Профилактика старости и продление жизни: Как продлить молодость с помощью недорогих продуктов и лекарств — Российская газета

Содержание

Что такое геронтология: виды и теории старения

Старость – это этап нашей жизни, который ничуть не менее значим и важен, чем детство, юность и зрелость. По мнению психолога Э. Эриксона, после 65 лет человек вступает в возраст эго-интеграции и мудрости. На этом этапе у него появляется возможность, словно с высоты, оценить свою жизнь, принять пройденный путь, подвести итоги, поделиться своим опытом с младшими поколениями, принять свою жизнь как единственно возможную и уникальную.

Сделать жизнь человека более комфортной и здоровой в любом возрасте помогает наука геронтология, которая изучает вопросы старения, продления молодости и активности. Подобные исследования позволяют найти эффективные способы лечения  деменции и других заболеваний, которыми страдают именно пожилые люди. В нашей стране эту науку основал И.И. Мечников, а продолжил и развил его дело А.А. Богомолец.

Геронтология тесно связана с медициной. Одной из ее задач является выявление факторов, вызывающих старение, связанных именно с возрастом, а не с социальными или культурными причинами.

Предметом современных исследований являются изменения не только на уровне органов, но и на уровне клеток и молекул. Также большое внимание уделяется протеканию нервных процессов пожилых людей.

Классификация возраста

Всемирная организация здравоохранения изучила процессы старения людей и выделила следующие категории геронтологического возраста:

  • Ранний взрослый (25-35 лет).
  • Средний взрослый (36-45 лет).
  • Поздний взрослый (46-60 лет).
  • Пожилой (60-74 года).
  • Старческий (75-89 лет).
  • Долгожители (90 лет и старше).

Виды и теории старения

Геронтология изучает три основных вида старения: естественное, преждевременное и замедленное.

Естественное старение. Является нормой и соответствует биологическим процессам человеческой жизнедеятельности.

Преждевременное старение. Это серьезная проблема, способная значительно снизить качество жизни человека. Проявляется в упадке сил, ощущении слабости, болезненных ощущениях при отсутствии заболеваний. Возникает этот синдром, как правило, у лиц среднего и пожилого возраста.

Замедленное старение. Этот вид является следствием здорового образа жизни и характеризуется долголетием и высокой продолжительностью жизни.

Чтобы предотвратить преждевременную старость, сохранить бодрость на долгие годы, специалисты-геронтологи нашего центра в Москве рекомендуют начинать профилактические мероприятия уже в 35-40 лет. Случается, что у человека в 30 лет органы настолько изношены, что такое состояние редко встречается у стариков. Но бывает и наоборот, когда и в 90 лет человек сохраняет активность, легкость и подвижность.

Особенности людей пожилого возраста

Состояние человека в пожилом возрасте, по мнению ученых, во многом зависит от генетики. Однако предотвратить преждевременную старость можно, приложив к этому определённые усилия. Разумеется, огромное значение имеет здоровый образ жизни, правильное питание и достаточная физическая активность. Но нельзя забывать и об умственных нагрузках и тренировке памяти. Поскольку лечение болезни Альцгеймера является очень сложным, а результаты часто оказываются крайне скромными, желательно сделать все возможное, чтобы не стать жертвой этого недуга.

Врачи-геронтологи нашего центра рекомендуют вести дневники, тренироваться в запоминании стихов, номеров телефонов, больше читать и систематизировать информацию. Также хорошим средством от расстройств памяти и внимания в пожилом возрасте являются новые впечатления, общение и положительные эмоции. Интерес к жизни и новые цели позволяют дольше сохранять здоровье и долголетие.

Главный гериатр Москвы: Основа активного долголетия — это физическое, когнитивное, социальное функционирование

Интервью с главным внештатным специалистом гериатром Департамента здравоохранения Москвы, директором Российского геронтологического научно-клинического центра Ольгой Ткачевой.

В преддверии Международного дня пожилого человека, отмечаемого 1 октября, «Московская медицина» поговорила с О. Ткачевой о том, когда нужно обращаться к гериатру, какие симптомы являются тревожными, что делать, чтобы продлить активную жизнь, когда начинать заниматься профилактикой возрастных болезней и о перспективах появления эликсира молодости и «таблетки» бессмертия.

— Ольга Николаевна, расскажите, пожалуйста, в каких случаях стоит обращаться к гериатру?

— К гериатру обращаются или направляют по определенному спектру показаний, связанными с процессами старения. Показанием для консультации с гериатром является прогрессирующая старческая астения, гериатрические синдромы – их более 60, к ним относят высокий риск падений, беспричинное снижение веса у пожилых людей, нарушения памяти, сенсорные расстройства, нарушения физической активности, полиморбидность (множественность заболеваний у одного пациента). Гериатр же должен решить, что приоритетно для лечения, определить стратегию лечения. Лечить все болезни обычно невозможно, да и не нужно.

Это может ухудшить прогноз и снизить качество жизни. Нужно понять главную цель, насколько пациент функционален, а насколько нуждается в уходе. Иногда нужно связаться с социальными службами, чтобы помочь. Гериатр – это довольно узкая специальность, но при этом он решает целый комплекс медицинских и социальных вопросов.

— А есть ли у нас (и должны ли быть) еще более узкие специалисты – например, гериатры-кардиологи, гериатры-психологи?

— Нет, не считаю, что они должны быть… Может быть, в научных институтах – наука может сузиться до кардиогериатрии и тщательно изучить какой-то частный вопрос. Для здравоохранения это невозможно и не нужно. Гериатр должен смотреть на пациента, определяя совокупность проблем. А каждый специалист (кардиолог, невролог и др.) должен знать возрастные особенности.

В течение последних трех лет гериатрия в России, в Москве активно развивается. Принят порядок медицинской помощи по профилю «Гериатрия», увеличивается количество врачей, получающих образование по этому профилю. Пока в Москве гериатров всего 25, но в соответствии с новым порядком количество гериатров должно быть один на 20 тысяч населения пожилого возраста (старше 60 лет). И хотя специалистов немного, они очень грамотные. Терапевты тоже достаточно образованны в плане оказания медпомощи людям старшего возраста, мы регулярно проводим образовательные конференции, программы. Поэтому в Москве ситуация намного лучше в этом плане, чем в регионах, по моим ощущениям.

— А как попасть на прием к гериатру?

— В соответствии с порядком любой гражданин старше 60 лет может попасть на прием. Но в реальности к гериатру обычно направляет участковый терапевт, врач общей практики по показаниям, четко прописанном в порядке. Как я говорила, это, например, синдром старческой астении и комплекс гериатрических синдромов.

— Можно ли получить эту помощь в рамках ОМС?

— Да, к гериатру направляют по полису ОМС. Сейчас мы разрабатываем гериатрический стандарт ОМС, который будет несколько шире, чем для молодых пациентов с аналогичными заболеваниями, поскольку в стандарте будет учитываться полиморбидность, физические, функциональные, когнитивные расстройства.

— Может, расскажете о секретах долголетия – как дольше и активно жить?

— Первое – профилактика должна начинаться с молодого возраста, не надо думать, что активное долголетие можно обеспечить, занимаясь оздоровительными программами или профилактикой в пожилом возрасте. Буквально с детства нужно думать о своем здоровье.

Второе – для пожилых пациентов также есть специальные программы диспансеризации, которые особым образом оценивают состояние людей в возрасте. Диспансеризацией не стоит пренебрегать.

Также никто не отменял здоровый образ жизни, вредные привычки не способствуют долголетию.

Отдельным пунктом нужно выделить физическую активность. Это залог поддержки хорошего физического состояния. Не меньше 40 минут в день надо гулять, двигаться, если есть возможность – ходить в бассейн, заниматься на тренажерах. Но активность должна быть с учетом противопоказаний. Дряхлость – это угасание мышечной ткани, происходящее с возрастом.

И единственный способ удержать прогрессирование дряхлости – физическая активность.

Чтобы сохранить память, тоже нужно функционировать – читать, тренировать память, учить стихи, творить. Недаром люди, занимающиеся наукой, живут долго. Это связано с тем, что их мозг постоянно функционирует.

Также не способствует долголетию социальная изоляция. Это один из важных аспектов, я даже не знаю, что важнее – своевременная диагностика болезней или борьба с социальной изоляцией. Человек должен быть в обществе, должен быть востребован настолько, насколько это возможно – в обществе, в семье. Его социальная активность – залог долголетия.

Кроме того, все долгожители доброжелательны, с интересом смотрят в будущее, им все интересно.

Если говорить коротко, то основа активного долголетия, молодости, — это функционирование. Физическое, когнитивное, социальное функционирование.

— А с какого все-таки возраста нужно задумываться о профилактике возрастных болезней?

— Есть теория внутриутробного программирования. В зависимости от того, какой метаболизм у матери, у ребенка закладывается механизм, ответственный за скорость старения сосудов, например. Когда говорить о здоровье? С момента, когда человек появляется в мире. А проблемы, проявляющиеся с возрастом, можно выявлять, проходя своевременную диспансеризацию бесплатно. Так можно бесплатно пройти диагностику на самом современном оборудовании, с самыми современными методами и с последующей профилактикой заболеваний.

— Часто говорят, что одна из проблем диспансеризации в том, что нужно знать, что проверять у конкретного человека. Что можно на это ответить?

— В программе диспансеризации заложена возрастная специфика. В определенном возрасте начинается скрининг онкологических заболеваний, скрининг кардиоваскулярный. Все очень индивидуально, конечно, но диспансеризация не поголовно для всех одинакова, врач смотрит на пациента и запускает ту программу, которая ему нужна.

— А как вы относитесь к самолечению? Ведь часто как только начинаются когнитивные расстройства, покупают препарат гинкго билобы и рассчитывают, что все будет нормально.

— Я бы не хотела говорить конкретно об этом препарате, в каких-то случаях он может быть очень эффективен, но разобраться в этом должен специалист. Причиной когнитивных нарушений может быть масса заболеваний, и в каждом случае требуется особое лечение. Самолечением, конечно, нельзя заниматься, это может ухудшить протекание заболеваний. У нас есть такая проблема – диагностирование болезни Альцгеймера на стадии деменции, когда человек уже не может себя обслуживать. Если б ее определили лет 6-7 назад, тогда бы мы успели назначить лекарства, которые замедлили бы развитие. У пожилых людей очень распространено самолечение лжепрепаратами, лжемедицинскими приборами. Пожилого человека зачастую легко обмануть, и этим пользуются мошенники. И в лучшем случае они продадут пожилому человеку пустышку, а в худшем – это может навредить и помешать настоящему лечению.

— А насколько вероятно появление в будущем эликсира молодости или «таблетки» бессмертия?

— Эликсир вечной молодости, скорее всего, не изобретут. Причина одна: старение человека – это процесс, который идет сразу во всех органах и системах, он имеет сложный механизм. Чтобы кардинально влиять на процессы старения, нужен комплекс мер.

— А как же история Элизабет Пэрриш, которая попробовала на себе генную терапию и вроде как остановила свое старение?

— Пока сложно об этом говорить, научных публикаций на эту тему нет. Вроде как речь идет о том, что она повлияла на гены, удлинила теломеры клеток. Якобы она омолодила свои клетки на 20 лет. Непонятно пока, как она это сделала, повлияло ли это на что-то, и к чему это приведет. Укорачивание теломеров с возрастом имеет защитную функцию, защищает нас от онкологических заболеваний. Так что этот опыт очень спорный.

Лекарства, продлевающие жизнь, особенно активную жизнь, будут. Но это будет комплекс лекарственных и нелекарственных воздействий. В вопросе продления жизни будущее за генной терапией, за изучением стволовых клеток.

— Часто говорят, что на Западе люди дольше живут, дольше длится активная жизнь. А у нас как обстоят дела?

У нас тоже много долгожителей. Статистика, конечно, меняется, но год назад у нас было 3000 москвичей старше 100 лет.

Я не согласна с тезисом, который часто звучит, что нужно готовиться к старости, к угасанию. Нужно наоборот думать, что мы можем все, надо учиться, интересоваться, чего-то достигать, активно работать, быть если не общественно активным человеком, то интеллектуально активным, в семье активным, стараться кому-то помочь. Интерес всегда можно найти. У нас активно вовлекают пожилых в социальные проекты, часто люди в возрасте сами становятся волонтерами. Надо менять философию старости, отношение общества к возрасту.

В Москве продолжительность жизни больше, чем в других регионах РФ – 76 лет. Почему? В Москве комфортно жить, здесь очень сильная медицина, сильная социальная служба. Много помогают общественные организации. Три года назад появился главный гериатр. Ясно, что власти Москвы обратили внимание на эту проблему. Есть позитивная динамика в этом вопросе.

Есть такая, на мой взгляд, «сказка» об отказах в госпитализации людям пожилого возраста. В Москве отказов в госпитализации пожилым людям практически нет. Здесь оказывают современную высокотехнологичную медпомощь людям старшего возраста. Очень хорошо оборудованы медицинские учреждения, стационары — по последнему слову науки и техники, практически любое медицинское вмешательство здесь возможно. Сейчас много критики, и несправедливой зачастую критики в адрес медицины в Москве.

Сейчас действительно идет усиление первичного звена, врачи получают хорошее образование, знают специфику людей пожилого возраста.

Оптимизация, которая идет, не равно сокращению, это увеличение доступности и качества медпомощи, на мой взгляд. Кроме того, заметно сократились очереди. И не надо забывать о ежедневном мониторинге качества оказания медпомощи.

Ссылка на материал: http://med.interfax.ru/articles/524/

Как прожить больше 120 лет рассказали тюменские биохакеры

17 марта 2021 года в Тюмени состоялся уникальный круглый стол  «Биохакеры нашего времени. Как продлить активное долголетие».  Тема в таком формате в Тюмени обсуждается впервые. Организатор мероприятия Медицинский центр «Главное здоровье»  ставил своей целью собрать вместе представителей  научного сообщества региона, исследующих вопросы оздоровления  организма   и продления активной жизни.   

Среди участников: лидеры медицинского и научного сообщества, бизнесмены, журналисты, общественники. Всего около полусотни человек.

Для справки: Единого определения биохакинга нет. Биохакингом, одни называют    различные способы и методы продления активной жизни (голодание, биологически активные добавки, программы детоксикации, фитнес, моржевание и др. ). Другие считают, что в основе биохакинга лежит инженерный взгляд на человеческий организм. Человек — это, прежде всего, биохимическая машина. Как и все механизмы, он рано или поздно ломается: кости становятся более хрупкими, внутренние органы изнашиваются, ум слабеет.

Людей, которые с помощью науки и современных технологий заставляют свой  организм работать более эффективно и максимально продлить срок его службы уже не мало.  «Отцом» биохакинга в России принято считать бизнесмена, живущего в  США  Сергея Фаге.  

Сегодня и Тюмень готова стать пилотной площадкой для развития этого движения и предложить России и миру уникальные разработки ученых.   Пионером тюменского биохакинга по праву считаются академик Владимир Мельников. Хотя делом всей жизни академика является  криософия,  им изобретенная наука на стыке биологии, криологии,  медицины и других областей (в Тюменском госуниверситете существует единственная в мире кафедра криософии).  

Михаил Аверин, руководитель проекта « Увеличение продолжительности  жизни за счет восстановления ДНК»:

 «Живая бактерия, возраст которой более 2 миллионов лет, найденная в вечной мерзлоте, доказывает, что ДНК сохраняется не сотни и даже не тысячи, а миллионы лет.   Официальная наука не верила, но мы заставили принять этот факт.  Эта бактерия уникальна: ее можно кипятить 4 часа и она выживает, мы  давали ей дозу облучения в  120 грей  и она выживает,  она живет и в спиртовом растворе, ее не берет ультразвук.  Как это возможно? Пока не знаем.  Эксперименты, проводимые  в России, Японии, Канаде,  Швейцарии,  доказывают,  что бактерия способна восстанавливать ДНК! Бактерия восстанавливает химические связи ДНК первого и второго уровней. В данный момент в Швейцарии идут исследования, и есть первая информация о восстановлении бактерией нейронных связей организма. Это и омоложение организма, и восстановление всех защитных функций». 

В доказательство своих слов Михаил просто указал на академика Мельникова, который разменял девятый десяток, прекрасно выглядит и находится во здравии.  

«Я уже привык, что на меня смотрят как на ходячую рекламу.  Но пусть мой пример даст уверенность другим людям. С такими диагнозами как у меня не живут долго: узловатая эритема, два  раза болел малярией, пережил клиническая смерть.   Уже  20 лет мы с семьей  пьем эту бактерию, которая восстановила разрушенные болезнями ДНК. Но не только    бацилла — причина. Первое — нужно забыть про цифры в паспорте. Они только портят настроение. Второе  — не переедать. Хорошее вино по бокалу в день – только на ползу.   Держите идеальный вес – ваш  рост минус 100. Третье — презирайте болезнь, не вовлекайтесь в  нее, уделяйте внимание  здоровому образу жизни». 

Уникальную «вакцину от старости» MitoKey, биодобавку, созданную учеными тюменского филиала Института фундаментальной и клинической иммунологии совместно с компанией «НИИ Биотехнологии Митокей» презентовал руководитель проекта Денис Кайгородов.  С осени прошлого года, после  получения всех необходимых разрешений и сертификатов  БАД, продляющий  активную жизнь, запущен в продажу.

Геропротектор   МИТОКЕЙ  способствует омоложению и регенерации всех систем организма. Для производства  используется уникальная технология «Клеточный реактор». Основа технологии — продукт: оплодотворенное яйцо. Запатентованная технология культивирования Живых эмбриональных клеток полученных из оплодотворенного яйца позволяет использовать клетку как своего рода биологический реактор, продуцирующий биологически активные вещества.

В настоящий момент НИИ Биотехнологии Митокей   разрабатывает программу по лабораторному подтверждению омоложения после приема Геропротектора. Программа будет включать теломерный тест, метиллирование,  улучшение липидного профиля, расширенную иммунограмму и нормализация гормонального фона.

Проект «Вакцина от старости»  в ближайшее время готовится получить статус резидента Сколково.

«Мне 51, но я полон сил, мне для полноценного сна 5 часов, я стал активнее в спорзале заниматься, повысилась выносливость организма», — поделился своими ощущениями от приема геропротектора Денис Кайгородов.

 

На круглом столе были подняты  еще две темы, напрямую влияющие  на долголетие. Директор онлайн–центра «Мой нутрициолог» Оксана Дубченко рассказала об Интегральном подходе к продлению жизни за счет метода нутритивной коррекции,  а доктор психологических наук, профессор кафедры общей и социальной психологии ТюмГУ Евгений Доценко отметил стресс как один из ключевых факторов, влияющих на самочувствие организма.  

О том как можно жить долго и счастливо за счет своевременного устранения паталогических факторов ведущих к старению,  рассказал  генеральный директор Центра интегративной медицины Виктор Романенко, кандидат технических наук, член корреспондент РАМТН. 

Виктор Анатольевич, также поделился личным опытом, как современная диагностика, и профилактика хронических заболеваний обеспечивает активное долголетие и омоложение организма: «10 лет назад до знакомства с частотно-волновым методом (ЧВМ) диагностики и лечения я чувствовал себя хроником.  Лучшие московские врачи мне ставили страшные диагнозы. Но благодаря ЧВМ я диагностировал причину этих болезней, устранил ее и избавился от хронических заболеваний».  

Как сказал, Виктор Романенко, у нас была задача привлечь внимание власти, общественности к вопросу долголетия.   Озвучить, что в Тюмени существуют такие разработки, которые помогут превентивной медицине, что есть энтузиасты, кто уже сегодня занимается продлением жизни, медициной будущего.  Очень важно   сегодня   объединить усилия, сформировать социальный заказ и, конечно,  привлечь инвесторов к этой деятельности».

Михаил Мельцер, председатель Альянса СО НКО Тюменской области, координатор программы «Социальная технологическая инициатива»  высказался о  важности этой темы для общественности  и ее месте в социальных проектах и программах государственной власти.  

 

 «Я общественник, но мне близка эта тема и чтобы победить смерть нужно устранять причины, а не следствия.   Я согласен с многими геронтологами, в том, что нужно признать  старость болезнью.  И тогда мы будем  лечить людей от старости. А сейчас  ни фармацевтическим компаниям,  ни медицинским НИИ не выгодно работать над  проблемой старения. Так как  невозможно будет  запатентовать лекарство от старости. Пока мы лечим от симптомов болезни.  И если бы это можно было изменить на уровне государственной политики, на уровне общественных ценностей, то можно считать, что  мы  совершили   революцию».

 

            К слову сказать, уже сегодня, тюменские общественники реализуют проекты по поддержке и привлечению внимания к  современной науке и технологиям, например, активно реализуется программа «Социальная технологическая инициатива». В рамках неё в настоящее время проходит международный творческий конкурс #НеМагия, призванный рассказать как инновации (в т.ч. биотехнологии) помогают сделать жизнь людей лучше.

С целью  начала  формирования полноценного социального заказа на радикальное продление жизни участники сформировали проект резолюции, который пока согласовывается со всеми участниками мероприятия.  В ней закреплены такие тезисы, как существование на данный момент времени теоретической возможности радикального продления жизни, наличие для этого технологического задела, объективной необходимости и социального запроса со стороны активных граждан, которые заботятся о себе и своих близких.

Основными  векторами работы  в соответствии с резолюцией должны стать:

1. Разработка и внедрение новых методов в сфере ЗОЖ, медицины и оздоровительных практик, которые направлены не на борьбу с последствиями (болезнями), а с причиной их появления – биологическим старением и дряхлением организма.

2. Формирование культурного контекста – системы ценностей, образов и культурных кодов, обеспечивающих восприятие идеи радикального продления жизни широкими слоями населения и мотивацию к достижению этой цели.

3. Создание и развития новых и поддержки уже существующих общественных институтов, направленных на гражданское содействие реализации приоритетных национальных проектов в сфере здоровья и демографии

4. Правовое регулирование сферы радикального продления жизни, а именно признание на государственном уровне старения комплексной болезнью, требующей разработки специфических методов профилактики и лечения.  

Для реализации этих задач планируется усилить координацию работы всех общественных, коммерческих и государственных институтов, обеспечить повышение информированности граждан о современных методах продления активной жизни и борьбы со старением и совместно с профильными экспертами начать социальную компанию по подготовке предложений о признании старения комплексной болезнью и направлению этих предложений в органы власти. 

Главным направлением работы в ближайшей перспективе должно стать создание общественного объединения, целью которого станет выполнение решений, принятых на круглом столе и дальнейшее развитие программ, направленных на радикальное продление жизни и борьбу со старением.

В заключение встречи гости и эксперты в формате свободной дискуссии отвечали на актуальные вопросы в сфере здоровья, обменивались мнениями и делились практиками и секретами здорового образа жизни.

Михаил Мельцер, Светлана Романовская, Александра Платкова.

 

ОПРОС:

 Мария Шатохина: « Мы обсуждали, на мой взгляд, категорически важную тему в современных реалиях. Надо сказать, что все для меня в этой встрече было неслучайно.    У меня появилась готовность следовать по-новому пути на пути к активному долголетию».

Антонина   Новицкая: «Я долгое время взаимодействую с Владимиром Павловичем Мельниковым. Меня очень заинтересовала   данная тема, поэтому я задалась вопросом: чем я могу быть полезна ему в этом деле. Считаю ли я себя биохакером? Думаю, да».

 Юрий   Мичурин: «Я занимаюсь системой долгосрочного ухода, поэтому я здесь. Спикеры говорят о долголетии, а я задумываюсь о качестве жизни. Смысл жить 150 лет, если я пролежу 100. Очень важно понимать, как будут прожиты эти года.  Я не биохакер, но моя деятельность переплетается с этой темой».

