Профилактика прямой кишки: Профилактика заболеваний

Содержание

Профилактика заболеваний

14.01.2019

Острые инфекции дыхательных путей (ОРВИ), которые в простонародье называют одним словом «простуда», вызываются огромным количеством вирусов и составляют примерно три четверти всех инфекционных заболеваний на планете.

Они передаются преимущественно воздушно-капельным путем, то есть по воздуху вместе с мокротой больного человека, когда он чихает или кашляет. Вирусы вызывают воспаление слизистой оболочки полости носа, носоглотки, горла, трахеи и бронхов.Простуду нередко путают с гриппом, ошибочно принимая одно за другое. Следует помнить, что ОРВИ – более безобидное заболевание, которое обычно быстро проходит, легко излечивается и редко дает осложнения. Болезнь, вызванная вирусом гриппа, протекает тяжелее и может привести к таким осложнениям, как воспаление легких.

Обычно грипп начинается внезапно. Возбудители гриппа, вирусы типов А и В, отличаются агрессивностью и исключительно высокой скоростью размножения, поэтому за считанные часы после заражения вирус приводит к глубоким поражениям слизистой оболочки дыхательных путей, открывая возможности для проникновения в неё бактерий.

Среди симптомов гриппа — жар, температура 37,5-39 °С, головная боль, боль в мышцах, суставах, озноб, усталость, кашель, насморк или заложенный нос, боль и першение в горле.

При первых симптомах гриппа специалисты рекомендуют остаться дома, чтобы не только не заразить окружающих, но и вовремя заняться лечением, для чего необходимо немедленно обратиться к врачу.

Родителям рекомендуется ни в коем случае не отправлять заболевших детей в детский сад, школу, на культурно-массовые мероприятия. При гриппе крайне важно соблюдать постельный режим, так как при заболевании увеличивается нагрузка на сердечно-сосудистую, иммунную и другие системы организма.

Самолечение при гриппе недопустимо, и именно врач должен поставить диагноз и назначить необходимое лечение, соответствующее состоянию и возрасту пациента.

Что касается прививок, то вакцинация рекомендуется всем группам населения, но особенно детям начиная с 6 месяцев, людям, страдающим хроническими заболеваниями, беременным женщинам, а также лицам из групп профессионального риска — медицинским работникам, учителям, студентам, работникам сферы обслуживания и транспорта. Прививку лучше сделать за 2-3 недели до начала роста заболеваемости, предварительно пройдя осмотр у врача.

Источники:
http://www.takzdorovo.ru/profilaktika/zabolevaniya/kak-otlichit-gripp-ot-prostudy/
https://rg.ru/2018/09/18/rospotrebnadzor-dal-sovety-po-lecheniiu-grippa.html

Онкологический диспансер г. Шахты

Рак ободочной кишки – злокачественное заболевание, которое может локализоваться в любой части толстого отдела кишечника, состоящего из ободочной кишки (часть кишечника, через которую опорожняется тонкий отдел кишечника) и прямой кишки (конечная укороченная часть толстого отдела кишечника).

Общие сведения

Ободочная кишка состоит из восходящей ободочной кишки (проходит снизу вверх в правой части живота), поперечной ободочной кишки (перекрещивается с тонким кишечником и располагается горизонтально вверху живота), нисходящей ободочной кишки (располагаетcя в левой части живота и проходит из верхнего угла вниз) и заканчивается прямой кишкой.

Чаще всего рак ободочной кишки возникает в самой нижней части сигмовидной кишки и в прямой кишке.

После рака легких смертность от этого заболевания на втором месте. При подозрительных образованиях проводят колоноскопию, но для диагностики рака ободочной кишки необходима биопсия.

Рак толстой кишки часто развивается из аденомы (доброкачественная опухоль, состоящая из железистых клеток), которая растет из поверхности кишечника в просвет кишечника. Размер аденомы может варьировать от едва заметного до нескольких сантиметров в ширину. Раковые клетки могут расти внутрь кишечника. Чем крупнее аденома, тем больше вероятность содержания в ней раковых клеток.

При злокачественной опухоли небольшого размера бессимптомное течение возможно на протяжении нескольких месяцев или лет.

Причины

Основная причина рака ободочной кишки неизвестна. Некоторые исследователи считают, что важную роль играет диета. В результате ряда исследований предполагается, что у людей, в рационе которых недостаточно растительных волокон, фруктов и овощей, высокое содержание белков и жиров (характер пищи большинства населения индустриальных городов), наблюдается высокая частота случаев рака ободочной кишки.

Каким образом неадекватное питание способствует возникновению рака, точно не установлено, хотя ученые полагают, что это заболевание может быть связано с нарушением переваривания жиров и количеством времени, которое необходимо для очищения кишечника. У людей, злоупотребляющих алкоголем, особенно пивом или вином, также имеется повышенный риск возникновения рака прямой кишки. Механизм его возникновения также неизвестен.

Наследственность также может играть определенную роль, т.к. рак толстой кишки нередко отмечается в семейном анамнезе больного.

Факторами риска рака толстой кишки являются: указания в семейном анамнезе; полипы в толстой кишке; язвенный колит и другие воспалительные заболевания кишечника.

Симптомы рака толстой кишки

Изменение работы кишечника, кровотечение из прямой кишки, боли в низу живота, метеоризм, уменьшение массы тела, анемия, изменение размера или формы кала.

Разновидность роста и симптомы заболевания различны и зависят от расположения опухоли.

Осложнения

Рак толстого отдела кишечника опасное заболевание. Около 1/3 пациентов с этим заболеванием погибают. При ранней диагностике заболевания в большинстве случаев больные выздоравливают.

Если злокачественную опухоль ободочной кишки не лечить, то происходит прорастание в другие органы, что приводит к летальному исходу.

Что можете сделать вы

При ранней диагностике и адекватной терапии рак прямой кишки хорошо поддается лечению, поэтому врача следует посетить при любых тревожных симптомах этого заболевания.

Что может сделать врач

Если симптомы предполагают наличие рака толстой кишки, то врач должен провести соответствующие исследования. Необходимо сделать анализы крови (для определения наличия анемии, определение специального генетического маркера,компьютерная томография, сканирование, бариевая клизма, рентгенологическое исследование и колоноскопию.

Небольшие полипы можно удалить, пробы для биопсии могут быть взяты во время проведения колоноскопии.

Рак толстой кишки лечат хирургическим путем, удаляя опухоль и часть кишки выше и ниже, чтобы гарантировать удаление всех опухолевых клеток.

Обычно оба конца кишки срастаются и после этого кишечник нормально функционирует. В некоторых случаях при раке прямой кишки требуется колостома (выведение толстой кишки наружу на поверхность тела). Однако новый метод, который заключается в том, что часть тонкой кишки используется для формирования прямой кишки, уменьшает необходимость колостомии.

Лучевую терапию применяют до или после хирургического лечения, особенно при прогрессирующем раке. Все более широко применяется химиотерапия после хирургического лечения, особенно при раке III стадии, при котором вследствие малигнизации увеличиваются лимфоузлы. Комплексная терапия, включающая постхирургическое лечение противоопухолевыми препаратами, уменьшает частоту летального исхода на 1/3.

Профилактические меры против рака толстой кишки

Недавние исследования показали, что употребляя в основном фрукты, овощи, злаки можно предотвратить возникновение рака толстой кишки. Правильный рацион содержит большое количество растительных волокон, бетакаротена, витаминов А и С. Существуют витамины, являющиеся антиоксидантами, которые предотвращает повреждение тканей недоокисленными продуктами (в результате перекисного окисления липидов), которые, по мнению некоторых ученых, повышают риск возникновения рака толстой кишки.

Чтобы избежать рака толстой кишки, необходимо ограничить потребление алкоголя, уменьшить потребление пищи с высоким содержанием белков и жиров, увеличить в рационе питания содержание растительных волокон и сложных углеводов.

Раннее исследование и диагностика может способствовать излечению этого заболевания. Каждый человек в возрасте старше 50 лет должен ежегодно проводить исследования на наличие крови в кале.

Кроме того, рекомендуется ежегодное пальцевое исследование прямой кишки у людей старше 40 лет. Людам старше 50 лет рекомендуется проктосигмоидоскопия или колоноскопия 1 раз в 2-3 года.

Если вы попадаете в группу риска, то вам следует ежегодно посещать врача и проводить исследования с цель выявления рака толстой кишки.

симптомы, признаки, профилактика и лечение злокачественной опухоли прямой кишки

Рак прямой кишки – самое распространенное опухолевое заболевание пищеварительного тракта. Новообразование, состоящее из злокачественных клеток измененного эпителия, склонно к бесконтрольному росту и прорастанию в соседние органы, что приводит к утрате жизненно важных функций, мучительным болям, а при отсутствии медицинской помощи – к летальному исходу. Опухоль наиболее часто развивается у зрелых и пожилых людей в возрасте более 45 лет, соотношение между заболевшими мужчинами и женщинами составляет примерно 3:2. Среди онкозаболеваний эта разновидность рака занимает третье место по заболеваемости и смертности.

Виды

По гистологическим признакам рак прямой кишки подразделяется на:

  • аденокарциному, возникающую из железистых клеток и составляющую до 80% всех клинических случаев у пациентов старше 50 лет;
  • перстневидноклеточную опухоль, для которой характерно раннее появление метастазов, составляющую примерно 3-5% случаев;
  • солидный рак, образующийся из железистых клеток, располагающихся пластами;
  • скирозный рак, характерной особенностью которого являются большие межклеточные промежутки в строении опухоли.

Симптомы

При появлении определенных симптомов на ранних стадиях рака прямой кишки многие пациенты не обращаются к врачу из-за ложного стеснения. Между тем, изменения характера дефекации (появление запоров, диареи, учащение стула), неприятные ощущения во время этого процесса должны заставить человека обратиться к проктологу или гастроэнтерологу. Обязательно следует пройти обследование при появлении:

  • большого количества слизи или следов крови в каловых массах;
  • гнойных выделений из заднего прохода;
  • частых позывов к дефекации, не завершающихся выделением кала;
  • болей, сопровождающих дефекацию или не связанных с выделениями;
  • изменения формы кала, выделения в виде ленты или тонкой колбаски;
  • метеоризма, ощущения вздутого живота;
  • снижения работоспособности, постоянной усталости;
  • беспричинной потери веса;
  • анемии.

При прорастании опухоли в соседние органы возможно развитие гнойных воспалений, свищей, перфорации опухоли и других тяжелых осложнений.

Причины и факторы риска

В настоящее время механизм, дающий старт росту опухоли, до конца не выяснен, однако онкологи хорошо изучили неблагоприятные факторы, способствующие онкологии прямой кишки. Наиболее существенными из них являются:

  • хронические воспаления слизистой оболочки;
  • наличие полипов в толстой кишке;
  • несбалансированное питание с преобладанием в рационе красного мяса и недостатком растительной клетчатки;
  • унаследованная предрасположенность;
  • ожирение, малоподвижный образ жизни;
  • наличие сахарного диабета;
  • недостаток витаминов А, С и Е, блокирующих канцерогенные соединения в кишечнике;
  • курение не меньше пачки сигарет в день;
  • проживание в экологически неблагоприятной, загрязненной среде;
  • возраст 50 лет и старше.

Стадии

Выделяют четыре стадии рака прямой кишки.

  1. Новообразование небольшого размера не выходит за пределы подслизистого или мышечного слоя. Отсутствует поражение лимфоузлов, метастазов нет.
  2. Опухоль прорастает сквозь всю кишечную стенку, но не достигает соседних органов. Может быть поражена жировая ткань и до трех регионарных лимфоузлов. Метастазы отсутствуют.
  3. Раковые клетки прорастают в расположенные рядом органы, поражают большое количество регионарных лимфоузлов. Отдаленные метастазы отсутствуют.
  4. Опухоль увеличивается в размерах и быстро метастазирует, поражая отдаленные органы. Из-за распада раковой ткани образуются межорганные свищи, развиваются гнойные воспаления. Состояние больного становится крайне тяжелым.

Диагностика

Простейшие методы диагностики опухоли прямой кишки – это исследование при помощи пальца и осмотр с ректальным зеркалом. Проктолог обнаруживает патологические образования на слизистой оболочке, однако подтвердить или опровергнуть наличие злокачественного процесса можно лишь при помощи лабораторных и инструментальных методов. Во время осмотра проводится биопсия патологической ткани.

  • Ректороманоскопия. Исследование проводится с нагнетанием воздуха в прямую кишку, чтобы расправить складки и тщательно осмотреть слизистую оболочку при помощи ректоскопа.

  • Ирригоскопия. Прямую кишку заполняют контрастным раствором и осматривают при помощи рентгеновского аппарата.

  • УЗИ органов малого таза. Исследование позволяет обнаружить поражение соседних органов и лимфоузлов.

  • КТ органов малого таза. Исследование назначают для уточнения данных рентгена и УЗИ.

  • Анализ крови на онкомаркеры.

  • Гистологический анализ биоптата необходим для установления злокачественности и выявления типа раковых клеток.

  • Цитологический анализ биоптата, слизи и гноя, взятых из прямой кишки позволяет детально изучить строение раковой клетки.

Внимание!

Вы можете бесплатно получить медицинскую помощь в АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) по программе по программе Государственных гарантий ОМС (Обязательного медицинского страхования) и ВМП (высокотехнологичной медицинской помощи).

Чтобы узнать подробности, позвоните, пожалуйста, по телефону +7 (495) 775-73-60 , или можете прочитать более подробно здесь…

Лечение

Основным методом лечения рака прямой кишки является хирургическое удаление опухоли. В качестве вспомогательных или паллиативных методов применяют химиотерапию и лучевую терапию.

  • Хирургия. Масштабы вмешательства зависят от размеров и степени распространения опухоли. На начальных стадиях возможно удаление небольшого участка кишки, пораженного заболеванием. При прорастании в мышечный слой удаляют часть или всю кишку целиком. Часто хирургам приходится формировать временное или постоянное отверстие в брюшной стенке – колостому для выведения каловых масс.

  • Химиотерапия. Препараты применяют до операции, чтобы уменьшить размеры опухоли, после операции – чтобы избежать рецидива и подавить оставшиеся злокачественные клетки. При неоперабельных опухолях химиотерапию в сочетании с лучевой терапией назначают, чтобы продлить жизнь больного.

  • Лучевая терапия. Проводят как перед операцией, так и после нее, чтобы уменьшить опухоль и исключить рецидив. Чрезвычайно важна правильная дозировка облучения, так как при превышении дозы возможны серьезные осложнения.

На последней стадии рака прямой кишки с метастазами и неоперабельной опухолью пациенту проводят паллиативное лечение – восстанавливают проходимость кишки, при помощи химиолучевой методики тормозят прогресс опухоли, применяют таргетные препараты для блокирования роста раковых клеток. При сильных болях назначают обезболивающее лечение, чтобы облегчить течение болезни.

Прогнозы

Благоприятный прогноз при раке прямой кишки наиболее вероятен на ранних стадиях развития опухоли. Пятилетняя выживаемость составляет:

  • до 89% на первой стадии;
  • до 75% на второй стадии;
  • до 50% на третьей стадии;
  • до 12% на четвертой стадии.

Профилактика

Чтобы избежать появления симптомов рака прямой кишки, необходимо:

  • придерживаться принципов здорового питания, избегать жирных и жареных блюд, включать в рацион больше овощей и фруктов;
  • ежедневно гулять пешком или на велосипеде не менее часа в день, выполнять физические упражнения;
  • следить за весом;
  • вовремя лечить воспалительные заболевания кишечника.

После 50 лет необходимо ежегодно проходить скрининговое обследование у проктолога.

Реабилитация

После операции по удалению прямой кишки пациенты нуждаются в тщательном уходе, который заключается:

  • в поддержании гигиены тела, чистоты постельного и нательного белья;
  • в профилактике пролежней;
  • в применении специальных средств – подгузников и прокладок, калоприемников, своевременной их замене;
  • в специальной щадящей диете с ограничением жирных и мясных блюд, преобладанием овощей и фруктов.

Диагностика и лечение рака прямой кишки в Москве

Если у вас обнаружились симптомы рака прямой кишки, обратитесь в клинику «Медицина» для проведения качественной диагностики и последующего квалифицированного лечения. Мы предлагаем своим пациентам:

  • обследование на современном диагностическом оборудовании последнего поколения;
  • анализы в собственной лаборатории, выполняющей все, в том числе самые сложные виды исследований;
  • консультации и лечение у проктологов, гастроэнтерологов, онкологов высшей категории;
  • лечение в комфортабельной палате стационарного отделения;
  • тщательный уход и заботу персонала.

Позвоните нам, чтобы выяснить все интересующие вас подробности и записаться на прием.

Вопросы и ответы

Как отличить геморрой от рака прямой кишки?

В отличие от геморроидальной симптоматики, при раке прямой кишки у больного:

  • в кале присутствует много слизи;
  • кровотечение возможно и без дефекации;
  • развивается сильная анемия;
  • появляется выраженная слабость, постоянная усталость;
  • возможно отвращение к мясным продуктам, изменение вкуса пищи.

При появлении этих признаков необходимо срочно обратиться к проктологу для обследования.

Как проявляется рак прямой кишки?

Один из первых признаков рака прямой кишки – изменение стула, появление необычных ощущений во время дефекации. Особенно важно прислушиваться к своим ощущениям людям после 50 лет, с лишним весом, больным диабетом и другим людям, входящим в группу риска.

Можно ли вылечить рак прямой кишки?

Чем раньше начато лечение, тем выше шансы на полное выздоровление. Однако возможность сохранения жизни пациента остается в самых запущенных случаях болезни, поэтому каждому, у кого обнаружен рак прямой кишки, требуется квалифицированное и качественное лечение.


Внимание!
Вы можете бесплатно вылечить это заболевание и получить медицинскую помощь в АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) по программе Государственных гарантий ОМС (Обязательного медицинского страхования) и ВМП (выскокотехнологичной медицинской помощи).
Чтобы узнать подробности, позвоните, пожалуйста, по телефону +7(495) 775-73-60, или на странице ВМП по ОМС

Список источников

  • Общероссийская общественная организация «Ассоциация врачей общей практики (семейных врачей) Российской Федерации» Колоректальный рак: клинические рекомендации для врачей общей практики. — 2014
  • Цуканов А.С., Шелыгин Ю.А., Ачкасов С.И., Фролов С.А., Кашников В.Н., Кузьминов А.М., Пикунов Д.Ю., Шубин В.П. Принципы диагностики и персонифицированного лечения наследственных форм колоректального рака//Вестник Российской академии медицинских наук. — 2019
  • А. А. Невольских, Б. А. Бердов, Л. Н. Титова. Современные тенденции в комбинированном лечении рака прямой кишки. — 2013

Рак ободочной кишки — симптомы и лечение

Анатомия ободочной кишки

Ободочная кишка – часть толстой кишки, начинающаяся от окончания тонкой кишки (это место называется илеоцекальный или подвздошно-слепокишечный угол) и продолжающаяся до перехода в прямую кишку, которая, в свою очередь, является конечной частью кишечника и переходит в анальный канал. Ободочная кишка проецируется на правую боковую область, средне-верхнюю часть живота и левую боковую область, представляет собой полую трубку, в которой происходит всасывание жидкости и происходит постепенное формирование каловых масс. Стенка толстой кишки состоит из четырех слоев, ближе к просвету кишки находится слизистая, далее изнутри кнаружи идут подслизистая, мышечная и серозная оболочки. Толстая кишка имеет брыжейку, в которой проходят кровеносные и лимфатические сосуды. Ободочную кишку разделяют на правую и левую половины, каждая из которых развивается из отдельной эмбриональной структуры и имеет собственное кровоснабжение.

Как известно, у человека есть два круга кровообращения – малый (легочный), где происходит получение кислорода и отдача углекислого газа, и большой, в ходе которого кровоснабжаются все органы, а центром, где объединяются эти круги, является сердце. По артериям большого круга кровообращения течет кровь, получившая в легких кислород, от сердца к органам. Правая половина ободочной кишки, как и тонкая кишка, получает кровь из верхней брыжеечной артерии, а левая половина ободочной кишки и верхний отдел прямой кишки – из нижней брыжеечной артерии. Эти артерии являются крупными сосудами, их диаметр может достигать 5-10 мм. Венозная кровь, несущая углекислый газ и продукты обмена веществ, оттекает от толстой кишки по верхней брыжеечной и нижней брыжеечной венам и, прежде чем попасть в сердце и легкие, проходит через печень.

Кто защищает наш организм изнутри?

Лимфатическая система в периоде внутриутробного развития закладывается вместе с артериальной, поэтому лимфатические узлы располагаются у человека вдоль артерий. Для ободочной кишки существует три уровня, или порядка, лимфатических узлов. Лимфоузлы первого порядка находятся у самого края кишки, ближе других к кишечной стенке. Узлы второго и третьего порядка находятся чуть дальше второго порядка – вдоль сосудов среднего калибра, кровоснабжающих кишку, а апикальные (от слова apex (лат. ) – верхушка, вершина, apicalis (лат.) верхушечный), или по-другому лимфатические узлы третьего порядка – у самых крупных сосудов, питающих ободочную кишку. Лимфатические узлы являются «сторожами» организма, защищающими его от распространения чужеродных инфекционных агентов и опухолевых клеток.

Что такое рак ободочной кишки?

Рак (cancer (лат.), c-r) – злокачественная опухоль из эпителиальных клеток, обладающая способностью прорастать в орган и окружающие структуры и распространяться (метастазировать) в лимфатические узлы и другие, расположенные далеко от опухоли, органы. Пациенты нередко называют раком все злокачественные опухоли, хотя это некорректно с точки зрения онкологии.

Рак ободочной кишки развивается из слизистой оболочки стенки кишки, которая и является железистым эпителием. Такая опухоль называется «аденокарцинома» (от aden (лат.) железа и carcinoma (лат.) рак, раковая опухоль). Лечением этого заболевания занимаются врачи-онкологи, колопроктологи, хирурги, химиотерапевты. Опухоли другой природы (карциноид, гастро-интестинальные стромальные опухоли) в толстой кишке встречаются намного реже (3-5% от всех злокачественных новообразований толстой кишки).

В Клинике колопроктологии и малоинвазивной хирургии возможно лечение любых опухолей толстой кишки.

Рак ободочной кишки возникает и начинает расти со стороны слизистой (внутренней оболочки кишки), постепенно прорастая остальные слои кишечной стенки и соседние органы. Для всех злокачественных опухолей характерна способность распространяться не только путем роста первичной опухоли, но и путем «отсева» отдельных клеток — метастазирования. Выше были описаны группы лимфатических узлов. В большинстве случает лимфоузлы являются первой мишенью для метастазов опухоли, поражаются те лимфоузлы, которые являются регионарными для данного участка кишки (соответствуют кровоснабжающим этот участок сосудам). Отдаленные метастазы распространяются с током крови. Как было сказано выше, кровь от органов брюшной полости оттекает по венам, ведущим к печени, и именно в печени чаще всего возникают отдаленные метастазы. Вторым по частоте органом, где происходит отдаленное метастазирование рака толстой кишки, являются легкие, куда кровь от всех органов попадает для осуществления газообмена. Другие органы поражаются намного реже. Еще одним путем метастазирования опухоли является появление опухолевых отсевов на брюшине (оболочке, покрывающей брюшную полость изнутри). Такое поражение называется канцероматозом. Степень распространенности опухоли определяет стадию рака, а также, напрямую зависящую от стадии, тактику лечения и прогноз.

Причины и факторы риска развития рака ободочной кишки

Основным путем развития рака ободочной кишки является злокачественное перерождение полипов – доброкачественных образований слизистой ободочной кишки. Также к факторам риска можно отнести воспалительные заболевания кишечника, нарушения диеты, курение, отягощенный по онкологическим заболеваниям наследственный анамнез.

Большую роль в развитии рака может играть наследственность, так как каждый десятый носитель колоректального рака имеет наследственную предрасположенность к этому заболеванию. Если в вашем роду были родственники с заболеванием колоректальный рак, то следует быть особенно настороженным относительно своего здоровья. Наследственные формы рака могут проявляться даже в раннем возрасте. В такой ситуации особенно важно тщательно и своевременно обследоваться.

Профилактика рака ободочной кишки

Самым эффективным методом профилактики рака ободочной кишки является своевременное удаление полипов. Это малоинвазивная хирургическая операция, выполняющаяся во время колоноскопии – эндоскопического обследования толстой кишки. Для того, чтобы вовремя выявить полипы, зачастую не проявляющие себя никакими симптомами, необходимо, начиная с 45-50-летнего возраста, каждые 5 лет проходить колоноскопию. Людям, чьи родственники болели раком ободочной или прямой кишки, обследование надо начинать проходить в более раннем возрасте, а при установлении диагноза «наследственный колоректальный рак» родственникам пациента необходимо начинать обследование в возрасте на 5 лет младше возраста установки диагноза у заболевшего родственника. Никакие другие методы (онкомаркеры, анализ кала на скрытую кровь, виртуальная колоноскопия) не обладают такой результативностью, как проведение колоноскопии в качестве метода профилактики рака ободочной кишки.

К другим способам профилактики рака ободочной кишки относят диету с ограничением красного мяса и сильно жареной пищи, ограничение употребления алкоголя и курения, поддержание нормального веса тела и активный образ жизни.

Симптомы рака ободочной кишки

Рак ободочной кишки может проявляться разными симптомами, в некоторых случаях до определенного момента возможно скрытое, бессимптомное течение этого заболевания. Можно разделить все симптомы на «острые» — требующие экстренной медицинской помощи, и «хронические» — позволяющие проводить обследование и подбирать тактику лечения в плановом порядке.

«Острые» симптомы рака ободочной кишки являются жизнеугрожающими, вызываются осложнениями рака ободочной кишки и зачастую приводят к экстренной госпитализации в хирургическое отделение на карете скорой медицинской помощи. Следует сказать, что симптомы, о которых пойдет речь в этом разделе, являются характерными не только для осложнений рака ободочной кишки, но и для других экстренных хирургических заболеваний, вызывающих клиническую картину «катастрофы в животе».

Кровотечение из заднего прохода

Выделение крови при дефекации, следы крови на туалетной бумаге и на стенках унитаза сопровождают многие другие, в том числе доброкачественные, колопроктологические заболевания. Поступление из анального отверстия большого количества свежей крови, темных кровяных сгустков или стула, смешанного с кровью, является причиной для экстренного обращения в медицинское учреждение. Причиной кровотечения может быть рак ободочной кишки.

Кишечная непроходимость

Кишка, как уже говорилось выше, представляет собой полую трубку. Если в каком-либо отделе появляется препятствие (как внутри просвета, так и сдавливание извне), прохождение каловых масс по кишке прекращается и развивается картина непроходимости кишечника. Проявлением этого состояния будут схваткообразные боли в животе, вздутие живота, отсутствие стула и газов, сухость во рту, тошнота, повышение температуры тела. Одной из причин кишечной непроходимости может быть опухоль толстой кишки. Это состояние является поводом для экстренной госпитализации в хирургическое отделение.

Перфорация толстой кишки

Перфорация – нарушение целостности кишечной стенки, образование в ней отверстия — также является экстренным хирургическим заболеванием. В момент перфорации человек ощущает резкие, будто удар кинжалом, боли, затем разливающиеся по всему животу, повышение температуры тела, сухость во рту, тошноту. Поступление в брюшную полость кишечного содержимого приводит к перитониту и сепсису, поэтому эта ситуация требует экстренного хирургического вмешательства. Одной из причин перфорации толстой кишки может быть колоректальный рак.

Симптомы, позволяющие заподозрить рак ободочной кишки, весьма разнообразны. Они отличаются для рака правых и левых отделов ободочной кишки, порой не оказывают на жизнь человека особого влияния и могут быть проигнорированы или вовсе незамечены. Если говорить не только о раке ободочной кишки, но об онкологических заболеваниях в целом, можно разделить все симптомы на «общие» и «частные». Частные являются проявлением роста опухоли и отражают нарушение функции вовлеченного в опухолевый процесс органа или структуры. Общие симптомы неспецифичны, характерны для множества заболеваний, но как сами по себе, так и в сочетании с другими симптомами должны насторожить и заставить провести обследование.

Общие симптомы рака ободочной кишки

Самым частым общим симптомом является слабость и утомляемость. Если вы заметили у себя непривычную усталость при обычной нагрузке, это уже является поводом задуматься о своем здоровье и обратиться к специалистам. Головокружение, бледность кожных покровов обычно свидетельствуют об анемии, которая является вечной спутницей онкологических заболеваний. Насторожить должна и потеря веса, которая тоже часто сопровождает злокачественный процесс в организме.

