энцефалограмму определить, насколько глубоко спит пациент.

О. Голубцова:

Что такое энцефалограмма?

Т. Ващинская:

Это ритм мозга. На лоб ставится определенный датчик и записывается с помощью прибора, очень сложного. Он анализирует и выдает, предположим, в цифровом, или графическом виде, чаще всего в цифровом: глубина анестезии 40, 60, 50. Мы уже ориентируемся.

А. Малахов:

Варьируя медикаментозно, вы можете глубже усыпить или наоборот.

Т. Ващинская:

Да. Хорошо, когда есть. Но, чаще всего нам приходится клинически определять глубину сна.

О. Голубцова:

Клинически – это как?

Т. Ващинская:

Есть определенные клинические симптомы глубины анестезии – это уровень артериального давления, пульса, рефлексы.

О. Голубцова:

Это все постоянно в течение операции замеряется? Пульс, сердцебиение.

А. Малахов:

Все показатели обязательно. Электрокардиограмма.

Т. Ващинская:

Всё. Это называется «мониторинг».

О. Голубцова:

Очень многие боятся во время наркоза, во время операции очнуться внезапно. Это реально?

Т. Ващинская:

Фактически, все нормальные люди боятся операций, в том числе анестезии. Функция анестезиолога заключается в том, чтобы перед операцией поговорить с пациентом. Чаще страх возникает от незнания. Кто-то боится – чего он боится? Задача анестезиолога – объяснить: что ждет пациента, что предположительно будет во время операции, что будет в послеоперационном периоде, как себя вести. Но перед операцией задача анестезиолога еще заключается в том, чтобы выявить нарушения в организме, заболевания, которые почти у всех имеются, за исключением супермолодых и суперздоровых людей. Выявить риски. Каждого пациента перед операцией мы смотрим и определяем. Есть спектр обязательных исследований: анализы, которые он приносит с собой, функциональные методы исследования. Мы оцениваем это все и определяем, может человек перенести тот или иной вид обезболивания или нет, что нужно конкретно – дообследоваться пациенту, например.

А. Малахов:

Если есть хронические заболевания, они являются?

Т. Ващинская:

Да. Например, гипертоническая болезнь. Человек страдает, но регулярно не принимает. Мы тогда рекомендуем либо определенный период подождать до операции и нормализовать показатели артериального давления. Если хроническое заболевание, предположим, часто встречаемое, всем хорошо известный диабет, повышение сахара крови – тоже рекомендуется консультация эндокринолога. Надо привести показатели к норме. Это не значит, что операция не случится, если у человека есть хроническое заболевание. Суть нашего вмешательства – уменьшить проявление заболевания того или иного и таким образом предупредить осложнения, которые могут возникнуть в ходе операции, если эти изменения не ликвидированы. Поэтому задача анестезиолога заключается в том, чтобы поговорить и успокоить больного и объяснить, что и на каком этапе его ждет. Назначить определенную терапию, если это необходимо для пациента. Принято, что операция, анестезия – это только операционный период, но он занимает. Есть название «периоперационный» – до операции больного подготовить, провести саму операцию, анестезию непосредственно и потом послеоперационный период. На всех трех этапах анестезиолог вмешивается активно, чтобы человеку было комфортно, безболезненно, он проснулся после операции и был в сознании, и готов к общению. Не всегда к активному образу действия, но должен знать и готовиться к этому.

А. Малахов:

Анестезия выполняется не только в плановых операциях, зачастую, экстренные случаи бывают: аппендицит у человека.

Т. Ващинская:

Конечно, и не только. Кровотечение, например, еще что-нибудь.

А. Малахов:

Соответственно, детально обследовать пациента, как при плановых операциях, уже нет времени абсолютно. Он попадает на операционный стол и ему приводится наркоз. Здесь какие риски? Они больше?

Т. Ващинская:

Риски увеличиваются намного, да. Это всегда сложнее и для анестезиологов, потому что больные в крайне тяжелом иногда состоянии. Аппендицит – чаще всего такое, более-менее удовлетворительное, состояние. Есть более тяжелые состояния, например, черепно-мозговая травма. Разрыв аорты – это, фактически, всегда дело до операции, если разорвалась. Аварии, кровотечения.

О. Голубцова:

Если человек во время аварии был в нетрезвом состоянии, то его возьмут на операцию?

Т. Ващинская:

Конечно, возьмут. В экстренной ситуации уже не смотрят, есть у него опьянение, нет у него опьянения, есть у него аллергия.

О. Голубцова:

А с анестетиком как ситуация? Его нужно будет больше, меньше?

Т. Ващинская:

Это уже определяет анестезиолог. Все зависит от состояния, в котором находится пациент, от операции, которая ему будет определяться, и от лекарственных средств, которые есть в наличии. И то, что показано данному пациенту. Да, это все учитывается обязательно, но в плановом порядке мы не берем пациентов в алкогольном опьянении. Только в экстренном.

А. Малахов:

Татьяна Витальевна, есть статистические данные, например, смерти от общей анестезии? Есть такая статистика?

Т. Ващинская:

Да, есть статистика. Бывает, смерть, которую никто не может запланировать. Пациент здоров. Мы говорим о пациентах, потому что иногда на пластические или эстетические операции идут здоровые люди. Практически, здоровые. Или мы не знаем о нюансах в состоянии. Недообследованные.

О. Голубцова:

Какие причины внезапной смерти?

Т. Ващинская:

Что может быть? Бывают аллергические реакции – называются «анафилактоидные реакции». Препарат первый раз поступает в организм и на него организм реагирует. Это анафилактоидные. Есть еще анафилактическая реакция – когда при повторном контакте организма с каким-то препаратом возникает подобного типа реакция, но она происходит в результате взаимодействия антитела с антигеном. Анафилактоидная – это немножко другое. Там нет антител еще, первый раз. Но клинически проявляется однотипно. От анафилактоидной реакции никто не застрахован.

О. Голубцова:

Быстро все происходит?

Т. Ващинская:

Это быстро, может моментально быть. Если анестезиолог есть – конечно, мы предпринимаем действия, но должен оказаться врач, который способен это делать. Когда, например, хирурги делают операцию под местной анестезией и используют местные анестетики, иногда бывает реакция на местный анестетик. Например, первый раз человек пришел, всегда спрашивают: использовали ли те или иные анестетики. Некоторые говорят: да, у меня была аллергическая реакция на тот или иной препарат. Иногда, когда не было или он не помнит, какой использовался анестетик местный, тогда иногда бывает. Это бывает страшно.

О. Голубцова:

То есть можно даже от местной анестезии так погибнуть?

А. Малахов:

Безусловно. Анафилактический шок может быть.

Т. Ващинская:

Мы не будем говорить, что погибнуть, но могут быть осложнения в виде аллергической реакции. Самое крайнее проявление – это анафилактический шок. Когда всё очень серьезно. Тут уже реанимационная помощь нужна.

А. Малахов:

тем не менее в любой клинике, и любой врач должен знать определенные шаги действий в данной ситуации. Есть аптечка от анафилактического шока. Безусловно, доктор знает, какие препараты вводить. Дальше уже дело скорой помощи либо реанимационной бригады, если она есть.

Т. Ващинская:

В любой хирургической клинике анестезиологи есть всегда.

А. Малахов:

Все риски мы только можем понижать при помощи профессионализма докторов, к которым мы обращаемся и соблюдения определенных алгоритмов действия. Плюс, что касается местной анестезии, такой местный анестетик, как лидокаин, достаточно часто применялся, и новокаин до этого еще был – это те анестетики с повышенным риском получить реакцию на них, да?

Т. Ващинская:

Нет, не обязательно. Во-первых, есть разные группы анестетиков. Есть эфирного типа, амидного. Если возникает аллергия на одну группу, то это не значит, что обязательно возникнет другая.

А. Малахов:

Но есть именно те, которые чаще всего вызывают?

Т. Ващинская:

Безусловно, конечно. Новокаин. Сейчас, практически, его не используют.

А. Малахов:

И от лидокаина, практически, уходят.

Т. Ващинская:

Нет, мы используем. При регионарных анестезиях используем. Но, в принципе, всегда собираем историю заболевания. Спрашиваем аллергологически очень подробно, заключается не только в реакции на препараты. Мы выясняем: были когда-нибудь на лекарственные препараты, потому что иногда и не бывает, а нужно обязательно, и на пищевые продукты, и на химические вещества, и на цветущие растения. Весной, летом – поллиноз очень часто. Фактически почти, сейчас редко встречаются люди, у которых нет аллергии на тот или иной.

О. Голубцова:

Если она есть, то что?

Т. Ващинская:

Нужно готовиться специальным образом. Это не является противопоказанием, но есть, например, аллергичные пациенты, например, не переносят антигистаминные препараты, не переносят гормоны определенного плана. Тогда их нужно определенным образом готовить к операции или использовать препараты, которые не включают компоненты, которые они не переносят.

А. Малахов:

Татьяна Витальевна, просто, для наших слушателей и зрителей хотелось бы прояснить. Если вы находитесь в больнице, в стационаре и с вами работает анестезиолог, и вдруг какая-то реакция (анафилактический шок или еще что-то) – вы уже в руках врачей, которые знают, что делать. Плюс, у вас есть все лекарства, есть все оборудование, которое вам поможет вывести данного человек из данной ситуации.

Т. Ващинская:

Конечно. Мы к этому всегда готовы. Естественно. Просто надо уметь правильно поставить диагноз и правильно среагировать, и принять экстренные меры. Конечно.

А. Малахов:

Поэтому, «волков бояться – в лес не ходить», как говорится. Во избежание этих ситуаций, безусловно, проводятся и анализы, и беседы с пациентом. Все это снижает риски. Риски есть везде. Вы сели сегодня за руль – у вас такие же риски, как и с самолета упасть. Так же и здесь у нас, в анестезиологии. Что, теперь не делать операцию, если боишься?

Какой стандартный набор анализов, которые должен сдать человек, какие исследования?

Т. Ващинская:

Обычно пациенты приходят в клинику уже с определенным набором. Это общий анализ мочи, крови, биохимический анализ крови, коагулограмма обязательно. Это говорится о свертывающей системе – насколько. Это свертываемость крови.

О. Голубцова:

Что этот анализ может показать?

Т. Ващинская:

Он показывает: будет кровотечение или нет, насколько, или наоборот, в другую сторону – тромбоэмболические осложнения, страшные после операции. Всё оценивается по анализу, который говорит. Все мы оцениваем. Если есть выраженные изменения, мы больного готовим, чтобы уменьшить эти риски. Либо дообследуем. Потом, обязательно кровь на инфекции – гепатит, сифилис, ВИЧ. Электрокардиограммы обязательно и рентгенологическое исследование органов грудной клетки. Группа крови обязательно, потому что в любой ситуации может понадобиться.

О. Голубцова:

Если человек условно здоров, ему нужно готовиться к операции и к наркозу, кроме как морально?

Т. Ващинская:

Морально – это да. Анестезиолог в беседе перед операцией как раз говорит, что ему и когда нужно делать, когда последний раз принимать пищу. Если пациенты принимают лекарства, не знают: принимать или не принимать. Анестезиолог тоже это говорит. Мы обсуждаем все и говорим, когда и что. Если он аллергик, мы назначаем специфические препараты.

О. Голубцова:

Если он очень боится операции?

Т. Ващинская:

Боятся почти все. Поэтому специально, вы уже упомянули о премедикации. Мы назначаем специальные средства, которые уменьшают волнение перед операцией. Все зависит от препаратов, которые мы используем.

О. Голубцова:

Расскажите поподробнее, что за премедикация интересная?

Т. Ващинская:

Премедикация – это обычно седативные препараты, или бензодиазепины мы чаще всего используем. Изначально мы назначаем перед сном препараты, вызывающие, углубляющие сон, чтобы человек уснул накануне. Премедикацию делают, когда больной уже находится в клинике. Обычно накануне вечером. У нас так перед плановыми операциями. Получает таблетированный препарат. Если очень сильно волнуется или у него есть изменения состояния, например, повышенное давление – иногда делается внутримышечная инъекция. Непосредственно перед операцией, за полчаса, делается укол в мышцу. Больной находится в состоянии – очень приятное, спокойное, расслабленное. Он не боится. Все это тоже рассчитывается для каждого больного индивидуально.

Для снятия волнения накануне операции пациенту дают успокаивающие препараты.

О. Голубцова:

Не вредно ли получается – наркоз и еще премедикация? Не увеличивается, так сказать, вред, как многие думают?