Дмитрий: «Мне было интересно изучить своё здоровье, свой внутренний мир с точки зрения науки. Мне было интересно познакомиться с людьми, которые, возможно, схоже мыслят, узнать что-то новое».

 Мельцер Светлана: «Данная тема касается каждого человека.  Я увидела нестандартный, на мой взгляд, ракурс рассмотрения биохакинга.  В моей жизни присутствуют правильное питание, активный образ жизни».  

Александра Ашапина:  «Мне очень близка нутрициология,  за ней будущее. Хотя  ещё Гиппократ говорил, что для лечения пациента нужен холод, голод и покой».

Врач назвал 10 простых способов продлить жизнь

О том, как продлить жизнь и что делать, чтобы наши родные жили как можно дольше и легче, рассказывает заместитель руководителя Центра медицинской профилактики министерства здравоохранения края Андрей Сахаров.

– Здоровье человека зависит от многих факторов: наследственность, атмосфера, уровень и уклад жизни. Все это может повлиять на причины заболеваний, старения и даже смерти, – сказал Андрей Сахаров. – Хотя старости нельзя избежать, но возможно ее задержать. Здоровый образ жизни и непрерывный прогресс науки продлят жизнь. Рассмотрим наиболее распространенные проблемы со здоровьем у людей зрелого и пожилого возраста.

Снижение иммунитета

К этому приводит естественное старение физической функции организма. Он становится более уязвимым для различных вирусов и патогенных бактерий.

Сердечно-сосудистые заболевания и заболевания сосудов головного мозга

Сюда входят гиперлипидемия, гипертензия, стенокардия, инфаркт сердечной мышцы, инфаркт головного мозга, слабоумие. Их главные характеристики – высокая частота возникновения, высокая частота инвалидности, огромное влияние на качество жизни. Катализаторами сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний сосудов головного мозга являются высокий холестерин, сахарный диабет, курение, избыточный вес, стресс. По статистике Всемирной организации здравоохранения, в развитых странах расходы на лечение заболеваний сердечно-сосудистой системы и заболеваний сосудов головного мозга занимают до 10 процентов от средств на здравоохранение.

Гипоксия сердца (учащение сердцебиения, чувство давления в груди, одышка, стенокардия) и гипоксия головного мозга (головокружение и рябь в глазах, снижение памяти, потеря сознания, общая заторможенность организма, упадок сил, онемение рук и ног).

Причины возникновения гипоксии:

  • загрязнение окружающей среды;

  • снижение кислорода в воздухе;

  • биологические процессы старения сосудов, которые ведут к снижению количества кислорода, а нехватка кислорода создает основу для возникновения заболеваний сердца, печени, мозга и почек человека.

Устойчивость организма к гипоксии ограничена. Если превысить ее предел устойчивости, то это может привести к патологическим изменениям в организме (особенно восприимчивы к этому головной мозг и сердце). Заболевания сосудов сердца и головного мозга приводят к усилению гипоксии тканей, поэтому организму наносится необратимый вред.

К гипоксии предрасположены лица преклонного возраста, работники умственного труда, лица, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями и заболеваниями сосудов головного мозга.

Заболевания желудка и кишечника

Пациенты, страдающие такими заболеваниями, не только испытывают физическую боль, в их организме скапливаются вредные вещества, снижается иммунитет.

По статистике Всемирной организации здравоохранения, среди страдающих заболеваниями желудочно-кишечного тракта 70 процентов – это люди среднего возраста и пожилые. Наиболее распространенные заболевания – анорексия, метеоризм, боли в животе, нарушения выделения желудочного сока, запоры.

В зрелом возрасте органы стареют, физические функции становятся ниже, это в полной мере касается системы пищеварения. Поэтому часто появляется ощущение дискомфорта в желудке и кишечнике.

Важно!

Преждевременное старение организма происходит также из-за лишнего веса, вредных привычек, неправильного питания. Жизнеспособность постепенно падает, что вызывает замедление процесса синтезирования питательных веществ, ткани плохо регенерируются, снижается функциональность внутренних органов и систем. Старение клеток и тканей ведет к тому, что они теряют свои качества. Например, ученые доказали, что мозг к старости уменьшается в весе, а извилины становятся более тонкими.

Внимание: желудочно-кишечные заболевания – источник сотен других болезней! Злокачественные изменения желудочно-кишечного тракта – тайный враг организма. Если не провести своевременное и эффективное лечение этих заболеваний, то они могут вызвать эрозию слизистой оболочки желудка, язву и даже рак. Факторы окружающей среды, прием лекарств, употребление алкоголя, крепкого чая, излишне холодной, горячей, острой пищи, загрязненная вода, остатки ядохимикатов и удобрений – все это очень серьезно влияет на слизистую оболочку желудка и кишечника.

Только организм со здоровыми кишечником и желудком всасывает питательные вещества и одновременно благополучно выделяет вредные вещества и шлаки.

Заболевания органов дыхания

Болезни органов дыхания у пожилых людей также протекают по-особенному. Чем старше пациент, тем сложнее распознать пневмонию, так как температура не повышается, отсутствуют колющие боли в области грудной клетки и озноб. Клиническая картина представлена симптомами общего характера: потерей аппетита, недомоганием и слабостью, апатией. Нередко пациенты теряют ориентацию в пространстве, у них возникают другие признаки интоксикации. Затяжному течению пневмонии, а затем и переходу ее в хроническую форму могут способствовать снижение иммунитета, наличие хронического бронхита (особенно если человек курит), изменения сосудов в легких.

Нарушение сна

Сон играет очень важную роль в жизни людей. Сон – это физиологическая потребность организма. Провести более 5 суток без сна смертельно для человека. В пожилом возрасте необходим полноценный сон, длящийся не менее 7-8 часов. Организму требуется это время, чтобы хорошо отдохнуть и полностью восстановить силы.

К сожалению, нарушение сна очень вредит пожилым людям и с возрастом становится явным. Из-за нездорового сна возникает масса неприятностей для здоровья: снижение иммунитета, высокое давление, гиперлипидемия, сердечно-сосудистые заболевания, головная боль, головокружения, вялость, ухудшение памяти, неврастения, депрессия, раннее старение.

Если беспокоит бессонница, поможет прием успокоительных средств и прогулки перед сном.

Нарушение психического здоровья

Психика в престарелом возрасте очень страдает от того, что люди бывают ограничены в свободе передвижения. Их беспокоят постоянные боли, а также и то, что они всецело зависимы от ухаживающих за ними родных. Дополнительный негатив приносит смерть кого-либо из близких людей, а также инвалидность или резкая перемена материального и социального статуса в связи с выходом на пенсию.

Медики прослеживают тесную взаимосвязь между физическим и психическим здоровьем. Соматические нарушения у пожилых людей ведут к депрессивным состояниям. Если из этого состояния человека не вывести, то заболевание будет только прогрессировать.

К сожалению, нередко можно встретить и неподобающее обращение с представителями старшего поколения. Это может серьезно подорвать их психосоматическое состояние, а иногда и привести к депрессии и деменции. Поэтому врачи советуют стараться как можно больше внимания оказывать своим пожилым родственникам. Чуткая забота поможет им обрести уверенность в будущем и позитивно настроиться на дальнейшую жизнь. А государство должно, в свою очередь, принимать меры по охране здоровья пожилых людей.

Как поддерживать физическое здоровье пожилых людей

Не секрет, что человек стареет на протяжении всей жизни. О своем собственном организме необходимо заботиться самому. Состояние здоровья пожилых людей напрямую зависит от того, какой образ жизни они вели, будучи молодыми. Преждевременно наступает старость, а в некоторых случаях и смерть, если человек много курил, принимал алкоголь, питался неполноценной и несбалансированной едой, мало двигался.

Такой негативный фон способствует развитию множества хронических заболеваний. В Европе около 77 процентов всех патологических состояний и примерно 86 процентов смертей приходятся на диабет, болезни сердца и сосудов, онкологию, хронические заболевания верхних дыхательных путей, а также нарушения психики. Еще тяжелее дело обстоит в неблагополучных социальных слоях.

Всемирная организация здравоохранения представила новейшие стандарты определения возраста:

• молодые люди – до 44 лет;

• люди зрелого возраста – от 45 до 59 лет;

• люди пожилого возраста – от 60 до 74 лет;

• старики – от 75 до 90 лет;

• долгожители – от 90 лет и старше.

Советы по здоровья для пожилых людей очень просты. Помните, что никогда не поздно начать вести здоровый образ, исключив вредные привычки. В этом случае угроза преждевременной смерти сразу снизится до 50 процентов, а качество жизни существенно улучшится.

Проведенные исследования показали, что пожилые люди, которые регулярно выполняют посильные физические упражнения, меньше подвержены соматическим заболеваниям, приводящим к ранней смерти от ишемической болезни сердца, гипертонии, инсульта, диабета, рака толстой кишки и молочной железы.

У людей с активной жизненной позицией, которые внимательно относятся к своему телу, вес и уровень кардиореспираторных и мышечных состояний приближены к идеальным. А биомаркеры в этом случае приобретают структуру, благоприятную для укрепления костной ткани и профилактики болезней сердца, сосудов и диабета. При условии ведения здорового образа жизни риск возникновения диабета 2-го типа снижается до минимума.

10 правил долголетия:

  1. Сохраняйте молодость ума. Исследования показывают, что если человек продолжает умственную работу, то процессы старения в его организме могут замедляться. Такие люди менее подвержены старческому слабоумию и, по статистике, обладают более высоким уровнем здоровья. Поэтому читайте, интересуйтесь новостями, узнавайте что-то новое, занимайтесь творчеством, играйте в шахматы – продолжайте развиваться как личность.

  2. Мыслите позитивно. Не стоит притягивать к себе многочисленные болезни, выискивать симптомы заболеваний и бояться старости. Все знают выражение «мысль материальна», так и в случае с болезнями существует так называемый эффект плацебо. Он заключается в том, что если человек в чем-то убежден, то в его организме начинают происходить именно те изменения, в которых он уверен, в результате одной только силы мысли. Поэтому, если вы будете думать о болезнях, будьте уверены: вы их надумаете.

  3. Сохраняйте физическую активность. Оказывается, от многих болезней можно «убежать» в прямом смысле этого слова. Это будет хорошей тренировкой для вашей сердечно-сосудистой системы и профилактикой инфарктов и инсультов – самых грозных заболеваний в пожилом возрасте. Физическую активность можно повышать при помощи прогулок, оздоровительной ходьбы и бега, поездок на велосипеде, занятий в группах лечебной физкультуры, плавания и многого другого.

  4. Откажитесь от вредных привычек. Они являются факторами риска многих опасных заболеваний, которые наиболее часто встречаются в пожилом возрасте.

  5. Вовремя обращайтесь к врачу. Если вы заметили у себя какие-то непонятные симптомы, не затягивайте с визитом к доктору. Многие заболевания гораздо легче поддаются лечению на начальных стадиях.

  6. Контролируйте свои болезни. Если вам назначено лечение, не игнорируйте его, соблюдайте режим прием лекарств. Многие нюансы болезней может знать только врач, поэтому не занимайтесь самолечением. Не отменяйте назначенные препараты самостоятельно – у многих из них существует эффект отмены, когда симптомы заболевания возвращаются в более агрессивном варианте. Контролируйте уровень своего артериального давления. При правильном и постоянном контроле болезни можно свести риск последствий к минимуму.

  7. Правильно питайтесь. С возрастом пищеварительные процессы замедляются, поэтому от питания зависит очень многое. Если зашлаковывать свой кишечник вредными продуктами, то будет снижаться иммунитет, появится отечность под глазами, изменится цвет кожи, будут появляться морщины. Кроме того, общее самочувствие тоже будет снижено. Поэтому в вашем рационе должно присутствовать больше овощей и круп, которые содержат клетчатку и способствуют нормальному пищеварению и очищению кишечника. Предпочитайте здоровую пищу, не содержащую красителей, консервантов и всяческих добавок. Помните также о том, что с возрастом скорость обмена веществ замедляется, поэтому калорийность рациона должна быть ниже, чем в молодости, иначе это может привести к избыточному отложению жира. Для людей старше 60 лет суточная калорийность рациона должна составлять не более 2300 калорий у мужчин и не более 2100 калорий у женщин.

  8. Соблюдайте режим дня. Ваш сон не должен быть менее 7-8 часов в сутки. Организм должен отдыхать и восстанавливать силы.

  9. Принимайте витамины и биологически активные добавки, специально разработанные для пожилых, которые направлены именно на возрастные изменения и позволяют восполнить дефицит микроэлементов.

  10. Будьте социально активны. Общайтесь с родными и друзьями, посещайте выставки, клубы по интересам. Сохраняйте свою значимость – это очень важно для психического здоровья и настроения.

Привычки для продления жизни / Хабр

— На что жалуемся?
— На голову жалуется.
— Это хорошо. Легкие дышат, сердце стучит.
— А голова?
— А голова — предмет темный, исследованию не подлежит.
Кинофильм «Формула любви»


Если я проживу до 90+ лет, то как мне остаться активным, умным и приносящим пользу и радость людям вокруг меня в период с 70 до 90+ лет?

Как не стать вялым и требующим заботы индивидом, который может только потреблять сериалы, выпивать и рассказывать о былом?

Как до самой смерти что-то творить, менять мир, исследовать пространство и время и свой ум?

Эта статья вторая и написана по результатам интереса и комментариев к первой статье о подборе добавок для здоровья мозга.

По сути это приквел и статья должна быть первой. В ней я суммирую опыт нескольких книг и исследований о том как:


  • Продлить жизнь.
  • До конца жизни оставаться бодрым и умным.

Итак, поехали разбираться.

Представьте, когда нам, например, 70 и более лет, то сумма нашего опыта становится очень большой. Наш мозг накапливает огромный объем информации, жизненного опыта и, быть может, в этот момент мы можем сотворить что-то великое. Или просто жить очень интересно и ярко и познавать новое, потому что уже скорее всего разрулили бытовые и прочие проблемы.

Но, к сожалению, статистика против нас. Начиная с 65 лет когнитивные функции угнетаются, количество энергии в организме падает и мы как бы начинаем скукоживаться, уменьшаться, исчезать из пространства, включая пространство нашего ума — ум становится вялый, думает медленно, теряет живость, все забывает.

Например, процент заболеваемостью Альцгеймером в США (а есть еще много разных болезней и не только мозга):
65 лет — 10%
85 лет — 50%

На эту болезнь направлено много усилий по изучению, так как при ее развитии страдает не только больной, но и окружающие его люди и близкие (ссылка википедия https://goo. gl/aZah2W )

Давайте проанализируем способы того, как без фанатизма увеличить вероятность того, что мы проживем долго и до самой смерти будем бодрыми, активными и приносить пользу окружающим нас людям.

Итак цель — здоровье тела + активный думающий мозг до смерти примерно в 90+ лет. Полная самостоятельность, возможность путешествовать, работать, развлекаться, жить полной жизнью и т.п.

Важное условие достижения цели — без фанатизма и перегибов, например, без того чтобы тратить на питание кучу времени и навязчиво думать только о калориях или селиться в горах и жить одному избегая стресса. То есть задача остаться социально активным, жить в среде которая нравится, общаться, дружить, приносить пользу людям.

Плюс оговорка — при достижении цели не фиксироваться на сроке 90+ лет. Умереть можно в любой момент и это не должно вызывать страха, подавленности и т.п.

Исходя из анализа книг, статей, применимости в социально полной жизни и личного опыта я расположил в порядке важности действия, которые помогут прожить долгую и здоровую жизнь.

Disclaimer- я не врач и основная цель статьи классифицировать свой опыт и прочитанные книги и, быть может, дать начальный импульс тем, кому это интересно самим начать читать и думать на эту тему. Не претендую на то, что это истина, буду благодарен за конструктивную критику и въедливые вопросы.

В порядке важности, полный анализ каждого пункта ниже:


  1. Регулярные проверки у врача — анализ крови, анализ состояния и т.п. (ниже приведен реальный пример проверки с анализами).
  2. Гуляние по улице, от 4 до Х км в день.
  3. Питание.
  4. Спорт — гибкость, эластичность, энергия.
  5. Стиль жизни.
    1. Самообразование про мозг.
    2. Медитация — (пометка на будущее — нейронные
      связи, перевод 2 больших исследований)
    3. Упражнения для мозга — увлечения.
  6. Технологический Life Extension
    1. Добавки для мозга. (первая статья)

(Для тех кто прочитал первую статью статью — добавки, как мне кажется, последний по важности пункт, с которого начинается методология современного продления жизни и увеличения активности мозга. Но, без выполнения первых шести пунктов, это вряд ли нам сильно поможет.)


1. Регулярные проверки у врача (супер важно)

Представляете как обидно — заниматься спортом, правильно питаться, покупать супер экологическую еду, париться про сон и т.п. и умереть больно и сложно в 60. Или начать тупить в 65. Почему это может быть?

Мы — ламеры в медицине. Болезней огромное количество. Их проявления очень разные, сложные, взаимозависимые. Хороший врач учится 6 лет, потом долго нарабатывает опыт, повышает свой уровень, постоянно лечит людей.

Когда врач нас обследует и наблюдает он может обратить внимание на такие баги нашего организма, про которые мы никогда и не подумаем. А эти баги могут привести к преждевременной смерти или к тому, что в нашем организме будет постоянное воспаление или повышенная выработка вредных веществ и в результате в 70-80 лет мы будем овощиться и тупить, так как мозг выработался и стал больным.

Про это пишут в книгах, это подтверждает статистика, это подтверждает элементарная логика — все баги, болезни организма лучше ловить на ранних стадиях и правильно лечить.

И это не надо делать самостоятельно, это вредно, для этого есть профессионалы.

У нас может возникнуть что угодно — рак, гастрит, болезни печени, разные паразиты, разные нарушения иммунной системы, нехватка элементов и т.п.

Что такое проверяться? Это прийти к хорошему терапевту, желательно ходить к одному и тому же, он вас смотрит, опрашивает, вы ему честно все отвечаете.

Потом он думает, анализирует и даем вам направления на анализы и осмотры. Смысл в том, что он не направляет вас на 1000 анализов, а просит сделать именно те, которые надо и опирается на свое образование, ваш осмотр и ощупывание, ваш опрос и свой опыт.

Потом вы делаете все что сказал врач, он анализирует результаты и, если надо, назначает дополнительные анализы.

Потом говорит, что все ок (редко) или что надо делать для поддержания здоровья, исправления тех баг, которые нашлись в этот раз.

Лично для себя я решил, что на этом экономить глупо и хожу в дорогую клинику к хорошему врачу. Но надо выбирать не по цене и платности, а по отзывам и тому, насколько врач погружается в ваш случай. Я вообще не фанат платной медицины и, при ограниченном бюджете, вполне можно делать все тоже самое бесплатно, просто мы потратим силы не на зарабатывание денег, а на организацию этого бесплатного процесса.

Обещанный пример, на мышах себе.

Я хожу к терапевту раз в 2 года. Последний раз был в этом году в августе, приведу для примера с фото как все происходило. Цель примера — показать, что это нужно и важно.


Мои анализы и рекомендации врача (аккуратно — много фото)

Так как врач меня знает, то она расспросила как я жил эти два года, где побывал, как себя чувствую. Также подробно про питание, спорт, работу, другую активность.

Замерила, взвесила, послушала.

Потом выслушала жалобы. Была одна — уплотнение на руке.

Осмотрев его сказала, что это нейрофиброматоз, есть почти у всех, можно не париться, будет появляться по мере увеличения прожитых лет еще. Желательно поменьше загорать.

По результату назначила анализы крови в минимальном наборе + мочи + УЗИ.







Посмотрев их заранее и проанализировав на приеме рассказала, что все супер, жить буду, но:


  1. запасы железа приближаются к нижней границе (я не ем мяса и поэтому она назначила этот анализ) и хорошо бы попить железа
  2. кой чего (на картинке ниже) желательно попить для поддержки моего ливера (рассказывала точно, но так как я ей доверяю, то не запоминал)
  3. один параметр Эозинофилы выше нормы и значит у меня или аллергия на что-то, или, так как я по полгода живу в Азии и Индии, паразиты.

Поэтому назначила дополнительные анализы.




По результату обнаружен Бластоцитоз. Опять таки врач сказала, что вообще ничего страшного и он есть у очень многих, но, так как у меня они начали развиваться и привели к повышению этого параметра, то желательно от них избавиться.

В результате назначила дополнительно попить таблетки максимально мягкие и безвредные, чтобы от них избавиться + через 3 дня после приема курса этих таблеток дополнительный анализ на этих паразитов. Если все ок, то можно к ней идти через следующие два года. Если останутся, то будем дальше разбираться.

Итоговый результат ниже.



Итак, если бы я не сделал этот профилактический осмотр, то несмотря на мое здоровое питание и спорт я все равно бы жил с постоянным воспалением, из-за чего в организме было бы много токсинов, что в долговременной перспективе привело бы снижению работоспособности мозга и снижению продолжительности и качества жизни.

Еще раз подчеркну — вариантов багов нашего организма оочень много. С этим должны работать профессионалы. Не надо в это лезть ламерам без образования, опыта работы и постоянной работы в этой сфере.

В итоге, надеюсь тут все понятно и я вас убедил — это самый важный пункт, который имеет непосредственное отношение к тому, чтобы мы могли прожить долго и в старости у нас не было сильных болезней и вялого мозга.


2. Гуляние по улице, от 4 до Х км в день.

Я хожу ежедневно от 4 и более километров уже лет 10 и для меня польза ходьбы очевидна на личном опыте. Я поставил ходьбу на второе место по важности, так как это самый доступный для всех нас вид физической активности, легко внедряемый в ежедневную жизнь и который имеет следующие доказанные плюсы:


  1. Общее улучшение состояния здоровья, более долгая жизнь
  2. Улучшение работы сердца, предотвращение смерти от сердечных приступов
  3. Регуляция пищеварения и веса: раз и два
  4. Улучшения мыслительных и познавательных способностей
  5. Улучшение сна
  6. еще много других плюсов.

Также для меня большой плюс в том, что можно гулять с друзьями или детьми и это время становится временем общения и коммуникации. Дома у всех всегда дела, компьютеры, игры, ТВ, работа и т.п. А так получается что час в день, или больше, я общаюсь с интересными мне людьми.

Кроме перечисленных выше плюсов можно найти много других, но они часто написаны в такой манере, что скорее отпугивают, чем мотивируют на ежедневные прогулки. Например, статья с сильными заявления вроде “Regular daily walking has been found to trigger an anti-aging process and help repair old DNA” у которой нет ни одного первоисточника. И поэтому сразу нет доверия. (не знаю так это или нет)

Как гулять?

Не по солнцу и не вдоль дорог. В Азии идеально на закате, в Питере в любое время.

Например в Питере, в районе Комендантского проспекта мы гуляем с сыном. Это спальный район с большими дорогами и зданиями. Поэтому мы проложили маршрут по дворам и вдоль зеленых зон. Лучше не гулять вдоль дорог в России или Азии, так как выхлоп от машин не полезен.

Также для прогулок хорошо купить специальную обувь для зимы — в питере это слякоть и грязь + спортивную куртку, которая не продувается и с хорошим затягивающимся капюшоном. Если правильно одеваться, то даже зимой в ветер, снегодождь и слякоть погулять приятно.

Во время прогулок (или сразу после них) в голову приходят решения разных проблем, интересные идеи. Мозг реально расслабляется и потом приходит прилив сил на творчество или работу или хороший отдых.

Одному интересно гулять под бодрую музыку, например у меня уже сложились свои саундтреки, под которые могу гулять бесконечно.


3. Питание

Тут все просто — наше тело — сложная уникальная штука (не знаю как назвать),
которая перерабатывает пищу для получения энергии, регенерации, поддержания и обновления структур нашего организма. Все элементы для этого мы берем из еды. Например постоянно есть в Макдональдсе и принимать добавки для мозга — глупо.

Лучше потратить деньги и моральные силы на смену паттерна питания.

На эту тему есть много много книг, в индустрии крутится огромное количество денег, так что разобраться не просто, но нужно пробовать. Я бы рекомендовал прочитать «Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования
связи питания и здоровья».

Мне она показалась интересной и в ней единственной я встретил описание того, как проводятся медицинские исследования, как вычисляется вероятность влияния каких-либо факторов на возникновение и развитие какой-либо болезни.


Выдержка для примера (много букофф)

Корреляция и причинно следственная связь

Во многих исследованиях вы обнаружите, что слова «корреляция» и «ассоциация»
используются для описания взаимосвязи между двумя факторами, возможно даже
представляющими собой причинно следственную зависимость. Эта идея в значительной
степени используется в «Китайском исследовании». Анализируя ситуацию в 65
округах, 130 деревнях, среди 6500 взрослых и их семей, мы выясняли, существует
ли взаимосвязь между разными особенностями питания и образа жизни и
возникновением болезней. Если, к примеру, потребление белка больше среди
населения, у представителей которого наблюдается высокая частота рака печени, мы
можем сказать, что существует положительная корреляция, или взаимосвязь, между
потреблением белка и этим заболеванием: при увеличении одного показателя
наблюдается рост другого. Если прием в пищу белка выше среди населения,
представители которого редко страдают раком печени, мы можем сказать, что между
употреблением белка и раком печени существует обратная взаимосвязь. Иными
словами, изменение этих двух показателей происходит в противоположном
направлении: когда один растет, другой снижается.

В нашем гипотетическом примере, если существует корреляция между употреблением в
пищу белка и возникновением рака печени, это не доказывает, что белок вызывает
или предотвращает данную болезнь. Классической иллюстрацией этой сложности
служит тот факт, что в странах с большим количеством телефонных столбов чаще
наблюдаются сердечно сосудистые и многие другие заболевания. Таким образом,
существует положительная корреляция между телефонными столбами и сердечно
сосудистыми заболеваниями. Однако это не доказывает, что телефонные столбы
вызывают такие заболевания. На самом деле корреляция не означает причинно
следственную связь.

Из этого не следует, что корреляция бесполезна. Когда она правильно
интерпретируется, то может быть эффективно использована для изучения взаимосвязи
питания и здоровья. Например, в «Китайском исследовании» содержится более 8000
случаев статистически значимой корреляции, и это имеет огромное значение. Когда
наблюдается так много подобных случаев корреляции, ученые начинают выявлять
взаимосвязь между образом жизни, питанием и болезнью. Это, в свою очередь,
помогает понять, как процессы питания и здоровья, которые обычно невероятно
сложны, происходят на самом деле. Однако в случае, если кто то хочет получить
доказательства того, что единственный фактор может привести к единственному
результату, корреляция – не очень хороший инструмент.

Статистическая значимость

Вам может показаться, что определить наличие корреляции между двумя факторами
очень просто: либо они коррелируют между собой, либо нет. Но это не так. Когда
вы рассматриваете большое количество данных, вам нужно провести статистический
анализ, чтобы определить, имеется ли корреляция между двумя факторами. Ответом
не будет однозначное «да» или «нет». Это вероятность, которую мы называем
статистической значимостью. Статистическая значимость – это мера измерения
того, можно ли считать полученный результат эксперимента надежным или он всего
лишь обусловлен случайными факторами. Если вы трижды подбросите монету и трижды
выпадет орел, то, скорее всего, это случайность. Если же вы подбросите монету
сто раз и каждый раз будет выпадать орел, вы можете быть полностью уверены, что
у этой монеты орел с обеих сторон. В этом и заключается идея, лежащая в основе
понятия статистической значимости: это вероятность, что корреляция (или другие
результаты) действительно существует, что это не игра случая.

Считается, что результат исследования статистически значим, если вероятность
того, что он обусловлен случайными факторами, менее 5 %. Это означает, например,
что существует 95 процентная вероятность того, что при повторном исследовании мы
получим тот же результат. Точка отсечения на уровне 95 % произвольна, тем не
менее это стандартный показатель. Другая произвольная точка отсечения – 99 %.
Если результат соответствует этому показателю, говорят, что он имеет высокую
статистическую значимость. В приведенном в этой книге анализе питания и
болезней время от времени используется понятие статистической значимости, и оно
может применяться для оценки надежности, или весомости, доказательства.

Механизм действия

……

А знание механизма действия подкрепляет доказательство. Иными словами, это
означает, что два коррелирующих фактора взаимосвязаны биологически
правдоподобным способом. Если взаимосвязь правдоподобна с биологической точки
зрения, она считается гораздо более убедительной.

Метаанализ

Наконец, мы должны понимать идею метаанализа. Метаанализ заключается в
объединении данных из различных исследований и их анализе как единого набора
данных. Результат может стать гораздо более убедительным после аккумулирования и
анализа большого массива информации.


Мое личное мнение про питание — оно должно постепенно и разумно улучшаться и становиться все более здоровым по мере нашего взросления — старения.

Если взять некую условную шкалу начиная от максимально вредного к максимально полезному, то я бы ее составил так:


  1. (самое вредное)
    газировки
  2. фаст-фуд
  3. всякие быстрые сладости — шоколадные батончики, конфеты и т.п.
  4. еда быстрого приготовления — мюсли, пиццы, пельмени и прочее, прочее
  5. жирное жареное мясо
  6. мясо
  7. молоко и молочная продукция
  8. рыба
  9. (самое полезное)
    еда из цельных круп, овощей, орехов, растительных масел

Это просто некая условная шкала для самого себя. Например я с друзьями в
ресторане. С удовольствием съем пиццу с морепродуктами или фалафель. При этом
один дома лучше приготовлю гречку с соусами и салатом.

Если не фанатеть, то постепенно вырабатывается некий оптимальный и не напряжный
механизм обеспечения себя вкусной едой.


4. Гибкость, эластичность мышц, энергия.

Человек при своем рождении нежен и слаб,
а при наступлении смерти твёрд и крепок.
Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые,
а при гибели сухие и гнилые.
Твердое и крепкое — это то, что погибает,
а нежное и слабое — это то, что начинает жить.
Лао-Цзы “Дао Дэ Цзин”

Старость часто визуально ассоциируется со сгорбленностью и жесткостью — человек не может нормально тянуться, наклоняться, бодро двигаться и т.п. Это происходит по двум причинам:


  1. из-за того, что наши тазобедренные суставы + все остальные теряют подвижность
  2. мышцы спины перестают держать позвоночник

ВАЖНО. Внутренняя (не внешняя красивая бицуха) мускулатура теряет тонус и поэтому мы начинаем скукоживаться и все наше тело работает хуже.

Много и часто пишут про то, какой спорт полезен при рассмотрении его за долгий период времени с комплексным подходом к состоянию здоровья. Кто то пишет хорошо плавать, кто-то ходить на силовые тренировки (качаться или фитнес), кто-то бег или велосипед, кто-то игровые виды спорта. Внесу свой вклад в это разнообразие.

Для начала хочу определить параметры задачи — до 90+ лет мы должны:


  1. оставаться подвижными, не скукоживаться, суставы не больные, ходим, носим вещи и т.п.
  2. иметь возможность самостоятельно путешествовать
  3. наш мозг должен хорошо работать

Для этой задачи уже можно выделить требования к спорту:


  1. должна поддерживаться эластичность внутренней мускулатуры, подвижность суставов (красивая внешняя начиная с какого то возраста уже не так важна)
  2. спина, колени, локти, etc. — должны быть живые, бодрые, способные ходить, принимать легкую нагрузку
  3. мы должны уметь поддерживать баланс и ориентацию в пространстве (стоять на одной ноге например, завязать шнурки, куда-то дотянуться)
  4. легкие должны быть развиты очень хорошо, чтобы давать много кислорода телу и мозгу

Дополнительное требование — я путешествую и хочу иметь возможность заниматься спортом в любой точке мира. Я могу оказаться в Гонконге, на даче под Питером, на юге на море, в Берлине в гостинице и т.п.

Варианты:


  1. Фитнес, качалка — вредно для суставов, работа с поверхностными слоями мышц, работа с отдельными участками что вредно. Вредно для сосудов — большие веса и неадекватная нагрузка на ноги (варикозное и тп)
  2. Велосипед — напряжно с собой, не всегда можно кататься, в России или Азии вообще пока не очень все для этого приспособлено.
  3. Бег — почти все супер, но колени, суставы.
  4. Плавание — супер, но не всегда есть где плавать + много бассейнов с хлоркой.
  5. Игровые виды спорта — травмоопасны, надо изучать отдельно.
  6. Йога — супер.

Результат моего личного отбора — йога. Все остальное мне не подошло по какому-либо из вышеперечисленных параметров.

В йоге все настолько сбалансировано, что для меня это выглядит как подарок. Когда начинаешь делать перечень того, что йога позволяет поддерживать в норме, то он выглядит как реклама, поэтому я его сократил до основного.

Для меня почти самое главное то, после какого-то периода занятий в студии, вполне можно самостоятельно заниматься в любой точке мира, включая маленький номер в гостинице.

Нормальное занятие йогой сбалансировано поддерживает, улучшает и работает с:
(пруфы по ссылкам чуть ниже)


  1. подвижностью суставов
  2. глубокой мускулатурой спины
  3. легкими и дыханием
  4. балансами
  5. силой и выносливостью
  6. внутренними органами пищеварительной системы
  7. с концентрацией ума

Так как я изучаю эти вопросы довольно давно и сам занимаюсь йогой около 8 лет (в 2009 году чтобы разом разобраться какая йога нам подходит мы организовали йога фестиваль, на котором общаясь с преподавателями “изнутри”, как организаторы, узнали много нюансов), то хотел бы рассказать пару моментов:


  1. Есть разные виды йоги, с моей точки зрения, гикам и здравомыслящим людям подходит или Аштанга йога или йога Айенгара. Лично мне подошла аштанга йога — это очень интенсивный вид йоги и даже для спортсменов там есть где повеселиться. Также для меня плюс, что там сразу дают последовательность, которую можно делать самостоятельно — дома или где угодно (в помещении).
  2. Есть разные клубы и инструкторы — есть плохие, есть хорошие. Все тоже самое, что и везде. Как например врач — может быть хороший, может быть плохой. Если будете выбирать используйте свой гиковский мозг. В Питере или Москве могу посоветовать для изучения йога места и инструкторов в личке, так как в теме давно и тщательно все изучил. В аштанга йоге плюс в том, что чтобы стать преподавателем человек должен в это вложить очень много сил и времени. Пройти курс на 200 часов и начать преподавать там нельзя. Это дает некоторое дополнительное ощущение уверенности, что преподаватель не будет советовать что-то неправильное.

Кстати, в Германии, моей Маме, по медицинской страховке оплачивают йогу, так как там это считается доказанной процедурой для восстановления после определенных болезней. Вот мета анализ с рекомендациями использовать йогу для лечения хронических болей в спине www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3805350 (в нем подчеркивается, что должен быть опытный преподаватель)

Есть довольно много современных исследований на эту тему:


  1. Полезна сердечникам
  2. Польза при депрессиях
  3. Спина
  4. Кислород, гиппоксия

Вот тут есть хорошие личные отзывы гиков про йогу — что им это дает http://yoga-shala.ru/blog/ashtanga-faces/

Вывод: йога может быть тем спортом, который всегда с нами и позволяет комплексно поддерживать наше тело в норме — мышцы, гибкость, легкие, насыщенность кислородом.

Да, и мега бонус для гиков мужского пола — в йоге очень большой % перевес девушек — красивых, правильно питающихся и без страшного фитнес гламура.

На этом пока все, получившаяся простыня текста меня немного пугает. Если вам
интересно продолжение, то пишите плиз в комментах или в личку.

Другие наши статьи-исследования

Рекомендуемый комплекс для ежедневного приема

Рыбий жир и витамин D очень важны и для мозга и для тела, минералы и белок важны для долговременного здоровья тела. Желательно принимать тем, кому больше 30 лет.

После 35 лет также можно начать принимать пару добавок для молодости кожи и тканей и суставов:

Инновационное старение: обещания и ловушки на пути к продлению жизни — Полный текст — Геронтология 2014, Том. 60, No. 4

Одним из главных преимуществ резкого технического прогресса за последние два столетия является колоссальное увеличение продолжительности жизни человека, которая в настоящее время достигла рекордно высокого уровня. После победы над большинством детских болезней и изрядной долей болезней, от которых страдают взрослые, медицинские технологии в настоящее время в основном озабочены возрастными расстройствами. Дальнейший прогресс зависит от отказа от традиционного медицинского внимания к отдельным заболеваниям и вместо этого от изучения старения в целом как конечной причины проблем со здоровьем, от которых страдает человечество в пожилом возрасте.В принципе, серьезные усилия по контролю постепенного накопления молекулярных и клеточных повреждений, которые многие считают конечной причиной естественного старения, могут быстро привести к вмешательствам для регенерации состарившихся и изношенных тканей и органов. Хотя многие считают это невозможным, на самом деле нет причин отвергать это как научно неправдоподобное. Однако, как мы утверждаем, в настоящее время ограничивающим фактором является не только научный прогресс, но и социальные факторы, которые препятствуют и могут в конечном итоге помешать дальнейшему прогрессу в тестировании и принятии многих возможных вмешательств для лечения старения.

© 2014 S. Karger AG, Базель

Введение

Мир, каким мы его знаем, начался на рубеже 18-го века с промышленной революцией в Великобритании. С тех пор великие изобретения, такие как паровой двигатель, электричество, радио и телефон, автомобиль, самолет и компьютер, привели к огромному увеличению экономического роста. Экономический рост увеличил благосостояние сначала в основном европейцев и американцев, а теперь и большого числа людей во всем мире.Если кто-то хочет выделить самое главное из достижений этого удивительного эпизода в человеческой цивилизации, то это, безусловно, должно быть резкое увеличение продолжительности жизни человека (рис. 1). Действительно, если всего два века назад ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляла не более нескольких десятилетий, то японская девочка, родившаяся сегодня, может рассчитывать на то, что доживет до 83 лет, что является самой высокой ожидаемой продолжительностью жизни, когда-либо зарегистрированной для Homo sapiens . Большинство из них является результатом технического прогресса.

Рис. 1

Как и в других развитых странах, в США показатели смертности (слева) снижаются все быстрее для обоих полов, хотя совсем недавно дальнейшего снижения для женщин не наблюдалось.В то же время средний возраст смерти (справа) резко увеличился, но теперь, похоже, стабилизировался. Источник: Ф.К. Белл, М.Л. Миллер: Актуарное исследование № 120. Таблицы смертности для зоны социального обеспечения США за 1900–2100 годы. www.ssa.gov/OACT/NOTES/as120/LifeTables_Body.html.

Продовольственная безопасность, возникшая в Европе 18 века благодаря совершенствованию сельскохозяйственных технологий, была основным фактором увеличения продолжительности жизни за последние 200 лет. Вскоре после этого технологические разработки удовлетворили потребность в чистой воде и санитарии, подавляя основные смертельные заболевания, такие как тиф и холера.Еще позже вакцинация, дезинфицирующие средства и антибиотики — все это часть широкой палитры медицинских технологий — значительно снизили смертность от инфекционных заболеваний. Первоначально ограниченный развитым миром, в последнее время также был достигнут огромный прогресс в развивающихся странах, особенно в Азии, а теперь и в различных частях Африки и Ближнего Востока (http://www.un.org/esa/population/publications). /longrange2/WorldPop2300final.pdf).

Продолжающееся снижение смертности пожилых людей за последние несколько десятилетий, вероятно, в основном связано с нетехнологическими профилактическими факторами, такими как сокращение курения, улучшение питания и физические упражнения.Тем не менее, медицинские вмешательства, которые предотвращают или ослабляют инвалидность пожилых людей, например, заместительная терапия суставов, НПВП, ингибиторы ЦОГ-2, лекарства от артериального давления, играют все более важную роль. Прогресс на этом уровне в основном был ограничен богатыми странами, а внутри этих стран, особенно теми, у которых есть достаточный доступ к медицинскому обслуживанию, но теперь он быстро распространяется по всему миру. В таблице 1 перечислены основные технологические и нетехнологические факторы продления срока службы на данный момент.

Таблица 1

Некоторые технологические и нетехнологические вехи в продлении жизни

Хотя смертность сейчас ниже, чем когда-либо, ожидаемая продолжительность жизни в США, похоже, достигла плато (рис.1), что ставит вопрос о том, не тормозятся ли крупные прорывы в медицинских технологиях. Несколько парадоксально, но за последние десятилетия произошел быстрый прогресс в понимании старения и контроля продолжительности жизни, и первые успешные фармакологические вмешательства для увеличения продолжительности здоровой жизни в модельных организмах теперь показывают, что старение податливо. Здесь мы обсуждаем наши перспективы лечения старения в контексте многих встречных ветров, которые могут помешать силе технологий значительно увеличить продолжительность жизни человека и прервать победную полосу медицинского прогресса, наблюдаемую в последние два столетия.

Обоснование продления жизни

Первое препятствие, которое должна преодолеть трансляционная геронтология, — это серьезное сомнение, выраженное многими, включая самих геронтологов, в том, что здоровое продление жизни возможно или даже желательно. Развитие технологий с явной целью лечения старения, как если бы мы лечили болезнь, практически отсутствует. Болезнь можно определить как расстройство или аномалию структуры или функции. Старение не может быть ненормальным, потому что от него страдают все.Следовательно, существует нежелание принимать старение как эквивалент болезни. Хотя верно то, что возрастные изменения не считаются болезнью, старение и болезнь значительно перекрываются, что очевидно из мутаций одного гена во многих организмах, которые влияют как на старение, так и на болезнь [1]. Действительно, старение и болезни позднего возраста настолько переплетены, что немыслимо, чтобы одно можно было лечить без другого.

Излечение старения не является невероятным с научной точки зрения [2], и один из нас ввел понятие «скорость убегания долголетия», лестницу прогресса, где достижения медицины будут отсрочивать связанную со старением дегенерацию и смерть до такой степени, что есть время, чтобы искать более эффективные методы лечения позже [3]. Ожидается, что они будут происходить все быстрее и быстрее, но даже если они будут происходить с постоянной скоростью, они все равно могут в конечном итоге предотвратить плохое здоровье и смерть от старости.

Недавно в этом журнале Ольшанский и Карнес [4] утверждали, что «непрерывное поддержание и восстановление наших тел, приближающееся к совершенству, является похвальной целью, но для ее достижения требуются технологические исправления и человеческая биология, которых просто не существует». ‘. Действительно, хотя люди в конечном итоге представляют собой не более чем чрезвычайно сложные машины, капризы эволюции путем естественного отбора создали дополнительные уровни стохастической сложности, с которыми может быть трудно справиться.Например, очень многие, если не все гены, обеспечивающие определенную функцию, были кооптированы для других целей; что приводит к неблагоприятным побочным эффектам лечения, нацеленного на такие гены. Процессы отбора, заставившие организм хорошо функционировать в возрасте первого размножения, также привели к резкому увеличению количества нежелательных побочных продуктов, которые проявляются только в пожилом возрасте. Исправление того, что может быть практически бесконечным набором механизмов, способствующих старению, может оказаться неразрешимым [2].

Что редко отмечается, так это то, что большинство, если не все приведенные выше рассуждения в равной степени применимы к возрастным заболеваниям.Такие болезни, как рак и диабет, чрезвычайно сложны и вполне могут быть неизлечимыми, если верить тому же аргументу, который использовали Ольшанский и Карнес. Вылечить все болезни, а затем умереть от старения — маловероятное предложение ввиду сложных взаимодействий между различными заболеваниями, а также между болезнями и самим процессом старения. Более вероятным сценарием является то, что некоторые ранние формы этих заболеваний будут излечены, по крайней мере, в некоторой степени. В конце концов, однако, если продолжительность здоровой жизни не увеличивается постоянно, медицинские исследования подошли к концу.Основываясь на этом рассуждении, мы считаем, что есть веские основания для разработки вмешательств, которые предотвращают, останавливают или обращают вспять старение и его последствия, и эта позиция в настоящее время все больше разделяется учеными, работающими в области старения. Действительно, появляется все больше доказательств того, что вмешательства в старение, а не в борьбу с отдельными заболеваниями, будут иметь благотворное влияние на общество в целом [5,6], и мы не будем здесь останавливаться на этих аспектах. В следующем разделе мы опишем потенциал науки и техники для лечения старения и специфические встречные ветры, которые усложняют эту задачу.

Стратегии всесторонней отсрочки возрастных заболеваний

Болезни старости, являющиеся внутренними побочными эффектами нормального функционирования организма, по своей природе невозможно устранить тем способом, который мы реально пытаемся сделать с инфекционными заболеваниями или многими другими хронические заболевания с ранним началом. Здесь необходимо учитывать возможную биологическую основу возрастного увеличения заболеваемости и тяжести таких заболеваний. Логичное объяснение заключается в том, что они вызваны изначально бессимптомным накоплением изменений в составе и структуре тела — изменений, которые изначально бессимптомны, потому что тело устроено так, чтобы выдерживать определенное их количество, но которые впоследствии превышают эту переносимость и вызывают появление и прогрессирование нездоровья. Присущая живым системам несовершенство приводит к накоплению этих изменений, часто рассматриваемых как ущерб, который соответствует возрастному ослаблению силы естественного отбора, что, по мнению большинства биологов-эволюционистов, является конечной причиной того, почему мы стареем [7]. . Сохранение соматических тканей далеко за пределами периода первой репродукции не имеет селективного преимущества [8].

Одной из наиболее очевидных особенностей старения является большая разница в продолжительности здоровой жизни среди особей одного и того же вида.Это лучше всего задокументировано для людей, и в этом случае несомненно, что люди, живущие дольше и здоровее, делают это преимущественно не благодаря большей способности противостоять нездоровью, а предотвращая это нездоровье [9]. Это, конечно, полностью согласуется с изложенной выше логикой накопления повреждений. На протяжении более века это побуждало некоторых биологов размышлять о возможности «настройки» метаболизма таким образом, чтобы уменьшить скорость, с которой накапливаются вышеупомянутые бессимптомные «повреждения». Осуществимость такого поиска получила огромный импульс в начале прошлого века, когда McCay et al. [10] установили, что ограничение в питании может отсрочить ухудшение здоровья и смерть грызунов на целых 30-40%. Этот результат повторялся много раз, и сопоставимый успех был достигнут с помощью генетических и, в последнее время, фармакологических вмешательств, которые частично имитируют эффект диетического ограничения [11].

Если старение вызвано накоплением повреждений, можно разумно спросить, нельзя ли вмешиваться непосредственно на этом уровне.В связи с этим один из нас предложил вмешиваться в накопление повреждений с помощью терапии восстановления повреждений [12]. Преимущество этого подхода заключается в том, что он направлен не на замедление создания организмом молекулярных и клеточных повреждений, а на восстановление этого повреждения постфактум, тем самым откладывая момент, когда повреждение достигает патогенного уровня. Такие вмешательства можно применять неоднократно, тем самым, в принципе, неопределенно долго поддерживать субпатогенную повреждающую нагрузку.

К сожалению, восстановить соматические повреждения очень сложно.Действительно, пока у нас нет ничего близкого к исчерпывающему перечню всех возможных типов ошибок, которые могут негативно сказаться на здоровье. Тем не менее, поскольку коренной причиной старения, вероятно, является накопленный ущерб, любой подход к непосредственному вмешательству на этом уровне является рациональным, и прогресс достигается на различных уровнях. Например, потере клеток в принципе можно противодействовать с помощью стволовых клеток, а опухолевые клетки можно устранить с помощью таргетной терапии [13], иммунотерапии и их комбинации [14].На горизонте появляются новые стратегии удаления стареющих клеток [15], и то же самое верно для катаболического усиления для улучшения лизосомальной функции [16], иммунотерапевтических подходов против белковых агрегатов [17] и даже аллотипической экспрессии митохондриальных генов для предотвращения накопления митохондриальных мутаций [15]. 18].

Таким образом, крупные научные достижения в понимании старения и управлении им, по крайней мере, в модельных организмах, убедительно свидетельствуют о том, что увеличение продолжительности жизни человека является реалистичной целью. Однако, прежде чем можно будет сделать еще один шаг, начав активно проводить программу, направленную на тестирование на людях тех вмешательств, которые оказались успешными на животных, необходимо преодолеть множество препятствий. Будет необходимо значительно расширить разработку вмешательств на модельных организмах, прежде всего на мышах, и изучить их фенотипические последствия, отличные от продолжительности жизни. Такие исследования дороги, поскольку даже грызуны имеют большую продолжительность жизни. Следовательно, необходимы краткосрочные модели, которые эффективно имитируют возрастные патофизиологические состояния в гораздо более раннем возрасте.Мышиные модели, демонстрирующие преждевременное старение из-за генетического дефекта репарации ДНК, могли бы восполнить этот пробел [19]. Поскольку исследования продолжительности жизни на людях невозможны, последующая трансляция этих результатов на людей требует суррогатных маркеров, демонстрирующих эффективность в отсрочке или предотвращении определенных возрастных фенотипов [20]. Несмотря на огромные препятствия, многие из которых присущи изучению старения человека, они могут быть преодолены.

Таким образом, в принципе, практические стратегии замедления старения и, в конечном счете, его остановки или даже обращения вспять будут следовать автоматически, как антибиотики следовали микробной теории болезней.Или будут? Большинство инвесторов знакомы с фразой «Прошлые результаты не являются гарантией будущих результатов». Как и фондовый рынок, развитие технологий также знало свои взлеты и падения. В мировой истории периоды крупных всплесков инноваций чередовались с длительными периодами застоя, и есть свидетельства того, что наше нынешнее общество также вступило в эпоху технологического замедления [21]. Это имеет последствия и для антивозрастной медицины, и именно к этому третьему и самому грозному барьеру в войне со старением мы сейчас обратимся.

Социальные ловушки и ограничения в продлении здоровой жизни

Технология отличается от науки в том смысле, что, хотя наука заинтересована в получении новых знаний о мире природы, технология включает в себя продукты и процессы для управления этим миром природы [21]. В то время как в настоящее время считается само собой разумеющимся, что наука и технология являются двумя сторонами одной медали, великие изобретатели, заложившие основы нашего нынешнего постиндустриального мира, обычно не получали университетского образования и не сразу установили связь между своей работой и наука [21].В идеале практические инновации должны быть основаны на плавной интеграции науки и техники. Сила использования фундаментальной науки в разработке новых технологий лучше всего иллюстрируется бурным ростом инновационных продуктов с 1940-х годов как в частных, так и в государственных лабораториях. В быстрой последовательности промышленные лаборатории, такие как Bell Labs (например, транзисторы, мобильные телефоны), RCA Labs (например, цветное телевидение, жидкокристаллические дисплеи), Xerox PARC (например, графический интерфейс пользователя, Ethernet) и правительственные лаборатории, такие как Министерство обороны (например,грамм. Интернет, GPS) и Лаборатория реактивного движения НАСА (например, обработка изображений и технология чистых помещений) изменили мир. Хотя многие из этих изобретений прямо или косвенно внесли свой вклад в современную медицину, медицинские технологии сами по себе внесли значительный вклад в это богатство, разработав антибиотики, аппарат для почечного диализа, химиотерапевтические препараты против рака, вакцины против полиомиелита, кори и многих других разрушительных заболеваний, противозачаточные таблетки. и статины, и это лишь некоторые из них [22].

Все эти достижения были плодом уникального сочетания беспрепятственной фундаментальной науки и разработки продуктов, фундаментальной науки, можно сказать, с определенной целью.К сожалению, эта неразрывная связь между фундаментальными и прикладными исследованиями была нарушена, когда известные лаборатории прошлого преследуют краткосрочные коммерческие цели и/или испытывают недостаток финансирования [21,23]. В то время как обычно правительство обвиняют в сдерживании инноваций посредством чрезмерного регулирования, промышленность в равной степени виновата в текущем дефиците инноваций, пытаясь избежать всех возможных рисков с помощью все более сложных бизнес-моделей, которые требуют незначительных изменений в существующих продуктах, а не внедрения радикально новых подходов. Это, безусловно, верно в отношении медицинских исследований, и можно с уверенностью сказать, что, несмотря на великие научные достижения, описанные выше, нестареемость не является неизбежным результатом нашего стремления вылечить все болезни и старение, даже для таких видов, как наш, которые более прошлые эпохи убедительно продемонстрировали, что он способен на вещи, которые обычно считаются невозможными. В медицинской отрасли чрезмерное государственное регулирование и консервативные бизнес-модели идут рука об руку.

Например, большая часть затрат, связанных с внедрением новой терапии для пациентов, связана не с первоначальными исследовательскими исследованиями, а с клиническими испытаниями и представлением в регулирующие органы.Разработка новых лекарственных средств является коммерческой деятельностью, поэтому повышенный риск создает очень сильный стимул к консерватизму. Иногда лекарства снимают с рынка из-за одного-двух серьезных нежелательных явлений у десятков тысяч пациентов. Это произошло с болеутоляющим средством от артрита Vioxx, снятым с продажи компанией Merck в 2004 году, потому что новое исследование выявило более высокую частоту сердечных приступов и инсультов у пациентов, принимавших препарат, чем у тех, кто принимал плацебо. Тем не менее, подавляющее большинство пациентов с артритом получают пользу от этого вида лекарств, все из которых связаны с риском сердечно-сосудистых заболеваний [24].Есть много примеров быстрого изъятия с рынка многообещающих новых лекарств по экономическим соображениям, угрожающим массовыми юридическими и регулирующими действиями.

Для разработки вмешательств, направленных на увеличение продолжительности жизни, нормативная планка намного выше. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в настоящее время даже не признает лекарства против старения, поэтому клинические испытания (с использованием биомаркеров в качестве конечной точки) бесполезны. Более того, поразительно часто клинические испытания преднамеренно исключают пожилых людей [25], что не только подрывает усилия гериатров по предоставлению лечения, но, конечно, также значительно снижает шансы того, что лекарство от старения или, если уж на то пошло, сами возрастные заболевания не будут признаны клиническими. испытания, на которые часто нацелены, когда-либо возникнут.

В то время как усиленное регулирование отражает то, насколько осторожными мы все стали защищать друг друга от несчастных случаев, неблагоприятные последствия — даже смертельные случаи — среди субъектов клинических испытаний не могут быть полностью предотвращены и являются частью процесса инноваций. В нынешних условиях многообещающие методы лечения требуют гораздо более длительного времени разработки или даже отмены при малейших признаках проблемы. Важно понимать, что снижение терпимости к неудачам, личным или финансовым, лежит в основе такого укоренения как общества, так и отрасли.Многие из великих биомедицинских изобретений прошлого, в том числе, вероятно, такие основы современной медицины, как почечный диализ и химиотерапия, никогда не могли быть реализованы в нынешних обществах.

Как и ожидалось, скорость одобрения новых лекарств FDA снижается, даже несмотря на то, что расходы на исследования резко возросли (рис. 2) [26]. Средняя стоимость разработки лекарства в настоящее время выросла примерно со 100 миллионов долларов США несколько десятилетий назад до 1,3 миллиарда долларов США (в сегодняшних долларах), причем большая часть этого феноменального роста связана с клиническими испытаниями фазы III [27].Просто слишком дорого производить новую терапию, что всегда рискованно. Значительно возросшие затраты вытесняют не спонсируемые клинические испытания и побуждают фармацевтическую промышленность сокращать расходы и ограничиваться небольшими модификациями существующих лекарств, пытаясь расширить патентную защиту и дольше удерживать патентованные лекарства, например, заключая сделки с производители дженериков. В свою очередь, это приводит к тому, что появляется все больше и больше методов лечения, которые дают очень мало преимуществ по сравнению с более старыми.Недавнее исследование 315 клинических испытаний, сравнивающих лекарство с плацебо, показало, что лекарства 1980-х годов были в среднем в 7 раз лучше, чем плацебо; к 2000-м годам этот показатель сократился менее чем в 2 раза [28]. Во всяком случае, это дало статистику работу, чтобы доказать, что на самом деле существует какой-либо положительный эффект от нового лечения! В настоящее время стало очень трудно претворить в жизнь многие фундаментальные открытия в области лечения, превратив их в революционную терапию. Поскольку лечение старения зависит от крупных медицинских открытий, это не очень хорошая новость для тех из нас, кто хочет увидеть расцвет геронауки.

Рис. 2

Одобрение новых лекарств Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США в сравнении с расходами на НИОКР с 1963 по 2008 год [из [26]].

Одной из заметных жертв усиленного регулирования является почти полный отказ врачей от исследований. Они уже не активно участвуют в новых исследованиях, которые когда-то дали нам антибиотики, химиотерапию рака, лекарства от гипертонии и статины, как это было принято в прошлом. Регулирование стало настолько исчерпывающим, что даже врачи, которые действительно хотят тратить время на тестирование новых методов лечения, больше не могут этого делать. В настоящее время необходимо подготовить обширные протоколы для наблюдательного совета учреждения, и большинство врачей не в состоянии сделать все это. По иронии судьбы, те, кому все еще удается участвовать в исследованиях, предпочитают помогать в распутывании сложных молекулярных путей, играющих роль в процессах болезни, а не подвергать себя менее полезной практической работе, которая может на самом деле привести к чему-то, что поможет их пациентам. Другими словами, клинические новаторы прошлого, ответственные за впечатляющий прогресс медицины, теперь уходят из этой области [29].Эта ситуация явно не является черно-белой. Гигантская исследовательская машина, работающая в густом тумане правил, по-прежнему дает результаты, а иногда и спасительное лечение.

Часто звучащее объяснение недавнего медленного прогресса в области медицинских технологий (и других технологий) заключается в огромности проблем, требующих гораздо большего количества исследований. В связи с нынешним бюджетным кризисом в Европе и США многие ученые забили тревогу, утверждая, что любые сокращения их бюджетов на исследования поставят под угрозу разработку новых методов лечения болезней человека. К сожалению, дальнейшее постоянное увеличение бюджетов на исследования может не приблизить успешное лечение. Действительно, нет никаких доказательств того, что удвоение финансирования Национальных институтов здравоохранения США с 1998 по 2003 год (рис. 3) оказало существенное влияние на результаты в отношении здоровья. Проблема не только в финансировании, но и в организации исследования.

Рис. 3

Финансирование NIH с 1994 финансового года по 2012 финансовый год. Пунктирная линия и звездочки показывают добавление средств ARRA в 2009 и 2010 финансовом году.Источник: Дж.А. Джонсон, П.В. Смит: Национальные институты здравоохранения (NIH): Организация, финансирование и вопросы Конгресса. Исследовательская служба Конгресса 7-5700 (www.crs.gov; R41705).

Во-первых, существует тенденция к крупным научным проектам сверху вниз за счет грантов на фундаментальные исследования, направляемых исследователями. Как мы видели, большим успехом исследований в прошлом была возможность индивидуальных, ничем не ограниченных исследований естественным образом перетекать в новые интересные продукты. Это уже стало очень сложно из-за крайне консервативной системы рецензирования, которая предполагает почти 100% уверенность в том, что предлагаемое исследование будет успешным.Если и сейчас, как в промышленных и государственных лабораториях, исследования будут диктоваться сверху вниз, инновации станут чрезвычайно трудными. Это усугубляется раздутой бюрократией. Во многих университетах администрация чрезмерно разрослась за счет ученых [30]. В источнике американской системы финансирования медицинских исследований, NIH, в настоящее время достигнут замечательный этап, когда Управление коммуникаций и образования (OCE) NCI потратило 381,2 миллиона долларов США в период с 2006 по 2012 год на образовательные брошюры и обновления баз данных [31]. ].

Растущий разрыв между отдельными исследователями и клинически применимыми плодами их усилий является основной причиной разочаровывающего уровня успеха в переводе исследований в клинический успех. Вместо того, чтобы разрабатывать методы лечения самостоятельно на основе фундаментальных исследований по своему выбору, исследователи теперь полагаются на других, которые сделают это за них. У них есть стимул публиковаться в авторитетных научных журналах, а не готовить свои работы для последующего клинического применения.Спешка с публикацией может объяснить, что результаты не всегда можно воспроизвести. Действительно, как недавно сообщалось, из 53 «знаменательных» публикаций в ведущих журналах и из авторитетных лабораторий критические выводы 47 не удалось воспроизвести [32]. Это может быть связано, по крайней мере частично, с различными стандартами проведения исследований. Хотя доклинические исследования и клинические испытания на людях преследуют разные цели (например, определение механизмов заболевания и мишеней для лекарств по сравнению с демонстрацией клинической эффективности), фундаментальные требования для получения надежных и непредвзятых данных должны быть одинаковыми, и, следовательно, стандарты поведения и отчетности также должны быть схожими.Например, само собой разумеется, что исследователи, участвующие в доклинической работе, также должны проводить свои эксперименты вслепую, то есть с теми, кто проводит оценку, не зная об идентичности обрабатываемых ими образцов. Результаты также должны быть воспроизведены достаточное количество раз, и следует отказаться от практики простого принятия набора результатов, который лучше всего соответствует ожиданиям. Хотя эти примеры хорошей лабораторной практики кажутся самоочевидными, опыт показывает, что ошибочное проведение исследований встречается довольно часто.

Выводы и перспективы на будущее

Желание продлить нашу жизнь и, самое главное, сделать ее более здоровой было поддержано огромными совместными исследованиями, о которых исследователи в прошлом могли только мечтать. Мы знаем все наши гены, можем визуализировать их активность в разных частях органа и располагаем инструментами для замены дефектных генов здоровыми копиями. Однако мы, похоже, не в состоянии пожинать плоды всего этого прогресса из-за того, что становится все труднее увидеть практическое применение новой технологии.В медицине исследования и клиническая практика стали разными мирами, позволяя лишь изредка добывать пищу на территориях друг друга. Давящая нагрузка регламентов, часто непропорциональных реальным рискам, и и без того весьма сложная система профилактики и лечения заболеваний, создает нежелание как пациентов, так и врачей подвергать себя неизбежным проблемам, которые всегда связаны с испытанием новых, потенциально революционных лечения, затрудняют разработку и внедрение достижений биомедицины в клиническую практику.Как это влияет на наши шансы стать свидетелями продления здоровой жизни в этом столетии?

Как утверждал один из нас в другом месте [21], многие из проблем, которые в настоящее время сдерживают инновации, являются не признаками неудачи, а скорее признаками успешного общества. Действительно, ожидаемая продолжительность жизни увеличилась не только в богатом мире, но и в слаборазвитых регионах земного шара. Положение людей повсеместно улучшается, смертность снижается, рождаемость снижается. Уровень неграмотности резко снизился, и все меньше и меньше детей не имеют начального образования.Бедность в мире сокращается, а количество подключений к Интернету резко увеличивается, открывая ранее невиданные возможности для людей во всех частях мира. Это связано с теми же факторами, которые отвечают за сокращение инноваций. Регуляторные ограничения могут замедлять инновации, но они в значительной степени способствовали тому, чтобы сделать мир более безопасным. И хотя передовые бизнес-модели, направленные на получение максимальной прибыли при наименьшем возможном риске, могут не оставлять места для мер, направленных на остановку старения, они обеспечивают множество продуктов по низкой цене.Действительно, правительства и промышленность созрели и не склонны делать крупные инвестиции во что-то действительно новое и, следовательно, рискованное. Для нас остается вопрос, можно ли будет в этих условиях вдохновить на необходимые всплески инноваций для содействия продлению здоровой жизни.

Один из возможных способов добиться этого — создать сеть научно-исследовательских гериатрических клиник, в которых фундаментальные исследования будут проводиться буквально у постели больного. Во многом подобно некогда столь успешным правительственным и отраслевым лабораториям, таким как Bell Labs, независимые исследователи будут выбирать проблемы, над которыми они будут работать, со своими коллегами на междисциплинарной основе. Вместо академических критериев, таких как публикации в престижных журналах, их следует оценивать исключительно на основе поставляемых клинически полезных продуктов.

Очевидно, что такие комплексные исследовательские институты будут успешными только тогда, когда они смогут быстро применять разрабатываемые ими новые методы лечения, что невозможно в нынешних условиях. По этой причине было предложено отказаться от клинических испытаний фазы III, на которые приходится большая часть затрат на тестирование новых методов лечения [27].Лечение, признанное безопасным и многообещающим, должно быть одобрено для пациентов с обнародованием всех клинических данных. Произойдут ли когда-нибудь такие революционные изменения? Время покажет.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить рецензентов за их конструктивные комментарии и предложения. Мы также благодарим Брента Колдера за подготовку рисунка 1 и Моргана Черча за рисунки 2 и 3. Авторы поддерживаются NIH, Фондом Гленна и Фондом SENS.

Лицензия открытого доступа: Это статья открытого доступа, лицензированная в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-NonCommercial 3.0 Неперенесенная лицензия (CC BY-NC) (www.karger.com/OA-license), применимая только к онлайн-версии статьи. Распространение разрешено только в некоммерческих целях.
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Поиски Мафусаила. Должны ли мы стремиться увеличить максимальную продолжительность жизни человека?

Одной из древнейших мечтаний человечества было найти способ избежать смерти как можно дольше — или даже полностью. Молекулярные биологи, генетики и биогеронтологи активно изучают способы продления максимальной продолжительности жизни человека за счет замедления или остановки процесса старения.Эта так называемая «сильная» форма продления жизни отличается от «слабых» форм, которые сосредоточены только на более эффективной профилактике и лечении распространенных заболеваний, не стремясь изменить верхний предел продолжительности жизни примерно в 120 лет (Lucke & Hall, 2006). .

В настоящее время нет единого мнения о том, окажутся ли возможными вмешательства против старения или, если такие методы будут разработаны, когда они будут доступны и для кого. Тем не менее, идея увеличения максимальной продолжительности жизни человека на протяжении тысячелетий очаровывала философов, ученых и писателей — от библейского Мафусаила до средневекового Фонтана Жизни и от Философского Камня до современных дебатов об увеличении продолжительности жизни научными методами.Кроме того, учитывая непоколебимый интерес средств массовой информации к исследованиям в области замедления или предотвращения старения, неудивительно, что специалисты по этике начали спорить о том, следует ли нам пытаться увеличить продолжительность жизни человека и следует ли обществу финансировать исследования, направленные на достижение этой цели. В этой статье мы кратко суммируем этические аргументы, выдвинутые в ходе этих дебатов, с акцентом на вопросы, связанные с более спорной формой исследования продления жизни, которая продлит продолжительность жизни человека сверх текущего максимума в 120 лет.

Самыми принципиальными противниками увеличения максимальной продолжительности жизни человека таким образом являются консервативные критики биотехнологии, утверждающие, что это противоречило бы «естественному» порядку вещей или противоречило бы «божественному» закону. Эти консерваторы заняли позицию «за жизнь» в дебатах об абортах и ​​стволовых клетках и, как правило, настороженно относятся к вмешательству человека в естественные процессы, такие как размножение и старение (Horrobin, 2006). Таким образом, некоторые видные специалисты по этике, такие как Леон Касс и Фрэнсис Фукуяма, выступали за соблюдение традиционной продолжительности жизни человека, утверждая, что вмешательство в процесс старения равносильно «игре в Бога».

Длительный период умирания не является целью омолаживающих форм продления жизни, но критики опасаются, что это может быть его непреднамеренным последствием

жизненный цикл человека — рождение, младенчество, половое созревание, взрослость, старость и смерть — и сам процесс старения — все это неотделимые факты человеческой природы, которые помогают определить, что значит быть человеком. Совет по биоэтике при президенте США утверждает, что жизненный цикл человека имеет неотъемлемую ценность и что, следовательно, технологии продления возраста искажают или извращают «естественную» или «правильную» продолжительность жизни человека (Президентский совет по биоэтике, 2003).Более светская версия линии рассуждений естественного права пытается обратиться к эволюционной биологии, утверждая, что нынешняя продолжительность жизни человека является продуктом эволюции, которая наделяет нас качествами, неотъемлемыми для нашей человечности.

Одним из очевидных возражений против возражений божественного и естественного законов против продления жизни и других медицинских технологий является то, что люди вмешивались в естественные процессы, хотя и ненаучно, на протяжении всей своей эволюции. Часто только тогда, когда эти вмешательства называют «научно обоснованными», они становятся предметом этических дебатов.На протяжении поколений селекционеры растений и животных вмешивались в «Божий план» без критики, а многие медицинские изобретения значительно снизили человеческую смертность без тщательного религиозного или заботливого изучения природы. Статины, например, снижают уровень холестерина в крови и, следовательно, увеличивают продолжительность жизни; Хирургия и лекарства улучшают показатели выживаемости больных раком, сердечным приступом и инсультом. Таким образом, неясно, почему технологии, направленные на прямое увеличение продолжительности жизни, вызывают глубокое отвращение у сторонников естественного или божественного закона, тогда как другие технологии, косвенно достигающие той же цели, не вызывают отвращения.

Консерваторы отвечают, что, в отличие от оспы, рака или атеросклероза, старение не является болезнью или результатом несчастного случая. Таким образом, вмешательство в базовую молекулярную биологию старения, согласно этой точке зрения, является не медицинским лечением или профилактической терапией, а скорее формой усовершенствования человека, которая находится за пределами сферы медицины. Утверждается, что чем больше человек использует технологии для изменения естественной формы и функций человека, тем больше он ставит под угрозу человеческое достоинство и идентичность, а также претензии на права человека (Kass, 2002). Сторонники растущего «трансгуманистического» движения рассматривают антивозрастные технологии как неотъемлемую часть их стремления создать «пост-людей» — людей, настолько радикально улучшенных технологиями, что их больше нельзя считать людьми. Однако Фукуяма (2002) утверждал, что попытка улучшить человеческую природу таким образом равносильна ее угасанию, тем самым подрывая основу прав человека.

Сторонники естественного права, выступающие против продления человеческой жизни, должны объяснить, почему нынешняя продолжительность человеческой жизни должна оставаться такой, какая она есть, и почему процесс старения следует считать неотъемлемой и неизменной частью человеческой природы.Их заявления о том, что мы не должны «извращать» природу, не могут быть убедительно защищены в свете медицинских и технологических достижений, которые уже улучшили людей и увеличили продолжительность жизни, не ставя под угрозу нашу человечность. Хотя человеческая природа и естественное право остаются весьма спорными вопросами, сторонники естественного права еще не представили достаточно убедительных аргументов, основанных на апелляциях к человеческой природе или достоинству, чтобы оправдать запрет на этот тип исследований.

Более прагматичные критики не возражают против сильного продления жизни в принципе, но утверждают, что это будет иметь серьезные неблагоприятные последствия для личности, общества и окружающей среды.Критики, придерживающиеся такого консеквенциалистского или утилитаристского подхода, задаются вопросом, перевесят ли выгоды от продления жизни связанные с ним затраты. Один из ключевых этических вопросов для таких утилитаристов заключается в том, продлит ли увеличение продолжительности жизни здоровое физическое и умственное функционирование. Некоторые косвенные формы продления жизни уже увеличивают среднюю продолжительность здоровой жизни, но неясно, заканчиваются ли они быстрой смертью после полноценной, активной и продолжительной жизни или ведут к длительному периоду инвалидности, предшествующему смерти.Длительный период умирания не является целью омолаживающих форм продления жизни, но критики опасаются, что это может быть его непреднамеренным следствием. Поэтому некоторые задаются вопросом, следует ли нам пытаться продлить продолжительность жизни, если дополнительные годы, вероятно, будут проведены в состоянии умственной или физической неполноценности. Еще один связанный с этим аргумент состоит в том, что рост стоимости медицинского обслуживания в развитых странах будет усугубляться продлением жизни, если оно просто отсрочит смерть и приведет к созданию «глобального дома престарелых» (Fukuyama, 2002).Эрик Юнгст отмечает, что этот результат будет означать «провал для исследовательского предприятия по борьбе со старением» (Juengst et al , 2003).

Другие критики обеспокоены тем, что увеличение продолжительности жизни может привести не к более продуктивным годам, а, скорее, к увеличению скуки, скуки и потере устремления и чувства безотлагательности (Президентский совет по биоэтике, 2003). Если бы продолжительность жизни можно было продлить на несколько столетий при хорошем физическом здоровье, разве у нас просто не осталось бы дел? Кажется, что это вряд ли верно для всех: многие люди могли бы счастливо и с пользой прожить еще 50, а возможно, и 100 лет.Социальные последствия продолжительности жизни в 500 лет предусмотреть труднее; тем не менее, если бы это стало реальностью, можно было бы утверждать, что нам нужно было бы стать гораздо более внимательными друг к другу и к окружающей среде. Наши цели и желания также должны были бы выйти за рамки сиюминутного удовлетворения, потому что мы были бы рядом достаточно долго, чтобы одновременно страдать от последствий наших ошибок и пожинать плоды своего тяжелого труда. Джон Харрис (2004) отметил, что «только смертельно скучные люди рискуют стать смертельно скучными», а Дэвид Гемс (2003) заметил, что у многих людей уже есть жизненные планы, которые более открыты, чем «традиционные» дискретные цели, такие как поступать в университет или иметь детей.Например, стремлению стать «все более мудрым» и желанию узнать больше будет способствовать увеличение продолжительности жизни человека.

Действительно, один из наиболее привлекательных аргументов в пользу проведения исследований в области сильных технологий против старения заключается в том, что они могут улучшить общее состояние здоровья и увеличить количество здоровых лет к концу жизни, позволяя достичь долгосрочных жизненных целей. Если бы, например, вмешательство в процесс старения уменьшило частоту сердечно-сосудистых заболеваний, рака и болезни Альцгеймера — поскольку увеличение возраста является основным фактором риска развития всех этих заболеваний (DePinho, 2000), — это было бы убедительной причиной. добиваться продления жизни с помощью антивозрастных вмешательств.На самом деле, точно так же, как критики, апеллирующие к естественному закону, противники, апеллирующие к утилитаристским аргументам, также сталкиваются с серьезной проблемой: им нужно продемонстрировать, что вмешательства против старения принесут больше вреда, чем пользы для отдельных людей и общества.

Консеквенциалистские критики утверждают, что сильные формы продления жизни вызовут широкомасштабные разрушения в обществе — даже один из самых ярых сторонников продления жизни, Обри де Грей, признает, что «это будет абсолютным столпотворением» (de Grey, 2005a). ).Если такого рода социальные волнения являются возможным результатом увеличения продолжительности жизни человека, то некоторые критики естественно задаются вопросом, стоит ли позволять «эгоистичному» меньшинству преследовать потенциально опасную цель. Действительно, пугающие социальные потрясения, которые могут возникнуть, были исследованы в научно-фантастическом романе Джона Уиндема «Проблемы с лишайником » (1960).

Как мы можем оправдать […] продвижение «эгоистичных желаний относительно богатых людей дожить до 150 лет, в то время как миллионы бедняков умирают до 50 лет»

Если бы ожидаемая продолжительность жизни увеличивалась без общего улучшения здоровья — как пессимистичные критики представьте себе, тогда экономические последствия для служб здравоохранения, пенсионных фондов и обеспечения ухода могут быть даже хуже, чем текущие прогнозы о воздействии старения населения (Fukuyama, 2002).Другими неблагоприятными последствиями повсеместного продления жизни могут быть перенаселенность, неустойчивая утечка социальных ресурсов и междоусобицы между теми, кто имеет и не имеет доступа к технологиям (Davis, 2005) — вероятно, богатыми и бедными соответственно. Увеличение среднего возраста населения может также вызвать другие проблемы общественного здравоохранения, особенно в уже перенаселенных странах. Если бы большее количество людей прожило значительно более долгую жизнь и нуждалось бы в большей доле ограниченных ресурсов, это могло бы привести к росту бедности и истощению ресурсов в мире, который и без того с трудом поддерживает свое нынешнее население (Louria, 2005).

Сторонники продления жизни отвечают, что если меры, направленные против старения, будут отсрочивать начало болезни, то более продолжительная здоровая жизнь позволит большему количеству людей вносить свой вклад в социальную жизнь, что потенциально принесет пользу другим (Stock & Callahan, 2004). Джей Ольшанский и его коллеги называют это «дивидендом долголетия» (Olshansky et al , 2006). Они предсказывают, что социальные и экономические стандарты повысятся, потому что люди смогут работать больше лет и накапливать личное богатство, чтобы поддерживать свою долгую жизнь.Критики считают этот сценарий слишком радужным, утверждая, что если люди будут жить дольше и здоровее, они лишат возможности молодых поколений, конкурирующих за те же рабочие места и ресурсы. «Избыток способных» и относительная «молодость» старшего поколения сделают их менее склонными уступать место своим более молодым преемникам (Президентский совет по биоэтике, 2003). Эти аргументы подразумевают, что разработка сильных технологий продления жизни может оказаться неоднозначным благом. Любые индивидуальные и социальные блага могут иметь свою цену — как для людей, которые ими пользуются, так и для обществ, в которых они живут. В отсутствие какого-либо соответствующего социального опыта трудно предсказать, будут ли затраты выше, чем выгоды.

Новые медицинские технологии обычно обходятся дорого, когда они выводятся на рынок, и это, вероятно, относится к эффективным технологиям против старения и продления жизни. Это вызывает эгалитарную обеспокоенность тем, что, по крайней мере, вначале только богатые смогут позволить себе эти технологии, тем самым усиливая существующее социально-экономическое неравенство в ожидаемой продолжительности жизни и жизненных шансах.Было бы справедливо еще больше увеличить эти различия, направив ресурсы на увеличение продолжительности жизни? Как мы можем оправдать продвижение, по выражению Тома Макки, «эгоистичного желания относительно богатых людей дожить до 150 лет, в то время как миллионы бедняков умирают до 50 лет» (Mackey, 2003)?

Такое неравенство может иметь другие нежелательные последствия. Если только «богатые и влиятельные» будут иметь доступ к технологиям продления жизни, тогда у них будет еще больше возможностей консолидировать свое богатство и власть.В результате могут появиться «параллельные популяции» богатых и бедных (Harris, 2004) и, более гипотетически, отдельные человеческие виды «смертных» и «бессмертных» (Kass, 2002). Уолтер Гланнон (2002) утверждает, что несправедливость разрешения продлевать свою жизнь только богатым людям дает моральное оправдание запрету исследований в области продления жизни.

Полный запрет на исследования в области продления жизни […] исключит возможность того, что они когда-либо станут доступными для всех социально незащищенные (Mackey, 2003).Они утверждают, что эти цели можно преследовать одновременно, не обязательно отвлекая друг от друга. В любом случае существующее неравенство в состоянии здоровья и доступе к медицинскому обслуживанию не гарантирует автоматического запрета на научные исследования в области более эффективной профилактики и лечения болезней богатых. Более того, мы не требуем гарантии равного доступа к новым технологиям до их разработки (Post, 2004). Если бы мы это сделали, не было бы никакого технического прогресса.

Если меры по продлению жизни и омоложению работают и приносят пользу для здоровья, будет ли справедливо отказывать в доступе всем, потому что некоторые не смогут себе их позволить? Создание более справедливого общества таким образом, возможно, было бы пустой победой.Преимущества технологий продления жизни могут со временем стать доступными для многих, даже если вначале они были доступны только богатым. Как и в случае с другими технологиями здравоохранения, сначала они могут принести пользу меньшинству, но в конечном итоге будут распространяться по мере того, как спрос и технологические усовершенствования снижают затраты. Таким образом, полный запрет на исследования в области продления жизни исключит возможность того, что они когда-либо станут доступными для всех.

Джон Дэвис (John Davis, 2004) утверждает, что «коллективный ущерб», который может возникнуть в результате запрета исследований в области продления жизни, может быть оправдан только в том случае, если бремя, которое несут те, кто не может получить доступ к вмешательствам, вероятно, превышает потенциальные выгоды для тех, кто мог. Он утверждает, что этого не будет. Тем не менее, даже если значительное продление жизни было доступно лишь меньшинству, Харрис (2004) утверждает, что мы не обязаны отказывать в доступе ко всем, чтобы избежать отказа в доступе к некоторым. По словам Харриса, лучшей стратегией будет сделать меры по продлению жизни доступными как можно «справедливее и шире». Алекс Морон (2005) выступал за аналогичную политику.

Учитывая уважение и приоритет личной автономии в современной биоэтике и современной культуре (Fukuyama, 2002), трудно предусмотреть запреты на любые технологии продления жизни, которые имеют доказуемую пользу для здоровья.Действительно ли мы обязаны развивать такие вмешательства? де Грей (2005b) утверждал, что да. Во-первых, он утверждает, что у здорового человека есть основное право жить, даже бесконечно: «Права человека не могут быть более фундаментальными, чем право продолжать жить» (де Грей, 2005b). Во-вторых, учитывая это, он утверждает, что мы обязаны проводить исследования в области технологий против старения и продления жизни, чтобы реализовать это право. де Грей объясняет, что, когда речь идет об опасных для жизни заболеваниях, мы требуем, чтобы медицинское сообщество применяло все существующие методы лечения и разрабатывало новые и лучшие для спасения жизней тех, кто страдает.Он утверждает, что моральное обязательство «спасти» жизнь ничем не отличается от морального обязательства «продлить» ее (de Grey, 2005b).

Либертарианские специалисты по этике могут возразить, что, хотя у людей есть негативное право на то, чтобы не нарушалась их свобода добиваться продления жизни, позитивного права на продление жизни не существует, как утверждает де Грей. Позитивные права влекут за собой обязательства по отношению к другим — в данном случае обязательство исследователей по разработке мер по продлению жизни, — тогда как негативные права влекут за собой право быть оставленными в покое.С либертарианской точки зрения, ни отдельные люди, ни общество не обязаны финансировать исследования по разработке вмешательств по продлению жизни, но люди должны быть свободны делать это, если они того пожелают.

Беспристрастный наблюдатель может также задаться вопросом, является ли использование медицинского лечения для предотвращения преждевременной смерти моральным эквивалентом использования новых технологий для увеличения продолжительности жизни человека сверх текущего максимального предела. Идея обязательности разработки технологий продления жизни в интересах человека, по-видимому, подразумевает, что это должно быть сделано независимо от каких-либо негативных последствий для общества.Достаточно сложно убедить людей принять бремя в обмен на ожидаемые выгоды — посмотрите, например, на дебаты об изменении климата. Кажется маловероятным, что можно убедить широкую общественность нести бремя исследований, которые могут принести пользу лишь немногим, но иметь негативные последствия для общества в целом.

Мнения о том, являются ли исследования продления жизни человека этически обоснованными, заметно различаются по теоретическому и идеологическому направлениям (Macklin, 2006). Аргументы о моральной приемлемости продления жизни, сделанные в рамках одних этических рамок, часто неубедительны для сторонников других. Артур Каплан (2004; 2005), Стивен Пост (2004) и Грегори Сток (Stock & Callahan, 2004), например, апеллировали к утилитаристской этике, чтобы оправдать исследования в области продления жизни, в то время как оппоненты, особенно Касс (2002) и Дэниел Каллахан (Stock & Callahan, 2004), обращение к естественному закону и человеческой природе.

Сторонники разработки технологий продления жизни ссылаются на потенциальные преимущества более продолжительной жизни и, что наиболее важно, на возможность большего количества лет здоровой жизни. И наоборот, те, кто опасается создания общества Мафусаила, утверждают, что продление жизни не обязательно повысит качество жизни и что технологии продления жизни будут иметь потенциально неблагоприятные последствия, такие как перенаселение и социальные раздоры, которые перевешивают любые преимущества для отдельных людей. .Другие специалисты по этике видят серьезные проблемы справедливости и справедливости в доступе к технологиям продления жизни. Консенсус по этике продления жизни человека может оказаться труднодостижимым; тем не менее, ни один из аргументов против продления жизни не кажется достаточно сильным, чтобы оправдать запрет на исследование этой возможности — при условии, что такой запрет может быть обеспечен.

Почему перспектива экстремального продления человеческой жизни имеет значение сейчас

Образец цитирования: de Gray ADNJ (2004) Скорость убегания: почему перспектива экстремального продления человеческой жизни имеет значение сейчас.PLoS Биол 2(6): е187. https://doi.org/10.1371/journal.pbio.0020187

Опубликовано: 15 июня 2004 г.

Авторское право: © 2004 Aubrey D. N. J. de Grey. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Сокращения: АЭВ, актуарная скорость убегания

Биогеронтолог Дэвид Синклер и специалист по биоэтике Леон Касс недавно столкнулись в радиодебатах (http://www.theconnection.org/shows/2004/01/20040106_b_main. asp) о продлении человеческой жизни, которая была примечательна одним: в ключевом вопросе Касс был прав, а Синклер ошибался. Синклер предположил, как и другие эксперты, в том числе его наставник Ленни Гуаренте и член консультативного совета Национального института старения Элизабет Блэкберн, что Касс и другие биоконсерваторы создают ложную тревогу относительно продления жизни, потому что лишь незначительное (скажем, 30%) увеличение в продолжительности жизни человека достижимо с помощью биомедицинского вмешательства, в то время как опасения Касса касаются крайнего или неопределенного продления жизни.Касс возразил, что наука не такая: скромный успех имеет тенденцию ставить удила между зубами и часто может привести к достижениям, намного превосходящим наши ожидания.

Как справиться с Мафусаилом состоит из семи эссе, в основном посвященных экономике продления жизни, но также включает одно эссе, посвященное биологии старения, и одно, посвященное этике продления жизни. Рассматриваемые экономические вопросы весьма разнообразны, включая подробный анализ баланса между созданием благосостояния занятыми и потреблением богатства в виде пенсий и здравоохранения; большинство глав посвящено Соединенным Штатам, но в заключительной главе эти вопросы обсуждаются в глобальном контексте. Каждое эссе сопровождается кратким комментарием другого выдающегося автора. В рамках своей сферы все эти вклады очень информативны и строги. Однако, к сожалению, все они перекликаются с мнением Синклера об ограниченных перспективах продления жизни в ближайшие десятилетия. На мой взгляд, они делают три явных упущения.

Первый касается современной науки. Синклер и несколько других выдающихся геронтологов в настоящее время ищут методы лечения людей, основываясь на давнем наблюдении, что пожизненное ограничение потребления калорий значительно увеличивает как здоровую, так и общую продолжительность жизни почти всех видов, на которых это было опробовано, включая грызунов и собак.Эти исследователи утверждают, что препараты, вызывающие изменения экспрессии генов в результате ограничения калорийности рациона, могут увеличивать продолжительность жизни человека примерно в той же пропорции, что и у грызунов (часто предсказывается 20%), не влияя на качество жизни, и даже при введении в начале лечения. в среднем возрасте. Однако они усердно подчеркивают, что что-либо большее, чем эта степень продления жизни, немыслимо.

Я согласен с этими предсказаниями в двух отношениях: степень продления жизни, достигаемая препаратами первого поколения такого типа, вполне может приблизиться к (в настоящее время неизвестной) величине, вызываемой самим ограничением калорийности у людей, и что она вряд ли будет намного превосходят более поздние препараты, которые действуют таким же образом.Однако в двух других отношениях я утверждаю, что они неверны. Первая ошибка — это предположение о пропорциональности: недавно я утверждал (де Грей, 2004), исходя из эволюционных соображений, что долгоживущие виды будут демонстрировать меньшее максимальное пропорциональное увеличение продолжительности жизни в ответ на голодание, возможно, ненамного большее, чем такое же абсолютное увеличение наблюдается у короткоживущих видов. Вторая ошибка заключается в утверждении, что никакой другой вид вмешательства не может быть лучше. Совместно с другими коллегами, чьи области знаний охватывают соответствующие области, я описал (de Gray et al.2002, 2004) стратегия, построенная на фактическом восстановлении (а не просто замедлении накопления) возрастных молекулярных и клеточных повреждений, состоящая всего из семи основных категорий «омолаживающей терапии» (таблица 1), которая кажется технически осуществимой и , по своей природе, бесконечно расширяется до большей продолжительности жизни без обращения к дальнейшим концептуальным прорывам.

Вторая оплошность, допущенная как авторами Как справиться с Мафусаилом , так и другими комментаторами, носит демографический характер.Ожидаемая продолжительность жизни обычно определяется с помощью того, что демографы называют периодической кривой выживания, которая является чисто искусственной конструкцией, полученной из пропорций людей каждого возраста в начале данного года, которые умирают в течение этого года. «Продолжительность жизни» описываемого таким образом «населения» представляет собой гипотетическую популяцию, члены которой проживают всю свою жизнь с риском смертности в каждом возрасте, с которым сталкивались реальные люди этого возраста в интересующий год. Оставшаяся ожидаемая продолжительность жизни человека в возрасте 90 117 N 90 118 в этом году больше, чем эта продолжительность жизни минус 90 117 N 90 118 по двум причинам: по одной математической (на самом деле, грубо говоря, человеку нужен возраст, до которого вероятность дожить вдвое меньше, чем у выживаемость до N ) и один медико-биологический (уровень смертности в каждом возрасте, особенно в пожилом возрасте, имеет тенденцию к снижению со временем).Мое настроение ненадолго поднялось, когда я прочитал четкое заявление Аарона и Харриса (стр. 69) о последней причине. К сожалению, они не обсуждали, что произойдет, если возрастные показатели смертности снизятся более чем на 2% в год. Таким образом, остался неисследованным интересный сценарий: уровень смертности падает так быстро, что 90 117 оставшихся 90 118 (а не просто общая) ожидаемая продолжительность жизни людей со временем увеличивается. Это невообразимо быстро? Вовсе нет: это просто отношение уровней смертности в последовательных возрастах (в том же году) в возрастном диапазоне, в котором умирает большинство людей, что составляет всего около 10% в год. Я называю эту скорость снижения возрастного риска смертности «актуарной скоростью ускользания» (AEV), потому что оставшаяся продолжительность жизни человека зависит от старения и улучшений в продлевающей жизнь терапии способом, качественно очень похожим на то, как оставшаяся жизнь Ожидание того, что кто-то спрыгнет со скалы, зависит, соответственно, от гравитации и направленного вверх реактивного движения (рис. 1).

Рисунок 1. Физические и актуарные скорости убегания

Ожидаемая продолжительность оставшейся жизни движется по одной и той же траектории независимо от того, спускается ли человек со скалы или просто стареет: временные шкалы различаются, но прогноз со временем ухудшается.Мягкое смягчение этого (будь то реактивный двигатель или омолаживающая терапия) просто отдаляет результат, но достаточно агрессивное вмешательство преодолевает силу тяжести или слабость и все больше отдаляет человека от липкого конца. Цифры обозначают вероятный возраст людей, следующих по соответствующим траекториям, на момент появления омолаживающей терапии первого поколения.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.0020187.g002

Пик скорости убегания ближе, чем вы можете предположить.Поскольку мы уже так долго живем, даже 30-процентное увеличение продолжительности здоровой жизни даст первым получателям омолаживающей терапии еще 20 лет — вечность в науке — для получения пользы от терапии второго поколения, которая даст еще 30 %, и так далее. до бесконечности. Таким образом, если бы омолаживающая терапия первого поколения была общедоступна и этот прогресс в разработке омолаживающей терапии можно было бы поддерживать на неопределенный срок, эти достижения поставили бы нас за пределы AEV. Всеобщая доступность может показаться экономически и социально-политически неправдоподобной (хотя этот вывод может быть преждевременным, как я резюмирую ниже), поэтому стоит рассмотреть тот же вопрос с точки зрения продолжительности жизни потенциала (продолжительность жизни самых удачливых людей).Рисунок 1 снова иллюстрирует это: те, кто получает терапию первого поколения только вовремя, на самом деле вряд ли проживут более чем на 20–30 лет больше, чем их родители, потому что они проведут много немощных лет с короткой оставшейся продолжительностью жизни (т. е. , высокий риск неминуемой смерти), тогда как те, кто чуть моложе, никогда не станут такими слабыми и проведут довольно мало лет даже в биологическом среднем возрасте. Количественно это означает, что если снижение уровня смертности на 10% в год во всех возрастных группах будет достигнуто и будет поддерживаться в течение неопределенного времени, то первый 1000-летний возраст, вероятно, всего на 5–10 лет моложе первого 150-летнего возраста. .

Третье упущение, которое я наблюдаю в современных комментариях о продлении жизни, среди которых Как справиться с Мафусаилом является показательным, является наиболее значительным из-за его безотлагательности. Омолаживающие терапии первого поколения, когда бы они ни появились, несомненно, будут основываться на ряде предшествующих лабораторных достижений. Эти достижения, как мне кажется, постепенно истощат явно отчаянную решимость человечества закрыть глаза на перспективу победить в ближайшее время оставшееся самое главное бедствие. Проблема (если это можно так назвать) заключается в том, что это изнашивание могло быть завершено задолго до появления омолаживающих методов лечения. Придет прогресс — возможно, единственный лабораторный результат, — который сломает хребет верблюду и заставит общество отказаться от этого отрицания: признать, что риск оправдать надежды и увидеть, как они рухнули, теперь перевешивает риск упустить лодку AEV. по бездействию. Каким будет этот результат? Я думаю, что консервативное предположение — утроение оставшейся продолжительности жизни мышей долгоживущей линии, которые достигли двух третей своей нормальной продолжительности жизни до начала лечения.Это будет иметь то, что я считаю ключевыми необходимыми характеристиками: значительное продление жизни в чем-то пушистом и не врожденно больном, благодаря лечению, начатому в среднем возрасте.

Именно перспектива AEV, конечно же, делает этот момент таким важным. Мне кажется вполне определенным, что объявление о таких мышах вызовет огромные, по существу немедленные, общесоциальные изменения в образе жизни и выборе расходов — одним словом, столпотворение — в результате ожидания того, что экстремальное продление человеческой жизни может произойти достаточно скоро, чтобы принести пользу. люди уже живы.У нас, вероятно, не будет эффективных методов омоложения человека в течение по крайней мере 25 лет, а может быть и 100 лет. Но, учитывая нынешнее состояние методов лечения, перечисленных в таблице 1, мы, на мой взгляд, имеем высокую вероятность достижения только что описанной вехи продления жизни мышей (которую я называю «устойчивым омоложением мышей») всего за десять лет, учитывая адекватное и целенаправленное финансирование (возможно, 100 миллионов долларов в год). И никто в Coping with Methuselah так не говорил.Конечно, эти временные рамки могут быть далекими, но, как отмечает Уэйд (стр. 57), большие подъемы часто происходят намного раньше, чем ожидают большинство экспертов. Даже самые очевидные из этих изменений образа жизни — увеличение расходов на традиционное медицинское обслуживание, отказ от социально важных, но рискованных профессий — могут серьезно дестабилизировать мировую экономику; те, кто лучше меня разбирается в экономике и социологии, несомненно, были бы еще более пессимистичны в отношении нашей способности спокойно вести переговоры в этот период. Перенаселенность, вероятно, наиболее часто упоминаемый недостаток лечения старения, не могла возникнуть в течение многих десятилетий, но этого нельзя сказать о широте доступа независимо от платежеспособности: в мире после 11 сентября ограниченная доступность омолаживающих методов лечения, напоминающих то, что мы видим сегодня с лекарствами от СПИДа, вызовет насилие в масштабах, которых, скажем так, стоит попытаться избежать.

Значит, я смирился с будущим, в котором бесчисленные миллионы лишены многих десятилетий жизни из-за нашего сознательного нежелания планировать сегодня? Не совсем. Выход указан на графике Lee и Tuljapurkar (1997) среднего богатства, потребляемого и создаваемого человеком в зависимости от возраста, воспроизведенного в Coping with Methuselah (стр. 143). Как только AEV будет достигнут, пути назад уже не будет: исследования в области омоложения будут продолжаться вечно и будут предвидеть и устранять опасные для жизни дегенеративные изменения, появляющиеся в недавно достигнутом возрасте, с постоянно растущей эффективностью и временем выполнения. Это приведет к величайшим экономическим изменениям в обществе: отмене пенсионных пособий. Пенсионные пособия предназначены для немощных людей, и не будет немощных людей. Только что упомянутый график наглядно иллюстрирует, сколько богатства будет высвобождено при этом. Поэтому я надеюсь, что как только политики начнут осознавать, что грядет, они учтут эту возможную непредвиденную удачу и выделят достаточные краткосрочные ресурсы, чтобы сделать период ограниченной доступности омолаживающих методов лечения достаточно коротким, чтобы предотвратить беспредел.Однако это будет возможно только в том случае, если такие ресурсы начнут откладывать заблаговременно — а мы не знаем, сколько времени у нас есть.

Стволовые клетки и антивозрастные гены: палка о двух концах — делают одну и ту же работу по продлению жизни | Исследования и терапия стволовых клеток

  • Sharpless NE, DePinho RA. Как стареют стволовые клетки и почему это заставляет нас стареть. Nat Rev Mol Cell Biol. 2007;8(9):703–13.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лопес-Отин С., Бласко М.А., Партридж Л., Серрано М., Кремер Г.Признаки старения. Клетка. 2013;153(6):1194–217.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Artandi SE, Blau HM, de Haan G, Geiger H, Goodell MA, Jones L, Levine RL, Munoz-Canoves P, Rodewald HR, Wagers A, et al. Стволовые клетки и старение: что дальше? Клеточная стволовая клетка. 2015;16(6):578–81.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Улла И, Суббарао РБ, Ро ГДж.Мезенхимальные стволовые клетки человека – современные тенденции и перспективы на будущее. Biosci Rep. 2015;35(2). doi: https://doi.org/10.1042/BSR20150025.

  • Carlson ME, Suetta C, Conboy MJ, Aagaard P, Mackey A, Kjaer M, Conboy I. Молекулярное старение и омоложение стволовых клеток мышц человека. EMBO Мол Мед. 2009;1(8–9):381–91.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гаврилова Н.С., Гаврилов Л.А., Семенова В.Г., Евдокушкина Г.Н.Исключительное человеческое долголетие связано с высокой ценой бесплодия? Проверка эволюционных теорий старения. Энн Н.Ю. Академия наук. 2004; 1019: 513–7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Каток JC. Системы стволовых клеток и регенерация планарий. Дев Гены Эвол. 2013;223(1–2):67–84.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Отдел кадров Боде. Регенерация головы в Hydra.Дев Дин. 2003;226(2):225–36.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Давенпорт Р.Дж. Восстанавливающая регенерация. Саламандры, плоские черви и другие существа совершают поразительные подвиги обновления.Теперь исследователи начинают открывать молекулярные основы этих трюков бодибилдинга, надеясь расшифровать, как люди могут выполнять подобные трюки. Sci Aging Knowl Environment. 2004;2004(35):ns6.

    Google ученый

  • Bartek J, Hodny Z. Старение: старые стволовые клетки крови испытывают стресс. Природа. 2014; 512(7513):140–1.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хо А.Д., Вагнер В., Малкнехт У.Стволовые клетки и старение. Возможности стволовых клеток в преодолении возрастных ухудшений организма в регенеративной медицине. EMBO Rep. 2005;6 Spec No:S35–8.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Fukada S, Ma Y, Uezumi A. Взрослые стволовые клетки и теории старения мезенхимальных предшественников. Front Cell Dev Biol. 2014;2:10.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ван И, Сунь З.Современное понимание клото. Aging Res Rev. 2009;8(1):43–51.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Куро-о М. Клото и старение. Биохим Биофиз Акта. 2009; 1790(10):1049–58.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Fan J, Sun Z. Антивозрастной ген Klotho регулирует пролиферацию и дифференцировку стволовых клеток жировой ткани.Стволовые клетки. 2016;34(6):1615–25.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Xu Y, Sun Z. Молекулярная основа Клото: от гена к функции при старении. Endocr Rev. 2015;36(2):174–93.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Sun H, Gao Y, Lu K, Zhao G, Li X, Li Z, Chang H. Сверхэкспрессия Klotho подавляет прогрессирование рака печени и индуцирует клеточный апоптоз, отрицательно регулируя сигнальный путь wnt/бета-катенин.World J Surg Oncol. 2015;13:307.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Zhou L, Li Y, Zhou D, Tan RJ, Liu Y. Потеря Klotho способствует повреждению почек за счет дерепрессии передачи сигналов Wnt/бета-катенина. J Am Soc Нефрол. 2013;24(5):771–85.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мирзаи Х., Ди Биасе С., Лонго В.Д. Диетические вмешательства, сердечно-сосудистое старение и болезни: модели животных и исследования человека. Цирк рез. 2016;118(10):1612–25.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рубинек Т., Модан-Моисей Д.Клото и ось гормона роста/инсулиноподобного фактора роста 1: новое понимание сложных взаимодействий. Витам Горм. 2016; 101:85–118.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Zhou X, Chen K, Lei H, Sun Z. Дефицит гена Klotho вызывает солечувствительную гипертензию через воспаление, опосредованное моноцитарным хемотаксическим белком-1/CC-хемокиновым рецептором 2. J Am Soc Нефрол. 2015;26(1):121–32.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Геллер А.М., Зеник Х.Старение и окружающая среда: исследовательская основа. Перспектива охраны окружающей среды. 2005;113(9):1257–62.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вера Э., Бернардес де Хесус Б., Форонда М., Флорес Х.М., Бласко М.А. Обратная транскриптаза теломеразы синергизирует с ограничением калорий, чтобы увеличить продолжительность жизни мышей. ПЛОС Один. 2013;8(1):e53760.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чизар А., Унгвари З., Коллер А., Эдвардс Дж. Г., Кейли Г.Индуцированный старением провоспалительный сдвиг профиля экспрессии цитокинов в коронарных артериях. FASEB J. 2003;17(9):1183–5.

    КАС пабмед Google ученый

  • Vijg J, Suh Y. Генетика долголетия и старения. Анну Рев Мед. 2005; 56: 193–212.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Бласко Массачусетс. Длина теломер, стволовые клетки и старение. Nat Chem Biol.2007;3(10):640–9.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Финкель Т., Серрано М., Бласко М.А. Общая биология рака и старения. Природа. 2007; 448(7155):767–74.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Никколи Т., Партридж Л. Старение как фактор риска заболевания. Карр Биол. 2012;22(17):R741–52.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Коттон Д.Н., Моррисей Э.Э. Регенерация легких: механизмы, применение и возникающие популяции стволовых клеток. Нат Мед. 2014;20(8):822–32.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кикучи К., Посс К.Д.Регенеративная способность сердца и механизмы. Annu Rev Cell Dev Biol. 2012;28:719–41.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Скьяффино С., Маммукари С. Регуляция роста скелетных мышц с помощью пути IGF1-Akt/PKB: выводы из генетических моделей. Скелетная мышца. 2011;1(1):4. doi: https://doi.org/10.1186/2044-5040-1-4.

  • Шоу В.М., Луо С., Лэндис Дж., Ашраф Дж., Мерфи, Коннектикут.Путь C. elegans TGF-beta Dauer регулирует продолжительность жизни посредством передачи сигналов инсулина. Карр Биол. 2007;17(19):1635–45.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Грир Э.Л., Брюнет А. Сети сигнализации в процессе старения. Дж. Клеточные науки. 2008; 121 (часть 4): 407–12.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Тиссенбаум HA. Генетика, продолжительность жизни, продолжительность жизни и процесс старения у Caenorhabditis elegans.J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2012;67(5):503–10.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Хоффманн Р. Вики для наук о жизни, где авторство имеет значение. Нат Жене. 2008;40(9):1047–51.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Fernandez JM, Hoffmann R, Valencia A. Веб-сервисы iHOP. Нуклеиновые Кислоты Res. 2007; 35 (проблема с веб-сервером): W21–6.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Maier H, Dohr S, Grote K, O’Keeffe S, Werner T, Hrabe de Angelis M, Schneider R. LitMiner и WikiGene: выявление связанных с проблемой ключевых участников генной регуляции с использованием рефератов публикаций. Нуклеиновые Кислоты Res. 2005; 33 (проблема с веб-сервером): W779–82.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мишо М., Баларди Л., Мулис Г., Годен С., Пейро С., Веллас Б., Чезари М., Нурхашеми Ф.Провоспалительные цитокины, старение и возрастные заболевания. J Am Med Dir Assoc. 2013;14(12):877–82.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Леппердингер Г. Воспаление и старение мезенхимальных стволовых клеток. Курр Опин Иммунол. 2011;23(4):518–24.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Хонигман Р., Castle DJ. Старение и косметическое улучшение.Clin Interv Старение. 2006;1(2):115–9.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Zouboulis CC, Adjaye J, Akamatsu H, Moe-Behrens G, Niemann C. Стволовые клетки кожи человека и процесс старения. Опыт Геронтол. 2008;43(11):986–97.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Джекаман С., Томай Ф., Дуонг Л., Абдол Разак Н.Б., Пиксли Ф. Дж., Метаром П., Нельсон Д.Дж.Старение и рак: роль макрофагов и нейтрофилов. Aging Res Rev. 2017; 36: 105–16.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Samms RJ, Cheng CC, Haritonenkov A, Gimeno RE, Adams AC. Сверхэкспрессия бета-Klotho в жировой ткани повышает чувствительность самцов мышей к эндогенному FGF21 и обеспечивает защиту от ожирения, вызванного диетой. Эндокринология. 2016;157(4):1467–80.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Нуркович Дж., Воларевич В., Лако М., Армстронг Л., Арсениевич Н., Стойкович М.Старение стволовых и прогениторных клеток: механизмы, влияние на терапевтический потенциал и омоложение. Омоложение Рез. 2016;19(1):3–12.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кампизи Дж., д’Адда ди Фаганья Ф. Клеточное старение: когда с хорошими клетками происходят плохие вещи. Nat Rev Mol Cell Biol. 2007;8(9):729–40.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • О Дж., Ли Ю.Д., Вейджерс А.Дж.Старение стволовых клеток: механизмы, регуляторы и терапевтические возможности. Нат Мед. 2014;20(8):870–80.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шульц М.Б., Синклер Д.А. Когда стволовые клетки стареют: фенотипы и механизмы старения стволовых клеток. Разработка. 2016;143(1):3–14.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Увеличение продолжительности жизни и здоровья с помощью ресвератрола

    https://doi.org/10.1016/j.bbadis.2015.01.012Получить права и содержание

    Основные моменты

    Ресвератрол активирует Sir2 и модулирует другие мишени, играющие важную физиологическую роль.

    Ресвератрол увеличивает продолжительность жизни различных модельных организмов.

    Ресвератрол увеличивает продолжительность жизни и здоровье млекопитающих с нарушенным метаболизмом.

    Ресвератрол не может быть идеальным лекарством, но существуют альтернативы.

    Будущие исследования должны быть тщательно спланированы, чтобы изучить его влияние на продолжительность жизни человека.

    Abstract

    Недавно был обнаружен ряд малых молекул, способных увеличивать продолжительность жизни множества организмов. Ресвератрол, один из наиболее известных из них, привлек широкое внимание благодаря своей способности продлевать жизнь дрожжей, червей и мух, а также его способности защищать от возрастных заболеваний, таких как рак, болезнь Альцгеймера и диабет у млекопитающих.В этом обзоре мы обсудим происхождение и молекулярные мишени ресвератрола и предоставим обзор его влияния на продолжительность жизни простых модельных организмов и млекопитающих. Мы также изучаем уникальную способность ресвератрола продлевать здоровые годы или продолжительность жизни млекопитающих и его способность противодействовать симптомам возрастных заболеваний. Наконец, мы исследуем множество научных, медицинских и экономических проблем, с которыми приходится сталкиваться при переносе этих результатов в клинику, и изучаем потенциальные подходы к реализации возможности увеличения продолжительности жизни человека.Эта статья является частью специального выпуска, озаглавленного: Ресвератрол: проблемы преобразования доклинических результатов в улучшение результатов лечения пациентов.

    Ключевые слова

    Ключевые слова

    Срок эксплуатации

    Срок службы

    Расширение здоровья

    Профилактика заболеваний

    Resveratrollol

    Sirtuin Активирующие соединения

    Клинические испытания

    Рекомендуемые статьи Статьи (0)

    Crown Copyright © 2015 Опубликовано Elsevier B.V. Все права защищены.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Антивозрастная медицина: История | Журналы геронтологии: Серия A

    Аннотация

    Поиск долголетия вряд ли нов.До недавнего времени сторонники долголетия делились на два основных временных периода. С 16 по 18 века люди работали над продлением жизни и жизнеспособности пожилых людей; они считали старение ценным временем. Однако с 19 века до начала 20 века сторонники борьбы со старением обычно изображали старость как время, которое следует бояться и презирать, придумывая множество процедур, чтобы полностью ее устранить. Мало что разделяя со сторонниками раннего Нового времени, недавнее антивозрастное движение ясно отражает многие убеждения сторонников долголетия столетней давности.Обе группы не только рассматривают старость как болезнь, которую нужно искоренить с помощью инъекций и операций, но также утверждают, что старики представляют собой огромное экономическое бремя. Эти убеждения показывают, что новое движение против старения, как и его предшественник в начале 20-го века, основано не только на красках для волос, гормонах или диете. Скорее, их идеи и действия в конечном счете служат маргинализации самого процесса старения.

    По словам защитников антивозрастных средств, наконец-то обнаружен источник молодости.Однако вместо того, чтобы пить из мифического колодца, тем, кто ищет бесконечную молодость и жизненную силу, настоятельно рекомендуется отправить свои 60 долларов и получить чудодейственную формулу «гормона роста, принимаемого внутрь». Расти молодым с гормоном роста, удивительный медицинский план по обращению вспять старения объявляет название книги Рональда Клаца и Кэрол Кан 1998 года (1). Гормон роста человека, как утверждается в рекламе книги, представляет собой проверенный с медицинской точки зрения план «сбросить жир, нарастить мышечную массу, улучшить вашу сексуальную жизнь, уменьшить морщины, предотвратить болезни и обратить вспять процесс старения. «Как только гормон будет израсходован, заявляют энтузиасты anti-age, возраст сам по себе больше не будет неизбежной болезнью, сопровождаемой инвалидностью и болезнями. Вместо этого они обещают «новые» и «революционные» достижения, которые «откроют для человечества новую современную эпоху: вневременное общество» (2, стр. 3). Будущее антивозрастной медицины, — пишут Рональд Клац и Роберт Голдман, — обещает устранение инвалидности, уродства, боли, болезней, страданий и горя старости. Через несколько десятилетий традиционный ослабевший, больной пожилой человек будет не чем иным, как гротескным воспоминанием о варварском прошлом…» (3, с.13).

    Однако с точки зрения историка такие утверждения на самом деле не кажутся «новыми» или «революционными». Скорее, как в классификации старости как болезни, так и в надежде искоренить последнюю стадию жизни, эти декларации ясно перекликаются с хорошо сформулированными идеями прошлого. Как будет показано в этой статье, такие заявления вряд ли новы; скорее, они отражают медицинские, социальные и экономические взгляды тех, кто ищет бесконечную молодость и жизненную силу. Пытаясь продлить жизненный цикл или полностью устранить старость, защитники антивозрастного движения отражают важные представления о пожилых людях и их роли в обществе.Как показали более ранние попытки продлить жизнь, за современным обещанием обновления с помощью гормонов, красок для волос и пластической хирургии лежит видение того, что значит быть старым, и понимание влияния пожилых людей на американское общество.

    До недавнего десятилетия литература о достижении преклонного возраста обычно подразделялась на два основных периода: первый — с 16 по 18 века; второй, с 19 века до начала 20 века.Хотя сторонники обоих этих периодов считали искоренение болезней в пожилом возрасте замечательной целью, их характеристики стадии жизни, а также их конечные цели значительно различались.

    В эпоху Возрождения идея долголетия развилась из веры в то, что люди могут контролировать как продолжительность своего пребывания на земле, так и качество своего существования. Одним из самых влиятельных защитников этого направления был Луиджи Корнаро, итальянский дворянин, написавший в 1550 г. «Искусство долгой жизни » (4).Переведенная на английский, французский, голландский и немецкий языки, книга стала библией сторонников продления жизни, утверждавших, что долгая и здоровая жизнь вполне реальна. К 19 веку английская версия книги Корнаро выдержала более 50 изданий (5). В своем исследовании автор утверждал, что людям не суждено умереть в 60 или 70 лет, но при осторожном и хорошем телосложении они могут прожить чрезвычайно долгую жизнь. Он считал, что ключ к этому выживанию лежит в простой жизни, основанной на принципе умеренности во всем.Его собственная жизнь служила идеальной иллюстрацией его философии. Страдая в возрасте 35 лет от множества болезней, включая подагру, лихорадку и обезвоживание, он изменил свое поведение и жил счастливо и здорово до своей смерти в возрасте 98 лет. значительным снижением жизненной энергии. Сила якобы давала необходимую жизненную силу для роста в детстве и стабильности в среднем возрасте. Однако к старости сдержанность исчезла; это оставило большинство людей истощенными и ослабленными. Те, кто мог поддерживать свою жизненную энергию — будь то с помощью диеты, умеренности или просто удачи, — были склонны к здоровой и активной старости. При правильном сохранении этой жизненной силы болезни, сопровождающие старость, исчезнут, и люди останутся счастливыми и продуктивными до последних дней жизни. Таким образом, секрет долгой жизни был прост: источник молодости был доступен всем, кто контролировал средства для сохранения своей жизненной энергии.

    Примечательно, что, защищая новый режим, Корнаро и его последователи не рассматривали старость как врага, которого следует уничтожить, а как этап жизни, обладающий собственными богатствами и наградами.«Я никогда не знал, — писал Корнаро, — что мир прекрасен, пока не достиг преклонного возраста. В самом деле, — добавил он, — старость — это время, к которому следует стремиться больше всего, поскольку именно тогда лучше всего проявляется благоразумие и плоды всех других добродетелей используются с наименьшим сопротивлением; потому что к тому времени страсти покоряются, и человек всецело отдается разуму» (4, с. 43). Корнаро, по сути, назвал четыре причины для того, чтобы приближаться к здоровой старости с большими ожиданиями. Во-первых, он отмечал, что, достигнув преклонного возраста, человек может прийти к пониманию ценности долгой жизни; во-вторых, он считал, что старость может быть «счастливым местом жизни», где люди могут наслаждаться результатами своих юношеских усилий; в-третьих, он изобразил заключительный этап жизни как характеризующийся ученостью и добродетелью, достоинствами, которые принесут большую пользу обществу; и, наконец, он считал, что с устранением болезней конец человека наступит с мирной «естественной смертью», а не с болью и страданием (4).В этом изображении Корнаро предвидел устранение болезней, которые часто сопровождают старость, а не саму старость. Для него сцена была той, которая сулила большие надежды и удовлетворение.

    В эпоху Просвещения эта философия продления жизни была поддержана многими из философов. Ведущие мыслители, от Кондорсе до Бенджамина Франклина, верили, что в грядущие столетия наука решит проблему слабости в пожилом возрасте. Люди, которые следовали простым законам природы, могли тогда существовать до самой смерти с жизненной силой взрослой жизни и мудростью своих преклонных лет.В частности, многие из этих мыслителей-рационалистов не верили, что уменьшение силы стареющего тела подразумевает такую ​​же слабость разума. Бенджамин Раш, например, был убежден, что большинство пожилых людей — и особенно те, кто воздержан в своих повседневных привычках — сохранят полное использование своих умственных способностей, пока не достигнут могилы. В 1797 году, проводя исследование группы восьмидесятилетних, он обнаружил, что, хотя некоторые пожилые люди имеют ошибочные воспоминания о недавнем прошлом, их интеллектуальные, моральные и религиозные способности совершенно не пострадали.Поэтому его рекомендация для счастливой старости заключалась не в том, чтобы преодолевать законы природы, а в том, чтобы понять их, чтобы стареющие люди оставались продуктивными членами общества (6).

    Однако на протяжении 19-го века это представление о жизненно важном и осмысленном старении подвергалось сомнению благодаря научным открытиям, которые определяли старость как болезнь, которую следует ненавидеть и бояться. Основываясь на исследованиях, впервые проведенных в больницах Парижа, элитные врачи начали связывать старость со специфическими физиологическими изменениями в организме.Отслеживая повреждения в тканях и более поздние изменения в клетках, они пришли к выводу, что старость — это не просто снижение жизненных сил, которое можно легко контролировать с помощью диеты или физических упражнений. Исследуя старение глаз, потерю слуха или развитие атеросклероза, они утверждали, что старение, как и многие болезненные состояния, по-видимому, вызывает многочисленные патологические преобразования, которые являются как прогрессирующими, так и неизбежными. В результате клиницисты согласились, что болезнь и старость неразрывно связаны, если не являются синонимами.«Невозможно, — писал «отец» гериатрии И. Л. Нашер, — провести резкую границу между здоровьем и болезнью в старости. При всяком органе и ткани, подвергающихся дегенеративным изменениям, влияющим на физиологические функции, личное мнение может определить, в какой момент изменения анатомических особенностей и физиологических функций отходят от нормальных изменений старческого возраста и в какой степени» (7). , стр. 94).

    К началу 20-го века для большинства авторитетов старение было болезнью, разрушающей как тело, так и разум.Прежние представления о том, что физической слабости или умственного упадка можно избежать, казались чересчур оптимистичными и совершенно ненаучными. «Совокупность доказательств, — писал д-р У. Х. Кертис, — по-видимому, подтверждает тот факт, что старость никогда не бывает физиологической, но патологической, по крайней мере, ее видимые и заметные признаки являются патологическими» (8, с. 401). Ранние признаки старения, такие как потеря кратковременной памяти или замедление шага, лишь предвещали неизбежно грядущие ужасы. «От начала до конца, — объяснил доктор.Шарля Мерсье, «процесс представляет собой непрерывную, постепенно прогрессирующую потерю. Поведение, разум, чувство и самосознание постепенно уменьшаются и, наконец, перестают существовать… Упадок старости есть на самом деле слабоумие, лишение ума» (9, с. 305).

    В то время как многие врачи утверждали, что эта концепция старости требует создания специального исследования старения, лишь немногие посвятили себя «старческой» терапии. Теоретическая конструкция, определяющая старение как прогрессирующее заболевание, казалось, ограничивала как исследования, так и оптимизм.Большинство соглашалось с тем, что не только трудно отделить нормальную старость от ее патологического состояния, но и не хватало знаний, чтобы остановить неизбежный упадок, ведущий к слабости и смерти. Неудивительно, что немногие решили специализироваться на болезнях старости (10).

    Однако для очень небольшого числа врачей это концептуальное понимание старения послужило призывом к действию. Если старость была ненавистной болезнью, почему бы просто не атаковать и не уничтожить ее? Нельзя ли использовать ту же научную конструкцию, которая отследила разлагающуюся клетку, для сдерживания ее разрушения или возвращения ее в юношеское состояние? Несколько ученых ответили на этот вопрос громким «да!» Они считали, как сказал бы Ойген Штайнах, что их исследования процесса старения окончательно доказали, что «старческий процесс обратим», если бы врачи просто захотели вмешаться (11, с. 123). В отличие от философов , они больше не верили, что ключ лежит в работе с природой. Скорее, утверждали они, кажущиеся незыблемыми законы природы можно было бы преодолеть, если бы они предприняли немедленные действия.

    Для многих в этой группе причина «болезни старости» кроется в процессе роста и питания клеток. Клетка, утверждали они, бессмертна; только его развитие внутри тела вызвало его вырождение и смерть. Одним из первых, кто отстаивал эту позицию в отношении старости, был Эли Мечников в конце 1800-х годов.Сосредоточив внимание на клетках, называемых фагоцитами, он утверждал, что они отравляют организм и приводят к его упадку. В ответ он выступил за диету, богатую молочной кислотой, которая, как он заявил, приведет к искоренению кишечного гниения и уничтожению микробов, вызывающих разложение тела (12). Следуя аналогичной логике, Чарльз А. Стивенс утверждал, что путь к долголетию и устранению смерти лежит через совершенствование питания клеток. Полагая, что он может сохранить молодость тканей с помощью правильного питания и стимуляции, он предвидел время, когда клетки никогда не будут стареть. По словам Стивенса, не будет ни старения, ни смерти, а будет просто вечная молодость. «Бессмертная жизнь будет достигнута с помощью прикладной науки»; — заявил он, — это то, к чему движется вся схема эволюции» (13, с. 178).

    В то время как эти врачи обращались к диете и гигиене, чтобы разгадать тайну старения, другие использовали более экспериментальный и инвазивный подход. Небольшая, хотя и широко разрекламированная, группа была убеждена, что источник молодости находится глубоко внутри эндокринной системы.Сосредоточив особое внимание на яичках и яичниках, они были непреклонны в том, что естественную слабость и упадок старости можно преодолеть. Характеризуя своих сомневающихся как «недостаточные научной объективности и достаточного опыта» или «несправедливые, предвзятые и ненаучные» (14, с. 8 и 10), они активно проводили операции и эксперименты, которые, по их убеждению, приведут к бесчисленным лет юношеской активности.

    Одним из первых, кто провел такие эксперименты, был К. Э. Браун-Секвард. Связывая старение тела с ослаблением половой функции, он утверждал в 1889 году, что наука и радикальное вмешательство могут вернуть эти ключевые половые железы в их юношеское состояние.В возрасте 72 лет он утверждал, что доказал справедливость своего тезиса на собственном теле. Введя себе смесь половых желез животных, он утверждал, что восстановил свою жизненную силу до ее юношеского состояния. «Физиологические эффекты экстракта покажутся вам, — писал он, — такими, какими они показались мне, весьма удивительными. Достаточно констатировать, что все то, что я не умел или делал плохо в течение нескольких лет по причине моего преклонного возраста, я теперь умею делать превосходнейшим образом» (15, с.12).

    Распространяемые как научными, так и непрофессиональными журналами, новости о его работе вызвали большой общественный и коммерческий интерес. 26 августа 1889 года The Medical News объявили, что фирма фармацевтов «утверждает, что открыла и предоставила для использования активное вещество, содержащееся в «тестикулярной жидкости»». Согласно компании, новое соединение Спермин , был составлен из «спермы, телячьего сердца, телячьей печени, бычьих яичек, а также из поверхности анатомических препаратов, выдержанных в спирте.Успех препарата не вызывал сомнений. «Физиологические эксперименты, — заявила компания, — установили тот факт, что соли алкалоида Спермин являются причиной стимулирующих эффектов, наблюдаемых доктором Браун-Секвардом». При его использовании старческая слабость была просто пережитком ненаучного прошлого (16, с. 58). Хотя пациенты выстраивались в очередь на инъекции, первоначальная популярность продукта и подход Брауна-Секара не привели к долгосрочному успеху.Другие компании были обвинены в мошенничестве за обман доверчивой публики (13).

    Тем не менее, в начале 20-го века все большее число врачей утверждали, что их экспериментальные процедуры действительно преодолели природу, устранив старость и восстановив силы. В 1914 году доктор Фрэнк Лидстон из Чикаго выполнил трансплантацию яичек человека нескольким пациентам, в том числе одному себе. Утверждая, что он был одним из первых, кто экспериментировал с этой техникой, он утверждал, что процесс прививки замедляет наступление старости.Это не только улучшило его сексуальные возможности, но даже вернуло седым волосам их первоначальный цвет. (17).

    В то время как Лидстон считал, что он так и не получил должного внимания или признания, работа Л. Л. Стэнли почти сразу же получила широкое научное признание. В 1919 году Стэнли, врач тюрьмы Сан-Квентин, удалил яички недавно казненного убийцы и пересадил их 60-летнему заключенному, считавшемуся «преждевременно» дряхлым (15, с. 26). На страницах Эндокринология он позже сообщил, что провел операцию 643 заключенным, а также 13 врачам, и все с выдающимися результатами.По словам Стэнли, операция по пересадке железы не только «омолодила» участников, но и устранила множество симптомов, от прыщей до астмы (18). К 1928 году один исследователь подсчитал, что операция Стэнли была эффективно проведена более чем у 50 000 пациентов (13).

    Хотя более поздние исследования показали, что такие операции не могли быть успешными, на протяжении 1920-х годов несколько врачей стали мировыми знаменитостями, выполняя эти трансплантаты.В то время как уникальное положение Стэнли как тюремного хирурга позволяло получать яички от людей, другие экспериментировали — и утверждали, что они были успешными — с различными трансплантатами желез животных. Доктор Серж Воронов, вероятно, наиболее известный своей техникой, обратился к трансплантатам обезьяньих желез, чтобы омолодить своих пациентов. Начав сначала с операций на железах шимпанзе, а затем и на бабуинах, он путешествовал по миру, выполняя операции, давая научные доклады и выставляя своего звездного пациента, Эдварда Лиадета, 76-летнего лондонского бизнесмена, который после получения трансплантат железы обезьяны, утверждал, что выглядит и чувствует себя так, будто ему не больше 45 лет.Хотя Лиаде умер через 2 года после операции, Воронов был убежден, что его метод удался (18).

    Реакция более ортодоксальных медицинских работников варьировалась от вежливых слушаний до прямых нападок. Хотя в журнале Endocrinology первоначально были опубликованы некоторые статьи, многие авторитетные лица прямо оспаривали идею трансплантации желез животных людям. Сразу после объявления об экспериментах Брауна-Секара доктор Аллен Маклейн Гамильтон заявил: «Эта теория противоречит всем законам физиологии и химии.Кроме того, я считаю, что это очень опасный процесс и что пора уважаемым врачам выразить свое неодобрение экспериментам. Велика опасность ввести в систему сильнодействующий яд» (16, с. 102). К 1920 году д-р Артур Дин Беван, президент Американской медицинской ассоциации, обсуждал этот вопрос в своем президентском обращении: «Это научный факт, — заявил он, — что любая чужеродная железа, введенная в человеческое тело, должна исчезнуть в течение короткое время.Это так же элементарно и неопровержимо, как то, что два плюс два четыре» (15, с. 49). Редакционные статьи в журнале Американской медицинской ассоциации призвали к дополнительным исследованиям и отметили «легкость, с которой фрагментарные данные вплетаются в историю технического успеха» (15 стр. 41), в то время как во Франции Французский хирургический конгресс и Медицинская академия отказалась поддержать идеи Воронова и предоставить платформу для его исследований. Однако Воронов просто охарактеризовал эти ассоциации как «загнивающие, обветшалые организации, выступающие против любых изменений и инноваций» (15, с.54). Несмотря на растущие сомнения в эффективности его операции, он продолжал выполнять операции как на людях, так и на животных, к всеобщему признанию.

    Неудивительно, что многие из этих врачей-трансплантологов изображали свои операции как благотворительные действия, в которых они одни устраняли «гротескную» болезнь старости. Они, однако, знали о финансовой выгоде, которую они могли получить. Воронов, например, брал от 500 до 1000 фунтов стерлингов за каждую операцию. Однако, вероятно, ни один «доктор» не получил больше пользы от поиска железистого источника молодости, чем «д-р.Джон Р. Бринкли. Проучившись 3 месяца в Eclectic Medical University of Kansas, Бринкли получил медицинский диплом, который впоследствии использовал для получения лицензии в Канзасе и Арканзасе. Поселившись в Милфорде, штат Канзас, он начал пересаживать козьи железы людям, ищущим лекарства от импотенции до безумия, а также надеясь, что они смогут узнать секреты вечной молодости. Утверждая, что «вы так же стары, как и ваши железы», Бринкли построил собственную больницу, в которой он брал 750 долларов за пересадку козьей железы и 2000 долларов за пересадку человеческой (19).К 1923 году он основал в Канзасе одну из крупнейших радиостанций страны, KFKB. Наряду с музыкой, религией и нападками на традиционную медицину он рекламировал свои операции и фармацевтические препараты. К концу десятилетия он стал миллионером, имея несколько домов, два самолета, яхту и множество автомобилей. В конце концов, однако, на него напала ортодоксальная медицина. В 1930 году Совет по медицинской регистрации и экзаменам штата Канзас отозвал его лицензию, а на страницах журнала Американской медицинской ассоциации Моррис Фишбейн назвал Бринкли «вопиющим шарлатаном», ставя под сомнение его образовательные квалификации и процедуры (19). После неудачной кампании на пост губернатора Канзаса «доктор козьей железы» перебрался в Мексику, где в очередной раз прорекламировал свои убеждения на мощной радиостанции.

    Однако трансплантация железы была не единственной операцией, которую врачи начала 20-го века использовали для продления среднего возраста. Ойген Штайнах получил международное признание благодаря процедуре, которую он назвал «вазолигацией», которая разрезала семявыводящий проток и направляла сперму из яичек обратно в тело. Утверждая, что сперма обладает большой восстанавливающей силой, он подробно описал многочисленные тематические исследования, в которых операция возвращала молодость и энергию как животным, так и мужчинам.Он утверждал, что в 80% его случаев исчезала старость; психически и физически пациенты возвращались в свое «пресенильное» состояние. «Гармоническое восстановление стольких угасающих способностей, — доказывал он, — доказывает, что реактивация не ограничивается отдельными органами и, конечно, не только половыми функциями, но, как уже подчеркивалось, что она охватывает субстанцию ​​всего организма и распространяется на каждой отдельной клеточной структуры. Поставив под сомнение этот факт, мы ответили и на наш главный вопрос: является ли старческий процесс «обратимым» (11 с.151).

    Хотя большинство врачей, как правило, направляли свои операции мужчинам, такие врачи, как Воронов, Штайнах и другие, пришли к выводу, что женщин можно также «омолодить» с помощью хирургического вмешательства (20). В то время как Штейнах предпочитал инъекции «фолликулярного гормона» и облучение яичников, другие стали пересаживать яичники пациенткам в менопаузе. Результат, как заявил сторонник омоложения Норман Хейр, почти всегда был выдающимся. Он писал в 1924 году о старческих женщинах: «Имплантация яичника дает очень поразительные результаты.Если яичник пересаживают от молодой к стареющей самке, он перестает производить яйцеклетки, но продолжает выделять гормоны, которые циркулируют в крови его нового хозяина и вызывают значительное улучшение психического, физического и сексуального здоровья, а также стимулируют собственные яичники хозяина. возобновлению активности обеих его функций. Старческая самка становится более энергичной, проявляет возобновление полового влечения, проявляет новое влечение к самцу и после более длительного периода бесплодия снова способна забеременеть и произвести потомство» (21, с.32). Многочисленные тематические исследования, проведенные этими врачами, свидетельствовали о выдающихся результатах, когда постаревшие, изможденные пожилые женщины внезапно становились сексуально соблазнительными и привлекательными.

    Несмотря на различия в подходах и типах операций, все эти исследователи разделяли одно четкое убеждение: старение — это враг, с которым нужно бороться любой ценой. Без сомнения, состариться означало стать бессильным и бесполезным. Старость, по словам Стивенса, была периодом «грубости, грубости и безобразия» (13, с. 177). Тело ослабло, разум помутился.В этой характеристике старение вряд ли было связано с мудростью или опытом. Наоборот, на последнем этапе жизни ничего не стоило поддерживать. «Мнимые радости старости, — писал Воронов в 1928 г. , — выдуманы для того, чтобы утешить нас в нашем падении, которое считается неизбежным и непоправимым» (18, с. 73). Единственная надежда заключалась в том, чтобы полностью искоренить его с помощью прямой атаки, в форме лабораторных исследований, инвазивных операций или множества продуктов и рецептов.

    В основе этого медицинского взгляда на старость лежало убеждение, что пожилые люди не только непродуктивны и устаревают, но и представляют серьезную экономическую проблему для современного общества.По мнению многих комментаторов, западные индустриальные общества рубежа веков столкнулись с кризисом старения. Полагая, что старое обладает властью и уважением в сельскохозяйственных обществах, они оплакивали то, что они считали снижением статуса пожилых людей в современном мире. В их глазах быть старым означало быть бедным; модернизация для старого означала зависимость, а не уважение. «Социально-экономическая проблема старика или старухи, — писал специалист по проблемам старения Исаак Рубинов, — это именно проблема современного общества, результат быстрой индустриализации» (22, с. 302). Предполагая, что старики больше не могут конкурировать в мире, который боготворил молодежь и полагался на новые технологические навыки, эксперты по старению утверждали, что пожилые люди были выброшены на «промышленную свалку» только для того, чтобы столкнуться с неизбежным обнищанием (23). «Для огромной массы наемных работников, — объяснял адвокат по вопросам пенсий Авраам Эпштейн, — неспособность поддерживать постоянную занятость делает зависимость в старости неизбежной и неизбежной» (24, стр. 60). Поскольку старость была неизлечимой болезнью и без надежды на сохранение своего здоровья, у пожилых людей не было иного выбора, кроме как искать убежища в богадельне или зависеть от своих детей или государства в плане поддержки в их неизбежной старости.

    Таким образом, слабость стариков была не просто индивидуальной медицинской проблемой, но, казалось, бросала вызов процветанию и прогрессу нации. Социальные и медицинские эксперты по проблемам старения использовали широкий спектр данных, чтобы доказать негативное влияние старости на современное общество. Эли Мечников, например, отметил, что Франция тратит огромные суммы на содержание 2 миллионов человек в возрасте 70 лет и старше. «Уже сетуют, — писал он, — что бремя содержания стариков слишком тяжело и государственных деятелей смущают огромные расходы, которые повлечет за собой государственное содержание стариков» (12, с.134). Даже новая киноиндустрия начала 20 века доносила это до своей массовой аудитории. В короткометражном немом фильме Д. В. Гриффит изобразил ужасное положение пожилых людей и задал в его названии вопрос: «Что нам делать с нашими стариками?» когда его пожилой главный герой ковылял в богадельню. Те, кто уже поддался разрушительному воздействию старости, были ясно представлены как , маргинализировавшие других — они стали не более чем проблемой для себя и бесполезной тратой на общество.Единственная надежда, заявляли защитники долголетия, заключалась в том, чтобы использовать науку и технику для полной ликвидации сцены.

    Чтобы поддержать это утверждение, многие защитники старения указали со статистической неточностью на, казалось бы, растущую долю пожилых людей, которые заполняли богадельню. Они утверждали, что в 1880 году только 33% обитателей богаделен в стране были стариками; к 1904 г. эта доля возросла до 53%, а к 1923 г. — до поразительных 67% (25). Они утверждали, что эти цифры доказывают, что старость — ужасная стадия существования.К 1930-м годам федеральное правительство приняло эту статистику как одно из оснований для принятия федеральных пенсий. «Преобладание стариков в богадельнях, — писал Комитет экономической безопасности, — есть признак их растущей зависимости» (26). Однако немногие защитники признали, что растущая доля пожилых заключенных в приюте была вызвана не растущим обнищанием стариков, а удалением других, часто более молодых заключенных. На самом деле, в национальном масштабе процент всех пожилых людей, ставших обитателями богадельни, оставался довольно постоянным на уровне 2% (27).Тем не менее, защитники старения неоднократно заявляли, что богадельня продемонстрировала ужас старости. Если не будут предприняты крайние меры, правительство будет ошеломлено стоимостью их ухода.

    Для таких врачей, как Эли Мечников, единственная надежда на решение этой, казалось бы, постоянно растущей проблемы заключалась в том, чтобы обратиться к открытиям и методам медицинской науки. «Когда мы уменьшим или устраним такие причины преждевременной старости, как невоздержанность и болезни, — писал он в 1908 году, — тогда уже не будет необходимости давать пенсии в возрасте шестидесяти или семидесяти лет.Стоимость содержания старого вместо того, чтобы увеличиваться, будет прогрессивно уменьшаться» (12, с. 134). Хотя Мечников смотрел на будущие исследования, многие антивозрастные хирурги утверждали, что надвигающийся кризис разрешился. Расхваливая свои операции, они заявляли, что уже нашли способ остановить неизбежную нищету стариков. Они утверждали, что с хирургическими трансплантатами пожилые люди больше не будут страдать слабостью или болезнями; они останутся продуктивными и самодостаточными на неопределенный срок.Фактически, в 1926 году Воронов провозгласил, что его процедура опустошит приюты для престарелых и позволит заключенным «возобновить на несколько лет активный образ жизни, вместо того, чтобы оставаться обузой для общества». Убежденный в действенности процедуры, он рекомендовал немедленно провести такие операции «в широком масштабе» во всех учреждениях, где содержались старики (20, с. 110). Два года спустя он отметил экономические последствия своей операции для 64-летней вдовы, чьи «заработки уменьшались, ей грозила бедность, и она пришла ко мне с криком отчаяния, прося меня восстановить ее силы и ее здоровье». энергию для работы, чтобы она могла быть спасена от того, чтобы окончательно сжаться и впредь быть не в состоянии содержать своего сына.После того, как он пересадил яичник от самки шимпанзе, он сообщил, что операция «…буквально преобразила эту бедную женщину… Ее фигура снова стала прямой, движения настороженными; на ее лице больше не было выражения боли, которое делало его таким старым; морщины, кроме того, были гораздо менее заметны, очевидно, в результате лучшего тонуса мышц, который всегда наблюдается после пересадки. Но больше радовало достойную женщину то, что она снова могла легко взбираться по своим шести лестничным маршам, работать по двенадцать часов в сутки и чувствовать себя обновленной силой, которая восстанавливала ее нравственное мужество для борьбы за жизнь» (18, с. .186).

    В 1920-е к таким заявлениям относились весьма серьезно. После одной из операций Воронова по пересадке яичек венгерская страховая компания отказалась выплачивать пациенту пенсию по старости. Компания утверждала, что с прикрепленной к его телу обезьяньей железой мужчина больше не мог претендовать на ренту, предназначенную для ослабленного старика (15). Другие страховые компании надеялись, что процедура васолигации Штайнаха спасет их от растущей высокой стоимости аннуитетов.«Недавно, — сообщал энтузиаст Штейнаха Джордж Ф. Корнерс, в 1923 году, — на собрании андеррайтеров в Нью-Йорке с большим энтузиазмом обсуждалось влияние открытия Штейнаха на страхование жизни, положения об инвалидности и т. д. Положения о старости, пенсиях и т. д. претерпят существенные изменения, если операция Штейнаха станет всеобщей» (28, с. 49—50). Здесь, казалось, был ответ на растущее финансовое бремя пожилого населения. Экстремальные медицинские действия могли бы «вылечить» болезнь старости и затормозить, казалось бы, неизбежный экономический кризис.

    Начиная с 1940-х годов это сообщение передавалось все реже. Неспособность многих из этих чудодейственных средств обеспечить бесконечную молодость, наряду с учреждением системы социального обеспечения и растущим числом частных пенсионных планов, — все это послужило ослаблению обещаний сторонников продления жизни и резких описаний старения. Вместо того, чтобы классифицировать всю стадию как болезнь, недавно созданные организации, такие как Американское гериатрическое общество и Американское геронтологическое общество, стремились отделить нормальную старость от излечимых патологических состояний.Власти, которые когда-то подчеркивали неспособность стариков, теперь говорили о последнем этапе жизни как о времени независимости и автономии. В газетах и ​​журналах изображения дряхлых пожилых пар в богадельне часто заменялись счастливыми фотографиями только что вышедших на пенсию «пенсионеров», которые провели свои последние годы на поле для гольфа в пенсионном досуге. Информация о планировании выхода на пенсию, советы по самостоятельной жизни и советы по сексуальности после менопаузы заполнили страницы литературы, адресованной стареющим людям и их семьям (27).

    Однако в начале 1990-х годов возродились убеждения о бесполезности старости и необходимости устранения процесса старения, поддержанные основателями Американской академии антивозрастной медицины (A4M). Основанная в 1993 году 12 практиками, A4M посвятила себя «решению проблемы старения как излечимой болезни». В книгах, на веб-сайтах и ​​в телевизионных рекламных роликах лидеры A4M снова изображают старость как главного врага, прискорбное состояние, которое требует искоренения.«Как только старение рассматривается как болезнь, — заявляет доктор Рональд Клац, один из основателей движения против старения, — тогда оно становится излечимым заболеванием». Согласно антивозрастной литературе, при правильном гормональном лечении, физических упражнениях, пластической хирургии и пищевых добавках люди могут с нетерпением ждать «КОНЦА СТАРЕНИЯ» и предвкушать бесчисленные годы, наделенные жизненной силой и внешностью среднего возраста (2). , стр. 3–4).

    По своему подходу и позиции это движение, очевидно, мало чем отличается от первой волны защитников долголетия. В отличие от Корнаро, Кондорсе или Раша, сторонники борьбы со старением не видят ничего ценного в самой старости. Немногие в A4M поддержали бы идею Корнаро о том, что «старость — это самое желанное время» (4, стр. 43). Едва ли это период мудрости или созерцания, последний этап жизни характеризуется лишь как время слабости и болезни. По мнению основателей движения, старость — это просто «совокупность дегенеративных расстройств, ведущих в конечном итоге к инвалидности и смерти» (2, с. 4). Поскольку конечный этап жизни явно является временем «длительных страданий и дряхлости» (29, с.ix), те, кто поддался его разрушительному воздействию, изображаются как самые маргинальные личности.

    Но если новые антивозрастные защитники немного повторяют идеи своих предшественников 16-го, 17-го и 18-го веков, они явно отражают многие подходы и практики столетней давности. Хотя они изображают свою философию и практику как новый и революционный подход к искоренению старости, их взгляды на процесс старения, а также методы его «лечения» ярко перекликаются с подходами, убеждениями и действиями Эксперты по долголетию конца 19-го и 20-го веков.

    Для членов А4М, как и для защитников начала ХХ века, старость — не просто жизненный этап, а болезнь, несущая болезни, нищету и дряхлость. Виновником, по мнению обеих групп, является клетка, чья стареющая трансформация внутри тела стоит на пути к бессмертию. И, подобно врачам-интервенционистам столетней давности, новые специалисты по борьбе со старением утверждают, что этот процесс можно «вылечить» прямым действием. Хотя врачи, такие как Штейнах и Воронов, определили половые железы как ключ к процессу, члены A4M теперь возлагают свои надежды на то, что они называют «мультигормональной оптимизацией», и особенно отмечают важность человеческого гормона роста.«Пополняя свой запас гормона роста, — пишут Рональд Клац и Кэрол Кан в книге Grow Young with HGH , — вы можете восстановить свою энергию, здоровье, внешний вид и сексуальность. Впервые в истории человечества мы можем вмешиваться в процесс старения, восстанавливать многие аспекты молодости, противостоять болезням, существенно улучшать качество жизни и, возможно, даже увеличивать ее продолжительность. «Источник молодости» находится в клетках каждого из нас. Все, что вам нужно сделать, это отпустить его» (1, с. 15).

    Штейнах и Воронов, конечно, громогласно заявили бы, что это было «не впервые в истории человечества.Они тоже утверждали, что «вмешались в процесс старения». И, подобно сегодняшним свидетельствам счастливых пациентов, врачи рубежа веков показывали фотографии «до» и «после» и тематические исследования. На словах и в образах они, как и их современные коллеги, утверждали, что такие бесспорные изображения доказывают, что они остановили старение клетки и успешно вернули своих участников в блаженный средний возраст. Для Штейнаха и Воронова, как и для членов А4М, старость была «гротескной» болезнью, которую можно было искоренить с помощью правильного сочетания гормонов, диеты и операции.

    Более того, несмотря на предупреждения о том, что такое лечение может иметь небольшой эффект или даже быть опасным (30, стр. 29 и 31), обе группы избегают традиционных медицинских учреждений, считая их методы и подходы элитарными и устаревшими. В начале 20 века стареющие интервенты критиковали медицинский истеблишмент, который ставил под сомнение их деятельность и требовал дальнейших исследований. Они считали, что традиционные академии «устарели» или «приходят в упадок»; пришло время действовать.Аналогичное отношение выражает и A4M. По словам Клаца и Кана: «Прошло сорок лет, прежде чем медицинский истеблишмент дал добро на рутинную замену эстрогена и прогестерона у женщин в постменопаузе, и может пройти еще сорок лет, прежде чем они дадут добро на замену гормона роста. Мы считаем, что последствия бездействия гораздо хуже, чем последствия действия» (1, с. 28).

    Неудивительно, что, как и врачи по железам до них, лидеры A4M подверглись нападкам со стороны медицинского и юридического сообщества.В 2000 году Департамент профессионального регулирования штата Иллинойс бросил вызов основателям A4M Рональду Клацу, DO, и Роберту Голдману, DO, которые в многочисленных книгах называли себя докторами медицины. Хотя оба мужчины получили степень доктора медицины в Медицинской школе Университета медицинских наук Центральной Америки в Белизе, штат постановил, что у них нет лицензии на использование этого удостоверения в Иллинойсе. В результате 6 декабря 2000 г. Клац и Голдман согласились заплатить по 5000 долларов за штуку и «прекратить и воздерживаться» от идентификации себя как докторов медицины (32).Подобно Бринкли, врачу по козьим железам, который боролся с Американской медицинской ассоциацией и Медицинским советом Канзаса, лидеры A4M были вынуждены пересмотреть свои полномочия в соответствии с профессиональными стандартами.

    Но сходство с их предшественниками выходит далеко за рамки этих конфликтов с ортодоксальной медициной или даже их общего определения старения. Обосновывая свои убеждения, обе группы также неоднократно ссылаются на статистические «доказательства» в поддержку своих утверждений. Почти каждая работа А4М начинается с обсуждения демографической революции, произошедшей в жизненном цикле, — кажущегося неоспоримым подтверждением того, что мы сейчас наблюдаем экспоненциальный рост числа лет в конце жизненного цикла.В Brain Power Боб Голдман, Рональд Клац и Лиза Бергер обычно отмечают: «В 1799 году средняя продолжительность жизни составляла 25 лет, как и на протяжении столетий. Но сегодня мы стареем совсем по-другому. К 1899 году, всего столетие назад, средняя продолжительность жизни достигла 48 лет. Сейчас уже почти 80 лет, и ученые прогнозируют, что к 2049 году средняя продолжительность жизни достигнет 120-150 лет» (33, с. 7). Опираясь на графики и столбцы, которые предполагают, что наука добавила к жизни стариков более 30 лет, они утверждают, что последствия для будущего очевидны.Как заявляет Мэри Энн Либерт в «Достижения в области антивозрастной медицины» , «А4М придерживается убеждения и ожидания, что человеческая продолжительность жизни может быть увеличена до 250 лет, что можно считать «человеческим бессмертием». Мы можем, утверждает она, «быть в состоянии жить практически вечно» (34, с. xvii).

    Однако, подобно защитникам старения, которые использовали статистические «доказательства» из богадельни, демографические данные из жизненного цикла едва ли демонстрируют то, что утверждают авторы. Резкое изменение показателей смертности, наблюдаемое в 20-м веке, не связано в первую очередь с увеличением смертности в последние годы жизненного цикла. Скорее, это в значительной степени результат устранения детской морали, которая когда-то служила для снижения средней продолжительности жизни. Даже в колониальной Америке 70% всех людей, достигших 25-летнего возраста, доживали до 60 лет. И хотя в 20-м веке произошло первое увеличение количества лет в конце жизненного цикла, это увеличение было гораздо медленнее, чем предполагалось: 1900 г. люди, достигшие 65-летнего возраста, могли ожидать дополнительных 11,9 лет жизни; к 1950 г. она возросла до 13,9 лет, а к 1978 г. — до 16 лет.1 год (35). Некоторые гериатры фактически утверждают, что даже если бы рак и сердечные заболевания были полностью устранены, ожидаемая продолжительность жизни увеличилась бы только на 7 лет для женщин и 8 для мужчин — вряд ли это неограниченная продолжительность жизни, предвиденная некоторыми экспертами по борьбе со старением (36).

    Наконец, и, пожалуй, самое тревожное, эти обещания не только восходят к надеждам защитников долголетия 19-го и начала 20-го веков, но и основатели A4M еще раз охарактеризовали тех, кто испытал старость или любой возраст- сопутствующие заболевания как враг, истощающий страну в ее богатстве и процветании. «Как мы все знаем, — пишет доктор Клац, — Америка в глубокой беде. Наша нация сталкивается с самой опасной угрозой нашей социальной стабильности со времен Гражданской войны. … Америка сейчас стоит в эпицентре, столкнувшись с финансовым и социальным разрушением, горя в точке воспламенения 76-мегатонной бомбы. В течение следующих 25–30 лет последствия этой бомбы начнут медленно разноситься ветром по американскому ландшафту, поскольку 76 миллионов стареющих бэби-бумеров вызывают беспрецедентный кризис в гериатрической медицине и в нашей системе социальной и экономической поддержки.Самое многочисленное поколение, когда-либо рожденное на Земле, потребует медицинских и экономических ресурсов, не имеющих себе равных в истории, когда они вступят в свои закатные годы. … Лечение их дегенеративных заболеваний и, во многих случаях, поддержка их в течение 30 или 40 лет выхода на пенсию потребуют непревзойденных требований к экономическим ресурсам этой страны. … Кто будет платить за эти дополнительные услуги? Ответ, конечно, молодое поколение. Они заплатят. И платить. А платить, тем более» (2, с. 1).

    По словам Клаца, единственным выходом из этого кризиса является следование предписаниям антивозрастного движения.«Те из нас, кто сегодня здесь, — пишет он, — знают ВЫСШУЮ истину… И правда в том, что человечество стоит на пороге наступления невероятных масштабов. Мы, лидеры антивозрастного движения, поможем вступить в новую современную эпоху для человечества: Общество без старения. Есть лекарство от этого апокалипсиса старения, и оно приходит как раз вовремя, чтобы спасти Америку. Это средство представляет собой новую науку антивозрастной медицины, представленную Американской академией антивозрастной медицины» (2, стр. 3). «Чтобы избежать обременительной в финансовом, социальном и медицинском отношении задачи заботы о растущем пожилом населении, — утверждает Клац в другом месте, — его программа должна получить широкое распространение.Он заявляет, что это «настоятельный императив поддержания благосостояния общества в двадцать втором веке» (37, стр. 59).

    апокалипсис старения , болезнь старости , ужас морщин и утрата сексуальности, а также «обременительная задача» поддерживать старость — все это отражает убеждения, выходящие за рамки простой краски для волос или программы упражнений. Они обнаруживают возвращение тревожных представлений о природе пожилых людей и их месте в обществе. Как и в кампании защитников долголетия 100 лет назад, и в отличие от настроений таких людей, как Корнаро, те, кто эгоистично поддался разрушительному действию возраста, снова стали врагами, готовыми бросить вызов и разрушить экономический рост страны и процветание.Таким образом, с исторической точки зрения новый источник молодости может не просто предлагать своим просителям надежду на меньшее количество морщин и более активную сексуальную жизнь. Как в своей формуле сохранения молодости, так и в своем презрении к пожилым людям движение против старения, как и его коллеги конца 19-го и начала 20-го веков, имеет тенденцию унижать и маргинализировать сам процесс старения.

    Более короткая статья, основанная на том же материале, появилась в Generations .Перепечатано с разрешения Generations (2001-02, 25:4, стр. 9–15). Copyright 2001-02 Американское общество старения, Сан-Франциско, Калифорния (www.asaging.org).

    Каталожные номера

    1

    Klatz R, Kahn C. Стань молодым с гормоном роста: удивительный, проверенный с медицинской точки зрения план обращения вспять старения . Нью-Йорк: Harper Perennial; 1998.

    2

    Клац Р. Терапевтические достижения в антивозрастной медицине. В: Клац Р., Голдман М., ред. Антивозрастная медицинская терапия. Марина-дель-Рей, Калифорния: Публикации Health Quest; 1997.

    3

    Клац Р., Гольдман Р. Остановка часов: Долголетие в новом тысячелетии . Северный Берген, Нью-Джерси: Основные публикации о здоровье; 2002.

    4

    Корнаро Л. Искусство долгой жизни (1558). Перепечатка. Нью-Йорк: Арно Пресс; 1979.

    5

    Груман Г. История представлений о продлении жизни.

    Труды Американского философского общества.

    1966

    ;

    56

    :

    3

    -102.6

    Раш Б. Медицинские справки и наблюдения . Филадельфия: Томас Добсон; 1797.

    7

    Nascher IL. Патология в пожилом возрасте.

    Медицинский совет.

    1910

    ;

    15

    :

    94

    -99,8

    Кертис ВХ. Болезни пожилых людей.

    Ill Medical J.

    1906

    ;

    10

    :

    401

    -410.9

    Мерсье К. Здравомыслие и Безумие . Нью-Йорк: Скрибнер и Велфорд; 1890.

    10

    Haber C. Гериатрия: специальность в поиске специалистов.В: Ван Тассель Д., Стернс П., ред. Старость в бюрократическом обществе. Коннектикут: Greenwood Press; 1986: 66–84.

    11

    Штайнах Э. Секс и жизнь: сорок лет биологических и медицинских экспериментов (1940). Перепечатка. Колледж-Парк, Мэриленд: McGrath Publishing Co; 1970.

    12

    Мечников Е. Продление жизни (1908). Перепечатка. Нью-Йорк: Арно Пресс; 1977.

    13

    Коул ТР. Жизненное путешествие . Нью-Йорк: Кембриджский университет; 1992.

    14

    Бенджамин ХР. Омоложение . Лондон: Общество полового воспитания; 1937.

    15

    Гамильтон Д. Дело обезьяньей железы . Лондон: Чатто и Виндус; 1986.

    16

    Данбар Н. Эликсир жизни: Собственный отчет доктора Браун-Секварда о его известном предполагаемом лекарстве от слабости и старости, экспериментах доктора Вариота и современных комментариях профессионалов и прессы . Бостон: JG Cupples Co; 1889.

    17

    «Америка была первой в пересадке желез.”, Нью-Йорк Таймс. 15 августа 1920:8.

    18

    Воронов С. Как вернуть молодость и жить дольше . Нью-Йорк: Фальстаф Пресс; 1928.

    19

    Вуд К. Жизнь человека: биография Джона Р. Бринкли . Канзас-Сити, Миссури: Goshorn Publishing Co; 1934.

    20

    Воронов С. Изучение старости и мой метод омоложения . Лондон: издательство Gill Publishing Co; 1926.

    21

    Хайре Н. Омоложение: работа Штайнаха, Воронова и др. .Лондон: Джордж Аллен и Анвин, ООО; 1924.

    22

    Рубинов ИМ. Социальное страхование . Нью-Йорк: Генри Холт; 1913.

    23

    Тодд А.Дж. Старость и промышленная свалка.

    Am Statist Assoc.

    1915

    ;

    14

    :

    550

    -557.24

    Эпштейн А. Проблема пожилых людей . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф; 1929.

    25

    Гроб Г. Объяснение истории старости. В: Ван Тассель Д., Стернс П., ред. Старость в бюрократическом обществе. Коннектикут: Greenwood Press; 1986: 30–45.

    26

    Комитет экономической безопасности. Необходимость экономической безопасности в США . Вашингтон, округ Колумбия: Государственная типография; 1934.

    27

    Хабер К., Граттон Б. Старость и поиск безопасности . Блумингтон, Индиана: Издательство Индианского университета; 1994.

    28

    Уголки ГФ. Омоложение: как Штайнах делает людей молодыми . Нью-Йорк: Томас Зельцер; 1923.

    29

    Смит Т.Дж. Обновление: антивозрастная революция .Эммаус, Пенсильвания: Rodale Press; 1998.

    30

    Батлер Р. Существует ли лекарство против старения?

    Поколения.

    2001

    ;

    25

    :

    63

    -65.32

    Ежемесячный дисциплинарный отчет Департамента профессионального регулирования штата Иллинойс за декабрь 2000 г. (стр. 4). www.dpr.state.il.us.

    33

    Голдман Б., Клац Р., Бергер Л. Фитнес для мозга: антивозрастные стратегии для достижения сверхсилы разума . Нью-Йорк: Даблдэй; 1999.

    34

    Либерт М.А. Достижения в области антивозрастной медицины .Ларчмонт, Нью-Йорк: Mary Ann Liebert Inc; 1996.

    35

    Фрайс Дж.Ф. Старение, естественная смерть и компрессия заболеваемости.

    N Engl J Med.

    1980

    ;

    303

    :

    130

    -135.36

    Ольшанский С.Дж., Карнес Б.А., Кассель К. В поисках Мафусаила: оценка верхних пределов человеческого долголетия.

    Наука.

    1990

    ;

    250

    :

    634

    -640. 37

    Klatz R. Антивозрастная медицина: мощная независимая поддержка расширения инновационной медицинской специальности.

    Поколения.

    2001

    ;

    25

    :

    59

    -62.

    Геронтологическое общество Америки

    границ | Комментарий: Является ли продление жизни сегодня фаустовской сделкой?

    Комментарий к

    Является ли продление жизни сегодня фаустовской сделкой?
    Ольшанский С.Ю. Фронт Мед (2017) 4:215. doi: 10.3389/fmed.2017.00215

    «Такие выводы всегда разочаровывают, но они имеют желательные последствия направления исследований в направлении, которое, вероятно, будет плодотворным.Уильямс Г.К. Плейотропия, естественный отбор и эволюция старения. Эволюция. 1957 год; 11: 398–411.

    Представьте, что в исследовательской сфере, которая процветает за счет средств, выделяемых на получение ответа на насущный вопрос, ответ в конце концов найден. В дальнейшей поддержке поля необходимости не будет. Специалисты, пожертвовавшие своей жизнью для ее разработки, будут неконкурентоспособны в других областях, которые разрабатывают другие ученые. То есть науке, в отличие от практики, нужны вопросы, а не ответы, которые могут иметь ценность для науки лишь постольку, поскольку вызывают новые вопросы.В этом отношении ценность прокомментированного экспертного заключения (1) несомненна.

    Сомнительна практика извлечения цитат из их полного контекста. Впрочем, как еще можно оправдать комментарии к нему?

    «Нам предлагают все меньшее количество времени выживания по очень высокой цене…» (1).

    «Меньший» и «очень высокий» являются количественными категориями. Есть ли способ оценить их в цифрах? Один из способов предлагает кривая Престона, которая показывает межстрановые отношения между валовым национальным продуктом (ВНП) на душу населения и ожидаемой продолжительностью жизни (ОПЖ) (2).Преобразование графика из его обычного вида, который показывает, как продолжительность жизни увеличивается с доходами, в график, показывающий цену увеличения продолжительности жизни (рис. 1), позволяет легко увидеть, что увеличение среднего возраста на момент смерти выше ок. Цена 85 лет достигает бесконечности. Аналогичный трюк с данными о расходах на здравоохранение на душу населения покажет то же самое. Жесткие холодные факты, отраженные на рисунке 1, предполагают, что результаты инвестирования постоянно увеличивающихся доступных ресурсов в человеческую жизнь ограничены в отношении продолжительности человеческой жизни.

    «Подсказка о том, что нам следует делать вместо этого…: … атаковать само старение, а не связанные с ним болезни…» (1).

    Откуда можно знать, что атаке подвергается само старение, а не что-то еще? В популяциях старение проявляется как постепенно увеличивающийся риск смерти с возрастом. Это соотношение фиксируется законом Гомперца-Мейкхэма (GML):

    .

    где μ фиксирует вероятность смерти в единицу времени, C — популяционно-специфический параметр, не зависящий от возраста ( t ), μ 0 фиксирует среднюю начальную уязвимость к причинам смерти , а γ отражает среднюю скорость увеличения уязвимости в зависимости от возраста, т. е.д., демографическая скорость старения.

    Отношение к GML варьируется от рассмотрения его как проявления некоторых законов природы (4) до отношения к нему просто как к удобному инструменту для описания текущей ситуации (5). Последнее отношение подразумевает, что ситуацию можно качественно изменить, не нарушая ни одного закона природы, если мы сможем изобрести для этого средства. Первый подход подразумевает, что из-за экспоненциально растущей смертности любое конечное поколение, которое перекрывается с другими, образуя популяцию, неизбежно будет исчерпано в течение конечного времени.GML налагает значительные ограничения на свободу мысли в рамках своей применимости, как это делает любой закон. Соответствующие закономерности смертности создают характерные распределения возраста на момент смерти с асимметрией влево и позволяют рассчитать параметры GML. Только вмешательства, влияющие на γ , могут рассматриваться как направленные на «само старение». Рассмотрение моделей смертности и выживания человека в соответствии с GML предполагает, что изменения в C , а не в γ ответственны за исторические достижения в продолжительности жизни человека (6, 7). Примечательно, что лучший обзор по GML и его последствиям (8) написан в соавторстве с автором обсуждаемой статьи (1). Почему тогда в отзыве не упоминается GML?

    «Самое важное — недавние достижения в области биогеронтологии показали, что отсрочить старение у людей вполне реально… Модель «Дивиденд долголетия» направлена ​​на предотвращение или отсрочку коренных причин болезней и инвалидности путем воздействия на один из основных факторов риска для всех них — биологическое старение». (1).

    Откуда можно знать, что способность увеличивать продолжительность жизни, воздействуя на старение нематод, может распространяться только на старение у людей? В диапазоне от менее до более продвинутых организмов, таких как нематоды, мухи и мыши, величина эффектов, изменяющих продолжительность жизни, и их значимость для старения снижаются, что делает их прогнозы на старение человека неопределенными.Примером такой неопределенности является рапамицин (9, 10). Таким образом, актуальность недавних достижений в области экспериментальных препаратов, увеличивающих продолжительность жизни/здоровья, для воздействия на конкретное старение у людей является спорной.

    «Современные специалисты в области антивозрастной медицины пытаются продать публике то, что кажется подлинным научным вмешательством, основанным на настоящей науке, до того, как будет доказана их безопасность и эффективность. …» (1).

    Если платить за антивозрастные эликсиры, предлагаемые антивозрастной фармацевтической продукцией без надлежащего тестирования, является «фаустовской сделкой» (что, безусловно, так и есть), то как можно расценивать тестирование многочисленных предполагаемых антивозрастных препаратов на предмет их применимости к людям? Не является ли это еще одним способом заставить людей платить за борьбу со старением? На этот раз за исследования (которые в конечном счете поддерживаются налогоплательщиками), направленные на проверку того, полезны ли перспективные продукты, а не готовые к употреблению продукты. имеющие недоказанную полезность.Таким образом, мы имеем еще одну фаустовскую сделку, хотя и более запутанную.

    По иронии судьбы, считается, что наиболее хваленые «антивозрастные» препараты, такие как ресвератрол, рапамицин и метформин, имитируют эффекты смещения энергетического баланса тела от накопления, роста и самовоспроизведения к самоподдержанию (11, 12). ). Тогда в чем причина использования миметиков вместо реальных вещей, таких как правильное потребление калорий и адекватная физическая активность, дополненная умеренным алкоголем (13–15)? Верно ли, что наиболее важным узким местом в увеличении продолжительности здоровья является недостаточная поддержка исследований в области антивозрастной фармакологии, а не неадекватное отношение людей к здоровью? Может быть, продвижение здоровых привычек более рентабельно, чем разработка антивозрастных таблеток?

    Это не означает, что исследования старения превратились в схоластические упражнения, выполняемые ради них самих.Изучение основных механизмов старения действительно помогает найти новые методы лечения, которые, скорее всего, будут упущены из виду в исследованиях, посвященных конкретному заболеванию. Примером может служить история с ресвератролом, кульминацией которой, по-видимому, не стала таблетка для борьбы со старением человека, но она продолжилась патентованием новых лекарств для борьбы с болезнями человека (16).

    Вклад авторов

    Автор подтверждает, что является единственным автором данной работы и одобрил ее публикацию.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Ссылки

    2. Dalgaard C-J, Strulik H. Оптимальное старение и смерть: понимание кривой Престона. J Eur Econ Assoc (2014) 12(3):672–701. doi:10.1111/jeea.12071

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    3. Голубев А. Парниковые газы, культурные традиции и продолжительность жизни: история и география. Биосфера (2012) 4:474–87.

    Академия Google

    5. Петрачек М., Миллер Д. Вычислительный анализ воспроизводимости эксперимента по продолжительности жизни. bioRxiv (2017). дои: 10.1101/107417

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    6. Голубев А.Г. Вопрос о целесообразности общей теории старения. III. Теория и практика старения. Adv Gerontol (2012) 2(2):109–19. дои: 10.1134/s207

    1206001x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    9. Нефф Ф., Флорес-Домингес Д., Райан Д.П., Хорш М., Шредер С., Адлер Т. и соавт. Рапамицин увеличивает продолжительность жизни мышей, но оказывает ограниченное влияние на старение. J Clin Invest (2013) 123(8):3272–91. дои: 10.1172/JCI67674

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    10. Гаррат М., Накагава С., Саймонс М.Дж. Сравнительные идиосинкразии в продлении жизни за счет снижения передачи сигналов mTOR и его отличия от диетического ограничения. Стареющая ячейка (2016) 15(4):737–43. дои: 10.1111/ускорение.12489

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    12. Кумар С., Ломбард Д.Б. В поисках таблетки Понсе де Леона: проблемы в поиске антивозрастных молекул. F1000Res (2016) 5: F1000 Факультетская редакция – 406. doi:10.12688/f1000research.7821.1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    13. Вина Дж., Санчис-Гомар Ф., Мартинес-Белло В., Гомес-Кабрера М.С. Упражнения действуют как наркотик; Фармакологические преимущества физических упражнений. Br J Pharmacol (2012) 167(1):1–12. doi:10.1111/j.1476-5381.2012.01970.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    14. Lee D-C, Brellenthin AG, Thompson PD, Sui X, Lee IM, Lavie CJ.Бег как ключевое лекарство образа жизни для долголетия. Progr Cardiovasc Dis (2017) 60:45–55. doi:10.1016/j.pcad.2017.03.005

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    15. Дегеруд Э., Ариансен И., Истром Э., Графф-Иверсен С., Хойсет Г., Морланд Дж. и соавт. Социально-экономическое положение на протяжении всей жизни, модели употребления алкоголя в среднем возрасте и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний: анализ обследований здоровья населения Норвегии.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.