Передозировка наркоза: Осложнения общей анестезии. Классификация, понятие, определение

Содержание

Консультация анестезиолога — Медицинский центр «Парацельс»

До проведения операции Вы обязательно встретитесь с очень важным врачом-специалистом – Вашим анестезиологом. Как сама операция, так и  анастезия оказывают определенные неблагоприятные эффекты на системы Вашего организма, поэтому крайне важно, чтобы анестезиолог получил максимальное количество информации о состоянии Вашего здоровья. Предоперационный осмотр, проводимый анестезиологом, нужен для получения всех необходимых сведений о Вашем здоровье, а также планирования предстоящей анестезии.

Обычно анестезиолог осматривает пациентов, готовящихся к оперативному вмешательству, за день до предстоящей операции (исключение составляют экстренные операции). Однако следует отметить, что из-за большой рабочей загруженности врача-анестезиолога иногда это правило не всегда реализуемо, поэтому анестезиолог проводит свой осмотр или в день операции, или уже непосредственно перед самим оперативным вмешательством, в операционной.

Во время предоперационного визита анестезиолог будет внимательно изучать всю имеющуюся медицинскую документацию, проанализируют результаты всех лабораторных и инструментальных методов исследований, проведет с Вами обстоятельную беседу, определит степень анестезиологического риска, выберет для Вас оптимальный вид анастезии. В случае необходимости он назначит все необходимые дополнительные обследования и консультации смежных врачей-специалистов. Вы должны рассказать Вашему врачу-анестезиологу о перенесенных операциях и наркозах; хронических заболеваниях, которыми болеете; постоянно принимаемых лекарствах; переносимости лекарств и аллергических реакциях; наличии в ротовой полости съемных протезов или пирсинга; использовании контактных линз; возможной беременности. Также Вы должны ответить и на другие вопросы, задаваемые анестезиологом.

Запомните, что открытое общение с Вашим анестезиологом – важное и необходимое условие безопасной анестезии (наркоза). Поэтому изъясняйте свои мысли откровенно, задавайте вопросы и следуйте всем инструкциям Вашего анестезиолога.

При необходимости врачом-анестезиологом будет назначена премедикация. Она, как правило, включает в себя успокоительные и некоторые другие препараты, которые Вы получите перед сном, а также утром в день операции.

Также в своем предоперационном визите анестезиолог расскажет о немаловажных правилах, относящихся к предоперационной подготовке, которые Вам нужно будет обязательно выполнять для того, чтобы предстоящий наркоз был предельно безопасным для Вас.

В целом, исход наркоза определяется двумя факторами – состоянием здоровья пациента и работой анестезиолога. Если перед наркозом заблаговременно позаботиться об этих двух принципиально важных моментах анестезии, то вероятность успешного течения наркоза приблизится к 100%.

Состояние здоровья

Состояние здоровья играет важную роль в том, как будет протекать наркоз (просто или с определенными трудностями), разовьются ли какие-либо осложнения анастезии, а также насколько комфортным будет пробуждение от наркоза. Перед наркозом важно пройти комплексное обследование организма, включающее консультацию врача-терапевта, выполнение ряда анализов (группа крови и резус фактор, общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, коагулограмма и т.п.) и инструментальных исследований (ФГ, ЭКГ после 40 лет и т.п.), при наличии сопутствующей патологии консультации соответствующих специалистов и дополнительные обследования.

Болезни

Перед общим наркозом все острые заболевания, а также обострения хронических болезней подлежат пристальному лечению. Проведение плановой анестезии возможно лишь только на фоне стабильного состояния — плохо леченые заболевания будут являться противопоказанием к наркозу. Наиболее важная роль при проведении наркоза возлагается на сердце и легкие, поэтому перед наркозом работоспособность этих органов должна быть максимально приближена к удовлетворительной — это значит, что простуда, обструктивный бронхит, астма, гипертония, стенокардия, сердечная недостаточность — все эти болезни должны быть пролечены так хорошо, на сколько это возможно.

Если Вы имеете шатающиеся зубы или коронки, то пройдите обязательно лечение у стоматолога, так как эти зубы могут быть потеряны, когда анестезиолог будет обеспечивать проходимость дыхательных путей (располагая в ротовой полости специально предназначенные для этого приспособления)

Лишний вес

Чем больше вес, тем больше вероятность, что наркоз будет тяжелым. Лишний вес также удлиняет сроки выздоровления – замедляется заживление ран, увеличивает вероятность развития хирургических осложнений. Постарайтесь перед общим наркозом сбросить лишние килограммы – это будет ещё одна помощь Вашему организму в предупреждении возможных наркозных осложнений.

Курение

Отрицательное действие курения перед наркозом не вызывает никакого сомнения, поэтому перед наркозом будет разумным бросить курить. Доказано, что прерывание курения за 6 месяцев или 7-10 дней до наркоза значительно снижает риск развития дыхательных осложнений.

Алкоголь

Необходимо исключить употребление алкоголя перед наркозом. Алкоголь изменяет течение анестезии в непредсказуемую сторону: одним пациентам введённой стандартной дозы анестезии становится недостаточно и высок риск проснуться в наркозе, другим же, наоборот, стандартная доза вызывает передозировку, проявляющуюся резким угнетением сердечно-сосудистой системы и дыхания. Считается, что 

алкоголь перед наркозом должен быть исключён за 24 часа до планируемой анестезии.

Голодание

Голодание перед наркозом – это одно из «золотых» правил безопасного проведения анестезии. При проведении наркоза желудок должен быть пустым, в противном случае содержимое желудка может попасть в лёгкие, что станет серьёзной угрозой для жизни. Накануне наркоза можно позавтракать и пообедать, а вот ужин уже лучше всего будет пропустить (или он должен быть лёгким), жидкость следует пить в обычном режиме. В день операции и пить, и есть нельзя.

Поэтому ответ на такие часто задаваемые вопросы, как «можно ли пить перед наркозом?» или «можно ли есть перед наркозом» будет чётким и однозначным – перед наркозом пить и есть строго-настрого воспрещается!

Личная гигиена

Если не было запрещающего предписания от лечащего доктора, вечером в день до операции примите гигиенический душ.

Ванна (душ) очистят кожу от невидимых загрязнений, что позволит уменьшить риск инфекции во время операции

Утром почистите зубы или прополощите рот водой

Ваше тело

Перед операцией извлеките из ротовой полости все съемные предметы, если таковые имеются (зубные протезы, пирсинг). Ротовая полость также должна быть свободна от жевательной резинки, конфет. Все эти предметы после введения в наркоз могу вызвать проблемы с Вашим дыханием

Подготавливаясь к наркозу также снимите контактные линзы, слуховой аппарат (если же Вам предстоит регионарная или местная анастезия, то можете их оставить

Ногти на руках должны быть свободны от маникюрного лака, который может быть причиной затрудненного считывания информации о дыхании, получаемой при помощи специального прибора, подключаемого при проведении наркоза к одному из пальцев руки

Ювелирные изделия

Необходимо снять с себя все драгоценности и ювелирные изделия. Для верующих разрешается оставить простой нательный крестик на тесьме (не на цепочке).

Лекарства

Если Ваш анестезиолог разрешил оставить утренний приём какого-либо лекарства (которое Вы постоянно принимали до операции), то оптимальное всего проглотить таблетки, не запивая их жидкостью. Если трудно поступить таким образом, то запейте таблетки минимальным глотком воды, сместив при этом прием лекарственных препаратов на максимально раннее утреннее время.

Не забудьте взять в больницу все принимаемые Вами лекарства, аппараты и оборудование , используемое Вами во время лечения вашего заболевания (протезные аппараты, глюкометр и т.п.).

Проведение времени перед операцией

Часто в день операции есть некоторое свободное время, которое кажется таким излишним и ожидание предстоящей операции кажется таким тягостным. Возьмите с собой любимую книгу, журнал, МР3-плеер.

Накануне операции желательно погулять на свежем воздухе, отдохнуть, успокоиться и постараться выспаться.

 

 

в России проверят на безопасность анестетик для косметических операций

Анестетик-убийца, неумелые врачи или халатность производителя? Эксперты Росздравнадзора поставят точку в спорах вокруг пропофола — одного из самых распространенных в мире препаратов для анестезии. Крупная партия отозвана для проверки по запросу научно-клинического центра РЖД. Медики подозревают, что препарат вызывал опасные реакции у пациентов. Скандал вокруг анестетика подогрела череда необъяснимых смертей в московских клиниках пластической хирургии.

Эндотоксикоз — отказ внутренних органов — и летальный исход. Так закончились несложные пластические операции для здоровых женщин. Друзья Наталии до сих пор не могут прийти в себя. Высококлассный биржевой маклер, призер конкурса инвесторов-миллионеров хотела после пластики съездить на море.

«Она была записана на операцию, которая должна была быть в сентябре. И вот, а тут освободилось место. И когда судьба дает возможность, думаешь, что это вагон счастливый. А этот вагон ведет тебя в преисподнюю, в ад какой-то», — говорит друг Натальи.

Одна из версий — во время операций в организм пациенток попадало критическое количество опаснейших бактерий. Сегодня стало известно, что Росздравнадзор, по сути, запретил один из препаратов, с помощью которого в клиниках проводили анестезию. пропофол. Но это не совсем запрет — карантин и отбор определенной партии препарата…

«Росздравнадзором дано задание провести испытания качества образцов данного лекарственного препарата, отобранных из больницы, на базе Московской лаборатории Росздравнадзора, — пояснили в ведомстве. — В настоящее время препарат перемещен на карантинное хранение. Представительству ООО «Фрезениус Каби» (Fresenius Kabi Russia) направлено уведомление о необходимости незамедлительно принять решение по дальнейшему обращению в Российской Федерации препарата».

Это тот самый пропофол, от передозировки которого скончался американский поп-идол Майкл Джексон. Врач формально не имел права использовать пропофол на дому. Препарат для кратковременного усыпления в хирургии сочетают с обезболивающими веществами. Субстанция молочного цвета существует на рынке около 30 лет, используется по всему миру. В грамотных руках — это очень удобный, действенный, «управляемый» препарат, считают анестезиологи.

«Препарат предназначен для внутривенной анестезии, введения в наркоз и седации в интенсивной терапии. Во-первых, этот препарат предназначен только для использования специалистами, людьми, которые имеют подготовку в области анестезиологии», — подчеркивает заведующий отделением анестезиологии и реанимации больницы имени Боткина Сергей Осипов.

— Некий доступ?

«Человек должен уметь с ним обращаться», — подчеркивает Осипов.

Но вряд ли об этом знали пациентки. Да и могут ли люди знать все препараты? Они доверяют врачам, которые ради этого доверия учились в медицинском вузе. Виноват ли в этих трагедиях пропофол — был ли он неподдельным, непросроченным или, может, содержал в себе что-то опасное — это выяснят экспертизы, которые проведет Росздравнадзор и производитель.

Лечение зубов под общим наркозом | Безопасно и безболезненно

Лечение зубов с помощью общего наркоза

Идя к стоматологу мы хотим, чтобы лечение было качественным, безболезненным и максимально быстрым. В этом нам поможет наркоз (лечение во сне):

  • — Качественно выполнить манипуляции за один визит;
  • — Пациент не испытывает стресс;
  • — Уменьшается слюноотделения и появляется возможность осуществить больший объем выполненной работы;

Здоровый человек, не имеющий серьезных отклонений физиологического плана, хорошо переносит общий наркоз.

В чем преимущества общего наркоза?

1. Безопасность и безболезненность

Никакой боли при лечении зубов! Безопасность процедуры гарантирована! Анестезиолог контролирует дозировку вводимого препарата для наркоза. Передозировка категорически исключается! Во время процедур специалист наблюдает за состоянием пациента.

По окончанию лечения зубов и действия общего наркоза, функции организма восстанавливаются в течение 40 мин., после чего пациент может самостоятельно уйти.

2. Контроль выполнения манипуляций

В некоторых случаях заболевание имеет пандемический характер, при котором происходит инфекционное заражение нескольких зубов. Благодаря общему наркозу проводится одновременное лечение или удаление нескольких единиц зубов, иногда до десяти, за одно посещение!

 

Человеку, который трясётся в кресле, хорошо зубы не пролечишь.

Тот факт, что у наших людей очень плохие зубы, во многом объясняется тем, что полноценное обезболивание (то есть общий наркоз) в стоматологию пришло совсем недавно.

— Трещинский, Анатолий Иванович — главный анестезиолог Министерства здравоохранения Украины, президент ассоциации анестезиологов Украины

Записаться на консультацию

Когда необходим общий наркоз

  • — Невосприимчивость к местной анестезии;
  • — Необходимость проведения нескольких стоматологических процедур в ротовой полости;
  • — Проблематичный глубокий корень нескольких единиц зубов;
  • — Тяжелая форма заболевания;
  • — Сильное повреждение твердых тканей десен
  • Имплантация или протезирование
  • Хирургическое вмешательство в челюстные кости

Общий наркоз в клинике Багита

Анестезиологи нашей клиники имеют высокую врачебную квалификацию и огромный опыт работы. Они применяют дифференцированный подход к выбору наркоза. Передозировка количества анестезии категорически исключена!
Во время процедуры проводится обязательный контроль жизненных показателей.
Через 30 — 40 мин. после процедуры пациент может сам пойти домой.

Отзывы наших клиентов

  • Эх, почему во времена моего детства не было таких стоматологии! До сих пор помню ужас, который я испытывала перед кабинетом стоматолога… А для Саши первый поход к зубному оказался полон сказок, комплиментов, интересных штуковин и подарков, просто праздник какой-то :) Яна, 32 года

Оборудование для лечения зубов под общим наркозом

 

Клиника «Багита» в Черкассах имеет специальную лицензию на использование общего наркоза в стоматологии. Лечение зубов под общим наркозом проводится в отдельной, специально оборудованной операционной.

В операционной находятся такие аппараты как:

  • —автоматический аппарат для измерения давления
  • —пульсоксиметр
  • —кардиомонитор
  • —наркозо-дыхательный аппарат

За показателями этих аппаратов следит команда анестезиологов, все изменения мгновенно фиксируются. Помните, что ваше здоровье находится только в ваших руках. Для организма не существует мелочей, о которых можно забыть.

!!! Обращаясь к врачу всегда ставьте его в известность о заболеваниях, недомоганиях и непереносимости вашего организма, ведь только в этом случае специалист сможет принять правильное взвешенное решение и вылечить вас, не подвергнув опасности.

Наши принципы работы

  • —Индивидуальный подход.В нашей клинике врачи создают семейную обстановку, располагают клиентов своим вниманием и добротой. Кабинеты оснащены современной и высокотехнологичной аппаратурой, позволяющей сделать точный анализ. Квалифицированные специалисты предоставят вам точный диагноз проблемы и выберут наилучший план ее решения.
  • —Разновидность стоматологических услуг. Мы применяем только высококачественные материалы, проверенные на практике. Предоставляем своим клиентам любые услуги лечения зубов, с обязательной гарантией.

    Решение сложных симптомов обсуждается консилиумом докторов. Благодаря огромному врачебному опыту и совместным усилиям, мы выбираем лучший подходом в решении проблем.

  • —Высокая гигиеничность процедур.100% гарантия от попадания инфекций. Регулярная, тщательная стерилизация всех инструментов и помещения, применение одноразовых приборов, регулярный санитарный контроль стоматологической клиники. Дезинфекционное отделение выполняет все процедуры, в согласии с гигиеническими требованиями министерства здравоохранения Украины.
  • —Эстетичность.Специалисты-стоматологи стараются не только устранить ваши проблемы, но и придать красоту зубам. Учитывается: функциональность зуба, пол, возраст, форма лица, цвет кожи. Производится художественное воссоздание ротовой полости. Выбирается методика, позволяющая максимально сохранить зубы и мягкие ткани.

    Мы гарантируем, что выполним все возможное, чтобы вылечить и предотвратить развитие болезни в будущем.

Общий наркоз — это экономия времени, нервов, сил.

Вместо нескольких визитов к стоматологу — одно посещение врача, после которого вы встаете и выходите с вылеченными зубами.

Записаться на консультацию

Лечение зубов во сне детям и взрослым (под наркозом).

Забота о здоровье зубов начинается с каждого из нас. Страх, боязнь болевых ощущений, неприятные воспоминания, связанные с манипуляциями оборудованием старого образца, — основные причины того, что люди откладывают поход к стоматологу. К счастью, в наши дни стоматология имеет все условия для комфортного проведения необходимых процессов без боли и психологического дискомфорта. Лечение зубов под наркозом позволяет быстро и качественно решить проблемы зубного ряда, восстановить красоту улыбки, функциональность зубочелюстной системы, а болевые ощущения свести к нулю. 

Лечение зубов во сне — экономия времени, нервов и сил

Общий наркоз — не новинка в стоматологической практике. Проводят санацию ротовой полости с его применением и взрослым, и детям. Местные анестетики обезболивают, но страх все равно никуда не исчезает. Индивидуальная непереносимость и аллергические реакции на классическую анестезию — еще одна причина, по которой доктор назначает такой способ обезболивания. Или, например, при выполнении большого объема работ: множественном удалении зубов, имплантации не отдельных единиц, а целой зубочелюстной системы. В данном вопросе все зависит от особенностей организма и пожеланий пациента.

Лечение зубов под наркозом — состояние, при котором человек, с использованием специальных препаратов, вводится в искусственный сон. Длительность такого сна зависит от сложности проводимых манипуляций (как правило, достаточно от 2 до 5 часов). Безопасность гарантирована! Передозировка категорически исключается, поскольку анестезиологом точно рассчитывается дозировка вводимого вещества, на основании заключений индивидуальных реакций, показаний, противопоказаний и возможной непереносимости определенных компонентов. При подготовке к санации используется поверхностный сон, а все манипуляции проводятся в глубоком. Время действия лекарства рассчитывается с точностью до минуты, поэтому не нужно переживать. Безопасное лечение — слаженная работа доктора и пациента, поэтому важно ставить в известность лечащего врача о недомоганиях, непереносимости и возможных заболеваниях.  

Лечение под общим наркозом: преимущества методики

Лекарство вводится внутривенно, в отдельных случаях назначается дополнительно местная анестезия. Команда анестезиологов контролирует общее состояние и жизненные показатели, на специальном мониторе отслеживаются витальные показатели. Во избежания расстройства дыхания используется особый дыхательный аппарат. По завершению процедуры пациент может покинуть клинику примерно через 40 минут. Рекомендуется воздержаться от курения и употребления алкоголя. Категорически запрещается в этот день садится за руль.

Преимущества данной услуги:
  • Возможность проведения сложных манипуляций всего за одно посещение.
  • Избавление от дискомфорта и боязни.
  • Нет никакой боли — одно из главных плюсов данной технологии.
  • Комфортный процесс восстановления зубного ряда.
  • Препарат начинает действовать через 2 минуты после введения и полностью “выветривается” из организма по истечению двух часов.
  • Снижение риска аллергических реакций.
  • Экономия времени.
  • По окончанию лечения неприятные ощущения в разы ниже, чем после традиционных методик с применением местной анестезии. 

Когда показано лечение зубов под наркозом взрослым?

Часто не только маленьких, но и взрослых пугает все новое и неизведанное. У страха становятся еще шире глаза после прочтения “дельных” отзывов на всевозможных форумах. Не нужно верить каждому сказанному слову неизвестных людей. Слушать рекомендуется своего стоматолога, который взвесит все риски, составит детальный план проводимых процессов, подберет индивидуально вид анестетиков, тестирует лекарство до того, как человек сядет в кресло. 

В каких случаях назначается лечение зубов под наркозом взрослым:
  • Повышенный рвотный рефлекс.
  • Сильное повреждение твердых тканей десны.
  • Аллергия на препараты, применяемы для местной анестезии.
  • Одновременная установка нескольких имплантов.
  • Множественное удаление и пломбирование.
  • Костно-пластические хирургические вмешательства.
  • При низком болевом пороге.
  • Детям в возрасте до 4 лет.
  • При наличие заболеваний невралгического характера.

К противопоказаниям относят: последний триместр беременности, наличие патологий дыхательной и сердечно-сосудистой системы. Составляет клиническую картину может только стоматолог, опираясь на результаты анализов и аллергопроб на вводимые препараты.

Лечение зубов во сне детям — здоровые зубы без страха и боли

Сложнее всего договориться о походе в клинику с самыми маленькими пациентами. Они боятся, не всегда спокойно высиживают положенное время для проведения всех манипуляций. Чтобы ребенок не испытывал стресс, доктор может рекомендовать лечение зубов детям под наркозом. Так, ребенок спит, не вертится, не устраивает истерик и не плачет, а стоматолог тем временем проводит все необходимые процедуры по восстановлению красивой улыбки малыша. Безопасен ли искусственный сон для здоровья? Не наносит ни малейшего вреда здоровью. Перед назначением общего наркоза, в обязательном порядке проводится подготовка: сдача анализов, консультация с педиатром и реаниматологом-анестезиологом, делается ЭКГ.

Преимущество лечения зубов ребенку под наркозом — отсутствие болевых ощущение и стресса, как у детишек, так и у родителей. Всего за один визит можно провести полную санацию ротовой полости. По завершению стоматологического вмешательства малыш проснется со здоровыми зубками.   

Как проходит лечение зубов у детей под наркозом?

При первом знакомстве врач устанавливает контакт с маленьким пациентом, рассказывает ему о всех процессах, которые будут происходить в то время, когда ребенок будет спать. Все проходит быстро и эффективно, поскольку доктор не отвлекается, а полностью сосредоточен на выполнении работы. Может применяться внутривенный и ингаляционный типы общего наркоза. 

  • При внутривенном ребенка погружают в сон путем инъекций в вену, действовать вещество начинает примерно через 1-2 минуты после введения.  
  • При ингаляционном используется специальная маска, через которую поступает воздушно-анестезирующая смесь. Действовать начинает через 15-20 секунд.

Понятие лечение зубов у детей под наркозом пугает многих родителей. В современной стоматологической практике применяется этот метод достаточно часто. Он не относится к числу повседневных, однако есть случаи, когда альтернативы не существует:

  • Пациенту меньше трех лет, в столь раннем возрасте детишки не могут долго сидеть и не вертеться.
  • Аллергия на компоненты для местного обезболивания.
  • Страх, паническая боязнь.
  • Длительные или требующие предельной точности манипуляции.

Лечение зубов под наркозом детям: последствия и возможные реакции.

Существует много заблуждений относительно данной тактики. Следует отбросить домыслы и сомнения! Компоненты используемых препаратов не наносят вред здоровью, быстро выводится из организма, не оставляя ни малейшего следа. По завершению процедуры может наблюдаться сонливость и вялость, но это пройдет, как только выводится препарат (примерно через 2 часа).

Лечение зубов во сне детям и взрослым — здоровые зубы и красивая улыбка без стрессов, боли и переживаний.

Опасна ли анестезия? | ЮУГМУ, Челябинск

Первым главой кафедры анестезиологии в Европе, сэром Робертом Макинтошем, около 60 лет назад были произнесены проницательные слова о том, что анестезия всегда опасна и поэтому ее проведение требует специальной подготовки специалистов (1). Исследование, выполненное в период с 1948 по 1952 годы на базе 10 университетских госпиталей, подтвердило оценку риска анестезии во времена Макинтоша. В исследовании, проведенном у 599 500, анестезиологическая смертность составила 64 на 100 000 операций. В популяционном отношении это составляет 3,3 на 100 000. В последующие десятилетия были разработаны новые техники анестезии и мониторирующие опции, а анестезиологи проходят более углубленную подготовку, поэтому смертность снижается. В начале 1940-х анестезиологическая смертность составляла 1 на 1000, и оставалась высокой в 1960-х (около 0,8 на 1000), а в 1970-х и ранних 1980-х отмечалось десятикратное снижение до 10-30 на 100 000. Данные, полученные за период 1965-1969 г, показали сильное увеличение периоперационной смертности у пациентов неотложного профиля и людей с серьезными сопутствующими заболеваниями.

После введения расширенных стандартов безопасности, например, пульсоксиметрии и капнографии, отмечалось дальнейшее значительное снижение анестезиологической смертности. К концу 1980-х анестезиологическая смертность составляла 0,4 на 100 000 процедур.

 

Анестезия и смертность сегодня

Согласно расчётам Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), основанным на данных 56 стран-членов ВОЗ, в мире ежегодно проводится около 230 миллионов больших хирургических вмешательств (3). В индустриальных странах, частота периоперационных осложнений составляет от 3 до 16%, при этом от 0,4 до 0,8% анестезий оканчиваются тяжелыми постоянными повреждениями или смертью. В двух работах была исследована роль анестезиологической смертности.

В Соединенных Штатах Америки было проведено эпидемиологическое исследование, выполненное на основе кодов МКБ-10 (относящихся к осложнениям анестезии) и большом статистическом материале (свидетельства о смерти, выданные с 1999 по 2005г) (4). Было обработано 105,7 миллионов хирургических случаев и обнаружено 2211 смертей, связанных с анестезией, что составляет 8,2 на 1 000 000 выписок из больницы. Из этих смертей 867 наступило в госпитале, 258 после выписки и 349 в хосписе. Оставшиеся случаи детально не описаны.

Распределение по причинам смерти следующее:

  •   46.6% всех случаев связаны с передозировкой препаратов, используемых для анестезии
  •   42.5% — с побочными эффектами анестетиков, введенных в терапевтических дозах
  •   3.6% случаев связаны с беременностью или акушерской помощью.

Среди оставшихся осложнений (7,3%) 1% — смерть вследствие злокачественной гипертермии и 2,3% вследствие проблемной интубации. Осложнение анестезии, как причина смерти, отмечено только в 241 случае (2,2 на 1 000 000).

В опубликованном в 2006 году Европейском исследовании были использованы различные методологически подходы (5). Исследователями было проанализировано 537 459 свидетельств о смерти, выданных с 1999 года. На основе МКБ-9 был составлен список кодов, связанных с анестезией и анестезиологическими осложнениями. Кроме того, в исследование были включены также коды, относящиеся к осложнениям после хирургических, гинекологических и любых медицинских манипуляций. Затем, на основе данного списка, был проведен анализ свидетельств о смерти. После выделения 1491 случаев смерти, исследователи посылали запрос к специалистам, выдавшим свидетельство, для того, чтобы точнее выявить роль анестезии. Среди случаев смерти, которые были связаны исключительно с анестезией, смертность составила 0,69 на 100 000, а среди случаев, частично связанных с анестезией – 4,7 на 100 000. Кроме того, результаты работы показали тесную взаимосвязь смертности и возраста пациента или оценки по ASA (Таблица 2).

В другом исследовании, проведенной в одной из клиник США, была исследована вся периоперационная смертность (в течение 24 часов после операции) за 10-летний период (6). Из 72 595 анестезий, 144 закончились остановкой сердца. Риск возрастал при увеличении оценки по ASA. Из этих 144 эпизодов 15 были классифицированы, как вызванные анестезией, причем семь пациентов умерло. Причинами смерти стали проблемы в обеспечении проходимости дыхательных путей, действие лекарственных средств и инфаркт миокарда. Смертность при анестезии в данном исследовании составила 5,5 на 100 000.

В немецком исследовании случай-контроль были изучены факторы риска в ведении анестезии, которые возможно влияют на послеоперационную заболеваемость и смертность в течение 24 часов (7). В ранее опубликованном исследовании тех же авторов анализирована послеоперационная летальность у 869 483 пациентов в течение 24-часов, было идентифицировано 807 смертей, причем 119 из них связаны с течением анестезии (8). Для того, чтобы выявить факторы риска в течении анестезии эти 807 случаев смерти были сопоставлены с другими 883 случаями, и авторы обнаружили выраженное снижение риска при следующих условиях:

  •   подробное тестирование оборудования по списку (индекс корреляции [ИК] 0,64)
  •   фиксация результатов теста в документах (ИК 0,61)
  •   другой анестезиолог в непосредственной близости (ИК 0,46)
  •   во время операции анестезиолог не меняется (ИК 0,44)
  •   постоянное присутствие сестры-анестезистки (ИК 0,41)
  •   два анестезиолога при проведении экстренной анестезии (ИК 0,69)
  •   применение антагонистов для миорелаксантов и/или опиоидов (ИК 0,1 и 0,29).

При сравнении опиоидной послеоперационной анальгезии (ИК 0,16), послеоперационной анальгезии местными анестетиками (ИК 0,06) или комбинацией местных анестетиков и опиоидов (ИК 0,325) с послеоперационным периодом без анальгезии вовсе, отмечено снижении смертности в первом случае.

Итак, анестезиологическая смертность у пациентов без значимых системных заболеваний остается низкой – 0,4 на 100 000 процедур. Хотя отмечается значительное увеличение риска смерти у пациентов с серьезными сопутствующими заболеваниями (ASA III: 27 на 100 000 и ASA IV: 55 на 100 000). Общая смертность составляет 0,69 на 100 000 анестезий. Согласно данным из Немецкого Федерального Статистического Офиса, доля пациентов старше 65 лет среди всех, поступающих для проведения операций, увеличилась с 38,8% (4,7 миллиона операций) в 2005 году до 40,9% (5,9 миллионов операций) в 2009 году (общее количество операций в 2005: n = 12,1 миллионов, 2009: n = 14,4 миллиона) (www.gbe-bund.de).

В чисто числовом выражении анестезиологическая смертность снова выросла. Однако причина данного роста не в снижении качества анестезиологической службы, а в увеличении среди пациентов, которым выполняется операция, доли лиц старшего возраста или с множеством сопутствующих заболеваний.

Причин несколько:

  • Сегодня оперативные вмешательства у таких пациентов достаточно типичны; хотя в прошлом множество сопутствующих заболеваний зачастую становились непреодолимым препятствием.

  • Возросло количество чрезвычайно инвазивных оперативных вмешательств, немыслимых ранее

 

Осложнения общей анестезии

Риск аспирации во время общей анестезии десятилетиями остается неизменным, составляя от 1 на 2000 до 1 на 3000 процедур; беременные женщины после второго триместра имеют несколько больший риск, примерно 1 на 1000 (9,10). Хотя последние исследования показали снижение частоты аспираций у беременных (8). К счастью, смертность в результате бронхо-легочной аспирации низка и ужасные кислот-ассоциированные пневмониты (синдром Мендельсона – химический пневмонит, массивный бронхоспазм, значительное нарушение газообмена, примерно 8% всех аспираций, смертность около 3%) достаточно редки.

Похоже, что давление на перстневидный хрящ – то чему нас учили до сих пор, не предотвращает аспирацию. not likely to prevent aspiration. Хотя введение антацидных препаратов, Н2-антагонистов и блокаторов протонной помпы снижает риск аспирации желудочного содержимого с рН<2,5. Однако это не улучшает исход после аспирации (9).

По имеющимся на данный момент данным, небольшое исключение из правила «ничего через рот» (исключение всего, даже чистой воды за 2 часа до начала анестезии) не приводит к увеличению риска аспирации (11).

Многие пациенты боятся интраоперационного пробуждения: если пациент помнит события, происходившие во время операции, это может привести к хроническим психологическим проблемам (10). Риск пробуждения составляет 0,1-0,15%, он повышается у молодых девушек, а также пациентов кардиологического и акушерского профиля, составляя 0,26% (12,13). Риск развития длительных нейро-психологических расстройств в результате интраоперационного пробуждения составляет от 10 до 33% (11). Считается, что феномен пробуждения не столь опасен, если не сопровождается болевыми ощущениями (11). Достаточная глубина анестезии и использование миорелаксантов могут помочь избежать пробуждения.

Мышечные релаксанты – независимый элемент анестезиологической практики. Они облегчают интубацию трахеи и улучшают условия работы хирурга при полостных операциях и операциях эндопротезирования, особенно в экстренной хирургии. Arbous и соавторы (7) статистически подсчитали, что использование антагонистов миорелаксантов в конце операции, может помочь добиться снижения смертности. Это позволяет сделать косвенный вывод, что Остаточная Кураризация в послеоперационном периоде негативно влияет на исход вмешательства.

Риск послеоперационных легочных осложнений связан с:

  • Увеличением возраста

  • Увеличением длительности операции

  • Операциями на органах брюшной полости

  • Использованием длительно-высвобождающегося миорелаксанта панкурониума

  • Глубокой миорелаксацией (12).

 

Осложнения регионарной анестезии

В последние годы регионарная анестезия стала очень важной частью анестезии. Применение регионарной анестезии для интраоперационной анальгезии и обезболивания в послеоперационном периоде играет огромную роль с тех пор, как было доказано, что продленная регионарная блокада позволяет проводить максимально эффективную анальгезию после операции (13, 14).

Но, несмотря на это, при определении показаний к процедурам регионарной анестезии, необходимо помнить о возможных осложнениях: повреждении нервов и параплегии после центральных блокад, а также инфекционных осложнениях. Кроме того, множество оперативных вмешательств невозможно провести, используя только регионарный компонент, и необходимо выполнение общей анестезии.

Наиболее тяжелым осложнением, связанным с центральной (нейроаксиальной) блокадой является постоянная параплегия. Частота возникновения, вычисленная на основании ретроспективных исследований, составляет 1 на 150 000-220 000 процедур, что несколько меньше результатов последних исследований (15,16). Исследование более чем 1,7 миллионов пациентов показало, что риск формирования эпидуральной гематомы составляет 1 на 200 000 процедур в акушерской практике, и 1 на 3600 при ортопедических операциях у женщин. Средний риск составляет 1 на 10 300 процедур (14). Другое исследование, выполненное на базе только одной клиники, на основании результатов 14 228 эпидуральных анестезий, обнаружило риск формирования гематомы 1 на 4741 процедур, причем эпидуральные гематомы возникали только после люмбальной пункции. Хотя ни у кого из пациентов не отмечено постоянного неврологического повреждения (13). В публикации 2009 года приведен приблизительный риск возникновения длительной параплегии или смерти в результате нейроаксиальной блокады, который составляет от 0,7 до 1,8 на 100 000 процедур. Две трети параплегий – переходящие (15). Проведение продленной эпидуральной анестезии требует постоянного неврологического мониторинга, так как ранняя диагностика и немедленное вмешательство (ламинэктомия) может предотвратить длительное неврологическое повреждение. В большом обзоре 32 исследований, выполненных с 1995 по 2005, были проанализированы неврологические осложнения после регионарной анестезии (16). В обзоре был приведен риск нейропатии после спинальной анестезии как 3,8 на 10 000 процедур, а для эпидуральной анестезии 2,19 на 10 000. Причем, для спинальной анестезии риск постоянных неврологических проблем по данным различных исследований составляет от 0 до 4,2 на 10 000 процедур, а для эпидуральной анестезии от 0 до 7,7 на 10 000.

Также были выявлены следующие факторы риска формирования эпидуральной гематомы:

  • Прием антикоагулянтов

  • Коагулопатии

  • Женский пол

  • Возраст > 50 лет

  • Ортопедические операции

  • Анкилозирующий спондилит

  • Почечная недостаточность

  • Большое количество пункция и перемещений катетера (17).

Для снижения риска формирования эпидуральных гематом рекомендуется придерживаться строгих руководств по приему антикоагулянтов в практике регионарной анестезии (18).

Транзиторный неврологический дефицит после периферических нервных блокад встречается в 2,84 случаях на 100 процедур (межлестничный блок), 1,48 на 100 (подмышечный блок) и 0,34 на 100 (блокада бедренного нерва) (16). В 16 исследованиях, посвященных неврологическим осложнениям после периферических блокад, был приведен только один случай постоянной нейропатии.

Инфекционные осложнения – это еще один риск, свойственный продленным катетерным техникам регионарной анестезии. Тяжесть варьирует от легких локальных инфекционных поражений до эпидурального абсцесса. Немецким обществом за Безопасную Регионарную Анестезию, образованным Немецким Обществом Анестезиологов и Реаниматологов, а также Немецкой Профессиональной Ассоциацией Анестезиологов, на основании единой стандартизированной документации, был вычислен риск инфекционных осложнений катетерных техник. Исследовано 8781 катетерных процедур (22 112 катетер-дней) (19). Из них 5057 – нейроаксиальные методики и 3724 – периферические катетерные техники. Всего зарегистрировано 4 тяжелых, 15 средней тяжести и 128 легких инфекционных осложнений. Обнаружено, что нейроаксиальные методики ассоциированы с более высоким риском инфекционных поражений, по сравнению с периферическими методиками (2,7% vs 1,3%).

Кроме того факторами риска являются:

  • Множество проколов кожи, вместо одного (4,1% vs 1,6%)

  • Длительность нахождения катетера на месте

  • Плохое общее состояние пациента.

Периоперационное применение антибиотиков или сахарный диабет не сопровождались увеличением частоты инфекционных осложнений.

 

Анестезия и исход

И хотя мы доказали, что анестезиологическая смертность по-прежнему очень низкая, исследование 1064 пациентов показало, что общая периоперационная смертность в течение первого года очень высока (20). Исследователями обнаружено, что в течение первого года после операции, выполненной в условиях общей анестезии, умирает 5,5% пациентов, а среди пациентов старше 65 лет процент возрастает до 10,3%. Смерть в течение первого года после операции в большинстве случаев связана с имеющимися сопутствующими заболеваниями, но совместный глубокая анестезия и низкое интраоперационное систолическое давление (менее 80 мм рт ст) являются независимыми факторами, значительно увеличивающими летальность. Уже в 2003, развитие концепции «конвейерной» хирургии (fast-track хирургия) обратило внимание на то, что анестезия играет значительную роль в послеоперационном восстановлении пациента (21).

Анестезиологическими мерами, которые могут снизить интенсивность послеоперационного лечения, являются:

  • Нормотермия во время операции

  • Адекватная инфузионная терапия

  • Анальгезия

  • Снижение посттравматических стресс-факторов

  • Ранняя мобилизация

  • Снижение послеоперационного пареза кишечника

  • Снижение послеоперационной тошноты и рвоты

Все эти цели могут быть достижимыми при использовании эпидуральной анестезии на грудном уровне в составе общей анестезии. Ретроспективный анализ 12 817 пациентов (Medicare) показал, что подобный подход значительно снижает заболеваемость и летальность после колэктомии. Без эпидуральной анестезии 7-дневная летальность составляла 26,79 на 1000 операций, а при введении эпидурального компонента в состав анестезии – только 9,3 на 1000 (ИК 0,35, доверительный интервал 0,21-0,59) (22).

 

Способы увеличения безопасности анестезии

Hardman и Moppett в своей статье “To err is human” (человеку свойственно ошибаться) написали: «Ошибки – неизбежная часть анестезии. Анестезиолог – это человек, а человеку свойственно ошибаться» (17). Именно поэтому, несмотря на постоянное снижение анестезиологической смертности, по-прежнему необходимо увеличивать безопасность пациентов во время анестезии. Принятие Европейским Советом по Анестезиологии (European Board of Anaesthesiology [EBA]) и Европейским Обществом Анестезиологов (European Society of Anaesthesiology [ESA]) Хельсинской Декларации безопасности Пациента в Анестезиологии – это только один шаг в нужном направлении (23). Эта декларация обязует все медицинские центры, в которых оказывается анестезиологическая помощь, принять предписанные меры для улучшения безопасности пациента во время анестезии.

Одним из основных пунктов развития является оптимизация обучения и тренировки анестезиологов (18). Причем они должны включать не только отработку отдельных специализированных навыков, но и симуляцию полноценных клинических ситуаций (19,20). Кроме того, мы считаем необходимым напомнить нашим читателям об установленных Немецким Федеральным Судом минимальных требованиях, например, ими установлено, что анестезию должен проводить анестезиолог, т.е. специалист прошедший специальную подготовку. Допустимо проведение анестезии врачом другой специальности, если нет иного выхода, а анестезиолог доступен хотя на уровне вербального контакта (24).

 

Заключение

В последние годы оптимизация периоперационных процессов, в которой ключевую роль играет анестезиология, стала чрезвычайно важной задачей. Последние исследования показали, что анестезия может оказать значительное влияние на исходы. Также анестезия может оказывать существенное действие на иммунную систему (25). Для того чтобы установить эту роль более полно, необходимо проведение дальнейших исследований, особенно проспективных с большим количеством участников.

Кроме того, мы можем утверждать, что анестезиологическая смертность у пациентов без серьезных сопутствующих заболеваний остается очень низкой. Однако, сейчас увеличение числа оперируемых пациентов старшего возраста и пациентов с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, у которых выполнение операции раньше считалось немыслимым, а также выполнение новых типов операций, невозможных в прошлом, привело к увеличению анестезиологической смертности в числовом выражении.

 

Список литературы

  1. Macintosh RR: Deaths under anaesthetics. Br J Anaesth 1949; 21:107–36.

  2. Eichhorn JH: Prevention of intraoperative anesthesia accidents and related severe injury through safety monitoring. Anesthesiology. 1989; 70: 572–7.

  3. Weiser TG, Regenbogen SE, Thompson KD, et al.: An estimation of the global volume of surgery: a modelling strategy based on available data. Lancet 2008; 372: 139–44.

  4. Li G, Warner M, Lang BH, Huang L, Sun LS: Epidemiology of anesthesia-related mortality in the United States, 1999–2005. Anesthesiology 2009; 110: 759–65.

  5. Lienhart A, Auroy Y, Pequignot F, et al.: Survey of anesthesia-related mortality in France. Anesthesiology 2006; 105: 1087–97.

  6. Newland MC, Ellis SJ, Lydiatt CA, et al.: Anesthetic-related cardiac arrest and its mortality: a report covering 72,959 anesthetics over 10 years from a US teaching hospital. Anesthesiology 2002; 97:108–15.

  7. Arbous MS, Meursing AE, van Kleef JW, et al.: Impact of anesthesia management characteristics on severe morbidity and mortality. Anesthesiology 2005; 102: 257–68; quiz 491–2.

  8. McDonnell NJ, Paech MJ, Clavisi OM, Scott KL: Difficult and failed intubation in obstetric anaesthesia: an observational study of airway management and complications associated with general anaesthesia for caesarean section. Int J Obstet Anesth 2008; 17: 292–7.

  9. Paranjothy S, Griffiths JD, Gyte GM: Interventions at caesarean section for reducing the risk of aspiration pneumonitis. Cochrane Database Syst Rev. 2010: Jan 20; (1): CD004943.

  10. Ghoneim MM, Block RI, Haffarnan M, Mathews MJ: Awareness during anesthesia: risk factors, causes and sequelae: a review of reported cases in the literature. Anesth Analg 2009; 108: 527–35.

  11. Bischoff P, Rundshagen I: Awareness during general anesthesia. Dtsch Arztebl Int 2011; 108(1–2): 1–7.

  12. Berg H, Roed J, Viby-Mogensen J, et al.: Residual neuromuscular block is a risk factor for postoperative pulmonary complications. A prospective, randomised, and blinded study of postoperative pulmonary complications after atracurium, vecuronium and pancuronium. Acta Anaesthesiol Scand. 1997; 41: 1095–103.

  13. Popping DM, Zahn PK, Van Aken HK, Dasch B, Boche R, Pogatzki-Zahn EM: Effectiveness and safety of postoperative pain management: a survey of 18 925 consecutive patients between 1998 and 2006 (2nd revision): a database analysis of prospectively raised data. Br J Anaesth 2008; 101: 832–40.

  14. Moen V, Dahlgren N, Irestedt L: Severe neurological complications after central neuraxial blockades in Sweden 1990–1999. Anesthesiology 2004; 101: 950–9.

  15. Cook TM, Counsell D, Wildsmith JA: Major complications of central neuraxial block: report on the Third National Audit Project of the Royal College of Anaesthetists. Br J Anaesth 2009; 102: 179–90.

  16. Brull R, McCartney CJ, Chan VW, El-Beheiry H: Neurological complications after regional anesthesia: contemporary estimates of risk. Anesth Analg 2007; 104: 965–74.

  17. Pogatzki-Zahn EM, Wenk M, Wassmann H, Heindel WL, Van Aken H: Complications of regional anesthesia: diagnostic and management. Anasthesiol Intensivmed Notfallmed Schmerzther 2007; 42: 42–52.

  18. Gogarten W, Vandermeulen E, Van Aken H, Kozek S, Llau J, Samama C: Regional Anesthesia and Antithrombotic/Antiplatelet Drugs Recommendations of the European Society of Anaesthesiology. Eur J Anaesthesiol 2010; 12: 999–1015.

  19. Volk T, Engelhardt L, Spies C, et al.: Incidence of infection from catheter procedures for regional anesthesia: first results from the network of DGAI and BDA. Anaesthesist 2009; 58: 1107–12.

  20. Monk TG, Saini V, Weldon BC, Sigl JC: Anesthetic management and one-year mortality after noncardiac surgery. Anesth Analg 2005; 100: 4–10.

  21. Kehlet H, Dahl JB: Anaesthesia, surgery, and challenges in post-operative recovery. Lancet 2003; 362: 1921–8.

  22. Wu CL, Rowlingson AJ, Herbert R, Richman JM, Andrews RA, Fleisher LA: Correlation of postoperative epidural analgesia on morbidity and mortality after colectomy in Medicare patients. J Clin Anesth 2006; 18: 594–9.

  23. Mellin-Olsen J, Staender S, Whitaker DK, Smith AF: The Helsinki Declaration on Patient Safety in Anaesthesiology. Eur J Anaesthesiol 2010; 27: 592–7.

  24. Münsteraner Erklärung: Gemeinsame Stellungnahme des BDA und der DGAI zur Parallelnarkose. Anaesth Intensivmed 2005; 46: 32–4.

  25. Gottschalk A, Sharma S, Ford J, Durieux ME, Tiouririne M: Review article: the role of the perioperative period in recurrence after cancer surgery. Anesth Analg 2010; 110: 1636–43.

Аллерген c68 — артикаин/ультракаин, IgE

Артикаин (ультракаин) — местный анестетик амидного типа ряда тиофенов. Аллергия к этому препарату встречается редко и может проявляться в виде кожной сыпи, зуда вокруг места укола, ринита, а в тяжелых случаях в виде ангионевротического отека и анафилактического шока. Определение специфического иммуноглобулина Е к данному аллергену в повышенном количестве указывает на наличие сенсибилизации организма к нему.

Лекарственная аллергия — это специфическая реакция иммунной системы на лекарственные препараты.

Лекарственная аллергия может возникнуть как осложнение при лечении основного заболевания либо вследствие длительного контакта с лекарственными препаратами (у врачей, медицинских работников, фармацевтов). Основными причинами развития аллергии к лекарствам являются наследственные факторы, наличие других видов аллергии, длительное применение лекарств, одновременное применение большого числа различных препаратов, передозировка (в этом случае речь идет о псевдоаллергической реакции). Аллергическую реакцию могут спровоцировать любые лекарственные средства, однако самыми распространенными аллергенами являются антибиотики, местные анестетики, нестероидные противовоспалительные препараты и др. Для этого вида аллергии характерны следующие симптомы: покраснение кожи, зуд, различные виды кожных высыпаний, круглогодичный конъюнктивит. Аллергические реакции на медикаменты развиваются от нескольких секунд до нескольких часов и могут вызвать приступ бронхиальной астмы, крапивницу, отек Квинке, аллергический насморк или анафилактический шок. При наличии аллергии на определенное лекарство следует учитывать, что она также может проявиться при применении медикаментов со сходным составом.

Исследование проводится только на 1-й тип аллергических реакций. Отрицательный результат теста не может дать гарантию отсутствия аллергической реакции другого типа.

Синонимы русские

Специфические иммуноглобулины класса Е к артикаину (ультракаину).

Синонимы английские

Allergen с68 – Articaine/Ultracaine; IgE.

Метод исследования

Иммуноферментный анализ (ИФА).

Единицы измерения

МЕ/мл (международная единица на миллилитр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Артикаин – международное название местного анестетика амидного типа, широко распространенного под следующими торговыми названиями: Ультракаин, Ультракаин Д-С, Ультракаин Д-С форте, Альфакаин, Убистезин, Примакаин.

Препарат применяется для инфильтрационной и проводниковой анестезии, чаще всего в стоматологической практике. Анестетик попадает в клетки нервного волокна, в которых блокирует вход ионов натрия, тем самым временно прекращая проведение нервного импульса. Артикаин относится к местным анестетикам с достаточно сильным анестезирующим эффектом, действие наступает практически сразу после введения и продолжается до нескольких часов.

Одним из побочных эффектов применения артикаина является развитие аллергической реакции у сенсибилизированных лиц, что происходит достаточно редко, но может приводить к серьезным последствиям. Реакция развивается по типу гиперчувствительности немедленного типа – в течение нескольких минут или часов. Как правило, легкая форма аллергии протекает с появлением гиперемии или крапивницы, зуда в месте введения препарата, аллергических дерматитов. В более тяжелых случаях развиваются аллергический ринит и конъюнктивит, бронхиальная астма. Самыми тяжелыми проявлениями являются ангионевротический отек (отек Квинке) и анафилактический шок, вовлекающие в процесс жизненно важные сердечно-сосудистую и дыхательную системы, что требует неотложного медицинского вмешательства.

Для чего используется исследование?

  • Диагностика аллергических реакций немедленного типа на артикаин/ультракаин;
  • дифференциальная диагностика причин развития аллергических реакций у детей и взрослых на фоне использования местных анестетиков.

Когда назначается исследование?

  • При планировании местной анестезии артикаином/ультракаином у пациентов с подозрением на аллергию к местным анестетикам;
  • при обследовании детей и взрослых с крапивницей, кожным зудом, аллергическим ринитом, конъюнктивитом, бронхиальной астмой, ангиотеками, анафилактическим шоком после применения местных анестетиков.

Что означают результаты?

Референсные значения: 0.00 — 0.35 МЕ/мл.

Причины положительного результата:

  • гиперчувствительность немедленного типа к артикаину/ультракаину.

Причины отрицательного результата:

  • отсутствие IgE-сенсибилизации к данному аллергену;
  • длительное ограничение или исключение контакта с аллергеном.
  • успешное проведение АСИТ.

Тиопентал натрия \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Тиопентал натрия (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Тиопентал натрия Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
«Преступления против жизни в странах общего права»
(Малешина А.В.)
(«Статут», 2017) Смертельная инъекция в зависимости от состава может быть трехкомпонентной, двухкомпонентной и однокомпонентной. Трехкомпонентный препарат предполагает использование комбинации из трех химических соединений — натрия тиопентала или пентобарбитала, панкурония бромида или, как его часто называют, павулона, и хлорида калия. Вводимые поочередно, они приводят последовательно к бессознательному состоянию, параличу диафрагмы и, как результат, прекращению работы легких и дыхания и остановке сердца соответственно. В силу нехватки лекарств и невозможности их производства фармацевтическими компаниями в должном объеме некоторые штаты заменили ее на комбинацию двух препаратов или на введение только одной дозы анестезирующего вещества. В настоящее время к последнему способу прибегают восемь штатов (Аризона, Джорджия, Айдахо, Миссури, Огайо, Южная Дакота, Техас и Вашингтон). В трехкомпонентном протоколе за всю историю существования летальной инъекции именно первый препарат являлся наиболее стабильным и часто заменялся аналогами. В качестве первого препарата использовался тиопентал натрия, затем многие штаты (Алабама, Аризона, Делавэр, Флорида, Джорджия, Айдахо, Миссисипи, Миссури, Огайо, Оклахома, Южная Каролина, Южная Дакота, Техас и Вирджиния) были вынуждены заменить его на пентобарбитал. Данный препарат является более сильнодействующим, поскольку является барбитуратом, и его передозировка вызывает смерть от остановки дыхания, в то время как тиопентал натрия широко применяется в медицинской практике для введения лица в общий наркоз.

Нормативные акты: Тиопентал натрия

Частота передозировки анестетика при анестезии с контролем средней альвеолярной концентрации на большой высоте

Med Gas Res. Октябрь-декабрь 2018 г .; 8 (4): 150–153.

Хуан К. Хиральдо

1 Отделение кардиоторакальной анестезии, Fundación Cardioinfantil-Instituto de Cardiología, Богота, Колумбия

Claudia Acosta

0005

, Калифорния, США 3 Лаборатория исследования сосудистой функции, Fundación Cardioinfantil-Instituto de Cardiología, Богота, Колумбия

1 Отделение кардиоторакальной анестезии, Fundación Cardioinfantil-Instituto de Cardiología, Богота

0003, Колумбия, Колумбия,

0003, Колумбия,

3 Лаборатория исследования сосудистой функции, Fundación Cardioinfantil-Instituto de Cardiología, Богота, Колумбия

Автор

Вклад авторов

Ведение пациентов: JG и CA; концепция, дизайн и сбор данных: MG; Составление и возврат рукописи: JG, CA и MG. Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи для публикации.

Поступило 21.09.2018 г .; Принято 2 ноября 2018 г.

Это журнал с открытым доступом, и статьи распространяются в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0, которая позволяет другим делать ремиксы, настраивать и развивать работу в некоммерческих целях. при условии предоставления соответствующего кредита и лицензирования новых творений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

В этом исследовании сообщается о частоте передозировки анестетика, измеренной с помощью биспектрального индекса в высокогорном городе (Богота, Колумбия, 2600 метров над уровнем моря). Мы собрали перспективную когорту пациентов. Были описаны предоперационные переменные, и через 10 минут после хирургического разреза были записаны биспектральный индекс, средняя альвеолярная концентрация, среднее артериальное давление и сатурация кислорода. Биспектральный индекс классифицировался как поверхностный (60), адекватный (40–60) и глубокий (> 40).Средняя альвеолярная концентрация классифицировалась как низкая (<0,8), нормальная (0,8–1,2) и высокая (> 1,2). Мы включили 50 пациентов. Средний возраст пациентов составил 36,3 ± 13,5 года; 48% были мужчинами и 78% были отнесены к ASA I. Средние значения средней альвеолярной концентрации и биспектрального индекса составили 1,14 ± 0,18 и 38,66 ± 6,9 соответственно. Частота передозировки анестетика, измеренная с помощью биспектрального индекса, составила 54% и только 20% со средней альвеолярной концентрацией. В целом 78% пациентов получили нормальные средние значения альвеолярной концентрации, из них 49% имели уровни глубокого биспектрального индекса и 51% были адекватными.Не было корреляции между средней альвеолярной концентрацией и биспектральным индексом (Pearson r = 0,161, P = 0,246) или между биспектральным индексом и средним артериальным давлением (Pearson r = 0,367, P = 0,08). У всех пациентов старше 60 лет наблюдались уровни глубокого биспектрального индекса, и хотя мы не выявили корреляции между возрастом и биспектральным индексом, наблюдалась тенденция (Pearson r = –0,087, P = 0,538). Безопасная и эффективная передозировка анестезии может быть обычным явлением.Анестезия под контролем биспектрального индекса может быть полезным и надежным инструментом в оценке и предотвращении передозировки анестезии на большой высоте. Исследование было одобрено этическим комитетом Fundación Cardioinfantil-Instituto de cardiología, Богота, Колумбия (утвержденный номер: 312017).

Ключевые слова: общая анестезия, передозировка наркотиками, биспектральный индекс, средняя альвеолярная концентрация, высота, ингаляция, интраоперационная осведомленность.

ВВЕДЕНИЕ

Средняя альвеолярная концентрация (MAC) использовалась как индикатор гипнотического компонента анестезии.Его надежность была подвергнута сомнению из-за его изменений с физиологическими переменными, патологиями и барометрическим давлением. 1 Кроме того, MAC описывает ингибирование двигательной реакции на вредную стимуляцию.2 Передозировка анестетика при анестезии под MAC-контролем не редкость и может привести к увеличению риск осложнений, таких как длительное время восстановления, обструкция верхних дыхательных путей, послеоперационный делирий, длительность пребывания в больнице, тошнота или рвота, особенно у пациентов с хрупкостью3. Недостаточная дозировка может увеличить риск интраоперационной осведомленности.4

Передозировка анестезией не связана с гемодинамическими параметрами. Поэтому для оценки уровня сознания и предотвращения передозировки анестезией был введен биспектральный индекс (BIS). BIS — это анализ электроэнцефалограммы пациента во время общей анестезии, который оценивает глубину анестезии и показал высокий уровень точности3.

Описано влияние высоты на парциальное давление и плотность анестезирующих газов. Поведение расходомеров и испарителей непостоянно в гипобарических условиях, и ПДК не так надежен, как на уровне моря из-за закона Дальтона (поскольку атмосферное давление уменьшается с высотой, парциальное давление кислорода падает). 5 Таким образом, на больших высотах анестезиологи пытаются компенсировать гипобарическую среду более высоким MAC, что, в свою очередь, может увеличить риск передозировки анестетика. Безопасная и эффективная анестезия на большой высоте является проблемой для анестезиологов, и примерно 140 миллионов человек во всем мире живут на высоте более 2500 м (8000 футов) .5

Таким образом, в этом исследовании сообщается о частоте передозировки анестетика, измеренной с помощью BIS на большой высоте. город (Богота, Колумбия, 2600 м [8661 фут] над уровнем моря) при ингаляционной анестезии под контролем MAC.Это исследование направлено на улучшение анестезии на большой высоте, документирование и снижение частоты передозировки анестезии, а также продвижение использования анестезии под контролем BIS.

СУБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ

Субъекты

Мы собрали проспективную когорту пациентов, перенесших операции низкого риска в Fundacion Cardioinfantil-Instituto de Cardiologia, с исследованием физического состояния I или II Американского общества анестезиологов (ASA). Все пациенты получали ингаляционную анестезию севофлураном.

Критериями исключения были наличие неврологического заболевания, использование противосудорожных препаратов, злоупотребление алкоголем и предыдущие интраоперационные воспоминания. Чтобы избежать предвзятости, анестезиологи, ведущие дела, не знали, что пациент был выбран для исследования. Все пациенты предоставили письменное согласие на участие в исследовании, и исследование было одобрено этическим комитетом Fundación Cardioinfantil-Instituto de Cardiología (номер одобрения: 312017). Это исследование соответствует руководящим принципам Сводных стандартов отчетности об испытаниях (CONSORT).

Переменные

Перед процедурой были собраны дооперационные переменные. Через десять минут после хирургического разреза были измерены и задокументированы для исследования переменные BIS, MAC, среднее артериальное давление (САД) и насыщение кислородом. Значения BIS были классифицированы как поверхностные (> 60), адекватные (40–60) и глубокие (> 40). ПДК классифицировался как низкий (<0,8), нормальный (0,8–1,2) и высокий (> 1,2).

Биспектральный индекс

Все пациенты получали анестезию под контролем МАК, а BIS измеряли отдельно через 10 минут после хирургического разреза.Для измерений BIS мы использовали датчики BIS QUATROTM (Coviden Ireland Limited, IDA Business & Technology Park, Талламор). Перед установкой датчика мы протирали кожу пациентов сухим спиртом. Затем позиционируем датчик по диагонали на лбу, края датчиков прижимаем для правильного прилегания. Наконец, датчик был вставлен в интерфейсный кабель пациента.

Датчик был подключен к СИСТЕМЕ МОНИТОРИНГА BIS VISTA TM (Aspect Medical System Inc., One Upland Road, Норвуд, Массачусетс, США).

Статистический анализ

Исходные демографические и клинические характеристики были обобщены с использованием описательной статистики. Для непрерывных переменных данные представлены в виде среднего или медианного значения, а также стандартных отклонений или межквартильного размаха. Описана частота передозировки анестетика. Мы выполнили коэффициент корреляции Пирсона между MAP и BIS, возрастом и BIS, а также MAC и BIS. Статистический анализ выполнялся с помощью программы Stata SE 14 (StataCorp. 2015. Статистическое программное обеспечение Stata: выпуск 14.Колледж-Стейшн, Техас, США: StataCorp LP). На протяжении всего анализа использовался уровень значимости 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В целом в исследование были включены 50 пациентов со средним возрастом 36,3 ± 13,5 лет, 48% были мужчинами и 78% были отнесены к категории ASA I. Средние значения MAC и BIS составили 1,14 ± 0,18. и 38,66 ± 6,9 соответственно (). Двадцать шесть (42%) пациентов прошли общую хирургическую процедуру, 14 (28%) ортопедических, 6 (3%) гинекологических, 3 (1,5%) урологических и 1 (0,5%) грудных.

Таблица 1

13113 IS 9010
Переменные n (StD)
Мужской (%) 24 (48)
Возраст (лет) 36,3
Вес (кг) 69,8 (12,3)
Высота (см) 167 (9,1)
ИМТ (кг / м 2 ) 24,9 (3,8)
38,6 (6,9)
ASA I 39 (78)
ЧСС (уд / мин) 65 (10. 9)
MAC 1,14 (0,1)

Частота передозировки анестетика, измеренная с помощью BIS, составила 54% (). Семьдесят восемь процентов пациентов получили нормальные значения MAC, и среди этих пациентов 49% показали глубокие и 51% адекватные значения BIS. Десять пациентов получили высокие значения MAC. Среди них 70% имели глубокий и 30% адекватный уровень BIS. Только один пациент получил низкое значение МАК, у этого пациента был высокий уровень BIS (). Мы не обнаружили корреляции между MAC и BIS (Pearson r = 0.161, P = 0,246) или между BIS и MAP (Pearson r = 0,367, P = 0,08).

Частота передозировки анестетика при анестезии под контролем МАК.

Примечание: 46% пациентов имели адекватные уровни BIS, а 54% — глубокие уровни BIS. MAC: средняя альвеолярная концентрация; BIS: биспектральный индекс.

Распределение значений BIS по категориям MAC.

Примечание. Двадцать процентов пациентов получили высокие значения MAC. Среди них 70% имели глубокий и 30% адекватный уровень BIS.Семьдесят восемь процентов пациентов получили нормальные значения MAC, и среди этих пациентов 49% показали глубокие и 51% адекватные значения BIS. Все пациенты, получившие низкие значения МАК, имели глубокие уровни BIS. MAC: средняя альвеолярная концентрация; BIS: биспектральный индекс.

Распределение значений BIS по категориям MAP описано в. В целом, 70% пациентов с САД> 90 мм рт. Ст. Имели адекватные уровни BIS, а 66% пациентов с MAP <60 мм рт. Ст. Имели адекватные уровни BIS. Все пациенты старше 60 лет и 65% пациентов в возрасте от 36 до 59 лет имели высокий уровень BIS.Хотя не было обнаружено корреляции между возрастом и BIS, наблюдалась тенденция между переменными (Pearson r = –0,087, P = 0,538) (). Частота передозировки, измеренная с помощью BIS, составила 54% и 20% с MAC.

Распределение значений BIS по категориям MAP (<60 мм рт. Ст., 60–90 мм рт. Ст.,> 90 мм рт. Ст.).

Примечание. Семьдесят процентов пациентов с САД> 90 мм рт. Ст. Имели адекватные уровни BIS, а 66% пациентов с MAP <60 мм рт. Ст. Имели адекватные уровни BIS.Все пациенты старше 60 лет и 65% пациентов в возрасте от 36 до 59 лет имели высокий уровень BIS. САД: среднее артериальное давление; BIS: биспектральный индекс.

Корреляция между возрастом и уровнями BIS.

Примечание: не было обнаружено корреляции между возрастом и BIS (Pearson r = –0,087, P = 0,538). BIS: Биспектральный индекс.

ОБСУЖДЕНИЕ

Достижение и поддержание оптимальной глубины анестезии является сложной задачей для анестезиологов. Это требует создания баланса между введением анестетика и подавлением реакции на хирургические раздражители.6,7 Достижение адекватной глубины анестезии может предотвратить интраоперационную осведомленность, обструкцию верхних дыхательных путей и послеоперационный делирий, обеспечить оптимальные условия для операции и сократить время восстановления, особенно у пациентов с хрупкостью. 8 В настоящем исследовании оценивалась глубина анестезии с использованием BIS, чтобы установить, связано ли введение анестезии под контролем МАК с передозировкой анестетика на большой высоте.

Отслеживание глубины анестезии необходимо для достижения адекватной дозировки анестетиков.6,9,10 BIS-мониторы обрабатывают корковый электроэнцефалографический сигнал, который обеспечивает косвенное измерение уровня сознания. Значения BIS находятся в диапазоне от 0 до 100, где 0 соответствует отсутствию активности мозга, а 100 соответствует состоянию бодрствования. Значения от 40 до 60 отражают адекватную гипнотическую плоскость у пациентов, перенесших операцию.9,11,12 Punjasawadwong et al.9 пришли к выводу, что значения BIS в диапазоне от 40 до 60 могут снизить потребление анестетика и время послеоперационного восстановления (открытие глаз, реакция на заказы, экстубация и продолжительность пребывания).

Более 50% наших пациентов и все пациенты старше 60 лет имели значения BIS <40 при анестезии под контролем МАК. Монк и др. 13 описали связь между низкими значениями BIS и худшей выживаемостью из-за возможного токсического воздействия летучей анестезии на клетки мозга. В других исследованиях была описана связь между значениями BIS менее 45 и смертностью.7,14

При долгосрочном наблюдении за исследованием B-Aware 15 пациентов со значениями BIS <40 в течение более 5 минут имели более высокие показатели. риск смерти.В подгруппе кардиохирургических больных большая совокупная продолжительность BIS <45 была связана с худшей долгосрочной выживаемостью, острым инфарктом миокарда и инсультом. Одним из ограничений этого исследования было отсутствие ковариат, таких как информация об интраоперационной гипотензии, которая была независимо связана с плохими результатами3.

В настоящее время анестезия под контролем МАК имеет некоторые недостатки. MAC описывает подавление двигательной реакции на вредную стимуляцию и изменяется несколькими факторами, включая возраст, ожирение, температуру, концентрацию натрия, анемию, генетические мутации, заболевания и атмосферное давление. 6,8 Обездвиживающая сила анестетика отражает его воздействие на спинной мозг, а не на состояние сознания. Это могло объяснить, почему 49% пациентов с адекватным MAC имели глубокие значения BIS. В клинической практике ряд факторов побуждает анестезиологов использовать высокие значения МАК, например, интраоперационный отзыв, хорошие хирургические условия и меньшее количество корректировок дозы.2

Мы не обнаружили взаимосвязи между глубиной анестезии (измеренной с помощью BIS) и гемодинамическими переменными. (MAP и частота сердечных сокращений).16 Эти результаты согласуются с литературными данными. Движения пациента в ответ на ядовитую стимуляцию, гипертонию, тахикардию и слезотечение, несмотря на то, что они являются важными признаками, ненадежны и не связаны с состоянием сознания.16

Было показано, что использование анестезии под контролем BIS снижает эффективность анестезии. дозировки, уменьшить побочные эффекты и добиться более быстрого восстановления.9 Наблюдение за корковыми функциями с помощью BIS обеспечивает более точное измерение и помогает определить правильную дозу снотворных. Частота передозировки анестетика была выше, чем ожидалось, в группе пациентов с низким риском; это вызывает беспокойство, поскольку анестезия под контролем МАК может быть ненадежным методом на большой высоте. Анестезиологи могут попытаться компенсировать гипобарическую среду, используя более высокий MAC, что может привести к повышенному риску передозировки анестетика. Таким образом, BIS является важным инструментом, который может помочь анестезиологу предотвратить передозировку снотворного и улучшить продолжительность пребывания в стационаре и послеоперационные результаты у пациентов из группы низкого риска.Однако необходимы более масштабные исследования, чтобы можно было проанализировать физиологические эффекты анестезиологических газов на большой высоте и стандартизировать уровень ПДК в зависимости от высоты.

Есть еще некоторые ограничения. Первое ограничение — это размер выборки. Необходимы более масштабные исследования с более высокой эффективностью, чтобы можно было сделать более убедительные выводы. Кроме того, это исследование отражает опыт одного центра.

В заключение, безопасная и эффективная анестезия на большой высоте является проблемой для анестезиолога, и передозировка анестезией может быть обычным явлением.Частота передозировки анестетика с адекватным MAC была выше, чем ожидалось, и мы не обнаружили четкой взаимосвязи между BIS и MAC или показателями жизненно важных функций и передозировкой анестезии. Анестезия под MAC-контролем не так надежна, как считалось ранее. Анестезия под контролем BIS может быть полезным инструментом для анестезиолога на большой высоте, чтобы предотвратить передозировку.

Благодарность

Мы хотели бы поблагодарить исследовательский отдел за рекомендации и исправления, внесенные в эту рукопись.

Сноски

Конфликт интересов

Конфликт интересов отсутствует.

Финансовая поддержка

Нет.

Заявление институционального наблюдательного совета

Исследование было одобрено этическим комитетом Fundación Cardioinfantil-Instituto de cardiología, Богота, Колумбия (утвержденный номер: 312017).

Заявление о согласии пациента

Авторы удостоверяют, что они получили формы согласия пациентов.В форме пациенты дали согласие на публикацию их изображений и другой клинической информации в журнале. Пациенты понимают, что их имена и инициалы не разглашаются и что будут приложены все усилия, чтобы скрыть их личность, но анонимность не может быть гарантирована.

Отчетность

Это исследование соответствует руководящим принципам Сводных стандартов отчетности по испытаниям (CONSORT).

Отчет биостатистики

Статистические методы этого исследования были проанализированы биостатистом Университета дель Росарио.

Лицензионное соглашение об авторских правах

Лицензионное соглашение об авторских правах было подписано всеми авторами перед публикацией.

Заявление о совместном использовании данных

Индивидуальные данные участников, лежащие в основе результатов, представленных в этой статье, после деидентификации (текст, таблицы, рисунки и приложения). Протокол исследования и форма информированного согласия будут доступны сразу после публикации без даты окончания. Результаты будут распространяться посредством презентаций на научных встречах и / или публикации в рецензируемом журнале.Анонимные данные испытаний будут доступны на неопределенный срок на сайте www.figshare.com.

Проверка на плагиат

Проверено дважды iThenticate.

Экспертная проверка

Внешняя экспертная оценка.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Джеймс М.Ф., Уайт Дж. Ф. Анестезиологические соображения на умеренной высоте. Anesth Analg. 1984; 63: 1097–1105. [PubMed] [Google Scholar] 2. Duarte LTD, Сараива, Р.А. Иммобилизация: необходимое действие ингаляционных анестетиков. Rev Bras Anestesiol.2005; 55: 100–117. [PubMed] [Google Scholar] 3. Шорт Т.Г., Лесли К., Кэмпбелл Д. и др. Пилотное исследование проспективного рандомизированного двойного слепого исследования влияния глубины анестезии на долгосрочные результаты. Anesth Analg. 2014; 118: 981–986. [PubMed] [Google Scholar] 5. Лейсснер КБ, Махмуд Ф.У. Физиология и патофизиология на большой высоте: рекомендации анестезиолога. Дж. Анест. 2009; 23: 543–553. [PubMed] [Google Scholar] 6. Аранаке А, Машур Г.А., Авидан М.С. Минимальная альвеолярная концентрация: актуальность и клиническая применимость.Анестезия. 2013; 68: 512–522. [PubMed] [Google Scholar] 7. Эгер Э.И. Возраст, минимальная концентрация альвеолярного анестетика и минимальная концентрация альвеолярного анестетика — бодрствование. Anesth Analg. 2001; 93: 947–953. [PubMed] [Google Scholar] 8. Ким Дж. К., Ким Д. К., Ли MJ. Связь биспектрального индекса с минимальной альвеолярной концентрацией во время анестезии изофлураном, севофлураном или десфлураном. J Int Med Res. 2014; 42: 130–137. [PubMed] [Google Scholar] 9. Punjasawadwong Y, Phongchiewboon A, Bunchungmongkol N. Биспектральный индекс для улучшения доставки анестетика и послеоперационного восстановления.Кокрановская база данных Syst Rev. 2014; 17: 38–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Норейка В., Джилханкангас Л., Моро Л. и др. Сознание потеряно и найдено: субъективные переживания в безответном состоянии. Brain Cogn. 2011; 77: 327–334. [PubMed] [Google Scholar] 11. Повар TM. Осведомленность об анестезии и биспектральный индекс. N Engl J Med. 2008; 359: 430–431. [PubMed] [Google Scholar] 12. Recart A, Gasanova I, White PF, et al. Влияние церебрального мониторинга на восстановление после общей анестезии: сравнение устройств слухового вызванного потенциала и биспектрального индекса со стандартной клинической практикой.Anesth Analg. 2003. 97: 1667–1674. [PubMed] [Google Scholar] 13. Монах Т.Г., Сайни V, Велдон BC, Sigl JC. Анестезиологическое обеспечение и однолетняя смертность после внесердечной хирургии. Anesth Analg. 2005; 100: 4–10. [PubMed] [Google Scholar] 14. Дэвидсон А.Дж., Чарнецки С. Биспектральный индекс у детей: сравнение изофлурана и галотана. Br J Anaesth. 2004; 92: 14–17. [PubMed] [Google Scholar] 15. Лесли К., Майлз П.С., Форбс А., Чан MTV. Влияние мониторинга биспектрального индекса на долгосрочную выживаемость в исследовании B-осведомленный.Anesth Analg. 2010; 110: 816–822. [PubMed] [Google Scholar]

UCSD, Док, который принимал участие в судебных процессах по делу о передозировке в больничном туалете,

В течение многих лет больничная система Калифорнийского университета в Сан-Диего (UCSD) позволяла одному из своих анестезиологов вводить седативные препараты пациентов, зная, что у него давняя зависимость от фентанила и других лекарств, что он лечился от зависимости и что он Согласно судебным документам, обычно брал из аптеки гораздо больше анестетиков, чем его сверстники.

Чего руководство UCSD не осознало, так это того, что Брэдли Гленн Хэй, доктор медицины, воровал и вводил себе обезболивающие в течение очень долгого времени, как показывают судебные документы.

Как он признал в 4,5-часовом осаждении в ноябре, 44-летний Хэй спорадически вынимал фентанил и другие контролируемые вещества из аптечных автоматов UCSD, начиная с первого года резидентуры по анестезиологии в 2003 году, аж от пяти до восьми раз в день. .

Брэдли Гленн Хэй, доктор медицины, дает показания в ноябре 2019 года.

Часто он вводил анестезию своим пациентам, когда сам находился под воздействием этих препаратов, иногда в течение всей смены, признал он, и согласно судебным искам, возбужденным на федеральном уровне и уровне штата.

И его никогда не останавливали.

То есть не раньше 27 января 2017 года.

Именно тогда он ввел анестезию пациенту ортопедической хирургии Рэнди Дало и повел его в хирургическую комнату для восстановления.Затем Хэй зашел в кабинку в соседней ванной и ввел себе успокоительное, которое должно было использоваться для операции Дало, как он позже признался, что делал это обычно.

Однако на этот раз лекарство было суфентанилом, в 5-10 раз более сильным, чем фентанил. Он сказал, что совершил ошибку.

Несколько мгновений спустя медсестра нашла Хэя: «без сознания, он лежал лицом вниз на полу туалета для пациента / персонала, весь в рвоте, со спущенными штанами до щиколоток», согласно отчету Медицинского совета Калифорнии.

«The Gig’s Up»

«Ну, меня поймали», — вспомнил он, когда проснулся от горстки медперсонала, стоявшей над ним. «Я … концерт закончился».

В октябре того же года государственная медицинская комиссия предъявила обвинение Хэю, а в апреле 2018 года приказала ему отказаться от лицензии.

Теперь перед UCSD, его заведующим кафедрой анестезиологии Джерардом Манеке-младшим, доктором медицины, хирургом-ортопедом Ричардом Тоддом Алленом и медсестрой-анестезиологом Тэмми Нодлер, поданы два иска в суды штата и федеральный суд.

UCSD отказался комментировать незаконченный судебный процесс. Адвокат Бартон Хегелер, представляющий Хэя в этих двух исках, отказался от комментариев, за исключением того, что сказал, что «доктор Хэй принял на себя ответственность за свои действия и крайне сожалеет о своем поведении».

Первая жалоба, поданная в ноябре 2018 года в Верховный суд Сан-Диего Дало и его женой Карен, утверждает, что Хэй и медсестра-анестезиолог Тэмми Нодлер «не предоставили достаточное количество анестезии Рэнди Дало, что привело к причинению ему вреда», и что они сфальсифицировали медицинскую карту, преувеличив, сколько анестезии получил Дало.

В жалобе Далоса утверждается, что после операции Рэнди вспомнил, как во время операции видел нечетких людей и яркий свет, что он чувствовал себя парализованным и пытался кричать, предполагая, что Дало не только получил недостаточную анестезию, чтобы спать во время операции, но и что у него была ужасающая хирургическая осведомленность, сказал его адвокат Юджин Иредейл.

«Когда он очнулся после операции, он испытывал мучительную боль», — сказала Джулия Ю, помощник адвоката Иредейла. «Ему постоянно снились кошмары, день за днем.«

The Dalos сказал, что последствия недостаточной анестезии заставили Рэнди страдать «депрессией, тревогой, эмоциональным и психическим расстройством, прошлой, настоящей и будущей болью и страданиями, потерей консорциума и экономическими потерями, связанными с прошлыми и будущими медицинскими расходами».

Широкое распространение хирургической осведомленности?

Это подняло проблему, подробно описанную во втором иске, поданном в Окружной суд США Южного округа Калифорнии 24 января 2020 г. от имени Синтии Лопес и ее покойного мужа Роберта Лопеса, которым была сделана операция по установке трансплантата для доступа к диализу. в тот же день, что и Дало.(Позднее он умер от не связанных причин.)

В жалобе утверждается, что Хэй украл анестетики у Лопеса для собственного использования, но что официальные лица UCSD не сообщили Лопесу или его жене — или любым другим пациентам, которые находились под опекой Хэя, — что Хэй украл лекарства и, возможно, находился под влияние во время их процедур.

Это нарушает закон Калифорнии, который требует, чтобы больницы сообщали штату о нежелательных явлениях и должны информировать пациентов об этом нежелательном явлении в соответствии с федеральной жалобой.Ответчики и контролирующие должностные лица в UCSD «были обязаны проинформировать пациентов о следующем: (1) что Хэй проводил анестезию во время операций пациента, чтобы использовать личные данные пациентов для кражи фентанила, который был предназначен для использования пациентами; ( 2) что Хэй фальсифицировал медицинские записи пациентов, чтобы скрыть свое незаконное присвоение контролируемых веществ, и (3) что Хэй находился под воздействием наркотиков в то время, когда он проводил анестезию во время операций пациентов ».

Также вырисовывается ужасающая возможность, сказал Иредейл, что некоторые или даже многие из пациентов Хэя испытали хирургическое сознание; им, возможно, дали достаточно успокоительного, чтобы они успокоились, не давали им говорить или кричать, но не настолько, чтобы они не чувствовали мучительную боль, видели, слышали и нюхали все, что происходило вокруг них.

800 пациентов с апреля 2016 г.

Иредейл поделился с MedPage сегодня документов UCSD, полученных во время открытия, которое показало, что с апреля 2016 года по конец января 2017 года — период, когда у Хэя была передозировка в ванной UCSD и когда Хэй был «зависим от фентанила, но также от дилаудида и морфина» — — он оказал помощь примерно 800 пациентам, «чьи даты лечения и номера пациентов указаны как экспонат».

Иредале подчеркнул, что в своих показаниях Хэй полностью сотрудничал с ним и был честен и искренне раскаялся.

«Показания доктора Хэя были одними из самых правдивых и невероятно точных показаний, которые можно было бы когда-либо услышать», — сказал Иредейл.

Хэй подробно объяснил, как он избежал ареста, часто заказывая больше лекарств, чем ему нужно для успокоения пациента, поэтому некоторые из них нужно было «потратить впустую» или выбросить в раковину или емкость перед свидетелями, согласно больнице. политика утилизации наркотиков. Но он часто заменял физиологический раствор и оставлял лишнее лекарство — если он еще не вводил его себе.

В своих показаниях он признал, что менял физиологический раствор на наркотики примерно 800 раз в 2016 и 2017 годах, и что примерно 50 раз его коллеги были свидетелями того, как он впустую употреблял лекарство, которое на самом деле не было лекарством или не было полностью лекарством, без вопросов.

Он добавил, что часто вводил анестезию нескольким пациентам одновременно, переходя из комнаты в комнату по мере развития болезни, что давало ему доступ к еще большему количеству седативных препаратов.

Адвокаты: UCSD должен сообщить пациентам Хэя

«Самая большая вина лежит не на докторе. Хэя, чьи недостатки были индивидуальными и были результатом слишком человеческой слабости, — сказал Иредейл. — Вина кроется в институциональном отсутствии процедур, направленных на предотвращение этого. Вина кроется в его начальстве, которое не понимало, что зависимость — это проблема на всю жизнь, которая требует контроля ».

Иредейл добавил, что «неизбежно», что многие пациенты, находящиеся под опекой Хэя во время операции, имели недостаточную анестезию до такой степени, что они могли осознавать хирургическое вмешательство, чувствовать боль или иметь другие психические последствия.

«Учитывая постоянные кражи, неоспоримые доказательства того, что пять-восемь раз в день Хэй стрелял в туалете больницы, учитывая, что у него было серьезное пристрастие … Единственная проблема заключается в том, сколько пациентов пострадали, не понимая, что причина не было физическим заболеванием или хирургической болью, сопутствующей самой процедуре, а явилось результатом жестокого обращения с ними », — сказал Иредейл.

Иредейл высказал особенно резкие слова в адрес начальника отделения анестезиологии Манеке, который нанял Хэя в качестве терапевта в 2008 году после его резидентуры.

«Он знал, что анестезиологи в силу их профессии гораздо чаще злоупотребляют наркотиками, потому что они очень доступны», — сказал Иредейл. «И он знал, что доктор Хэй ранее был обнаружен в состоянии алкогольного опьянения, и ранее ему приходилось проверять себя в Бетти Форд [хорошо известной реабилитационной клинике в Ранчо Мираж, Калифорния], чтобы вылечиться».

«Зная все это, он не консультировал его на регулярной основе, он не организовывал его проверки, он не общался должным образом с аптекой относительно проверок», — сказал Иредейл.И он, и UCSD не уведомили никого из пациентов Хэя после его передозировки в январе 2017 года.

Адвокат

Тимоти Блад, представляющий Синтию Лопес в федеральном иске против Хэя, UCSD и других подсудимых, сказал, что «очень важно, чтобы пациенты были просто уведомлены о том, что это произошло с ними, потому что это может иметь другие последствия, и они они должны понимать, например, просыпаться после операции с ужасающей болью или психологическими осложнениями. Они должны знать, что для этого была причина и какова эта причина.Для их душевного спокойствия ».

Фальсификация хирургических анестетиков вызывает растущую озабоченность в последние 10 лет, особенно в таких громких случаях, как случай с Дэвидом Квятковски, специалистом по катетеризации, который украл фентанил и другие лекарства, предназначенные для пациентов в небольшой больнице Нью-Гэмпшира, а затем использовал эти препараты сам заменял содержимое физиологическим раствором. Квятковски отбывает 39-летний срок в федеральной тюрьме.

Последнее обновление 10 февраля 2020 г.

Пожалуйста, включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии от Disqus.

Непреднамеренная передозировка кетамином в операционной — смешивание ампул

Чемодан

50-летний мужчина с раком в анамнезе и ранее перенесенными операциями на дыхательных путях поступил на жесткую прямую ларингоскопию. Стажер-анестезиолог, укомплектовавший кейс, был первокурсником челюстно-лицевого хирургического ординатора, работавшим в операционной самостоятельно. Консультирующий врач-анестезиолог прописал резиденту ввести пациенту кетамин в рамках общего протокола анестезии.Резидент случайно обнаружил два флакона с кетамином 100 мг / мл вместо обычных флаконов с 10 мг / мл. Поставщик намеревался ввести 95 мг кетамина внутривенно, но ошибочно ввел 950 мг. По завершении хирургического вмешательства у пациента отсрочено выпадение из наркоза. Во время оценки потенциальных причин этого отсроченного появления был обнаружен пустой флакон с кетамином с более высокой концентрацией 100 мг / мл. На основании этого был поставлен предварительный диагноз непреднамеренной передозировки кетамина.Пациент остался интубированным, и его перевели в отделение интенсивной терапии, где он был экстубирован без осложнений. На следующий день его выписали домой.

Автор: Christian Bohringer MD

Этот инцидент описывает общий тип нежелательного явления, связанного с приемом лекарств, которое происходит из-за того, что лекарства либо доступны в ампулах с разной концентрацией, либо ресуспендируются в различных концентрациях, когда они извлекаются из ампулы. 1,2 Этот тип событий чаще встречается при анестезии, чем в других областях медицины, потому что анестезиологи и медсестры-анестезиологи вводят лекарства намного чаще, чем другой медицинский персонал.Фактически, анестезиолог может ввести до полумиллиона доз различных лекарств за время своей профессиональной деятельности. 3

Этот пациент получил внутривенную дозу кетамина, в десять раз превышающую предполагаемую, и, следовательно, у него, вероятно, была тахикардия во время операции, и он не просыпался от анестезии в конце операции. Жесткая прямая ларингоскопия обычно выполняется амбулаторно. 4 Этот пациент, однако, был без нужды госпитализирован в отделение интенсивной терапии для продолжающейся вентиляции с положительным давлением и был вынужден провести дополнительный день в больнице как прямой результат этой непреднамеренной передозировки кетамина.Длительная искусственная вентиляция легких часто связана с вентиляторно-ассоциированной пневмонией. 5 Очень высокие дозы кетамина часто сопровождаются галлюцинациями и другими признаками органического мозгового синдрома. 6,7 У этого пациента не было этих потенциальных осложнений, но ненужная госпитализация и отделение интенсивной терапии были очень дорогостоящими.

Подход к повышению безопасности

Двойная проверка лекарств у второго поставщика

В идеале каждый прием препарата должен проверяться вторым независимым сотрудником.Из-за чрезвычайно большого количества эпизодов приема лекарств в операционной, при нынешнем уровне укомплектования персоналом невозможно иметь второго поставщика медицинских услуг, который независимо проверял бы все назначения лекарств каждому пациенту. Лечащий анестезиолог в этом случае смог бы выявить ошибку и предотвратить ее, если бы он находился в операционной, когда лекарство набиралось в шприц из ампулы.

Из-за очень большого количества случаев введения лекарств в операционной не принято, чтобы лечащий врач наблюдал за всеми лекарствами, набираемыми в разные шприцы. Этот процесс часто также невозможен, потому что в некоторых штатах анестезиологи могут контролировать несколько комнат одновременно, а лекарства часто выписываются разными поставщиками в разных комнатах одновременно.

Однако двойная проверка лекарств не обязательно приведет к уменьшению количества ошибок при приеме лекарств.

На первый взгляд, двойная проверка лекарств кажется здравым подходом к уменьшению количества ошибок. Однако метаанализ пришел к выводу, что в настоящее время недостаточно доказательств того, что двойная проверка приема лекарств по сравнению с однократной связана с более низким уровнем ошибок при приеме лекарств. 8 Среди трех исследований, включенных в этот метаанализ, только одно показало значительную связь между двойной проверкой и меньшим количеством ошибок при приеме лекарств, в то время как другое не показало никакой связи, а третье исследование сообщило только о показателях приверженности протоколу двойной проверки. Следовательно, необходимы исследования более высокого качества, чтобы определить, дает ли двойная проверка достаточные преимущества для безопасности пациентов и в каком контексте, чтобы гарантировать требуемые значительные ресурсы.

Надлежащий надзор за слушателями

Этот случай также демонстрирует важность надлежащего надзора за стажерами.Стажер в этом случае, вероятно, был неопытен и не знал, что на рынке существуют ампулы с разной концентрацией кетамина. Вероятно, более тщательное наблюдение со стороны лечащего анестезиолога могло бы предотвратить это нежелательное явление. Стажеры должны продемонстрировать, что они могут безопасно работать независимо, прежде чем можно будет ожидать, что они будут нести ответственность за жизнь пациента в операционной без прямого личного наблюдения со стороны более опытного анестезиолога.Фактически было обнаружено, что усиленное клиническое наблюдение связано с улучшением клинических и образовательных результатов в области анестезии. 9

Минимум отвлекающих факторов при оформлении лекарств

Очень важно, чтобы медицинские работники сводили к минимуму отвлекающие факторы при составлении лекарств, когда нет никого, кто мог бы с ними дважды проверить лекарство. Составление лекарств и маркировка шприцев должны быть осознанным процессом, требующим полного внимания персонала.При выполнении этой важной задачи следует избегать громкой музыки или других отвлекающих факторов. 10 «Пять прав» приема лекарств, обозначающие правильного пациента, правильное лекарство, правильную концентрацию, правильный путь и правильное время, должны быть гарантированы при каждом приеме препарата. Однако часто возникают системные проблемы, такие как маркировка крошечным шрифтом на ампулах с наркотиками, из-за которых персоналу очень трудно соблюдать эти «Пять прав» при каждом приеме лекарства. Практикующие врачи обязаны сообщать об этих системных проблемах, чтобы их можно было исправить. 11,12

Использование предварительно заполненных заводских шприцев

Предварительно заполненные шприцы доступны на рынке, но используются нечасто в обычных больничных условиях из-за дополнительных затрат, связанных с больницей. Однако они действительно приносят значительные преимущества специалистам по анестезии, включая стерильность, удобство и предполагаемую безопасность. 13

Ограничение количества ампул с различными концентрациями лекарств в больничном формуляре

Внутривенные препараты в идеале должны предлагаться только в одной концентрации в аптеке конкретной больницы.Такая практика снижает вероятность побочного действия одного и того же препарата при разных концентрациях.

Аналогичные побочные эффекты, связанные с различными концентрациями лекарств в ампулах одинакового размера, также возникают при приеме гепарина и опиоидных препаратов. 14 Что касается, в частности, гепарина, разнообразие концентраций, доступных на рынке, способствовало риску ошибок дозирования гепарина. 15 Это открытие побудило Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) ввести новые требования к маркировке контейнеров с гепарином. 16,17

Иногда существуют веские причины для выпуска лекарств в различных концентрациях. В случае кетамина, например, концентрированный препарат используется для предоперационного внутримышечного введения пациентам, которые отказываются от введения внутривенной канюли. 18,19 Меньший объем кетамина с более высокой концентрацией менее болезненен во время инъекции, чем инъекция большого объема, которая потребовалась бы с более разбавленным составом.Более высокие концентрации также могут быть полезны при лечении маленьких детей в условиях, когда объем вводимой внутривенной жидкости должен быть минимизирован.

Лучшая маркировка ампул фармацевтической промышленностью

Все ампулы должны быть четко обозначены крупными буквами, которые легко читаются. Название препарата и его концентрация должны быть четко видны крупным шрифтом. К сожалению, ампулы с лекарствами по-прежнему помечены крошечными буквами, которые трудно читать.Большая часть информации, напечатанной на ампулах, предназначена в первую очередь для юридических или деловых целей и на самом деле не способствует повышению безопасности пациентов. Поэтому подкомитет Американского общества тестирования и материалов, состоящий из анестезиологов, медсестер, фармацевтов, производителей и экспертов по этикеткам FDA, был создан для решения проблемы разборчивости этикеток и координации использования цветов. 20 Дальнейшее регулирование маркировки ампул потенциально может улучшить эту ситуацию в будущем.

Ампулы меньшего размера для более концентрированных лекарств

Концентрированные растворы лекарств должны поставляться в ампулах меньшего размера, чем те, которые предусмотрены для разбавленных растворов, чтобы снизить вероятность ошибки при введении этого типа.Концентрированные и разбавленные растворы одного и того же лекарственного средства не следует хранить в непосредственной близости друг от друга, особенно если ампулы одинакового размера.

Take Home Points
  • По возможности перепроверьте все администрации лекарственных средств с другим сотрудником
  • Надзор за стажерами должен быть адекватным, и задачи не следует делегировать стажерам, если у них нет достаточного опыта для безопасного выполнения этих задач
  • Будьте внимательны при оформлении лекарств
  • Предварительно заполненные шприцы сокращают количество ошибок при разбавлении и маркировке
  • Ограничьте количество различных концентраций лекарств в больничном формуляре
  • На этикетках ампул должно быть указано название препарата и его концентрация крупным, легко читаемым шрифтом.
  • Концентрированные лекарства должны быть в ампулах меньшего размера; Следует избегать использования ампул одинакового размера с разной концентрацией и никогда не хранить рядом друг с другом

Кристиан Берингер
Профессор клинической анестезиологии
Отделение анестезиологии и медицины боли
Калифорнийский университет в Дэвисе здравоохранения
chbohringer @ ucdavis.edu

Ссылки
  1. Тарик Р.А., Вашишт Р., Синха А., Щербак Ю. Ошибки при выдаче лекарств и их профилактика. В: StatPearls. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 17 ноября 2020 г.
  2. Wittich CM, Burkle CM, Lanier WL. Ошибки приема лекарств: обзор для врачей. Mayo Clin Proc . 2014; 89 (8): 1116-1125. DOI: 10.1016 / j.mayocp.2014.05.007
  3. Dhawan I, Tewari A, Sehgal S, Sinha AC. Ошибки приема лекарств при анестезии: неприемлемо или неизбежно ?. Braz J Анестезиол . 2017; 67 (2): 184-192. DOI: 10.1016 / j.bjane.2015.09.006
  4. Gallagher TQ, Хартник CJ. Прямая ларингоскопия и ригидная бронхоскопия. Адв. Оториноларингол . 2012; 73: 19-25. DOI: 10.1159 / 000334293
  5. Kalanuria AA, Ziai W., Mirski M. Пневмония, связанная с искусственной вентиляцией легких, в отделении интенсивной терапии [опубликованные поправки приведены в Crit Care. 2016; 20:29. Зай, Венди [исправлено на Зиай, Венди]]. Центр внимания . 2014; 18 (2): 208. Опубликовано 18 марта 2014 г. doi: 10.1186 / cc13775
  6. Орхурху В.Дж., Вашишт Р., Клаус Л.Е., Коэн С.П. Кетаминовая токсичность. В: StatPearls . Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 15 ноября 2020 г.
  7. Bohringer C, Astorga C, Liu H. Ответ: Кетаминовые галлюцинации и пределы дозы опровергнуты. Перевод Perioper & Pain Med. 2020; 7 (1): 174-75.
  8. Кояма А.К., Мэддокс К.С., Ли Л., Бакнолл Т., Уэстбрук Д.И. Эффективность двойной проверки для уменьшения количества ошибок при приеме лекарств: систематический обзор. BMJ Qual Safari . 2020; 29 (7): 595-603. DOI: 10.1136 / bmjqs-2019-009552
  9. Риверос Перес Э., Хименес Э., Ян Н., Рокутс А. Оценка навыков наблюдения у анестезиологов: инструмент для оценки перехода к независимой практике. Cureus . 2019; 11 (2): e4137. Опубликовано 26 февраля 2019 г. doi: 10.7759 / cureus.4137
  10. Gui JL, Nemergut EC, Forkin KT. Отвлечение в операционной: повествовательный обзор отвлекающих факторов, вызываемых окружающей средой и самими собой, и их влияния на поставщиков анестезии. Дж. Клин Анест . 2021; 68: 110110. DOI: 10.1016 / j.jclinane.2020.11011
  11. Пять прав: Пункт назначения без карты. ISMP: Институт безопасной практики приема лекарств (филиал ECRI) 25 января 2007 г. Доступно по адресу: https://www.ismp.org/resources/five-rights-destination-without-map. По состоянию на январь 2021 г.
  12. Гриссинджер М. Пять прав: пункт назначения без карты. Фармация и терапия 2010; 35 (10): 542.
  13. Ошибка «Нет чтения», связанная с предварительно заполненными шприцами.Информационный бюллетень Фонда безопасности анестезии. Июнь 2018 г. Доступно по адресу: https://www.apsf.org/article/no-read-errors-related-to-prefilled-syringes/. По состоянию на январь 2021 г.,
  14. Мак Доннелл С. Ошибки в применении опиоидных препаратов в педиатрической практике: четырехлетний опыт добровольной отчетности по безопасности. Управление обезболиванием . 2011; 16 (2): 93-98. DOI: 10.1155 / 2011/739359.
  15. Riley M, Meyers R; Комитет по защите интересов педиатрической аптечной группы. Заявление о позиции по вопросам безопасности гепарина. Дж. Педиатр Фармакол Тер . 2016; 21 (6): 530-532. DOI: 10.5863 / 1551-6776-21.6.530
  16. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Сообщение FDA по безопасности лекарств: Важное изменение на этикетках контейнеров с гепарином, чтобы четко указать общую силу препарата. 19 января 2016 г. http://www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm330695.htm. По состоянию на январь 2021 г.
  17. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Гепарин натрия для инъекций: изменения в маркировке безопасности одобрены центром FDA по оценке и исследованию лекарственных средств (CDER) http: // www.fda.gov/safety/MedWatch/SafetyInformation/ucm219000.htm.
  18. Gao M, Rejaei D, Liu H. Использование кетамина в современной клинической практике. Акта Фармакол Син . 2016; 37 (7): 865-872. DOI: 10.1038 / aps.2016.5.
  19. Марланд С., Эллертон Дж., Андольфатто Дж., Страппацсон Дж., Томассен О, Бранднер Б. и др. Кетамин: использовать в анестезии. CNS Neurosci Ther 2013; 19 (6): 381-89.
  20. Rendell-Baker L. Лучшая этикетка поможет избежать ошибок, связанных с лекарствами. Информационный бюллетень Фонда безопасности анестезии 1987; 2 (4)

Токсичность местных анестетиков: основы практики, общие сведения, патофизиология

Автор

Раффи Капитанян, доктор медицины Доцент кафедры неотложной медицины, Медицинская школа Рутгерса Роберта Вуда Джонсона

Раффи Капитанян, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей неотложной помощи, Общество академической неотложной медицины

Раскрытие информации: ничего раскрывать.

Соавтор (ы)

Марк Су, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACEP, FACMT Консультант и директор отдела медицинской токсикологии, Отделение неотложной медицины, Университетская больница Северного берега

Марк Су, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACEP, FACMT является членом следующих организаций медицинские общества: Американская академия клинической токсикологии, Американский колледж врачей неотложной помощи, Американский колледж медицинской токсикологии, Общество академической неотложной медицины

Раскрытие информации: не раскрывать.

Главный редактор

Дэвид Верриер, доктор медицины, магистр здравоохранения Профессор неотложной медицины, Департамент неотложной медицины, Медицинский центр Университета Миссисипи

Дэвид Верриер, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения является членом следующих медицинских обществ: Американской академии клинической токсикологии, Американского колледжа Медицинская токсикология, Американский колледж медицины труда и окружающей среды

Раскрытие информации: раскрывать нечего.

Благодарности

Джон Дж. Бенитес, доктор медицины, магистр здравоохранения Адъюнкт-профессор кафедры медицины, медицинской токсикологии, Медицинский центр Университета Вандербильта; Управляющий директор, Центр отравлений Теннесси

Джон Дж. Бенитес, доктор медицины, магистр здравоохранения является членом следующих медицинских обществ: Американской академии клинической токсикологии, Американской академии экстренной медицины, Американского колледжа медицинской токсикологии, Американского колледжа профилактической медицины, Общества академической неотложной медицины, подводного и гипербарического лечения. Медицинское общество и Медицинское общество дикой природы

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Рассел Ф. Келли Доктор медицины, доцент кафедры внутренней медицины Медицинского колледжа Раша; Председатель отделения кардиологии взрослых и директор программы стипендий, Госпиталь округа Кук

Russell F Kelly является членом следующих медицинских обществ: American College of Cardiology

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Лэнс В. Креплик, доктор медицины, FAAEM, MMM Медицинский директор отдела гипербарической медицины, лечения ран Фосетта и гипербарической медицины; Консультации персонала в области гигиены труда и реабилитации, услуги компании по охране труда; Президент и главный исполнительный директор, QED Medical Solutions, LLC

Лэнс В. Креплик, доктор медицины, FAAEM, MMM, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии экстренной медицины и Американского колледжа врачей

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Гарольд Л. Мэннинг, доктор медицины Профессор кафедры медицины, анестезиологии и физиологии, отделение легочной медицины и реанимации, Дартмутская медицинская школа

Гарольд Л. Мэннинг, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа грудных врачей, Американского колледжа врачей и Американского торакального общества

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Рубен Перальта, доктор медицины, FACS является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация банков крови, Американский колледж руководителей здравоохранения, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, Ассоциация академической хирургии, Восточная ассоциация хирургии травм, Медицинское общество Массачусетса, Общество интенсивной терапии и Общество лапароэндоскопических хирургов

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Майкл Р. Пинский, доктор медицины, CM, FCCP, FCCM Профессор реанимации, биоинженерии, сердечно-сосудистых заболеваний и анестезиологии, заместитель председателя по академическим вопросам, кафедра реанимации, медицинский центр Университета Питтсбурга, Школа Университета Питтсбурга медицины

Майкл Р. Пински, доктор медицины, CM, FCCP, FCCM является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж грудных врачей, Американский колледж реаниматологии, Американская кардиологическая ассоциация, Американское торакальное общество, Ассоциация университетских анестезиологов, Европейское общество Отделение интенсивной терапии, Общество шоковой терапии и Общество интенсивной терапии

Раскрытие информации: LiDCO Ltd Honoraria Consulting; iNTELOMED Членство в Совете по правам интеллектуальной собственности; Edwards Lifesciences Honoraria Consulting

Karl A. Poterack, MD Консультант, отделение анестезиологии, клиника Mayo Clinic Scottsdale

Карл А. Потерак, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американское общество анестезиологов

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Medscape Salary Employment

Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Передозировка летучих агентов — потенциальная причина катастрофы

Последние достижения в разработке оборудования для анестезии и доступность клинических методов газового мониторинга подняли два важных вопроса безопасности.Во-первых, следует отказаться от испарителей типа «котелок» (Copper Kettle, Venitrol и т. Д.), Которые требуют расчета и настройки двух расходомеров (испаритель и потоки разбавителя), в пользу испарителя типа «tec», в котором концентрации набираются. напрямую, с автоматической компенсацией расхода и температуры? Во-вторых, следует ли регулярно контролировать концентрацию вдыхаемых летучих веществ?

Недавний обзор литературы показывает, что абсолютная передозировка летучих анестетиков после гипоксемии является второй наиболее распространенной причиной смертности от наркоза и серьезных заболеваний (1).Неприятности, связанные с неправильным применением испарителей чайникового типа, были выявлены по крайней мере в двух опубликованных исследованиях. (2, 3) Как правило, ошибки управления «котлом» возникают из-за неправильного расчета, неправильного понимания или неправильных настроек расходомера, что приводит к выдаче чрезмерно высоких концентраций, которые являются непреднамеренными и, что более важно, нераспознанными в то время.

Ошибки человека, связанные с просчетами и непониманием, устраняются с помощью испарителей «tec». Ошибки калибровки, хотя и возможны, обычно не превышают ожидаемой изменчивости реакции пациента.Хотя испарители «тек» могут случайно вызвать смертельную концентрацию при переворачивании, закрепление испарителя болтами на машине устранило эту опасность. Ни в одном опубликованном сборнике случаев или эпидемиологическом исследовании смерти от анестезии не упоминается несчастный случай из-за испарителя «tec». На основании этого свидетельства можно сделать вывод, что испаритель «tec» демонстрирует очевидное преимущество в безопасности по сравнению с «чайником».

Тем не менее, важно отметить, что доказательства безопасности испарителя «tec» относятся к эпохе, когда вдыхаемые концентрации летучего агента обычно не измерялись, а оценивались по настройкам расходомера и испарителя.Кроме того, традиционные циркуляционные системы с высоким потоком и системы без обратного дыхания позволяли предположить, что вдыхаемая концентрация была такой же, как и в потоке свежего газа.

Таким образом, из имеющихся данных можно сделать вывод, что испарители «tec», но не испарители «чайник», могут безопасно использоваться в системах с высоким потоком, когда не измеряются концентрации вдыхаемого анестезирующего газа.

Можно утверждать, что «чайник» стоит сохранить как ценный обучающий инструмент, который позволяет продемонстрировать испарительные свойства любого агента в этом отношении, поскольку «чайник», в отличие от «tec», не зависит от агента. .Более того, «чайник», возможно, более универсален в системах с низким расходом. Поскольку сообщаемые неудачи с «чайником» обычно связаны с доставкой неожиданных и неизвестных высоких концентраций агента, то обычное измерение этих концентраций должно устранить эту проблему. Поэтому разумно рекомендовать, чтобы при мониторинге концентрации вдыхаемого анестезирующего газа любой испаритель, включая «чайник», можно было использовать с разумной безопасностью.

Таким образом, летучие анестезирующие газы можно безопасно вводить в отсутствие мониторинга анестезирующих газов только тогда, когда испарители «tec» используются в системах с большим потоком или без обратного дыхания.При мониторинге анестезирующего газа можно использовать любой испаритель и любую степень повторного дыхания без опасности доставки неизвестных смертельных концентраций агента.

Список литературы

  1. Кинан Р.Л .: Анестезиологические катастрофы. Семинары по анестезии 5: 175-179, 1986.
  2. Кинан Р.Л., Боян С.П.: остановка сердца из-за анестезии. Исследование заболеваемости и причин. JAMA 253: 2373-2377, 1985.
  3. Cooper IB, Newbower RS, Long CD, McPeek B: Профилактические неудачи с анестезией: исследование человеческого фактора.Анестезиология 49: 399-406, 1978.

Доктор Кинан — профессор и заведующий кафедрой анестезиологии Медицинского колледжа Вирджинии, Ричмонд.

По мнению экспертов, нет ничего лучше передозировки анестезией | Новости Бангалора

БАНГАЛОР: С января 2013 года в городе было зарегистрировано четыре случая предполагаемой передозировки анестезии. В последнем случае 3-летняя Мариам Кусар впала в кому после плановой операции по исправлению перелома локтя.
Анестетики могут быть токсичными для человеческого организма, но могут творить чудеса при введении в расчетной дозировке.TOI поговорила с анестезиологами из города о том, почему их профессия фигурирует в новостях по совершенно неправильным причинам.
Нет ничего лучше передозировки анестезией, — говорит доктор Сриганеш К., секретарь бангалорского отделения Индийского общества анестезиологов. «Осложнения могут возникнуть, если будет нарушено соблюдение международных стандартов безопасного проведения анестезии», — говорит он.
«Анестезирующие препараты вводятся по формуле« на кг массы тела ». Ребенку весом 10 кг вводят 50 миллиграммов анестетиков во время операции.Если пациент страдает повышенным артериальным давлением и другими осложнениями, дозу изменяют. Дозировка вводится только после этих расчетов. Ошибки возникают, если врачи не замечают отсутствие подачи кислорода, если оно вообще есть », — объясняет доктор Сриганеш, который также является доцентом нейроанестезии, Нимханс.
По словам доктора Чидананды Свами М.Н., президента Индийского общества анестезиологов, Отделение Бангалора, смерть из-за введения анестезии — редкое явление.
«За последние шесть месяцев не было ни одного случая предполагаемой передозировки анестезии.Если осложнения настолько распространены, мы должны были видеть больше таких случаев. Это только опасения. У больного респираторным заболеванием при оперировании могут возникнуть осложнения. Это не имеет ничего общего с дозировкой анестезии », — сказал он, имея в виду случай Мариам.
« Четыре случая в год — отклонение »
Анестезиологи говорят, что случаи предполагаемой передозировки анестезии чрезмерно раздуваются. Они отмечают, что это лишь заблуждение, учитывая, что ежедневно в городе проводится около 550 операций.
Доктор Чидананда Свами говорит, что в городе работает 1200 анестезиологов и ежегодно проводится более двух тысяч операций.
ПЕРЕД АНЕСТЕЗИЕЙ
* Плановая операция выполнялась очень редко и была последней и отчаянной попыткой спасти жизнь пациента. Между 1821 и 1846 годами в Массачусетской больнице общего профиля было проведено 333 операции, то есть почти один случай в месяц.
* Операции тогда были мучительно болезненным делом. Месмеризм, гипноз, отвлечение внимания, выведение пациента из строя с помощью удара, опиум, алкоголь и физическое удержание пациента — вот некоторые из методов, используемых при проведении операций.
(Источник: Индийское общество анестезиологов)
НОМЕРА НОМЕРА
* 6 февраля 2013 г .: Шириш Локеш, 3 года, умер, когда его доставили к стоматологу доктору Г.А. Равираджу в клинику Annayya Health Clinic, HSR Layout. Его родители утверждали, что Шириш, у которого была зубная боль, умер от передозировки анестезии. Медицинский совет Карнатаки отстранил доктора Равираджа и анестезиолога доктора Рагхавендру за предполагаемую халатность
* 17 марта: 16-летний Абхишек Р. был госпитализирован в больницу Панацея, Басавешваранагар, для пластической операции.После наркоза мальчик впал в кому. 20 марта его перевели в больницу Колумбия Азия, Йешвантпур, где он дышал последними
. 16 августа: 37-летний Вайшали из Анчепете умер из-за предполагаемой передозировки анестезии в доме престарелых Ганеш, Садашивнагар. Поступила на миомэктомию (хирургическое удаление миомы матки)

Передозировка инсулина | IHI

Морана Ласич, доктор медицины, клинический инструктор по анестезии, Гарвардская медицинская школа, Бригам и женская больница

Цели обучения: По окончании этого упражнения вы сможете:

  • Обсудите, как ошибки в общении могут привести к неблагоприятным событиям.
  • Определите два системных фактора, которые могут привести к ошибкам приема лекарств.
  • Перечислите по крайней мере два способа изменения системы для предотвращения таких ошибок.

Описание: Вы работаете старшим врачом-анестезиологом, дежурившим по вызову в большой больнице, и внезапно оказываетесь в центре ошибки приема лекарств, которой можно было бы избежать. Вы опустошены и задаетесь вопросом — это все ваша вина? В этом случае мы рассмотрим ряд факторов, которые могли способствовать возникновению ошибки, связанной с лекарством, а также некоторые возможные способы ее предотвращения.


Корпус Корпус

Сейчас 3 часа ночи, когда вы звоните. Вы старший врач-анестезиолог по вызову в крупной больнице и работаете без перерыва с 6:30 утра накануне. Вы только что закончили длительную операцию, и ваш звуковой сигнал предупреждает вас об очень больном пациенте из кардиологического отделения интенсивной терапии. Вы звоните ординатуре, и она дает вам следующую историю болезни:

Г-н Х, 78-летний джентльмен, вчера вечером был госпитализирован в отделение интенсивной терапии по поводу активного ИМ (инфаркта миокарда).При приемном экзамене его живот был растянутым и жестким, и хирургическая бригада подозревает ишемию кишечника, при которой требуется немедленное хирургическое обследование. Г-ну Х интубирован, его жизненные показатели в настоящее время стабильны на нескольких инотропах (капельницы, поддерживающие сердечную деятельность), а его функция почек постоянно ухудшается.

Вы вызываете своего дежурного по вызову и собираете команду, которая будет ухаживать за г-ном H.H и получить информированное согласие его семьи.


Вы хорошо осведомлены о высоком риске этой процедуры. В своей голове вы быстро перебираете несколько возможных «наихудших» сценариев, чтобы лучше предвидеть осложнения. Вы обсуждаете это со своими слушателями и своими коллегами.


Пациент прибывает в операционную, и операция начинается. Вскоре после разреза диагноз ишемии кишечника подтверждается. Пациент теряет немного крови, и принимается решение о переливании единицы эритроцитов.В то же время проводятся лабораторные исследования, и вскоре после этого ваша команда получает предупреждение об опасно ненормальном результате. У г-на Н. высокий уровень калия, а его креатинин (индикатор функции почек) продолжает повышаться, показывая признаки дальнейшего ухудшения состояния почек.


Повышенное содержание калия — повод для беспокойства. В условиях обострения почечной недостаточности и продолжающегося переливания крови организм г-на Н. плохо приспособлен для выведения излишка калия. Имея это в виду, ваш лечащий врач посоветует вам ввести 10 единиц инсулина (в дополнение к другим одновременно используемым препаратам, снижающим уровень калия).Вы берете флакон с инсулином и набираете 10 кубиков. Затем вы присоединяете свой шприц объемом 10 мл к линии для внутривенного введения и вводите весь инсулин. Вы охвачены паникой, когда замечаете, что только что сделали. Вы помните, что каждый кубик содержит 100 единиц инсулина. Вы только что ввели 1000 единиц инсулина пациенту, который и так скомпрометирован.

  1. Какие факторы в этом случае сделали эту ошибку более вероятной?

Обстоятельства, описанные в деле, созрели для недопонимания и ложных предположений.Во-первых, команда анестезиологов была утомлена. Во-вторых, пациент был очень болен, и операция стала бы серьезным испытанием для любой команды, даже в самых оптимальных условиях.
Инсулин был упакован таким образом, что это было бесполезно для операционной бригады. Флаконы с инсулином содержат высококонцентрированный инсулин (100 единиц / куб. См), поскольку он упакован для ПОДКОЖНОГО применения (где требуются гораздо большие дозы), а не для ВНУТРИВЕННОГО введения. Для внутривенного введения инсулин необходимо разбавить до гораздо более низкой концентрации (обычно 1 ед. / Куб. См).Таким образом, каждый раз, когда анестезиологи в операционной вводят инсулин внутривенно, им сначала необходимо физически разбавить его. Разве эта практика не кажется ожидаемой ошибкой, особенно в обстоятельствах, описанных в данном случае?

2. Можете ли вы представить, как можно было бы предотвратить такие же обстоятельства?

Это хороший пример системной проблемы, которая требует системного решения, чтобы надежно минимизировать вероятность будущей ошибки в отношении лекарств.Одним из возможных подходов могло бы стать прекращение наличия флаконов с концентрированным инсулином в операционной аптеке и поручение фармацевтам взять на себя приготовление всех разбавленных растворов инсулина (например, 100 единиц инсулина в 100 кубических сантиметрах жидкости для очень слабого пользователя). дружественная концентрация 1 ед. / куб.
Давайте рассмотрим несколько других примеров, в которых введение лекарств становится более безопасным за счет изменения системы, а не за счет исключительно бдительности практикующих врачей для обеспечения безопасности пациентов.Например, анестезиологи используют этикетки с цветовой кодировкой для лекарств, так что каждое широко используемое семейство лекарств печатается на специально окрашенных этикетках (красный для паралитиков, синий для наркотиков, серый для местных анестетиков и т. Д.). Таким образом, даже быстрый взгляд на шприц может быть очень полезным для уменьшения путаницы различных категорий лекарств (представьте, что в конце операции вы вводите паралитическое средство длительного действия вместо наркотика!).
Точно так же разные концентрации лекарств, таких как кетамин (сильнодействующий анестетик), упаковываются совершенно по-разному, варьируя размер флакона, цвет этикетки и т. Д.Ни одна из этих стратегий не заменяет бдительность, но каждая может значительно повысить безопасность нашей практики. Безопасность означает полное признание того, что человеку свойственно ошибаться.

3. Какие коммуникативные проблемы и сбои привели к этой медицинской ошибке?

Лечащий предположил, что старший ординатор хорошо осведомлен о дозировке инсулина и способах упаковки инсулина. Присутствующий мог подумать, что пересмотр дозировки инсулина с этим опытным резидентом был бы истолкован как оскорбление или, по крайней мере, как утверждение очевидного.
Между тем, резидент мог чувствовать себя некомфортно, подтверждая правильную дозировку у лечащего врача. Жители нередко опасаются того, что их осудят за «очевидные» вопросы. Рабочая среда не способствовала уровню безопасности, при котором приветствовались бы все вопросы, какими бы очевидными они ни казались.

4. Как вы могли бы улучшить связь на устройстве, чтобы предотвратить повторение подобной ошибки в следующий раз?

Хотя все U.Программы резидентуры S. теперь ограничивают часы работы, все еще вероятно, что однажды клиницист окажется в сложной ситуации, когда он будет очень утомлен. В таких обстоятельствах каждый член медицинской бригады должен чувствовать себя комфортно, выражая свои опасения в любое время.

В иерархической системе, такой как программа обучения в медицинской ординатуре, лицо с более высокими полномочиями несет ответственность за создание безопасной рабочей среды. Присутствующий, прекрасно осознавая общую усталость, а также высокую вероятность этого случая, мог бы сказать что-то вроде этого: «Инсулин выпускается в дозировке 100 единиц / куб.Перед введением пациенту необходимо разбавить его до 1 единицы / куб. Как вы планируете это сделать? » Это не только прояснило бы важный момент дозирования, но также помогло бы создать безопасную среду, в которой активно поощрялись бы все вопросы и опасения. Кроме того, команда могла практиковать беседы по замкнутому циклу, чтобы все знали, когда была выполнена важная задача («Я только что дал 10 единиц инсулина»).

С другой стороны, резидент мог каким-то образом набраться смелости и спросить, как вводить инсулин.Хотя резиденту может быть трудно задать вопрос, который кажется очевидным, еще труднее, когда пациент страдает из-за того, что не спрашивает.

Вы немедленно информируете своего лечащего врача, и пока один из вас начинает вводить декстрозу внутривенно, другой готовится измерить уровень сахара в крови. Вы сообщаете хирургу о нежелательном явлении. После завершения операции вы переводите г-на H обратно в кардиологическое отделение интенсивной терапии и сопровождаете хирурга, чтобы он поговорил с семьей.
Уровень глюкозы у г-на Н. колеблется в течение следующих нескольких часов, но благодаря постоянному бдительному мониторингу уровня глюкозы в крови, уровень сахара в крови г-на Н. никогда не становится опасно низким. Тем не менее, его общее состояние продолжает ухудшаться, и в тот же день г-н Н. скончался.

Вы покидаете больницу после быстрого и неловкого разговора с лечащим врачом и чувствуете себя ужасно. Вы вините себя в ошибке с наркотиками — в конце концов, если бы вы были более осторожны, этого бы не произошло (и странные взгляды некоторых резидентов и преподавателей определенно не улучшили ваше самочувствие…).Вы задаетесь вопросом, зачем вы вообще пошли в медицину и станете ли когда-нибудь достойным врачом.

Вопросы для обсуждения

  1. В этом случае инсулин обычно распределялся из аптеки операционной в высоких концентрациях, что представляло большую опасность при неправильном введении. Можете ли вы вспомнить пример из вашей собственной рабочей среды, когда вы подумали про себя: «Это катастрофа, которая ждет своего часа!»
  2. Теперь, когда вы определили примеры из своей рабочей среды, внимательно посмотрите на неоптимальные системы, которые могут работать.Почему на вашем рабочем месте существует «ожидающая катастрофа»? Это потому, что для таких ситуаций нет системы отчетности? Чувствуют ли сотрудники, что у них нет возможности сменить рабочее место? Есть много возможностей.
  3. Далее, какими способами можно улучшить эти системы?
  4. Предположим, что резидент поймала свою ошибку до того, как ввела в шприц инсулин, так что никакого вреда не было. Мы можем рассматривать такой сценарий как событие «на грани промаха».Во многих рабочих средах о «опасных ситуациях» сильно занижают, и возможность учиться на них теряется. Если вы клиницист, можете ли вы вспомнить о своем собственном опыте «почти промаха»? Как в результате вы изменили свою практику?
  5. Ошибки и неблагоприятные события часто вызывают вопрос «кто», а не «как», тем самым создавая среду для обвинения, в которой сообщать об ошибках и предвиденных случаях небезопасно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.