Частные симптомы рака ободочной кишки

Опухоль ободочной кишки может проявлять себя нарушениями пищеварения, ощущением дискомфорта в животе, вздутием живота, изменением характера стула, появлением примесей крови и слизи к стулу, небольшим повышением температуры тела. Вопреки распространенному среди пациентов мнению, боли являются не самым частым и не самым характерным признаком рака и могут появляться только на поздних стадиях заболевания. Любые из перечисленных симптомов являются поводом для обращения к врачу-колопроктологу и проведения обследования для выявления заболевания, вызвавшего эти симптомы.

Диагностика рака ободочной кишки

Биопсия

Основным методом, позволяющим со стопроцентной уверенностью сказать, что у пациента рак ободочной кишки, является гистологическое исследование фрагмента опухоли. Чтобы подтвердить злокачественный характер опухолевого роста, необходимо исследовать опухолевую ткань под микроскопом. Это исследование проводится после получения материала во время колоноскопии с биопсией.

Колоноскопия

Всем пациентам с жалобами, которые могут указывать на болезни толстой кишки, мы рекомендуем выполнить эндоскопичесний осмотр толстой кишки – колоноскопию. Колоноскопия — инструментальное исследование просвета кишки изнутри специальным инструментом с камерой, введенным через задний проход. Данное исследование может выполняться как во сне (под наркозом), так и без него. Для проведения колоноскопии крайне важна подготовка кишки, поскольку это исследование требует визуальной трактовки врачом–эндоскопистом. Необходимо создать все условия для полного обзора толстой кишки, иными словами, очистить ее от содержимого. Существуют специальные препараты для очистки кишки, подробно о способе и схеме подготовки рассказывает врач, отправляющий пациента на исследование. При нарушении кишечной проходимости необходим индивидуальный выбор метода подготовки к колоноскопии.

Ректороманоскопия

Ректороманоскопия — метод диагностики, при котором производится визуальный осмотр прямой кишки, ректосигмоидного перехода и дистальных отделов сигмовидной кишки. Исследование осуществляется с помощью специального прибора, представляющего собой трубку с источником света. Недостатком этого исследования является то, что остальные отделы кишки остаются неосмотренными. Именно поэтому, не сегодняшний день этот метод диагностики использовать для первичной диагностики нецелесообразно. История складывалась таким образом, что во времена когда не были доступны современные гибкие колоноскопы, применялись такие ригидные трубки. Более того, нужно признать, что для диагностики рака ободочной кишки этот метод никогда не применялся. Его удел теперь — повторное исследование опухолей прямой кишки (например, при необходимости выполнения повторной биопсии или определения расстояния до опухоли от ануса).

Ирригоскопия

Ирригоскопия – рентгенологическое исследование, в ходе которого выполняют несколько снимков ободочной кишки. Для того, чтобы кишку было видно на рентгеновском снимке, ее заполняют рентгенконтрастным веществом (вводят при помощи клизмы). Первый снимок делается при наполненной кишке. После опорожнения кишки ее раздувают воздухом и повторяют снимки. Это исследование позволяет выявить и достоверно определить локализацию опухоли.

Компьютерная томография (КТ)

КТ – рентгеновское сканирование какой–либо анатомической области, в результате которого делается множество снимков с небольшим интервалом. Пациентам с опухолью ободочной кишки показано выполнение компьютерной томографии двух областей – брюшной полости и грудной клетки, причем исследование брюшной полости обязательно должно быть выполнено с внутривенным контрастированием. Это исследование является золотым стандартом диагностики рака ободочной кишки, позволяет определить распространение опухоли, заподозрить наличие пораженных опухолевыми клетками лимфатических узлов, выявить отдаленные метастазы. Кроме того, выполненная на основе КТ 3D-реконструкция строения сосудов позволяет запланировать ход операции с учетом индивидуальных особенностей пациента. Компьютерная томография проводится в отделении лучевой диагностики, во время проведения исследования пациенту предложат лечь на специальную каталку, проезжающую через большую круглую катушку. Перед исследованием устанавливают венозный катетер, через который будет вводиться контрастный препарат. Очень важно получить от специалистов лучевой диагностики не только письменное заключение, но и диск с записанным исследованием. Компьютерная томография позволяет ответить на многие вопросы, определяющие тактику лечения. После исследования Вы должны предоставить заключение лучевого диагноста и диск с файлами врачу-колопроктологу для ознакомления с заключением и изучением диска. В Клинике колопроктологиии и малоинвазивной хирургии все специалисты владеют знаниями и умениями по изучению КТ-исследования.

ПЭТ-КТ

В некоторых случаях для уточнения распространенности опухолевого процесса может понадобиться выполнение позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ-КТ). Это исследование похоже на обычную томографию, но проводится с использованием особого контрастного вещества, которое будет видно на снимках в тех тканях, в которых происходит усиленный обмен веществ. Некоторые органы в норме накапливают контраст, например, мочевой пузырь, почки и головной мозг, но для опухолевых клеток особенно характерен ускоренный обмен веществ, поэтому данное исследование позволяет увидеть даже самые маленькие опухолевые отсевы – как в лимфатические узлы, так и в другие органы.

УЗИ и рентгенография брюшной полости

Ультразвуковое исследование и рентгенография не являются золотым стандартом для диагностики опухолей ободочной кишки и определения стадии опухолевого процесса, но применяется для диагностики острых осложнений рака ободочной кишки.

МРТ органов брюшной полости

Магнитно-резонансная томография брюшной полости не является стандартным исследованием для опухолей ободочной кишки, но в случае метастатического поражения печени (или на его подозрения) необходима для определения характеристик очаговых образований в печени и решения вопроса о дальнейшей тактике лечения.

Лабораторные исследования

Общий и биохимический анализы крови, коагулограмма (исследование свертываемости крови) и общий анализ мочи являются обязательными при обследовании пациентов с онкологическими заболеваниями и позволяют оценить общее состояние организма.

Онкомаркеры

Исследования крови на онкомаркеры (особые вещества, вырабатываемые опухолью) выполняются всем пациентам с колоректальным раком. Положительные результаты не являются основанием для постановки диагноза, но указывают на необходимость дообследования. При установленном диагнозе «колоректальный рак» значения этих анализов позволяют косвенно оценить прогноз. Наиболее информативными для колоректального рака являются онкомаркеры: CA19-9 и РЭА.

Дополнительные исследования

Исследование кала на скрытую кровь является простым и быстрым методом скрининга колоректального рака, но, к сожалению, не самым достоверным. Вероятность ложноположительного результата высока, может быть связана с особенностями питания, любыми другими причинами скрытых кровотечений в ЖКТ, даже с травмой десны при чистке зубов в день исследования. Для того, чтобы выяснить причину положительного результата теста на скрытую кровь, необходимо более полное обследование.

Виртуальная колоноскопия – это метод, объединяющий компьютерную томографию и ирригоскопию, но не обладающий преимуществами обычной колоноскопии. После подготовки кишки проводится компьютерная томография, при этом толстую кишку раздувают воздухом. После исследования специалисты по лучевой диагностике выполняют 3Д-реконструкцию просвета кишечника, что позволяет осмотреть всю толстую кишку «изнутри», однако при подозрении на какие-либо изменения необходимо проведение колоноскопии и биопсии.

Гастроскопия должна выполняться всем пациентам с колоректальным раком не только для исключения синхронного поражения желудка, но и для выявления (и при необходимости последующего лечения) гастрита и язвенной болезни пациентам в рамках предоперационной подготовки и лечения.

Что делать, если установлен диагноз рак ободочной кишки?

С точки зрения психологов, человек, столкнувшийся со сложной ситуацией в жизни, в том числе с выявлением тяжелого заболевания, проходит через 5 стадий:

  1. Отрицание
  2. Гнев
  3. Торг
  4. Депрессия
  5. Принятие

Переживать, волноваться, расстраиваться после установки диагноза «рак» — абсолютно нормальная человеческая реакция, но чем быстрее вы сможете принять сложившиеся обстоятельства и взять собственную судьбу в свои руки, тем лучше. Чем раньше будет проведено обследование и лечение, тем больше шансов на благоприятный прогноз. Современные способы лечения позволяют добиться хороших результатов лечения без потери качества жизни. После установки диагноза следует встать на учет в онкологический диспансер, провести дообследование и получить направление на лечение, но следует знать, что пациенту можно самому выбрать учреждение, в котором он будет проходить лечение и обратиться туда на консультацию. Поэтому, с точки зрения колопроктологов, пациенту с установленным диагнозом «рак ободочной кишки», следует пройти следующие 5 стадий:

  1. Обращение в лечебное учреждение, где пациент планирует проходить лечение.
  2. Максимально полное дообследование.
  3. Определение тактики лечения на онкологическом консилиуме.
  4. Проведение лечения.
  5. Реабилитация и наблюдение.

Стадии рака ободочной кишки и способы лечения

Единственным радикальным методом лечения рака ободочной кишки является хирургический метод. Только выполнение операции по удалению опухоли и лимфатических узлов позволяет полностью удалить все проявления злокачественного процесса (при резектабельном раке). Дополнением к операции является химиотерапия, которая может проводиться как до операции, так и после при наличии определенных показаний. Прежде чем подробно говорить о лечении, следует разобраться в стадиях колоректального рака. Выше были описаны особенности роста первичной опухоли и пути метастазирования колоректального рака, и именно они определяют стадию заболевания.

Существует классификация TNM, обозначающая распространение первичной опухоли (Т), наличие пораженных лимфатических узлов (N) и отдаленных метастазов (М). Кроме этих существуют дополнительные индексы, которые могут использоваться при формулировке диагноза, однако именно значения названных выше трех индексов обозначают клиническую стадию. Всего выделяют четыре стадии колоректального рака, чем выше порядковый номер стадии, тем выраженнее распространение опухоли.

  • 1 стадия означает локализованный опухолевый процесс в пределах слизистого или мышечного слоя кишки.
  • 2 стадия соответствует опухолевому поражению всей стенки кишки и даже распространению на соседние органы, но при отсутствии поражения лимфатических узлов.
  • 3 стадия устанавливается при наличии пораженных лимфатических узлов при любой распространенности опухоли.
  • 4 стадия определяется наличием отдаленных метастазов опухоли или канцероматоза при любых размерах опухоли и любом состоянии лимфатических узлов.

Стадия может быть установлена клинически (то есть только при использовании инструментальных методов обследования) и морфологически (после исследования удаленной кишки и лимфатических узлов под микроскопом), это обозначается индексами «с» и «р» соответственно. Морфологическое исследование обладает наибольшей достоверностью, чем все инструментальные методы диагностики вместе взятые, и поэтому стадия может измениться после операции как в меньшую, так и в большую сторону, и это не является ошибкой диагностики.

При лечении опухолей 0 и I стадии возможно местное иссечение опухоли – малоинвазиваная эндоскопическая операция. Она выполняется при колоноскопии под наркозом, разрезы на передней брюшной стенке не выполняются. После операции необходимо наблюдаться несколько дней в стационаре и соблюдать щадящую диету. После получения результатов морфологического (иными словами – гистологического) исследования возможны два варианта дальнейшей тактики. На основании заключения морфолога определяются факторы прогноза. При отсутствии неблагоприятных факторов возможно ограничиться только наблюдением по программе послеоперационного мониторинга, однако при наличии неблагоприятных факторов пациенту будет предложена операция по удалению участка кишки и лимфатических узлов. Окончательное решение принимается на онкологическом консилиуме, где также учитывается мнение пациента.

Лечение опухолей II-III стадии заключается в удалении участка кишки с опухолью и всех регионарных лимфатических узлов, такая операция может быть выполнена любым способом – роботическим, лапароскопическим или открытым. Иногда до операции назначается проведение нескольких курсов химиотерапии для улучшения результатов оперативного лечения. Количество удаленных лимфатических узлов – важнейший фактор прогноза, даже при отсутствии их поражения, это еще одно из преимуществ выполнения расширенной лимфодиссекции. Удаление и обнаружение в препарате менее 12 лимфатических узлов по современным стандартам является неприемлемым в лечении колоректального рака.

После операции препарат (кишка и лимфоузлы) направляются в морфологическую лабораторию, исследуются под микроскопом. После получения результата возможны следующие варианты лечения:

  • при отсутствии неблагоприятных факторов прогноза дополнительные методы лечения не нужны и пациент наблюдается по программе мониторинга.
  • при наличии неблагоприятных факторов прогноза рекомендуется проведение послеоперационной химиотерапии.

В некоторых случаях необходимо дообследование – проведение иммуногистохимического и/или генетического исследования (определение микросателлитной нестабильности), позволяющего предсказать прогноз и ответ на химиотерапию.

Лечение колоректального рака IV стадии – наиболее неблагоприятной по отдаленным результатам, является спорным и дискутабельным вопросом. Пациенты с IV стадией составляют разнородную группу, отличающуюся по многим факторам, которые могут определять прогноз – количество и размеры метастазов, их локализация, размеры и локализация первичной опухоли, степень проявления симптомов опухоли и метастазов, наличие пораженных лимфатических узлов, наличие генетических мутаций в опухоли. В данной группе возможно химиотерапевтическое, хирургическое (в том числе эндоскопическое) лечение, воздействие на метастазы высокотехнологическими способами и, конечно, комбинации этих методов лечения. В современных рекомендациях для данной стадии прописано следующее: показано проведение химиотерапии, но возможно и хирургическое лечение. Учитывая разнообразные проявления заболевания и разные факторы прогноза, при лечении рака ободочной кишки IV стадии необходим индивидуальный подход, а решение о лечении должно приниматься коллегиально, на онкологическом консилиуме.

В первую очередь пациентов с раком ободочной кишки IV стадии следует разделить на следующие группы: пациенты с резектабельными, условно-резектабельными и нерезектабельными метастазами. Первая из этих групп имеет наиболее благоприятный прогноз, в данном случае возможно как удаление опухоли ободочной кишки с лимфатическими узлами и метастазов во время одной операции, так и разделение этих этапов на две операции.

Пациентам с условно-резектабельными метастазами показано проведение химиотерапевтического лечения с последующей оценкой динамики изменения метастазов, и при достижении резектабельного состояния метастазов – операция по удалению всех проявлений опухолевого процесса. После операции всем пациентам с IV стадией показано проведение химиотерапии при отсутствии противопоказаний. Схематично можно разбить все лечение пациентов с условно-резектабельными и резектабельными метастазами на блоки: «химиотерапии до операции», «операция по поводу опухоли толстой кишки», «операция по поводу отдаленных метастазов», «химиотерапия после операции», и, комбинируя эти блоки, можно представить, сколько последовательностей этапов лечения возможно в этой группе пациентов. Только командный подход, оценка всех факторов рисков, привлечение врачей разных специальностей к обсуждению каждой клинической ситуации позволяет выбрать правильную стратегию лечения.

Для пациентов с нерезектабельными метастазами возможны две опции лечения – комбинация хирургической операции по поводу опухоли кишки с химиотерапией или только химиотерапевтическое лечение. Согласно данным исследований многих зарубежных авторов, при IV стадии колоректального рака с нерезектабельными метастазами операция по удалению первичной опухоли в комбинации с химиотерапевтическим лечением улучшает результаты по сравнению с проведением только химиотерапии.

К сожалению, бывают такие ситуации, когда и метастазы, и первичная опухоль являются неудаляемыми хирургически. В таком случае возможно проведение химиотерапии с последующей оценкой возможности выполнения хирургического лечения, а так же выполнение операций, облегчающих состояние пациента и улучшающих качество жизни.

Операции, выполняемые при раке ободочной кишки

Все радикальные и условно-радикальные операции при раке ободочной кишки можно схематично представить следующим образом:

  • Доступ (открытый, лапароскопический, роботический)
  • Оперативный прием:
    • лимфодиссекция и удаление участка кишки, несущей опухоль, извлечение препарата;
    • восстановление непрерывности кишки – формирование анастомоза.
  • Ушивание раны или ран передней брюшной стенки.

Прочитать подробно про роботические, лапароскопические и открытые операции возможно в соответствующих разделах нашего сайта.

При колоректальном раке выполняются следующие операции:

Правосторонняя гемиколэктомия – удаление правой половины ободочной кишки с конечным участком тонкой кишки. Выполняется при раке восходящей ободочной кишки, локализации опухоли в слепой кишке, печеночном изгибе ободочной кишки, раке изгиба ободочной кишки.

Резекция поперечно-ободочной кишки выполняется при раке поперечной ободочной кишки, может сопровождаться лимфодиссекцией вдоль двух систем сосудов, поскольку кровоснабжается поперечно-ободочная кишка за счет ветвей и верхней, и нижней брыжеечной артерии.

Левосторонняя гемиколэктомия – удаление левой половины ободочной кишки, в настоящее время выполняется редко, преимущество отдается резекции левых отделов, причем длина удаленного участка кишки определяется локализацией опухоли и строением сосудов. Левосторонняя гемиколэктомия в современном мире используется при синхронном поражении левых отделов ободочной кишки несколькими опухолями.

Резекция левых отделов ободочной кишки выполняется при локализации опухоли в селезеночном изгибе, нисходящей ободочной кишке и проксимальной трети сигмовидной кишки.

Резекция сигмовидной кишки выполняется при опухолевом поражении средней трети сигмовидной кишки.

Передняя резекция прямой кишки выполняется не только при раке прямой кишки, но и при раке ободочной — при поражении дистальной трети сигмовидной кишки и ректосигмоидного соединения. При такой локализации опухоли приходится удалять небольшой участок прямой кишки, чтобы не нарушить кровоснабжение будущего анастомоза.

Все операции по поводу колоректального рака в нашей клинике выполняются с расширенной лимфодиссекцией, то есть с удалением лимфатических узлов всех трех порядков. Такой подход заимствован нами из Японской онкологии, страны, являющейся лидером по лечению онкологических заболеваний. Расширенная лимфодиссекция позволяет улучшить результаты лечения по сравнению с обычной и тем более неопределенной лимфодиссекцией, к сожалению, до сих пор выполняемой в отечественных учреждениях. Удаление большего количества лимфатических узлов позволяет достоверно определить стадию и улучшить прогноз лечения колоректального рака.

Реконструктивный этап – формирование анастомоза – может выполняться как вручную (участки кишки сшиваются нитками), так и механически – с использованием специальных сшивающих аппаратов (участки кишки скрепляются скобками). В тех случаях, когда существуют риски несостоятельности анастомоза (системные заболевания, связанные с нарушением микроциркуляции, плохая подготовка толстой кишки при частичном нарушении кишечной проходимости) формируется превентивная стома – на переднюю брюшную стенку выводится петля кишки. Это позволяет отключить пассаж по кишке и дать анастомозу время зажить, а после – выполнить реконструктивную операцию и вернуть естественный ход кишечному содержимому. Надо отметить, что при раке ободочной кишки превентивная стома формируется значительно реже, чем при раке прямой кишки, когда ее формирование при определенных локализациях опухоли запланировано заранее.

Что делать если опухоль удалить невозможно?

При невозможности выполнения операций вышеуказанного объема (например, в экстренной ситуации при осложненном течении заболевания или при нерезектабельной первичной опухоли) выполняются симптоматические операции, которые могут стать «мостом» к проведению более радикального лечения. К таким операциям относится:

  • формирование обходного анастомоза,
  • формирование стомы,
  • эндоскопическое стентирование.

Если одна из таких операций была выполнена, не стоит считать, что на этом лечение окончено. Возможности хирургического лечения зависят не только от распространенности опухолевого процесса и наличия осложнений, но и от оснащения операционной и уровня подготовки хирургов, причем последние два аспекта в хирургическом отделении городской больницы, к сожалению, могут отличаться от оснащенной по последнему слову техники клиники, сотрудники которого ежедневно сталкиваются с онкологическим заболеванием. После восстановительного периода следует обратиться к онкологу или колопроктологу для дообследования, решения вопроса о дальнейшем лечении и никогда не стоит пренебрегать возможностью обратиться за еще одним мнением специалистов.

Подготовка к операции

После того, как завершено обследование, установлена стадия, принято решение о хирургическом вмешательстве, наступает основной этап лечения – операция. Это волнительное и даже пугающее событие, и каждый человек переживает перед операцией, но понимание самого процесса лечения и, главное, его необходимости обычно способствует улучшению эмоционального фона. Подготовка к операции может начинаться задолго до госпитализации, если необходима компенсация проявлений сопутствующих заболеваний. На данном этапе подготовку контролируют анестезиологи и терапевты. Не стоит скрывать наличие хронических заболеваний и бояться, что это может стать причиной отказа в операции. Плановые операции, даже по поводу онкологических заболеваний, в большинстве случаев можно перенести на некоторое время, необходимое для лечения сопутствующих заболеваний, обострение которых может привести к осложнениям во время или после операции. После операции по поводу рака ободочной кишки требуется ношение компрессионных чулок и бандажа на переднюю брюшную стенку, об их наличии лучше позаботиться до операции. После госпитализации, уже в стационаре, осуществляются последние этапы подготовки – очистка кишки и бритье области операции.

Операция

В день операции следует быть натощак, а утром – не забыть надеть компрессионные чулки. В операционную пациентов привозит на каталке персонал отделения, там пациента встречает анестезиолог и сестра-анестезистка, которые начинают выполнять свои манипуляции — установку венозного катетера, эпидурального катетера, интубацию трахеи (установка трубки в дыхательные пути), установку мочевого катетера и желудочного зонда, пункцию подключичной вены. Подробно о предстоящих процедурах расскажет анестезиолог накануне операции. Большая часть этих процедур выполняется под наркозом, в сознании пациент находится только при установке венозного катетера (процедура не более болезненная, чем обычное взятие крови из вены) и установке эпидурального катетера (чувствуется укол в кожу спины – местная анестезия перед пункцией). Кроме того, подключаются датчики содержания кислорода в крови (пластиковая прищепка на палец руки), артериального давления (манжетка на плечо) и датчики для снятия электрокардиограммы. Хирургическая операция начинается после завершения манипуляций анестезиологов, которые, в свою очередь, во время всей операции будут наблюдать за состоянием пациента и течением анестезии. После окончания операции пациента будят в операционной или транспортируют в реанимационное отделение и будят уже там. Обычно первые сутки все пациенты после операций по поводу рака ободочной кишки наблюдаются в реанимационном отделении, при этом осуществляется контроль за жизненными функциями (мочевой катетер, прищепка на пальце, манжетка и датчики для снятия ЭКГ остаются с пациентом на весь период нахождения в отделении реанимации), а также проводится интенсивная терапия. При гладком течении послеоперационного периода осуществляется перевод в палату отделения.

Послеоперационный период

Самое главное правило послеоперационного периода – ранняя активизация. После перевода в палату нужно обязательно садиться в постели, делать дыхательную гимнастику, вставать, ходить по палате и по отделению – как можно больше двигаться. Это способствует восстановлению перистальтики кишечника, а также является профилактикой осложнений со стороны дыхательной системы и тромбоэмболических осложнений. Особенности питания после операции достаточно индивидуальны, диету в послеоперационном периоде назначает и контролирует лечащий врач. Обычно первое время следует употреблять в пищу все жидкое и перетертое, затем можно расширять рацион. В послеоперационном периоде остается подключичный и эпидуральный катетер, установленный до операции, через него будут вводиться лекарственные вещества. Мочевой катетер убирается при переводе в отделение, если нет показаний для его более длительного применения. Обычно после операции устанавливается дренаж – полая трубка – через отверстие в правом или левом боку, который убирается через несколько дней после операции при отсутствии показаний к его более длительному стоянию. В отделении выполняются перевязки, проводится лекарственная терапия. Постепенно все катетеры и дренажи убираются и пациент готовится к выписке. Сроки госпитализации индивидуальны, определяются особенностями операции и течением послеоперационного периода.

Жизнь после операции

После выписки из стационара и получения результатов гистологического исследования определяется дальнейшая тактика лечения. Несмотря на то, что пациенты возвращаются к привычному ритму жизни или сразу после операции, или после проведения послеоперационной химиотерапии, забывать об этом заболевании не следует. Всем пациентам, оперированным по поводу рака ободочной кишки, необходимо проходить контрольные обследования по программе мониторинга, которые необходимо учитывать при планировании своего расписания и проходить регулярно.

Разработанная в нашей клинике программа предусматривает прохождение обследований каждые три месяца и направлена на раннее выявление возможной прогрессии или рецидива рака ободочной кишки. Мы стремимся поддерживать контакт со всеми нашими пациентами после операции, поэтому не стоит удивляться, если ваш лечащий врач или сотрудник отдела послеоперационного мониторинга будет звонить или писать вам письма на электронную почту и интересоваться результатами обследований после операции. Своевременное прохождение послеоперационного мониторинга под контролем вашего лечащего врача – залог успешного лечения.

Часто задаваемые вопросы

Какова продолжительность жизни при раке ободочной кишки?

Предсказать, сколько составит продолжительность жизни, достоверно нельзя. Существуют показатели 5-летней выживаемости (вероятность прожить 5 лет), которые напрямую зависят от стадии заболевания и проведенного лечения. Кроме того, существуют факторы благоприятного и неблагоприятного прогноза течения заболевания. Узнать о прогнозе заболевания можно у вашего лечащего врача, который знаком со всеми данными вашей клинической ситуации.

Смогу ли я вернуться к обычной жизни после лечения?

Все пациенты возвращаются к привычному ритму жизни. Первое время после операции будут ограничения по физической активности и диете, однако постепенно эти ограничения будут сняты. Проведение химиотерапии, если оно показано, означает двухдневную госпитализацию каждые две недели в течение полугода (или реже и короче при других схемах химиотерапии). Проведение обследований по программе мониторинга с последующей консультацией возможно за один день амбулаторно, то есть без госпитализации в стационар.

Следует ли говорить родственникам о заболевании?

Этот вопрос каждый пациент решает для себя сам. При госпитализации пациент подписывает согласие о сообщении сведений о своем здоровье, где может указать, кто из родственников может общаться с лечащим врачом и получать информацию. Прежде чем принять это решение, следует учесть, что после операции вам может потребоваться помощь и поддержка близких людей.

Следует ли говорить родственнику, что он болен?

Этот этический вопрос регулируется федеральным законом.

Каждый имеет право получить в доступной для него форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанных с ними рисках, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи.

Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена пациенту против его воли. В случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме пациенту или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация.

Что делать, если отказали в операции?

Не бойтесь обратиться в другое учреждение. Каждая клиническая ситуация должна рассматриваться индивидуально, а тактика лечения должна быть выбрана на онкологическом консилиуме

Что такое онкологический консилиум?

Это совещание врачей нескольких специальностей, принимающих участие в обследовании и лечении пациента с онкологическим заболеванием. В нашей клинике для определения стратегии лечения больных колоректальным раком регулярно встречаются специалисты лучевой диагностики, эндоскописты, химиотерапевты, хирурги, лучевые терапевты, анестезиологи и морфологи. При необходимости приглашаются специалисты узкого профиля (гинекологи, урологи, кардиохирурги). Любой пациент с колоректальным раком может обратиться в нашу клинику, даже если проходит лечение в другом учреждении, и тактика лечения будет определена коллегиально. Подробнее об онкологическом консилиуме можно узнать здесь.

Что делать, если прооперировали в экстренном порядке в хирургическом отделении?

Необходимо обратиться в онкологический диспансер или профильное для данного заболевания учреждение. Операция, выполненная по экстренным показаниям, может быть не радикальной, соответственно, может потребоваться выполнение второй операции или другое дополнительное лечение.

Что делать, если вывели стому?

При раке ободочной кишки редко формируют постоянную стому. Возможно выполнение реконструктивно-восстановительной операции, подробнее можно узнать в соответствующем разделе сайта и на консультации у наших врачей

Есть ли альтернатива хирургическому и химиотерапевтическому лечению?

Нет. Опасайтесь мошенников, которые предлагают методы «народной медицины». К сожалению, эти нечестные люди обладают хорошим даром убеждения и могут привлечь пациентов к «лечению» абсолютно неэффективными и вредными методами. Даже если употребление трав, молитв, мочи или других методов «лечения» не принесет особого вреда вашему организму, будет упущено время и заболевание может распространиться настолько, что радикальное лечение будет невозможно. Игнорируйте такие предложения, не доверяйте информации из непроверенных источников и в первую очередь задайте все интересующие вас вопросы о вашем заболевании и его лечении специалисту.

Как проходит химиотерапия?

Введение химиопрепаратов происходит внутривенно, возможна комбинация таблетированных и инъекционных форм. Для проведения химиотерапии возможна установка специальной внутривенной порт-системы.

Какие осложнения химиотерапии возможны? Выпадут ли волосы?

При применении схем химиотерапии для колоректального рака такого побочного эффекта, как облысение, нет. Возможны побочные реакции: тошнота, рвота, диарея, сыпь на кожных покровах, нарушение чувствительности дистальных отделов конечностей, анемия и лейкопения. При появлении выраженных побочных реакций проводят снижение дозы или смену схемы химиотерапии.

Что делать, если во время операции не были удалены лимфатические узлы?

Во-первых, возможно рассмотрение выполнения повторной операции. Во-вторых, это является показанием для химиотерапии, если после первой операции не прошло более двух месяцев и нет противопоказаний к химиотерапии. В такой ситуации следует обратиться в специализированное учреждение на консультацию для определения тактики лечения или участия в онкоконсилиуме.

Часто ли бывают рецидивы?

При проведении радикального лечения по современным стандартам их частота сводится к минимальной. Для того, чтобы вовремя распознать и вылечить рецидив, необходимо наблюдение по программе мониторинга.

Какие бывают осложнения после операции?

К сожалению, после операции иногда бывают осложнения. Некоторые из них даже могут потребовать повторной операции. Возможны осложнения со стороны послеоперационной раны, деокмпенсация сопутствующих заболеваний, кровотечение, несостоятельность анастомоза. Команда нашей клиники делает все возможное, чтобы избежать осложнений в послеоперационном периоде.

Кто будет ухаживать после операции?

За пациентами после операций ухаживает младший и средний медицинский персонал, а также родственники пациента. При необходимости возможен индивидуальный пост – медицинская сестра, которая в течение суток уделяет время одному пациенту.

Какие условия в палате?

Все палаты нашей клиники комфортны и полностью оснащены для послеоперационных пациентов.

Как попасть на прием в нашу клинику?

В Клинику колопроктологии и малоинвазивной хирургии может обратиться любой человек, которому требуется лечение органов толстой кишки, анального канала и промежностей. Для первичной консультации необходимо записаться на прием у администраторов Клиники.

КГБУЗ «Норильская ГП №2» — Профилактика рака толстой кишки

Профилактика рака толстой кишки

Понятие колоректальный рак включает в себя рак толстой и прямой кишки. Это второе по распространенности онкологическое заболевание в Израиле. Множественные исследования онкологов частной клиники Герцлия Медикал Центр доказали, что чем раньше выявлена первичная опухоль, тем лучше прогноз заболевания с шансами до 90% на выздоровление. Именно поэтому органы здравоохранения в Израиле настаивают и активно продвигают профилактику колоректального рака.

Полипы кишечника выявляются довольно часто как у мужчин, так и у женщин. Эти доброкачественные опухоли образуются в результате бесконтрольного размножения клеток самой кишки. Если не следить за собой и не обследоваться регулярно, то можно упустить момент, когда доброкачественный полип перерождается в раковую опухоль толстого кишечника или прямой кишки. Существующие на сегодняшний день эндоскопические методы диагностики позволяют произвести прекрасную визуализацию кишечника и области анального отверстия. Самые маленькие полипы могут быть выявлены на начальных стадиях роста и удалены, тем самым предотвращая развитие рака.

Колоректальный рак: факторы риска

К факторам риска развития колоректального рака можно отнести возраст, семейную историю болезни и личный анамнез пациента.

  • Возраст – по статистике большинство случаев колоректального рака встречается в возрастной группе старше 50 лет. Профилактика рака толстой кишки для людей, входящих в данную группу риска заключается в периодическом анализе кала на наличие скрытой крови, а также колоноскопии. Гастроэнтеролог назначит необходимую частоту осмотра.
  • Семейная история болезни – людям со случаями заболеваний кишечника в семейной истории болезни может быть рекомендована профилактика рака толстой кишки в более раннем возрасте, чем 50. Это связано с тем, что такие заболевания как колит и болезнь Крона сами по себе являются фактором риска развития опухоли толстого кишечника. Если кто-то из близких родственников болел или болеет раком кишечника, это тоже повышает риск развития колоректального рака и является показанием к постоянному наблюдению у гастроэнтеролога.
  • Личный анамнез пациента – в продолжение предыдущего пункта, такие заболевания кишечника как язвенный колит повышают риск развития опухоли толстого кишечника. При длительном ходе заболевания клетки изъязвленных участков кишечной ткани могут переродиться в злокачественные. Таким пациентам необходимо проходить колоноскопию как минимум раз в 1-2 года. Дополнительно, если в анамнезе пациента присутствует раковое заболевание другого органа, это тоже является фактором риска образования злокачественной опухоли толстого кишечника.

Когда обращаться к врачу?

Ниже описаны симптомы, появление которых должно Вас насторожить. В случае если у Вас отмечается один или более из указанных в списке признаков колоректального рака – немедленно обратитесь к врачу.

  • Кровотечение из анального отверстия – любое кровотечение из анального отверстия требует немедленного внимания врача, особенно, если пациент относится к одной из описанных выше групп риска. Часто пациенты откладывают обращение к гастроэнтерологу, списывая кровотечение на геморрой – это может значительно задержать выявление опухоли толстого кишечника и повлиять на прогноз заболевания.
  • Изменения стула – если, как правило, у Вас регулярные испражнения и Вы не страдаете какими-либо заболеваниями кишечника, то появление поносов или запоров должно Вас насторожить.
  • Признаки анемии – часто опухоли кишечника могут привести внутренному кровотечению и, как следствие, появлению симптомов анемии. Если анализы крови и осмотр у общего терапевта не выявили возможную причину анемии – обратитесь к гастроэнтерологу.
  • Боли в животе, снижение аппетита, внезапное и резкое снижение веса – эти симптомы могут быть признаком колоректального рака на прогрессирующей стадии и требуют незамедлительного обращения к врачу.

Роль здорового питания в профилактике рака толстой кишки

В профилактике развития или рецидива рака толстой кишки немалую роль играет здоровое питание. Желательно придерживаться следующих правил питания:

  • Свести к минимуму употребление богатой насыщенными жирами и солью пищи.
  • Ввести в рацион свежие овощи и фрукты разных цветов. Они богаты витаминами, антиоксидантами и минералами.
  • Употребление достаточного количество жидкости, как правило, не менее восьми стаканов воды в день.
  • Сбалансированный рацион должен включать в себя белки, сложные углеводы и полезные жиры. Нет необходимости полностью отказывать себе в таких продуктах как хлеб, макароны, картофель и так далее.
  • Рыба – это прекрасный источник полезных жиров и витаминов. Важно есть рыбу не менее трех раз в неделю.
  • Курение и употребление алкоголя – желательно исключить или свести к минимуму.
  • Пищевые волокна – старайтесь употреблять продукты, насыщенные пищевыми волокнами, которые оказывают защитное действие и способствуют профилактике рака толстой кишки.

Диагностика колоректального рака

Двумя самыми эффективными методами ранней диагностики колоректального рака считаются анализ кала на наличие скрытой крови и колоноскопия.

Колоноскопия – это эндоскопическое исследование кишечника, которое подразумевает внедрение в анальное отверстие зонда со встроенным фиброоптическим волокном и миниатюрной видеокамерой. В ходе колоноскопии гастроэнтеролог просматривает весть толстый кишечник и, в случае выявления полипа, сразу его удаляет.

Пациентам, не желающим проходить относительно инвазивную процедуру, можно предложить вариант виртуальной колоноскопии, которая проводится с помощью аппарата КТ. Важно понимать, что такое исследование носит исключительно диагностический характер и, в случае выявления опухоли толстого кишечника, пациент будет направлен на полноценную колоноскопию.

Анализ кала на наличие скрытой крови – сам по себе данный анализ не позволяет диагностировать колоректальный рак, но он позволяет пациентам в возрасте старше 50 лет понизить частоту проведения колоноскопии. То есть, если результат анализа отрицательный, то колоноскопию можно проводить раз в пять лет. Если же результат положительный, то пациент будет направлен на колоноскопию для уточнения диагноза ранее рекомендованного срока.

 

Профилактика рака прямой кишки — Эс Класс Клиник

Рак – это страшный диагноз, уносящий множество жизней, лишающий больных людей надежды на будущее и поэтому ассоциирующийся только с одним словом – смерть… Но подождите, в действительности не всё так страшно и печально. Любой человек имеет шанс и все возможности для того, чтобы побороть этот недуг, причём вполне успешно – ведь современная медицина располагает обширными знаниями по этому вопросу, существенно увеличивающими, а порой и вообще гарантирующими полное выздоровление. Но всё же не стоит забывать о том, что здоровье человека – в его собственных руках. Так как распознавание болезни на ранних стадиях – это самый верный путь к её излечению.

Давайте рассмотрим в данной статье одну из разновидностей рака – рак прямой кишки: что это и как протекает заболевание? И самое главное – как предотвратить развитие рака прямой кишки, а также других её отделов? Рак – это злокачественное образование, опухоль, возникающая при неконтролируемом росте клеток, подвергшихся мутации. Соответственно, рак прямой кишки – это рак, который развился из клеток эпителия прямой кишки.Особенность течения этого заболевания заключается в том, что развитее рака толстой и прямой кишок – скрытое и медленное, никак себя не проявляющее в течение нескольких лет, протекающее незаметно, пока наконец не будет диагностирована поздняя стадия рака. Но… время упущено, своевременного лечения не было проведено. Остаётся только надеяться на благоприятный исход хирургического вмешательства, которое, кстати, ой как не часто заканчивается успешно, ведь в этом случае метастазы рака имеют обширную область распространения, практически исключающую полное удаление раковых клеток.

Вот такой вот печальный итог вашей жизни может быть подведён, но только в том случае, если вы сами это допустили, не являясь к врачу-проктологу на профилактические осмотры, особенно при наличии у вас факторов риска. Надеемся, что рак пока ещё не является вашим диагнозом, поэтому приведенная ниже информация будет для вас вполне актуальной. Ведь ещё древние говорили, что «знание – это сила», а в данном случае знание причин возникновения раковых опухолей в прямой кишке является даже путём к спасению.Итак, современной медицине, к огромному сожалению, пока не известны точные причины возникновения и развития этого страшного заболевания – рака. Но всё же существуют достоверно известные факторы, являющиеся провоцирующими и относящиеся к группе риска. О них необходимо знать каждому человеку.

1. Генетическая предрасположенность, а также различные мутации в ДНК. Этот фактор влияет на способность клеток к бесконтрольному размножению либо, наоборот, к замедлению роста, а также возникновению «дефектных» клеток при делении, что и является причиной возникновения собственно рака, не обязательно в прямой кишке.

Наследственность при этом играет достаточно важную роль, поэтому если ваши родственники имели или имеют этот страшный диагноз – рак прямой кишки, то и вам необходимо в обязательном порядке следить за состоянием своего здоровья, регулярно посещая кабинет проктолога. Что касается рака именно прямой кишки и других её отделов, то мутации в ДНК занимают около 5 % из числа всех факторов, приведших к этому заболеванию.

2. Полипы различной этиологии в прямой кишке и других её отделах, преимущественно аденомы и гиперпластические полипы – основной провоцирующий фактор для развития рака кишечника. Определить характер заболевания, тип полипа и выяснить, есть ли предпосылки для дальнейшегоразвития рака прямой кишки, может только врач-проктолог. Естественно, наличие аденомы ещё не говорит о том, что в обязательном порядке она станет провоцирующим фактором для развития рака, но всё же и запускать заболевание нельзя. Так как рак прямой кишки возникает именно при запущенном состоянии, когда полипы разрастаются в огромном количестве. Своевременно начатое лечение в подавляющем большинстве случаев не приводит к раку, так как устраняется собственно его причина.

3. Воспалительные процессы в кишечнике, носящие хронический характер, например язвенный колит, значительно увеличивают вероятность развития рака этой области. Единственное средство борьбы с этим – недопустить развитие рака толстой и прямой кишок, с чем вполне успешно справляется современная медицина, в частности проктология. Главное условие – регулярные осмотры и обследования у проктолога.

4. К числу других факторов риска возникновения рака в кишечнике относятся старение, неправильное питание с обилием жирной пищи, малоподвижный образ жизни, курение и чрезмерное употребление спиртных напитков, наличие избыточного веса, а также диабет. Да, действительно, перечисленные выше факторы являются провоцирующими и для других заболеваний, не только лишь для раковых опухолей, так как нарушают естественные процессы в организме, обмен веществ, снижают иммунитет и, соответственно, сопротивляемость организма заболеваниям. Тем самым только ухудшают общее состояние человека, поэтому здоровый образ жизни в любом возрасте – это непременное условия здоровья и долголетия. Наконец, мы выяснили, что профилактика – лучшее лечение, особенно в данном случае. Потому что рак, тем более на поздних стадиях – это смертельный диагноз. Регулярные профилактические осмотры проктологом и ранняя диагностика заболеваний прямой кишки – верный путь к долгой и счастливой жизни, без болезней и проблем! Не забывайте о профилактике и будьте здоровы!

Новости поликлиники

Уважаемые пациенты!!

 

В настоящее время злокачественные опухоли прямой и ободочной кишок являются наиболее частой причиной смерти среди всех онкологических больных. Во многом это обусловлено высоким уровнем заболеваемости раком толстой кишки (колоректальным раком), большим количеством запущенных форм среди выявляемых опухолей, объективными трудностями диагностики и лечения этого заболевания.
Чрезвычайно важное значение, в борьбе за снижение заболеваемости и смертности от колоректального рака (КРР), имеет профилактическое направление в онкоколопроктологии, в ведении которого находится изучение и разработка мер по снижению воздействия на человека факторов риска возникновения рака толстой кишки. Знание этих факторов необходимо для формирования групп риска, состоящих из людей, вероятность возникновения рака толстой кишки у которых выше, чем в среднем по популяции. Формирование таких групп риска является чрезвычайно целесообразным, поскольку именно эти люди нуждаются в самом пристальном внимании специалистов.

Факторы риска.
Сегодня наиболее актуальными факторами риска КРР являются:
— Возраст более 50 лет, при этом риск заболеть КРР удваивается с каждым прожитым десятилетием
— Генетические факторы — включают и семейную предрасположенность (наличие родственников первой линии родства, страдавших раком толстой кишки) и ряд наследуемых заболеваний, такие как диффузный семейный
полипоз и синдром Линча и некоторый другие
— Хронические неспецифические воспалительные заболевания кишечника:
неспецифический язвенный колит и в несколько меньшей степени — болезнь Крона
— Колоректальные полипы — вероятно самый значимый фактор риска ввиду своей распространенности. Именно удаление доброкачественных опухолей толстой кишки сегодня являются наиболее эффективным методом
профилактики КРР
— Особенности диеты — избыточное потребление жирной и высококалорийной пищи и недостаток в рационе растительной клетчатки, а в особенности в сочетании с другим фактором — гипомоторикой толстой кишки (запорами), согласно большинству исследований способствует образованию злокачественных опухолей

— Перенесенные в прошлом операции по поводу опухолей толстой кишки, а так же женских гениталий и молочной железы требуют регулярного наблюдения у онколога либо по месту жительства, либо в учреждении, где осуществлялось лечение.

Основные симптомы рака ободочной и прямой кишки Патологические выделения из заднего прохода — кровь, слизь, гной. При этом, в отличие от наиболее часто встречающегося проктологического заболевания — геморроя, кровь при раке имеет темную окраску, часто со сгустками. Нередко имеется примесь слизи в кале.
Изменение частоты дефекации, как в сторону урежения (запоры), так и его учащение — появление ложных позывов на стул. Особенно данный симптом должен настораживать, если изменение стула наблюдается в течение последних 6 месяцев и менее. Прогрессивное снижение массы тела. Анемия, выявленная впервые, требует обязательного обследования всего желудочно-кишечного тракта. Появление подобных признаков должно в первую очередь насторожить в отношении опухоли толстой кишки и лишь при исключении онкологической патологии может быть поставлен диагноз геморроя, синдрома раздраженной кишки и прочих.

Методы обследования при подозрении на рак толстой кишки
Алгоритм обследования при наличии подозрения на КРР стандартен и должен выполняться во всех случаях. После подробной оценки жалоб и анамнеза проводят:
Пальцевое исследование прямой кишки. Данное исследование не инвазивно, является технически простым и уже на данном этапе позволяет во многих случаях поставить правильный диагноз.
Ректороманоскопия. Эндоскопическое исследование, позволяет оценить состояние конечных отделов толстой кишки и проводимое всем пациентам, обращающимся к колопроктологу.
Ирргигоскопия — рентгенологическое исследование или фиброколоноскопия — эндоскопическое исследование всей толстой кишки. Наиболее информативным является именно фиброколоноскопия, позволяющая поставить точный диагноз во всех случаях. Ирригоскопия несколько менее информативна в отношении небольших новообразований, однако лучше переносится пациентами и неинвазивна.


Профилактические мероприятия
Противораковая диета
Больным необходимо:
Потреблять большое количество фруктов, овощей, так как они богаты флавоноидами – противораковыми соединениями.
Диета должна быть богатая клетчаткой — цельные зерна (ржаной хлеб, крупы, коричневый рис), овощи (особенно бобовые) и фрукты. Клетчатка предотвращает скопление мусора в кишечнике и регулирует дефекацию. Ограничить потребление сахара и продуктов богатых сахаром (леденцы, печенье, торты, шоколад). Не добавлять много соли и специй в блюда, так как натрий задерживает воду в организме и повышает артериальное давление. Ограничить потребление жиров, особенно насыщенных (жирное мясо,
жирные молочные продукты и сливочное масло). Не употреблять около не больше 150 граммов мяса в день, и ограничите потребление красного мяса — до 2 раз в неделю. Употреблять морскую рыбу, по крайней мере, 2 раза в неделю, она богата ненасыщенными жирными кислотами, которые поддерживают иммунную
систему и улучшают пищеварение. Выпивать 1,5 литра воды в течение дня, предпочтительно минеральной,
потому что она содержит нужное количество ионов магния и кальция. Кроме того, пейте до 2 чашек зеленого чая в течение дня, он эффективно предотвращает рост раковых клеток, так как является богатым источником
флавоноидов, которые борются с раковыми клетками. Ограничить потребление алкоголя (пиво, водка, джин, ром, виски). Выполнять упражнения три раза в неделю в течение 30 минут (ходьба, езда на велосипеде, бассейн и т.д.). При приготовлении пищи, запекать ее в фольге в духовке или варить. Жареные продукты содержат канцерогены, которые способствуют росту раковых клеток.

Сегодня наиболее распространены скрининговые программы, включающие:
1. На первом этапе лабораторные анализы, такие как анализ кала на скрытую кровь и его модификации.

2. При положительном лабораторном тесте на втором этапе проводят окончательную инструментальную диагностику — фиброколоноскопию. Согласно статистике, наиболее частой причиной появления крови в кале,
выявляемой при лабораторном анализе являются доброкачественные опухоли — полипы. Их распространенность, по данным разных исследований достигает 40 % среди всех обследованных. Необходимо удаление всех выявленных полипов, без учета их размера и локализации. Встречающиеся сегодня рекомендации по наблюдению или консервативному лечению полипов толстой кишки являются несостоятельными, поскольку именно полипы являются наиболее частой причиной КРР. Такая тактика массовых регулярных обследований населения старших возрастных групп и других групп риска представляется сегодня наиболее эффективной профилактикой злокачественных опухолей толстой кишки.

Для того что бы пройти обследование на выявление рака толстого кишечника Приглашаем вас на диспансеризацию с 8:00 до 16:00 в отделение медицинской профилактики, 3 этаж, кабинет 327

Профилактика колоректального рака | Как предотвратить колоректальный рак

Не существует надежного способа предотвратить колоректальный рак. Но есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы снизить риск, например, изменить факторы риска, которые вы можете контролировать.

Скрининг колоректального рака

Скрининг — это процесс поиска рака или предраковых состояний у людей, у которых нет симптомов заболевания. Регулярный скрининг колоректального рака является одним из наиболее эффективных инструментов профилактики колоректального рака.

С того момента, как первые аномальные клетки начинают превращаться в полипы, обычно проходит от 10 до 15 лет, прежде чем они перерастут в колоректальный рак. При регулярном скрининге большинство полипов можно обнаружить и удалить до того, как у них появится шанс превратиться в рак. Скрининг также может выявить колоректальный рак на ранней стадии, когда он небольшой и его легче лечить.

Если вам 45 лет или больше, вам следует начать проходить скрининг на колоректальный рак. Можно использовать несколько типов тестов. Поговорите со своим лечащим врачом о том, какие из них могут подойти вам.Независимо от того, какой тест вы выберете, самое главное — пройти тестирование.

Если у вас есть наследственный анамнез колоректальных полипов или рака, поговорите со своим врачом о риске. Вам может быть полезна генетическая консультация, чтобы просмотреть свое семейное медицинское древо, чтобы узнать, насколько вероятно, что у вас семейный раковый синдром.

Масса тела, физическая активность и диета

Возможно, вы сможете снизить риск развития колоректального рака, контролируя свое питание и физическую активность.

Вес: Избыточный вес или ожирение повышают риск колоректального рака как у мужчин, так и у женщин, но эта связь, по-видимому, более выражена у мужчин. Поддержание здорового веса может помочь снизить риск .

Физическая активность: Более активный образ жизни снижает риск развития колоректального рака и полипов. Регулярная активность от умеренной до высокой может снизить риск. Ограничение времени сидения и лежания также может снизить риск. Увеличение количества и интенсивности вашей физической активности может помочь снизить риск.

Диета: В целом, диета с высоким содержанием овощей, фруктов и цельного зерна и низким содержанием красного и переработанного мяса, вероятно, снижает риск колоректального рака, хотя не совсем ясно, какие факторы важны. Многие исследования обнаружили связь между красным мясом (говядиной, свининой и бараниной) или переработанным мясом (таким как хот-доги, колбаса и мясо для обеда) и повышенным риском колоректального рака.

В последние годы некоторые крупные исследования показали противоречивые данные о том, что клетчатка в рационе, вероятно, снижает риск колоректального рака.Исследования в этой области все еще продолжаются. Однако недавние исследования, посвященные потреблению цельного зерна, показывают, что риск колоректального рака снижается, если вы добавляете в свой рацион больше цельного зерна.

Ограничение употребления красного и переработанного мяса и употребление большего количества овощей, фруктов и цельнозерновых продуктов может помочь снизить риск.

Алкоголь: Несколько исследований выявили более высокий риск колоректального рака при повышенном употреблении алкоголя, особенно среди мужчин. Лучше не употреблять алкоголь. Для людей, которые пьют, они должны выпивать не более 1 порции в день для женщин или двух порций в день для мужчин. Отказ от употребления алкоголя может помочь снизить риск.

Для получения дополнительной информации о диете и физической активности см. Рекомендации Американского онкологического общества по диете и физической активности для профилактики рака.

Не курить

Длительное курение связано с повышенным риском развития колоректального рака, а также многих других видов рака и проблем со здоровьем. Отказ от курения может снизить риск развития колоректального рака и многих других видов рака.   Если вы курите и хотите бросить курить, позвоните в Американское онкологическое общество по телефону 1-800-227-2345 .

Витамины, кальций и магний

Некоторые исследования показывают, что ежедневный прием поливитаминов, содержащих фолиевую кислоту или фолиевую кислоту, может снизить риск колоректального рака, но не все исследования подтвердили это. На самом деле, некоторые исследования намекают на то, что фолиевая кислота может способствовать росту существующих опухолей.В этой области необходимы дополнительные исследования.

Некоторые исследования показали, что витамин D, который вы можете получить от пребывания на солнце, в определенных продуктах питания или в витаминных таблетках, может снизить риск колоректального рака. Исследования показали, что низкий уровень витамина D связан с повышенным риском колоректального рака, а также других видов рака. Из-за опасений, что чрезмерное пребывание на солнце может вызвать рак кожи, большинство экспертов в настоящее время не рекомендуют это как способ снизить риск колоректального рака.Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, может ли увеличение потребления витамина D из добавки помочь предотвратить колоректальный рак. Может быть полезно избегать низкого уровня витамина D; лучше всего поговорить со своим врачом о том, следует ли проверять уровень витамина D.

В некоторых исследованиях низкий уровень кальция в рационе был связан с повышенным риском колоректального рака. Другие исследования показывают, что увеличение потребления кальция может снизить риск колоректального рака. Кальций важен по ряду причин для здоровья, помимо возможного влияния на риск развития рака.Но из-за возможного повышенного риска рака предстательной железы у мужчин с высоким потреблением кальция/молочных продуктов и возможного более низкого риска других видов рака, таких как колоректальный рак и рак молочной железы, Американское онкологическое общество не имеет каких-либо конкретных рекомендаций относительно потребления молочных продуктов для мужчин. профилактика рака.

Кальций и витамин D могут работать вместе, чтобы снизить риск колоректального рака, поскольку витамин D помогает организму усваивать кальций. Тем не менее, не все исследования показали, что добавки с этими питательными веществами снижают риск.

Несколько исследований обнаружили возможную связь между диетой с высоким содержанием магния и снижением риска колоректального рака, особенно среди женщин. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, существует ли эта связь.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)

Многие исследования показали, что люди, которые регулярно принимают аспирин или другие нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), такие как ибупрофен (мотрин, адвил) и напроксен (алив), имеют более низкий риск колоректального рака и полипов.

Но аспирин и другие НПВП могут вызывать серьезные или даже опасные для жизни побочные эффекты, такие как кровотечение из-за раздражения желудка или язвы желудка, которые могут перевешивать преимущества этих лекарств для населения в целом. По этой причине Американское онкологическое общество не рекомендует принимать НПВП только для снижения риска колоректального рака, если вы относитесь к группе среднего риска.

Тем не менее, для некоторых людей в возрасте 50 лет с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний, где низкие дозы аспирина оказываются полезными, аспирин может также иметь дополнительное преимущество, снижая риск колоректального рака.

Поскольку аспирин или другие НПВП могут иметь серьезные побочные эффекты, проконсультируйтесь с врачом, прежде чем начинать принимать какие-либо из них на регулярной основе.

Заместительная гормональная терапия для женщин

Некоторые исследования показали, что прием эстрогена и прогестерона после менопаузы (иногда называемый менопаузальной гормональной терапией или комбинированной заместительной гормональной терапией ) может снизить риск развития колоректального рака у женщин, но другие исследования этого не сделали.

Поскольку прием эстрогена и прогестерона после менопаузы также может увеличить риск сердечно-сосудистых заболеваний, образования тромбов и рака молочной железы и легких, обычно не рекомендуется принимать их только для снижения риска колоректального рака.

Если вы планируете использовать менопаузальную гормональную терапию, обязательно обсудите риски и преимущества с вашим врачом.

Профилактика тяжелых инфекционных осложнений после колоректальной хирургии с помощью предоперационной пероральной антибиотикопрофилактики (PreCaution): протокол исследования для рандомизированного контролируемого исследования | Испытания

Гипотеза и цели исследования

Целью данного исследования является определение эффективности предоперационной пероральной антибиотикопрофилактики (Pre-OP) в дополнение к периоперационной внутривенной антибиотикопрофилактике в отношении частоты глубоких ИОХВ и/или смертности после плановых колоректальная хирургия. Мы предполагаем, что предоперационная подготовка приведет к относительному снижению риска глубоких ИОХВ и/или смертности не менее чем на 40%.

Дизайн и условия исследования

Исследование PreCaution разработано как двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое, многоцентровое исследование. Исследование будет проводиться в голландских университетских и неуниверситетских больницах. Исследовательские центры будут иметь право участвовать в исследовании, если профилактика антибиотиками, кроме периоперационной внутривенной профилактики, не является частью стандартной периоперационной помощи при колоректальной хирургии.Набор пациентов начался в апреле 2017 года и, как ожидается, будет завершен в течение 18 месяцев после начала исследования.

Исследуемая популяция

Критерии отбора

Участники будут отобраны из популяции взрослых пациентов, которым предстоит плановая колоректальная хирургия. Пациенты с абсолютным противопоказанием для исследуемого препарата, такие как беременные женщины или кормящие матери, пациенты с ранее диагностированной аллергией на антибиотики в составе исследуемого препарата или пациенты с миастенией, исключаются из участия. Критерии включения и исключения представлены в таблице 1.

Таблица 1 Критерии включения и исключения
Размер выборки

Размер выборки рассчитан на 966 пациентов, исходя из односторонней ошибки I типа 2,5%, ошибки II типа ошибка 20 % и предполагаемое 40 % снижение абсолютного риска основного исхода в группе вмешательства. Предполагается, что абсолютный риск первичного исхода составляет 14%. Кроме того, один промежуточный анализ будет проведен на полпути с использованием границ типа О’Брайена-Флеминга с возможностью остановки испытания для оценки эффективности в случае подавляющего эффекта лечения.Абсолютный риск и снижение относительного риска на 40% основаны на неопубликованных данных 4-летнего исследования голландской клинической больницы, где идентичная предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика была введена в качестве стандарта лечения.

Пациенты, подлежащие оценке

Пациенты, у которых начинается 3-дневный период вмешательства, но для которых операция отменена или отложена более чем на 7 дней, не подлежат оценке для анализа первичных и вторичных результатов. Расчеты размера выборки основаны на пациентах, подлежащих оценке, и при этом предполагают замену всех пациентов, не подлежащих оценке.Предел в 7 дней выбран в качестве порогового значения, чтобы гарантировать, что пациенты не будут повторно колонизированы во время операции, поскольку ожидается, что эффекты обеззараживания будут длиться как минимум несколько дней, когда 3-дневный курс лечения завершено.

Назначение вмешательств

Рандомизация

После регистрации пациенты будут случайным образом распределены в одну из двух групп лечения в соотношении 1:1.

Рандомизация будет проводиться с использованием схемы переставленных блоков с различными размерами блоков и стратификацией по исследовательскому центру.Рандомизацию проведет независимый фармацевт из Stichting Apotheek Haarlemse Ziekenhuizen, который также будет отвечать за производство исследуемого препарата. Аптека предоставит исследуемый препарат в идентичных контейнерах, которые будут последовательно пронумерованы уникальными номерами препаратов. Эти номера будут соответствовать распределению лечения и будут задокументированы в списке назначений. Этот список будет храниться фармацевтом больницы Амфия (Бреда, Нидерланды), который будет координировать распределение исследуемого препарата в исследовательские центры.Члены местных исследовательских групп будут проинструктированы о распределении исследуемого препарата в соответствии с последовательностью распределения. Уникальные идентификационные номера исследуемых препаратов будут связаны с субъектами при регистрации в журнале идентификации субъектов.

Ослепление

Пациенты, лечащие врачи и лица, оценивающие результаты исследования, не будут осведомлены о назначениях лечения на время исследования. Назначение лечения будет раскрыто, когда все пациенты завершат свой 6-месячный период наблюдения.

Индивидуальное снятие ослепления будет рассматриваться только в том случае, если лечащий врач сочтет, что знание назначенного лечения необходимо для безопасности пациента. О любом преднамеренном или непреднамеренном нарушении ослепления будет сообщено спонсору.

Лечение субъектов

Вмешательство

Все пациенты будут получать исследуемый препарат в рамках вмешательства. Вмешательство может быть либо лечением активными лекарствами (до операции), либо плацебо. Pre-OP представляет собой прозрачный раствор, состоящий из двух компонентов антибиотика: колистина сульфата (20 мг/мл) и тобрамицина (16 мг/мл).Плацебо производятся без активных компонентов антибиотиков. Растворы плацебо содержат вкусовые добавки и красители, имитирующие вкус и цвет Pre-OP. Все пациенты будут получать периоперационную внутривенную профилактику в соответствии с национальными рекомендациями по профилактике инфекций [26].

Дозировка и способ введения

Пациенты должны принимать исследуемый препарат четыре раза в день в течение последних 3 дней до операции. Каждая доза состоит из 5 мл либо Pre-OP, либо плацебо.В случае Pre-OP это составляет 100 мг колистина сульфата и 80 мг тобрамицина.

Критерии исхода

В качестве первичной комбинированной конечной точки мы будем исследовать эффективность предоперационной подготовки в отношении глубокой ИОХВ и/или смертности в течение 30 дней после операции. Вторичные конечные точки, включая их определения, обобщены в Таблице 2.

Таблица 2 Определение конечных точек

Оценка и последующее наблюдение

Процедуры исследования

Процедуры исследования перечислены в Таблице 3.Процедуры предоперационного исследования будут проходить во время визитов в поликлинику. Эти визиты будут запланированы в плановом порядке и не будут планироваться как процедуры, специфичные для исследования. Во время первого визита будет объяснен ход исследования, и пациенты получат информационное письмо. Информированное согласие будет подписано во время второго предоперационного визита. Во время этого визита исследуемый препарат будет предоставлен вместе с инструкциями по применению и дневником исследования. Кроме того, будет взят первый ректальный мазок, и пациенты получат первую анкету качества жизни.Дневник исследования будет использоваться для документирования приема исследуемого препарата и сообщения о возможных побочных эффектах, связанных с исследуемым препаратом. Пациенты будут принимать исследуемое лекарство в соответствии с инструкциями в течение 3 дней до операции. Бутылки с остатками исследуемого препарата будут собираться при поступлении в больницу и взвешиваться для оценки приверженности лечению. Дневники исследования также будут собраны при поступлении.

Пациенты будут наблюдаться в течение 6 месяцев после операции для оценки развития первичных и вторичных исходов.Данные почти обо всех этих исходах, включая инфекционные осложнения, будут документироваться в рамках повседневной практики. Через тридцать дней после операции медицинские записи будут оценены для сбора данных о первичных и вторичных исходах, а второй ректальный мазок будет взят либо пациентом, либо членом местной исследовательской группы. Через шесть месяцев после операции медицинские записи будут снова оценены для сбора дополнительных данных о повторных госпитализациях и продолжительности пребывания в больнице, включая госпитализацию в отделение интенсивной терапии.Кроме того, пациенты получат второй опросник качества жизни. После того, как анкета заполнена и отправлена ​​исследовательской группе, завершается последующее наблюдение.

Удержание и выход участников

Пациенты могут выйти из исследования в любое время, что соответствует голландскому закону о медицинских исследованиях на людях. Если пациенты не желают брать ректальный мазок или заполнять анкету, эти данные будут считаться отсутствующими и будут учтены при анализе данных с использованием соответствующих методов.

Принцип намерения лечить будет применяться к нашему первичному анализу, чтобы иметь дело с плохим или несоблюдением режима лечения исследуемым препаратом, поскольку это, вероятно, отражает повседневную практику. Остатки исследуемого препарата будут взвешены для оценки соблюдения. Для повышения приверженности пациентов информируют о горьком вкусе лечения и рекомендуют принимать исследуемое лекарство вместе с другими напитками, чтобы замаскировать вкус. Еще одна стратегия, которая будет применяться для улучшения удержания пациентов, заключается в том, чтобы звонить пациентам в два послеоперационных момента наблюдения, чтобы напомнить им о необходимости ректального мазка и анкете, которая будет отправлена ​​​​на их домашний адрес.

Микробиологические методы

Клинические культуры будут проводиться и обрабатываться в местных микробиологических лабораториях участвующих центров в соответствии с обычными лабораторными процедурами. Будут задокументированы дата культивирования, тип образца, культивируемые виды, чувствительность к противомикробным препаратам и продукция бета-лактамазы расширенного спектра или карбапенемазы. Образцы кала от пациентов с внутрибольничной диареей будут проверены на наличие токсинов Clostridium difficile в соответствии с обычными лабораторными процедурами и на основании показаний лечащего врача.

Ректальные мазки предварительно обогащают, а затем культивируют с использованием селективной среды с целью обнаружения Enterobacteriaceae , продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра (БЛРС), и грамотрицательных бактерий, резистентных к карбапенему, тобрамицину и колистину Идентификация видов и тестирование на чувствительность к противомикробным препаратам будут проводиться для всех изолятов, которые растут на любом из агаров для скрининга. Подтверждение фенотипа БЛРС будет проводиться комбинированным диско-диффузионным методом в соответствии с руководством NVMM по лабораторному выявлению высокорезистентных микроорганизмов (HRMO).

Управление данными

Электронная форма истории болезни (eCRF) будет использоваться для каждого пациента для сбора всех данных об исходных характеристиках пациента и исходах (дополнительный файл 1). Отдел управления данными Центра наук о здоровье и первичной медико-санитарной помощи Юлиуса в UMC Utrecht разработал eCRF, который размещается на сайте ResearchOnline.

При включении пациенты получают уникальный идентификационный номер. Список с уникальными идентификационными номерами, связанными с пациентом, будет надежно храниться в исследовательском центре, куда включен пациент.Этот список будет единственным способом отследить идентификационные номера до отдельных пациентов. Когда данные вводятся в eCRF, пациенты будут идентифицированы с помощью уникального идентификационного номера. Никакие номера пациентов, имена, адреса или полные даты рождения не будут записаны.

Статистический анализ

Первичная комбинированная конечная точка будет проанализирована в соответствии с принципом намерения лечить. В этот анализ будут включены все пациенты, которые были рандомизированы для получения исследуемого препарата и перенесли колоректальное хирургическое вмешательство.Разница в первичном результате между дооперационной и плацебо будет оцениваться с помощью Z-теста для пропорций или логистической регрессии с поправкой на переменную стратификации (участок исследования). Будет использоваться многомерная логистическая регрессия, а измеренные вмешивающиеся факторы будут подогнаны к модели как ковариаты. Вторичные результаты будут проанализированы с использованием критерия хи-квадрат, точного критерия Фишера, логистической регрессии, анализа времени до события, критерия t или критерия Манна-Уитни U , когда это применимо.Отсутствующие данные будут проанализированы и обработаны с помощью.

Исследовательский анализ подгрупп будет проводиться для исследовательского центра, возраста, пола, индекса массы тела (ИМТ), классификации ASA, предоперационного использования иммунодепрессантов, предоперационного облучения области хирургического вмешательства, показаний к операции, класса раны, хирургической процедуры, продолжительности хирургического вмешательства и сроков периоперационной внутривенной антибиотикопрофилактики. Анализы по протоколу будут выполняться в дополнение ко всем анализам, связанным с назначением лечения.

Промежуточный анализ

Один промежуточный анализ будет выполнен, когда 50% участников завершат 30-дневное наблюдение. Будет рассчитана Z-статистика для стандартизированного эффекта лечения и сопоставлена ​​с границами типа О’Брайена-Флеминга как для эффективности, так и для бесполезности. Набор остановится, если статистика Z превысит границу эффективности. Границы бесполезности ни к чему не обязывают и поэтому наводят на размышления. Неслепые результаты промежуточного анализа будут представлены независимому Совету по безопасности и мониторингу данных (DSMB).

Мониторинг и безопасность

Сертифицированные независимой надлежащей клинической практикой (GCP) мониторы UMC Utrecht будут следить за сбором данных и ходом исследования. Частота этих посещений будет зависеть от риска в соответствии с рекомендациями GCP.

Ввод данных будет проверен с помощью внутреннего мониторинга членом координирующей исследовательской группы. Кроме того, внешний мониторинг будет осуществляться независимыми наблюдателями. Во время контрольного визита ввод данных будет проверяться на случайной выборке включенных пациентов путем оценки первичных документов (например,ж. , электронные карты пациентов, анкеты или дневники). В случае расхождений или отсутствия данных к вопросам, требующим доработки или дополнительной информации, будут добавлены запросы.

Побочные эффекты

Предоперационная подготовка состоит из невсасывающихся антибиотиков. При приеме внутрь практически не происходит поступления компонентов антибиотика в кровоток. Поэтому ожидается, что возникновение системных побочных эффектов незначительно. Что еще более важно, имеется обширный опыт применения невсасывающихся антибиотиков в качестве SDD в отделениях интенсивной терапии, а о тяжелых и острых побочных эффектах, которые могли бы иметь отношение к текущему исследованию, не сообщалось [27,28,29,30].По этой причине мы решили воздержаться от обязательного периода наблюдения после приема первой дозы исследуемого препарата, и поэтому пациенты могут принимать препарат дома. Тем не менее, пациенты получат информацию о тяжелых побочных эффектах этого исследуемого препарата и получат инструкции обратиться за медицинской помощью, если они могут страдать от тяжелых острых побочных эффектов. Протокол вскрытия можно свободно оценить через наш веб-сайт, когда это будет сочтено необходимым. Поздние побочные эффекты, такие как развитие устойчивости к антибиотикам, также не описаны [31,32,33,34,35].Тем не менее, возникновение побочных эффектов и развитие устойчивости к антибиотикам будут отслеживаться как вторичные конечные точки этого исследования.

Обо всех нежелательных явлениях будет сообщено главному исследователю. О серьезных нежелательных явлениях (СНЯ), серьезных нежелательных реакциях (САР) и подозреваемых непредвиденных серьезных нежелательных реакциях (SUSAR) будет сообщено спонсору в течение 24 часов после уведомления о событии. Что касается СНЯ, мы решили сообщать только об опасных для жизни инфекциях, вызванных резистентными к колистину или тобрамицину бактериями или C.difficile колит в течение 24 часов. О послеоперационных осложнениях, которые, как известно, возникают после колоректальной хирургии и не связаны напрямую с исследуемым препаратом, будет сообщаться в комитет по этике в периодических списках, а не в течение 24-часового временного окна.

Совет по безопасности и мониторингу данных

Совет по безопасности и мониторингу данных (DSMB) создан для обеспечения безопасности пациентов во время исследования. DSMB состоит из четырех независимых экспертов, которые будут играть активную роль в течение всего периода исследования.Правление выдаст рекомендации по продолжению или прекращению исследования на основе открытых результатов промежуточного анализа и списка SAE, SAR и SUSAR.

Рандомизированное многоцентровое исследование антибиотикопрофилактики при плановой колоректальной хирургии: однократная доза против 3 доз цефалоспорина второго поколения без метронидазола и пероральных антибиотиков | Колоректальная хирургия | Хирургия JAMA

Гипотеза Использование профилактических антибиотиков при плановых колоректальных операциях имеет важное значение.Хотя рекомендуется однократный профилактический прием антибиотиков, эффективность однократного приема цефалоспорина без метронидазола и пероральных антибиотиков полностью не доказана. Мы провели многоцентровое рандомизированное исследование однократной дозы против трех доз цефалоспорина цефметазола второго поколения.

Дизайн Проспективное, рандомизированное, многоцентровое исследование пациентов, перенесших плановую колоректальную операцию.

Настройка Семь крупных больниц в Японии, которые предлагают лечение рака.

Пациенты Пациенты с колоректальным раком, получавшие лечение с 6 мая 2004 г. по 25 апреля 2005 г.

Вмешательства Пациенты были рандомизированы в 1 из 2 групп: группа с однократной дозой, получавшая однократную дозу цефметазола непосредственно перед разрезом кожи, и группа с 3 дозами, получавшая 2 дополнительные дозы цефметазола каждые 8 ​​часов после первой дозы непосредственно перед разрезом кожи.

Показатели основных результатов Инцизионная инфекция области хирургического вмешательства (ИОХВ), ИОХВ органа или пространства и все другие инфекционные осложнения в течение 30 дней после операции.

Результаты Всего было зарегистрировано 384 пациента. Семь пациентов были исключены из-за дополнительных хирургических вмешательств или неспособности переносить механическую подготовку. Частота инцизионной ИОХВ была выше в группе однократной дозы (27/190 или 14,2%), чем в группе трех доз (8/187 или 4,3%) ( P  = 0,009). Частота ИОХВ органов или пространств и других послеоперационных инфекционных заболеваний существенно не различалась между двумя группами. В многомерном анализе доза антибиотика была единственным значимым фактором, связанным с частотой инцизионной ИОХВ.

Заключение Введение трех доз цефметазола значительно более эффективно для профилактики послеоперационной ИОХВ, чем однократное введение антибиотика.

Пробная регистрация Clinictrials.gov Идентификатор: NCT002

Профилактическое назначение антибиотиков стало стандартным методом лечения пациентов, перенесших колоректальные операции, 1 ,2 , но до сих пор сохраняются разногласия относительно пути введения антибиотиков (перорально, внутривенно или и то, и другое) и количества введений. 3 Недавний мета-анализ 1 и обзор литературы 4 показали, что пероральное введение антибиотиков не имеет никакой дополнительной ценности при назначении соответствующих парентеральных антибиотиков. Более того, пероральные антибиотики перед операцией увеличивают частоту возникновения Clostridium difficile колита 5 и желудочно-кишечных симптомов, включая тошноту, рвоту и боль в животе. 6 Однократная доза антибиотиков оказалась столь же эффективной, как и многократные дозы, во многих исследованиях, в которых сравнивали режим однократного приема и режим многократного приема. 1 Несмотря на то, что в рекомендациях Консультативного комитета по практике больничного инфекционного контроля 1999 г. по предотвращению инфекций в области хирургического вмешательства (ИОХВ) 2 рекомендуется цефокситин или какой-либо другой цефалоспорин второго поколения в дистальном отделе кишечника, эффективность режима однократной дозы цефалоспорина без метронидазола и пероральных антибиотиков не ясно, потому что в большинстве исследований дозы антибиотиков использовались комбинированные схемы, такие как цефалоспорин и метронидазол или цефалоспорин и пероральные антибиотики. 1 На самом деле, в испытаниях без метронидазола число включенных пациентов было небольшим, а разница в частоте послеоперационной ИОХВ между однократным и многократным режимом введения была неясной. 7 Кроме того, однократная доза цефалоспорина без метронидазола была связана с несколько более высокой частотой инцизионной ИОХВ, чем схема с одним метронидазолом. 7 -9 Таким образом, мы провели многоцентровое рандомизированное исследование однократной дозы против трех доз цефалоспорина цефметазола второго поколения без метронидазола и пероральных антибиотиков.

Это рандомизированное многоцентровое исследование проводилось в 7 крупных больницах Японии, которые предлагали лечение рака с 6 мая 2004 г. по 25 апреля 2005 г. Протокол был одобрен институциональным наблюдательным советом в каждой больнице, и письменное информированное согласие было получено от всех пациентов, принимавших участие.

Пациенты в возрасте от 20 до 80 лет, которым планировалось провести плановую колоректальную операцию, имели право на участие в исследовании. Критерии исключения включали неотложные операции, непроходимость тонкой кишки, хирургическое лечение стомы или шунтирования, предоперационные инфекционные заболевания, аллергию на пенициллин или цефалоспорины, прием антибиотиков перед госпитализацией, воспалительные заболевания кишечника, стенокардию или инфаркт миокарда, легкую или тяжелую почечную дисфункцию, легкую или тяжелую сахарный диабет и прием стероидов перед операцией.

Пациентам была проведена механическая подготовка кишечника с использованием 2 л раствора полиэтиленгликоля и электролита (Niflec, Ajinomoto Pharma, Токио, Япония) за 1 день до операции.На основе блочно-рандомизированного, сгенерированного компьютером списка, уравновешивающего локализацию опухоли, пациенты были рандомизированы секретарем исследования на 1 из 2 групп: группа с однократной дозой, получавшая однократную внутривенную дозу 1 г цефметазола непосредственно перед разрезом кожи. и группа с 3 дозами, получавшая внутривенную дозу 1 г цефметазола непосредственно перед разрезом кожи и 2 послеоперационные дозы 1 г через 8 и 16 часов после первого введения. Хотя в рекомендациях по профилактике ИОХВ от 1999 г. были рекомендованы дополнительные дозы во время операции и каждые 3 или 4 часа, 2 дополнительная доза не вводилась даже при операциях, которые длились более 3 часов.Хирург был уведомлен о распределении после рандомизации. Чтобы гарантировать, что результаты исследования применимы в целом, в протокол не были включены конкретные инструкции по хирургическим методам и послеоперационному ведению.

Первичной конечной точкой была частота послеоперационной ИОХВ. Вторичными конечными точками были случаи ИОХВ органов или пространств и других инфекционных заболеваний, включая инфекцию мочевыводящих путей, пневмонию, септицемию, инфекционную диарею и внутривенный сепсис.Также были изучены другие послеоперационные осложнения и послеоперационная госпитализация. Для всех пациентов были собраны демографические данные, включая пол, возраст, оперативную процедуру, время операции и операционную кровопотерю. Инцизионная ИОХВ, ИОХВ органов или пространств и другие инфекционные заболевания ежедневно проверялись лечащим хирургом до выписки из больницы и повторно проверялись при первом послеоперационном посещении больницы.

Это исследование было разработано как тест не меньшей эффективности для выявления 5% разницы в частоте послеоперационной ИОХВ между 2 группами с доверительным интервалом 95% и мощностью 90%, при условии, что частота послеоперационной ИОХВ в 3 -доза группа будет 5%.Таким образом, в обеих группах потребовался размер выборки 238 человек. Через 1 год после зачисления был проведен промежуточный анализ. Поскольку между группами наблюдалась значительная разница в частоте инцизионной ИОХВ, набор в исследование был прекращен. Критерий χ 2 или точный критерий Фишера, который использовался, когда переменные были меньше 5, использовался для анализа классифицированных переменных. Тест t использовался для анализа непрерывных переменных. В многомерном анализе использовался логистический регрессионный анализ.Значимость была определена как P <0,05.

Всего в этом исследовании приняли участие 384 пациента (рисунок). Семь пациентов были исключены из-за дополнительных хирургических вмешательств (резекции желудка и печени) или невозможности механической обработки. Таким образом, было обследовано 377 больных. Все зарегистрированные пациенты имели рак толстой или прямой кишки. Количество пациентов в группах однократной и трехкратной дозы составило 190 и 187 соответственно.Характеристики пациентов приведены в таблице 1. Хотя возраст пациентов в группе, получавшей 3 дозы, был значительно выше, чем в группе, получавшей одну дозу, другие характеристики пациентов, включая пол, локализацию опухоли (ободочная или прямая кишка), тип операции (традиционная или лапароскопическая ), время операции и операционная кровопотеря были идентичными.

ССИ и другие послеоперационные инфекционные заболевания и осложнения

Частота инцизионной ИОХВ была значительно выше в группе однократной дозы (27/190 или 14. 2%), чем в группе с 3 дозами (8/187 или 4,3%) ( P  = 0,009; таблица 2). Общая частота послеоперационных и органных или пространственных ИОХВ и других послеоперационных инфекционных заболеваний в группе однократной дозы (40/190 или 21,1%) также была значительно выше, чем в группе трех доз (24/187 или 12,8%) (). P  = 0,03). Среди этих послеоперационных инфекционных заболеваний частота ИОХВ органа или пространства и других инфекционных заболеваний была сходной между группами, и только частота послеоперационной ИОХВ существенно различалась.Частота других послеоперационных осложнений, в основном тонкокишечной непроходимости, составила 9,5% (18/190) в группе однократной дозы и 9,6% (18/187) в группе трех доз. Среднее ± стандартное отклонение послеоперационного пребывания в стационаре составило 12,5 ± 7,4 дня в группе однократной дозы и 12,2 ± 5,6 дня в группе трех доз. Послеоперационные осложнения и пребывание в стационаре были одинаковыми между группами без статистически значимых различий ( P  = 0,96 и 0,66 соответственно). Однако среднее ± стандартное отклонение послеоперационного пребывания пациентов с послеоперационной ИОХВ (n = 35) было значительно дольше, чем у пациентов без послеоперационной ИОХВ (n = 342) (14.6 ± 9,3 и 12,1 ± 6,2 дня соответственно; P  = 0,03).

Инцизионная ssi в подмножествах

Поскольку между группами значимо различалась только частота инцизионной ИОХВ, эта переменная была изучена в анализе подмножества. В каждой подгруппе, за исключением лапароскопической хирургии, частота послеоперационной ИОХВ была значительно выше в группе однократной дозы, чем в группе трех доз (таблица 3).Хотя разница в частоте инцизионной ИОХВ не была существенной в подгруппе лапароскопической хирургии, между группами была обнаружена большая разница: 9,8% в группе с однократной дозой и 1,9% в группе с 3 дозами. Многофакторный анализ, в котором изучались возраст, пол, локализация опухоли, время операции, операционная кровопотеря и тип хирургического вмешательства, показал, что доза антибиотика была единственным значимым фактором, связанным с инцизионной ИОХВ ( P  = 002).

Многие исследования 1 ,2,10 показали, что профилактическое назначение антибиотиков необходимо пациентам, перенесшим плановую колоректальную хирургию.Если профилактическое лечение антибиотиками у пациентов с колоректальной хирургией не проводится, зарегистрированная частота послеоперационной ИОХВ составляет от 30% до 50%. 11 -16 После того, как эффективность пероральных антибиотиков была первоначально доказана, 11 были приняты пероральные, внутривенные или пероральные плюс внутривенные антибиотики, и частота послеоперационной ИОХВ снизилась примерно до 5–20%. Мета-анализ 1 подтвердил, что профилактическое применение антибиотиков эффективно для предотвращения инцизионной ИОХВ после колоректальной хирургии.В этом анализе не было выявлено существенных различий между однократным и многократным введением антибиотиков, а пероральные антибиотики не давали дополнительных преимуществ при назначении соответствующих парентеральных антибиотиков. Тем не менее, во многих исследованиях с однократным и многократным введением применялся метронидазол, и частота инцизионной ИОХВ при однократном введении была такой же, как и при многократном введении. 7 ,17 -19 В исследованиях без метронидазола количество исследований было ограниченным, а разница между частотой ИОХВ при однократном и многократном приеме была неясной. 7 ,20 ,21 Более того, однократная доза цефалоспорина без метронидазола была связана с более высокой частотой инцизионной ИОХВ, чем схема метронидазола. 7 -9 Частота инцизионной ИОХВ при однократном приеме цефалоспорина без метронидазола составляла от 10% до 15%, а при однократном приеме цефалоспорина с метронидазолом — от 5% до 10%. Таким образом, однократная доза цефалоспорина без метронидазола не является идеальной профилактикой для пациентов, перенесших колоректальные операции.Эти выводы побудили нас провести настоящее испытание.

Наше исследование ясно показало, что трехдозовое введение цефалоспорина цефметазола второго поколения было значительно более эффективным для профилактики послеоперационной ИОХВ, чем однократное введение. Это явление наблюдалось в каждой подгруппе, включая возраст (≤60 лет или >60 лет), пол (мужской или женский), локализацию опухоли (ободочная или прямая кишка), тип операции (традиционная или лапароскопическая), время операции (≤3 часа). или >3 часов) и операционная кровопотеря (≤200 мл или >200 мл).Поэтому наша находка не считалась результатом случайности. Поскольку частота инцизионной ИОХВ в группе, получавшей 3 дозы, составила 4,3%, что совместимо с частотой после однократного приема цефалоспорина с метронидазолом, Назначение дозы цефалоспорина без метронидазола следует рассматривать как один из вариантов профилактики ИОХВ у пациентов, перенесших колоректальные операции.

Это исследование не было двойным слепым.Хотя двойной слепой метод является идеальным, плацебо дорого стоит и не использовалось в этом исследовании. Из-за этого каждый ответственный хирург легко знал о распределении и, следовательно, не мог быть слепым наблюдателем. Одним из решений является подготовка слепого наблюдателя для документирования возникновения инфекционных заболеваний. Поскольку слепым наблюдателем должен быть врач или медсестра, не осведомленная о характере исследования, что было затруднительно в нынешних условиях многоцентрового исследования, лечащего хирурга попросили обследовать пациентов на наличие инфекционных заболеваний в этом исследовании.

Недостатком пероральных антибиотиков являются их побочные эффекты. Пероральные антибиотики перед операцией увеличивают частоту желудочно-кишечных симптомов, включая тошноту, рвоту и боль в животе, 6 и C difficile колит. 5 Последнее является хорошо известным осложнением колоректальной хирургии и, как полагают, вызывается механическими слабительными средствами и пероральными антибиотиками, которые уменьшают количество внутрипросветных бактерий и предрасполагают к C difficile колонизации толстой кишки. Предыдущее исследование 5 показало, что заболеваемость колитом C difficile у пациентов колоректальной хирургии, получавших пероральные антибиотики, и у тех, кто их не принимал, составляла 7,4% и 2,6% соответственно, причем разница в заболеваемости была значительной (  = .03). В нашем исследовании колит C difficile возник только у 2 пациентов в группе с 3 дозами (1,1%) и ни у одного из пациентов в группе с однократной дозой. Рандомизированное сравнительное исследование 22 137 пациентов, перенесших плановую колоректальную операцию по поводу карциномы и получающих пероральные, системные и внутрипросветные антибиотики, не выявило существенных различий в частоте инцизионной ИОХВ между 3 группами, а пероральный режим антибиотикотерапии вызывал большее изменение в кишечной флоры и ассоциировался с более частой послеоперационной диареей.В последнее время роль механической подготовки кишечника в снижении частоты послеоперационных инфекционных осложнений подвергалась сомнению в нескольких рандомизированных исследованиях. 23 Эти данные также указывают на то, что использование пероральных антибиотиков может не давать дополнительных преимуществ по сравнению с парентеральными антибиотиками. Фактически, недавний опрос членов Американского общества хирургов толстой и прямой кишки показал, что более 50% респондентов скептически относятся к полезности пероральных антибиотиков. 3

Чтобы быть эффективными против ИОХВ, уровень антибиотиков в тканях вокруг операционного поля должен быть достаточным во время бактериального заражения. 2 ,24 Цефалоспорин проявляет зависящее от времени антибактериальное действие, причем терапевтический эффект сохраняется, когда уровень антибиотика превышает минимальную ингибирующую концентрацию для целевого патогена. Фармакокинетическое исследование 25 цефметазола показало, что дополнительные дозы не нужны для операции, которая длилась менее 3 часов с момента первоначального введения, поскольку концентрация в тканях при закрытии раны превышала минимальную ингибирующую концентрацию в отношении Staphylococcus aureus и Escherichia coli. .Поэтому мы проанализировали взаимосвязь между инцизионной ИОХВ и временем операции. В нашем исследовании частота инцизионной ИОХВ в группе с 3 дозами была ниже даже у пациентов, операция которых длилась 3 часа или менее, чем в группе с одной дозой. Этот результат показал, что послеоперационное введение цефалоспорина важно даже для коротких операций.

Поскольку сообщается, что продолжительность операции является важным фактором при ИОХВ, 26 -28 рекомендуется дополнительная доза антибиотиков во время операций, которые превышают время, в течение которого терапевтический уровень антибиотиков ниже минимальной ингибирующей концентрации . 2 Логично предположить, что поддержание терапевтического уровня антибиотиков во время операции важно для профилактики ИОХВ. 2 В этом исследовании частота инцизионной ИОХВ не изменилась у пациентов, операции которых длились более 3 часов, даже в группе однократной дозы. Таким образом, эффективность дополнительной дозы антибиотиков у пациентов, перенесших колоректальное хирургическое вмешательство продолжительностью более 3 часов, следует изучить в рандомизированном исследовании.

Поскольку разрез при лапароскопической хирургии короче, чем при традиционной открытой хирургии, считается, что в первом случае частота послеоперационной ИОХВ ниже. 29 В нашем исследовании частота инцизионной ИОХВ у пациентов, перенесших лапароскопическую операцию, составила 9,8% и 1,9%, а у пациентов, перенесших открытую операцию, — 16,3% и 5,3% в группе однократного и трехдозового введения соответственно. Таким образом, частота инцизионной ИОХВ, связанной с лапароскопической хирургией, была ниже, чем при традиционной хирургии, хотя разница не была статистически значимой.

Другие характеристики пациентов, включая возраст, пол и операционную кровопотерю, не влияли на частоту послеоперационной ИОХВ.Среди этих факторов потеря крови считается связанной с ИОХВ, поскольку потеря крови снижает концентрацию антибиотиков. Фактически, частота послеоперационной ИОХВ у пациентов, потерявших более 200 мл крови, составила 21,1% в группе однократного введения, что было выше, чем у пациентов, потерявших 200 мл крови или меньше. Однако в группе с 3 дозами такой разницы не наблюдалось, и результат не был статистически значимым.

Инцизионная ИОХВ обычно связана с длительным пребыванием в больнице.Хотя период госпитализации не отличался между группами, принимавшими одну дозу и 3 дозы, у пациентов с инцизионной ИОХВ он был значительно дольше, чем у пациентов без нее. Таким образом, профилактика послеоперационной ИОХВ важна для сокращения периода госпитализации и, следовательно, стоимости. Наши результаты показывают, что разовая доза профилактического антибиотика не всегда экономит затраты.

В заключение, если пероральные антибиотики и метронидазол не используются для профилактики у пациентов, перенесших колоректальные операции, введение 3-дозного цефалоспорина цефметазола второго поколения значительно эффективнее для профилактики послеоперационной ИОХВ, чем однократное введение антибиотика, независимо от возраста пациента. , пол, локализация опухоли, тип операции, время операции или операционная кровопотеря.

Correspondence: Shin Fujita, MD, Department of Surgery, National Cancer Center Hospital, 1–1 Tsukiji 5-chome, Chuo-ku, Tokyo 104–0045, Japan ([email protected]).

Accepted for Publication: April 13, 2006.

Author Contributions: Study concept and design : Fujita, Saito, Yamada, Takii, Kondo, Ohue, Ikeda, and Moriya. Acquisition of data : Fujita, Saito, Yamada, Takii, Kondo, Ohue, Ikeda, and Moriya. Анализ и интерпретация данных : Фудзита. Составление рукописи : Фудзита. Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания : Фудзита, Сайто, Ямада, Такии, Кондо, Оуэ, Икеда и Мория. Статистический анализ : Фудзита. Получено финансирование : Фудзита. Административная, техническая и материальная поддержка : Fujita. Надзор за исследованием : Сайто, Ямада, Такии, Кондо, Оуэ, Икеда и Мория.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

Финансирование/поддержка: Эта работа была поддержана грантом на исследования рака от Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии.

Дополнительные вклады: Помимо авторов, перечисленных на титульном листе, в этом исследовании участвовали следующие исследователи: Такаюки Акасу, доктор медицинских наук, и Сейитиро Ямамото, доктор медицинских наук, больница Национального онкологического центра; Масанори Сугито, доктор медицины, Масааки Ито, доктор медицины, и Акихиро Кобаяши, доктор медицины, Восточная больница Национального онкологического центра; Хироуки Бандо, доктор медицинских наук, центральная больница префектуры Исикава; Масато Катаока, доктор медицинских наук, Медицинский центр Нагоя; Шинго Ноура, доктор медицинских наук, Осакский медицинский центр рака и сердечно-сосудистых заболеваний; Тосихико Сато, доктор медицинских наук, центральная больница префектуры Ямагата. Мы также благодарим Юко Изумозаки и Кайоко Акагуму за регистрацию и управление данными.

1. Песня ФГленни AM Антимикробная профилактика в колоректальной хирургии: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. BrJ Surg 1998;85 (9) 1232– 1241PubMedGoogle ScholarCrossref 2.Mangram А.Дж.Хоран TCPearson MLSilver LCJarvis Руководство WR по профилактике инфекции в области хирургического вмешательства, 1999 г. Эпидемиол инфекционного контроля Hosp 1999;20 (4) 250– 280PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Zmora Экснер SDХаджар л и другие. Тенденции подготовки к колоректальной хирургии: опрос членов Американского общества хирургов толстой и прямой кишки. Ам Сург 2003;69 (2) 150- 154PubMedGoogle Scholar4. Zanella ERulli Fthe 230 Study Group, многоцентровое рандомизированное исследование профилактики внутривенным введением цефепима + метронидазола или цефтриаксона + метронидазола при колоректальной хирургии. Дж. Chemother 2000;12 (1) 63- 71PubMedGoogle Scholar5.Wren С.М.Ахмед Нджамал А.Сафади BY Пероральные антибиотики перед операцией в колоректальной хирургии увеличивают частоту колита Clostridium difficile . Arch Surg 2005;140 (8) 752- 756PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Espin-Basany ЭСанчес-Гарсия JLLopez-Кано М и другие. Проспективное рандомизированное исследование антибиотикопрофилактики в колоректальной хирургии: действительно ли необходимо использовать пероральные антибиотики? Int J Colorectal Dis 2005; 20 (6) 542- 546PubMedGoogle ScholarCrossref 7. Ков LTouli Джей Брукман Джей Макдональд PJ Сравнение цефотаксима плюс метронидазол с цефокситином для профилактики раневой инфекции после абдоминальной хирургии.  World J Surg 1995;19 (5) 680– 686Google ScholarCrossref 8.Tonelli FMazzei ТНовелли АМаццони ПФикари F Амоксициллин/клавулановая кислота по сравнению с цефотаксимом для антимикробной профилактики в абдоминальной хирургии: рандомизированное исследование. Дж Чемотер 2002;14 (4) 366- 372PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Вудфилд JCВан Рий AMPettigrew Раван дер Линден Эй Джей Соломон CBolt D Сравнение профилактической эффективности цефтриаксона и цефотаксима в абдоминальной хирургии.  Am J Surg 2003;185 (1) 45- 49PubMedGoogle ScholarCrossref 11. Goldring Дж. Скотт AMcNaught Гиллеспи G Профилактические пероральные противомикробные препараты при плановой хирургии толстой кишки. Ланцет 1975;2 (7943) 997- 1000PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Кларк Дж. Кондон REBartlett Дж.Г.Горбах С.Л. Николс РЛОчи S Предоперационные пероральные антибиотики уменьшают септические осложнения операций на толстой кишке: результаты проспективного рандомизированного двойного слепого клинического исследования. Энн Сург 1977;186 (3) 251– 259PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Matheson DMАраби YBaxter-Смит DАлександер-Уильямс Дж. Кейли MR Рандомизированное многоцентровое исследование пероральной подготовки кишечника и противомикробных препаратов для плановых колоректальных операций. Br J Surg 1978;65 (9) 597- 600PubMedGoogle ScholarCrossref 14. Eykyn SJJackson BTLockhart-Mammery HEPhillips I Профилактическое периоперационное внутривенное введение метронидазола при плановой колоректальной хирургии. Ланцет 1979;2 (8146) 761- 764PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Bjerkeset ТДигранес Системная профилактика метронидазолом (Флагил) при плановой хирургии толстой и прямой кишки. Хирургия 1980;87 (5) 560– 566PubMedGoogle Scholar16.Готруп ФДидерих PSorensen КНильсен СВОрншолт Дж. Брандсборг O Профилактика с помощью орошения всего кишечника и противомикробных препаратов при колоректальной хирургии: проспективное рандомизированное двойное слепое клиническое исследование.  Am J Surg 1985;149 (3) 317- 322PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Juul ПКлааборг Кронборг O Однократное или многократное введение метронидазола и ампициллина при плановой колоректальной хирургии: рандомизированное исследование. Рассечение прямой кишки 1987;30 (7) 526– 528PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Rowe-Jones DCPeel АКингстон РШоу Джей Тисдейл CCole D Однократная доза цефотаксима плюс метронидазол по сравнению с тремя дозами цефуроксима плюс метронидазол в качестве профилактики раневой инфекции при колоректальной хирургии: многоцентровое проспективное рандомизированное исследование. BMJ 1990;300 (6716) 18- 22PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Håkansson TRaahave ДХансен ОХПедерсен T Эффективность профилактики одной дозой цефотаксима и метронидазола по сравнению с тремя дозами одного цефотаксима при плановой колоректальной хирургии. Eur J Surg 1993;159 (3) 177– 180PubMedGoogle Scholar20.Jagelman DGFazio В.В.Лавери ICWeakley FL Однократная доза цефотетана по сравнению с многократными дозами цефокситина в качестве профилактики при колоректальной хирургии.  Am J Surg 1988;155 ((5А)) 71- 76PubMedGoogle ScholarCrossref 21.Periti ПМаццеи Тонелли F Однократная доза цефотетана против многократных доз цефокситина и противомикробной профилактики при колоректальной хирургии: результаты проспективного многоцентрового рандомизированного исследования. Рассечение прямой кишки 1989;32 (2) 121- 127PubMedGoogle ScholarCrossref 22.Ябата Эокабе SEндо M Проспективное рандомизированное клиническое исследование предоперационной подготовки кишечника к плановой колоректальной хирургии: сравнение пероральных, системных и интраоперационных люминальных антибактериальных препаратов. J Med Dent Sci 1997; 44 (4) 75– 80PubMedGoogle Scholar23.Wille-Jørgensen ПГуэнага К.Ф. Матос DCastro AA Предоперационная механическая очистка кишечника или нет? обновленный метаанализ.  Колоректальный дис 2005;7 (4) 304- 310PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Baum MLНишский Халмерс TSacks Хсмит ЧАС младший Фагерстром R Обзор клинических испытаний антибиотикопрофилактики в хирургии толстой кишки: доказательства против дальнейшего использования контроля без лечения. N Engl J Med 1981;305 (14) 795- 799PubMedGoogle ScholarCrossref 25.Wong-Beringer Корелли РЛШрок TRГульельмо BJ Влияние сроков введения антибиотиков на концентрацию в тканях во время операции.  Am J Surg 1995;169 (4) 379- 381PubMedGoogle ScholarCrossref 26.Kaiser Э.Б.Херрингтон Дж.Л. Джейкобс Дж. К. Малхерин Дж.Л. младший Роуч ASawyers J Цефокситин по сравнению с эритромицином, неомицином и цефазолином при колоректальных операциях. Энн Сург 1983;198 (4) 525– 530PubMedGoogle ScholarCrossref 27.Coppa GFEng K Факторы, участвующие в выборе антибиотиков при плановой хирургии толстой кишки и прямой кишки. Хирургия 1988;104 (5) 853– 858PubMedGoogle Scholar28.Morita СНишишо ИНомура Т и другие. Значение интраоперационного многократного введения противомикробных препаратов для профилактики инфицирования операционной раны в колоректальной хирургии.  Сергей Сегодня 2005;35 (9) 732- 738PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Lacy AMГарсия-Вальдекасас JCDelgado С и другие. Лапароскопическая колэктомия по сравнению с открытой колэктомией для лечения неметастатического рака толстой кишки: рандомизированное исследование. Ланцет 2002;359 (9325) 2224– 2229PubMedGoogle ScholarCrossref

Целенаправленная антимикробная профилактика под контролем культуры прямой кишки снижает частоту послеоперационных инфекционных осложнений у мужчин с высоким риском инфекций, подвергающихся трансректальной ультразвуковой биопсии предстательной железы – результаты поперечного исследования

Abstract

Роль ректальной антимикробной профилактики (ТАП) в снижении инфекционных осложнений (ИС) после трансректальной ультразвуковой биопсии предстательной железы (ТРУЗПБ) противоречива. Мы оценили распространенность ИЦ в когорте мужчин с высоким риском ИЦ, представленных в TRUSPBx и получавших либо ТАР, либо эмпирическую профилактику (ЭАП). Были собраны данные от 53 пациентов с высоким риском ИЦ, перенесших TRUSPBx. Пациенты, которым не брали ректальный мазок (РС), лечились ЭАП с фторхинолонами (ФХ). Из тех, кто получил RS, пациенты с FQ-чувствительными микроорганизмами получали ципрофлоксацин, а пациенты с FQ-резистентными микроорганизмами получали TAP. Посещения офиса были запланированы для изучения частоты осложнений на 7 и 30 день после TRUSPBx.Сопутствующие заболевания оценивались с помощью индекса сопутствующих заболеваний Чарлсона (CCI). Описательная статистика и модели логистической регрессии детализировали связь между клиническими параметрами и частотой IC. Из 53 мужчин у 17 (32,1%) был РС, а у 36 (67,9%) — нет. Все культуры RS были положительными на E. Coli, и 4 (23,5%) сообщили о устойчивых к FQ патогенах. Принимая во внимание факторы риска ИЦ, между группами не было обнаружено различий с точки зрения CCI, частоты диабета, ИМП или недавнего применения антибиотиков. В целом 12 (22,6%) мужчин сообщили об ИЦ, причем большая часть из них принадлежала к группе, получавшей ЭАП (30.6% против 5,9%; р = 0,045). Из них у 9 (25,0%) пациентов, получавших ЭАП, развились ИМП после биопсии. E. Coli была устойчива ко всем ИМП, а 7 (77,7%) были резистентны к FQ. При многопараметрическом анализе CCI ≥1, ИМП/простатит в анамнезе и недавнее применение антибиотиков (все p<0,04) были наиболее сильными предикторами IC. В заключение мы обнаружили, что по сравнению с EAP, TAP значительно снижает ICs у мужчин с высоким риском IC после TRUSPBx. Пациентам с риском ИЦ, особенно с недавним приемом антибиотиков, CCI ≥1 и наличием в анамнезе ИМП/простатитом до биопсии, может быть полезна ТАР.

Образец цитирования: Boeri L, Fontana M, Gallioli A, Zanetti SP, Catellani M, Longo F, et al. (2017) Целевая антимикробная профилактика, ориентированная на культуру прямой кишки, снижает частоту послеоперационных инфекционных осложнений у мужчин с высоким риском инфекций, подвергнутых трансректальной ультразвуковой биопсии простаты — результаты поперечного исследования. ПЛОС ОДИН 12(1): е0170319. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0170319

Редактор: Питер С.Блэк, Университет Британской Колумбии, КАНАДА

Получено: 21 октября 2016 г.; Принято: 3 января 2017 г .; Опубликовано: 25 января 2017 г.

Авторское право: © 2017 Boeri et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах вспомогательной информации.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Рак предстательной железы (РПЖ) является наиболее распространенным некожным раком у пожилых мужчин в Европе. Трансректальная биопсия предстательной железы под ультразвуковым контролем (TRUSPBx) в настоящее время является стандартной методикой взятия образцов ткани для гистологической диагностики РПЖ, при этом ежегодно в США биопсию выполняют более миллиона пациентов [1].Даже если TRUSPBx обычно считается безопасной процедурой, она может сопровождаться клиническими осложнениями, начиная от боли, гематоспермии и гематурии и заканчивая тяжелыми инфекционными осложнениями, такими как инфекции мочевыводящих путей (ИМП), простатит и сепсис [2]. Исследования показали высокую частоту инфекционных осложнений после TRUSSPBx (PTIC) с тенденцией к увеличению [2,3]. Escherichia Coli (E. coli) является наиболее часто участвующим патогеном в ПТИК, присутствующим в 75–90% случаев [4].

Антимикробная профилактика показала высокую эффективность в снижении ПТИК [5], а фторхинолоны (ФХ) в настоящее время являются рекомендуемыми антибиотиками первой линии. Однако в последние годы увеличилось количество инфекционных осложнений, вызванных резистентными к FQ микроорганизмами [6,7], и резистентные к FQ микроорганизмы становятся серьезной проблемой для здоровья. Действительно, ректальные культуры до биопсии продемонстрировали частоту резистентной к FQ колонизации от 10% до 22% [8,9].

Первым шагом в профилактике ПТИК является предоперационная оценка факторов риска резистентных бактерий [10].Факторы риска включают воздействие противомикробных препаратов в течение шести месяцев до биопсии и наличие устойчивых к FQ бактерий [9,11]. Работники больниц и международные путешественники в районы, где резистентность к FQ является эндемичной, также подвергаются повышенному риску заражения [12,13]. Более того, предшествующая биопсия предстательной железы может быть еще одним фактором риска инфекционных осложнений, хотя это утверждение оспаривается [14].

Культуры ректального мазка (RS) используются для определения наличия устойчивой к FQ флоры перед TRUSPBx [15,16]. Предыдущие исследования, изучающие роль таргетной антимикробной профилактики (TAP) под контролем RS перед TRUSPBx в снижении PTIC, дали аналогичные, но не единодушные результаты [17-19]. Важно отметить, что в этих исследованиях ТАР применяли ко всем пациентам, независимо от ранее существовавших факторов риска ПТИК.

Существуют опасения по поводу необходимости, логистики и экономической эффективности выполнения РС-культур у всех пациентов, но выбранный подход для мужчин с известными факторами риска может иметь преимущества [16]. Насколько нам известно, ни одно проспективное исследование не оценивало эффективность профилактики под контролем РС в предварительно отобранных группах риска.Чтобы восполнить этот пробел, мы провели перекрестное исследование, в котором оценивали эффективность ТАР в снижении инфекционных осложнений после ТРУСПКТ у выбранной когорты пациентов с высоким риском ПТИК.

Материалы и методы

пациентов

Анализ был основан на ретроспективных данных когорты из 53 последовательных белых европейцев, представленных в TRUSPBx с подозрением на РПЖ в период с октября 2015 г. по май 2016 г. в одной академической клинике. В исследование были включены еще 7 пациентов, но в конечном итоге они были исключены из-за неполного сбора данных.Пациенты, наблюдавшиеся в период с октября 2015 г. по февраль 2016 г., прошли посев РС и на основании результатов получили ТАР в соответствии со стандартом лечения в этот период. Пациенты, осмотренные в период с марта 2016 г. по май 2016 г., получали EAP (500 мг ципрофлоксацина за 2 часа до и через 12 часов после процедуры) без взятия ректального мазка в соответствии с изменением стандартного протокола клиники. Каждый отдельный пациент включался только один раз в ходе исследования. Критериями включения были: наличие одного или нескольких известных факторов риска ПТИК [10] (рис. 1) и отсутствие ИМП на момент биопсии.ИМП до биопсии документировали посевом. История путешествий определялась как международные поездки в течение шести месяцев до биопсии. Использование противомикробных препаратов определялось как пероральная или внутривенная противомикробная терапия (в частности, фторхинолоны, цефалоспорины первого, второго и третьего поколения и аминогликозиды) в течение шести месяцев до биопсии (принималась непрерывно в течение не менее семи дней).

Собран подробный анамнез. Значимые для здоровья сопутствующие заболевания оценивались с помощью индекса сопутствующих заболеваний Чарлсона [20] либо как непрерывные, либо как классифицированные переменные (CCI; классификация 0 против ≥1).Индекс массы тела (ИМТ) также рассматривался для каждого пациента с использованием пороговых значений, предложенных Национальными институтами здравоохранения. Ректальные мазки были взяты в клинике за 10 дней до биопсии, чтобы было достаточно времени для получения результатов. Ни один больной не отказался от указанной РС. Для тестирования устойчивости к FQ мазки культивировали непосредственно как на агаре МакКонки с 1 мкг/мл ципрофлоксацина, так и на чашках с кровяным агаром и инкубировали при 35°C в течение 48 часов. Чувствительность к антибиотикам определяли на автомате Vitek2.Рост как на обычном MacConkey, так и на MacConkey с ципрофлоксацином указывал на присутствие резистентных к FQ видов Enterobacteriaceae. Все устойчивые к FQ изоляты были дополнительно охарактеризованы (идентификация и антимикробная чувствительность на Vitek-2 с использованием карт GN и AST-GN25). Комбинация MacConkey и MacConkey с чашками с ципрофлоксацином выявила 100% изолятов Enterobacteriaceae, которые были протестированы на промежуточную или устойчивую реакцию к ципрофлоксацину (МИК ≥2 мкг/мл) на Vitek2, включая изоляты, продуцирующие БЛРС.

Пациенты с FQ-чувствительными микроорганизмами, выделенными RS, получали профилактику FQ на основе протокола EAP, а пациенты с FQ-резистентными микроорганизмами получали TAP, к которому были чувствительны изоляты, разработанные врачами-инфекционистами. Все больные соблюдали назначенную профилактическую терапию. Все пациенты получали клизму Флита накануне процедуры. Всем пациентам был проведен анализ мочи с помощью тест-полоски в тот же день процедуры, до TRUSPBx, чтобы подтвердить отсутствие нитритов и лейкоцитарной эстеразы в моче.В случае положительного результата пациенты исключались из исследования. Все биопсии были выполнены одним и тем же опытным урологом (со стажем более 100 биопсий) в амбулаторных условиях. До TRUSPBx местную анестезию вводили трансректально. Биопсии предстательной железы (18 ядер) были взяты с использованием автоматического биопсийного пистолета с одноразовой биопсийной иглой 18 размера x 30 см. По клиническим показаниям (в случае метастатического рака предстательной железы или сатурационной биопсии) брали 24 образца биопсии.Все пациенты были проинструктированы вернуться в отделение неотложной помощи той же больницы, если у них разовьются осложнения после биопсии. Посев мочи проводили через 7 дней после операции. Последующие визиты для оценки возможных осложнений были запланированы через 7 и 30 дней после TRUSPBx в соответствии со стандартным клиническим протоколом. Осложнения были разделены на две группы. Незначительные осложнения были определены как ожидаемые побочные эффекты TRUSPBx, вызывающие минимальный дискомфорт или не вызывающие его и не требующие дополнительного лечения.К серьезным осложнениям отнесены побочные эффекты, вызывающие значительный дискомфорт, инвалидизацию или требующие дополнительного лечения. ПТИК включали послеоперационную лихорадку >38°C, ИМП, простатит, бактериемию и сепсис. Симптоматические ИМП определяли в соответствии с рекомендациями EAU [21]. Клинически простатит определяли как частые позывы к мочеиспусканию, затрудненное мочеиспускание, озноб и лихорадку, боль в гениталиях/тазовой области и болезненность пальцевого ректального исследования.

Этическое одобрение

Сбор данных осуществлялся в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации; после одобрения Комитетом по этике больницы Сан-Паоло все пациенты подписали информированное согласие, согласившись предоставить свои анонимные данные для этого и будущих исследований.

Статистический анализ

Данные представлены в виде средних значений (SD; диапазоны). Статистическую значимость различий в средних и пропорциях проверяли с помощью однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) и критерия хи-квадрат Пирсона соответственно. Для ассоциации категориальных параметров был оценен 95% доверительный интервал. Исследовательский анализ изначально применялся ко всем переменным; переменные были сохранены для анализа, когда считались клинически значимыми для результатов. Мы провели логистический регрессионный анализ когорты мужчин, получавших EAP, чтобы определить наиболее мощный предиктор ПТИК среди известных факторов риска (рис. 1), о которых сообщалось в нашей когорте мужчин.Однофакторный анализ логистической регрессии (UVA) и многофакторный анализ (MVA) проверили связи между предикторами и PTIC. Статистический анализ проводили с использованием статистического программного обеспечения SPSS, v 13.0 (IBM Cor., Армонк, Нью-Йорк, США). Все тесты были двусторонними с уровнем значимости 0,05.

Результаты

Полный сбор данных был доступен для 17 (32,1%) пациентов, получавших РС, и 36 (67,9%), не получавших РС (-РС) до TRUSPBx.

В таблице 1 приведены характеристики пациентов и описательная статистика всей когорты.Между группами не наблюдалось различий по возрасту, ИМТ и среднему значению ПСА. В целом РПЖ был обнаружен у 32 (60,4%) человек без различий между группами. Все культуры РС были положительными на E. Coli, а 4 (23,5%) содержали резистентные к ФХ патогены. Пациенты с резистентностью к ФХ получали триметоприм-сульфаметоксазол 800+160 мг за 2 ч до и через 6 ч после процедуры.

В Таблице 2 приведены описательные статистические данные с точки зрения факторов риска инфекционных осложнений и частоты осложнений после ТРУЗППК для всей когорты мужчин.Показатели CCI были одинаковыми для группы TAP и EAP (p = 0,08). Точно так же между группами не наблюдалось различий в показателях сахарного диабета, медицинских работников или истории предыдущих TRUSPBx. Из 53 пациентов 16 (30,2%) и 19 (35,8%) мужчин сообщили об использовании антибиотиков и наличии в анамнезе инфекций мочевыводящих путей/простатитов в течение 6 месяцев до биопсии, соответственно, без различий между группами. Ни один из мужчин, включенных в исследование, не сообщал о недавних поездках в места, известные высоким уровнем резистентности к FQ или положительным анамнезом иммуносупрессии (например,г стероиды, химиотерапия, ВИЧ).

Гематоспермия (18/53; 34%) и гематурия (14/53; 26,4%) были наиболее распространенными малыми осложнениями после ТРУСПБкС среди пациентов. Различий в отношении незначительных осложнений между группами не наблюдалось. В целом о боли и задержке мочи после биопсии сообщили только 4 (7,5%) и 3 (5,6%) пациента. Лихорадка после биопсии чаще отмечалась у пациентов с РС (33,3% против 5,9%; p = 0,03). В целом 12 (22,6%) мужчин сообщили о ПТИК, причем большая часть из них принадлежала к группе -РС (30.6% против 5,9%; р = 0,045). Из них у 9 (25,0%) пациентов, все из группы -РС, развились ИМП после биопсии. E. coli была устойчива ко всем ИМП, а 7 (77,7%) были резистентны к FQ. Согласно руководствам, пациенты, у которых развился ПТИК, лечились цефалоспоринами третьего поколения в зависимости от чувствительности к противомикробным препаратам. У трех пациентов после процедуры развился простатит (у 2 из них — E. coli и у 1 — Klebsiella sp.), и их лечили цефалоспоринами третьего поколения. Всего 4 (7.5%) пациентов нуждались в госпитализации по поводу ПТИК без различий между группами. Случаев сепсиса после биопсии не было.

В таблице 3 представлены анализы UVA и MVA, оценивающие связь между предикторами и ПТИК.

По данным UVA, CCI≥1, ИМП/простатит в анамнезе и недавнее применение антибиотиков были в значительной степени связаны с ПТИК (все p<0,05). При MVA CCI ≥1 (ОШ 7,08, р = 0,04), наличие ИМП/простатит в анамнезе (ОШ 6,13, р = 0,04) и недавнее применение антибиотиков (ОШ 5.53, p = 0,02) были единственными независимыми предикторами PTIC, после учета сахарного диабета, работы в сфере здравоохранения и наличия в анамнезе предыдущих TRUSPBx.

Обсуждение

Это исследование было разработано для оценки распространенности ПТИК в выбранной когорте мужчин с высоким риском инфекционных осложнений после биопсии предстательной железы, которым была проведена посев РС и последующая ТАР, по сравнению с группой мужчин с таким же риском, не получавших РС и получавших лечение с EAP до TRUSPBx. Клинически важно, что пациенты, получавшие EAP, сообщали о более высоких показателях PTIC по сравнению с пациентами, получавшими TAP.Важно отметить, что у 23,5% пациентов с результатами РС посева была обнаружена резистентная к FQ E. coli. Более того, недавнее использование антибиотиков, CCI ≥1 и наличие в анамнезе ИМП/простатитов до биопсии были наиболее сильными предикторами ПТИЦ.

Наш интерес подпитывался увеличением количества данных о роли профилактики под контролем РС в снижении ПТИК. Учитывая растущую тенденцию инфекционных осложнений, вызванных резистентными к FQ микроорганизмами [6,7], антимикробная профилактика с использованием RS-культуры обещает обеспечить несколько преимуществ.Однако преимущества TAP и его влияние на PTIC по сравнению с EAP все еще обсуждаются. Одно исследование, посвященное этому вопросу, не обнаружило различий между мужчинами, получавшими ТАР, и мужчинами, получавшими ЭАП [18], другие показали, что ТАР приводит к меньшему количеству инфекционных осложнений, чем ЭАП, но с различиями, которые не достигли значимости [22–24], в то время как другие [17,25] действительно обнаружили значительные различия в частоте ПТИК между мужчинами, получавшими ТАР, и пациентами, получавшими ЭАП до биопсии. Совсем недавно систематический обзор литературы показал, что частота ПТИК и сепсиса была значительно выше у мужчин, получавших ЭАП, по сравнению с теми, кто лечился ТАП под контролем РС [19]. В целом, несмотря на то, что в нескольких исследованиях было обнаружено снижение ПТИК при использовании РС и ТАР в общей популяции мужчин, перенесших ТРРУПСК, эта разница не всегда достигала значимости.

Насколько нам известно, ни в одном исследовании не изучалась польза ТАР под контролем РС в когорте пациентов, специально отобранных на основании их высокого риска ПТИК.Мы обнаружили, что пациенты из группы высокого риска, получавшие ЭАП, чаще сообщали о ПТИК по сравнению с теми, кто лечился ТАП. Кроме того, в 23,5% посевов РС выявлены резистентные к ФХ штаммы E. coli. Эти данные согласуются с предыдущими исследованиями, показывающими увеличение частоты PTIC из-за устойчивых к FQ бактерий [16], при этом частота устойчивых к FQ E. coli колеблется от 13% до 22% [16]. Этот вывод имеет первостепенное значение, поскольку статистические модели предсказывали, что к 2013 г. уровень устойчивых к ФХ E. coli будет достигать 45% в популяциях с высоким использованием ФХ [26].Тем не менее, FQ по-прежнему являются наиболее часто назначаемым профилактическим антибиотиком до TRUSPBx [15], и фармацевтические компании в настоящее время не имеют в разработке новых антибиотиков для замены пероральных FQ.

Обсуждалась необходимость и экономическая эффективность выполнения посевов РС у всех мужчин до TRUSPBx. Исследования продемонстрировали экономию до 4499 долларов США на каждый предотвращенный ПТИК [18], но также сообщалось, что от 27 до 45,7 мужчин из общей популяции должны пройти скрининг для предотвращения одного ПТИК [18,19,27].Тем не менее, выбранный подход для мужчин с известными факторами риска может иметь большую пользу [16], особенно с учетом того, что результаты предыдущих отчетов о затратах и ​​выгодах трудно обобщать. Это связано с тем, что местная распространенность резистентных к FQ бактерий будет играть решающую роль в расчете экономической эффективности TAP в данном регионе [28]. Кроме того, стоимость медицинского обслуживания варьируется в зависимости от региона. Здесь мы наглядно демонстрируем преимущества ТАР под контролем РС в снижении ПТИК в выбранной нами когорте мужчин с высоким риском инфекционных осложнений.Таким образом, для того, чтобы сделать ТАР одновременно эффективной и рентабельной, большое значение может иметь отбор пациентов, которым может быть полезна ТАР, путем выявления факторов риска развития ПТИК.

Наиболее распространенным фактором риска развития ПТИК является воздействие противомикробных препаратов в течение шести месяцев до биопсии [9]. Более того, помимо известных факторов риска развития ПТИК, включая диабет, иммуносупрессию и урологические факторы [6], сотрудники больниц и лица, совершающие международные поездки в районы, где резистентность к FQ является эндемичной, также подвергаются повышенному риску [12,13].История предыдущих биопсий предстательной железы является еще одним фактором риска, хотя и широко обсуждаемым, для ПТИК [16,24]. В нашем MVA мы обнаружили, что недавнее использование антибиотиков, CCI ≥1 и история ИМП/простатит до биопсии были наиболее сильными предикторами для PTIC. Таким образом, эти клинические состояния должны быть тщательно рассмотрены, особенно у пациентов с высоким риском ПТИК, чтобы выбрать пациентов, которым будет полезна ТАР.

Это исследование на сегодняшний день является первым, в котором изучается влияние ТАР на выбранную когорту мужчин с хорошо известными факторами риска развития ПТИС; тогда как предыдущие исследования по этой теме были сосредоточены на общей популяции мужчин и показали противоречивые результаты.Это исследование было проведено с использованием строгой методологии, в то время как предыдущие исследования показали различные методологические ограничения. В некоторых предыдущих исследованиях изучалась только распространенность тяжелых осложнений и игнорировались незначительные, более частые инфекционные осложнения или имелся короткий период наблюдения, что приводило к занижению данных о ПТИК [29]. В нашем исследовании, скорее, мы оценивали как большие, так и малые ПТИК и использовали длительный период наблюдения. Неадекватность метода регистрации в предыдущих исследованиях также могла привести к недооценке инфекционных осложнений.Использование прямого контакта с пациентом посредством телефонного звонка или последующей консультации, безусловно, является более точным, чем электронные медицинские записи, для выявления ПТИК [29].

Наше исследование не лишено ограничений. Оно было проведено с относительно небольшой однородной когортой мужчин и, таким образом, заслуживает внешней проверки на независимой, более крупной и разнообразной выборке. Хотя характеристики групп были схожими, мы не можем исключить неизвестные смешанные факторы. Мы не проводили анализ эффективности затрат, но четко продемонстрировали значительное влияние ТАР на снижение ПТИК у мужчин с факторами риска инфекции после биопсии, определив конкретную группу пациентов, которые могли бы получить наибольшую пользу от профилактики под контролем РС. Еще одним ограничением является ретроспективный характер исследования. Кроме того, анализ мочи с помощью полоски, проводимый у каждого пациента для подтверждения отсутствия нитритов и лейкоцитарной эстеразы, не может считаться столь же точным, как посев мочи. Однако текущие рекомендации EAU не рекомендуют посев мочи перед TRUSBx [21]. Наконец, как описано выше, у пациентов могут быть множественные штаммы как FQ-чувствительной, так и FQ-резистентной ректальной флоры, что требует повторного продольного скрининга [30].

Заключение

Это кросс-секционное исследование предоставляет новые клинически значимые доказательства того, что профилактика под контролем РС значительно снижает ПТИК по сравнению с ЭАП в когорте мужчин с высоким риском инфекционных осложнений. Важно отметить, что у 23,5% пациентов с результатами посева РС была обнаружена резистентность E. coli к FQ. Более того, недавнее использование антибиотиков, CCI ≥1 и наличие в анамнезе ИМП/простатитов до биопсии стали наиболее мощными предикторами ПТИК. В целом, текущие результаты указывают на клиническую необходимость комплексных исследований потенциальных факторов риска ПТИК, чтобы выбрать кандидатов, которые получат наибольшую пользу от ПТП, принимая во внимание чрезвычайные эпидемиологические и социально-экономические последствия этих инфекционных осложнений.

Благодарности

Авторы благодарят Дану Кюфнер, доктора философии, за обзор языка в этой рукописи.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: LB EM.
  2. Обработка данных: LB MF.
  3. Формальный анализ: LB AG.
  4. Расследование: ЛБ МФ СПЗ АГ МС.
  5. Методология: LB MF AG SPZ MC FL BM.
  6. Администрация проекта: LB EM.
  7. Программное обеспечение: LB MF.
  8. Надзор: EM FL.
  9. Валидация: FL BM EM.
  10. Письмо – первоначальный вариант: фунтов стерлингов.
  11. Написание – рецензирование и редактирование: FL BM EM.

Каталожные номера

  1. 1. Хайденрайх А., Бастиан П.Дж., Белльмунт Дж., Болла М., Йониау С., ван дер Кваст Т. и другие. Рекомендации ЕАУ по раку предстательной железы. часть 1: скрининг, диагностика и местное лечение с лечебной целью — обновление 2013 г.Европейская ассоциация урологов. Евро Урол . 2014; 65: 124–137. пмид:24207135
  2. 2. Леб С., Картер Х.Б., Берндт С.И., Рикер В., Шеффер Э.М. Осложнения после биопсии простаты: данные SEER-Medicare. Ж Урол 2011; 186: 1830–1834. пмид:216
  3. 3. Нам Р.К., Саскин Р., Ли Ю., Лю Ю., Лоу С., Клотц Л.Х. и др. Увеличение частоты госпитализаций по поводу урологических осложнений после трансректальной биопсии предстательной железы под ультразвуковым контролем. Ж Урол 2010; 183: 963–968.пмид:20089283
  4. 4. Уильямсон Д.А., Барретт Л. К., Роджерс Б.А., Фриман Дж.Т., Хэдуэй П., Патерсон Д.Л. Инфекционные осложнения после биопсии предстательной железы под контролем трансректального ультразвука (ТРУЗИ): новые проблемы в эпоху мультирезистентной кишечной палочки. Clin Infect Dis 2013; 52: 267–274.
  5. 5. Ян Л., Гао Л., Чен И., Тан З., Лю Л., Хань П. и др. Профилактическое применение антибиотиков при биопсии простаты: метаанализ, основанный на рандомизированных контролируемых исследованиях. Surg Infect (Larchmt) 2015; 16: 733–747.
  6. 6. Carignan A, Roussy JF, Lapointe V, Valiquette L, Sabbagh R, Pépin J. Повышение риска инфекционных осложнений после трансректальной биопсии предстательной железы под ультразвуковым контролем: время пересмотреть антимикробную профилактику? Евро Урол 2012; 62: 453–459. пмид:22575912
  7. 7. Зайтун О.М., Варго Э.Х., Раджан Р., Берглунд Р., Гордон С., Джонс Дж.С. Появление резистентной к фторхинолонам кишечной палочки как причины инфекции после биопсии простаты: последствия для профилактики и лечения. Урология 2011; 77: 1035–1041. пмид:21420152
  8. 8. Робертс М.Дж., Уильямсон Д.А., Хэдуэй П., Дои С.А., Гардинер Р.А., Патерсон Д.Л. Исходная распространенность устойчивости к противомикробным препаратам и последующая инфекция после биопсии предстательной железы с использованием эмпирической или измененной профилактики: метаанализ с поправкой на предвзятость. Противомикробные агенты Int J . 2014; 43: 301–309. пмид:24630305
  9. 9. Лисс М.А., Тейлор С.А., Батура Д., Стенселс Д., Чаякулкири М., Соененс С. и другие.Резистентная к фторхинолонам ректальная колонизация предсказывает риск инфекционных осложнений после трансректальной биопсии простаты. Дж Урол . 2014; 192: 1673–1678. пмид:246
  10. 10. Лисс М.А., Эдайе Б., Леб С., Мэн М.В., Раман Д.Д., Спирс В. и соавт. Белая книга AUA по обновлению профилактики и лечения наиболее распространенных осложнений, связанных с биопсией простаты. 2016. https://www. auanet.org/common/pdf/education/clinical-guidance/AUA-PNB-White-Paper.pdf
  11. 11. Адиби М., Перле М.С., Лотан Ю.Экономическая эффективность стандартных и интенсивных схем антибиотикотерапии для профилактики биопсии предстательной железы под контролем трансректального ультразвукового исследования (ТРУЗИ). БЖУ Внутренний . 2012 г.; 110: Е86–91. пмид:22115356
  12. 12. Камдар С., Муппан У.М., Гулми Ф.А., Ким Х. Бактериемия с множественной лекарственной устойчивостью после трансректальной биопсии предстательной железы под ультразвуковым контролем у сотрудников больниц и их родственников. Урология. 2008 г.; 72: 34–36. пмид:18372012
  13. 13. Патель У., Дасгупта П., Аморозо П., Чаллакомб Б., Пилчер Дж., Кирби Р.Инфекция после трансректальной биопсии предстательной железы под контролем УЗИ: повышенный относительный риск после недавних международных поездок или применения антибиотиков. БЖУ, 2012 г.; 109: 1781–1785. пмид:22040349
  14. 14. Леб С., Картер Х.Б., Берндт С.И., Рикер В., Шеффер Э.М. Связана ли повторная биопсия простаты с повышенным риском госпитализации? Данные SEER-Medicare. Дж Урол . 2013; 189: 867–870. пмид:23063634
  15. 15. Wagenlehner FM, van Oostrum E, Tenke P, Tandogdu Z, Çek M, Grabe M et al.Инфекционные осложнения после биопсии простаты: результаты Глобального исследования распространенности инфекций в урологии (GPIU) 2010 и 2011 гг., проспективного многонационального многоцентрового исследования биопсии простаты. Евро Урол . 2013; 63: 521–527. пмид:22704727
  16. 16. Лисс М.А., Чанг А., Сантос Р., Накама-Пиплс А., Петерсон Э.М., Осанн К. и соавт. Распространенность и значимость резистентной к фторхинолонам кишечной палочки у пациентов, подвергающихся трансректальной биопсии предстательной железы под ультразвуковым контролем. Дж Урол . 2011 г.; 185: 1283–1288. пмид:21334021
  17. 17. Кук И., Энджел Дж. Б. , Вера П. Л., Демос Дж., Престон Д. Тестирование ректального мазка перед биопсией простаты: опыт работы в урологической практике Медицинского центра штата Вирджиния. Рак простаты Prostatic Dis 2015; 18: 365–369. пмид:26260997
  18. 18. Taylor AK, Zembower TR, Nadler RB, Scheetz MH, Cashy JP, Bowen D et al. Целенаправленная антимикробная профилактика с использованием культур ректальных мазков у мужчин, перенесших трансректальную биопсию предстательной железы под ультразвуковым контролем, связана со снижением частоты послеоперационных инфекционных осложнений и стоимости лечения. Ж Урол 2012; 187: 1275–1279. пмид:22341272
  19. 19. Кассанс А., Сомани Б.К., Басараб А., Даддеридж Т.Дж. Роль таргетной профилактической антимикробной терапии перед трансректальной биопсией простаты под контролем УЗИ в снижении частоты инфекций: систематический обзор. БЖУ Внутренний . 2016; 117: 725–731. пмид:26709240
  20. 20. Чарлсон М. Е., Помпеи П., Алес К.Л., Маккензи Ч.Р. Новый метод классификации прогностических сопутствующих заболеваний в лонгитюдных исследованиях: разработка и проверка. J Chronic Dis 1987; 40: 373–383. пмид:3558716
  21. 21. Рекомендации Европейской ассоциации урологов по урологическим инфекциям. 2014. https://uroweb.org/guideline/urological-infections/
  22. 22. Duplessis CA, Bavaro M, Simons MP, Marguet C, Santomauro M, Auge B et al. Ректальные культуры перед трансректальной биопсией предстательной железы под ультразвуковым контролем снижают частоту инфекций после биопсии предстательной железы. Урология 2012; 79: 556–561. пмид:22386395
  23. 23.Дай Дж., Леоне А., Мермель Л., Хванг К., Парик Г., Шифф С. и др. Антимикробная профилактика, направленная на посев ректального мазка, для биопсии предстательной железы и риск постпроцедурной инфекции: когортное исследование. Урология 2015; 85: 8–14. пмид:25458193
  24. 24. Саммерс С. Дж., Патель Д.П., Гамильтон Б.Д., Прессон А.П., Фишер М.А., Лоуренс В.Т. и другие. Протокол антимикробной профилактики с использованием культур ректальных мазков для трансректальной биопсии простаты. Мир Дж Урол . 2015 г.; 33: 2001–2007 гг.пмид:25

    0

  25. 25. Suwantarat N, Dumford DM 3nd, Ponce-Terashima R, Kundrapu S, Zabarsky TF, Zhu H et al. Модификация антимикробной профилактики на основе результатов ректального посева для предотвращения инфекций, вызванных резистентной к фторхинолонам кишечной палочкой после биопсии предстательной железы. Infect Control Hosp Epidemiol 2013; 34: 973–976. пмид:233
  26. 26. Дарем Л.К., Ге М., Кучча А.Дж., Куинн Дж.П. Моделирование устойчивости к антибиотикам для прогнозирования будущих показателей: устойчивость к хинолонам у Escherichia coli. Eur J Clin Microbiol Infect Dis .2010; 29: 353–356. пмид:20119677
  27. 27. Li CK, Tong BC, You JH. Экономическая эффективность культуральной антимикробной профилактики для предотвращения инфекций после биопсии простаты. Int J Infect Dis . 2016; 43: 7–12. пмид:26686941
  28. 28. Ханна М.Ю., Тремлетт С., Джосан Г., Элтом А., Миллс Р., Рочестер М. и др. Распространенность устойчивых к ципрофлоксацину энтеробактерий в кишечной флоре пациентов, перенесших трансректальную биопсию простаты в Норвиче, Великобритания. БЖУ Внутренний . 2015 г.; 116: 131–134. пмид:25079680
  29. 29. Van Besien J, Uvin P, Van den Abeele AM, Merckx L. Распространенность, факторы риска и клиническая значимость устойчивых к фторхинолонам микроорганизмов в ректальных культурах: должны ли мы нацеливаться на профилактику антибиотиками до биопсии простаты? Ад Урол . 2016; 2016: 53. pmid:27034660
  30. 30. Lautenbach E, Metlay JP, Mao X, Han X, Fishman NO, Bilker WB et al. Распространенность механизмов резистентности к фторхинолонам в колонизирующих изолятах кишечной палочки, извлеченных из госпитализированных пациентов. Клин Заражение Дис . 2010 г. ; 51: 280–285. пмид: 20597679

Предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика снижает количество инфекций в области хирургического вмешательства после плановой колоректальной хирургии: результаты исследования до и после | Клинические инфекционные болезни

Аннотация

История вопроса

Инфекции области хирургического вмешательства (ИОХВ) являются частыми осложнениями после колоректальных процедур и остаются важным источником заболеваемости и затрат.Предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика является потенциальной стратегией инфекционного контроля, но ее эффективность без одновременного использования механической подготовки кишечника (МПК) неясна. В этом исследовании мы стремились определить, снижают ли дооперационные пероральные антибиотики риск глубоких ИОХВ при плановых колоректальных операциях.

Методы

Мы провели анализ до и после в клинической больнице в Нидерландах. В исследование были включены пациенты, перенесшие операцию в период с января 2012 г. по декабрь 2015 г.1 января 2013 года пероральная антибиотикопрофилактика тобрамицином и колистином была введена в качестве стандарта лечения перед колоректальной операцией. В качестве контрольного периода использовался год перед внедрением. Первичным исходом была комбинация глубокой ИОХВ и/или смертности в течение 30 дней после операции.

Результаты

Из 1410 пациентов колоректальные операции выполнены 352 в контрольном периоде и 1058 в периоде после проведения антибиотикопрофилактики. Мы наблюдали снижение частоты первичной конечной точки 6.2% после проведения профилактики. С поправкой на вмешивающиеся факторы отношение риска развития основного исхода составило 0,58 (95% доверительный интервал, 0,40–0,79). Другие результаты включали снижение риска несостоятельности анастомоза и сокращение продолжительности послеоперационного пребывания.

Выводы

Предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика перед операцией на толстой кишке связана со значительным снижением ИОХВ и/или смертности в условиях отсутствия ПМК. Таким образом, предоперационная пероральная антибиотикотерапия может быть рассмотрена без MBP для пациентов, перенесших колоректальное хирургическое вмешательство.

Инфекции области хирургического вмешательства (ИОХВ) являются частыми осложнениями после колоректальной хирургии и поражают 15–30% пациентов [1, 2]. ИОХВ часто требуют обширного терапевтического вмешательства, длительного пребывания в больнице и, следовательно, увеличения расходов на здравоохранение. Для снижения риска ИОХВ в международных руководствах по инфекционному контролю рекомендуется введение периоперационной внутривенной антибиотикопрофилактики [3]. В тех случаях, когда внедрение комплектов медицинской помощи и управление факторами риска привели к дальнейшему снижению ИОХВ для многих хирургических вмешательств, уровень инфицирования после колоректальной хирургии остается высоким [4].

Колоректальная хирургия по своей природе связана с высоким риском ИОХВ из-за высокой бактериальной нагрузки в толстой кишке. Первоначальные попытки уменьшить ИОХВ после колоректальной хирургии были сосредоточены на снижении бактериальной нагрузки с помощью пероральных антибиотиков, назначаемых до операции. Эти антибиотики исторически сочетались с механической подготовкой кишечника (MBP), методом, который включает введение осмотических веществ для очистки желудочно-кишечного тракта. Одновременно вводили ОБМ и антибиотики, поскольку предполагалось, что антибиотики обладают повышенной активностью в очищенной толстой кишке [5, 6].Было доказано, что в сочетании MBP и пероральные антибиотики снижают частоту ИОХВ после колоректальной хирургии [7, 8]. Тем не менее, рутинное использование MBP недавно было исключено из-за отсутствия доказательств положительных эффектов, которые перевешивают потенциальный риск несостоятельности анастомоза или дегидратации после MBP [9, 10]. Следовательно, от пероральных антибиотиков также отказались, хотя их влияние на риск ИОХВ без ОБМ было неизвестно. [1].Наша цель в этом исследовании состояла в том, чтобы определить влияние выполнения предоперационной OAP как стандарта лечения без MBP на развитие инфекционных и неинфекционных осложнений после плановой колоректальной хирургии.

МЕТОДЫ

Дизайн исследования и исследуемая группа

Мы использовали дизайн исследования «до–после» для оценки изменений в клинической практике в голландской клинической больнице (больница Амфия, Бреда). В исследование были включены пациенты, перенесшие колоректальные операции в период с января 2012 г. по декабрь 2015 г.OAP был введен в качестве стандарта лечения для всех плановых колоректальных процедур 1 января 2013 года. Таким образом, 2012 год использовался в качестве контрольного периода. Первые 2 месяца 2013 года считались этапом реализации и были исключены из анализа. MBP был исключен из локального протокола до начала исследования. Однако в период исследования его применяли спорадически, и пациенты, получавшие ОБМ, были исключены. Другими причинами исключения были неотложные хирургические вмешательства или когда специалисты по инфекционному контролю классифицировали раны как грязные во время хирургической процедуры (класс ран 4). Предполагается, что эти раны были заражены до госпитализации и не соответствуют критериям ИОХВ, которые являются приобретенными в результате оказания медицинской помощи [11].

Пероральная антибиотикопрофилактика

OAP представляет собой раствор тобрамицина (16 мг/мл) и сульфата колистина (20 мг/мл). ОАП вводили 4 раза в сутки по 5 мл в течение 3 дней до операции. Больным, перенесшим операцию на прямой кишке, за 1 сутки до операции дополнительно поставили 1 клизму с раствором антибиотика. Все пациенты получали периоперационную внутривенную антибиотикопрофилактику в соответствии с голландскими рекомендациями по инфекционному контролю [12].

Исходы

Первичным результатом исследования была комбинация глубокой ИОХВ и/или смертности в течение 30 дней после операции. Составная конечная точка использовалась для учета смертности, потенциально конкурирующей с развитием глубокой ИОХВ. ИОХВ диагностировали путем ручного просмотра карт с использованием критериев Центров по контролю и профилактике заболеваний США [13]. Глубокая ИОХВ включала глубокие послеоперационные инфекции и инфекции органов/пространств. Компоненты первичного исхода также анализировались как вторичные исходы.Другие вторичные исходы включали поверхностную ИОХВ, несостоятельность анастомоза, продолжительность послеоперационного пребывания в стационаре, пребывание в отделении интенсивной терапии (ОИТ), инфекцию Clostridium difficile , релапаротомию и 6-месячную смертность. Данные о характеристиках пациентов, хирургическом вмешательстве и исходах были извлечены из медицинских карт обученными специалистами по инфекционному контролю.

Этика

Все данные были собраны в рамках национальной программы эпиднадзора за инфекциями. Никаких дополнительных процедур не добавлялось к обычной клинической помощи, и все данные были псевдонимизированы. Таким образом, исследование не подпадало под действие Закона о медицинских исследованиях с участием людей и не оценивалось экспертным советом учреждения.

Статистический анализ

Когорта была разделена на контрольный период (2012 г.) и период OAP (2013–2015 гг.) в зависимости от даты операции. Характеристики пациентов и операций сравнивались в разные периоды исследования. Мы проанализировали отсутствующие данные, сравнив полные случаи с пациентами с отсутствующими значениями в исходных характеристиках и первичном исходе.Отсутствующие значения были впоследствии вписаны с использованием множественного вменения с помощью цепных уравнений [14]. Всего было создано 10 импутированных наборов данных, и для расчета объединенных результатов было применено правило Рубина [15].

Мы проанализировали эффект внедрения OAP с использованием модели многомерной биномиальной регрессии с функцией логарифмической связи для оценки скорректированных отношений риска (RR) для основного исхода [16, 17]. Возраст, пол, индекс массы тела, периоперационная антибиотикопрофилактика, колоректальное злокачественное новообразование, продолжительность операции выше 75-го процентиля, хирургический доступ, классификация Американского общества анестезиологов, класс раны и опыт хирурга были включены в качестве копеременных для корректировки смешения.Выбор конфаундеров был сделан на основе литературы [18, 19]. Хирургический подход был классифицирован как открытая процедура, обычная лапароскопия или роботизированная лапароскопия. Опыт хирурга определялся как выполнение не менее 25 колоректальных операций в течение 1 года. 75-й процентиль длительности операции определяли с использованием предопределенных референтных значений с учетом типа резекции и хирургического доступа [20].

Временные тенденции были проанализированы путем построения графика процентной доли пациентов, у которых развился первичный результат в месяц.Впоследствии мы провели анализ чувствительности, чтобы определить, повлияла ли временная тенденция на появление основного результата, добавив компонент времени в исходную модель регрессии. Для каждого пациента месяц исследования, то есть количество месяцев между началом исследования 1 января 2012 года и днем ​​операции, был добавлен в модель в качестве копеременной. Мы подогнали дополнительную модель, включающую срок взаимодействия (месяц обучения × период обучения). Подгонка модели оценивалась с использованием информационного критерия Акаике.Значение P < ,05 (2-стороннее) считалось статистически значимым. Все статистические анализы проводились с использованием R версии 3.3.2 [21].

РЕЗУЛЬТАТЫ

Набор пациентов показан на рис. 1. В общей сложности 1410 пациентов подверглись плановым колоректальным хирургическим вмешательствам в течение периода исследования, из которых 352 были прооперированы в контрольном периоде (2012 г.) и 1058 в периоде OAP (2013–2015 гг.). Исходные характеристики за период исследования представлены в таблице 1.Средний возраст составил 68 лет. В период OAP 79,3% пациентов подверглись хирургическому вмешательству из-за основного злокачественного новообразования толстой кишки по сравнению с 70,2% пациентов в контрольном периоде ( P = 0,005). Была обнаружена разница в хирургических методах ( P = 0,001) с увеличением практики малоинвазивной хирургии с течением времени. Аналогичным образом продолжительность операции увеличилась с медианы 107 минут (межквартильный размах [IQR], 72–155) в контрольном периоде до 123 минут (IQR, 83–185) в периоде OAP ( P ≤ .001). Процент пациентов с чистой зараженной раной был выше в период ОАП, чем в контрольный период (93,1% против 87,8%; P = 0,002). Исходные характеристики для полных случаев и для пациентов с 1 или более отсутствующими значениями показаны в дополнительной таблице S1. У нас были полные данные для 1310 (92,2%) пациентов по сравнению со 100 пациентами, у которых отсутствовали значения по крайней мере в 1 копеременной модели (7,1%). Полные случаи значительно отличались от неполных случаев, которые поддерживали множественное вменение для снижения риска систематической ошибки.

Рисунок 1.

Набор пациентов. Грязные раны относятся к классу ран 4, то есть к ранее существовавшей инфекции раны. В общей сложности 203 пациента не получали пероральную антибиотикопрофилактику (OAP), из которых 159 не получали OAP из-за подострого хирургического вмешательства. Сокращения: MBP, механическая подготовка кишечника; OAP, пероральная антибиотикопрофилактика.

Рисунок 1.

Набор пациентов. Грязные раны относятся к классу ран 4, то есть к ранее существовавшей инфекции раны.В общей сложности 203 пациента не получали пероральную антибиотикопрофилактику (OAP), из которых 159 не получали OAP из-за подострого хирургического вмешательства. Сокращения: MBP, механическая подготовка кишечника; OAP, пероральная антибиотикопрофилактика.



1 247 (70.2) 7) 3 Класс 3)
Характеристика . Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
P Значение .
Характеристика пациента
Возраст в годы, медиана (IQR) 68 (60-76) 68 (60-76) 68 (60-76) . 884
Мужской секс 185 52.6) 60888 602 (56.9) .173
BMI (кг / м 2 ), Средний (IQR) (N = 1387) 25 (23-29) 26 (23-29 )  .464 
 Ожирение (ИМТ >30 кг/м 2 57 (16.8) 153 (14.6) .223
Американское общество анестезиологов классификации (n = 1342)
1-2 228 (67.3) 734 (73.2) .043
≥3 111 (32.7) 269 (26.8) 269 (26.8)
Colorectal Malignation 839 (79.3) .005
Брюшная хирургия в предыдущем год 43 (12.2) 113 (10.7) .433
Оперативная характеристика
0
(N = 1403) 398 (96,8) 1007 (96. 1) .627
Тип резекции (n = 1403)
295 (27.9)
Создание или удаление стома 64 (18.4) 147 (13.9)
Хирургический подход (N = 1403)
Открытая хирургия 196 (56.5) 441 (41.8) <.001 <001
112 (32,3) 431 (40.8)
Роботизированная лапароскопическая хирургия 39 (11.2) 184 (17.4) 184 (17.4) 8
Продолжительность процедуры в минутах, средний (IQR) 107 (72-155) 123 (83-185) <.001
Продолжительность продолжительности > 75-й процентилин B B 63 (17.9) 297 (28.1) 297 (28.1) 297 (28. 1) <.001
NormoThermia (N = 1017) 292 (89.5) 786 (92.7) .138
Опытный хирург c   280 (79.5) 824 (77.9) .561
Ране Класс
Чистый загрязненный (класс 2) 309 (87.8) 985 (93.1) .002
43 (12.2) 43 (12.2) 73 (6.9) 73 (6.9)
Имплантаты нечеловеческих тканей 2 (0,6) 2 (0.2) .261


9 3 1 9
Характеристики . Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
P Значение .
Характеристика пациента
Возраст в годы, медиана (IQR) 68 (60-76) 68 (60-76) 68 (60-76) . 884
Мужской секс 185 52.6) 60888 602 (56.9) .173
BMI (кг / м 2 ), Средний (IQR) (N = 1387) 25 (23-29) 26 (23-29 ) .464
Тучный (BMI> 30 кг / м 2 ) 57 (16.8) 57 (16.8) 153 (14.6) .223
Американское общество анестезиологов классификации (N = 1342)
1-2 298 (67.3) 734 (73.2) .043 .043 .
≥3 ≥3 111 (32.7) 269 (26.8)
Colorectal Malignation 247 70.2) 839 (79.3) .005 .005 .005
Охрана брюшной полости в предыдущем году 43 (12.2) 113 (10.7) .433 .
Оперативные характеристики
Периоперативный внутривенный Антибиотика профилактики (N = 1403) 398 (96,8) 1007 (96,1) . 627 . 627
Тип резекции (N = 1403)
Частичная резекция толстой кишки 187 (53.9) 614 (58.1) .112 .112
Всего Colectomy или низкая передняя резекция 96 (27.7) 295 (27.9)
Создание или удаление стома 64 (18.4 ) 147 (13.9)
Хирургический подход (N = 1403)
Открытая хирургия A A 196 (56.5) 441 (41.8) <001
Традиционная лапароскопическая хирургия 112 (32.3) 431 (40.8)
Роботизированная лапароскопическая хирургия 39 (11.2) 184 (17.4)
Продолжительность процедуры в течение нескольких минут, медиана (IQR) 107 (72- 155) 123 (83-185) <. 001
Продолжительность Процедура> 75-й процентиль B 63 (17.9) 297 (28.1) <.001
n = 1017) 222 (89.5) 786 (92.7) .138 .138
Опытный хирург C 280 (79.5) 280 (79.5) 280891 824 (77.9) .561 .
Чистый загрязненный ( Класс 2) 309 (87.8) 985 (93.1) .002 .002 .
загрязнены (класс 3) 43 (12.2) 73 (6.9)
Имплантаты нечеловеческих 2 (0.6) 2 (0,2) .261
8 9088 8 1 Загрязненные (класс 3)
Характеристика . Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
P Значение .
Характеристика пациента
 Возраст в годах, медиана (IQR) 68 (60–76) 98 91 90,86884
мужской секс 185 (52.6) 60888 602 (56.9) .173 .173
BMI (кг / м 2 ), Средний (IQR) (N = 1387) 25 23-29) 26 (23-29) 26 (23-29) .464
Тучный (BMI> 30 кг / м 2 ) 57 (16.8) 153 (14.6) .2223
Классификация Американского общества анестезиологов (n = 1342)
 1–2 228 (67.3) 734 (73.2) .043
≥3
≥3 111 (32.7) 111 (32.7) 111 (32.7) 111 (32.7) 269 (26.8)
Colorectal Malignation 247 (70.2) 839 (79. 3) .005 9088 .005 .005
Брюшная хирургия в предыдущем году 43 (12.2) 43 (12.2) 113 (10.7) .433 .433
Оперативная характеристика
Периоперативная внутривенная антибиотическая профилактика (N = 1403) 338 (96.8) 1007 (96.1) .627
Тип резекции (N = 1403)
Частичная резекция толстой кишки 187 (53.9) 614 (58.1) .112 .112
Total Colectomy или низкая передняя резекция 96 (27.7) 96 (27.7) 295 (27.9)
Создание или удаление стома 64 (18.4) 147 (13.9)
хирургический доступ (n = 1403)
 Открытая хирургия a   196 (56. 5) 441 (41.8) <.001
Условная лапароскопическая хирургия 112 (32.3) 431 (40.8)
Роботизированная лапароскопическая хирургия 39 (11.2) 184 (17.4)
Продолжительность процедуры в минутах, медиана (IQR) 107 (72-155) 107 (72-155) 107 123 (83-185) <.001
Продолжительность процедуры> 75 процентилей   63 (17.9) 297 (28.1) <.001
Normothermia (N = 1017) 292 (89.5) 786 (92.7) 786 (92.7) .138
опытный хирург C 280 (79.5) 824 (77.9) .561
Чистый загрязненный (класс 2) 309 (87.8) 985 (93.1) . 002
43 (12.2) 73 (6.9) 73 (6.9)
Имплантаты нечеловеческих тканей 2 (0,6) 2 (0.2) .261
Характеристики . Контрольный период
(n = 352) . Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) . P Значение . Характеристика пациента  Возраст в годах, медиана (IQR) 68 (60–76) 98 91 90,86884 8 мужской секс 185 (52.6) 60888 602 (56.9) .173 .173 BMI (кг / м 2 ), Средний (IQR) (N = 1387) 25 23-29) 26 (23-29) 26 (23-29) . 464 Тучный (BMI> 30 кг / м 2 ) 57 (16.8) 153 (14.6) .2223 Классификация Американского общества анестезиологов (n = 1342)  1–2 228 (67.3) 734 (73.2) .043 ≥3 ≥3 111 (32.7) 111 (32.7) 111 (32.7) 111 (32.7) 269 (26.8) Colorectal Malignation 247 (70.2) 839 (79.3) .005 9088 .005 .005 Брюшная хирургия в предыдущем году 43 (12.2) 43 (12.2) 113 (10.7) .433 .433 Оперативная характеристика Периоперативная внутривенная антибиотическая профилактика (N = 1403) 338 (96.8) 1007 (96.1) .627 Тип резекции (N = 1403) 9088 Частичная резекция толстой кишки 187 (53. 9) 614 (58.1) .112 .112 Total Colectomy или низкая передняя резекция 96 (27.7) 96 (27.7) 295 (27.9) Создание или удаление стома 64 (18.4) 147 (13.9) хирургический доступ (n = 1403)  Открытая хирургия a   196 (56.5) 441 (41.8) <.001 Условная лапароскопическая хирургия 112 (32.3) 431 (40.8) Роботизированная лапароскопическая хирургия 39 (11.2) 184 (17.4) 8 Продолжительность процедуры в минутах, медиана (IQR) 107 (72-155) 107 (72-155) 107 123 (83-185) <.001 Продолжительность процедуры> 75 процентилей   63 (17. 9) 297 (28.1) <.001 Normothermia (N = 1017) 292 (89.5) 786 (92.7) 786 (92.7) .138 опытный хирург C 280 (79.5) 824 (77.9) .561 Чистый загрязненный (класс 2) 309 (87.8) 985 (93.1) .002 1 Загрязненные (класс 3) 43 (12.2) 73 (6.9) 73 (6,9) 1 Имплантаты нечеловеческих тканей 2 (0,6) 2 (0.2) .261 .

Риск результатов в течение периода исследования, включая RR представлено в таблице 2. Общий риск глубокой ИОХВ или смертности в течение 30 дней после операции был статистически значимо снижен с 14,2% в контрольном периоде до 8,0% в периоде ОАП (ОР, 0,57; 95% доверительный интервал [ДИ], 0,41–0,79). Риски глубокой ИОХВ (RR, 0.54; 95% ДИ, 0,37–0,78) и несостоятельность анастомоза (ОР, 0,57; 95% ДИ, 0,35–0,90) также значительно уменьшились в период ОАП. Кроме того, медиана продолжительности пребывания в стационаре после операции уменьшилась с 8 дней (IQR, 6–14) до 7 дней (IQR, 5–11) после введения OAP ( P < ,001). Периоды исследования не различались по риску поверхностной ИОХВ, релапаротомии, инфекции C. difficile , количеству госпитализаций в ОИТ и продолжительности послеоперационного пребывания в ОИТ. Результаты многофакторного анализа представлены в таблице 3.Скорректированный риск основного исхода был значительно ниже у пациентов в период ОАР (скорректированный ОР 0,58; 95% ДИ 0,40–0,79).

Таблица 2.

Грубые связи между периодом лечения и исходами




1 0.41-088 99 1 65 (6.1) 6 месяцев после операции

Исход . Больные, Кол-во (%) . . .
Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
Коэффициент риска . 95% доверительный интервал .
30 дней после операции
Deep SSI и / или смертность 50 (14.2) 50 (14.2) 85 (8,0) 0.57 0.41-088
 Глубокий SSI 42 (11,9) 68 (6,4) 0,54 0.37-0.78
смертность 12 (3.4) 22 (2.1) 0.61 0.31-1.22
Superfical SSI 25 (7.1)
0.87 0.87 0.55-1.35
Анастомотическая утечка 27 (7,6) 46 (4.3) 0. 57 0.55-0888 0.35-0870
RelaParotomy 51 (14.5) 115 (10.9) 0 .75 0.55-1.02 0.55-1.02 0.55-1.02
Closttridium Difficile Infection 1 (2.8) 1 (0,1) 0.02-588 0.02-588 0.02-5.31
Смертность 29 (8.2) 29 (8.2) 71 (6.7) 71 (6.7) 91 (6.7) 0.81 0.531.23
ACU Приема A 49 (13.9) 111 (10.5) 0.75 0.55-1.03 0.55-1.03 0.55-1.03
дней, Median (интерквартирный ассортимент ) P Value P 8
послеоперационная продолжительность пребывания, дни 8 (6-14) 7 (5-11) <. 001
Послеоперационная длина icu остается, дни b 0 (0-0) 0 (0-1) .047


8 0 1 0.55-1.03
Исход . Больные, Кол-во (%) . . .
Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
Коэффициент риска . 95% доверительный интервал .
30 дней после операции
Deep SSI и / или Смертность 50 (14.2) 85 (8.0) 85 (8.0) 0.57 0.41-0.79
Deep SSI 42 (11.9) 68 (6.4) 0.54 0. 37-088
Смертность 12 (3.4) 22 (2.1) 22 (2.1) 0.61 0.31-1.22
Superfical SSI 25 (7.1) 25 (7.1) 65 (6.1) 0.87 0.55-1.35
Анастомотическая утечка 27 (7.6) 46 (4.3) 46 (4.3) 0.57 0.35-0.90 0.35-0.90
Relaparotomy 51 (14.5) 115 (10.9) 0.75 0.55-1.02
Closetridium Difficile Инфекция 1 (2.8) 1 (2.8) 1 (0.1) 0.33 0.02-588 0.02-588
6 месяцев после операции

8
Смертность 29 (8.2) 71 (6.7) 0.81 0.53-1.23
ICU Приема A 49 (13.9) 111 (10. 5) 0.55-1.03
дней, медиана ( Интерквартирный ассортимент ) P 50019 P
Послеоперационная продолжительность пребывания, Дни 8 (6-14) 7 (5-11) <.001
Послеоперационная длина Пребывание в ОРИТ, дни б   0 (0–0) 0 (0–1) .047 
Таблица 2.

Грубые связи между периодом лечения и исходами




1 0.41-088 99
Исход . Больные, Кол-во (%) . . .
Контрольный период
(n = 352) .
Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) .
Коэффициент риска . 95% доверительный интервал .
30 дней после операции
Deep SSI и / или смертность 50 (14.2) 50 (14.2) 85 (8,0) 0.57 0.41-088
Deep SSI 42 (11.9) 42 (11.9) 42 (11.9) 42 (11.9) 0.54 0.54 0.37-0,78
Смертность 12 (3.4) 22 (2.1) 0.61 0.31-1.22 0.31-1.22 0.31-1.22
Superfical SSI 25 (7.1) 65 (6.1) 0.87 0.55-1.35
27 (7.6) 46 (4.3) 0.57 9088 0.57 0.35-0.90 0.35-0.90
Relaparotomy 51 (14.5) 115 (10.9) 0.75 0. 55 0.55-1.02
Clostridium Difficile Инфекция 1 (2.8) 1 (0.1) 0.33 0.02-588 0.02-53
6 месяцев после операции 8
29 (8.2) 29 (8.2) 71 (6.7) 0.53 1.23
ICU Приема A 49 (13.9) 111 (10.5) 0.55 0.55-1.03
дней, медиана (межступный ассортимент ) P Значение  
Продолжительность послеоперационного пребывания, дни 8 (6–14) 7 (5–11) <.001
Послеоперационная длина проживания ICU остается, дни B 0 (0-0) 0 (0-1) .047
результат . Больные, Кол-во (%) . . . Контрольный период
(n = 352) . Период пероральной антибиотикопрофилактики
(n = 1058) . Коэффициент риска . 95% доверительный интервал .


30 дней после операции Deep SSI и / или смертность 50 (14.2) 50 (14.2) 85 (8,0) 0.57 0.41-088 1 0.41-088 99  Глубокий SSI 42 (11,9) 68 (6,4) 0,54 0.37-0.78 смертность 12 (3.4) 22 (2.1) 0.61 0.31-1.22 Superfical SSI 25 (7. 1) 1 65 (6.1) 0.87 0.87 0.55-1.35 Анастомотическая утечка 27 (7,6) 46 (4.3) 0.57 0.55-0888 0.35-0870 RelaParotomy 51 (14.5) 115 (10.9) 0 .75 0.55-1.02 0.55-1.02 0.55-1.02 Closttridium Difficile Infection 1 (2.8) 1 (0,1) 0.02-588 0.02-588 0.02-5.31 6 месяцев после операции

Смертность 29 (8.2) 29 (8.2) 71 (6.7) 71 (6.7) 91 (6.7) 0.81 0.531.23 ACU Приема A 49 (13.9) 111 (10.5) 0.75 0.55-1.03 0.55-1.03 0.55-1.03 дней, Median (интерквартирный ассортимент ) P Value P
8 послеоперационная продолжительность пребывания, дни 8 (6-14) 7 (5-11) <. 001 Послеоперационная длина icu остается, дни b 0 (0-0) 0 (0-1) .047 Таблица 3.

Необработанные и скорректированные коэффициенты риска связи между периодом лечения и сопутствующими переменными и первичным составным исходом

5 (1.19-2.66)
Копеременная . Неочищенный RR (95% ДИ) . Скорректированный ОР (95% ДИ) .
Перорный профилактический период 0891 0,57 (0,41-0,79) 0,58 (0,40-0,79)
Мужской секс 0,96 (0,70-1.33) 1.05 (0.76-1.45)
Возраст, лет
Возраст, годы 1.01 (1.00-1.02) 1,00 (0,9888 1,00 (0,98-1.02)
Периоперативный внутривенный антибиотический профилактика 0.62 (0.31-1.19) 0. 76 (0.39-1.45)
Марочное значение
: 0,82 (0.577-1.18) 0,97 (0.63-1.48)
Американское общество анестезиологов классификация
Ссылка Каталожный номер 
 ≥3  1.93 (1.35-2.76) 1.78 (1.19-2.66)
индекс массы тела, кг / м 2
<18 <18 1.71 (0,80-3,63) 2.08 (0,97-4,44)
18-30 ссылка ссылка
≥30
≥30 0,808891 0,75 (0,44-1.25)
Хирургический подход 1
Открытая процедура A Артикул Артикул
 Обычная лапароскопическая процедура 0.58 (0.39-0.83) 0,75 (0.50-1.12)
Роботизированная лапароскопическая процедура 0. 58 (0.34-0,97) 0,84 (0.46-1.51)
Класс раны
Чистый загрязненный Класс 2) ссылка ссылка
загрязнены (класс 3) 1.49 (0,92-2,43) 1.44 (0,83-2,50)
Продолжительность хирургии> P75 B 0.87 (0.59-1.28) 1.16 (0.75-1.79)
опытный хирург C C 0.59 (0,43-0,83) 0.69 (0,47-1,00)
1 8 9,908 Мужской пол96 (0.70-1.33) (1.19-2.66)
Covariable . Неочищенный RR (95% ДИ) . Скорректированный ОР (95% ДИ) .
Период профилактики пероральными антибиотиками 0,57 (0,41–0,79) 0,58 (0,40–0,79)
1.05 (0.76-1.45)
Возраст, лет 1. 01 (1.00-1.02) 1,00 (0,9888 1,00 (0,98-1,02)
Периоперативная внутривенная антибиотическая профилактика 0,62 (0,31 -1.19) 0.76 (0.39-1.45)
Базовый колоректальный злокачественный 0.82 (0.57-1.18) 0,97 (0.63-1.48)
Американское общество анестезиологов классификация
1-2 Артикул Артикул
 ≥3 1.93 (1.35-2.76) 1.78 (1.19-2.66)
индекс массы тела, кг / м 2
<18 <18 1.71 (0,80-3,63) 2.08 (0,97-4,44)
18-30 ссылка ссылка
≥30
≥30 0,808891 0,75 (0,44-1.25)
Хирургический подход 1
Открытая процедура A Артикул Артикул
 Обычная лапароскопическая процедура 0. 58 (0.39-0.83) 0,75 (0.50-1.12)
Роботизированная лапароскопическая процедура 0.58 (0.34-0,97) 0,84 (0.46-1.51)
Класс раны
Чистый загрязненный Класс 2) ссылка ссылка
загрязнены (класс 3) 1.49 (0,92-2,43) 1.44 (0,83-2,50)
Продолжительность хирургии> P75 B 0.87 (0.59-1.28) 1.16 (0.75-1.79)
опытный хирург C 0.59 (0,43-0,83) 0,69 (0,47-1,00)
Таблица 3.

Сырые и скорректированные Соотношения рисков связи между периодом лечения и сопутствующими параметрами и первичным составным исходом



8 1
Копеременная . Неочищенный RR (95% ДИ) . Скорректированный ОР (95% ДИ) .
Пероротный антибиотический профилактический период 0,57 (0,41-0,79) 0,58 (0,40-0,79)
Мужской секс 0,96 (0,70-1,33) 1. 05 (0,76-1,45)
Возраст, лет
возраст 1.01 (1.00-1.02) 1.00 (0,98-1.02)
Периоперативное внутривенное антибиотическое профилактика 0.62 (0.31-1.19) 0.76 (0.39-1.45)
колоректальное злокачественное новообразование 0.82 (0.57-1.18) 0,97 (0.63-1.48)
Американское общество анестезиологов классификации
1-2 ссылка ссылка
≥93 1.93 (1.35-2.76) 1.78 (1.19-2.66)
Индекс массы тела, кг / м 2
<18 <18 1.71 (0.80-3.63) 2.08 (0,97-44)
18-40870 30  Каталожный номер  Каталожный номер 
 ≥30  0.80 (0.49-1.34) 0,75 (0.44-1.25)
Хирургический подход
Открытая процедура Ссылка Ссылка
Обычная лапароскопическая процедура 0,58 (0,39-0,83) 0. 75 (0.50-1.12)
Роботизированная лапароскопическая процедура 0.58 (0.34-0.97) 0,84 (0.46-1.51)
Класс раны
Чистый загрязненный (класс 2) Ссылка Каталожный номер
 Загрязненный (класс 3) 1.49 (0.92-2.43) 1.44 (0.83-2.50)
Продолжительность хирургии> P75 B 0,87 (0.59-1.28) 1.16 (0.75-1.79)
опытный хирург C 0,59 (0,43–0,83) 0,69 (0,47–1,00)
9088 0,97 (0,63–1.48) 8 1
Копеременная . Неочищенный RR (95% ДИ) . Скорректированный ОР (95% ДИ) .
Пероральный период профилактики антибиотиками 0.57 (0.41-0.79) 0.58 (0.40-0.79)
Мужской секс
0,96 (0,70-1,33) 1. 05 (0.76-1.45)
Возраст, лет 1.01 (1.00-1.02 ) 1.00 (0,98-1.02)
Периоперативный внутривенный антибиотический профилактика 0,62 (0.31-1.19) 0,76 (0.3988 0,76
Американское общество анестезиологов классификации
1-2 эталон ссылка
≥3 ≥93 (1.35-2.76) 1.78 (1.19-2.66)
Индекс массы тела, кг / м 2 9
<18
<18
<18 1.71 (0.80-3.63) 2.08 (0,97-44)
18-30 Ссылка
≥ 30  0.80 (0.49-1.34) 0,75 (0.44-1.25)
Хирургический подход
Открытая процедура Ссылка Ссылка
Обычная лапароскопическая процедура 0,58 (0,39-0,83) 0. 75 (0.50-1.12)
Роботизированная лапароскопическая процедура 0.58 (0.34-0.97) 0,84 (0.46-1.51)
Класс раны
Чистый загрязненный (класс 2) Ссылка Каталожный номер
 Загрязненный (класс 3) 1.49 (0.92-2.43) 1.44 (0.83-2.50)
Продолжительность хирургии> P75 B 0,87 (0.59-1.28) 1.16 (0.75-1.79)
опытный хирург C 0,59 (0,43–0,83) 0,69 (0,47–1,00)

На рис. 2 показан процент пациентов, у которых развился первичный исход в месяц. Пересечение линии регрессии, установленной в период OAP, ниже, что указывает на то, что внедрение OAP привело к мгновенному снижению заболеваемости ИОХВ.Наклон регрессии контрольного периода показывает, что заболеваемость ИОХВ была стабильной до внедрения ОАП, в то время как слегка отрицательный наклон в период ОАП указывает на то, что другие факторы, кроме ОАП, также могли иметь умеренное влияние на заболеваемость ИОХВ. Анализ чувствительности (дополнительная таблица S2) показывает, что добавление месяца исследования и условия взаимодействия к модели не изменило оценок или соответствия модели.

Рисунок 2.

Процент пациентов с первичным исходом в месяц.Процент пациентов, у которых развился первичный результат, показан для каждого месяца периода исследования. Предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика была проведена 1 января 2013 г., а затем в течение 2 месяцев фазы внедрения (пациенты не учитывались). Отдельные линии регрессии подобраны для обоих периодов исследования. Сокращение: OAP, пероральная антибиотикопрофилактика.

Рисунок 2.

Процент пациентов с первичным исходом в месяц. Процент пациентов, у которых развился первичный результат, показан для каждого месяца периода исследования.Предоперационная пероральная антибиотикопрофилактика была проведена 1 января 2013 г., а затем в течение 2 месяцев фазы внедрения (пациенты не учитывались). Отдельные линии регрессии подобраны для обоих периодов исследования. Сокращение: OAP, пероральная антибиотикопрофилактика.

ОБСУЖДЕНИЕ

Внедрение OAP в качестве стандарта лечения перед плановой колоректальной хирургией было связано с 42% снижением относительного риска глубокой ИОХВ и смертности после поправки на несколько искажающих факторов.Кроме того, было обнаружено статистически значимое снижение несостоятельности анастомозов и сокращение послеоперационной продолжительности пребывания в стационаре. Поскольку мы не ограничивали наш анализ конкретным типом процедуры или пациентом, мы ожидаем, что наши результаты можно обобщить на все плановые колоректальные процедуры.

Недавний мета-анализ показал, что сочетание пероральных антибиотиков с периоперационной внутривенной профилактикой лучше снижает ИОХВ после колоректальной хирургии по сравнению с одной только внутривенной профилактикой [22].Одним из важных недостатков этого метаанализа является ограниченная применимость результатов, вызванная неоднородностью в отношении противомикробных препаратов и продолжительности лечения. Следует отметить, что пероральные антибиотики сочетались с ОБМ во всех исследованиях. В связи с тем, что в последнее время от MBP отказались, остается вопрос об эффективности антибиотикотерапии кишечника без одновременной практики MBP [1, 23]. Наше исследование проводилось в условиях отсутствия рутинного MBP. Недавние обсервационные исследования, в которых изучалось влияние пероральных антибиотиков до колоректальной хирургии в аналогичных условиях, также выявили значительное снижение частоты ИОХВ [24–26].Однако достоверность результатов этих исследований ограничена из-за предвзятости. Поскольку выбор пероральных антибиотиков обычно необязателен и зависит от предпочтений врачей и прогнозов пациентов, смешение показаний может серьезно повлиять на наблюдаемые результаты. В нашем исследовании риск смешивания показаний был существенно снижен, поскольку введение OAP было стандартом лечения и, таким образом, не зависело от предпочтений врачей. Кроме того, мы использовали подход «намерение лечить» при анализе эффекта лечения. Пациенты были распределены в группу лечения в зависимости от периода времени и независимо от несоблюдения режима лечения. Тем не менее, наши результаты согласуются с результатами предыдущих исследований, а также указывают на то, что одновременная механическая очистка может не быть необходимой для эффективности антибиотиков.

Предыдущие исследования ОАП не сообщали о возникновении нежелательных явлений. В этом исследовании серьезных системных побочных эффектов не наблюдалось. Недавно мы сообщили о послеоперационных уровнях тобрамицина в сыворотке в качестве показателя энтеральной абсорбции и системных побочных эффектов ОАП [27].У всех пациентов концентрации тобрамицина в сыворотке через 1 день после операции были ниже предела обнаружения, что указывает на низкий риск токсичности. В дополнение к побочным эффектам профилактика антибиотиками может привести к оппортунистическим инфекциям с C. difficile или селекции устойчивости к антибиотикам. Мы не наблюдали увеличения числа инфекций C. difficile после внедрения OAP. Развитие резистентности к антибиотикам в этом исследовании не оценивалось. Однако, поскольку исследования по применению селективной деконтаминации желудочно-кишечного тракта (СДД), антибиотикопрофилактики, сравнимой с ОАП, не показали какого-либо повышения антибиотикорезистентности при лечении СДД у пациентов ОИТ, мы не ожидаем, что 3-дневная Режим OAP будет связан с повышением устойчивости к антибиотикам [28, 29].

Это исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, вмешивающаяся предвзятость могла иметь место из-за исторической контрольной группы. Мы попытались свести это к минимуму, сделав поправку на потенциально чувствительные ко времени переменные в многопараметрическом анализе, и провели анализ чувствительности, чтобы оценить наличие временных трендов в наших данных. Несмотря на эти усилия, мы не можем полностью исключить остаточное смешение из-за нашего обсервационного дизайна исследования.

Другим ограничением исторической контрольной группы является то, что неизвестно, были ли прогнозы пациентов в оба периода исследования сопоставимыми. В период OAP третья категория использовалась для обозначения срочности процедуры. С января 2013 г. категория подострая использовалась для процедур, запланированных до завершения всего 3-дневного курса OAP. По своей сути эта классификация не применялась в контрольном периоде, и доля процедур, которые были бы классифицированы как подострые в 2012 г., неизвестна. Эти процедуры, скорее всего, были отнесены к категории неотложных процедур и при этом были исключены. Чтобы предотвратить смешение показаний, мы включили пациентов, идентифицированных как «подострые» в период OAP, в наши анализы (намерение лечить).Это могло привести к недооценке фактического эффекта лечения, поскольку пациенты с сопоставимым прогнозом в контрольном периоде и, следовательно, с более высоким риском инфицирования были исключены.

Наконец, нам не удалось исследовать влияние OAP на возбудителей ИОХВ. Мы не представили данные культуры раны из-за важного ограничения, которое затрудняет сравнение двух периодов исследования. К сожалению, чтение культур проводилось в клинических целях и не было направлено на стандартизированное обнаружение всех различных видов, присутствующих в каждой культуре.В обычной лабораторной практике индивидуальная идентификация и тестирование чувствительности микроорганизмов, присутствующих в культуре, будет зависеть от их относительной численности. Например, в случае фекального загрязнения раны посевы чаще всего регистрируются как «рост смешанной/фекальной флоры». Использование OAP избирательно удаляет грамотрицательные микроорганизмы из кишечной флоры и, следовательно, уменьшает разнообразие микроорганизмов, присутствующих в ране после фекального загрязнения. Что касается считывания и составления отчетов о культурах ИОХВ, это приведет к более частым отчетам об отдельных микроорганизмах для культур ИОХВ от пациентов, которые использовали OAP, которые были бы зарегистрированы как (часть) смешанной флоры для пациентов, которые не использовали OAP.Таким образом, достоверное сравнение различных типов микроорганизмов, присутствующих в обычных культивируемых образцах ИОХВ, невозможно с нашими данными и потребовало бы стандартизированного протокола для идентификации всех бактерий и грибков, присутствующих в культуре, независимо от количества растущих различных типов микроорганизмов. Поэтому мы считаем такое сравнение неинформативным, поскольку на основании наших данных нельзя сделать однозначных выводов о влиянии ОАП на спектр возбудителей глубокой ИОХВ. Необходимы хорошо контролируемые исследования, чтобы лучше понять влияние OAP на микрофлору или на результаты посева.

Таким образом, дооперационный ОАП без ПМК был связан со значительным снижением частоты глубокой ИОХВ. Мы считаем, что наши результаты являются многообещающими, и призываем к дальнейшему изучению эффективности, а также потенциальных побочных эффектов OAP в будущих хорошо контролируемых исследованиях.

Дополнительные данные

Дополнительные материалы доступны по адресу Clinical Infectious Diseases в Интернете. Состоящие из данных, предоставленных авторами в интересах читателя, размещенные материалы не редактируются и являются исключительной ответственностью авторов, поэтому вопросы или комментарии должны быть адресованы соответствующему автору.

Примечания

Благодарности.  Авторы выражают благодарность C.M. Hazelbag, PhD и N.P.A. Zuithoff, PhD (Университетский медицинский центр, Утрехт, Нидерланды) за статистическую поддержку, а также практикующим специалистам по инфекционному контролю (больница Amphia, Бреда) за сбор данных.

Потенциальный конфликт интересов . J.A.J.W.K. сообщает о грантах Нидерландской организации исследований и разработок в области здравоохранения во время проведения исследования.Все остальные авторы сообщают об отсутствии потенциальных конфликтов. Все авторы представили форму ICMJE для раскрытия потенциальных конфликтов интересов. Выявлены конфликты, которые редакция считает относящимися к содержанию рукописи.

Ссылки

1.

Всемирная организация здравоохранения

.

Глобальные рекомендации по профилактике инфекций в области хирургического вмешательства

.

2016

.

Женева, Швейцария

:

ВОЗ

.2.

keenan

jeenan

JE

,

Speicher

PJ

,

Thacker

JKM

,

Walter

M

,

KUCHIBHATLA

M

,

MANTYH

CR

.

Пакет профилактических хирургических инфекций в колоректальной хирургии

.

JAMA Surg

2014

;

149

:

1045

.3.

Bratzler

DW

,

Houck

PM

;

Рабочая группа авторов рекомендаций по профилактике хирургических инфекций

.

Антимикробная профилактика при хирургических вмешательствах: консультативное заключение Национального проекта по предотвращению хирургических инфекций

.

Am J Surg

2005

;

189

:

395

404

.4.

Европейский центр профилактики и контроля заболеваний

.

Annual Epidemiological Report 2016 – Инфекции в области хирургического вмешательства [Интернет]

.

Стокгольм

;

ECDC

;

2016

. 5.

Фрай

Немецкий

.

Инфекционный контроль в хирургии толстой кишки

.

Арка Лангенбека Surg

2016

;

401

:

581

97

.6.

Нельсон

Р

.

Пероральные невсасывающиеся антибиотики для колоректальной хирургии

.

Тех Колопроктол

2011

;

15

:

367

8

.8.

MORRIS

MORRIS

MS

,

GRAHAM

La

,

CHU

DI

,

CANNON

JA

,

HAWN

MT

.

Подготовка кишечника пероральными антибиотиками значительно снижает частоту инфекций в области хирургического вмешательства и частоту повторных госпитализаций при плановой колоректальной хирургии

.

Энн Сург

2015

;

261

:

1

7

.9.

Гуенага

К

,

Матос

Д

,

Вилле-Йоргенсен

P

.

Механическая подготовка кишечника к плановой колоректальной хирургии (обзор)

.

Cochrane Database Syst Rev

2011

:

CD001544

.10.

Slim

K

,

Vicaut

E

,

Launay-Savary

M-V

,

Contant

C

,

Chipponi

J

.

Обновленный систематический обзор и метаанализ рандомизированных клинических исследований роли механической подготовки кишечника перед колоректальной хирургией

.

Энн Сург

2009

;

249

:

203

9

.11.

Зинн

Дж

,

Суоффорд

В

.

Инициатива по улучшению качества: классификация и документирование хирургических ран

.

Рекомендации по уходу за ранами

2014

;

3

:

32

38

.12.

BAUER

MP

,

EMW

,

EMW

,

VAN KARTER

Mee

,

Prins

Mee

J

,

VOS

J

,

VOS

M.

Swab Richtlijn Peri-Operateve Profylaxe Inleifide

.

2017

. 13.

HORAN

TC

,

Gaynes

RP

,

RP

,

MARTONE

WJ

,

JARVIS

WR

,

EMORI

TG

.

Определения CDC нозокомиальных инфекций области хирургического вмешательства, 1992 г.: модификация определений CDC хирургических раневых инфекций

.

Am J Инфекционный контроль

1992

;

20

:

271

4

.14.

Ван Бюрен

S

,

Гротуис-Оудсхорн

K

.

мыши : многомерное вменение с помощью связанных уравнений в R

.

J Stat Software

2011

;

45

.Доступно по адресу: http://www.jstatsoft.org/v45/i03/.15.

Рубин

ДБ.

Множественное вменение после 18+ лет

.

J Am Stat Assoc

1996

;

91

:

473

489

.16.

Knol

MJ

,

Le Cessie

,

Le Cessie

S

,

ALGRA

A

,

Vandenbroucke

JP

,

ROENWOLD

RH

.

Завышение отношения рисков по отношению шансов в испытаниях и когортных исследованиях: альтернативы логистической регрессии

.

CMAJ

2012

;

184

:

895

9

.17.

HACKELBAG

см

,

Klungel

OH

,

VAN STAA

TP

,

DE BOER

A

,

ROONWOLD

RHH

.

Усечение слева приводит к существенному смещению связи между экспозицией, зависящей от времени, и неблагоприятными событиями

.

Энн Эпидемиол

2015

;

25

:

590

6

.18.

Фрай

DE

.

Пятьдесят способов вызвать инфекции в области хирургического вмешательства

.

Surg Infect (Larchmt)

2011

;

12

:

497

500

.19.

Оуэнс

CD

,

Штоссель

К

.

Инфекции области хирургического вмешательства: эпидемиология, микробиология и профилактика

.

J Hosp Infect

2008

;

70

(

Дополнение 2

):

3

10

. 20.

Rijksinstituut voor Volksgezondheid en Milieu. Референции 2012-2015: Послеоперационные инфекции

.

2016

.21.

R Основная группа разработчиков

.

R: язык и среда для статистических вычислений

.

Вена, Австрия

:

R Фонд статистических вычислений

,

2008

. Доступно по адресу: http://www.r-project.org.22.

Нельсон

RL

,

Гладман

E

,

Барбатескович

M

.

Антимикробная профилактика при колоректальной хирургии

.

Cochrane Database Syst Rev

2014

;

5

:

CD001181

.24.

Garfinkle

R

,

Abou-Khalil

J

,

Morin

N

, et al.

Есть ли роль только перорального приема антибиотиков перед колоректальной операцией? Анализ ACS-NSQIP с помощью огрубленного точного сопоставления

.

Рассечение прямой кишки

2017

;

60

:

729

37

.25.

Atkinson

SJ

,

Swenson

BR

,

Hanseman

DJ

и др.

При отсутствии механической подготовки кишечника снижает ли добавление предоперационных пероральных антибиотиков к антибиотикам парентерального введения частоту инфекций в области хирургического вмешательства после плановой сегментарной колэктомии

?

Surg Infect (Larchmt)

2015

;

16

:

728

32

.26.

Кэннон

JA

,

Altom

LK

,

Deierhoi

RJ

и др.

Пероральные антибиотики перед операцией уменьшают инфекцию в области хирургического вмешательства после плановых колоректальных резекций

.

Рассечение прямой кишки

2012

;

55

:

1160

6

.27.

Mulder

T

,

Kluytmans-van den Bergh

MFQ

,

Crolla

RMPH

, и др.

Профилактика пероральным приемом тобрамицина перед операцией на толстой кишке не связана с системным поглощением

.

Противомикробные агенты Chemother

2017

:

AAC. 01723

17

.28.

Oostdijk

EAN

,

Kesecioglu

J

,

Schultz

MJ

, и др.

Влияние обеззараживания ротоглотки и кишечного тракта на устойчивость к антибиотикам в отделениях интенсивной терапии: рандомизированное клиническое исследование

.

ДЖАМА

2014

;

312

:

1429

37

.29.

Де Смет

АМГА

,

Клютманс

JAJW

,

Блок

ХЕМ

и др.

Селективная деконтаминация пищеварительного тракта и селективная деконтаминация ротоглотки и резистентность к антибиотикам у пациентов в отделениях интенсивной терапии: открытое кластерное групповое рандомизированное перекрестное исследование

.

Ланцет Infect Dis

2011

;

11

:

372

80

.

© Автор(ы), 2018 г. Опубликовано Oxford University Press для Американского общества инфекционистов. Все права защищены. Для разрешений, электронная почта: журналы. разрешения@oup.com.

Эффективность и безопасность ректальных нестероидных противовоспалительных препаратов для профилактики панкреатита после ЭРХПГ: систематический обзор и метаанализ

Характеристики исследований на просмотр названий и тезисов (рис. 1). Остальные 118 исследований были получены для полнотекстового обзора. Наконец, в этом обзоре было выявлено в общей сложности 15 исследований и 1 резюме с 6438 субъектов, в том числе 3226 в экспериментальной группе и 3232 в контрольной группе, опубликованных с 2003 по 2016 г.

11,12,17,18,20,21 ,22,23,24,25,26,27,28,29,43,44 .Из 16 исследований 15 были опубликованы на английском языке 11,12,17,18,20,22,23,24,25,26,27,28,29,43,44 и 1 на венгерском языке 21 . Из этих исследований 3 исследования были проведены в Венгрии 21,24,43 , 3 в Иране 12,17,25 , 2 в Мексике 27,44 , 2 в Америке 11,22 и по 1 в Китай 18 , Судан 20 , Турция 26 , Шотландия 29 , Япония 23 , Малайзия 28 . Размер выборки варьировал от 100 12,26 до 2014 18 , а частота пост-ЭРХПГ панкреатита в контрольной группе варьировала от 4.от 8 до 26%.

Рисунок 1

Блок-схема выбора артикула.

НПВП (диклофенак или индометацин) вводили ректально во включенных исследованиях, либо до ЭРХПГ в 9 исследованиях 17,18,19,21,23,24,25,26,44 , либо после ЭРХПГ в 5 исследований 11,12,27,28,29 или во время ЭРХПГ 22 в 1 исследовании. НПВП 100 мг применялись в 15 исследованиях, а диклофенак 25 или 50 мг — в 1 исследовании 23 . В тринадцати исследованиях использовали определение панкреатита после ЭРХПГ, основанное на согласованных критериях 11,17,18,21,22,23,24,25,26,27,28,43,44 , и определение панкреатита после ЭРХПГ. в реферативной форме получить не удалось из-за недостаточности данных 20 .В двух других исследованиях панкреатит после ЭРХПГ определялся на основании уровня амилазы в сыворотке, превышающего верхнюю границу нормы более чем в четыре раза, в сочетании с болью в животе 12,29 . Из 16 исследований 10 исследований 11,18,21,23,24,25,26,27,28,43 использовали критерии Коттона для оценки тяжести ПКП, 2 исследования 17,44 использовали прогностические критерии Рэнсона, 1 в исследовании 22 использовались рекомендации симпозиума в Атланте, а в остальных 3 исследованиях 12,20,29 критерий тяжести панкреатита не устанавливался.Следует отметить, что единственными критериями тяжести, которые были подтверждены в популяции пациентов с панкреатитом после ЭРХПГ, являются критерии Коттона. Никакая другая схема классификации тяжести не была утверждена в этой популяции. Использование панкреатического стента упоминалось в 7 исследованиях 11,12,18,22,27,28,29 и варьировало от 2 до 83%. В 7 исследованиях панкреатические стенты устанавливались для терапевтического или профилактического применения, тогда как в 2 исследованиях 22,29 его цель не была указана. Нет статистически значимой разницы между двумя группами с панкреатическими стентами или без них. В целом исходные характеристики пациентов и процедур были одинаковыми в двух группах в каждом исследовании, за исключением 1 исследования 23 , в котором соотношение полов не было сопоставимо между двумя группами. Основные характеристики включенных исследований и основные данные о результатах каждого включенного исследования обобщены в таблицах 1 и 2 соответственно.

Таблица 1 Основные характеристики исследований, включенных в метаанализ. Таблица 2. Основные данные об исходах исследований, включенных в метаанализ.

Оценка риска систематической ошибки в исследованиях была описана на дополнительном рис. 1. Одному тезису встречи не был присвоен риск систематической ошибки из-за недостаточности данных 20 .

Общий панкреатит после ЭРХПГ

Панкреатит после ЭРХПГ был зарегистрирован у 170 из 3226 пациентов (5,0%) с ректальными НПВП, по сравнению с 317 из 3232 (9,9%) без лечения. Объединение данных показало, что ректальные НПВП были связаны со значительным снижением общего риска панкреатита после ЭРХПГ по сравнению с пациентами, не получавшими лечения (RR = 0.55; 95%, 0,42–0,71; P  < 0,01), с легкой неоднородностью ( P  = 0,04; I 2  = 41%) (рис. 2). ARR составлял 5,0% (95% ДИ, 3–7%). NNT составил 20 (95% ДИ, 14–33). Анализ чувствительности показал, что исследование, предложенное Левеником и др. . 22 был основным источником неоднородности. Однако профилактическая эффективность ректальных НПВП не изменилась после исключения из этого исследования (RR, 0,51; 95%, 0,41–0,65, P  < 0.01), с незначительной неоднородностью ( P  = 0,18; I 2  = 24%). Качество доказательств эффективности ректальных НПВП в профилактике панкреатита после ЭРХПГ было оценено как «высокое» в соответствии со структурой GRADE. Никаких доказательств, подтверждающих предвзятость публикации, не было выявлено на основании визуального осмотра графика воронки (рис. 3), теста Бегга и теста Эггера ( P  = 0,198 и P  = 0,431 соответственно). В Таблице 3 обобщены результаты и оценка качества результатов, оцененных как критические или важные для принятия решений.

Рисунок 2. Лесная диаграмма, показывающая значительное снижение риска любого пост-ERCP панкреатита при ректальной терапии НПВП.

ДИ, доверительный интервал; М-Х, Мантель-Хензель; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ЭРХПГ, эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография.

Рис. 3. График воронки всех включенных исследований не показал асимметрии.

Статистический анализ показал отсутствие доказательств предвзятости публикации с тестом Бегга и текстом Эггера ( P  = 0.198 и P  = 0,431 соответственно). RR, коэффициент риска; SE, стандартная ошибка.

Таблица 3. Резюме результатов и оценка качества доказательств эффективности и безопасности ректальных НПВП по сравнению с отсутствием лечения для профилактики панкреатита после ЭРХПГ в соответствии со структурой GRADE.

Анализы подгрупп и чувствительности

Анализы подгрупп проводились для изучения источника неоднородности среди исследований на основе ключевых характеристик исследований и клинических факторов. Профилактическое преимущество ректальных НПВП (индометацин или диклофенак) в снижении риска панкреатита после ЭРХПГ неизменно обнаруживалось во всех анализах подгрупп.При стратификации исследований по типам препаратов как индометацин, так и диклофенак показали значительную эффективность (ОР = 0,58; 95% ДИ 0,45–0,75; P  < 0,01 и RR = 0,41; 95% ДИ 0,19–0,90; P  901 0,03 соответственно). Объединение оценок показало, что ректальное введение диклофенака оказалось более эффективным, чем ректальное введение индометацина, в профилактике панкреатита после ЭРХПГ. Гетерогенность в группе индометацина была незначительной ( I 2 = 34; p = 0,13), однако, неоднородность в бывшей группе была умеренной ( I 2 = 55; p = 0.05). После устранения источника неоднородности 28 преимущества, вносящие вклад в последнюю группу, не изменились (RR = 0,32; 95%, 0,19–0,56, P  < 0,01) без неоднородности ( I 8 8 0; P  = 0,52). При стратификации подгрупп по времени введения ректальные НПВП, вводимые после ЭРХПГ (ОР = 0,46; 95% ДИ, 0,24–0,89, P  = 0,02), были более эффективны, чем те, что вводились до ЭРХПГ (ОР = 0,53; 95% ДИ , 0.42–0,67, P  < 0,01). В первой подгруппе гетерогенность была умеренной ( I 2  = 61; P  = 0,03). После исключения источника гетерогенности 28 НПВП, вводимые ректально после ЭРХПГ, по-прежнему превосходили таковые, вводимые ректально до ЭРХПГ (RR = 0,39; 95% ДИ, 0,24–0,63, P  < 0,01), с незначительной гетерогенностью ( I 2  = 30%; P  = 0,23).

После стратификации в соответствии с различными группами риска было отмечено, что ректальные НПВП были наиболее эффективны в группе высокого риска (RR = 0.41; 95% ДИ, 0,19–0,91, P  = 0,03). Больше преимуществ можно было наблюдать в популяции смешанного риска (RR = 0,54, 95% ДИ, 0,33–0,88, P  = 0,01) по сравнению с популяцией среднего риска (RR = 0,60; 95% ДИ, 0,41–0,88, P  < 0,01). Умеренная неоднородность ( I 2 = 61%; P = 0,02) и мягкая неоднородность ( I 2 = 49%; p = 0,07) отдельно существовало в высоком риске и подгруппа смешанного риска, хотя в подгруппе среднего риска не было значительной гетерогенности ( I 2  = 28%; P  = 0.25). При удалении источника гетерогенности 28 профилактическая эффективность ректальных НПВП не влияла на высокую или смешанную популяцию (RR = 0,31; 95% ДИ, 0,16–0,61, P  < 0,01 или RR = 0,46; 95 % ДИ, 0,33–0,66, P  < 0,01). Поскольку более молодой возраст был определенным фактором риска панкреатита после ЭРХПГ 40 , поэтому мы принимаем средний возраст 60 лет в группе лечения в качестве точки отсчета для стратификации исследований. Отмечено, что ректальные НПВП были более эффективны у пациентов со средним возрастом  ≤ 60 лет (RR = 0.46; 95% ДИ, 0,31–0,69, P  < 0,01) по сравнению с пациентами со средним возрастом > 60 лет (ОР = 0,64; 95% ДИ 0,43–0,96, P  = 0,03). Однако неоднородность в последней подгруппе была умеренной ( I 2  = 55%; P  = 0,04). После устранения источника неоднородности 22 преимущества, способствующие более старшей группе, все еще существовали. Кроме того, не было статистически значимой разницы между двумя группами с панкреатическими стентами или без них.Детали анализа подгрупп и соответствующих анализов чувствительности представлены в Таблице 4. Никаких существенных изменений в результатах не было отмечено в предварительно заданных анализах чувствительности, и ни одно отдельное исследование не оказало существенного влияния на объединенные оценки.

Таблица 4 Анализы подгрупп и анализы чувствительности эффективности ректальных НПВП по сравнению с отсутствием лечения в профилактике панкреатита после ЭРХПГ.

Концентрация амилазы, гиперамилаземия и боль

Только 5 исследований 12,25,27,29,44 и 3 исследования 12,26,29 предоставили данные о средних уровнях амилазы в сыворотке через 2 часа и 24 часа после ЭРХПГ соответственно.Объединение показало, что ректальные НПВП значительно снижали средние уровни амилазы в сыворотке через 2 часа (WMD = –78,51; 95% ДИ, от –108,41 до –48,61, P < 0,01) (см. Дополнительный рисунок S2) и через 24 часа после ERCP (WMD = -285,02; 95% ДИ, от -440,22 до -129,83, P < 0,01) (см. Дополнительный рисунок S3) по сравнению с контрольной группой. В последнем наблюдалась умеренная неоднородность ( I 2  = 55; P  = 0,11). Качество доказательств для двух исходов было оценено как «высокое качество» и «низкое качество» соответственно.Шесть исследований 19,23,24,26,27,44 предоставили данные о риске гиперамилаземии. Частота гиперамилаземии была ниже, чем в контрольной группе (RR = 0,59, 95% ДИ, 0,36–0,96, P  = 0,03) (см. Дополнительный рисунок S4). Присутствовала значительная неоднородность ( I 2  = 87; P  < 0,01). В двух исследованиях 23,26 сообщалось о 39 случаях боли после ЭРХПГ, 9 (8,9%) в группе ректальных НПВП и 30 (29,1%) в контрольной группе. Объединение данных показало, что ректальные НПВП были связаны со значительным снижением частоты постпроцедурной боли (RR = 0.32; 95% ДИ, 0,14–0,77, P  = 0,01) (см. Дополнительный рисунок S5), без явной неоднородности ( I 2  = 33; P ). Качество доказательств (GRADE) для этих двух исходов было оценено как «умеренное качество».

Тяжесть панкреатита

Четырнадцать исследований 11,17,18,19,20,21,22,23,24,25,26,27,28,29 и 13 исследований 11,18,19,20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29 представили данные о тяжести панкреатита после ЭРХПГ, включая риск панкреатита легкой и умеренной и тяжелой степени соответственно.В четырнадцати исследованиях сообщалось о 348 случаях легкого панкреатита, 129 (4,2%) в группе ректального НПВП и 219 (7,0%) в контрольной группе, а в 13 исследованиях сообщалось о 107 случаях панкреатита от умеренной до тяжелой степени, 35 (1,2%) в ректальной группе. группе НПВП и 72 (2,4%) в контрольной группе. Объединение данных показало, что ректальные НПВП были связаны со значительным снижением риска развития легкого (RR = 0,60; 95% ДИ, 0,47–0,77, P  < 0,01) (рис. 4) и панкреатита от умеренного до тяжелого после ЭРХПГ (RR = 0,52; 95% ДИ, 0.34–0,78, P  < 0,01) (рис. 5). Не было существенной неоднородности ( I 2 = 19; P = 0,25 и I 2 = 0; p = 0,64 соответственно). Качество доказательств для этих двух исходов было оценено как «высокое».

Рис. 4. Лесная диаграмма, показывающая значительное снижение риска легкого панкреатита после ЭРХПГ при ректальной терапии НПВП.

ДИ, доверительный интервал; М-Х, Мантель-Хензель; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ЭРХПГ, эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография.

Рисунок 5: Лесная диаграмма, показывающая значительное снижение риска панкреатита средней и тяжелой степени после ЭРХПГ при ректальной терапии НПВП.

ДИ, доверительный интервал; М-Х, Мантель-Хензель; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты; ЭРХПГ, эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография.

Нежелательные явления

В шести исследованиях 11,22,24,26,27,28 сообщалось о соответствующих нежелательных явлениях, связанных с терапией НПВП. В шести исследованиях сообщалось о 44 случаях кровотечений, по 22 в каждой из двух групп.Объединение данных показало, что ректальные НПВП не увеличивали риск кровотечения (RR = 0,97; 95% ДИ, 0,49–1,94, P  = 0,94) без очевидной гетерогенности ( I 2 16  4; = 0,33). В двух исследованиях 24,28 сообщалось о 2 случаях перфораций, оба из которых произошли в группе ректальных НПВП. В двух исследованиях 24,28 сообщалось о 10 случаях холангита, 4 (1,2%) в группе ректального НПВП и 10 (2,9%) в контрольной группе. Объединение данных показало, что ректальные НПВП не повышали значительно риск перфорации и холангита (RR = 3.27; 95% ДИ, 0,34–31,19, P  = 0,30 и RR = 0,74; 95% CI, 0.21-2.63, p = 0,64, соответственно) без видимой неоднородности ( I 2 = 0; P = 0,94 и I 2 = 0; = 0; = 0; = 0; = 0; = 0; P  = 0,69 соответственно). В одном исследовании 27 сообщалось о 4 случаях анального зуда, по 2 в каждой из двух групп. В одном исследовании 11 сообщалось о двух случаях острой почечной недостаточности (ОПН), оба из которых произошли в контрольной группе.Три исследования 19,22,24 сообщили о 11 случаях смерти, 3 (0,3%) в группе ректального НПВП и 8 (0,9%) в контрольной группе. Объединение показало отсутствие статистической значимости ректальных НПВП в повышении уровня смертности (RR = 0,49; 95% ДИ, 0,15–1,69, P  = 0,26) при отсутствии гетерогенности ( I 2  = ; P  = 0,58). В целом была отмечена арифметическая тенденция, заключающаяся в том, что ректальные НПВП могут приводить к снижению риска общих нежелательных явлений (RR = 0.80; 95% ДИ, 0,47–1,36, P  = 0,41), без выраженной гетерогенности ( I 2  = 9; P  = 0,36) (табл. 36) (рис. 36). Качество доказательств по всем вышеперечисленным исходам было оценено как «высокое». В других исследованиях, за одним исключением 18 , не сообщалось о соответствующих осложнениях или потенциальной смерти, связанной с исследуемым вмешательством в течение периода наблюдения.

Рис. 6. Лесная диаграмма, показывающая отсутствие статистических различий в нежелательных явлениях, связанных с терапией НПВП.

ДИ, доверительный интервал; М-Х, Мантель-Хензель; НПВП, нестероидные противовоспалительные препараты.

Скрининговые тесты на колоректальный рак | CDC

Колоноскопия является одним из нескольких скрининговых тестов на колоректальный рак. Поговорите со своим врачом о том, какой тест подходит именно вам.

Целевая группа по профилактическим услугам США (Task Force) рекомендует, чтобы взрослые в возрасте от 45 до 75 лет проходили скрининг на колоректальный рак. Решение о скрининге в возрасте от 76 до 85 лет должно приниматься на индивидуальной основе.Если вы старше 75 лет, поговорите со своим врачом о скрининге. Люди с повышенным риском заболеть колоректальным раком должны поговорить со своим врачом о том, когда начинать скрининг, какой тест им подходит и как часто проходить тестирование.

Для выявления полипов или колоректального рака можно использовать несколько скрининговых тестов. Целевая группа описывает следующие стратегии скрининга колоректального рака. Важно знать, что если ваш результат теста положительный или ненормальный при некоторых скрининговых тестах (анализ кала, гибкая сигмоидоскопия и КТ-колонография), колоноскопия необходима для завершения процесса скрининга.Поговорите со своим врачом о том, какой тест подходит именно вам.

Анализы кала

  • Анализ кала на скрытую кровь (gFOBT) на основе гваяковой кислоты использует химическое вещество гваяковой кислоты для обнаружения крови в стуле. Делается один раз в год. Для этого теста вы получите набор для тестирования от вашего поставщика медицинских услуг. Дома вы используете палочку или щетку, чтобы получить небольшое количество стула. Вы возвращаете тест-набор врачу или в лабораторию, где образцы стула проверяются на наличие крови.
  • В фекальном иммунохимическом тесте (FIT) используются антитела для обнаружения крови в стуле.Это также делается один раз в год так же, как и gFOBT.
  • Тест FIT-DNA test (также называемый тестом ДНК кала) объединяет FIT с тестом, обнаруживающим измененную ДНК в стуле. Для этого теста вы собираете все движения кишечника и отправляете их в лабораторию, где их проверяют на измененную ДНК и наличие крови. Делается один раз в три года.

Гибкая ректороманоскопия

Для этого теста врач вводит в прямую кишку короткую, тонкую, гибкую трубку с подсветкой.Врач проверяет наличие полипов или рака в прямой кишке и нижней трети толстой кишки.

Как часто: Каждые 5 лет или каждые 10 лет с FIT каждый год.

Колоноскопия

Это похоже на гибкую сигмоидоскопию, за исключением того, что врач использует более длинную, тонкую, гибкую трубку с подсветкой, чтобы проверить наличие полипов или рака внутри прямой кишки и всей толстой кишки. Во время теста врач может найти и удалить большинство полипов и некоторые виды рака.Колоноскопия также используется в качестве последующего теста, если во время одного из других скрининговых тестов обнаруживается что-то необычное.

Как часто: Каждые 10 лет (для людей без повышенного риска колоректального рака).

КТ-колонография (виртуальная колоноскопия)

Компьютерная томография (КТ) колонографии, также называемая виртуальной колоноскопией, использует рентгеновские лучи и компьютеры для получения изображений всей толстой кишки, которые отображаются на экране компьютера для анализа врачом.

Как часто: Каждые 5 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.