Т. Ващинская:

Мы все оцениваем, дозы все рассчитываем. Нет, сейчас, все-таки, фармакология достигла достаточно большого развития. Мы используем препараты суперсовременные, которые очень быстро выводятся из организма, с минимальным вредом для здоровья пациента и с минимальными побочными эффектами, приятно очень переносятся. Больные всегда отмечают, что очень хорошо. Они приезжают в операционную – уже чувства страха нет. Они выполняют. Самое интересное, что они не помнят об этом, потому что препараты вызывают амнезию. Это, действительно, очень приятно. Потому что мы с пациентами общаемся, они выполняют команды, но послеоперационный период они не помнят, к счастью.

А. Малахов:

Татьяна Витальевна, я знаю, что у вас стаж просто огромный в профессии – 38 лет. Я думаю, за это время, наверное, много изменений произошло вообще в подходе к анестезии, может быть, изменились препараты, изменилась схема действия. Расскажите об этом.

Т. Ващинская:

На самом деле, я проработала достаточно много, за эти годы все изменилось. Когда я пришла после института в 1979 году в клинику, в клиническую ординатуру, у нас никаких приборов, следящих за пациентами в операционной, вообще не было. Единственное, фонендоскоп. Руки, глаза, уши –это было, а остального нет. Постепенно, на протяжении лет у нас так все преобразилось, что даже сложно представить. У нас место анестезиолога в современной операционной – как космический корабль, потому что вокруг приборы, мониторы, компьютеры. Все можно мониторить в реальном времени, получать информацию тоже в реальном времени обо всем: о деятельности мозга, сердца и всех остальных органов. То же касается и фармакологических препаратов. То, что мы использовали тогда, давно, и сейчас новейшие препараты, которые быстро выводятся из организма. Это позволяет легко управлять анестезией с минимальными побочными эффектами. Сейчас много препаратов, которые имеют антагонистов, мы можем нивелировать действие почти любого препарата, используя его антагонист. Больного надо пробудить – мы вводим, он пробуждается. Целый арсенал.

А. Малахов:

Антагонисты – это те, которые оказывают обратное воздействие.

Т. Ващинская:

Обратное, то есть нивелируют действие основного препарата. Поэтому, конечно, легче стало работать, интереснее. Арсенал средств очень многообразен. В зависимости от показаний, от состояния больного, от вида операции, от того, какие мы задачи ставим, мы используем совершенно разные средства в разных комбинациях. Сейчас анестезия стала многокомпонентная. За счет многих компонентов мы уменьшаем токсическое действие препаратов, используя их в меньших дозах. Но на каждый компонент анестезии, такой как, например, сон. Мы вызываем сон одним препаратом, аналгезию мы вызываем другим препаратом, расслабление мышц – третьим и т.д. В комплексе мы получаем весь арсенал необходимых механизмов, обеспечивающих анестезию, но меньшими дозами с меньшими побочными эффектами.

А. Малахов:

То есть три компонента: обезболивание, усыпить и расслабить мускулатуру. Это основные, по крайней мере, чтобы человек комфортно перенес операцию.

Т. Ващинская:

Три. На самом деле, гораздо больше – то, чем мы регулируем. Мы занимаемся, регулируем. Пациент во время общей анестезии не дышит – за него дышит аппарат. Мы управляем сердечно-сосудистой системой.

А. Малахов:

На минуточку, можно? Не дышит, а за него аппарат. Это, скажите, более безопасно, чем следить за пациентом, следить постоянно за его самостоятельным дыханием?

Т. Ващинская:

На самом деле, внутривенная анестезия на самостоятельном дыхании – это самый тяжелый вид анестезии для анестезиолога. Когда пациент дышит с помощью аппарата, мы только наблюдаем и контролируем, а когда человек – надо на такой глубине провести анестезию, чтобы больной сам дышал, продолжал дышать, и не было никаких нарушений деятельности.

А. Малахов:

Это как для самолета на низкой высоте пролететь? Постоянно нужно быть начеку.

Т. Ващинская:

Да. Это самый такой сложный.

А. Малахов:

Соответственно, здесь увеличивается и человеческий фактор? Анестезиолог, все-таки, человек, да?

Т. Ващинская:

Это безусловно, конечно. Коли он хороший анестезиолог, он владеет всеми методами, и этим в том числе.

А. Малахов:

Понятно. Но, все-таки, когда дышит аппарат – это более безопасно?

Т. Ващинская:

Конечно. На самом деле, для пациента. Самостоятельное дыхание – это физиологично и более хороший способ дыхания. Аппаратное дыхание – есть операции, которые невозможно сделать без него. Например, ту же ринопластику – то, что вы делаете.

А. Малахов:

Да. Вообще, очень тяжело, например, человека два-три часа вести на самостоятельном дыхании. Это тоже нужно понимать и оценивать.

Т. Ващинская:

Бывает и больше иногда у нас на самостоятельном. Особенно, если используются методы регионарно: блокады сплетений, эпидуральная, спинальная анестезия, блокады нервов.

А. Малахов:

Там человек в сознании находится.

Т. Ващинская:

Нет. Сейчас мы выключаем сознание. Принято выключать, чтобы человек не присутствовал на собственной операции, не контролировал. Это утомительно, и потом, это определенный стресс и вызывает изменения.

А. Малахов:

Стресс как для человека, все-таки, местная анестезия, так и для хирурга. Хирургу тоже некомфортно. Хирург работает, ему нужно сконцентрироваться. Плюс, пациент может двинуть рукой, ногой, глазами поморгать. Это все не очень комфортно.

Т. Ващинская:

Есть некоторые области, операции, где это вообще недопустимо. Например, современные реконструктивные и восстановительные операции, где используется микрохирургическая техника. Любое движение – это просто невозможность совершить действие под микроскопом, поскольку там сосуды или нервные структуры диаметра 0.1 мм, 0.5 мм. Поэтому минимальное движение, пациент должен быть полностью обездвижен. Естественно, с использованием аппаратов искусственной вентиляции легких.

О. Голубцова:

Я слышала такое мнение, что самый важный и сложный этап – это вывести пациента из общего наркоза. Это правда?

Т. Ващинская:

Не совсем правильно. Мой учитель, академик Бунятян Армен Артаваздович, и Б.Петровский еще в свое время, говорил, что самые сложные моменты в анестезии – как у самолета, взлет и посадка. Ввести в анестезию и вывести – это самые сложные моменты обычно. К сожалению, и в ходе общей анестезии бывают ситуации, когда они перекрывают и «вводный наркоз» называется (это погружение в анестезию) и выход из анестезии. Все бывает по-разному, разные ситуации.

О. Голубцова:

Вы присутствуете при операции всю ее длительность? Контролируете?

Т. Ващинская:

Все время в операционной, конечно. У нас из-за этого очень сложная профессия, потому что внимание, напряженность. Мы все время контролируем, все время в напряжении, потому что это жизнь пациента, мы отвечаем за нее.

А. Малахов:

Хирург тоже в напряжении.

Т. Ващинская:

Хирург делает операцию, он не обращает внимание. У нас же все время меняются ситуации, в зависимости от этапа оперативного вмешательства: есть кровотечение, нет кровотечения, надо вводить какие-то препараты, или препараты крови, еще что-нибудь.

А. Малахов:

Давайте об особенностях операций побеседуем. Вы работаете как на больших полостных операциях, так и не чужда вам микрохирургия, пластическая хирургия. Вы везде побывали. Меня больше всего интересует вопрос, который я, практически, везде и всех спрашиваю из анестезиологов, если удается поговорить. Возможно ли контролировать в большей или меньшей степени кровоточивость во время операции?

Т. Ващинская:

Конечно, это наша задача. Входит в нашу задачу, да.

А. Малахов:

Хорошо, что хорошие анестезиологи понимают, что это их задача – контролировать, и это возможно. Потому что, когда ты работаешь в чистом сухом поле – и операция быстрее проходит, и тебе комфортно, меньше нервов.

Т. Ващинская:

Естественно. Конечно, это наша задача. В этом, как раз, и заключается. Начинается все с осмотра больного, с подготовки и анализов, которые больной приносит. Я уже говорила о коагулограмме, да? Если есть повышенная кровоточивость, то это вероятность того, что у больного в ходе операции могут быть изменения. Мы либо устраняем их до операции, выясняем, почему, с чем это связано, либо, если он идет на операцию все-таки, то мы интраоперационно можем вводить лекарственные средства, которые уменьшают кровоточивость. Это с одной стороны. На кровоточивость также влияет уровень артериального давления, мы контролируем и его. Артериальное давление должно быть в определенных пределах, не должно повышаться выше определенного значения. Если оно повышается, то кровоточивость увеличивается. Потом, использование некоторых препаратов для наркоза тоже могут способствовать кровоточивости.

А. Малахов:

То есть более качественные препараты не способствуют? Есть особенности какие-то?

Т. Ващинская:

Каждый препарат качественный и обладает своим действием. Анестезиолог, применяющий этот препарат, должен знать фармакодинамику, кинетику препарата, особенности действия препарата. Он должен таким образом ввести анестезию, чтобы побочные действия или действия этих препаратов не сказывались на операционном поле. Есть много таких нюансов.

А. Малахов:

Как приятно слышать! А то иногда спихивают все на хирурга.

Т. Ващинская:

Нет, иногда и это тоже, то есть зависит от хирурга. Насколько он тщательно останавливает кровотечение. Все зависит, это все в комплексе. Мы не отдельно от хирургов, мы помогаем хирургам.

А. Малахов:

Это основная задача, я бы так сказал. Потому что иногда работу анестезиолога как бы не замечают. Как бывает в фильме: актеров ты видишь, а кто за костюмами, кто директором был – этого не видно. Зачастую, анестезиологам не уделяют должного внимания, я считаю, пациенты. Бывает: «Хирург молодец!» А на самом деле там целая команда работает, и анестезиологи – неотъемлемая ее часть, основная.

Т. Ващинская:

Пациенты чаще всего, все-таки, с хирургами общаются. Для них главное – это результат оперативного вмешательства, а то, что он выходит и в полном здравии, без осложнений, конечно, это и наша тоже заслуга немалая.

О. Голубцова:

Скажите, а правда, что пациента обратно из наркоза в сознание приводят уже на операционном столе? Не в палате, а именно на операционном столе?

Т. Ващинская:

По-разному бывает, все зависит от выполняемой операции или от состояния пациента. Если все более-менее нормально, пациент здоров, операция не очень большая, травматичная, мы пробуждаем в операционной. Больной на операционном столе просыпается, разговаривает, выполняет команды и сам переходит с операционного стола на каталку, мы его везем уже в послеоперационную палату в полном восстановлении всех жизненных факторов. Иногда бывает, что мы не пробуждаем больного. Есть ситуации, когда мы переводим в реанимацию – на искусственной вентиляции легких, и больные еще некоторое время находятся в состоянии наркоза, уже более поверхностного. Есть определенные состояния, которые требуют медленного пробуждения.

О. Голубцова:

То есть более тяжелые случаи?

Т. Ващинская:

И более тяжелые. С определенными отклонениями, когда не желательно. Иногда зависит не от общего состояния пациента, а от операции, которую выполняют. Например, такая операция, как абдоминопластика – удаляют избытки кожи и жира с живота. Она кажется вроде бы легкой, на самом деле – достаточно серьезная операция. Большой объем – это очень всегда. Мы таких больных, с большим объемом, чаще всего не пробуждаем в операционной, а стараемся медленно, спокойно, в реанимации. Потому что изменяются параметры дыхания, поскольку там все ушивается, подтягивается. Больной должен адаптироваться к новому состоянию, и мы немножко позже его пробуждаем.

О. Голубцова:

Для механизма пробуждения используется другой препарат, как вы говорите, антагонист?

Т. Ващинская:

Нет, анестезиолог знает препараты, которые он использует: сколько, как, в каком количестве. Рассчитывать нужно. Мы тактически ведем анестезию, чтобы к моменту окончания у нас действие препаратов уже закончилось. По всем компонентам анестезии я так подвожу к концу операции, чтобы всё уже закончилось и больной проснулся. Если, например, что-то не хватает, то мы используем антагонисты.

О. Голубцова:

Мне интересен момент, как резко пробудить пациента на столе? Это же невозможно рассчитать?

Т. Ващинская:

Возможно. Мы рассчитываем.

А. Малахов:

Татьяна Витальевна, давайте поговорим, как общий наркоз отражается на здоровье? Потому что есть предрассудки, до глупости. Я встречаю пациентов, которые, например, говорят: «Я делала рентген тогда-то тогда-то. Два раза – это же очень много!» Так же и про наркоз говорят: «У меня была операция год назад». Примерно одно и то же. Этим рентгеном вас облучают и в аэропорте. Ты хоть тысячу раз его сделай – не облучишься ты никак. Я подвожу к тому, что наркозы тоже можно делать достаточно часто и не получить ощутимого вреда.

Т. Ващинская:

Все зависит от того, что является основным. Если есть заболевание, то надо сделать столько, сколько нужно. На первый план выходит именно необходимость оперативного вмешательства. Естественно, это все делается в условиях анестезии.

О. Голубцова:

Звучала не раз фраза: «уменьшить вред». Значит, вред все-таки есть?

А. Малахов:

Да. Также мы не можем сказать, что от наркоза одна полезность и витамины. Естественно, мы не можем этого сказать.

Т. Ващинская:

Естественно, мы используем препараты, которые фактически действуют на все органы и системы. Причем, принудительно. Но мы защищаем больного от операционной травмы. Если ничего не вводить, больной может погибнуть от боли, от кровотечения, от всего. Мы используем препараты, но, как я сказала, рассчитываем, используем таким образом, чтобы не превысить дозировку, все рассчитывается на килограмм веса. Сейчас нам облегчают работу специальные приборы, препарат поступает в организм медленно через прибор.

А. Малахов:

Не рукой вводите, а специальные дозаторы, которые автоматически это делают?

Т. Ващинская:

Не рукой, не дробно, да. Это позволяет стабильно ввести анестезию, без изменения артериального давления. Еще часто больные боятся, что они проснутся в ходе операции. Спокойное дозированное введение препарата, стабильное, оно определяет, что больной не просыпается. Кроме того, у нас есть мониторинг функций – мы всегда следим и не допускаем, так что бояться не нужно, что вдруг кто-то проснется во время операции. Просыпаются все после.

О. Голубцова:

Еще есть такой страх, что человек будет спать, но при этом он будет чувствовать боль. Как в фильме «Наркоз». Такая ситуация реальная?

Т. Ващинская:

На самом деле, нет. В современной анестезии мы используем и наркотические средства, и средства, вызывающие сон. Мы следим и все время контролируем, насколько глубоко человек спит. Есть объективные критерии оценки глубины анестезии. Любой анестезиолог это определяет.

О. Голубцова:

Давайте пробежимся по мифам.

Есть ли разница, сколько часов длится – один-два или семь-восемь?

Т. Ващинская:

Конечно.

О. Голубцова:

На здоровье как влияет?

Т. Ващинская:

Когда хирурги оперируют десять-двенадцать часов, мы же не можем сказать: прекращайте на полпути операцию. Конечно, чем меньше длительность, тем лучше. Современные средства, на самом деле, позволяют проводить анестезию достаточно долго. У нас иногда пациенты, просыпаясь после большой, например, десяти-, двенадцатичасовой операции, говорят: «А что, уже сделана операция?» Они не чувствуют ни боли, ни страха, ни сколько времени. Все выпадает из памяти, но большая, огромная, травматичная операция остается позади.

А. Малахов:

Выпадение волос после наркоза. Правда или нет?

Т. Ващинская:

Тут два аспекта надо рассмотреть. Если пациент лежит во время операции, например, десять-двенадцать часов. Хирург долго оперирует, старается все хорошо сделать, а больной в одном положении лежит. Иногда он опирается головой обо что-то. Подушка есть не всегда. Нарушается микроциркуляция в этой зоне. Иногда бывает, что да. Поэтому анестезиолог, если такая операция, он изменяет положение больного, в том числе и головы с волосами, чтобы не было подобной ситуации. Это одна сторона.

Вторая сторона. Все говорят, что средства для наркоза влияют на выпадение. На самом деле, это не совсем правильно. Любой стресс, независимо – это анестезиологический стресс, хирургический стресс, приводит к тому, что нарушается микроциркуляция и происходит выпадение. Люди, когда сильно волнуются, когда переживают, у них резко, бывает, выпадают волосы. Некоторые седеют, это из той же серии. Сами препараты, которые мы используем, не влияют. Они, наоборот, улучшают микроциркуляцию, раскрывают сосуды, кровообращение улучшается в этих зонах. Поэтому, препараты непосредственно токсического влияния на волосяной фолликул не имеют. Это связано с общим стрессом, связанным с оперативным вмешательством. А это всегда стресс.

Выпадение волос после анестезии связано, скорее, с перенесённым стрессом.

О. Голубцова:

Некоторые считают, что каждый наркоз уменьшает пять лет жизни. Кто как говорит: пять, десять. Кто во что горазд. Вообще, сколько-нибудь уменьшает?

Т. Ващинская:

У нас есть пациенты 90 лет. Сейчас вообще возраст резко увеличился. Они за свою жизнь перенесли, например, тридцать, ну, двадцать анестезий. Но они дожили до 90-летнего возраста. Современные средства для наркоза фактически не влияют на продолжительность жизни.

А. Малахов:

Некоторые очень боятся наркотических препаратов, что будет ухудшение памяти.

Т. Ващинская:

Память – отмечают. Но, на самом деле, я бы сказала, что стресс, как таковой, тоже влияет на память. Некоторые препараты мы специально вводим, которые немножко успокаивают пациента после операции, чтобы он не волновался, чтобы не было стресса. Оперативные вмешательства разные есть. Иногда пациент переносит серьезные вмешательства, что вызывает дискомфорт. Мы вводим специальные препараты, чтобы он успокоился. Они более длительной продолжительности. На этот период память немного может снижаться. Потом все восстанавливается. Кроме того, после любой операции существует такое понятие, как «астенический синдром». Он примерно в течение месяца у пациента, когда он приходит в норму после любого вмешательства. В этот период некая астения, она сказывается и на памяти. Потом все восстанавливается.

А. Малахов:

Так же, как и после гриппа. Вы чувствуете, что выздоровели, но у человека усталость, разбитость присутствует. Так и операция. Это определенный стресс для организма.

Т. Ващинская:

Если необходима операция, конечно, сейчас пациенты стараются делать в условиях анестезии. Сейчас много диагностических манипуляций.

А. Малахов:

Татьяна Витальевна, спасибо вам большое! Было очень информативно!

Т. Ващинская:

Прежде всего – беседа с анестезиологом нужна для того, чтобы поставить все точки над «i». Всем желаю, чтобы поменьше к нам обращались и были здоровы все.

Как долго собака отходит от наркоза после стерилизации?

Как долго собака отходит от наркоза после стерилизации?

Стерилизация и кастрация – хирургическое вмешательство, проводимое с использованием глубокого наркоза. Данные операции сами по себе являются испытанием для организма животного, а анестезия для него – стресс вдвойне. Чтобы облегчить состояние своего четвероногого друга, хозяин должен знать, сколько времени собака отходит от наркоза после проведения стерилизации.

Через какое время собака выйдет из наркоза?

Ни один ветеринар не даст исчерпывающий ответ на этот вопрос. Причина этому две: индивидуальные особенности организма собаки и вид введенного наркоза.

Большинство собак хорошо переносят ингаляционный наркоз. После него животное уже может вставать и самостоятельно передвигаться. В нашей клинике применяется комбинированная анестезия - сочетание в/в, регионарной и ингаляционной).

Тотальный внутривенный наркоз собаки переносят хуже, как правило, требуется около суток, чтобы они могли полностью пришли в себя. Если животное долго не выходит из наркоза, следует незамедлительно обращаться к ветврачу.

Симптомы, которые должны насторожить хозяина:

  • затрудненное дыхание;

  • влажное хлюпанье в груди, хрипение;

  • значительное повышение или понижение температуры;

  • неровный пульс;

  • побледнение до синевы слизистых;

  • сильная дрожь.

Эти признаки очень опасны и могут говорить о нарушении сердечной деятельности или отеке легких, поэтому следует незамедлительно связаться со специалистом.

Обычно мы не рекомендуем забирать собаку и кошку после стерилизации домой сразу же. Гораздо разумнее со стороны хозяина будет оставить животное под наблюдением профессионалов хотя бы на 2-3 часа, чтобы в самое сложное время после операции ему был обеспечен квалифицированный уход.

Уход за собакой дома после операции

Вернувшись с прооперированным питомцем домой, следует понаблюдать первые сутки, как он будет выходить из наркоза: дыхание и сердцебиение должны быть ровными, без перебоев,

Реагирование спящей собаки на раздражители, например, на легкую щекотку за ушком, является хорошим признаком. А вот отсутствие реакции говорит о том, что уровень препарата для анестезии еще высок, и животное придет в себя нескоро.

Во время действия наркоза все функции организма замедляются, и собака может замерзнуть даже в очень теплом помещении, поэтому нужно положить ее на подстилку, в место, защищенное от сквозняков. Следует избегать и мест, расположенных возле отопительных приборов, так как перегрев может привести к внутреннему кровотечению.

На возвышение, например, на диван, животное укладывать не стоит, так как оно может резко вскочить и упасть на пол, а, следовательно, травмироваться.

Восстановление после стерилизации не осложнится слабостью и мышечными болями, если собака будет лежать на боку на ровной поверхности. Через каждые полчаса положение питомца нужно менять, чтобы не допустить развития отека легких и онемения конечностей.

В период действия наркоза у животного могут наблюдаться неконтролируемое мочеиспускание, слюнотечение, рвота, поэтому желательно использовать специальную впитывающую подстилку.

Если в доме есть маленькие дети или другие домашние питомцы, то на время болезни собаки их следует изолировать.

 

Наркоз или анестезия при пластической операции.

Встреча с анестезиологом до операции

Большинству людей, не имеющих отношения к медицине, кажется, что анестезия — это укол, погружающий человека в состояние сна. На самом же деле речь идёт о целом комплексе мероприятий, направленных на создание физического и психологического комфорта на всех стадиях процесса: подготовке, операции, реабилитации. После того, как вы пообщались с хирургом и приняли решение делать операцию, вам предстоит обследование в клинике «ГрандМед» согласно установленным стандартам.

И встреча с анестезиологом — обязательна. Приём у этого специалиста включает заполнение подробной анкеты, в которой прописаны общие вопросы, касающиеся состояния здоровья в прошлом и настоящем, ранее перенесенных операциях. Казалось бы, формальность. На самом же деле, эта информация очень важна. Правильная оценка состояния здоровья — основополагающий аспект при планировании объёма операции и выборе анестезии.

Альтшуллер Михаил Давидович, врач-анестезиолог: «Я никогда не стану подвергать пациента неоправданному риску. Лучше сделать меньше или вообще отложить операцию, чем получить осложнение. В клинике «ГрандМед» к любой операции относятся очень серьёзно. Для нас важен не поток, а каждый пациент в отдельности. Мы используем самые современные технологии и средства анестезии, аналогичные применяемым в Европе и Америке. Начиная с 90-х годов мы ориентируемся на Гарвардский стандарт контроля за пациентом, согласно которому на операции присутствует анестезиолог и его помощники. Осуществляется постоянный мониторинг соответствующих показателей: пульс, давление, насыщение крови кислородом, ЭКГ. Мы используем только проверенные анестезиологические технологии и никогда не спешим. Поэтому наши пациенты хорошо спят и хорошо просыпаются. Поверьте, вы в надёжных руках».

Существует три основных разновидности анестезии:

  • общая,
  • местная,
  • регионарная.

В общемировой практике пластической эстетической хирургии большинство специалистов отдают предпочтение общей анестезии с помощью внутривенного введения соответствующих препаратов. Она бывает разной. В каких-то случаях дыхание контролируется через установленную дыхательную трубку, осуществляется искусственная вентиляция легких. В других случаях пациент дышит самостоятельно. Совместно с хирургом анестезиолог выбирает тот вариант, который будет максимально подходить конкретно вам. И принятое решение не подлежит обсуждению, потому что это вопрос снижения рисков. Безопасность в данном случае стоит на первом месте. Если предстоящая операция не относится к категории сложной, то в случае вашего согласия её можно сделать под местной анестезией. Как правило, это операции по удалению небольших шрамов или рубцов, папиллом и некоторые другие.

Альтшуллер М.Д.: «Что главное в работе анестезиолога клиники пластической хирургии? Помнить, что в обычной медицине — больные, а в эстетической — пациенты. Они менее терпеливы к боли и неудобству, больше ждут сочувствия и ухода, добрых слов. Поэтому кроме адекватной анестезии важны и другие моменты. Пациенты должны быть уверены, что они не проснутся во время операции, им будет удобно лежать на операционном столе, а после наркоза не будет озноба и тошноты, и они быстро вернутся к обычному состоянию. Современные технологии позволяют проводить анестезию так, что человек чувствует себя после операции как после хорошего сна: ни боли, ни озноба, ни дискомфорта». Технология общей анестезии (наркоза) в Клинике "ГрандМед":

Обследованный накануне и осмотренный анестезиологом пациент поступает в Клинику в день операции. После разметки операционного поля хирургом и предоперационного осмотра анестезиологом пациенту устанавливается система для внутривенного введения препаратов общей анестезии и начинается предоперационная седация (капельница). В полусонном, но адекватном состоянии (и в хорошем настроении - без страха) пациент поступает в операционную (отвозится на каталке), где и начинается общая анестезия.

Как отслеживается состояние пациента под наркозом? 

В Клинике "ГрандМед" общая анестезия проводится бригадой в составе врача-анестезиолога и медицинской сестры-анестезиста. Кроме очного наблюдения указанными специалистами за состоянием пациента используется и аппаратный мониторинг не менее пяти параметров жизнедеятельности: частота пульса, артериальное давление, насыщение крови кислородом, электрокардиография (плетизмография), температура тела и пр. По окончании операции, анестезиолог уменьшает дозу поступаещего анестетика до момента, когда пациент начнет просыпаться. После проведенных тестов, пациент перевозится в палату под круглосуточное наблюдение медсестры и анестезиолога, где окончательно просыпается.

Препараты для наркоза:

В эстетической хирургии «ГрандМед» применяются различные варианты общей анестезии и седации. Преимущественно мы используем внутривенную анестезию, которая позволяет дозированно и управляемо врачом-анестезиологом вводить пациента в спокойный сон (исключив возможность неожиданно проснуться во время операции). После операции пациент легко и в определенное анестезиологом время выходит из наркоза. После анестезии пациент адекватно реагирует на происходящее, общается с окружающими, быстро начинает принимать пищу и пить (отмечается хороший аппетит без тошноты), у него нет спутанности сознания, озноба, головокружения или тошноты.

Наши препараты для наркоза:

В Клинике «ГрандМед»  применяется для наркоза препарат Диприван (Пропафол).  Он позволяет надежно управлять анестезией и хорошо переносится пациентами.

УВАЖАЕМЫЙ ПАЦИЕНТ!

Обращаем ваше внимание, что в  задачу  анестезиолога-реаниматолога клиники "ГрандМед" входит:

  1. предварительная консультация с Вами накануне операции.  В зависимости от вида операции, ее продолжительности и Вашего состояния (результатов анализов, ЭКГ и т.д.) анестезиолог  выберет  тот или   иной   вид   анестезии,   оптимально   отвечающий  требованиям  Вашей  безопасности и комфорту
  2. встреча с вами перед операцией в палате, где еще раз будут оценены ваши жизненные показатели, а также проведена предварительная седация для снятия стресса (по желанию)
  3. контроль  и  управление  всеми  жизненно-важными  функциями во время операции - дыханием,   давлением, сердцебиением, кровообращением,  обменом  веществ  (с помощью современного высокоточного оборудования)
  4. пробуждение вас после операции и контроль над вашим состоянием в течение всего времени нахождения у нас в палате

Важные мелочи анестезии:

Как уже говорилось, анестезиологическая помощь — это комплекс мероприятий, направленных на обеспечение безопасности и создание физического и психологического комфорта пациента на всех стадиях процесса. Поэтому зона ответственности анестезиолога выходит за рамки операционной. Большое значение имеет качество сна накануне операции. Людям свойственно волноваться перед такими значительными событиями. Задача анестезиолога — снизить уровень тревожности, избавить человека от бессонницы. Если такая проблема существует, важно заранее сообщить о ней врачу, чтобы он предпринял соответствующие меры.
Благодаря приёму седативных средств перед операцией гарантирован крепкий сон, и в клинику вы приезжаете в стабильном эмоциональном состоянии. Это очень важно. Особенно если есть какие-то сопутствующие проблемы, например, склонность к повышению давления. В среднем, после операции пациент проводит в клинике полтора дня, находясь под постоянным контролем медицинского персонала и получая соответствующие лечение, реабилитацию и уход.

Предоперационное обследование (обязательное) перед пластическими операциями

Перед выполнением пластической операции любой степени сложности в отделении пластической хирургии больной должен пройти первичное обследование согласно Порядку оказания медицинской помощи по профилю "пластическая хирургия", утвержденному приказом Министерства здравоохранения РФ от 30 октября 2012 г. N 555н

Предоперационное обследование (действительно 10 дней). 

  • Клинический анализ крови
  • Биохимический анализ крови: АЛТ, ACT, глюкоза, билирубин, креатинин, калий

  • Время свертываемости крови, длительность кровотечения, коагулограмма

  • Форма 50, RW, HbsAg + HCV

  • Общий анализ мочи

  • ЭКГ

  • консультация врача-анестезиолога (после готовности результатов анализов и ЭКГ)

  • анализ на корь и COVID-19

  • группа крови и резус

Дополнительно врачом могут быть назначены следующие исследования:

  • Флюорография 

  • Денситометрия 

  • Функция внешнего дыхания 

  • Рентген 

  • Риноманометрия

  • Маммограмма 

  • УЗИ молочных желез 

  • УЗИ брюшной полости

  • Дуплексное сканирование вен нижних конечностей 

  • Компьютерная томограмма 

  • Консультация врача-маммолога-онколога перед любыми операциями на груди 

  • Консультация врача-стоматолога

  • Консультация врача-гинеколога (+мазки)


Сколько времени кошка отходит от наркоза после стерилизации

Стерилизация — достаточно сложная для кошки операция. Приняв решение о хирургическом вмешательстве, хозяин пушистого питомца должен знать о вариантах проведения стерилизации, времени восстановления кошки после наркоза и особенностях ухода за прооперированным животным. Полезная информация о нормальном поведении кошки после стерилизации позволит избежать излишнего беспокойства и не пропустить опасные признаки, указывающие на развитие осложнений.

Типы операций по стерилизации и особенности их проведения

Стерилизация кошек — это хирургическое вмешательство с целью избежать болезненных течек и решить проблему размножения. Восстановительный период во многом зависит от вида хирургического вмешательства:

  • Овариоэктомия — иссечение яичников у кошки. Оставленная матка не функционирует и нередко провоцирует проблемы со здоровьем.
  • Овариогистерэктомия — наиболее травматичное вмешательство. Удаляются и яичники, и матка.
  • Перевязка маточных труб — операция сохраняет возможность случки, однако беременность не наступает. При этом течки у кошек продолжаются. Еще один минус — повышенный риск воспаления яичников.

Хирургическое удаление матки/яичников осуществляется открытым (разрез на брюшке) или лапароскопическим (небольшие проколы) способами. При этом лапароскопия наименее травматична, а животные переносят такую операцию легче и быстрее восстанавливаются. Прерывание каждой течки таблетками или медикаментозная стерилизация (гормональный укол, действующий до 3-6 мес.), в отличие от хирургического удаления матки/яичников, повышают вероятность развития эндометрита, яичниковых кист и онкологии у кошек.

Важно! У котов во время кастрации удаляются семенники. Обычно самцы переносят операцию достаточно легко и быстро восстанавливаются.

Чтобы избежать нежелательных последствий после стерилизации, необходимо знать:

  • Ветеринары рекомендуют стерилизовать кошек в возрасте 6-9 месяцев. Ранняя стерилизация позволит максимально избежать проблем со здоровьем питомца в будущем.
  • Последнее кормление за 12-16 часов до операции. Воду разрешается давать за 3-4 часа до поездки к ветеринару.
  • Предварительное обследование кошки в хорошей ветклинике и применение современных анестезиологических препаратов практически исключают развитие осложнений.
  • Наиболее безопасный вид анестезии — газовый наркоз (препараты изофлюран, севофлюран). Ингаляционная анестезия минимально воздействует на внутренние органы и разрешена для операций у домашних животных с заболеваниями сердца.

Сколько спит кошка после наркоза

На вопрос о том, сколько времени кошка отходит от наркоза после стерилизации, точно ответит только оперировавший животное ветеринар. Длительность пребывания питомца под анестезией зависит от типа хирургического вмешательства, дозы и способа введения анестетика, особенностей организма. Обычно кошка находится под действием наркоза (полностью обездвижена, глаза открыты) 1-3 ч. На протяжении 7 ч. питомец периодически приходит в себя, а потом снова засыпает. Не стоит тревожиться, это нормальное состояние.

Состояние кошки сразу после операции

Некоторое время после операции (обычно несколько часов) животное находится в клинике под наблюдением ветеринара для контроля сердечной деятельности. Послеоперационный период, когда животное еще пребывает под действием наркоза, имеет свои особенности:

  • После стерилизации на кошку обязательно надевают специальную попону, предупреждающую зализывание места операции и расхождение швов. Для котов это необязательно.
  • Зачастую под действием анестетика температура тела животного снижается на 1ºC. В переноску лучше положить подстилку, а дома обустроить мягкое место на полу, избегая сквозняков.
  • В состоянии наркоза животное не мигает. Во избежание пересыхания глаз необходимо регулярно закапывать глазные капли и прикрывать веки каждые 30 мин., пока домашний питомец сам не начнет моргать.
  • Животное необходимо укладывать на правый бок, чтобы облегчить работу сердца.
  • Нельзя давать пить 3-4 часа после хирургического вмешательства.

Важно! Категорически запрещено использовать грелку для согревания животного. Активное согревание может спровоцировать воспаление и повышает риск развития других осложнений (кровотечение и т. д.).

Первые дни после стерилизации

Задаваясь вопросом «сколько времени кошка отходит от наркоза после стерилизации», хозяева обычно имеют в виду длительность пребывания своего питомца в неадекватном состоянии. Некоторые любители пушистиков называют такое поведение любимчика «кайфом».

При пробуждении котейка может резко вскочить. А так как ориентация после наркоза нарушается, животное может упасть с дивана и получить ушибы. Поэтому место для питомца обустраивается на полу. Кошка может подергивать лапами, хаотично бегать, шататься и сталкиваться с предметами. Однако дезориентация — это лишь внешнее проявление временного нарушения функций мозга. Главное — обезопасить пушистика от случайных травм и расхождения швов. Рядом с подстилкой следует поставить миску для корма и лоток.

Стоит учитывать, что после стерилизации у кошки заметны внезапные перепады настроения: от жалобного мурлыканья и странных звуков, до агрессии и рычания. При этом питомец может серьезно поцарапать человека.

Кормить питомца разрешается через сутки после оперативной стерелизации, привычным кормом или же специализированным питанием (выпускается брендами Royal Canin, Hills, Eukanuba и другими). В период, когда кошка отходит от наркоза после стерилизации, хозяева нередко отмечают отказ питомца от еды и воды. Не надо насильно кормить животное, отказ от еды обусловлен болью в горле после анестезии.

Воду необходимо принудительно давать пипеткой или шприцем (снять иглу!) только при высокой температуре (измеряется специальным термометром в заднем проходе). Рвота в первый день — нормальная реакция на анестетик. Заранее положите на видное место пакет, перед рвотой животное начинает интенсивно облизываться.

Непроизвольное мочеиспускание прооперированных питомцев — нормальное явление. Не стоит наказывать за это кошку, уже на второй день она начнет ходить в лоток.

Иногда у прооперированных кошек на протяжении 3-х дней наблюдается незначительный подъем температуры. Внешние признаки гипертермии — сухой и горячий нос, частое дыхание. Необходимо контролировать объем выпитой питомцем жидкости и, при необходимости, подпаивать животное с помощью шприца.

Важно! Наиболее значимый период — третьи сутки после хирургической стерилизации. Именно на третий день появляются первые признаки осложнений: повышение температуры, нарастающий отек и краснота в области швов, кровотечение из раны.

Реабилитационный период

Уже на третий день состояние кошки становится привычным. Более того, особенно активные пушистики уже начинают бегать и прыгать. При этом кошка может удариться, зацепиться попоной за мебель и повиснуть. Такое поведение чревато преждевременным расхождением швов, поэтому по возможности следует не оставлять питомца одного дома, ограничить перемещение. Также на время, пока кошка отходит от наркоза после стерилизации и восстанавливается, следует соблюдать следующие рекомендации:

  • Попону следует снимать только для обработки швов. В качестве антисептика используется обычная зеленка, порошок антибиотика или препарат, выписанный ветеринаром.
  • Незначительный отек и покраснение обычно проходят на 5-й день. Нерассасывающиеся швы удаляются ветеринаром на 10-й день. Нельзя самостоятельно удалять нитки!
  • Если у питомца случился запор (нет стула 3-4 дня), следует дать мягкое слабительное средство (дюфалак или форлакс) или обратиться к ветеринару.

Полное восстановление домашнего питомца после хирургической стерилизации занимает 2 недели. Котам во время кастрации швы не накладываются, потому нет необходимости в использовании попоны, а животные быстро восстанавливаются.

Возможные осложнения

Негативные последствия после стерилизации, хотя и крайне редко, случаются, если не было проведено предварительное обследование кошки, не соблюдались правила асептики во время операции или хозяин питомца не следовал данным врачом инструкциям по послеоперационному уходу. Срочно обратиться в ветклинику необходимо в следующих случаях:

  • На третий день состояние питомца не улучшилось. Кошка вялая, постоянно спит, жалобно мурлычет.
  • Более 3 дней держится высокая температура: кошка горячая на ощупь, нос сухой и горячий, частое сердцебиение.
  • Кошка более суток отказывается от еды, животное постоянно вырывает.
  • Из операционной раны сочится кровь и появились признаки внутреннего кровотечения — вялое состояние, холодные лапки и уши, бледные или синюшные слизистые.
  • Швы на ране отечные и покрасневшие более 5 дней.

Чтобы стерилизация кошки прошла успешно, следует обращаться только к опытным ветеринарам. После операции животному требуется повышенное внимание в первые 3 дня. При строгом соблюдении рекомендаций по домашнему уходу прооперированное животное быстро восстановится, а риск осложнений сводится к минимуму. Стерилизованные пушистики склонны к ожирению, а потому необходимо скорректировать ее ежедневный рацион. Производители кошачьего питания предлагают широкий ассортимент сухих и влажных кормов для стерилизованных кошек.

Ребенок и наркоз

В большинстве случаев о наркозе мы знаем только то, что операция под его воздействием проходит безболезненно. Но в жизни может случиться так, что этих знаний окажется недостаточно, например, если решен вопрос об операции для вашего ребенка. Что же нужно знать о наркозе? Наркоз, или общее обезболивание - это ограниченное во времени медикаментозное воздействие на организм, при котором пациент находится в бессознательном состоянии, когда ему вводятся обезболивающие препараты, с последующим восстановлением сознания, без болевых ощущений в области операции. Наркоз может включать в себя проведение больному искусственного дыхания, обеспечение расслабления мышц, постановку капельниц с целью поддержания постоянства внутренней среды организма при помощи инфузионных растворов, контроль и возмещение кровопотери, антибиотикопрофилактику, профилактику послеоперационной тошноты и рвоты и так далее. Все действия направлены на то, чтобы больной перенес оперативное вмешательство и «проснулся» после операции, не испытывая состояния дискомфорта.

Виды

наркоза

В зависимости от способа проведения наркоз бывает ингаляционный, внутривенный и внутримышечный. Выбор способа наркоза лежит на анестезиологе и зависит от состояния пациента, от вида оперативного вмешательства, от квалификации самого анестезиолога и хирурга и т.п., ведь для одной и той же операции может быть назначено разное общее обезболивание. Анестезиолог может смешивать разные виды наркоза, добиваясь идеального сочетания для данного больного. Наркоз условно делится на «маленький» и «большой», все зависит от количества и сочетания препаратов различных групп. К «маленьким» наркозам можно отнести ингаляционный (аппаратно-масочный) наркоз и внутримышечный наркоз. При аппаратно-масочном наркозе ребенок получает обезболивающий препарат в виде ингаляционной смеси при самостоятельном дыхании. Обезболивающие препараты, вводимые в организм в виде ингаляции, называются ингаляционными анестетиками (ФТОРОТАН, ИЗОФЛЮРАН, СЕВОФЛЮРАН). Этот вид общего обезболивания применяется при малотравматичных, непродолжительных операциях и манипуляциях, а также при различных видах исследований, когда необходимо кратковременное выключение сознания ребенка. В настоящее время ингаляционный наркоз чаще всего сочетается с местной (регионарной) анестезией, так как в виде мононаркоза недостаточно эффективен. Внутримышечный наркоз сейчас практически не применяется и уходит в прошлое, так как действием на организм пациента этого вида наркоза анестезиолог абсолютно не может управлять. Кроме того, препарат, который в основном используется для внутримышечного вида наркоза - КЕТАМИН, по последним данным не так уж безвреден для больного, он выключает на длительный срок (практически на шесть месяцев) долговременную память, мешая полноценному развитию ребенка. «Большой» наркоз - это многокомпонентное фармакологическое воздействие на организм. Включает в себя применение таких лекарственных групп, как наркотические анальгетики (не надо путать с наркотиками), мышечные релаксанты (препараты, временно расслабляющие скелетную мускулатуру), снотворные препараты, местные анестетики, комплекс инфузионных растворов и по необходимости препаратов крови. Лекарственные средства вводятся как внутривенно, так и ингаляционно через легкие. Больному во время операции проводится искусственная вентиляция легких (ИВЛ).

Немного терминологии

Премедикация - психоэмоциональная и медикаментозная подготовка больного к предстоящей операции, начинается за несколько дней до хирургического вмешательства и завершается непосредственно перед операцией. Основная задача премедикации - снять страх, снизить риск развития аллергических реакций, подготовить организм к предстоящему стрессу, успокоить ребенка. Лекарства могут вводиться через рот в виде сиропа, в виде спрея в нос, внутримышечно, внутривенно, а также в виде микроклизм. Катетеризация вены - постановка катетера в периферическую или центральную вену для неоднократного введения внутривенных медицинских препаратов во время операции. Эта манипуляция производится перед операцией. Искусственная вентиляция легких (ИВЛ) - способ доставки кислорода к легким и далее ко всем тканям организма при помощи аппарата искусственной вентиляции. Во время операции ИВЛ начинает проводиться сразу после введения мышечных релаксантов - препаратов, временно расслабляющих скелетную мускулатуру, что необходимо для интубации.Интубация - введение в просвет трахеи интубационной трубки для проведения искусственной вентиляции легких во время операции. Эта манипуляция анестезиолога, направлена на обеспечение доставки кислорода к легким и защиту дыхательных путей пациента. Инфузионная терапия - внутривенное введение стерильных растворов для поддержания постоянства водно-электролитного баланса организма, объема циркулирующей крови по сосудам, для уменьшения последствий операционной кровопотери. Трансфузионная терапия - внутривенное введение препаратов, изготовленных из крови больного или крови донора (эритроцитарная масса, свежезамороженная плазма и пр.) для возмещения невосполнимой кровопотери.. Трансфузионная терапия - это сама по себе операция по вынужденному внедрению в организм чужеродной материи, применяется по строгим жизненным показаниям. Регионарная (местная) анестезия - метод обезболивания определенного участка тела путем подведения раствора местного анестетика (обезболивающего препарата) к крупным нервным стволам. Одним из вариантов регионарной анестезии является эпидуральная анестезия, когда раствор местного анестетика вводится в околопозвоночное пространство. Это одна из самых сложных в техническом исполнении манипуляций в анестезиологии. Самые простые и известные местные анестетики - это НОВОКАИН и ЛИДОКАИН, а современный, безопасный и обладающий наиболее длительным действием - РОПИВАКАИН.

Есть ли противопоказания?

Противопоказаний к наркозу нет, кроме отказа больного или его родственников от наркоза. При этом многие оперативные вмешательства можно провести без наркоза, под местной анестезией (обезболиванием). Но когда мы говорим о комфортном состоянии пациента во время операции, когда важно избежать психо-эмоционального и физического стресса - необходим наркоз, то есть, нужны знания и умения врача-анестезиолога. И совсем не обязательно наркоз у детей используется только во время операций. Наркоз может потребоваться при множестве диагностических и лечебных мероприятий, где необходимо убрать беспокойство, выключить сознание, дать возможность ребенку не помнить о неприятных ощущениях, об отсутствии родителей, о вынужденном длительном положении, о стоматологе с блестящими инструментами и бормашиной. Везде, где нужно спокойствие ребенка, нужен анестезиолог - врач, в задачу которого входит защита больного от операционного стресса. Перед плановой операцией важно учесть и такой момент: если у ребенка имеется сопутствующая патология, то желательно, чтобы заболевание было вне обострения. Если ребенок переболел острой респираторной вирусной инфекцией (ОРВИ), то период восстановления составляет минимум две недели, и желательно в этот промежуток времени не проводить плановых операций, так как значительно повышается риск послеоперационных осложнений и во время операции могут возникнуть проблемы с дыханием, ведь респираторная инфекция в первую очередь поражает дыхательные пути. Перед операцией врач-анестизиолог обязательно побеседует с вами на отвлеченные от операции темы: где родился ребенок, как родился, сделаны ли прививки и когда, как рос, как развивался, чем болел, есть ли аллергия, осмотрит ребенка, ознакомится с историей болезни, скрупулезно изучит все анализы. Он расскажет, что будет происходить с вашим ребенком до операции, во время операции и в ближайший послеоперационный период.

Готовим ребенка к наркозу

Самое важное - эмоциональная сфера. Не всегда нужно говорить ребенку о предстоящей операции. Исключение составляют случаи, когда болезнь мешает ребенку и он сознательно хочет от нее избавиться. Самое неприятное для родителей - это голодная пауза, т.е. за шесть часов до наркоза нельзя кормить ребенка, за четыре часа нельзя даже поить водой, причем под водой понимается прозрачная, негазированная жидкость без запаха и вкуса. Новорожденного, находящегося на грудном вскармливании, можно кормить последний раз за четыре часа до наркоза, а для ребенка, находящегося на искусственном вскармливании, этот срок удлиняется до шести часов. Голодная пауза позволит избежать такого осложнения во время начала наркоза, как аспирация, т.е., попадание содержимого желудка в дыхательные пути (речь об этом пойдет далее). Делать клизму перед операцией или нет? Кишечник пациента перед операцией должен быть опорожнен, чтобы во время операции под влиянием наркоза не произошло непроизвольного отхождения стула. Тем более это условие должно соблюдаться при операциях на кишечнике. Обычно за три дня до операции пациенту назначают диету, исключающую мясные продукты и продукты, содержащие растительную клетчатку, иногда к этому добавляют слабительное средство днем накануне операции. В этом случае клизма не нужна, если ее не требует хирург. В арсенале анестезиолога имеется много приспособлений для отвлечения внимания ребенка от предстоящего наркоза. Это и дыхательные мешки с изображением разных зверей, и лицевые маски с запахом клубники и апельсина, это электроды ЭКГ с изображением симпатичных мордочек любимых животных, - то есть, все для комфортного засыпания ребенка. Но все же родители должны находиться рядом с ребенком до того момента, пока он не уснет. И проснуться малыш должен рядом с родителями (если ребенок не переводится после операции в отделение реанимации и интенсивной терапии).

Во время операции

После того, как ребенок уснул, наркоз углубляется до так называемой «хирургической стадии», при достижении которой хирург начинает операцию. По окончании операции «сила» наркоза уменьшается, ребенок просыпается. Что же происходит с ребенком во время операции? Он спит, не испытывая никаких ощущений, в частности болевых. Состояние ребенка оценивается анестезиологом клинически по кожным покровам, видимым слизистым оболочкам, глазам, он слушает легкие и сердцебиение ребенка, используется мониторинг (наблюдение) работы всех жизненно важных органов и систем, при необходимости выполняются лабораторные экспресс-анализы. Современное мониторное оборудование позволяет отслеживать частоту сердечных сокращений, артериальное давление, частоту дыхания, содержание во вдыхаемом и выдыхаемом воздухе кислорода, углекислоты, ингаляционных анестетиков, насыщение крови кислородом в процентном соотношении, степень глубины сна и степень обезболивания, уровень расслабления мышц, возможность проведения болевого импульса по нервному стволу и многое, многое другое. Анестезиологом проводится инфузионная и по необходимости трансфузионная терапия, помимо препаратов для наркоза вводятся антибактериальные, кровоостанавливающие, противорвотные препараты.

Выход из наркоза

Период выхода из наркоза длится не более 1,5-2 часов, пока действуют препараты, вводимые для наркоза (не стоит путать с послеоперационным периодом, который длится 7-10 дней). Современные препараты позволяют сократить период выхода из наркоза до 15-20 минут, тем не менее, по сложившейся традиции ребенок должен находиться под наблюдением анестезиолога в течение 2 часов после наркоза. Этот период может осложниться головокружением, тошнотой и рвотой, болевыми ощущениями в области послеоперационной раны. У детей первого года жизни может нарушиться привычный режим сна и бодрствования, который восстанавливается в течение 1-2 недель. Тактика современной анестезиологии и хирургии диктует раннюю активизацию больного после операции: как можно раньше вставать с постели, как можно раньше начинать пить и есть - в течение часа после непродолжительной, малотравматичной, не осложненной операции и в течение трех-четырех часов после более серьезной операции. Если ребенок после операции переводится в отделение реанимации и интенсивной терапии, то дальнейшее наблюдение за состоянием ребенка берет на себя врач-реаниматолог, и здесь важна преемственность в передаче больного от врача к врачу. Как и чем обезболивать после операции? В нашей стране назначение обезболивающих препаратов проводит лечащий хирург. Это могут быть наркотические анальгетики (ПРОМЕДОЛ), ненаркотические анальгетики (ТРАМАЛ, МОРАДОЛ, АНАЛЬГИН, БАРАЛГИН), нестероидные противовоспалительные (КЕТОРОЛ, КЕТОРОЛАК, ИБУПРОФЕН) и жаропонижающие препараты (ПАНАДОЛ, НУРОФЕН).

Возможные осложнения

Современная анестезиология стремится свести к минимуму свою фармакологическую агрессию, уменьшая время действия препаратов, их количество, выводя препарат из организма практически в неизменном виде (СЕВОФЛЮРАН) или полностью разрушая его ферментами самого организма (РЕМИФЕНТАНИЛ). Но, к сожалению, риск все равно остается. Хотя он и минимален, осложнения все же возможны. Неизбежен вопрос: какие осложнения могут возникнуть во время наркоза и к каким последствиям они могут привести? Анафилактический шок - аллергическая реакция на введение препаратов для наркоза, на переливание препаратов крови, при введении антибиотиков и пр. Самое грозное и непредсказуемое осложнение, способное развиться мгновенно, может возникнуть в ответ на введение любого препарата у любого человека. Встречается с частотой 1 на 10000 наркозов. Характеризуется резким снижением артериального давления, нарушением работы сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Последствия могут быть самыми фатальными. К большому сожалению, избежать этого осложнения можно только в том случае, если раньше у больного или у его ближайших родственников была подобная реакция на данный препарат и его просто исключают из наркоза. Анафилактическую реакцию сложно и тяжело лечить, основу терапии составляют гормональные препараты (например, АДРЕНАЛИН, ПРЕДНИЗОЛОН, ДЕКСАМЕТАЗОН). Еще одним грозным осложнением, которое практически невозможно предупредить и предотвратить, является злокачественная гипертермия - состояние, при котором в ответ на введение ингаляционных анестетиков и мышечных релаксантов значительно повышается температура тела (до 43 градусов С), Чаще всего это врожденная предрасположенность. Утешает то, что развитие злокачественной гипертермии - крайне редкая ситуация, 1 на 100000 общих анестезий. Аспирация - попадание содержимого желудка в дыхательные пути. Развитие этого осложнения чаще всего возможно при экстренных операциях, если с момента последнего принятия пищи пациентом прошло мало времени и не произошло полного опорожнения желудка. У детей аспирация может возникнуть во время аппаратно-масочного наркоза при пассивном затекании содержимого желудка в ротовую полость. Это осложнение грозит развитием тяжелого двухстороннего воспаления легких, осложненного ожогом дыхательных путей кислым содержимым желудка. Дыхательная недостаточность - патологическое состояние, развивающееся при нарушении доставки кислорода к легким и газообмена в легких, при котором не обеспечивается поддержание нормального газового состава крови. Современное мониторное оборудование и тщательное наблюдение помогает избежать или вовремя диагностировать это осложнение. Сердечно-сосудистая недостаточность - патологическое состояние, при котором сердце не способно обеспечить адекватное кровоснабжение органов. Как самостоятельное осложнение, у детей встречается крайне редко, чаще всего как результат других осложнений, таких, как анафилактический шок, массивная кровопотеря, недостаточное обезболивание. Проводится комплекс реанимационных мероприятий с последующей длительной реабилитацией. Механические повреждения - осложнения, которые могут возникать в ходе манипуляций, проводимых анестезиологом, будь то интубация трахеи, катетеризация вены, постановка желудочного зонда или мочевого катетера. У более опытного анестезиолога этих осложнений возникает меньше. Современные препараты для наркоза прошли многочисленные доклинические и клинические испытания - сначала у взрослых пациентов. И только после нескольких лет безопасного применения их разрешают в детской практике. Основная особенность современных препаратов для наркоза - это отсутствие побочных реакций, быстрое выведение из организма, прогнозируемость продолжительности действия от введенной дозы. Исходя из этого, наркоз безопасен, не имеет никаких отдаленных последствий и может повторяться неоднократно. Без сомнения, на анестезиологе лежит огромная ответственность за жизнь пациента. Совместно с хирургом он стремится помочь вашему ребенку справиться с недугом, порой единолично отвечая за сохранение жизни.

5 способов быстро прийти в норму после анестезии

Большинству из нас знакомо это одурманенное состояние сразу после анестезии перед операцией или даже после процедуры обследования, такой как колоноскопия. В большинстве случаев последействие анестетика проходит в течение нескольких часов. Но не всем так везет. Некоторые люди не усваивают лекарства эффективно. Анестезия может вызвать у них головокружение, слабость, лихорадку или дезориентацию в течение нескольких дней.

Это верно для общей анестезии, которая вызывает временную потерю телесных ощущений и бессознательного состояния, или для регионарной или местной анестезии, которая не дает вам почувствовать боль в пораженном месте, пока вы бодрствуете.Общая анестезия, особенно у пожилых пациентов, увеличивает риск снижения умственной функции, включая трудности с концентрацией внимания и потерю памяти. Это состояние, известное как послеоперационная когнитивная дисфункция, поражает до 40% пациентов старше 65 лет в течение одного-трех месяцев, в то время как некоторые испытывают это состояние в течение шести или более месяцев.

Вы можете не знать, что существуют безопасные и эффективные способы подготовиться к анестезии и восстановиться после нее. Чтобы свести к минимуму последствия и быстрее вернуться к нормальному состоянию, попробуйте следующее:

1.Высокоэффективная мультивитаминная и минеральная формула.

Если вы еще не приняли его, начните принимать поливитаминные и минеральные формулы с высокой эффективностью, которые содержат множество питательных веществ, включая не менее 200 мг витамина С; 25000 МЕ бета-каротина; 22,4 МЕ витамина Е; все витамины группы B, но особенно B-6, фолиевая кислота и B-12; и ключевые минералы, такие как цинк, магний и селен. Принимайте по одному разу в день в течение как минимум двух недель до и после анестезии. Многие из этих питательных веществ обладают антиоксидантными свойствами, которые играют важную роль в механизмах детоксикации организма, которым способствует печень.Мультивитаминная и минеральная формула также содержит множество питательных веществ, которые помогают выводить из организма тяжелые металлы и другие токсичные соединения, включая анестетики. Эти поливитаминные и минеральные формулы, обычно обозначаемые как «высокоэффективные», доступны в магазинах здорового питания.

2. Расторопша

Расторопша пятнистая (Silybum marianum) способствует процессу детоксикации организма, предотвращая истощение запасов глутатиона, природного антиоксиданта, содержащегося в печени. Концентрация этого антиоксиданта снижается при воздействии химических веществ, в том числе анестетиков.Когда уровень глутатиона снижается, клетки печени становятся более восприимчивыми к повреждениям. Расторопша пятнистая не только предотвращает истощение глутатиона, но также, как показали лабораторные исследования, увеличивает уровень этого мощного антиоксиданта до 35%. Типичная доза для расторопши: 70 мг три раза в день. Начните принимать его как минимум за неделю до операции и продолжайте принимать как минимум две недели после этого. Внимание: избегайте употребления расторопши, если у вас аллергия на растения из семейства амброзионных или если у вас в анамнезе был гормональный рак, например, груди, матки или простаты, поскольку расторопша может влиять на уровень гормонов.

3. Липотропные формулы

Липотропные агенты способствуют оттоку жира и желчи в печень и обратно. Используемые в основном для лечения гепатита, цирроза и заболеваний печени, вызванных химическими веществами, эти агенты повышают уровень двух важных веществ в печени - глутатиона и S-аденозилметионина (SAMe). Большинство крупных производителей пищевых добавок предлагают липотропные формулы. Эти формулы обычно богаты холином и метионином, двумя важными питательными веществами для печени, а также поддерживающими питательными веществами и / или травами.Ищите добавки с суточной дозой 1000 мг холина и 1000 мг метионина. Начните принимать за неделю до и как минимум через две недели после операции.

4. Диета, восстанавливающая анестезию

Если ваше тело восстанавливается после анестезии, держитесь подальше от насыщенных жиров, включая мясо и молочные продукты (порошок сывороточного протеина - хорошая альтернатива белку), рафинированный сахар и алкоголь - все которые могут увеличить риск холестаза (замедление или блокирование оттока желчи, что затрудняет выведение из организма жирорастворимых токсинов, таких как анестетики).Диета, богатая пищевыми волокнами, особенно водорастворимыми, способствует секреции желчи. Хорошие источники водорастворимой клетчатки - груши, овсяные отруби, яблоки и бобовые. Также полезно есть овощи из семейства капустных, особенно брокколи, брюссельскую капусту и капусту, а также артишоки, свеклу и морковь. Все эти продукты содержат соединения, которые помогают детоксикации. Корица и куркума также помогут вывести токсины и оправиться от наркоза. Кроме того, вы должны есть продукты, богатые серой, которая помогает печени выводить токсины, включая чеснок, лук и яичные желтки.

5. Вода

Недостаток жидкости, особенно воды, затрудняет выведение токсинов из организма. Хорошая цель - шесть-восемь стаканов воды по восемь унций каждый день. Не ждите, пока вы захотите выпить; к тому времени вы уже будете слегка обезвожены. Делайте перерывы на воду в течение дня. Хорошее практическое правило - выпивать стакан воды каждые два часа бодрствования.

Примечание: Перед любой хирургической процедурой обязательно обсудите со своим врачом любые лекарства или добавки, которые вы принимаете.Рекомендации в этой статье безопасны для большинства людей, но многие добавки увеличивают риск кровотечения или могут взаимодействовать с некоторыми анестетиками.

советов после анестезии для быстрого выздоровления - Провайдеры анестезии Лос-Анджелес | Ориндж Каунти

Любой, кто перенес серьезную операцию или даже простую процедуру, требующую анестезии, знает это «состояние, подобное сновидению», которое вы чувствуете сразу после того, как оно закончилось. Для большинства людей эффекты исчезают в течение нескольких часов, но у других это может оставить чувство слабости, головокружения и дезориентации (даже лихорадки) на несколько дней после этого.

Что вы можете сделать, чтобы подготовить свое тело к восстановлению после операции, требующей анестезии?

Вот несколько полезных советов:

  1. Принять восстановительную диету

Определенные виды пищи позволяют быстро вывести анестетик (жирорастворимый токсин) из организма, в то время как другие продукты задерживают его в организме. Такие продукты, как корица, куркума, чеснок, лук и яичные желтки, помогут вашему организму вывести токсины. Не забывайте о пищевых волокнах, особенно водорастворимых, которые содержатся в грушах, овсяных отрубях, яблоках и бобах, а также в других овощах, таких как капуста, брокколи, брюссельская капуста, а также артишоках, свекле и моркови.Все эти овощи содержат соединения, которые помогают детоксикации вашего организма. Избегайте рафинированного сахара, алкоголя и насыщенных жиров, особенно мяса и молочных продуктов. Сухая сыворотка - хорошая альтернатива, если в вашем рационе должен быть белок.

  1. Выпить много воды

Это должно быть легко, но недостаток воды делает практически невозможным вывод токсинов из организма. Думайте о своем теле, как о ручье, а токсины - это камешки на дне, которые необходимо удалить.Вы хотите, чтобы внутри вас постоянно текла здоровая вода. Хорошая цель (для любого) - восемь стаканов воды по восемь унций каждый день. Старайтесь выпивать стакан воды каждые два часа бодрствования. Если вы восстанавливаетесь после операции, выпивайте до одного стакана воды каждый час бодрствования.

  1. Принимайте поливитамины, чтобы пополнить свой организм

Начните принимать поливитамины, которые содержат множество питательных веществ, включая витамин C, бета-каротин, витамин E, витамины группы B и ключевые минералы, такие как цинк, магний и селен. Принимайте по одному разу в день в течение как минимум двух недель до и после анестезии. Многие из этих питательных веществ обладают антиоксидантными свойствами, которые играют важную роль в детоксикации организма, осуществляемой печенью. Мультивитаминная и минеральная формула также содержит множество питательных веществ, которые помогают выводить из организма тяжелые металлы и другие токсичные соединения, такие как анестетики.

  1. Попробуйте липотропные формулы

Липотропную формулу можно купить практически в любом продуктовом магазине, аптеке или магазине натуральных добавок.Они повышают уровень двух важных для печени веществ, называемых глутатионом и S-аденозилметионином (SAMe). Эти формулы содержат холин и метионин, два важных питательных вещества для печени. Мы предлагаем вам начать прием за неделю до операции и как минимум через две недели после операции.

  1. Примите расторопшу расторопшу на травах

Это помогает процессу детоксикации, предотвращая потерю антиоксиданта глутатиона, который содержится в печени. Глутатион снижается после анестезии, что может повредить клетки печени. Введите расторопшу, которая может повысить уровень глутатиона до 35%. Начните принимать его как минимум за неделю до операции и продолжайте принимать (как минимум) две недели после этого. Расторопша может влиять на уровень гормонов, поэтому не принимайте ее, если у вас аллергия на растения (особенно в семействе амброзии) или у вас в анамнезе есть гормональный рак, например рак груди, матки или простаты.

Перед любой хирургической процедурой мы советуем вам обсудить с врачом любые лекарства или добавки, которые вы принимаете.Наши рекомендации безопасны для большинства людей, но некоторые добавки могут увеличить риск кровотечения или по-разному взаимодействовать с некоторыми анестетиками. Так что не верьте нам на слово и не поговорите со своим врачом перед процедурой.

MAG предоставляет всем нашим пациентам квалифицированную анестезиологическую помощь, отличное поведение у постели больного и отличное обслуживание клиентов. От «до операции» до «после операции» мы не останавливаемся, пока ваша работа не будет сделана правильно. Если вы хотите узнать больше о том, что Metro Anesthesia Group может сделать для вашего хирургического центра, мы приглашаем вас по номеру , свяжитесь с нами сегодня же .

Как отменить общую анестезию | MIT News

Когда пациенты просыпаются после операции, они обычно расслаблены и дезориентированы; может потребоваться несколько часов, чтобы пациент снова стал полностью ясным. Эмери Браун, нейробиолог из Массачусетского технологического института и анестезиолог из Массачусетской больницы общего профиля (MGH), считает, что так быть не должно.

Браун и его коллеги из MGH изучают эффекты стимуляторов, которые можно было бы использовать для более быстрого вывода пациентов из состояния общей анестезии.Одним из потенциальных кандидатов является риталин, препарат, обычно используемый для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). В исследовании, опубликованном в Интернете 20 сентября в журнале Anesthesiology, исследователи показывают, что введение анестезированных крысам инъекции риталина почти сразу выводит их из состояния анестезии.

«Это похоже на дозу адреналина в мозг», - говорит Браун, профессор кафедры мозговых и когнитивных наук и отделения медицинских наук и технологий Гарвардского технологического института.Его соавторами исследования являются ведущий автор Кен Солт, Джозеф Коттен, Эйлин Цименсер, Кевин Вонг и Джессика Чемали.

Если результаты будут воспроизведены на людях, результаты могут привести к новым подходам, которые позволят пациентам восстановить ясность за считанные минуты, а не часы, говорит Браун.

Длительное выздоровление

В настоящее время нет лекарств, выводящих людей из наркоза. Когда хирурги заканчивают операцию, анестезиолог отключает препараты, которые вводят пациента, и ждет, пока он проснется и восстановит способность дышать самостоятельно. Обычно это занимает от пяти до 10 минут; пациенты часто бывают мутными в течение по крайней мере часа или двух после этого.

Есть много причин, по которым было бы полезно быстрее вывести пациентов из наркоза, говорит Браун. Во-первых, многие хирургические пациенты хотят иметь возможность вернуться к ясному сознанию, которое позволит им принимать важные решения вскоре после операции.

«Мы думаем, что вы должны постараться как можно быстрее прояснить свою голову», - говорит Браун.«Целью должно быть как можно более быстрое возвращение к тому уровню, на котором находился пациент до операции».

Более быстрое приведение людей в состояние бдительности также может сократить расходы на здравоохранение, говорит Браун. В MGH час пребывания в операционной стоит от 1000 до 1500 долларов. При примерно 30 000 операций в год дополнительные 10 минут пребывания даже для небольшой части этих пациентов быстро окупаются.

«Сейчас мы все очень экономны. Это просто реальность, - говорит Браун. «Если я могу дать вам безопасный препарат, который поможет вашему мозгу восстановить его функции после общей анестезии, давайте предположим, что это хорошо. Если, кроме того, это означает, что вы можете покинуть операционную раньше, то это означает, что поток в операционной может быть намного более эффективным ».

Пробуждение мозга

В анестезиологическом исследовании крысы под наркозом, которым вводили риталин, приходили в себя в среднем за 90 секунд. Крысам, не получавшим риталин, потребовалось 280 секунд, чтобы ожить.

Когда риталин попадает в мозг, он увеличивает количество дофамина, доступного в коре головного мозга. У пациентов с СДВГ это улучшает фокус и внимание; Точно так же в мозгу под наркозом он, кажется, «пробуждает» области коры, необходимые для внимания и принятия решений.

Браун и его коллеги сейчас ищут разрешение на проведение клинического исследования в MGH. Поскольку риталин использовался для лечения СДВГ с 1960-х годов, они считают, что он может получить одобрение FDA для этого использования быстрее, чем совершенно новый препарат.

«Существует потребность в препаратах, отменяющих анестезию», - говорит Чжэн Се, доцент кафедры анестезии в Чикагском университете, добавляя, что это исследование представляет собой «важное открытие». Се, который не принимал участия в исследовании, говорит, что риталин является хорошим кандидатом, и что также можно разработать препараты, которые действуют аналогичным образом, без потенциальных побочных эффектов, которые испытывают некоторые пациенты с этим препаратом, таких как гипертония, гипервентиляция и тошнота.

Дозировка, которая потребуется, чтобы разбудить человека, находящегося под наркозом, еще не определена, но Браун говорит, что она будет «в пределах доз, которые люди обычно переносят.

Браун также заинтересован в изучении того, могут ли стимулирующие препараты быть полезными в усилиях по оживлению коматозных пациентов.

Каково на самом деле пройти общую анестезию?

Вы забронировали косметическую процедуру, уверены в своем выборе сертифицированного пластического хирурга и с нетерпением ждете результатов. Есть только одна вещь, в которой вы не уверены: общая анестезия. Ты не одинок; Фактически, исследование, проведенное психиатрами, показало, что около 30% пациентов больше боялись анестезии, чем самой операции.

Неважно, проходили ли вы ранее под наркозом или только начинаете, - это нормально и даже ожидаемо беспокоиться о том, что может случиться после введения анестезии. Если вы чувствуете беспокойство, читайте дальше, чтобы узнать немного больше о том, как работает общая анестезия, что такое «погружение в нее», и по-настоящему взгляните на риски, связанные с анестезией.

Исследования показали, что вероятность смертельного осложнения, вызванного анестезией, составляет всего 0,01–0,016%.

Сначала поговорим о фактах

Хотя бояться неизвестного - это нормально, важно также понимать факты - и факт в том, что уровень смертности, связанный с общей анестезией, довольно низок, особенно при процедурах косметической хирургии.

В целом, общая анестезия очень безопасна, и большинство пациентов проходят анестезию без каких-либо серьезных проблем. Вот несколько вещей, о которых следует помнить:

  • Даже включая пациентов, перенесших экстренные операции, слабое здоровье или пожилых, существует очень небольшая вероятность - всего 0,01–0,016% - смертельного осложнения от анестезии.
  • Определенные факторы риска, такие как общее плохое самочувствие, ожирение, курение, болезнь или пожилой возраст, обычно являются причиной осложнений, связанных с анестезией.Также очень важно быть честным со своим врачом в отношении любых лекарств, которые вы принимаете, чтобы избежать любых неожиданных взаимодействий.
  • Поскольку косметические процедуры являются факультативными, а не следствием чрезвычайной ситуации, пациенты, которые не являются подходящими кандидатами или имеют медицинские факторы риска, обычно не получают разрешения на проведение операции.

Чего ожидать от общей анестезии

В день операции медсестра поможет вам выполнить все предоперационные приготовления, прежде чем вы попадете в операционную. Оказавшись там, ваш анестезиолог и хирург обсудят с вами процесс, прежде чем вводить лекарство через инъекцию или капельницу.

Многие пациенты сообщают, что общая анестезия - это сюрреалистический опыт, и практически никто ничего не помнит между введением лекарства и пробуждением в палате для восстановления.

Как только лекарство попадет в ваш кровоток, действие начнется быстро. Ваш анестезиолог может попросить вас отсчитывать от 100 назад, чтобы отвлечь вас от любых тревог, а также помочь им отслеживать, как вы реагируете на лекарство.

Что происходит с вашим телом, когда вы опускаетесь под

Общая анестезия воздействует на все ваше тело и работает на четырех основных уровнях:

  • Бессознательное состояние: Он успокаивает, имитируя очень глубокий сон или кому
  • Неподвижность: Ваше тело не может двигаться
  • Обезболивающее: Предотвращает чувство боли
  • Амнезия: Гарантирует, что вы не запомните опыт

Ваш анестезиолог будет присутствовать все время, пока вы «спите», контролируя потребление кислорода, жизненно важные функции, кровообращение, потерю жидкости и уровень сознания, чтобы убедиться, что все остается на стабильном, нормальном уровне.

Обычно время, в течение которого вы находитесь под общей анестезией, не учитывается. Многие пациенты сообщают, что это сюрреалистический опыт, и практически никто ничего не помнит между введением лекарства и пробуждением в палате для восстановления.

Хотя все реагируют по-разному, есть много побочных эффектов, которые могут возникнуть после пробуждения, большинство из которых относятся к сфере обычных. Это включает в себя чувство «вне себя», чрезмерную эмоциональность, зацикленность, отсутствие запретов, невнятную речь или чрезмерное поведение.Фактически, многие пациенты и их близкие находят время восстановления после наркоза забавным. Быстрый поиск на YouTube дает множество видео, демонстрирующих глупое, нестандартное поведение, например, один из наших любимых, «Дэвид после дантиста»:

Как реальные пациенты помнят свой опыт общей анестезии

У всех разный опыт, но большинство сходятся во мнении о нескольких вещах: все не так плохо, как вы думаете, период, когда вы переживаете, проходит в мгновение ока, а последствия могут быть довольно интересными. Вот несколько свидетельств из первых рук:

Вы всегда должны работать с опытным специалистом по анестезии

Хотя анестезиологические препараты в значительной степени безопасны, чрезвычайно важно, чтобы вы работали с квалифицированным анестезиологом, чтобы обеспечить вашу безопасность. В некоторых случаях, например, при менее инвазивных процедурах, местная анестезия или седация могут быть наиболее подходящими, и это, вероятно, будет назначено вашим хирургом.

Американский совет косметической хирургии рекомендует работать с сертифицированным советом пластического хирурга, сертифицированным анестезиологом и / или сертифицированной дипломированной медсестрой-анестезиологом - и мы рекомендуем вам спросить своего хирурга о полномочиях персонала их операционной во время консультации.
Совет хирургов, сертифицированный Американским советом по косметической хирургии, должен работать только в аккредитованных учреждениях и с полностью квалифицированным анестезиологом или анестезиологом. Чтобы найти сертифицированного пластического хирурга в вашем районе, мы рекомендуем вам использовать наш инструмент «Найти хирурга».

Активация определенных нейронов мозга может ускорить выздоровление от общей анестезии - ScienceDaily

Использование общей анестезии в хирургии не претерпело принципиальных изменений с момента ее появления 170 лет назад.Пациенты все еще могут приходить в себя после отмены препарата.

Однако некоторым пациентам может потребоваться значительное время, чтобы проснуться, из-за чего они не могут пользоваться дорогими операционными и занимать медицинский персонал, который должен держать их под пристальным наблюдением.

Теперь исследователи из Массачусетского технологического института и Массачусетской больницы общего профиля продвинулись на шаг ближе к лечению, позволяющему быстро разбудить пациентов после введения общего анестетика, после изучения механизма, который позволяет людям приходить в сознание.

В статье, опубликованной в журнале PNAS , исследователи демонстрируют, что активация дофаминовых нейронов в вентральной тегментальной области (VTA) головного мозга вызывает активное выход из общей анестезии.

Это важно, потому что механизм, с помощью которого мы возвращаемся в сознание после общей анестезии, до сих пор плохо изучен, по словам Кена Солта, сотрудника отдела исследований мозга и когнитивных наук Массачусетского технологического института и анестезиолога из больницы общего профиля Массачусетса.Он руководил исследованием вместе с Эмери Брауном, профессором медицинской инженерии и вычислительной нейробиологии Эдвардом Худом Таплином в Массачусетском технологическом институте и анестезиологом в Массачусетской больнице общего профиля.

«Процесс восстановления работы нейронных цепей после анестезии на самом деле не изучен глубоко, и это то, что нас интересовало с клинической точки зрения, потому что мы изучаем способы быстрого обращения анестезии», - говорит Солт.

Ранее исследователи продемонстрировали, что риталин, препарат, обычно используемый для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), может почти сразу вывести под наркозом крыс.

Риталин - это стимулятор, который увеличивает уровень нейромедиатора дофамина, который, как известно, способствует бодрствованию. Но конкретные дофаминовые цепи в головном мозге, регулирующие возбуждение от анестетика, оставались неясными.

Чтобы определить точный задействованный механизм, исследователи использовали оптогенетику для избирательной активации дофаминовых нейронов в VTA анестезированных мышей.

Исследователи впервые сконструировали дофаминовые нейроны в VTA мышей для экспрессии светочувствительных белков.Затем они смогли активировать эти специфические нейроны, направив на них синий лазерный свет.

Разработанных мышей помещали под постоянную дозу анестетика до тех пор, пока они не теряли сознание и лежали на спине. Такое положение на спине - верный признак того, что грызун без сознания, так как даже во сне его восстанавливающий рефлекс обычно заставляет его переворачиваться на переднюю часть тела, чтобы сделать его менее уязвимым для хищников.

Затем исследователи активировали нейроны светом, заставляя их выделять дофамин.Это побудило животных немедленно проснуться и перевернуться, а во многих случаях начать ходить.

«Дофаминовые нейроны в VTA традиционно считаются играющими ключевую роль в поощрении, мотивации и наркомании, но на самом деле не были хорошо охарактеризованы в контексте возбуждения», - говорит Солт. «Но мы обнаружили, что, активируя дофаминовые нейроны в этой очень специфической части мозга, мы смогли изменить состояние общей анестезии и разбудить животных.«

По словам Брауна, помимо высвобождения драгоценного времени в операционной, разработка метода лечения, позволяющего быстро вывести людей из наркоза, также может уменьшить побочные эффекты.

Например, многие люди чувствуют себя слабыми после наркоза и обнаруживают, что их мозг не работает очень хорошо.

«Мы хотим вернуть когнитивные процессы пациента туда, где они были до анестезии», - говорит Браун. "Это факт, что большая часть мозга пожилых пациентов, в частности, не будет работать так же хорошо после анестезии. «

Исследователи также обнаружили, что риталин может улучшить дыхательную функцию, на которую также может отрицательно повлиять анестезия.

В настоящее время исследователи проводят дальнейшие эксперименты на мышах, чтобы определить, полностью ли восстанавливаются когнитивные функции после анестезии при использовании риталина.

Они также проводят испытания риталина на людях, чтобы подтвердить, что он действительно ускоряет восстановление после общей анестезии.

«Мы все видели это идеальное пробуждение после общей анестезии, когда пациент разговаривает, чувствует себя комфортно и выходит из палаты восстановления в течение очень короткого периода времени», - говорит Браун, который также является заместителем директора института Массачусетского технологического института. для медицинской техники и науки.«Любая анестезия должна заканчиваться подобным образом, но этого никогда не произойдет, если анестезиологи будут придерживаться своих старых процедур», - говорит он.

«Мы пытаемся создать новую фазу анестезиологической практики, когда вы активно включаете чей-то мозг после общей анестезии».

Операция? О чем спросить анестезиолога> Новости> Йельская медицина

1. Какую анестезию мне назначат?

Многие пациенты не знают, что существуют разные виды анестезии.«Все находится в диапазоне от полного бодрствования до полного бессознательного состояния», - говорит доктор Зафар. Это общие виды анестезии:

Блок A: Для простых процедур ваш врач может обезболить пораженную часть тела без обращения к анестезиологу. Эта «местная анестезия», которая блокирует передачу сообщений о боли в вашу центральную нервную систему, проводится путем инъекции или инфузии через катетер (как при эпидуральной анестезии). Он может блокировать небольшой участок, например, при биопсии кожи, или блокировать ощущения в руке, ноге или животе.Это может даже вызвать онемение ниже пояса (как при родах).

Сознательная седация: Сознательная седация может быть дана хирургом или медсестрой, как правило, для таких процедур, как интервенционная радиология или эндоскопия. «Хотя пациенты могут ничего не помнить, они действительно бодрствуют и должны иметь возможность общаться», - говорит доктор Зафар.

Умеренная седация: это тип анестезии, при которой пациент засыпает, но не настолько глубоко, чтобы его нельзя было разбудить.

Глубокая седация: это название, используемое для описания анестезии, при которой пациент находится в более глубоком седативном состоянии, но все равно будет реагировать на повторяющиеся или болезненные раздражители.

Общая анестезия: Пациенты, находящиеся под общей анестезией, полностью находятся в бессознательном состоянии и не могут быть разбужены, пока анестезиолог не изменит назначенные лекарства. Иногда для облегчения вентиляции вставляют дыхательную трубку.

2. Что я буду чувствовать, когда проснусь?

Ваш хирург и анестезиолог обсудят, сколько боли вы можете ожидать после операции и во время выздоровления.Некоторые процедуры вызывают у пациентов дискомфорт, в то время как другие практически не требуют обезболивания без рецепта врача. «Очень важно обсудить со своими врачами план обезболивания после операции», - говорит доктор Зафар. Иногда можно назначить блок, чтобы вам было комфортно во время восстановления. «Это могло бы быть лучше для пациента, который хочет уменьшить количество других обезболивающих, возможно, потому, что они заболели от них», - говорит доктор Зафар.

Ваш анестезиолог будет контролировать вас и ваш уровень боли во время вашего пребывания в палате восстановления.Цель состоит в том, чтобы держать вашу боль на управляемом уровне. Например, вы должны иметь возможность дышать комфортно (хотя это не всегда легко после операции на животе или груди). Как только вы покинете палату для восстановления, анестезиолог передаст хирургу ваши обезболивающие. Он или она будет нести ответственность за назначение любых необходимых пероральных препаратов или пластырей во время вашего пребывания в больнице и после выписки.

Обезболивающий или обезболивающий эффект анестезии должен исчезнуть в течение 24 часов. Если вам установили дыхательную трубку в сочетании с общей анестезией, у вас может болеть горло в течение нескольких дней. Тем не менее, вы можете ожидать, что дискомфорт и другие последствия операции, такие как усталость, будут сохраняться в течение нескольких недель, в зависимости от уровня хирургической нагрузки на ваше тело.

3. Что вы будете делать, чтобы я не просыпался с тошнотой?

Тошнота - частый побочный эффект анестезии, которого опасаются многие пациенты. Обычно это вызвано «ингаляционным анестетиком, которым пациенты вдыхают и выдыхают, когда спят», - говорит доктор.Зафар. Некоторые люди подвергаются более высокому риску этого заболевания, чем другие, в том числе женщины, некурящие, молодые люди и те, у кого тошнота была побочным эффектом предыдущей операции. Доктор Зафар отмечает, что почти все пациенты теперь получают лекарства (противорвотные), чтобы предотвратить тошноту после анестезии. Она предлагает перед операцией спросить у анестезиолога, как снизить риск тошноты.

Обезболивание после операции - Американское общество региональной анестезии и медицины боли

1.Каковы варианты обезболивания после операции?

Есть несколько вариантов обезболивания после операции:

Внутривенно «I.V.» или внутримышечно "I.M." Лекарства: Обезболивающие, вводимые в вену или мышцу, помогут притупить вашу боль, но не могут полностью ее устранить. Эти лекарства обычно назначает ваш хирург.

Устные лекарства: Обезболивающие, принимаемые внутрь, помогают уменьшить боль.Обычно их принимают каждые 4-6 часов. Обезболивание обычно длится дольше, чем при внутривенном введении лекарств. Эти лекарства назначает ваш хирург после того, как вы регулярно едите и пьете.

Местная анестезия: Хирург может ввести в хирургический разрез другие обезболивающие. Эти лекарства являются местными анестетиками. Они вызывают онемение или потерю чувствительности на небольшом участке.

Региональные блоки: Региональные блоки могут уменьшить боль после операции и обеспечить обезболивание или анестезию.Для этих процедур используются местные анестетики и другие лекарства, чтобы уменьшить или «заблокировать» боль и другие ощущения в более широкой области тела.

2. Можно сочетать регионарную и общую анестезию, и в каких ситуациях это сочетание было бы желательно?

Часто и общая анестезия, и регионарная анестезия сочетаются во время процедуры, особенно если одной из целей регионарной техники является облегчение боли после операции. Если у вас есть регионарная анестезия в дополнение к общей анестезии, это может позволить вашему анестезиологу использовать меньшую общую анестезию, что может позволить вам быстрее выздороветь после завершения операции.Типы техник регионарной анестезии, которые обычно используются в сочетании с общей анестезией, - это однократные (однократные) инъекции нервных блокад и непрерывные катетеры.

Если вы получили однократную блокаду нерва, вы можете рассчитывать на 4-24 часа облегчения боли после операции; Однако точная продолжительность обезболивания зависит от многих факторов. Для взрослых однократная блокада нервов представляет собой однократную инъекцию местной анестезии, которая обычно проводится под седацией, но перед началом общей анестезии .Одноразовая блокада нерва также может быть назначена детям для облегчения боли после операции, но в большинстве случаев ваш анестезиолог выполнит блокаду, пока ваш ребенок уже спит (после начала общей анестезии). Одноразовые блокады нервов часто используются для снятия боли после ортопедических (костно-суставных) операций.

3. Что делать, если мне требуется обезболивание более 24 часов после операции?

Если вам требуется обезболивание в течение более 24 часов после операции, для многих типов операций ваш анестезиолог может установить непрерывный катетер, чтобы обеспечить непрерывную доставку обезболивающих.Если вы получили катетер непрерывного действия, вы, как правило, можете рассчитывать на обезболивание, пока катетер у вас есть. Введение непрерывного катетера при послеоперационной боли обычно выполняется под седацией, но до начала общей анестезии у взрослых и обычно устанавливается после того, как начинается общая анестезия у детей.

4. Каковы некоторые из возможных побочных эффектов лекарств, используемых для обезболивания после операции?

Обычно используются два типа лекарств: опиоиды (наркотики) и местные анестетики.В обычных дозах наркотики могут вызывать запор, зуд, тошноту, рвоту или сонливость. Местные анестетики могут вызвать онемение или тяжесть. После этого возникнут некоторые трудности с переносом веса на заблокированную ногу, и пациенты должны быть осторожны, чтобы не упасть; однако обезболивание длится дольше, чем двигательные эффекты.

5. Может ли региональная блокада, использованная для моей операции, также помочь облегчить боль после операции?

Региональная блокада, используемая для операции, может длиться некоторое время после ее окончания и в это время может помочь облегчить боль.Иногда во время блокады нерва может быть установлен катетер, чтобы продлить время обезболивания после операции.

6. Что я буду чувствовать после того, как блокировка вступит в силу?

Независимо от того, какую технику регионарной анестезии вы получите, будь то однократная или непрерывная катетерная техника, в конце операции у вас может возникнуть временное онемение, тяжесть или слабость в ногах. Вы также можете не иметь полного мышечного контроля над пораженной частью вашего тела.Обязательно проконсультируйтесь со своим врачом или медсестрой, прежде чем начинать использовать пораженные конечности для вставания или пытаться выполнять другие двигательные задачи. Также убедитесь, что вы не оказываете давления на конечности, которые онемели от вашего местного обезболивающего.

7. Как долго прослужит блок?

В зависимости от типа лекарства, используемого для регионарной блокады, блокада может длиться несколько часов после завершения операции. Это может помочь облегчить боль после операции.Если катетер был установлен во время блокады нерва, продолжительность обезболивания может быть увеличена до тех пор, пока вам это необходимо. После установки катетера через него можно вводить лекарства по мере необходимости. После удаления катетера ощущения нормализуются обычно в течение нескольких часов.

8. Могу ли я оставить катетер для регионарной блокады, когда пойду домой после операции?

В зависимости от вашего анестезиолога, хирурга и больницы, для обезболивания дома после операции использовались непрерывные катетеры для периферических нервов. Эти амбулаторные или амбулаторные катетеры требуют особого внимания и подготовки, и не все больницы могут предоставить эту услугу. Сначала ваш провайдер анестезии проверит в вашей страховой компании, покрывают ли они расходы на домашний катетер и посещение медсестры, необходимое для ухода за ним. После этого вы получите официальные инструкции по уходу за катетером, включая список телефонов для экстренной помощи. Вы также получите специальный насос, который будет подключен к вашему катетеру и будет вводить местный анестетик.В зависимости от протокола, используемого в вашем медицинском учреждении, вы можете самостоятельно заменить резервуар этой помпы или его заменит медсестра.

Для большинства видов ортопедических операций эти периферические катетеры могут оставаться в среднем 3-4 дня. Вы должны осмотреть место ввода катетера на предмет каких-либо признаков покраснения, отека или гнойных выделений. Как только вы заметите один из этих симптомов, немедленно обратитесь к своему анестезиологу или к медсестре. Медсестры будут проверять место для катетера при каждом посещении.Они также смогут отрегулировать расход вашего насоса, если это необходимо. Если ваше учреждение не пользуется услугами медсестры, вы получите соответствующие инструкции по использованию помпы и удалению катетера. Всегда убеждайтесь, что катетер полностью удален. Наиболее частой причиной того, что катетер периферического нерва не обеспечивает адекватный контроль боли, является смещение катетера. Чтобы уменьшить вероятность того, что это произойдет, вам может потребоваться избегать любого растяжения или напряжения на линии инфузии и катетере.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *