Препараты протоновой помпы: Выбор ингибитора протонной помпы с позиций эффективности и безопасности у конкретного пациента | #08/20

Содержание

Ингибиторы протонной помпы и сахарный диабет: есть ли связь?

Актуальность

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) относятся к одним из десяти наиболее часто используемых лекарственных препаратов во всем мире. Они успешно применяются в лечении кислот-зависимых заболеваний желудочно-кишечного тракта: гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, язвы и др.

Считается, что краткосрочное применение ИПП достаточно безопасно, однако их длительное использование сопровождается увеличением риска переломов и кишечных инфекций. А целью обсуждающегося исследования стала оценка связи между применением ИПП и риском развития сахарного диабета 2-го типа.

 

Методы

Данная работа является анализом трех крупных проспективных когортных исследований.

Сведения о приеме ИПП регистрировались раз в два года, а диагноз сахарного диабета устанавливался в соответствии с критериями Американской ассоциации диабета (American Diabetes Association).

 

Результаты

  • Общая продолжительность наблюдения за участниками исследования составила 2 127 471 пациенто-лет. За это время было зарегистрировано 10 105 случаев сахарного диабета 2-го типа.

  • Установлено, что у пациентов, регулярно принимавших ИПП, риск сахарного диабета был на 24% выше, по сравнению с теми, кто не принимал препараты данного класса (отношение рисков 1.24; 95% доверительный интервал 1.17-1.31). Причем риск развития сахарного диабета увеличивался пропорционально продолжительности приема ИПП.

 

Заключение

Таким образом, продемонстрирована связь между регулярным приемом ИПП и увеличением риска развития сахарного диабета 2-го типа. Безусловно, эти данные не должны быть основанием для неназначения кратковременных курсов терапии ИПП, однако призывают задуматься о соотношении риск-польза при долгосрочном приеме препаратов этого класса.

В качестве патофизиологического механизма обнаруженной ассоциации обсуждается воздействие ИПП на кишечную микробиоту.

 

Источник:

Yuan J et al. Gut. 2020. doi: 10.1136/gutjnl-2020-322557

АНАЛИЗ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО РЫНКА НА ПРИМЕРЕ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ ГРУППЫ ИНГИБИТОРОВ ПРОТОННОЙ ПОМПЫ | Мазова

1. А.А Самсонов. Ингибиторы протонной помпы — препараты выбора в лечении кислотозависимых заболеваний // Фарматека. 2007. № 6. С. 10-15.

2. Патент РФ № 2172170. Лекарственное средство для улучшения пищеварения / Н.Б. Демина, Н.Н. Катаева, В.А. Кеменова, В.А. Быков, Г.Б. Бравова. — Опубл. 20.08.2001.

3. И.В. Маев, Д.Н. Андреев, Д.Е. Дичева, А.Ю. Гончаренко. Фармакотерапевтические аспекты применения ингибиторов протонной помп // Медицинский вестник МВД. 2013. № 3(64). С. 9-14.

4. Э.Н. Платошкин. Ингибиторы протонной помпы — эталон лечения кислотозависимых заболеваний // Медицинские новости. 2007. № 10. С. 25-30.

5. Т.Л Лапина. Ингибиторы протонной помпы: как оптимизировать лечение кислотозависимых заболеваний // Русский медицинский журнал. 2003. Т. 11. № 5. С. 53-57.

6. М.Р. Конорев, Г.Д. Тябут. Ингибиторы протонной помпы: свойства и применение // Медицинские новости. 2011. № 9. С. 58-60.

7. Т.Л. Лапина. Ингибиторы протонной помпы: от фармакологических свойств к клинической практике // Фарматека. 2002. № 9. С. 11-16.

8. Государственный реестр лекарственных средств. URL: http://grls.rosminzdrav.ru/ (дата обращения 17.01.2017).

9. Н.В. Мироньчева, А.Л. Марченко. Обоснование выбора полимера для композиции таблеток-ядер препаратов — ингибиторов протонной помпы // Сборник материалов IV Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов с международным участием «Молодая фармация — потенциал будущего», Санкт-Петербург, 20-21 апреля 2015 г. — СПб.: СПХФА, 2014. С. 308-310.

10. L.E. Gustavson. Effect of omeprazole on concentrations of clarithromycin in plasma and gastric tissue at stady state// Antimicrob. Agents Chemother. 1995. № 39(9). Р. 2078-2083.

11. С.В. Морозов. Сравнительная эффективность антисекреторного действия рабепразола и эзомепразола у лиц, быстро метаболизирующих ингибиторы протонного насоса // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2003. № 6. С. 58-63.

12. Д.С. Демьяненко. Нексиум (эзомепразол) — новое слово в лечении кислотозависимых заболеваний желудочно-кишечного тракта // Здоровье Украины. 2008. № 6(1). С. 36-37.

13. Д.П. Чувашова, С.Н. Егорова. Характеристика и ассортимент ингибиторов протонной помпы, а также субстанций для их производства // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 5. С. 41-46.

14. Патент РФ № 2356540. Капсулы, содержащие пеллеты с действующими веществами, различающиеся между собой профилями высвобождения из них действующих веществ / С. Аншютц, Р. Шнайдер. — Опубл. 27.05.2009.

15. Н.Б. Демина. Современные тенденции развития технологии матричных лекарственных форм с модифицированным высвобождением (обзор) // Химико-фармацевтический журнал. 2016. Т. 50. № 7. С. 47-53.

16. R.C. Rowe, P.J. Sheskey, M.E. Quinn. Handbook of Pharmaceutical Excipients. Sixth edition. — London; Chicago: Pharmaceutical Press and American Pharmacists Association, 2009. 907 р.

Лекарства от изжоги и риск смерти

Миллионы пациентов во всём мире принимают ингибиторы протонной помпы (ИПП). Врачи часто прописывают их для лечения изжоги, язвенной болезни желудка и других заболеваний ЖКТ. В предыдущих работах было показано, что приём ИПП связан с такими проблемами как поражение почек, переломы костей и деменция. А теперь учёные Медицинской школой Вашингтонского университета в Сент-Луисе (Washington University School of Medicine in St. Louis) продемонстрировали, что длительное применение этих лекарств ассоциировано с повышенным риском смерти.

Исследователи проанализировали медицинские записи более чем 275 тыс. человек, принимавших ИПП, и почти 75 тыс. человек, получавших лекарства другого класса — блокаторы H2-гистаминовых рецепторов, для снижения кислотности желудка. Результаты исследования были опубликованы 3 июля на сайте журнала BMJ Open.

«Мы много раз анализировали данные, и мы постоянно получали один и тот же результат: приём ИПП повышает риск смерти,- сообщил руководитель исследования, доктор Зияд Ал-Али (Ziyad Al-Aly). — Например, когда мы сравнивали пациентов, принимающих блокаторы H2-гистаминовых рецепторов с теми, кто в течение года или двух принимал ИПП, мы обнаружили, что у принимавших ИПП риск умереть в ближайшие пять лет выше на 50%. Люди думают, что ИПП безвредны, потому что они находятся в свободной продаже, но принимать эти препараты опасно, особенно в течение длительного времени».

И ИПП, и блокаторы H2-гистаминовых рецепторов выписывают при таких серьёзных проблемах, как кровотечение из верхних отделов ЖКТ, желудочно-пищеводный рефлюкс и рак пищевода. Безрецептурные ИПП часто применяют при изжоге и несварении.

ИПП стали одним из самых часто используемых видов лекарств в США, например, только на Nexium (один из препаратов этой группы) в 2015 году ежемесячно выписывалось более 15 миллионов рецептов.

Нефролог по специальности, доктор Ал-Али и ранее публиковал исследования, связывавшие ИПП с заболеваниями почек, а другие учёные показывали связь с другими заболеваниями. Ал-Али, автор идеи, Янь Се (Yan Xie), специалист по обработке данных, и их коллеги пришли к выводу, что, так как каждый из этих побочных эффектов немного повышает риск смерти, все вместе они могут оказать влияние на уровень смертности применяющих ИПП.

Исследователи изучили миллионы медицинских записей ветеранов в базе данных, поддерживаемой Департаментом по делам ветеранов США (U.S. Department of Veterans Affairs). Учёные обнаружили 275 933 человек, которым были выписаны ИПП, и 73 355 человек, которым были выписаны блокаторы H2. Все отобранные назначения пришлись на период между октябрём 2006 года и сентябрём 2008 года. Далее исследователи подсчитали, сколько пациентов умерло и когда в течение следующих пяти лет. Причины смерти в базе данных указаны не были.

Ал-Али и коллеги обнаружили, что в группе пациентов, принимавших ИПП, риск смерти был в среднем на 25% выше, чем в группе получавших блокаторы H2. Исследователи подсчитали, что на каждый 500 человек в год, принимавших ИПП, приходится одна смерть, которой могло не быть. Так как миллионы пациентов принимают ИПП ежедневно, это количество вырастает до тысяч лишних смертей в год, отметил Ал-Али.

Исследователи также подсчитали риск смерти для тех, кому были выписаны ИПП или H2-блокаторы, несмотря на то, что они не страдали заболеваниями ЖКТ. Выяснилось, что в группе ИПП риск смерти увеличен на 24% по сравнению с группой принимавших блокаторы H2. Риск становился тем выше, чем дольше люди принимали препараты. Через 30 дней после начала приёма риск смерти в обеих группах различался незначительно, но через два года риск смерти в группе ИПП был выше такового в группе H2 почти на 50 процентов.

Несмотря на то, что рекомендованный срок лечения ИПП довольно невелик (например, от двух до восьми недель при язве желудка), многие продолжают принимать препарат на протяжении месяцев и даже лет.

Ал-Али поясняет: «Зачастую ИПП выписывают, потому что для этого есть серьёзная причина. Но потом врачи не прекращают действие рецепта, и пациенты продолжают и продолжают получать лекарство. Необходимо время от времени проверять, нужен ли пациенту до сих пор этот препарат. Как правило, нет необходимости принимать ИПП годами».

По сравнению с группой, принимавшей блокаторы H2, в группе ИПП находились люди более старшего возраста (их средний возраст составил 64 года, а в группе H2 — 61 год), также их здоровье было несколько хуже (чаще встречались диабет, гипертензия и сердечно-сосудистые заболевания). Но этими различиями невозможно полностью объяснить повышенный риск смерти, так как разница оставалась статистически значимой даже после того, как исследователи ввести статистические поправки на возраст и состояние здоровья.

В безрецептурных ИПП используются те же химические компоненты, что и в рецептурных, только в меньших дозах. Также невозможно точно сказать, как долго люди принимают такие препараты. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration) рекомендует принимать безрецептурные ИПП не более четырёх недель, а затем обязательно обратиться к врачу.

Доктор Ал-Али подчёркивает, что для того, чтобы принять решение, принимать ИПП или нет, крайне важно тщательно взвесить риск и возможную пользу.

ГП48 Подбор дозы ингибиторов протонной помпы — 1 ген

Описание темы:

Рекомендуем сначала ознакомится с материалом: Описание работы личного кабинета

При обращении указывайте ФИО+дата рождения или регистрационный номер из договора.

Обращения обрабатываются только по будним дням в течение 2-х суток.

При обращении обязательно указывайте лабораторный номер (6 цифр под штрих-кодом)!

Обращаем Ваше внимание, что рассылка результатов анализов по электронной почте осуществляется по готовности в районе 13.00 и 18.00.

Рассылка ответов ПЦР на коронавирус  — с 19.00 до 20.00.

Укажите, пожалуйста, свою специальность и контактный телефон (просьба не оставлять в данном сообщении своих полных персональных данных).

Здесь Вы можете задать краткий вопрос и получить краткий ответ врача-специалиста. Но поставить диагноз, назначить лечение, дать рекомендации по приёму лекарств и т.д. врач сможет только при Вашем личном посещении. Расшифровка результатов исследований,  проводится врачом вместе с другими клиническими данными и возможна только на приеме.

В поле «ваш вопрос» укажите телефон, на который вам может перезвонить оператор колл-центра.

Звонки выполняются в часы работы колл-центра: Будни: 8.00 — 21.00, Выходные: 8.00 — 20.00

 

Записаться на приемы врачей, УЗИ, ФГДС и мазок на коронавирус можно в соответствующих разделах или по кнопкам.

Чтобы отменить/перенести запись  — нужно позвонить по телефону медцентра или колл-центра 600-22-10 или оставить свой контактный телефон (просьба не оставлять в данном сообщении своих полных персональных данных).

Для оперативного разбора ситуации укажите, пожалуйста, свой регистрационный номер из договора (в разделе реквизиты заказчика), место, дату обращения и контактный телефон (просьба не оставлять в данном сообщении своих полных персональных данных).

Правила подготовки к УЗИ и др. процедурам можно уточнить тут

Мы оставляем за собой право не отвечать на неконкретные вопросы, на вопросы по рекламе и снабжению, не имеющие отношения к содержанию сайта, а также, находящиеся вне компетенции технической службы, а также на вопросы, заданные в неуважительной форме.

Лекарственные средства, прием которых ассоциирован с развитием лекарственно-индуцированной гипонатриемии. Антигипертензивные препараты и ингибиторы протонной помпы | Листратов

1. Spasovski G, Vanholder R, Allolio B, Annane D, Ball S, Bichet D, Decaux G, Fenske W, Hoorn EJ, Ichai C, Joannidis M, Soupart A, Zietse R, Haller M, van der Veer S, Van Biesen W, Nagler E; Hyponatraemia Guideline Development Group. Clinical practice guideline on diagnosis and treatment of hyponatraemia. Eur J Endocrinol. 2014; 170 (3): G1–47. https://doi.org/10.1530/EJE-13–1020

2. Beukhof CM, Hoorn EJ, Lindemans J, Zietse R. Novel risk factors for hospital-acquired hyponatraemia: a matched case-control study. Clin Endocrinol. 2007; 66 (3): 367–372. https://doi.org/10.1111/j.1365–2265.2007.02741.x.

3. Liamis G, Milionis H, Elisaf M. A review of drug-induced hyponatremia. Am J Kidney Dis. 2008; 52 (1): 144–53. https://doi.org/10.1053/j.ajkd.2008.03.004

4. Liamis G, Megapanou E, Elisaf M, Milionis H. Hyponatremia-Inducing Drugs. Front Horm Res. 2019; 52: 167–177. https://doi.org/10.1159/000493246

5. Al Qahtani M, Alshahrani A, Alskaini A, Abukhalid N, Al Johani N, Al Ammari M, Al Swaidan L, Binsalih S, Al Sayyari A, Theaby A. Prevalence of hyponatremia among patients who used indapamide and hydrochlorothiazide: a single center retrospective study. Saudi J Kidney Dis Transpl. 2013; 24 (2): 281–5. https://doi.org/10.4103/1319–2442.109574

6. Mannheimer B, Bergh CF, Falhammar H, Calissendorff J, Skov J, Lindh JD. Association between newly initiated thiazide diuretics and hospitalization due to hyponatremia. Eur J Clin Pharmacol. 2021; 77 (7): 1049–1055. https://doi.org/10.1007/s00228–020–03086–6

7. Falhammar H, Skov J, Calissendorff J, Nathanson D, Lindh JD, Mannheimer B. Associations Between Antihypertensive Medications and Severe Hyponatremia: A Swedish Population-Based Case-Control Study. The Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism. 2020; 105 (10): dgaa194. https://doi.org/10.1210/clinem/dgaa194

8. Falhammar H, Lindh JD, Calissendorff J, Skov J, Nathanson D, Mannheimer B. Associations of proton pump inhibitors and hospitalization due to hyponatremia: A population-based case-control study. Eur J Intern Med. 2019; 59: 65–69. https://doi.org/10.1016/j.ejim.2018.08.012.

9. Glover M, O’Shaughnessy KM. Molecular insights from dysregulation of the thiazide-sensitive WNK/SPAK/NCC pathway in the kidney: Gordon syndrome and thiazide-induced hyponatraemia. Clin Exp Pharmacol Physiol. 2013; 40 (12): 876–884. https://doi.org/10.1111/1440–1681.12115

10. Кобалава ЖД, Конради АО, Недогода СВ, Шляхто ЕВ, Арутюнов ГП, Баранова ЕИ, Барбараш ОЛ, Бойцов СА, Вавилова ТВ, Виллевальде СВ, Галявич АС, Глезер МГ, Гринева ЕН, Гринштейн ЮИ, Драпкина ОМ, Жернакова ЮВ, Звартау НЭ, Кисляк ОА, Козиолова НА, Космачева ЕД, Котовская ЮВ, Либис РА, Лопатин ЮМ, Небиеридзе ДВ, Недошивин АО, Остроумова ОД, Ощепкова ЕВ, Ратова ЛГ, Скибицкий ВВ, Ткачева ОН, Чазова ИЕ, Чесникова АИ, Чумакова ГА, Шальнова СА, Шестакова МВ, Якушин СС, Янишевский С.Н. Артериальная гипертензия у взрослых. Клинические рекомендации 2020. Российский кардиологический журнал. 2020; 25 (3): 3786. https://doi.org/10.15829/1560–4071–2020–3–3786

11. Byatt CM, Millard PH, Levin GE. Diuretics and electrolyte disturbances in 1000 consecutive geriatric admissions. J Roy Soc Med. 1990; 83 (11): 704–708. https://doi.org/10.1097/00132586–199106000–00030

12. Liamis G, Christidis D, Alexandridis G, Bairaktari E, Madias NE, Elisaf M. Uric acid homeostasis in the evaluation of diuretic-induced hyponatremia. J Investig Med. 2007; 55 (1): 36–44. https://doi.org/10.2310/6650.2007.06027

13. Rodenburg EM, Hoorn EJ, Ruiter R, Lous JJ, Hofman A, Uitterlinden AG, Stricker BH, Visser LE. Thiazide-associated hyponatremia: a population-based study. Am J Kidney Dis. 2013; 62 (1): 67–72. https://doi.org/10.1053/j.ajkd.2013.02.365

14. Prevention of stroke by antihypertensive drug treatment in older persons with isolated systolic hypertension. Final results of the Systolic Hypertension in the Elderly Program (SHEP). SHEP Cooperative Research Group. JAMA. 1991; 265 (24): 3255–64. https://doi.org/10.1001/jama.1991.03460240051027

15. van Blijderveen JC, Straus SM, Rodenburg EM, Zietse R, Stricker BH, Sturkenboom MC, Verhamme KM. Risk of hyponatremia with diuretics: chlorthalidone versus hydrochlorothiazide. Am J Med. 2014; 127 (8): 763–71. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2014.04.014

16. Dhalla IA, Gomes T, Yao Z, Nagge J, Persaud N, Hellings C, Mamdani MM, Juurlink DN. Chlorthalidone versus hydrochlorothiazide for the treatment of hypertension in older adults: a population-based cohort study. Ann Intern Med. 2013; 158 (6): 447–55. https://doi.org/10.7326/0003–4819–158–6–201303190–00004

17. Liang W, Ma H, Cao L, Yan W, Yang J. Comparison of thiazide-like diuretics versus thiazide-type diuretics: a meta-analysis. J Cell Mol Med. 2017; 21 (11): 2634–2642. https://doi.org/10.1111/jcmm.13205

18. Barber J, McKeever TM, McDowell SE, Clayton JA, Ferner RE, Gordon RD, Stowasser M, O’Shaughnessy KM, Hall IP, Glover M. A systematic review and meta-analysis of thiazide-induced hyponatraemia: time to reconsider electrolyte monitoring regimens after thiazide initiation? Br J Clin Pharmacol. 2015; 79 (4): 566–577. https://doi.org/10.1111/bcp.12499

19. Burst V, Grundmann F, Kubacki T, Greenberg A, Becker I, Rudolf D, Verbalis J. Thiazide-Associated Hyponatremia, Report of the Hyponatremia Registry: An Observational Multicenter International Study. Am J Nephrol. 2017; 45 (5): 420–430. https://doi.org/10.1159/000471493

20. Сычев ДА, Остроумова ОД, Переверзев АП, Кочетков АИ, Остроумова ТМ, Клепикова МВ, Аляутдинова ИА, Голобородова ИВ. Лекарственно-индуцированные заболевания: подходы к диагностике, коррекции и профилактике. Фармаконадзор. Фарматека. 2020; 6: 113–126.

21. Filippone EJ, Ruzieh M, Foy A. Thiazide-Associated Hyponatremia: Clinical Manifestations and Pathophysiology. Am J Kidney Dis. 2020; 75 (2): 256–264. https://doi.org/10.1053/j.ajkd.2019.07.011

22. Chan TY. Drug-induced syndrome of inappropriate antidiuretic hormone secretion. Causes, diagnosis and management. Drugs Aging. 1997; 11 (1): 27–44. https://doi.org/10.2165/00002512–199711010–00004

23. Halperin ML, Oh MS, Kamel KS. Integrating effects of aquaporins, vasopressin, distal delivery of filtrate and residual water permeability on the magnitude of water diuresis. Nephron Physiol. 2010; 114 (1): 11–17. https://doi.org/10.1159/000277633

24. Kamel KS, Halperin ML. The importance of distal delivery of filtrate and residual water permeability in the pathophysiology of hyponatremia. Nephrol Dial Transplant. 2012; 27 (3): 872–5. https://doi.org/10.1093/ndt/gfr790.

25. Calesnick B, Brenner SA. An observation of hydrochlorothiazide in diabetes insipidus. JAMA. 1961; 176: 1088–91. https://doi.org/10.1001/jama.1961.03040260022005

26. César KR, Magaldi AJ. Thiazide induces water absorption in the inner medullary collecting duct of normal and Brattleboro rats. Am J Physiol. 1999; 277 (5): F756–60. https://doi.org/10.1152/ajprenal.1999.277.5.F756

27. Kim GH, Lee JW, Oh YK, Chang HR, Joo KW, Na KY, Earm JH, Knepper MA, Han JS. Antidiuretic effect of hydrochlorothiazide in lithium-induced nephrogenic diabetes insipidus is associated with upregulation of aquaporin-2, Na-Cl co-transporter, and epithelial sodium channel. J Am Soc Nephrol. 2004; 15 (11): 2836–43. https://doi.org/10.1097/01.ASN.0000143476.93376.04

28. Friedman E, Shadel M, Halkin H, Farfel Z. Thiazide-induced hyponatremia. Reproducibility by single dose rechallenge and an analysis of pathogenesis. Ann Intern Med. 1989; 110 (1): 24–30. https://doi.org/10.7326/0003–4819–110–1–24

29. Frenkel NJ, Vogt L, De Rooij SE, Trimpert C, Levi MM, Deen PM, van den Born BJ. Thiazide-induced hyponatraemia is associated with increased water intake and impaired urea-mediated water excretion at low plasma antidiuretic hormone and urine aquaporin-2. J Hypertens. 2015; 33 (3): 627–33. https://doi.org/10.1097/HJH.0000000000000423

30. Sonnenblick M, Friedlander Y, Rosin AJ. Diuretic-induced severe hyponatremia. Review and analysis of 129 reported patients. Chest. 1993; 103 (2): 601–6. https://doi.org/10.1378/chest.103.2.601

31. Szatalowicz VL, Miller PD, Lacher JW, Gordon JA, Schrier RW. Comparative effect of diuretics on renal water excretion in hyponatraemic oedematous disorders. Clin Sci. 1982; 62 (2): 235–8. https://doi.org/10.1042/cs0620235

32. Hwang KS, Kim GH. Thiazide-induced hyponatremia. Electrolyte Blood Press. 2010; 8 (1): 51–57. https://doi.org/10.5049/EBP.2010.8.1.51

33. Chow KM, Szeto CC, Wong TY, Leung CB, Li PK. Risk factors for thiazide-induced hyponatraemia. QJM. 2003; 96 (12): 911–7. https://doi.org/10.1093/qjmed/hcg157

34. Glover M, Clayton J. Thiazide-induced hyponatraemia: epidemiology and clues to pathogenesis. Cardiovasc Ther. 2012; 30 (5): e219–26. https://doi.org/10.1111/j.1755–5922.2011.00286.x

35. Clark BA, Shannon RP, Rosa RM, Epstein FH. Increased susceptibility to thiazide-induced hyponatremia in the elderly. J Am Soc Nephrol. 1994; 5 (4): 1106–11. https://doi.org/10.1681/ASN.V541106

36. Rose BD. New approach to disturbances in the plasma sodium concentration. Am J Med. 1986; 81 (6): 1033–1040. https://doi.org/10.1016/0002–9343(86)90401–8

37. Chen Z, Vaughn DA, Fanestil DD. Influence of gender on renal thiazide diuretic receptor density and response. J Am Soc Nephrol. 1994; 5 (4): 1112–9. https://doi.org/10.1681/ASN.V541112

38. Sharabi Y, Illan R, Kamari Y, Cohen H, Nadler M, Messerli FH, Grossman E. Diuretic induced hyponatraemia in elderly hypertensive women. J Hum Hypertens. 2002; 16 (9): 631–5. https://doi.org/10.1038/sj.jhh.1001458

39. Mann SJ. The silent epidemic of thiazide-induced hyponatremia. J Clin Hypertens. 2008; 10 (6): 477–84. https://doi.org/10.1111/j.1751–7176.2008.08126.x

40. Yong TY, Huang JE, Lau SY, Li JY. Severe hyponatremia and other electrolyte disturbances associated with indapamide. Curr Drug Saf. 2011; 6 (3): 134–137. https://doi.org/10.2174/157488611797579249

41. Clayton JA, Rodgers S, Blakey J, Avery A, Hall IP. Thiazide diuretic prescription and electrolyte abnormalities in primary care. Br J Clin Pharmacol. 2006; 61 (1): 87–95. https://doi.org/10.1111/j.1365–2125.2005.02531.x

42. Clayton JA, Le Jeune IR, Hall IP. Severe hyponatraemia in medical in-patients: aetiology, assessment and outcome. QJM. 2006; 99 (8): 505–511. https://doi.org/10.1093/qjmed/hcl071

43. Johnson JE, Wright LF. Thiazide-induced hyponatremia. South Med J. 1983; 76 (11): 1363–7. https://doi.org/10.1097/00007611–198311000–00009

44. Ware JS, Wain LV, Channavajjhala SK, Jackson VE, Edwards E, Lu R, Siew K, Jia W, Shrine N, Kinnear S, Jalland M, Henry AP, Clayton J, O’Shaughnessy KM, Tobin MD, Schuster VL, Cook S, Hall IP, Glover M. Phenotypic and pharmacogenetic evaluation of patients with thiazide-induced hyponatremia. J Clin Invest. 2017; 127 (9): 3367–3374. https://doi.org/10.1172/JCI89812

45. Palmer BF, Clegg DJ. Altered Prostaglandin Signaling as a Cause of Thiazide-Induced Hyponatremia. Am J Kidney Dis. 2018; 71 (6): 769–771. https://doi.org/10.1053/j.ajkd.2017.11.026

46. Sterns R. Causes of hyponatremia in adults. Доступно по www.uptodate.com/contents/causes-of-hypotonic-hyponatremia-in-adults/ Ссылка активна на 20.08.2021

47. Chow KM, Kwan BC, Szeto CC. Clinical studies of thiazide-induced hyponatremia. J Natl Med Assoc. 2004; 96 (10): 1305–1308

48. Fichman MP, Vorherr H, Kleeman CR, Telfer N. Diuretic-induced hyponatremia. Ann Intern Med. 1971; 75 (6): 853–63. https://doi.org/10.7326/0003–4819–75–6–853

49. Decaux G, Prospert F, Cauchie P, Soupart A. Dissociation between uric acid and urea clearances in the syndrome of inappropriate secretion of antidiuretic hormone related to salt excretion. Clin Sci. 1990; 78 (5): 451–455. https://doi.org/10.1042/cs0780451

50. Verbalis JG, Goldsmith SR, Greenberg A, Korzelius C, Schrier RW, Sterns RH, Thompson CJ. Diagnosis, evaluation, and treatment of hyponatremia: expert panel recommendations. Am J Med. 2013; 126 (10): S1–42. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2013.07.006

51. Adrogué HJ, Madias NE. Hyponatremia. N Engl J Med. 2000; 342 (21): 1581–9. https://doi.org/10.1056/NEJM200005253422107

52. Spital A. Diuretic-induced hyponatremia. Am J Nephrol. 1999; 19 (4): 447–52. https://doi.org/10.1159/000013496

53. Elisaf M, Theodorou J, Pappas C, Siamopoulos K. Successful treatment of hyponatremia with angiotensin-converting enzyme inhibitors in patients with congestive heart failure. Cardiology. 1995; 86 (6): 477–80. https://doi.org/10.1159/000176926

54. Bhuvaneshwari S, Saroj P, Vijaya D, Sowmya M, Kumar R. Hyponatremia Induced by Angiotensin Converting Enzyme Inhibitors and Angiotensin Receptor Blockers-A Pilot Study. J Clin Diagn Res. 2018; 12 (7): FC01–FC03. https://doi.org/10.7860/jcdr/2018/31983.1175

55. Fitzsimons JT. Angiotensin, thirst, and sodium appetite. Physiol Rev. 1998; 78 (3): 583–686. https://doi.org/10.1152/physrev.1998.78.3.583

56. Das S, Bandyopadhyay S, Ramasamy A, Prabhu VV, Pachiappan S. A case of losartan-induced severe hyponatremia. J Pharmacol Pharmacother. 2015; 6 (4): 219–221. https://doi.org/10.4103/0976–500X.171880

57. Nakayama T, Fujisaki H, Hirai S, Kawauchi R, Ogawa K, Mitsui A, Hirano K, Isozumi K, Takahashi T, Komatsumoto S. Syndrome of inappropriate secretion of antidiuretic hormone associated with angiotensin-converting enzyme inhibitor therapy in the perioperative period. J Renin Angiotensin Aldosterone Syst. 2019; 20 (1): 1470320319834409. https://doi.org/10.1177/1470320319834409

58. Song JC, White CM. Clinical pharmacokinetics and selective pharmacodynamics of new angiotensin converting enzyme inhibitors: an update. Clin Pharmacokinet. 2002; 41 (3): 207–24. https://doi.org/10.2165/00003088–200241030–00005

59. Brewster UC, Perazella MA. Proton pump inhibitors and the kidney: critical review. Clin Nephrol. 2007; 68 (2): 65–72. https://doi.org/10.5414/cnp68065

60. Cumming K, Hoyle GE, Hutchison JD, Soiza RL. Prevalence, incidence and etiology of hyponatremia in elderly patients with fragility fractures. PLoS One. 2014; 9 (2): e88272. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0088272

61. van der Zalm IJB, Tobé TJM, Logtenberg SJJ. Omeprazole-induced and pantoprazole-induced asymptomatic hyponatremia: a case report. J Med Case Rep. 2020; 14 (1): 83. https://doi.org/10.1186/s13256–020–02423–8

62. Ferreira F, Mateus S, Santos AR, Moreira H, Ferreira NR. Pantoprazole-related Symptomatic Hyponatremia. Eur J Case Rep Intern Med. 2016; 3 (2): 000341. https://doi.org/10.12890/2015_000341

63. Durst RY, Pipek R, Levy Y. Hyponatremia caused by omeprazole treatment. Am J Med. 1994; 97 (4): 400–1. https://doi.org/10.1016/0002–9343(94)90313–1

насколько опасно использовать эти препараты в период пандемии?

Ингибиторы протонной помпы и риск развития пневмонии: насколько опасно использовать эти препараты в период пандемии?

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/therapy.2021.1.78-82

А.Е. Каратеев, Е.В. Мороз

1) ФГБУ «Главный военный клинический госпиталь им. академика Н.Н. Бурденко» Министерства обороны России, г. Москва; 2) ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой», г. Москва

Аннотация. Проблема пандемии COVID-19 является приоритетной для мирового медицинского сообщества. Одна из центральных тем, которая обсуждается в свете оптимизации профилактики этого заболевания, – потенциальное негативное влияние ряда лекарственных средств, широко используемых в терапевтической практике, на развитие COVID-19. Так, предметом дискуссии стала безопасность ингибиторов протонной помпы (ИПП): имеются данные, что их прием ассоциируется с повышением риска развития внебольничных пневмоний. В последние месяцы был опубликован ряд исследований, демонстрирующих связь между регулярным использованием ИПП и риском развития тяжелых форм COVID-19. Тем не менее во многих ситуациях применение этого класса препаратов жизненно необходимо. В конечном итоге назначение этих препаратов в период пандемии COVID-19 должно проводится по четким показаниям, после тщательной оценки возможной пользы и потенциального вреда.

Ключевые слова: COVID-19, ингибиторы протонной помпы, осложнения, пневмония


Литература



  1. Насонов Е.Л. Коронавирусная болезнь – 2019 (COVID-19): размышления ревматолога. Научно-практическая ревматология. 2020; 2: 123–132.

  2. COVID-19 dashboard by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU). Available at: https://gisanddata.maps.arcgis.com/apps/opsdashboard (date of access – 20.01.2021).

  3. Micallef J., Soeiro T., Jonville-Bera A.P. French Society of Pharmacology, Therapeutics (SFPT). Non-steroidal anti-inflammatory drugs, pharmacology, and COVID-19 infection. Therapie. 2020; 75(4): 355–62. doi: 10.1016/j.therap.2020.05.003.

  4. Wong M.C.S., Wong S., Huang J., Yan B. Relating angiotensin-converting enzyme inhibitors or angiotensin receptor blockers with incidence or mortality of COVID-19. ESC Heart Fail. 2020; 7(5): 3119–23. doi: 10.1002/ehf2.12952.

  5. Budhathoki P., Shrestha D.B., Rawal E., Khadka S. Corticosteroids in COVID-19: Is it Rational? A systematic review and meta-analysis. SN Compr Clin Med. 2020: 1–21. doi: 10.1007/s42399-020-00515-6. Online ahead of print.

  6. Sadeghinia A., Daneshpazhooh M. Immunosuppressive drugs for patients with psoriasis during the COVID-19 pandemic era. A review. Dermatol Ther. 2020: e14498. doi: 10.1111/dth.14498. Online ahead of print.

  7. Strand D.S., Kim D., Peura D.A. 25 Years of proton pump inhibitors: A comprehensive review. Gut Liver. 2017; 11(1): 27–37. doi: 10.5009/gnl15502.

  8. Spechler S.J. Proton pump inhibitors: What the internist needs to know. Med Clin North Am. 2019; 103(1): 1–14. doi: 10.1016/j.mcna.2018.08.001.

  9. Savarino V., Marabotto E., Furnari M. et al. Latest insights into the hot question of proton pump inhibitor safety – a narrative review. Dig Liver Dis. 2020; 52(8): 842–52. doi: 10.1016/j.dld.2020.04.020.

  10. Jaynes M., Kumar A.B. The risks of long-term use of proton pump inhibitors: a critical review. Ther Adv Drug Saf. 2018; 10: 2042098618809927. doi: 10.1177/2042098618809927.

  11. Maes M.L., Fixen D.R., Linnebur S.A. Adverse effects of proton-pump inhibitor use in older adults: a review of the evidence. Ther Adv Drug Saf. 2017; 8(9): 273–97. doi: 10.1177/2042098617715381.

  12. Agastya G., West B.C., Callahan J.M. Omeprazole inhibits phagocytosis and acidification of phagolysosomes of normal human neutrophils in vitro. Immunopharmacol Immunotoxicol. 2000; 22(2): 357–72. doi: 10.3109/08923970009016425.

  13. Martins de Oliveira R., Antunes E., Pedrazzoli J. Jr, Gambero A. The inhibitory effects of H+ K+ ATPase inhibitors on human neutrophils in vitro: restoration by a K+ ionophore. Inflamm Res. 2007; 56(3): 105–11. doi: 10.1007/s00011-006-6127-6.

  14. Zedtwitz-Liebenstein K., Wenisch C., Patruta S. et al. Omeprazole treatment diminishes intra- and extracellular neutrophil reactive oxygen production and bactericidal activity. Crit Care Med. 2002; 30(5): 1118–22. doi: 10.1097/00003246-200205000-00026.

  15. Gilman-Sachs А., Tikoo А., Akman-Anderson L. et al. Expression and role of a2 vacuolar-ATPase (a2V) in trafficking of human neutrophil granules and exocytosis. J Leukoc Biol. 2015; 97(6): 1121–31. doi: 10.1189/jlb.3A1214-620RR.

  16. Lambert A.A., Lam J.O., Paik J.J. et al. Risk of community-acquired pneumonia with outpatient proton-pump inhibitor therapy: a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2015; 10(6): e0128004. doi: 10.1371/journal.pone.0128004.

  17. 17. Zirk-Sadowski J., Masoli J.A., Delgado J. et al. Proton-pump inhibitors and long-term risk of community-acquired pneumonia in older adults. J Am Geriatr Soc. 2018; 66(7): 1332–38. doi: 10.1111/jgs.15385.

  18. Othman F., Crooks C.J., Card T.R. Community acquired pneumonia incidence before and after proton pump inhibitor prescription: population based study. BMJ. 2016; 355: i5813. doi: 10.1136/bmj.i5813.

  19. Johnson D.A., Katz P.O., Armstrong D. et al. The safety of appropriate use of over-the-counter proton pump inhibitors: An evidence-based review and Delphi consensus. Drugs. 2017; 77(5): 547–61. doi: 10.1007/s40265-017-0712-6.

  20. Almario C.V., Chey W.D., Spiegel B.M.R. Increased risk of COVID-19 among users of proton pump inhibitors. Am J Gastroenterol. 2020; 115(10): 1707–15. doi: 10.14309/ajg.0000000000000798.

  21. Lee S.W., Ha E.K., Yeniova A.O. et al. Severe clinical outcomes of COVID-19 associated with proton pump inhibitors: a nationwide cohort study with propensity score matching. Gut. 2021; 70(1): 76–84. doi: 10.1136/gutjnl-2020-322248.

  22. Luxenburger H., Sturm L., Biever P. et al. Treatment with proton pump inhibitors increases the risk of secondary infections and ARDS in hospitalized patients with COVID-19: coincidence or underestimated risk factor? J Intern Med. 2021; 289(1): 121–24. doi: 10.1111/joim.13121.

  23. Ramachandran P., Perisetti A., Gajendran M. et al. Pre-hospitalization proton pump inhibitor use and clinical outcomes in COVID-19. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2020. doi: 10.1097/MEG.0000000000002013. Online ahead of print.

  24. McKeigue P.M., Kennedy S., Weir A. et al. Associations of severe COVID-19 with polypharmacy in the REACT-SCOT case-control study. medRxiv. 2020. doi: 10.1101/2020.07.23.20160747.

  25. Li G.F., An X.X., Yu Y. et al. Do proton pump inhibitors influence SARS-CoV-2 related outcomes? A meta-analysis. Gut. 2020: gutjnl-2020-323366. doi: 10.1136/gutjnl-2020-323366. Online ahead of print.

  26. Hariyanto T.I., Prasetya I.B., Kurniawan A. Proton pump inhibitor use is associated with increased risk of severity and mortality from coronavirus disease 2019 (COVID-19) infection. Dig Liver Dis. 2020; 52(12): 1410–12. doi: 10.1016/j.dld.2020.10.001.

  27. Kow C.S., Hasan S.S. Use of proton pump inhibitors and risk of adverse clinical outcomes from COVID-19: a meta-analysis. J Intern Med. 2021; 289(1): 125–28. doi: 10.1111/joim.13183.

  28. Patel P., Sengupta N. PPIs and Beyond: A Framework for managing anticoagulation-related gastrointestinal bleeding in the era of COVID-19. Dig Dis Sci. 2020; 65(8): 2181–86. doi: 10.1007/s10620-020-06408-x.

  29. Gadiparthi C., Perisetti A., Sayana H. et al. Gastrointestinal bleeding in patients with severe SARS-CoV-2. Am J Gastroenterol. 2020; 115(8): 1283–85. doi: 10.14309/ajg.0000000000000719.

  30. Lanas-Gimeno A., Hijos G., Lanas A. Proton pump inhibitors, adverse events and increased risk of mortality. Expert Opin Drug Saf. 2019; 18(11): 1043–53. doi: 10.1080/14740338.2019.1664470.

  31. Boghossian T.A., Rashid F.J., Thompson W. et al. Deprescribing versus continuation of chronic proton pump inhibitor use in adults. Cochrane Database Syst Rev. 2017; 3(3): CD011969. doi: 10.1002/14651858.CD011969.pub2.

  32. Helgadottir H., Bjornsson E.S. Problems associated with deprescribing of proton pump inhibitors. Int J Mol Sci. 2019; 20(21): 5469. doi: 10.3390/ijms20215469.


Об авторах / Для корреспонденции


Елена Викторовна Мороз, к.м.н., зав. гастроэнтерологическим отделением ФГБУ «Главный военный клинический госпиталь им. академика Н.Н. Бурденко». Адрес: 105229, г. Москва, Госпитальная площадь, д. 3. Тел.: 8 (499) 263-55-55 (доб. 5100). E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0003-0439-6287
Андрей Евгеньевич Каратеев, д.м.н., зав. лабораторией патофизиологии боли и клинического полиморфизма скелетно-мышечных заболеваний ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой». Адрес: 115522, г. Москва, Каширское ш., д. 34А. Тел.: 8 (910) 404-11-60. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0002-1391-0711

Безопасно ли принимать ИЦП? Объяснение рисков, связанных с ингибиторами протонной помпы

Люди с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ), пищеварительной проблемой, характеризующейся избыточным обратным потоком содержимого желудка, знают, что возникающая изжога или срыгивание могут быть болезненными, а в некоторых хронических случаях — разрушительными для человека. пищевод.

БОЛЬШЕ ОТ MICHIGAN: подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

Около 20 процентов американцев испытывают симптомы рефлюкса еженедельно, чаще всего из-за того, что мышца сфинктера в нижней части пищевода слишком часто открывается и позволяет желудочной кислоте возвращаться в пищевод.

Изменения образа жизни и диеты могут облегчить симптомы, так же как и лекарства, называемые ингибиторами протонной помпы (ИПП), которые предотвращают выработку кислоты в желудке. ИЦП включают такие торговые марки, как Nexium и Prilosec.

Лекарства, отпускаемые без рецепта и по рецепту, наиболее эффективны при приеме натощак. ИПП циркулируют в крови, блокируя кислотные помпы желудка, которые активируются, когда вы едите.

«ИЦП стали популярными, потому что они очень эффективны», — говорит Джоэл Рубенштейн, M.D., M.Sc., директор программы пищевода Барретта и доцент отделения гастроэнтерологии в Michigan Medicine. «За 30 лет использования десятками миллионов людей они доказали свою безопасность».

Однако недавние исследования указали на опасности, которые, как считается, связаны с долгосрочным использованием ИПП.

Среди них: повышенный риск заболевания почек, остеопороза, низкий уровень содержания магния или витамина B12 в крови, пневмония, инсульт и заражение Clostridium difficile (C.diff) бактерия. Немецкое исследование 2016 года также указало на потенциальную связь между использованием ИПП и более высокой вероятностью развития деменции.

Рубинштейн, который говорит, что пациенты задают больше вопросов безопасности из-за недавнего распространения ИПП в новостях, пытается успокоить страхи, подчеркивая, что опасность минимальна. По его словам, существует вероятность «абсолютного увеличения риска на 2–3% за 10 лет использования» любого серьезного побочного эффекта.

И такие ссылки не доказывают причинно-следственную связь.

«Каждый раз, когда появляется такая слабая ассоциация с длинным списком любых возможных плохих вещей, это заставляет вас скептически относиться к тому, что это на самом деле является причиной всего этого», — говорит Рубинштейн.

Ингибиторы протонной помпы | Лекарства, безрецептурные препараты и травы

О медицинских препаратах и ​​болезнях

Клинический справочник

Medscape — это самый авторитетный и доступный медицинский справочник для врачей и медицинских работников, доступный в Интернете и на всех основных мобильных устройствах. Весь контент бесплатный.

Клиническая информация представляет собой опыт и практические знания ведущих врачей и фармацевтов из ведущих академических медицинских центров США и всего мира.

Темы являются всеобъемлющими и охватывают более 30 медицинских специальностей, включая:

Заболевания и состояния

Более 6000 научно обоснованных и проверенных врачами статей о заболеваниях и состояниях организованы для быстрого и исчерпывающего ответа на клинические вопросы и предоставления подробной информации в поддержку диагностики, лечения и принятия других клинических решений. Темы богато иллюстрированы более чем 40 000 клинических фотографий, видео, диаграмм и рентгенографических изображений.

Процедуры

Более 1000 статей о клинических процедурах содержат четкие пошаговые инструкции и включают обучающие видеоролики и изображения, позволяющие клиницистам освоить новейшие методы или улучшить свои навыки в процедурах, которые они выполняли ранее.

Анатомия

Более 100 статей по анатомии содержат клинические изображения и схемы основных систем и органов человеческого тела. Статьи помогают понять анатомию, связанную с лечением определенных состояний и выполнением процедур.Они также могут облегчить беседы между врачом и пациентом.

Монографии по лекарствам

Предоставлено более 7100 монографий по рецептурным и безрецептурным лекарствам, а также по соответствующим фирменным лекарствам, травам и добавкам. Также включены изображения наркотиков.

Средство проверки взаимодействия с наркотиками

Наша программа проверки взаимодействия с лекарствами обеспечивает быстрый доступ к десяткам тысяч взаимодействий между фирменными и непатентованными лекарствами, лекарствами, отпускаемыми без рецепта, и добавками.Относитесь к умеренным взаимодействиям с серьезными противопоказаниями для одновременного приема до 30 лекарств, трав и добавок.

Формулярная информация

Получите доступ к справочной информации по лекарствам в рамках медицинского плана при поиске конкретного лекарства и сэкономьте время и силы для вас и вашего пациента. Выберите из нашего полного списка из более чем 1800 планов страхования во всех 50 штатах США. Настройте свою учетную запись Medscape с учетом планов медицинского страхования, которые вы принимаете, чтобы информация, которая вам нужна, сохранялась и была готова каждый раз, когда вы ищите лекарство на нашем сайте или в приложении Medscape.Легко сравнивайте статус уровня препаратов одного класса при выборе альтернативного препарата для вашего пациента.

Медицинские калькуляторы

Medscape Reference содержит 129 медицинских калькуляторов, охватывающих формулы, весы и классификации. Кроме того, в нашем справочнике по лекарствам есть более 600 монографий по лекарственным препаратам, в которых есть встроенные калькуляторы дозирования.

Коллекции изображений

Сотни слайд-шоу с богатыми изображениями визуально привлекают и бросают вызов читателям, расширяя их знания как об общих, так и о необычных заболеваниях, презентациях клинических случаев и текущих противоречиях в медицине.

MEDLINE

Щелкните ссылки по темам о лекарствах и заболеваниях в нашем клиническом справочнике, чтобы просмотреть клинические данные в MEDLINE. Кроме того, поищите в базе данных MEDLINE журнальные статьи.

Medscape — это ведущее онлайн-направление для медицинских работников, ищущих клиническую информацию. В дополнение к клиническим справочным инструментам Medscape предлагает:

Новости медицины Узнать больше
Дополнительное медицинское образование Узнать больше

Прием ингибиторов протонной помпы при артрите

Ингибиторы протонной помпы, также называемые лекарствами ИПП, представляют собой класс лекарств, которые назначают для лечения изжоги, ГЭРБ (гастроэзофагеальной рефлюксной болезни), язв или других состояний, связанных с избытком желудочной кислоты.Ингибиторы протонной помпы блокируют фермент, необходимый для выработки кислоты в желудке. Блокируя фермент, снижается выработка кислоты.

patrickheagney / Getty Images

Как работают протонные насосы

Протонный насос — это молекула, обнаруженная в некоторых клетках желудка (париетальных клетках). Действуя как молекулярный механизм, протонный насос выводит из желудка некислый ион калия и заменяет его кислым ионом водорода. Помещая ионы водорода в желудок, протонная помпа увеличивает кислотность содержимого желудка.Желудочная кислота необходима для расщепления пищи и улучшения пищеварения.

Однако слишком много кислоты может раздражать пищевод, вызывать расстройство желудка или изжогу, а также замедлять заживление язвы желудка. Когда избыток кислоты становится проблематичным, часто назначают препараты ингибитора протонной помпы, чтобы выключить протонную помпу.

Почему некоторым людям с артритом назначают ИПП

Многие люди с артритом принимают нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), чтобы контролировать воспаление и боль, связанные с заболеванием суставов.Несмотря на то, что НПВП часто являются эффективным средством лечения артрита, эти препараты обладают токсичностью для желудочно-кишечного тракта. Это осложнение во многом связано с ингибированием простагландинов НПВП. Люди, принимающие высокие дозы НПВП или несколько НПВП, пожилые люди или те, у кого в анамнезе была язвенная болезнь или желудочно-кишечное кровотечение, подвержены высокому риску осложнений от НПВП.

Чтобы снизить риск желудочно-кишечных осложнений, людям с артритом можно посоветовать принимать ингибитор ЦОГ-2 (например,g., Celebrex) или традиционный НПВП (например, напроксен, ибупрофен) с мизопростолом или ингибитором протонной помпы. Мизопростол необходимо принимать несколько раз в день, он может вызвать диарею и может вызвать выкидыш, преждевременные роды или врожденные дефекты Итак, обычно предпочтительны препараты ИПП. Также существует препарат Вимово, который сочетает в себе НПВП (напроксен) и ИПП (эзомепразол) в одной таблетке.

Комбинация препарата ИПП с НПВП необходима не во всех случаях. Препараты ИПП стали злоупотреблять.Препараты ИПП, активно рекламируемые и продвигаемые как среди потребителей, так и среди поставщиков медицинских услуг, использовались для лечения легкого расстройства желудка или изжоги, когда отпускались безрецептурные средства, включая антациды (Маалокс, Миланта, TUMS) или блокаторы h3 (Тагамет или Пепсид), будет достаточно.

Существуют консервативные рекомендации, которые помогают контролировать токсичность НПВП:

  • Принимайте только один НПВП за раз, а не несколько НПВП.
  • Используйте самую низкую эффективную дозу НПВП и в течение как можно более короткого периода времени.
  • Не используйте НПВП, когда работают другие варианты лечения (анальгетики, внутрисуставные инъекции).
  • Принимайте НПВП во время еды.
  • Не игнорируйте желудочно-кишечные симптомы; обсудите с вашим лечащим врачом.
  • Людям с почечной недостаточностью, язвенной болезнью, желудочно-кишечным кровотечением, гиперчувствительностью к аспирину / НПВП, неконтролируемой гипертензией или сердечно-сосудистыми заболеваниями следует избегать приема НПВП.

Наличие

Препараты ИПП доступны как без рецепта, так и только по рецепту, в зависимости от того, что вы выберете.Согласно Consumer Reports , препараты практически эквивалентны с точки зрения эффективности и безопасности, но различаются по стоимости.

  • Омепразол (Prilosec, Prilosec OTC)
  • Лансопразол (Prevacid, Prevacid 24 hr)
  • Омепразол / бикарбонат натрия (Zegerid, Zegerid OTC)
  • Дезапразол
  • (Протоникс 4)
  • Рабепразол (Ацифекс)

Проблемы безопасности

Помимо общих побочных эффектов (головная боль, диарея), были определенные проблемы безопасности, связанные с препаратами ИПП, такие как:

  • Повышенный риск инфицирования
  • Повышенный риск заражения бактериями Clostridium difficile , вызывающими тяжелую диарею
  • Повышенный риск переломов костей, включая перелом бедра, при длительном применении
  • Снижение эффективности Плавикса (клопидогреля) для разжижения кровь
  • Возможное взаимодействие и снижение эффективности других препаратов и добавок

Итог

Так же, как и для любого другого препарата, преимущества и риски ИПП необходимо взвешивать в каждом отдельном случае.Некоторым людям могут не потребоваться препараты ИПП для лечения изжоги легкой и средней степени тяжести или ГЭРБ, даже если они были прописаны им. Не прекращайте прием лекарств, не посоветовавшись предварительно со своим лечащим врачом. Внезапная остановка может даже усилить симптомы.

Люди с артритом могут снизить риск желудочно-кишечной токсичности, связанной с использованием НПВП, без приема препаратов ИПП. Помните, даже если лекарственные препараты ИПП подходят для вашего конкретного состояния, безопасное использование подразумевает прием препарата только до тех пор, пока это необходимо.

Омепразол (пероральный прием) Описание и торговые марки

Описание и торговые марки

Информация о лекарствах предоставлена: IBM Micromedex

Торговая марка в США

  1. Первый — Омепразол
  2. PriLOSEC
  3. PriLOSEC OTC

Описания

Омепразол используется для лечения определенных состояний, при которых в желудке слишком много кислоты. Он используется для лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, эрозивного эзофагита и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).ГЭРБ — это состояние, при котором кислота из желудка снова попадает в пищевод. Иногда омепразол используется в сочетании с антибиотиками (например, амоксициллином, кларитромицином) для лечения язв, связанных с инфекцией, вызванной бактериями H. pylori.

Омепразол также используется для лечения синдрома Золлингера-Эллисона, состояния, при котором желудок вырабатывает слишком много кислоты.

Омепразол также используется для лечения диспепсии, состояния, которое вызывает кислый желудок, отрыжку, изжогу или несварение желудка.

Кроме того, омепразол используется для предотвращения кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта у тяжелобольных.

Омепразол — ингибитор протонной помпы (ИПП). Он работает за счет уменьшения количества кислоты, производимой желудком.

Это лекарство доступно как без рецепта, так и по рецепту вашего врача.

Этот продукт доступен в следующих лекарственных формах:

  • Порошок для суспензии
  • Распадающаяся таблетка, отсроченное высвобождение
  • Капсула, отсроченное высвобождение
  • Таблетка с отсроченным высвобождением
  • Пакет

Получите самую свежую информацию о здоровье от экспертов клиники Мэйо.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе достижений в исследованиях, советов по здоровью и актуальных тем, касающихся здоровья, таких как COVID-19, а также опыта в области управления здоровьем.

Узнайте больше об использовании данных Mayo Clinic.

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какие информация полезна, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другая имеющаяся у нас информация о вас.Если вы пациент клиники Мэйо, это может включать защищенную медицинскую информацию. Если мы объединим эту информацию с вашими защищенными информация о здоровье, мы будем рассматривать всю эту информацию как защищенную информацию и будет использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о политика конфиденциальности. Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте в любое время, нажав на ссылку для отказа от подписки в электронном письме.

Подписывайся!

Спасибо за подписку

Наш электронный информационный бюллетень Housecall будет держать вас в курсе самой последней информации о здоровье.

Извините, что-то пошло не так с вашей подпиской

Повторите попытку через пару минут

Повторить

Последнее обновление частей этого документа: сен.01, 2021

Авторские права © IBM Watson Health, 2021 г. Все права защищены. Информация предназначена только для использования Конечным пользователем и не может быть продана, распространена или иным образом использована в коммерческих целях.

.

Ингибиторы протонной помпы | DrugBank Online

Пантопразол Ингибитор протонной помпы, используемый для лечения эрозивного эзофагита, гиперсекреции желудочного сока и для ускорения заживления повреждений тканей, вызванных желудочной кислотой.
Омепразол Ингибитор протонной помпы, используемый для лечения состояний, связанных с ГЭРБ, таких как изжога и гиперсекреция желудочного сока, а также для ускорения заживления повреждений тканей и язв, вызванных кислотой желудочного сока и инфекцией H. pylori.
Лансопразол Ингибитор протонной помпы, используемый для заживления язв желудочно-кишечного тракта, для лечения симптомов гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), для искоренения Helicobacter pylori и для лечения гиперсекреторных состояний, таких как синдром Золлингсона.
Эзомепразол Ингибитор протонной помпы, используемый для лечения ГЭРБ, снижения риска язв желудка, связанных с НПВП, искоренения H. pylori и лечения состояний, вызывающих гиперсекрецию желудочного сока.
Рабепразол Ингибитор протонной помпы, используемый для заживления язв желудочно-кишечного тракта, для лечения симптомов гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), для искоренения Helicobacter pylori и для лечения гиперсекреторных состояний, таких как синдром Золлингона.
Декслансопразол Ингибитор протонной помпы, используемый для заживления язв желудочно-кишечного тракта, для лечения симптомов гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), для искоренения Helicobacter pylori и для лечения гиперсекреторных состояний, таких как эзон-секреторный синдром.
Дексрабепразол Ингибитор протонной помпы, показанный при лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни и язв желудочно-кишечного тракта.
Илапразол Илапразол был исследован при инфекциях Helicobacter.
Вонопразан Калий-конкурентный блокатор кислоты, используемый при лечении эрозивных заболеваний пищеварительного тракта, включая рефлюкс-эзофагит и язвы двенадцатиперстной кишки.

Монитор лекарств: темная сторона ингибиторов протонной помпы

Март / апрель 2020

Монитор лекарств: обратная сторона ингибиторов протонной помпы
Марк Д. Коггинс, PharmD, BCGP, FASCP
Современная гериатрическая медицина
Vol.13 № 2 стр. 5

Несмотря на то, что эти препараты эффективны при желудочно-кишечных расстройствах, они сопряжены со значительным риском и повышенной смертностью.

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) часто используются для лечения желудочно-кишечных (ЖКТ) расстройств, таких как диспепсия, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, эрозивный эзофагит и язвы, вызванные приемом НПВП. Лекарства, подавляющие кислотность, являются одними из наиболее часто используемых классов лекарств в Соединенных Штатах — по оценкам, 7.8% взрослого населения принимают ИПП по рецепту.1

Доказанная эффективность и простота доступности рецептурных и внебиржевых (OTC) продуктов PPI (см. Таблицу) способствовали их широкому использованию и, возможно, распространенному мнению, что эти лекарства можно использовать с минимальными проблемами безопасности. Однако за последнее десятилетие появилось все больше доказательств того, что использование ИПП может быть связано со значительным риском, включая повышенный риск острого повреждения почек, хронического заболевания почек (ХБП), переломов костей, инфекций, возможной деменции и повышенной смертности.

Опасения по поводу ненадлежащего использования
Две трети использования ИПП были описаны как несоответствующие.2 Безрецептурные препараты ИПП рекомендуется использовать только при эпизодической изжоге в течение 14-дневного курса терапии и до трех раз. в год. Вместо этого многие пациенты используют продукты для лечения всех симптомов желудочно-кишечного тракта и продолжают их использовать бесконечно без надзора врача. В других случаях лица, назначающие ИПП, продолжают продлевать назначение ИПП на неопределенный срок, несмотря на то, что в руководствах по лечению рекомендуется пересмотреть их использование через восемь недель.Неспособность лиц, назначающих лекарства, проинструктировать пациентов о том, когда и как прекратить прием лекарств, может привести к бессрочному применению ИПП, несмотря на отсутствие четких указаний на его необходимость.3,4 Например, в амбулаторных условиях от 46% до 63% пациентов Было описано, что прописанные ИПП не имеют жалоб со стороны желудочно-кишечного тракта или документально подтвержденных показаний к антисекреторной терапии5

При длительном применении попытки прекращения приема ИПП могут быть затруднены из-за восстановительной гиперсекреции, которая может возникнуть, когда нормальная желудочная кислота в организме подавлена ​​и использование ИПП прекращено.У 60–90% пациентов, принимающих ИПП в течение как минимум двух-трех месяцев, повышенная секреция кислоты желудочного сока может произойти после прекращения приема ИПП.6 Для этих пациентов может потребоваться постепенный переход к другим препаратам для желудочно-кишечного тракта, таким как блокатор h3 или медленное снижение дозы может помочь в прекращении приема ИПП.

Риск питания и заражения
Достаточное количество желудочной кислоты необходимо для переваривания пищи, а также служит барьером для патогенов, которые могут попадать внутрь.Эффективно снижая выработку соляной кислоты в желудке, использование ИПП приводит к повышению pH желудка, что может ограничивать всасывание питательных веществ (например, кальция, витамина B12, магния), а также способствовать росту бактерий.

Clostridium difficile – Ассоциированная диарея (CDAD)
CDAD, характеризующаяся водянистым стулом, болями в животе и лихорадкой, следует рассматривать у пациентов, принимающих ИПП, у которых развивается рефрактерная диарея.7

Было показано, что пациенты, принимающие ИПП, имеют в 1,4–2,75 раза больший риск развития CDAD, чем пациенты, не получающие терапию ИПП. CDAD также может вызывать особую озабоченность в больницах: у 1 из 533 госпитализированных пациентов, принимающих PPI, развивается CDAD. Одно исследование показало, что пациенты, которые недавно не госпитализировались, имеют повышенный риск инфицирования CDAD всего через два дня использования ИПП, в то время как пациенты, госпитализированные в течение предыдущих 30 дней, имеют повышенный риск только после одного дня терапии.8

Пневмония
Появляется все больше доказательств того, что использование ИПП связано с повышенным риском пневмонии как при краткосрочном, так и при долгосрочном применении. В одном отчете указано, что один дополнительный случай внутрибольничной пневмонии возникает на каждые 111 пациентов, не получающих ОИТ, получавших ИПП в течение как минимум трех дней.9

В одном исследовании было показано, что 75 000 взрослых старше 60 лет, регулярно принимавших прописанные ИПП в течение двухлетнего периода, имели более высокий уровень пневмонии по сравнению с теми, кто не принимал ИПП.10 Повышенный риск пневмонии может быть связан с рефлюксом желудочного содержимого вместе с бактериями в пищеводе.

Гастроэнтерит
Гастроэнтерит — желудочный грипп — это недолговечное вирусное заболевание с такими симптомами, как рвота и диарея. В недавнем исследовании, сравнивавшем 233 000 взрослых пациентов из Франции, непрерывно принимающих ИПП, с 627 000 пациентов, которые не принимали эти препараты, у тех, кто принимал ИПП, на 80% больше шансов заболеть желудочным гриппом.11

Остеопороз и риск переломов
Связанное с ИПП снижение абсорбции кальция и витамина B12 с пищей может способствовать развитию остеопороза и повышенному риску переломов бедра, запястья и позвоночника. Риск, по-видимому, зависит от использования ИПП в течение более одного года, причем наибольшему риску подвержены люди старше 70 лет12.

ИПП также могут снизить эффективность бисфосфонатов (например, алендроната), которые используются для уменьшения потери костной массы от остеопороза и предотвращения переломов бедра.Пациенты старше 70 лет, принимавшие ИПП с бисфосфоната алендронатом, испытывали значительно повышенный риск переломов, а когда терапия ИПП проводилась вместе с алендронатом в течение двух и более лет, потенциальная защита от перелома бедра была сведена на нет.12

Гипомагниемия
Снижение абсорбции магния в желудочно-кишечном тракте, связанное с применением ИПП, может привести к гипомагниемии, вызывая нервно-мышечные нарушения (например, тремор, судороги), сердечные аритмии, гипопаратиреоз, остеомаляцию и остеопороз, а также метаболические расстройства (а также сопутствующие метаболические расстройства). и гипокалиемия).Использование ИПП с другими лекарствами, связанными с потерей магния (например, петлевые и тиазидные диуретики, аминогликозиды, фоскарнет), может быть особенно проблематичным.13

Проблемы с почками
В популяционном исследовании с участием почти 300000 пациентов, у тех, кто начал лечение ИПП, краткосрочный риск госпитализации с острым повреждением почек увеличился более чем в два раза по сравнению с пациентами, которым не назначалось лечение. эти препараты.14

Крупное обсервационное исследование с использованием данных когорты риска атеросклероза в сообществах и системы здравоохранения Гейзингера показало, что использование ИПП увеличивает риски ХБП, прогрессирования ХБП и терминальной стадии почечной недостаточности.Согласно исследованию, более половины из тех, у кого было повреждение почек, не имели в анамнезе острого повреждения почек до приема лекарств15.

Деменция
В нескольких исследованиях сообщалось о связи между использованием ИПП и деменцией; однако результаты противоречивы. Анализ 13 864 участников исследования «Здоровье медсестер II», которые завершили тестирование когнитивной функции, которая является ключевым предиктором деменции в более позднем возрасте, не обнаружил убедительных доказательств того, что использование ИПП увеличивает риск деменции.16

Риск смертности
В другом исследовании исследователи оценили медицинские записи из VA. Данные когорты включали 157 625 человек, которым были назначены ИПП, и 56 842 человека, которым были назначены блокаторы h3 (например, ранитидин, фамотидин). Пациенты были преимущественно мужчинами, белыми, в возрасте 65 лет и старше и получали лечение до десяти лет. По оценкам исследователей, на каждые 1000 человек, принимающих ИПП, умерло 45,2 случая, при этом риск смерти увеличивался с увеличением продолжительности лечения, даже если участники исследования принимали низкие дозы ИПП.Результаты показали связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями, раком желудка и ХБП.17

Рекомендации
Чтобы снизить риски, связанные с использованием ИПП, лица, назначающие препараты, должны сделать следующее:

• Повышение осведомленности пациентов о возможных рисках, связанных с ИПП.

• Активно искать возможности отказа от описания ИЦП.

• Рекомендуем использовать минимально возможные дозы в течение как можно более короткого периода времени.

• Ограничьте длительное использование ИПП пациентами, которым регулярно назначают НПВП, а также пациентами с тяжелым эзофагитом, пищеводом Барретта, гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, синдромом Золлингера-Эллисона и кровоточащими язвами.

— Марк Д. Коггинс, PharmD, BCGP, FASCP, является вице-президентом по фармацевтическим услугам и управлению лекарствами для центров квалифицированного медсестринского ухода, находящихся в ведении Diversicare в девяти штатах, и в прошлом директор Совета Американского общества фармацевтов-консультантов.Он был признан Комиссией по сертификации в гериатрической фармации на национальном уровне с наградой 2010 года за выдающиеся достижения в гериатрической фармацевтической практике.

Ссылки
1. Кантор Э.Д., Рем CD, Haas JS, Чан А.Т., Джованнуччи Э.Л. Тенденции употребления рецептурных лекарств среди взрослого населения США с 1999 по 2012 год. JAMA . 2015; 314 (17): 1818-1831.

2. Katz MH. Провал кислотного теста: преимущества ингибиторов протонной помпы могут не оправдывать риски для многих пользователей. Arch Intern Med . 2010; 170 (9): 747-748.

3. Хамзат Х., Сан Х., Форд Дж. К., Маклеод Дж., Соиза Р. Л., Мангони А. А.. Неправильное назначение ингибиторов протонной помпы пожилым пациентам: последствия образовательной стратегии. Лекарства от старения . 2012; 29 (8): 681-690.

4. Пандольфино Дж. Прекращение терапии ингибиторами протонной помпы и роль тестирования пищевода. Гастроэнтерол Гепатол (N Y) .2013; 9 (11): 747-764.

5. Ротман С.Р., епископ Т.Ф. Использование ингибиторов протонной помпы в амбулаторных условиях США, 2002-2009 гг. PLoS One . 2013; 8 (2): e56060.

6. Osefo N, Ito T, Jensen RT. Гиперсекреторные состояния желудочного сока: недавние открытия и достижения. Curr Gastroenterol Rep . 2009; 11 (6): 433-441.

7. Сообщение FDA о безопасности лекарств. Диарея, связанная с Clostridium difficile, может быть связана с приемом препаратов, вызывающих кислотность желудочного сока, известных как ингибиторы протонной помпы (ИПП).Веб-сайт FDA. https://www.fda.gov/drugs/drug-safety-and-availability/fda-drug-safety-communication-clostridium-difficile-associated-diarrhea-can-be-associated-stomach. Обновлено 9 мая 2017 г.

8. Наберите SM. Использование ингибиторов протонной помпы и кишечные инфекции. Am J Гастроэнтерол . 2009; 104 Приложение 2: S10-S16.

9. Fohl AL, Regal RE. Пневмония, связанная с ингибиторами протонной помпы: не глоток свежего воздуха? World J Gastrointest Pharmacol Ther .2011; 2 (3): 17-26.

10. Зирк-Садовски Дж., Масоли Дж. А., Дельгадо Дж. И др. Ингибиторы протонной помпы и долгосрочный риск внебольничной пневмонии у пожилых людей. Дж. Ам Гериатр Соц . 2018; 66 (7): 1332-1338.

11. Вилку А., Сабатте Л., Бланшон Т. и др. Связь между острым гастроэнтеритом и постоянным использованием ингибиторов протонной помпы в зимние периоды наибольшей циркуляции кишечных вирусов. JAMA Netw Open .2019; 2 (11): e1916205.

12. Абрахамсен Б., Эйкен П., Истелл Р. Использование ингибиторов протонной помпы и эффективность алендроната против переломов. Arch Intern Med . 2011; 171 (11): 998-1004.

13. Florentin M, Elisaf MS. Гипомагниемия, вызванная ингибиторами протонной помпы: новая проблема. Мир Джей Нефрол . 2012; 1 (6): 151-154.

14. Антониу Т., Макдональд Э.М., Холландс С. и др. Ингибиторы протонной помпы и риск острого повреждения почек у пожилых пациентов: популяционное когортное исследование. CMAJ Открыть . 2015; 3 (2): E166-E171.

15. Вятт CM. Ингибиторы протонной помпы и хроническое заболевание почек: пора ли бить тревогу? Почки Int . 2016; 89 (4): 732-733.

16. Вуд М., Халлас Дж., Андерсен К., Гарсиа Родригес Л.А., Кристенсен К., Гайст Д. Отсутствие связи между использованием ингибитора протонной помпы и когнитивным снижением. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2018; 16 (5): 681-689.

17. Xie Y, Bowe B, Yan Y, Xian H, Li T, Al-Aly Z. Оценки смертности от всех причин и специфической смертности, связанной с ингибиторами протонной помпы, среди ветеранов США: когортное исследование. BMJ . 2019; 365: l1580.

Лекарства от изжоги, связанные с повышенным риском преждевременной смерти, говорится в исследовании

В этом исследовании не изучались безрецептурные ингибиторы протонной помпы или определенные марки лекарств, отпускаемых по рецепту.

Препараты, известные как ИПП, подавляют избыток кислоты в желудке.Как правило, рецептурные формулы принимаются пациентами с тяжелыми состояниями в течение длительного времени, в то время как рецептурные формулы с более низкими дозами, отпускаемые без рецепта, одобрены для краткосрочного использования Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США.

Исследователи отмечают, что их исследование не доказывает причинно-следственную связь.

Предыдущее исследование связывало ингибиторы протонной помпы с повышенным риском ухудшения здоровья, по словам старшего автора доктора Зияда Аль-Али из Медицинской школы Вашингтонского университета. «В ряде исследований сообщается, что использование (этих препаратов) связано с рядом побочных эффектов, включая заболевание почек, переломы, пневмонию, деменцию, C.«Дифференциальные инфекции и сердечно-сосудистые заболевания», — сказал он.

Аль-Али и его соавторы «задали простой вопрос: означает ли это повышенный риск смерти?» Чтобы ответить на него, они рассмотрели данные национального департамента США по делам ветеранов. примерно на 3,5 миллиона человек.

«У VA есть самая большая интегрированная система электронных медицинских карт в мире, — сказал Аль-Али. — Это позволило нам наблюдать за большим количеством пациентов и наблюдать за ними в течение примерно шести лет, чтобы изучите наши исследовательские вопросы.»

Команда сравнила людей, которые принимали ингибиторы протонной помпы, с теми, кто принимал другой тип лекарств, снижающих кислотность желудка: антагонисты гистаминовых рецепторов h3, известные как блокаторы h3. Они также провели другие сравнения, в том числе людей, которые использовали ингибиторы протонной помпы. по сравнению с людьми, которые не принимали блокаторы h3 или ИПП.

По оценкам исследователей, у людей, принимавших ингибиторы протонной помпы, риск смерти от всех причин повышался на 25% по сравнению с людьми, принимавшими блокаторы h3.

«Если бы около 500 пациентов принимали ингибиторы протонной помпы в течение года, была бы одна смерть, которая могла быть связана с употреблением наркотиков», — пояснил Аль-Али. Он добавил, что чем дольше пациенты использовали ИПП, тем выше риск ранней смерти.

Анализ показывает, что при сравнении пользователей ингибиторов протонной помпы и лиц, не принимающих ИПП или блокаторы h3, уровень риска на 25% выше.

«В наших исследованиях, однако мы смотрели на данные, всегда была устойчивая взаимосвязь между использованием (ингибитора протонной помпы) и риском смерти», — сказал Аль-Али.

Аль-Али и его соавторы говорят, что биологическая причина связи между ИПП и повышенным риском ранней смерти не ясна. Данные свидетельствуют о том, что эти препараты изменяют способ самовыражения генов, увеличивая активность одних ДНК и уменьшая другие. Именно эти генетические различия могут способствовать более ранней смерти.

Растущее количество научных данных, «показывающих множество побочных эффектов», связанных с использованием этих препаратов, является «убедительным», — заключили Аль-Али и его соавторы.Они говорят, что ограничение использования пациентом этих лекарств «до тех пор, пока это по медицинским показаниям, может быть оправдано».

AstraZeneca, глобальная фармацевтическая компания, производит два популярных продукта, оба из которых продаются без рецепта и отпускаются по рецепту.

«Мы уверены в безопасности и эффективности Нексиума и Прилосека при использовании в соответствии с одобренной FDA этикеткой, которая была подтверждена в ходе многочисленных клинических испытаний», — сказала Александра Энгель, пресс-секретарь компании AstraZeneca, которая не принимала участия в исследовании. новое исследование.

Исследование «не рассматривало безрецептурные продукты, скорее, оно касалось только рецептурных препаратов (ингибиторы протонной помпы), которые обычно используются в более высоких дозах и в течение более длительного периода», — сказала Анита Брикман, старший вице-президент Consumer Healthcare Products Association, a торговая организация, представляющая производителей лекарств, отпускаемых без рецепта. Ассоциация также не принимала участия в исследовании.

«Это экспериментальное исследование, поэтому нельзя сделать однозначных выводов», — добавил Брикман.

Вопросы для будущих исследований

Этот тип исследования, в котором задним числом рассматривались медицинские записи ветеранов старшего возраста, не может доказать, что ингибиторы протонной помпы увеличивают риск смерти, по данным научного медиа-центра, некоммерческой организации Соединенного Королевства. который дает комментарии к научным исследованиям.Статистики-добровольцы центра отметили, что до 10% людей, принимавших ингибиторы протонной помпы, умерли в течение одного года, что позволяет предположить, что эти смерти могут быть связаны с их другими состояниями.

Доктор Ихаб Хаджар, адъюнкт-профессор медицинского факультета Университета Эмори, сказал, что новые результаты «вызывают беспокойство».

«Тем не менее, важно отметить, что пользователи (ингибиторов протонной помпы) в целом, включая тех, кто участвовал в их исследовании, старше и болеют», — написал Хаджар в электронном письме.«Тем не менее, важно, чтобы пациенты регулярно пересматривали все текущие лекарства у тех, кто их выписывает». После рассмотрения любой лекарственный препарат, который врач сочтет ненужным, пациенту больше не следует использовать.

В этом месяце Хаджар и его коллеги опубликовали собственное исследование ингибиторов протонной помпы.

Они сосредоточились на когнитивных нарушениях, сравнивая людей, которые принимали наркотики, с людьми, которые этого не делали. Хаджар и его команда не смотрели на другие болезни или общую смертность.

В своем исследовании группа опытных врачей академических медицинских центров провела «более подробную оценку когнитивной функции», чем в предыдущем исследовании, сказал он.Возможно, по этой причине Хаджар и его команда пришли к другим выводам, чем другие исследователи.

«Мы не продемонстрировали повышенного риска когнитивных нарушений при использовании» ингибиторов протонной помпы, — написал Хаджар.

Напротив, Аль-Али и его соавторы полагают, что «растущее количество доказательств» указывает на то, что использование этих препаратов связано с «множеством побочных эффектов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *